Солдатова Катерина: другие произведения.

Стая: Меченый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Сколько Волка не корми, а он все в лес смотрит" - так говорят в народе. Но и среди Волков есть исключения.


Стая: Меченый.

We're in a time where all enterprises fall
We should beware of the wolves that haunt us
They are not all the same, cannot take the blame
Await the time to unchain utopia

(c)" Unchain Utopia" Epica.

  
   Глава 1.
  
   Мы научились дышать под водой, но от этого мы не стали рыбами. Мы научились летать, но от этого мы не стали птицами. Мы стали летать на далекие звезды, осваивать, переделывать космос под себя, но лучше это не сделало нас. Мы все такие же низкие, мелочные и эгоистичные существа, которыми были сотни и тысячи лет до этого.
   Я взвел курок и прицелился в дрожащее существо у стены. Ему больше некуда бежать. Кем бы ты ни был, а Волки находят тебя. Под водой, в воздухе, в космосе. Мы везде. Как в прошлом простые лохматые четвероногие волки были санитарами леса, которого давно не существует на родине человечества, так теперь мы -- очищаем наше общество от слабых, больных и отбившихся от стада животных. Иначе этих существ назвать было нельзя.
   Человек плакал, умолял, пытался заплатить за свою жизнь, но суть была одна: он не стоит ничего. Ни одного кредита. Его тело будет сожжено, а из праха изготовят специальное удобрение для ферм еды. И это единственное, чем он сможет послужить своему стаду. А мы, Волки, получим свой кусок мяса. Ставшие почти ручными псами тех, кто отдает приказы. Но они не знают, что Волки могут прийти за любым из них.
   Закон о естественном отборе беспощаден. Однажды, когда я стану слишком слаб и немощен, а зубы затупятся -- они придут за мной. Мои же собратья. Только со стороны кажется, что Стая друг за друга стоит. Но это не так. Мы все вынуждены участвовать в этой бешеной гонке.
   Человек рыдал, но я просто спустил курок. Пуля безошибочно нашла голову приговоренного к утилизации, и я достал из-за плеча черный мешок. Начиналась самая нудная и скучная часть моей работы: упаковка и вывоз мусора. С годами эту работу почти не замечаешь. И вот тело, запакованное в мешок, покоится в грузовом отсеке машины, а я сверяюсь с компьютером, сколько адресов я должен посетить за сегодня еще. Один из адресов как раз был удобно расположен с одной закусочной, где готовили отличное жаркое. Волку никто не откажет в еде, однако, по той же причине члены Стаи редко заводят семьи вне Стаи. Простому человеку сложно жить рядом с тем, кто в крови выкупался почти с самого детства. Волками не рождаются, однако есть то, что нас отличает от других людей. Волки с самого детства отличаются обостренным чувством справедливости. Таким, какое заслужило наше прогнившее общество и уничтоженная планета. Я не был на Земле, но говорят, что она стала напоминать выжженную пустыню, сухую и безжизненную, лишенную воздуха и признаков жизни. Никто не хотел, говорили они. Теперь есть Стая. И Закон. Который должен не допустить подобного с нашими колониями. Эдем, одна из старейших колоний, на которой я находился сейчас, был достаточно здоров, чтобы на нем охотилось всего несколько волков. Я не видел еще никого из Стаи здесь. Мы не собираемся вечерами в барах, не устраиваем прощаний, если один из нас ушел. Лишь получив сообщение, можно понять, что кого-то не стало. Иногда случайность, иногда -- целенаправленная охота. У Волков есть свои враги. Повстанцы, Волкодавы, как они сами себя называли. Они были против Закона. И стремились защищать людей.
   Я хмыкнул. Они лишь отсрочивали свою и чужую кончину.
   Машина подпрыгнула на кочке. Мой электромобиль был не самой новой модели, а дороги в этой части города были отвратительные. Трущобы они везде трущобы. Но большинства из местных нет в моем списке. Пока нет. И они это знают, провожая сухими и злыми взглядами черный грузовик и члена Стаи, одетого в принятую одежду. Черная форма, нашивка волчьей головы на рукаве и для особо неверующих -- идентификационная татуировка на запястье. Штрихкод, уникальный для каждого волка. Я опустил взгляд на свои цифры. Меня клеймили еще в подростковом возрасте, однако я надолго запомнил, как кожу прокалывали тончайшие иглы, нанося несмываемую смесь с вкраплениями металла. Можно спросить, как удалить такое? Никак. Волк не может стать ручной собакой или перестать охотиться. Для Волка это все одно -- смерть.
   Мой грузовик остановился у закусочной, и я вышел из кабины. Люди, сидевшие на улице, сразу насторожились. Нет, расслабьтесь, я не на работе. Одно семейство с двумя детьми быстро собирает свои вещи и уходит прочь, даже не доев. Может быть, в списке мог бы быть их отец или мать, но детям не стоит нас бояться. Волки не убивают щенков. Еще не было ни одного случая, чтобы кто-то из нас пришел к ребенку или подростку. Но как только человек переступает границу 20 лет -- отсчет пошел. Тяжело больные дети и неизлечимые или инвалиды с детства уничтожаются на месте и сразу при рождении или еще в утробе. Волчицы из Стаи в родильных домах заботятся об этом.
   Я подошел к раздаточной стойке, и тут же в спину мне уставилось несколько тяжелых взглядов. Я знаю такие взгляды. Столько раз чувствовал, что надоело. Я не представляю из себя ничего особенного, чтобы быть объектом ужаса или насмешек. Выгляжу как и почти любой мужчина средних лет, которых можно найти на улице или в офисе. Высокого роста, спортивного телосложения и совершенно неприметный на лицо. Брюнет, аккуратно подстриженный, хоть сейчас в офис. Только вот костюм и галстук я никогда не надену. Черная униформа и клеймо -- мой удел.
   - Обед, пожалуйста, - попросил я вежливо. Улыбок и вежливости от меня не ждали, однако неуважения или открытой злобы я не видел. Мы все выполняем свою работу: кто-то готовит еду, а кто-то выносит мусор. Просто мусор бывает разным.
   Заказ принесли быстро. Люблю я это место. За чистоту и оперативность. Но вот этим ребятам не нравилось, что Волк ест в их заведении. Посетители перестали разговаривать, стали перешептываться, а потом от одного из столов, где сидела компания подростков, подошел один, видимо, считающий себя героем? Или кем?
   - Шел бы ты отсюда, волчара. Тебе здесь не рады, - начал он. Явно нарывается. А молодой еще, совсем не пуганный. И, скорей всего, не достигший двадцатилетия, а потому такой смелый.
   Я не реагировал. Щенки, они горазды тяфкать на взрослых, пока сами не станут поумней. Но этот не унимался и продолжал отвлекать меня от еды. А жаркое, к слову было шикарным. Нажористым, с овощами и тонкими пластинками синтезированного мяса, что пальчики оближешь. Еще кофе здесь было отличным...И я бы его наверное выпил. Наверное, потому что щенок не угоманивался, а ударил рукой по моему столу, задев кружку одноразовой посуды и оставив на столе и полу ароматную лужу с кофе:
   - Эй, я с тобой разговариваю! - рявкнул он.
