Ведьмин Евгений Николаевич: другие произведения.

Я просто шел мимо

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В последний раз об эльфах. Зарисовка Forgotten Realms


   Зик устроился под пышным кустом и разглядывал лесных эльфов на поляне. Звучала музыка, пары кружились в танце, отовсюду доносился звонкий смех.
   Темного эльфа переполняли злость и волнение: на поверхность его сородичи выбирались редко, и только чтобы пролить кровь мерзких белокожих, доказывая тем самым преданность Верховной Матери и догмам своего народа.
   Музыка стихла, лесные эльфы присели отдохнуть, и Зик кровожадно улыбнулся, увидев, как одна из пар расположилась недалеко от его укрытия.
   ...подкрасться сзади и вонзить кинжал в шею мужчине-эльфу, еще мгновение - и удар сабли оборвет жизнь его подружке, потом...
   - Простите, - пискнуло у него за спиной.
   Голос был как гром среди ясного неба. Зик подскочил, как ужаленный, и тут же изготовился к атаке.
   Переминаясь с ноги на ногу, на темного эльфа глядело маленькое лопоухое создание. Бледная серая кожа, покрытая коричневыми пятнами, делала существо почти неприметным посреди травы и кустов. Желтые круглые глаза глядели не моргая.
   Гремлин, - вспомнил Зик.
   - Простите, я проходил мимо, - запищал гремлин. Зик даже рот открыл, удивляясь такой наглости. - Вот, вижу: вы здесь сидите, думал, может вам помощь требуется и...
   - Что?! - ошарашено зашипел эльф.
   - Я говорю: мимо проходил, а тут вы сидите, думал вам плохо...
   - Кыш! - Зик старался вложить как можно больше злости в слова и говорить тихо.
   - Но, может, у вас найдется немногого еды? Я так давно не ел. - Гремлин свесил уши.
   - Я сказал: иди отсюда, не то...
   - А вы, я вижу, эльф, - вдруг обрадовался гремлин. Уши у него встали торчком на эльфийский манер. - А тут недалеко ваши друзья веселятся, может вам не по себе? Съели, что-то не то... я так давно не ел... вы такой бледный... Может, я пойду и позову их на помощь?
   У Зика едва глаза на лоб не полезли, когда эта маленькая зверушка зашелестела в траве, направившись к поляне.
   - Стой! - позвал эльф. Гремлин остановился, с интересом посмотрел на Зика. - Иди сюда, у меня есть угощенье, - он запустил руку под накидку, достал сверток с припасами.
   - Нет, я вас не знаю, а от незнакомцев лучше держаться подальше, вы бросьте - я не брезгую, - заверил гремлин. Зик недоумевал. Откуда у такой маленькой твари столько наглости?
   Зик прикинул на глаз: до гремлина было около семи-десяти шагов. Даже если ему удастся добраться до него - тварь успеет запищать, или что они там делают... И тут его осенило. Он может метнуть нож! Да! Чпок! - и никакого шума.
   - Я тебе отрежу немного, - мягко сказал Зик, улыбаясь в темноте.
   Как только он достал метательный нож из-за голенища, гремлин пискнул и спрятался за ствол дерева.
   - Я боюсь острых предметов, - донесся тоненький голосок из-за ствола. - Боюсь... Бросьте нож, а то я заплачу...
   Пальцы темного эльфа сжались на рукояти клинка, зубы заскрипели. Он понимал: если не подчинится, тварь наделает шума. Зик нехотя бросил нож в траву. Сейчас эльф очень пожалел, что не носил с собой еще один.
   Гремлин, дрожа, показался из-за укрытия, и уставился на Зика.
   - Я так голоден... - сказал он себе под нос.
   Эльф швырнул сверток.
   - Забирай и иди отсюда. Свободен! - прошипел эльф.
   Гремлин поднял съестное, обхватил тонкими ручками, прижимая к себе.
   - Спасибо... - благодарно, но несколько обиженно сказал он. Гремлин попятился назад и вскоре исчез в траве.
