Сокольников Лев Валентинович: другие произведения.

Дороги проклятых. Польша

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 2.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Зарубежные "сеансы регрессивного гипноза" сорок четвёртого года.


   Сокольников Л. (Lesok)
  
  
  
  
   Дороги проклятых.
  
   Повесть. Трилогия.
  
  
  
   Польша.
   (Polska)
  
   Сеансы регрессивного гипноза о загранице
   сорок третьего-четвёртого года.
   Руководит сеансами потусторонняя сущность
   Кальвадос (Кальви)
  
  
  
  
  
  
   Книга вторая.
   .
  
  
  
  
  
   Оглавление.
  
   Предисловие..........................................................3.
   1. "Расставальная".........................................................5.
   2. Военные игры мирного времени..............................25.
   3. Похвала ожесточению.............................................39.
   4. Гимн победителям.................................................61.
   5. "Героическая".......................................................71.
   6. Продолжение бега..................................................77.
   7. Короткий откат.......................................................85.
   8. Партизанская.........................................................94.
   9. "Великое конотопское стояние"...............................97.
   10. Предупреждающая и устрашающая......................109.
   11. Лагерный доктор Анна Ивановна..........................111.
   12. Гимн запахам. DDT ("дуст".......................................115.
   13. Ботинки..............................................................125.
   14. Послабления......................................................129.
   15. Игры с огнём.........................................................131.
   16. Продолжение игр с огнём......................................135.
   17. Побеги (не ботаника)............................................137.
   18. Гимн польской кухне.............................................147.
   19. "Ностальжи".......................................................159.
   20. "Склянки" (вишни)..................................................161.
   21. Возвращение в жизнь..........................................165.
   22. "Исход" без порядкового номера..........................169.
   23. Нищий...............................................................173.
   24. Люблин..............................................................177.
   25. Начало мирного жития........................................181.
   26. Великий актёр....................................................187.
   27. Второе переселение...........................................191.
   28. Польское земноводное........................................193.
   29. Польская музыка................................................197.
   30. Зов "матери-родины" .........................................199.
   31. Прощай, Polska!....................................................207.
  
  
  
  
  
  
  
   Предисловие.
  
   - "Польша" неправильное название, должно быть "Polska"
   - Взор с Запада - она Polska, с Востока - "Польша"
   Польшу делили все, кому не лень, и деление Польши говорит о многом: или Полония богата квадратными километрами, и есть что делить - или "делители" не могут договориться, чего, и сколько рвать от Польши.
   - "Не суди - да не судим будешь"
   - Как понимать "не суди"?
   - Так и понимать: начни какое и пустяшное "судопроизводство" - в ответ получишь не пустяшное.
   - Считаешь толкование "не суди" верным?
   - Давай иное, рассмотрю.
   Картина с прирезкой чужих территорий выглядит так: "победил наглого, жестокого и коварного врага" - прирезай в свои владения вражеские города и веси, не получилось победить - отдавай свои...
   - ...а, ежели земелька награда за победу не успела превратиться в "родную и любимую"?
   - Сроков на перепись земель в "свои" не существует, не вино, что созревать, а захватил вражеский град - немедля меняй название и объявляй "своим"
   Польша большая, и говорить за всю страну по впечатлениям одного "misto" (города) нельзя, читатель подумает, будто автор видел (знает) всю Польшу.
   Речь пойдёт о событиях (важных и не) в городе Люблине одноименного воеводства, а время, траченное на события - пятнадцать месяцев, из коих четырнадцать проведены за ограждением "Stalag numero шесть" недалеко от станции.
   "Мисто" Lublin мало исследован автором, и причина тому малое время между освобождением Люблина и выполнением требования "вождя (всего!) савецкава народа" "вернуть "савецких" людей из неволи в страну саветов"
   Война катила на Запад, сопротивлялась, и бывшим савецким гражданам, оказавшимся за границей "страны саветов", без промедления предложено исполнить призыв "родина зовёт!"
   Первая книга трилогии "Прогулки с Бесом" остановилась на выяснении вопроса "пригодна память технического редактора (моя) на продолжение повести?" - ни положительного, ни отрицательного ответа не было получено.
   Был и плюс: на сцену вышел Кальвадос, а в какой степени родства новая сущность пребывала с Бесом техническому редактору (мне) было "вшистко едно"
   Активность новой сущности в написании продолжения Почести определялась народным "Толкач муку покажет", но поскольку не общался с мельниками - как устроен "толкач" не представляю.
   - олкачом" называют мощную деревяшку, приводимую в движение вращающимся верхним жерновом, и выталкивающую муку в короб.
   - Повтори читателю техническую характеристику единице подвижного состава желдортранспорта "пролётная труба"
   - Мало сказано в конце первой книги?
   - Повтор технических данных "ящика на колёсах" "пролётная труба" признание достоинства вагона без тормозной системы.
   - Вольное изложение о тормозной системе подвижного состава железнодорожного транспорта недавнего времени:
   "вагоны с автономной системой торможения управляются локомотивом: выпустил машинист часть воздуха из воздушной магистрали состава - тормозные колодки зажимают колёсные пары вагонов и убавляют скорость; локомотивный компрессор восстановил необходимое давление в тормозной системе состава - колёсные пары избавляются от объятий тормозных колодок, и вагоны не сдерживают усилий локомотива в движении"
   "Пролётная труба", не имея системы торможения, пропускала воздух на другие вагоны, потому и звалась "пролётной"
   - Соблюдала "нейтралитет"?
   - Так и было, не реагировала на давления воздуха в тормозной системе, была "нейтральной" вроде Швейцарии и Швеции, свободна в движении...
   - ... пребывая в одиночестве, но в веренице вагонов (эшелоне) с автономными тормозами, подчинялась большинству, совсем, как у людей.
   Спасение бегством "от справедливого возмездия совецкого народа (всего)" относительно полно изложены в последнем томе "Прогулки с Бесом", а если какие факты прошли мимо следствия - уверяем:
   - Общие, не отмеченные нашим вниманием события семидесятилетней военной давности, не меняющие, и не портящие картину Истории.
   "Предисловие" покажется длинным, с ненужными деталями, но как-то иначе изложить сцену расставания с Бесом не получалось, народное "долгие проводы - лишние слёзы" не сработало, оттого и длинноты.
   Неясность многих мест в "Прогулках" объясняется так: Бес по "прихоти бесовской" возмечтал моими руками поведать миру о житии "вражеских прислужников" (коллаборантов) с условием:
   - Стучишь по "клаве" без грубого нарушения орфографии и синтаксиса - живёшь, по надуманной причине прекратишь благородную борьбу с русским языком - за последствии не отвечаю, а потому будь любезен без ляпов и корявостей гулять по клавиатуре и выполнять волю потусторонней сущности, то есть, мою.
   Ты секретарь-машинист-референт ниже среднего качества с рекомендациями "не открывать рот, когда не спрашивают"
   Единственная награда за стук по "клаве" - бесовское заверение "клацаешь кнопками - живёшь, прекратится терзания "клав" - отправишься в Параллель", отчего рождались минуты (секунды) зависти работникам городского общественного транспорта: водители выполняют обязанности кондукторов, но полную ставку кондуктора не получают.
   Сравнение композитора с музыкантом не годится, ошибочное, и если первый создаёт дивные музыкальные произведения - другой только исполняет и не всегда, как было задумано создателем музыки.
   - С трёх окладов по половинке - полтора оклада, хороший навар! Какие недовольства?
   - Polska власть перешла в руки трудящихся..."
   - Ох, чую, наварганишь чепухи! Как понимать в "Polska" власть перешла в руки трудящихся"?
   - Ляп, согласен, следовало набрать: "во второй книге трилогии "Дороги проклятых" (Polska) по надуманному предлогу о "дырявой памяти секретаря-референта" Бес отказался продолжать повесть, в результате чего власть перешла к стучащему по "клаве", то есть, мне, истинному трудящемуся, а тиранивший сознание дюжину лет Бес отбыл в неведомые сферы .
   "Сбылась вековая мечта трудящихся всего мира": из рабов перешёл в хозяева! На радостях хотел заорать "...весь мир насилья мы разрушим...", но сдержался: "чего орать, когда можно и промолчать?"
   Сложностей в изложении бесовских ординаров не испытывал, дозволенные инвекты высказаны в первой книге, где милая особа в первых абзацах заявила:
   - Добротный российский мат не губит литературу, но повторы и местоимения убивают наповал. Любители вклеивать в текст многие "вместо имени" истинная графомань и тяжелейшая из зануд в мире литературы...
   - ... плюс отвратное владение родной речью...
   - Аминь. Помнится, где-то косноречие поминали...
   Читатель, при встрече с убогой постановкой слов в предложениях не суди строго, "сказителям" сто сорок лет, и событиям столько.
   - Откуда сроки, как понимать "сто сорок лет"?
   - Так и понимать: событиям семь десятков лет - столько и участнику, а в сумме сто сорок, арифметика начала школьного обучения.
   В дальнейшем тексте встретишь корявости, без них никак, и тому объяснение: повесть продукт любителя, не знающего правил писания повестей. О романах речь не идёт.
   - Семь десятков лет искать прекрасные слова о Polska и не найти?- последний из серии огорчительных выпадов Беса.
  
  
  
  
   "Увертюра"
  
  
   Правда дура, потому и "голая"
  
   Претензия на афоризм.
   Маленькая патефонная Игла, потерявшая блеск и остроту на долгой службе, не по размеру злая, воткнулась в Пластинку, но отупев от долгой службы, не удержалась на первой борозде, по-бабьи озлилась и принялась шпынять Пластинку:
   - О, Судьба, почему столь жестоко поступаешь с маленькой и несчастной Иголочкой, по какой прихоти опустила на битые дорожки старой шлюхи Пластинки, одинаково плохо певшей всем и всегда по первому требованию? Думала, только в дурных снах ужасы преследуют и пугают острые предметы, но, нет, они приходят и в явь! А ведь когда-то подо мной звучали только великие голоса мира! И что вижу ныне под собой? Замызганное, захватанное жирными пальцами блиноподобное невнятно шипящее изделие, ни на что лучшее неспособное! Могла когда-то подумать, что отупею в избитых бороздах старой стервы!?
   - От рождения тупая тварь, изготовленная из мягкой стали, о какой "остроте" бредишь? От момента изготовления носишь звание "тупица" - таковой останешься до момента, когда выбросят в мусор за ненадобностью!
   Не получается усладить мир звуками моих дивных мелодий - признайся в тупости и сгинь, уступи место талантам, но не пытайся обвинять кого-то в своём бессилии! - шипела в ответ Пластинка...
   - Цыц, бабы, заглохли! Забыли о моей пружине!? Что обе без неё? Рожайте музыку, пойте! - рявкнул Патефон...
  
   Из неопубликованных сказок
   Ханса Христиана Андерсена.
  
  
  
  
   Глава 1.
  
   Последняя бесовская атака.
  
  
   Во вторую книгу трилогии автор вкатил в вагоне-теплушке "пролётная труба", о технических свойствах коей сказано в конце первой книги, и дополнено в местном Предисловии.
   - Повторы умаляют, а часто и сводят на "нет" качество повести.
   Дуэт человека и Беса сроком в двенадцать лет развалился без видимых причин, а читателю, ежели проявит желание установить
   подлинную причину развала союза невидимой сущности и живого человека, предложим отеческий шаблон морского базирования: "разошлись, как в море корабли"
   Автор не видел, как расходятся корабли в море, но сил отказаться от шаблона не нашел.
   Причин разойтись не было, повесть собиралась без склок, без ничего не дающих скандалов сорта "сам дурак!", но разошлись, а, быть точным - ушёл Бес.
   Оно и понятно: от себя деться некуда, ни у кого, никогда не получался уход от себя, потому и уходим от других.
   К концу "Прогулок" заметил в компаньоне усталость, пропажу живости, торможение в ответах на простые вопросы, но чем объяснить перемену не представлял.
   И перечень моих провокационных вопросов не блистал умом, а нагружать друга ответами на второстепенные вопросы нового времени с заходом в будущее, считал ненужным, лишним.
   Было, признаюсь: всякий, имеющий над собой командиров, когда-то загорится желанием поддеть вопросом "отца-кормильца":
   - Что, любезный, "Укатали сивку крутые горки", выдохся? - сдерживался, опасался: "не следует раздражать сущность, Бес остаётся бесом, бесовские возможности в святом деле "отмщение за обиду" не знаю, может такую сдачу отвесить "уши отклеятся", в ссорах с потусторонними сущностями и низкоуровневый скандал может окончиться печально"
   Было, думал: "с чего другу терять резвость? Поди, не человек, плотских слабостей не испытывает, в отдыхе не нуждается, может без останова трудиться в "великом деле созидания", успевай фиксировать ценные высказывания компаньона? Мне следует опасаться Беса, он, как лошадь, может загнать меня новыми текстами, но не наоборот, человек поддерживает энергию тела качественными пищевыми калориями и необходимыми часами спокойного сна...
   - ... с добавлением "не грех и выпить по возможностям в кармане и сколько нутро примет"
   - Не сбивай с курса! - чему утомляться бестелесной сущности? Почитай, механизм... Или, кто-то и кому-то надоел, приелся?"
   В написании сознавал собственную слабость, но в устных пререканиях пытался показать "независимость взглядов на текущие события" за что получал бесовское:
   - Исправь! - и не всегда, осознав бесовскую правоту, заполнялся раскаянием средней концентрации:
   - Признаюсь, писатель из меня никакой, без твоей направляющей и руководящей лапы продвижение по писательской стезе окажется под вопросом. Поэтому остаёшься нужным и полезным нашему общему делу, но и вопрос "доколе терпеть опеку" не снимается с повестки дня. Задевает.
   - Настучи мыслишку о писателях: "одни входят в писательский блуд молодыми, иные в зрелом возрасте, а третьи, вроде тебя, в звании "старый мухомор", на излёте"
   - Высказался? И, что?
   - То: всякому пишущему отпущена порция текстов, изложив кои, ещё вчера бодро и успешно писавший автор, ныне умолкает с диагнозом "исписался"
   - Рекомендации?
   - Призови Музу, отвесь земной поклон, поясным вопрос не решится, и нежным голосом проси великую погодить с литературной импотенцией, а получишь отрицательный ответ - проси:
   - Великая, не руби сплеча, позволь безболезненно спуститься с литературного Олимпа...
   - ... Парнаса...
   - ... неважно, с какой высоты сваливаться, главное не сломать шею в падении, а названия высот остаются неизменными, не лестничный пролёт пятиэтажного панельного дома.
   - Помнится, где-то поминали неизбежный вид писательского бедствия...
   За двенадцать лет бесовской оккупации ни разу не проявил интереса о мире потусторонних, а будь внимательнее - мог настучать труд, не уступающий интересом "библии", эдакое "Руководство сосланным в ад"
   - Вы, люди, долго общаясь, доходите до момента "надоел" И причины выставляете:
   - Если самостоятельно, сносно, излагаю "дела давно минувших дней" - зачем с кем-то делить славу? Разделённая слава не слава, слава, как и девственница, между двумя не делится... - напрочь забыт Бес, просидевший в сознании двенадцать лет, будивший, бодривший, оживлявший, поправлявший ошибки технического редактора (мои)
   - Добавь: "... с возрастом угасающую любовь русскому языку и литературе"
   Бесовское порабощение выглядело не грубо, но с мёдом и утешением:
   - Многие начинали с титула "граф" не подозревая, что занятие "графоманью" одинаково каторжное, как и у маститого писателя.
   Писательская каторга превращается в удовольствие, если автор повествует о неведомом, а коли излагаемое выглядит ординарной нудиловкой - занятие превращается в писание докторской диссертации по заказу.
   - Оно самое... до невозможности хочется в когорту "докторов", но с чего начать превращение не представляю.
   Иная картина, когда непонятно откуда большой порцией приходит вдохновение, открывает второе дыхание, а вчерашние пальцы, отказывающиеся дольше положенного летать над "клавой" и выполнять команды из центра, обретают лёгкость, без ошибок стучат по литерам, вселяя надежду: "авось, что-нибудь новое и необыкновенное выдам"
   - Ну, да, "надежда мать бытия"?
   - А кто отец? Изобрёл афоризм, слямзил?
   - Не помню...
   Отступничество приходит следом за уверенностью: "если собственная соображалка на плечах сносно работает - чего ради чужой пользоваться, славу делить, что в советах со стороны"? - отказ от помощников имеет и другое название: "сами с усами", и после ощупывания растительности под носом без сомнений отворачиваемся от вчерашних наставников и заявляем:
   - Дитя выросло! - и, не теряя времени, без задержек, не выбирая способов, оставляем ведших по жизни. Забыты труды и старания наставников, забыто, как открытыми ртами ловили слова мудрости, исходившие от учителей наших, забыто всё...
   - Ошибаешься, ничего не забыто, но всякая мудрость со временем обесценивается и превращается в детский лепет, и тебя "порадует" звание "старый маразматик", но можешь не дотянуть до "почёта", это "как карты лягут"
   - Стараниями учителей заполнены знаниями по уши, но не всё полученное служит, три четверти полученных знаний часто оказываются ненужными...
   - ... знал, какие наставления учителей будут служить, а какие лишняя нагрузка, изображал внимательного ученика "в одно ухо влетало - из другого вылетало"?
   - Было, но "Программу школьного обучения" не составлял, какие претензии?
   Высший дар Природы не сознавая воспринимать наставления учителей, и прошествии времени удивляться "откуда известно, не сам додумался, не во мне родились, каким ветром занесло знание!?"
   Процесс обучения подлежит рассмотрению с позиций учителя и ученика, где один отдаёт, а другой думает: "брать науку, или на хрен нужна, обойдусь"? - позиции разные, и чем разница больше - тем труднее происходит процесс обучения.
   В процессе обучения маются двое: учитель и учащийся, но чьи муки обширнее и глубже - до сего времени не установлено, а собственный опыт говорит:
   - На выяснение позиций следует побывать в ипостасях учителя и ученика. Всякое обучение подобно посещению ресторана, где за свои денежки получишь ожидаемое удовольствие, или уйдёшь с невысказанной мыслью "чего искал в харчевне"?
   Доля учителя несравнима с долей учеников: учительский труд вознаграждается малыми деньгами и ныне. Величайший позор обучению - когда ученики богаче учителей, но как в будущем отразится нынешний материальный перевес ученика над учителем - ни учебной, ни художественной, то есть, выдуманной, - литературы по данной теме не существует.
   Время бездетная, безжалостная, жестокая особа, а потому и детей, когда-то тративших время впустую, жестоко наказывает.
   - Ошибка: всякое наказание требует осмысления.
   - Как понимать?
   - Как сказано: любой вид древнего наказания в новые времена может оказаться великой милостью.
   - И лишняя дырка в черепе?
   - И она...
   - Как перевёсти древнее "не лежит душа"?
   - Когда мужчина ложится с женщиной итог ясен, пара подарит миру новую жизнь, но к кому душа ложится, что ищет, чего ожидает от лежания остаётся в неведении.
   - Толкование правильное, но не полное: душа ложится к хорошему деянию, доброму и прекрасному, дабы перенять и на сантиметр приблизиться к совершенству.
   Учителя дают знания, мы принимаем, и великая награда учителю, если скажу:
   - Искусству владения родной речью обучал(а) - имя рек.
   Не знаю, что получил Бес от общения со мной, не спрашивал, но от друга получил многое, и вписал себе в актив без этикетки:
   "максимум осторожности в пользовании бесовской мудростью, коя стократ опаснее радиации!" - не объяви в первой книги, кто был ведущим автором, а кто подмастерьем - в этом месте заявил без смущения:
   - Тексты, изложенные выше, принадлежит только мне, никому иному, до всего дошёл своим умом!
   Начало избавления от ведущих по жизни начинается вопросом:
   "зачем лишний рот, когда терпимо справляюсь в одиночку?" - и забываем приводивших понимать смысл и суть жизни.
   Двенадцать лет бесовского принуждений на писательство не прошли даром, и вчерашний друг, товарищ, советник и наставник имеет основание сказать обо мне:
   - Научил на свою шею!
   Капли совести, коими издавна принято стыдить зарвавшихся типов, не позволяют молчком вычеркнуть Беса из повествования, потому выставляю два способа (причины) расставания с компаньоном, а читателю оставляю правдоподобный вариант.
   Правдивого рассказа избавления от Беса не будет, ограничусь приближенным к правде, то есть, вроде и правда, но и вранья хватает.
   Не забыт мастер из "Прогулок", загубивший во мне бородатым анекдотом "общественного защитника":
   - Выборы "представителей народной власти" схожи с выбором невесты, когда ставят кривую, хромую, горбатую, и предлагают выбрать "лучшую"
   - Так уж?
   - Предлагай свой вариант, обсудим.
   Не могу сказать, сколько раз посещало желание избавиться от бесовского влияния, будило порывы завоевать "свободу от тирании", но как желание приходило - так и возвращалось на место: "чего бузил? С Бесом созревание Повести происходило с оценкой "четвёрка" по школьной системе оценок, как без него пойдёт неизвестно"
   - "И, хочется, и, колется, и, мама не велит?" Двенадцать лет клацал кнопками "клав" и между строками мечтал избавиться от меня? Похвальное терпение!
   - Бесик, дорогой, двенадцатилетний труд "под твоим мудрым руководством" исполнен, считаю, продолжение следует начать с места, как налюбовавшись трудом паровоза, тянувшего эшелон из восьми вагонов в сторону закатившегося светила, малый уснул на верхних нарах вагона-теплушки "пролётная труба"
   - Тепловой агрегат "буржуйка" был в вагоне?
   - Нет.
   - Тогда снимай звание вагону "теплушка"
   - Возвращаться в первую книгу? Давай обойдёмся сказанным? У нас нет "переделкина"
   - По-хорошему надо исправить "опиську", но коли "озарило" - оставляем "теплушку"
   Будь один из нас писателем-профессионалом - родили строки: "семейство вражеского прислужника катило в неведомое..."
   - ... а, поскольку дилетанты - пустим шаблон: "эшелон, кативший в сторону захода дневного светила, с каждым метром отдалял спящего мертвецким сном малого от границы Жизни и Смерти. И не ведал спящий, что граница не стоит на месте, и движется в том же направлении, что и вагон-теплушка "пролётная труба"
   - Богато человечество сновидениями от вещих ("пророческих") и кончая пустыми, но в литературе широкого пользования намертво закрепились "мертвецкие" сны.
   - Шаблон "мертвецкий сон" применяют дабы осудить принявших "на грудь" излишков хмельного, а вагонный сон малого не заслуживает звания "мертвецкий", малый был трезв, и ни один пассажир не пребывал во хмелю, обстановка хмелила крепче водки.
   - Шаблон "мертвецкий сон" когда спящий на шумы любой громкости не отзывается, а как толковать шаблон "оглушительная тишина"?
   - Такая тишина, от коей у человека появляется вопрос: "может я оглох"?
   - Так! Кое-что выяснили, чем продолжим повесть?
   - Продолжение оставляю на тебя и Кальвика, моё участие в продолжении окончено, продолжай повести начни с описания начала раннего утра нового дня вопросом матушки:
   - Продрал глаза? - нынешнему читателю "продрал глаза" ничего не говорят, давай перевод.
   - "Продрал глаза" переводилось как начало дня без омовения личности малой влагой без мыла (нет мыла, ничего нет) продолжал знакомства с новым миром, проплывавшим каждую единицу времени за окном теплушки с запада на восток.
   - Следующие действия после продирания глаз?
   - Опорожнение мочевого пузыря.
   - Описание процесса?
   - Нужно?
   - Не очень, но не помешают.
   - Вагонная дверь отодвигалась на ширину ладони взрослого, и в щель... продолжать описание человечьих физиологических процессов?
   - Продолжай...
   - "...и в пространство за стенками вагона изливалось содержимое цисты... Было интересно наблюдать, как ветер движения не позволял жидкой отработке организма касаться движущейся земли..."
   - ...выполняемый процесс назывался "ссал против ветра"?
  
   - Не против, по ветру...
   - "...моча отрока не достигала движущейся земли, чем и рождала неудовлетворённый интерес "куда девается"?
   - Никуда, ложилась на стенку вагона...
   - Продолжать натурализм?
   - Обязательно.
   - "... в акте мочеиспускания посильное участие принимала мать: держала сынка за пояс штанов тонкого армейского брезента с извечным женским страхом: "как бы ни выпал!"
   - Так, "малую нужду" справили, далее?
   - Взлёт на место у окошка и продолжение любования заоконными картинами, и если недавние утренние пробуждения в келье получали какое-нибудь питание - катящая "пролётная труба", и проплывающие за окном теплушки пейзажи оттеснили аппетит на второе, может, и на третье место. Редкая, видимая красота иного мира, могла исчезнуть в любую секунду на неизвестном месте, но малый этого не знал.
   - Начало одобряю, старайся не отклоняться с курса, выполняй советы Кальвадоса, и помни: мы не хотим суждений сущностей нашего мира:
   - Ну, и выбрал объект!
   К концу написания первой книги правое ухо обзавелось тонким, не прекращающимся звоном, напоминающим звук колокола весом в десяток пудов с примесью серебра, кое с древних времён добавляли в литьё колоколов:
   - Серебро звон небесным делает...
   "Оккупант" с момента заселения (без ордера) зудел в правом ухе, и появившийся звон вызвал лёгкое беспокойство: "эдак могу и пропустить ценные указания напарника, надо что-то делать!" - и отправился в лечебное учреждение (поликлинику) выяснять возможные последствия незваного звона.
   Были и пугающие мысли: "нешто Бес звоном вещает "окончим повесть - покину, а следом и ты отправишься в неведомое? - как же, помню! Пообщались, хватит, до встречи в иных сферах, "оставайся лавка с товаром"!
   Звон в ухе не походил на колокольный, но напоминал вопрос известного писателя "по ком звонит колокол"
   Бесовского коварства и обмана не было: первую часть начинали без "росписей кровью" и прочей чепухи, требуемой условиями общения с потусторонней силой. Но всякий контракт есть контракт и его следует выполнять. Пора читать стишок-молитву:
   "...всё было нормально,
   но вот, наконец,
   и к нам незаметно
   подкрался пиздец"!
   - Правдивое четверостишие, но во времена твоего восьмилетия не проживало, не было этой поэзии, иными стихами обходились.
   Признаюсь: вынудил Беса уйти многими нехорошими выходками, было, выпендривался, умничал, оставаясь малограмотным, грозил квартиранту выселением с применением силы в лице "спеца по
   изгнанию бесов", вот и результат один в один схожий с поведением глупой и капризной бабы, уверенной:
   - Мой меня никогда не бросит!
   Первая книга шла легко: опора, пусть и бесовская, но была, летал по "клаве" с верой в отечественное изобретение "в родном доме и стены помогают", а польская книга заграничная, неизвестно как скажется без участия Беса, трудно одному за границей.
   Утерян счёт моего вытаскиваний Бесом из "потока сознания" в первой книге, а кто вытащит в Польше, если свалюсь в поток в очередной раз? Надежда на Кальвадоса?
   - Не паникуй, помогу. Раз. Два: разве предшественник ничему не научил?
   - Научил, не возражаю, но бесконечная помощь портит, отбивает желание самостоятельно "встать на ноги" И как жить под "кончим писанину - и расстанемся"? и по человечьим меркам не стоило тянуть, если всё сказано. Ставим точки - и разбегаемся!"?
   - Предсказание предшественника откладывается до окончания задуманного писания о Polska!
   - Твёрдо?
   - Тверже не бывает.
   Семена сомнений, посеянные Бесом по многим вопросам прошлого жития дали стопроцентную всхожесть и способность видеть чуть дальше того, что показывают "общественные средства информации"
   Глубина проникновения небольшая, на половину метра, не более, но хватало и того, чтобы понять: "механизм опускания моего персонального занавеса не сработал, вот и продолжаю житие..."
   - Семь десятков лет жития не новость, живут и дольше...
   - Дорогой Кальвадос позволь возразить?
   - Позволяю.
   - После семи десятков лет телесная жизнь прекращается.
   - Рановато, отнимаешь десяток лет активной духовной жизни.
   - Много чёл слов о "духовной жизни", не меньше оглашало и отеческое ТВ устами "мЭтров", но за дюжину лет общения с Бесом вопрос о духовности остался невыясненным. Может, молодость исправит упущения старости?
   - Попробую: что делаешь в данный момент?
   - Тираню "клаву" текстом о беседе с тобой.
   - Это и есть действия твоего духа, а понятнее - души. Продолжай о занавесе.
   - Приход в мир "поднятие занавес", "финита ля комедия" - опускание занавеса.
   - Театрально, но годится.
   - Родители поднимают юб... то есть, "занавес", не задумываясь,
   какой "продукт" в итоге выйдет в мир.
   И в мирные времена хватает моментов, когда персональная занавеска могла плавно опуститься, а надеяться на благополучие в военное время верх глупости.
   - В военном времени шансов сгинуть насовсем на порядок больше, единственная и ненужная (незваная) встреча со взрывающимся предметом - и персональная занавеска прикроет твоё (моё) тело.
   - Почему мой занавес не опускался?
   - Был записан в "Книге Жизни" "везунчиком", некому было опускать твой занавес, вот и катил в целости и сохранности...
   - ... и дожили до огорчительной минуты: "сколько ни живи - всё едино умирать"
   - Каким числом годов выражается "долго прожил", где норма жития прописана? Народу на планете Земля прибавляется, но не того сорта, а какой нужен Земле никто толком сказать не может. Прибавление заметное и скорое, а пользы от вновь прибывших меньше, чем вреда, Где-то и кому-то по первому требованию, а то и без просьб, занавесы опускают, а меня забыли... - когда опустится мой занавес знал Бес, но молчал.
   - Замечание о занавесе верное, но длинное, затянутое. Чем объясняете обычай закрывать тканью лик усопшего?
   - Чтобы видом не внушал грустные мысли остающимся жить: "и вы уйдёте следом, не мечтайте о бесконечном пребывании в прекрасном из миров, смерть никого не оставляет на веки вечные, все там будете враз, или поодиночке, мимо тамошних мест никто не прошёл"!
   - "По ком звонит колокол? По тебе звонит колокол"! - классическое напоминание о конце пребывания на Земле.
   - Слышь, приятель, "святые отцы" утверждают, будто страшнее звона колоколов иных звуков на вас нет?
   - "Святые" мошенники врут по обычаю. Одна "группа товарищей" верит в силу колокольного звона - другая, не меньшая, гнёт своё:
   - Бесы не выносят пения трубы "альт", "мрут, как осенние мухи"
   - Коли мрёте от звука трубы - чего "апокалипсис" начинать? Подудели в трубы - и нет вас, пропали!
   - Трубы в роли "ваффен" не годятся, слабы.
   - Как "слабы"? Вон, в "пИсании" сказано, как дутьём в трубы городские стены разрушены, а ты возражаешь!
   - Что знаешь о звуках духовых инструментов?
   - Ничего.
   - Тогда слушай: рождение звуков духовыми инструментами ваша Физика объясняет как "чередующиеся волны разряжения и уплотнения среды распространения с регистрацией оных слуховыми аппаратами живых существ" Одно объяснение, другое таково:
   - Пение есть колебание столба воздуха в инструменте.
   - В каком законе речь наша?
   - Какой принимаешь - тот и работает, а родился с порченным слуховым аппаратом - ни один из законов тебя не касается.
   - Всякие речи нужны человеку?
   - Нет, разумеется.
   - Тогда чего много говорят?
   - Своего рода блошиный рынок, каждый выбирает товар по надобности, Есть слушатели - будут и сказки с песнями, нет публики с открытыми ртами - чего орать-стараться?
   - Звенит колокол, "отгоняет бесов", а глухонемой не знает об этом. Куда вписывать "звон колокола отгоняет бесов"?
   - В графу "ложь, пиздёжь и провокация" Мечтаю о дне, когда "святые отца" длительным постом и молитвами, загонят в "освященное" помещение тысячу, и более, "нечистых", ударят в колокола, и запишут новейшей электроникой "муки нечистых"
   - Муки "нечистых" понятны, а что в конце?
   - Что бывает в конце срока пребывающих в ваших "узилищах иродовых"?
   - "С чистой совестью на свободу"
   - И с нами так, иного не ожидается.
   Колокольный звон делится на две части: на звук удара "языком", и долгий звон ушибленного колокола.
   - Небесная музыка в звучании колокола слышится до поры, пока не приходит иное соображение: "стон от ушибленного изделия с названием "колокол", состоящий из одной ноты, называться "музыкой", а паче небесной, не может"
   Люди с абсолютным слухом, есть таковой, колокольный звон делят на две части: собственно удар и последующее пение, а остальным, кому "медведь на ухо наступил" довольствуются пением инструмента.
   - Закрываем тему "Борьба с бесами духовыми инструментами"
   - Месяц терпел звон в ухе, но подгоняемый вопросом "сколько можно терпеть одну ноту"!? - обратился к специалисту "уха-горла-носа", и после недолгого обследования получил разъяснение звону:
   - Прогрессирующая атрофия слухового нерва правого уха.
   - Почему только правого? - задал вопрос трём врачам в одном лице: уху, горлу и носу.
   - Желаете получить глухоту в два уха? В многолетней практике первый случай такого желания. Дело времени, не спешите, глухота посетит и левое ухо.
   - Доктор, извиняюсь, каковы причины атрофии? Исправно, без отказов, принимало положенный диапазон звуков - и, нате вам, атрофия?
   - Причин много, определить конкретную трудно... Может быть и наследственной... В роду тугоухие были?
   - Были... и есть. Единственная в стране телевизионный доктор объяснила, чем и как в короткое время испортить печень, не утаила способы заполучить рак лёгких, была программа о пользе обрезания крайней плоти, а как глухота приходит - промолчала. Или пропустил программу, или передача "как, отчего быстро и надёжно оглохнуть" в стадии подготовки?
   - В основе атрофия слухового нерва поражает особей людской породы с оттопыренными ушами, вроде ваших, а обладатель прижатых к затылку ушных раковин информацию не захватывает, пропускает мимо, не ловит. В большинстве случаев вообще никакой информации не ловит, потому и спит, как младенец и не получает атрофию слухового нерва в шестьдесят лет. Что не вылезает из звания "записной дурак" - не волнует, какой с дурака спрос?
   - Сознающий свою глупость уже мудрец.
   - Коли у лопоухих житие труднее проходит - на какую нужду матушка Природа некоторым особям оттопыривает уши сверх нормы? Прижми уши к затылку, избавь от лишних знаний, позволь жить как все, не награждай лопоухих шизофренией.
   - "Ухи, как у лопуха листья" - единственное растение с большими листьями. Непонятно: отчего звание "лопух" верх презрения?
   - Оттого: вроде и умный, и уши, как у лопуха листья, с такими ушами жить как король должен, а в реальности нищий. Эдакое несоответствие видимого с действующим.
   Оттопыренные уши схожи с сетью в мелкую ячейку: ничего не пропускают, но всё, без сортировки, отправляют в мозг. Нужно уловленное, послужит добру в будущем пойманная в юности информация, забудется за ненадобностью и никогда не будет пущена в дело неизвестно, но оттопыренные "локаторы" принимают всё, без разбора на "нужно" и "пусть плывёт далее". Так портится слуховой нерв и психика. Не на пустом месте родилось: "меньше знаешь - крепче спишь".
   - Можно думать, что граждане с прижатыми к затылку ушами до конца пребывания на земле не теряют остроты слуха?
   - Можно... думайте...
   - Спасибо, доктор! Разрешите вашу лекцию опубликовать?
   - Разрешаю. Приходите, когда и во втором ухе глухота поселится, что-нибудь ещё прочту.
   Объяснению не удивился: было, причин атрофии нерва хватало, Сколько глупых, пустых и ненужных приказаний от вышестоящих товарищей влетело в правое многострадальное ухо моё за сорок пять лет трудовой деятельности? И каких приказов, один другого глупее и вреднее. А сколько влетело в ухо и ударило по барабанной перепонке воспитательных полезных и нужных слов от жены за три с половиной десятка лет? Кто считал?
   Профилактика атрофии слухового нерва проста и понятна: не позволять органам слуха принимать ненужную информацию, а та, что залетит случайно - забывать после проверки на нужность. Жить по "что об стенку горох" - первое, второе, не менее ценное "в одно ухо влетело - в другое вылетело"
   - Выходное пулевое отверстие больше входного, и коли Атрофия поразила правое ухо - стало быть потоки словесной чепухи влетали в левое, и, вылетая, убили нерв правого? - иного объяснения потери слуха наполовину нет. Ныне с уверенностью заявляю:
   - Воспитательные слова не задерживались в кладовой памяти, а какие оседали - не исполнялись.
   А сколько словесного блуда от "родных" СМИ времён "расцвета социализма" влетело в многострадальное правое ухо, назовите материал, из какого следовало быть нерву, чтобы принять и выдержать потоки словесного блуда и не атрофироваться?
   Земной поклон организму, удержавшему в здравии нерв левого уха, иначе быть глухим без надежды вновь услышать "небесные" вещания "отцов-командиров"
   - Прими подарком Судьбы устоявшее левое ухо.
   "Нет худа без добра"! - погибший слуховой нерв правого борта избавлял от приёма информации приходившей справа, но неясность оставалась: "или пара звукоприёмников испортилась на пятьдесят процентов, или одно ухо полностью отказалось участвовать принимать информацию, а другое продолжает слышать писк комара на расстоянии десяти метров"
   Сколько обвинений в "бестолковости" получили оглохшие на одно ухо ни один счетовод не знает, а полностью оглохшим можно завидовать, в тишине живут, счастливчики..." - в ухо-горло-носовом кабинете промолчал, не высказал доктору соображение о гибели нерва правого уха.
   - Так и так, милостивая сударыня, по моим, не профессиональным соображениям, левое ухо здраво оттого, что в нём сидит Бес! - сегодня гадаю: "вызвала страж физического здоровья граждан тринадцатую бригаду, специализирующуюся на усмирении буйно помешанных граждан?"
   - Потеря слуха правым бортом изложена на "четвёрку", возвращайся на описания сцены расставания с редактором.
   - К концу первой книги стал улавливать нотки недовольства в голосе соавтора. И вот он, момент расставания!
   - Расставание признаётся таковым, если участники процесса одновременно переходят в состояние облегчения от мысли "наконец-то освобожусь"! - и с одинаковой скоростью удаляются в противоположные стороны, но не в одну параллельно.
   - Чего так?
   - Параллельный развод, как правило, приводит к повторному схождению телами, а потому ненадёжен.
   - Как так, оккупантом просидел в сознании двенадцать лет, основательно навредил пониманию прошлого, и, не объяснив причину, ходишь? Впереди тьма писчей работы, как один буду жить? Привык к тебе и глубоко привязался, без тебя трудно будет. Утешь малостью, поведай причину ухода?
   - Семейные пары разваливаются через многие годы совместного переноса житейских трудностей, а что было у нас? Вялотекущая графомания сроком в дюжину лет, кою и поминать не стоит?
   И не ври о глубокой привязанности, мне не ври, завиральные штучки рассказывай кому-нибудь, не мне! Не понял, с кем имел дело двенадцать лет, не проникся? Кто постоянно угрожал обращением к экзорцисту на предмет моего выселения? Забыл? Смешили возможности твоего кошелька, экзорцисты далеко не благодетели, надо было спровоцировать на визит в столицу.
   Не смеялся, не судил: "голь перекатная, хуета безлошадная", тебе ли о "дорогом" экзорцисте заикаться, когда нет средств на визит дешёвому "бесогону"? Наглядное проявление наивности в смеси с дурью. Не огорчайся, нырнём в наше недавнее прошлое, где и объясню способ, коим мог избавиться от моего присутствия до вселения.
   - Не нужно, смысла не вижу, дюжину лет вернуть невозможно, плохо-бедно, но первая книга сделана, а в создании второй юный Кальвадос поможет.
   - Многие междоусобицы начинаются на пустом месте, с пустяков, но заканчиваются боевыми действиями на больших просторах. А почему"?
   - Об этом имею собственные соображения, но твои, как прежде, пущу первыми.
   - Срывы происходят одновременно с пониманием собственного ничтожества, но озарения на свой счёт редко приходят, а если и случается - тогда и вываливаете протесты всех сортов, видов и форм. Потому и хотел избавиться от меня?
   - Может и так, но будь справедлив: помнишь, кто, и на кого пёр в атаку двенадцать лет назад, кто шумел желанием осветить моё малопроцентное военное прошлое? Тогда от близкого знакомства с "кондрашкой" избавила тренировка страхами военного времени, О кондрашке слышал? Вызывал тебя глупыми заклинаниями? Нет, сам явился, так о чём речь? И всё же:
   "не уходи, побудь со мною,
   я так тебя ещё люблю,
   горячей лаской, огневою
   и обожгу, и утомлю!
   Не уходи, побудь со мною,
   я так люблю, я так люблю"! - фальшиво воспроизвёл слова известного романса - ведомо тебе, бесовская личность, что у людей при расставании принято устраивать скандалы как тихие, культурные и сдержанные - так и до "хипежа с поножовщиной"?
   - Ведомо.
   - Понимаешь глубину вины передо мною?
   - Может, перестанешь штампами плакаться?
   - Хорошо: понимаешь, что сделал со мной?
   - Нет.
   - Письменами вынудил рассказать, чего без тебя никогда рискнул, так кто, и кого "искусил и совратил"
   - Искусил - признаюсь, искушал многократно, но совратил - "не лепи горбатого", "не шей дело"
   - Эк повело, "по фене" заговорил! Ладно. Расстаёмся навсегда? И коли решил расстаться - порадуй на прощанье, явись, покажись, дай повод заявить на публике:
   - Видел Беса - и счастлив! - думал другое: "не в мою пользу складывается обстановка, уходит напарник, а как без него пойдёт "житие мое", как буду писать, о чём рассказывать? Вроде есть помощник, но каков будет в деле?" - и случилось неожиданное:
   - Хорошо, явлюсь... Какой продукт считаешь верхом шика?
   - Осетровую икру... ложками и без хлеба...
   - Сколько банок можешь загрузить в один приём?
   - Не знаю... не пробовал...
   - Пяток достаточно?
   - Пожалуй, да...
   - Иди, траться, приходи в хижину, начинай трапезу, а почувствуешь желание "рыгнуть" - рыгай на стол, и увидишь, как в непринятой утробой, весь в икре, встанет человечек размером с яйцо взрослой курицы. Портрет давать?
   - Не, Беся, не надо, благодарю, и без икры вижу... извини, не повторю требование. Двенадцать лет толкали вопросом "как выглядит оккупант?", но коли нельзя - надо соглашаться.
   - Не всё потеряно: в один из дней после отбытия, прежде не страдавшая головными болями твоя черепная коробка испытает кратковременную мигрень средней силы, не паникуй, не пой "пиздец, отжил, готовься к переходу в мир предков!", свали на перепад атмосферного давления.
   Не ходи и на приём к участковой докторице, походы по лечебным учреждениям приносят вред, но не пользу, не трать время и остатки нервных соединений, не убивай изношенную печень лекарствами ценою недоступных твоей пенсией.
   - Долго добираться до сути?
   - Приехали: головка заболит от производимого ремонта Памяти, придётся потерпеть без лекарств, химикаты мешают работе.
   - А выпивка?
   - Можешь хватить коньячку. Немного.
   - "Евроремонт"?
   - Выше и дороже. И ещё подарок оставлю: сны всех сортов и оттенков, даже нелепые будут.
   - А-а, вот оно что, похоже, "момент истины" наступил? Помню. был фантастический разговор о приборе записи снов.
   - До записи далеко, будешь довольствоваться памятью о снах.
   - Принято, одно объясни: нелепостей хватает в яви, так на какой... ага, это самое, в сны нагонять невероятности?
   - Работа вашей "не зная горького - не почувствуешь сладкого", сравнение, оно.
  
   * * *
  
   Вот и пришёл "кризис идей", вот и случилась остановка в продвижении. Отзовётся на зов и явится друг с двенадцатилетним стажем - попытаюсь использовать сказочную классику и заманить в полутора литровую пластмассовую посудину из-под пива. Не уверен, что получится, но "попытка не пытка", разрыв отношений произошёл, терять нечего. Почему "нет"? Джины в сказках в кувшинах сидели? Сидели, случалось, попадали в "обезьянники древности", а Бесу и пивной бутылки достаточно. Недостаток старых сказок: не сказано ни слова, за какие провинности, у кого получалось загонять джинов в бутылки и прочие ёмкости с надёжной затычкой входного/выходного отверстия?
   Хочется знать: в какую посудину, после какого пива, загнать друга? Полоскать водичкой, обойдётся? Хотя, какая бесплотному разница в каком пространстве пребывать?
   А как бы хорошо сложилось: личный Бес в бутылке! - стал компаньон и соавтор, пребывая в заключении, оказывать помощь следствию в занятиях литературой? Вопрос.
   - Что в моём облике? Мало звуков, хочешь изображение? Лишнее, образ наш только своим доступен, а с вас, по утвердившимся представлениям, достаточно "мерзкого вида козла". с рогами, в шерсти и с копытами. Найди картинку козла - и увидишь меня. Разве не так называет нас церковь? Есть и другой вариант: в абсолютно голом виде, даже и без носков, встань перед зеркалом в полный рост и, не двигаясь, не прикрывая срам руками, смотри на отражение своё до состояния, пока в глазах рябь не появится. Когда почувствуешь, что вот-вот упадёшь - тут и увидишь, как из твоих телесных контуров выходит что-то туманное и бледное, полностью тебя повторяющее... Тень пару раз озирается твоим лицом и уходит в тёмное зазеркалье...
   - Любоваться голым отражением в зеркале и не прикрывать срам? Не, не могу, расстройство мыслей случится от жалкого вида собственного естества: "Э-э-э, брат, стареешь, сдаёшь позиции, вона как "любимый" укоротился и повис"! - не могу, воспитание, пусть и плохое, не позволит голышом в полный рост перед зеркалом стоять. Будь нудистом - куда ни шло, выполнил рекомендации, а так - нет, не могу... дозволь хотя бы одной рукой срам прикрыть...
   - Одной справишься?
   - Справлюсь, рука рабочая, раздавленная, широкая... хотя, не знаю, нужно пробовать...
   - Мог и не объяснять...
   - Не верю вашему козлиному облику, скорее на козлов похожи мы. человеки. В вашем мире принято обращение "козёл"?
   - Нет.
   - Вот, а у нас "козёл" что-то вроде визитной карточки, нас на "козлов" только и хватает.
   - Мои соболезнования! Физику учил? Раздел "Линейная оптика"?
   - Какую "физику"!? - попёр поток возмущение - учебник "Физики" за седьмой класс разве физика!? Ай, свои "вышки" с моими классами надумал сравнивать?
   - Помнишь свой последний урок физики? И как у строгого Николая Ивановича за последнюю четверть учения "пятёрку" получил? Та "пятёрка" достойна звания "блистательная": речь о свете была. Даже я, студент многих и серьёзных учебных заведений Европы, завидовал!
   - Как же, помню... Как могу забыть единственный лучик славы в своём сером образовании? Маленький, слабенький, и "лучом" назвать грешно, не луч от прожекторов, кои ловили вражеские самолёты в ночном небе, но мой лучик! Николай Иванович вопрос классу задал:
   - Почему днём окна домов тёмные? - коварен и мудр был "физик": если бы вторую часть вопроса огласил: "... а ночью - наоборот" - догадалась половина класса, а то и две трети...
   - ...тридцать школяров искали ответ в начинке наголо стриженых голов своих, но ничего не находили... Впору написать: "класс до потолка наполнился гнетущей тишиной", но как в тишину вставить отчаянье учителя:
   - Неужели никого и ничему не научил!? - не знаю...
   - ...и ты, выскочка классная, не поднимая руки, как заведено в школах с древних времён, полный озарения и основательно просветлённый, не вставая с места, сказал в тишине одно слово:
   - Освещённость... - "мигом сошёл мрак с лица умнейшего Николая Ивановича, и в глазах учителя появились лучики света..."
   - Глаза учителей обязаны "лучиться светом знаний".
   - Пять за четверть! - не было привычного замечания "отвечать нужно стоя!", ничего из воспитательной серии не было сказано, но только громкое на весь класс "пять за четверть"! Высшей оценке за одно слово мог бы позавидовать любой из тридцати школяров класса.
   - Жалкие познания твои говорят, что фотон или излучается, или отражается от чего-либо, а если ни того, ни другого не происходит - о какой регистрации сетчаткой глаза речь вести? Если нечем отражать, или испускать фотоны - как явлюсь? К тому: "всякое изображение конкретика" - сказал бы всякий с грамотой больше твоей. Не хочу быть конкретным ни для кого. Никогда, сколько помню, никому в видимом мире не позволял конкретику над собой, меня, как супер разведчика, в лицо никто не видел. Почему тебе делать исключение? То, что видимо - определённо и конечно, а невидимое - беспредельно, велико, всесильно и прекрасно. Потому "бог" и в "силе", что его никто не видел.
   - Примеры давай, голые заявления не нужны!
   - Пожалуйста: первый и основной - ваш бог, а затем "коммунизм", ни того, ни другого никто не видел, но молились. Я на порядок выше, но пика не достиг. Ныне старые коммунистические молитвы сошли на "нет", новых не написали, а в итоге анархия во всех сферах жизни. Минус любых молитвенных экстазов: достигнув пика сходят к нулю, испаряются, в постоянном молитвенном экстазе пребывают слабые разумом. Чужой бог потому и отвернулся от вас, что надоели молитвенными экстазами".
   - А Моше? Он-то бога видел...
   - Опасное легкомыслие верить какому-то чужому "моше". Соврать во имя святого дела грехом не считается. Истинные бесы, как и боги, до видимости не докатываются, не позволяют себя созерцать. Явившийся по вызову смертного бес, а более худший случай, когда является без приглашения, теряет звание "бес" на длительный срок, но меньший, чем у чиновника, уличённого во взятии "крупняка на лапу" с получением срока на отсидку.
   - Ничего не понял в житии больших чинов: берущие в лапу не пропадают, но меняют "места посадки", кресла, то есть... В кого превращается "засветившийся" бес?
   - В недоразумение... Зачем трачу время на объяснение "бесов видеть нельзя"? Вынуждаешь нарушить основной запрет мира невидимых сущностей: интеллектуалы не опускаются до споров.
   - Кража?
   - Собственность, дарю. Допустим, уступаю просьбам и являюсь, видишь моё бледное изображение, и, как прежде беседуем нашим способом, но если кто увидит твои глаза в такой момент - определит "отсутствующими".
   - Лучше, чем "безумные".
   - Женщинам дадено видеть мужские отсутствующие глаза, мужчины лишены такого дара, а если в мужском мозгу что-то подозрительное и шевельнётся - сформулировать подозрение в обвинительный текст не сможет.
   - "Отсутствующие" не худшее название и ни о чём не говорящее, больше нравится "до чего маленькие и злые глаза, совсем как у голодной свиньи"! Определение "отсутствующие глаза" изобрели женщины. Не физиономист, сравнить твои глаза с "поросячьими" не могу, не отличу от обычных глаз.
   - Есть простой и надёжный способ увидеть меня, но негодный: водка ныне дорогая, чтобы напиваться "до чёртиков". .
   - То есть, "вусмерть" с окончательной порчей старого организма? А, если пущу в дело тяжёлую артиллерию, то есть заклинания? Явишься хотя бы голограммой? заклинания? явишься, хотя бы голограммой?
   - "Квантум сатис", напивайся! Но не обещаю, что увидишь меня. Что-то иное, возможно, увидишь, но не меня. Придумали "козла в хомуте", что якобы является после длительных запоев - козла и увидишь.
   - Не стыдно образованному бесу бить латынью малограмотного человека!? Не жалко? Перевод "квантум сатис" давай!
   - Пожалуйста: "квантум сатис" - благородная латынь, переводится как "сколь угодно", а проще - "сколько влезет".
   - Расстаёмся навсегда?
   - Ничего не понял за двенадцать лет общения, напрасно время потратил! Двенадцать лет псу под хвост!
   - Так не думаю, что-то мы и наварганили, В сроках существования на тысячи лет поминать какие-то жалкие траченные на меня двенадцать лет? Это не президентский трёхкратный срок. Забыл, как при первой встрече туманил сознание слабому и смертному человеку, то есть мне, своей бесконечностью? - бес, верный "гнуть своё" продолжал:
   - Люди, встретившись на секунду, не расстаются памятью...
   -... Склероз учитывать?
   -... он, родимый, в компании с Амнезией, облегчает последние часы существования, а без них впору ложиться и умирать.
   Иной момент: пперестану влезать с замечаниями в левое ухо - не значит, что забыл тебя. И ты меня не забудешь".
   - Присмотрел новую квартиру, наметил другую жертву жилищем? Лучше меня?
   - Слышу ноты женской ревности ..."Без комментариев".
   Другой вариант ухода Беса:
   - Ухожу, наверх отзывают...
   - О причинах догадываешься?
   - Нет, но хотелось бы знать!
   - Как-то связано с нашим писательством? Поди, не то говорим?
   - Не думаю. Упрись отзыв в мою деятельность - там нашли бы способ, как прикрыть нашу писательскую лавочку.
   - Тогда что?
   - Чего гадать, всё едино не угадаем. Не дано.
   - Вернёшься?
   - Хотелось, но от меня ничего не зависит...не знаю....
   - Весточку из своего "далека" подавай...
   - А без весточки помнить не сможешь, нужны опознавательные знаки, как в местах вечного упокоения? Нет символа - не было и человека, подавай видимое, осязаемое, а иначе поёте:
   "...что-то с памятью моей стало,
   всё, что было не со мной - помню..."
   Третий вариант объяснения причины ухода беса: его бессилие в литературе, кое на момент расставания проявилось полностью. Уход беса объединял набор бессилий в простое и понятное "пиздец" с добавлением "полный". Свойство всех отечественных "пиздецов" одинаково нехорошее: "подкрадываются незаметно".
   Относительно подробно нехороший товарищ в звании "пиздец" помянут нами в первой книге. Оценив ситуацию - заявляем:
   - Имеем дар предвидеть приход неприятностей государственного масштаба, и только один пиздец подкрадывается незаметно, а за пиздецом следуют "товарищи" не лучше.
   Повторяюсь: служил при бесе набивщиком текста с редкими, короткими и малозначащими замечаниями, а главным "темнилой кодлы" оставался бес. Если применить кинематографические термины - моя роль далее выполнения команды "Мотор"! не простиралась, всего-то оператор, а "сцены закатывал" напарник.
   Случалось, правил выступления беса - так всего лишь правка, не более. Кто, где и когда позволял операторам менять сценарии и замыслы режиссёра?
   Имею подозрения: после завершения работы над первой частью, друг понял, что ничего хорошего со мной не напишет, а иные объяснения ухода - всего лишь бесовская вежливость, чтобы меня, бездарь, особо не огорчать.
   Какому варианту избавления больше веры, на чём остановиться? - при любом варианте остался один, а бес ушёл, не указав истинную причину.
   Ушёл не "просто так", оставил приятную мысль: "для избавления от засилья вмешательства дорогого экзорциста не понадобилось, а это немалая экономия при моей пенсии"
   На заре знакомства с бесом появлялось желание избавиться от него, пугался от мысли "во мне сидит бес", но в конце "Прогулок" первые страхи вроде "все вокруг нормальные, а во мне сидит бес, а потому имею основание называться "бесноватым" - вызывали короткую улыбку. Были и колебания:
   - Стану настойчиво просить "избавить душу от греха", а сущность послушается и уёдёт? Что тогда? Ведь нешуточное дело затеял, как без него работа пойдёт"?
   Лёгкая "печаль расставания" утешилась шкурной мыслью: "без траты на экзорциста средней мощности обошлось, сам ушёл, понимал бедность пенсионерскую"!
   Не без следа ушёл друг и соавтор, "передал эстафету" юному Кальвадосу, но каков Кальвадос в продолжении создания повести предстояло выяснить.
   Оживляя очередное, средней художественности предложение, заметил: в левом ухе появлялся зуд без привычного звукового сопровождения внятной бесовской речью: "понятно, Кальвадос место обустраивает?" - спросить новичка не решался, удержало "не надо надоедать, пусть проявит активность, понуждения губят хорошие начинания, и как говаривал Бес "писательская скорость с твоим уровнем образования достаточная, выше не надо, на ней и держись"
   Память затёрла воспоминания о ушедшей сущности: "они, наши бесы, настоящая власть и сила, а остальное - так, игрушки, тщета и попытки наглецов возвыситься надо мной. Другой, большей силы в видимом мире нет, а что нам представляется "силой" - наши "хвантазии" Бесы вселяются и покидают нас "по собственному желанию", а мы, люди, живём обманом о могуществе наших "командиров":
   - Пиши "заявление по собственному..."
   Двенадцать лет оккупации много, но ежели "мрачные годы" оказались лучше "времени свободы и независимости" - о каком сожалении речь?
   Уход Беса шаблонного "чувства облегчения" не принёс, только единожды вспомнилось тягучее, как патока, не мёд:
   "опустела без тебя Земля,
   как мне несколько часов прожить..." - будущее сидение перед монитором грозило не часами, днями и неделями, а когда корявости и ляпы сотнями оккупировали страницы - приходило желание прекратить увязывание эпизодов пятнадцатимесячного проживания в "шталаг нумеро шесть"
   - Войны проигрывают не солдаты, проигрывает Паника. Будешь жить воспоминаниями, и сравнивать, как собиралась повесть с предшественником, и как без него.
   - Не надо сравнений, ты подключайся, и веди технического редактора (меня) по верному пути.
   - Видел, как падает снег?
   - Ещё бы не видеть, живу-то не в Африке, но в средней полосе России, северное полушарие, за семь десятков лет многими снегопадами налюбовался.
   - Переводи внимание со снегопадов на "словопады", не трусь, гони мысль "схожу с ума!", помни пустяк: коли не свихнулся в ситуациях со стопроцентным результатом - чего терять разум в тепличных условиях?
   - Каля, друг, во время явился, поклон!
   - Не за что кланяться, выполняю поручение Беса.
   - А не поручи Бес - пришел на помощь?
   - Да.
   - О, прекрасная юность, ответь: менять русскую манеру изложения повести на европейскую? В Европу качу, старушка Европа русской ненорМАТивке может и на язык наступить?
   - Не наступит, прослежу, оставайся прежним. И "словопад" не меняй.
  
  
  
   - "Белые, как снег, короткие и длинные, простые и сложные, красивые и совсем некрасивые, ненормативные разного размера одним шрифтом слова" годится?
   - Годится.
   - "Даю торжественное обещание сдаваться ненорМАТивному наваждению не чаще одного захода в промежуток между сотней страниц!"
   - "... и да породит каждый словопад поток новых идей и мыслей!"
   - Аминь.
   Есть моя вина в уходе Беса? Есть: не зная законов сопромата перегнул палку и сломал отношения. В "сломанной палке" обид не было, а потому расстались вполне мирно, по-дружески, но без лирических:
   - А, помнишь!?
   Было, было, каюсь, стоило задать трудный, "провокационный" вопрос - молчание друга становилось "прямо пропорционально сложности и подлости вопроса, и обратно пропорционально его нужности".
   - Как быть такому, что человек грешен перед бесом!? Наоборот, бесы грешат... запутался, заблудился в словах, простое занятие блудить словами, но сколько блуд будет продолжаться - и спросить не у кого.
   Бывало, изредка квартирант мстил ниспосланием лёгкой головной боли, но что подобными выходками вредил домовладельцу - не уверен, недомогание могло быть собственным, рукотворным как то: недоспал, переел, перепил, переутомился. Отвернуть голову домовладельцу бесовскими возможностями - раз плюнуть.
   Но это мои соображения, а бесовские иные:
   - Водку натощак кушал? Жрал, то есть? Бил по желудку отравой, раздражал алкоголем нежные стенки питающего мешка? Вечная привычка собственную дурь оправдывать "происками врагов". Бог "диавола" создал, чтобы свои промахи на него взваливать, и в мире людей ситуация не лучше. Вашему сраному "социализму" враги вредили и забывали мудрость "херовому танцору яйца мешают".
   Оставшись в одиночестве - оправдал беса: "не мог друг насылать головную боль! Какой смысл и резон? Если фиксировал бесовские выпады, то какой смысл портить "технический инвентарь"? То есть, меня? Посмотреть бы на писателя, ломающего печатающую машинку в момент отсутствия вдохновения! - понимание пришло после ухода беса.
   Трудными вопросами, коими иногда "доставал" беса в желании показать "не пальцем сделан" и не "лыком шит", при и не очень тщательно обдумывании оказывались глупыми. Пустыми.
   Вот один из таких, коими в последнее время доставал друга:
   - Будущее людское бытие умнее станет? - зачем вопрошал, когда знал ответ? Зачем искушал?
   Где недавний квартирант сейчас, в каких измерениях и сферах обитает? Чем занят, что волнует бесовскую душу... если, понятное дело, допустить, что и у бесов есть души? И почему говорю "мой"? Знаю точно, что бесы не могут быть чьей-то собственностью, они свободны так, как никто из нас не бывает свободным - и говорю "мой"? Кому-то другому помогает "становиться на литературные ноги"? Мечтает чьими-то руками выдать новую порцию измышлений? Хотелось бы знать, на какую тему будут следующие выдумки беса, чтобы не повторяться?
   Бес покинул, но не полностью: много бесовского оставил. Оно и понятно: всякое общение с кем-либо, или с чем, меняет и нас.
   Общение с бесом закончилось, но понимать увиденное и услышанное в пределах багажа знаний бес оставил. Одарил. Научил. Приохотил. Сделал жизнь лёгкой: всё, чего понять не могу по причине "малого багажа знаний и компетентности" - пропускаю вниманием и продолжаю жить далее.
   Бес не любил, не принимал и всячески избегал употребления непонятных слова вроде "компетентности", а когда секретарь-машинист (я) вольничал - грозил создать "партию борьбы за
   чистоту великорусского языка", а меня, естественно, сделать несменным ни при каких условиях, пожизненным, хорошо оплачиваемым председателем. Помнится, вроде и программу
   действия составил, но не нашли богатого покровителя (спонсора) , а без денег, какой праведной и чистой не будь программа, партия не родится. Итог: великие замыслы очистить родной язык от интернационального словесного мусора умерли в каждом из нас по отдельности и в разное время.
   Ах, а как бы выглядел в парламенте! Уверен, друг перешагнул бы "семи процентный барьер" на выборах и уселся в кресле в "высшем законодательном органе страны". Но - не судьба!
   Таланты и способности, если ими не пользоваться, сходят на "нет" и умирают, ничего не производящий талант теряет звание "талант" и переходи в голую похвальбу. Способности и таланты необходимо подкреплять жизненным опытом, а "жизненный опыт, как и навоз на огород, завозится со стороны. Сидя на печи жизненного опыта"\ не приобретёшь, а если какой и придёт - выше звания "печной" не поднимется. И на голом месте жизненный опыт не вырастает. Опыт и есть опыт: его может быть много, мало и полное отсутствие. И сорт у опыта разный но самый вредный - это "криминальный", и сорт приобретённого опыта зависит от характера владельца.
   Одна неясность с "жизненным опытом": в нужный момент забывается и не оказывает помощь приобретателю.
   Через малое время появилась другая версия ухода беса:
   "Собираюсь пересечь границу отечества, а бесу, как настоящему патриоту, покинуть родину свыше сил. Если так - почему не признаться:
   - Копайся в польских воспоминаниях без меня! - и очистить сознание от присутствия? Уйти-то ушла, но волнения оставила:
   "Писать об оккупированном отечестве было проще, но как пойдёт повесть о Польше? Писал бы полек - понятно, его страна, о Polska дозволено писать только поляку, а прочим Польшу следует
   поминать с оглядкой, иначе новые рассказы окажутся хуже прежних. В одиночку собираюсь писать, а это не меньший подвиг, чем переплыть Атлантику на надувной лодке без мотора и паруса. Почему друг не захотел прогуляться в Польшу? Не любит поляков, как многие из нас?
   А я люблю и уважаю поляков, люблю не меньше и немцев, но почему меж ними нет мира и любви - не знаю. И они не знают, и спросить некого, бес ушёл, оставив одного перед кучей вопросов. Вот оно, начинало пытки: друг непременно сделал бы поправку:
   - Вопросы складываются в "ворох", а дерьмо в кучи - на что непременно возразил:
   - "Ворох вопросов" когда вопросы важные, интересные, а если пустые - им место в куче.
   И так всегда: когда-то не трогали подробности отцовой работы на оккупированной "железке" - теперь жалею. И беса не тревожил расспросами, а уж он-то знал прилично! Верно сказано: "что имеем - не храним, потерявши - плачем".
   Спросить некого, некому поправить в вопросе: "польские женщины выходили замуж за немецких мужчин, польские мужчины брали немок за себя"? - вот она, свобода! Прежде было опасение, что бес на счёт "айн-цвей" затрёт вопрос "кому и на ком жениться и кому за кого выходить замуж", а сейчас - вот она свобода, говори, что вздумаешь!
   Хотя, почему бы немецким мужчинам не брать польских женщин "за себя"? Раса-то одна, а потому страх произвести на свет гибрид со многими дефектами тела и психики отсутствует.
   Ах, какая жалость: никогда не узнаю, почему компаньон отказался освежить воспоминания о пребывании в лагере польского города Люблина одноименного воеводства в промежутке времени сорок третий тире сорок четвёртый годы? Не дал пояснений? Не сказал о причинах, кои удержали от следования за пограничные полосатые столбики "страны советов"?
   Навсегда ли покинул, на время - не сказал и ушёл. Но ставил не насовсем: замечаю, что применяю бесовские методы и говорю его словами: порча - она и есть порча. Может у мощных "гонителей" бесов получается изгонять сущности из тел людских, но спецов по очистки памяти не существует, а народное, не запатентованное, рекламировать нельзя Поминали о нём в "Прогулках", но ведь всякое лекарство принимаем добровольно, не "из-под палки".
   - Молитва! Бесы бегут молитв! - пояснение молитвам, страшных бесам, содержатся в русской народной сказке: сундук, утка, яйцо, игла... и смерть Кощея...
   Нужно избавляться от остатков "бесовского наваждения" - не знаю. Впрочем, чего бояться, если всё идёт к завершению?
   И ещё о друге: бес был большим моралистом, но кто такие "моралисты", в чём отличие моралистов от нормальных людей - по слабости знаний "моралиста" принимаю так: "любители читать морали". Есть порода людская, коя "во имя улучшения жизни на Земле" мечтает чтением моралей воспитать невоспитанных. Случается, что "моралисты" ошибаются в выборе цели и читают морали тем, кто и сам пригоден на чтение моралей, но не читает:
   - Вас, дураков, никакие морали умными не сделают!
   Вариант два: "люди высокой морали" - это до предела честные, умные, порядочные особи с неизменным и вечным званием людей "высокой морали".
  
