Солодкова Татьяна Владимировна: другие произведения.

Перворожденный. Глава 40

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.58*25  Ваша оценка:


   ГЛАВА 40.
   -- Мне передали, ты хотел меня видеть? -- Нэйтан распахнул дверь и, не дожидаясь приглашения, вошел в кабинет.
   Эрик резко вскинул голову, оторвавшись от бумаг, разложенных перед ним на первый взгляд в хаотичном порядке по всей поверхности стола.
   -- Тебя стучаться не учили? -- возмутился, откладывая в сторону какой-то листок.
   Нэйт усмехнулся.
   -- Нервишки? -- уселся на стул для посетителей, закинул ногу на ногу. -- Это всего лишь я. А будь не я, да хоть толпа вооруженных кавалеристов... -- Эрик приподнял бровь, видимо, пытаясь представить, как всадники будут пытаться прорваться в такую узкую дверь, -- их бы изжарило на входе. На кабинете стоит мощнейшая защита из всех возможных.
   -- Помню, -- проворчал король. -- А ты чего это в таком хорошем настроении? Лиссана таки согласилась стать твоей женой?
   -- Она согласилась еще на прошлой неделе, -- самодовольно напомнил Нэйт.
   -- На свадьбу-то позовете?
   -- Лиссана сказала, что развернется и уйдет, если увидит хоть одного гостя, -- он сделал большие глаза, передразнивая: -- это же необходимость, а не торжество.
   Эрик не удержался и засмеялся.
   -- Когда одна подруга моей мамы была беременна, -- вспомнил он, все еще посмеиваясь, -- она приказала выкрасить все стены в их особняке в ярко-зеленый цвет, а поверх нарисовать огромные красные маки, -- Нэйтан поморщился, представив себе сей шедевр. -- Ага, -- подтвердил Финистер, -- получилось живописно, не то слово. Ну, ты понял, к чему я это?
   Нэйт вздохнул.
   -- К тому, что у беременных не совсем адекватное мировосприятие?
   -- И мироощущение, -- добавил Эрик с таким пониманием, будто у него у самого беременная жена, или даже две.
   -- Эй, я о тебе чего-то не знаю? -- поддразнил Нэйтан. -- Смотри там, тебе до свадьбы еще десять лет, веди себя прилично.
   Финистер потянулся к вазочке на краю стола, взял яблоко и запустил им в друга. Нэйтан поймал на лету.
   -- Яблоки не переводи, -- сказал назидательно.
   Эрик поставил локоть на стол и подпер ладонью подбородок.
   -- Я не перевожу, а провожу следственный эксперимент.
   -- Даа? -- протянул Нэйт, с деловым видом протирая блестящий красный бок о собственный рукав. -- И что?
   -- А то, что девять из десяти магов, не задумываясь, отбили бы, испепелили или поймали яблоко своим даром сразу же, как только поняли, что им в лицо бросили какой-то предмет.
   -- М-м, -- Нэйтан откусил яблоко и громко захрустел, -- занятное исследование. Так ты это к чему?
   -- К тому, что ты так не сделал.
   -- Ясное дело. Я не люблю печеные яблоки, -- Эрик продолжал пристально на него смотреть. -- Ты портишь мне аппетит. Я не швыряюсь магией направо и налево. Твои девять из десяти просто плохо контролируют свои силы. Не угощай их фруктами.
   Король закатил глаза, потом покачал головой и вдруг сделался серьезным.
   Ну вот. Нэйтан вздохнул. Посмеялись, и хватит, сейчас ему сообщат очередную неприятную новость государственной важности.
   -- Я кое-что нашел, -- сказал Эрик, подтягивая к себе тяжелый фолиант в кожаной обложке.
   Нэйтан бросил недоеденное яблоко в мусорную корзину и обратился в слух.
   -- Плохое? -- уточнил мрачно.
   -- Интересное, -- что ж, уже обнадеживает. -- Оказывается, ниже подземелий замка, известных нам, есть еще этаж.
   -- План замка, что ли, нашел?
