Коркина Соня: другие произведения.

Книга 1. Хук справа или Превратности судьбы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.21*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Егор никогда в жизни не подумал бы, что его судьба собьёт его с ног. В прямом смысле слова. Соня имеет в прошлом трагический опыт общения с противоположным полом. Поэтому она и занялась боксом. А парни, боясь её правого хука бегут от неё, как чёрт от ладана. Найдёт ли она в себе силы, чтобы довериться мужчине? Лиза - преподаватель в техническом вузе. Студенты, за глаза, называют её мегерой и ещё кое-кем похуже. Но никто не знает, какая она на самом деле. Андрей и не подозревал, что занимая новую должность, он встретит свою судьбу. Внимание! Текст, наконец-то, вычитан. Но, если будут какие-то ляпы, тапки, тараканы и прочая живность, чего автор не исключает, то, пожалуйста, не стесняйтесь написать об этом в комментариях. Спасибо.


   Глава 1.
  
  
   Соня.
  
   - Так, котятки! Быстро подняли свои задницы и пошли по снарядам! Отрабатываем удары и не забываем про постановку рук.
   Господи, Боже мой! Славка наверно нас совсем решил сегодня доканать! По снарядам! Пф! И это после часовой работы на тренажерах, скакалках и лапах! Совсем озверел мужик. Вот что значит - разводиться с женой. Теперь, гад, на нас будет отыгрываться.
   Народ разбредался по залу, занимая свои привычные места у боксерских груш. Я встала во втором ряду ближе к правому краю и принялась отрабатывать удары, не замечая ничего вокруг. Хук правой, хук левой, присела и про ноги главное не забывать. Как любит повторять наш тренер: "Запомните, котятки, бокс - это как танцы. Здесь все время нужно двигать ногами. Только в танцах по башке не бьют, если зазевался". Он вообще всех и всегда называет котятками, не зависимо от того, кто перед ним, парень или девушка.
   Задумавшись, даже не обратила внимание на то, что Слава замолчал. Я увлеченно продолжала наносить удары по груше. Тут почувствовала чьи-то руки на плечах. Резко обернулась посмотреть, что за самоубийца под руку мне лезет. И уткнулась носом в мужскую грудь. И это при моём-то немаленьком росте в метр семьдесят! А кстати, ничего так, накачанный парниша. Не то, чтобы майка от переизбытка мускулатуры по швам лопалась, но и посмотреть есть на что, благо она обтягивала все прелести сего представителя Homo Sapiens мужского пола. Подняла взгляд выше. Ну вот вроде ничего особенного - волосы русые, глаза зелёные, нос прямой, скулы... ну, в общем, скулы, как скулы, небольшой шрам на подбородке - а так и хочется запрыгнуть на него и... Так вот, о чём я? Ах да! Вот этот самый индивид и мешает мне продолжать тренировку.
   Поняла, что я уже несколько дольше, чем положено приличиями разглядываю парня. А тот вот уже несколько секунд говорит мне что-то. А я на него как на рыбку в аквариуме смотрю - вижу, что рот раскрывает, а что говорит, не слышу.
   - ...неправильная постановка рук.
   Я наконец-то оторвалась от созерцания его тела, но успела уловить только конец предложения. Медленно до меня стало доходить, что это он про меня говорит. А когда смысл окончательно дошел, а лучше сказать дополз, до моего сознания, то я пришла в ярость. Это у меня-то неправильная постановка рук?! Это он мне говорит, что у меня неправильная постановка рук?! Да я, между прочим, пять лет уже боксом занимаюсь. Об этом я не преминула оповестить этого нахала.
   - Да? Сомнительно! - бросил этот тип. Он мне определенно разонравился.
   - Может, тогда хочешь со мной на ринге встретиться?! - ответила я.
   - Ну, если ты не боишься... - протянул он с лукавой усмешкой.
   И тут я поняла, что попала. Ну, вот почему у такого гада такая милая улыбка. Наверное, это все ямочки виноваты, которые на щеках появляются. Да ещё и глаза блестят, как у кота, который валерьянку увидел.
  
   Егор.
  
   Как всегда бодро вошел в спорткомплекс, поздоровался с охранником и проскочил мимо него в зал, где занимались боксеры. Приоткрыл дверь и заглянул внутрь. В зале вовсю шла тренировка. Увидел Славку и, когда он меня заметил, махнул ему рукой. Тот сказал своим ученикам, что делать дальше, и вышел ко мне.
   - Привет, старик! - Слава приобнял меня одной рукой и похлопал по спине, а второй пожал мою руку.