   Я вздохнул и поднял взгляд на подростка, что откровенно нарывался. К сожалению, для тех, кого нет в моем списке, я безобиден. Точнее, для их жизни. Но вот двинуть подростку в морду хотелось. Но если бы лет десять назад я бы поддался искушению, то сейчас я просто посмотрел тяжелым взглядом карих глаз в глаза щенку. Тот осекся на полуслове. Такой взгляд вырабатывать помогает практика. Когда смотришь на людей как на неживые предметы. Это их пугает, задевает или заставляет тушеваться. Но малец быстро взял себя в руки и продолжил:
   - Давай вали отсюда, пока не схватил по первое число!
   О, как осмелел! Видимо, потому что за его спиной сидели и гоготали его ровесники. Щенки, сбивающиеся в стаи, смелые. Даже могут завалить некрупного зверя, если повезет, однако щенки всегда оставались щенками.
   Я ухмыльнулся и достал сканер, наведя его на парнишку. Тот слегка остолбенел, но бежать не стал, а между тем, сканер выдал: "Объект не найден". Это было уже интересно.
   Все рождающиеся люди получали свои чипы, где находилась вся нужная информация. Но... этого щенка не было в базе. Конечно, чип можно было вырезать, однако, факт извлечения чипа тут же передавался, что являлось нарушением Закона. Но этим занимались уже другие службы.
   Видимо, мое удивленное выражение лица заставило парня увериться в своей полной безнаказанности.
   - Что, не помогла игрушка? Ты что, еще и говоришь по уставу? - продолжал тяфкать щенок, а я тем временем, вносил данные в базу. За этой особью выедут очень скоро... Но видимо, среди этой мелкой стаи нашлись гении. Вдруг один из них, с пирсингом в носу и в ушах и бритый на лысо подскочил и воскликнул:
   - Придурок, он же сейчас тебя посчитает...
   Ой, что тут началось! Откуда-то появилась граната, которая полетела в мою сторону. Привычным движением я отпрыгнул за пластиковый столик в сторону и зажал уши. Светозвуковая с эффектом дыма.
   Взрыв послал мозг в нокаут на несколько мгновений. Если бы я не догадался закрыть глаза, то еще бы и ослеп. Но когда я пришел в себя, компания уже приближалась к столу, где я был схоронен. Вот ведь глупые щенки! Мне запрещено убивать молодняк. В целях самозащиты... Возможно. Но если есть хоть малейший шанс уйти от конфликта, то я...
   Пуля просвистела у моей головы, не оставляя мне альтернатив. Я понятия не имею, что я сделал этим мальчишкам. Неужели Волкодавы уже вербуют таких детей?
   - Выходи, волчара позорный! - закричал кто-то из них, оставляя несколько дырок в столике и заставляя меня экстренно перебежать в сторону выхода, слыша за своей спиной выстрелы. Вот ведь щенки!
   Я выхватил свой пистолет и выстрелил почти не целясь в пожарную сигнализацию, заставляя помещение почти мгновенно заполниться пеной. В спину мне раздались еще выстрелы, и одна пуля прошила плечо. Вот ведь! Самые натуральные пули, чтоб вас всех!
   Я выбежал из закусочной, пока мои недоброжелатели плавали в белой пене. Я был бы рад, если бы они как послушные граждане остались и дожидались стражей порядка... Но учитывая их нетерпение, стражи приедут позже. Как и пожарная охрана. А пока я забрался в свой грузовик, заводя мотор одной рукой. Вторая безжизненной плетью виселад вдоль тела, но уже подозрительно не болела. Словно ее мне отрезали, так что я потратил драгоценные мгновения на то, чтобы прощупать руку. Все верно, рука не чувствовалась вообще.
   Черт.
   Пока я заводил машину одной рукой, ребята высыпали из разгромленной закусочной с пистолетами и даже короткоствольными автоматами наперевес. Это где такой купить можно? Я бы не отказался... Но они решили не медлить и открыли пальбу, так что мне пришлось пригнуться, чтобы не стать решетом, и дать по газам. Грузовик для погони -- не самый лучший транспорт, особенно, когда у тебя кровоточит и немеет одна рука, а следом с бешеным улюлюканьем ревут моторами всадники на железных конях. Снова автоматная очередь.
   - Что вы привязались-то ко мне? - рыкнул я в пустоту и повернул на светофоре, едва не врезавшись. Малого того, что дороги здесь были отвратительные, так еще и местные трущобные водилы не знали, чем отличается красный от зеленого...
   Я слышал, что в трущобах существует много сочувствующих Волкодавам, но чтобы наткнуться на них в этом довольно благополучном районе? Немыслимо.
   За спиной приближался рев мотоциклов, и я оказался... гм, окружен двумя мотоциклистами, которые вдруг синхронно дали очередью по колесам! Вот ведь уроды малолетние.
   Машина протестующе заверещала, и на очередном повороте я не смог справиться со взбесившейся техникой и пролетел прямо, прокладывая новый путь прямо вниз. Машину выбросило в канаву, а меня, не пристегнувшегося придурка -- через лобовое стекло с неплохой такой на какие-то камни и землю. Весь воздух из легких выбило вмиг, перед глазами померкло, ноя взревел, чувствуя как ногу пронзает металлический штырь. И это привело меня в сознание. С места, где я протаранил забор, послышался звук моторов мотоциклов. Вот ведь черт...
   Я сплюнул кровь с легких и перевернулся на живот, но нога намертво застряла в штыре. А крики и звук мотора был все ближе. Кое-как я освободился от штыря, оставляя в своей ноге зияющую дыру, и пополз в сторону... А собственно, где я был? Сообразить так сразу не удавалось. Нижний город? Судя по разрушенным зданиям, это и правда был он. Вот что такое вляпался и как с этим жить. Глава первая.
   Тело жутко болело, хотелось убивать, выть и в целом, доползти до своей пещеры. Но пока на хвосте обезумевшие шакалы, не стоило даже мечтать об этом. Я тронул коммуникатор на поясе и передал сигнал стражам порядка и клич о помощи Стае. Каждый сам за себя, но... Иногда какой-то Волк, находящийся рядом, мог помочь в случае, если Волка начали травить Волкодавы. Эти повстанцы были одинаково вне закона. И если они были вне базы и жаждали меня убить, то... Их не существовало. А значит, я волен убить их. Самому бы не помереть в процессе.
   Я постарался подняться, опираясь здоровой рукой о стену. Нога и рука. Это будет тяжело. Хотелось верить, что инвалидность я не получу... Не то за мной придут мои же собратья.
   Как же больно... Чертовы мальчишки! И чертов я со своим следованием Законам. Надо было его пристрелить на месте.
   Что толку рычать теперь?
   Я постарался наступить на проткнутую ногу и едва не взревел от боли. Я забрел в какой-то полузаброшенный дом, вытолкнув едва закрытую дверь и притаился. Ага, молодец. По следам крови на земле меня в два счета найдут. Что-то нужно было делать и срочно. Я снял свою верхнюю одежду и разорвав ее, перевязал кое-как ногу и остатками завязал руку. Одной рукой это делать было не так-то и просто. В голове мутнело с каждой минутой. Не хотелось представлять, что будет, если эти молодые хищники найдут меня. Волк, подохший от рук каких-то щенков! Стыдно будет.