   -- Лучше -- "Королевскую мудрость", -- Эрик постучал пальцем по раскрытой книге. -- Наследие королевского рода.
   Нэйт вытянул шею, рассматривая.
   -- Звучит как что-то важное.
   Финистер пропустил последнюю реплику мимо ушей и продолжал:
   -- Оказывается, уже много веков существует традиция: каждый новый король спускается на этот таинственный подземный этаж, куда больше никому не разрешено заходить, и оставляет там какую-то важную для него вещь. Судя по тому, что здесь написано, там настоящая сокровищница.
   Нэйтан укоризненно посмотрел на друга.
   -- Ты, что, решил ее разграбить?
   Эрик ответил возмущенным взглядом.
   -- Я решил дополнить коллекцию. Нельзя плевать на традиции.
   -- А кто узнает?
   -- Я.
   -- Весомо, -- согласился Нэйт. -- Ну так иди, я не новый король, и мне там делать нечего.
   Финистер упрямо покачал головой.
   -- Ты должен пойти со мной.
   -- Зачем?
   -- Прекрати играть в идиота, -- кажется, друг, и впрямь, разозлился. -- Все короли, спускавшиеся туда, были магами. Там наверняка стоят магические ловушки, которые размажут бездарного по стенке при попытке проникновения.
   -- Пожалуй, -- Нэйт был вынужден согласиться.
   Спускаться в подземелье не хотелось категорически.
   -- Так ты пойдешь со мной?
   Он вздохнул.
   -- Куда я денусь? Не хочу потом оттирать от стены то, что от тебя останется.
   На лице короля появилось облегчение.
   -- Спасибо. Я знал, что ты не откажешь.
   -- Конечно, ты знал, -- проворчал Нэйтан.
  
   ***
   Лиссана была расстроена. Несмотря на первоклассные ментальные блоки, ее расстройство прямо-таки витало в воздухе.
   -- Что стряслось? -- сразу же спросил Нэйт.
   -- Ты о чем? -- она изобразила веселость, улыбнулась.
   Лиссана встретила его, как всегда, по возвращению, и они вместе вошли в дом. И она явно не хотела рассказывать, что же ее опечалило.
   Нэйтан выразительно на нее посмотрел.
   Лиссана мученически закатила глаза.
   -- Всезнайка.
   -- С беременностью твои эмоции стали ощущаться ярче, -- успокоил Нэйт.
   -- Еще лучше, -- эта новость ее не обрадовала. -- Теперь вообще от него ничего не скрыть.
   -- А зачем от меня что-то скрывать?
   Нэйтан поймал ее, когда Лиссана попыталась сбежать. Притянул к себе. Она выгнулась, пытаясь освободиться. Он воспользовался моментом и поцеловал ее в шею. Лиссана засмеялась, не переставая шутливо вырываться.
   На борьбу и поцелуи ушло несколько минут, после чего они объявили перемирие и сели ужинать.
   -- Ко мне приходила мать той девочки, -- сказала Лиссана, помешивая ложечкой чай, и глядя в чашку с таким видом, будто пыталась ее загипнотизировать. -- Той, которая...
   -- Я помню, -- заверил Нэйт.
   -- Она винит во всем меня. Кричала, сыпала проклятиями.
   Да уж, приятного мало.
   Он протянул руку и сжал ее прохладные пальцы.
   -- Ты же знаешь, когда люди теряют кого-то дорогого, им легче обвинить кого-то и перекрыть свою боль ненавистью. Надеюсь, ты не веришь, что она прокляла тебя на самом деле?
   Лиссана дернула плечом.
   -- Она не одаренная. Не смогла бы.
   -- Вот и не думай об этом, -- посоветовал Нэйтан.
   -- Угу, -- вздохнула, наконец, перестав всматриваться в чай.
   -- Ну, хочешь, я с ней поговорю?
   Лиссана поморщилась.
   -- Очень смешно. Ты пойдешь запугивать бедную женщину, потерявшую единственного ребенка?
   Нэйт сделал вид, что оскорбился.