   Зик вздохнул с облечением, и перевернулся на живот, чтобы взглянуть на поляну. Пока он здесь трепался - белокожие успели отдохнуть и вновь принялись за пляски.
   Темный эльф обнажил саблю. Он был хорошим бойцом, - и его дело не займет много времени. Зик приготовился исполнить то, за чем пришел.
   Глубоко вдохнув и отбросив лишние мысли, эльф сделал рывок.
   Все шло хорошо, и даже замечательно. Но не успел он еще коснуться ногами земли, как услышал за спиной знакомый писк:
   - А что вы делае...
   Темный эльф отвлекся всего на мгновение. Но этого хватило.
   В прыжке, Зик ранил одного из эльфов, полоснув того по груди. Еще миг назад, он бы снес ему голову. Белокожий схватился за рану, падая. Вокруг поднялся крик.
   Лесные эльфы бросили инструменты и схватились за оружие. Зик ждал этого, но не так скоро.
   Размахивая саблей, он отступал подальше от костра, уводя за собой атакующих - в темноте он видел гораздо лучше, нежели при свете.
   Лесные эльфы поняли замысел и отступили. Темный эльф не дал места раздумьям и атаковал. Один из лесных эльфов упал, схватившись за живот. И в момент когда Зик собрался покончить с остальными, что-то пискнуло совсем рядом.
   Темный эльф замешкался, услышав гремлина, но атаку продолжил.
   В бедре вспыхнула боль, Зик мгновенно ушел в сторону, на ходу сломав древко стрелы. Вторая стрела вошла повыше - в бедро. Эльфа отбросило назад. Дыхание сбилось, и каждое движение отдавалось болью.
   Сжав зубы, Зик сломал и эту стрелу. Плохи дела...
   Чудовищным усилием он заставил себя подняться и бросился в кусты, прокладывая дорогу саблей.
   Он все продвигался вглубь леса, пока не вырвался на проплешину. Горло обжог холодный клинок. Четверо мужчин-эльфов нацелили тонкие мечи Зику в грудь, трое женщин - луки. Тот, что держал клинок у горла, что-то шепнул остальным - и у Зика отобрали оружие. Обыскав и убедившись, что он более не опасен, пленника повели к поляне.
   Темного эльфа связали и бросили на землю. Его неприятели что-то обсуждали, и добром для Зика их разговор точно не кончится.
   Лесные и темные эльфы враждовали уже несколько столетий. Лазутчики темных совершали набеги, - мстили за давнее изгнание с поверхности...
   Щурясь от света звезд, Зик подумал, что если останется жив, найдет этого маленького...
   - Простите, я просто шел мимо... - запищало рядом.
   Темный эльф криво улыбнулся.
   Белокожие обернулись, пытаясь рассмотреть говорившего.
   - Вот... - испуганно и совсем тихо донеслось из темноты.
   На поляну вышло маленькое существо.
   И вдруг что-то поменялось вокруг: лесной народ разом попятился.
   - Этот господин был так добр, что угостил меня своей едой... и... и не могли бы вы его отпустить, так как... так как... он был добр... а я шел мимо...
   Сверху над Зиком кто-то сдавленно вскрикнул.
   - Но... - хотел возразить гремлин.
   Рядом загудела спущенная тетива. Еще и еще. Зик улыбнулся сквозь боль, когда понял, что стреляют в гремлина.
   Эльфы, встревожено перекрикиваясь, продолжали стрельбу.
   Зик даже рассмеялся.
   И внезапно все стихло. Рядом полыхнуло ярким желтым светом, по земле пошла дрожь, потом что-то лопнуло и треснуло.
   Белокожие принялись бежать. Кто-то споткнулся о Зика, угодив носком в торчавший кончик стрелы в боку. Еще кто-то с размаху угодил ему ногой в лицо, и в голове у темного эльфа стемнело. Последнее, что он слышал - не крики, но вопли ужаса лесного народа.