   Я прохромал, с каждыми шагом матерясь, и прошел вглубь дома, разглядывая пустые стены. Пол под ногами скрипел и хрустел, что наталкивало на мысли, что он может провалиться. Но нет. Я очень неплохо выполз из запасного выхода на пустынную улицу, полную пыли, песка и камней. Мусора на улицах не было. Все шло во вторичную переработку, кроме камней и стройматериалов, видимо.
   Я прислонился к холодной стене и вздохнул. Тело от такого насилия грозилось выкинуть какую-нибудь шутку, но мне надо было отсюда убираться. Коммуникатор молчал. И это заставило меня подумать, что вряд ли кто придет сюда за мной. Не стоило ожидать. Я вздохнул сквозь стиснутые зубы и побрел вперед, понимая, что двигаться со скоростью беременной черепахи -- не самый лучший выход.
   Сколько времени прошло, я не знаю. Я понял, что заблудился в этом каменном лабиринте, а вокруг была тишина, словно я забрел в склеп. Серые дома, выбитые окна, пыль под ногами... Эта часть города была мертва. И дома смотрели пустыми глазницами-окна, будто черепа.
   Ой, не так я предполагал, что скончаюсь.
   Наконец, я забрел в какой-то дом, где споткнувшись, упал и понял, что больше не встану. Коммуникатор выпал из руки и укатился куда-то под камни. Каменный пол манил. И я закрыл глаза. Радовало только, что я умру своей смертью, а не получу пулю от Волка. Сомнительная конечно, радость. Но на этом мое измученное сознание отключилось.
  
  
   Глава 2.
  
   - Вашу ма-а-ать! - взревел я от боли и тут же попытался вырваться, но над ухом женский голос скомандовал:
   - Так, держите его! Крепче!
   От боли я ничего не мог соображать, а перед собой видел лишь красную пелену и какие-то лица. Свет светил мне в лицо, а адская боль исходила откуда-то, откуда -- я не мог понять. Пока не услышал:
   - Режь быстрей, пока он не пришел в себя! - скомандовала женщина, и я только и успел увидеть отблеск лазерного ножа, адскую боль в ноге и запах паленого мяса... Эти придурки... что, мне ногу отрезали?! Я зарычал, едва не вырвавшись, но несколько мужчин держали меня крепко. А женщина все командовала:
   - Так, теперь это. Скорей! Как он еще жив-то вообще! - она явно была поражена. И я с ужасом на лице смотрел, как мужчина с лазерным ножом подходит к моей руке... Которая была какого-то сине-красного цвета и распухшая, а местами и черная. То-то я ее не чувствовал, но когда лазер прошил кожу, я снова взревел, пытаясь рвануться вперед и сохранить хотя бы остальные конечности, но на этом мои мучители успокоились и не стали больше резать. Кажется нет. Мужчина убрал нож, но меня продолжали держать, чтобы я не вырывался. А я не особо-то и вырывался уже. Я видел, как женщина бегает с повязками и перевязывает то, что осталось от моей ноги ниже колена, а второй, мужчина, что только что отрезал мне руку, сейчас перевязывал мне плечо. Руки не было. Это было настолько странно и безумно больно, что я продолжал чувствовать эту боль, пока какой-то спрей, которым обрабатывали места среза, не утихомирил эту боль. В здоровую руку что-то впрыснули из пистолета, и боль начала окончательно отступать. А я лежал, затравленно озираясь и разглядывая место, куда я попал. Это явно было не то место, где я готовился умереть. Здесь пахло затхлыми тряпками, пылью и не было окон. Подвал? Или канализация? Или подземные бункеры? Где я?
   - Эй, Эва! - отвлек мужчина женщину, что командовала тут, и показал ей что-то на столе, где на тряпке лежало что-то. Как спустя мгновение я понял, это была моя...рука. Я скосил взгляд на то место, где она должна быть. Рука. На которой была татуировка принадлежности к Стае. Ой черт...
   - Он меченый, ты знаешь, что это значит? - прошипел мужчина, глянув в мою сторону, и на этот раз его рука потянулась к другому ножу, уже из стали. Никогда не понимал, зачем носить это допотопное оружие. От обезболивающего меня слегка разморило, а шевелиться не хотелось, но я аж подхватился, когда этот мужчина направился ко мне и прижал к койке, приставив к горлу нож, придавив рукой к кровати. Я попытался оттолкнуть его, но он прошипел:
   - Ты спасла Волка, Эва. Эта тварь не заслуживает жить!
   - Остынь, Марк, - женщина мягко положила руку на плечо мужчине и осторожно забрала нож из его рук. - Я видела, - ответила она с улыбкой. Третий молчаливый мужчина только зацокал языком. Он был тоже против моего тут нахождения?
   - Тебе видней, что ты творишь, Эва, - проговорил он, и сплюнув, ушел, оставляя меня наедине с Марком и Эвой. Эй, чувак, не уходи...
   Я сглотнул. Мне редко бывает страшно. Но сейчас... Сейчас мне хотелось просто сдохнуть. Потому как похоже, что я только что попал в логово к Волкодавам. И судя по всему, жить мне осталось недолго. Учитывая отрезанную ногу и руку -- черт. Совсем недолго. Я все еще молчал, отчасти от того, что мысли путались от препарата, а отчасти от того, что я пытался придумать путь, как отсюда сбежать. На одной ноге? Интересно как... Согласно Закону, я не должен существовать. Мне стоит пустить себе пулю в лоб, не так ли?
   Наконец, Марк, вздохнув, поцеловав женщину и отправился прочь из помещения, бросив:
   - Будь осторожна и делай с ним что хочешь. Твоя добыча.
   - Да уж, добыча, - хмыкнула женщина. Она была странной. Выглядела какой-то живой. У нее были зеленые глаза, большие, словно не настоящие, а волосы, длинные, черные, собранные в хвост. Она была одета в рваные джинсы и легкий топ, но это не отменяло оружие на поясе... Черт, для Волкодава она слишком ничего так. Но от этих мыслей меня отвлек голос Эвы:
   - Ну, как себя чувствуешь, Волк? - спросила она, присаживаясь на то место, где недавно была моя нога... Не могу об этом спокойно думать! Я просто не знаю, что я буду делать. Без ноги-то и без руки. Инвалид, неполноценный. Закон относительно инвалидов единодушен...
   - Наверное сейчас думаешь, что должен умереть в соответствии с вашим Законом? - хмыкнула она, похлопав по тому месту, где должна была быть моя рука. Я вздрогнул и попытался убрать руку, которой нет. Я хотел было ответить, но закашлялся. Горло пересохло. Наконец, я прохрипел:
   - Да. Я не жилец.
   Эва рассмеялась и встряхнула своей головой:
   - Все-таки вас дрессируют похлеще, чем патрульных собак. У тебя правда столько дерьма в голове?