   -- Вообще-то я умею быть вежливым.
   Лиссана не поддержала шутливый тон, серьезно покачала головой.
   -- Не нужно. Ты правильно сказал, ей сейчас больно. Если ненавидеть меня ей легче, пусть так.
   -- А мы завтра собрались в сокровищницу древних королей! -- загадочно объявил Нэйт, все еще надеясь поднять любимой настроение.
  
   -- Нэйт, та женщина, она...
   Катрина сама резко вышла из воспоминания. Тревожно впилась в узника взглядом.
   -- Кажется, кто-то просил поторопиться, -- напомнил он. Лицо серьезное, глаза темнее обычного.
   От страшных догадок об истинной причине Элейского побоища сводило внутренности. И Катрина уже успела триста раз пожалеть, что настояла увидеть все сегодня.
   Вот только на завтра мертвые не оживут, а история не перепишется.
   -- Та женщина, -- повторила свой вопрос, -- она же не...
   Он уже смотрел куда-то в сторону. Медленно повернул голову. От его взгляда температура словно упала на несколько градусов, и Катрина с трудом поборола желание поежиться.
   -- Она -- да, -- коротко сорвалось с его губ.
  
   Нэйт снова чихнул и выругался.
   -- Когда, говоришь, была последняя коронация? -- еле успел выставить вперед руку, чтобы не влететь лицом в паутину.
   -- Отец Верна правил тридцать лет, -- пропыхтел откуда-то сзади Эрик и тоже чихнул. -- А весь коридор нельзя нормально осветить? С твоим огоньком я уже три раза чуть не сломал себе ногу.
   -- Нет, -- отозвался Нэйт, внимательно рассматривая плетения заклятий, опутывающих стены и потолок, покуда хватало глаз -- дольше коридор круто поворачивал. -- Если создам резкое колебание магической энергии, можем получить неприятный сюрприз.
   -- Понял, -- коротко сказал Эрик и мудро замолчал, не мешая.
   Нэйтан снова пошел вперед, обострив все чувства. Он и подумать не мог, что под замком спрятано такое. Маги древности были сильны, легенды не врут. Ни один маг современности не смог бы создать заклятие, равное по сложности тому, которое сейчас Нэйт видел перед собой. Он сам, может, и сумел бы, если бы знал как.
   -- Ничего не трогай, -- посоветовал Нэйт в очередной раз. -- Хотя, думаю, тебя чары не тронут.
   -- Это еще почему? -- заинтересовался Финистер.
   -- А думаешь, я просто так попросил тебя надеть корону?
   -- Ну, может, она тебе нравится, -- съязвил Эрик.
   -- Ага, спать не лягу, пока не налюбуюсь... Стой, -- Нэйтан резко остановился, отставив в сторону руку. В нее-то и врезался Финистер. -- Тшшш...
   -- Ты что-то слышишь? -- с сомнением в голосе тихо спросил Эрик.
   Нэйт закатил глаза. В его понимании, "тшшш" означало приказ замолчать, а не задавать вопросы.
   -- Они пришли в движение, -- ответил, сам уже не пытаясь говорить тихо -- не имело смысла.
   -- Кто?
   -- Что, -- поправил Нэйт. -- Нити заклятий. Замок нас почувствовал. Сейчас как-то среагирует.
   -- Оптимистично, -- хмыкнул Эрик.
   -- По логике, короля заклятия не тронут, -- напомнил Нэйтан. -- Так что не паникуй.
   -- А тебя? -- похоже, для спокойствия уверенности в собственной безопасности Финистеру было мало.
   Обостренное чувство справедливости в действии. Как же без него.
   -- Меня, надеюсь, тоже, -- не слишком уверенно ответил Нэйт.
   За поворотом оказался еще один длиннющий коридор и еще.
  
   ***
   -- Тебе не кажется, что это какой-то лабиринт? -- высказался Эрик. -- Мы тут ходим уже третий час.
   -- Четвертый.
   -- А?
   -- Четвертый час ходим, -- повторил Нэйт, после чего со вздохом уселся прямо на пыльный холодный пол.