   Сколько я с ним знаком, он всегда здоровался только так. А знакомы мы с ним давно - еще, когда пацанами зелёными были, в армии вместе служили. Мне тогда только 18 было. Как школу закончил, так сразу в армию призвали. Там и познакомились со Славкой. На ринге боксёрского клуба нашей части. Правда сначала надавали хорошенько друг другу по фейсу, а потом уж подружились. Оказалось, что мы с ним оба занимаемся боксом с 14 лет. Вот на почве бокса сошлись. С тех пор мы друзья не разлей вода.
   - Привет, Слав. Ты чего меня, как на пожар вызываешь? - друг позвонил меньше часа назад и попросил срочно приехать.
   - Егор, выручи, пожалуйста... - начал он, но я уже знал, что за этим последует.
   - Опять ты к своей Катьке побежишь! - пробурчал я.
   Слава уже три месяца разводился со своей женой Катей. Ну, как разводился - они чуть поссорятся, сразу заявление о разводе подавать бегут. Потом у них происходит бурное примирение в спальне. И мысли о разводе уходят. И так по кругу. Просто Санта-Барбара какая-то! Я мысленно фыркнул. Мысленно, потому что хоть Славка мне и друг, но по морде за Катю дать может.
   - А там твоя любимица вернулась, - продолжал канючить Слава.
   - Что? Какая любимица? - я попытался изобразить недоумение. Ну, негоже 28-летнему мужику слюни по девчонкам пускать.
   - Ой, да ладно. Брось, парень! Мы с тобой 10 лет знакомы, и я-то знаю, как ты на понравившихся девушек пялишься, - хитро усмехнулся друг.
   Я тяжело вздохнул. Видимо у Славки сегодня намечается очередное примирение с женой. А мне придется вместо него провести занятие с группой. Чего уж не сделаешь для лучшего друга.
   - Ладно, Казанова. Беги уже к своей благоверной. А я пойду, переоденусь и вернусь в зал.
   Зашёл в раздевалку, быстро натянул шорты, майку и боксёрки. Захватил бинты и перчатки и пошёл в зал. Слава представил меня и сказал, что я закончу занятие. Ученики вернулись к тренировке и снова начали отрабатывать удары.
   Оглядел зал. Моя девочка как всегда во втором ряду ближе к левому краю. Невольно залюбовался ею, машинально отмечая помарки в движениях. Кончики её французских косичек болтались из стороны в сторону при каждом её движении. Лицо было сосредоточено, а губы сжаты в линию. Мне сразу же захотелось разжать эти губки поцелуем, а потом провести по ним языком и попробовать их на вкус. Прижать её поближе, провести рукой по спине, а затем опустить ладонь на её попку. Чёрт! Мои мысли приняли опасный поворот. Почувствовал нарастающее возбуждение и порадовался, что взял сегодня на тренировку широкие шорты.
   Чтобы отвлечься от мыслей, решил пройтись между рядами груш и посмотреть, что делают ученики. Мимоходом отмечая ошибки и внося поправки в движения и удары, дошел до второго ряда. И опять увидел мою малышку. Вот чёрт! Остывшее было возбуждение, снова стало набирать силу. Подошел поближе. Девушка стояла ко мне спиной и не видела меня. Она провела хук справа, а потом слева, присела, и снова хук справа. Машинально заметил недочёт в движении рук. Чтобы привлечь её внимание, подошел и положил руку на плечо. И меня будто током шарахнуло. Как будто электрические разряды побежали от ладони по руке, а там по позвоночнику вниз. Не смог удержаться и положил вторую ладонь на другое её плечо. И опять те же разряды побежали.
   Малышка замерла и через несколько секунд резко повернулась ко мне лицом, уткнувшись носом мне в грудь. Потом подняла взгляд и посмотрела мне в лицо. Никогда ещё так близко мне не доводилось видеть эту девушку. Посмотрел ей в глаза и понял, что это было большой ошибкой - два серых омута затягивали с головой, и все здравые мысли разбегались. С удивлением заметил, что у моей маленькой боксёрши веснушки на носу. Потом опустил взгляд на её губы, которые теперь были чуть приоткрыты от удивления. В моей голове уже начали появляться образы, как я взваливаю её на плечо, несу в раздевалку, там целую её полураскрытые губки, затягиваю её язычок в своей рот, она издаёт низкий эротичный стон... *Цензура*! Тело остро отозвалось на подобные фантазии. Так, соберись мужик! Надо уже что-то сказать, а то снасильничаю девочку прямо тут. Как я потом Славке в глаза смотреть буду. С трудом оторвал взгляд от таких желанных губ и обвел взглядом зал. Народ вокруг притих, и некоторые с интересом поглядывали на нас. Я бросил на лентяев суровый взгляд, и те вернулись к тренировке.
   Собрал мысли в кучу и попытался вспомнить, зачем подошел к девушке. Начал говорить ей, что она сделала ошибку в ударах. На моей последней фразе о неправильной постановке рук она неожиданно отступила от меня на шаг и нахмурила брови.