   * * *
  
   Читатель, войди в строки непрофессионалов, познакомься с событиями заграничного военного времени, а увидишь места, где автор готовится пусть слезу о прошлом - отключай зрение и продолжай поиски описания жизнерадостных событии.
   Отзыв Беса на упадок торговли художественной литературой:
   - Чего плакаться, если плохо пишут, чем волновать и радовать читающих?
  
   В наше, высокотехническое время книга ушла в тень, забылась, запылилась, а её место надёжно занял "дурацкий ящик" телевизор. Меньшая часть граждан отечества, состоятельная, потому исключительная, телевизор называет "плазменной панелью", хотя "панель" в переводе на старые представления означает иное. Пусть и панель, но плазменная, а это новинка.
   Телевизионная техника - куча высокотехничного железа, и это железо работает по программе, кою писать нужно, программа действия сама не пишется, хоть умри!
   Программы, коими травят сознание простаков по "дурацкому ящику" владельцы дум наших называются "сценариями". Иначе - указания, кому, что, как и когда говорить и делать.
   Специалисты написания программ одурачивания масс всегда ценились по высокому тарифу, и, пожалуй, впредь цена не упадёт, не углеводороды:
   - Не вижу души в вашем сценарии! - пробежав по диагонали выстраданный труд заявляет главный отравитель общественного мнения.
   Без письменного указания, куда и на что обращать внимание, сценария то есть, кинокамера всего лишь высокотехничная, достойная большого уважения, но ничего самостоятельно в себя не носящая, вещь. И сценарии сами не рождаются, их зачинают и выпускают в свет одарённые особи, переводят в буквенное выражение, а в итоге просматривается прежняя писанина. Вульгарную, но вполне натуральную драку известного политика с не политиком, или сцену склоки двух баб с вырыванием волос в прямом эфире - нужно подробно описать, сделать раскадровку кто, кому в каждую секунду портит дорогую причёску, а кто царапает лицо только что сделанным дорогим маникюром.
   Хороши писания, и не совсем - дело десятое, но способ изготовления сценариев не изменился и до сего дня: их пишут, будут писать, и по слухам, на ближайшее время иных способ изготовления сценариев не предвидится.
   Всякая книга может быть "полезной", "нужной", "любимой" "необходимой", "интересной до сумасшествия", и даже "ненавистной и вредной". Беспредельно хороша книга, от чтения коей вопросов появляется больше, чем ответов. Если книга с первых строк убеждает, что она начало знаний о предмете, взволновавшем меня - она становится лучшим другом.
   Но и волнение волнению от книг - рознь! Как может взволновать человека какое-нибудь священное писание, если по уши сидит в материи? Никак.
   В настоящем времени человеку необходимы три "фолианта": "чековая книжка", "Книга рекордов", и "книга заблуждений "библия"
   - "Библия" последняя книга, следующая собирает факты, но без надежды, что сказанное будет исполняться.
   Есть и трудности: какими словами начать новую книгу, чем обойти "сотворение мира", о какой нови заявлять на первой странице? Повторять старые "чудеса" новым исполнением?
   - Убиваешь...
   - Чем?
   - Безнадёгой: "библия" остаётся сборником сказок.
   - В среде верных морской стихии живёт поверье: "какое имя присвоят кораблю - так посудина и поплывёт", а насколько мнение о кораблях касается книг автор не представляет, но если название корабля определяет его дальнейшее плавание - почему не применить корабельную формулу "библии"? Библия открыта, бери в руки любое издание, и приступай:
   1. "Вначале сотворил Бог небо и землю.
   2. Земля же была безводна и пуста и тьма над бездною, и Духъ Божий носился над водою" - как из "хаоса" возникли "земля", "небо", "бездны", "тьмы" и метания "духа божьего" над водой, откуда декорации взялись, имя наблюдателя "сотворения мира"? Нет Человека, не замышляется, а записи "сотворения" существуют.
   - Видевший "сотворение Земли", опомнившись, добавляет воду и жестоко бьёт по слабым способностям соображать. Но даже у самого последнего из слабоумных может родиться вопрос:
   - Ответь, о, всемогущий, в какой части Бесконечности с названием "Вселенная", на тот момент мерцал "луч света в тёмном царстве", на какую нужду затевалось "сотворение мира", в чём заключён смысл твоих стараний, что тебе последующие действия, и что ты созданному?
   Волнительна и такая позиция: до момента сотворения "неба и земли" "богу" ни до чего не было дела, вдруг появилась точка отсчёта и "боХ" начал творить! Смело можно допустить, что и у бога существовала "начальная точка отсчёта", а до неё вообще ничего не было...
   - "Ничего не было", как и Бесконечность, представить невозможно то же "хаос" уже что-то. Нравятся учёные, кои рассуждают о "зарождении Вселенной", что случилось многие миллиарды лет назад, но до тех миллиардов что-то было? кто-то спал, проснулся, спросонья занялся созиданием - и рождается вопрос:
   - Чем занимался "боХ" до ухода на покой, и сколько спал?
   - Индусы вычисли срок спящего бога.
   - Сколько?
   - Восемьдесят четыре тысячи лет с копейками, по вселенским меркам одна нынешняя секунда.
   - Верить расчётам индусов?
   - Нужно?
   - Нет.
   - Не верь.
   - Любопытным не в меру делается заявление: "боХ" есть "боХ", "боХ" вечен, и ни на какие вопросы смертных отвечать не будет, а коли невтерпёж знать истину - ищите ответы в "библии", иной справочной литературы нет. Лучше не давать волю фантазиям по теме, и не задавать безответных вопросов. Резонно: как бога спросить, если изначально ставится условие:
   - Никаких вопросов богу!
   Стоит обратить внимание на два основных слова начала "библии": "Духъ божий", двигатель плоти человеческой. Не остов-мышцы-кровь-сердце и прочие органы важны человеку, а Душа, Дух. Бог - это бог, но "дух божий" выше всего, а если так - бог вроде не у дел...
   Донимать вопросами "толкователей пИсания" пустое занятие: ответов будет столько, сколько будет опрошено "знатоков":
   - Если "Дух" ставить на первое место - "боХ" в таком разе лишний, потому и невидим. Но как терпеть нахалов, кои поверх божьей головы общаются с духами, и бог им не помеха ответа нет.
   - Общение напрямую с духом - грех неотмоленый и страшный, а всяческие деяния, неучтённые писанием от "диавола"! - иные резоны служителей божьих не трогают, чем и схожи с носителями других идей.
   - Извиняюсь, об этом вам кто-то сказал "сверху"? Но коли дух существует - отчего нельзя с ним общаться без посредников? - сила "служителей божьих" в непробиваемости, а ответы по мощи не уступают бронебойным снарядам:
   - И такое занятие грех страшный! - жалобы и стенания об "утере благочестия в отечестве" остаются в силе.
   Трёх лет обучения в обычной, стандартной школе хватает, чтобы хорошо овладеть чтением, Прочитать - одно, но правильно понять прочитанное не так, как оно написано - другое. Истинный смысл понимают только одарённые особи, а остальным остаётся принимать с верой сказанное понимающими:
   - Кто тебя сделал таким умным? Сам до всего дошёл? - стыд гонит кровь в лицо, веки тяжелеют, перекрывают "свет божий" и усмиряют гордыню...
  
   * * *
  
   Достаточно и начального образования, чтобы не пугаясь собственного "не пойму" открыть "Учебная книга ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ" Н.Кареева издания 1914 года, открыть на странице 7 и прочесть:
   "Чем выше стоял народ в культурном отношении - тем возвышеннее делались его религиозные воззрения. Самые ранние мифы, т.-е. рассказы о богах, заключающие в себе наивные объяснения явлений природы, имеют часто очень грубое содержание, которое всё более и более очищается по мере всё бОльшего развития народа"
   - Как понимать авторитетного учёного?
   - Человечество изобретало богов на потребу себе в необходимом количестве, и наделав в избытке, приступали к сортировке "продукции" по качеству, оставляя "эффективных" и грозных.
   - Пример?
   - Почитание "бога-громовержеца" в местах явления статического электричества с последствиями как то: убил домашнее животное, спалил рощу оливковых древ, кого-то из народа отправил "в царство теней".
  
   - Далее?
   - Кто-то, поглаживая кошку в темноте, увидев маленькие искры на шерсти животины, задумался:
   - Э, хвостатая, ты, случаем, не посланница "бога-громовержца"? - кошка не ответила и отправилась на охоту.
   Упразднение многих богов древности и поклонение "единому" произошло из соображений экономии даров, проще содержать в порядке и довольствии один храм, и одного служителя, но не дюжину дармоедов.
   - "Единоначалие"?
   - Оно.
   - Помнится, где поминали пользу поклонения "единому сущему", повторяемся...
   - Твёрдость всякой веры в повторении.
   - "Назови человека сто раз "свиньёй" - после сто первого захрюкает"?
   - Часто хватает и половины сотни, ваша история знает случай и четверти от сотни.
   - Новинки в "писание" добавляют?
   - Нет, нельзя, грех, анафема, только вера в сказанное тысячи лет назад. Чем кончим?
   - Формулой: "единоначалие на небесах - единый царь на Земле"
   - Аминь?
   - Аминь.
   * * *
  
   Установлено: "апостол Андрей первый, кого Христос призвал на распространение нового учения, первым побывал и в Киевской Руси"
   Нужно сказать, что на момент визита Андрея Первозванного Киевской Руси, как таковой, не существовало. Если не так, то как следует понимать такое:
   "...пойде морем в Русию, рекою Днепром, ею же пришел тамо, где ныне град Киев..." - надо понимать, что на момент появления апостола на месте нынешнего града Киева ничего не было? О какой "Киевской Руси" тогда разговор вести? Или какое-то малое поселение руссов всё же существовало, но не "град"? И "руссы" проживали на берегах Днепра, или какой иной народ?
   Визит Первозванного на берег Днепра пришёлся на первую половину первого века новой эры, но "крещение Руси" было учинено киевским князем Владимиром спустя тысячу лет после визита Андрея. По этому поводу остаётся думать, что князья, правившие Киевской Русью, тысячу лет после визита апостола Андрея размышляли на тему:
   - Менять древних богов на иноземных владык, или не стоит? "Хрен на хрен менять - время терять"?
   Если верить древним записям, то князь Владимир подвергался искушению:
   "Приезжали ко Владимиру от разных кралей (королей) и князей и народов послове и учители, кииждо от них веру и закон свой похваляюще, яже еста сии махметяне, египтяне, арапове, татарове и князей аргавейских (аравийских)"
   Как видно, выбор был широк, но Владимир:
   "обаче он махметским законом погорде, яко показася ему быти не чист и сквернен. Приидоша же к нему и от папы, и от цесаря, и от князей римских, латинских и немецких, от них же частыми послами был наговариван, чтобы принял веру их. Он же тако не хоте им произволити, зане вера их и благочестие, и костелы не полюбися ему. Последи же был умоляем жиди. Обаче и Моисеев закон тяжек вменися ему. Но точию послове греческих царей и патриархов у него с верою и с законы своими место имели... Чти о сем в летописцах русских".
   Вот оно что! Главное в вере - её "лёгкость исполнения"!
   И князь Владимир пал: в силе четырёх слов о "единстве бога и народа" князя убедили византийские гастролёры. Поддавшись рассказам о красоте новой веры, князь "крестил Русь", но только киевскую. Русь, коя проживала в лесах на севере от Киева-града, продолжала оставаться "языческой" и худо себя не чувствовала.
   Сомнение: а та "Русь", коя проживала на севере от Киева времён князя Вольдемара, называлась "Русью"? Или иное название было?
   Злые языки говорят, что "равноапостольный" крестил свою Русь не из-за "силы веры Христовой", а потому, что получил от хитрых византийцев "на лапу", как золотом, так и девицами, до коих "зело охоч был". Какую "Русь" крестил Владимир? Граждане, что проживали на то время на берегах Днепра, были "русичами"? И если так, то почему сегодня ими не хотят быть? Разве "киевская" Русь на то время была "всей" Русью, или князь "на себя много брал"? Какие у князя были представления об аборигенах, что жили на территории нынешней Архангельской губернии? Или она на то время была пуста? И нынешняя Новгородская пустовала? Псковская? Руки киевского князя до них дотягивались? Пожалуй, "нет", далековато было для Вольдемара. Дорог не было, скоростной транспорт "Красная стрела" только проектировался, и всё протекало по формуле:
   "до бога - высоко, до царя - далеко", поэтому руссы северных территорий жили по своим уставам. Что возмутительно: жили и ничего не знали об иудейском боге, своими обходились! Глава семейства - "и царь, и бог, и воинский начальник" и жрец богов сделанных из дерева. Удобно, просто и понятно! Как молиться, какими словами обращаться к божьему лику - никто не укажет, я общаюсь со своим богом так, как могу.
   Анархия! Непорядок! И тут приходят некие и говорят мне, отсталому, что "поскольку бога человеку видеть не дано, то довольствуйтесь нашим видом, смотрите на нас, а мы будем очень стараться быть похожими на бога! Мы очень постараемся быть похожими на бога! Во всём! Кто оспорит?"
   Так князь "с длинными руками" появился на берегах реки-Москвы, и только он мог принести "свет христианского учения" обитателям Средней полосы России. Заодно и "развеять мрак язычества". Вопрос к Вольдемару "равноапостольному":
   - Княже, загоняя батогами подданных в Днепр для обряда крещения, не совершал ли ты вероотступничество? Ну, как же! До знакомства с византийскими хитрецами у тебя был пантеон древних, богов? Был! Сколько тысяч лет твои предки им поклонялись без сомнений Ии подозрений? Не задумывались о том, что их боги - "идолы"? А тут появились "миссионеры" из дальних стран, что-то там рассказали и показали, убедили, что древние божества твои - "чушки деревянные"
   а вот их новый бог - "живой"! Пусть и не их бог, а позаимствованный..." - и, вроде бы, чем-то там весьма убедительно подтвердили заявления? Княже, почему чужакам поверил? А что, если
   "совратители в веру" были всего лишь хорошими фокусниками?
   Чтобы бы теперь не говорили, но первый акт вероотступничества совершил ты, княже Вольдемар! Плохие были древние боги у народа твоего, хорошие - пусть бы народ решал, но не ты! Вот она, работа всего четырёх слов: "едина вера - един народ"!
   Попутно нехорошие мысли о коррупции появляются: те "хитроумные Уиллисы", что "нового бога" привезли, за переход в иную веру, что предлагали? Злато? Девицу, и не единую? Или с первого мига предательства звание "равноапостольного" обещали? Что мне, "грешнику", остаётся на раздумье? Собери подданных, да толкни речугу:
   - Братия, наши боги древние обленились, нас, сирот, не берегут, без перерывов позволяют глумиться над нами...
   Тут пришли некие иноземцы и говорят, что в далёкой и чужой земле новый бог объявился в единственном экземпляре, но куда как сильнее всех наших! Признавать новизну будем? Давайте думать! - так нет же, загнал "волевым решением" подданных в воду и объявил о смене дюжины старых богов на одного нового.
   - В характере славян, похоже на "р-рывалюсию осьнадцатава рока от рж. Христова"
   Так "по согласию за горло", жившее "на пивдень" славянское племя поменяла дюжину своих, проверенных в деле богов, на одного чужого.
   - На двух: "отца и сына" Ни продавшийся византийским грекам князь, ни подданные князя, за измену древним богам не понесли наказания, а ежели так - дозволено думать: древние, видимые боги не более материала, из коего сделаны.
   - То есть, брёвна?
   - Они. Где, в каком капище, бревно ожило и удивило верующих? Не было, и не будет, брёвна не оживут, поклоняющимся дереву пути из небытия в мир живых нет, и не будет.
   И почему нынешний "истинный бог" не создаёт верующим особые условия земного жития?
   - Как не создаёт? Создаёт тем, кто его придумал, а остальные получают "блага" по остаточному принципу с названием "что бох даст"
   - Только я есть истинный бог, а не чурки, коих изготовляете и поклоняетесь им! - не было такого до определённого времени.
  
  
   3. Новейшие времена.
  
  
   Язычество процветало до момента, когда в далёких и жарких местах планеты Земля вождь некоего народца не хлопнул себя по лбу:
   - Многовато богов, перепроизводство, дорого обходятся, нас мало, ежели и далее всех ублажать - разоримся, по миру пойдём! - и объявил народу:
   - БоХ един, а желающих возразить приглашаю на беседу в моё жилище...
   Шло время, народы тёплых стран освоили единобожие, делись "богом" с Европой, Русь пребывала в идолопоклонстве и не принимала чужую веру.
   И опять Время двинулось в поклоны деревянным богам, пока в граде Киеве не появилась делегация византийских хитроумных уллисов с дарами тамошнему владыке...
   -... князю Вольдемару?
   -... ему.
   - "... и держали пришлые речь:
   - Князь, ядрёный корень, созрела киевская Русь, пора менять деревянных богов на единого и живого!
   - Резон предъявите!
   - Пожалуйста! - и предъявили мудрые уллисы (греки) золотишко, винишко и девок, до коих "владыка земной зело охоч был"
   "... и загнал князь батогами граждан града Киева в Днепр, и обращали в новую веру хитрые византийцы идолопоклонников с напутствием: всякий, усомнившейся в пользе новой вере да будет исторгнут из среды народа своего, и, да сгинет без следа!" - и
   Новообращенные ответили:
   - Аминь!
   в нов
   на замену деревяшек " для перемены богов. Но это была княжеская "киевская", а та Русь, что проживала в любви и согласии со своими старыми, арийскими, богами в лесах на берегу Москвы-реки не отличалась "благочестием" и туго принимала далёкого и чужого им бога. Что остаётся думать? Пожалуй, что князь "с длинными руками" и привёз племенам вятичей чужого вначале, и "родного" к настоящему времени, бога. Местные князья рубили головы идолопоклонникам, или смотрели сквозь пальцы на "заблуждения" холопов?
   Не менее интересен вопрос: как долго длилось тайное поклонение подданных князя Вольдемара древним богам своим? Как быстро и твёрдо новая вера укоренилась в умах подданных князя? Бунты были? Разумеется! Нет нужды забираться в исторические дебри для выяснения вопроса, достаточно обратить внимание на твёрдость и стойкость "раскольников" и "протестантов" в укоренившейся "вере Христовой". На смерть и муку шли люди, но не хотели креститься тремя перстами! Какая была разница, как осенять себя!? Двумя, или тремя перстами!? "Твёрдость в вере!" - и только она не позволяла добавить один палец! Вы не захотели задуматься о сущей малости: князь Вольдемар когда-то похерил пантеон ваших древних богов - и ему всё сошло с рук, "санкций" против него никто не применил, а вы, упрямцы, не захотели добавить всего один палец при сотворении римского символа убийства и пошли на смерть! Вдумайтесь: как можно поминать крест!? Это же орудие казни! Безобидный древний индийский символ солнца, свастику, поминать нельзя, а крест - приветствуем! Чем объяснить такую вашу "твёрдость в вере"? Слабоумием?
   Нет нужды повторять список всех заблуждений, что случились в христианстве за время его существования, не стоит поминать и нынешние, свежие заблуждения творимые в избытке. Что будет дальше с заблуждениями в вере никто определённо сказать не может и тому есть причина: однажды, как-то и где-то, на небосклоне "в юго-восточной части, в лучах заходящего солнца, на небольшой высоте, непонятно откуда появился круглый предмет приличных размеров, напоминавший две столовые принадлежности сложенные вместе. По ободу объекта светилось пламя... Непонятная посудина перемещалась с невероятной, не "человеческой скоростью, но иногда останавливалась, "зависала". "Оставалась какое-то время неподвижной..." - чем весьма поразила наблюдателей... Объект тут же нарекли "тарелкой" и на этом вроде бы всё и закончилось. Но только в тот раз.
   А потом пошло и пошло: "тарелки" стали появляться в различных местах планеты Земля. Иногда они разнообразили зрителей и меняли форму до сигары и на этом останавливались.
   О "неопознанных летающих объектах" на сегодня написано не меньше, чем о христианстве и ещё больше непонятного, чем в рассказах о "боге".
   * * *
   Единственный и естественный вопрос зрителей, при виде первого "неопознанного летающего объекта", был таков:
   - Что это!? - поиски ответа начинаются с того момента, когда мы не получаем внятного объяснения явлению.
   В самом деле, что можно сказать о НЛО? То, что он очень быстро летает? Быстрее самого быстрого летательного аппарата землян? И как бы насмехается над нами:
   - Пойди, поймай меня! В "жо... не кругло"? Сиди смирно и не рыпайся! Признай техническую, а таки и остальные свои никчемности в сравнении со мной! И не пробуй со мной тягаться: плохо кончишь! - нет, мы пробуем с мизерным успехом.
   А ответ нужен, ох, как нужен! Ну, хорошо, я человек маленький, власти у меня нет, "тарелкам" ничего не могу сделать, хотя очень хочется проучить их за наглость, а раз так - отключаю своё внимание от них. Как в басне "Лиса и виноград":
   - Кислый он!
   А каково признаться в таком бессилии перед "неопознанными", да ещё и "летающими объектами" "первому лицу и первого государства в мире"? Не какого-нибудь "бананового" государства, а государства, претендующего на управление миром! Как такое вытерпеть?
   За ответом о природе "летающих" обратились, естественно, к учёным, но те только и смогли исполнить два любимых жеста: "развести руками и пожать плечами":
   - Не знаем! - а между тем "летающие" не стояли на месте и с каждым визитом в наш мир добавляли что-то новое в знания о себе.
   В новое время "летуны" перестали удивлять "сервизами" (сколько можно!) и перешли к рисункам на полях. Много сходства с нашими любителями "граффити".
   На сегодня выяснили совсем немногое: "пришлецы", как и мы, люди, неодинаковы. И окрас разный: от "зелёных", до светлых. Размеры - от "маломерков" до "нормальных":
   - Совсем, как мы!
   А тут ещё полтергейст сумбуру добавил... хотя нет, полтергейст существовал всегда, а в старые времена назывался по-другому: "нечистая сила". Сила нечистая, но мало в чём уступающая "божьей". Бог так явно не проявляется, как "громкий дух".
   Благостную картину веры в "единого" испортила наука заявлением: :
   - Вылупившийся утёнок последует за движущимся предметом будь тои кошка - познакомившись с заявлением - увидел себя утёнком, а бога - кошкой...
   И с верой всё обстоит так: втяните меня с "младых ногтей" в любую религиозную дремучесть, и я буду верен ей до конца дней моих! О нелепости верований ни на секунду не появится сомнений, какими бы "неопознанными летающими предметами" не бить меня по голове!
   Коварный вопрос не даёт покоя в этой жизни, а в будущей за него буду подвергнут "аннигиляции":
   - А какому "богу" поклоняются те, что смущают наши умы полётами без разрешения!? И есть ли у них "бог" вообще? И если они - "бесовские деяния", то нужно признать за бесами:
   - Инопланетная техника на недосягаемом уровне, настолько высока, что земные почитатели "богов" и определить не могут. Разве допустимо, чтобы неизвестно кому поклоняющиеся внеземные существа, а. возможно и полные безбожники, стояли в технических вопросах выше обитателей Земли? Почему "бесовская" техника выше, чем у "хранимых богом"? Где у иноземных заводы по изготовлению НЛО находятся? Вот бы узнать... - страх, что дух мой, покинув немощную плоть, без суда и следствия будет уничтожен за неверие в "создателя" о
  
  
   Последнее упоминание о "нечистом" не для печати: пожалуй, во мне сидел не бес, а хороший, добрый дух писателя из тех, кто по каким-то причинам не реализовался в прежних жизнях. Или, воюя, мечтал написать книгу о войне, но был убит в день победы, так и не рассказав увиденное,
   Спровоцировать сущность на разговор "чей ты дух" в своё время не догадался, а теперь "поезд ушёл" и остаётся додумывать.
   И ещё одна догадка ухода беса, имеющая право на жизнь: друг отправился в Антию изучать особенности жития антиков. Что просвещённому бесу подробности чужого жития, какой интерес?
   Хотя...что за туман в Долине убытия, каков химический состав, откуда и как появляется, кто управляет туманом? И куда деваются обречённые на убытие?
   И сообщить о себе не может: диск Солнца перекрывает (экранирует) любые виды излучения.
   Может, вернётся? Плохо без начальника, пусть и беса!
  
  
   Глава 2.
   Военные игры мирного времени,
   или
   "Разминка"
  
   "Разминка" - предшествие, подготовка к свершению великого. Разминка родня "перекусил" перед большой обжираловкой.
  
  
   От большой скуки и от не меньших денег, неизвестно по чьей прихоти и какой нужды в стольном граде оживили "Московский гренадёрский полк" времён нашествия Бонапарта на Русь. Полк совсем настоящий, но непригодный на ведение боевых действий: "потешный" он.
   В полку всё такое, как и прежде: мундиры воинов, оружие, знамёна и проч. Как иначе? Не будь на личном составе полка одеяний воинов настоящего, древнего полка - их бы принимали за сборище "лиц неопредёлённого рода занятий" и диагнозом "не совсем в уме": трудно вообразить тысячу (полк) пожилых упитанных мужиков в современной цивильной одежде, но со старинными ружьями в руках. В среде народа живёт уверенность:
   - Сами, без стараний сверху, можем накликать войну - желание потерять энное количество тел исходит от народа в виде неизученного излучения, а заявления вроде "у него на морде написано "драки хочет" ошибочно.
   Мальчишки любят играть в войну, и мужская половина общества с пониманием относится к детским забавам:
   - Бойцы растут! - женская, естественно, миролюбивая половина, глядя на военные забавы отпрысков проявляет беспокойство:.
   - Накликают войну, бесенята! - ну, это женщины, а мужчин не волнует мистика военных игр сыновей: "мальчикам нужны "Зарницы", без них народ хиреет и вырождается..." - нет беса и некому зудеть в левом ухе о правоте, или заблуждении воинственной части граждан отечества.
   В прежние времена чтобы взять под контроль и управлять неорганизованной военной магией детей солидные товарищи придумали игры "в рамках военно-патриотического воспитания молодого поколения" и с названием "Зарница". Почему зарница? Возможно в память о нападении врагов ранним утром двадцать второго дня июня месяца одна тысяча девятьсот сорок первого года. Ну, это в прошлом, новое выглядит забавнее.
   Отчего и почему прежние "зарницы" не дали нужного эффекта и нынешние боевые полки нет-нет, да и выдают ЧП уголовного свойства в звании "дедовщина". Случаи издевательств своих над своими в воинских соединения военные психологи объясняют "бездельем военных мирного времени".
   После первого объяснения появляется второе, не произносимое психологами домашней выпечки, но разумеющееся: "полкам нужна война", а высокие воинские товарищи распад армии объясняют проще и понятнее:
   - Засиделись!
   Чтобы и потешный полк не докатился нравами до обычной нынешней боевой единицы - организаторы потех не чаще одного раза в год на деньги владельцев устраивают театрализованные битвы с французами.
   Как воины потешного полка - так и побеждаемые "французы", говорят языком жителей столицы и окрестностей: тамошние они, устроителям игрушечных баталий не из кого рекрутировать натуральных французов.
   Приедаются режиссерам-драматургам игры на тему прошлых войн с иноземными супостатами в полях под столицей - труппа актёров-любителей выезжает за пределы стольного града в сторону коварного Запада, и не крестьянских телегах образца одна тысяча восемьсот двенадцатого года, а в шикарных транспортных средствах фирмы "Мерседес". Сиди бес во мне до момента отправки "московского гренадерского" в Париж - в паре могли бы заявить:
   - "Мерседесы" явное, не прикрытое отсутствие патриотизма и пренебрежение изделиями отечественного автопрома".
   Едут с остановками в местах, где подлинный и доблестный полк, а не сегодняшняя бледная копия, одерживал над супостатами победу. Копия придерживается относительной "исторической правды" и задерживается в местах, где настоящий полк проигрывал сражения. Были и проигрыши, но поминали проигрыши "потешными сражениями" - телевиденье умолчало.
   Почто столь немалые траты? - и устроители забав отвечают:
   - Военные" забавы возрождают боевой дух нации! - кто посмеет усомниться!? Возразить заявителям, что ошибаются? Кто наберётся нахальства спросить: "а боевой ли дух возрождают? И какой аромат у "боевого духа", чем от него несёт? "Мирный Дух" предпочтительнее, а "боевой дух" - патология.
   Какой может быть аромат у "боевого духа"? Может Дух быть "боевым", если он субстанция сугубо мирная? И если дух объявляют "боевым" - можно думать, что это не Дух, а что-то иное?
   "Реконструкция событий восемьсот двенадцатого года" занятие безобидное, никому и ни о чём не говорящее:
   - Подумаешь, французики когда-то прогулялись до Москвы, посмотрели на русскую столицу парижскими глазами и ушли восвояси! И что с того? - вопрос о "боевом духе нации" весьма актуален, но и "тёмных" пятен" хватает:
   "... не будь на то господня воля -
   не отдали Москвы"! -
   отозвался поэт на сдачу Бонапарте стольного града. И на "совете в Филях" Кутузов Михайло, сын Иллариона, ничего не решал, положился на "господню волю", и тот не подвёл: русская армия избежала разгрома. Но император Франции не знал пустяка: громить русскую армию на её территории невозможно.
   Вторая причина, не позволившая русской армии сгинуть: ничего не знали о лозунге "стоять насмерть!", "назад ни шагу!" и "отступать некуда: позади - Москва!".
   В восемьсот двенадцатом году русская армия руководствовалась "господней волей", а в сорок первом молилась рукотворному "богу, вождю, другу, учителю" и отцу всего совецкого народа", и о качестве указанных позиций открыто выражать сомнения на то время желающих не находилось. Каждому времени свой "бог".
   В древности "лиц кавказской национальности" на Руси не было, "кавказские лица" свежее изобретение, прежде жили "нацмены",
   Что в переводе выглядело как "национальные меньшинства". "Высокий представитель одного из нацменьшинств России в звании "вождя, отца и друга (всего!) совецкого народа", полный хозяин Руси, при полной власти, в первые часы войны публично признался в "просерании" оной. Кого видел "вождь" основными "просерателями" пришедшего бедствия - на сегодня История назвала имена отличившихся, а кто и чем отделался за прошлую "диарею" - молчание...
   История мадам хитрая, в основе повествует о последствиях, и редко о причинах. Помимо того: если в торговле на все виды товаров требуют сертификаты - История обходится без них.
   Мерки восемьсот двенадцатого и сорок первого не одинаковы: в двенадцатом Кутузов Михайло, сын Иллариона, "сдал столицу французам, но сохранил армию" без риска быть расстрелянным, а в сорок первом году двадцатого столетия светлейшего поставили бы к стенке, не разбираясь прав/виноват. Как можно было сдавать столицу, если в ней сидел "вождь, друг, отец, учитель..." и кто ещё?
   Что изменилось со времён Михаила Илларионовича? Многое, и не в лучшую сторону для рядовых защитников отечества. Если поэт когда-то писал:
   "Полковник наш рождён был хватом,
   слуга царю - отец солдатам,
   да жаль его: сражён булатом
   он спит в земле сырой...
   И молвил он, сверкнув очами:
   - "Ребята, не Москва ль за нами!?
   Умрём же под Москвой,
   как наши деды умирали"! -
   и умереть мы обещали,
   и клятву верности сдержали
   мы в бородинский бой..." -
   если поменять статью - за призыв умереть полковничек заслуживает звание "сукин сын": армия должна побеждать, а не ложиться трупами, но "хват-полковник", похоже, не знал, на какую нужду содержат армию.
   Сила и мерзость призывов: один призывает умереть тысячи без объяснения причин, почему призываемые должны расстаться с единственной ценностью: жизнью. Последующие полковники и прочие "вои", чином выше, боялись "царя" с Кавказа, а солдат без меры и сожаления пускали "мясом пушкам".
   Повторить в сорок первом деяние маршала, то есть "отдать Москву, но сохранить миллионы жизней рядовых воинов" - подобное никто и думать не смел, а не то, чтобы практически отвести войска от московской мясорубки.
   Почему фельдмаршала Михаила свет Иллариона за сдачу столицы в восемьсот двенадцатом не признали "преступником", но в сорок первом учредили награду "орден Кутузова"? Фельдмаршал оставил врагам "сердце России" - и вот вам, орден его имени! По соображениям сорок первого старику следовало рубить голову с немедленным вымарыванием имени из истории России, но никак не учреждать орден!
   Оставление Москвы восемьсот двенадцатого суть преступное деяние, сохранение армии мелочь, и коли так - позволительно думать: вои, награждённые "орденом Кутузова", сдавали города, но сохраняли армию, оставаясь "отцами солдат"
   Сегодня единицам известны причины, толкнувшие Бонапарта пойти на Россию, ещё меньше знают, в каком году двадцатого столетия началась гражданская война в России и когда окончилась. Но есть сумасшедшие в малом количестве, кои тихим голосом с оглядкой по сторонам (привычка!) сомневаются:
   - Гражданская война не прекращалась, до сего дня идёт... - заявления о гражданской войне появляются, когда нынешние работники сцены показывают "реконструкцию освобождения города от немецких захватчиков". Театр на местности, где русские мужчины в форме Российской Освободительной Армии сдают позиции таким же русским, но в другой форме. Солдаты РОА не могут быть не выбиты с позиции: "нельзя нарушать историческую правду".
   Нынешняя молодёжь из числа умных особей понять не могут: кто такие "РОА", откуда и почему появилась? Кого и от чего освобождала "Русская освободительная армия"? - часть горячих мальчиков, сверху знающих историю отечества, немедля "ставит точки":
   - За немцев воевали, суки! - другие любознательные юноши, желающие знать истинные причины, по которым русские убивали русских отходят в сторону:
   - Почему не поминают тех, кто солдат РОА "суками" сделал? - вопрос о суках на сегодня "разминирован" и не представляет опасности.
   Морока, ох морока с "театром прошлого"! "РОА" - вот она, осталась, никуда не делась, и впредь никуда не денется, не уйдёт от позора в беспамятство, а вот "красная армия" сгинула... "Совершила подвиг по освобождению народов Европы от..." - и пропала... Чёрт, всё становится с ног на голову... или с головы на ноги?
   Почему "постановщики" ограничились солдатами-актёрами РОА без солдат Вермахта - объяснений зрителям не давалось. Когда нет объяснений "сверху" - свои толкования дают низы:
   - Нет ткани нужного цвета на пошив формы солдатам вражеской армии... Исправные автоматы MP38 и патроны к ним в избытке, а вот серо-зелёного сукна нет.
   Если в театральной постановке нет солдат Вермахта - дозволено думать, что город от вторжения красной армии обороняли солдаты Русской Освободительной армии:
   - Как следует понимать нынешний "театр", где наперёд известен финал постановки? Где одни всегда побеждают других и никогда наоборот?
   Чтобы "не нарушить историческую правду", актёрам, играющим солдат РОА, при вхождении в роль по системе Станиславского, строго-настрого запрещено бить физиономии, или причинять какие-либо увечья исполнителям ролей "солдат советской армии:
   - Играть - играйте, но не заигрывайтесь!
   Гражданская война в России, когда-то успешно начатая "товарищами", продолжается и до сего дня, "латентно", как бы сказа человек с медицинским образованием. Как понимать стычки русских с русскими, пусть и театральные, кои сегодня устраивают неизвестные режиссеры-постановщики? Русский - русскому - и, как прежде в морду - хрясь! Прикладом (патроны кончились), или штыком! И сколько "театром" играться будут? До какого момента? Пока "театр" не станет настоящей войной? Для чего нужно?
   - Чтобы помнили...
   Только женщины склонны к миру, и на вопрос: "чего бы вы больше всего хотели в жизни" без предварительного сговора отвечают:
   - "Лишь бы не было войны!" - клич в исполнении женщин впечатляет, это их "сольные партии". Постоянное, веками не меняющееся желание всех женщин мира: "лишь бы не было войны"... Не встречал мужчин, высказавшихся против нежелательности войн:
   Под ответ "лишь бы не было войны" можно закладывать любые суммы и в любом споре на тему о войне. Ответ "лишь бы не было..." всегда будет выигрышным. Нет женщины, коя открыто, в полный голос и при большом скоплении народа заявила о любви к военным действиям! Нет таких ненормальных, и любые полкИ в их представлении на то и существуют, чтобы защищать их от неизвестных, до времени, врагов! Что полки могут нападать первыми - в это женщины не верят:
   - Напасть могут чужие полки, но не наши! Наши полки никогда и ни на кого не нападали, наши полки только защищали нас, слабых!
   Финансы "командиров" игрушечного полка плюс их фантазии, однажды позволили "гренадёрам" докатиться до Парижа. Настоящего Парижа, того, что во Франции. Дело в том, что есть ещё один "Париж" на Южном Урале. Объяснение такое:
   - Бывал в старину настоящий, московский полк в Париже? Бывал! Русская армия наказала Бонапарту за легкомысленное вторжение в Россию? Наказала! Почему бы и шутейному полку не побывать в Париже? Полки в Париж приходили и уходили, а Париж оставался на месте, Париж всегда Париж. Единственный. Неповторимый. От истории никуда не денешься: при Бородино настоящий, прежний полк битву проиграл? - вот и "потешному" при Бородино не следует нарушать "историческую правду". Мечтать - пожалуйста, сколько влезет, мечтами о прошлом можете грезить в любую сторону от правды, иных мест для мечтаний о войне, помимо кинематографа, нет, но истину с проигранной битвой под Бородино не изменить. Документ останется документом. Если в войну кто-то потерял двадцать шесть миллионов тел, а противник в пять раз меньше - "художественными формами" создать мобильный, проворный отряд снайперов, и пусть новые "таланты" ныне столько нащелкают прошлых врагов, насколько хватит фантазии сценаристу. Никому и никогда не уйти от вопроса поэта:
   "Скажи-ка, дядя, ведь недаром
   Москва, спалённая пожаром,
   французу отдана?" -
   стихи, разумеется, написаны не до московского пожара, а после сгорания "престольной". Будь иначе - слова поэта можно принять за пророчества, или как "призыв на совершение насильственных действий по свержению государственных устоев".
   Сомнение не к месту: пел Наполеон грустным голосом романс в сожженной и голодной Москве "зачем я шёл к тебе, Россия"? Непонятно: почему сегодня вспомнили восемьсот двенадцатый? Разве ничего ближе из военного прошлого не нашлось?
   "Театр" не нужен, но "потешные" на халяву, захотелось побывать в Париже с "минимальными потерями в живой силе и кошельках". Стоящее дело, только к нему нужно правильно подойти.
   Как осуществить желание? Просто: устроим "театр", а "театральным деятелям" ещё никто и никогда не смел отказать в желаниях. Кто бы посмел запретить въезд в столицу Франции!? Разве не сказано: "когда говорят Музы - молчат пушки"!? У нас все позиции обозначены, всё при деле! - и родное телевиденье показало, как президент Франции позволил "игрункам" войти в Елисейский дворец в форме "московского гренадерского полка" при развёрнутых знамёнах, пусть и с древним - но оружием! Играючи, но с намёком:
   - Знай наших!
   В летописи любого государства хватает "позорных страниц" и тому есть объяснение "вождя мирового пролетариата":
   - "Государство - это мы"! - если в государстве "пятьдесят процентов акций плюс одна" умные люди - государство в разряд "глупых" не входит и обходится без позора.
   Утешает отсутствие стандарта на "страницы позора", и что позор одному - другому "норма жизни".
   Все президенты трудны в понимании руководимого ими народа, а французские - на особицу: с чего дозволил игрункам "потешить душу" и войти в Париж!? Не только в Париж, но в резиденцию французских владык!?
   Ни единым словом передача не заикнулась о беседе президента Франции с "командующему московским гренадёрским полком":
   - Понимаю ваши желания "тряхнуть стариной", но предлагаю играться не по вашему урезанному сценарию, а по полной программе? Всякая война происходит между двумя основными участниками, и война двенадцатого года - не исключение. Перепишем сценарий, где, придерживаясь исторической правде, следует гореть Москве, а далее, опять не удаляясь от правды, театральная армия Франции во главе с императором из лучших актёров в роли Бонапарта, первой входит в Россию без возражений со стороны правителя нынешней Белоруссии. "Бородинское сражение", как ни тяжело признавать, Наполеон выигрывает, а далее - отступление русской армии и сдача столицы, кою французы, как и прежде, сожгут... Не совсем спалят, только столичный "частный жилой фонд" на известном шоссе. Разрешить участие зрителей соседних сёл в сценах пожара на известном шоссе"
   История повествует: "москвичи восемьсот двенадцатого, не желая оставлять квадратные метры жилищного фонда захватчикам, собственноручно сожгли первопрестольную, а французы к столичным пожарам не "приклеены" ни с какого боку, не жгли французские гвардейцы московскую недвижимость!
   На основании утверждения о добровольных поджогах "частной жилой собственности" москвичами двенадцатого года рождается вопрос: "у нынешних "шоссейных" обитателей стольного града хватило духу спалить хоромы "нажитые непосильным трудом", но не отдать врагам?
   Какой-нибудь нынешний столичный пожар в студенческом общежитии скучен. Быстро забываем. Никого и ничему не обучающий, и "научного интереса не представляющий", пожар. Кто-то, явно большой шутник, сказал:
   - "Пожар" - это когда горит жильё, а если полыхает что-то иное - это "возгорание NN-й категории". Ныне удивить и напугать стольный град "возгораниями" не получится. Если бы пожаров боялись, "как огня", то и не было бы пожаров с "высшими категориями сложности".
   Спалить "шоссейные" дачи - стоящее и впечатляющее событие, большее, чем сгорание Рима в известные исторические времена. Как иначе? Почему только "московскому гренадерскому" дозволили войти в Париж "за здорово живёте", а французскому полку нельзя сжечь ни единой хибары в нынешней столице? Интересный "футбол" с игрой "в одни ворота", господа!
   Ах, какая жалость: не президент я Франции и не могу московским игрункам предложить свои условия:
   - Никаких, даже и театральных, вхождений иностранцев в военной форме и при оружии, с развёрнутыми знамёнами во дворец французских королей! Пусть оружие и старое, да и знамёна "новодел", не настоящие, но если господа до сего времени оставаясь в душе "товарищами", хотите поразевать рты во дворце французских правителей - милости просим, но только в цивильных одеждах. Если "гнёте своё" - устраиваем "пожар московский" по образцу начала девятнадцатого века. Ну, может и не совсем прежний "шумел, горел пожар московский", но что-то сжечь из недвижимости придётся. На выбор подожжём дома ветхого фонда. "Хрущёвки", например? И без участия пожарных расчётов МЧС: если в кадр попадёт, хоть единый пожарный транспорт современного образца - делаем дубль. Давайте играть на равных!? А? Идёт"?
   Ошибка прошлых врагов: шли на Россию с расчётом провести зиму на чужой жилплощади.
   Нет покоя: как отозвались французские гвардейцы в неизвестной форме на явление актёров "московского гренадёрского"? Те, кто стоит в Елисейский дворец? В телевизионном "торжестве" при виде московских игрунков, входящих строем и при оружии, с развёрнутыми знамёнами, с барабанным боем, под звуки фанфар вступивших на булыжники площади перед дворцом - никто из гвардии не заорал:
   - "К оружию, граждане! Родина в опасности"! - если ни у единого из театральных охранников дворца не появилось желание со шпагой наголо атаковать пришлых - за каким хреном торчат? Или и они "шутейные"!?
   Ах, Париж, Париж! Сколько иноземцев ты переварил в своём "чреве" и выпустил их после такового процесса "французами"? Страсть, как много, но галлами они, разумеется, от такой переработки в "чреве Парижа" не стали. Такое действо и тебе, великий город, оказалось не по силам. Все пришельцы, коих ты "переварил", работали во имя твоего процветания, но всё же находились и такие, кто предупреждал остальных:
   - Слишком много иноземцев в Париже! Как бы, какой беды не случилось с того! - на что им отвечали:
   - "Вы - расисты, шовинисты, нацисты и фашисты! Ксенофобы, наконец! Франция могуча и непобедима, Франция переварит в "чреве Парижа" любое количество пришельцев! Да здравствует Франция"!
   "Паникёры, расисты, шовинисты" и прочие нехорошие люди нашего времени ("ксенофобы") стояли максимально близко к истине, когда заявляли, что в процессе переваривания большого количества некачественных иноземцев у Парижа непременно
   приключится жестокое и длительное "несварение желудка" в сопровождении отрыжки, и к настоящему времени всё так и случилось, как вещали нехорошие люди: "перевариваемые" рвотными массами вываливают на улицы Парижа со многими материальными убытками коренным парижанам.
   Большими усилиями полиции (пока без боевых патронов) "отрыжку" загоняют на место, но все понимают:
   "если не принять срочные и жестокие меры типа "пленных - не брать, патронов - не жалеть!" - "изжога" обязательно закончится жестокой и обширной "язвой" для настоящих парижан. Мало того, для мужской половины Парижа всё может кончиться поголовным "обрезанием" с пятикратным совершением намазов в день, а вольным парижанкам "хиджабы" на головы, хватит с них французской дури!
   Свежая порция "перевариваемых" граждан, от коей у Парижа приключилось жестокое несварение желудка, полностью состояла из "детей Востока и Африки".
   На сегодня "дети востока" - основная "головная боль" не только Парижу, но и для всей Европы. По мнению упомянутых паникёров, главная и длительная "изжога" от "детей Востока" для Парижа и Лондона ожидается в недалёком будущем, а основные паникёры, из числа "неизлечимых", давно заявили, что "третья мировая война началась"!
   Москва, кою когда-то французы простым способом (выжигание) лишили "жилищного фонда", уже пала под натиском "детей востока, у Москвы есть Кавказ, а он на много жестче Африки!
   Что известно большинству граждан отечества из собственной истории, какому количеству граждан известно, как некий молодой и забулдыжный немец (опять немец!) талантливо посадил лёгкий "летательный аппарат тяжелее воздуха" на Красную площадь отечества нашего? Опять она, эта наша вечная площадь, пострадала!
   Летательный аппарат "безбашенного" немца оказался не менее тяжёлым, чем "юнкерсы" и "мессершмитты" древней войны: винты "Сесны" сдули погоны с плеч многих "товарищей", кои отвечали "за воздушную безопасность отечества". Если бы одни булыжники площади пострадали!
   - "Прозевали"! - весельчака, пересекшего все воздушные заградительные зоны отечества без малейшего ущерба как для - так и для своего летательного аппарата.
   Но кто и каким наказанием отделался за беспрепятственное вторжение копии "московского гренадерского" во внутренний двор резиденции французских королей? Вопрос.
   Суммы затрат на содержание "московского гренадерского полка" уходят немалые, а посему рождается вопрос: "зачем он нужен"?
   "Для постоянного поддерживания в народе жестокости"! - чтобы не быть до конца откровенным и ясным в намерениях, то жестокость маскируется "патриотизмом". Право говорить о "патриотизме" дано военным в отставке чином не ниже "полковник". Их ещё называют "кадровыми". Все разговоры о патриотизме они заканчивают твёрдым, стандартным мнением: "патриотизм - это любовь к родине плюс её военная мощь!" Только так! Патриотизм без военной мощи - не патриотизм! Если держава богата не танками и кораблями-самолётами, а иным богатством, то по их соображению, в таковой державе запах патриотизма напрочь отсутствует! Вот когда всё мужское население отечества сидит в танках и самолетах-подлодках - вот это да, вот это патриотизм! Это и есть настоящая "любовь к родине" - стоять под ружьём не только внутри отечества и на его границах, но над всем миром! Над всем миром должна летать моя, но не его чудо-авиация и высматривать врагов, кои уже шевелятся и тех, кто только собирается "задрать хвост". На сегодня только одна известная заокеанская держава позволяет себе роскошь проявлять "кулачный" патриотизм, но и она начинает понимать, что "эра кулака" заканчивается. Сколько народов на сегодня болеют "кулачным патриотизмом"?
   Восхитительно, когда мои "подлёдные" лодки поочерёдно взламывают льды на полюсах Земли-матушки, а танки и "бэтэры" утюжат всё, что можно утюжить, и ничего, что качаешься: дохлым уродился, врождённых минусов показалось недостаточно и по возрастании к ним прибавил многие пороки двадцатого столетия. Но и в таком состоянии ты всё едино "великий патриот"! Для родины патриотами могут быть только военные, пусть и не совсем полноценные, но военные, а прочие - сплошное недоразумение. Наивысшее, чего нельзя обсуждать, как и приказы - это "любовь к родине". К такой родине, где безраздельно и беспредельно правит держиморда из "своих". Любовь к родине "живёт и крепнет" только в "сердце её защитников"!
   - "Люби родину как я её люблю, а не то - в морду"! - если не так, то почему сегодня молодые граждане отечества неохотно идут "выполнять священный долг по охране страны"? "Конституционный" долг не помнят? Какой в итоге этот долг: "священный", или "конституционный"? Чего в нём больше? Почему, вполне хорошие парни, предпочитают заниматься в больницах горшками, но не "идти под ружьё"? И снова ходьба по "символу вечности":
   - "Слабое патриотическое воспитание в среде подрастающего поколения ведётся"!
   - "Почему "слабое", когда, где и по какой причине ослабело"?
   - "...потому... - фантазия иссякает и ответ повисает в воздухе.
   Сколько безответных вопросов на военную тему висит на сегодня в атмосфере отечества - никто не знает по причине "идеологической" импотенции, есть и такая..
   Понять заботы военных о "военном" патриотизме просто: это их "хлеб с икрой и маслом". Что делать генералам без армии, куда податься? Не виноваты генералы: мать-Природа создала их воинственными и кровожадными. Хироманты соврать не дадут: если человек родился с сильно развитыми рёбрами ладоней рук - быть ему генералом при возрастании! И не меньше! И врождённая воинственность постоянно будет толкать его на битвы за неизвестные идеалы. С кем угодно, за что угодно и в любое время - но драться! Всё равно, как длинный мизинец моей левой руки постоянно толкает на воровство! Договорились:
   - "Тяга к воровству - болезнь (клептомания), а неугасимое желание "добывать родине военную славу" - родня клептомании, но "достойное, нужное и почётное заболевание".
   На какой процент граждан в каждой стране периодически наваливается желание убивать себе подобных при "защите родины" - таких данных вроде бы, ещё никто не оглашал.
   Но, по слухам, для военных надвигается ужасное время: грядущие войны собираются устраивать без участия "живой силы" и воевать будет техника. Сложная, страшно сложная и очень дорогая - но техника. Никаких тебе атак, никаких криков "за родину, за....", ничего лишнего, подпадающее под определение "отклонения в психике". Вроде тех, кои позволяли совершать в прошлом. Всё, откричали своё! И какие, к чёрту, "ура"!? В будущей войне с каждой из враждующих сторон в удобных креслах будут восседать по десятку грамотных операторов, и ничего иного, кроме нажимания нужных для победы кнопок - делать не будут. В такой войне победителем будет тот, кто быстрее, чем противник, нажмёт нужную кнопку, и победу присудят не лучшей военной технике, а пальцам операторов. Остальные граждане останутся наблюдателями "с правом выражения эмоций в меру характера и понимания культуры каждым отдельным индивидом". Что-то похожее на ипподром, или на футбольный матч. Смею заверить, что в "технической" войне вспышек патриотизма не должно быть:
   - "Эй, мазила, почему не опередил Джона!? Почему не забил..." - из "футбольной" оперы, но от этого ничего не меняется:
   - "На мыло" захотел, сука"!?
   Но есть и опасность: в войнах-играх будущего с применением только одной техники может случиться, что вся техника, до последнего устройства, придёт в негодность, восполнения новыми ресурсами не будет, заводы-поставщики "игрушек" остановились по неизвестным причинам ("человеческий фактор"). Как быть и "Что делать"?
   Остаётся древний выход: на победу, как и прежде, выпустят "живую силу оканчивать начатое святое дело борьбы с ..."
   - "Война без победы игра, не война"!
   Если сегодня "больные на голову", с названием "футбольные фанаты" после проигрыша любимой команды приступают к выяснению "кто лучший" - почему в военных играх будущего, когда кончатся сложные технические игрушки, на сцену войны, как прежде, не выйти людям? О каком "прекращении игрушечных военных действий" речь вести?
   Ах, война! Неизвестная поначалу и страшная, ты, матушка, переходишь в привычное спортивное состязание, что-то вроде футбола, или хоккея с радостным окончанием для одного: в войне двух победителей не бывает. В войне, как и в футболе, не бывает "ничьей", если в войне идёт истребление между двумя - в итоге выигрывает третий. Это те, кто "продаёт входные билеты на зрелище".
   До сего времени окончившимся войнам "с разгромным счётом" радуется только победитель, совсем, как хоккейная команда "разгромившая противника". Ничего, кроме радости на лицах игроков победившей команды. Максимум - все оттенки восторга! Все виды восторга у победителей, но лица проигравших встречу - образец печали и уныния.
   И в настоящих войнах эмоции участников бойни далее игроков хоккейно-футбольной команды не распространяются... разве с малым дополнением:
   - "Жив остался...".
   Немецкие хроники первых дней войны на востоке зафиксировали на плёнку весёлые и нахальные лица солдат Вермахта. Это были даже не лица, а морды: от камеры никуда не денешься, она врать не может. Лица солдат отступавшей советской армии были не лучше, чем сегодня у игроков проигравшей футбольной (хоккейной) команды.
   Но когда военная Фортуна (есть и такая) вернулась задом к вчерашним мастерам по забиванию голов - морды недавних победителей стали превращаться в лица! Вывод: "у войны лица не бывает, у войны может быть только "морда". Удивительно: лицо меняется от эмоций, будь эмоции военные, или футбольные, но как происходит изменение при указанных ситуациях - об этом, вроде бы, ещё никто не сказал.
   Внешний вид у вчерашних победителей переняли их противники, и такое объяснимо: "начистить харю" со счётом "три ноль" в свою пользу сильнейшей армии (команды) Европы говорит о многом, впечатляет, от такого "подвига" стоит поменять градации от "лица" до "морды" без внутреннего согласия. Какой ценой досталась победа дело десятое, но она добыта!
   На перемену внешности не обязательно громить сильную армию Европы, на это достаточно набить рыло соседу в своём отечестве и после столь доблестного деяния посмотреть на свою личность в зеркале: она светится! Сплошной футбол! Мы победили!
   ...ни одна футбольно-хоккейная команда (армия) не делала "документальных" фильмов о своём поражении.
   Читатель! "Воины московского гренадерскАго полка" катят в Париж, а моя дорога наполовину короче: славный город Люблин одноименного воеводства в Polska.
   Пожелай доброго и лёгкого пути!
  
  
   Глава 3
   .
   "Похвала ожесточению"
  
  
   "Савецкая реалистическая литература" не признавал ни "слепую", ни "зрячую", но только "благородную ярость" без объяснения разницы сестричек.
   - Кальви, о других сортах "ярости" сведения есть?
   - Возможно, в иных странах и государствах имеются иные сорта ярости, зверские и отвратительные, но ваши во все времена мировой Истории "благородные"
   Примеров "зрячей" ярости не могу привести, но это не значит, что "зрячей" не бывает.
   - Отличие "зрячей" ярости от слепой сестрицы?
   - Тема отдельного сочинения, а краткие соображения о ярости и последствиях "справедливого чувства гнева" выложим по ходу повести.
   - Не забудешь?
   - Нет.
   "Совецкая власть", природой людоедская, имела основания враждовать с христианством из-за одной заповеди:
   - "Любите врагов своих!" - как понимать, вашу мать...!?
   Лекарства сопровождаются аннотациями на бумажках "чего, от чего, когда, и сколько принимать" ради наслаждения жизнь - - христианское учение ни единым словом не обмолвилось с какой позиции начинать "любви врагам своим", нет инструкций, как в одно время "любить и побеждать" врага.
   Без ожесточения, "мирно", ни одна война не проходила, "мирных" войн не было. "Нелепость", "дикость", "бредовая фантазия" - каких угодно званий заслуживает война, но чтобы процесс взаимного истребления оканчивался улыбками воюющих сторон - нет, такого не было и впредь не ожидается.
   Войны с победным результатом держатся на ожесточении рядовых воинов, а "в войне побеждает сила духа, доблесть и мощь оружия" верят командующие единицы, в войне побеждают Ожесточение в паре с Яростью, особое состояние, когда жизнь теряет цену, и человек с гранатами бросается под вражескую технику на гусеничном ходу.
   Нынешние "шахиды" жалкие, бледные подражатели смертникам прошлого военного времени, кои отдавали жизни для защиты и "во имя процветания страны советов".
   Ожесточение не предусматривает оглядки формата "что со мной будет после",не волнуют размеры потерь "в живой силе и технике", всякие потери вторичное и третичное. В момент, когда ярость переваливается через планку с именем "помутнение рассудка" - ни о каких потерях никто не задумывается: совсем, как отечественный лозунг:
   - "Раз пошла такая пьянка - режь последний огурец"! - чего думать о потерях, если меня не будет? Живи настоящим, пусть оно и диктует:
   - "Растоптать врага любой ценой"! - схоже с забиванием "гола престижа"
   Древняя песня, сопровождавшая в прошлых боях и походах, не забудется и в будущем:
   "Вперёд, в атаку, кировские танки!
   Не сдаст броня, не замолчит мотор!
   Сомнём врага мы в яростной атаке!
   Ведь сталь крепка, как сердце наших гор!"
   Войну выигрывает ни техника и "воеводы", но только народ, способный до предела быстро, до безумия ожесточиться против "зарвавшегося врага". Голос Статистики:
   - "В прошлую войну Россия потеряла двадцать шесть миллионов боеспособных солдат" - на что старые "товарищи-генштабисты", приложившие руки к изводу из жизни спорных миллионов стандартно возражают:
   - "Категорически против, клевета: убито всего-то пятнадцать"!
   Кто уложил в землю цвет нации? Генералы! Чужие генералы? Нет, "свои" Или собственная ярость их уложила? Россия всегда побеждала потому, что ярость и ожесточение её защитников было выше, они быстрее врагов входили в состояние "боевого транса". Она не могла не побеждать: её солдаты воевали "без оглядки" на пулемёты за спиной. Ни воинский талант, ни умение воевать, ни прочие высокие слова, которыми рассказывают сегодня о прошлой победе - не они принесли победу над врагом, нет! Только гнев, ярость и ожесточение! "Приправой" был и страх от "своих" пулемётов за спиной. Но это в исключительных случаях, такое было не правилом.
   Ожесточение ужасная вещь! Не психиатр, не могу сказать (и Беса нет, ушёл, дезертир несчастный!) когда, с чего, и отчего, до какого предела может ожесточиться двуногое и прямоходящее существо в звании "человек"? Неведомо сколько времени и бедствий требуется каждому из нас, чтобы войти в состояние слепой ярости и голыми руками свернуть шею притеснителю? Или телами перегородить на многие часы автомобильную (железнодорожную) трассу "Центр-Сибирь", чего, и сколько требуется на вход в состояние слепой ярости и ожесточения? И все ли способны входить в состояние яростной, беспамятной жестокости? Кто, и когда, определял основания на вход в ярость и составлял "список деяний, совершённых в беспамятстве"?
   "Голодовки" проявление ярости, но в "мирное" время: "лучше подохнуть, чем уступить ЭТОЙ сволочи..."
   Когда ожесточение выполняет "поставленную задачу" - его отключают за ненужностью:
   - Задание выполнено, молодец, постарался, стоп машина!
   - Во все времена российской истории над россиянами возвышался "вождь", с точностью до минуты знавший миг включения "ярости благородной, и не знавший, когда ярость следует отключать "на обеденный перерыв"?
   Средств выведения из состояния ярости не существует, есть учёные, не передовые, утверждающие, что однажды проявленная ярость навсегда остаётся в психике. Но это явно не передовые учёные.
   Какими должны быть условия дальнейшей жизни, чтобы однажды ожесточившийся стал "мягче и добрее"? И главный вопрос: от жестокости, однажды "обуявшей сердце", можно избавиться?
   Живёт мнение, будто при твёрдом желании избавиться от алкогольной зависимости, волевой субъект станет трезвенником, пусть и с последствиями от прежних переборов, лечение дорого обходится, не всякому по карману, но важна идея:
   - "Излечение дорого стоит, но возможно" - избавление от наркотической зависимости без учёта "калибра" наркотиков ещё дороже, но от жестокости никакие затраты не излечивают.
   Не обо мне, конченом человеке речь, взять с меня нечего, но задавать вопросы "нормальным" могу:
   - Что если жестокость, выработанная старшим поколением, на генном уровне передаётся молодому, кто, где, и когда, проводил исследования, доказывающие, что гены не принимают участие в передаче зла от старого молодому? На сегодня выяснили:
   "Вода обладает памятью, и ежели на восемьдесят процентов состою из воды, то... Мать моя, получается, что жестокость, как зараза, могла передаться внукам, да не просто предаться, но с последствиями: любимый внучек берёт "похоронные" денежки, наградные знаки дедовой жестокости, избивает "старого пидара", а проявит "пидар" недовольство - прибить к такой-то матери"!
   Когда соотечественники опускаются до взаимных гадостей - в процессе занятия любимым делом можно обуздать чувства и отдаться на выполнение тяжкой христианской заповеди:
   - "Прости и забудь обиду от ближнего своего, прости врагов своих"! - сознание готово простить, но восемьдесят процентов воды моего организма за вычетом мочи, пота и слёз получили программу на жестокость и не собираются от неё избавляться. Опять биологи говорят:
   - Чтобы удалить вредную, злую и негативную информацию, записанную на воде организма, её следует заморозить до абсолютного нуля, или вскипятить, и только после названных процедур стирается всё мерзкое и человек станет добряком"
   Другой, много раз проверенный способ ублажить воду организма - принять спиртное, а чего-то иного и лучшего в роли очистителя моих восьмидесяти трёх процентов влаги не существует. Сколько и чего принимать внутрь единого стандарта не существует:
   - "Каждый индивидуален"! - умом готовы всё и всем простить, но вода организма не намерена никого и ни в чём прощать, и в итоге остаюсь прежним не только к врагам, но ко всему, что движется рядом со мной.
   Кому при нужде проще впасть в ярость: испытавшему однажды удовольствие от входа в неё, или тому, кто воевал по другим причинам? Кому проще и быстрее озвереть: тренированному, "познавшему ярость побед", или "чистому"? Конечно, мне: во все дни нашей истории я "заряжен ненавистью врагам"
   Мы победили! Яростью и ожесточением против ненавистного врага основа победы, а каков процент отвести оружию в далёкой войне задача будущим исследователям.
   Единственная радость: в будущих войнах участники не испытают ожесточение и ярость, будет присутствовать интерес как на футбольном матче.
   - Прекрасна вера в приход эры "гуманных войн", но через какое количество настоящих, жестоких и кровавых побоищ приползёт эра этого сказать никто не сможет.
  