   -- А диванчик наколдовать? -- с надеждой уточнил Эрик.
   -- Я не самоубийца -- делать здесь что-то крупное, -- огрызнулся Нэйтан. -- Я ни черта не знаю о магии древних, чтобы с ней экспериментировать.
   Финистер со стоном уселся рядом.
   -- Надо было взять с собой обед, -- посетовал он. Его желудок громко согласился со своим хозяином.
   -- Как бы не ужин, -- буркнул Нэйт.
   В этот момент магический огонек погас.
   -- Не говори мне плохие новости, -- попросил король во внезапно наступившей полной темноте.
   -- Ладно, не скажу, -- покладисто согласился Нэйтан, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. -- Хм, интересно. Так вот, как ты себя чувствуешь...
   Магии не было. Вообще. Вид заклятий, опутывающих коридор, исчез. Шипение нитей стихло. Стало как-то холоднее и совсем пусто. Как бы там антимагические браслеты ни блокировали дар, с этим ощущением не было ничего общего. Тогда силы были скованы, они будто спали, но определенно были. Сейчас же не было ничего.
   -- Нэйт, по-моему, мы в заднице, -- высказался Эрик.
   -- Ага, -- охотно согласился Нэйтан.
   То, что они ни за что отсюда не выберутся без его дара, никто произносить вслух не стал.
  
   ***
   -- Как думаешь, сколько мы здесь? -- Эрик плюхнулся на пол.
   -- Зад отморозишь, Величество, -- поддел его Нэйт, -- ты садишься уже третий раз за последний час.
   -- Я устал, -- отрезал король. -- Так сколько?
   -- Думаю, завтра уже наступило, -- мрачно отозвался Нэйтан, думая о том, что не предупредил Лисссану, что не вернется ночевать. Не хватало еще ее нервировать в ее-то положении.
   Впрочем, Эрика, должно быть, сейчас разыскивал весь Аренор. Хотя Нэйта этот факт волновал куда меньше, чем состояние женщины, носящей под сердцем его ребенка.
   -- Ты уверен, что внимательно читал свою книженцию? -- спросил с надеждой.
   -- Уверен, -- ожидаемо ответил Финистер. -- Скорее всего, тайна этого этажа передавалась в королевском роду из уст в уста.
   -- Вот что бывает, когда на трон садится боковая ветвь, -- проворчал Нэйт.
   -- Иди к черту, -- огрызнулся Эрик. -- Ты, как никто, знаешь, что я никогда не рвался на этот трон.
   Что правда, то правда. Нэйт и не спорил, просто сам нервничал и хотел поскорее отсюда выбраться.
   -- Ладно, -- постарался приободрить друга, раз самого себя не очень-то получалось, -- не кисни. Выберемся. Потом еще от души посмеемся над своими приключениями.
   -- Сейчас моя душа хочет только есть, -- пожаловался Эрик.
   -- Это не душа, -- усмехнулся Нэйт, -- это желудок.
   -- Сейчас он больше души.
   С этим тоже не поспоришь. Нэйтану казалось, он бы сам съел сейчас годовой запас провизии -- около суток в холодном темном подземелье чертовски способствовали аппетиту.
   Встали и продолжили путь, на ощупь угадывая направление коридора.
   А еще через полчаса их ослепил внезапно зажегшийся свет.
   Они оказались в огромном зале, больше всего напомнившим Нэйтану гигантскую библиотеку: тысячи стеллажей с полками уходили под самый потолок и занимали все помещение.
   -- Гляди-ка, золотая рыцарская перчатка, -- заглянул он на содержимое ближайшей полки. -- Давай, клади свою ценность, и будем надеяться, что магия древних нас отсюда выпустит.
   -- Куда класть-то? -- посоветовался друг, осматриваясь.
   -- Да хоть к этой перчатке. Картотеки что-то не наблюдается.
   -- Попробую, -- согласился Финистер и извлек из кармана золотой кулон.
   Нэйт удивленно моргнул.
   -- Это еще что?