   - Да я, между прочим, пять лет боксом занимаюсь! - почти что выкрикнула она.
   Ммммм... А девочка-то у нас с характером! Люблю таких. Представил, какой она будет в постели... *Цензура*. В паху опять болезненно заныло. Да что ж за день-то сегодня такой?! Решил ещё больше позлить малышку.
   - Да? Сомнительно! - ответил я ей.
   - Может, тогда хочешь со мной на ринге встретиться?! - резко бросила она мне. Какая дерзкая! Мысленно улыбнулся - всё, моя хорошая, теперь ты от меня просто так не отделаешься.
   - Ну, если ты не боишься... - усмехнулся я.
   - Пф! Ещё чего! - молодец девочка, так держать. Я знал, что ты не спасуешь. Улыбнулся ещё шире и почувствовал себя довольным котярой, дорвавшимся до валерьянки.
   Девушка развернулась и пошла в сторону ринга, который находился в углу зала. Пошёл следом за ней, на ходу прихватив лапы. Снова посмотрел на её косички, потом ниже на спину, потом ещё ниже на... Господи, да ты успокоишься сегодня уже или нет!
   Пока шел следом вспомнил, как первый раз увидел мою малышку. Пару недель назад пришёл к Славе на занятие. Просто было любопытно посмотреть, как он учит. Иду по коридору в сторону гардероба, а мне навстречу несется маленький рыжий ураган и чуть не сбивает меня с ног. А самое главное - ни простите тебе, ни извините. Пронеслась мимо и заскочила в зал. Всю тренировку просидел на стуле у стены и наблюдал за маленьким ураганом, любовался её движениями. А после занятия она сбежала быстрее Золушки с бала. Пришлось приставать к Славке, чтобы её имя хотя бы узнать. Соня. Рыжая Соня, кажется, ещё такой фильм был. Как будто про неё снимали, моя маленькая рыжая воительница.
  
   Соня.
  
   Подлезла под канаты и вышла на ринг. Оглядела сверху зал. Что-то все больно притихли и в нашу сторону косятся. И Слава куда-то пропал. Странно это как-то. Парень поднялся следом, перелез через канаты и вышел на ринг. Без перчаток, но с лапами. Я не поняла, у нас тут спарринг или тренировка?
   - Что, испугался драться со мной? - ехидно спросила я. Парень посмотрел на меня и улыбнулся. Вот чёрт, я опять в нирвану впадаю от одной только его улыбки и этих милых ямочек на щеках. Стоп! Ты не забыла, что он гад, нахал и всё такое?! Парень тем временем повернулся к ребятам в зале.
   - Минуту внимания, пожалуйста, - обратился он к ним - Все посмотрите, как двигается Соня.
   Я что-то не поняла, откуда он знает, как меня зовут?
   - Особое внимание обратите на постановку рук, - продолжал он, надевая на руки лапы.
   Да что такое?! Что ты к рукам-то моим привязался?!
   - Я заметил, что многие из вас делают ошибки на постановке. Посмотрите, как это делает Соня. Именно так, как она это делает, правильно держать руки.
   Это он меня сейчас похвалил, что ли? Я уже совсем запуталась, так он гад или не гад?
   Парень махнул мне головой, мол начинай. Я начала отрабатывать удары. Иногда он делал мне небольшие замечания и подсказки, говорил, что делать дальше. Моя неприязнь отошла на задний план, и я внимательно слушала и выполняла его команды. Спустя десять минут занятия закончились. Я пошла в раздевалку и быстро приняла душ. Пока переодевалась, ко мне подсела девушка из нашей группы.
   - Похоже, что наш тренер на тебя запал, - прошептала она мне на ухо.
   - Кто? Славка? Да у него жена есть... ещё пока что, - ответила я.
   - Да причём здесь Славка?! Я вообще-то Егора имею в виду.
   И тут до меня медленно начало доходить. Так вот почему он мне про руки говорил, почему на ринг с лапами вышел, а не в перчатках, почему комментировал каждое моё движение и удар. Вот попала я, так попала. Он тренер оказывается. А я, видимо, так увлеклась тренировкой, что не услышала, как Слава представлял Егора. Захотелось надавать себе по дурной головёхе. И желательно ногой. Но, к сожалению, это невозможно чисто физически.
   Пока я переваривала информацию, успела на автомате собрать сумку. Подошла к выходу из раздевалки. Выглянула за дверь. Блин! Этот гадский Егор стоит у выхода из спорткомплекса. Может получится быстренько мимо проскочить, и он меня не заметит? Ага, как же. Держи карман шире.