   Вообще-то у меня в голове было не дерьмо. А шум, шок и куча мыслей. Особенно на тему того, что она собралась со мной делать. Как выразился Марк, я был "ее добычей". А Волку добычей быть непривычно.
   - Это называется карма, Волк, - хмыкнула она и вздохнула:
   - Извини меня, тебе и так должно быть нелегко. Отдыхай и не переживай, - она дотронулась до моего живота, и я только сейчас осознал, что практически обнажен. Да уж, так отвратительно я себя еще не ощущал.
   Эва встала с кровати и я лишь смог выдавить из себя:
   - Эва... п...
   Она обернулась, и я, запинаясь, попросил:
   - Пожалуйста, дай воды.
   Чем, кажется, ее слегка удивил? Но воды мне даже дали и помогли напиться, так как дрожащая последняя здоровая рука отказывалась слушаться. После того, как я промочил горло, Эва оставила меня спать. В сон я провалился достаточно быстро.
   Проснулся я в холодном поту, снова ощущая дикую боль в отрезанных конечностях, и едва не заорал, и только застонал, заерзав как ошпаренный, по кровати. На мои вопли пришел снова тут молчаливый мужчина, и, прижав меня к кровати рукой, вколол в шею из пистолета какой-то препарат. И я снова провалился в сон.
   Следующие несколько дней прошли как в тумане. Я просыпался от адской боли, а потом получал дозу обезболивающего, воды и еще каких-то медикаментов, слыша бурчание Марка и Руда. А потом снова проваливался в сны, которые можно было назвать кошмарами. Мне снилось, что я был волком, который пытался убежать от стаи своих же волков на двух лапах, но получалось только ползти. А они настигали меня и пытались разорвать. В этот момент я снова просыпался от боли.
   Через несколько дней я проснулся впервые без бреда и жара. И в помещение, где я лежал, зашла Эва и еще какой-то старик, которого я еще прежде не видел. Старики... Их вообще сложно увидеть в Эдеме. Ведь старики, если они больны и немощны, также подлежат утилизации. Старик был в фартуке, и мне он сразу напомнил мясника-хирурга из одной игрушки в сети, особенно сходства добавляли рыжие пятна на его одеянии.
   - Это он, - сказала Эва, бесцеремонно сдергивая с меня простынь и показывая мое обнаженное тело этому старику.
   - Значит, Волк потерял две лапы. Как?
   - Мы нашли его в одном из домов, раненным. Гангрена.
   Старик стал разбинтовывать мне плечо, где должна быть рука.
   - Нам повезло, что больной оказалась меченая рука, - сообщила Эва. - Что-то можешь сделать с этим?
   Старик стал рассматривать место среза, ровное. Я тоже посмотрел и сдержав рвотные позывы, отвернулся. Я не сопротивлялся пока старик ковырялся в ране, лишь стискивал зубы.
   - Много придется повозиться. С ногой проще будет. А руку... - он почесал седой затылок. - Зачем тебе это, Эва? Сколько волка не корми... - он хмыкнул, а я с интересом слушал эту беседу, не забывая тихо шипеть от боли.
   - Да не убежит он в лес на двух лапах, - ответила женщина. - Да и не убежит вообще. Правда, Волк? Ты ведь знаешь, что будет, если ты вернешься в свою Стаю? - спросила она, поймав мой взгляд. Я ответил ей тяжелым взглядом. Разумеется, я понимал, что будет, если я хотя бы раз покажусь кому-то. Моего взгляда было достаточно вместо ответа.
   - Посмотрим, что я смогу, - согласился наконец, старик. - Что, Волк, будешь учиться скоро заново ходить, - хмыкнул он, беззлобно похлопав меня по здоровому плечу, и забинтовал обратно срезы.
   Несколько дней прошли не особо насыщенно. Мне давали еды, я пытался подняться и использовав костыли, вставал и отправлялся в уборную. Мне хватило сил даже на то, чтобы вымыться самому, хотя я не представлял раньше, как это можно сделать одной рукой. Оказывается, можно. Не обошлось и без травм. Я даже пару раз поскользнулся и один раз разбил себе нос. Марк, принесший в тот день еду, даже поинтересовался, кто это мне нос разбил. И удивился, когда я сказал, что сам себе. За плохое поведение. Но этот любитель отрезать чужие конечности моей шутки не понял. Я пытался понять, что я буду делать дальше. Моя жизнь кончилась в тот день, когда я стал инвалидом. Я не мог больше быть тем, кем мне предназначено быть. Мой чип удален. Машина разбита. Скорей всего, я числюсь в мертвых в Стае.
   Спустя не знаю, сколько дней, я вдруг снова увидел того старика, который пришел вместе с Эвой ко мне. В руках у него был какой-то сверток. Да и длинный... И каково же было мое удивление, когда это оказались... механические протезы? Рука и нога?
   Я аж сел от удивления. Неужели они способны были такое производить?
   - Давай примерим. Ложись, - распорядилась Эва, и я послушался. Вот только выглядел протез руки не слишком уж безобидно, хотя вполне прилично. Как часть конечности от киборга... Гм. Собственно, приглядевшись, я так и понял, что это была конечность именно киборга. И они думали, что она будет у меня работать? Откуда они ее взяли -- я не хочу знать.
   - Закуси, - подала Эва мне какой-то материал. И я сразу почуял подвох, отстранившись от старика, на что тот поинтересовался:
   - Волк, ты хочешь прыгать на двух лапах?
   Я вздохнул и прикусил предложенную тряпку. И старик включил руку в свой планшет и она задвигалась, прежде, чем поднести ее к моему едва зажившему плечу...
   Мой вопль был слышен даже наверное за три квартала. Эве пришлось прижать меня к кровати, и с помощью старика они подсоединили этот кусок холодного металла к моей руке. Выдохнув, я упал на кровать и почувствовал вкус крови во рту. Я таки прокусил себе губу. Это было неприятно. Но стерев кровь живой рукой, я посмотрел на эту тяжелую штуку и выдохнул:
   - Как оно будет работать?
   Пока я не чувствовал вообще ничего. Только холод и боль. Выступившую кровь на месте стыка старик стер и снова протер место каким-то спреем.
   - Тебе нужно будет научиться передавать нервые импульсы из мозга в эту штуку.
   Я посмотрел на него круглыми глазами и тот пожав плечами, проговорил:
   - Или мы имплантируем тебе чип в мозг. Посмотрим, - и с этими словами он включил ногу. Я с ужасом смотрел, как эта штука двигается, а потом снова адская боль. И тут я уже не стеснялся в выражениях.
   Когда я обессиленно упал на кровать, старик проговорил:
   - То, что тебе больно -- это хороший знак, - он ухмыльнулся. У него кое-где не хватало зубов, а кое-где были металлические.
   Я только прошипел что-то нецензурное и попытался сесть. Нога и рука были тяжелыми и не слушались.
   - Ну-ка, попробуй пошевелить, как если бы это была твоя рука.
