Солдатенков Ярослав Андреевич: другие произведения.

Тени прошлого. Часть 2. 1 глава (продолжение)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    ПРОДА ОТ 11 ДЕКАБРЯ. Полная 1 глава

    Продолжение истории описанной в романе "Тени прошлого" завершившейся "на самом интересном". В 1 главе вы узнаете, как Маркус Край оказался в тюрьме и какая угроза нависла над миром.

    Ваши комментарии и оценки очень важны для меня. От них будет зависеть интенсивность выкладки продолжения



Пролог

   Птицы, сбившись в стаю, отправлялись туда, где солнце светило ярче, воздух был теплее, а землю не устилали белые сугробы. Туда, откуда потом могли вернуться. Свой дом они оставили далеко позади. Серые стены, разрушенные крыши покинутых домов, расколотые на куски фонтаны, бездушно взирали на мир. То, что делало их живыми, покинуло здешние края уже очень и очень давно.
   Ни животные, ни тем более бездушные здания не могли видеть, что по другую сторону мироздания, за Барьером, по родным улочкам продолжали передвигаться тени умерших людей. Они не говорили друг с другом, не употребляли яств и уж точно не имели возможности возлежать на ложе, но все призраки были поглощены самым рутинным занятием, на которое живые не уделяли ни внимания, ни времени. Духи размышляли. О своей жизни, деяниях, надеждах и чаяниях, радостях и горестях, о том, что сделали, а на что махнули рукой, и, конечно же, не могли не задаваться вопросом, мучившим их вот уже две тысячи лет - можно ли было предотвратить то, что они сотворили. На их терзания было невозможно отыскать ответы в мире мертвых, но в мире живых разгадка витала в воздухе. За многие мили от обители потерянных душ, обманутое племя готовилось отомстить потомкам лживых, неприкаянно бродивших духов.
   Птицы, улетавшие в теплые края, не знали, что покидают родные места в удачное время, до того, как начнется кровавая жатва, и тень забвения укроет саваном всех виновных.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 1