   Парень обернулся и посмотрел прямо на меня своими зелёными глазюками. А может у него амнезия случится и он забудет события последнего получаса? Ну, разве что только треснуть его по голове, и то маловероятно. У него ж, небось, чугунный котелок вместо головы. Вот гад, ещё и лыбится! Ну и ладно, не ночевать же здесь оставаться. Медленно прикрыла за собой дверь и практически бегом направилась к выходу. А может он всё-таки не меня ждёт? Уже почти прошла мимо, как вдруг услышала: "Стоять!", и замерла на месте. Ну, всё, прощайте мама и папа. Найдете вы завтра мой хладный трупик. Медленно повернулась к парню лицом и приготовилась к экзекуции.
   - Пошли. - Бросил он мне и пошёл к выходу.
   Я снова замерла, не веря своему счастью. Может на улице удастся от него улизнуть. Егор, видимо разгадав мои намерения, развернулся, подошёл ко мне, взял за руку и опять пошёл к выходу. Почувствовала, как моя ладошка утонула в его лапище. Но, как не странно, это не вызвало у меня раздражения. Даже наоборот, захотелось взять его за руку покрепче.
   Пока я кайфовала от ощущения своей руки в его руке, мы вышли на улицу, и подошли к его машине. Егор открыл дверь и подтолкнул меня внутрь. Я с опаской покосилась на него.
   - Да не бойся ты! Пытки я только по субботам провожу. Садись. Я тебя до дома подвезу.
   Села в машину. Егор обошёл вокруг и сел на водительское место. Посмотрел на меня и улыбнулся.
   - Представлюсь ещё раз, потому что, похоже, ты пропустила первый раз. Егор. - Сказал он с улыбкой чеширского кота. Я покраснела от смущения, вспоминая, как грубо наехала на него на тренировке.
   - Соня, - чуть слышно пролепетала я в ответ.
   - Я знаю, - ответил он с улыбкой. И я опять впала в ступор от этой его улыбки. - Ну что? Куда едем?
   Я только закончила называть адрес, а Егор уже выруливал с парковки перед спортивным центром. Казалось, что воздух в салоне машины был наэлектризован. Несмотря на то, что я сидела, отвернувшись к окну, я остро чувствовала каждое движение Егора. Немного повернулась и бросила украдкой взгляд на парня. Нос ему точно ломали и, похоже, не один раз. Небольшой шрам на подбородке. Перевела взгляд на руки, лежащие на руле. Длинные пальцы, не крепко, но уверенно держали руль. Ругая сама себя, бросила ещё один взгляд на правую руку. Так, обручального кольца нет, это хорошо. Стоп, стоп, стоп! Тебе не всё ли равно?! Конечно, мне всё равно, нужен он мне три раза, фыркнула я. Попыталась отвлечься и думать о другом, но мои непокорные мысли снова вернулись к Егору. Хорошо, кольца нет. Но то, что он не женат, не означает, что он свободен. Интересно, у него девушка есть?
   - Нет, - услышала я со стороны водительского сидения. Вот же ж блин блинский! Я что, всё это вслух сказала?
   - Да, - снова донеслось оттуда же. Мне кажется, самый спелый помидор на грядке мог бы сейчас позавидовать цвету моего лица. Мысленно застонала. Или вслух? Если я уже мыслю вслух, то, что говорить про всё остальное. Егор, наверное, вообще думает, что я сумасшедшая.
   - Я хотела извиниться за то, что сегодня произошло. Я задумалась и не слышала, как Слава представлял вас. А когда вы подошли сзади... В общем, я не люблю, когда ко мне подходят сзади. И вообще, вам ещё повезло, что я вас не ударила, - парень негромко фыркнул. - Вы что, сомневаетесь, что я могу побить вас? Может быть, хотите встретиться со мной на ринге?! - снова начала расходиться я.
   - Мне кажется, это сегодня твоя коронная фраза, - сквозь смех выдавил Егор. Когда я поняла смысл его фразы, то не смогла удержаться от смеха. Егор вдруг затих и скосился на меня. Что такое? Я вроде не хрюкаю когда смеюсь. Чего так смотреть-то на меня?
   - Пожалуйста, обращайся ко мне на "ты". А то я себя каким-то дряхлым стариком чувствую, - немного хриплым голосом сказал он. Я только робко кивнула в ответ.
   Через пять минут мы подъехали к моему дому. Я вышла из машины и увидела, что Егор выходит следом.
   - Пожалуйста, в следующий раз, будь добра, дождись, чтобы я открыл тебе дверь, - немного раздраженным голосом сказал он. В следующий раз? А что, будет следующий раз? Может он вообще всё уже давным-давно за меня решил? Какое он вообще имеет право?!
   - Я прекрасно могу и сама открыть дверь. Если ты не заметил, у меня, так же как и у тебя, есть руки, что позволяет мне самой это сделать! - зарычала я.
   - Боже, только не говори мне, что ты из этих? - ммм... а он оказывается умеет ругаться?
   - Из каких таких этих?!
   - Феминисток, - практически выплюнул он.