   Я попытался. И рука только дернулась слегка, чем я оказался недоволен. Но старик расцвел:
   - Продолжай в том же духе, - он похлопал меня по плечу, чем заслужил почти что натуральный утробный рык. Зовут волком -- буду соответствовать. Он сделал несколько тестов еще, пока наконец, не оставил меня в покое.
   - Что ж, Волк, занятие тебе нашли. Развлекайся, - сказала Эва и тоже удалилась, оставляя меня наедине с моими новыми руками и ногами.
   Шли недели... или месяцы? Я не помню сколько прошло времени, прежде, чем я смог встать на ноги. Сам, без костылей, и постоять. Насколько тяжело, больно и непривычно было ощущать эти механические руки и ноги, но я стоял. Это было настолько тяжело. Черт. Я иногда желал, что Марк меня не прирезал. Но этот мужчина как назло передумал меня резать, а наблюдал за моими успехами, когда приносил еду. Меня почти не охраняли. Всем было ясно, что я не убегу. Куда бы я мог деться? Я едва себе задницу могу подтереть сам.
   Шаг за шагом, день за днем, я осваивал короткие прогулки по своей комнате, выматываясь так, будто я пробежал кросс. Ну еще бы, они столько весили, эти протезы.
   В один из дней ко мне пришла Эва и поинтересовалась:
   - Волк, не хочешь прогуляться? Пойдем. Ты справишься, - сказала она, подхватывая меня под руку и помогая выйти из моей комнаты. Это... правда были какие-то подземные помещения. Я не видел ни одного окна, зато видел коридоры, много труб, тусклый свет, и людей. Самых разных. Старики, женщины, дети. Большинство было с такими же протезами как у меня. Некоторые не могли ходить, поэтому у них были иные протезы, позволяющие им ходить. На меня смотрели с сочувствием. Я был одет в чьи-то джинсы и майку, но вот на ногу обувь не влезла, а руку майка с коротким рукавом не закрывает. И то, как я хромал и неуверенно передвигался давало понять, что я... такой же как и они. Черт. Это место просто... полно такого мусора, который я раньше не задумываясь, ликвидировал. Но теперь я один из них. И это сочувствие -- оно меня убивало.
   Ко мне подошел мужчина, который двигался так свободно, словно ничего с ним не было такого, однако, он похлопал меня по плечу и сказал:
   - Эва и тебя спасла? Она волшебница. Ничего, брат, ты скоро будешь бегать, - он задрал штаны и указал на свои ноги. У него были два протеза вместо ног.
   - Оторвало на шахтах, - поделился он с улыбкой. - За мной пришли Волки, но Эва и ребята меня спасли...
   - Оливер, - мягко попросила Эва, видя мое замешательство. Такое ощущение, что я попал в личное чистилище. Может быть, так оно и было?
   - О, ты уже ходишь? - ухмыльнулся Марк и подошел к нам. У него на плече висел автомат, и я видел тут еще людей, которые ходили по коридорам. Кого или от кого защищаются Волкодавы? Я подумал, что знай Стая, где находится это место, его бы просто стерли с лица земли. Вместе со всеми. А тела с механическими протезами даже не стали бы использовать для вторичной переработки. Их бы просто похоронили...
   - Волк? - Марк отвлек меня от мыслей, я рассеянно кивнул:
   - Да-да, уже хожу, спасибо.
   Я прошел несколько шагов и остановился, посмотрев вниз. В бункере было множество этажей и везде были люди. А он уходил глубоко вниз. Мне вдруг стало интересно, как долго я буду лететь, прежде чем достигну земли...
   - Эй, не вздумай, - Эва оказалась рядом и положила руку на плечо. Эва правда волшебница. А я не заслуживаю того, чтобы быть здесь. В этом месте. Под землей... С остальными, кто спасся от моей Стаи. Черт-черт-черт...
   - Идем, - Марк кивнул и позвал меня с собой. Я направился следом за ними и увидел, что Марк провел меня в какой-то зал, где... занимались и тренировались какие-то люди? У них у всех были механические части на телах. И они неплохо двигались, почти синхронно, под команды одного из них.
   - Волки не поддаются дрессировке ведь? - ухмыльнулся Марк, на что Эва посмотрела на него укоризненно. Но я решил, что стоит им возразить:
   - Дрессировка и тренировка -- две разные вещи, - я посмотрел ему в глаза, и тут случилось то, чего я меньше всего ожидал: Марк вдруг неожиданно врезал мне кулаком в морду, и я отшатнулся, но остался на ногах.
   - Ну же, Волк, давай! Всегда мечтал это сделать, пока ты там валялся, - зло проговорил он.
   Эва пыталась вмешаться, но ей просто махнули рукой. Следующий удар я отбил протезом, но получил в живот третий. Я все еще был слишком медленным. Остальные остановились и тоже смотрели за нашей дракой. Марк получал, но удары от него были сильней. Я не мог с достаточной маневренностью уворачиваться. И в конце-концов, Марк положил меня на лопатки.
   - Хорош Волкодав, - ухмыльнулся я разбитыми губами. - Хромого Волка завалил, герой.
   Эва рассмеялась, похлопав Марка по плечу. Тот ударил кулаком рядом с моим лицом:
   - Поднимайся. В следующий раз защищайся лучше, - бросил он, оставляя меня здесь. На меня все еще косились несколько странно, но я уже понял, что слухи о том, что в стае Волкодавов появился Волк разнесутся очень быстро.
   И не ошибся. Моя жизнь стала с этого дня гораздо веселей. Мне приходилось тренироваться почти день и ночь, чтобы восстановить навыки и попутно не помереть, так как находились жаждущие мести. И я от них отбивался. Да, большинство успокаивалось после спарринга, но некоторым приходилось объяснять на пальцах. Но я никого не убивал и сильно не калечил. И очень скоро в этой стае меня перестали пытаться загрызть. Собаки привыкают, однако. Волки бы меня давно убили. И кто из них хуже?
  
  
   Глава 3.
  
   Этим утром я стоял и тренировался в метании стальных ножей. Этому научил меня Оливер, который даже зная, что я Волк, принял это, раз Эва меня спасла. И сейчас он показывал, как правильно держать эти куски стали. Это было странное оружие. Но оно могло работать. В определенных обстоятельствах. У меня даже почти получалось. Но метал я все равно левой рукой. Правую ногу и правую руку я потерял и приходилось учиться ими пользоваться заново. Я все еще плохо мог кидать ножи или стрелять из протеза, но увы, приходилось учиться.
   - О, десятка, отлично, Волк! - рассмеялся Оливер, захлопав в ладоши, когда я попал четко в цель. Наконец-то! Я хотел было поблагодарить его, но тут наше внимание привлекло какое-то оживление в главном зале. Люди кричали, спорили и Оливер, нахмурившись, кивнул мне, чтобы отправиться туда.
   Я увидел, как в центре кучи спорящих о том, чтобы пойти, убить или еще что-то сделать, сидели Марк, Руд и Тима. Руди был ранен, да и остальные выглядели неважно.
   - Что случилось? - спросил я, поглядывая на Марка и на Тима. Я ни к кому конкретно не обращался и не вмешивался в дела Волкодавов, однако заметил, что с этими ребятами нет Эвы. И я ее нигде не мог найти, хотя она была довольно заметная фигура.