   Ровно в семь тридцать утра зажигался свет в камере и через небольшое окошко в двери, арестанту доставлялась еда. Поднос не изобиловал деликатесами. Любая дворовая собака на такой рацион ответила бы непонимающим взглядом и осуждающе тявкнула. Хорошо, быть может не любая, но уж точно, так это то, что ни одно нормальное животное не стало, есть эту гадость. К сожалению, выбирать не приходилось, так как помимо упомянутого завтрака, "смена блюд" осуществлялась в двенадцать часов пополудни и в шесть пятнадцать вечера, а уж на последнем подносе подавалась самая тошнотворная каша из испорченных когда-либо неумехой домохозяйкой. Взяв в руки поднос с вонючей едой, мужчина вернулся на свое спальное место. На нем он проводил остальную часть дня. Подавив рвотные позывы, арестант с третьего раза попытался прожевать завтрак.
   Неделю назад, когда его только посадили в камеру, он попробовал было орать про свободу совести и презумпцию невиновности, но тут же заткнулся, стоило услышать доводы соседей за стенками и дружное предложение засунуть ему перо куда-нибудь ниже крестца.
   Маркус Край остался один на один со своей бедой. В первую ночь он попытался сбежать, используя свои способности левитации, но внутренний голос отговорил его. А куда собственно он потом направится? Кападокия, куда занесла его нелегкая, была хоть и знакомой по обычаям и культуре, но слишком недружелюбной страной. Документов у него не было, связей тоже, да и жилья, кроме камеры длительного содержания не наблюдалось.
   Во вторую ночь он разразился беззвучными рыданиями в подушку. Спустя долгое время Маркус только сейчас осознал, что остался один одинешенек во враждебном мире. Мужчина успел оплакать и мысленно попрощаться со всеми друзьями, погибшими при взрыве на базе Синдиката. С третьей ночи и до сегодняшнего утра Край решил, что если он будет играть роль добропорядочного зека, не создающего проблем, то сможет выйти на свободу. Если бы его арестовали в Килонской конфедерации, как Лео Чейза, то ему незамедлительно предоставили возможность вызвать адвоката. Законы и порядки Кападокии же Маркусу были неведомы.
   На допрос его вызывали всего дважды и то в виде формальности. Отвечая на все обвинения отрицательно, Маркус так и не покинул изолятор, и вряд ли когда-нибудь это произойдет. Преступления, вменявшиеся ему, на родине Края влекли за собой смертную казнь, и что-то ему подсказывало, что в незнакомой стране с ним могут сделать то же самое. Серия кровавых убийств с отягчающими обстоятельствами висела над ним Дамокловым мечом, готовым вот-вот опуститься.
   Как удалось выяснить Маркусу, его обвиняли в убийстве семерых человек, различных между собой по полу, расе, социальному статусу и психологическому типу. Говоря простым языком жертв ничего не связывало. Это были как мужчины, так и женщины. Брюнеты, блондины, рыжие, лысые. Мужья, жены, отцы, матери и так далее. Полицейским удалось объединить эти злодеяния только благодаря способу убийства. Все они были обездвижены, а из их тела извлечена печень и селезенка. Жуткие фото разложенные перед ним на столе, Край не сможет забыть никогда. Одно лишь знание того, что он не совершал этих зверств, совершенно не успокаивало итак расшатанную психику.
   Размышляя над текущим положением дел, Маркус не заметил, как опустошил миску с отвратительной кашей и, уставившись на стакан с водой, тупо рассматривал его три минуты. Не успел он запить, как вдруг дверь в камеру открылась, и в комнатушку вошла незнакомая Краю девушка. Облаченная в темно-синий костюм с погонами на плечах, она всем своим видом намекала на высокую должность в правоохранительных органах.
   - Прошу за мной, - только и произнесла она, но с такой интонацией, что Край благоразумно не стал спорить.
   Сделав два шага, он на минуту задержался, неуверенно разглядывая девушку. Маркус большее время, проведя в камере, только сейчас понял, что давно не был в душе. Столь важный для него момент в прошлом, вследствие нахлынувших проблем отошел на второй план. Деваться было некуда и ему ничего не оставалось, как проследовать за незнакомкой.
   Выйдя наружу, он оказался в коридоре, по обе стороны которого располагались камеры остальных арестованных. Свет то и дело норовил выключиться, отчего всю дорогу у Маркуса болели глаза. Казалось, что девушку это ни сколь, ни волновало. Она лишь изредка нервно дергала правым плечом вверх.
   Пройдя через пункт охраны, Край воодушевился, подумав, было, что незнакомка явилась для того, чтобы его освободить, но огонек надежды, затеплившийся в нем, погас также быстро, как возник. Допросная предстала перед ним такой, какой он видел ее три дня назад. Холодной, пустой и давящей на него своим назначением. Девушка указала на стул и села напротив него, положив руки на стол.
   - Снова-здорово? - не выдержал Маркус, после затянувшегося молчания.
   - Простите? - непонимающе спросила незнакомка.
   Край раздраженно ответил:
   - Вы будете спрашивать меня, задавая вопросы, на которые я не знаю ответы. Так продлится час, потом второй. Вам надоест, и меня снова отправят в камеру.
   Девушка улыбнулась краешком губ, отметив про себя некоторые черты характера мужчины.