   -- Кулон моей матери, -- Эрик бережно переложил украшение из одной ладони в другую.
   -- Мы шастали тут день и ночь, чтобы принести сюда... кулон?!
   Финистер бросил на него гневный взгляд.
   -- В книге сказано, я должен принести нечто важное именно для меня.
   Этим королям, похоже, заняться больше было нечем, кроме как собирать коллекцию памятных подарков. На месте Эрика Нэйт бы ни за что не отдал замку последнее воспоминание о матери.
   -- Клади тогда, не тяни, -- поторопил нетерпеливо.
   Эрик пожал плечами и аккуратно положил кулон на полку рядом с перчаткой давно забытого в веках рыцаря.
   Мигнул свет.
   Нэйтан ахнул от резко вернувшегося ощущения своего дара.
   -- Черт-те что, -- прокомментировал. -- Сматываемся, -- ухватил друга за плечо и переместился в его кабинет. -- У-ух, -- выдохнул, -- никогда больше не спущусь ниже нижнего этажа, -- пообещал королю, -- и не проси.
   Рассмотрев друга, а потом опустив глаза на себя, Нэйт рассмеялся: они были в грязи, пыли и паутине, а у Величества еще и это безобразие венчала корона. Взмахнул рукой, возвращая им обоим приличный вид -- мыться и переодеваться было бы слишком долго.
   -- Спасибо, -- сдержанно поблагодарил Эрик, снимая и кладя корону на стол. Похоже, чистая одежда не слишком-то его обрадовала. -- Ну что, пошли всех порадуем, что вернулись и съедим все, что попадется под руку?
   -- Угу, -- согласился Нэйтан, -- сейчас. Только...
   Он дотронулся до кольца, которое в подземелье не работало, как и весь его дар. Нужно был проверить, что от Лиссаны не было вызовов, чтобы быть спокойным.
   Но вызовы были. Много. Десятки вызовов.
   Сердце рухнуло куда-то вниз. Он успел лишь заметить испуганный взгляд Эрика, когда тот увидел выражение его лица, но в следующее мгновение уже переместился.
  
   ***
   Все как в тот раз -- снова все разбросано и разбито. За ночь успел выпасть первый в этом году снег, и двор был истоптан множеством ног.
   Лиссаны не было.
   Нэйтан взбежал по ступенькам крыльца, ворвался в дом, надеясь, что после "увеселительной" прогулки в подземелье магическое зрение его подводит. Но нет, в доме все было также перевернуто -- и пусто.
   Выскочил на улицу и, уже спустившись по ступенькам, обернулся на дверь. Он так быстро забежал в дом, что не заметил нарисованный на ней красной краской перевернутый основанием вверх треугольник -- знак Инквизиции.
   Нэйтан выругался. Ну он им устроит, когда доберется!
   Лиссана не ощущалась на расстоянии, но, должно быть, это из-за антимагических браслетов. Нэйтан переместился к Элейскому отделению Инквизиции, но дверь оказалась заперта, а в целом здании никого не было.
   Вот теперь по спине пополз холодок -- обстановка неприятно напомнила Гоху, в которой Нэйт чудом успел спасти Эрика. Он окинул внутренним зрением город -- так и есть: почти все жилища пусты, зато огромное столпотворение людей на центральной площади.
   Если хотя бы волос упадет с головы Лиссаны...
   Он был на главной площади Элеи всего раз, но без труда переместился в самый ее центр. Прямо к помосту, на котором был установлен столб для казни через сожжение.
   Тук...
   Удар сердца, и время будто замедлилось.
   Тук...
   Обгорелое тело женщины на уже еле тлеющем костре.
   Тук...
   Запах горелой плоти.
   Тук...
   Обрывок чьей-то речи, произнесенной женским сварливым голосом: "А нечча чужих детей губить!...".
   Тук...
   Нэйтан не знал, как оказался на помосте: запрыгнул или переместился, -- не помнил. Запомнил шагнувшего к нему инквизитора, уже раскрывшего рот для отповеди, и свою выброшенную вперед руку, после чего человек в красном балахоне превратился в горстку пепла.