   - Он еще спрашивает! - зашипел кто-то злобно.
   - Они схватили Эву, чертовы Волки! - прорычал Тим, перевязывая бедро. Кажется их сильно потрепало. При упоминании о волках толпа недовольно загудела и несколько глаз уставились укоризненно на меня, словно я мог взять и украсть Эву, находясь здесь с ними.
   - Нам стоит вызволить ее, - начал что-то
   - Это сумасшествие, - ответил Марк, зло сплюнув. - Во-первых, мы не знаем, жива ли она еще. Во-вторых, даже, если она жива, мы не знаем, где ее могут держать. И мы не имеем ни малейшего представления, сколько там может быть охраны...
   Но тут я его перебил, выходя в центр:
   - Вообще-то знаем. Я знаю, где держат Волкодавов, которых поймают. И я смогу провести нас туда. Марк? - я посмотрел в лицо мужчине. Он молчал, зато толпа зашумела:
   - Волк?
   - Провести к Волкам?
   - Он врет!
   - Это ловушка!
   - Марк, пожалуйста, - попросил я, смотря только на него. Они с Эвой здесь командовали. И если что-то и могло изменить мнение большинства, то только слово Марка.
   - Ты чужак, Волк. Мы не можем тебе доверять, - ответил он злобно.
   - Черт возьми, Марк. Эва спасла меня. Я обязан ей жизнью. Если ты думаешь, что я мечтаю вернуться и с честью сдохнуть в Стае -- ты глубоко ошибаешься! Я один из вас...
   На этих словах Марк не выдержал и врезал мне как следует, да так, что кольцо сразу расступилась, подначивая Марка врезать зарвавшемуся Волку. Ну, мне то есть.
   Следующий удар я блокировал, и снова завязалась драка. Но на этот раз я двигался гораздо более активно. А вес новых конечностей использовал себе на пользу, выставляя в качестве блока или ударяя. Мы дрались и били друг друга, чтобы выпустить пар, пока наконец, я не завалил Марка на живот, заломив руку за спину и сказав:
   - Марк, пожалуйста. Я хочу вернуть Эву не меньше, чем ты. Включи ты голову, - зарычал я.
   Марк дернулся из моего блока. Но я держал крепко. В конце концов, он сдался и прошипел:
   - Хорошо, Волк.
   И когда я его отпустил, Марк поднялся и тут же врезал мне снова, но на этом схватка была закончена. Он лишь добавил:
   - Но не смей считать себя одним из нас.
   На самом деле, где именно держали Эву, я понятия не имел. Однако, если ее захватили Волки, то они должны были передать ее стражам порядка до утилизации. Хотя возможно, что ее отправят в лагерь для перевоспитания. Но сначала нужно узнать, где именно ее держат. Не так много времени прошло. И была надежда на лучшее. Вопрос лишь в том, что если меня увидят свои или я как-то там о себе знать, Волки меня уничтожат. У меня больше не было чипа и татуировки. Но Марк и ребята решили, что они готовы рискнуть. С нами отправился Оливер, Руд, Карл и Нова. Не слишком большой отряд, но брать еще больше людей не имело смысла.
   Сначала мы наведались ко мне на квартиру, которая за столько времени покрылась пылью, что даже уборщики автоматические не справлялись с объемами работы. Но мне нужен был не порядок, а мой компьютер.
   Если бы мне кто-то сказал раньше, что я пущу хакера Волкодавов в свою систему добровольно и еще помогу, я бы точно пустил пулю в лоб такому умнику. А теперь я сам разглядывал как Нова мучает несчастную систему. Возможно, что должна быть какая-то дыра в системе. Как выяснилось, она не идеальна. Нова был гениальным хакером. И спустя полчаса, он довольно поднялся с кресла, указывая на свой коммуникатор:
   - Есть. Я нашел. По сообщению из сети Стаи, недавно был задержан особо опасный Волкодав ранга 1, - Марк на этих словах ухмыльнулся. Его Эва была той еще штучкой.
   - Ее забрали в Управление, - продолжил Нова. А Карл слегка помрачнел:
   - Они там промывают мозги и применяют не самые гуманные методы допроса...
   - Когда у нас Закон был гуманным? - огрызнулся Руд. Я лишь вздохнул, пригласив всех отправляться.
   - Как мы проберемся через границы зон? - спросил Карл.
   - Просто. Я заберу код того Волка, который рапортовал о задержанном.
   - Тогда стоит поспешить, - согласился Марк, когда Нова распечатал на 3Д-принтере нужный пропуск.
   Машина остановилась на пропускном пункте, и я отсалютовал охране. Мои протезы были на этот раз скрыты сверху силиконовыми вставками под кожу, так что вряд ли они отличались от рук. Я поприветствовал работников, и приложил пропуск. Ворота разъехались в стороны, пропуская нас в другую зону города. Свободно передвигаться между зонами города можно было только Волкам и горожанам, кто имел соответствующий доступ. Судя по нашему пропуску, Нова сделал все как надо.
   Управление было той еще крепостью. Но мы решили придерживаться плана... Правда я едва не схлопотал снова в морду от Марка.
   - Перестань. Я пойду с ним, - проговорил Карл. Нова будет в машине, а остальные на подхвате...
   - Нет, с ним пойду я, - отрезал Марк и посмотрел на меня, будто я собирался его предать. Я ничего не ответил, только взял из рук Новы то, что я должен был приложить к считывающему устройству вместо своего чипа.
   - Давай, сделай, чтобы это было естественно... - фыркнул Марк, и прежде, чем он договорил еще что-то, я слегка разбил ему морду и нацепил наручники на руки. Кажется, я перестарался, так что под глазом Марка красовался фингал, была разбита губа, и мы также поработали над его одеждой. Сейчас это выглядело, как если Волк ведет Волкодава в Управление.
   - Положи это возле любого компьютера, - Нова вручил мне какой-то механизм и микронаушники мне и Марку. Наконец, мы были готовы идти.
   Давно я тут не был. Последний раз на инструктаже пару лет назад, и то это было недолго.
   Мы прошли кпп довольно быстро, особенно, после сканирования моего удостоверения и предоставления разбитого лица Волкодава номер два в розыске. Номер один-то уже сидел.
   Я прижался к Марку поплотнее и шепнул:
   - Нам направо.
   И он понял, о чем я. Там находился компьютер, к которому нам нужно подключиться. Я тащил его к тому месту, тем временем оглядываясь по сторонам.
   - Добрый вечер, детектив, - улыбнулся я, швыряя Марка на стул рядом с его столом. - Я притащил вам одного из Волкодавов.
   Марк сделал весьма злобную мину и так и сидел с ней, притихший. Детектив некоторое время смотрел на Марка. Это был мужчина в самом расцвете сил, что называется. Лоснящийся и крупный, как большой кот. Разве что глаза, цепкие и проницательные, выделялись на лице. И он посмотрел на меня внимательно:
   - Добрый. С каких пор Волки сами тащат Волкодавов в управление? - спросил он с интересом. Но больше его волновало, кто именно был перед ним. Это было им и нужно. Чем дольше они треплются, тем больше времени у Новы.