   - Отчасти вы правы, дортер Край, - ответила она, положив на стол красную папку.
   "Дортер", ладно хоть не "фахтер", - подумал Край. Насколько он помнил, в Кападокии обращения делились не только по половому признаку и семейному статусу, но и по степени личного отношения к собеседнику. Обращение "дортер" предполагало, что человек ставит его на один уровень с собой, "фахтер" или "простак" означал, что его опустили ниже плинтуса. Самым высшим, в частности к старшим по должности было "мунтер", дословно "учитель", которое использовалось очень редко. Тот факт, что незнакомка обратилась к нему как к дортеру, намекал на то, что ей нужно было заполучить его расположение.
   - Дортер Край, меня зовут Кэтрин Астор. Я старший дознаватель Бюро Внутреннего контроля провинции Алура, - представилась девушка.
   - И чем занимается ваше "бюро"? - спросил Маркус, в надежде, что получит ответ, который его устроит, и, получив его, не пришел в восторг.
   - Мы занимаемся вопросами, связанными с угрозой внутренней безопасности страны и благополучия граждан, - ответила Кэтрин. - Террористы, насильники, финансовые махинации и так далее. Серийные убийцы тоже по нашей части.
   Край тяжело вздохнул и постарался промолчать. Ему так захотелось прокричать "твою мать!", что зубы предательски скрипнули, готовясь выдать гневную тираду. Старший дознаватель не подала вида, догадываясь, о чем думал подозреваемый, и продолжила разговор.
   - Вас уже допрашивали ранее, и так как не получили признания, была приглашена я.
   - Будете пытать? - с подозрением спросил Край, на что девушка вновь улыбнулась краешком губ.
   - Нет, что вы, нет. Я же не палач, чтобы сразу рубить голову, иначе мы бы с вами сейчас не разговаривали. Нет, я здесь, чтобы добиться правды.
   Маркус хмыкнул и, не сдержавшись, выдал:
   - Ну да, правды. Ваши предшественники клали табельное оружие на правду. Схватили, засунули в камеру, обвинили меня в том, что я маньяк и не дают связаться с адвокатом. Мне вообще положен адвокат?
   - Дортер Край, - обратилась к нему Кэтрин, спокойным тоном с легким налетом прохладности, - то, как с вами здесь обращаются, не противоречит нашим законам, а задержали вас не просто так.
   - Ага! - не выдержал Край и заорал. - Я чуть не погиб, но добрый старик выходил мою тушку, а потом взял и сдал копам! Поймите же, не мог я убить этих людей! Я чуть сам не помер!
   Кэтрин Астор раскрыла папку и медленно стала раскладывать фото всех семи жертв предполагаемого маньяка.
   - Любимая мать, сестра, молодой отец, прокурор, драгоценный супруг, только вышедший на пенсию старик, бездомная. Скажите мне, дортер Маркус, почему к этим семи не добавились еще новые фотокарточки?
   - Не знаю! - крикнул Край, но догадка удавкой легла ему на шею и медленно стягивалась в узел.
   - А я знаю, - спокойно ответила дознаватель. - Потому что за то время, что вы сидели в камере, не произошло ни одного похожего случая. Улавливаете ход мыслей моих коллег?
   - Н-но... - вдруг запнулся Маркус, - я ведь не убийца.
   - Не уверена, - ответила Кэтрин. - Пока я выкладывала фото, вы не выказали отвращения тому, что на них изображено, из чего я сделала вывод, что вам присуща жестокость.
   Край медленно переваривал ее фразу, прежде чем понял тяжесть своего положения. "Да она еще и психолог... Святые угодники! Без вины виноватым буду, пока она меня обработает" - подумал мужчина, пытаясь придумать способ, который помог бы ему не наделать ошибок. Он понял ее замысел только сейчас, но все же не преминул порадоваться. Молодая женщина стремилась расположить его к себе, посеять сомнение в мыслях и в итоге заполучить признание. Некоторым людям не требовались никакие сверхъестественные силы, чтобы подчинить других с пользой для себя. Своей тактикой она произвела на Маркуса неизгладимое впечатление. Тем временем Кэтрин взяла в руки фото молодой девушки и положила его поверх остальных.
   - Это Селия. Селия Астор, - произнесла она дрогнувшим голосом.
   - Аст... - начал Маркус, но тут же осекся. - Это ваша сестра?
   Кэтрин вынула из папки еще одно фото, на котором были запечатлены две девочки-подростка. Одна из них, сидела сейчас напротив Маркуса, с теми же длинными русыми волосами, с тем же тонким носиком и роскошными ресницами. Девочка справа, была очень похожа на ту, которая значилась в деле как "жертва N2".
   - Когда она умерла, ей было двадцать девять, - произнесла, наконец, после долго молчания, Кэтрин.
   - Простите меня, Кэтрин, но я не убивал вашу сестру, так же, как не убивал остальных, - ответил Маркус и вжался в стул, от резкого вопля.
   - Сукин сын! Я сгною тебя в тюрьме! "Не я", "не я"! Да у тебя по глазам видно, что ты убивал. Возможно кого-то еще, но я больше поверю, что этих семерых!
   Маркус попытался ее успокоить, но безрезультатно.
   - Мисс Астор, услышьте меня. Если я правильно понимаю, кроме доноса старика, сдавшего меня копам, у вас ничего на меня нет. Отпечатки пальцев, если они у вас были, не совпали с моими. Свидетелей нет. Улик нет. Вы понимаете, что это бред, утверждать, что я убийца. С тем же успехом им может быть кто угодно. Даже вы.
   Кэтрин хотела было крикнуть, но сжала губы и промолчала.