   * * *
  
   Вползать в сознание предателя с намерением выяснить причину падения- дело неблагодарное и осудительное. Оно и понятно: что интересного в сознании предателя? "Отброс общества" и "презренная тварь".
   Совсем другая и благодарная задача - попытаться думать за героя в момент совершения героического деяния, провести "исследование последнего душевного импульса". Исследовать чьи-то "порывы души" в момент совершения подвига - безопасное и нужное дело, но только мысленно, "практика" героического поступка не всякому доступна. Мне - нет.
   Рассуждения о героизме приятны в удобном кресле и в компании единоверцев...
   Много лет и для многих "советских" людей героем был человек "ценой жизни своей спасший взвод, роту, полк, дивизию (нужное подчеркнуть) боевых товарищей". Да, тот, кто в прошлой войне первым "грудью закрыл амбразуру вражеского дота", отчего вражеский пулемёт "захлебнулся кровью героя". О "крови героя": в войну кровь героя вытекала одинаково с кровью не героя. "Кровью героя" меня кормила старая советская школа
   Героическую историю закрытия амбразуры вражеской ДОТ в прошлой войне знает каждый. Хрестоматийный пример "мужества и героизма при защите социалистического отечества", иным отечество не было.
   Природа моя не способна "грудью закрыть амбразуру вражеской "долговременной огневой точки", не могу позволить "вражескому пулемёту захлебнуться кровью героя", но сотрясаться от страха и завидовать героям "положившим души за други своя" - хватает, но не дальше. Всё могу, но "как извести врага и самому уцелеть" - удерживает от совершения подвига, могу долго рассуждать о войне при условии, что рядом не будет стрельбы, воя бомб и разрыва снарядов. Короче: о войне приятно говорить, когда ни единый инородный предмет из металла не пролетает со свистом над моей головой...
   ... а тогда воинское соединение наступало на деревню в десять дворов... возможно, что и более дворов было в исторической деревне, но сегодня количество оставшихся пригодными для жизни дворов в той деревне значения не имеет.
   В рассказе вражеский пулемёт из ДОТа ударил по наступающим советским воинам "неожиданно", чему трудно поверить: как такое могло случиться!? Можно думать, что воинское соединение пёрло вперёд, ничего не видя вокруг? Зимой, по снежной целине - что может быть глупее такого наступления? И откуда взялась вражеская ужасная "долговременная огневая точка"!? Всё вроде бы шло нормально, наступали чинно и спокойно - и нА тебе, вот он, ДОТ! "Откель взялась долговременная"? - пример отвратной работы разведки. Может, было и так: разведка доложила о ДОТ, но командир воинского соединения получил только наш, извечный и безоговорочный приказ: "Взять населённый пункт (неизвестная деревня) любой ценой к юбилею дорого и любимого друга и отца народа товарища..." - отвернуть в сторону от приказа равносильно самоубийству с позором, вот командиры и бросали подчинённых на "героическую" смерть. Сколько смертей было "героических" и сколько просто "самоубийственных" - об этом кто-то скажет. Но позже.
   - "Отечественная война" таковая до поры, пока идёт в пределах отечества, выкатила за пределы "земли родной" - название "отечественная" забывается.
   Какие прозвания получат войны будущего - об это скажут другие.
   - Кальвик, тянет на неграмотные рассуждения о "мышеловках военного назначения"?
   - Именно?
   - ДОТах, "долговременных огневых точках, бетонных колпаках, обманах?
   - Пробуй.
   - Коли "отцы-командиры" сажают в бетонные колпаки с толстыми стенами пару-тройку "боевых единиц" с огнестрельным оружием ближнего боя, ага, с пулемётами - кроме неограниченного количества боеприпасов - сидельцам "долговременной огневой" внушить, что ни одно имеющееся у врагов орудие не одолеет стены колпака.
   Вражеская огневая точка амбразурой смотрела на Восток, и таковое положение ДОТа выставляет вопросы: "появление каких людей ожидали сидевшие, когда были поставлены колпаки"?
   - Вражеские ДОТы смотрели пулемётными стволами на восток, и, соответственно "ваши мирные доты" иными стволами - на закат, грандиозная игра "кто первый моргнёт"
   ДОТы, амбразурами смотревшие в сторону заката солнца, моргнули, а по терминологии "вошьтя" "просрали", с великими потерями "всего савецкава народа"
   Мощная фортеция ДОТ, доты делали стальными колпаками с амбразурами, огневая точка сооружалась закруглённой формы в надежде на рикошет, вздумай кто тратить боеприпасы из артиллерийских стволов, ДОТы проявляли стойкость и против авиации.
   На всякую мощь есть сила, и тогдашний ДОТ не был исключением: амбразуры колпака смотрели на Восток - вход был с запада.
   - Какой дверью закрывался вход?
   - Соответствующей...
   Трагико-героическая история прошлого, "вошедшая в века", повествует, что в атаку на вражеский ДОТ советские солдаты поднимались три, или более, раза. Кто тогда понять не мог, что ударом "в лоб" вражескую "долговременную огневую точку" не осилить? Рядовые понимали? Ясно и полностью! Рядовые у нас всегда больше понимают, чем "командиры", но этот чисто русский, национальный феномен, ещё никто не объяснил. Вот почему никто тогда не спросил командира:
   - "Во имя чего (кого) как баранов, под пулемёт гонишь"!? - не спросили, и в таковой молчаливости кроется "непобедимость" наших воинов! Трагизм не в гибели одного героя, а в глупой смерти десятков солдат не героев. Тот герой одиночкой вошёл в историю и остался навсегда, но в каких "поминальниках" записаны без смысла убитые и "без вести пропавшие"?
   Ненужный бой на окраине маленькой деревни военная история помнит как "первый случай проявления психопатии, выразившийся закрытием амбразуры вражеского ДОТ телом воина". Но военная история, как всегда, не указала число погибших в бою на окраине маленькой деревушки, никто не живописал, как "все атаки советских воинов на вражеский дот захлёбывались кровью", а вот "крови одного героя хватила вражескому ДОТу"!
   Бой на окраине и боем называть грешно, это было истребление.
   Много доблестных солдатиков полегло от "штурма в лоб", но гибель не героев не стоит внимания, пусть бы они все полегли - это не имеет значения! Во имя лицемерия пущу слезу по убитым, но следом оправдаю смерть:
   - "Так ведь война идёт! "Священная война", и пусть кто-то посмеет открыть рот"! - тогда "большие потери в живой силе" замазались героизмом одного: "убитых могло быть больше, если бы не подвиг героя..." - выделяли одного героя, чтобы не поминать остальных, остальные пусть отойдут в сторону, а формула "никто не забыт, ничто не забыто" - обычное лицемерие "на государственном уровне".
   Молчит муза, нет у бабы слов , коими могла бы рассказать, без срывов в мат, тогдашнее трёх разовое хождение советского воинского подразделения "в лоб" на немецкую ДОТ! Те слова, что знакомы музе - нехорошие, не благозвучные. И у меня нет слов, ни хороших, ни плохих, коими мог бы как-то иначе назвать человека "закрывшего своим телом амбразуру вражеского ДОТ". Где-то в глубине сознания крутится одно, но оно "оскверняет память о погибшем". Герой, закрыв амбразуру ДОТ телом, как бы говорил другим:
   - "Делай, как я"! - разве мало погибло солдат и без его призыва? Какой, по счёту, это был "отец солдатам"?
   "Подвиг, подвиг"... Подвигнуться на деяние чего-либо...Начать путь к совершению чего-то прекрасного и великого, самому и без "надо"! Без команд со стороны... Но если кого-то "подвигнуть" вместо себя - в "подвиги" впишут? А тогда на "подвиг" безответных солдат гнал командир. Точка.
   Подвиги, пусть и редкие, нужны для того, чтобы на них "ровнялись".
   Пытаюсь войти в сознание героя совершившего тогдашний подвиг: зима, вечереет, мороз к ночи крепчает, "русское поле" перед вражеской "долговременной огневой точкой" усыпано трупами однополчан... А у тех, кто пока жив, в сознании не заморожена мысль: "какая разница: замёрзнуть в снегу, или "умереть за родину и сталина"!?
   За ДОТ- деревня, кою нужно "взять любой ценой", и которая ни тогда, ни сейчас никому не нужна.
   - "Сколько лежать в снегу, мать твою"!? - и в сознании зарождается смесь из тихой ярости и ожесточения. Кому могли задать вопрос лежавшие в снегу советские солдаты? У какого количества замерзающих в охлаждённом мозгу образовался "коктейль", от которого последующие действия не поддаются объяснению? Вид "военной истерики"?
   - "Всё едино подыхать: или от немецкого пулемёта, или своего мороза"! - но так ли было в действительности - научных способов выяснить истину не существует. Или герой думал:
   - "Пусть погибну, но ребята ночевать в тепле будут... В деревне".
   Подобные подвиги - явное самоубийство, и по канонам христианства отпевать "героев" разрешено один раз в году. Весной. Во времена бойни отпевать героя нельзя:
   - "Комсомолец"! - сегодня прежние грешники прощены:
   - "Богоугодное дело творили", да и "новые веяния времени позволяют". "Если нельзя, но хочется - можно".
   Так рождаются герои. По-хорошему тогда надо было сделать так: амбразуру вражеского ДОТ закрыть жопой командира-коммуниста, хладнокровно кидавшего раз за разом подчинённых на верную смерть. Воистину, мы "побеждаем не числом, а уменьем"!
   И каков в итоге расклад драмы? В ДОТе, от силы, враги могли оставить пятерых, или троих солдат: пулемётчик главный, пулемётчик запасной, подаватель патронов... Кого ещё запереть в стенах вражеского ДОТ? Другая "бухгалтерия": сколько враги в том "бою" шутя, без усилий, положили доблестных советских воинов при трёхразовом хождении в атаку по пояс в снегу? Если три десятка советских солдат немецкие пулемётчики уложили - можно соглашаться с общей официальной статистикой прошлой войны: пять убитых советских солдат на одного солдата Вермахта. "Честные" военные историки говорят, что большие потери "в живой силе мы понесли в первые месяцы войны", а в последующие времена всё поменялось до наоборот. Бой, в котором родился необыкновенный герой, вёлся при освобождении территории России. И вся "объективность".
   Были и другие примеры "героизма советских людей при защите социалистического отечества": самолёты, вражеский и наш, не уклоняясь, идут "лоб в лоб"! Вражеский ас, естественно, будучи трусливее нашего аса, в последние мгновения берёт штурвал "на себя", уходит в небо и подставляет "брюхо" своей машины под пулемёты нашего аса. Или штурвал "от себя", что в переводе на наш язык звучит как "хрен редьки не слаще" - и подставляет под пулемёты советской машины хребет вражеского ненавистного летательного аппарата. Что за доли секунды, когда машины проходят встречными курсами, пулемётной очередью получится продырявить спину, или брюхо вражеской машины - ни один "совецкий писатель" не задумывался. Летающие читали,
   улыбались писательскому бреду и ограничивались:
   - "Как возражать "инженеру человеческих душ"?
   При любом раскладе вражеский ас погибал. "Лоб в лоб" - это героизм или хулиганство? "Сила духа", или ожесточение?
   О рванье казённого имущества (рубах) и хождение в атаку на врага с одним штыком против вражеского автоматического оружия - об этом речь не идёт. К "вранью" относятся и рассказы о хождении на врага с любимым отечественным оружием: дубиной. Явная клевета и сказки! Никто в войну на врагов с дубиной не ходил, не было среди воинов советской армии безнадёжных дураков, ходивших в атаку на врага с дубинами! Кто мог сочинить такую вредную байку о нас?
   - "Враги"!
   Если бы такие отклонения не почитались за доблесть! За такое нужно было судить военно-полевым судом, а вместо этого давали звания "героя"!
   На сколь древен способ введения воинов в транс введением алкоголя - неизвестно (бес дал бы справку), но старые солдаты рассказывали:
   - "Кто перед атакой брал "на грудь" - из атаки на "своих двоих" не возвращались. Старые вояки воздерживались от "боевых ста граммов" - молодёжь нет... Вот и выбили генофонд..."
   Одурять сознание перед битвой - не ново: у викингов это делали особые воины "берсерки". Обходились без "боевых ста граммов" и заменяли алкоголь грибом галлюциногеном, от которого сила
   фантастически увеличивалась. Гриб менял сознание и берсерк в битве не отличал своих от чужих, рубил шевелящееся перед глазами. Страшный в битве берсерк часами валялся в беспамятстве после битвы. Складывали берсерки головы как обычные воины - спросить не у кого, нет прежнего знатока... Остаётся без ответа и:
   - "Получали по ошибке трезвые воины от пьяных однополчан пули в спину"? - об этом сведений в военных архивах нет.
   "Бог в помощь" потешным полкам! Играются - и пусть играются, кому от игры плохо? Плохо самим игрункам: верят в сказки, кои рассказывают хитрые и умные "сказочники".
   Ожесточение, кое требуется для победы, повторяю, не спешит покинуть головы и сердца победителей после достижения цели. Святой цели! И когда все враги побеждены, а ярость, гнев и ожесточение никуда из меня не ушли, не утихли, не были "залиты" привычным способом - тогда-то и начинаю рубить всех, кто шевелится. Любых, а если нет - нужно изобрести, придумать. Для генералов. Для "воспитания подрастающего поколения в духе патриотизма и любви к родине". Годится и такая редакция: "воспитывать в духе ненависти к будущим и возможным врагам". И не пасовать, когда враги появляются в реальности. На это и тратятся денежки в воскресшем "московском гренадерском". Иногда хочется, с риском для жизни, выйти на главную площадь столицы миролюбивого отечества моего со скромным плакатом из упаковочного картона и надписью:
   - "Да здравствует война!" - и удерживает неизвестность последствий, как бы развивались события после выходки? Как скоро набили бы рожу "миролюбивые" соотечественники "за бред призыва к войне"? Кто первым кинулся рвать остатки волос с головы? Женщины? Они, только они страдают от войн, а всем остальным, то есть мужчинам, военные занятия (до поры) в удовольствие. Мы всегда были за мир, и не встретишь идиота с признаниями, что всякую ночь видит боевые действия, ни единой ночи без сражений!
   Генералы, коих война кормит, "призваны охранять рубежи страны и покой граждан", а потому "за мир двумя руками". Утеря смысла не смущает: не воевавший генерал - не генерал, а воюющий не всегда бывает "слуга - царю, отец - солдатам...". Тогда кто он? Как ни тасуй карты - войны генералам нужны, иначе "мирный" генерал строит дачу. Строительство дач предпочтительнее. Никто из нас, двуногих и прямоходящих, не любит войну, но войны почему-то устраиваются регулярно.
   Когда врём? Когда заявляем, что "готовы терпеть всё, лишь бы не было войны", или когда "воюем во имя мира"? Где и кто породил заявление "война во имя мира"? Образец запредельной мудрости в словах "лишь бы не было войны"! Восторг!
   "Группа товарищей" не хочет расставаться с "нашим героическим прошлым", и любые анализы прошлого принимаются за "враждебные выпады" с добавлением "злобные". На вопрос "был дёготь в "героическом прошлом" - всегда следует ответ:
   - "Нет"! - и тогда невольным, неосознанным судьёй выступает телевиденье со слабым редакторским контролем, или без него. На вопрос:
   - "По каким соображениям одни программы скармливаете "прямым эфиром", а другие - "консервами", то есть "в записи"? - не ответит, а что один "прямой эфир из прошлого" может загубить тонны "консервированной продукции" - об этом "телевизионные друзья"не догадываются до сего дня.
   Как-то к очередной "торжественной дате" местное телевиденье
   пригласило на разговор о прошлом "элиту армии" - разведчика, "вершина армейской службы", ничего выше разведки в армии не найти и до сего дня. Разведчики всегда только "герои", и пусть кто-то посмеет усомниться!
   Говоривший в камеру местного телевиденья человек не помянувший свой разведочный "калибр": "батальонный", "полковой", или "бери выше", ровным, отработанным в многих интервью пресным, оттого и "твёрдым" голосом, называл номера полков и дивизий, в коих служил, но вопроса:
   - "Уважаемые зрители, а вам интересно выслушивать номера боевых соединений, где отличился ратными подвигами"? - что зрителям в номерах дивизий - никто не интересовался. Да и кто бы из зрителей стал проверять показания, кто осмелился на "кощунство"?
   После краткого экскурса в войну выступающий перешёл на жалобы о "послевоенном положении в обществе":
   - "Секретарь партийной организации завода" - чему не удивился: как могло быть иначе в "благословенные коммунистические времена"? Кем мог быть прошлый "герой-разведчик"? Понятно, что коммунистом, и не простым статистом с "аккуратной и своевременной выплатой партийных взносов", а "руководящим" коммунистом.
   Следом тонко и ненавязчиво, "товарищ" выразил досаду о соотечественниках, коих поразило беспамятство о номерах полков и дивизий, где выступавший проявил героизм "защищая страну советов".
   Верю, придёт "время полного торжества техники" и телезрители, не отходя от экранов, смогут задать вопрос:
   - "Как получилось, что защищаемая многими жизнями "страна советов" в итоге "почила в бозе"? Какой процент граждан "страны советов" верил, что придёт время и страна "отдаст богу душу" и что в итоге покойника защищали"? - избавленный от "провокационных" вопросов повествователь продолжал пускать "скупые мужские слёзы" о долгом "партийном секретарстве", ныне обесценившемся до звания "грош цена в базарный день". Где уважение масс, где прошлое почтение? Если и оказывают - так оно какое-то вымученное, выдавленное, как мазь из тюбика и не впечатляет. Есть от чего взгрустнуть! Почему о "героическом прошлом" нужно постоянно напоминать? Для чего? - волнения продолжались:
   - "Перед форсированием Днепра группу разведчиков под моим командованием послали добыть "языка", а "язык" на войне - сотни, а иногда и тысячи спасённых жизней рядовых бойцов" - а коварный зрительский мозг немедля выдал:
   - "Так то оно так, когда есть о чём рассказывать... И "язык" нужно уметь правильно развязать...
   Военная отечественная история помалкивает о причинах, по коим один вражеский ДОТ перебил массу наступающего народа, и только благодаря психанувшему солдату, "грудью закрывшему амбразуру ДОТа", удалось занять ненужную деревню. Почему бы перед штурмом не взять "языка"? Уж он бы рассказал, в какую сторону смотрит ствол вражеского пулемёта MG34! Или масштабы разные? Деревенька - одно, а Днепр - другое"?
   - "Моя группа на двух лодках пересекла Днепр и высадилась на противоположном берегу..." - от "повести" несло несказанными деталями высадки, делаю дополнения рассказу "героя":
   - "Не обязательно указывать точку высадки группы..." - отечественная военная история не знает случая, когда разведчики, отправляясь во вражеский тыл, сами становились добычей... Ну, это из области фантазий.
   Не меньшее удовольствие подарил рассказчик уточнением "моя группа".
   Время проведения операции по добыче "языка" не упоминалось, но знания потребителя телевиденья поясняли:
   - "Не иначе, как начало четвёртого часа ночи, самый сон, на Руси это "воровским" зовут... Незаметно пересечь внушительную водную преграду, как Днепр, в иное время суток не получится, поди, не "военно-патриотическая игра "Зарница..."
   - "Недалеко от места высадки, на высоком берегу, стоял дом. Окна дома, глядевшие на реку, враги заложили кирпичами и "ослепли". Рядом с домом - пулемётная ячейка со спящим солдатом..." - да, похоже, ночь, проводить операции "Язык" в дневное время - верх военного нахальства, хотя и красиво выглядит: "светило яркое солнце (солнце всегда "яркое", а если тусклое - то не солнце, а что-то иное) могучий Днепр катил воды свои", чужая красота разморила, и солдат уснул в обнимку с пулемётом... Издевательство!
   - "Решили брать пулемётчика..." - понять разведчиков можно: пулемётчик - лёгкая добыча. Взяли быстро, тихо, и настолько аккуратно, что спросонья иноземный вой не успел сообразить, какие события происходят. Плен лучше, война для пулемётчика окончилась, жив остался...
   Стоп, герой! Режиссер, дай команду оператору отвести камеру, а звукооператору - выключить микрофон: рассказчик подошёл к границе, после перехода коей начинается не героизм, но позор.
   Но это нынешнее мнение автора, а тогда давние подвиги пышно цвели:
   - "После выполнения основной задачи, часть группы разведчиков на одной лодке отправилась с "языком" на свой берег, а я решил осмотреть дом и поработать "сверх плана".
   Сохраняя меры предосторожности, я, и ещё один разведчик из группы, обошли дом с противоположной от реки стороны, и то, что увидели - удивило: окна были настежь открыты! И полная тишина!
   Подошёл ближе, заглянул в окно, и ещё больше удивился: в доме спали солдаты.
   В исповедях служителям культа нет "точек останова", то есть момента, когда исповедующийся останавливается в желании что-то "утаить от следствия", а редакторы областных телепрограмм обязаны видеть "точку останова выступающих товарищей", иначе безобидная программа "о героизме защитников отечества" превращается в пособие "вальщикам" мясокомбината.
   Вот и тогда не остановили "подвиг разведчика" и тот продолжал:
   - "... и тогда я решил: "враги - они и есть враги" - мы взялись за ножи и всех прикончили. Это были итальянцы "Голубой дивизии" - рассказчик не знал, что "Голубая дивизия" была у испанцев. И с "героями" случаются казусы...
   Santa Лючия, очнись, проснись! Принять смерть в открытом бою - почёт, но смерть от ножа совецкого разведчика, как животине на мясокомбинате - далеко от почёта.
   Нет, нет связи зрителей с "героями" телепередач, иначе задал пяток вопросов по технике убийства:
   - "Как отнимали жизни у спящих итальянцев, какую технику убийства применяли? В какую часть тела спящих били ножами? В
   сердце? В трахею? В "сонную"? В подключичную вену? Какой способ наилучший и надёжный на сто процентов?
   Убить спящего итальянца, к тому и выпившего - всё едино, как зарезать ребёнка. Россияне славились драками, но чтобы убивать выпившего и спящего иноземца - такого на Руси не было.
   И какой итальянец вояка? Он и трезвый - не боец, а что взять с выпившего? "Герои-разведчики" твоего пошиба могли перебить до зари и две роты итальянцев, а не то шестерых! Может ты не русский, а полукровка, эдакий "плод дружбы совецких народов"? Патология на убийство ярко выражена у полукровок, об этом телевиденье утомилось рассказывать. Выполнил задание командования, взял "языка" - уже герой, чего рисковал жизнью напарника и своей? Остановись на взятии сонного пулемётчика, поблагодари зрителей за внимание и откланяйся! С чего несло? Мало славы? Давно вписан на "скрижали героев", что ещё нужно? В военное время "подвиг" убийства шестерых пьяных итальянцев признавался "героическим", а через шестьдесят лет "подвиг" имеет иное название: "ложка говна в бочке мёду". Или не знал?
   Понятно, тогда в студии не нашлось человека, посмевшего задать "кощунственный" вопрос "герою":
   - "Сам-то героем себя видишь"?
   "Совецкая" литература перьями не нюхавших пороха авторов грешила предложениями в адрес героев: "ему часто снятся военные годы..." - без уточнения каких именно эпизодов и сцен. Обычное "враньё по вдохновению": виденное в двадцать пять пронести шесть десятков лет не потеряв и единого эпизода - куда больший героизм, чем убийство шестерых пьяных и спящих итальянцев... хотя, нет: троих прикончил напарник...
   За серьёзные операции воинов награждали орденами и медалями "с чеканным профилем вождя", но чем отметили командиры рассказчика за "языка" и "продукцию сверх плана" - не сказал.
   Что в "прямой телевизионной передаче выступления участника и героя отечественной войны"? Ничего, мелочь одна из миллионов, но почему столько вопросов родила - непонятно.
   Первый:
   - "Как двое, пусть и опытных "вальщика", смогли тихо "завалить" первых двух итальянских воинов, настолько бесшумно, что никто из четверых, ждавших очереди "на тот свет", не проснулся? Применили особый способ убийства, доселе неизвестный бойцам спецназа? Или итальянцы пребывали в глубоком перепое? Если так - двое могли прирезать и роту итальянцев... Можно и батальон, чего мелочиться...
   Второе сомнение хуже:
   - "Герой разведчик, на сегодня учёные (от безделья), выяснили: "вода принимает информацию, хранит и делится с поколением". Восемьдесят процентов телес наших - водица, и какую "инфу" записала на себе в момент "перевыполнения плана" - объяснять не нужно. Да, "выполняю долг по очистки родины от врагов", но и "убиваю" мимо не прошла. Нет прибора, коим можно определить, сколько нехорошего записано на воде наших организмов, нет и устройства, определяющего, сколько процентов "желания очистить родину от врагов" передалось потомству. Приборчик для выяснения "брал на грудь и сколько" создали, а вот "сколько во мне зла на весь мир" - не изобрели.
   И не удивляйся, если "родимая кровиночка" однажды возьмёт за горло с понятным объяснением:
   - "Слышь, старый пидар, дай на..." - с последующим переходом к "практическим занятиям": "как за считанные минуты вдвоём завалить шестерых пьяных итальянцев". Вопрос третий:
   - "Или врал, цену набивал? Кто решится проверять рассказ "героя", где тот святотатец, отщепенец и явный враг"!? - и если врал - какая нужда? Дополнительная раздача наград окончена, прошлые подвиги поблекли, не впечатляют, каждый получил своё - что в рассказах твоих, мясник? Когда-нибудь думал о простом:
   - "Жизнь, какой бы не была радостной - кончается печально: смертью, чем основательно и портит "общую картину", сволочь! Много годов пребывал в "бессменных секлетарях" чуть ли не всех заводов в городе, не позволял трудящимся заблуждаться в боге, а теперь вот самому... А так всё просто оказалось:
   - "Отдайся член партии полностью, без остатка, вере в бога - что из веры партии достанется"?
   И хорошо, если успеваем покаяться в грехах, а если нет? Если одни каются в сделанных грехах, а другие, "настоящие партейцы, до конца остаются твёрдыми в убеждениях..."? Умирать размякшим от чувств - негоже, а бывшему "герою" - трижды не годится. Вынеси пару вопросов - и "отпускаем грехи твои":
   - "В сцене убиения перебравших и спящих итальянцев тобою управляла Жесткость, понятно, но можешь назвать время, когда ужасная особа оставила тебя? Или и до сего дня сидит? Откуда сомнения? Уж очень ровным, спокойным и безразличным тоном рассказывал о "подвиге", почти, как о забое шести кроликов".
   Продолжим:
   - "На какой год после победы избавился от "нужной жестокости"?
   Или ушёл в мир иной в обнимку с тётей?
   Поэты военного времени, люди "возвышенные духом", бывало, опускались до призыва:
   - "... враг лютует - ты лютуй"! - но, ни поэты, ни прозаики не снизошли до написания рецепта, как стихами - так и прозой:
   - "Как военную Жесткость и Лютость заменить "Добротой и Любовью мирного времени"?
   Читатель, не включай "телеящик" в "день победы", а равно и в "день поражения": "истории военного времени", кои выложат в "день торжества", в сути могут оказаться криминальными, и ничего, кроме неприятного людям с нормальной психикой не принесут.
  
   * * *
  
   От выступления "секретаря-разведчика" память увела в " период расцвета социализма". Если начало "цветения развитого социализма" приходилось на шестидесятые годы - падение "плодов перезревшего социализма" случилось через тридцать лет. Вывод: "срок созревания плодов социализма в отдельно взятой стране оказался равным тридцати годам". И не дольше.
   В "славные годы" в граде построили очередной ненужный завод по производству радиодеталей "общего назначения".
   Тянул завод на звание "наукоёмкий", или чего-то не вложили при "зачатии" - не могу сказать, но о заводе заговорили:
   - "Чистая работа, тонкая... спирта море... Чистый, медицинский... Молодых берут, в основном девчонок... Те не пьют на работе..."
   Построенный завод оказался рядом с "наукоёмким", но почему через двадцать лет "наукоёмкость" предприятия не пошла в гору, но скатилась вниз, к нулю - армия отечественных экономистов не может объяснить. Почему? Объяснения у каждого своё, поэтому единого объяснению краха "социалистической системы ведения хозяйства" не существует. В итоге завод "приказал долго жить".
   Но это другая история, вроде не касающаяся моего пребывания в Польше сроком в год и три месяца, но истории имеют удивительное свойство: "переплетаются". Продолжу:
   "во времена "цветения социализма" вновь построенные предприятия, как магнит, притягивали трудящихся с вполне понятной причиной: на вновь открываемых предприятиях заработки были выше. Но вначале, какое-то время, а потом оценки старания трудящихся приводились "к единому общесоюзному знаменателю", как и на других заводах: счастье с названием "хороший заработок" скоро менялось на "расценки порезали".
   Коротким куском времени с большими заработками на новом предприятии успевали пользоваться решительные люди, для коих деньги были выше любви "к родному заводу" где трудились. Работаю на заводе десять лет за гроши, а тут открывается новый завод, и ставки выше, и работа вроде интересная - почему не попытать на новом предприятии "рабочего счастья"!? - и шли люди в отдел кадров за расспросами о своей нужности новому заводу.
   В среде работников старых предприятий, готовых оставить привычную обстановку ради большего заработка на новом месте, заводились "предательские" разговоры, кончавшиеся решением:
   - "Схожу. Узнаю, что, к чему и как" - и потому Отдел кадров вновь открывшегося завода имел широкий выбор специалистов практически всех профилей, приходивших устраиваться с других заводов.
   Кто-то "умный и бдительный" в "верхах", а таких в отечестве хватало во все времена, в кресло начальника Отдела кадров завода посадил бывшего работника органов, к тому времени вышедшего "на покой". Гибрид "работник органов плюс знаток электроники" мог родиться только от древней формулы "вождя совецкого народа":
   - "Не умеешь - научим, не хочешь - заставим" - что "мудрость вождя" страшная дурь - допускать мог только явный враг.
   Граждан, приходивших устраиваться на работу, проверяли ни на знания дела, коим предстояло заниматься на предприятии, но "были вы в местах лишения свободы и на территории, оккупированной немецкими захватчиками"? - иных захватчиков начальник отдела кадров не знал.
   Если бы завод собирался выпускать страшно секретную продукцию - фильтрация работников была необходима, но завод готовился выпускать радиодетали по "забугровым" лицензиям и на оборудовании оттуда. Какие секреты, что охранял бывший работник органов?
   Наши "органы и члены" всегда числились всёзнающими, но в среде простого народа были и такие, кто, не трудясь в органах, знал о них больше самих работников органов. Одна из многих неразгаданных тайн нашей жизни! Всё знающие граждане говорили, что начальник отдела кадров в чём-то и когда-то проштрафился перед "своими", но поскольку в стране "свой своего не бросает в беде" - проштрафившегося не оставили без внимания: поставили подбирать кадры новому предприятию. Ни в электронике, ни в слесарном, ни в обработке металлов резаньем бывший "хранитель покоя страны" не разбирался, но "линию партии - всегда и правильно"!
   Вот и требовал от желающих устроиться работать на "вверенное ему предприятие" подробнейшей автобиографии: "где, когда, почему, кто, с кем и как"!?
   Сидит в кресле начальника отдела кадров чекист с правом фильтровать граждан, пытающихся проникнуть на вверенное ему предприятие и строгим взором просвечивает каждого, и пусть только кадры доверили "товарищи свыше" бдительному оку, но и этого хватает для проявления гордости:
   - "Помнят, знают, верят"! - грело верное чекистское сердце. И то признать следует: "у товарища громадный опыт по выявлению и распознаванию враждебных и ненадёжных стране советов элементов", техника выявления "неблагонадёжных" отработана до совершенства! Знал, как "отче наш", какие вопросы задавать человеку, пришедшему за гроши продавать труд "стране социализма".
   "Перебежчики", или "летуны", ходившие на разведку с заданием "как и что" - мимо отдела кадров не проходили: во все времена "процветания страны советов" отделы кадров были авторами трудовых соглашений между рабочим и предприятием:
   - "Разбитым станком микроны ловлю" - жаловался товарищам очередной неудавшийся перебежчик - "а эта чекистская сука заявляет:
   - "Вы нам не подходите..." - кто его посадил? Гестаповец"!
   Ничего не знал о действии собственного адреналина, с чего захотелось самому побывать в "лапах Гестапо" - тоже не могу объяснить, но выбрал время и явился в отдел кадров, где многие получили "отказ от места". Если быть откровенным - новый завод находился далеко от жилья, дорога, случись везению, отнимала не менее пары часов на перемещение "туда" и "обратно", и в итоге все плюсы нового "интересного предприятия" гасились расстоянием. Но от попытки победить "хозяина над кадрами" не отказался и встреча состоялась.
   "Пришёл, увидел..." - победить работника органов ни у одного из смертных и никогда не получалось. В мечтах, в литературе, то есть - сколь угодно, но на деле - нет и нет!
   Сила и неотразимость допросов сокрыта в таланте дознавателя: надо так ставить вопросы, чтобы допрашиваемого навсегда пропала греховная мысль "не буду отвечать"!
   Сидит "товарищ" в скромном кабинете, и постоянно помнит, кем и для чего посажен:
   - "Не принимать на почти секретный завод кого попало, а за ошибки могут напомнить "сверху":
   - "Бдительность теряете, товарищ..." - вот и старается вчерашний работник органов "устремив пристальный взор на простого совецкого человека":
   - "Товарисшчок дорогой, от меня не спрячешься, ничего не утаишь, выложишь, расскажешь, ни одного такого, как ты, "на чистую воду" вывел"! Ты пришёл ко мне, и с этой минуты я твой царь, бог и воинский начальник"! - удовольствие "выявить враждебную сущность" получают только "работники органов".
   А что если... Дядя, ты, бдительный зверь опытный, а потому лишить тебя привычного удовольствия "разоблачать и выявлять" - высший пилотаж"! - и частица опыта пущена в дело: "не ждать наводящих вопросов, не ждать атаки, но самому начинать. "Разные весовые категории"? Чёрт с ними, дядя возрастом подошёл к границе "старый маразматик", прежняя работа "защитника страны от внешних и внутренних врагов" ныне ни хера не стоит, а ты молод, зол от беготни в поисках заработка на сносное житьё... Пробуй, может получиться и положишь легавого на лопатки. Если и не сможешь положить, то испортить какой-то объём крови работнику органов получится. С чего решил, что сильней тебя? Пробуй, проигрыша не будет"! - накануне не только мыл тело и перед походом облачился в костюм, но и "почистил" биографию на тему "что говорить, а когда - "не помню, маленький был..."
   Не менялось отечество, не менялся и начальник отдела кадров "секретного предприятия", не было резона что-то менять в себе.
   И попытка моя устроиться попахивала все-то желанием проникнуть на почти секретное предприятие с единственной целью: "выведать секреты производства радиодеталей с целью дальнейшей продажи за рубеж"! Так и сделал:
   - "Специальность"?
   - Электрик.
   - "Разряд"?
   - Высший.
   - "Почему хотите работать на нашем заводе"? - не сказал "моём"?
   - У вас зарплата выше. И работа интересная.
   - "Где сейчас работаете"? - отвечать? Дядя, зачем сведения?
   - Временно не работаю - определение "временно" в "совецкое" время говорило:
   - "Человек-то рабочий, не тунеядец, "временно" не работает...
   - "В армии служили"?
   - Три года. Как положено.
   - "Войска"?
   - Стройбат - место "отбывания срочной воинской повинности" покорёжило завкадрами: в стройбаты направлялись граждане не совсем здоровые и совсем "ненадёжные в духовном плане" вроде меня. Промолчал, что полных три года принимал участие в подготовке площадки под известный ныне всему миру ракетный комплекс.
   - "Судимы"? - "товарищ" знал, кого в "стране советов" призывали в строительные батальоны "служить родине":
   - Нет - беседа наливала "товарища" скукой.
   - "За границей бывали"?
   - Был. В войну. В Рейхе... - "Рейх" помянул, не Германию, знал: "Рейх на работников органов действует куда сильнее, чем Германия". Кто в той "корриде" был за быка, а кто выступал тореадором с мулетой - тебе судить, читатель.
   И, вот миг взаимного наслаждения: "кадровик" подался вперёд, и много видевшие старческие зрачки оптических приборов кадровика увеличились, будто в них закапали капли атропина, кои применяют при исследовании зрения.
   Ничего не знаю из охоты на птицу, но с поведением охотничьей собаки познакомился в литературе: момент, когда "легавая", увидев птицу, замирает, поджимает лапу и держит хвост
   параллельно земле: "стойка", знак хозяину:
   - "Поднимай громыхающую палку, как держу хвост"! - правую, или левую лапу поднимают охотничьи псы - не знаю, но, возможно, существует диссертация:
   "Анализ поведения "лево" и "праволапных" охотничьих собак".
   А у начальника кадров тогда поднялись все четыре конечности, кроме "пятой": от "нервенной" работы, коей отдал жизнь, "пятая", основная мужская конечность, отказывалась работать. Но и четыре конечности - "сверхстойка", хотя и не собачья: хвост отсутствовал и "стойка" оставалась в глазах.
   Человек миролюбивый, зла никому и никогда не делал, но иногда опускался до такого "сволочизма", коему и названия нет!
   Что начальник, в чём его вина? Нет её: "на заре становления советской власти" "большие дяди" сказали юноше:
   - "Партия доверяет тебе святое дело охраны молодого советского государства от происков, как "внешних", так и "внутренних" врагов! "Внутренние" враги опаснее: многое знают, столько и понимают...и вообще они - "свои", а свои всегда хуже "чужих". Бди! - дядя и "бдил". Или "бдел"?
   Но поскольку никто не научил, как выполнять "бдение" - свободу действия выбирал по обстановке и "как подсказывала партийная совесть". Иноземцы "тень на плетень наводят", "карт-бланшами" пользуются, усложняют, а "партейная совесть" надёжнее: позволяет маленькому человеку быть большой сволочью.
   Это была его личная "заря становления", но что "закат" мог придти раньше срока - об этом не думал. Из разговоров знал, что вчерашних "хранителей" государства самих "хоронят" без объяснений причин "постановки к стене", но думал:
   - "Что-то не так сделали, или сказали, но я-то другой, меня не проведёшь на мякине"! Почему при назначении не ответил:
   - Как сапожнику - цены нет, но "охранник государства" из меня - ни к чёрту! Нельзя к охране "совецкого рейха" подпускать: мигом сволочью стану"! - как можно такое заявлять, если "вождь всего совецкого народа" сказал:
   - "Не умеешь - научим, не хочешь - заставим"! - в чём обвинять собаку, обученную кусать икры правой ноги у людей? Ни влевые, но вцепляться только в правые и обязательно при движении! Ноги на месте - "не кусать"! - двинулись:
   - "Взять"! - научили в нос лизать, но кусать - только икры правых ног тем, на кого укажут "сверху"! Такова "партийная дисциплина".
   За годы работы в "органах", применяя "перекрёстные" допросы, приходил к "установлению истины", как бы вопрошаемые не вертелись с намерением утаить правду. Ничего иного, помимо признания "врага" не радовало, и только чувство "великого разоблачителя врагов" приносили удовольствие в пустую, по сути, жизнь. Даже мысль "служу родине" не радовала!
   А что сейчас, к чему идём, что видим? Сидит передо мной какой-то, явно ненормальный человек и без единого, хитрого наводящего вопроса от меня, в полный голос, без малейшего страха заявляет, что посетил Рейх в "грозном зареве войны" и нагло лишать старого "работника органов" законного права установить истину! Не дать насладиться страхом в глазах вопрошаемого типа и скрытого врага! Лишить радости видеть, как допрашиваемый стал бы "краснеть, бледнеть и заикаться" от прямых вопросов, на которые "отвечать обязательно"!? Как посмел без страха смотреть в глаза "работнику органов"!? Нужно быть необыкновенным врагом, чтобы не дать большому "специалисту по выявлению враждебных элементов" насладиться бдительностью, равносильно тому, как если охотник, взяв зверя на мушку, приготовился спустить выпустить заряд в цель, а другой охотник, явный враг первому, дико засвистит!
   А каким красивым было начало, как важно звучали слова "был в Рейхе...", та же охота...
   - Рыбалка с мелкой рыбёшкой на крючке, да и та сорвалась. Будь крупная "вражеская" рыба, сорвавшаяся с крючка опытного "рыболова" простительно, так нет, какой-то электрослесарь срывается! Большего надругательства не придумать, равнозначно тому, как выбить посудину с выпивкой из руки алкоголика!
   - Как оказались за рубежом, место нахождения, название?
   - Похоже, начальник отдела кадров был величиной в органах, вёл опрос по правилам допросного ремесла.
   - Интересно наблюдать бульдожью хватку "бывших" чекистов...
   - Именно?
   - Подозрительных граждан, мечтавших работать в предприятии с повышенной оплатой, "кадровик" не бил, усыплял опрашиваемого обращением на "вы"
   - Сказывалась учёба в серьёзной школе. Фамилия "кадровика"?
   - Юго-западенская, "братская" совецкого времени.
   - Чем окончилась беседа?
   - Ответом старому работнику органов "долго рассказывать", но "чекист на покое" обошёл слесаря:
   - Подожду!
   - Ждать некогда, работу ищу! - на том и расстались.
   Кому из двоих "беседа" принесла удовольствие - не установил, но, пожалуй, мне: лишил "рыболова" законной "добычи"
   - Времена были другие, ничем не рисковал.
   - Через какое-то время пожаловали сожаления: "чего не доставил старому чекисту, и тайному юго-запиденцу удовольствие проявить умение разоблачать "врагов народа"? - следом сработало иное:
   "что тебе, "сволочь красная", в двухгодичной оккупации моей и в пятнадцатимесячном пребывании в лагере в славном граде Люблине одноименного воеводства? Ну, узнал, что с того? В лагерь не определишь, отсидка не состоится, чего пытаешь? Верхам надоела погоня "за врагами народа", чего ты, мелкая шашель, надрываешься-бдишь?
   - Не виноват кадровик, верховное начальство не сменило чипы в мозгу, потому-то юго-запиденцы и жили старыми заданиями, никто не сказал "бульдогам сыска":
   - Угомонитесь, за окнами ваших кабинок проплывает иное время, чужой "рейх", и "савецкий", сгинули, "стражи страны советов" уволены за ненадобностью.
   - Ошибаешься, "старых чекистов" не бывает, и столетние чекисты остаются молодыми. Зав кадрами когда-то был грозой "врагам народа", а сейчас маленький начальничек отдела кадров завода без секретов военного направления"
   - Да, Кальвик, горел желанием сказать, грудь рвало...
   - ...и не сказал, ушёл с "рваной грудью", а старый чекист ликовал:
   "ещё одну подозрительную личность не пропустил на вверенное мне предприятие!"..."
   Как окончил дни свои старый "страж страны саветов", каким списком вопросов допросил нанимавшегося на "твой" завод, какие ответы получила твоя подлая чекистская душонка, как был встречен там "товарищами в борьбе с врагами совеЦкой власти? Цветами и оркестром?
   В финале осознал: не понимал, что несть в кадровике вины, кадровика от юности развратила "власть советов", она, сука драная, губила души, зная наперёд:
   "Загуби душу - и тело в твоих руках, делай, что хочешь, тело "с радостью и песней отдаст себя во благо страны"
   Уверен: кадровик завода, отказавший в приёме на работу и телевизионный "герой-разведчик" "бойцы невидимого фронта".
   Нет покоя от героев, порченые они.
   Промолчи старый герой на телевизионном выступлении о "подвиге" убийства шестерых спящих пьяных итальянцев - всё едино общение с такими типами неприятны, прокляты они. Не властью, кою защищали, власть их в "герои" записала, а жить отправила в обычную среду, не изолировала.
   - Много непонятного в военном героизме. Двое убили шестерых, пожалуй, были награждены знаками отличия, знаки с годами обесценились, а жестокая Память напоминает сцену убийства шестерых врагов... и медаль за "подвиг" не радует...
   - Да, Кальвадик, так и есть, проклятая формула "простить можно - забыть не получается" остаётся в силе.
   Прибор дозиметр фиксирует радиацию, сигналит тревогу, а прибора фиксации жестокости не изобрели...
   - ... не нужен такой прибор, без жесткостей войн не бывает...
   - ... извини, дорогой помощник, но истина "без жестокостей войн не бывает" выложена в Прогулках, повторяемся.
   - Излучения жестокости чувствуются без приборов, психиатры валят на гены, люди с меньшими знаниями объясняют проще:
   - "Душа у него подлая" - возможно, но о каком гуманизме может идти речь на войне? "У войны нет человеческого лица", и прояви советские разведчики гуманизм к спящим итальянцам - проиграли бы войну. Не иначе!
   Просится не совсем правильное сравнение: Христос, сын божий, должен был когда-то и каким-то образом уйти из видимого мира, но почему "дорога к отцу небесному" пролегла через Иуду - нет объяснения, и пока "благую весть" будут чтить - Иуда останется "презренной тварью". Но мог им и не быть.
   И "герой" мог остаться военным человеком, но зарезанные итальянцы последующих героические деяния остались клеймом.
   Вопрос не по делу:
   - "Герой", а "итальянский язык", пулемётчик, коего первым взяли, ценность для командования представлял? Что мог знать важного простой пулемётчик? Не командир полка, откуда у пулемётчика важные данные, что мог сказать совецкому командованию? И всё то, что приносили с передовой в качестве "языка" - нужное и полезное? Или вам не докладывали? Или "язык" счастлив тем, что "выводили из боя"?
   Эх, нет рядом беса, некому развеять сомнения и освободить от вопросов... или новые добавить:
   - "Скажи, "герой", а по прошествии годов, сейчас, "завалил" бы пьяных и спящих итальянцев? Злоба к прошлым врагам умерла, или сидит живой и здоровой"? - нет ответа...
   Только мне одному сказали телевизионщики:
   - "Герой" остаётся героем, пока не исповедуется до дна, всегда есть опасность, что герой может оказаться не совсем таковым... или совсем не героем...
   Прошло шестьдесят лет после окончания "узаконенного убийства", а "герои" продолжают повествования о деяниях своих с удовольствием и ждут признания сомнительных подвигов:
   - "Помнишь, как я тебя..."? - лечения от жесткости остаётся в описаниях фантастов. Никто и никогда не задавался вопросом о собственном "озверении". "Моё зверство должно оказаться выше чужого! Иначе не видать победы"! - остаётся возвышенное и поэтическое:
   "...враг лютует - ты лютуй!..." - "пить за победу" и "пойти в разведку" в компании с ними не рискну...
  
  
   Глава 4.
   Гимн победителям,
   или
   "Грусть о прошлом".
  
  
   Древние договрились:
   а) "победителей не судят",
   б) "побеждает правда, но ложь - никогда"! - но так, а не иначе - поняли после семи десятков лет "торжества правды".
   Большинство всяких побед, как правило - "победы добра над злом", а если силы зла брали верх - то исключительно "временно". У врагов "побед" не бывает. Во времена "торжества правды" желающих выяснять качество "победы" не находились, а если были - далее звания "жалкие предатели и отщепенцы" не уходили. И вообще "торжество правды" - опасная вещь!
   Жалкая кучка отщепенцев с историческим образованием заявила однажды:
   - "Количество "правд" зависит от количества сторон, и от того, на какой из сторон "правд" больше".
   Ныне древняя отеческая формула "прав тот, у кого больше прав" - вроде бы и забыта, но летального исхода союзу "правоты" и "правам" не ожидается, как минимум, ещё сотню лет.
   Чем знаменит и славен Санкт-Петербург? Как и у медали, у города на Неве, есть "аверс" и "реверс", а проще - "прямая" и "обратная" стороны. Любование сторонами рождает мысли:
   - "Чем велик Санкт-Петербург, древняя столица Российской империи в прошлом, и "град Петра" по совместительству? Столица "тюрьмы народов"? - "Книга отзывов и пожеланий" иных отзывов о Санкт-Петербурге не держала.
   Чем прославился "ленинград"? О, это совсем другие песни и слова, другой город, "колыбель революции", "город-герой" в прошлой войне, это... у ленинграда достоинств несравненно больше, чем у Санкт-Петербурга, "оплота проклятого царского самодержавия".
   В известные времена пошла неправильная игра и город на Неве подарили безродному сифилитику. Кто совершил святотатство, фамилии!? Что будут думать умные и хорошие ребята через двадцать лет по данной исторической теме? Кому в другие времена устроили блокаду: Петербургу, или непонятному "ленинграду"? С какой болезни город отрёкся от имени царя, его построившего? И допустил бы "град Петра" позора блокады над собой, ныне хотя бы бледная "тень славы от ленинграда" имеет основания падать и на Петербург? Какое отношение у "града Петра" к порнографии, кою когда-то заварил "ленинград"? Кому ныне сострадать за прошлое: Петербургу, или "ленинграду"? "Братья-близнецы", или "медаль с разными сторонами"?
   Мученики-блокадники, давайте вспомним "славные страницы Истории": ваши отцы и деды учинили "буржуазную революцию" в феврале семнадцатого года по серьёзной причине: мука в городе закончилась, а подвоза не было, железную дорогу снегом занесло и поезда встали. Ваши отцы и деды очень осердились на царя за плохую войну, за недосмотр в снабжении и сбросили монарха с трона. И правильно сделали: "подданные любых царей должны быть всегда сыты, живы, здоровы и веселы"! Беда всех наших царей: они и до сего дня понять не могут, почему голодные подданные на них сердятся!?
   Потом была другая война с прежними врагами и девятьсот дней с названием "блокада". И опять без хлеба, но в этот раз, ни после блокады вы никого и ни откуда не сбрасывали. Ручаюсь головой: "не было и единой головы в "колыбели пролетарской революции" коя осмелилась приютить мысль о сбросе "царя"! Боялись, а это и есть "самая большая загадка русской души".
   Что делать ныне, куда, в какой "реестр" вписывать прошлые муки? В "ленинград"? Сгинул, нет его, умные и порядочные люди поняли: "от "ленинграда" следует держаться подальше, уж очень он того...обделался и попахивает...". В Петербург вписать прежние страдания? Нынешний Питер за "ленинградские" муки отвечать согласен? Град Петра и спросить может:
   - "В блокаду закатывал"? - представляете, как "зависли"!
   Не грустите, вы не одиноки, в подобной неразберихе пребывают и прошлые герои "твердыни на Волге".
   Финны достойны уважения: могли они тогда отдать долг "ленинграду" за часть отнятой территории, но не сделали этого: продолжали видеть в "ленинграде" прежнюю столицу Российской Империи: Петербург. Как не уважать финнов?
   Учебники истории школярам об империях договорились писать так: "империи были тираническими, создавались жестокостью, подлостью и войнами с большой кровью" - но ни один учебник и ни единой строкой в сноске не обмолвился:
   "у империй наблюдается общее свойство: после объявления в СМИ о "завершении строительства империи" - на другой день, с утра, не позже - империя начинала разваливаться. Все империи разваливались после празднования "первого дня рождения".
   Нужно создавать империю, если известно: "долго не проживёт, развалится к чёртовой матери, сгинет с грохотом и треском"! Создателям империи под арийским знаком солнца, кою пытались создать в Европе в известное времена, думалось: "творение просуществует тысячу лет" - но не получилась империя. И другая империя, но под другим опознавательным знаком намного хуже первого, тоже собиралась просуществовать "в веках", но и её постигла неудача. Пели о "вожде, который останется в памяти народной на века"? Пели, и не просто пели, а с "восторгом в душе" и "слезою на глазах" орали! Какие "века", о чём вести разговор, когда меня завтра могут шлёпнуть "свои", но не просто так, а "во имя торжества идей социализма"? Какие могут быть прогнозы на века!? Мумии в мавзолее можно думать о веках, ей всё едино, она уже "прославилась" на века, а для меня "века" не предусмотрены. Мавзолейной мумии ничего не нужно, у неё уже всё есть, у неё ничего не болит, пропитание её не волнует и повторно ей умирать нет надобности. Завидую!
   Все другие верховные созидатели империй, кроме наших, "родных и любимых", ошибались в "своих целях и устремлениях", "были неправы", а вот мы - нет, мы всегда были безошибочны. Наши устремления в создании империи были "правыми" Редкий случай! Не даром говорили о "собственном пути развития", и не только говорили, но от слов "бодрым шагом", не задумываясь, переходили к делу!
   Помню победителей прошлой войны: молодые, красивые, со многими наградами, и от того нахальные в зависимости от своей породы. Какой процент из них требовал к себе повышенного внимания за героизм "по освобождению от коричневой чумы" - таких учётов никто прежде не вёл, а сейчас проводить "аудит" - пустое и ненужное занятие. Героев и понять можно: они - победители! Кого и когда слава не портила? Кого и когда смущали клики "слава герою!?" Каков был процент тех, кому делалось неловко от слов "слава герою"!?
   Ограничений по возрасту для исполнения "боевых" танцев нет, мы их и сегодня исполняем, но прыть уже не та. Одно дело - победители сорок пятого, и совсем другое - эти победители через шесть десятков лет. Если сегодня показывают торжества победителей - для убедительности и "контрасту" следовало бы показывать побеждённых врагов, и только тогда сладость победы будет неизмеримо выше! Для меня печаль и уныние побеждённых древних врагов приносит большее удовольствие, чем только одна собственная победа. Страдания врагов действуют на раны победителей целительнее бальзама, победа без видимых страданий побеждённых - не победа, и плачущий до сего дня побеждённый когда-то гауптман Вермахта намного приятнее зрению, чем разговоры о победах над ним. Страданий вражеского гауптмана никто не показывает победителям, нет их! Покажите, хотя бы одно, грустное лицо вчерашнего солдата Вермахта? Есть таковые? Что остаётся думать победителям? Почему бы побеждённым врагам не отмечать день поражения в один день с победой? С одеванием военной формы и со всеми регалиями на ней? Это не победа, это траур, а траур можно и нужно праздновать каждый день, каждый день, утром, нужно плакать и каяться за совершённые в прошлом грехи. Почему бы не пригласить в столицу победившей державы старых солдат Вермахта в военной форме, а не в цивильном одеянии, как это иногда делают? Усадить победителей и побеждённых за один, шикарно сервированный стол с обязательной чёрной икрой и русской водкой, и послушать, что бы могли сказать друг другу через шесть десятков лет враги? после взаимного истребления? И случилась бы меж стариками драка за праздничным столом? Почему до сего дня ни одна телевизионная программа до такого не додумалась? Такое впечатление, что кто-то боится показывать сегодня победителям их вчерашних врагов такими, какими они были когда-то. Нужно, просто необходимо, показать тех, кого победили сегодняшние герои в сорок пятом, а иначе такая победа просто "зависает" в воздухе! Это похоже на фильм, где старый, немощный рыцарь ходит по полю, с трудом машет мечом, долго отдыхает и пьёт сердечные капли, но кого он хочет порубать неподъёмным мечом - в кадре не показывают. Такое вот "интересное кино".
   Чудаки одного уральского города удумали открыть магазин по продаже "фашистской атрибутики". Может, атрибутика и не была "фашистской", но если кому-то не понравилась - превратить в "фашистскую" несложно. Кого и почему тянет приобретать предметы, когда-то принадлежавшие врагам, что в них, какая мистика?
   В намерениях торговцев изначально крылась ошибка: кто бы стал покупать ненавистные знаки, кому нужны вражеские каски, муляжи немецкого оружия, форму солдат Вермахта и фальшивые награды? Сколько "нехорошего" товара разошлось из магазина - в СМИ не сказали. Торгуете? Ну, и торгуйте, кому вред? Чего бояться игрушечного автомата MP38, что опасного скрыто в пулемёте-пистолете без патронов? На сегодня живёт оружие куда лучше, чем древние пулемёты пистолеты, да и технология захвата чужих земель сегодня иная... Посмотрите, как известная заокеанская держава "покоряет земли" - и прошлые военные "забавы", что случились шесть десятков лет назад, покажутся "детской игрой". Что опасного для умов молодых людей сокрыто в немецкой каске сорок первого? Каска - всего-то отформованный под череп людской лист металла крупповской стали, но не наркотик... Или наркотик менее страшен, чем немецкая каска? Если ордена бывших врагов интересны - зайду и посмотрю, "фашистские награды вызывают отвращение" - пройду мимо. Если магазин доходный - будет процветать, нет - разорится на торговле "фашистской символикой". О чём волнения?
   Нет вам, "ветераны, оскорблённые в своих чувствах к прошлым врагам" потребовали закрыть магазин с немедленным и суровым наказанием "организаторов пропаганды фашистской символики". И не меньше! Впечатление, что старички-победители до сего дня боятся побеждённых врагов? "герои"!? Которые "правые"!?
   Не получится, что за требования "растоптать вражескую символику" интерес подрастающего поколения усилится ни к вам, а к вражеской символике? Почему? Просто: поверженные враги молчат, а вы трубите без устали. Не кажется, что за страхом перед "поверженным фашизмом" стоит неизвестный и управляет вами, героями-старичками?
   Иные "песни возмущения и протеста" поют ветераны, когда "советская", и, естественно, в сплошную "правая и героическая" символика где-то получает не меньшую порцию ненависти. .
   Простим героев: Евангелия не знают, и "какой мерой отмеряете вы - такой и вам отмерят!" не трогают. Мужички, уж коли сегодня "одумались" и "вернулись к вере отцов" - хотя бы немного соблюдайте чужие заповеди!
   Ах, эти чёрные пиджаки с орденами и медалями! Вначале у нас бывает жара майская, победная, потом июньская и горестная, и две пытки климатом победители прошлого обязаны пройти "мужественно и стойко"! Как прежде побеждали врагов в битвах, так и теперь вы должны победить неудобства, сопряженные с прошлой славой. Никто не позволит провести опрос среди них:
   - Имея за плечами восемь десятков лет прошлого "райского жития", вам сегодня в удовольствие сидеть под майским солнцем в день торжества? Каких у вас больше мыслей: о встрече с вечностью, или о победах в прошлом?
   Забавная хронология: первой в году празднуется победа над врагами, а затем - нападение врагов. После веселья и радости от прошлой победы мы отмечаем грустные дни, но не так пышно, как победные. СМИ лёгким упоминанием ограничиваются:
   - "Столько-то лет назад фашистская Германия без объявления войны напала на..." - далее следовало бы пояснить слушателям и зрителям: с чего это Германии вздумалось нападать на "страну советов"? И почему "страна советов" легко и свободно позволяла себя захватывать?
   И снова весна, и снова чёрные пиджаки, но куда двигаться, когда с последнего пиджака впереди "ящика печали" понесут на подушечках красного атласа ордена и медали? С кем проводить "торжественные мероприятия"? И будет ли "торжество"? Сегодня готовят "замену уходящим воинам прошлого", и "замена" состоит из тех, кто в то время ничего не соображал, вроде меня.
   Слушать породу "воспоминателей прошлого" - тоска!
   "Воспоминателю" - под девяносто, склероз поработал не хуже "гвардейских миномётов", в голове на темы войны - "шаром покати", пусто, и простаку видно: "воспоминателя" по ноздри напичкали нужными "воспоминаниями" не выше газетных статей "великого совецкого прошлого". "Режиссеры мероприятий" шпыняют "мучеников памяти", "стимулируют и активируют, направляют и подталкивают в нужное русло течение воспоминаний о прошлом". Крепко и основательно забывшим прошлое гражданам, как и прежде, некуда деваться и они "вспоминают" то, что требуется в "данный момент".
   Что делать? Замены прошлым героям нет и торжества отменить? Или продолжать исполнять забытую песню:
   "...и будут внуки дедами гордиться,
   а если надо - повторят опять...."
   Опять внукам за дедов отдуваться!? А кого "мять" танками в будущем? Соседей, как прежде? И кто такие будущие "мяльщики", сколько их Кому в будущем предстоит "ратным трудом" добывать "военную славу отечеству" на предстоящие шесть десятков лет? Трудный вопрос!
   "Герой социалистического труда" всегда стоял на ступеньку, или две, ниже "Героя советского союза". Понятно: труд на благо отечества меньший подвиг, чем подталкивание отечества к краю пропасти с названием война. На такое нужен особый вид "героизма"
  
   * * *
  
   Что требуется совершить такое, чтобы отметила История? История помнит большие деяния без учёта качества деяний: объём воровства казны, убийства "на законном основании".
   С древних времён "вершители великих дел" условились:
   - "Дела могут быть и отрицательные, человеки мы все, но чтобы деяния были "великими", "масштабными" и "планетарными"!
   Одни в двадцатом веке прославились тем, что высекли чужого бога и после столь героического деяния приступили к взаимному истреблению, другие - так же прославились истреблением, но не своего народа, а чужого для них. Третьи решили: "могучие мы, негоже нам оставать от первых двух, и на живых испытали атомную бомбу. И у всех троих при этом имелась своя "правда"
   Убьёшь одного - какая слава? Пребывание в изоляции учинят, а потом забвение и клеймо "убийца" до скончания позорных дней. Плата за одного убитого, но если миллионы отправишь в мир иной, да миллионы отправятся с верой "вожди не ошибаются!" - о, это... этому и названия нет, а имеющееся "гений, отец народа, вошьть, друг, учитель и брат" бледно выглядят, не впечатляют.
   - Сходства с тупой иголкой на пластике с битыми бороздками, пара будет повторять записанное, пока пружина вращает диск Патефона
   -. Кальвик, прежде Бес переводил Иглу на следующую дорожку, теперь на тебя возложен труд.
   - Но и обиду "вошьтя" понять надо: мало, мало признаний придавленного "савецкава" народа, азиатская натура просила мирового признания, а оно где-то блуждало, и не было надежды увидеть себя в ореоле всемирной славы...
   - Похоже на то, как жена "гением" на переулке объявила, я поверил, и захотел славы не только в родном Кривоколенном переулке, но и во всём городе. А там, глядишь, и на всю губернию прославлюсь! Прошлый "вождь", тот, с тридцатилетним стажем правления, при всей "гениальности", дальше указанной схемы не ушёл.
   - Таковская доля "вождей", "вожди" рождаются не каждый день, "вошьть" без опасных опытов над подданными не вождь, тряпка.
   Причина порча "вождей" мировое господство с выводом: "боХ правит небом - земной боХ Землёй... или половиной, как получится"
   Во все времена желающих править миром хватало, выяснение "кто лучший" проводили подданные владык на "полях сражений" и в городах.
   - Начинались выяснения "кто дурак" с "круглых" столов, а заканчивались "полями сражений", и только "земным богам". было ясно: "самое маленькое поле сражения лучше любого большого круглого стола". Если бы участники "застолья" решали споры своими кулаками, как в боксе, то это было бы интересное и забавное зрелище, но своё превосходство они почему-то доверяют выяснять подданным. И это одна из самых больших загадок человечества. У животных подобного не наблюдается, те сами и всё выясняют.
   Прошлые предвоенные разговоры о "мире" и "пакты о не нападении" - занавесочки слабым разумом. "Отцы-командиры" из теории знали: "хочешь мира - готовься к войне", но почему теория расходилась с практикой - ответа нет. Сваливают на "отца, вождя и друга (всего!) совецкого народа":
   - "Верил "пакту о ненападении", и вины в "просерании" войны за ним нет. И свои понятны, покорны, безропотны, "любят вождя и друга", а чужие сложны для азиатского понимания - вот и "облапошили". Русский коварный язык "облапошить" объясняет так: снять сапоги и обуть в лапти. Да, сняли "мягкие кавказские сапожки" и обули в лапти.
   "Вождя" можно простить ещё раз: плохо владел языком народа, которым управлял, поэтому точного значения слова "облапошить" не знал. Если многие русские испытывают трудности в общении с родным языком и до сего времени не знают, какое действие означает слово "облапошить", то чего было ожидать от "кавказки чалавэк"? Написать книгу "Вопросы языкознания" не зная языка и позволить иностранцу в чине ефрейтора "обуть в лапти" разные уровни.
   орюсь: у "вождя" был по уничтожению граждан вверившейся страны, но как управляться с ефрейтором - нет, "это мы не проходили", не знаем. На этом незнании он и "погорел". Но не сильно: победа в войне осталась всё же за "генералиссимусом". Были в победе и огорчительные моменты, эдакая вечная "ложка говна в бочке мёду":
   - "Да здравствует вождь и учитель (всего!) савецкава народа"! - за кличем "всего савецкава народа" стояло, неприятное, не оглашаемое народом продолжение:
   "А войну-то "вошьть" прошлёпал, впустил врагов в пределы "страны советов", козёл горный, просрал войну"! - простой народ выражается мягче: "промухоловил"
   - Понимал "вождь" собственное "мухоловство"?
   - Понимал, но когда, и какие вожди признавались в собственной глупости? И "благодарный народ" хорош, вдыхал "торжество победы" и молчал, не было хулы в адрес "генералиСимуса" "усатый абрек, как иноземец с меньшими усами провёл тебя?" - было от чего задыхаться "вождю" в "праведном гневе":
   - Ефрейтор обманул "генералиссимуса"! - в любом огорчении присутствует утешительная капля, таковая была и у "вошьтя"
   - "Не один дураком оказался, не одного меня обманул, усыпил бдительность и других правителей Европы"! - но от понимания истины легче никому не становилось.
   Прошлое неизменно, и за "торжеством победы" будет тащиться проклятье:
   - "Дядюшка джо", сукин сын, без малого восемьдесят миллионов "савецких" граждан отдал в руки врагов и остался "гением"!
   - А если зайти в прошлое с другой стороны - военное "просерание" покажется иным.
   - Как так?
   - Так: минуй военное бедствие "страну саветов" - не было оккупации, батюшка не работал на Германские железные дороги, а, те, когда военная обстановка поменялась на сто восемьдесят градусов, не увозили работников из аборигенов в Рейх, и ты не увидел малую часть Польши. "Нет худа без добра"
  
   - Пожалуй... А военный риск?
   - Риск военного времени обширнее, причин окончить житие в разы больше, но в том и прелесть войны: мог превратиться в покойника, но мог остаться в живых. Тебе достался второй вариант.
   Не любит История сослагательного наклонения, не любит! Что могло быть с Россией, не допусти "вождь" войну? Ничего интересного: те, кого он потом уложил в свою "честь и славу" на полях сражений, были бы уничтожены в лагерях в его же "честь и славу", но позже. Какая мёртвым разница где, и от кого принимать смерть? Лагерь, или поле сражения?
   Что дальше, сколько пребывать "гением" в своих пределах, какими "подвигами" прославиться в мире? Войной, только войны приносили, и впредь будут приносить славу бездарям и тупицам. Такое было, такое наблюдается в новейшие времена, от такого человечеству не избавиться и впредь. Но рождается и попутный вопрос: с чего явным прохвостам верим? Не потому ли, что сами такие?
   - Рано ли, поздно, но "кавказьки чалавэк" начал войну.
   - Как?
   - "Гению" начать войну раз плюнуть, достаточно военное душегубство окрасить "благородной яростью", иной ярости не бывает, а далее события пойдут по отработанной веками схеме:
   "вас погнали враги - вы опомнились и погнали врагов"
   - Кто самый быстрый из народов в подъёме на войну? Мы! И гордимся этим!
  
   Глава 5.
  
   "Героическая".
  