   - Я хотел лично доставить его. Кажется, он вам как и нам причинил немало проблем? Было бы грустно, если бы он сбежал от ваших стражей, - я улыбнулся. Марк только сидел и плевался. Он делает это ради Эвы. Но до сих пор мне не доверяет. Я это чувствовал кожей.
   "Займите его чем-нибудь! Мне надо еще пять минут!", - раздался голос Новы в коммуникаторе. Я вздохнул. Чем я займу эту сторожевую собаку?
   - Что ж, похвально, - сказал детектив, идентифицируя Марка. И когда компьютер выдал нужную информацию, тот едва не подпрыгнул и тут же передал по рации информацию:
   - У нас здесь важная птица, код желтый.
   Марк вопросительно посмотрел на меня. Я был с ним согласен. Код желтый звучал не очень.
   "Я почти. Посидите еще", - снова бормотал Нова.
   А меня не покидало чувство, что я сейчас вляпаюсь и вляпаю Марка. Но пути назад не было. Оружие мне пришлось сдать на проходной, так что у нас были только наши головы и руки. И удача, которая изменяла мне регулярно.
   - Как же ты его поймал? - детектив зацокал языком. - Идемте, господа, - сказал он с ухмылкой и мне ничего не оставалось, как спросить:
   - Настолько важный гость? - я ухмыльнулся. - Он со своими ребятами пытался напасть на меня. Но вот не учел, что я стреляю хорошо. Тела у меня в машине, а этому повезло.
   Детектив вернулся в кресло, слушая мой бред.
   - Тебе выпишут награду, Волк. Дальше это дело Управления...
   - Что-то ваше управление гонялось за ними столько времени тщетно. Упустите. Я лично конвоирую его в хорошо охраняемое место. Я хочу увидеть, как его утилизируют, - я хищно улыбнулся, от чего Марку стало видимо не по себе.
   - В качестве моральной компенсации. Имею право, - я в упор посмотрел на детектива. Тот кивнул.
   "Есть! Она все еще здесь. На подземном уровне", - раздался голос Новы. Я вздохнул. Как мы будем доставать ее оттуда?
   - Ну, пошевеливайся, - прикрикнул я на Марка и рывком поднял его на ноги. Толкнув в спину, я заставил Марка двигаться вперед, за детективом. Для охраны к нам приставили еще двух легавых собак. Один из которых был совсем щенок. Он с некоторым страхом и благоговением смотрел на меня. Да, видок у меня был еще тот: заросший, не бритый, слегка помятый... Но в целом, я выглядел вполне угрожающе, чтобы вопросов глупых не сыпалось.
   Мы начали спускаться на нижние уровни. Похоже, что особо опасных держали только там. Это было мне на руку. Вопрос только был в том, куда именно поместят Марка... И как потом мы все вместе будем выбираться из одного из самых охраняемых мест в Управлении.
   Но проблемы лучше решать по мере поступления.
   Эва была здесь. Я посмотрел на распятое на столе тело и сдержал оскал. Марк был менее сдержанным. Он рванулся было к камере, но я схватил его и удержал. Силы в моей искусственной руке было куда больше.
   Камеру рядом с камерой Эвы открыли, и мне приказали заводить туда пленника. И едва я завел туда своего пленника, как тяжелые ворота закрылись за моей спиной. Я рванулся было обратно:
   - Какого хрена?!
   И тут из тени вышел какой-то мужчина. Он отличался от этих легавых собак, а в его униформе я безошибочно узнал своего сородича... Волк.
   - Ну здравствуй, Волк-Призрак, - рассмеялся блондин. Он подошел ближе к стеклу и покачал головой.
   - Сколько лет!
   И сейчас только я увидел, что это был, кажется... Один из постоянно работающих на Эдеме волков. Правая Лапа Стаи на Эдеме.
   - Оставьте нас, детектив, - попросил он, и полицейские кивнули, исчезая. Я со злостью ударил кулаком по стеклу. Но даже моя механическая рука не смогла бы пробить это толстое и пуленепробиваемое стекло.
   - Значит, план все-таки сработал. Ты молодец, отлично сыграл. И теперь эти Волкодавы у нас. Причем оба...
   Я стоял и ничего не понимал. А в ушах уже орали, что я предатель, да и Марк шипел:
   - Ах ты продажная тварь! Я знал, что нельзя было тебе доверять!
   - Но что меня удивляет... - продолжал Правая Лапа, - так это то, что ты жив и здоров. Я помню, что у ты вроде как, был серьезно ранен, - задумчиво проговорил он. И я тут вспомнил.
   Я валялся в бреду на полу того здания, пытаясь сдохнуть быстрей, и тут это лицо, вышедшее из темноты. Он перетащил меня? Да, я начал вспоминать. Он был там. Но не убил? Нарушил правило, швырнул меня как наживку для Волкодавов. Вот сволочь!
   - Но мы недооценили этих ребят, - хмыкнул Правая Лапа. - Они сразу же уничтожили твой чип. И выследить тебя не вышло. Но это уже не важно. Ты сделал отличную работу. Но правила есть правила, - он скользнул взглядом по моим конечностям.
   Он что, собрался меня пристрелить?
   "Я открываю двери. Будьте готовы", - раздался голос Новы в ушах. Мы совсем забыли про нашего хакера, а он продолжал работать.
   "Чертовы Волки", - прошипел кто-то еще.
   - Знаешь, - начал я, подходя к Марку и сжимая его наручники сзади своей механической рукой, чтобы высвободить ему руки. - Никакие мы не волки, - задумчиво проговорил я, возвращаясь к двери. Правая Лапа подошел ближе.
   - Мы подчиняемся законам, мы носим невидимые ошейники. Чем мы лучше собак? - я ухмыльнулся, и тут раздался голос Новы:
   "Давайте!"
   И как только дверь с шипением отъехала в сторону, я кинулся вперед, на своего собственного сородича, отправляя ему кулак из стали в морду. А Марк тем временем, побежал в сторону соседней камеры. Ему нужно было освободить Эву.
   - Марк! - крикнул я, снимая с пояса Правой Лапы пистолет и кидая ему. Но отвлекшись, я не ожидал, что противник высвободится. И я оказался под ним, а его руки сомкнулись на моем горле.
   - Ты размяк, живя с отбросами. Стоило тебя пристрелить, - рассмеялся он, но я из последних сил швырнул его механической ногой. Импульс получился достаточным, чтобы мне удалось подняться, и тут же Правая Лапа налетел на меня снова, припечатав к стене. Он был силен, но злость придавала мне сил. Эта тварь вместо помощи просто оставила меня там умирать!
   - Смирись. Ты хорошо послужил Стае, - прошипел Правая Лапа мне на ухо.
   - К черту Стаю! - огрызнулся я, ударяя сородича лбом в нос и второй удар, сильный, прошелся ему по ноге. Механическая тяжелая конечность, кажется, вполне могла сломать ему ногу. Он потерял равновесие и рухнул, я навис сверху, нанося удары то здоровой, то механической рукой, пока наконец, блондин не отключился.