   - Дортер Край, простите меня, - прошептала она, - не знаю, что на меня нашло. Я ехала, понимая, что вы не виноваты, но оказавшись в этом городе, я будто сошла с ума. Еще раз простите.
   Теперь настала пора Маркуса закрыть рот и лишь бестолково хлопать глазами.
   - Дурдом, - выдавил он, отклонившись на спинку стула.
   В эту секунду лампа в допросной, висевшая под потолком, взорвалась, засыпав стол искрами. От соприкосновения, фото загорелись, испуская едкий дым.
   - Черт! - крикнул Маркус, и, стянув футболку, которую дал ему старик, стал сбивать огонь.
   На взорвавшейся лампе, происшествия не закончились. Дверь в комнату сама по себе открылась, дав Кэтрин увидеть страшную картину. Снаружи, на полу лежал охранник, в луже собственной крови. Сбив пламя футболкой, Маркус почувствовал на себе чей-то взгляд. Дернув головой в сторону двери, он замер. В проеме стоял мужчина в рваной мешковатой одежде, с черными белками глаз. В руках он держал двуручный меч.
   - Кэтрин, станьте за меня! - крикнул Маркус.
   Девушка посмотрела на него испуганно.
   - З-зачем? - заикаясь, спросила она.
   - Вы разве не видите? Нас сейчас порежут на лоскуты!
   Кэтрин вместо того, чтобы спрятаться за его спину, медленно, с опаской стала пятиться к выходу. Мужчина с мечом двинулся вперед, не обращая внимания на Кэтрин.
   - Да вот же он! - заорал Маркус, указывая на человека перед собой.
   - Дортер Край, здесь никого нет, - прошептала девушка.
   Край замер в смятении и в этот момент невидимый для Кэтрин мужчина, занес над головой меч.
   - А-а-а! - заорал безоружный Маркус и подсознательно направил свой дар на противника.
   Невидимка поднялся в воздух и со всего маху впечатался в стекло, за которым обычно кто-то сидел, наблюдая за допросом. Меч выпал из его рук и Край не придумал ничего другого, как схватить оружие.
   Мужчина в лохмотьях довольно быстро оправился от удара и с жуткой быстротой с пола так, как обычный человек физически не смог бы. Кэтрин не двигалась с места, хотя понимала, что оказалось с кошмарной ситуации, когда у предполагаемого маньяка снесло башню. Маркус со стороны действительно походил на безумца, выписывая в воздухе двумя руками, сжатыми в замок какие-то фигуры. Астор не могла видеть, что невидимый меч пытался ударить по противнику всего в шаге от нее. Наконец, Край рубанул воздух, снеся голову таинственному призраку. Без крови, тело упало на пол, и Маркус обрадовался тому, что девушка не видела обезглавленного человека. Вдруг, когда Край переступил через тело, рука незнакомца дернулась и схватила его за лодыжку. Маркус упал ничком, ударившись о стоявший стул.
   Вот тут Кэтрин заподозрила подвох в поведении Маркуса. Теперь она медленно догадывалась, что в допросной творилось что-то странное. Безголовое тело поднялось на ноги, и, схватив Края за горло, подняло его вверх. Ноги не доставали до пола, и Маркус лишь сучил носками в десяти сантиметрах от поверхности.
   - Кх... кхэ... Кхэтри... - хрипел он, дергаясь в воздухе, - стхул...
   Край не знал, сработает ли это на призраке, но ничего другого ему не пришло в голову. Астор не была готова к такому и попыталась выбежать из комнаты, но безголовое тело взмахнуло свободной рукой, и дверь захлопнулась перед ее носом.
   - Стх... л... - сипел Край, все больше задыхаясь.
   Стряхнув с себя оцепение, Кэтрин схватила стул, и, замахнувшись, опустила его на спину предполагаемого нападающего. Призрак разжал руку и медленно повернулся к девушке, чего та не могла видеть.
   - Кэт... рин... - откашливаясь, просипел Маркус, - он идет на тебя!
   Астор распахнула от ужаса глаза. В академии ее учили рукопашному бою, но не с невидимками, и что нужно было делать в этом случае, она не знала. Пятясь как рак назад, Кэтрин уперлась в стену и остановилась. Допросная не позволяла маневрировать, а значит нужно было немедленно придумать способ защиты от призрачной угрозы. Выхватив из внутреннего кармана раскладной нож, она нажала на кнопку, выбрасывая лезвие.
   - Не возьмешь! - процедила она, выставив лезвие вперед.
   Размахивая им вслепую, Кэтрин удалось полосонуть по груди призрака. Неожиданно для Края, который почему-то мог видеть безголового, тело пошатнулось, и из его раны вдруг стал вытекать фиолетовый дым. Когда он застелил пол допросной, невидимое тело рассыпалось в пыль. Мистический дым же втянулся в лезвие ножа, все еще зажатого в руке Астор.
   - Все кончилось... - прошептал Маркус, растирая болевшую шею.
   Кэтрин стояла, не шелохнувшись и ошалело махала ножом перед собой.
   - Кэтрин! - крикнул Край, сбившись на кашель - его нет. Ты его замочила.
   Только после этих слов Маркуса, старший дознаватель опустила нож, нажала на кнопку, и спрятав лезвие в рукоять, положила его во внутренний карман пиджака.
   - Надо отсюда драпать, - вдруг произнесла она и добавила, - дортер Край, вы пойдете со мной в аппаратную. Здесь не безопасно.
   - А обвинение? - спросил Маркус.
   - Пока я не могу его снять. Нужна веская причина, - ответила девушка, нажимая на ручку двери.
   Выйдя в коридор, она быстрым шагом поспешила в сторону аппаратной. Маркус, споткнувшись о тело охранника едва не упал, но устоял на ногах и поспешил вслед за старшим дознавателем.