  
   Очнулся от боли в бедре. Широко открыв глаза, темный эльф зашипел уже от невыносимо яркого света.
   Рядом зашуршала трава, и на лицо набросили плащ. Боль в глазах стихла.
   - Стрела в бедре засела глубоко... В кость... - сказал гремлин.
   Зик еще не совсем пришел в себя, но с негодованием вспомнил кому принадлежал писклявый голосок.
   - Та, что в боку - едва вас не погубила. Много крови потеряли... ох, беда...
   Он попытался перевернуться и тут же об этом пожалел - боль вспыхнула во всем теле.
   - Нельзя! Не нужно! Раны могут открыться!
   Эльф застонал и решил не двигаться.
   Вокруг пели птицы, дул легкий ветер, солнце грело руки. Зик с удивлением заметил как это необыкновенно: тепло и свет с неба.
   - Сейчас будет больно, - предупредил гремлин.
   - Что ты делаешь?.. О, дьявол!
   - Жизнь вам спасаю... - обиженно буркнул гремлин.
   К ране приложили что-то холодное. Начало жечь, позже ногу и вовсе свело.
   - Проклятье! Ты что меня пытать удумал?!
   - Это поможет. Если бы не ваша доброта, я бы не вернулся... Хорошо, что я шел мимо...
   Гремлин немного отбросил с головы эльфа плащ, и протянул какую-то ягоду.
   - Ешьте, поспать надо.
   - С ума сошел? Хочешь меня отравить?!
   - Это не отрава, - опять обиделся гремлин, но плод не убрал. - Если бы я хотел убить, - вдруг с твердым спокойствием сказал он, - вы бы уже были мертвы. Это поможет уснуть, нужно набраться сил. Съешьте.
   Темный эльф подумал, что маленькая тварь права. Стервец не развязал его, так и оставил. Путы ослабил, чтобы не отнялись конечности, но не развязал. Опасался, значит. Но ведь и не убил, и не бросил помирать. Видимо и в правду хотел помочь.
   Немного подумав и взвесив положение, эльф неохотно съел ягоду. Та оказалась кислой и горькой.
   - Вот и славно. Полежите, поспите... вы, я гляжу, зрением тонким обладаете... Надо ночи дождаться...
   Гремлин все говорил и говорил, вскоре его голос затерялся в шуме листвы, стал тише и вскоре вовсе стих. Зик проваливался в сон.
  
   Проснулся затемно. Над головой - усыпанное звездами, черное небо; тишину нарушали далекие уханья совы в лесу да трели сверчков.
   Эльф обнаружил, что запястья и ноги свободны от веревки, а рядом лежала его сабля и метательный нож.
   - Как вы себя чувствуете?
   Зик поднялся и сел. Голова немного болела, но, все же, это лучше, чем смерть от эльфийского клинка.
   - Вижу, что поправляетесь, - гремлин стоял под стволом раскидистого дуба, скрестив ручонки на тощей груди. Его янтарные глаза с интересом смотрели на Зика.
   Эльф потрогал раны - болит, но терпеть можно.
   - Спасибо, - сказал Зик сухо.
   Желтые глаза стали еще больше, гремлин улыбнулся.
   - Ну, что вы... да! А как вас зовут? Не было случая...
   - Шихсае, - соврал эльф. Это было имя его сестры - первое, что пришло на ум. Она вряд ли поднимется на поверхность хоть раз в своей жизни, да и маленькой твари не обязательно знать его имя. Придумывать не было ни желания, ни сил.
   - Рад знакомству, Шихсае, - кивнул гремлин. - Меня зовут Грайди.
   Некоторое время они молчали, потом Грайди вздохнул и сказал:
   - Рад, что вы живы.
   В голове эльфа пронеслись вчерашние события, и одно ему очень не понравилось...
   Зик посмотрел на маленькое создание; развернувшись, окинул взглядом вчерашнее место боя. Бурые пятна покрывали траву и землю, но Зик был уверен, что это не его рук дело. Да, он ранил нескольких, возможно, даже убил парочку, но столько крови быть не могло. И Зик невольно уставился на гремлина, заглянул в огромные глаза и невольно поежился.