   - А что, обязательно быть феминисткой, чтобы самой открывать себе двери?!
   Егор посмотрел на меня угрожающе. Глаза блестят, брови сдвинуты, губы напряжены. Похоже, что аргументы у него закончились. Сделал шаг ко мне. Так, словесные аргументы у него закончились, и он решил перейти к физическим? Начала пятиться в сторону подъезда. Уже приготовилась дать дёру, как меня схватили за руку и прижали к мужскому телу. Довольно-таки жёсткому телу. Но меня это не пугало или раздражало, а даже наоборот, возбуждало. Вот чёрт! Возбуждало?! Он же враг! Вражина! Но какая ж симпатичная вражина! И такая тёплая вражина. Наклонился ко мне и на несколько секунд заглянул в глаза. Зрачки расширены, дыхание учащённое. Руку отпустил, но я тут же почувствовала одну руку на талии, а другую на затылке. Лёгкие поглаживания - и мне сразу захотелось растечься лужицей у его ног от удовольствия. Прижал ещё крепче. Захотелось прикоснуться к его телу, залезть рукой под футболку и пересчитать кубики пресса. Почувствовала его горячее дыхание на своих губах, и по позвоночнику побежали мурашки от удовольствия. Губы всего в нескольких миллиметрах. Я прикрыла глаза. Чуть-чуть наклонись я вперёд и коснусь его. Уже практически почувствовала его вкус на своих губах, как сквозь пелену возбуждения услышала громкое покашливание. Резко отскочила от Егора в сторону. Боже, что со мной происходит? Я только что чуть не поцеловала практически незнакомого человека! Я просто себя не узнаю!
   Медленно начала приходить в себя и собирать разбежавшиеся мысли в кучку. Повернулась и увидела свою тётю. Прекрасно! Теперь вся моя семья узнает. В очередной раз покраснела. Сегодня просто какой-то день торжества помидорок. Больше никогда в жизни не буду их есть - нельзя, они ж мои собратья.
   - Здравствуй, дорогая племянница. Не хочешь меня познакомить с этим милым молодым человеком? - ну всё, пошло-поехало. Скосилась на Егора. Этот гад с видом довольного котяры стоит и улыбается. Нет, нет, не делай этого, закрой рот и уезжай домой!
   - Меня зовут Егор, - и протянул руку моей тетё. Поцеловал тыльную сторону ладони. Я мысленно застонала.
   - Валентина, - представилась моя тётя, - Сонечка, а ты никогда не рассказывала нам про своего друга.
   Может быть потому, что мы с ним только сегодня познакомились?!
   - Он мне не друг, - недовольно пробурчала я.
   - Да, не друг, - я облегчённо вздохнула. - Я её парень.
   Я снова мысленно застонала. Господи, избавь нас от дураков! Да за что мне сегодня наказание-то такое? Я обещаю, буду учиться только на пятёрки, закрою сессию на отлично, только сделай так, чтобы этот идиот испарился отсюда. У тёти уже глаза от предвкушения заблестели. Сейчас нас прям тут и поженят. А потом я убью этого сумасшедшего и стану молодой вдовой.
   Пока я размышляла, что лучше - отравить мужа или задушить подушкой, Егор взял меня за руку и повел к подъезду следом за Валей.
   - Ты куда меня тащишь? Тебя никто в гости не приглашал, - прошипела я ему на ухо.
   - Вообще-то только что я получил официальное приглашение на банкет по случаю Дня рождения твоей бабушки. Я же, как твой парень, не могу пропустить это важное мероприятие, - с улыбкой сказал Егор. Я только запыхтела от бессильной злобы.
   - Ты знаешь, когда ты так пыхтишь, то похожа на маленького ёжика, - прошептал парень, касаясь губам моего уха, от чего мурашки побежали вниз по позвоночнику. За ёжика он получил по рёбрам локтём.
   Зашли в квартиру. Все родственники уже собрались, кроме моей старшей сестры Лизы. Представительницы женского пола сразу же заохали, едва увидев Егора, и начали носиться с ним, как курица с яйцом - одна тапочки подавала, другая куртку вешала. Боже, да вы что, все с ума, что ли, посходили?! А Егор только мило улыбался и очаровывал всех своими ямочками на щеках.
   Через десять минут всех усадили за стол. Как назло, Егора посадили рядом со мной. Какой-то бабушкин знакомый встал и начал произносить тост. Почувствовала, как Егор прижался ко мне бедром, а потом под столом мою руку захватила в плен горячая мужская ладонь.
   - Руки убрал! - зашипела я на ухо Егору. Повернулся ко мне, посмотрел в глаза, улыбнулся, и я почувствовала, что тону в его зелёных глазах. Почувствовала прикосновение горячих губ к щеке.