   - Волк! - позвал меня Марк, который вышел из тюрьмы с бессознательной Эвой на руках. Я оставил в покое собрата и побежал вместе с Марком по коридорам.
   - Ребята, нам нужен отвлекающий маневр, - попросил я по рации.
   "Наконец-то!", - крикнул Карл... И через мгновение все затряслось, словно что-то взорвалось. Это был отличный отвлекающий маневр...
   - Не на лифте, - рявкнул я на Марка и кивнул на лестницу. Эва была не в самом лучшем виде, но она была жива. Остальное не важно.
   - Держи, - он протянул мне пистолет, и я встретился с ним взглядом. Марк мне доверял. Он все слышал. Меня просто использовали... Я не намеревался предавать Волкодавов. Я обязан им жизнью и я сдержу свое слово.
   Путь по лестнице мы пролетели достаточно быстро, чтобы попасть на первый этаж, где кишели, как в муравейнике, стражи.
   - Ой, нет, - вздохнул я. - Придется искать другой путь.
   И мы побежали дальше. Тут было спокойней, но когда я открыл стрельбу по ничего не подозревающим стражам порядка, суматоха поднялась та еще.
   - В конец коридора. Пожарный выход! - крикнул я Марку, кидая ему снятое с убитого стража оружие. Он подхватил его и побежал вперед, а я отстреливался от этих собак и бежал следом. Марк тоже отстреливался, насколько мог, оберегая Эву.
   Мы были уже близко в выходу, когда я вспомнил свой номер в закусочной. И стрельнул в пожарную сигнализацию... Комната мигом покрылась снегом, которого на Эдеме никогда не бывает. Только на Гекате, колонии, полностью погруженной в вечный снег. Но это лирика. Я отбросил эти мысли и поспешил на пожарную лестницу. Двери как раз открылись. Глупая автоматика. Нужно было быстро спускаться, я пропустил Марка первым, отстреливаясь от полицейских, и, когда я убедился, что Марк был вне участка, я спрыгнул следом.
   Мы бежали по территории, и когда мы были почти у выхода, раздался выстрел за моей спиной, и я упал в песок, хотя ничего не почувствовал. Стоило мне обернуться, как я вдруг увидел спрыгивающего с пожарного выхода Правую Лапу с дробовиком наперевес. Марк было обернулся, но я заорал на него:
   - Уходи!
   И только сейчас опустил взгляд вниз. Моя механическая нога была раздроблена вдребезги. Так вот почему я упал... Я попытался подняться, но Правая Лапа выстрелил рядом с моей головой. Я выхватил оружие и начал стрелять, но сородич ушел в укрытие, смеясь:
   - Ты не сможешь ничего мне сделать. Сдавайся и прими свою смерть! - он был явно в ярости, что даже оставил преследование Волкодавов стражам.
   - Если ты хотел меня убить, у тебя уже был шанс, - заорал я, отползая за чью-то машину. Так хотя бы у меня был шанс не получить дробью в грудь или голову. Неприятное зрелище было бы.
   Я выпустил в место, где засел Правая Лапа, еще несколько пуль, но так его и не достал. А дробовик, тем временем, прошил окна машины, обдав меня осколками. Я снова посмотрел на свою сломанную ногу. Убежать я не убегу. Но вот забрать с собой этого урода -- я непременно заберу.
   - Выходи, - смеялся блондин, но когда он заглянул за автомобиль, меня там уже не было -- я дополз за какую-то хозяйственную постройку, но к несчастью там была решетка. А за спиной уже послышались шаги. Я обернулся и начал стрелять.
   Один, другой, третий выстрел...
   Но тут пистолет задохнулся и затих. А напротив меня стоял, почти что целый и невредимый Волк, целясь в меня из дробовика. У этого ублюдка был бронежилет?
   - Ну вот и все, - сказал он, окидывая взглядом небольшой закуток, где я надеялся укрыться. - Тебе некуда бежать, да еще и на трех лапах, - он рассмеялся и подошел ко мне ближе, я лишь плотней прижался к стене, нащупывая в ладони подобранное стекло от машины.
   Он подошел ближе, и я было прыгнул вперед со своим осколком, но тут же оказался отшвырнут к стене, и раздался выстрел...
   Я взревел и упал на землю: дробью он пробил мне остатки правой здоровой ноги выше колена. Кровь хлынула на песок, а я едва не задохнулся и не потерял сознание, но волк, наступив мне на грудь сапогом, приставил дробовик ко лбу.
   - Прощай. Ты бесполезен и подлежишь утилизации.
   И я смотрел на то, как Правая Лапа медленно нажимал на курок. Вот его палец надавливает на дробовик, и раздался выстрел...
   Я зажмурился. Но все еще был жив? Я открыл глаза, и Правая Лапа, захлебываясь собственной кровью, завалился на меня, упав буквально в миллиметре от моего лица.
   За его спиной стоял Марк с пистолетом наперевес. Он подбежал ко мне и помог скинуть с меня тушу блондина.
   - Идем, - он подал мне руку, помогая встать и позволил опереться на себя.
   - Ты вернулся? Почему? - прохрипел я, когда мы почти достигли нашего авто.
   - Ты один из нас. А мы своих не бросаем.
  
  

Эпилог.

  
   Достать цветы в этой дыре было не так-то просто. Но я все-таки это сделал. Я вошел в комнату, где находилась Эва. Прошло уже несколько дней, с тех пор, как мы вытащили ее из Управления и устроили там переполох.
   - Волк? - женщина потянулась и прикрылась одеялом. Она все еще не вставала с кровати, так как ее сильно потрепали в зале для допросов. Но хотя бы она была цела. И здесь.
   Я поставил цветы в горшке на столик и улыбнувшись, присел на стул рядом:
   - Как ты, Эва?
   - Ничего. Жить буду, - она все еще излучала удивительную жизнерадостность. - Спасибо, - наконец, произнесла она, смотря на меня с улыбкой. Я вздохнул и накрыл ее руку своей.
   - Это тебе спасибо, Эва. Я лишь сделал то, что должен был.
   - О, Волк, ты тоже здесь? - в помещение зашел Марк и засыпали остальные близкие. Некоторые из них получили пули во время спасения Эвы, но никто не жаловался, тем более, что старик всех подлатал. Даже мне сделал новую ногу взамен утраченной, а также несколько модификаций, чтобы руку можно было использовать как оружие.
   - Ты где достал такую красоту? - воскликнул Оливер, глядя на растение. Да, тут это была редкость. Но у меня все еще оставались некоторые каналы. А красивая белая роза в горшке -- чем не отличный подарок?
   - Места знать надо, - отмахнулся я. Мне нужно было идти, так что я поднялся на ноги. С Эвой пообщаться хотели все ее друзья. Я не думаю, что стоит быть здесь. И уже направившись к выходу, Марк меня окликнул:
   - Эй, Волк, куда ты?
   Все с интересом повернули голову в мою сторону. Эва тихо рассмеялась:
   - Сколько волка не корми...
   Я обернулся и поглядел на всех этих ребят и проговорил с ухмылкой:
   - Я не Волк. Зовите меня Габриэл.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"