  
   "Общий" героизм складывается из персональных героизмов, но какой выше и ценнее - вроде бы до сего дня не выяснили. Спорят:
   - "Общий не так блещет, как героизм отдельного человека"!
   - "Злонамеренно ошибаетесь: герои не рождаются и не живут в изоляции"! Герой - это когда народ о нём знает и помнит! Чтит, наконец! Ни напрасно придумано: "героев следует знать в лицо"! Чужой героизм оценить проще: виден, а собственный в девяносто из ста проходит незаметным. Только единицам "дано свыше" отличать "героические деяния" от простых и многих, ординарных. Заурядных. Повседневных. Неприметных. Формула: "однажды созданный герой не подлежит ревизии и таковым остаётся на века".
   Но хотя бы раз в году - и я герой! Кто бы знал обо мне сегодня, не устрой вожди бойню вчера? Так бы и прожил незаметно, ожидая по ночам о многом говорящем стуке в дверь хижины. "Ведущие по жизни" блудили "мир - хижинам, война - дворцам!" - в реале было наоборот:
   - "Чтобы сохранить дворцы - следует хижинам объявить войну"! - польза от войн несомненная, а что в забавах губится лучшая часть народа - это неподдающаяся математическому описанию автоматика. И название у такой автоматики есть: "переизбыток ртов".
   Допустим невероятное: люди на планете Земля настолько поумнели, что любого правителя, толкающего народ в бойню, стали бы публично сечь на площадях. То есть, от слов перешли к делу. Все, поголовно, предали анафеме военные забавы и постановили: "всякий, кто попытается силой решать вопросы о "мировом господстве" - да будет сечен без жалости и сострадания"! - что в итоге?
   "Перенаселение!" - на месте войны появится что-то другое с прежним результатом: свыше пяти миллиардов человеческих желудков для Земли в тягость! "Арифметика простаков" пугает:
   - "Желудок производит дерьмо, больше желудков - больше "добра", а в итоге ровный слой "удобрений" по всей поверхности сухой части Земли". Спириты добавляют страхов:
   - "Убитые факт телесного извода из жизни никому не ставят в вину и не мстят явно. Убил - и убил, не ты первый, не ты и последний. Мера наказания, кою получает убийца за отъём чьей-то жизни - клеймо "убийца", кое не мешает жить. Совсем, как обличени большого казнокрада в отечестве нашем.
   С другой стороны убийцы - благо для человечества: помогают раньше срока переселиться в мир иной, делают доброе дело. Вот почему за лишение жизни в отечестве нашем дают маленькие сроки на отсидку. И тебя кто-то убьёт, и ты придёшь туда, а сегодня, когда убийца совершает чёрное дело - пытается заранее избавиться от "своих" потенциальных убийц в будущем.
   "Если царём станет родившийся вчера младенец - не лучше сегодня перебить всех родившихся мальчиков"?
   Если верить спиритам - "души бессмертны". Входят в тело, выходят, но в лишении "обители души" главным остаётся плохой мозг, иначе - "дурная голова". Причин и поводов расставания души и тела может быть превеликое множество, но итог одинаков: уходим в мир иной. Способов расставания души с телом в мирное время разные, но в войну общие:
   - Одной бомбой пятерых накрыло... - наблюдается и прогресс:
   сегодня не редкость, когда пьяная "встреча" транспортного средства оканчивается большим количеством трупов, чем в прошлую войну от одной бомбы.
   Тело вторично, тело всего лишь "посудина" для души. Только большие мастера Индии по собственному желанию позволяют душе покидать тело без опасения вернуть её назад, а для прочих граждан подобные забавы могут кончиться слезами родичей. Если иногда и "вынимаем душу" взаимно - так это делаем исключительно "и на его исправление и любви".
   В своём отечестве мы все, сами того не подозревая - спиритуалисты, а потому так легко и свободно расстаёмся с собственным телом по приказу свыше!
   Наибольшим удовольствием для нас остаётся возможность лишить тела "ближнего своего". Ошибаюсь? Разве не так? Тогда почему древний и главный убийца с "кавказским лицом" и до сего дня в почёте у многих граждан? Почему и отчего многие память о мокрушнике "святой" называют?
   На установленные и явные факты о "подвигах" собственного, натурального "врага народа", от них только и слышно:
   - Клевета! - историю от позора спасает только одно это слово.
   Нет, всё же нашу "социальную защиту" нужно отодвинуть за границу в семьдесят лет. Лучше будет всем, если её "отодвинут" до такого срока жизни, когда "претендент на социальную защиту" перестаёт что-либо соображать. Это о себе: на кой чёрт мысли о наёмной армии? Почему меня должен волновать вопрос: "а в наёмной армии воев "приводить к присяге" будут? Или это лишнее? Деньги и присяга совместимы? И если "да", то кому и за какую сумму будут присягать будущие "защитники отечества"? Каков будет "прейскурант" цен на присяги?
   Принудительная армия пока что остаётся предпочтительнее наёмной: её "вяжут" "клятвой на верность родине". "Клятва в верности" - основа мощи армии, а все прочие составляющие - пустяки, мелочь.
   Ожесточение в умы граждан следует вносить порциями с таким условием: каждая следующая должна быть "без единой капли сострадания и гуманизма к врагу"! Но если переборщить - может случиться и "отдача".
   Как-то довелось наблюдать компанию из мальчишек шести-пяти лет, коими управлял готовый мерзавец лет тринадцати. Старшая сволочь стравливала двух на драку:
   - Дай, дай ему! - говорил одному мальчишке - боишься, да? Трус! - шло в адрес другого мальчишки. Детям не хотелось драться, а е готовая мразь, и по размерам вдвое больше малышей, толкал в спины друг на друга...
   Кем станет по возрастанию ныне малый, но великий специалист по убийствам?
   - Организатором "боёв без правил", или большим воинским начальником. И сохрани нас добрые силы от прихода твари во власть! Случится, будет, чувствую, не можем жить без сволочи над головой, постоянно взращиваем в необходимом количестве. Как только заметим где-нибудь крупную сволочь - не медля на откорм ставим, и откормивши - выпускаем руководить нами, почему мерзавцам памятники за душегубство ставим?
   - Вопросы трудные, одной страницей не объясняемые, от темы уводящие...
   - ... из уцелевших в очередной бойне создадите рахитичную "армию", приказом заставите верить в "героизм", и песен "о героизме" насочиняют по приказу, а тех, кто осмелится усомниться в "величии армии", или заявит "армия никого не защитит" - убить на основании "закона о защите чести и достоинства"
   - А иначе "подойти к проМблеме" и "посмотреть на событие под другим углом" - пакостника следует причислить "великим радетелям военной мощи гУсУсударства":
   - Учить драться мальчишек нужно с малых лет, тогда они вырастут настоящими бойцами! Кто сомневается!? Три шага вперёд"!
   Будущий великий военный начальник, "приведёт к присяге на верность отечеству" много народу.
   - В "приведёт к присяге..." много овечьего...
   - ... с разницей: овец режут без присяги.
   В пушчонке сорок пятого калибру на постаменте в центре града, героизм не виден, орудие малого калибра не тянет на звание "героическое", не убедит зрителя, как своим малым стволиком разгромила сильнейшую армию Европы. Или чужая армия была не сильной?
   Напасть: когда-то разгромленное враждебное учение сегодня воскресает в стане "громителей"! Что привлекательного скрывает древнее учение индусов до нашего времени? Ничего.
   Однажды разгромили вредное учение с большим грохотом и треском, с громадными потерями "в живой силе и технике", а сегодня никто не может объяснить, почему в "стране победителей" реальна опасность возрождения фашизма, кого с громадными потерями побеждали "давно и успешно"? Кому, зачем врали "фашизм разгромлен навсегда"?
   - Факт победы европейского фашизма теряет интерес, пожалуй, до столетней даты "разгрома фашизма в сорок пятом двадцатого столетия от "рж. Христова" не дотянете...
   - Командиры прикажут дотянуть - на карачках поползём, но сто лет даты "разгрома европейского фашизма" отметим, нет у нас иных "маяков"!
   - Мало разговоров о предмете победы, но если таковые ведутся - далее показа колючей проволоки на столбах чужих лагерей не выходят...
   - Когда колючка на столбах собственных лагерей красила житие савецких людей? О своей колючей проволоке умалчиваем, весь "жар сердца" тратим на осуждение чужого фашизма, вера в наличие собственного фашизма карается законом, старый немецкий фашизм был настоящим, качественным, савецкий лагерный фашизм "милость божия" и ""ошибки развития"
   С чего вдруг в культурной, цивилизованной Европе завёлся фашизм и "начал победное шествие" об этом ни звука...
   Были вопли "нет на Земле места фашизму!" - а, он, проклятый, латентно проживает в стране, коя была основным борцом с ним.
   - Во всякой борьбе с заразой кроется опасность подцепить болезнь, что и случилось с "борцами с фашизмом", и в надвигающиеся времена фашизм будет называться "русским", на порядок качественнее итальянского и немецкого.
   - В капитализме жили, "сасиализьм савецкава образца" вкусили до изжоги, олигархизмом наслаждаетесь, на очереди "звериный оскал фашизма", негоже отставать от "лучших европейских стандартов" Фашизм ужасен, осуждён "мировым сообществом", но иного и нового нет.
   Каждому из вас хочется повелевать, а кем и как дело десятое, но повелевать. Учение о превосходстве записано в толстенном фолианте из тридцати восьми канонических книг, и пока тридцати восьми томная "тысяча и одна ночь" будет управлять вашими думающими местами - хорошего вам не видать.
   - Можно в полное горло заявить миру о желании повелевать миром, но можно повелевать молча.
   - Второй части нужна выдержка в ожидании подходящего момента, в массе души наши невыдержанные, пошумим в удовольствие малое время...
   - ..."... на той жопе и съёдете" как говаривала матушка?
   - Было, говорила... Откуда знаешь?
   - Бес передал.
   Ради ублажения плоти иду на "искривления души", и коли единожды "покривил душой" - с "душевным горбом" покидаем мир.
   Оправдывает, утешает и радует древне отеческое заявление о
   "паршивой овце в стаде", своего рода инструмент, позволявший чистить "стадо" по усмотрению "пастухов"
   - ... дабы избежать опасности заразиться всему стаду...
   Кого объявлять "паршивой овцой" с последующей ликвидацией "как класс" знают "пастухи"
   Готовится утешение: на днях столичный градоначальник заявил публично, что приверженцам древнего учения индусов, "места в его городе не будет!" - редкое, оригинальное заявление: у фашистов воровство не поощрялось, а наглое и открытое - особенно.
   - Градоначальнику надо верить, не крепко выпивший провинциал!
   - На чём остановимся?
   - На разнице жития градоначальника "со товарищи" и трудящихся нищих стольного града.
   - Новинка "трудящиеся нищие"
   - Худо!
   - Что?
   - Сам не пришёл к определению "трудящийся нищий" Чем хорош трудящийся?
   - Чем?
   - Пониманием невозможности жить как градоправитель, и сво... то есть, администрация градоправителя.
   - На чём ставим точку о фашизме?
   - На " ежели учение ариев о фашизме, подаренное аборигенам Индии, и переделанное в касты, и старанием народов будет ликвидировано навсегда, а житие градоправителей мира сравняется с житием рядового труженика - предам анафеме учение ариев и перейду в иудаизм.
   И пока "градоначальники" ("брахманы") и прочая "высшая каста" не убьют в нищих зависть к житию "избранных" - открывать рот и вякать о "прутьях" не следует.
  
   Глава 6.
  
   Продолжение бега.
  
   Терпеливый читатель, прости за скуку, коей давился в первых пяти главах. С шестой главы, в чём "торжественно клянусь", а все клятвы в "стране советов" "торжественные" - обещаю не метаться от прошлого к настоящему, и от настоящего - в будущее.
   Если, того не ожидая, из будущего совершу прыжок в прошлое - знай: "это отрыжка прежнего общения с Бесом.
   "Если нарушу клятву - пусть меня покарает суровая рука..." - далее поминался "весь совецкий народ". Продолжим?
  
   Сколько известно определений сну? Порченая временем память насчитала пять: "бесчувственный", "мертвецкий", "крепкий", "наркотический (пьяный) и "хоть из пушки пали" - на сегодня знаком со всеми.
   "Пушечный" сон относится к наиболее глубоким снам, но сон мальчишки в восемь лет, коему недавно, и в который раз! - повезло разминуться со смертью, избежать возмездия от родной авиации, был "бездонным". "Бездонный сон" длится двадцать часов, и если рвётся на совершение "естественных потребностей" - уверяю: память о сделанных "потребностях" ничего не помнит.
   И тогда спал сном, не входящим ни в один из названных выше. который не входит ни в одну из перечисленных выше категорий. Новый сорт сна, что навалился на него, мог родиться только в войну: сон в теплушке на ходу. В теплушке, которую, по мере сил и возможностей локомотива, качества пути и массы других необходимых условий для продвижения эшелона с немецкими пособниками, тащат на запад. Сон в движущейся теплушке не имеет себе равных по глубине, и более глубоким сном могут спать только мёртвые.
   В перевозке грузов по железным дорогам имеются свои особенности и тонкости. Как и в любой профессии. О законах, коим подвержено любое движущееся тело, может рассказать любой школяр, отучившийся в современной школе полных восемь зим и знакомый с законом механики под номером... под каким номером описывается движение тела в пространстве? Номер не помню, но суть такова: "для горизонтального перемещения физического тела определённого веса в направлении "восток-запад" требуются определённые усилия" и "работа равна произведению массы тела на путь, пройденный телом". Таким образом, всякая "мощность равна работе, произведённой в единицу времени..." - выяснил позже и в школе, а пока в топке паровоза, что тащит эшелон с вражескими прислужниками на запад - с кислородом воздуха соединяется не совсем хороший уголь. Локомотив изношен, стучит, гремит, брякает на малом ходу, быстрый ход, как старику за восемь десятков лет невыполним и опасен.
   Быстрый ход, будь то устройство, отработавшее свои сроки, а равно и живое существо, как правило, кончается остановкой и отказом двигаться вперёд:
   - Убей, но вперёд ни метра...
   -... и работяга на колёсах, вытянувший эшелон из восьми...
   -... шести...
   - ... шести вагонов из атакованной станции, как живое создание понимал: "прибавлю ходу - развалюсь, лишусь и малого хода...
   - ... вспомнил "тише едешь - дальше будешь"?
   - Его...
   Поминайте добром старого паровоза-работягу, и ежели ваша старость забита холестериновыми бляшками в сосудах - жаровые трубы локомотивного котла забиты накипью, жар сгоревшего угля только на одну треть превращает воду в пар, а, пар, поступает в цилиндры...
   -...где не всю горячую мощь отдаёт поршню, но прорывается между поршнем и стенками...
   - и далёкий от техники поймёт: "этой "бочке с дымом на колёсах" сорок километров в час с шестью вагонами на хвосте рекорд скорости!"
   Не возражает старый локомотив человеку:
   - Сам вагоны тянуть будешь? Какой ты, на хер, машинист, если на сотню-другую тонн больше не потянешь? Война идёт! - резонно и машинист не возражает.
   Грамотный машинист оживляет "бочку с дымом" плавной подачей пара в цилиндры, проверяет остатки сил "парового коня", выясняет, сколько тонн старику на хвост прицепили, величина излишества в тонна? Вот и думай, как хвост из вагонов плавно сдвинуть с места, без рывков и грубостей.
   Но как оставаться "вежливым", если:
   а) уголь в тендере не прославленный "кардифф", хорошего пара не даст,
   б) машина изношена,
   в) вес состава больше нормы, и как стронуть с места - задача.
   - Сведения о механиках Германских железных дорог военного времени?
   - Отсутствуют.
   - Полностью?
   - Кое-что имею: машинисты из немцев никак не могли работать на оккупированной территории, тому много причин.
   - Выкладывай.
   - Первая: военные грузы перемещали захваченные совецкие паровозы. Вторая: в Германии, и по всей Европе, ширина колеи другая - езда на немецких паровых машинах по оккупированной территории отпадает, остаётся советский захваченный паровоз. Мог бы немецкий механик управлять русским паровозом? Мог: обучиться машинисту одного паровоза для работы на другом - пустяк: в паровозах всё одинаково. Но зачем работать машинисту из немцев, когда хватало русских машинистов? Машинист из немцев, соблюдая орднунг, не взялся тянуть состав, превосходящий весом технические возможности локомотива, сказано в инструкции: "по имеющемуся профилю пути нагрузка на паровозы данной серии не должна превышать и одной тонны!" - убей немца-машиниста, но пар на цилиндры немец не откроет.
   - В какой раз повторяю: не гибкие они, Ordnung uber alles"!
   Умный я, и показываю, как надо управлять паровой машиной при перемещении по железной дороге, когда собираешься тянуть состав весом превышающим норму: поднять давление пара в котле до критической отметки, и, как когда-то рвал сцепку в довоенные времена по цене восемнадцать целковых за штуку - открываю пар в цилиндры на всю! "Рывок в социализм" - и колёса в ярости вращаются на месте, протирая выбоины в головке рельса. Ничего, нас не запугать, подсыпаем песочку под колёса, но рекордный вес возьмём!
   "Рывок" был основой жития "савецких людей", рывками шли "на великие свершения", рывками, не считаясь с "потерями живой силы и техники", преодолевали вражеское сопротивление...
   -...девочек клеймили "сталиной" - мальчикам дарили двойную порцию "владлен" ("владимир ленин")
   - ... не додумались пустить "карлмарксину", упущение...
   . Ах, как "красиво", "мужественно", "величественно", "эпохально и на веки" звучало:
   - Рывок Иваныч, ваше мнение по вопросу о...
   Рвали "люди страны советов" везде, где требовали "верха": в промышленности, в сельском хозяйстве, в науке, в культуре... В любом месте, где появлялась громадная "дыра", кою можно было закрыть только "рывком", рнвали всё, не исключая глоток, пупков и ноздрей. Эшелон из восьми вагонов...
   - шести...
   -...вагонов локомотиву серии "ОВ" не был в тягость, хорошо, если в шести вагонах находилась тонна "живого людского" веса.
   - Кальвик, дозволь опередить события?
   - Какие, в чём?
   - Ездой в товарных вагонах сорок четвёртого?
   - Что просил предшественник?
   - Многое просил, всего не помню...
   - По возможности соблюдать "линейность повествования"
   - Понятно.
   - Вот и отлично, продолжай продвижение на Запад.
   - Езда в "пролётной трубе" казалась раем, и монеты соединения локомотива с эшелоном, сопровождаемые неизбежным толчком, не прерывали сон.
   Было, засыпал на краю верхних, но мать усмотрела опасность сваливания спящего сынка на пол вагона, и верхние нары после заката светила обретали свободу... До утра.
   - "Освети светом истины" первую ночь.
   - В деталях?
   - Как получится...
   - Крепость сна первой ночи в "пролётной трубе" помянута в первой книге, повторяться?
   - Желательно.
   - Записываем "открытием": "испуги восьмилетних переходят в разряд "пустяковых" после положительных, приятных телу и зрению, событий"
   - Назови минусовые и плюсовые.
   - Ночь в горящем монастыре, лёгкая трёпка родной "савецкой" бомбой без результата, стрельба малокалиберной пушкой по зданию "пансиона благородных девиц" отрицательные события.
   - Минусы. Выкладывай положительные.
   - Езда в кузове громадной машины, погрузка в вагон "пролётная труба", начало пути в неизвестность с массой новых впечатлений, стёрших до нуля недавние минусы...
   - ... были - и пропали?
   - То так... и эти божественные стуки колёс на рельсовых стыках...
   Чувствительные толчки локомотива не рождали неприятных эмоций, сцепка паровоза с вагонами обещала продолжение езды и новых пейзажей в вагонном окошке, толчок паровоза ничто в сравнении с бомбой, толчок никого не убил, и ничего не сжёг.
   - Речь несостоявшегося адвоката.
   - Против речей?
   - Нет, продолжай.
   - Не было нужды у русского машиниста из коллаборационистов трогать эшелон с беглецами грубым манером, хватало мощности локомотива на плавное, европейское начало движения вагонов с беглецами, а случались рывки с пробуждением пассажиров - и они несли положительный заряд:
   - Бодрствуйте, рано предаваться сну, игра со смертью не окончена, впереди не меньше бед!
   - Из всех обитателей вагона владельцем крепкого сна был малый в пальто "на вырост"
   - Старый, изношенный паровозик с одышкой не ровня авиации в скорости перемещения в пространстве, догнать эшелон с вражескими прислужниками и расчихвостить...
   - Замени "расчихвостить" на "причесать хвост"
   - Надо?
   - Желательно.
   - Может, обойдёмся?
   - Обойдёмся... Продолжай...
   - ... догнать эшелон с вражескими прислужниками, смешать с земной твердью пустяковая работа.
   Паровозик нуждался в удалении шлака из топки, в воде, без угля и воды пар не получить, нет пара - нет и движения.
   -... "ночное небо не посылало беглецам звуков работы авиационных моторов родной авиации, а появись - от сна любой глубины (мертвецкий) малый очнулся мгновенно! Как назвать восьмилетнего малого, спящего сном младенца в налёт авиации?
   - Звание названному деянию не существует.
   - Уверен?
   - Уверен.
   - "Нахал", "смельчак", "герой", "отчаянный" годится?
   - "Ненормальный"
   - Не вижу своей вины, такими нас сделали "асы" двух армий.
   "...и была ночь, и было утро - день первый..."
   - "Библия"?
   - На то время о "библии" не знал, служивший восемнадцать лет архиерею отец не терзал сына изучением молитв:
   - Возрастёт - сам определит, кому молиться...
   - Кальв, как думаешь, почему отец не насиловал сына "верой христовой"?
   - Видел, как в телевиденье дяди в возрасте повязывают на детские шейки красные косыночки, а несмышлёныши салютуют и "клянутся" взрослым дядям "быть верными" неизвестно чему?
   - Видел...
   - Восторгался процессом?
   - Издеваешься?
   - Закрываем вопрос "насилие верой" Продолжай изложение событий первого утра за окошком "трубы"
   ... "за окном проплывал сосновый лес на песке, бесконечный лес, освещаемый восходящим солнцем.
   Стриженную "порогами", иначе мать не умела, голову малого холодил ветерок с примесью аромата сгоревшего угля в чреве локомотива. Не жизнь, сказка!
   - На колёсах...
   Поезд уходил от встающего солнца, продлевая на ничтожный миг прелесть последних дней июля сорок третьего..."
   - Кальви, малый не знал, в каком месяце и году находится, может, не следует поминать хронологию?
   - Следует поминать хронологию!
   - "Слушаю и повинуюсь"
   И неожиданно встречный ветерок в привычный запах горящего угля в чреве любимого паровоза, добавил запах горелого дерева, а воздух на расстоянии, в стороне от эшелона, приобрёл синеву...
   Новая встреча с Синевой, ты, "любима", малое время назад, неподвижно висела в пределах монастыря, чего преследуешь, чего хочешь? - смотрел на медленно проплывающую землю, но горевших объектов не было...
   Медленный ход поезда искушал покинуть вагон и двигаться рядом, а название движению подарили взрослые: "тащился"
   И "дотащился: на обочине железнодорожной насыпи лежали разбитые вагоны, горевшие ленивым огнём деревянной обшивки.
   Весёлого, могучего пламени, пожиравшего монастырские кельи малое время назад, на сваленных вагонах не было, синяя мгла над монастырской территорией по насыщенности красками превосходила огни сваленных вагонов.
   - Понятное дело, ни те масштабы, вони много - серьёзного грош.
   И запаха иной: краска-сурик, коим покрывали деревянные детали вагонов, портила аромат горевшей "вагонки"
   Горевший мазут вагонных букс напомнил момент, когда отец растапливал плиту в келье отработанной в буксах ветошью, пропитанной мазутом, ветошь считалась отходом, кою работникам Германской железной дороги разрешалось употреблять по разумению.
   И запах горящей "вагонки" не новость: иногда отец приносил на растопку лом вагонных досок.
   Сгоравшее в плите уносилось трубой, а сейчас горели не три дощечки, но столько, что хватило на тепло сгоревшей кельи на пару зим. И запах горящих щепок между двух кирпичей, на коих стоит немецкий армейский котелок с нехитрым варевом - третий аромат. Любимым остаётся аромат тлеющего коровьего помёта: кизяк.
   - Выступление о горящем коровьем помёт (кизяк) оставь на третью книгу.
   - Что ж, дым - так дым, мало ли тогда было дымов? Гарь древесины, крашенной суриком на олифе, не дым от тротиловой шашки, дым горящих вагонов благодать.
   Вот оно как, оказывается, творцом и создателем большого огня выступает не только любимая и дорогая авиации, у крылатых машин есть конкуренты! Кто свалил с колеи вагоны и поджег?
   "Аспиды" залетели за линию фронта и разнесли в прах эшелон с неизвестным грузом? Не может того быть, не мог малый, тренированный на приём звуков работы авиационных моторов, к тому нагруженных бомбовой благодатью, проспать ночной "коцерт", родная авиация подняла и мертвого!
   Авиаторы ошиблись и разнесли не наш эшелон, а на убегавших вчерашних пособников бомб не нашлось? Или горевшие на обочине вагоны работа народных мстителей? И почему нет воронок?
   Ночь крепкого (мертвецкого) сна - и потеря прежних достижений? - Партизаны поработали... - кто-то тихо сказал. Знали, знали вражеские прислужники о "народных мстителях"!
   Эшелон продолжал ползти, как в момент движения по мосту, но просьб паровозному владыке: "медленно тянешь, быстрее убирай со страшного места, прибавь ходу"!? - не посылал.
   - Ошибалась сестра, не сидел в тебе "бес противоречия", от пяток до макушки малый наполнился прежним страхом.
   - Ночью партизаны свалили эшелон впереди нас, испортили путь, а другие немецкие пособники, путейцы, восстановили, потому тихим ходом и продвигаемся...нельзя быстрее, свалимся...
   - Почему не интересовался отцовой работой на Германские железные дороги?
   - Ничего интересного в работе не было, потому и не проявлял интерес, и возраст не тот, когда интересно слушать, как прошла очередная поездка "в партизанские края"
   - Естественный мировой Закон работников "железки":
   - Не гони транспорт, если не знаешь, каково техническое состояние полотна! - и до сего дня управляющие локомотивами исполняют Закон.
   Кто, кому и за что мстил - отец не рассказывал. Может, потому, что заблуждался в мой адрес "мал ещё"? Ничего не знал о народных мстителях, они обо мне ничего не знали, и всё складывалось лучшим образом. Какой по счёту случай ухода от возмездия, и сколько ещё будут гоняться за отпрыском коллаборациониста с благородной целью: убить его?
   Смерть гналась за всеми, догоняла некоторых, а кто-то оказывался шустрее и показывал смерти язык.
   Могли народные мстители пустить наш эшелон "по назначению"? Вполне. Почему не пустили? Случай, или не знали, кого везут враги в эшелоне? А знай - больше тротила подложили под подошву рельса тротила? Не знали? Тем более, и при любом раскладе всякому эшелону, уходящему в логово врага, выпадал "туз пик". Нам туз не выпал, была червонная восьмёрка...вроде она в гаданиях говорит о дальней дороге?
   Что это был за эшелон, что передвигался впереди нас? или это был встречный поезд? С каким грузом - разумеется, не знал.
   Лениво горевшие вагоны на обочине не впечатляли: тихое, безветренное утро, вчерашние тревоги остались там, откуда уехали, солнце достаточно ярко выполняло свои обязанности и сводило на "нет" яркость горения деревянной обшивки вагонов. Из недавнего любителя авиации (всякой) превращался в знатока пожаров и юного пиромана.
   Какая иная вонь, помимо горящего мазута в смеси с гарью из вагонной деревянной обшивки, крашеной суриком, присутствовала тогда в воздухе не могу сказать, прежде не доводилось обонять вонь горевшей человеческой плоти. Может, и было что-то такое в тогдашнем смоге, но прежний список запахов сказал:
   - Атмосфера не содержит запаха горелого мяса - в ночь грандиозного горения вроде никто из обитателей монастыря не подвергся кремации, а равно и частичного воздействия огнём. действия огнём, не поджарился слегка.
   А тогда атмосфере августовского утра сорок третьего года на перегоне железной дороги в сторону враждебного запада, висела мерзотная гарь, напоминавшая недавние события в монастыре, но не настолько ужасная, чтобы испортить восьмилетнему малому радость от поездки. Возможно, нынешние подозрения тогда имели место, но это из разряда недоказанного. Единственное, за что могу поручиться: всё разбитое и горевшее было свежим, и не позже двух-трёх часов назад приготовленным. Похоже, партизаны совершили удачную диверсию и отбыли в лес отсыпаться. Кто и когда успел расчистить колею нашему эшелону - это, разумеется, через семь десятков лет выяснить невозможно. И не нужно.
   Мог тогда вонять своим горевшим мясом? Не мог, не было на мне столько мяса, чему гореть, чтобы испортить вокруг большие объёмы воздуха. Минимум биомассы, но и при минимальном количестве мяса на скелете, измени враги график продвижения нашего эшелона на час раньше - сто из ста за то, что травил бы окружающую природу вонью. Очередная удача! Не жизнь, а непрерывная череда удач! Почему этого не случилось? Возможно, что народные мстители нас приняли за невольников и пожалели? Не знали, кто перевозился в эшелоне на самом деле? Работали по плану: "одна ночь - один эшелон", наш эшелон оказался сверхплановым, а на сверхплановый тротил не отпустили?
   Без стараний и натуги пришёл к пониманию везения: когда горел монастырь и лётчик родной бомбардировочной авиации изделием "бомба" пытался угодить в меня, но промахнулся - это было начало работы по уничтожению крапивного семени. Так выглядел расчёт за коллаборационизм отца по твёрдой вере православных христиан:
   - "За грехи отцов рассчитываются дети"! - но что отцы выполняли приказ Природы охранять потомство - довод в расчёт не брался.
   Везёт, везёт, дико везёт предателям! Почему одним, вроде нас, "отрицательным перед всем советским народом" везло, а другим и лучшим в везении отказывалось? Борцы, не предатели народа, не пособники врагам, но гибли! Как говорила соседка, прозванная "Копеихой" и проживавшая через келью от нашей с правого фланга:
   - Все там будем, здесь никто не останется, с кого-то начинать надо... - началось с неё: за три дня до выгорания монастыря Копеиха умерла. Жила старая женщина одна, и когда соседи обряжали в последний путь - под матрацем старушки нашли многие суммы тридцатирублёвых красных купюр с портретами "вождя мирового пролетариата тов. Ленина". Вот и верь в прозвища.
   Какие силы сберегали коллаборационистов, по каким законам везло родителю, когда работал на оккупантов? - сколь угодно можно спрашивать пространство, но ответа не будет. Пробовал, знаю.
  
   Глава 7.
  
   Короткий "откат".
  
  
   В случаях везения чтущие божьи законы оглашают эфир стандартным "слава богу", а у мечтающих о получении небесных даров в ходу просительно-ожидательный "помоги, господи"
   - Второй интереснее: неведомый бог поможет, но может обойти милостями.
   Вес божьих законов разный: лёгкий - признавать божьи правила и не исполнять, тяжёлые - когда от закона некуда деться, везде найдёт и накажет. Глубина понимания божьих законов зависит от обстановки, и чем страшнее ситуация - тем яснее суть законов. Насколько оккупированные были рьяными в исполнении божьих законов восьмилетних не трогало, восьмилетним, как и щенкам до пяти месяцев, все люди друзья, всем машем хвостом, а чтобы хвост знал кому махать - кто-то мудрый должен быть рядом.
   Но не случилось: матушкино воспитание в детском доме по времени зацепилось за "совецкое", кое святостью не грешило и умело промывать мозги атеизмом. "Савецкая власть плюс электрификация" после укоренения первым пунктом потребовала отречься от бога:
   - Трудящимся двух богов не потянуть! - у сознательной части трудящихся отречение от бога происходило менее болезненно в сравнении с глубоко верующими. Пожалуйста, отречёмся, если надо, чего там, малость какая!
   - Нет бога! - провозгласили гражданам страны советов сверху, и те, привыкшие повиноваться, живо исполнили указание. Бог-то ушёл, но законы остались и против божьих законов ни у одной власти идти не получалось.
   Граждане, принимавшие участие в разрушении "веры христовой" снятием колоколов и крестов с культовых сооружений за четверть водки в звании "гусыня" записывались в "сознательные"
   Сняв, до единого, кресты и колокола занялись снятием голов.
   - Конвейер символ движения вперёд, изобретен, чтобы двигаться. - Не было в среде народа смельчаков в адрес борцов с "опиумом народу":
   - Забулдыги, одумайтесь!? - был большой риск остаться без думающего устройства.
   Победить свою натуру не получается, не справляюсь, непобедима моя натура, оттого и лезет вверх:
   - Быть мне головой над всеми!
   - И не только быть "головой", но прославиться отменой старых законов заменой новыми, не лучше.
   - Как без законов жить? Если с законами чёрт знает, что творится, а чего ждать по отмене? Нельзя отменять, законы не осуждаемы, закон родной брат Приказа, всякий закон оставляет след, бесследных законов не бывает.
   - А естественные?
   - Противоестественные законы исходят из естественных, а управляйся "власть саветов" только естественными - прожила не семь десятков лет, но десять раз по семьдесят, то есть, вечность.
   А так всё рухнуло, как только первый оккупант пересёк черту города. Удивительно, но факт: с приходом оккупантов к людям стали возвращаться и божьи законы, и сегодня могу сказать:
   - Закону никакой бог не нужен, закон существует помимо бога, часто и вопреки богу. Хорошо вам - бог в стороне пребывает, плохо, нужда подпёрла - вспоминаете бога и о "верной стезе к богу"
   - Ваше "гром не грянет - мужик не перекрестится"
   В оккупацию было так: тянет веришь в мощь иудейского бога - веруй, насилий "кУмУническим учением и атеизмом" нет, есть желание (и возможности) праздновать полную опись христианских заблуждений - празднуй. - жителям тыла роскошь с названием "рождество Христово" не дозволялось.
   - Празднование чужого "песах" на "свободной от захватчиков территории страны саветов" начиналось с посещения храмов, а верующие "свободной" территории навещали могилы родных.
   - Повторяешься.
   - Убрать повтор?
   - Пусть остаётся.
   - "Повторение - мать Учения"?
   - Оно.
   - Чему учат повторные мордобои?
   - Сам думай.
   - Самостоятельное мышление полезно до пенсионного возраста, а после вредно.
   Сильно подозреваю "партЕйные члены и органы", не убежавшие на восток, а оккупацию перешедшие на житие в согласии с богом.
   - Заявление требует подтверждение фактом.
   - Пожалуйста: вчерашние "верные учению маркса-ленина-сталина" ныне верующие "создателю всего сущего и евонному сыну", противники их "подсвечниками" кличут.
   - Да, жили в неверии в бога, но владыка небесный вразумил нас и ныне мы другие.
   Преимущество верующего в военные дни: сыпались с неба бомбы - "отсталый" в страхе взывал текстом моления "отче наш", а партейный член в ужасные моменты жития оказывался в безнадёжном положении: "отцова молитва", как зовётся "отче наш" на него не распространялась.
   Управлявшие жизнью и помыслами недавние "товарищи" были далеко за линией фронта, а в небе, выше товарищей, пребывал семитический бог, и народная вера "до бога высоко - до царя далеко" исполнялось на сто процентов.
   Моё положение выглядело лучше: жил верой в усиленную, настойчивую и требовательную молитву богу, коя обязательно даст шанс остаться в живых.
   ПартЕйный товарищ не имел моих преимуществ, оставался голым и беззащитным перед... Кем? Судьбой? Вроде нет, Судьба, как и бог, особь невидимая, как опираться и надеяться на пустоту? Оставалась возможность "отдать жизнь за родину", высшим проявлением "любови" считалось желание отдать жизнь и за дежурного "воштьтя"
   - Родина на месте, никуда не девается, а "вожди" приходят и уходят, потому "вождей" следует ценить выше "родины"
   Живёт (без прописки) мнение:
   - "Страну саветов", не Русь, от вражеского порабощения спасли "совецкие", не божеские законы. Споры продолжаются - конца не ожидается.
   У свободных от нашествия граждан в тылу бога не было, в выяснении жизнеспособности советской системы бог не присутствовал, в военные действия не вмешивался, богу не было дела до разборок правых и виноватых. Удивительно и непонятно прошлое, в коем в итоге победили атеисты.
   Старые граждане, кому за семьдесят, и кто не побывал под пятой оккупантов, до сего времени уверены в силе и непогрешимости советских законов. На замечания чуждых, вражеских элементов от них следует примиряющее и не допускающее исследований заявление:
   - Прошлое, каким оно не будь - наша история! - о качестве истории речь не идёт, вопрос не подлежит обсуждению. Почему, чего бояться в своей правоте? Не нужно гневаться, если кто-то не желает ложиться под вашу историю. Если мир превращается в многополярный - почему запрещается многоисторичность?
   - Объяснение "многоисторичности"?
   - "Проще пареной репы": у каждого своя история, нас много, отсюда и "многоисторичность" Гибкие мы: вернулись в Россию из "страны саветов" - и утихли. Пессимисты утверждают:
   - Вражда между народами длится до состояния, когда оставшиеся в живых приходят к пониманию:
   - Делаем перерыв в "святом" деле взаимного истребления, иначе сгинем все до единого!
   Рукотворные идолы прошлого, коим благодарный народ дарил высокие звания чуть ниже божественных, отвечали новыми "двигателями прогресса", мелкими, но множественными. Своими, чужими, всегда хроническими, мелкими и крупными:
   - Во имя прогресса и мира на Земле!
  
   * * *
  
   Эшелон с вражескими прислужниками и белым днём с опаской проходил территорию насыщенную народными мстителями, но с надеждой: каждый километр пути, пройденный в сторону запада, прибавлял спокойствия обитателям вагонов.
   Кто обслуживал эшелон из десяти теплушек (восьми) на пути продвижения - не задумывался по причине: нечем было думать. В восемь лет не задумываются "кто, что и как", но наслаждаются жизнью и спят с определением: "на каком боку уснул - на том и проснулся". Сон, когда укладываешься на бок и на этом боку просыпаешься ранним утром зовётся "беспробудным" с добавлением: "естественный". Искусственные сны в повести не рассматриваются: в возрасте от шести до девяти лет в военное время искусственных снов не было. Спал всеми видами сна и не знал названий.
   Потом, потом, всё потом, когда-нибудь, если будущее с массой неизвестных опасностей обойдёт стороной. Потом будут фильмы о героях рельсовой войны, в коих не покажут молодому совецкому поколению, как один из этого поколения продвигался на запад в товарном вагоне-теплушке в звании "пролётная труба". Разве не забавно? Сначала прокатиться по территории активного действия народных мстителей, увидеть результаты работы мстителей, и через малое время смотреть фильм об этом? Не совсем так, как показывали фильмы о рельсовой войне: в них не было вражеских прислужников, но только борцы с врагами.
   Какое число коллаборационистов помогало оккупантам содержать в рабочем состоянии громадный организм с названием "железная дорога" - об этом где-то есть сведения. Но где и у кого?
   Послевоенная литература рассказала о подвигах народных мстителей, вредивших оккупантам на стальных магистралях. Красиво рассказала о борцах, и, что естественно, некрасиво о пособниках врагам, в итоге получавших возмездие за содеянное. Ни в одном фильме, и ни один прислужник не оставался без внимания народных мстителей. Служба врагам описывалась последними словами, иных слов вражеские прихвостни не заслуживали. Ещё никто и никогда о врагах, и о вражеских прислужниках из "своих", хорошо не отзывался, и красивыми не показывал. Не может быть вражеский прислужник красивым.
   Война поделила людей оккупированных территорий на три части:
   а) героев-защитников-борцов за освобождение родины от врагов,
   б) предателей-изменников,
   в) и те, кто был между первыми и вторыми, но нейтральными, как Швейцария. Если советское кино, радио и литература вещали о первых громко и красивыми словами - о вторых с ненавистью и презрением, а о третьих, куда входил и я - сквозь зубы, или совсем никак.
   Ничего не скажу о списочном составе каждой категории: кто, кого и насколько превышал: тех, кто взрывал всё и вся, или тех, кто служил оккупантам верой и правдой? О вере и правде в рельсовой войне в Белоруссии повествует известный советский фильм "Константин Заслонов". Был такой героический человек, много принёс оккупантам хлопот и волнений на железнодорожном транспорте. Талантливый вредитель, но звание "вредитель" не подходит, это был борец за свободу своей родины. Герой!
   Из фильма ясно, что бывшие советские железнодорожники поступали на работу оккупантам не с целью заработать пропитание, но исключительно вредить врагам. Способов вывести из строя тот, или иной участок железной дороги предостаточно, начиная от минирования полотна и до вульгарного замораживания водозаборного узла: паровозный котёл без воды ничего и никуда не повезёт.
   Подпольщики изготовляли мины, искусно маскированные под кусок угля. Стараниями кочегара "уголёк" летел в топку, рвал трубы котла и убивал раскалённым паром обслуживающий персонал: машиниста, помощника и кочегара. История аварий на железнодорожном транспорте старого времени повествует:
   - При взрыве паровозного котла обслуга не выживает.
   Обслуга локомотива времён оккупации состояла из троих: первым выступал машинист, глава и повелитель в бригаде, хозяин и владыка локомотива, управлявший скоростью эшелона.
   Двум кранам повинуется большая огнедышащая машина: первый, видом рычаг, расположен вверху по левую руку владыки, и оттого, на какое количество пара в цилиндры открывается кран-регулятор зависит скорость вращения колёс. Десница мастера вождения составов всегда лежит на рукоятке крана выпуска воздуха из тормозной системы до полной остановки по обстоятельствам.
   Второй человек в бригаде - помощник машиниста, и тоже хозяин, но ниже рангом и с задачей производить пар: есть нужное давление в котле - локомотив тянет грузы, нет пара - в следующую поездку владыка локомотива заменит помощника. Последний человек в локомотивной бригаде - кочегар, раб, каторжанин, но владыка над топкой. Обязанность кочегара - следить за топкой котла и постоянно кормить углём прожорливую и жаркую топку под котлом, удалять продукты горения угля (шлак) и добиваться горения любого угля с максимальной температурой Кочегар поилец и кормилец горячей машины на колёсах...
   ... и на приличном ходу в топку локомотива летит неприметный, неотличимый от настоящего, кусок угля размером не больше кулака...
   Были шансы у паровозной бригады выжить после взрыва котла? Не имею данных, сколько немецких прислужников выжило после взрыва котлов и схода с рельс остатков локомотива. Рвануть паровоз - высшее достижение в диверсии на железной дороге, первый сорт, а прочие способы ликвидации подвижного состава проходили вторым сортом.
   О минах нажимного действия, (противотанковых) малый восьми лет ничего не знал, не был в партизанском отряде.
   Кто пускал пар в цилиндры локомотива нашего эшелона? Машинист из немцев? Если так - как общался с помощником? Или и помощник из немцев? И кочегар?
   Во все времена на железнодорожном транспорте царила плечевая система: локомотив приводил состав из "А" в "Б", разворачивался на сложном и громоздком поворотном круге носом на ход в пункт "А", проходил экипировку углём и водой, давал бригаде отдохнуть, цеплял хвост вагонов с другим грузом, сигнал отправления - и катил в А устройства.
   Локомотив мог возвратиться в точку "А" "задом", но на длинном "плече" такая поездка была трудной.
   Всё просто. Длина плеч в километрах в разные времена истории железнодорожного транспорта менялась, но плечевая система перевозок оставалась незыблемой. У врагов - так же.
   Партизаны героя Заслонова выводили из строя поворотные круги, чем портили настроение вражеским прислужникам из движенцев.
   Всплывает вопрос: немцы прислужникам что-то платили, или работали месяцами, как когда-то в отечестве нашем, бесплатно? Если враги что-то платили, да ещё и аккуратно, в срок, то в сотый раз хочется обозвать их "дураками": учитесь у нас быть гибкими с основой "беззаветно любить родину"! Учитесь у нас, как нужно есть вражеский хлеб и помнить, что хлеб остаётся вражеским! Учитесь у нас не отдавать честно заработанное! Особенно, когда эти другие" - "свои", учитесь у нас получать хлеб из руки и кусать эту руку!
   Не знаю: приравнивали захватчики железнодорожный транспорт к военному соединению, имелись в Рейхе титулы, как в стране советов? Что за величина "генерал-полковник тяги"? Как звучит, а всего-то начальник депо. Выше? У врагов железнодорожный транспорт пребывал на военном положении? Какой процент обслуживающего персонала на захваченных железных дорогах состоял из немцев, и кто выполнял оставшуюся работу? Есть статистика?
   Воинские звания большим начальникам совецких железных дорог отменили после шестьдесят второго года двадцатого столетия:
   - Какие воинские звания!? Эдак и воинское обеспечение потребуете, хватит, будя, время мирное. .
   Возвращаюсь в теплушку и проплываю над заваленными и горящими вагонами в стороне от колеи... Тихо проезжаю, молчит вагон, понимает: на месте горящих товарищей мог оказаться и он. В вагоне-то железнодорожники, знают, чем может кончиться быстрый ход состава по потревоженному взрывом полотну.
   Партизаны завалили состав, чтобы напугать? Говорили без слов: "и твой вагон превратим в груду корёженного металла с тобой внутри"! - а мне не страшно! Интересно, любопытно, ново, но загнать сердце в пятки горящими вагонами - пустое занятие. И по другой причине страхи проходили мимо: за минуты до прохода по ужасному месту съел утренний бутерброд из куска черствого хлеба с повидлом и маргарином - сытное утро военного времени! Бутерброд с маргарином и яблочным повидлом крепче любой стали! Что-то удавалось родителю ещё добывать, но что - не помню: когда детей волновал вопрос пропитания? "Есть хочу" - было, а "где взять" не трогало. И то: от голода не умирал? Не умирал! В голодном обмороке не валялся? Нет, не было прежде встреч с товарищем Голодный Обморок, и чьи-то новые попытки пронять малого после бутерброда с маргарином какими-то горящими вагонами напрасны.
   За время продвижения в неизвестность повтора сцен сжигания единиц железнодорожного транспорта (вагоны) не было.
   Какой раз задаю вопрос пространству: "кто хранил крапивное семя, кто снабжал питанием, пусть и скудным? На какие средства жили"?
   Имей ныне миллионы наличности - сделал максимально дешёвый и короткий фильм "Кошелёчек" с дополнением мелкими титрами: "спаситель, благодетель, кормилец и отец родной в трудное военное время"
   Отец был, заботился о пропитании, но если неодушевлённый предмет явился чудесным образом помочь живому отцу в прокорме оравы из четырёх ртов - почему не оказать честь предмету из кожи и с начинкой мелкими вещичками из железа жёлтого цвету?
   Кошель представляется большим и внушительным мешком из кожи, наполненным ценностями в основное время и с редкими минутами взбрыкивания на траты. Кошелёк намного меньше объёмом, а кошелёчек вообще крохотуля и всего-то символ чьей-то бережливости, кошелёчки носят только женщины и наполняют из и больших Кошелей.
   Кадр второй: женщина и мальчишка идут вдоль эшелона по нужде:
   - Проводи... - малый провожает мать стправить естественные потребности. Женщина и одна могла бы оправиться, но когда рядом восьмилетний сын - в военное время и он защита. От кого и от чего защита как спросить мать?
   Возвращались к вагону, смотрел на рельсы соседнего пути, на гвозди, коими крепились рельсы к шпалам... и увидел предмет, не имевший отношения к стальной магистрали: маленький чёрный кошелёк. Остановился. Остановилась и мать:
   - Чего встал? - глазами указал на предмет, лежавший под рельсом с левой руки, если смотреть в сторону, откуда ехали:
   - Глазастый... Подними... - поднял и отдал матери.
   Находка вскрылась, исследовалась и показала женские золотые украшения на одну персону. То есть, украсить одинаково двух женщин содержимым кошелёчка не получилось..
   За свалившимся счастьем последовали сомнения: воспитанница приюта вступила в общение с совестью и та сказала:
   - "Чужое, нужно бы вернуть потерю, нехорошо присваивать" - угрызения начались с третьей секунды после встречи с находкой,
   но после седьмой минуты угрызения заметно ослабли. Поблекли. Как и почему маленький, старенький и потёртый кошелёчек оказался у одного из рельсов? маленький и незаметный, настолько маленький, что пойти мимо него мог любой? Почему мы не прошли? Почему встреча с малыми ценностями произошла у нас, а не у кого-то? - смогу узнать, когда окажусь в любимом "четвёртом измерении", и, если на то время интерес к далёкому кошелёчку не пропадёт раньше. Говорят, что там никаких тайн для нас нет и "тайное становится явным".
   После короткой беседы с Совестью мать пришла к выводу:
   - Надо отдать - но другой, незнакомый голос спрашивал:
   - Кому отдать, как выяснишь чья потеря? Думаешь, кошелёчек обронил кто-то из пассажиров вашего "экспресса", а ни кто-то ещё? И как можно обронить ценное, да так, что выглядело спрятанным? Почему под рельсовой подошвой? Была нужда прятать? От кого, если кругом пустыня? - совесть матушки склонилась к возражающему голосу и найденное мелкое золотишко пошло в обмен на немудрёные харчи военного времени. Как? Кто интересовался презренным металлом? Оказывается, война не отнимала у золота ценность. У харчей была неоспоримая ценность перед благородным металлом: их можно было жевать, а изделия из золота - нет. Война - войной, а золотишко цены не теряло. Обмен производился тайком, потихоньку. Страшно было! Если бы немецкие власти учинили ей допрос на советский манер:
   - Где взяла?! - мать бы не выдержала вопроса и полностью призналась в факте присвоения чужих ценностей, не смогла бы воспитанница детского дома сфантазировать и объявить находку "нажитой честным трудом". Обошлись без пыток, но поскольку составляли компанию таким, кто не задавал чисто совецких вопросов - то и золото потихоньку таяло в наших желудках. По всем божьим законам "крапивное семя" не должно было получить "подарок небес" в виде нескольких золотых украшений, но получило. Вопрос в сотый раз: "почему и кто!?"
  
   Глава 8.
   Партизанская.
  
  
   События вокруг восьмилетние мальцы не анализируют оставляют без оценки, и единственную роскошь, кою могут позволить - помнить, или нет. Что-то похожее на фильмы, и в этом прелесть детства. Но это в мирное время, а восемь лет в войну не детство, восемь лет, считай, конец детству, пребывать в войну в детстве роскошь. В войну детство кончалось раньше восьмилетнего срока, или роскоши с названием детство вообще не было. У меня детство было.
   Прошлое сродни старому фильму, его следует прокручивать медленно и осторожно, а в интересных местах - останавливаться и внимательно рассматривать. Семь десятков прожитых лет разрешают сделать заявление:
   - Каким дурачком и легковером был!
   По зоне высокой активности народных мстителей эшелон с прислужниками не пустили, избавив от новых встреч с народными мстителями, и встреча с горевшими вагонами на обочине колеи в первое утро поездки на запад была единственной. Опять повезло! Второй и третий день продвигались в лесах, но было тихо и маленькие станции пустовали. И песок, песок, и на песке тёмные красавицы сосны!
   Паровоз оставлял эшелон, убегал оставляя страх:
   - Пап, паровоз приедет, повезёт?
   - Приедет. Угольком загрузится, машинисты сменятся - и вернётся - мать называла муку "мучицей", отец "угольком" - уголь. Два столпа военного времени. Развеянный отцом страх о куда-то убегавших паровозах до конца езды не возвратился.
   - Вернётся, куда денется!
   Паровоз убегал и многие пассажиры, в основном мужчины, выходили из вагонов на прогулку вдоль состава, а кто-то принимался готовить скромный прокорм. Пассажиры литерного, в основе работники "железки" знали, сколько времени проходит между убежавшим паровозом и тем, что потянет состав далее. Расчёты говорили:
   - Успеешь сварить немудрёное пропитание, начинай! - за секунды сооружался очаг из двух кирпичей, поставленных на рёбра, на кирпичи - посудина, часто - армейский котелок, под котелок - щепки, кои находили около пути - и скоро аромат варева ласкал ноздри.
   Случалось: другой паровоз, готовый к бегу, прибегал ранее расчётного времени, и кухмистерам ничего не оставалось, как гасить очаги, бросать в вагон кирпичи и с только что закипевшим варевом грузиться в вагон:
   - Горячо сыро не бывает"! - отчаянные, из молодых, любители питаться варевом садились в вагоны на ходу эшелона, держа котелки в руках, как самую бесценную вещь. Большей сноровки и быть не могло: сесть в вагон с помощью только одной руки! Это были самые захватывающие картины со спорами: бросит котелок, или нет!?
   Вопрос прошлому: почему враги не бросили, к чёртовой матери, теплушки с начинкой на какой-нибудь глухой станции? Или так: выгнать пассажиров, загрузить вагоны нужными войне вещами и продолжать движение? Почему бы не "забыть" нас? Почему не сказали: "пропадай лавка с товаром"? Загнать вагоны в тупик, оставить народным мстителям на расправу, а те, по законам военного времени живо разобрались "кто, чего и как"? Чего возились с отработанным материалом? И никаких обид-претензий: коли "свои" бросали в сорок первом - чего ждать от чужих? Нет, везли! Из каких соображений исходили? Какая из прогнивших моралей управляла тогда? Почему сегодня "свои" убивают своих без угрызений какой-то ненужной совести? Почему через семь десятков лет "процветания социалистической морали" плюс гуманизм - напряжёнка с преступностью? По объёму объявленного гуманизма должны утереть нос народу, что имел однажды неосторожность впасть в фашизм с шовинизмом плюс расовое превосходство, но явления вроде бы не наблюдается. Это я сегодня должен открыть магазин Second Hand в Берлине с атрибутами совецкой символики, а не мой прошлый захватчик снабжать товаром магазинчики с таким названием в моём городе через шестьдесят лет после победы над ним! Сегодня читаю объявление на старинной входной двери, грубо окрашенной окисью железа на растительном масле: "Почти новые и совсем дешёвые вещи из Германии и США", а бывший противник торгует антиквариатом из России.
   Эрудированный, образованный человек о днях продвижения в логово врага имел бы основания заявить:
   - Войны и прочие, близкие к военным, экстремальные условия превращают малых детей в мудрых стариков - меня званием "мудрец" не касалось, продолжал оставаться дурачком:
   просыпался, насыщался соответственно уверенности "даст бог день - даст и пищу", и был свободен, как птица, до момента, когда наступал полный мрак, и ничего, кроме искр из трубы паровоза, не было видно. Хотя, нет: при входе состава на станцию, и при выходе из неё, видел слабые огни керосиновых ламп, что светились через красные, жёлтые и зелёные стеклянные фильтры входных и выходных семафоров.
   Дневной бег на запад был интереснее! Если при остановке эшелона на тендер паровоза поворачивали рукав колонки - понятно: паровоз утоляет жажду, стоянка не будет долгой, и далеко отходить от эшелона не следует, а так же не состоится варка питания на двух кирпичах. Набор воды позволял совершить разминочную прогулку вдоль состава и ограничиться. Или справить "большие и малые нужды" не испытывая особых стеснений от посторонних глаз. Каждый "справлял нужду", и, как говаривала мать:
   - "Мухи ни из кого "добро" не выносили" - что взять с приютского воспитания!
   Другое дело, когда от эшелона отцеплялся локомотив и куда-то убегал. Это значило: стоянка будет долгой, настолько долгой, что пассажиры "литерного" успеют не только приготовить на кострах немудрёное питание, но и сходить на разведку окружающей территории. На такое осмеливались наиболее храбрые, не связанные семейными узами, мужчины.
   Уходил ли кто "с концами" - не знаю, но если кто и уходил - вечная ему память: приход к "своим", как оказалось позже, заканчивался лагерем с начальным пристрастием органов. Так говорит История. "Наша" история.
   Немецкая охрана отсутствовала, и безнадзорность означала: никакой ценности, или опасности, в пассажирах "литерного" не содержалось.
   Не знаю о "контингенте" эшелона, но если отец вчерашний работник "Германских железных дорог" оккупированной территории - и остальные были из той когорты.
   То ли в Украине, или Польши, глаза "добрых молодцев" из эшелона стал мозолить вагон из другого состава. Во встречном эшелоне, или в попутном оказался вагон-совратитель - не знаю, но только устройство на колёсах тайно вскрыли... Скорее, что в попутном, настигли вагон... Вот что думаю: немецкое начальство, что ведало продвижением грузов по дорогам Рейха, заботилось о продвижении живой силы, то есть нас, а остальное, не считая военных грузов, могло подождать.
   Вагон в соседнем составе по своей значимости был на последнем месте, но привлёк внимание группы молодых прислужников, и встреча вагону окончилась вскрытием.
   - Почему из эшелона уделили внимание тому вагону?
   - "Загадка русской души", "глаз положили" и вскрыли.
   - Охрана?
   - Отсутствовала, прохладное отношение к прямым обязанностям, что непохоже на немецкий "орднунг"
   Содержимое вагона не представляло, потому и не было охраны, взломщики не рисковали получить пулю. Первое.
   Второе: вокруг тыл, кто рискнёт взламывать вагон с настоящими ценностями, и как реализовать взятое?
   Вскрытие огорчило взломщиков: колечки-серёжки-браслетики, фальшивые жемчуга, стёкла-самоцветы и другие "ценности" в звании "бижутерия"
   - Откуда, и куда направлялся пострадавший вагон?
   - С Украины в Рейх.
   - Чего обманные "ценности" везли?
   - Как металл, не выше.
   Соотечественники, плюс мастера по взломам вагонов на чужой территории, увидев трудов и оценив риск, поступили мудро, и добытые "сокровища", не теряя времени, роздали женщинам эшелона:
   - Пользуйтесь нашей добротой!
   - Воровской расчёт: пуст я, начальник, ничего при мне нет!
   - Природа взломщика может быть доброй?
   - Твоё мнение?
   - Окажись натуральное золото в обрамлении натуральных самоцветов - вряд ли кто из женщин был отмечен "добротой"
   Когда строгие к ворам немцы увидели на женской половине эшелона побрякушки - первым делом возмутились, но придя в себя, и не теряя времени, устроили дознание женской половине эшелона на предмет "обогащения драгоценностями" .
   - Меры?
   - В нашем вагоне не было "украшенных", уловить какую-либо информацию "локаторами на затылке" не получалось, не висели разговоры в воздухе.
   Винтовочных выстрелов не слышал, жалобных криков, кои рождаются от ударов по физиономиям и другим частям тел, не было, похоже на взлом власти не отозвались, и через малое время наш эшелон продолжил движение на Запад.
   Через годы эпизод с "обогащением" получил оправдание: "всякое служение должно оцениваться соответственно, а ежели "владыка" не в полной мере вознаграждает за труд - в любой удобный момент не даденное возьму сам"!
   Вагон с "драгоценностями" очистили немного, стоило шум поднимать и ставить к стенке?
   Хочется оправдать древних взломщиков: не было среди них дураков, работавших за идею"
   - В любом времени нет идейных дураков.
   Из каких соображений исходили "добры молодцы", когда не думая о последствиях, грабанули имущество Рейха?
   Взломали вагон в поисках пропитания - понятно, ошиблись, ни ту консервную банку вскрыли, святое, неподсудное деяние, царь-Голод разрешает и большее, а если "подломил банку" по воровской привычке - какие оправдания?
  
  
   Глава 9.
  
   Конотоп: "великое стояние".
  