   - Совсем обалдел! - снова зашипела я на него. Попыталась вырвать руку из захвата. Безуспешно. Отвернулась и поймала мамин счастливый взгляд. Услышала, как хлопнула входная дверь.
   - Всем привет! - крикнула Лиза из коридора. Потом сестра зашла в комнату, подошла к бабуле и поцеловала её. Оглядела комнату. Взгляд остановился на нас с Егором, потом опустился ниже на наши переплетенные руки.
   - А с вами, молодой человек, я не знакома. - Лиза с улыбкой протянула Егору руку. Тот улыбнулся ей в ответ. Почувствовала приступ ревности. Да хватит уже строить моему парню глазки! Стоп. Когда это он уже успел стать моим парнем? Попыталась ещё раз убедить себя, что он мне не нравится. И моя попытка с треском провалилась.
   Егор положил мою руку себе на колено ладонью вверх и начал выводить на ней узоры большим пальцем. Мурашки побежали по руке до плеча, а потом по позвоночнику. Захотелось растечься лужицей под столом. Сквозь шум в ушах услышала бабушкин голос.
   - Наконец-то, внученька, ты нашла достойного молодого человека. Мы уже начали бояться, что после того, как тебя ...
   - Ба! - резко одернула её Лиза. Настроение упало сразу же ниже нуля. Ненавижу, когда мне об этом напоминают. Егор вопросительно посмотрел на меня. Я покачала головой.
   Через несколько часов праздник закончился. Вышла в коридор, чтобы проводить Егора. Открыла дверь. Егор остановился на пороге и обернулся.
   - Не люблю незаконченные дела, - и он резко наклонился ко мне и поцеловал. Мимолетное касание. Буквально на несколько секунд. Мягко, но в то же время настойчиво. Губы опалило жаром его дыхания. Почувствовала освежающий привкус мятной жвачки. Что, уже всё? Когда он отстранился, поняла, что хочу ещё. Так и хотелось схватить его за куртку и притянуть поближе к себе, прижаться к губам. Но Егор уже спускался по лестнице. На секунду остановился, обернулся через плечо и бросил с улыбкой "До свидания, мой маленький ёжик".
  
  
   Глава 2.
  
   Лиза.
  
   - ... кроме того, вам будет необходимо написать отчет о проделанной работе, по которому и будет происходить защита курсовой, - подняла глаза на аудиторию, которая недовольно зашумела. - Так! Рты закрыли! Еще пять минут и можете валить отсюда!
   Студенты замолчали. Я продолжила диктовать список требований к оформлению отчета. Уже столько раз все это рассказывала разным группам, что делала на автомате. Мысли были далеко от линейного программирования. Судорожно пыталась вспомнить заплатила ли я квартплату, есть ли у меня что-то в холодильнике или нужно идти в магазин. Потом вспомнила, что обещала заскочить к бабуле на День рождения.
   Очнулась от своих раздумий. Что-то как-то тихо в аудитории. До меня стало медленно доходить, что я молчу уже несколько секунд. Так, собралась, тряпка! Нашла время, когда раскисать. Нужно сделать вид, что это мхатовская пауза. И главное, лицо построже! Меня же весь универ боится. Я же кошмар любого студента. Собралась с мыслями и продолжила диктовать список.
   Через пять минут закончила лекцию и отпустила группу. Всё. На сегодня отстрелялась. Можно идти к бабуле. Заперла аудиторию и направилась на свою кафедру.
   В кабинете сидели две наши преподавательницы и о чём-то беседовали. Особо не прислушиваясь к их разговору, поздоровалась. Подошла к шкафу за курткой.
   - Лизонька, а ты слышала, что у нас новый помощник заведующего кафедрой? - донеслось до меня.
   Что?! Я претендовала на это место! Вот же гад - этот наш завкафедрой. Да, да, Лизочка. Конечно, Лизочка. Вы идеально подходите на эту должность. Я была практически уверена, что место моё! И что это за новенький, интересно?! Только появился и сразу в дамки!
   - И откуда же этот товарищ взялся? - раздражённо спросила я.
   -Говорят из заграницы приехал. В Германии преподавал. И, посмотри, какой прыткий, только что приехал, а уже в помощники к Дмитрию Сергеевичу. Видела я его. Ему всего 30. Молодой ещё, чтобы такую должность занимать, - начала причитать Светлана Львовна.
   - Как интересно. Небось, чей-то родственник. Просто так... - увидела, как округлились глаза Светланы Львовны, и она выразительно посмотрела мне за спину. - Он стоит у меня за спиной, да?
   Повернулась и увидела в дверном проёме мужскую фигуру. Отлично получается, просто как в какой-нибудь дурацкой голливудской комедии. Первый день, как новое начальство, и я уже успела ему нахамить.