***

   - Проиграйте еще раз! - потребовала Кэтрин в пятый раз.
   Целых двадцать минут, что прошли с момента нападения невидимки с мечом на Маркуса, они провели за компьютером в небольшой аппаратной, прогоняя вновь и вновь видеозапись. Администратор, молодой мужчина лет тридцати с засосом на шее, неумело прикрытым воротником рубашки, послушно выполнил приказ.
   - А ему здесь можно находиться? - спросил он, косясь в сторону Маркуса. - Я не хочу, чтобы из-за вас меня турнули с работы. Финансовый кризис и все такое...
   Кэтрин думала о своем и с первого раза не поняла вопрос. Заметив на себе выжидающий взгляд мужчины, она утвердительно кивнула.
   - Край не ваша проблема, Стейн. Черт! Как же оно проникло в участок?
   Под "оно" старший дознаватель подразумевала призрака - невидимку доставившего очередные проблемы.
   О существовании Маркуса Края, Кэтрин узнала пять дней назад, когда до нее дошли сведения о поимке подозреваемого по делу Остерского маньяка. В своем кабинете на втором этаже Бюро, в столице Кападокии Линберхе, старший дознаватель вот уже четыре месяца пыталась выйти на след убийцы своей сестры, и когда, наконец, подозреваемый объявился, она с холодной решимостью отправилась в провинциальный городок Остер, ожидая расправы над душегубом. Однако, пока Астор ехала на поезде целые сутки, девушка никак не могла увидеть в Маркусе преступника. Да, он появился из ниоткуда, да попытался оказать сопротивление при задержании, но это ведь не повод обвинять несчастного во всех злодеяниях.
   К ее глубокому сожалению право Кападокии строилось по обратному принципу, чем в других странах. Согласно законам ее родины, человек мог стать подозреваемым при любом обвинении служителями правопорядка. Органы сыска агрессивно отлавливали любых нарушителей спокойствия и пытались быстро привести приговор в исполнение. Всех курсантов Академии учили тому, что закон есть истина и он суров. Кроме того, нельзя было проникаться эмоциями к подозреваемым, так как это могло бросить тень на все следственные действия и повлиять на вынесение приговора.
   За эмоциональным состоянием правоохранителей был установлен строгий контроль. На протяжении всего следствия полицейских дважды проверяли на продвинутом технологическом устройстве, заменившем полиграф, или по-другому "детектор лжи". Вместо считывания человеческих реакций, новое устройство, используя продвинутый искусственный интеллект, буквально проникало в мысли человека. Приспособление имело голографический интерфейс по имени Сандра (от сокращения Современная АНтропонейронная Диагностика РАзума). Голос у него был женский и с холодным безразличием, машина безошибочно определяла, есть ли между полицейским и подозреваемым эмоциональная привязанность. Многие ненавидели Сандру, но правительство выделяло большие средства на ее апгрейд, надеясь таким образом навести порядок в государстве. Кэтрин не раз сталкивалась с Сандрой и еще никогда не была изобличена в нечестности, но новое дело обещало поставить ее под дуло автомата.
   - Старший дознаватель Астор! - услышал Маркус, за своей спиной.
   В дверном проеме, вперив руки в бока, стоял огромных размеров начальник полицейского участка, майор Шульц. Лицо его покрывала испарина, а редкие волосы на голове, прилипли к мокрому лбу.
   - Потрудитесь объяснить, почему подозреваемый по делу находится не в своей камере? - ревел Шульц.
   Кэтрин отвернулась от компьютера и холодным тоном ответила:
   - На ваш участок напали, убили охранника и чуть не прикончили старшего дознавателя. Это я должна у вас спросить, что здесь, мать вашу, происходит?!
   Шульц быстро сменил красный цвет лица на бледно-розовый и, опустив руки, запричитал:
   - Напали? Но я не... Мне не...
   - Что? ЧТО?! Не доложили?! - рявкнула Кэтрин - Край ваша меньшая проблема. Постарайтесь замять это происшествие, иначе я доложу в Управление Остера, что в вашем полицейском участке отсутствует дисциплина и субординация. Где ваш зам?
   Шульц промолчал, виновато вперив взгляд в пол. Маркус отметил про себя, что Кэтрин неплохо справлялась со своей должностью, не забывая макнуть в дерьмо, стоявших ниже по служебной лестнице коллег. Уже третий раз за сегодняшний день Край заметил, что новая знакомая манит его своей привлекательностью.
   - Шульц, прикажите своим людям доставить Края в его камеру. Я же не могла дать преступнику шанса легко избежать наказания, погибнув от руки другого психа! - рявкнула Кэтрин, отдавая приказ майору. - И дайте ему одежду. Не хватало еще, чтобы он сдох от простуды.
   Маркус встрепенулся и, опустив взгляд на свою грудь, понял, что все это время стоял в одних штанах с обнаженным торсом. Футболка, отданная стариком-садоводом осталась лежать в допросной, после попытки потушить огонь, охвативший фотографии из красной папки. Что ни говори, а одежда в Килоне была куда более высокого качества, чем эта. Через несколько минут в допросную вошли два сержанта, для сопровождения Края обратно в камеру. В этот раз день прошел насыщенным событиями, и ему было о чем подумать, оставшись один на один со своими мыслями. После того, как в девять ноль-ноль вечера свет был погашен, Край лег на спину и, заложив руки за голову стал смотреть в потолок. Мысли кружились хороводом, сменяя друг друга, и каждая требовала особого внимания.
   "Итак, - думал Край, - начнем с того, что я попал в страну, повернутую на тотальном контроле. Не удивительно, что Килонская Конфедерация снизила до минимума любые контакты с ней. Уж где-где, а у нас порядок не нужен в принципе.
   Идем дальше. Мужик-невидимка. Изначально он проник в допросную и напал на меня, ледяная принцесса его вообще не интересовала. Так чем же я так ему насолил? Увел подружку, а он из-за этого пустил пулю в голову? И почему его видел только я... Ах да, и почему я его не грохнул. А эта дамочка с маникюрным ножиком рассыпала невидимку в пыль? Как всегда одни вопросы и хоть бы один мудак дал хотя бы один ответ... А вообще она ничего, эта Кэтрин Астор, старший дознаватель. Я таких люблю, вот только моя персона ей не интересна, не считая желания засадить в тюрьму. Ей даже мой пресс не приглянулся, хотя... кажется, у нее зрачки расширились, когда я снял футболку..." Так одна мысль сменяла другую, и Маркус вскоре погрузился в сон.