   Грайди поймал большого жука, чему очень обрадовался. Насекомое было съедено в мгновенье ока. Добытчик довольно облизнулся и, закрыв глазищи, покачал головой из стороны в сторону.
   Зик плохо помнил школьный курс монстрологии. Да и не приходила на ум причина, по которой лесные эльфы спасались бегством. Это не мог быть дикий зверь. И не разбойники - они бы не рискнули забрести во владения лесного народа.
   Гремлин Грайди.
   - Что-то случилось, добрый Шихсае? - желтые глаза сузились.
   Зик оттолкнулся здоровой ногой от земли, пятясь. Под руку попала рукоять сабли, эльф схватил ее и тут же направил кончик в сторону гремлина.
   - Уйди прочь! Что ты сделал, черт тебя возьми?!
   Грайди печально вздохнул, повертел глазами, и направился к Зику.
   - Шихсае, не бойтесь. Я только хочу помочь... Не нужно бежать, оружие лучше опустить...
   - Убирайся! - крикнул Зик, чувствуя, как закружилась голова. - Ты!.. Ты!..
   Эльф понял, что боится этого крохотного создания больше, чем самой Верховной Матери. Боится, как дикий зверь огня.
   Грайди сел в траве, задрожал и захныкал.
   Зик тяжело дышал, глядя по сторонам в поиске путей отступления.
   Пятна крови появились после появления гремлина, и Зику отчаянно не хотелось знать, что случилось с лесными эльфами.
   - Зачем вы так?.. - всхлипывал гремлин. Он вытер кулачком слезы и поднял голову, вглядываясь в лицо эльфа. Тот в свою очередь отполз уже довольно далеко, но, к несчастью, его остановил каменный валун.
   - Неужели и вы отвернетесь от меня?.. - сетовал Грайди.
   Зик почувствовал, как начинает кружится голова, в боку кольнуло и эльф заныл от боли.
   - Ну, вот, я же говорил - вам нельзя двигаться!
   Мелкие шажочки по земле, скрип коготков о камешки... Два желтых блюдца мелькнули рядом, и темный эльф медленно сполз спиной по каменной плите, плюхнувшись на землю...
  
   Сумрачный лес дышал прохладой и свежестью, под ласковым ветерком шумела листва. Зик открыл глаза. Рядом - никого. Он чувствовал себя на удивление хорошо. Голова была ясной, слегка болели раны, но это казалось сущими мелочами.
   Привстав, он сделал несколько шагов от одного дерева к другому.
   Гремлина нигде не было видно. Наверное, жуков лопает.
   Глаза слезились, хоть было и сумрачно, но темный эльф кое-как начал к этому привыкать.
   Пристегнув оружие к поясу, Зик отправился к тайному проходу, ведущему в подземелья - в холодные сталактитовые пещеры, уходящие еще глубже - к городу темных эльфов.
  
   Из лаза тянуло прохладой и затхлой сыростью.
   Он спускался вниз, минуя утомительные перекаты, медленно полз в узких расщелинах, делая небольшие передышки.
   Когда сил почти не осталось, его заметили...
   Зик пришел в себя, лежа на кровати.
   - Мать вашего дома желает видеть вас, - холодно сказал лекарь. - Она просила доложить, как только вы придете в сознание, сир.
   Зик страдальчески посмотрел ему в лицо. Лекарь встал и подошел к столику, перебирая пузырьки со снадобьями, произнес:
   - Но, полагаю, вам негоже показываться ей в столь неподобающем виде. Пожалуй, сделаем вид, что вы еще не пришли в себя.
   Слова "желает видеть вас" обеспокоили Зика. Мать не станет с ним церемониться, ее нравы холодны и жестоки, как и любой женщины в подземном царстве. Она замучит его вопросами. Если понадобиться выбьет правду кнутом.