   - Добрый день, дамы. Извините, что отвлекаю вас, но Дмитрий Сергеевич просил передать, что через 10 минут в преподавательской состоится внеочередное заседание кафедры, в связи со знакомством с новым сотрудником. Всем обязательно быть, - Боже, какой у него сексуальный голос! Лёгкая хрипотца, как будто он только что проснулся. Так бы слушала и слушала. Ммм... А какая улыбка... Не о том ты думаешь, балда! Оторвалась от созерцания парня.
   - Вообще-то я не могу. Я должна быть в другом месте через час. Так что давайте с вами прямо сейчас познакомимся, и я поеду, - с вызовом сказала я. Парень снова улыбнулся, подошел поближе ко мне и протянул руку.
   - Андрей Юрьевич Берсентьев.
   - Елизавета Николаевна Колоссовская. - Крепко пожала его ладонь. Почувствовала, как его большой палец скользнул по моему запястью, от чего побежали разряды по всему телу. Что это такое со мной?
   - Очень приятно, Елизавета Николаевна. Впечатлён вашими успехами. Красный диплом. Знание трёх языков. Стажировка за границей... - с улыбкой протянул молодой человек. Он что, читал моё личное дело? Поняла, что он всё ещё держит меня за руку и выдернула ладонь из захвата.
   - Не переживайте так, Елизавета Николаевна, я вас подвезу. Так что вы не опоздаете на своё рандеву, - мне кажется или у меня действительно мозг плавится от его голоса?
   Через пять минут в преподавательской началось заседание. Скосилась на Андрея, пока его представлял Дмитрий Сергеевич. Высокий, наверно метр девяносто. Шатен. На лоб падала прядь, которую он периодически отбрасывал назад. Рубашка натягивалась на груди при каждом его движении. На губах улыбка. Подняла взгляд выше. Глаза глубокого тёмно-синего цвета... которые внимательно смотрят на меня. Чёрт! Кажется, меня поймали за подглядыванием. Резко отвернулась в другую сторону и сделала вид, что внимательно слушаю.
   Через несколько минут собрание закончилось. С удивлением поняла, что не помню ни слова, сказанные за все полчаса. Народ стал расходиться из преподавательской. Быстро подхватила куртку и практически бегом направилась к выходу.
   - А вас, Штирлиц, я попрошу остаться, - услышала я за спиной и замерла. Ну вот! Надо было больше спортом заниматься. Сейчас бы уже драпала отсюда со всех ног. Обернулась. Андрей стоял, прислонившись бедром к столу, и с улыбкой смотрел на меня.
   - Куда же вы, Елизавета Николаевна? Я же обещал вас подвезти, вы не забыли? - а в глазах чертята так и пляшут. Обречённо вздохнула. Андрей взял портфель и пошёл к выходу. Вышла следом за ним.
   По коридорам института шли молча. На стоянке Андрей усадил меня в свою машину. После того, как сам сел в автомобиль, вопросительно посмотрел на меня. Назвала адрес моей бабули. Через 25 минут заезжали во двор её дома. Андрей остановил машину прямо перед подъездом. Посмотрел на меня.
   - Давай договоримся, что в институте мы на "вы", а вне института - на "ты".
   - ВЫ знаете, Андрей Юрьевич, я не думаю, что нам вообще стоит общаться вне института.
   - Почему же? - с улыбкой спросил он.
   - Потому что вы мне не нравитесь, - резко ответила я.
   - Мне нравится ТВОЯ честность, Лиз, - расплылся в улыбке ещё шире. - Но знаешь, как говорят: от любви до ненависти...
   Я раздражённо фыркнула.
   - До свидания, Андрей Юрьевич, - сказала я, открывая дверь.
   - Да, до свидания... Лиза.
  
   Андрей.
  
   Смотрел, как Лиза идёт к подъезду, мягко покачивая бёдрами. Вспомнил, как сегодня утром первый раз увидел её.
   Припарковавшись на стоянке перед институтом, вышел из машины. Оглядел здание вуза, где мне предстояло трудиться. Поставил машину на сигнализацию и вышел со стоянки. На входе в институт придержал дверь для девушки, шедшей за мной. Невольно залюбовался её чертами лица, длинными до пояса каштаново-рыжими волосами, собранными в высокий хвост, стройной фигуркой. Не взглянув на меня, девушка проскочила внутрь. Вошел следом за ней.
   Весь мой путь до кафедры шёл за той самой девушкой, которую пропускал в дверях. Её длинные волосы раскачивались из стороны в сторону, слегка задевая бедра. Опустил взгляд ниже. Джинсы соблазнительно обтягивали длинные ноги. Почувствовал лёгкий приступ возбуждения. Да что такое с тобой, мужик? С каких это пор тебя на студенток потянуло? Вот что значит, давно женщины не было. Порадовался, что надел сегодня длинный пиджак.