   Люди закричали: кто-то испуганно, кто-то восторженно.
   Нэйтан шагнул прямо в догорающие угли. Обуглившиеся цепи, держащие безжизненное, черное, обгоревшее тело, рассыпались в прах. Он не помнил, как уничтожил их, не осознал, дар как будто сработал сам.
   Она упала ему в руки. Горячая.
   Он не успел на полчаса. Какие-то полчаса.
   Не успел...
   Лиссану сложно было узнать, но это была она. То, что от нее осталось. От нее и ее ребенка. Их ребенка.
   Если бы Лиссана была обожжена, изувечена, ранена, он бы спас ее. Исцелил бы ценой всего своего магического резерва, отдал бы все, что у него было, лишь бы ее спасти -- жизнь бы отдал. Он мог практически все, но не возвращать к жизни умерших. Что угодно -- но только не то, что ему было по-настоящему нужно.
   Все блоки куда-то подевались. Чужое сознание било в него со всех сторон: любопытство, страх, удовлетворение, желание продолжения представления, праведный, по их мнению, гнев. Люди пришли сюда посмотреть казнь лесной ведьмы, погубившей дочь одной из горожанок, и они были довольны тем, что увидели.
   Нэйт не хотел, не просил, однако чужие воспоминания лились на него водопадом против воли: как "ведьму" тащили инквизиторы, как она кричала, что ни в чем не виновата, как сжимала кулон на своей шее... Как кричала, когда горела. Кричала...
   Даже сейчас, видя появившегося незнакомца, на их глазах одним движением спалившего инквизитора и склонившегося над казненной, они не уходили. Люди ждали продолжения, жаждали зрелища.
   Театр, развлечение -- вот что для них человеческая смерть.
   Она умирала на их глазах, а они смотрели. Обсуждали, делились впечатлениями, смеялись...
   Нэйт стоял на коленях перед мертвым телом, когда его руки затряслись.
   Развлечение...
   Он полностью контролировал свой дар с пятнадцати лет. Именно тогда его глаза в последний раз наливались серебром. Позже, стоило почувствовать холод в глазах, Нэйт тут же блокировал привлекающее внимание свечение.
   Сейчас глаза закололо, настолько, что ослепило его самого. Из глазниц ударило серебряным светом, кто-то закричал.
   Она умирала, а они смеялись...
   Подогреваемый болью и яростью дар Перворожденного вырвался наружу. Пламя зародилось в районе солнечного сплетения и заставило выгнуться дугой, запрокинуть голову и раскинуть руки. Огненный столп вырвался из груди, струи пламени полились с кончиков пальцев.
   Крики вокруг превратились в визг. Вонь горелого мяса ударила в ноздри. Вокруг только вой, уже мало напоминающий человеческий. А еще боль, которую считывал на расстоянии дар целителя.
   Голова Нэйта упала на грудь, только когда на площади воцарилась мертвая тишина. Чужая боль тоже исчезла.
   Нэйтан открыл глаза и обнаружил, что все еще стоит на коленях. Но тела Лиссаны больше не было -- только пепел. Нэйт протянул руку, как завороженный, набрал горсть этого черного пепла и пропустил между пальцев.
   Ее больше нет...
   Он посмотрел вниз с покрытого копотью, но уцелевшего помоста: пепел, повсюду пепел. Первые ряды зрителей сгорели так быстро, что прах даже сохранил форму их тел. Дальше от помоста лежали черные кости, еще дальше от эпицентра -- тела с остатками обгорелой плоти.
   Нэйт просто смотрел перед собой и ничего не чувствовал. Ни жалости, ни угрызений совести. Даже боли в этот момент не было -- только пустота.
   С неба полетели снежинки, сначала редкие, а потом все сильнее и сильнее. Снег, кружась, ложился на черный пепел. Летел и летел...
   А Нэйт так и стоял на коленях, глядя прямо перед собой, пока за ним не пришли.
  

Оценка: 9.58*25  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовная фантастика) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"