***

   Очнулся Маркус Край не сразу. Не сразу до него дошло, что стены камеры исчезли, а сам он стоит на берегу моря. Только когда приливная волна коснулась его ног, Маркус ошалело стал крутить головой. Обветренные скалы заросли кустарниками и деревьями. Кроны северных сосен скрывали едва различимые остатки строения. Вдалеке над руинами пролетела птица, и, спикировав вниз, исчезла за листвой.
   - Маркус... - услышал Край женский голос.
   Пытаясь найти источник звука, он крутился на месте, но так и не смог понять, кто его звал. Предположив, что ему это возможно послышалось, Край решил пройтись вдоль берега, но через десять минут поменял планы, отправившись в сторону остатков древнего строения. По дороге Маркусу несколько раз попадались странные холмы, похожие на погребальные курганы. Обычно в них хоронили умерших и в зависимости от положения человека в обществе закладывали нужные в загробной жизни предметы.
   - Маркус... - донеслось до уха Края на этот раз более четко. Значит, ему не послышалось, и его действительно звали, но откуда и главное кто?
   Поднявшись на гору, Маркус огляделся по сторонам и восхищенно выдохнул. С той точки, где он стоял, открывался вид на большое расстояние и сверху Край мог рассмотреть больше, чем с берега. В заросших дичкой лесах, еще проглядывались руины некогда величественных зданий. Где-то даже были заметны внутренние дворики с остатками, похожими на места, откуда некогда били фонтаны.
   - Где я? - прошептал мужчина, рассматривая окрестности.
   - Вы зовете это место Стрейнленд, - услышал Маркус незнакомый женский голос за спиной.
   Резко развернувшись, он потерял равновесие на выскочившем из-под ног камне и рухнул вниз с обрыва. Уцепившись за выступ, Маркус пыхтя, подтянулся на руках и забрался наверх.
   - Ты силен, - произнесла незнакомка, обращаясь к Краю, - это хорошо...
   Маркус поднялся с земли и, вытирая руки о штаны, взглянул на незнакомку. Женщине перед ним на вид было около пятидесяти лет, но красота не покинула лица и тела. Стройную фигуру укрывала белая тога, а в волосах алая лента переплетала косу. Кожа казалась бледной и почти полупрозрачной.
   - Вы призрак? - спросил Край, ни на секунду не удивившись.
   - Да. Меня зовут Элая, - представилась женщина.
   - И это сон? - также без тени паники спросил Маркус.
   Полупрозрачный дух утвердительно кивнул головой.
   - Место реально существует, но ты действительно спишь, - произнесла Элая, проводя рукой перед собой.
   Краю было интересно, почему сновидение не было связано с событиями последних месяцев, или ранней жизни. Столь странный антураж ему привиделся впервые и оснований для этого он не видел. Слово, использованное призраком, "Стрейнленд", ни о чем не говорило. Маркус не помнил его ни по одному историческому событию или по какой-либо книге.
   - У нас мало времени. Открыв Бездну, вы создали угрозу, с которой невозможно справиться обычными средствами, - произнесла Элая, мягко растягивая слова. После ее слов Маркус едва не рухнул вниз повторно.
   - Откуда вам это известно? - сдавленно прошептал Край. - Мы же в моем сне, а значит и сюжет строится по моим мыслям...
   Элая устало улыбнулась и в ту же секунду они вдвоем переместились на морской берег, откуда для Маркуса начался сон. Призрак, не обращая внимания на мужчину, печально запел на незнакомом языке. Время, проведенное в вечном одиночестве, не могло не отразиться на поведении. Маркус не прерывал, пытаясь уловить знакомые звуки, но попытки успехом не увенчались. "Это сон", - в очередной раз убедил себя Край, устав от поисков логичного объяснения.
   - Почему ты постоянно напоминаешь себе, что это сновидение, Маркус? - спросила Элая, проводя левой ногой по мокрому песку.
   - Может, потому что это и есть сон? - съязвил Край.
   Женщина еще раз провела ногой по песку, начертив несколько линий. До того, как приливная волна смыла их, Маркус заметил, что знак сильно напоминал стиль букв с граней Бездны.
   - Вы упомянули, что у нас мало времени, - сказал Край, вспоминая, что конкретно означал этот знак, но без дополнительной шпаргалки не представлял себе ответа.
   Элая отвлеклась от занятия, отвлекшего ее от основной цели. Снова печально улыбнувшись, она сказала:
   - Конечно. Прости. В прошлый раз, когда нужно было предупредить одного юношу, Завесу со мной прошел Перим, но в этот я одна.
   - В прошлый раз? - удивился Маркус.
   - Да. Когда Бездна была обнаружена, мы с Перимом предприняли попытку связаться с живым человеком, чтобы предупредить, но успели только помочь парнишке обрести силу исцеления. После этого ее запечатали, - ответила Элая.
   Маркус ощутил как сердце забилось от волнения.
   - Когда это было?
   - Для меня секунды, для него минуты. Между ним и тобой шесть столетий...
   Маркус ошалело посмотрел на призрака, и начал подумывать, что он над ним шутит.
   - Так что такого страшного в том, что Бездна открыта? - спросил Край. - Злодей не получил ее силу. Он погиб.
   - Поверь мне, Нир Милини не был тем человеком, которого стоило бояться. Он всего лишь пешка, как и многие до него.
   - Тогда кого надо бояться? - спросил Маркус.
   - того, кто был сокрыт в ней долгие века, - ответила Элая и вдруг лицо ее перекосило от ужаса.
   На берег, со стороны моря неслась огромная волна, готовая вот-вот на них обрушиться. Призрак вскрикнул и быстро, насколько это было возможно, затараторила:
   - Мы были глупы, веря в то, что могли спасти свой народ. Когда они пришли, то вырезали больше половины. Выжившие стали скрывать свое происхождение. Враги не обладали нашей силой, но узнали об одном изобретении метачар, "мире-вне-времени", с помощью которого мы хотели спастись. Они захватили его. Они сокрылись в нем.
   - В Бездне? - спросил Край, на что Элая утвердительно кивнула и продолжила. Волна была уже достаточно близко.
   - Они догадывались, что не все Талийцы погибли, поэтому вошли в "мир-без-времени" и стали ждать момента. Когда смогут уничтожить наших потомков. Артефакт должен был быть невероятно мощным, поэтому наши чародеи наложили чары на сердце Атен, питавшее живительной силой столицу. Поэтому Бездна наделяет даром, одновременно содержа в себе заразу, способную уничтожить всех.
   За секунды до того, как волна накрыла Маркуса, Элая прокричала:
   - Запомни слова: Стрейнленд, Атен, Харады!
   - А как звали того юношу, которого вы предупредили до меня? - прокричал Край и услышал в ответ только обрывки имени и фамилии, которые ему ни о чем не говорили.
   Поток воды опустился на них с огромной мощью. Маркус пытался вдохнуть, но не мог. В панике он начал судорожно грести руками и ногами. Темные точки замаячили перед глазами и постепенно заполнили непроницаемой пеленой.