  
   До великого стояния в Конотопе, не менее длительной была задержка в Шостке, основные препоны на пути продвижения в Европу.
   Первый минус воспоминаний "помню - не помню", второй, третий и последующие заключаются в нежелании приводить имена и фамилии, хотя упоминание фамилий делают воспоминания точными и подробными.
   - Имена и фамилии уместно поминать в документальных сказаниях, в мемуарах, то есть, план по мемуарам выполнен на сто двадцать процентов, перевыполнение оплачивать некому.
   - О мемуарах излишне много сказано в "Прогулках"
  
   Опасность "документальных повестей" требование представить "подтверждающие документы", а в каком хранилище бумаги пребывают неизвестно.
   - "Пойди туда не знаю куда, принеси то, не знаю чего"?
   - Оно.
   - Бес мог помочь, а поскольку друг и наставник отсутствует - будем рассказывать сами.
   Записки без претензий и могут оказаться интересными тем, кто прошёл какой-либо лагерь. Мне, собирающему воспоминания на бумагу, лестно услышать:
   - "А ведь мужик не врёт, точно описывает"! - или:
   - "Брешет, на свой народ, сволочь"!
   - "Правильно врёт о народе"! - какого "берега" придерживаться?
   Не знаю, сколько дней мы добирались до Конотопа. Запомнил это слово потому, что через три дня по прибытии в Конотоп и взрослые стали называть его "проклятым" Через какое-то время и я присоединился к оценке взрослых о станции Конотоп потому, что меня законного права куда-то ехать и любоваться из окна вагона проплывающими пейзажами. Нас вообще выгнали из вагонов под открытое небо, и такое было связано с тем, что Конотоп был пограничной станцией, где производили замену вагонных тележек с русского на европейский стандарт. У европейцев земли меньше, поэтому и железнодорожная колея у них уже. О ширине железнодорожной колеи Росси есть анекдот: когда государю императору российские инженеры предложили делать колею шире, то государь сказал:
   - Нахер шире? - слова императора господа инженеры-путейцы приняли без вопросительного знака и сделали колею российских железных дорог шире. Остаётся тайной, как сумели измерить длину государева органа.
   Или в Конотопе не имелось вагонных тележек под колею европейского стандарта, или вагонов европейского стандарта не хватало, или немцам надоела возня с нами - истину кто-то знал. График движения, "святая святых" железных дорог мира, потерял власть и движение в строну заходящего солнца остановилось.
   "Великое стояние в Конотопе" явилось местом, от которого последующие события пошли не так, как были задуманы кем-то.
   "Всякое деяние приходит к концу" - задержка в Конотопе окончилась, путешественники загрузились в вагоны и продолжили движение, отчего моя радость повторилась так, как и вечер погрузки в отечестве. Места - разные, радость от предстоящей езды - одинакова.
   Задержка в Конотопе одному мне казалась бесконечной, а взрослые волнений не проявляли:
   - "Когда-нибудь повезут..."
   Какого числа пересекли государственную границу в направлении Польши с востока на запад, в какое время суток - не знаю, торжеств с оркестром не было.
   Считаю себя "счастливым" по многим статьям:
   а) видел "попытки врагов разрушить страну советов", оккупация, то есть,
   б) естественный конец страны, кою полвека назад "с громадными потерями людских ресурсов отстояли в борьбе с захватчиками". Какой процент граждан огорчил и удивил развал "страны советов" - мать Статистика не успела подсчитать, а потому никого и не удивила. Коли "наверху" не нашлось понимавших начало развала "страны советов" - в чём вина "нижних", мало что понимавших в большой политике"?
   Вторично выпадет удовольствие пересекать границу "Ржечи Посполитой" через пограничный Конотоп - непременно выпью сто граммов самогону. Схема торжества: пью в Конотопе, а закушу польскими "бочками" на польской территории... "БочкИ" - копчёная свиная грудинка. Так мечтается.
   А пока картины станции Конотоп и проклятия картинам. Сколько путешествующих мечтали видеть конечный пункт продвижения на запад - подсчётами никто не занимался. Верили: "в конечной точке пути не будет восхитительных налётов авиации, налёты "там не достанут"! - а пока наслаждались жизнью, не обращая внимания, что жизнь проходила под открытым небом, где невидимой висела "растяжка":
   "День прошёл - и, слава богу"! - родной, любимый, вечный лозунг! Да, бывает, устаём от "славы богу", забываем, но чтобы полностью отказаться от прославления бога за малые дары - на такое не пойдём!
   Конотоп запомнился множеством народа. Все с узлами, мешками и баулами. Признаюсь: тогда я о баулах ничего не знал. Совсем недалёко от нашего "табора" располагалась некая удивительная семья, весьма поразившая: очень пожилая дама, одетая совсем не так, как мать, сидела в кресле, а рядом находился мальчик моих лет, одетый в чёрный костюмчик и в белую рубашку, а на шее ровесника было что-то чёрное, похожее на крупную бабочку. И о "бабочках" тогда не знал. Запомнилось семейство потому, что у них была, по нашим меркам погорелых и нищих, настоящая гора имущества! И гора имущества пожилой дамы было очерчено полосой какого-то белого порошка с неприятным запахом и с названием: "дуст". Дама постоянно со всеми скандалила и не выходила за пределы "мелового круга" Все предметы, кои нужда заставляла её брать в руки, дама брала двумя пальцами. Мать откровенно над ней смеялась.
   Но ненавистное сидение в Конотопе закончилось, нас погрузили в другие вагоны, и мы двинулись далее. Вновь дорога, всё тот же дым от паровозной трубы и изменения: дверь вагона не закрывалась.
   Мы катили в неизвестность, и однажды ночью, а ЭТО всегда почему-то у женщин начинается ночью, все в вагоне проснулись и привели в действие имевшиеся источники света: свечи и "коптилки" О других источниках света в ту вагонную ночь ничего не помню. Стало совершаться событие, которое не в силах остановить ни война, ни наводнение с землетрясением, ни... Короче, моя матушка надумала рождать. Эшелон, естественно, остановили, а с ним для меня остановилось и течение времени...
   Выл ли я? Не помню, но если и выл, то совсем короткое время, негромко и не так горько, как в том, запомнившемся вое с умирающим котом на коленях... Это когда сидел на земле перед сгоревшей кельей... Все последующие слёзы были несерьёзными. А если так, то чего их лить?
   Только один раз, и никогда после, видел испуганное и виноватое лицо отца в слабо освещённом вагоне на станции польского града Хелма.
   Вот он, результат стояния в Конотопе! Если бы не проторчали более недели на станции Конотоп - матушкино разрешение от бремени случилось на территории Рейха, а не в польском городе Хелме.
   И только через шесть десятков долгих лет появились иные соображения:
   - "Матушкин персональный механизм "разрешения от бремени" включился ночью на станции польского Хелма. Факт с вопросом: "сам включился, или кто-то неведомый сказал:
   - Польские представления о женщине и в военное время далее "женщина Природой предназначена производить потомство, и всеми силами оберегать произведённое!" - не уходили, потому эшелон докатил до станции misto Helm, где матушку сняли с поезда, отвезли в детородное заведение, а эшелон продолжил путь на Запад:
   - Война - войной, но процесс деторождения должен происходить в человеческих условиях.
   - Состояние отца?
   - Тревожнее не придумать: жену снимают с поезда, а глава семейства с тремя "гавриками" продолжает движение в неизвестность.
   Следующий останов был в тихом граде Люблине одноименного воеводства, размещение в пересыльном лагере тихого Люблина в ожидании следующих событий. До обработки Люблина савецкой авиацией оставался год с месяцем...
   - ...чуть больше...
   - Сколько?
   - Набрось месяц...
   - Важно?
   - Важно, не киносценарий собираем, в киношке допустимы натяжки фактов, а в повести важна точность. Прежде об этом был разговор?
   - Был...
   Много позже допросил мать о "высадке десанта" в Хелме и получил интересные факты из жизни воюющей Европы.
   Женщины "страны саветов", готовясь воспроизвести потомство, заботились о "экипировке" младенцу, и готовили пелёнки-распашонки с массой иных тряпочек:
   - А как из-под вас "добро" убирать? - вот она, "проза только-только родившегося!"
   Состоятельно семейство - набор "пакет новорождённому" богатый, а что могла приготовить мать при максимальной нищете?
   - Вопрос понятен, продолжай...
   - Надо?
   - Надо!
   - Птицы выщипывают пух тела своего и устилают гнездо птенцам - матери нечего было выщипывать, но "комплект новорождённому" составила: небольшой узелок с необходимыми тряпицами.
   - Кальвик, самки птиц выщипывают пух своих тел, а супруга трогают, не бывает упрёков:
   - Мне одной "щипанной" летать?
   - По-разному бывает...
   Ныне женские инстинкты приготовления "обмундирования" младенцу ослаблены основательно по причине: всё есть, платите и выбирайте нужное, с крылатых самцов дань пухом не берут, предпочтение оказывают монете:
   - Ребёнку "приданное" нужно...
   Матушкин продукт древнего инстинкта представлял убогий узелок, и когда к вагону была подана польская "карета скорой помощи" - вместе с роженицей был принят и узелок "приданным" младенцу.
   Узелок приняла полька-медик, но когда наступил момент активного пользования "приданным" - узелок пропал без надежды быть найденным, был - и нет!
   Что думать русской пани о факте исчезновения "приданного"?
   Родовоспомоществователи потеряли в дороге? Или - быть того не может! - медичка, проявив женское любопытство, вскрыла узелок, увидела содержимое - и европейские представления польской медички в вопросе "что необходимо ворождённому" на диаметр разошлись, и "узелок с приданым" выбросила.
   Европейские стандарты не учли одно: в каждую убогую, но чистую тряпочку, женщина вкладывала частицу любви к ожидаемому ребёнку, а польская пани доктор, видимо решила:
   "в приготовленное роженицей заворачивать нежное тельце ребёнка нельзя, пусть будут дети московитов, схизматов, но если появляются на земле Польши - облачать в рубище с первых дней младенца грех"!
   Пани, милая пани, так ли, как рассказываю? Ошибаюсь? Если правильно толкую прошлые ваши действия - пусть великой душе будет вечный мир и покой! Но мать осталась непреклонной и гневалась до конца дней своих:
   - Как это не дозволить одевать "моего ребёнка в мои одежды"!?
   Пани, что снимала мать с эшелона, приходила в роддом с тортом и с поздравлениями, но мать дулась на пани доктора за вольность в обращении с её вещами.
   Когда мать перевалила за девяносто - (ждал полной потери памяти) - надумал выяснить подробности проебывания в родильном доме Польши, выяснить сходство и разницу с отеческими местами появления детишек - матушка ответила двумя словами:
   - "Не помню..." - и посему всё, что сказал выше, и что пойдёт ниже - может оказаться вымыслом, литературой. Первый:
   - "Польская доктор была "медиком от бога", и посещая русскую пани в роддоме с вручением торта она что-то говорила! Не могла молча вручить торт и удалиться, так не бывает при вручении тортов, а в военное время - особенно! Какие "торты", если Польша оккупирпована!?
   Что говорила польская доктор русской роженице? Что сын пани отныне становится гражданином Польши, если явился на свет в граде Хелме на земле "Ржечи Посполитой?" В такое ужасное время? Так говорила польская акушерка?
   Говорила, верю твёрдо, но что мать ни слова не поняла из речи пани доктора - тоже верю... хотя пани доктор могал знать и русский язык. Так, милостивая пани? И всё же не могли убедить женщину из перемёщённых, что заворачивать в убогое тряпьё гражданина Polska "не добже".
   Братик, родившийся в польском городе Хелме, стал гражданином Польши ...если бы выжил? Но об этом - позже.
   Пути семейства разошлись: матушка проследовала в польский роддом, а эшелон, как и положено эшелонами - двинулся далее.
   От каждого стука колёс тревога отца оставленную в неизвестности жену возрастала в арифметической прогрессии, но перешла ли в "геометрическую" - не знаю и спросить не у кого... Да, напрасно когда-то хамил другу, напрасно, но вспоминаю бесовское "закрой глаза в трудном месте повести, вспомни обо мне и увидишь нужное...":
   Вижу себя воющим без эмсоций и страхов, за компанию с сестрой. Вой без малейшего понимания обстановки и на одном страхе за мать, кою куда-то увозят! Случись одновременный налёт чужой и своей авиации и когда мать рядом - у милой пары не получилось бы выдавить из меня и слезинку!
   Каюсь: страх за мать длился недолго, но почему успокоение пришло после того, как езда продолжилась - не знаю...хотя соображение есть: тот, кто ранее уберегал от преждевременной встречи с безносой тётей - говорил без слов:
   - "Не бойся, ничего плохого с матерью не случится, вернётся матушка живой и в здравии".
   Далее следует момент, породивший множество безответных вопросов, кои хотел бы назвать "европейскими":
   недалеко от Хелма - град Люблин, столица воеводства, где отец упросил начальство освободить от дальнейшего продвижения в Рейх по причине прибавления семейства. Сколько слов понадобилось отцу, чтобы начальство снизошло до понимания положения - неизвестно, но выгрузка из вагона произошла.
   Европа, кровожадная Европа, "хищно и вожделенно смотрящая на восток, Европа", на мой восток смотрящая Европа! Снимаю кепку и склоняю лысину перед тобой! Почему веками не меняешь стандарты, единожды введённые? На кой ляд выслушивать просьбы какого-то беглеца с востока? Его дети - его заботы, пусть сам решает! - пан керовник выслушал отца и дозволил остаться в лагере. Европейцу легче умереть, но не отказаться от правил и законов им изобретённых, а потому дальше Люблина не увезли.
   Перед помещением в лагерь устроили помывку с обработкой горячим воздухом одежды перемещаемых, вспомнился бесов лозунг: "ни один паразит с Востока не нарушит границ Polska!" Чего переживал за Польшу?
   - Как не переживать? Вшивость, как потом оказалось, по убойности превосходила краткие временем налёты "аспидов", те прилетели-отбомбили-улетели, а "родная" вошь не покидает тело ни при каких обстоятельствах.
   - Такова особенность любых паразитов.
   - И "сапиенсов"?
   - И "сапиенсов"
   - Говаривал Бес:
   - "Паразит, будь вошь, блоха, или клоп, найдёт гибель на земле Польши!" - и семейство наше с неизвестным числом других перемещённых направили в помещение с продолговатыми окнами под высоким потолком, со стенами, облицованными белыми, гладкими плитками...
   - ... твоя первая встреча с кафелем...
   - До начала мытья было предложено сдать вещи на санитарную обработку ("прожарку") сложностей в понимании значения "прожарки" не было: "жарить вшей"
   Сдали одежонку, кое-как мылись, а какой процент мывшихся мучил вопрос "что будет дальше" нам неизвестен...
   - Известен: взрослых сто процентов, а таких, как ты, будущее не волновало.
   - Так уж?
   - Так.
   Вшей жарили в камерах, и кто-то из прибывших проникся подозрением: "в камерах не только вшей жарят..." - но голосовых высказываний не было.
   - Кальви, "вшивая теория" требует огласки...
   - Оглашай, свобода слова не запрещена.
   Через годы где-то вычитал "у военных вши заводятся от тоски по дому и родным, но не от длительного пребывания в окопах"
   Откуда вошь появляется в исподнем бойцов, если изначально боец чистым заселяется в окопе, через какое время появляются насекомые, если заедаемые вшами ни с кем из посторонних не контактировали? Кто тратил время на выяснение вопроса?
   Готов спорить на сумму среднего размера: при любой длительности пребывания в грязи вошь не заведётся, биологию провести трудно.
   Не тосковал, на тоску ум нужен, не сидел в окопе, но вши были и "богатство" означало одно: вши появлялись по третьей, не установленной наукой, причине.
   Помывка происходила нервно и быстро, все как бы и мылись, но страх потерять близких в парном тумане преобладал над чистотой тела, а потому связь велась криками:
   - Где ты!? первое зрелище большого числа голых и одинаковых людей.
   Паника спадала вместе с паром и усиливалась когда "поддавали пару" - пожалуй, забыл подробности помывки перед помещением в лагерь, а потому и сочиняю, но что помывка происходила в нервной обстановке с густым страхом потеряться - ручаюсь!
   Какое-то успокоение пришло вместе с горячей, после прожарки, одежонкой. Европа стояла на страже и не позволяла въезжать вшам с востока, убивала. Вместе с одеждой пришла иная волна паники, легче "помывочной": каждый торопился найти своё "имущество".
   А потом был лагерь, "Stalag numer 6", недалеко от станции. На этом наше продвижение в глубь Европы или только начиналось, или закончилось: кто мог сказать наверное?
   Определить размер лагеря не могу: иных не видел, сравнивать не с чем, но в нашем, если не врёт память, было пять, или шесть бараков с разным "коэфициентом заполнения" по времени. Сколько "перемещённых тел" пребывало в каждый час лагерного времени знал комендант лагеря пан керовник. Поляк..
   Пан керовник, плотный, невысокий, лет сорока, из полеков. Мог поляк служить извечным и заклятым врагам немцам?
   Семейные хроники рассказывают, что на второй, или третий день, ведающие перемещением сорванных с родных мест решили и нас направить в иное место, но куда - отца, разумеется, никто не оповещал.
   Надвигалось ужасное, отец пробился на приём пану керовнику, был принят, в сцене приёма объяснил господину начальнику положение с женой и детьми числом трое, позволить дождаться прибытия супруги, на что на что пан керовник не возражал.
   Мы затаились...
   - Причин таиться хватало: младшей дочери четыре года, сыну восемь, старшей "одиннадцать с мелочь", и вся орава на одного мужика!
   Лагерь номер шесть не был "уничтожительным", не было печей, виселиц и капитальных строений, могли происходить разделения душ и тел.
   Четыре жилых барака, один охране, начальнику и медпункту, и шестой, "питательный" с варочным котлом и кладовыми под пропитание.
   Мог превратиться в пепел, но кто встал между мной и Тифом - об этом ниже.
   "Шталаг нумеро зекс" сортировочный, восьмилетние не загоняли отцов вопросами, "какие правила следует соблюдать ради пребывания на Земле в живом виде?", и отцы помалкивали:
   - Живы-целы - и ладно...
   О точном назначении лагеря номер шесть польского города Люблина знают в "органах", и повесть может оказаться ошибочной...
   -... то так, проше пана, никто из "органов" не бывал в Stalag,е номер шесть, органы собирали сведения от бывавших в лагере, бывавшие выжимали следовательскую слезу, не видел "дойче зольдатен" с автоматами, коих до сего дня показывают в "фильмах о войне"
   Сколько было лагерей не уничтожения, а перемещения, и можно ли тогдашним лагерям присваивать звание "лагерь уничтожения" - и этого не знаю. Сегодня о лагерях "уничтожения" сказано много и в деталях, всё на слуху, но о пересыльных лагерях, где никто и никого не убивал, где не было построений, кто и куда из них переселялся - об этом когда-нибудь скажут... если "сказители о прошлом" не перемрут раньше, чем их посетит "муза вдохновения".
   И снова везение! Не помню, сколько времени мы были без матери потому, что не знаю европейских правил для женщин, благополучно разрешившихся от бремени. Сколько дней держат европейцы своих женщин в родильных домах после естественного детородного акта во всём мире, а в польских домах появления людей в мир - особенно? Польские медики продержали бы матушку полный срок без учёта военной обстановки и согласно медицинским правилам страны, где она разрешилась от бремени, но матушка сбежала. Если в мирное время женщины рождают стандартно и "в муках" - в военное физиологические процессы, как роды, проходят быстрее и безболезненно.
   В настоящее время состоятельные российские роженицы летают самолётами в Соединённые Штаты, или в Германию... Долго думал: "почему в Штаты!? Символика, или расчёт: "ага, если родился в Штатах - автоматически становится гражданином Штатов? Или хрен вам, уважаемые! - ошибаюсь? Напутал? Или сегодня первым делом едут в Германию лечиться от лейкемии, а потом в Штаты - рожать? Или после родов в Штатах - в Германию избавляться от лейкемии, но позже?
   Как бы там не было, но и тогда правила для рожениц, что в Польше, что в ужасной Германии были одинаковыми, и менять никто не собирался. Менять их в Европе нельзя. Это касалось поляков, немцев, англичан и прочих народов, но эти правила и законы не распространялись на женщин из перемещённых лиц русской, украинской и белорусской национальностей. Только у нас можно было услышать откровение, достойное удивления:
   - "Митьку в поле родила... Малость отлежалась и жать пошла" - какой польке-немке-француженке-англичанке снилась жатва спустя сто двадцать минут после освобождения от плода?
   Рассказываю русским, потому и не могу сказать: "пани Ядвига разрешилась в поле крепким мальчиком весом в три с половиной килограмма и размером более полуметра", ничего не знаю о пани Ядвиге, и о Frau Марте столько.
   Мать "дала тягу" из родильного дома в Хелме, как "чуток оклемалась"
   - "Чуток" переменная величина со многими составляющими, зависящими от "международной обстановки и прочности русской женщины"
   * * *
   - Делаем шаг назад:
   Пан керовник содержал при лагере конный экипаж, кучер пан Станислав и отец нашли общий язык, возница попросил керовника оставить русского помощником, на что пан комендант сказал:
   - Добже...
   - ...традиционного отечественного "ты мой должник, двигай в конюшню и на совесть выполняй указания возницы" не было...
   У пана Станислава было двое хлопаков моего возраста, и, скорее всего, по этим пунктам полЕк и русский сблизились...
   - ... и не только: коней надо кормить, "не гони коня кнутом, но овсом!" - и на добывание корма пан Станислав брал отца с собой.
   - Кальвик, почему, не исследовав деяния отцов во благо присных, сыны стесняются родительских поступков?
   - Глупые, вот и стесняются...
   Может, так и нужно? Взять в рассмотрение отцово назначение в помощники пану кучеру Станиславу: что требуется от помощника? Ничего особенного, убирать стойло от навоза, складировать в определённом месте и помогать грузчикам, когда те приезжали в лагерь за удобрением. Какое удобрение лучше конского навоза, на каком навозе шампиньоны вкус приобретают, что воробышки ищут в конском навозе?
   - Пареный в конской внутренности ячмень...
   У пана кучера двое гавриков, идёт война, наследников надо выращивать...
   -... потому-то не оставил пан Станислав жену с детьми, не пошёл партизанить, бить своих вечных и ненавистных захватчиков, но идёт в услужение "врагу всего польского народа"! Так один "предатель" разглядел и понял другого, а, разглядевши - протянул руку помощи.
   Господи, если, как говорят о тебе "священные книги", ты единый мне и полЕку - дай вечный покой душе пана Станислава, кучера начальник лагеря и добрейшего из всех "предателей польского народа"
   Пане керовнику, кто, и, что спросил с тебя откажи отцу в просьбе остаться в лагере до воссоединения с женой? Ответ один всем начальникам лагерей "никто, и ничего", но ты выполнил просьбу отца и оставил в лагере. Даже работать на лагерной кухне дозволил.
   "Пастыри овец православных" и ксендзы-католики, избавьте душу мою раз и навсегда от сомнений, смятений и вопросов: могу молиться за душу пана керовника, в грех впишется? Немцы тоже католики, но почему в вечные враги полЕков записаны?
   Определите размер греха, если всегда и везде, до последней минуты жития, буду поминать пана керовника добрым словом? Не дозволь остаться в лагере - куда по велению Судьбы занесло нас, в какую сторону матери направляться?
   - Адресовать Высшим силам просьбу о даровании душе керовника вечного мира и покоя, молиться о таком же пособнике врагам, как и отец? Чью сторону принять? Пана керовника - иду против "борцов с врагами польского народа", скажу худое в сторону пана начальника лагеря - ещё хуже: пан керовник дозволил до сего времени жить? Его служение врагам - моя жизнь? Однако!
   И какое по счёту удивление несуразности словосочетания: "пан Станислав взял отца в помощники: чистить конюшню. Пустяковая работа, "синекура" по тем временам и обстоятельствам.
   Как отец остановил перемещение, зацепился за лагерь? Да так крепко, что его не трогали? Или обстоятельства пахли взяткой пану керовнику? из каких средств взятки? Знанием языка? Нет, из польского отец знал два слова, да и те ругательные: "пся кревь". Безобидные слова, перевод коим узнал через много лет: "сучья кровь". Так просто и понятно, польский в ругательстве совсем близко от русского расположен: "пся", то есть пёс, собака, а "кревь" и переводить не нужно: кровь. Как уцелел отец тогда? Правильно, только работой, работа всегда и везде имела цену.
   Отец был принят в "здоровый вражеский коллектив" Жена пана Станислава варила своим ребятам крупные бобы, не забывала и меня. Бобы были первыми, до Польши не знал о существовании этого представителя семейства бобовых.
   Хорошо сваренные бобы фасовались в бумажные "фунтики" и раздавались потребителям без учёта национальности...
   - ... и в каждом фунтике, поверх бобов, была частица сердца супруги пана Станислава Хелены, красивой, статной женщины.
   - Хлопак восьми лет понимал женскую красоту и стать?
   - Нет, разумеется, но Память выставляет на обозрение портрет, а старый чёрт в моём лице говорит о виденном.
   - Можешь, говори...
   И пан Станислав внушал уважение: крепкий, красивый человек.
   Взять те же бобы: на кой ляд делиться продуктом питания с хлопаком из перемещённых, хватает забот о своих? Нет, угощала московита наравне со своими.
   Пани, не приходите в мир живых, вы совершенны и прекрасны, как богородица, коей поклоняетесь!
   Удивительно? Жена предателя не может быть хорошей, но готов молиться за её душу во всех костёлах Полонии! В своих - так же.
   Отец, помимо помощи пану Станиславу, работал на лагерной кухне истопником, кормили перемещённых лиц.
   Как-то отцу поручили поработать с котлом и приготовить немудрящее питание из картошки с макаронами...
   - Приготовил?
   - Приготовил...бетон... Ложка "стояла", варево было съедобным в большой голод, но не в тех условиях. Тогда не спросил отца, со временем отцовский кулинарный "талант" забылся, опрошу сейчас:
   - Из каких соображений исходил приступая к готовке?
   - Из честности: получил продукты из расчёта находившихся в лагере - будь любезен до последней макаронины отправить в котёл! Воровать?
   - Отсутствовал резона на кражи. Первый сдерживающий довод не воровать, а второй таков: если в странах ислама вору до сего дня отрубают руку - Европа во времена оккупации за порок воровства не оставляла шансов расхитителю на дальнейшее проживание. Применялось отнятие здоровья хорошей поркой:
   - Рёбра, суки, пересчитали...
   От лагерного питания непосредственно из котлов наше семейство отказалось после первого обеда, и такое было уже гордыней. Любое проявление человеческой гордыни на чём-то стоит, на пустом месте гордыня не держится, гордыне опора нужна. Просто так никто не воротит нос от пищи, а если пренебрегают - стало быть, имеют что-то другое, лучшее, кое ныне возможно определить регрессивным гипнозом. Надо?
   - Не очень.
   После неудачного поварского дебюта отец вернулся на топку варочного котла:
   - Понятная работа, а первые роли в смутные времена опасны.
   Вскорости появилась мать с братишкой, причины задержания в лагере исчезли, и можно было продолжать движение на землю Германии.
   Вопрос о продвижении в Рейх решался комендантом, отец "прочно закрепился в здоровом вражеском коллективе", и пан керовник счёл нужным оставить московита и семью при лагере.
   Решение о судьбе работника Германских железных дорог особого не содержало, мелочь, и мы, тихо продолжали занимать место в дальнем углу барака по правую сторону от входа в лагерь.
   Мы были "не перемещаемые", барак пустовал, и отец, без разрешения свыше, занял комнату, предназначавшуюся мелкому барачному начальству:
   - Пустует...
   Перемещённые не задерживались, приходили - уходили, и лагерное начальство решило:
   - Барачные "командиры" лишние... - потому комната и пустовала.
   - Кальвик, как мать, не зная ни единого польского слова, нашла нас? Короток путь от Хелма до Люблина, но и его ногами с ребёнком на руках преодолеть не просто, время военное?
   И почему русской пани надо в Люблин, и ни в иное место? ПолЕки знали русский, и объясняли, что надо садиться на поезд, доезжать до Люблина? И почему до Люблина, не ближе и не дальше, кто сказал матери о месте нахождения семейства?
   На какие средства приобретать билет, если ни единого злотого нет? Роддом выделил? Чего в оккупированной Польше помогать русской женщине? Война идёт, на кой ляд думать о какой-то русской бабе с новорождённым? Поместить в любой ближний лагерь - и все заботы... а рядом был Кобет Майданек пекло...
   Какая система учёта перемещённых лиц работала: польская, немецкая? Европейская человеческая?
   - Не, Кальви, всё же без регрессии не обойдёмся, иначе многое останется за гранью объяснимого...
   - Допрашивал мать?
   - Было, интересовался "как нашла лагерь, кто дал справку, по какому "компасу" двигалась?
   - Сбежала с роддома... Кое-как оделась, одеяло казённое на себя, сына под грудь - и на станцию!
   - Откуда знала, где станция?
   - Не глухая, паровозы гудели. На звук и шла. "Язык до Киева доведёт"...
   - До Киева понятно, а ты была в польском Хелме! Как до станции добралась?
   - Не помню... - прекрасное словосочетание в историях военных лет.
   - Мать и не могла помнить, действиями тела управляла Душа, мозг был отключён, спириты и мистики с давних пор это знают, но материалисты возражают:
   - Не может быть!
  
   Глава 10.
  
   "Предупреждающая и устрашающая"
  
  
   Дни интереса не представляли, не запоминались,
   перемещаемые приходили и уходили, а, знай восьмилетний малый о "великом переселении народов" - подумал: "присутствую в грандиозном шухере..."
   - Интересное сочетание: о "шухере" знал - о "переселении народов" ничего...
   - Мирно протекало "переселение народов"?
   - Никогда, нигде перемещение народов без драк с летальными исходами не проходило, и впредь не будет мирным.
   - В лагере драк не было...
   - Нечем было драться, нечего делить, каждый держал в сознании козырного туза: "надо терпеть, всё вокруг временное..."
   Перемещаемые приходили и уходили, говорившим русским языком не было, мать называла их "хохлами" и "хохлушками", а сынку хохлов нравился за необыкновенную певучесть и ласку.
   С каким статусом перемещались "хохлы" не знал, а возраст говорил:
   - Не обязательно знать, кто, и от кого убегал... - что знания нужны на переосмысления в будущем не догадывался.
   - Молодость прекрасна неведением...
   -... а старость укоризной: "чего не интересовался"?
   Знания нужны на повторные переживания прошедших событий.
   Происходящее событие военного времени, если не повторное, зовётся "первый испуг", а переживаемое повторно, вреда психике не приносит...
   -... как археолог копаешься в Памяти, а встретившись со старым страхом принимаешь за детскую страшилку, ужас через пятьдесят лет перестаёт пугать, и чем-то похож на рассекреченный документ.
   В сорок лет узнал о событиях минувших дней из "вечеров воспоминаний о прошлом":
   - Как строго начальство требовало дисциплины перемещаемых остаётся в разделе "регрессивный гипноз", восьмилетних юнцов вопросы поведения взрослых не интересовали, кто, и за какие провинности мог загреметь в лагерь Кобет Майданек Пекло под Люблином...
   -... почему лагерь, в переводе с польского, назывался "женским"?
   Неважно, один неосторожный шаг - и нет тебя, сгинул, смерть рядом ходит, совсем недалёко, а ты об этом не подозреваешь и наслаждаешься жизнью, какая имеется в наличии на данный момент. Всё хорошо и прекрасно, но рядом лагерь уничтожения с мировой "славой" и семейство находилось на самом краешке.
   Мать разрешалась от бремени в Хелме, мы осели в Stalag number шесть, выпали из разряда "немецких пособников" и превратились в граждан неопределённого рода занятий. На всякого из потока перемещаемых лиц велась документация, или были и е учтённые? Что это был за лагерь? Если в список попадали те, у кого были основания не встречаться с возвращающейся советской властью, как у отца, то это были лояльные немцам люди. А если так - почему могли оказаться в "КОБЕТ" - многое не знаю и до сего дня. Выяснить, узнать? А зачем, что изменится в прошлом от уточнений? Кто-то сознается в "свидетельстве ложно"?
   Лагерь уничтожения мать называла "Майданкой".
  
  
   Глава 11 .
   Лагерный доктор Анна Ивановна.
   или
   Запоздалый ответ на вопрос
   "Карточки учёта претендента на компенсацию" о
   "Псевдомедицинских экспериментах".
  
   Звания "лагерный доктор", и "военный" неправильны: всегда, везде и в любых обстоятельствах плоть человеческая неизменна. Доктора - тоже...
   Польский лагерный сентябрь дарил солнце и массу интересного. Что за осенью придёт зима напоминала мать: в бараке не было привычной печи, хотя бы в звании "плита". Отсутствие варочно-отопительного устройства огорчало родительницу вопросом:
   - "Как зимой жить-то будем"? - по расчётам матушки знакомство с характером европейской зимы ожидалось в ноябре, но как у меня произойдёт встреча - не представлял... хотя, о каких представлениях говорить? Сидел в четырёх стенах кельи в родном монастыре - буду сидеть в бараке, ничего нового. Ну, это будущие огорчения, а пока наслаждайся свободой в границах лагеря и будь доволен.
   Первый польский снег выпал в декабре, ночью, но что за тонкими стенами барака расположился декабрь - не знал.
   Выпавший ночью снег в середине дня растаял, превратив лагерный в неудобное для прогулок место.
   Совру заявлением "на моих ногах, ничего, кроме ношеных чулок, не было", была какая-то обувка, но настолько изношенная и ветхая, что, ни о каких гуляния по освободившемуся от снега час назад лагерному плацу говорить не приходилось. Проблема с обувью не закончилась и за границей. Не иметь обуви во все дни детства - "судьба и рок", если употребить красивые и пугающие слова. Зимы, в какой бы части Европы не находился - проходили одинаково: в четырёх стенах. Тюрьма. Неволя. Тоска. Стоило бежать на Запад без приличной обуви? И всё же временами вырывался на "простор" за очередной порцией информации, и как всегда, мне везло!
   Главный, "канцелярский" барак, где находились помещения для охраны и кабинет начальника лагеря, в одной своей половине, во второй от главных ворот, содержал в ещё и лагерное медицинское учреждение с единственным медработником доктором Анной Ивановной. Русская, из вражеских пособников, разумеется. Все хорошие люди для меня в те времена были только вражескими пособниками.
   Ах, какое это было замечательное время полного незнания многих жизненных положений! Существует мнение, что войну наиболее тяжко переносили дети, но это не совсем так: детям было гораздо легче потому, что они не всё понимали. Это была первая и главная "лёгкость" для детей военного времени. Взрослым казалось, что мы всё понимали, но это было далеко не так. "Не знаю" "не понимаю" - это великая защита от внешних угроз для психики детей. Чем дольше дети пребывают на голодном информационном пайке - тем лучше для будущего, но не передержать до критической отметки, после которой "дети неведения" превращаются в дураков.
   К семидесяти годам (так долго!) задумался: "отец - отпетый, неисправимый коллаборационист, вражеский пособник, и нет слов, кои окончательно могли изничтожить отца за падение в пропасть коллаборационизма, грех отца могла остановить только смерть, но сия серьёзная тётя где-то задерживалась...
   Но как быть людям, кои, поклявшись верно служить, помогают и не клявшимся? Да, медики?
  
   Лагерный доктор Анна Ивановна, да будет её душе вечный покой и вечная память, лечила всех и не задавала вопросов немощным "кому служите". Святая работа: оказывала помощь вражеским пособникам и оставалась нейтральной.
   - Да провалитесь в ад все политики, но я буду выполнять врачебный долг! - был хотя бы единый медик военного времени заявивший:
   - Подыхайте, вражины, пальцем не пошевелю спасать вас!
   Какой дорогой русский врач пришла служить врагам, и почему почему враги поставили русского доктора оказывать медицинскую помощь отщепенцам, вроде моего отца и "иже с ним"?
   Белесая, такой цвет у медиков зовётся "пастозным"...
   - ... у художников - "пастелью"
   - ... а с чем сравнить "пастель"?
   - Оставим на выяснение читателю. Продолжай.
   - Среднего роста, худощавая, речь на повышенных нотах, и можно было думать, будто совсем недавно женщина проводила в мир иной очень близкого человека...
   И через семь десятков лет помню тембр голоса Анны Ивановны, ни с каким иным не спутаю. Зачем память дана?
   Регулируемая тётя Память с делением: "это помни - об этом забудь ради собственного здоровья!"
   - Игра с Памятью опасное занятие, до се наука не может объяснить, почему неприятные события не желают очищать отделы мозга, портят кровь владельцу черепной коробки?
   - Какое время фиксируешь?
   - Лагерное.
   - Вопросы нейрофизиологии нужны?
   - Не очень, возвращайся к Анне Ивановне.
   - Как понимать "возвращайся"?
   - Рассказывай о знакомстве.
   Знакомство с доктором началось с того, что в один из дней, наполненный лагерной скукой по уши, меряя лагерный плац в разных направлениях, подошёл к административному бараку, параллельно воротам, но с небольшим удалением.
   - Яснее можешь?
   - Стоять на выходе из барака лицом воротам - коварные будут по левую руку на удалении шести-семи метров, не далее.
   Управленческий барак не отличался от рядовых строений, и, как другие бараки, имел один вход он же и выход.
   Внутренностями барак не отличался от собратьев, если не считать простора в квадратных метрах на одного обитателя.
   А тогда от скуки вздумал заглянуть в одно из окон медицинской половины барака, полностью забыв наставления матери:
   - Бабы любопытные, а ты мужиком расти. Нехорошо совать нос во все дыры! - пояснение "дырам" мать не дала, а если так - окно в "медицинской" части барака не соответствовало определению "дыра"
   Заглянул в окно, и лучший вариант выглядел так: "не следовало заглядывать, интересным не был одарен, мать предупреждала:
   - Сдерживай любопытство, нехорошо заглядывать в чужие окна!" - надо слушаться матерей: в маленькой, узкой комнате, на полу неподвижно лежала на спине женщина в тёплом платке и зимнем пальто, а рядом, справа, лежал ребёнок, так же тепло и аккуратно одетый.
   Есть картины, требующие внимательного разглядывания деталей с затратой времени, но есть понятные за секунду разглядывания: мать и дитя были мёртвыми.
   - Первая встреча с чужой смертью...У мёртвых своя, только им свойственная, неподвижность. Неподвижными могут быть и живые люди, но у мёртвых она особенная, неописуемая. Откуда и как приходит понимание, что душа покинула тело и оно мёртвое - объяснить не могу, но тогда, глядя на свёрток с ребёнком - подумал: "ребёнку столько, сколько и брату...".
   Вид мёртвых не пугал, мать и дитя пролежали на полу изолятора дня два, и два дня, не менее трёх раз в день - заглядывал в окно изолятора. Что-то непонятное тянуло глядеть на трупы, а что - спросить не у кого...
   Происходило и другое: когда смотрел на мёртвых - из окна другой комнаты с белым застеклённым шкафом - за мной наблюдала доктор Анна Ивановна. Всегда так: когда чем-то интересуемся - в это время кто-то наблюдает за нами. Закон.
   Возможно, что моё такое любопытство и бесстрашие перед мёртвыми заинтересовало доктора Анну Ивановну.
   Почему старые люди не плачут ни на чьих похоронах? "Ревут и стонут" молодые, а старики - нет?
   - Слёзные ручьи пересохли...
   - "Чего слёзы лить? Вот-вот и наша очередь наступит, и мы откланяемся" - старческое бесстрашие пребывало за далёким горизонтом, мёртвые мать и дитя не испугали.
   - Может, и так, тогда почему на другой день заглянул в то окно?
   - Не знаю... не допрашивай...
   - Я знаю: "и я мог где-то лежать, но жив, передвигаюсь..." Какой урок вынес из "комнаты мёртвых"?
   - До "комнаты мёртвых" прослушал короткое "все там будем", а кто был "лектором" не помню...
   - Мать. Далее?
   - Видела Анна Ивановна в любопытном малом патологоанатома в будущем неизвестно, но что малый проявлял бесстрашие в разглядывание умерших говорило о выборе рода занятия по возрастании...
   -... не знала лагерный доктор Анна Ивановна, что любопытный малый с большой головой на тонкой шее изберёт далёкую от медицины дорогу...
   -... и не пытала малого вопросом "боишься смерти"?
   Так возникло "родство душ" с разницей: доктор возрастом за сорок - и малый восьми лет не боящийся вида мёртвых...
   -... и получивший как награду за бесстрашие право входить в кабинет доктора в любой момент...
   К концу жития понял: доктор с пониманием относилась к моей лагерной скуке, и, пожалуй, видела в белобрысом мальчишке с торчащими в стороны ушами будущее светило европейской медицины... если, понятное дело, малый уцелеет в ужасе с названием "война". А чтобы стал светилом медицины в будущем - следует сейчас приучать к реалиям текущей жизни. Тайное желание взрослых: мечтают о любви детей к их профессиям.
   Анна Ивановна, милый и добрый человек, не оправдал ваших мечтаний! Ответьте из своего далека: "что интересного мальчишке восьми лет могло быть в вашем кабинете"?
   Было интересное: доктор принимала женщину из пересыльных возрастом не старше матери с удивительной болячкой: сросшимися пальцами на ноге. У меня и у всех людей пальцы на ногах и руках жили отдельно, а у женщины - вместе! Увидел, разглядел, пять пальцев, как и у меня, каждый палец сам по себе, но почему-то вместе! - и Анна Ивановна, видя моё удивление, как взрослому, сказала:
   - Женщина обожгла ноги, обошлось без гангрены, зажило, только вот пальцы срослись - Анна Ивановна предложила женщине разделить пальцы, но та отказалась:
   - Как после операции ходить буду? С этими привыкла, спасибо, до лучших времён... - через сорок лет, вспомнив разговор доктора и пациентки понял: хирургом была русская докторица, если в условиях лагеря бралась провести операцию по разделению сросшихся пальцев.
   Признаюсь: нет медицинских задатков от природы. Заглядывать в окно врачебного кабинета Анны Ивановны с улицы от скуки и безделья - одно, но что-то делать с телом живого человека - другое. Анна Ивановна позволяла присутствовать в кабинете, но с улицы было лучше наблюдать, и когда наступали страшные моменты в практике доктора - мог убежать от окна, а из кабинета как убежать? Струсил? - не хотел, чтобы кто-то видел мой страх.
   - Пугали мёртвые?
   - Взрослые пугаются видом мёртвых - чего поминать малолетних?
   Необъяснимый страх держал в кабинете, хотелось видеть, что будет делать доктор на голове мужчины, но когда доктор приступила к работе скальпелем - пребывание в кабинете поменял на место у окна снаружи.
   - Главное увидел?
   - Увидел: из-под кожи на лбу перемещённого Анна Ивановна вытянула что-то длинное и белое размером с дождевого червя. Мужчина вскрикнул, но не упал в обморок, остался в сидячем положении. Мужчина после операции вышел из кабинета с забинтованной головой, и, придерживая правой рукой бинты, двинулся своим ходом в барак.
   Какую ненужность со лба человека удалила доктор неизвестно...
   - ... ненужно знать. Мужчина обращался за медицинской помощью?
   - Обращался.
   - Получил помощь?
   - Получил.
   - В кабинет пришёл своими ногами?
   - Своими.
   - В сопровождении охраны?
   - Нет.
   - Из кабинета мужчину выносили?
   - Нет, шёл своими ногами.
   - Операцию по удалению чего-то длинного и белого из-под кожи на лобной части в "медицинский эксперимент над заключенным" вписывается?
   - Нет.
   Только в семьдесят почувствовал: "мог врачевать, но почему не пошёл по медицинской дороге?"
  
  
   Глава 12.
  
   Гимн запахам: DDT.
  
   - Читатель, Глава из списка "начали во здравие - кончили за упокой", и потому, что после переговоров с юным другом по теме "менять манеру повествования, оставить прежней?" -получен ответ-рекомендация:
   - Оставить в неприкосновенности....
   - Поди, в иностранном государстве пребываем, надо менять стиль...
   - Меняй...
   - А, ты?
   - Остаюсь в старом... - как пойти против?
  
  
   - Литературы о содержимом вражеских, а равно и "дружеских", "савецких мест перевоспитания в духе любви и преданности родине саюза..." хватает, художественные фильмы на лагерную тему сделаны, нового добавить нечего, но кое-что выдадим о устройстве Stalag,а номер шесть польского города Люблина одноименного воеводства.
   - "Нет водки - пьём пиво"?
   - То так, проше пана... Почесуха под лопатками радует: "ай, крылья прорастают!?" - время идёт, крыльев нет, приходит понимание: "пора устраивать банный день" Намёк понятен?
   - Вполне. Каково продолжение?
   - Глава, дорогой Кальви, отдаётся тебе, с этой строки взлетаешь на высоту "птичьЯго" полёта и ведёшь репортаж об устройстве "лагеря перемещённых лиц"
   - Давай так: взлетаю-смотрю-запоминаю-возвращаюсь-отвечаю на вопросы?
   - Годится, начинай.
   - Отличие пионЭрских лагерей от лагерей иного назначения?
   - "Технический гений человеков", колючая проволока.
   - С пояснением: моток колючки метрового диаметра называется "спираль Бруно", служит временной преградой, колючка на столбах огораживала шесть бараков одинаковой конструкции in Stalag numero шесть в польском городе Люблине одноименного воеводства. Продолжай,
   - "Жилыми помещениями" с нарами в два "этажа" выступали четыре барака - два других делили обязанности как "поварня" и "административный" Твоё слово.
   - Пищеприготовительный барак, наполовину короче жилого, а по ширине равнялся жилым строениям.
   - Ёмкость жилых бараков?
   - Могу ошибиться, но сотня перемещённых лиц размещалась.
   - Материалы?
   - Деревянные брусья, обшитые картоном.
   - Освещение?
   - Дневное, окнами, ночное не предусматривалось.
   - Отопление?
   - Европейская зима (польская) при всём желании не могла заморозить одетое перемещаемое лицо.
   Входы в бараки служили и выходом, смотрели на лагерные ворота, а те глядели на дома через дорогу.
   - Поклон за активную помощь, похоже, Polska будет создана не слабее "Прогулок"
   - Продолжай.
   - О "крыше над головой" перемещённым лицам позаботились, переходим на иные строения: административное "здание" один в один тот же барак, стоявший в стороне от "жилых", и смотревший на лагерные ворота под углом в девяносто градусов. С окнами.
   В административном бараке находился начальник (комендант) пан керовник и дежурная охрана неизвестного числа.
   Человек с мрачной натурой назовёт барак "сараем", но это не так, задача бараков заключалась в размещении максимального числа людей с минимальными удобствами.
   Бараки лагеря номер шесть сооружались поточным методом с минимального количества дерева и картона. Учитывая польскую зиму и большое скопление лагерников, отопление в таких сооружениях не предусматривалось. Всё это обнесено проволокой на столбах. Четыре вышки по углам, на коих не всегда виделась охрана.
   - Лагерь числился "пересыльным", верха считали: тратиться на усиленную охрану нет нужды"
   - Не ошибаемся?
   - Нет.
   - Кальвик, учти, все ошибки свалю на тебя.
   - Вали, с меня спрос, как и с предшественника, нулевой.
   - Бывавший в лагере "нумеро зехс" Люблина, недалеко от железнодорожной станции, мог рассказать другое.
   Память говорит:
   - В "нашем" лагере никого не убили, не замучили, а стрельбу с вышки, что по левую руку от ворот при входе, слышал один раз. Выстрел серии "вижу, служу исправно, а что промахнулся - так стрельбы с результатами требуют ежедневных упражнения с тратой патронов"
   Лагерные вышки не интересовали, и за пятнадцать месяцев пребывания Stalag остался в Памяти "терпимым" с переходом в "нормальный"
   - ...и можно думать, цена лагерю зависела от избалованности перемещённых лиц?
   - Можно. Думай.
   - Дивлюсь паре слов "наш лагерь"? Если лагерь в Польше был "наш" - чей был лагерь в "славном городе Магадане"? Проклятье висит над вами, всегда, и все лагеря "ваши", что в Магадане, что за "рубежом отечества"
   - В последующем житие полувоенное прошлое без напоминаний
   "савецким реалистическим кино" не приходило, люблинский лагерь был завален на дне Памяти событиями текущего времени, а текущее время заполнялось работой, добычей пропитания и...
   -... телевиденьем?
   - ...оно, "родное и любимое", определяло "образ поведения савецких людей" Лагерь обещал полное забвение, а случались воспоминания - долго не задумывался о причине.
   - Что скажешь о фильме "Четри панцерни и пиес"?
   - Полвека назад смотрел с интересом - ныне "салат оливье"
   - Чего так?
   - Достаточно посмотреть начало не дольше пары минут - и убеждение "неудачная конструкция, сценарист сосал палец", "четыре танкиста" не будят Память картинами пребывания в Польше.
   - "Нет водки - пьют пиво"?
   - Повтор.
   - Без повторов не обойдёмся.
   - Многие "военные действия" повторялись на камеру столь правдиво, что отличить игру от подлинника мог только знающий способности кинокамеры как то: "дальни", "средний" и "крупный" планы.
   - Смотреть "документальные" кадры?
   - Не рекомендую, не верь старым кинообъективам, "соврут - дорого не возьмут", простой смертный не в состоянии отличить работу вживую от постановки.
   Вдохновение вело в бой, бой кончался победой, иначе не следовало начинать, без слёз побед не было, и не будет, а в сумме имели "символ бесконечности": кольцо.
   - Кольцо приятно украшением, но в военных забавах "кольцо" означало всё неприятное, что содержит в себе Война.
   - В кольцах гибли не от положения, но от сознания "мы в окружении"
   Правдивые фильмы о войне и лагерях польские, и когда смотрю работы поляков о войне готов подписаться под каждым кадром "правда"
   - И в "четри панцерни и пиес"?
   - "Четыре танкиста и собака" киноляп о войне.
   - Что не так?
   - Много не так, первое и главное - "воюющая собака", второй идёт пожилая пани с прозвищем "генератка", третье - железнодорожная цистерна со спиртом.
   В войне не участвовал, "двуногих и прямоходящих" не убивал, на что тётя Война разрешала смотреть - тем и довольствовался.
   - Кальви, имя последнего сказителя нового о Большой Драке?
   - Запиши меня: "войны справедливы с двух сторон.." - если, разумеется, "освободительные"
   С какого времени у Большой Драки началось отрастание "хвоста сомнения" об этом скажут, если не сказали, другие.
   Сколько сомневающихся граждан, и с чего сомнения появляются? Когда-то "мать Война смотрела на мир честными, правдивыми глазами", но с чего на прекрасном, героическом лице войны стали появляться белые пятна выяснят другие.
   - Беда не в количестве убитых и калеченых тел, а в том, как мать-война не совсем красиво вписывается в историю отечества.
   И "гуманизм" ваш не лучше вражеского, и вы делали то, за что когда-то проклинали захватчиков.
   - ПоЕты будили "человеколюбие" "враг лютует - ты лютуй...", враги разбудили в нас зверя!
   Polska, Polska малолетний гость твой долгое время жил верой твоим игровым фильмам о войне, будившими Память о шталаге номер шесть, и краткое, что было после лагеря, а когда отеческий теле-экран нисходил до показа "Четри панцерни и пиес" - вера, похожая на выпившего, качалась: "что-то полЕки ни то показывают, "железниця" похожа, актёры хороши, а "танкисты" не очень..."
   - Результат "савецкава" влияния на польскую кинему, главное в "фильмах о войне" не врать, показывая правду, не шутить правдой. Трудное занятие, не каждому "разбойнику с камерой" даровано создание фильма, где молодой поляк в одиночку начал войну.
   Насколько волнуют польские фильмы - настолько нет веры заокеанским фильмам о войне в Европе.
   Экранные войны в Европе богато обставлены, местами настолько шикарно, что хочется разодрать полотно экрана, влезть в события, и забыть нынешний "мир"
   Господа заокеанские киношники, ежели кто надумает сделать волнительный фильм о военном прошлом Европы - рекомендую статистов и главных героев пригласить из Польши, не прогадаете..
   Лучших, правдивых фильмов о войне, помимо польских, никто в Европе не делал, и впредь не сделает, а проявите упрямство чёрных вьетнамских буйволов и пойдёте против рекомендаций - абсолютный провал в прокате гарантирован.
   Поляки говорят:
   - Ни одна бойня не веселила зрителя, но покажите "холеру ясну" смешно - и она перестанет пугать.
   Не захотят поляки делать новый фильм о старой войне - отдайте заказ чехам, в весёлом издевательстве над войной чехи недалеко ушли от поляков.
   Можете пренебречь советом, но тогда не только "Оскара", но и простого признания фильма не видать. О финансовых потерях сказано, убытки - не дело.
   Обман литературой: много сказано о "преследовании старых героев ужасами прошлой войны" как-то: сны о хождении в атаку, смерть боевых друзей-товарищей и ещё чего-то такого, что бывает только на войне. Мои воспоминания о тех временах приходят по случаю, а чтобы сидеть в памяти не "вынимаемым гвоздём" - такого никогда не было. Почему? Пожалуй, потому, что настоящих страхов война не сваливала, а коими "одаривала" - мелочь. Действительно: если ни одна бомбёжка не лишила жизни - чего бояться "людей неба"? Все мои бомбёжки на деле оказались несерьёзными, а настоящие - когда в огне сгорают сотни тысяч.
   "Спирт войны" испили сидевшие в окопах, ходившие в штыковые атаки, убивавшие и убиваемые, пребывавшие под защитой танковой брони и посылавшие врагам снаряды, подбитые ответным огнём и горевшие, стрелявшие орудием среднего калибра - и получавшие снаряды противника, летавшие и сбивавшие, сбиваемые и пленяемые...
   -... ни один пункт из перечисленного не касался восьмилетнего малого, а что было - мелочи.
   - Каким "светом истины" продолжим освещать страницы повести?
   - Светом горящих растений, он, единственный, озаряет истину.
   - Что кроется под "горящими растениями"?
   - ДревА.
   - Писания у костра?
   - У камина.
   - Нет камина.
   - Переходи на керосиновую лампу, а пока продолжай выстукивать под электричеством.
   - На чём притормозили?
   - На "... и через шестьдесят лет с конца войны штыковые атаки снятся людям"
   - Хождение в штыковую атаку приятное занятие, воспоминания о штыковых атаках удовольствие?
   - Вонзать метал в тело живого существа страшное занятие...
   - А месть?
   - Месть в разряде удовольствий, но созерцание возмездия портит психику воздающего возмездие. Вмешайся стихийное бедствие, выполни работу по ликвидации врага - и снизойдёт облегчение: "чист я, боХ наказал нехороших..."
   И дальнейшее пребывание в мире живых не омрачает Память: "никого не лишил жизни, никто не осудит"
   - Не пройдёт, песнопение говорит иное:
   "... мы все войны шальные дети
   и генерал, и рядовой...
   Опять весна на белом свете,
   опять весна на белом свете,
   опять весна на белом свете!
   Бери шинель, пошли домой!"
   Если утром рассказываю ближним, как "в сонной штыковой атаке заколол троих врагов, а враги отказывались умирать - родня забеспокоится:
   - А, мужик ни "того"? Странные кадры хранит лысина!
   В литературе встречал "старым солдатам снятся штыковые атаки", но в реальной жизни "ходоков" не встречал. Подобные "психологические байки", пожалуй, сочиняли не ходившие в штыковую атаку "мастера художественного слова", но кто бы осмелился сказать о "творцах":
   - Брешут!
   Кальвик не провоцировал на высказывания о хождениях в штыковые атаки, и пересыльный лагерь Люблина одноименного воеводства не снится.
   Согласно литературным правилам и канонам, лагерь обязан "тревожить сердце" грезиться не реже раза в месяц, но не снится, не подчиняется правилам Литературы.
   - Надо, надо отмечаться двумя снами в год: день вхождения в лагерь, и, соответственно "исход"
   - И без сновидений вижу лагерь... И Память о лагере не приносит отрицательных эмоций и снов "с пробуждением в холодном поту" Не всё было так ужасно, как расписали потом по заказу, или мои восемь лет не позволяли правильно понимать окружающее, а, имей восемнадцать за плечами лагерь видел иным.
   Редко, не к месту, навещает давнишний пустяк, но сознание чужим голосом спрашивает:
   - Нужно копаться в пустяках? - следом вспоминалось матушкино "быль быльём поросла"
   - Загадка лингвистам: "быль" понятна, а как выглядит "быльё"?
   - Трава, бурьян, "былинка", или "быльё"... - и воспоминания "о штыковых атаках" уходят в глубины памяти до следующего сеанса связи с прошлым.
   Являйся картинки без "аромата" продукции Фарбениндустри -куда ни шло, но порошок с названием DDT, или "гексахлоран", заменитель бань в борьбе с паразитами военного времени, неотступно преследовал денно и нощно.
   - С иными паразитами "перемещённых лиц" общался?
   - Нет.
   Клопы одолевали до отчаянья в сопровождении матушкиного "сожрали, нахер", лагерное начальство в борьбе с паразитами находилось на стороне перемещённым, и на продукт DDT (дуст) производства "ИГ Фарбениндустри" не скупилось.
   В надежде ослабить мощь клопиных атак, борющиеся посыпали гексахлораном всё и вся, не сомневаясь в могуществе химиката, и не зная, что придёт время, и порошок-спаситель DDT объявят ядом.
   Сколько кубиков отравы лёгкими и желудком приняли детские организмы не считано, и по "санитарным нормам Европы" ) выбраться из Польши живыми мы никак не могли, а вздумай какой барачный клоп насладиться порцией детской крови - за наглость поплатился жизнью.
   Гексахлоран лидировал, война оставалась на втором месте, а в сумме хватало нашему упокоению в польской земле.
   Излишки продукции Фарбениндустри в последующие времена не сказались, никто из детей не мутировал, все в здравии перешли пенсионную границу, и продолжили приносить вред Пенсионному Фонду десятилетиями жития.
   - Пожалуй, медицина ошиблась, заявив о вредности DDT организму человека, гексахлоран убивал паразитов, но не двуногих, предлагаю вернуться к широкому применению ДДТ (дуст) в стране, а так же предложить парламенту разработать закон о гражданах, побывавших в годы войны в лагерях, и в избытке наевшимся гексахлорану:
   "Увеличить срок трудовой повинности до шестидесяти пяти лет лицам, побывавшим в фашистских лагерях, где с целью борьбы с паразитами (клопы, вши, блохи) обрабатывались продуктом немецкой фирмы..." - следует название фирмы-изготовителя "клоповшейблохоубойного" порошка.
   Основания: "необыкновенная прочность и живучесть указанных лиц в борьбе с лишениями и невзгодами, коим подвергались все годы последующей жизни. Факт удивительного долголетия - результат обильного попадания в организмы продукта немецкой фирмы "ИГ Фарбениндустри".
   Посмотрите на тех, кто побывал в фашистской неволе: они более свежие и здоровые, чем их сверстники! Они более культурные внешне, и внутренне! И все, как один, не плачутся о прошлых страданиях в неволе, и ни один! не скажет:
   - А всё было не так уж и плохо!
   Почему так не могут сказать? Говорят о прошлом плохо только тогда, когда это прошлое хуже настоящего. Позволительно хаять прошлое, если настоящее не лучше? Любой немец, по моему желанию и в любой момент, мною мог быть превращён в "фашиста" и никто не стал бы проверять: "так ли это в действительности"? Сомнения были обратные: правда ли, что я "во все времена истории оставался гордым, гуманным, справедливым, мудрым, добрым советским человеком"?
   Кажется, нашёл объяснение необыкновенной прочности тех, кто побывал во вражески и своих, "дружественных", лагерях: они живут дольше потому, что ожидают лучшей жизни. Надеются на неё. Только надежда на лучшее держит нас в этой жизни. Иных объяснений прочности и несгибаемости "старой гвардии" не знаю.
   Первый зуб потерял в шестьдесят два, и в этом обвиняю тех, кто слабо обрабатывал гексахлораном в своё время. Скармливай продукт в нужных объёмах - сегодня не показывал протезы, а улыбался естественными зубами, да и черепом, "голым, как коленка" - не создавал солнечных зайчиков. Недополучение DDT настоящая причина преждевременного старения!
   Старшая сестра в шестьдесят лет гордилась прекрасно сделанной вставной челюстью с металлокерамическими зубами: получала меньшую порцию дуста. Всё верно, порции ДДТ у меня, как у младшего, были больше, чем у неё: клопы меня любили сильнее, чем сестру. Это объяснимо: моя кровь была слаще.
   Ни одна кровососущая тварь не отложит яйца, пока не выпьет стопку человеческой крови и желательно - мужской.
   Да, пожалуй, DDT не яд, но химикат, державший зубы ртов наших на своём месте дольше отпущенного Природой времени. Только сейчас дошло, почему жив: в отечестве нормы на потребление ядов отличаются от европейских норм на порядок, а, возможно и на два.
   Лагерь перемещённых лиц в польском городе Люблине имел запах дуста, стойкий, всюду преследующий, неуничтожимый. К запаху дуста примешался и другой запах, но немного позже. Для "красоты слога" можно было бы написать "запах ада", но поскольку бывать в аду не приходилось, то не следует врать. Да и к тому же мои любимые спириты, коим верю больше, чем христианской церкви, отвергают существование ада.
   Не хвалясь, заявляю: "перспектива попасть в ад не пугает: дело-то привычное"! Думаю, нового в аду ничего не увижу.
   Неправда, врут писатели, когда запах сгоревшего пороха, называют "кислым". Запах сгоревшего пороха приятен, он особенный, ни с чем несравнимый. Возможно, тем писателям доводилось вдыхать запах сгоревшего чёрного, охотничьего пороха? Что такое "кислый" запах, с каким его можно сравнить? Если запах за секунду наполняет рот слюной - да, тогда такой запах заслуживает названия "кислый", но если у сгоревшего пороха запах особый, приятный, уксус не напоминает - как называть "кислым"? Запах сгоревшего артиллерийского пороза прекрасен, поэтому все "кислые" сравнения напоминают старые времена в отечестве, когда коньяк стоил дешевле водки. Были "ристакраты" и "знатоки напитков" из среды "омрачённой пьяни" заявлявших:
   - "Н-е-е, коньяк пить не буду, клопами воняет"!
   - Или когда-то пил настойку на клопах? Сравнивал?
   Первые послевоенные пять лет имеют другую окраску и аромат. Эти годы местами просто прекрасные, и красота их простиралась до момента, пока не познакомился с радиотехникой. Эх! Почему советская власть дозволила иметь гражданам "страны советов" радиоприёмники? Чтобы "люди к культуре приобщались"? Не было ошибки? Может, не следовало отменять законы военного времени о "пользовании для личных нужд приёмо-передающей аппаратуре"? Как время могло быть "мирным", если вокруг разговоры о "о холодной" войне ни сегодня - завтра могли окончиться "горячей"?
   Но это было позже, на Урале, в "русской Швейцарии". До настоящей Швейцарии дело не дошло. Если не "запятнавшие себя" граждане "страны советов" не мечтали о Швейцарии - что оставалось мне, помянутому в бумагах спецорганов?
   В "русскую Швейцарию" - милости просим, но в настоящую - не смешите публику! - смею заверить:
   - "Русская Швейцария прекрасна"! - если какое-то время жил в европейской Швейцарии, а потом посетил русскую - было с чем сравнивать, а так - не могу сравнить чужую Швейцарию с "русской", но любить свою в моих силах. Урал, особенно Южный, прекраснее Швейцарии: меня туда пускают.
   В Северном Урале не бывал, хотя близко познакомиться с житием в указанной географической местностью возможностей было, как "сто к одному".
   "Вернись в Сорренто..." то есть, в лагерь:
   Polska, г. Люблин одноименного воеводства, "шталаг нумеро зехс" недалеко от станции: паровозные гудки слышны. Везло на железнодорожные узлы всех размеров и местоположений. И этот "шталаг" рядом с "железкой". У кого родилась фантазия строить лагерь в городе рядом со станцией? - ответ пришёл в процессе фиксирования воспоминаний:
   - "Создание "мест пребывания перемещённых лиц" (лагеря) в черте города и в близком расположении железнодорожного узла диктовалось удобствами для самих перемещённых" - высокие авторы лагерей в Польше не знали довода коллег в "стране советов":
   - "Лагерь лагерю - рознь! Социалистические лагеря "исправляли" обитателей, фашистские - убивали, а кто не согласен - того в лагерь на убеждение"!
   Какие фантазии у строителей лагерей и "шталагов"?
   Для массового возведения лагерных строений как с одной стороны, так и с другой, нужны серьёзные отклонения в психике у главных распорядителей стройками. Этого мало: к отклонениям у "вождей" требуется страстное, до умопомрачения, согласие остальной массы граждан признать отклонения "гениальными".
   Далее - дело техники, рвения исполнителей и получении наград за усердие. Любое. Не знаю случаев, когда граждане "страны советов" по собственной инициативе и без "указаний сверху" построили хотя бы один лагерь, но всегда и только "по указанию сверху". Укажите место, где строить и назвать сроки "завершения строительства". При сооружении лагерей всякие фантазии исключены, лишние... Помните:
   - "Скромность украшает... товарищи"!
   Пришло католическое Рождество, мир утих и стал другим. Не было лагеря, не было зимы и сидения в четырёх стенах барака.
   Стены - меняются, сидение - остаётся...
   А потом пришло тихое католическое Рождество, мир обмяк душами, было что-то вкусное, отличающееся от повседневного пропитания, но что - память не хочет выдавать:
   - Может, не всё разглашать, что-то оставить без пояснений?
   Почему бы не устраивать Рождество каждый день, или "на раз в неделю"? Хорошо, уступаю, пусть будет праздник раз в месяц!
   На рождественские праздники в лагере появились артисты и "дали концерт". "Концерт" звучанием походил на "концентрат" и напоминал горох в пачках, что принёс отец утром двадцать пятого декабря сорок второго года.
   Молодые крашеные тёти что-то пели, но из всей музыки запомнил частушку задевавшую довоенную отцову работу:
   "Я приехала в Москву - там трамваи ходят,
   руки-ноги отрезают - а потом трезвонят!"
   не то пела тётя, никому не отрезал отец транспортным средством на электрической тяге ни рук, ни ног.
   - Родитель занимался членовредительством без тебя, скрывал "преступные деяния".
   Однажды под угол вагона, не под колёса, попал вдрызг пьяный гражданин без помещения пострадавшего в больничку, а вагона - в ремонт. Следственные органы мусолили расспросами "как водитель ушиб вагоном человека", но в какой-то момент появился вопрос "какой ущерб пьяный гражданин причинил вагону?" - и следствие прекратилось.
   - Результат "золотого времени", когда пребывание в "состоянии алкогольного опьянения" снимало с "ушибленных" любую вину.
   Ничего особенного в дни польской зимы не произошло, братишка пришёл в мир слабее старшего брата, то есть, меня.
   - На встречу с Вечностью тебя дважды клали под образа - братика и положить было некуда, не было образов.
   - Семейство оберегала единственная икона "смоленской божьей матери", Польша чтила "матку-боску ченстоховску", смоленская не имела силы на польской земле.
   Когда родители теряют надежду удержать жизнь в детском теле - кладут под образа с верой "бог от нашего "изобретения" откажется, не возьмёт на небо"
   Явившийся в мир брат не понимал где, и зачем появился, требовал внимания слабым писком, и медленно приближался к черте, после коей "кладут под образа"
   - ...и уберут тебя из-под них чтобы где-нибудь закопать. И забыть. Без посещений места "вечного покоя" родственниками. Поэтому братишка и держался, имея за плечами, всего пять месяцев лагерной жизни.
   Милые женщины, желаете дочь - за год до зачатия обильно и калорийно питайтесь, изъявили согласие подарить супругу наследника славной фамилии - не предавайтесь чревоугодию на ночь, а пребываете в бесконечном недоедании и в утехах плоти - сто из ста произведёте на свет особей мужского пола, "защиту и опору в старости"
   Доподлинно установлено: девочки появляются от доброго питания и страстной плотской любви в момент исполнения супружеского долга.
   - Что скажешь о мальчиках, "опоре матери"?
   - В основе мать бережёт дочь, а сыновья, попав в "нежные руки любимой", существуют, мать мирится с истиной:
   - "Ночная "кукушка" дневную перекукует"! - мало мужчин, не испытавших на себе мощь "ночной кукушки" силу
  
   Глава 13.
  
   Ботинки.
  
   - Читатель, совпадение номера главы с последующей обувной историей случайное...
   -...по твоим соображениям, но "злой Рок" и "Судьба" активно участвовали в гибели обуви.
  
   Описание польских событий происходило при участии новой сущности Кальвадос (Кальви, Кальвичек, Кальвуня), Бес покинул "дохлое занятие" на... Кальвик, на какой странице записано прощальное выступление Беса?
   - Важно знать?
   - Не очень, интерес среднего заполнения, не "пустой", за время описания польских событий мог вернуться на короткое время и сказать что-нибудь интересное, мог подать весточку.
   - Что хотел получить от предшественника?
   - Ответ "почему моя обувь военного времени отказывалась служить"? Первый случай расставания с обувью в раскисшем от дождя российском чернозёме на картофельном поле не трагедия, вырос из ботиков, но польская...
   - Успокойся, отправляйся в "кладовую Памяти", начинай с матушкиного упрёка супругу:
   - Малый, как привязанный, целыми днями сидит в бараке... - посетовала мать, и совсем скоро, отец добыл обувь. Польскую. Красивую. "По ноге"
   С каких доходов приобретена обувь сыну не докладывали, в отчёте фигурировало "купил", будь доволен сказанным.
   Чёрный кожаный верх, кожаная подошва, чудо-обувь, в такой прогуливаться по улицам и площадям славного mista Lublin, а не по месиву воды и снега лагерного плаца.
   - Кожа! - "кожа" в исполнении отца позволяла приписывать обновке необыкновенную стойкость в носке.
   Ботинки могли быть любыми, но с одним и главным условием: "не дозволять сырости из месива воды и снега касаться ног сына, рвавшегося на гуляния по лагерному плацу"
   Радость закреплялась мечтами: "счастье привалило, кончилось ненавистное заключение, свобода!" - переживания, ожидавшие малого после прогулки, пребывали в разделе "неизвестных"
   - Ни один "пророк" не сказал, что ждёт "свободных" поутру следующего дня, медленно приближаешься к сути...
   - Куда спешить? Ноги защищены новыми, шикарными ботинками, идёт проверка на устойчивость перед лужами, на то и куплены, ботинки избавили от круглосуточного владычества провонявшего гексахлораном Барака, "да здравствует свобода!"
   - Твои прежние свободные прогулки по лагерю кончались сном в бараке, а потому никакую "свободу" перемещаемые не имели.
   - Возражений нет, но провонявший дустом барак терял власть от рассвета до заката, а, это, согласись, не мало, ботинки со шнурками символ свободы!
   - Не знал малый названия тогдашней "свободы"
   - Любая печаль, глянув на красивую обувь, превратится в радость, в обновке ходить жалко, впору только любоваться!
   Почему не ограничиться ходьбой взад-вперёд мимо бесконечных и одинаковых нар, почему тихая радость рвалась на простор и не удержала от проведения бессмысленных, ненужных "ходовых испытаний" по смеси воды и снега на лагерном плацу? Вперёд! - откуда-то поступила команда на преодоление внушительной лужи плаца...
   -... и "большой дурак" приступил к выполнению команды?
   - Не было ни дат, ни чисел, ни времён года, войны, лагеря, барака - была на ногах обувная работа неизвестного польского мастера, и лужи на лагерном плацу конца зимы.
   Польска Весна приходит раньше монастырской, и зима Полонии мягче...
   -...и с таким взглядами на Природу тебе следовало родиться в Польше?
   - Не знаю... сидит во мне "где родился - там и сгодился"
   Польские воспоминания следовало поделить на эпизоды и ограничиться, но с применением пальцев на руках, их хватило, что в день, когда учинил "ходовые испытания" новым ботинкам - конец февраля польской зимы сорок четвёртого года. Или это всё же был слякотный лагерный плац, пригреваемый первым мартовским солнцем?
   - Какая разница, в какое время года носило тебя по смеси снега и воды?
   - Память о первых ботинках равна первой любви...
   - ...в момент, когда после очередного "форсирования водной преграды" стопы ног почувствовали мокрый холод? ногами холодную влагу... много ледяной влаги...
   Без промедления исчезла радость и ботиночная радость, а на её место пришли удивление и отчаянье, когда подошва на одном, а затем и на другом "произведении польского обувного искусства" тихо и плавно отошла от "верха" и мои пальцы в драных чулках вылезли на "волю"!
   "История прекратила ход свой..." - и этого тогда не знал.
   Что было со мной? Почти босиком добежал до барака, показал причину трагедии отцу и матери, и не дожидаясь слов утешения от матери - предался горю! Слёзы были не меньшие по горечи, чем те, что лились из глаз после памятного пожара в монастыре! Тогда плакал о гибели старого кота, курцхаара, немецкой тигровой породы, теперь - о ботинках польского производства военного времени.
   Увидев на отпрыске развалившуюся обувь, отец почему-то засмеялся, ничуть не подумав, что смех умножал горе сына стократно: "чему смеётся"!? Отцов смех делал мои страдания неимоверно горькими, но, пожалуй, на ступеньку ниже, чем в утро после большого монастырского пожара. Если бы кто-то принялся утешать в горе от погибших ботинок, то с утешением у него ничего бы не получилось... Хотя, нет: если бы кто-то необыкновенно добрый немедленно выставил новые ботинки от любого иного производителя - горе моё тот час сошло бы на "нет".
   - Обувщик, пошивший ботинки, погибшие в смеси воды и снега на лагерном плацу "жулик"?
   - В твоём тогдашнем лексиконе не было определения "жулик" Раз. Два: ботинки предназначались на хождение по сухой поверхности, не по "каше" из воды и снега. Три: поляк советовал русскому пану приобрести галоши, но "русский пан" не знал "польской мовы", и рекомендация пролетела по тоннелю "ухо левое - правое", потому отец ни единым плохим словом не обмолвился в адрес продавца обуви.
   - В войну звание "жулик" не имело силы, но в мирное время жулик проявился во всей красе?
   - Мирное время предоставляет разные способы добывать пропитание, чего не сказать о военном, в войну проживало "объегоривание" - в мирное время "объегоривание" заменялось "жульничеством"
   - Что скажешь о ботинках, погибших на каше "вода-снег"?
   - Мастер "золотые руки", коли картон выдал за "спиртовую" кожу.
   - Представляешь, какую обувь сделал настоящими материалами?
   - Представляю.
   Художники, созидающие копии картин мастеров живописи, к вам обращаемся: вы не меньшие мастера писавших подлинники, но польский мастер, пустивший вместо кожи на подмётки картон выше вас!
   Почему? Не видел ни единой вашей копии, а ботинки Великого Польского Мастера продержались в воде и радовали мои ноги полных двадцать минут!
   До сего дня благодарен мастеру, да будет его душе вечный покой!
   Пане, ты Обувной Гений Польши! Спасибо тебе, пан мастер за весёлые воспоминания о ботинках! Миллионы килобайт информации стёрлись из памяти за семь десятков лет жития, сгинули без следа, а память о тебе и твоём произведении сапожного искусства "нех жие"!
   - Скорбь о погибшей обувки?
   - Плач в полтора глаза...
   - Как понимать?
   - Правым пролил восемь слезинок - левым четыре... Траур длился не дольше половины часа, а история с ботинками осталась в памяти навсегда! Талант, дар, умение - как угодно можно назвать, но чтобы обычный картон, бумагу в сути, замаскировать под спиртовую кожу - столь высокий дар даётся единицам. В этом веселье, радость и гордость моя:
   - Носил ботинки работы Великого Обувного Мастера Ржечи Посполитой"! - пусть один час, или менее того! Что пользы от обуви на подошве из натуральной кожи, коя служит владельцу не один сезон, что проку в настоящей обуви?
   - Время освобождает ваши ноги от всякой обуви, оставляет тапочки...
   -... ушла обувь ничем не отметившись, нет - нет и памяти о них, аут, а память о ботинках Мастера, не выдержавших "ходовых испытаний" в месиве из воды и мокрого снега на плацу лагеря останутся в памяти навсегда!
   Пан мастер, присуждаю Вам "золотую медаль" и звание "Первый и Единственный Мастер Обуви"! Знай: "мастера" всех масонских лож прошлого, настоящего и будущего в сравнении с тобой нули!
   Душа, управлявшая руками мастера при изготовлении обуви, приди в мир плотских, ты нужна ныне более, чем тогда! Ныне в обувном деле застой страшный, а ты, верю в тебя, способна сотворить новое обувное чудо.
   - Степень отцовой вины в гибели ботинок?
   - Нулевая...
   Было, отец получил коробку спичек немецкого солдата, коя привела в подвал под зданием полевой жандармерии. Продолжать повторение?
   - Не надо.
   - Чем окончилась "обувная" трагедия?
   - Польской весной, теплом, и днями, когда всякая обувь лишняя, польская весна прогрела землю и выпустила на волю.
  