   Зик очень не хотел кнута, еще меньше ему хотелось встречи с Матерью.
  
   В зале царила тишина. Танесташи - мать дома Далиф, восседала на троне, - как всегда роскошно одета, как всегда грозна. Она глядела на замершего сына, - преклонившегося на одно колено, - и решала с чего начать разговор.
   Зик видел, что рядом с Танесташи парит прорицатель. Эти гнусные твари безошибочно чувствовали ложь, а значит - мать не собирается его истязать.
   - Я рада, что ты вернулся, сын, - неожиданно мягко сказала она. Зик склонился еще ниже, приложив левую руку к сердцу. Говорить, как мужчине, как низшему, он имел право только после вопроса или требования.
   - Скольких белокожих ты лишил жизни, сын мой? - все таким же бархатным голосом спросила мать.
   Эльф поднял голову, бросив мимолетный взгляд на огромный глаз прорицателя. Остальные восемь у него были закрыты. Пока что в мысли Зика он не лез.
   - В пылу битвы не упомню, - ответил Зик.
   Один из отростков прорицателя, оканчивавшихся глазом, вздрогнул и открылся.
   Уродливая парящая голова приблизилась к Танесташи, тонкие губы что-то шепнули ей на ухо.
   - Скольких ты ранил? - голос матери стал жестче, в нем появилась нотка раздражения.
   - Многих, - ответил сын.
   Прорицатель снова что-то зашептал.
   - А сколько же их было?
   Зик помнил сколько их было, и знал, каким будет ее следующий вопрос, но врать нет смысла - прорицатель уже открыл все девять глаз, и все девять смотрели в его сторону.
   - Девятнадцать.
   Мать засмеялась.
   - Я рада, что ты смело решился на столь неравный бой. Это дело для целого отряда, а ты решил в одиночку... Ты тешишь меня, сын мой, но скажи - как ты остался жив? Ведь мои разведчики сообщают, что не найдено ни одного тела белокожего, и в тоже время обнаружено много пролитой крови. Крови лесных эльфов...
   Зик задумался, он не нашел ответа и решил пойти окольным путем.
   - Меня бы и убили, - начал он. - Но мне помог гремлин, это он спас мою жизнь.
   Глаза Танесташи вспыхнули, она громко рассмеялась.
   Успокоившись, Мать насмешливо спросила:
   - Гремлин? Моего сына спас гремлин?
   Ее хохот эхом прокатился по залу.
   Она встала и неторопливо направилась к Зику по насланному на каменный пол, мягкому ковру.
   - А знаешь ли ты, Зиккарит, как выглядят гремлины? Видел ли ты их?
   - Еще мальчишкой, в школе. Преподаватель монстрологии показывал нам одного из них в стеклянном сосуде.
   - Может, ты даже вспомнишь, что преподаватель о них рассказывал? - Танесташи остановилась рядом с сыном. Прорицатель теперь вертелся вокруг их двоих.
   Зик склонил голову.
   - Не упомню, о прелестнейшая.
   - Тогда, я тебе расскажу. Гремлины крайне... м-м-м... вредные существа. Это маленькие живые механизмы по превращению чего-то в ничто. Их любимейшее занятие - ломать вещи. Но самое странное и то, что гремлины могут делать то же и с живыми... - она положила руку на плече Зику, - вещами. То есть с любым живым созданием. Однако, стоит заметить и то, что делать это могут не все гремлины, а лишь те, что достигли глубокого возраста. Они никогда не проявят жалости и доброты к кому бы то ни было. Их цель существования - сеять неисправность. Любопытным является и еще кое-что, на мой взгляд, самое важное их свойство. Их почти невозможно уничтожить. Заметь, я не говорю "убить". Боль для гремлина - волшебное средство, пробуждающее в нем огромную силу. Разрушительную силу. Один такой малыш может за сутки разрушить город, превратив его в руины. Но если ему причинить боль... думаю, он сделает это намного быстрее.