***

   Он проснулся, резко открыв глаза и зачем-то ощупал лицо. Оно было мокрым, но не от морской воды, а от пота. Футболка, что дали ему тюремщики прилипла к телу, словно в его организме бушевала лихорадка. Сев на край кровати Маркус постарался вспомнить детали сна. Первое, что он вспомнил, это те три слова, что просила запомнить Элая. Край еще раз для себя повторил рассказ, о том, как Талийцы пытались спастись от чего-то и придумали способ, которым потом завладели враги. По легенде, Маркус знал, что Древним угрожала некая Буря мрака, но в чем она выражалась, не мог предположить. "Лучше изобрели бы атомную бомбу. Самоуничтожение и никаких проблем", - злобно подумал Маркус, закрывая лицо руками.
   Входная дверь в камеру со скрипом открылась, и на пороге возник начальник тюрьмы.
   - На выход, Край, - пробасил Шульц.
   - Можно я здесь посижу. Меня уже допрашивали сегодня, - устало ответил Маркус, не вставая с кровати.
   - Быстро на выход! - рявкнул Шульц. - Не заставляй вытаскивать твою тушку силой! Иди за мной!
   Край встал и, опустив голову, подошел к начальнику тюрьмы. Уступив место в проходе, Шульц развернулся и пошел по направлению к допросной. Маркус не отставая, следовал за ним, не предпринимая попыток к бегству.
   Увидев дверь допросной, Край печально посмотрел на нее и остановился. Он не сразу понял, что Шульц пошел дальше, минуя ее. Быстро нагнав майора, Маркус удивленно на него посмотрел.
   - В мой кабинет, живо! - рявкнул Шульц, открывая дверь.
   Край вошел внутрь и остановился посреди комнаты. В кресле за столом начальника лицом к двери сидела Кэтрин и что-то усердно писала. Услышав звук открывшейся двери, она подняла голову и холодно взглянула на Маркуса.
   - Дортер Край, сядьте, - приказала она, указывая на кресло перед столом.
   Маркус еле передвигая ноги сел и сложив руки на коленях, ждал, что будет дальше. Он догадывался, что рано или поздно встанет вопрос применения к нему высшей меры и все гадал, когда же. Кэтрин отложила бумаги в сторону, взяв сверху стопки серый лист. "Вот и все", - подумал Маркус.
   - Майор Шульц, вам есть что сказать? - спросила она.
   - Нет, но я еще пожить хочу, - ответил начальник и сделал невероятное. Обратившись к Краю, он что-то промямлил.
   - Громче! - приказала Кэтрин.
   Край не понимал, что происходит, но услышав вторую попытку Шульца что-то сказать, догадался.
   - Дортер Край, казенное учреждение провинции Остер, тюрьма Освиц и отделение полиции приносят Вам извинения за принесенные неудобства, и просит прощения, и... Я не буду это говорить!
   - А я сдам вас своему боссу, - пригрозила старший дознаватель, идя на шантаж.
   Край, не смотря на легкий ступор, пытался не смеяться. Как он догадался, Кэтрин вынудила майора освободить его, да еще и принести извинения от лица правоохранителей.
   - ... и надеемся, что небольшая компенсация позволит снизить вред, нанесенный вам нашим учреждением, - закончил Шульц, багровея.
   - Благодарю майор. Пока вы можете быть свободны, - также холодно, как и ранее произнесла Кэтрин.
   Когда же за ним закрылась дверь, от ее неприступного вида не осталось и следа.
   - Простите за этот цирк, но я хотела показать Шульцу его место, - произнесла Кэтрин.
   - А про какую компенсацию он говорил? - заинтересованно спросил Маркус.
   Девушка протянула ему листок, что держала в руках. Край прочитал заголовок и удивленно поднял брови вверх.
   - "Финансовый перевод". Но у меня нет счета в Кападокии, - произнес Край, уставившись на магнетизирующие цифры.
   - Наша система сурова, но если человек не виновен, его не расстреливают просто так, - ответила Кэтрин. - Счет на ваше имя открыла я.
   - Что-то случилось? - догадался Маркус, кладя лист на стол.
   Кэтрин кивнула головой и ответила:
   - Еще два случая. Эксперты уверены, что это не подражатель, а значит, все это время убийца ходил на свободе.
   Край встал и подошел к окну. Проведя семь долгих дней и ночей в камере без естественного освещения, он ничего более не желал, как взглянуть на природу, хотя бы через щелочку. Вид из кабинета начальника тюрьмы был, мягко скажем, так себе, но это, ни сколь не волновало истосковавшегося по свободе Маркуса. Любимым изречением Края была фраза Лео Чейза о том, что ничто так не убивает человека как изоляция по всем фронтам. К ней он относил запирание человека в одном пространстве и самокопание. Чейз не любил глубокомысленный самоанализ, а вот его друг как нельзя кстати часто в этом застревал.
   Маркус периодически задавался вопросом, как такому постоянно иронизирующему саркастически настроенному человеку, удавалось выдавать умные мысли. Край, как уже упоминалось ранее, часто брал на вооружение тактики друга по охмурению девушек, но также старался запомнить избранные цитаты Лео.
   Взглянув на светящийся диск полной луны, мужчина печально улыбнулся. Тоска по ушедшему товарищу постоянно жила в его сердце, и не было большей пытки, чем постоянное чувство опустошенности и вины. Последнее неотвратимо поселилось в нем сразу, как он очнулся в доме фермера и осознал произошедшее. Винил себя Маркус за многое, и не желал ничего более, чем чудесного воскрешения Лео, но прагматизм не позволял всем сердцем поверить в то, что друг мог выжить.