  
   Глава 14.
   Послабления.
  
  
   Воспоминания посещают в "дни торжественных мероприятий".
   Одно из таких: "на всех перемещаемых заводили документы? Выполнялась немецкая педантичность по учёту "перемещаемых лиц"? Ф.И.О.? Если "да" - кто вёл "бухгалтерию"? Имена и фамилии "учётчиков"? Были неучтённые из перемещённых?
   Когда вспоминается масса народу, что появлялась в лагере и затем куда-то уходила, то берёт удивление: неужели они все были переписаны и пронумерованы, сложены в папки в алфавитном порядке? Ведь это титаническая работа, страшное количество бумаги! Для чего и зачем? Мне непонятен смысл таковой "бухгалтерии"
   Охрана лагеря была слабая, несерьёзная. Видел только одного часового на правой вышке, если стоять лицом к выходу. Были три других вышки, как и положено, в системе охраны серьёзного лагеря - ставьте меня к стенке, но не помню о них ничего, на кой хрен выборочная память "это помню - это забыл!?"
   - Коли лагерь четырёхугольник - должно быть четыре вышки, не одна...
   -... а, ежели в лагере содержались вражеские прислужники - и одной было много.
   - Ах, золотое время "свободного слова", а вздумай в сорок шестом послепобедном письменами вспоминать о пребывании in Stalag numero шесть - где ныне твои кости ожидали "страшный суд"?
   - о, кроме "вражеские прихвостни" об обитателях лагеря не написал. Иное слово в адрес прислужников пошло по расценкам "враг народа", а низшая тех лет - "сочувствие врагам". Всякий сочувствующий врагам - сам враг. Логика железная.
   "Вражеские прислужники" понятнее и привычнее народному уху, а "коллаборационист" может оказать даже совсем неплохим человеком. Сегодня их называют мягко: "сотрудничавшие с немцами", а прежние "вражеские прихвостни" канули в прошлое. На смену приходят мысли о "забвении" и "примирении", но пока ещё никто не сказал: "прошу Вас забыть, как тяжёлый сон, порочащие эпизоды вашей жизни"! Когда-то станет возможным без хирургического вмешательства влезть в черепную коробку и чистить отделы мозга ведающие:
   а) жизнью до порочащего момента - оставить нетронутыми,
   б) позорные страницы жизни - стереть, естественно!
   в) соединить "достойные" части и продолжать "фильм" далее.
   Есть и "четвёртый пункт": порочащие деяния не считать таковыми, не "стирать", но жить с ними. Если найдётся такой, не из потомков вражеских прислужников, разумеется, кто станет за таковые моменты твоей жизни плевать тебе в лицо - прости его и продолжай жить, как и прежде!
   За день до ходовых испытаний обуви польского производства с печальным результатом в лагере установили... небольшой ларёк, образец торговой архитектуры, в коем красивая пани продавала лимонад...
   - ...и не только...
   -... возможно, в ларьке были и другие товары, но воображение поразили фарфоровые пробки с прокладкой красной резины, и...
   -...проволочным рычагом?
   - Откуда знаешь?
   - Регрессивный гипноз, он, "великий и могучий" поставляет сведения.
   - Из каких источников?
   - На данный момент единственный источник твоя Память, иных нет. Продолжай.
   И опорожнённая стеклотара представляла интерес возможностью
   открывать и закрывать горло посудины, выпивать содержимое бутылки без останова на осмысление прелестей жизни преступление без оправдания, лимонад требовал особого способа пития: пропустил пару глотков - закрой посуду, выдержи паузу, по матушкиной науке "переведи дух", подумай о "смысле жизни" - за тем повтори.
   Вот это жизнь! А так, чтобы хлебать без смысла, напиться - это... этому и названия нет. Вкус и аромат того лимонада помню до сего дня, последующие напитки, возможно, были лучше польского лимонада, но он был первым! Лимонад из лагерной палатки с малым содержанием сахара...
   -... сахарина, сахар пребывал в звании "роскошь" Нечему удивляться, только-только вылупившийся утёнок последует и за кошкой, таким утёнка сделала Природа.
   - Лимонад моя "кошка"?
   - Не совсем, малый процент.
   У ларька торчали два ничего не покупавшие охранника, о чём-то долго и с улыбками говорили.
   Ларёчное счастье продолжалось недолго, торговая точка исчезла, как и появилась...
   -... кому продавать?
   -...с ларьком ушёл и лимонад в стеклотаре с фарфоровыми пробками красной уплотняющей резины с прижимом проволочной конструкцией, ушло маленькое лагерное удовольствие!
  
  
   Глава 15.
  
   Лагерные пожары.
  
   Слякотная часть польской весны миновала - пришло время, когда нужда в обуви и одежде была оттеснена теплом до следующей осени.
   Момент появления средних размеров стога соломы рядом с "кухонным" бараком пропущен, и утешением пропуска выступала возможность с разгона кидаться в солому без опасения причинить вред телу...
   - ... проверял отеческое "как бы знать, где упаду - там соломки постелил"?
   - О соломе, как о подстилки телу, не знал.
   - Солому на подстилку и завезли.
   - А почему рядом с "пищевым" бараком?
   - Так получилось, не учли...
   Ларёк с лимонадом и солома представляли неожиданность.
   Когда, каким транспортом привезли продукт земледелия - столь важный момент прозевал.
   Солома говорила о заботе лагерного начальства о боках "перемещённых лиц"
   Ныне размеры стога спорят со мной: или стог был велик, или наблюдатель в моём лице оставался маленьким, а потому копна растительного материала впечатляла.
   Совсем скоро впечатления от созерцания окончились, и началась "практика" из кувыркания в соломе так, как указывала фантазия. Опасение отбить какую-то часть тела не сдерживало забав с соломой. Вспоминались слова матери: "как бы знать, где упасть - там соломки постелил" - слова до встречи с соломой ни о чём не говорили - и вот оно, подтверждение мудрости!
   Игра в соломе длилась недолго: стог приглянулся двум женщинам в звании "хохлушки". Милые женщины откуда-то добыли пяток кирпичей, соорудили подставку, на подставку - посудинy - и "полевая кухня" заработала, ограничив свободу моих забав. Понимал: "готовка пропитания важнее..." - кувыркания в соломе заменились не менее интересными наблюдениями за стряпухами: нельзя пылить в соломе - дайте замену!
   "Хохлушки" занимались извечным делом, ни на минуту не прекращая разговора, из которого мало чего понимал. Что это был украинский, к тому и "западный" язык - тогда не знал. Не знаю и сейчас.
   Чья вина в дальнейших событиях? Поваров лагерной кухни, кои продолжали готовить варево из картошки и макарон. Настолько плотное варево, и если знал "бетонные работы" в строительстве - назвал питание "застывшим бетоном" часто и подгоревшим.
   Что прославленные украинские стряпухи возжелали достойного пропитания - ни один следователь не усмотрел бы их вины. Как потреблять лагерное питание, когда каждая признанная миром мастерица приготовления борщей!? Лучше смерть!
   Стряпухи кашеварили на удалении от стога, кое казалось безопасным в пожарном отношении, но сегодня уверен: милые женщины ничего не знали правил противопожарной безопасности при пользовании соломой в качестве топлива, не женское дело думать о каких-то правилах. Стряпня - да, женское занятие, а противопожарные заботы по мужской линии, избавьте женщин от лишнего - и готовка продолжалась. На свежем воздухе. Без запретов. По своим способностям и возможностям в продуктах. Солнышко, теплынь, тишина, война куда-то подевалась, да так далеко, что вроде бы нет войны! Ничего худого в мире не существовало, оставалось только священнодействие у скромного очага вперемешку с милой беседой, коя бывает выше и дороже самой изысканной пищи! Вечное, непреходящее священство!
   Наблюдал за работой стряпух, а наблюдали они за мной - этого не узнаю. Но хотелось: что могли заметить за "хлопчиком"? Ничего, а "хлопчик" замечал: каждая шла к стогу, брала малую охапку "соломенного топлива", клала в стороне от своего очага, затем брала меньшую порцию и совала под посудину с варевом. Дело шло к завершению готовки, но солома - она и есть солома: быстро и жарко сгорала, не давая нужного огня для варки.
   Через годы услышал сравнение: "его любовь - солома: обжигает, но не греет", и следом вспоминался лагерный стог соломы и стряпухи в "огнеопасной" близости от него.
   Женщины ворковали, но на каком языке предавались извечному женскому удовольствию - не знал. Да и чего там понимать? Женщины занимались вечной работой: готовили пищу, это и так понятно! И всё же...
   ...таская солому очагам от "топливного склада" милые поварихи теряли соломинки и проложили дорожку, по опасности равную пороховой, от стога до огнищ не думая о последствиях.
   И миг наступил, не мог не наступить-миновать опасный момент: у одной стряпухи, что-то быстро и увлечённо щебетавшей соседке, маленький огонёк вышел из очага, и со скоростью, не меньшей, чем по дорожке из пороха устремился к стогу соломы!
   Мы, мальчишки, такие дорожки в осень сорок пятого делали из пороха, но это было в сорок пятом, а пропитание женщины готовили в сорок четвёртом. Оно и понятно: и я, будь огоньком, тоже захотел вкусить от большого стога, а не довольствоваться крохами, кои получал из рук женщин. Огонь любит свободу, настоящий огонь неуправляем.
   День солнечный, яркий, по неумышленно проложенной стряпухами соломенной тропинке невидимый в солнечном свете огонёк подбежал к копне...
   -...глаза юного пиромана засекли беглеца на половине пути, но что делать с маленьким разбойником не представлял...
   - Представлял, но не рискнул босыми ногами затоптать горящую солому.
   Догадывался о содержании следующего "номера", но каким языком, и кому, оглашать? Орать русским языком:
   - Бабы, сгорите! - бабы не понимали русского, и не догадывались о начале большого огненного веселья?
   - Крик "рятуйте!" был когда огонь лизнул бок стога, но поскольку непонятный призыв ничего не сказал - не тронулся с места, но отошёл подальше, чтобы не припекло...
   Или пожаров не видел? Эх, где были погибшие польские ботинки с подошвой из картона!? Как временами не хватает сущей малости на свершение подвига! Будь обувь - затоптал огонёк, не дозволив превратиться в огонь, "подвиг" прошёл рядом, не состоялся! А, стоит волноваться? Год не прошёл, как сгорела родная келья в далёком монастыре, а сейчас стог соломы? Не стог, большая куча... Чего орать из-за пустяшного, несерьёзного стога соломы!?
   Куча сгорела жарко и быстро, солома - и есть солома.
   Пример начала бедствия: человек не знал иностранного языка! Милых женщин Западной Украины не понимали жители Полтавщины, и только сегодня понял:
   "Осложнения с тяжелыми последствиями между народами случаются от непонимания языка". Первое: Второе: не мог сказать:
   - Бабы, меньше щебечите, больше внимание огню! - что в ответ получил? Кто бы стал слушать мальчишку полных восьми лет:
   - Ишь, сопляк, учить вздумал"! - могли и "послать" на прекрасном украинском языке куда-нибудь подальше? Какой-то малолеток будет учить!
   Пример "обиды без умысла": наш язык в немецком имени "Hans" произносить "Г" с придыханием, что-то среднее между "Г" и "Х". Не дано, амбушюр привык к иным звукам, и немецкое "Ханс" произношу "Ганс". Обижаю человека: "Ганс" с немецкого - гусь... Вот и корень обид немецких солдат с именем "Ханс с придыханием".
   У Хансов не хватало терпения разъяснять оккупированным, что они не "гансы", не гуси, а оккупированные не могли запомнить разницу между иностранным именем и гусем. Так и жили в обиде. Стог соломы находился в близости от помещения кухни юго-западном углу лагеря. Стог не мог не сгореть, был обречён на сгорание если не в первый день пребывания, то во второй - точно! Чего было тянуть с событием?
   И всё же сгорание стога соломы, не шло ни в какое сравнение с костром из семидесяти монастырских келий горящих в одну июльскую ночь меньше года тому назад! Стог - он и есть стог, солома, ничего серьёзного, мелочь! О чём жалеть? Стог соломы сгорел не по серьёзной причине, у соломы не может быть серьёзной причины на сгорание. Он не подвергался авиационному налёту, но чем-то знакомым повеяло от горящей кучи соломы. В одном было сходство между сгоранием монастыря и стогом соломы для нужд перемещаемых: стог прекратил существование, как и монастырь, от рук женщин. Ничего героического, голая проза!
   Стог сгорел без вмешательства пожарных. Да и где их было искать, пожарных? Сгорел стог соломы быстро и жарко, как может только гореть солома. Было, правда, много крику, но по мере догорания стога прекращались крики и волнения. Лагерное начальство никаких расследований не учинило, и никто в поджоге не был обвинён. Перемещаемые лица новой соломы более не получили: спите, как придётся, чёрт с вами, дураками!
  
  
   Глава 16.
   Продолжение "игр с огнём".
  
  
   С целью остановки расползания по территории Польши представителей иностранной этимологии (клопы) - в пустующих бараках производилась дезинфекция.
   Первая встреча с европейским способом уничтожения насекомых из разряда "персона нон грата" (клопы) началась так: как-то лагерь основательно опустел до определения "ни души", и от одного из бараков потянуло резким, удушливым газом, чем-то похожим на запах дыма из паровозной трубы. Запах напоминал железную дорогу, и начал поиски источника "аромата". Поиск увенчался успехом: резкий запах вытекал из барака, что стоял в дальнем углу лагеря, по левую руку, если стоять к лицом к входным воротам. Это если не выходить из лагеря, а входить. Разница!
   Повторяю: лагерь пустовал, и мои путешествия никого не интересовали. Ходит мальчик - пусть ходит, кому опасен?
   Тогдашний европейский способ борьбы с нежелательными представителями мира паразитирующих насекомых на теле человека (клопы): в трёх местах по длине барака, на полу, насыпался слой песка сантиметров в десять и диаметром в половину метра. Делались бортики, и сооружение выглядело, как кратер вулкана, если бы о вулканах что-то знал. О каком "кратере" речь, темнота!?
   В кратер клали серу, поджигали, сера горела, и, не нарушая законов химии - выделяла сернистый газ, убивавший спутников перемещённых лиц. Вонь горевшей серы по впечатлению стояла на втором месте после "аромата" гексахлорана (ДДТ).
   Повторяюсь: огонь и я - неразлучны. Всегда и везде. Огонь любил меня с раннего возраста по причине: пришёл в мир в "огненном месяце августе", и по гороскопам выпадало быть пожарным.
   ...приоткрыл входную дверь барака, вступил в помещение... И об аде ничего не знал, но если ад существует - запах в аду должен быть таким, каким был в бараке с горящей серой на подстилках из песка на полу. Огня не боялся, не брал серный дым. Не брал - и всё тут, а если и приходилось глотнуть добрую порцию газа горящей серы - последствий не было... тогда. Клопам серный ангидрид смерть, а для меня - забава.
   Первый "вулкан" находился метрах в пяти от входа, стоял и любовался голубым светом горящей серы.
   Заметил: внизу, у пола, газ от серы не так "достаёт". Присел на корточки... и непонятно зачем, для чего в бортике рукотворного кратера сделал сток. Как интересно! Потечёт сера из "вулкана", или нет? Потекла! Да шустро так и много! А вот как её назад загнать? Да и нужно ли? Ничего страшного, выливаясь на деревянный пол горящая сера гасла и дымилась, добавляя резкой и сильной вони. Ничего! Пойдём дальше, посмотрим, как ведут себя другие "вулканы".
   Прошёл барак от входа и до "упора". Одинаковые "вулканы", ничего нового, сера горит, клопы "погибают, но не сдаются" и пора возвращаться на свежий воздух...
   ... посмотрел на выход, и увидел, что пол барачный почему-то хорошо горит. Не сильным и жарким пламенем, не таким, как горели монастырские кельи в памятную ночь, нет, пол горел не в пример слабее, но отрезал "дорогу к отступлению..."
   И запаниковал! Давно не испытывал страха - и вот он, появился! Кто устроил вытекание горящей серы из песочного "вулкана" на полу барака!? Ты! Так чего хотел, пироман несчастный!?
   Есть повод для "героизма": если горит пол, то начавший гореть барак можно покинуть только через окно! Так интересно и ново! Истерично, романтично, "героически"! - открытым запястьем голой правой руки высадил стекло и немедленно был порезан! Разбить стекло голой рукой без последствий ещё вроде бы никому не удавалось! Остановился: а как вылезать!? Стекло оставило острые осколки в раме. Вынимать их, чтобы не порезаться при вылезании? И зачем? Можно выскочить и через дверь, если держаться поближе к стене барака, где пол ещё не лизали языки пламени. Зачем бил окно!? Дурак!
   Разбитое окно усилило тягу. Что мы знаем из школьного курса химии о горении? "Горение - химический процесс соединения кислорода со всем, с чем он может соединяться. При соединении кислорода с веществами происходит выделение тепла". Когда узнал, что, соединяясь, кислород и окисляемое вещество дают температуру и всякий раз - разную? Температура горящей серы на песке была одна, горящие доски пола давали другую, а вот если бы тогда я начал сам окисляться? Интересно, как бы я горел?
   Кусок времени, когда выскочил из начинающего гореть барака и появлением первых его спасителей от полного сгорания, был совсем маленьким, но достаточным для того, чтобы я не попал ни в чьё "поле зрения". Это очень важно!
   Полностью, до основания бараку не разрешили сгореть: чему гореть? Каркасу из дерева и картона? Затушили. Виновных в "возгорании объекта" не искали, а я, как всегда, молчал.
  
  
   Глава 17.
   Побеги.
   (не ботаника).
  
  
   Лагерные двустворчатые ворота закрывались на ночь, днями пребывали распахнутыми, соблазняли:
   - Вход и выход из "эдема" свободный, в любой момент можешь покинуть лагерь и уйти в любом направлении! - получить ответ от неодушевлённых строений невозможно.
   - Верно, неодушевлённые предметы опросить невозможно, но спросить пана керовника можно:
   - Проше пана, на кой хрен держать ворота открытыми днём и закрывать на ночь? Пусть всегда будут открыты, а ещё проще - убрать ворота?
   - Открытые ворота у малой части перемещённых лиц будили желания пойти куда вздумается, никто не держит, но уйди так, чтобы никто не заметил, прошмыгни мышкой... можешь и тише... если есть нужда уйти...
   Открытые ворота проверяли сообразительность: умный - уйдёшь без репрессий, а дурак... с дураками разговор иной, дуракам нет места под солнцем.
   - Не жестоко загнули?
   - Жестоко, время военное, требует соображения.
   Вопрос о дураках и умных появился не в лагере, подобные вопросы рождаются во времена, когда авторские соображения теряют смысл.
   - Кальвик, у меня одного появляются отрицательные соображения о "великом прошлом"?
   - Ты один из многих...
   - Почему так?
   - Себя спроси.
   - Не ответ, давай иное, удобочитаемое.
   Кто, и когда отравил сознание мыслью-заразой о созданиях, занимающих впустую "место под солнцем"? Как бы на вопрос ответил Бес?
   - Юность, на страницу просится короткое предисловие, позволь отклониться?
   - Можно и нужно. Начинай.
   - Наука о человеке выяснила: есть порода "атмосферозависимых"
   людей, болезненно отзывающихся на перепады атмосферного давления и приближения осадков видом дождя и снега...
   -...торнадо не помянул.
   - Торнадо в наших краях не получается, ни те условия.
   Светит солнце - зависимый плодотворен, активен, бодр, весел, жизнерадостен, любая работа в радость, а закрылось небо одеялом туч - уныние, желание оградить голову от окружающей среды, и ждать возвращения обстановки в привычную норму...
   -... а равно следует осторожно и внимательно обращаться со здоровьем как-то: меньше двигаться, не злоупотреблять жратвой и питием, избегать волнений по пустякам и ссор по несерьёзным вопросам - перечень бесполезных лекарств, кои необходимо держать под рукой в критические дни не упоминается.
   Светлый день, но без солнца, солнце закрывалось облаками высокого стояния, и такие дни называю "матовыми"
   - Правильное название дня высокой облачности "матовый"?
   - Правильное, а несогласные могут называть иначе.
   "Матовый" день приближался ко второй половине, лагерь потерял интерес, ничего не хотелось...нет, не так, хотелось убежать за пределы опостылевшего, исследованного вдоль и поперёк лагеря. Иной, городской мир простирался через дорогу из серой брусчатки, выбежать на дорогу - и бежать, бежать, пока в груди не появится боль от нехватки воздуха!
   Одолевают старые суждения: "тихие, тёплые летние дни с высоким стоянием облачности отрицательно воздействуют на мою психику, а как влияет высокая, равномерная облачность на психику других не спрашивал. Возможно, в такие дни у других бывают иные события, но мне везёт на свидетеля чьей-то смерти... или около того"
   - Повествуй о том дне нынешними словами.
  
   - Делаю: "с утра посетило чувство чего-то опасного, а, что именно - восьмилетний малый определить не мог"
   - Что произойдёт днём - не мог предсказать и взрослый.
   - "В тот день, как никогда, тянуло выглядывать за ворота и и любоваться заворотным миром..."
   -... а улица пустовала?
   - Пустовала. Откуда знаешь?
   - Догадался.
   - В прежние дни ворота не притягивали, не испытывал желания исследовать заворотное пространство, но тогда... нет объяснений, не знаю...
   - И знать нечего, в каждом из вас сидит "путешественник", потому хотел пересечь линию ворот, и рвануть в заворотный мир со всей мочи восьмилетнего дурачка, а, находись рядом взрослый, да сделай запрос:
   - Чего торчишь у ворот, хлопак? - не признался малый в желании выйти за ворота и уйти в неизвестность...
   - ...обещавшей много новинок...
   - То так!
   - И технику ухода отработал?
   - В совершенстве: "очень медленно, прижимаясь к воротным столбам, сдерживая дыхание, выйти на улицу, и, как можно дольше пребывая в "мёртвой зоны", не попадая под прицел охранника с вышки в правом углу, и, затаив дыхание, двинуться вдоль ограды в городское пространство...
   Хлопак похож на сбежавшего из лагеря? Вроде "да", но как бы и "нет", ни те времена, чтобы судить по одеянию, но спросить кто таков, и куда путь держит допустимо...
   -... и, вот он, провал, и не надо включать ноги на полную скорость, не надо бежать, пока действует, впрыснутый в кровь адреналин.
   - Поминание адреналина не лишнее?
   - Нет.
   Почему не ударился в бега, чего не хватало на свершение перехода за линию ворот? Смелости? Смелость в военное время похвальное явление, но в лагере оставались мать, отец, сёстры и маленький братишка, родившийся на польской земле.
   Дорогой Кальвадос, наши желания и настрои могут приниматься живыми объектами? То есть, торчащий у лагерных ворот малый восьми лет, мог поведением возбудить в ком-то желание сбежать из лагеря?
   - Малый, выглядывавший на улицу не переходя линию ворот, был провокатором, по его вине из барачного выхода, близкого к воротам, выбежал парень, и резвым ходом пересёк линию ворот, и резвым ходом двинулся вправо.
   Бежал не по прямой, зигзагами, чем и удивил: "правильно бежит, свалить беглеца пулей не получится, не прямая линия!" - не кончились соображения о правильном бегстве парня, как с вышки по левую руку, если стоять лицом на вход лагеря, грохнул выстрел!
   Направление беглец выбрал правильно, на станцию, но ошибся дорогой: бежал посредине вымощенной булыжником улицы.
   - "Душа просила простора..."
   - Бег по булыжной мостовой труден, почему не прижался к лагерной стене или к домам!?
   - Почему всякий побег кончается поимкой?
   - И, почему?
   - Не учитывает детали предстоящего действия, а задумайся о трудности бега по булыжнику - выпитое нейтрализовалось сном и последующим малым опохмелом.
   Беглец одолел не более двадцати метров, как с вышки грохнул выстрел, не остановивший парня: "не попал, промазал охранник!" - и сердце вернулось на место...
   Выполняй "кросс" вдоль жилых домов возможность спрятаться, затеряться у беглеца имелась, но кто рискнул впустить беглеца, плохо державшегося на ногах?
   - Поляки рисковые люди, могли и спрятать.
   - Смелостью поляки не обижены, но это были не кадры кино, реальность.
   Второго выстрела с вышки не было, и "фильм" продолжился с участием нового героя: секунды разделяли выстрел с вышки и момент, когда с крыльца начальственного барака резво скатился пан керовник, и бодрой рысью пустился в погоню за беглецом, с одномоментным доставанием пистолета из заднего кармана галифе. Скорость начальника с каждым шагом увеличивалась - скорость парня падала, и беглец готовился перейти на небыстрые шаги. Малый жизненный опыт шептал:
   - "Пьян парень, далеко не убежит, вот-вот упадёт на округлённые камни булыжной мостовой и без стрельбы!" - какие части тела беглеца первыми встретятся с булыжниками мостовой не представлял, но любая встреча тела с камнем болезненна.
   - Когда алкогольный "наркоз" кончится.
   Помнил родных и любимых монастырских пролетариев, спавших в тени монастырской ограды после утоления извечной жажды пивом...
   - ... если только пивом, в ходу был и "ёрш" Знаком?
   - Знаком, убойная смесь. Пятьдесят грамм на кружку - и "шторм в пять баллов"
   Доверчиво и безмятежно спали монастырцы-пролетарии, подлые мухи бесстрашно ползали по физиям, спящие не отмахивались от мушиных приставаний.
   Монастырским соплеменникам бежать было некуда, всё вокруг было "дорогим и любимым", а парню, похоже, лагерная неволя показалась невыносимой и толкнула на желание пошевелить ногами.
   - Каль, смотрю, был не лагерь, а театр комедии: как парень напился, в какой "кооперации" добыл "огненную воду"?
   - Польша под "гнётом врагов" довольно свободно проживала, достать выпивку за пенёнзи было несложно. Продолжай.
   - Медицина делит пьяных по степени, а, в какой пребывал беглец - до сего времени сказать не могу...
   -...третья...
   - ... какие признаки говорят о "третьей"?
   - "безрассудочные действия, замедленная речь, слабая прочность нижних конечностей..."
   - Не ошибаешься?
   - Нет, не страшно, если и ошибаюсь. Продолжай.
   - После выстрела с вышки ожидал падения беглеца, но часовой, похоже, предупреждал беглеца о недопустимости побега белым днём...
   -... или беглец знал правила стрельбы в спины, и не позволял исполниться на себе, что-то одно в часовом тогда взяло верх.
   Между тем пан керовник догнал беглеца, и сегодня, прокручивая старые кадры побега, появляется сомнение: "или пан керовник оказался не в меру резвым возрасту и полноты - или хорошо "поддавший" парень не мог выдать хороший бег.
   В старом "фильме о побеге" преобладало что-то одно, но что - не могу понять.
   - Стучи: "бег на сто метров выиграл сорокалетний возраст пана коменданта, а пьяная молодь проиграла трезвой зрелости!
   От недавней резвости у беглого осталось подобие бега, пан керовник отвёл десницу в не в широкий замах, и влепил пистолетом в ухо беглеца!"
   Ныне, разглядывая детали старого "кадра", можно сказать так:
   - Затрещина выполнилась без чувств, ниже средней мощности, по необходимости, щадящая, но и этого хватило, чтобы беглец плавно приземлился на "твердь булыжную"
   - "Приземлился" шаблон, в тогдашнем твоём словаре проживал "упал" "Приземление" означает желание улечься на землю без ушибов, а "упасть" оканчивалось ободранными коленями. - Профессиональный писатель, не любитель, вроде меня, о приземлившемся парне так сказал: "свалился, как куль", но как падают кули - не довелось видеть, потому о падении парня ничего сказать не могу.
   Парня приземлю иначе: "у бежавшего подломились колени и он относительно плавно прилёг на правый бок..."
   - Стоп! Пан керовник заехал в ухо справа?
   - Справа...
   - Почему беглец улёгся на правый бок, когда обязан улечься левым?
   - Переделать?
   - Не обязательно, ограничимся "от удара парень упал, как подкошенный..."
   - Прежде не видел "подкошенных", выпивший парень первая и единственная картина падения человека от в ухо рукой с пистолетом.
   Сердце сжалось: "выстрелит керовник в лежащего"! - и, как учила мать:
   - Видишь вот-вот случится страшное - не смотри! - как увидеть страшное, если не смотреть? И будет ли событие "страшным", если не любоваться? - керовник не стрелял, медлил... Стоял над поверженным и смотрел в сторону подбегавших охранников. Понял: "стрельбы не будет, не убьют парня"! - и стало легче.
   Пан керовник что-то сказал охранникам - те нагнулись, пропустили руки под мышки лежавшего, подняли и попытались поставить на ноги. Беглец с опущенной головой не хотел становиться на "ходули", подгибал колени.
   Не били охранники "бежавшего из неволи", страшный момент убийства не состоялся, пан керовник спрятал пистолет в карман галифе.
   Пока трое занимались беглым - "беглец в мечтах" пересёк линию ворот на полных три шага...
   - ... "свершилось"?
   - ... свершилось, побывал в "свободном пространстве" на целых три шага от ворот, и до момента, когда двум охранникам удалось поставить парня на ноги, развернуться на сто восемьдесят градусов, и направить движение в исходную точку бега. Сзади, в паре метров, шёл пан керовник и что-то зло выговаривал беглецу.
   - Почему не побежал за парнем, не составил компанию?
   - Не знаю... Скажи, милая сущность, торчавший у ворот малый не посылал парню сигнал на побег?
   - Неудача с побегом не от твоего торчания у ворот, не было от тебя сигналов на побег, а будь сигнал - "принявший на грудь" не способен правильно выполнить команду "вперёд!"
   - Плесни малому некто неведомый и добрый грамм пятьдесят "огненной водицы" составил парню компанию?
   - На "свершение подвига" твоему весу хватило и двадцать грамм. - Кальвик, умница, какой момент послужил "спусковым крючком" в побеге парня?
   - У ворот торчал?
   - Торчал...
   - Парень определил торчание желанием выйти за ворота, и показал, как надо это делать.
   - Влияние высокого стояния облаков?
   - Исследования "Влияние облачности на психику хомо сапиенсов"
   не проводились, но гипотеза имеет право существовать.
   . "Матовый" день, граммы первые граммы "бодрящей" жидкости, приход состояния "море по колено", выбор направление бега, лёгкий подзатыльник, и:
   - Пошёл! - ноги включились на бег по мощёной брусчаткой улице польского города Люблина одноименного воеводства.
   - Сегодня забавляться мыслью: "пожалел охранник на вышке пули в мою спину, решись на бег по брусчатке? Думаю, что не стал стрелять, малой была мишень. Мелок. Тщедушен. Несерьёзная цель. Хороший, уважающий себя рыбак никогда не воспользуется мелкой рыбёшкой, но отпустит на свободу:
   - Расти! - пожалуй, охранник на вышке был из той породы людей.
   Охранники поднимали парня. Видимо, знали, что за состояние "почувствовать землю ногами при "переборе", поэтому довольно гуманно старались поставить парня на ноги. Готов повторить под присягой: "побоев и грубых криков со стороны охранников не было"! - что старались поставить парня на ноги - объяснение: "тащить пьяного волоком труднее, чем, шёл самостоятельно. Пьяные и мёртвые - тяжёлые"!
   Бывал пьяным, помню состояние после приземления, не забыл и согласие двигаться куда угодно после того, как ставили на ноги.
   Уверяю: пока ноги не почувствуют твердь земную - ни о каком движении остальных частей тела к намеченной цели речи быть не может!
   Задержанного вели в лагерь, парень держал голову опущенной и еле переставлял ноги. Сзади и немного в стороне шёл пан керовник со злым и красным лицом, и что-то выговаривал беглецу из неволи. И у меня вопрос прошлому:
   - Пан комендант, почему не стреляли в беглеца, были основания "открыть огонь на поражение"? Почему не открыл?
   Вечером отец рассказывал матери, как какой-то парень, предпринял попытку убежать из лагеря, поймали, а пан комендант страшно ругался, дескать, только провокатор мог исполнить побег белым днём! И отец высказал страх:
   - Попадись немцам - душу вынули! Или расстреляли! - слушал отца и молчал:
   "Милый, хороший папка, сынок видел "фильм" о неудачном побеге парня, был статистом, и чуть не стал вторым "главным героем"
   - На то время кинематограф разговаривал, но малый об этом не знал.
   Сегодня, вспоминая о попытке парня убежать, допрашиваю себя:
   "околачиваясь у ворот излучал "волны побега"?
   - Нет, всё было проще, вопрос решён, не было "радиоволн", вообще никаких излучений не было.
   - Точно?
   - Смысл генерации "волн побега", кому принимать?
   - Парню...
   - С задавленным алкоголем "приёмником"?
   - Как парень ухитрился напиться в лагере? Это же лагерь, откуда взяться выпивке!?
   - Выпивка в "оккупированной" Польше не являлась проблемой, за пенёнзы исполнялись любые желания, стало быть у парня была монета.
   - Не преувеличение?
   - Нет.
   - Как избавиться от собственной вины за неудачный побег парня?
   - Просто: твоей вины не было.
   - Верить?
   - Как хочешь, "вера" особа переменчивая, как приходит - так и пропадает.
   - Желаю высказать призыв...
   - Кому, и о чём?
   - Всем беглым.
   - Продумал текст?
   - Не очень, окончательная правка за тобой.
   - Выкладывай, посмотрю...
   Призыв:
   - Люди, не генерируйте несбыточные желания в моменты, когда рядом находится крепко выпивший человек, и ваши желания по "обратной связи" передадутся ему, но кто первым начнёт выполнять команду остаётся невыясненным.
   - Всё?
   - Всё.
   Примечание: на девяносто первом году проживания отец рассказал:
   - Пан керовник не отступал с немцами, не покинул Polska, "гневный народ" осудил коменданта пересыльного лагеря и быстро расстрелял...
   -... а пан керовник никого не расстрелял...
   - А евангельское "прощайте врагов своих"?
   - Забыли...
   - Расстреляли - и успокоились? Куда спешили, панове? Польшу освободили, стараниями "страны саветов" началось затаскивание в "сасилисический лагерь", чем угрожал пан керовник, чего боялись? Следующей войны и соображения "вдруг пан опять станет начальником другого лагеря!?" - торопились избавиться от позора "поляк служил извечным врагам Polska"? Что увидели через годы, кого определи в "другари", а кого на веки во враги?
   - Кальвик, почему добрые католики нарушали христово учение "не убий"? Разве не сказано: "любите врагов своих и прощайте им", разве не "всё происходит по воле отца небесного"? Когда, и чья "счётная Палата" учитывала нарушения христианского учения? Вы, убившие керовника, хотя единожды испытывали сожаление о сделанном, или "до конца оставались убеждёнными в своей правоте"?
   - Победитель в любом соревновании обжирается хмельными напитками, "расслабляется", а "расслабившись" - позволяет всё:
   - Я - победитель!
   "Расслабляются" и проигравшие:
   - Горе проигрыша заливаем... с досады... - а вас лишили жизни расслабленные разумом, наплевав на "Закон о защите судимого"
   - Защищающий врага народа враг!
   Кто из судей задумался о пустяке: "сколько соотечественников выжило минуя ворота лагеря, а глаза пана керовника не видели открытых ворот? И как крепко пан керовник закрывал глаза на отлучки лиц, содержавшихся в лагере - об этом знают убежавшие от явной смерти в игре "военные жмурки" Мог комендант плюнуть на просьбу отца и погнать нас на запад по растревоженной Европе, когда мать отдавала долг Природе в Хелме?
   - Мог, иных комендантов лагерей "документы" военного времени не поминают, комендант "царь и бог" перемещаемым.
   Почему не плюнул на просьбу отца-московита, скольким помог "недобросовестным отношением порученной работе"?
   - Под расспросы "органов" о пане керовнике не попал? Кто-нибудь замолвил за него слово?
   - Кто осмелился во времена "борьбы с врагами" сказать единое слово защиты? Да найдись смельчак - так без промедления поставили к стенке рядом с комендантом, с востока шла армия
   "гуманного, передового и демократического строя во всём мире" - - Пан керовник сознавал своё положение, шансов на продолжение жизни не имелось.
   - Почему не застрелился?
   - Нельзя, католик, самоубийство грех, потому и выбрал смерть от посторонней пули.
   За стенами жилища протекало время, когда о "прекрасном савецком прошлом" временщики позволил гражданам говорить в полный голос, а отец продолжал рассказ тихим, и только через сорок лет, вспоминая услышанное, подумал:
   "Какой груз событий свалился на человека за три года! Килограммы! По кило каждый день выдержать можно, а когда три авансом? каждый мог придавить без надежды остаться в живых. Копни поляки глубже при расправе с комендантом - в отце увидели "вражеского прислужника" без разбирательства сути служения"
   - Кальви, получит душа пана керовника вечный покой?
   - Давно получила.
   - Можешь передать мой поклон?
   - Сделаю.
   Пустить в дело отечественную "избирательную систему", а кандидатами на роль "главы государства" выдвинуть только "хозяев" зон и тюрем - без колебаний отдам голос похожему на пана керовника.
   - Кандидата в "верховные", схожего характером с паном керовником не найдёшь, ни те времена, перевелись коменданты лагерей перемещённых лиц, ушли в мир иной с отметиной "предатель польского народа"
   "Старший брат-освободитель" держал за горла "страны народной демократии, те смотрели на "брата", выражали "одобрянс", и без слов мечтали о времени, когда "братство европейских народов под эгидой страны саветов" развалится к такой-то матери.
   "Дзенькуе бардзо, пан комендант", по вашей милости жить остался, жду встречи в ином мире и поклонюсь душе вашей. Но вопросы заготовил при жизни:
   - Пан керовник, отец подался в коллаборационисты по великой нужде, трое нас было, и троица просили есть. Чего-нибудь.
   Грехопадение отца произошло на брошенной "вошьтём всего савецкава народа" родине, во времена, когда и твоя любимая Polska была под врагом. Что заставило Вас пойти на службу извечным врагам вашим и стать комендантом лагеря? Дети? Помню, сверстниками были...
   Проше пана, на повестке дня многолетний вопрос: "какая высокая сволочь, и присные, допустили ещё вчера "свободных" людей пойти в услужение врагам"?
   - "... молчит Русь, и нет ответа..."
   - Есть основания поминать добрым словом врага польского народа, не попадём под судебные жернова?
   - Не попадём, за память о добрых деяниях в недобрые времена не судят.
   Пусть возьмут черти, но если мы решили мириться, то давайте начнём это делать со всеми! Почему вижу чужие попытки дать "направление" моим молитвам, за кого молиться, а кого поминать добром не следует!?
   Был и ещё один побег, но в другой манере: как немецкому прислужнику, лагерная охрана доверяла отцу. О глубине доверия от охраны отца никогда не спрашивал, но отцу разрешали выходить в город. Для выполнения поручений господ охранников: достать выпивку, курева, добыть вкусного - война не избавляла и не гасила тягу к "малым радостям". Лозунг "однова живём" не был написан на воротах лагеря номер шесть, но не уступал по силе "Arbait mach free".
   Насколько доверяла охрана отцу неизвестно...
   - ...известно, достаточно, чтобы пожилой невысокого роста русский мог свободно выходить за ворота, "единиц доверия" не было тогда, не буде и впредь, война не гасила малые человеческие желания.
   Вот он, прошлый опыт меновой торговли на оккупированной территории отечества, вот они, меновые операции всех со всеми! Отец снискал расположение "сильных мира сего", и отпуская русского коллаборациониста в город, администрация не думала, что прислужник сбежит насовсем. Куда бежать русскому от четверых малых детей и жены, куда денется? Придёт! - осечки охранники не допускали.
   Отцу доверяли открывать и ворота, когда господа охранникам не хотели выходить из барака в непогоду. А это уже было много!
   И вот как-то к нему обращается женщина, и без страха заявляет, чтоо она еврейка, учительница, и двум спутникам, молодым мужчинам, нужно уйти. Не было на них опознавательной "звезды Давида", а как оказались в пересыльном лагере отец не интересовался. Была просьба: открыть ворота и дать тихо уйти.
   Как быть старому коллаборационисту и вражескому прислужнику? Как играть, по каким правилам? Принимать просителей за тех кем представились? Или проверка!? Открыть ворота, пусть и пересыльного лагеря - не коробка спичек и подвал Гестапо в зиму прошлого года, это чужая сторона, конец войны и никто спасать тебя не станет! - но отец почему-то поверил:
   - Если что - держитесь твёрдо: меня не видели, и вас не знаю. Если возьмут - "Майданек" обеспечен всем, рядом он... или без Майданека обойдутся... Приступим с молитвою!
   Обошлось. Деталями операции побега не интересовался, но факт отцова прожития сроком в девяносто один год говорил за себя.
   Природа приняла сторону беглецов и помощника: ночью шёл дождь, охрана на то и охрана, чтобы в непогоду спать - отсюда и успех операции.
   Через какое-то время отец встретил беглецов в городе. Учительница узнала отца, немного поговорили:
   - "Пока нормально" - шло лето сорок четвёртого, до освобождения Люблина оставались недели, но, сколько тех недель впереди, как прожить недели - кто знал?
   Как сложилась жизнь ушедшей "троицы", дожили до конца войны, или сгинули? Помнили о немецком пособнике из русских, что совсем немного помог чего-то избежать?
   Рисковал отец, открывая щель в воротах лагеря? Без условий. Только ли своей головой рисковал, но и семейством?
   Ныне выкладывать страхи шестидесятилетней "выдержки" вроде бы ненужное, а местами - и вредное занятие, но оставлять "за кадром" - тоже нельзя, а потому и вопрос к прошлому:
   - "Поменяйся учительница и её спутники местами - помогли бы отцу? И, будучи пойманными - указали бы на пособника побега, или "не сказав и слова, стойко и мужественно приняли смерть от рук палачей"?
   Ох, это коварное и не до конца ясное прошлое, а военное - особенно: только оно до сего времени задаёт неудобные, а местами - и неприятные вопросы:
   - "Как трое евреев свободно, без страха, разгуливали по улицам Люблина, как рисковали"? Или копия анекдота о "неуловимом Джо"?
   Попутный вопрос коменданту лагеря:
   - "Пане керовник, Вы знали о побеге трёх человек из вверенного вам лагеря"?
   - "Знал".
   - "Если так - почему не расследовал факт побега и не наказал виновных? Какой начальник, если побег "спустил на тормозах"?
   - "Зачем расследовать? За побег наказали бы и коменданта:
   - "Плохая охрана"! - пана коменданта расстреляли другие...
   Текло польское лето, и не менее, чем отечественное, тянуло удариться в бега в любую строну: лето избавляло от забот "во что обуться и чем спасти тело от холода". Хотелось свободы без смысла, цели и направления! Хотя, нет, цель и направление были: город. Не знал географии, не был наполнен понятными и определёнными желаниями, поэтому не мог точно выбрать направление бега. Любой взрослый тогдашнее моё смятение определил бы так:
   - Отсутствие цели удержало за линией лагерных ворот - полное сходство с домашним гусем: крыльями машет, но взлететь не может.
  
  
   Глава 18.
   Гимн польской кухне.
   или
   "Псевдомедицинские эксперименты"
  
   .
   Спор с сестрой:
   - Тебя укусила тифозная вошь, а когда увезли в госпиталь - тифозная сволочь обратила внимание на меня... - помнится, что произошло не так, как говорит сестра: больше доверяю своей памяти, но поскольку сестра старше - заявления старших принимаются без возражений, и если первый встретил тиф - так и должно быть, всякие неприятности первыми обязаны встречать мужчины любого возраста. .
   Седьмое, или на единицу меньшее, чувство говорило малолетке:
   - Военная игра на востоке не стоит на месте и с каждой минутой , и прежние знакомые события обещают повториться и здесь.
   медленно, но неуклонно, "неотвратимо" движутся к лагерю. Прежних, знакомых и привычных налётов авиации не было, никто не стрелял из пушек, но я их слышал и чувствовал. Но опять-таки: казалось бы, что ко всем военным удовольствия привычка выработалась, сколько можно переживать и волноваться, хватит! - а события за сотни километров не давали покоя.
   Совет: "финал любой и всякой трагической оперы следует встречать в бессознательном, в сонном, или в пьяном состоянии... Пьяное - лучше, надёжнее. Как и чем чувствовал? Как объяснить, если всего восемь лет?
   - "Восемь лет в войну - много! Другие в таком возрасте подвиги совершали и "героями" становились"!
   А пока пусть всё идёт, как идёт! Могу ли что-то изменить? Нет. Мог разминуться с тифозной вошью в "лагере перемещённых лиц"? Мог, но не разошёлся, а потому всякие рассуждения лишние.
   Сколько оставалось до освобождения, или до того момента, когда отца могли "взять" за прошлое - не знал, но "что-то тревожное вернулось и повисло в воздухе" - да простят меня критики за избитые предложения!
   Лагерная охрана до предела стала "демократичной": кого охранять? лагерь на пять шестых пустовал. Кого караулить? На единственной вышке, что была на углу лагеря, слева от входа, не стало охранника! Идите, вы наполовину свободны!
   Напротив открытых ворот лагеря - дома, в коих проживали оккупированные граждане Польши, и в один из таких домов с
   с закрытым, зелёным двориком, проживала средних лет бездетная чета. Как отец завёл с паном инженром знакомство - никогда не спрашивал, ещё меньше интересовало, как и почему был приглашён на обед к милым людям - не знаю, а смутные подозрения причин высказывать - верх неуважения к людям, ныне не пребывающим в видимом мире.
   Отец привёл к чете и ушёл.
   Прошу заметить: русский мальчик из лагеря перемещённых лиц пришёл к польскому инженеру своими ногами, и этот факт считаю основным и главным в дальнейшем рассказе.
   Обед проходил на свежем воздухе во второй половине дня: пребывая в лагере, разобрался в расположении частей света, да так надёжно, что мог показать рукой сторону, откуда появился в Люблине год назад.
   А тогда моё первое и большое пищевое торжество проходило во второй половине дня, когда Солнце только-только перешло небесную вершину и медленно катилось к Земле, озаряя мир красотой.
   Пани хозяйка предложила вымыть руки, не возразил...
   -... естественно, приглашённые обязаны исполнять желания хозяйки...
   -... русский хлопак это понял и, с её помощью вымыл руки...
   -... и не подумал "чего мыть, если не грязные?"
   Было предложено сесть на красивый витой стул, уселся, солнце начала второй половины дня светило в "правый борт", красивое время обещало много нового, лагерь в южном направлении забылся, забылись мать, отец, сёстры...
   -... чем и опасны званые обеды у господ...
   - "Каким вином нас (вас) угощали за губернаторским столом", что вкушал?
   - Погрузи на неделю, без перерывов на отправление естественных нужд в "регрессивный гипноз", примени "пытку третьей степени"" - на вопрос "чем угощали" ответа не получишь.
   Что-то тёмноё в красивой посудине помню, а, что это было - вино понял взрослым...
   - Долгонько держался...
   - Хотелось на тебя посмотреть с моими знаниями окружающего мира.
   - Забыл шнапс сорок третьего года, тот самый, что пил отец с начальником поездной бригады?
   - Не забыл, но тогда никто не наливал в прозрачную посуду хмельную жидкость, и не просвещал:
   - Смотри, сын, это шнапс!
   Вином не обнесли, мал наслаждаться вином.
   Как сегодня перечислить блюда польской кухни на званом обеде, если из своей, родной кухни, знал до бедности простейшее питание? Как незамысловатое варево, коим мать спасала нас от голода, назвать "блюдом"? "Блюдо" - это не только посудина из дорогого фарфора, "блюдо" - это продукт на посудине... Полностью своих национальных блюд не знал, так о каких польских яствах вести речь!? Сидел, ел и... готовился набрать "наслаждался жизнью" в благородном и культурном польском семействе.
   Как принимал польские яства - пробел в памяти, но скажу: лениво, и будь рядом внимательный человек - он бы подумал: - "Странно, но мальчик из лагеря, при всей худобе, не кидается на пищу"! - заметил бы дядя, что у мальчика на полную мощность работал тиф - не знаю... Прав наблюдательный дядя: не хватал куски, не демонстрировал образец изголодавшегося мальчишки из лагеря перемещённых лиц. "Чванство", иного названия нет, объяснялось просто: тиф начал атаку, и ничем иным объяснить плохой аппетит и равнодушие к прекрасному обеду польской кухни было нельзя. В самом деле, не мог шкет питаться такими блюдами за оградой лагеря три раза на день, а потому не в диковину стол пана инженера.
   Что думала милая и добрая пани обо мне? Единственный и неповторимый обед, настоящий пир - и нА тебе, полное отсутствие аппетита! Самые лучшие блюда польской кухни - и такое! Не будь тифа - полной мерой воздал бы должное стараниям хозяйки дома! Не судьба!
   К настоящему времени никто не произвёл подсчёт написанным и отснятым на плёнку детективам: сколько их? Никто и ни один детектив не начнёт, если неизвестно, чем закончится, не появляются детективы, в коих злодеи остаются не наказанными. Но как найти вошь, что подло испортила единственный праздник желудка на польской земле, не забываемый польский званый обед!?
   Продержался до классического десерта: милая пани хозяйка подала клубнику со сливками. Клубника со сливками - польское изобретение и апофеоз польского обеда! Что может быть выше клубники со сливками в польском исполнении? Через дорогу от лагеря перемещённых лиц?
   Выше польской клубники со сливками оказался тиф: успел съесть одну ягодку... Удивился: "почему такая невкусная? Красивая, но не вкусная"? - потерял сознание и свалился со стула. Медицина говорит, что сознание теряется по-разному, но как уходило от меня моё сознание тогда - помню: терял его медленно, поэтому и до сего дня помню секунды перед надёжным уходом в беспамятство: испуганное лицо хозяйки дома.
   Только взрослым понял её состояние: пригласили на обед здорового "хлопака", а он возьми, да и свались без памяти на десерте! От такого события инфаркт получить можно!
   Сволочь я! Нет бы, уйти своими ногами в лагерь, и уже там свалиться, так нет, получайте добрые люди к своему гостеприимству и волнения!
   Кто и как доставил в лагерь - "зона беспамятства", но последующие кошмары не хотят освобождать "квартиры в мозгу" до сего дня: к ночи покатились каменные колёса всех размеров! Не все враз, но соблюдали очерёдность, как бы игрались: "мы будем давить, а ты изворачивайся, убегай"! - убегал, метался, увёрткам что-то мешало, не получались и тогда сердце от ужаса готово было выпрыгнуть из груди на волю! Это была первая тифозная ночь в бараке, и колёса видел в ночной темноте. Валялся на полу: некуда падать...
   Когда сил на избежание встреч с колёсами не оставалось - тогда появился громадный и широкий мельничный жёрнов! Откуда жернову взяться, ведь мукомольных камней никогда не видел! Почему жёрнов? - загадка до сего дня.
   Медицинские законы говорили: "умрёт, не жилец, какой-нибудь "жернов" придавит малого" - но страшный "жернов", готовый вот-вот накатить на грудь - почему-то остановился и растаял во мраке барака. Много позже знающие толкование тифозных видений люди объяснили:
   - "Перекатись мельничный жернов бреда - была бы его последняя работа с тобой, "размолол" в прах..."
   Тифозный бред первой ночи назвал бы "предупредительным", половинчатым и несерьёзным, а поскольку в инфекционных болезнях (тиф) не понимаю - вторая ночь на полу в бараке могла оказаться последней.
   "Не судьба": стараниями доктора Анны Ивановны, ранним утром, будущее "светило европейской медицины" в беспамятстве увезено работниками Польского Отделения Красного Креста. И снова повезло! В который раз!?
   Как увозили - не помню, а как хотелось бы видеть! Меня, как некую драгоценность, везут в лечебное учреждение!
   Очнулся и увидел сказку... если бы, кроме "Сказка о золотом петушке" знал другие.
   Краткое содержание персональной и единственной сказки: "лежу в кроватке по росту и с перегородками, кои при желании и не желании, не разрешат свалиться на пол в каком бреду не окажись. Барачный способ избавления от падения на пол - лежать на полу, а здесь... здесь кровать наполненная морем белоснежных простыней и я укутан тёплым одеялом... Нет, не одеяло, меня уложили во что-то закрытое... Если в монастырской жизни в зиму мать подтыкала края ватного одеяла для удержания тепла - в сказке ничего не надо подтыкать, тело закрыто со всех сторон! Чудо!
   И расхотелось умирать! Зачем? Кто по согласию покидает добрый и ласковый мир!? Укажите!?
   Сегодня гадаю: почему не умер? Потому, что имел богатый опыт в умираниях? Или потому, что очнувшись в земном раю, захотел увидеть продолжение? Каждого в мире держит что-то, а меня удержала первая, фантастически чистая, кровать с чудо одеялом и следует подождать с переселением в небесный рай? Не поддаваться тифу, подцепленному в лагере номер шесть польского города Люблина одноименного воеводства? Да, пожалуй, остался жить из любопытства: если в природе существует накрахмаленное белоснежное бельё - должно быть дополнение к постельному чуду, надо увидеть, любопытство держит людей на земле! Меня оставила жить чистая постель в госпитале католического ордена, а что райский госпиталь был католическим - понял без расспросов через годы.
   Вторая и основная часть болезни оказалась ерундовой, пустячной и несерьёзной, если забыть про страшную слабость в теле.
   Лежал не в больничной палате в привычном понимании, но в уютной комнате, немного сумрачной и чем-то напомнившую зал в сгоревшей келье. Сумрак создавался растением с неизвестным названием тогда, но сейчас знаю: плющ, он и закрывал окно комнаты. И сумрак комнаты был прекрасен.
   На второй день тело моё вынесли на свежий воздух и укутав во что-то схожее с одеялом, усадили фронтом к входу в здание. Лежал в кресле, рассматривал стену госпиталя из серого камня увитую плющом и ни о чём не думал...
   Лечение шло успешно. Пожилой, большой и ласковый доктор два раза брал кровь из вены. И шприц для крови большой. Болящие внимательно следят за процессом взятия крови из вены:
   - "Вдруг лишнюю берут"!? - а до предела чувствительные люди на процесс отбора крови не смотрят.
   И доктор, делая работу, наблюдал за мной. Сил на шевеление не было, панической мысли "а вдруг доктор круглой штукой из стекла и с иглой всю кровь заберёт"!? - не было: уж коли лежишь в раю - для чего убивать отнятием крови?
   Дети, получив в драчках кровь из носа, почему-то страшно орут, а кровь из носа "врага" радует. Почему мать-Природа так странно распорядилась страхами потери крови - как допросить природу?
   Шприц объёмом не более двадцати кубиков в руках доктора вызывал лёгкую внутреннюю панику в смеси с доверием: уж очень добрым было лицо у человека! Вот так всегда с медиками: почему смотрят на больного во время лечебных процедур - понятно: контроль ведут, но почему внимание уделяют тем, кто наблюдает за их работой?
   На взятие крови никак не реагировал, чем вызвал у доктора слова на непонятном языке с приятной интонацией. За время пребывания в раю спокойного доктора видел трижды: в первый как очнулся, второй - взятие крови, и повторное обескровливание через какое-то время малым шприцом. Что стеклянный предмет, заполнявшийся моей кровью, звался "шприцом" - этого, разумеется, не знал. Насос-шприц во втором взятии крови был меньше первого и не пугал
   Не было плохих людей в католическом госпитале города Люблина, плохие люди не стали бы возвращать в жизнь дохляка из лагеря перемещённых лиц, но оставили на усмотрение матери Природе:
   - Тебе, матушка, решать: жить ему, или нет...
   Кормили лекарствами и харчами так часто, что отказывался от еды: не мог объяснить милым людям, что не избалован частыми застольями малый из москалей.
   Через пятьдесят лет на вопрос савецкой "Учётной карточки претендента на компенсацию": "производились над вами псевдомедицинские опыты"? - под нажимом от беса воздержался ответить:
   - Производились в польском госпитале, сволочь ты совецкая! Было, тамошние медики, глядя на меня, думали и гадали: "выживет сей плод совецкой социалистической системы, или тощий труп хлопака придётся закопать в польской земле? Кормить в трудное время, или не позволить балансирующему на грани жизни и смерти дохляку переводить добро в говно"? - если кто-то поставил на меня, как в тотализаторе, один к тысяче, что избавит мир от своего присутствия - крепко разорился!
   Лекарства принимал без принуждений и просьб: маленькие порции, чего было глотать, но с пропитанием обстояло хуже: отсутствовал аппетит.
   Ничего не знаю, как протекает тиф, но примитивные соображения такие: "сволочной тиф свалил на званом обеде у пана инженера, и на неизвестное время отбил желание что-либо загружать в желудок...
   -... а малое время назад хлопак питался всем, что добывалось отцом?
   - Так и было, а будь рядом психолог - был и диагноз: "субъект получил стойкую неприязнь к пище в результате эмоционального перевозбуждения плюс инфекция"
   Отказы принимать госпитальное питание ныне осуждаются без единого оправдательного слова:
   - Святые люди, да пребудут души ваши в вечном покое, пытавшиеся насытить блюдами польской кухни оккупационного времени, а гнусность (на то время иной оценки не заслуживал) не хотела жрать!
   С какими вкусностями не встретился в госпитале, что сказать о питании, если не было аппетита, чем была богата "занятая врагами" Польша?
   - Что помнишь из обеда у пана инженера?
   - Ничего...
   - Совсем?
   - Клубнику со сливками на десерт... Не на печёную картошку без приглашал пан инженер, но клубнику под взбитыми сливками на десерт... когда Польша занята врагами.
   Э, нет, всё было не так, и в этом в скорости убедился!
   Полеки, на вашем знамени рядом с "бялым пястом" должен красоваться Сфинкс, символ вечности и неуничтожимости Польши. Годится и саламандра, коя, если верить, не горит в огне, широк ваш выбор, панове!
   Трое нас было в палате. По причине прошлого беспамятства не скажу, кто первым из детской "троицы" носил звание "старожил"
   - Старожилкой была юная паненка...
   - Точно?
   - Точно, красивая, с глазами цвета утреннего неба, когда Светило выпускает первые лучи...
   По медицинским показаниям тифозных стригли наголо, а не удалённая растительность на голове выживших в дальнейшем кудрявилась мелкими колечками, с таким работал в савецкое время, и на вопрос "болел тифом?" получил встречный:
   - Как узнал?
   Стриженая, в платочке, юная паненка оставалась настолько прекрасной, что хлопак-московит, не имевший сил оторвать голову от мягкой, белоснежной подушки, немедля влюбился...
   -... не зная имени польской красавицы...
   - Дозволенно иноземным тифозникам влюбляться в польских девочек?
   - Не только дозволено, бери выше, надо влюбляться, любовь сильнее любого лекарства, любовь держит вас в жизни...
   - ... а какова "жизнь" неважно?
   - Да, так и есть! Юная пани прошла черту кризиса, поправлялась, говорила молча:
   - Поправишься, победишь смерть, я твой лекарь...
   - Приятно делать открытия, если приходят и в конце пребывания.
   Третьим был мальчик лет пяти-шести, дохлее меня, "делавший под себя", за что нянечки тихим голосом корили дохляка,
   За время пребывания в Раю не слышал и единой повышенной ноты, всегда тихая речь.
   Сдержанность женщин с лихвой восполнял новый больной из пересыльного лагеря: крыл юного засранца прекрасным русским матом.
   - Если слабого животом мальца не меняли слова родной речи - чего лез воспитателем с непонятной речью?
   - А как не лезть, если фантастически чистое постельное бельё юный засранец портил испражнениями?
   Когда понял, что ругать ослабевшего юного тифозника пустое занятие - по ночам, качаясь от слабости, рвался подать горшок: хотелось искупить вину "воспитательного" характера и малостью помочь нянечкам.
   - Кальвик, как думаешь, мог напугать юного засранца русской речью и "наставить на путь исправления"?
   - Одни от воздействия непонятной речи получают ослабление запорного кольца в заднем проходе, другие получают немыслимую прочность, похоже, "дохляк" пребывал во второй половине. Как там не было, но обстановка в вопросе чистоты постельного белья улучшилась.
   - Твоё "воспитание" "дохляка" выглядело проявлением ревности, юная пани оказывала внимание слабому, о тебе не думала. К тому: ни единого слова польской мовы хлопак не знал.
   - Каюсь, грешен, но и "воспитуемый" не разумел "москальску мову" сила воздействия моих слов равнялась нулю.
   Изымающие из лап Смерти женщины зовутся уменьшительно-ласкательным "нянечки", и никогда "нянька"
   Героические, святые нянечки госпиталя misto Lublin в длинных, чёрных одеяниях и в белых, широких головных уборах. Пани, зачем такая красота, когда прекрасны и в рубище?
   Много позже зарубежные фильмы разъяснили:
   - Женщины, оттаскивавшие тебя от порога "того света" монахини.
   - Какого ордена?
   - Выясню и скажу. Продолжай.
   -Кто дал команду отправить меня, тифозного, а после и сестру, в госпиталь? Комендант? Если так - на кой чёрт лишние заботы коменданту, чего волноваться из-за русского хлопака? Если не отправился к русским праотцам в первую тифозную ночь - во вторую каменный жёрнов непременно переехал дохляка, и на этом всё бы кончилось: "война, тиф, судьба... Мало умерло народу"? - знал комендант, что будет расстрелян в звании "предатель польского народа"? Знал, что через шестьдесят лет, и не ранее, скажу о нём хорошее слово?
   Родственники пана керовника, вот какие соображения терзают ныне остатки старческого мозга: "комендант лагеря номер шесть города Люблина расстрелян за единственное "преступление": комендант, иных преступлений не предъявили.
   - "Небесный суд" отменял приговоры - приговор "именем народа" исполнялся всегда.
   - Приятно убивать, когда дозволено.
   Панове, пан керовник предатель? И если "да" - степень вашей ненависти, и, как скоро готовы расстрелять коменданта вторично, случись чудо и керовник явится в мир? Сколько человек проклинали начальника лагеря, и сколько молились за его душу?
   На восьмом десятке лет вопрос девятилетнего "что увижу поутру нового дня?" не представляет интереса, готов встать у стенки рядом с "врагом (всего!) польского народа", но пан керовник автор моих восьмидесяти лет.
   Последующая "совецкая" жизнь не разрешала навестить Люблин, найти увитый плющом от земли до крыши госпиталь, поклониться до земли служительницам и служителям.
   Память не выдавала деталей пребывания в раю, но вопрос "почему люди приходят служить богу? "Страх воздаяния за грехи", "любить ближнего, как самого себя"?
   - Ничего не боялись пани "госпитальерки", любили тифозного хлопака-московита, и на уровне душ внушали, что и я должен подать горшок большему, чем сам, страдальцу.
   - Каюсь: был нетерпим к слабости младшего засранца в палате, но нетерпимость укрепляла меня, делала выносливее. Если кого-то порицаешь за слабость - будь сам сильным! Забудь о своей слабости! Если на кого-то говоришь "пьяница" - будь примером трезвости!
   Далеко ушло прошлое, и тебе, в далёком прошлом юному засранцу, ныне старому пану, моё "дзенькуе бардзо", ибо слабостью своей поднимал меня и заставлял двигаться, укреплял, делал сильнее, звал на свершение добра.
   - Медики знают о положительном влиянии выздоравливающего двуного существа на "тяжелого"?
   - Знают.
   - Вставший на ноги, глядя на тяжелого, не подумает "надоело выздоравливать, помирать буду?"
   - Никогда.
   Первая попытка перейти из горизонтального положения на вертикаль окончилась неудачей, последующая была прогрессом:
   верхняя часть тела оставалась на лежбище, а нижняя на полусогнутых в коленях ногах упиралась в пол.
   - Добавь: "колени отказывались выпрямляться, дохляк настаивал, колени пытались выполнить указание, но подгибались, и намерение малого показать успешный результат лечения окончился ничем...
   -...пришла нянечка, увидела мою "позицию", возвратила в "горизонт", что тихо сказала, поместила в нежное одеяло-конверт, и удалилась.
   - Пояснение "одеялу-конверту"?
   - Что-то необыкновенное, подобие спального мешка с начинкой пухом, необыкновенно тёплое и лёгкое, в таком мешке можно спать в мороз.
   А слабость была страшная: более минуты не мог держаться на ногах, тянуло перейти в горизонтальное положение и упасть где угодно, и на что придётся! Хоть на острые камни!
   Польский мальчик! Сегодня мы старые. Прости точно такого же мальчика из России, поносившего тебя нехорошими русскими словами!
   Среди прошлых слов в твой адрес были и "матерные", но поскольку, повторяю, ты не понимал их смысла, то "их воспитательная сила" равнялась нулю. Прости соседа по палате в католическом госпитале твоего города: нам пора собираться в вечность. Мы родственники потому, что были укушены тифозной военной вошью. Думаю, что одного этого обстоятельства для родства вполне хватает. Не оговорился: дни лечения в госпитале были прекрасными!
   Работники госпиталя отогнали смерть, и тело моё, в который раз, пошло на поправку.
   Не могу сказать, в какую ночь пребывания в святой обители с чего-то проснулся в средине ночи... Сон прервал не сигнал с низа живота, где расположена "цистерна", нет, не естественная "малая нужда" нужда открыла глаза и направила взор в потолок, нет, это было еле уловимое нытьё авиационных моторов, а каких - понял вмиг: "так "поют" краснозвёздные... Далеко поют, но скоро будут...а, может, и стороной пройдут... Прежде бывало - почему не быть повтору"? - и, странное дело, не появилось желания, как прежде, спрятаться в норку, и ни одно из двух основных "запорных колец" тела не ослабло.
   Лежал с открытыми, бодрыми глазами, будто какие-то минуты назад они и не спали. Такое бывало прежде: "взбодрить" меня мог только гул авиационных моторов, только они, любимые и работающие с натугой авиационные моторы за доли секунды придавали "бодрость" моим глазам, какими бы сонными до этого они не были! Ночь для всех была тихой, причины для тревоги отсутствовали, и только идущий на поправку русский "прибор" зафиксировал далёкий гул авиационных моторов. Или всё же проснулся для малой нужды? Нет, на горшок не хотелось... Тогда что!? Лежал на спине, не спал и слушал ночь.
   Великий дар, или искусство уметь слушать ночь? Этому в войну обучились, если не все, то многие. И быстро. Насколько - сказать не могу, но повышенной чувствительностью к звукам война одаривала всех, куму было больше пяти лет. Короче: чем моложе был обучаемый - тем лучше усваивал "уроки войны".
   Слух как работает? Ударили тебя по перепонкам децибелами взрыва какого-либо устройства с начинкой из тротила - что-то понял, запомнил, а если потом избавить слух от взрывов - волнения уйдут, но услужливая память сохранит взрывы. Но если напрячь слух? Если усилием переключиться на "прослушку" главного "голоса войны" - работу авиационных моторов? Их звуки слышал в любом состоянии и в любое время суток. Сегодня думаю, что сознанием тогда не отключался ни на секунду от "родных и любимых" звуков, не забывал их. "Мирных и добрых" звуков. Вот он, незабываемый, с натугой работающих, гул авиационных моторов! Здравствуй, родной! - из трёх обитателей комнаты только я был "настроен" на приём далёкой работы авиации. Служительницы госпиталя появились, когда "авиационная симфония" напоминала о себе не гудением, а громом!
   Трое нянечек вытаскивали из тёплых кроватей, кутали в одеяла, повторяя:
   - "Иезус Кристус, матка Боска Ченстоховска"! - понял слова польских спасительниц, сына божьего поминали, как недавно взывали небу русские женщины в налёт "аспидов"
   - Чего сотни лет ссорились до драк с убийствами? "Иисус Христос" и "Иезус Кристус" одинаковы, есть малая разница в произношении, так это не причина лишать жизни себе подобного! - Недоразумения между людьми рождаются от незнания языка.
   Проход родной советской авиации над Люблиным повторился в следующую ночь, но как объяснить святым женщинам, что авиационный шум не стоит того, чтобы менять тёплую, чистую постель на громадный, выложенный камнем подвал под госпиталем и на себя в нём, укутанным в одеяло.
   Не мог объяснить святым женщинам, что свою порцию бомбовой "благодати" получил в другом месте, что грозно гудящие и жестокие птицы пройдут мимо Люблина по причине: в святой обители в жизни возвращается русский хлопак, но сей великий момент не мог объяснить: "милостивые пани, бомбы в старые воронки не ложатся, новые делают! Год тому доблестные совецкие асы по ошибке спалили женский монастырь в отечестве своём, хилый хлопак получил свою порцию тротила, добавку не просит, а коли не верите приметам военного времени - выносите слабых, святая обитель ваша под защитой битого хлопака, нет закона, по коему доброе место должно терпеть бедствие!
   - Слов не, "скромного" русского мальчика спасал персонал католического госпиталя!
   - Не озвученные мысли "гордыней" не считаются, мир судит только за прямую речь!
   Разделял "языковый барьер", и все попытки отказаться от спасения в подвале заканчивались стандартно: абсолютно не отзываясь на просьбы "оставить в покое" милые женщины заворачивали в одеяло слабое тело и транспортировали под своды крепкого подземного устройства, по прочности не худшее, чем бункеры вождей воюющих армий.
   Святые, милые и дорогие люди, да будет чистым душам вашим вечный покой! Не знали, что у русского малого опыт общения с авиациями двух стран и на момент пребывания в обители исцеления тела, малый пребывал в звании "битый". Да, из этой: "за битого двух небитых дают". Потому и удивлял вас отказом от спасения в подвале. Не мог объяснить, что при толщине стен госпиталя в один метр, или более, бомба совецкого изготовления с начинкой в двести пятьдесят килограммов тротила - ничто против стен, увитых плющом. Нужно сказать:
   - "Бомбы такого веса не бросали на польский город Люблин одноименного воеводства во время освобождения от оккупантов".
  