   Она помолчала некоторое время, затем продолжила:
   - Но, видишь ли, их вот уже как пять столетий никто и нигде не видел. Говорят, они вымерли.
   - Клянусь, это был гремлин, о великая. - Зик сглотнул и посмотрел на прорицателя, ища в нем поддержки, и тот прильнул к уху Танесташи.
   - Да, мой помощник говорит мне, что ты не лжешь... Хорошо, пусть я поверю, но меня донимает другое: как ты после встречи с гремлином остался жив? Судя по всему - он и "сломал" белокожих, - она звонко рассмеялась.
   - Гремлин сказал, что я был добр с ним... - виновато произнес Зик, чувствуя как пот ручейками катится по спине.
   Мать дома Далиф уже в который раз за сегодняшний вечер была удивлена.
   - Говорил? Но сын мой, гремлины не умеют говорить!
   - Этот разговаривал на Общем, клянусь! - Зик чувствовал себя беспомощным и раздавленным.
   Мать помолчала, развернулась и пошла к трону. Прорицатель поспешил следом.
   Усевшись, она долгое время пожирала сына взглядом.
   - Вот что, - резко бросила она. - Я не знаю, что произошло, но, похоже, твои слова - правда. По крайней мере, прорицатель так считает, а я склонна ему доверять. Другие дома пока об этом не знают... и не узнают... Иное дело - если где-то здесь объявился гремлин... Ладно, на сегодня хватит, ступай, тебе нужно залечить раны, чтобы защищать честь дома Далиф.
   Когда тяжелая дверь за ним закрылась, Зик вздохнул с облегчением. Он отправился в свои покои, стараясь забыть все как страшный сон.
   Танесташи, погруженная в раздумья, осталась сидеть на троне.
  
   Дом Далиф спал. Слуги и стража, конечно же, не располагали такой роскошью как полноценный сон.
   Уснул и Зик, приняв сильное снотворное.
   Но вот среди ночи в покоях Танесташи, в углу, послышался шорох, потом снова. Что-то заскреблось и пискнуло.
   Верховная Мать открыла глаза, и мгновенно пришла в ярость, так как не могла позволить себе спать в одной комнате с крысами или мышами. Она села на кровати, посмотрела в угол и замерла.
   У решетки стояло маленькое лопоухое создание, не крыса и не мышь. Оно дрожало, испуганно глядя на эльфийку.
   - Вы не подскажете где здесь выход? Я просто шел мимо, вот думаю, в гости зайду... - пискнуло создание,
   Танесташи охватила злость - гоблины-слуги забрались в ее спальню! Неслыханно, завтра она прикажет всех казнить!
   Ее руки сами собой сложились в изящный магический жест, с пальцев сорвалась черная игла.
   - Не-е!.. - запищало существо, но было поздно.
   Она наскоро укуталась в легкую накидку, и направилась к двери. Танесташи не лишила себя удовольствия посмотреть, как заклятье пожирает глупого гоблина.
   Но когда приблизилась, то поняла, что это не гоблин.
   В углу исходил судорогами гремлин. В груди Верховной Матери все похолодело. Она закричала и бросилась бежать.
   Комнату озарила ослепительная вспышка, раздался глубокий рык, а от резкого толчка задрожали стены.
   Мать дома Далиф бежала по коридорам и кричала, она набросилась на стражников, велев им идти наверх и уничтожить неизвестное создание. Те с радостью бросились исполнять последний в своей жизни приказ.
  
   Зик проснулся от холода. Над ним не было потолка. Сначала он подумал, что просто глаза после сна еще не видят, но потолок так и не появился. Он повернул голову и не обнаружил стен.
   Поднявшись, эльф увидел разрушенный город. Руины и ничего больше. Он удивился, как его не привалило стеной или потолком.
   - Вот, думал к вам в гости зайти ... - пискнуло под ногами.
   Зик посмотрел на Грайди, потом на уничтоженный город, сел на кровати, чудом оставшейся невредимой.
   - Я просто шел мимо, - виновато сказал Грайди, усаживаясь рядом.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"