   - Дортер Край, - негромко позвала Маркуса Кэтрин.
   Мужчина отвернулся от приковавшего его внимание лунного диска. Старший дознаватель встала из-за стола, держа в руках бумагу с финансовым переводом.
   - Дортер Край, возьмите, - сказала она, протягивая листок.
   Маркус не стал говорить бесполезные фразы, которыми он мог обосновать свой отказ и молча, принял деньги. Он дал себе обещание, что приложит все усилия для устранения оставшихся подразделений Синдиката и не мог позволить остаться в Кападокии. Деньги предоставляли возможность покинуть страну каким-нибудь контрабандным путем, по крайней мере, Маркус так представлял себе возвращение на родину.
   - Кэтрин... Я хочу сказать спасибо вам... за все, - произнес, запинаясь, мужчина.
   Девушка впервые за то время, что Край ее знал, искренне улыбнулась.
   - Благодарю, дортер Край. Я надеюсь, вы сможете влиться в наше общество.
   - Я не... - хотел было сказать Маркус, но замолчал.
   - Маркус, по вашему поведению видно, что вы не здешний и вообще не гражданин Кападокии. Наша страна долгие годы живет под "железным занавесом", поэтому чужаков легко отделить от остальных. Это только Шульц из-за своей твердолобости никак не мог признать, что вы и есть чужак. Он думал, что вы притворяетесь.
   - А когда вы поняли, что я ренегат? - спросил заинтересованно Край.
   Кэтрин взяла со стола еще один лист и протянула его Маркусу. Это оказалось письмо из центра судебно-медицинской экспертизы. Информация, указанная в нем, подтверждала, что отпечатки пальцев Маркуса не совпали с отпечатками предполагаемого маньяка. Край никак не мог понять, каким образом девушка догадалась о его происхождении.
   - Отпечатки, - ответила Кэтрин на мучивший Маркуса вопрос. - Тридцать лет назад, указом канцлера Рихтера в стране была введена всеобщая дактилоскопия. Отпечатки пальцев снимались у всех взрослых, а спустя год и у новорожденных. По возрасту, мы с вами ровесники, но ваших данных нет в базе. Очень маленький шанс, что вам как-то удалось избежать процедуры.
   - Ничего себе логическая цепочка! - восхитился Маркус и получил в ответ еще одну улыбку.
   - Дортер Край, так как вы незнакомец в нашей стране, чтобы открыть счет в банке, я сделала для вас удостоверение личности.
   С этими словами она достала из внутреннего кармана пиджака небольшую пластиковую карточку с блеснувшим на свету чипом. На карте было использовано фото Маркуса из тюремного досье, только девушка предусмотрительно отредактировала его, стерев параметрическую сетку с отметками роста.
   - Я не знаю, как вас благодарить, - тихо сказал Маркус, принимая из ее рук карточку, и вновь девушка ответила ему улыбкой. Определенно она начинала ему нравиться все сильнее, не только как хороший человек.
   - Моя сестра не одобрила бы, если я не помогла невиновному, - ответила Кэтрин. - Селия всегда говорила, что человеку нужно помогать. Может именно это ее убило, но я не могла очернить память о сестре.
   Край доброжелательно кивнул головой. Перед тем как уйти, он решился задать один вопрос, за который мог снова оказаться в тюрьме.
   - Кэтрин, - начал он, - а как можно из Кападокии попасть в Килонскую Конфедерацию?
   - Ох, дортер Край, вот вы значит, откуда... - задумчиво ответила Кэтрин. - Официальные гражданские рейсы под контролем государства, и у вас могут возникнуть с этим проблемы. Полеты в Килону осуществляются только по дипломатическим каналам. Хотя... раз зашел разговор... На юге от Линберха есть небольшой городок Дренуол. Найдите парня по кличке "Безумный крыс", он поможет покинуть страну. А, и скажите, что вы от "Иволги", он поймет и не пристрелит. Надеюсь.
   Маркус не сдержал эмоций и бросился обнимать Кэтрин. Старший дознаватель на секунду испугалась, но поняв, что ей ничего не угрожало, спокойно вытерпела акт доброты.
   - Простите... - смутился Маркус, отходя от девушки.
   - Берегите себя, - ответила Кэтрин. - Здесь мы с вами встретились, здесь и попрощаемся.
   Край кивнул, и крепко сжимая бумагу с переводом, покинул кабинет. Шульц обнаружился за поворотом и молча, с неприкрытым раздражением всучил бывшему узнику разрешение на выход. С двумя листами в руках Маркус в приподнятом настроении дошел до дежурного офицера. Отдав разрешение, Край вышел за пределы тюрьмы.
   Свежий воздух наполнил его легкие, ветер приветливо потрепал волосы и с глупой улыбкой Маркус зашагал в спонтанно выбранном из двух направлений. Через несколько минут до него дойдет, насколько похолодало вокруг с того момента, как его задержали, и что футболка со штанами не способны согреть в пути. Тогда он поймет, что первым делом устроит небольшой шопинг.
   Проходя мимо указателя тюрьмы, Маркус не обернется и, конечно же, не заметит призраков, жадно пожиравших его взглядом. Сегодня им не удалось пополнить свои ряды жертвой смертной казни, через которую все они прошли, но духи ощущали приближение того момента, когда по земле будут шагать армии их сородичей.
  
  
  
  
  
  
  
  

21

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"