  
  
   Глава 19.
   "Ностальжи".
  
  
   Дозволено военное время называть "прекрасным"? Лагерное и заграничное? Или нелепица? Когда и где "ужас" пребывал в "прекрасных"? Так-то оно так, но с чего приходит иностранка "ностальжи" и сладким туманом обволакивает сердце?
   С какого возраста "ностальгия" начинает посещать людей - такой момент своей жизни надёжно прозевал. Осталось только погружаться в "глубины памяти" в надежде отыскать заветные линии с названием "до" и "после" Ничего не могу сказать о том, у какого количества соотечественников жизнь исписана линиями "ностальгия"
   Благодарю ОРТ, когда показывает сегодняшние бомбометания в иных "странах и городах", и когда вижу - прошлые мои бомбометания выглядят жалкими, пустяковыми и несерьёзными. Грош цена прошлым налётам, мелочь, ерунда в сравнении с налётами сегодняшними. Абсолютно ничего не понимающий в разрушительной силе бомб был твёрдо уверен, что стены его католического госпиталя способны выстоять против налёта любой авиации. Всё изменилось: заявлять подобное о сегодняшних устройствах "подавления противника" не стану.
   Всегда говорил, и ныне менять показания не собираюсь: главное в бомбометаниях - не перепутать танк серба с трактором албанца. Или наоборот. Нет вины пилотов Luftstreitkraфт, и так понятно: ребята ошиблись. Да и то: ну, какое удовольствие тому же пилоту запускать бомбу с лазерным наведением на пустой мост через Дунай? Вот если по мосту движется поезд - да, интересно, увлекательно, почти как нынешняя компьютерная игра, только на большом экране. Сплошное удовольствие! Да и опять-таки: нашли время разъезжать! Война идёт, а они катаются нахальным образом без страха и волнения! Не дело!
   В юные времена сверхточных средств уничтожения всего и вся, таких, как сегодня, не было, а если бы они имелись, то война была бы намного короче и проще: стоит пустить всего по одному сверхточному устройству в покои "вождей" - и конец войне!
   Нынешняя война в доме братского нам народа непонятна: когда она начиналась, то в "несчастных" значились только албанцы, но когда в свару влезло более дюжины "разнимающих миротворцев", то албанцы стали ещё несчастнее: их стали бить со всех сторон. "По ошибке"
   Да здравствует Североатлантический Союз! Да здравствует война во имя справедливости, а чьей "справедливости" и какого качества - неважно...
  
  
   Глава 20.
   "Склянки" (вишни).
   или
   "Цена детской любви"
  
  
   Тифозная ночь с жерновами, пытавшимися проехать по мне - единственная, а общее количество ночей с участием авиаций воюющих сторон - не перечесть.
   Но! Тридцать налётов по одному в ночное время и сброс одной бомбы в поле за городом, или один налёт за четыре года войны от которого город превратился в руины с сохранением названия... Налёты советской авиации на польскую землю не впечатляли по причине слабости, мелочности и шутейности. Или казалось?
   Семейная традиция "быть всем вместе при налётах любой авиации" выполнялась строго. Госпиталь нарушил "традицию" и был единственным местом за всю войну, где две, или три бомбёжки провёл в обществе не родни, а в руках служительниц госпиталя.
   Как-то пришёл отец и принёс два больших кулька с ягодами: черешней и вишней. Или путаю, забыл?
   - Так и было.
   - Что "так и было"?
   - Забыл.
   - Кальвик, как в одно время в Полонии созревали черешня и вишня?
   - Оставим черешне-вишенный вопрос до выяснения у садоводов, а наше выставим таким: "это было время, когда на конец сезона черешни успевала созревать вишня"
   - Вопросы, вопросы...
   - Каков очередной?
   - На какие "шишы" отец купил два кулька ягод? Фантастика какая-то!
   - Рынок работал и при оккупантах, торговля в оккупированной Польше не запрещалась.
   - Не фантазируем?
   - Нет, Европа оставалась Европой.
   Кульки с вишней и черешней из далёкого времени подают голос: - Полякам ведом секрет одновременного созревания черешни и "склянок", до ныне славятся мастерами в производстве ягод и овощей. В космосе не преуспели, атомных реакторов не сделали, а вино подогревают, и на десерт у них клубника со сливками.
   - И армия слабее русской, а вишня отменная. Не пора менять армию на вишни?
   После пробы двух ягод "склянки" показались кислыми, и отдал однопалатной стриженой под "ноль" красивой девочке моего возраста...
   -... а будь "склянки" сладкими не поделился с юной паненкой?
   - Поделился... Пани, вы живы? Надо быть таким болваном и не спросить имя красивой паненки, выбиравшейся из тифа в госпитальной комнате на три кровати! Кальвик, как обращаться к пани?
   - Стандартов обращения не существует, но основа "кохам"
   - Перевод "кохам"?
   - "С любовью"
   - Добже, проше пана...
   - Не знаешь "польску мову", не знаешь...
   - Не знаю польску мову, прав, не успел выучить, но стриженую наголо девочку полюбил без имени. Подруга по несчастью, пример "силы жизни": пять дней назад метался в тифозном бреду на полу лагерного барака, уворачивался от наката громадных мельничных жерновов - а сегодня влюбился в польскую девочку настолько, что не пожалел кулька "склянок"
   Будь связан с миром кино сделал короткий фильм о трёх тифозных детях в палате госпиталя неизвестного католического ордена с участием кулька польской вишни...
   -... кулька с черешней в кадре не будет?
   - Съедена черешня... первая ягода в жизни...
   - А потому вход в кинематограф тебе воспрещён.
   Как снимать эпизод с черешней, почему не поделился черешней с красивой польской девочкой? Имя, имя стриженой наголо паненки!?
   - Ядвига, Язя...
   - Почему не "Кшися", "Зося", не иное польское женское имя?
   - Не знаю... залетела "Язя", Ядвига и осталась...
   - Не испытываешь желания покаяться за прошлое?
   - Испытываю...
   - Приступай...
   - Пани Язя, отдал вишню не "по доброте души", кислыми показались "склянки", хлопак-московит выбрал черешню, а через годы понял:
   - Вишня крулевна ягод!
   Вот она, цена любви: кулёк вишни! Ах, пани, готов искупить прошлый грех, только скажите, чем и как!? Какими дарами сегодня могу, хотя бы как-то, загладить прошлый грех перед вами?
   Милая девочка, где и как подцепила тиф, какая паскудная вошь укусила? Из вшей, водившихся в одежде перемещённых с востока? Могла нас свалить одна и та же вошь? Фантастика, правда?
   Вошь, разумеется, большая сволочь, но и вши способны оставлять незабываемые следы в житии: разве не она устроила нам встречу в комнате госпиталя? Не укуси вошь - прошёл мимо госпиталя, так и не узнав, что и на Земле существуют райские места.
   Ругать вошь за встречу с тобой? Нет, но и возносить славу насекомому не следует.
   - Попутно моли о прощении за хулу на служителей госпиталя.
   - Напомни грех?
   - "Католические монахини молятся о себе"
   - За грех готов подвергнуться укусу вши, оказаться в том госпитале, низко поклониться служителям...
   -... и увидеть Язю? И чтобы её кровать стояла наискосок от твоей? И судно подавать буду, будь ты какой угодно старой: польские женщины и в старости прекрасны.
   - Верно: молодость видит красоту в молодости - старикам прекрасны старушки.
   - Пани Ядвига, прости вшей, привезённых с Востока, и не только вшей, но и других "удовольствий", но позже... Послевоенные годы помнишь? не будем о грустном.
   Почему влюбился? Как не влюбиться, если не был раздавлен жерновами на полу лагерного барака, был отведён от "порога смерти" работниками госпиталя и увидел райское житие? На то и рай, чтобы любить, на земле любовь душится заботами! Богу следовало оставить прародителей в раю, не отправлять в ссылку за вкушение единственного незрелого плода.
   Волнует "библейский" вопрос: Адам полюбил Еву в раю до грехопадения, после "познания" на Земле?
   Пани Ядвига, Язенька, что слышала о параллельных мирах?
   Люди, верящие в существование параллельного мира, говорят:
   - Наши деяния не кончаются видимым миром, но продолжаются в параллельном - чем занимаются обитатели Параллели описаний нет...
   Фантаст из меня нулевой, не дано, и если внесу в общий хор фантастов фальшивую ноту - прости и забудь о ней.
   Пример примитивного мира ни где-то в далёком пространстве, но мы. Если в войну соприкоснулись в лечебном заведении, чтобы никогда впредь не увидеться в мирное время - грош цена этому миру. Разве не "параллельны" наши миры?
   Время движется от начала к концу, и как-то воздействовать на такое движение ни у кого, кроме нашей памяти и фантастов, не получалось. Что скажешь, любовь моя, о нашей памяти? Мои соображения таковы: она поворачивает Время вспять.
   Закончу главу о ягодах: со времени званого обеда в доме пана инженера до сего дня не ем клубнику, будь ягода любого сорта, вкуса, размера и спелости, ни со сливками, ни без. Ничем не могу объяснить равнодушие прекрасным ягодам, но одно объяснение есть: боюсь "возвратного тифа". Медики успокоили:
   - Ваши страхи беспочвенны, вы можете пребывать в тифозном бараке без опасения, противотифозные тела в вашей крови будут убивать тифозных бактерий до конца дней ваших! - если на момент встречи с клубникой вспоминаю заверения медиков - съедаю пяток спелых, крупных ягод без восторгов и наслаждений.
   Близкие не понимают моё равнодушие любимого народом продукта, находится один, знающий причину равнодушия:
   - Аллергия на клубнику... редчайший случай... - что поделать, и на клубнику бывает аллергия, а черешня приносит радость всем клеткам тела. И царица ягод вишня.
   Сливки на обеде у пана инженера подавали взбитыми...
   ...Ядвига, Язя, Язенька, пусть будет плохо, пусть тиф возвратится в старческое тело, но если будешь рядом - готов слопать корзину недозревшей клубники, маяться животом в ожидании прихода сыпного тифа.
   Спорят во мне Вишня с Черешней, а кому отдать корону не знаю. Черешня в наших местах не созревает, привозная с юга, страшно дорогая, многим не по карману. И, всё же, в память о Полонии и о тебе, позволяю тратиться на половину килограмма любви за сезон. Хватает и половины килограмма, даже и десятка ягод, чтобы вспомнить католический госпиталь Люблина, женщин в одеянии неизвестного католического ордена, вытащивших хлопака с Московии из лап тифа, и тебя, лысую девочку в платочке с большими глазами небесной (майской) голубизны.
   И всегда первые, страшно дорогие ягоды черешни, дарят картину, как дохлый малый неотрывно смотрит в глаза девочки, та не уступает хлопаку с востока, и что всё это могло означать они не знали. Бывший малый, а ныне старый чёрт, понял, отчего долго и внимательно смотрел в глаза девочки: цвет наших глаз одинаков.
   - Девочка носила имя Ядвига! - убейте малого, но девочка с большими синими глазами и с головой, стриженной наголо, могла быть только Язей!
  
   * * *
  
   Сегодня монастыри отечества шустро возрождаются, выходят "из мерзости запустения", но не все, и ни в раз, "возрождение Руси святой" идёт со скандалами, и по дилетантским представлениям на приход времени торжества монашествующих потребуется не менее половины сотни лет... хотя за срок в половину века многое может поменяться, вплоть до возврата фантазии "продолжения строительства коммунизма в отдельно взятой...". Ай, привыкать? Знакомо.
   Что есть монашество? По авторскому, примитивному суждению, монашество "отказ от диавольских прелестей и молитвы за всех, кто остаётся в "мире" Много, мало?
   Монахини госпиталя служили возвращением к жизни дохляков, вроде меня, а это больше, чем одни молитвы о спасении своей души. Женщины католического ордена спасали многие души, забыв о своих, чем отличались от православного монашества. Усмотрю нечто говорящее в пользу нашего монашества против католического ордена - не медля, сделаю заявление.
   - Не усмотришь, не жди...
   - Чего так?
   - В каком месте отечества обретается православный госпиталь с условиями католического в Люблине?
   - Не знаю...
   - И не доведётся узнать.
   Обвинение сорта "многая подвиги русского монашества автор пытается принизить одним эпизодом собственного спасения из рук вечных противников православия: католиков" - в самом деле, как можно уравнивать отечественное "святое, великое" монашество с чужим и малым католическим? Нельзя, когда не стоит вопрос о жизни. Незрелые плоды наивной памяти моей: "почему в России произошёл переворот семнадцатого? Ай, православные "монаси" молясь, о земном думали"? Как народ, хвалящийся многими достоинствами, позволил недоучившемся юристам-семинаристам, и прочим инородцам, пустить на "землю Руси святой" войну сорок первого двадцатого столетия от "рж.Христова"?
   - "Тайна сия велика бысть"
   - Знаешь старославянский?
   - Немного, но перевести на современный русский без утраты смысла могу. Кальвик, как объяснить слёзы умиления, плюс бурного желания части граждан вернуть в Россию времена правления "вождя", "отца", "брата", "друга", "учителя"?
   - "ГенералиСимуса" пропустил...
   - Особенно "генералиСимуса"?
   - Вашей неизлечимостью редкого заболевания: "коли я дурак - пусть мною верит "вумный"
   - Потому мы бессмертны?
   - Другого диагноза пока не вижу.
   А молитвы монахинь госпиталя оказались сильнее, потому и ни одна бомба не упала на госпиталь, где болел с удовольствием, и где "житие мое" было райским.
   - Прекраснодушные пани, не устану поминать человечность вашу, но вразумите: молили отвести савецкие бомбы от госпиталя и ставили "вседержителя" в затруднение выбора цели?
   Бомбы в люки "бомбовозов" на то и загружались, чтобы на кого-то сбрасывать, и не было силы, могущей менять траекторию полёта убийцы. Совецкие бомбы убивали, разрушали, заповедь "не убий!" не работала, католический служитель культа просил небеса "даровать победу оружию наших воинов" - православный - своему, а в результате сумма удваивалась...
  
  
   Глава 21.
  
   Возвращение в жизнь.
  
  
   Крупный польский доктор избавил хлопака-московита от объятий Тифа, убийца отступил, по представлениям родителей сынок валял дурака в госпитальном раю, и наслаждение раем следовало прекратить...
   - ... тем паче, что Восток гремел всеми имеющимися видами оружия...
   - ... а свали Тиф малого в дни мира - европейская медицина в лице польских медиков не позволила взять хлопака из госпиталя:
   - Слаб, на ногах не держится, необходима двухнедельная реабилитация...
   - ...на что получили ответ родителей:
   - Ясновельможны пани и панове, низкий поклон за великий труд ваш, но Восток не шуткует, поджимает, и славный град ваш Люблин не сегодня - завтра увидит другое правление, в такое тревожное время надо быть всем вместе.
   - Верно, неизвестность ужасна, уйди сынок в мир иной на глазах родителей - нет горю названия, а пропади без следа - горе троекратное. Мучает и заставляет страдать любопытство:
   - Видели его смерть...
   До сего дня неизвестность о близких тяжелее известия о их гибели...
   - ... потому и сделали утешение обманом: "могила неизвестного солдата".
   И снова проклятый провал в памяти: мало чего помню, как покидал святую обитель...
   - ...назовём "обителью жизни"
   - ...не помню выхода из здания, увитого плющом, кто провожал...
   - а громадную, размером в квадратный метр, если не более, каменную плиту?
   - Кальвик, милый, да, да была плита, в Обитель спасения заносили беспамятным, не запомнил плиту, покидавшим Рай увидел плиту, обошлось без транса, пускать в работу серьёзное оружие не следует, чревато последствиями: вдруг после первого сеанса в "овощ" превращусь, "овчина стоит выделки"?
   - Не стоит, тревожить четырнадцать миллиардов клеток черепной коробки ради несущественных кадров.
   Поддался гипнотизёру, видишь Люблин, отвечаешь на вопросы, ответы записываются, появляется трудность: "какие показания заносить в протокол, а "не представляют интереса", что из происходившего в сроке пятнадцать месяцев важно, а на что "наплевать и забыть"?
   - Решено: обходимся без гипнотического транса. Продолжай. Счёт разминкам со смертью утерян, но если не со смертью - увечьем аверное.
   "Почему эвакуацию сынка выполняла мать, а не отец?" - через годы получил ответ матери:
   - Так надо было...
   Не ногами покинул Госпиталь, был вынесен ангельскими руками работниц, и помещён в транспортное средство в звании "тележка"
   Мать явилась с тележкой, и сей простой экипаж был "подан" ко входу в госпиталь. Теперь понятно, почему забыл о провожавших женщинах госпиталя: внимание занял "экипаж", им любовался...
   - ... были основания: езда на авто испытана, по "стальным магистралям" в избытке, а на тележке по перевозу грузов по силам одному человеку новинка, тележка и отняла внимание спасителям.
   Двухосная техника, с ручкой, служила иному, но не вывозу из польского госпиталя русского "хлопака"
   - Могла служить транспортом по развозу молока, зелени, вывоза навоза...
   -... навоз отпадает, откуда в городе взяться навозу?
   - Одноколёсные тележки перемещаются толканием, а "мой транспорт" перемещался "тягой вперёд".
   Малое транспортное средство" мать одолжила у кого-то из жителей окрестных домов, но как, не зная ни единого польского слова осталось в тайне...
   - Повтор: если мать не знала "польску мову" - москальку мову знал владелец тележки.
   Укор соотечественникам: проявляй русские интерес польскому языку как полЕки русскому - ныне жили в любви и согласии по всем пунктам.
   Мать объяснила владельцу транспортного средства, что тележка нужна на перевоз сына из госпиталя в лагерь, малому девятый год, размерами невелик, весит немного, и тележка не пострадает от перегруза...
   -... после чего владелец техники, без промедления, предоставил русской пани просимое четырёхколёсное средство передвижения грузов"
   - То так. По нынешним представлениям русских о полЕках мать не получила тележку, сын твой, и неси на себе!
   Улица выложена булыжником, пассажира трясло и мотало в "кабриолете", сводя удовольствие от езды на "нет", а почему большая голова на тонкой шее и узких плечах удержалась на месте - до сего дня понять не могу.
   Путь в "дом родной" выглядел так: мать проходит расстояние от госпиталя по мощёной булыжником улице, по коей недавно бежал выпивший парень, равняется с лагерными воротами, переходит дорогу - и мы "дома", никаких сложностей.
   Шли непонятно в какую форму одетые люди, прохождение длилось недолго, мать ждала "окно", чтобы пересечь дорогу и двигаться в сторону лагеря без помех..
   Женщина! Статистика дорожных происшествий в большинстве заполнялась несчастными случаями с участиями женщин: статья "наезд транспортного средства на пешеходов"
   И тогда мать была в сантиметре от наезда, девяносто девять из ста могли окончиться напрасными трудами славной польской медицины...
   -... её величество Спешка: мать посчитала, что успеет пройти дорогу и войти в лагерь, но в просторном "окне" появилась фура, крашеная тёмно-зелёной армейской краской, запряжённая парой коней.
   Перемещайся конно-транспортное средство малой лошадиной скоростью - мать успела пройти дорогу, но фура летела, а фурой правил стоящий...- Кальви, не разглядел лика возницы, кто правил конями?
   - Калмык, а другой сидел...
   - Откуда взялся "сын степей" в Польше?
   - Из пленных. Далее?
   - Трамвайное кольцо поминал, повторюсь добавлением: за время пребывания в лагере не слышал звуков работы трамвайного двигателя, не работал маршрут, но державшие контактный провод красивые литые столбы были на месте, и за один столб мать успела завезти сына в тележке...
   Тележку поставила так, что вздумай наездник в фуре сокрушить помеху на пути движения - встречи со столбом не миновать, но столб был литой, чугунный, и, думаю, против фуры и пары лошадей устоял...
   -... возница отвернул, и труд доктора католического госпиталя по спасению хлопака-московита не пропал!
   - Кони погасили злобу двуногогопрямоходящего в фуре, они повернули, не пожелали встречаться с опорой контактного провода.
   - Кальви, дозволь сыграть "большого писателя"?
   - Играй.
   - "хватало моментов, когда малый смотрел в глаза Смерти, но прежние "гляделки" пребывали на приличном расстоянии, давали срок отбежать в сторону от замаха косы Безносой" Годится?
   - Вполне. Продолжай.
   - "Фура пролетела, другой колёсной техники не было, и, не спеша, колёсный экипаж и возница въехали в лагерь"
   - Ты въехал, мать исполняла роль "локомотива"
   -
   Глава 22.
  
   "Исход"
   (без номера)
  
  
   Фура, пролетевшая сказочной колесницей под управлением "сына степей" была последним транспортным средством, после убытия коего на волю просился лживый лозунг:
   - Да здравствует свобода!
   Радость свободы и мысль "можно выходить за лагерные ворота без первого предупредительного выстрела с вышки, а второго "прицельного" убивалась слабостью...
   -... сопротивлялась, как и война, но уходила...
   Заболела и старшая сестра, была помещена в тот же госпиталь, а в какой палате возвращалась в жизнь - братец не расспросил, не проявил интерес.
   Брат явился в мир с разницей в четыре года и одинаковыми болячкам, но сестра легко перенесла сыпняк.
   Не было заразы, коей не делились "по-родственному" Нам нужно было родиться двойняшками, но почему такое не случилось знать не дано, были настолько "добрыми", что делись болячками, коими делиться невозможно. Но такое выяснилось с возрастом, а тогда из "солидарности", или от нежелания отставать от брата, сестра захотела испытать прелести тифозного бреда.
   - Ваш тиф особый, и на девяносто процентов лечился чистым постельным бельём и внимание персонала.
   - Медицина знает о такой разновидности?
   - Не знает... Оповести заболевшего:
   - Недалеко есть чудное место с чистыми, мягкими постелями, с добрыми, внимательными женщинами, земной рай! - и бредовые ужасы наезда жерновов сократились на три четверти.
   - Кальвик, что скажешь о громадных каменных жерновах с квадратными отверстиями в центре, кои прежде не видел?
   - Вынуждаешь повторяться: в сны ваши не вхожи.
  
   * * *
   Привет, лагерь!
   Пока юный тифозник наслаждался пребыванием в госпитальном раю - события в лагере получили название "делай, что голова скажет", а головы советовали покинуть лагерь и раствориться в Польше.
   Часть перемещённых, привыкшая выполнять команды сверху, оставалась в лагере в ожидании вечного и несокрушимого "что нам скажут?" - узкое по времени "окно свободы", и в это окно выглядывал слабый телом малый.
   Кто-то из перемещённых посоветовал:
   - Пивом поить, пиво быстро на ноги поставит, оклемается, вес наберёт - отец немедля добыл пива, и что-то резко и непривычно пахнущее. В три дня назад освобождённом Люблине пиво?
   Ах, Полония, Полония, сила твоя в неизменном характере, потому и варила пиво, не обращая внимания на оккупантов?
   Панове, так было, как вещает старый москаль, или не так понял события тех дней?
   - Не отдаляйся от пива.
   - Не думаю отдаляться. Сегодня о тогдашнем первом своём пиве скажу:
   - Свежее! - первый глоток небесного и вечного напитка показался отвратно горьким, отказывался наполнять внутренности, и скорое лечение обещало прекратиться капризами "больного"
   - Звание "больной" не касалось, а чтобы нейтрализовать пивную горечь мать подсыпала сахару...
   "...и зело охмелел отрок, и валялся в глубоком сне не малое время... И думали родители в его строну:
   - Перебрал..."
   Кто может похвастать таким детством? Кто похвалится, тем, что в девять лет пил польское свежее пиво с сахаром? На другой день после ухода извечных врагов полякам?
   Или пиво, или что-то другое "поднимало на ноги", но я креп день ото дня. И в лагере впервые, и на всю жизнь, всего один раз, вкусил маринованных устриц. Первых и единственных. Удивительный продукт! Где отец раздобыл устриц - тайна! Возможно, что заработал.
   В оккупированной Польше маринованные устрицы!? Поляки, вечные и бессмертные поляки, вы, что рехнулись!? Таинственные поляки, откуда появились устрицы в маринаде на другой день после изгнания врагов!?
   Пою гимн пиву: раннее знакомство с пивом не превратило в алкоголика потому, что тогда в напитке "с малым содержанием алкоголя" ничего, кроме горечи, не нашёл. Не "вспыхнула любовь жарким костром" к пиву - и всё тут! И никакой сахар не укрепил любовь к пиву, не рождалась любовь - и всё! Сахар в пиве был - любовь отсутствовала и на этом приобщение к великому напитку закончилось. Но должен признать: тогдашнее кратковременное потребление пива сделало своё дело: проснулся аппетит. Пиво будит аппетит у дохляков, как я, и такую работу оно выполняет прекрасно!
   ...и только через восемь лет после знакомства с пивом в лагере, состоялась вторая встреча с великим напитком!
   Встреча произошла на вокзальном перроне большого уральского города, куда приехал из провинции на том же Урале. Областной город с четырьмя сотнями тысяч жителей для обитателя какого-нибудь районного центра с тремя тысячами жителей - "столица". В "посёлке городского типа" на Урале, где прожил тринадцать лет, пивоварни в первые послевоенные годы не было, и наслаждаться пивом мог позволить себе только областной центр...
   ...а в нём ларёк с пивом на перроне вокзала, и как только сошёл с поезда и двинулся на выход в город - по ноздрям ударил забытый запах! Аромат пива, кое когда-то пытались влить родители в лагере, и бесподобный аромат на перроне вокзала областного города оказались одинаковыми! Не знаю, что тогда произошло, но ринулся к ларьку, попросил налить пива, и, держа кружку двумя руками, без передышки, "залпом", вылил содержимое посудины в себя!
   Что же произошло? Получалось, что восемь лет любил пиво, не зная об этом!? Оказывается, что мои "прикладывания" к божественному напитку в лагере всё же оставили след? Глубокий след! Ничто не проходит без следа и свидетельство этой истины - моя любовь к пиву и до сего дня.
   И опять поляки не дают покоя: панове, как и откуда, какими чудесами, у вас появилось пиво через пару дней после изгнания врагов!? Или оно у вас и не пропадало?
   Моё нынешнее потребление пива равняется не более двум кружкам в неделю. Иногда - трём. В пивной. Пить пиво дома из бутылки - не питие, это издевательство и глум над божественным напитком! Нанесение оскорбления пиву! Страшная обида пиву! Настоящее пиво может быть только в большой пол литровой кружке и в компании людей, любящих пиво! Пока кружка наполняется пивом - можно изойти на большую слюну, если впереди есть очередь из трёх человек! А посему никогда не наблюдайте за процессом наполнения пивной посудины благородным напитком: "большая пивная слюна" очень свободно может задушить истинного любителя пива!
   Получив чашу с напитком, сажусь за стол и не ставлю кружку рядом, но тут же прикладываюсь к её краю! О, божественный миг встречи губ с пеной! Пену сдувают только извращенцы, а я такое не делаю.
   Пьяницы! Не сдувайте пену, принимайте её пивными утробами своими, в пене очень много воздуха, кислорода, а кислород полезен нашим порченным "мешкам для приёма жратвы"...
   ...пробившись губами к пивной глади сквозь "шапку" пены, делаю три добрых, глубоких, "чувственных" и жадных глотка, настолько глубоких, насколько позволяет диаметр горла...
   -... остановленное глотками дыхание приходит в норму, пивной водопад сигналит о благополучном прибытии на место - всё, наслаждение получено, следующая встреча с кружкой держится на жадности: "заплатил за целую, а выпил половину? Не дело, хоть лопни, но выпивай всё!"
   - Возвращайся в лагерь.
   - Знай на то время что-либо о графиках - своё возвращение в жизнь...
   - ... поправка: "возвращения в жизнь" произошло в госпитале, а в иных местах, исключая Польшу, возвращался на выживание, что, согласись, разные события.
   Имей малый представление о графиках - возврат в выживание ь изобразил круто восходящей линией. Лагерь не охранялся, и начались мои вылазки в прилегающие улицы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 23.
   "Нищий".
  
  
   Как-то незаметно и с какой стороны в опустевшем лагере появился высокий, и какой-то плоский, одетый в простое тёмно-серое одеяние дед с острым носом и внимательными глазами. Стариковские глаза исследовали меня, затем переключились на мать, и последовала просьба понятным русским языком отпустить "малого на сбор подаяния". От деда исходил неведомый кислый запах и возбуждал аппетит.
   Мать не возразила и отпустила нищенствовать. Почему доверила незнакомцу сына - за столетний срок пребывания матери в "лучшем из миров" вопрос:
   - "Не было страха, что больше не увидишь сынка"? - так и не задал.
   Был риск не увидеть сынка навсегда? Был. Тогда почему поверила какому-то нищему старику и для "антуражу" пустила просить подаяние? Были голодны? Нет. Не устояла против просьб старика? Пожалуй.
   И до сего дня необъяснимый вопрос из серии "гадательных": как и откуда на другой день после ухода немцев появился "кислый" нищий? Шёл впереди наступающей армии? Или никуда не пропадал, извечно пребывал в польском городе Люблине, а для меня пребывал в неизвестности по причине изоляции?
   Как бы там ни было, но на стезю сбора подаяния вступил. Нищенства, то есть...
   Люди делятся на "просящих" "подающих" и "проходящих мимо", "нейтральных", то есть. Каких больше? Пожалуй, "дающих"... или "нейтральных"? Не подающих, но и не просящих милости? Не "жадных", а "нейтральных, знающих точно, что иной нищий может оказаться богаче миллионера.
   Для этого самого древнего и бездумного занятия мой вид был вполне подходящим: в самом деле, кто стал бы подавать упитанному и здоровому на вид мальчику? А вот дохляку после тифа - пожалуйста!
   Что нужно для превращения в нищего? Совсем немногое: в какой-то момент почувствовать "обойдённым милостями судьбы", затем найти самые жалостливые ноты в горле и пустить их в действие! Руку за подаянием протягивать необязательно, достаточно для сбора подаяния положить на землю головной убор.
   Странными бывают эти взрослые! А нищие - особенно. Вот и тогда в дедовых мечтаниях использовать меня для личного обогащения произошёл "прокол": он "классный наследник" своего ремесла из меня никак не хотел получаться! Почему дед не провёл моё "тестирование" на предмет годности к нищенству - это ещё одна загадка из моего прошлого. Взрослые всегда подходят к нам со своими мерками, не допуская мысли о том, что у нас уже могут быть и свои оценки .
   Если различным рёмеслам можно научиться, то нищенству, как и актёрству, обучиться невозможно. Плоский и серый дед, мечтавший сделать из меня нищего, был мастером своего дела, талантливым, "классным", нищим, но определять чью-то пригодность к нищенству не мог.
   Дед, ныне говорю душе "нищенской" твоей:
   - Спасибо! - ты подумать не мог, чем меня наградил!
   Нищенская "стезя" началась с того, что в первый день сбора подаяний дед привёл меня к красивому и громадному зданию с высокой и широкой каменной лестницей из серого камня. Показал место, где должен был сесть и оставил там с наказом никуда не ходить и сидеть с картузом у ног. Сам куда-то исчез. Может, и не исчез, возможно, что он следил за мной, как я осваиваю самую древнюю из профессий? Проверял мою способность "выжимать слезу и размягчать сердца" у граждан польского города Люблина, кои входили в здание?
   Хорошо помню, что первый день, когда видом своим собрался кого-то обогащать, был пасмурным. Просидел на ступенях не более пяти минут, смиренное сидение на ступенях показалось скучным, и натура мелкого исследователя (в отличие от "крупных") потянула за красивые и высокие входные двери здания. Они были раскрыты, но сидя на ступенях не видел, что происходит внутри. Только сейчас понял, что никогда не следует гасить в себе желания исследовать: они не наши собственные, не внутри нас рождаются, а приходят извне.
   Вошёл, задрал голову, посмотрел в полусумрак сводчатого купола, и сердце замерло от чего-то непонятного! От того, что это было первое высочайшее строение, кое увидел?
   Большое круглое сооружение из беловатого камня по правую руку от входа добавило восторга. Подошёл и заглянул в сооружение: вода. Простая вода. Круглое сооружение из беловатого камня стояло на красиво сделанной ножке и походило на громадную чашу. Стоял недалёко в стороне и гадал: "для чего здесь вода? - "гадания" разрешил парень и две женщины с ним: парень опустил кончики пальцев правой руки в чашу и протянул её женщинам. Те коснулись его руки и перекрестились не так, как крестился отец. И опять ничего не понял: почему женщины не могли сами опустить пальцы в воду чаши? И забыл, для чего на каменной лестнице удивительного здания был оставлен кисло пахнущим стариком, стало противно сидеть на лестнице с кепи у ног... Встал, медленно направился таинственное здание и услышал чарующую музыку, редкую, незнакомую и красивую, от звуков, которой захотелось взлететь под удивительно устроенный купол здания! - это была первая встреча с костёлом. Кто поднял меня и направил тогда внутрь помещения, где на ступенях был усажен для сбора подаяний? Кто тот неведомый, кто сказал без слов:
   - "Что хлеб! Я покажу другую пищу"! - вроде бы совпадало: "не хлебом единым..." - но и этого не знал в первый день "нищенской стези".
   Так у крещёного в православной вере мальчишки первая встреча с храмом произошла в католической Польше.
   Потом ходили по городу, "кислый" старик держал за руку, а я любовался городом. Чудо, сказка, наслаждение!
   Что было деду в "экскурсии" по городу? Это я ничего не знал в искусстве сбора подаяний, но "кислый" дед, нищий-профессионал знал, что подаяние приходит не только к сидящим на ступенях костёла, но "пенёнзы" можно собирать и на ходу без умилительного взора в глаза прохожих.
   Разные мы были, случайные: я принимал хождения с "кислым" старцем, как случай полюбоваться городом, а старец - как можно больше собрать злотых от поляков. Поляки подавали хорошо, но едой. Доходило и до деликатесов: белоснежные булки с желтизной от яиц и с удивительным ароматом неизвестного названия. В кратковременном нищенстве случилась первая встреча моя с выпечкой Польши, где присутствовала ваниль, но что это ваниль - об этом узнал позже. Дед вкусностям польской кухни не радовался, но хотел из "рук дающих" получить злотый. Такое желание деда никак понять не мог и немедленно невзлюбил его: "зачем какой-то злотый, если добрая пани даёт ароматную булку"!? - "ученик" не должен иметь своего мнения.
   "Время постижения тайн прошлого": "учитель и наставник" в освоении нищенского ремесла страдал пониженной кислотностью, а потому временами и прикладывался к бутылочке с запахом, от коего рот мигом наполнялся слюной с последующим желанием что-нибудь съесть. То был его величество Уксус, необходимый в застолье к жирным блюдам.
   Второй день нищенствования походил на первый до скуки: дед усадил на место, где вчера изображал "обиженного Судьбою и обстоятельствами":: на паперти костёла точно в том месте. Что и вчера. Оценив моё рабочее место дед удалился по делам, связанных с профессией, а новый работник (я), оглянувшись вкруговую, покинул рабочее место и продолжил изучение католического храма. Почему-то от второго посещения костёла ненависть к деду превратилась в окончательную и бесповоротную. Причину понял сегодня:
   - Будь послушным и покорным мальчиком - сидел на ступенях храма и ждал милости добрых католиков до сего времени. Нищенство не слабее любой заразной болезни, стоит один раз пропеть жалобным голосом о подаянии - и как труженик исчезаешь с лика земли, никакими лекарствами от сбора подаяний не вылечить.
   И сколько бы сидел? И ради чего? Чтобы сделать деда богаче? А зачем старому и больному деду деньги, что в них? А бунт показал красоту другой веры.
   Будучи крещёным в православной вере пою хвалу католическому храму, костёл возводили великие мастера, ни на секунду не забывавшие, что строят.
   - Транс?
   - Религиозный.
   - В православном храме молятся стоя, изнуряют тело и укрепляют дух, католики молятся сидя. Почему?
   - Чтобы Плоть во время не ввела во искушение греховной мыслью "ноги не держат, устал...", потому-то католики и молятся сидя, не отягощают дух низменными устремлениями.
   - Как протекало нищенство?
   - На низком уровне, утром третьего нищенского дня выразил "вербальный" протест:
   - На поборы не пойду! - мать поняла и ни единым слово не отозвалась на бунт сына.
   Нищенство "серого" деда крылось в подаяниях - малого не волновал вопрос "чего, и сколько подали добрые католики", "мальчика при дедушке" интересовал город.
   Цо то есть нищий? Человекообразное существо неспособное каким-либо трудом заработать хлеб насущный, потому и взывающее душам милосердным:
   - Подайте!
   ПолЕки и подавали, хорошо подавали... питание телу: булками, а к булкам перепадала и колбаска...
   -... пива не наливали?
   - ... нет... и пенёнзив не было.
   - Оно и правильно: заведись пенязи - хлопака потянет в ресторан, в вертеп "блуда телу и гибели души" И выглядел не настолько несчастным, чтобы спасать злотыми.
   - Панове, великое "дзенькуе", не развратили душу пенёнзами.
   Два дня нищенства в девять лет сделали нетерпимым вековому виду паразитизма.
   - Ни так: нищий просит - паразит питается без просьб.
   Нищенство всегда приобретает, и никогда, и ничего не теряет, всегда прибыльное, а если вложить талант актёра - то и весьма доходное.
   - Отчего взбунтовался, почему не пошёл по нищенской стезе?
   - Хорошо, остался с дедом, так со временем терял нищенское обличье, в девять мало походил на нищего, кто, и, что подал твоим десяти годам?
   Одиннадцати, двенадцати, уверовать в "век щастья не видать!" - и нищий-профессионал готов? Не король нищих, и не мастер
   попрошайного дела, не классический нищий, но понявший суть попрошайка уже много!
   - Понял взрослым, понимать природу попрошайничества в девять лет могут только вундеркинды, а ты таковым не был.
   - Не люблю нищих всех сортов, видов и оттенков. Жестокость, болезнь "утеря сострадания"?
   - Ни то, и не другое, племя нищих не знает, зачем приходит в мир...
   - "Будить в людях сострадание", разумеется, не бесплатно.
   - Сострадать душой и карманом двойная нагрузка.
   - Цена словесного соболезнования нулевая, на сегодня в ходу "не выражайте соболезнования, помогите материально!"
   Мораль гласит: "сострадайте нищим, помните, богатство, как приходит - так и покидает нас!"
   - Я разорён... - то есть, у человека нет и куска хлеба с водой, совсем-совсем ничего? И голову преклонить негде, и тело голое-босое?
   - Кальвик, дозволь похвастаться?
   - Чем?
   - Отработал в "нищенском цехе", то есть, в "стране саветов", сорок пять лет рабочего стажа, возможно, потому и не переношу нищих?
   - Очень даже возможно...
   - ... и вывел "теорему" "всякий нищий умирает миллионером", а отработавший сорок пять лет на строительстве хер знает чего и одного миллиона не имеет? Напрасно отказался обучаться нищенству? Было у кого, "плоский" дед, излучавший запах уксуса, был величиной в мире нищих?
  
  
   Глава 24.
  
   Люблин.
  
  
   В какой-то момент нахождение в опустевшем лагере показалось нестерпимым, и отец, по совету матери, отправился на поиски жилья.
   - Не "по совету", а после матушкиного вопроса "сколько одним сидеть"?
   О свободном жилом фонде града Люблина на то время сведений не имелось, и задача поиска "крыши над головой", возложенная на "квартирмейстера", могла оказаться неисполнимой.
   Куда направить стопы в малознакомом городе без знания языка?
   - Это тебе, а отцу послужили недавние вылазки "мальчика на побегушках", сносно знал центр города, место "толкучки", появились знакомые перемещённые, сумевшие найти кров.
   - Чем был связан отец с перемещёнными?
   - Общим: заработать прокорм.
   Один из добрых поляков посоветовал занять квартиру на втором этаже в доме напротив лагеря наискосок, через дорогу с трамвайными путями, где фура под управлением "сына степей калмыцких" могла убить, или основательно покалечить мать и меня...
   -... и сделать негодным транспортное средство, взятое напрокат у доброго полЕка.
   - Нам, детворе, вселение прошло на радостной ноте, а мать, воспитанная в приюте, особой радостью не пылала:
   - "С чужого коня и посреди грязи слезешь" - понимала, чужое гнездо, не её, а куда деваться? - оказалась права: совсем скоро после "новоселья" явился законный владелец жилплощади и вежливо, без криков, дав срок на поиски нового жилья, попросил освободить жилплощадь.
   И опять отец отправился на поиски нового "гнезда", и вторично повезло: тот же полЕк привёл отца в пустующий дом-магазин на окраине города:
   - Дзенькуе бардзо, пане! - пусть и окраина, выбирать не из чего, живя на окраине - остаёшься горожанином.
   Мы последними покинули "корабль", после чего бараки предали огню, сожгли память о прошлом...
   - Какой процент граждан Люблина считал "освобождение" новой оккупацией?
   - Единицы, знавшие мудрость московитов "хрен редьки не слаще", ждали своё "всё познаётся в равнении"
   - ...и дождались...
   - ...а явись тогда сумасшедший, да заяви "символы востока не лучше западных!" - на сумасшедшего не стали тратить лекарства.
   Память не называет число дней, прожитых в городе, но это были прекрасные, как сон, дни, исполнялась мечта времён сидения в лагере, мог бегать в город!
   Поклон тебе, плоский и серый дед, источавший неведомый аромат, под твоим надзором свершилось глубокое вхождение в Люблин, ты посадил диний ая Спасибо всем, а тебе, плоский и серый дед, источавший неведомый аромат - особенно: ты первым вывел меня в город. Время, проведённое в госпитале, не могу вписать "пребыванием в городе":
   ничего не соображал.
   С утра убегал на ещё слабых ногах с польскими ребятами, и где нас только не носило! Видел и страшное: где-то на окраине в восточной части, в большой ямы лежал человек в красивой, яркой форме на коне. Конь серый, в "яблоках" Память говорила:
   "Человек в ярком костюме и конь убиты одновременно, но почему человек и животное так слаженно упали в ужасно глубокую яму, и лежали на левом боку как целостная скульптура?"
   - Кальви, что видел в яме: убитые человек и конь, прекрасно сделанное подобие?
   - Второе.
   - Как оказалось в яме, кем был полЕк, облачившийся в форму польских гусар, севший на коня, поднявший саблю и пошедший на врагов, где добыл гусарское облачение и коня? Театр?
   - В сомнениях скрывается ответ.
   - Не нагоняй туман, отвечай!
   - Не только ты видел картину в яме, видели и взрослые, и будь то человек - мёртвое тело предали земле без промедления, то было высокохудожественное папье-маше.
   - Эх, как узнать, почему один "тянет волынку" и умирает естественной смертью - другой седлает на коня и обнажает саблю?
   На краю страшной ямы стояло устройство военного назначения, похожее на зенитку из недавнего прошлого, но без ствола.
   Могла площадка без ствола быть частью зенитной установки, коей, малое время назад, по предсказаниям Губастой немцы собирались "выбивать городок"? Или приводимая во вращение штурвалом перед сидением площадка имела иное назначение, та же установка прослушивания неба, нужны мелочи технического назначения в повести о войне?
   - Нужны, очень нужны, в Большой Драке возможностями техники пришли к победе.
   - За звукоулавливающую установку так скажу: "проще было привлечь детей с травмированной психикой, они не хуже любого звукоулавливателя оповещали о приближении авиации.
   - Циник!
   - Почему "циник"? Ты слышал приближение "аспидов" не хуже установки?
   - Слышал...
   - Результат трёх слухачей?
   - Нулевой.
   - Почему?
   - Разошлись в направлении полёта "аспидов"
   Интерес устройства крылся в положении установки на краю ямы, и когда вращением площадка с сидением делала круг и зависала над ямой с убитым человеком...
   - ... папье-маше...
   -... сердце опускалось ниже пояса, но удовольствие не пропадало.
   Ах, как не хочется верить в папье-маше! Последний довод: почему оказалось в яме? Польский гусар пошёл в атаку на вражеских зенитчиков?
   - Момент с гусаром на коне выяснили, зачем меняешь показания?
   - Вышеназванные доводы о гусаре на коне убедительны, а, почему не верю объяснить не могу.
   Носило в какие-то каменоломни с вагонеткой, любой ящик на колёсах пробуждал желание увидеть его на ходу, но вагонеточная тяжесть твёрдо стояла против силы тифозника:
   - "Оставь надежды всяк сюда входящий!" - Память, на какой день после изгнания оккупантов это было?
   - На третий по освобождению Люблина.
   .
  
   Глава 25.
  
   Мирная жизнь.
  
  
   - "Три дня проживания в квартире на втором этаже дома через дорогу от ворот лагеря не оставили следа в Памяти ероя..." -годится?
   - Годится, пропиши "ерою" начальную литеру "г"
   - Обойдётся, на звание "герой" не имел героических деяний.
   Что выпало увидеть и узнать в прекрасной и любимой Polska:
   а) человек привыкает к любой обстановке, но ни разу не было так, чтобы привык к голоду.
   В любой точке планеты, при любых войнах, вопрос "чем наполнить пищеварительный мешок" стоял на первом месте, на себе проверено.
   Данные о пребывании перемещённых лиц в промежутке "эти ушли - пришли другие" не представляют интереса, единственным обитателем лагеря оставалось наше семейство, и на второй день мать не выдержала:
   - Сколько сидеть в пустом лагере?
   - Естественный вопрос: четыре жилых барака и только в одном находится семья! - отец отправился искать лучшее жильё, к вечеру вернулся с харчами, коих прежде не приходилось вкушать: немыслимой белизны и аромата халы с маком и копчёная ветчина, "бочкИ" в польском произношении.
   Нашел и квартиру в доме через дорогу, чуть наискось от лагерных ворот:
   - Утром уйдём...
  
   - Русский "бок", славянские язЫки. Откуда благодать!?
   Вчера совецкая армия с помощью полЕков изгнали оккупантов -сегодня на рынке за польские злоты продаётся божественное питание!
   Как изволите понимать вас, панове? Польша в оккупацию не умирала голодной смертью, не бедствовали, жили своими законами, откуда взялось столько вкуснейшей благодати!? Или и в оккупацию жили отдельно, а захватчики сами по себе? Враги вам не указ, жили в уверенности:
   - "Та не загинела Polska"!?
   - Кальви, откуда у отца взялись пенёнзы?
   - Результат прежних выходов в город.
   - Слабый ответ, нет ясности, каким образом злоты в карман приходили?
   - Торговля.
   - Чем?
   - Будем думать, кто-то из горожан доверял отцу и принял в торговый бизнес.
   - Успешное усваивание иноземного языка происходит после перехода со скудного питания на французские булки с ветчиной, и тогда польское "загинела" понял, как "сгинула", "пропала" а "не", как в польском, так и в русском - отрицание...
   ... и в конечной редакции получаем:
   Не погибла Польша!
   ПолЕки, хорош "бялый пяст" на бело-красном флаге вашем, но и вечный, неуничтожимый сфинкс не лишний.
   Многие народы мира любят орла. Птица хищная, смелая, сильная, но не всем служит так, как полякам. Сколько на сегодня орлов известно, с какого начать?
   - С орла Рейха: горизонтально расправлены крылья, голова смотрит влево. Одна голова. Если определять направление орлиного взора - это Запад. То, что голова немецкого орла когда-то неудачно посмотрела на Восток - за такую ошибку орёл поплатился многими своими перьями... Страна на востоке от него, с помощью всего двух орудий "мирного труда", серпа и молота, кои были изображены на её знамени, свернула ему шею. Ошибся орёл Рейха...
   Во времена войны на знамёнах "страны советов" были изображены серп и молот. И пентаграмма. На сегодня бывшие граждане "страны советов" чуть поумнели, опомнились и посадили в качестве ориентира на будущее прежнего, старого российского орла о двух головах. Если бы на советских знамёнах было изображение старого российского орла, а не слепых орудий труда серпа и молота - орёл бы не просмотрел войну 41 года: у двух голов - четыре глаза и, соответственно, обзор больше. Немцы потому и потерпели крах, что их орёл смотрел только в одну сторону.
   Изображение орла с одной головой, как у немцев, или у тех же поляков - это понятно и нормально, это более естественно, чем две головы. Только одна голова должна всё обдумывать и решать, а когда две - толку не будет. Споров между головами - сколь угодно, а вот пользы от "двухглавости" столько, сколько и от "вислоухости": грош. Головы разные, стало быть, и команды из голов могут исходить разные, а это повод для споров и разногласий. Вот почему до сего времени правители России думают, как её "обустроить".
   Заокеанские граждане поступают хитро: они используют и пентаграмму, и орла. Для надёжности. Если в протекающей жизни что-то прошляпит пентаграмма, то её поправит орёл. И наоборот.
   Для чего на знамёнах албанцев, арабов Ирака изображены орлы - непонятно. Наверное, для того, чтобы и о них кто-то мог сказать:
   - "Куда конь с копытом - туда и рак с клешнёй" - поговорка Польши не касается.
   В последующем житии была и ветчина, и французские булки, но всё это было вторично, а помянутую благодать вкусил на второй, или третий день после ухода немцев из Люблина одноименного воеводства.
   Польские булки и копчёная ветчина - как первая любовь...
   Вкусное отец и сестра заработали перепродажей газет. Вечный промысел, принятый во всей Европе.
   За остальные части света, где можно заработать на пропитание продажей газет на улице - ничего сказать не могу, не знаю, не видел. Ныне в нашем граде, после семидесяти лет "успешного строительства коммунистического общества", многие граждане спасаются от бескормицы таким способом, каким отец и старшая сестра кормили остальных членов "клана" в сорок четвёртом. Хватились!
   В скорости на семейном совете было решено приобщить и меня к газетному бизнесу. Моего согласия никто не спросил:
   - Пусть попробует... - и на другое утро был приведён в какое-то место, где людям за деньги давали пачки газет. И на меня нагрузили пачку с ценами на них. Автономно, без надзора со стороны, следовало продать "печатную продукцию" (так отец называл газеты) с выгодой. Надо было шевелиться среди уличной публики и кричать:
   - "Ржечь Посполита", Варшаво здобыта! - из четырёх слов понимал "здобыта", мать называла отца "добытчик", "здобыть" означает "взять", достать... Вот оно как!
   - Кальвик, за какое время освоил "польску мову"?
   - Польский близок русскому, за месяц торговли газетами сносно объяснялся с покупателями.
   - Но почему "Ржечь"? - мой русский не хотел принимать "Ж" в "речь", а поляки не хотели покупать мою "Речь Посполиту" и разноголосица капитально вредила торговле.
   Поляки поминали столицу "ВаршавО" - отец "ВаршавА", сын не отставал от родителя, и литера "А" на месте "О" выдавала меня с головой. Почему не менял литеры?
   - Мал был, не знал, как фонетика губит разведчиков. Замени "А" на "О" в ВаршавЕ - принят в дружную семью уличных торговцев газетами
   Польские мальчишки, продавая печатный товар, весело, шустро, красиво и артистично вели разговоры с покупателями, а, что мог сказать русский малый пану покупателю, о какой конкуренции речь?
   - Чего не орал на польский манер "Ржечь"!? Так просто, все-то два слова произнести на польский манер, чего упрямился-сопротивлялся-противился, почему, пребывая в польском miste искажал название польского столичного града?
   - "Та ни загинела Поль.." - какой звук за мягким знаком? "Ш"? Нет, не угадал: поляки произносят что-то среднее между "Ш" и "Ф". Как не маскируйся, а уж коли вырос до восьми лет на одном языке - каким нужно быть необыкновенно даровитым, а местами и "гениальным", чтобы за день освоить и применить с пользой тонкости славянской группы языков!
   - Продавай "Фелькишер беобахтер" в Германии - немец поймал на речи без "Г" с придыханием, или "умляуте", что для меня без разницы.
   Звук между русским "Ш" и "Ф" может произнести только "полек" Не "полЯк", но "полЕк", его язык, ему подобное не в труд. По тому, как произнесёшь "Польша" судит о тебе:
   - То не польско! - добавляю "Е" в окончании и конец москалю!
   - Не совсем конец, но окружающие будут знать:
   - Пан не полек...
   В первый день торговли газетами отец привёл в изумительную польскую "толкучку"!
   Дзень добри, ясновельможна пани, вроде недавно расстался с тобой, ага, в оккупацию, в родном городе, и вот она, прежняя краса польской мовой. И новая встреча в другой стране, участники толкучки меня не понимают, и я их столько...
   -... если не считать слов, язык-то родственный... Почти похожий на мой, и говори медленно, по слову - пойму вас, панове.
   Родная и милая Толкучка, "мать Рынка", на каком промежутке времени и сколько раз с тобой повстречаюсь впредь? Сколько раз из "благосостояния" буду падать в твои объятья?
   Сегодняшние и только мои соображения о толкучке города Люблина сорок четвёртого года: как толкучка появилась на следующий день после ухода оккупантов? Как граждане города за время, меньше суток, смогли договориться о месте, где можно производить обмен "товаров и услуг"? Или польская толкучка существовала и при оккупантах, как и в моём родном городе?
   Много забыто - толкучка второго дня после изгнания оккупантов в славном городе Люблине осталась в памяти навсегда! Там было всё, но из всего обилия вещей почему-то запомнил человека, продававшего палочки белого цвета чуть толще свечей, коими сестра совсем недавно украшала елку в келье... Где тот новый год и где келья?
   Продавец демонстрировал действие товара и часто повторял одно слово "пляме". Заворожено смотрел на манипуляции и не напрасно: скоро понял, что "пляме" - пятно, а палочки, похожие на свечки, удаляют пятна.
   Учить любой язык мира следует предметно и на толкучках! Показали хлеб с попутным разъяснением, что это такое и как зовут - достаточно, повторять не нужно, вошёл в память "брот"! А если на "брот" заработать "бутер" - какой иной способ изучения иностранного языка может быть лучшим?
   И совсем маленький шаг из прошлого в настоящее: во все времена "цветения страны советов" иной оценки полякам, кроме "спекулянты", у "честных советских людей" не было. Спекулянт поляк, не спекулянт - выяснить не позволял "железный занавес", а потому для сохранения стадного чувства проще было принимать "общее мнение":
   - Спекулянт! - настоящий "совецкий человек" не задумываясь говорил в адрес поляка, а чем сам занимается не задумывался. - - Раздумьям нужен исправный мыслительный орган, а таких много было в "стране саветов"? Мизер, иные отзывы переводили несогласного в разряд "предателя своего народа" без последствий. Было, возражал с соответствующим жаром, но с возрастом жар при защите поляков утихал, слабел:
   - Чёрт с вами, дураками, думайте, как сможете, но до бесконечности держать поляков врагами не сможете, надорвётесь!
   - Зло шутит время: кончив "успешное строительство социализма" бывшие совецкие граждане прозрели, и увидели, как после многих лет "напряжённого, созидательно труда" на стройке очередной порции бреда их зады оказались неприкрытыми до неприличия, местами и голые, а, осознав сей срамной факт задумались над бессмертным национальным вопросом: "что делать?" "Русский вопрос", не польский, полЕки знали, что, и как делать - и делали.
   Тогда-то недавние "стойкие совецкие люди" вспомнили способности полЕков в торговле, а вспомнивши - кинулись большими косяками в Польшу учиться "спекулятивному делу"
   После прохождения краткого курса "Как успешно торговать" перешли на практику, но поскольку внутренний рынок обнищал товарами - на выручку пришла та же Плдбша.
   И никто "за державу не обиделся" не в пример персонажу "культового" фильма отечественных космонавтов.
   - Что удивительно: века знали поговорку о колодце, куда ни при каких условиях не следует плевать, но плевали, не извинялись:
   - Ещё чего, не многовато будет!?
   - Время коварно, непредсказуемо, а глупость неизлечима.
   Отечественные "челноки" мотались в Польшу за товарами, но продолжали выражать недовольство спасителями:
   - Хитрые эти поляки! - замену "хитрые" на "умные" никто не не делал, и никто из "коммивояжёров" не задумался: "если хитрые - отойдите от в сторону и займитесь поиском простаков, кои проще вас. Глядишь, с новыми будет иначе, лучше! Оставьте "спекулянтов" в покое! Зачем насилие над собой делаешь? Если поляк противен - не прись к нему за шмотками? Предать убеждение ради вещей - не худшая форма предательства?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 26.
  
   Великий актёр.
  
   - Актёрский цех один на весь мир, но актёры в нём разные.
   - Аксиома.
   - Тебе, дорогой Кальвик, но не девятилетнему малому.
   Как-то на "нашей" улице, под вечер, появился удивительный человек неизвестного возраста, одетый в неописуемое одеяние, босой, но в шляпе. Красивый.
   Из домов вышли люди, образовали круг, видно, знали человека, тот подошёл к зрительнице, сняв шляпу и поклонившись, женщине из зрителей и, сняв шляпу и поклонившись жестом правой руки - пригласил на танец.
   Та отказалась, человек вернул шляпу на место, правой рукой изобразил держание женской талии и завальсировал под звуки мелодии на расчёске с фольгой.
   Вальсировал с невидимой напарницей, и номер "танец с невидимкой" поразил навсегда: танцор видел даму там, где её не было!
   Кончался номер с танцем, зрители аплодировали, наливали рюмку, "артист от бога" отзывался на угощение номером "скрипач": как скрипку клал на левое плечо короткую палку, прижимал подбородком, а правой изображал касание струн невидимым смычком...
   - ...вальсировал, стараясь поднять побольше пыли??
   - Да! Откуда сведения?
   - Из твоей прозрачности, а в танце слегка задевал какого-нибудь из зрителей, давая понять, что круг танцев тесен, извинялся быстрым снятием шляпы и продолжал танец.
   Это был первый "мим", коего видел вживую и запомнил навсегда!
   Духи, добрые милостивые духи, даруйте вечное упокоение гениальной и прекрасной актёрской душе!
   - Кто-нибудь из зрителей принимал великого актёра за дурачка?
   - Нет, его знал город и любил, дурачкам бурно, от души не аплодируют.
   Окончилось представление, актёр подошёл к угощавшей вином, та наполнила третью рюмочку из красивой бутыли, актёр выпил, вытер губы, наклонился и поцеловал руку женщине.
   А потом артист и женщина с серьёзными лицами о чём-то говорили, и недавний шут, исполнявший номера, превратился в другого человека!
   - Ручаешься Памятью за великого польского актёра?
   - Рукчаюсь!
   - Почему не поинтересовался именем артиста?
   - Каким языком? Русским?
   За годы разглядывания экрана "дурацкого ящика" не видел танца с невидимой напарницей, не было имитаций игры на несуществующей скрипке. Помнят его помнят жители Люблина?
   - На ответы "да" "нет" надо отбыть в Люблин, найти старейшего жителя с исправной памятью, вселиться, не напугать досмерти, и только после указанных действий выяснять имя великого мима.
   - Понятно, помяну рюмкой вина великую актёрскую душу.
   - Можешь помянуть тремя рюмашками, душа актёра того стоит.
   Куда направим линию повести?
   - Представляешь малого девяти лет, год сидевшего в лагерной изоляции, только-только оклемавшегося после тифа, получившего свободу ногам в большом городе?
   - Представляю...
   - Коли так - принимай сумбур и не суди строго.
   - Не думал судить, продолжай.
   В один из дней, недалеко от нашего жилья, появился танк. Как, когда грозная военная техника, без шума, оказалась на улице - вопрос долго не продержался, был затёрт невиданным явлением: человек в чёрном комбинезоне, держа правой рукой инструмент невиданной формы, коротким шипящим огнём синего цвета по краям, немого белого в центре, что-то грел на фасаде машины, и капли жидкого металла падали у ног человека...
   -... и это была первая встреча героя с бензорезом...
   - ...поразившая малыми размерами огненного кинжальчика, плавящего металл!
   - Долго любовался волшебством?
   - Пока человек с дивным инструментом не окончил работу.
   - Далее.
   - Удивительное явление Время, сколько живу - столько и дивлюсь.
   В доме через дорогу, расположились солдаты невидимые днём, но каждый вечер, перед заходом светила, трое выходили из дома, чинно садились на лавочку перед домом и низкими голосами, в унисон "заспивалы":
   "Ихалы козаки з Дону до дому
   увидалы Галю позвалы з собою:
   - Едэм, Галю, з нами, з нами козаками,
   тоби крашче будэ, чем у ридной мамы.
   Ой, ты Галю, Галю молодая,
   тоби крашче будэ чим у ридной мамы
   Ой, ты Галю, Галю молодая,
   спыдманулы Галю, повэзлы з собою..."
   Слушал, вникал в события музыкального повествования "як ции козаки привязалы Галю толстыми..." - чем "прывызалы еразумную Галю, но догадывался: "цэпами"
   В песне было нымного обещаний глупой Гале, что "тобi крашчэ будэ, чем у рiдной мамы" - в итоге "козаки" добились своего:
   " Галю согласылась
   на воз погрузылась
   Повызлы Галю тёмнымы лэсами..."
   С чего с Галей приключилась беда - причину не понимал:
   "... запалыли сосну яркими огнями,
   Сосна догораэ, Галю вспоминаэ..."
   Жуткая сцена сжигания заживо молодой девушки мешала жить! Тогда не мог осмыслить чушь "сосна догораэ - Галю вспоминаэ", но логика и собственные малые общения с огнём утешали: "если сосна "догораэ", а Галю "вспоминаэ" - жестокие козаки "запалылы" не ту, к коей "прывыязалы" девушку. Зачем, почему сожгли - не понимал. Разговоров о сожженных хватало, поминали "кобет майданек пекло", вопроса "заживо сжигали, умерших тифозников"? - песен о сожженных в "Кобет Майданек пекло" не исполняли..
   - Чому гарни краински хлопци заспывалы на вулыцэ, ни в хатэ?
   - Радовали полЕков музыкальным творчеством Украины.
   ПолЕки терпели сожжение Гали два вечера, а на третий из окна дома напротив, грянула музыка со словами:
   - Заочки бялые, заочки бялые...
   -... и малый замер в восторге: "это же надо, какой громкий патефон!" - и пароксизм "гарних хлопцив вмэр"
   - Твоя первая встреча с электроникой, убившей певческий талант краинских хлопцив...
   -... и первый урок борьбы с непрошеной музыкой...
   - Не знал латинского "клин выбивается клином"
   - "Клинья" не латинское, латинское "подобное излечивается подобным"
   - Неважно, но ежевечернее сжигание Гали прекратилось.
   Почему надо было грустить публично? Нагонять тоску на полЕков из окрестных домов? Грусти в "тихом закуточке" сколько влезет, не вылезай со своей грустью, не делись "добром", за каким...
   -... остановись на границе с ненорМАТивной лексикой, вокруг Европа, не в отечестве находишься!
   - Уговорил, тогда ответь: чому "гарни хлопци" рэвэлы "Галю" краинской мовой, не польской?
   - Свою мову считали выше польской, вот и ревели.
   - Мим танцевал с невидимой женщиной - девятилетний малый
   видел женщину, мим играл на "скрипке" - и скрипке верил, радовался, а "прывызалы Галю толстимы цэпами" - мать вашу звериную, за какую вину дюжие мужики сожгли едну дывчину!?
   И опять сравнение: немецкие оккупанты в основном грустили с применением губной гармоники, и каждый мог грустить в одиночку, а у вас хоровая грусть, разница, из-за коей и стоило начинать войну.
   Почему Лили Марлиен, "Розе Мундо" и пяток других, не забываются, сидят в Памяти неизлечимой болячкой?
   - Музыка не болячка, музыка лекарь.
   - А "ихалы козаки з Дону до дому..." то же?
   - Почему нравится польская музыка, почему не дёргаюсь в "пляске святого Витта" при звуках "цыганочки"? Дефект психики?
   - Что пишем?
   - Повесть о войне.
   - Война и "вопросы психики" совместимы?
   - Не знаю, но, вроде, нет.
   - Закрываем тему.
   - Что открываем?
   - "Картины Люблина" Начинай.
  
   * * *
  
   Сбылась лагерная мечта: шлялся до потери сил, как-то однажды ноги привели к зданию, где проживало величайшее изобретение человечества: кино.
   Почему пожилая пани контролёрша пропустила в зрительный зал без билета плохо одетого хлопака? Не было у малого ни единого гроша пенёнзив, но было страстное желание проникнуть в темноту зрительного зала...
   - ..."пенязи" старославянское "деньги"
   - Как перевести "попенял ему"?
   - Точного перевода не знаю, "попенять" означало укорить в безденежье.
   - Ошибаемся?
   - Возможно.
   Похоже, кинотеатры Люблина не закрывались в оккупацию, немцы не влезали с требованиями "это смотри, а это ни в коем разе!", а как свободно на экранах кинотеатров жили польские фильмы - установить не можем.
   - Выкладывай виденное.
   - Два эпизода запомнились: молодой человек чайной ложкой спрашивает судьбу о женитьбе.
   Фильм со звуком, места, когда польский язык близко подходит к русскому, понятны а говори герой фильма с ударением в словах, как и у меня - понял всё:
   - "ЕжлИ лОжечка падет так" - кладёт на скатерть ложку круглой частью вверх - женюсь, а ежли так" - переворачивает ложку, бьёт пальцем по узкой части, через открытую дверь ложка влетает в соседнюю комнату и встречается со лбом пожилого человека...
   - ...и стоп-кадр?
   - Стоп Памяти, не помню, надо было жениться герою фильма, отменить?
   В фильме были и трагические кадры со стрельбой пистолетом, женщиной в гробу, сдержанный женский плач в зале, и "край фильмы"
   Девятилетним сражен в кинотеатре Люблина фильмом, от коего Память сохранила два эпизода...
   -... завидная Память! хранить шесть десятков лет кадры фильма с забытым названием редкое явление.
   - Не хвали, возгоржусь...
   - Осажу.
  
  
   Глава 27.
  
   Окраина.
  
  
   Кто из живых обошёл истину "счастье короче беды"? Никто, и явившийся владелец квартиры в доме напротив лагеря, весьма вежливо попросил освободить занятую площадь.
   Грозного "немедленно" не было, пан хозяин понимал положение семейства "сам шестой", и отец понял пана, потому без разговоров отправился на поиски "новой крышей над головой"
   - Не себе, семейству...
   - "с чужого коня посреди грязи слезешь" - работало в Польше, и глава семейства тихо, по-европейски, с извинениями, повёл семью на новое место проживания.
   - Куда?
   - На окраину города.
   Отец, кроткий, Отец, недавний работник Германских железных дорог, следовательно "вражеский прислужник", с помощью полЕка, указавшего на свободную жилплощадь в доме через дорогу от лагеря, привёл отца в небольшой дом в два этажа на окраине.
   - Чего ради "нехороший" полЕк помогал "московиту"? Да возьми его нечистый со всем семейством! - нет, переживал...
   - Где находился владелец дома?
   - Нужны сведения о месте нахождения владельца дома-магазина?
   - Не очень, сравнение просится...
   - Выкладывай.
   - В отечестве, на момент освобождения, чтобы не оказаться под "катком войны", жители, имевшие родню в сельской местности, оставляли жильё в городе:
   - Деревни не бомбят, тихо в деревнях...
   - Какой процент жителей Люблина уходил на запад от наступавшей савецкой армии?
   - Ненужная Статистика перемещённому семейству числом шесть душ. Нуждались в крыше над головой - крышу получили, а кто хозяин крыше знать не надо. И владелец магазина вывез семью в село, полЕки и русские разные, а заботы о семьях один в один.
   Судить по товару, оставшемся в магазине, владелец торговой точки в оккупационное время не был величиной.
   - Один владел магазином в оккупированной Польше?
   - Нет.
   - Катынь пугала?
   - Катынь с весов не снималась, но какой процент полЕков не верил добрым намерениям освободителей неизвестно.
   Расположились в торговом зале, второй этаж был закрыт, и матушкино приютское воспитание сказало:
   - Нечего наверху делать, внизу места хватает...
  
   * * *
  
   Когда, как, и почему семейству нашему пристала женщина лет тридцати неприятной внешности, чем-то схожая с "царём нищих" града Люблина.
   - Не высок "титул"?
   - Не высок, иных побирушек рядом не было, не с кем сравнивать.
   - ... момент "причаливания" пропущен?
   - Абсолютно. Назвалась "землячкой", а когда земляки отвергали "земляных"? Никогда, великое и святое "земляк" сближало в мирное время - что говорить о военном?
   Отказать земляку в помощи в трудное время в чужой стране "грех неотмоленный", непростительный:
   - Живи, места хватает, кормом поможем, не господа...
   Новое лицо не собиралось потреблять калории за "спасибо", но предложило услуги няньки, но мать ответила в том духе, что "сама троих выходила" услугами нянек со стороны не пользовалась:
   - Не господа нянек держать...
   На сегодня прошлое рассмотрено со всех сторон, на понимание сторон ума не требуется, но есть и туманные стороны: чего пристала к нищете, что надеялась получить?
   - Развею туман: приняла вас за владельцев недвижимости и предложила услуги няньки. Платные.
   Русский язык мать сдабривала словами приюта, диаметрально отстоявшими от языка "пансиона благородных девиц", приютский не входил в "блатняк", не был "феней", воспитанника приюта понимал "коллега", и никто другой.
   - Желателен пример...
   - Ситуация "спрятал и забыл место схрона" объяснялось одним "забельшил", слабый ребёнок назывался "чезлым", матушкиного объяснения "пахмыра" не получено...
   -...и придётся нам, "нещасным", без споров, искать толкование "пахмыре"
   - Найдём!
   - Перевалив за пятьдесят...
   -... долго терпел, долго...
   -... прогуливаясь в польском прошлом...
   - ...поправь "в моём польском прошлом"
   - ...захотел выяснить название "пахмыра", и начал с того, чему обучила совецкая школа: "имя существительное женского рода, единственного числа, следом перевёл в мужское, и получил знакомое "хмырь" Не ново, хмырей хватает, видом придурковатое создание, но хитрое, по народному определению "себе на уме"
   Мужской "хмырь" ниже женской "пахмыры" на две литеры "па", и при встрече "хмыря" с "пахмырой" в дураках окажется "хмырь"стало быть "пахмыра"
   Без нарушения орфографии русского языка пахмыру можно величать "хмырей", но воспитанники приюта применяли "па", что значит "па"? "Пан"? Пан мужчина, но... стоп, надо определиться со званием "хмырь", кто таков? Высокий титул, таким награждали и величали ни всех придурков, но способных показной глупостью обвести вокруг пальца любого умника!"
   На объявление о землячестве мать не отозвалась встречным расспросом "откуда сама будешь, земля русская просторная, городов и сёл много?" - и "пахмыра" воздержалась уточнять место довоенного проживания магазинных жителей.
   - Толкование "пахмыр"?
   - Принято, а появится что-либо новое - принесём извинения читателю и поменяем "показания" Добавь "пахмырам": "когда
   пахмыра видит приближение краха задуманной операции с неприятными последствиями телу (мордобой) - мгновенно превращается в дурака без подделки, и гасит желание набить морду.
   - Верно, дураков не бьют, на Руси дураков правителями делают.
   "Няня" была "пахмырой", что вскорости выяснилось: через неделю "служения на ниве воспитания подрастающего поколения" запросила оплатить труд долей от магазина, не меньше, и если первый намёк о вознаграждении проходил авансом - второй требовал расчёта. И мать взорвалась:
   - Чег-о-о!? Какая "доля", очнись! - пахмыра продолжала настаивать, чем окончательно взбесила мать.
   - Краткое замечание о гневах:
   а) гнев длительный, не осуществляемый практикой,
   б) кратковременный, исполняемый...
   Длительный, не выражаемый действиями, или звуком, гнев,
   отрицательно сказывается на здоровье гневающегося.
   - Матушкин гнев исполнился детдомовской лексикой в русском варианте, но полный текст забыт...
   - ... русской инвекты не было, и данный момент говорит о .
   и . Имел удовольствие присутствовать при разъяснении сути заблуждений пахмыры на владение чужой собственности.
   После непродолжительного, впечатляющего словесного разъяснения, мать приступила к "практике": собрала вещи претендентки и выбросила из пределов чужой собственности.
   "Пахмыра" прослушала "лекцию" о неприкосновенности частной собственности, получила разъяснение, кому принадлежит магазин, и, как туман, рассеялась за порогом.
   Не имей мать детдомовского воспитания - дождалась отца, объяснила суть претензий "пахмыры", собрала ниже скромного постельное тряпьё с приютским званием "хархары", поклонилась "пахмыре" и покинула чужую собственность...
   -...до появления законного владельца частной собственности и разъяснения заблуждений "пахмыры...
   - ...а это новая порция ненависти полЕкам:
   - Гады, магазин пожалели!
   - Жаль "пахмыру"
   - Чего так?
   - Ну, как же, мечтала стать владелицей магазина - и облом...
   - Магазин надо заработать, не знала русское "нажито махом - прожито прахом"
  
   Глава 28.
  
   Гимн земноводным Польши,
   или
   "Слава стрелковому оружию"!
  
  
   - "Нет худа без добра!" - окраина Люблина подарила дивный луг недалеко от жилья и ручей, куда стекала "верховуха" с луга.
   Проходили интересные польские дни, а сколько им длиться малый не знал...
   - ...а найдись любопытный, да спроси:
   - Хочешь остаться здесь насовсем? - как ответил?
   - Никто не искушал девятилетнего хлопака, владелец торговой точки не появлялся, не требовал польской мовой "очистить помещение" В требовании "очистить помещение" ничего не видишь?
   - Вроде, нет... Требование неприятное, но законное, а законы требуют выполнения... Что усмотрел?
   - Глагол "очистить" означает удаление нечистот, часто, если не всегда, предложение "очистить помещение" касается живого субъекта, неодушевлённые предметы не имеют в виду.
   - В этом что-то есть...
   Ах, просторный торговый зал, намного просторнее сгоревшей кельи, помню тебя, райский угол!
   А луг с ручьём чистейшей воды, на окраине луга выходила труба, из трубы тонкой, не прекращавшейся струйкой, стекала чистая водичка. Собиравшаяся с луга влага была целебная: растущее разнотравье луга отдавало воде часть того, что брало у земли.
   В одном месте ручья было рукотворное возвышение с неизвестным назначением, ландшафту не хватало деревьев с "избушкой на курьих ножках"
   - ... не было деревьев с избой на куриных ногах, но было маленькое озерко на месте вытекающей из трубы воды, и в этом озерке проживали маленькие рыбки, неизвестно кем запущенные в родную среду.
   - Откуда знаешь?
   - Не скажу, секрет...
   - Бунт?
   - Лёгкий, "в пользу общему делу"
   - Шаблон?
   - Он.
   Первая прогулка по лугу и встреча с озерком, получившимся от "водопада" из трубы, выставила древнейшую человеческую задачу:
   - "Поймать поймать одну руками"! - без вопроса:
   - "Что будешь делать с пойманной польской рыбкой? Сваришь и съешь рыбную мелочь? Что с неё, какой навар"? - на такие вопросы и взрослые рыбаки "подлёдного лова" в отечестве моём ответить не могут.
   На каком-то расстоянии от места, где из трубы вытекала вода, ручей изгибался, образуя непроточную, но достаточно глубокую и небольшую болотину с чистой, стоячей водой, и в той болотине с выходом в ручей проживала фантастически большая лягушка, редкостное земноводное польской фауны, упитанное и не такое зелёное, как лягушки отечества. Особая лягушка, польская, "крулевна" местных лягушек...
   Помимо рыбок, мечтал поймать и лягушку. Спросил бы кто:
   - "Зачем лягушка? Или мечтает попасть в твои руки? Спрашивал лягушку"? - инстинкт охотника не трогали мнения лягушек.
   Отчего в детстве хочется поймать лягушку - объяснить не берусь, но чувства и желания к необыкновенной польской лягушке изложу: завершись успешно взятие в плен лягушки-красавицы - далее
   разглядывания на редкость крупного земноводного не пошёл, не было фантазий на что-то другое, на то время не знал о сказке, где лягушка превращается в красавицу. Поймать, подержать в руках - и сделать "доброе дело": отпустить. Много позже осмыслил: - "Наивысшее "доброе дело" - никого не ловить и не совершать "добрые дела по освобождению".
   Как-то прекрасным днём пришёл на берег ручья и увидел человека в военной форме. Человек сидел на бережку с фуражкой в руке и смотрел на лягушку. На плечах человека в военной рубахе вдоль плеч лежали продолговатые площадочки с маленькими звёздочками, но много, а через грудь на пояс пролегал ремень. Что "площадки" на плечах военных звались "погонами" - об этом не знал.
   Человек мельком глянул на меня и опять переключил внимание на земноводное. Подруга находилась в воде у берега на глубине не выше колена. Почему знакомая вылезла из родной болотины и перебралась в ручей - не знаю, но думаю, что и она радовалась освобождению.
   Сидевший на берегу человек в форме откуда-то, но место на теле прозевал, достал большой чёрный пистолет, произвёл какие-то манипуляции, вытянул руку с оружием в сторону подруги и выстрелил!
   Звук от сожженного патрона в пистолете немного напряг зрителя (меня), но не лягушку, коя никак не отреагировала на агрессию... нет, было: земноводное немного шевельнулась, но ни как смертельно раненая, а нехотя, лениво. Пожалуй, пребывала в "возрасте".
   Военный удивился промаху и повторил выстрел. Подготовка ко второму выстрелу длилась дольше по времени: стрелок целился, "брал на мушку". И второй выстрел оказался безрезультатным.
   "Сафари" военный дяденька начал сидя на земле в стандартной позе: согнув колени с упором ступнями в землю, но после второго
   траченного "мимо" патрона военный смущённо посмотрел на зрителя (меня), встал в рост, принял позу идущего на последнюю схватку с врагом, и пальнул третьим патроном с прежним результатом, а чужая, нехорошая, возможно и вражеская лягуха, не отозвалась ни единым движением: "убил!?"
   Безразличного поведения лягушки на угрозы окончить жизнь от пули не было, но сегодня думаю, что причин оставаться спокойной у подруги могло быть не менее трёх:
   а) лягуха пребывала в страшных лентяйках,
   б) но настолько умной, что поняла:
   - Нечего бояться! - пользовалась польская лягушка русским "двум смертям не бывать, а одной не миновать" не выяснил.
   От входа пули в воду подруга могла получить гидроудар, какой получает всякая водяная живность, когда весной рвут ледяные заторы на реках. Но и о гидроударах не знал.
   Крупная лягуха, не менее ладони взрослого мужчины, и только в возрасте за сорок понял и оправдал стрелка: ни он, ни я, не видели столь крупных земноводных, а увидев - загорелись желанием добыть...
   - ... без объяснения "зачем"? Добыл земноводную на показ сослуживцам, какого размера лягушки водятся в Польше? Будь французом и гурманом - понятно, лягушачьи лапки, добыча, деликатес, а ты русский человек, какие лапки? Или пан офицер хотел удивить боевых друзей размерами польских земноводных? Лягушки в избытке проживали и на твоей родине, но чтобы таких крупных - нет и нет? Не мог восьмилетний малый задать вопрос боевому офицеру:
   - Пан офицер, положим, обоймы хватит прикончить лягуху, а дальше что? Носишь славу лучшего стрелка в воинском подразделении? У оккупантов хозяйка водоёма выжила, поляки, естественно, не обижали, а ты с чего открыл охоту!? Тратить патроны на польскую лягушку во времена, когда заклятые враги твои не сложили оружие!? - мудрыми были восьмилетние мальчики и девочки, но и они не знали, в какую копейку обходится траченный патрон к большому и чёрному пистолету в руках офицера. Кто знает, сколько выстрелов в войну было сделано "в молоко"? Если убито тридцать миллионов человеческих тел - уже тридцать миллионов патронов, а сколько выпущено впустую?
   Три патрона на польскую лягушку на расстоянии трёх метров с нулевым результатом трибуналом пахнут!
   Лягушка не хотела умирать, не поддавалась истреблению: человек с большим пистолетом выпустил в неё и четвёртый заряд, а квакуша медленно, от преклонных лет, поворачивалась и не думала исчезать с облюбованного места. Офицер матюгнулся и спрятал оружие. Наблюдатель "сафари" (я) по непонятной причине, ликовал без видимых признаков радости!
   До сего времени копаюсь в чувствах, кои сидели во мне во время той "охоты":
   а) почему не "болел" за пана советского офицера, как болеют ныне любители футбола?
   б) почему "болел" за польскую, чужую, лягушку?
   в) почему открыто не вступился за квакушу и не спросил:
   - Дядя, зачем стреляешь в лягушку? - мог на окраине польского города русской речью удержать совецкого офицера от пустой траты боеприпасов, и от позора "говно стрелок", но не удержал?
   Был заодно в деле порчи польской фауны, совершил первое предательство? Оправдывал себя: "офицер - наш, а лягушка - польская?" Нет.
   Сегодня думаю: "офицер принял меня за местного малого и прекратил "охоту", застеснялся промахов из личного оружия.
   - Простим военного человек с четырьмя малыми звёздами на каждом погоне, ни ты, ни стрелок не знали законов линейной оптики, оттого оконфузились в охоте на польское земноводное, и четыре пули из громадного чёрного пистолета не достигли цели.
   - Дядя с погонами "капитана" мог знать "луч света, проходя границу двух сред, претерпевает преломление", а мне это было неведомо...
   -... потому и не мог поймать ни одной рыбки, что водились в чистом ручье на окраине славного польского города Люблина одноименного воеводства?
   - По этой причине пуля из пистолета советского капитана, выпущенная в цель уходила "в молоко"
   - Каля, подозреваю, квакуша лучше людей знала законы линейной оптики, потому и не беспокоилась за свою лягушачью жизнь.
   Это потом, в школе, преподаватель физики, добрейший и умнейший Николай Иванович, показывал, как в стакане с чаем "ломается" ложка. Когда увидел "явление преломления луча света на границе двух сред" - вспомнил Польшу, капитана и его безуспешную охоту на лягушку польского происхождения. Всё встало на свои места, и капитан в моих глазах получил оправдание: не виноват был советский офицер, никто и никогда не говорил ему, что если стреляешь в чужих лягушек, то делай хотя бы упреждение на величину преломления света!
   Думаю, та лягуха не погибла и дожила до "естественной смерти", если смерть считать естественным явлением. За долгую лягушачью жизнь выдала много икринок, из коих вышла армия лягушат, кои, уверен, живут и распевают лягушачьи песни до сего времени в ручье на окраине польского города Люблина.
   Для меня война кончилась, впереди ожидала встреча с законами "линейной оптики", а у обремизившегося в охоте на польскую лягушку капитана впереди был полный год войны.
   Как бы выстроились мои отношения с "зелёной подругой", останься наше семейство в Польше навсегда "дважды изменив родине"?
   Основы - не представляю, но мелочи вижу ясно: в тёплые месяцы года, в сезон массовых "выступлений" земноводных, ходил бы слушать подругу... если, разумеется, она принимала участие в общем хоре лягушек болотца... Потом бы любовался её головастиками: думаю, они бы выделялись размером из общей лягушачьей народности...
   Искал бы пани Язю? Не знаю...
   Прекрасен Люблин! Житель Кракова, или Варшавы, не согласится со мной, но я спорить не стану: разве любовь отдаётся на обсуждение?
   Последнее посещение города перед насильственной отправкой на "землю отцов" происходило во второй половине солнечного дня, и улица была освещена особо. И до сего дня, в июле месяце, когда вижу дома родного города, освещённые после полуденным солнцем (теневая сторона) вижу Люблин. Ни в какой иной час не приходят воспоминания, но только в определённое время, и такое можно сравнить с "открытием портала в прошлое", если верить в фантастику о "порталах".
   Вырос, пришло время "выполнить долг по охране отечества", был призван в "ряды вооружённых сил". Не оговорился: "силы", куда призвала "страна", были вооружены, но не "оружием для уничтожения живой силы и техники противника", а пилами и топорами:
   - Основное "оружие" сапёра мать-пила и отец-топор, остальное сапёру без нужды! - нерушимая вера командиров "строительных батальонов"
   Половину года из трёх лет служения пробыл в Прибалтике, в бывшем прусском городе Тильзите, перекрашенным в красный цвет и названный "Советском" Прусский "Тильзит" ныне входит в нехорошее слово "анклав", по звучанию сходное с "клоакой", что неважно: оба чужие.
   Когда увидел Тильзит в час особого освещения улиц - вспомнил Люблин, далеко стоящий от Балтики, но схожий с Тильзитом. Европа?
  
  
   Глава 29.
  
   Польская музыка.
  
  
   "Нищих рождает общее тяжёлое экономическое положение страны" - и ни звука, отчего страна скатывается в нищету...
   -... и много лет отказывается вылезать из нищеты...
   - Кто, и когда жалел богатых? Не было, и не будет, а нищего "вера христова" призывает жалеть.
   Гнуснейший сорт нищих "храмовники", торчащие на папертях
   храмов, и бьющие уродством и грязью в "десятку чувств" прихожан.
   Иду в храм, открываю душу, готовлюсь выпустить в эфир серию молитв, вижу сидящего на полу притвора "сирого и убогого" с бумажной иконкой "богородицы" в грязном картузе...
   -... "пьющий не войдёт в царствие небесное" отключается, и в поиске денежной мелочи запускаешь руку в карман?
   - На рожах просящих написан порок, а храмы не исцеляют пьющих?
   - Пьющие в небольшом количестве необходимы как "наглядное пособие": "будешь пить - переберёшься к сидящим на паперти. Думай"
   - Не лучше будет "православным" храмам изгонять "алкогольных бесов"?
   - Хорошо, рекомендация понята и принятаа, "спиритус вини ректификатус" изгнан и проклят, потребление упало до одной десятой процента, в спиртоводочной индустрии, как и в автомобильной, дикий застой, цена пол-литра "огненной воды" сравнялась с половиной литра "минеральных вод Кавказа"? Где прежние налоги с пьющих, что скажет Бюджет государства?
   - Мрачная картина... Кто первый, и когда, приём стопки "огненной водицы" привязал "поминанию усопшего"? Что получается: много убитых - много и стопок, а ушедших поминаем не одним "стопарём", тремя... И "формула" хороша:
   - "Лучше подать, но не просить..."
   - "Просящие"" так не думают.
   - Как иначе, кроме выпивки, помянуть "усопшего раба божьего"? Мы иных способов поминания усопших не знаем. Только тризна!
   Непрямая форма нищенства ныне - игра на различных инструментах в людных местах. Двое-трое музыкантов исполняют что-либо по своему выбору, и очень часто "выбор" у них убогий. Да и музыканты - не "виртуозы Москвы" Но они труженики: что рождается под их пальцами, какая музыка - неважно, но это продукт, и они за него получают столько, во сколько этот продукт оценивают слушатели.
   . Отстали на пол сотню лет. В польском городе Люблине, не устану повторять имя города, звук любви в имени слышится, впервые на улице увидел трёх, или четырёх пожилых музыкантов, исполнявших любую мелодию на заказ.
   Подойдите, дайте злотый, промурлычьте семь нот любимого произведения - и музыканты-виртуозы начинают исполнение.
   Происходит чудо, через семь десятков лет хожу по улицам Люблина в надежде встретить уличных музыкантов-виртуозов сорок четвёртого, встретил троих (альт-труба, гитара и контрабас), даю европейскую монету, и заказываю незабвенную немецкую, германскую, фашистскую проклятую мелодию "Лили Марлен"
   Никто из троих не сломает инструмент о мою старую голову?
   - Пенёнзи плачены? Плачены. Закон "кто платит - тот и музыку заказывает" отменён? Нет, так, что, проше пана, взбодрите инструменты и огласите улицу музыкой!
   И в один из вечеров улица из небольшого на вид устройства полилась музыка - удивлению и восторгу не было границ, но что это музыка исполнялась электроникой - не знал.
   Мелодия жива, помню до сего дня, а поэзию "не веем"
   Удивительно близок польский язык русскому, русское "ведать" - знать, польское "веем" то же самое, но что значили "заочки бялые" осталось в неведении.
  
  
   Совецкие солдаты (украинцы), певшие до установки громко играющей техники национальную "Галю молодую" не выдержали конкуренции с польской техникой и прекратили ежевечерние "концерты".
  
  
   Глава 30.
  
   Возвращение.
  
   На какой неделе "страна победившего социализма" обратила внимание на заблудившихся детей, и без "ласкаво просим" потребовала погрузиться в вагоны остаётся "под слоем пыли", но момент, когда отец с вытянувшимся лицом сказал:
   - Мать, требуют вернуться... - и назвал место, откуда семейка "вражеского прислужника" стартовала.
   - Кальви, почему у мужчин вытягивается лицо при оглашении неприятных известий?
   - Размер лица по вертикали постоянен, отвисание нижней челюсти создаёт эффект удлинения лица.
   - У всех челюсть отвисает?
   - Иные сцепляют зубы, восстают против "командиров", управляются своими соображениями. Отец был в первой категории, исполнял "всякая власть от бога"
   - И женская?
   - Женская на первом месте.
   "Заблудившихся" "страна саветов" видела объектами "воспитания в духе любви и преданности сасилисическому строю", не более, в чём многие из вернувшихся вскорости и убедились.
   - Знали, куда возвращаются - и возвращались...
   - "Зов родины-матери..."
   - Страна, поделённая на витрины и завитринные закоулки.
   - А войти в положение "вождя народа"? Как оставлять своих граждан на чужбине, захиреют и умрут от тоски по родине, кою "великим гением" создал!
   Вернувшихся проверять на порчу Западом, и при малейшем проценте порчи изолировать на срок, достаточный на понимание, чей лагерь лучше... если вернутся из места "воспитания"
   - Кальви, мог отец "затеряться" в Польше?
   - Мог.
   - Как?
   - Не регистрироваться, не выражать желания вернуться "под крыло отчизны"
   - Ностальжи?
   - И она постаралась...
   - Мать, приказывают уезжать... - и никаких иных разъяснений не было. Всё, и враз стало понятным: вернуться на "историческую родину", польский участок Европы не ваш, вы излишне хороши Европе, а Европа вам плоха...
   - День отъезда?
   - Забыл, помнилось другое: "произошедшее за год было сном" Не во всём приятным сном, но интересным...
   - "...и совецкие люди, возвращающиеся из рабства, со светлыми и счастливыми лицами, вторично погрузились в теплушки, ей-ей, если не в те, в коих в Люблин пятнадцать месяцев тому назад и прикатили.
   - В тебе погиб савецкий работник периодической печати.
   - Бес говорил, помню...
   - Ширина железнодорожной колеи Европы уже, и теплушки были европейские. Забыл?
   Присутствовало существенное "но": плотность загрузки вагона была выше, не такая, как год назад, когда "бежали от справедливого гнева всего советского народа" Загадка.
   Паровоз длинным гудком пропел отправление, дёрнул вагоны, и кто-то излишне суеверный подумал: "ох, не доброе начало, не доброе..."
   - О пятнадцатимесячном пребывании в Польше надо было рассказать сорок лет назад, но не через семь десятков.
   - А, позвольте вас спросить, где вы были? Бес вселился за три месяца до выхода на "социальную защиту", о тебе вообще не знал... В чём моя вина?
   Одни уверены:
   - "Прозрение даётся свыше"! - другие, с большим объёмом возражений по любым вопросам заявляют:
   - Единственное, с чем справляемся без указаний сверху - борьба с происками врагов! Истинные "патриВоты" возразят:
   - "Дар свыше" ниже "горячей любви родине, кою настоящий савецкий человек должен нести в сердце!"
   - Сердце живое?
   - Разумеется, остановившееся теряет звание "савецкое"
   - Отвечай, как на исповеди: прожив в Люблине год не лагерной, свободной жизнью в мирной обстановке - как часто "с тоской во взоре" вспоминал сгоревший монастырь? Случись затеряться в Польше - монастырское "житие свое" времён оккупации излагал польским языком, рождая вопросы автору:
   - "С чего полЕк пишет о каком-то монастыре в "стране советов"?
   Много лет спустя, вспоминая прошлое, спросил отца:
   - Как расставался с Польшей?
   - Трудно, не хотелось возвращаться...
   - Как так? Русский, православный, поляки - католики, иноверцы... - ответа не получил, а потому остаётся додумывать причины, по коим отцу не было резона возвращаться на "малую родину": "коллаборационист"!
   Вторая причина: не испытала Polska "житие в сосилисическом раю", "рай" готовился свалиться в недалёком будущем.
   В узкой полосе истинной свободы Польша жила рынком, и отцовы два оккупационных года рыночных отношений с врагами плавно перетекли в польский рынок. Судить отца за измену далёкой родине?
   Любовь первому заграничному городу жива до сего дня, остаться в Люблине было естественно: жильё в магазине, лужок с верховой водицей, озерком на выходе дренажной трубы, рыбками не более указательного пальца, не поддававшиеся лову, плюс крупное земноводное, вышедшее непобеждённым из военной агрессии тремя пистолетными патронами савецкава офицера. Три патрона не шутка.
   В семидесятипятилетний юбилей сестры задал вопрос:
   - Что думала о возможности остаться в Польше?
   - Мучил страх: "как учиться? Польского языка не знаю..."
   Молодым не спрашивал отца о войне: чего спрашивать, чем интересоваться, всё и так понятно: вот тебе враги, а вот - друзья.
   В какую графу был вписан отец не понимал пока не научился чтению и глотать всё, что изображали литеры киррилицы.
   "Совецкая реалистическая проза" рассказывала о "зверствах оккупантов на "савецкой земле", разглядывал свои дни оккупации, вспоминал повешенных в городском сквере...
   -... мучился сомнением: "семерых повесили враги, или троих?
   Тогда так напугался, что не рассмотрел всю картину"
   Какие сомнения о родном отце, какие ревизии прошлого?
   Когда "широкие массы савецких людей" пришли к пониманию "не всё ясно, как пели "верхние товарищи, много туману..." в коем "савецкие люди" в нём плутают до се...
   Дошло до того, что "кое-где, и кое-кто" отравлял эфир злобными вымыслами "война замышлялась нашими "вождями" как "освободительная трудящимся Европы от гнёта капитализма", но враги, сукины дети! - оказались дальновиднее, ударили первыми, и "освободительную" войну срочно объявили "отечественной"
   - ... "пошли по шерсть - вернулись стрижеными"?
   - Не совсем так, и совсем не так, коварного врага растоптали основательно и бесповоротно, некому делать заявления "ничего, кроме победы, не имеете с прошлого"на сегодня.
   Худо другое: число граждан, верящих в злобные измышления о прошлом, увеличивается. В графу "очевидное" каждый может вписать, что больше по душе. В этом преимущество демократии.
   И немного о "поверженных в прах": кто, и кому был большим врагом в Большой Войне: немцы нам - мы немцам"? - неясность предстоит устранить будущим историкам. Все последующие войны описаны и поняты, а вот древня и жестокая пребывает в пятна семь десятков лет.
   Момент пересечения границы Полонии утерян Памятью, а почему - объяснить не могу.
   - Выстукивай: "пятнадцать месяцев назад езда в "пролётной трубе" представляла громадный интерес, каждая минута обещала новое - дорога назад ничего не обещала, потому и забыта"
  
   !
   Глава 31.
   Прощай, Polska!
  
  
   Устроив семейство под "крышу" отец исчез. Был, был - и нет отца:
   - "Нет отца... Воевать погнали..." - мать так и сказала: "погнали". Словам матери не удивился: отец всегда куда-то уходил. Вот он, дома, в келье, что-то делает, но поднимается, одевается в нехитрую амуницию - и уходит...исчезает, а если будет бомбёжка за время отсутствия - буду вызывать через печь...
   Момент ухода отца из дома пропустил, и как такое случилось - не помню. Возможно, по привычке пропускать ненужные события. Отец и приходил неожиданно, бессистемно. Когда уходил на работу - щемило сердце, но какое "щемление сердца" может быть у восьмилетнего? Восьмилетним мальцам не дано удовольствие испытывать "сердечных ущемлений":
   - "Мал для больших переживаний"! - если разве совсем кратковременное и непонятное стеснение в груди и не более?
   Тогдашний тихий и незаметный уход отца на фронт сегодня объясняю мистикой: если, уходя на войну, человек получает от родни океан слёз и страданий - верный признак, что провожаемый не вернётся, останется в войне навсегда: родня оплакала при расставании. Примета такая жила. Или по другим причинам не было кинематографических "сцен расставания главы семейства с чадами и домочадцами"? Отца отправляли "выяснять отношения с недавними работодателями", кому-то интересно было знать, как поведёт себя вчерашний вражеский прислужник, а ныне младший телефонист гаубичного полка N...попавший в настоящую военную обстановку.
   Забавная ситуация на границе с анекдотом: "вызволители из неволи" могли прямым ходом, не выгружая из теплушек, отправить нас на любую "станцию назначения". Станций на громадной территории "страны советов" хватало, но почему оставшееся время жизни не "осваивал северные районы" - тайна, а имеющиеся подозрения по данному поводу, смешны: "властям предержащим" хотелось знать:
   Когда, как закончится "полоса везения" отщепенцам? Полоса не бесконечна, почитаемых людей война снимала с полосы везения, а эти...
   -... этим, не иначе, как потусторонние силы, иногда дарили мелкие радости материального характера.
   В последующей жизни появлялось неисполнимое, вгонявшее в тоску желание навестить Полонию, пройтись по запомнившимся улицам Люблина, посетить лагерь...
   - ... "мечтать не вредно", помнится, где-то было сказано о сожжении бараков, нечего навещать...
   - Дом напротив ворот на месте?
   - На месте...
   - Достаточно дома, встану спиной к фронту, увижу ворота, а, если на месте лагеря ничего не построено - увижу и бараки.
   - Без регрессивного гипноза?
   - Без, сеанс регрессии не по карману российскому пенсионеру.
   - Сколько держалась мечта?
   - Недолго, секунды, ценность русского человека в способности быстро убивать несбыточные желания: "что ты, что ты, чего хранить бараки времён войны, лагерь твоего пребывания не Аушвиц, и не Дахау!"
   - Хочется порадовать душу визитом в Люблин?
   - Мог и не спрашивать... Первым местом радости будет небольшое здание католического госпиталя, где вернули продолжать пребывание среди живых, после госпиталя навещу костёл, где у входа справа был посажен "кислым" стариком дебютировать в роли нищего...
   -...и где отказался постигать великое искусство попрошайки?
   - Тронуть душу и получить награду монетой искусство, нищие великие актёры.
   А тогда в костёл вошёл... Знал, как осеняют себя крестным знамением православны, посмотрел на входящих - и заметил: поперечное движение полЕки творят с правого плеча на левое - православные наоборот.
   - В православном храме осеняться католическим крестом - в костёле православным? Как скоро молящиеся сделают замечание за вольности при совершении основного обряда?
   Мечты посетить Полонию остались мечтами без огорчений: "чего терзать разум и душу неисполнимыми желаниями? Жди время, когда Память повредит старческое слабоумие и Польша забудется..."
   - Страх забыть заграничное прошлое отменить, многие моменты промежутка времени "сорок третий - четвёртый" занесены в технически надёжные устройства, а появятся финансовые возможности - двухсот страничный опус переселится на бумагу, "спи спокойно дорогой товарищ", персональные враги Маразм и Склероз не достанут тебя!
   Страшно дорогое путешествие в заграницу на всех видах транспорта плюс ночёвки в отелях заменяются удобным расположением тела на лежбище собственного изготовления, тишиной, мраком, загрузкой картинами прошлого, и удержанием на месте до выяснения деталей...
   - ... и без затрат ненёнзив... Гуляешь до погружения в сон, "попаданство" продолжается, навещаешь приятные места, в плохие не заходишь, поумнел...
   - То так, Память терзает картинами, но почему не щадит место пребывания до сих пор выяснить не удалось.
   Ограничься начинка Памяти издевательствами наяву - ничего, пережить можно, но когда содержимое трансформируется в снах - ничего более худшего не существует.
   Попытки настроиться на приятные картинки прошлого ничего не дают, вместе с красивыми картинами пролазят и страшные, ненужные, а отчего воспоминания не обходятся без "ложки дёгтя в бочке мёду" - тайна.
   Первая дивная сказка - званый обед у пана инженера, прерванная Тифом на десерте клубникой с взбитыми сливками, гибель воспоминаний о польской кухне, а там было многое и вкусное до невероятия!
   - В самом деле, почему не задержаться подлому Тифу на пару часов, какая необходимость валить малого в беспамятство?
   - По-хорошему Тиф не имел прав валить за пиршественным столом, тогдашний пир представлял исключительное событие!
   Случись ныне приглашение к пану инженеру - выпил две порции подогретого, как принято у полЕков, вина: за прошлое и за настоящее!
   - И будущее?
   - Пить за будущее в наше рискованное время не следует.
   Что осталось на сегодня? И много, и мало: наслаждаться в зрительных представлениях польской черешней, что принёс отец в госпиталь после того, как "оклемался". До появления слюны представляю польскую вишню, поляки их "склянками" зовут. Что древняя война для меня? Так, забава, мирные и приятные мысли, а ведь кто-то в это время погибал... Эх, если бы до полного счастья поговорить с пани Ядвигой! Сказал бы много красивых слов о любви, море красивых слов о любви, все слова, которые люди сказали о любви за всё время существования человечества! И даже больше того - память, крепкая и надёжная память моя, неумирающая и ненужная память! Зачем дана!?
   "...умирает старый мастер деревянных дел:
   - Всем сучкам и всё прощаю, а тебе, еловый сучок, прощенья нет! - это о тифе, что так подло, не спрашивая, свалил на званом обеде у пана инженера. Может и так, но не сделай тиф подлость - прошёл мимо католического госпиталя и никогда не испытал истинного милосердия от удивительно и красиво одетых женщин лечебного учреждения. И не увидел паненку Язю! - если делать выбор между званым обедом у пана инженера и встречей с Язей - выбираю Язю и тиф!
   Нет прощения глупому поведению с пани Язей в госпитале: не сказать ни одного слова любви! Мог заменить русским "люблю" польское "кохаю" - и она бы поняла, она девочка, в девочках нет той "дубовости", коя содержится в избытке у мальчиков от юности и до конца.
   А знал тогда слова любви? Что тогда было? Любил девочку Ядвигу и не знал слов, коими мог заявить о любви своей? Знал слова, но не любил паненку Язю? Или потому не говорил, что любви не было? Или были желания иного сорта: замереть, провалиться в мир постели и ждать, когда из тела уйдёт эта отвратная тифозная слабость! Настолько подлая и мерзкая, что не позволяла прямо сидеть на горшке!?
   Написать в популярную телепередачу "Ожидание" с просьбой разыскать пани Ядвигу? Известная контора запросит максимум информации о пани Язе, а что имею, что дам?
   Имя "Ядвига" из области наития, "подруга по хвори" могла зваться "Кветой", "Беатой", "Кшисей", "Хеленой", и другим именем.
   - Кальвик, как звали паненку?
   - Зачем знать? Не трогай девочку, пришло имя "Ядвига" - пусть и останется, оно прекрасно, выше всей святости мира, ибо прожила две жизни...
   - Как понимать "две жизни"?
   - Так и понимать: свою, а вторую в Памяти твоей.
   Помнишь время пребывания в палате католического госпиталя славного града Люблина одноименного воеводства, и как в неподходящее время свалилась некачественная любовь, не желаешь "очистить душу покаянием"?
   - В чём каяться?
   - В жлобстве. Не забыл, как пожалел черешню любимой и сожрал сам?
   - Так "ягоду жизни", "склянки", то есть, вишни, отдал любимой!
   - Ну, да, кислыми показались, "добряк" хренов!
   Откуда было взяться полноценной, настоящей любви, если на то время вся любовь, без остатка, переведена, как банковский вклад, с авиации паровозу неизвестной национальности? Хотя, нет, паровоз был русским серии "ОВ", "овечками" называли...
   Как мог любить Язю, зная пяток ругательных, не основных слов в польском языке? Имел право любить без главного польского слова "кохаю"? И столько знала паненка Язя из русского языка?
   И всё же мне, полудохлому, с надеждой на выздоровление, хватало восторга души, что испытывал, когда смотрел в её глаза!
   Мало одного любования глазами польской девочки в восемь лет? Много! Настолько много, что пожалуй, "гляделки" и не позволили отправиться "на тот свет" раньше срока...
   Медицинские работники всех стран! В ужасные отечеству дни содержите разнополых и разноязычных больных детей, с шансами остаться в живых в соотношении "один к ста" в общей палате! И так, чтобы могли видеть глаза друг друга!
   Люди, не соединяйтесь в моменты, когда alles gut и благополучие, как нимб святого, сияет над вашими головами! Помните: "хорошее может кончиться неожиданным образом, и что тогда будет с вашей любовью"?
   - В одно время подыхать от укуса тифозной вши и любить девочку героизм, что могло быть после выздоровления?
   - "Асфиксия любви"
   - Есть организация, коя, на мой взгляд, серьёзнее Интерпола...
   - Название?
   - Забыл...
   - Занятие?
   - Трудное, разыскивает потерявшихся.
   - Почему мощнее Интерпола?
   - Видишь ли, нарушитель закона оставляет какой ни есть, но след, а что оставила Язенька в госпитале?
   - Историю болезни...
   - Сколько лет хранят истории болезни?
   - Не знаю...
   - Твоя хранится?
   - Вряд ли... госпиталь возвращал в жизнь без писаний историй.
   Опять-таки: нашли Язю, какую речь приготовил ясновельможной пани? Не сказанные слова любви? Постарели слова, польску мову не разумешь, переводчик нужен, переводчик разноязычным при объяснении в любви ни к чему. Любишь молча - цена любви высокая, громадная, неизмеримая, вечная, прочная, неизменная, чудная и прекрасная, озвучил любовь - от прежней цены и четверти не остаётся, а, то, бывает, обесценивается до нуля.
   - А "любовный шёпот"?
   - Риск наполовину.
   - Как запретить снам о Польше?
   - Сделать фильмом студии "kadr"
   Сны не о прошлом, из прошлого не приходит и единого "сонного кадра", сны новые, современные и необъяснимые. Первый и главный сон времён "железного занавеса" никак не хочет забываться ни единой деталью. Сценарист из меня нулевой, но как получится:
   "...небольшой и приятный городок на высоком берегу реки. Милый и тихий, в таких городках можно жить сто "лят" и дольше.
   Быстрая водами река, протекает где-то внизу, под обрывом. На улице - ни души, будто вымерла, а ведь на вымершие улицы никогда и нигде не заносило.
   Улица не широкая, на таких никогда не бывал, даже похожей не видел... откуда она, из какого фильма? И подробность, коя может придти только в сон: улица вымощена серым булыжником...
   Дома красивые, старинные.
   Стою на тротуаре, впереди узкий, типа башни дом в три этажа, расписанный бордо, а художественные выступы с добавление белого в бордо.
   Сонные видения дарят знания: "на первом этаже пограничный пост", а, чей - сонные картины уточнений не делают.
   - Вот и гадай: то ли за шлагбаумом начинается Польша, то ли кончается...
   - Где шлагбаум расположен?
   - Перед домом...
   - Тогда Польша за шлагбаумом, башнеобразный дом на польской земле.
   - В таком разе, где пребывал спящий?
   - Думай, не восьмилетний малый, соображай.
   - Кальвик, дорогой, скажи, откуда занесло на мощёную булыжником дорогу, шлагбаум, дом, обрыв и реку под обрывом?
   - Чтобы ответить надо войти в твой сон, а нам не дано входить в сны ваши, разве предшественник не объяснял?
   - Объяснял, посчитал, может, ты знаешь...
   Итак, за шлагбаумом Polska, за Польшей, если география Европы не ошибается, Германия, по какой надобности надо перейти за шлагбаум неизвестно, перейти надо, а как - не представляю...
   Сон не спрашивает "чего забыл за шлагбаумом", но рождает вариант исполнения желания: "медленно, прогулочным шагом подойти к шлагбауму, сделать невинное лицо, пару раз пройтись туда-сюда вдоль преграды, убедить хранителей границы "человек не думает нарушать границу, и когда придёт уверенность "ты не интересен, пограничники не следят за тобой..." - нагнуться, и, не касаясь ограждения, включить ноги в рысь!.
   - Вариант насыщен риском, хранители границ не дураки, шанс получить пулевые граммы в ноги не исключен.
   У шлагбаума никого нет, улица пустынна...
   А что, если... рвануть к перегораживающему устройству, быстро подлезть под него и бежать вдоль улицы в пространство за перекладиной!? И прижиматься к стенам зданий, но не как бежал выпивший парень! Парень знал, куда бежать, а я!? В манящую неизвестность? А что в ней!? Успеет кто-то из пограничников выбежать из караульного помещения и выпустить по ногам пяток зарядов? Только в теории знаю, как нужно бежать от людей с винтовками, но чем и как на практике беготня обернётся? Опыт бега от пуль есть? Нет, не бегал от пуль, не испытывал ужаса... не пора ли испытать? Жизнь проходит, а ты ни разу не попытался исполнить желание убежать от пули в спину! - сомнение шептало незнакомым голосом: "если в реальности не бегал - какие побеги могут быть во сне"?
   ... и вижу: за спиной, в отдалении, в глубине улицы, в мою сторону движется группа детей строем, и с ними молодая и красивая воспитательница:
   - Язя, она! - вопрос "почему Язя, может, другая?" не появился, только она, когда-то стриженая наголо девочка в платочке ныне превращена временем в польскую красавицу! - проза далёких кульков "склянок" и черешни не угасили восторга:
   - Язенька, радость моя больная, мне необходимо уйти в пространство за шлагбаумом! Как и прежде не знаю, что там за раскрашенной белыми и красными полосами перекладиной, но
   ничего поделать не могу, тянет неизвестность с не преодолимой силой! Не уйду - сердце остановится, умру перед преградой! - Язя ничего не сказала словами, но, как бывает только в снах скомандовала:
   - Ты старший воспитатель, держись естественно, не паникуй, ожидаешь группу детей! - недавний страх "попался, возьмут погранцы!" сменился неизмеримой радостью, настолько большой, что захотелось отделиться от серой уличной брусчатки и подняться в небо!
   - В самом деле, почему до появления Язи не подумал о преодолении перекладины по небу?
   - Без крыльев по небу? - пристраиваюсь в конец группы и уверенно иду к шлагбауму...
   Жестокость снов в неопределённости: преодолел преграду, прошёл в пространство за шлагбаумом, а, где продолжение?
   Проснулся с двумя переживаниями: первое радовало встречей с взрослой Язей - второе печалило: "хорошо, преодолел преграду, а, видел, что находилось за шлагбаумом"?
   - Миновал шлагбаум и ушёл - на этом твой видимый мир и кончился, всякие сонные переходы границ в яви добром не кончаются - что считать "добром" пояснений не делается.
   Кто дарит сны, что хочет сказать картинками на уровне фильмов студи Kadr?
   Знал: никогда не побываю в польских краях, не увижу места "боевой и трудовой славы", не позволит "страна советов" гражданам, побывавшим в войну за кордоном - путешествиями за кордон в мирное время продолжать процесс "развращения":
   - "Какие поездки!? Отъездился, повторные пересечения границы "страны советов" вредны и противопоказаны! Климат в Европе сырой, а потому подорванному войной здоровью вашему крайне вредны зарубежные поездки" - беспокоилась "страна советов" о
   "ненадёжных сынах и дочерях своих". Единственного и важного не могла сделать: убрать "царапины прошлого" из памяти.
   Плевать на тебя, сучья "власть советов": и без поездки в Люблин помню пересыльный лагерь. Нет лагерных бараков, нечего навещать: для чего беречь бараки из картона до настоящего времени, кому и о чём напоминать бараками в другом лагере рядом с Kobet maidanek peklo? Хватает, что память моя надёжно, сроком в семь десятков лет, хранила вид бараков лагеря номер шесть в польском городе Люблине одноименного воеводства, а что выдаст память нынешнего любопытного посетителя от созерцания бараков? Ни-че-го...
   Язенька, девочка, прости, не мог воскресший москаль сказать то, что знает ныне. И причина тому:
   а) двойной "языковый барьер" удерживал языки наши от работы: ты не знала русского, хлопак с Московии - польского,
   б) шесть десятков прожитых лет в разной обстановке.
   Красивейшие женщины мира твои сёстры, пани Ядвига, а вы, панове, не ревнуйте ваших женщин в моменты, когда "москаль" признаётся в любви. Добже?
   Не менее красивы и русские женщины, нужно иметь хотя бы капли патриотизма, но... польскую женщину спасает гордость, коей нет в русских:
   - То не польско! - гордой полячке претит ложиться под -чуркестанца, противится арийская кровь.
   А ты? Что знаешь о Чуркестане, куда собралась отбыть "за любимым"? "двойка" по "Землеописанию" имела постоянную прописку в дневнике? Чуркестан это всё, что находится в Средней Азии, на Кавказе и далее на юг, за Кавказом.
   Всмотрись и осмысли: если породистая собака смешается с беспородной - помёт не получит документы о принадлежности к породе, не принято в мире собаководов выдавать полукровкам паспорта, щенят определяют "беспородными", что в собачьем мире никак не является предметом осуждения и кривлянием губ:
   - "Расизьма..."
   Беспородные щенки умны, добры, ласковы - так распорядилась Природа, а с полукровными поступает жестоко?
   - Опросить Природу двуногим не дано...
   - То и худо: приходит время производить потомство - "русская" баба готова произвести "дитё" от кого угодно с условием: в будущем прославиться в телешоу "Необыкновенная дура":
   - Некий араб, такой и сякой, к настоящему времени полный и явный сын суки, старый и страшный, как смертный грех, посулами соблазнил глупую русскую женщину, заманил и вывез, бедную, на чужбину, где та в силу бабьей природы произвела на свет трёх милых крошек разного пола! - вопросы пострадавшей:
   - Перед решением связать жизнь с экзотикой вас знакомили с обычаями страны, где решила осесть, "расисты" предупреждали "полигамный араб не ограничится одной женщиной, не нарушит веру? спрашивала себя: "выдержу"? Или бабьи инстинкты шептали в два уха: "нарожаю детишек, переделаю мужика на свой лад, никуда не денется, чёртов араб!" - расчёт верный, но женский, далёкий от арабских норм. Верный расчёт местами: араб никуда не делся, и, распевая намазы пять раз в день по "предписанию свыше", живёт в родном Чуркестане, а тебе, овце, пришлось вернуться в отечество... Стоило ехать в Чуркестан?
   Мало того: нехороший араб выкрал детей и, ссылаясь на законы своей страны не отдаёт произведённое потомство матери..."
   Время задать вопрос "потерпевшей стороне":
   - До тесного общения с нижней частью тела чуркестанца с кем совет держала? "Ни с кем" говоришь, в одиночку решала, не думала, что получишь на выходе, выполняла обязанности самки?
   Пушкины от смешивания эфиопа со славянкой появляются из расчёта один на миллион, или совсем не появляются, а вместо них приходят больные психикой и телом дети с единственной целью: ежеминутно рвать материнское сердце, а по возрастанию убивать чужую плоть. Не слишком высокая цена за глупость?
   Беда дураков: когда показывают в подробностях "что "хорошо, а что - плохо" - учителя ответом получают резкое:
   - Без вас разберёмся, не лезьте в нашу жизнь! - верно, нечего лезть в чужую жизнь, но и вы никого не зовите в личную жизнь, когда жизнь теряет смысл от заполнения дерьмом через край.
   Как быть остальным? Оставить в гордом одиночестве, а груз бедствий, полученный в награду за глупость не делить на всех во имя милосердия? Жестоко, а куда жестче показывать миру ребёнка с лейкемией, коего выпустили в свет без спросу и совета.
   Ребёнок - и лейкемия? С чего бы появиться страшной болезни?
   Если кто-то выразит сочувствие - соврёт: дураков никогда и ни в какой земле не жалели, а если и жалели - пользы от жалости никому не было - не только грешно и осудительно озвучивать подобное, страшный грех давать таким мыслям приют! - а их привечают...
   Когда-то "арап Петра Великого" под нажимом государя женился на русской девице с великим результатом на все века русской истории: в свет явился А.С. Пушкин, великий поэт всех времён и народов, но каков был характер великого поэта - История помалкивает.
   - Не помалкивает, пишет литерами, кои без спецоптики не прочесть.
   - Читал?
   - Чёл: двадцать четыре вызова на дуэль без результата - двадцать пяты кончился трагически...
   - Логично, один обязан кончиться трагически, что и произошло...
   Сколько появится новых дивных поэтов и чудесных прозаиков от союзов чуркестанцев с русскими женщинами покажет время, но предварительные соображения возражают:
   - Не будет великих поэтов, напрасны ожидания. Психически и физически неполноценных тел получите больше желаемого, СМИ участят выпуск призывов "любить и уважать человеков", и оказывать посильную помощь монетой на номер банковской карты.
   Многие малые суммы превращаются в миллионные и уходят в зарубежные клиники, где изначально неудачное дитё обретает здоровье, но ни единого раза СМИ не выставили напоказ отремонтированного за рубежом соотечественника, не было и текста:
   - Исцелён. Вырос. Здоров. Женился. Есть дети. Здоровые. Полноценные. Минусы родителя на детях не сказались...
   - ...ждём, когда дети произведут потомство...,
   "Перекрёстное опыление" (осеменение) даёт непредсказуемый результат, и если с мутированным вирусом наука борется любыми способами - с "гибридами" борьба запрещена:
   - Антигуманно, бесчеловечно!
   - Не от прихоти Природа разделила людей по цвету и внутреннему содержанию, и людские вмешательства в дела Природы добром не кончаются. Знайте и помните: до сего дня ни один "мичурин" не скрестил картошку с яблоней в надежде получить съедобный плод.
   Расизм? Он, нет на планете двуногих особей с абсолютно чистой кровью, по сосудам каждого гуляет хотя бы один расистский кубик крови.
   От союзов с "чуркестанцами" полек удерживает гордость ариек:
   - То не польско!
   - Гаси расизм...
   - Гашу, случай частный, единственный, а в массе расизм неугасим, и фальшивое "все люди братья" придумали гибриды, вырезать расизм "под корень" невозможно.
   - Проехали. Что ещё Память выставила?
   - Был тогда сон, не покидающий до ныне: небольшой сад в летней зелени, сижу на плите чёрного гранита с искрой, пожилой полЕк понятным русским языком объясняет, что нельзя сидеть на плите.
   - Проше пана, почему?
   - Побачьте - полЕк указал на торец плиты, где на полированном до зеркала камне золотом изображены непонятные знаки.
   Дар понимать и толковать картинки получают избранные, а остальным, пробудившись, остаётся удивляться и мучиться вопросом "что за сон, зачем явился"? - великое благо родиться везунчиком в смутные исторические времена, когда даже в снах везёт, и пожилой садовник объясняет, "цо то добже", а, что не очень:
   - Проше пана, соизволите сидеть на именах павших за Polska жолнежей волношти...
   А-а, вот оно как! "Ассимиляция, ассимиляции..." - ассимиляция предусматривает мою переделку в нацию, среди коей проживаю, и не только языком-верой, но и поведением в звании "менталитет"
   - Степень ассимиляции?
   - Замена всего, чем жил прежде, на новое, и без возврата в прошлое.
   - Язык?
   - Что "язык"?
   - Забывать прежний?
   - В совершенстве усвоил язык нового места проживания - родной не будет помехой.
   Ассимиляция совершается наяву, протестует по мере сил и возможностей, и о бунтах против событий в снах в Истории ничего не сказано...
   - Бунт наяву произойдёт, когда один сон, без изменений в деталях "по национальному признаку", явится всем людям планеты Земля одновременно.
   - Эскимосы Аляски увидят себя в тропиках? А временные пояса? Граждане "страны восходящего солнца" видят картину, просыпаются, гадают, что бы значило виденное, жители туманного Альбиона отправляются "на боковую", но перед отправкой англоязычный житель Японии оповещает соотечественников в Англии о непонятном сне...
   - Отменяем "обще планетарный" сон?
   - Оставь.
   Как восстать против снов, превращающих нас в иных людей, как в снах о Польши оставить хорошее и наложить запрет на неприятные кадры?
   - Много неприятных?
   - Над пятнадцатью месяцами в Люблине висел баннер "не вкусив горькое - не оценишь сладкое"
   - Соотношения горького сладкому?
   - Затрудняюсь ответить...
   - Пробуй.
   - Горькое вначале, а проходит время - и недавняя горечь видится иной. Скажи, дивные сны польской серии результат бесовского пребывания дюжину лет, или встряска бомбой отечественного производства с "тротиловым эквивалентом двести пятьдесят кило?
   - Бомба-освободительница указанного веса не повредила Память,
   тётя-убийца весила полсотни кило, а будь весом две сотни с половиной - гневная железка, рванувшая на расстоянии двадцати метров от твоей персоны, вряд оставила продолжать пребывание на планете Земля.
   - Что же получается, а? Выходит Бес, и технический директор, ошибались, указывая вес боНбы в главе "Крещендо"?
   - Ошибка родилась на страхе, простительна. Представляешь, как рождаются фантазии-преувеличения?
   - Не представляю, не задумывался...
   - Кто-то жалуется на боли тела - твои отзывы?
   - Ну... выражу сочувствие страдающему...
   - Всё?
   - Что ещё предложу? Назову лекарство, коим когда-то... а, дошло, начну внушать страдальцу будто моя хворь протекала ужаснее, чудом удержался от "игры в ящик", а его болезнь в списке "лёгких недомоганий"
   - Трактовка верная.
   - Приготовься, буду искушать тебя.
   - Тема?
   - Сонная.
   - Начинай.
   - Сад, красивое здание, сижу на мраморной плите, подходит пожилой человек в одеянии швейцара дорогого отеля:
   - Проше пана... - из сказанного понял "вольношти", то есть "вольность, свобода", свободу отстаивают солдаты... а, понятно, "жолнежи", солдаты свободы...
   Человек говорил, незнание языка отходило в сторону, встал, рассмотрел плиту, увидел два столбца имён и фамилий латиницей: "военное кладбище"?
   - Не бывал ни на одном кладбище Польши, как оказался на военном, есть таковое в Люблине?
   - Надо запросить жителя города.
   Народы мира не обходятся без символов, обзаводятся знаками собственным пониманиям красоты.
   Не посягаю на символы Польши, своих, древних хватает, но чту и польские.
   Очнусь на берегу незнакомой реки, уставленной по берегам высотными зданиями, а над зданиями возвышается ажурная башня - стану гадать, чего в Париж занесло, ежели в яви не бывал в Париже, не заполнил и единой ячейки Памяти видом улиц столицы Франции?
   - А улицы Люблина?
   - Не все, прелести всех улиц и старожилы городов не помнят, что мог запомнить восьмилетний малый не полностью окрепший после тифа?
   - Глубина любви Люблина?
   - Lublin имя существительное мужского рода, единственное число, второго Люблина в Польше нет, влюбившийся малый за прожитые девять лет влюблялся во многие субстанции, из коих одни умирали при встречи с другими, но хватает и таких, кто (что) живы и до се: "Люб лин" - люб, любим...
   - Не пугает секундный повтор раздвоения, испытанный на монастырском холме в вечер отбытия в неизвестность?
   - Страха не испытываю, скорее любопытство.
   - А случись повторение?
   - Бес предупреждал: "выход души из тела непредсказуем, душа может не захотеть возврата в "обитель" Что в итоге?
   - Понятно, "со святыми упокой"
   - Случись раздвоение - что выбрал?
   - Не искушай, Польшу.
   а) женская красота Polska - девочка Язя в тифозной палате католического госпиталя славного града Люблина, через годы явившаяся в романтическом сновидении, земной поклон душе, порадовавшей встречей с Язей,
   б) символ обувного таланта твоего, Polska - мастер, сделавший красивые ботинки на картонной подошве, героически погибшие в месиве из воды и снега на плацу Stalag нумеро шесть весною сорок четвёртого года в славном городе Люблине одноименного воеводства,
   в) образ любви без учёта, какой веры страдалец - монахини госпиталя без слов сказавшие:
   - Живи, хлопак, помни о нас...
   - ... а мы не имеем власти над Памятью...
   г) артистический дар твой, Polska - высокий, красивый мужчина лет сорока, до невероятия правдиво изображавший танцующую пару, оставаясь в едином лице,
   д) желудок твой - званый обед в небольшом саду пана инженера, первый заграничный обед.
   Мало, до обидного мало пробыл на польской земле! Подышать бы твоим воздухом Polska и ...
   ... стать полЕком с русскими привычками, жить, и не знать, кто ты?
   Граждане славного града Люблина, панове, пше прашам, наделайте фото улиц города, где первым будет последнее местопребывания в Полонии: магазин на окраине недалеко от лужка с "верховухой", дренажной трубой с малюсеньким озерком чистейшей воды под стоком трубы, рыбки под стать озерку, и потомство крулевской лягухи.
   ВтОрым кадром мечтаю увидеть вымощенную серым булыжником улицу, трамвайный путь с литыми опорами контактному проводу, поворотное кольцо, и трамвайная колея в обратном направлении.
   - Сколько лет миновало картинам?
   - Более семи десятков...
   - Много...
   - Могло место лагеря измениться?
   - Могло, в этом и содержится невыполнение просьбы, как войти в картину регрессивного гипноза и сделать снимок? Фантастика...
   - Пардон, не подумал...литые опоры трамвайному контактному проводу на месте?
   - На месте.
   Секунды на любование литыми опорами трамвайной контактной сети - и восторг польским литейным искусством.
   Улица недалеко от станции, ваши фото будут дорогим подарком моему финалу.
   - Чего обязывать людей? выйди в "паутину", запроси Поиск, отзовётся, выставит фото улиц Люблина, находи любимую, погружайся в пережитое...
   - ...без регрессии не получится...
   Сны подобие мальчиков-шалунов, портящих настрой картинами прошлого, родня кинематографу с разницей: не желаю смотреть неприятные кадры - закрываю глаза, а избавиться от сонных картин невозможно, не волен...
   - Приятный просмотр неприятных сцен?
   - То так... Дорогой Кальвадос, настроение на продолжение повести?
   - Бодрое, положительное, но вторую книгу мог создать без меня,
   существенного не внёс, а, коли моё присутствие считаешь необходимым - остаюсь рецензентом третьей.
   - Считаю!
   - Договор продлён.
  
   Память без вмешательств Деменции, Амнезии, Склероза, Маразма и Альцгеймера прекрасна наяву - Сон, большой фантазёр и выдумщик, без приглашений приходит в часы отдыха плоти, и волнует Память необъяснимым:
   - ZA WASZE CIERPIENIA - NASZA MILOSC - с титло над "S" и "С"
  
  
   Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

23

  
  

1

  
  
  
  

Оценка: 2.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"