   Девушка, тем временем, зашла в кафедральную аудиторию. Услышал за спиной топот ног. Два парня пробежали мимо меня.
   - Блин, Жека, давай скорее, а то эта длинноволосая рыжая стерва нас не пустит, - сказал один другому. Оба студента заскочили в ту же аудиторию, что и та девушка.
   Так, интересно. Значит она не студентка. А вдруг совпадение? В размышлениях дошёл до кафедры. Заглянул в расписание преподавателей. Нашёл нужный кабинет. Так, линейное программирование. Преподаватель - Колоссовская Елизавета Николаевна. Зашёл в кабинет к завкафедрой. Попросил личные дела сотрудников, якобы для предварительного знакомства. Нашел дело Колоссовской. Ага, вот и фотография. Она! Выдохнул облегченно. Хорошо, что не студентка, а то туго бы мне пришлось. Просмотрел личные данные. Не замужем. Это хорошо. Ого! Красный диплом, да ещё и без единой четверки! Стажировка в Германии, знает три языка. Впечатляет. С улыбкой закрыл личное дело. Ну что же, Колоссовская Елизавета Николаевна, будем знакомы.
   Вернул личные дела Дмитрию Сергеевичу. Он представил меня преподавательнице, которая сидела у него в кабинете. Потом попросил зайти на кафедру и предупредить всех, что через 15 минут в преподавательской состоится собрание. Вышел из кабинета завкафедрой и пошёл на кафедру. На подходе услышал женские голоса. И, похоже, обсуждают меня. Замер за приоткрытой дверью. Подслушивать, конечно, нехорошо, но и сплетничать тоже не лучше.
   - Видела я его. Ему всего 30. Молодой ещё, чтобы такую должность занимать, - говорил женский голос. Усмехнулся. Спасибо конечно, но мне 32 вообще-то. Решил, что дальше не имеет смысла слушать. Открыл дверь и остановился на пороге. Увидел в кабинете трёх женщин. Одна - незнакомая. Другую мне уже сегодня представляли. А вот третья...
   - Как интересно. Небось, чей-то родственник,- разгневанно говорила моя рыжеволосая красавица, - Просто так... - осеклась на середине фразы.
   - Он стоит у меня за спиной, да? - тихо сказала она и повернулась ко мне лицом.
   Я улыбнулся.
   - Добрый день, дамы. Извините, что отвлекаю вас, но Дмитрий Сергеевич просил передать, что через 10 минут в преподавательской состоится внеочередное заседание кафедры, в связи со знакомством с новым сотрудником. Всем обязательно быть, - не смог удержаться от ехидного тона. А вот нечего обо мне сплетничать.
   С интересом наблюдал, как Лиза оценивающе оглядела меня с ног до головы. Сразу захотелось потянуться и поиграть мышцами. Какой кошмар! Я себя сегодня не узнаю. Её взгляд остановился на моих губах. Неужели хочет меня поцеловать? А что, я не против. Девушка слегка встряхнула головой, будто прогоняя непрошеные мысли.
   - Вообще-то я не могу. Я должна быть в другом месте через час. Так что давайте с вами прямо сейчас познакомимся, и я поеду, - хмм... вызывающе. Против воли улыбнулся. Девочка моя, я уже все, что нужно, про тебя знаю. Подошел поближе. Протянул руку для рукопожатия. Интересно, а её кожа такая же мягкая на ощупь, как кажется? Нет, гораздо лучше.
   - Андрей Юрьевич Берсентьев.
   - Елизавета Николаевна Колоссовская. - Крепко пожала мою ладонь. Не хочу её отпускать. Провёл большим пальцем по запястью. Какая же у неё мягкая кожа. Почувствовал, как она слегка дернулась от моего прикосновения.
   - Очень приятно, Елизавета Николаевна. Впечатлён вашими успехами. Красный диплом. Знание трёх языков. Стажировка за границей... - с улыбкой ответил я. Провёл ещё несколько раз пальцем по запястью. Почувствовал, как по всему телу разливается приятное тепло от соприкосновения с её кожей. Лиза резко выдернула руку из моей. Кажется она говорила, что куда-то опаздывает? Интересно, с кем у неё встреча? Почувствовал ревность, от того, что она будет встречаться с кем-то другим. А может у неё вообще парень есть? Подавил грустные мысли.
   - Не переживайте так, Елизавета Николаевна, я вас подвезу. Так что вы не опоздаете на своё рандеву, - ехидненько так получилось. Ну не смог удержаться. От одной мысли, что моя девочка будет встречаться с каким-то другим мужиком, снова вернулось угасшее чувство ревности. Боже, мне же 32 года, а веду себя, как пацан!
   Развернулся и вышел из кабинета. Заглянул к Дмитрию Сергеевичу и сказал, что всех, кто был на кафедре, я предупредил. Через пять минут народ стал подтягиваться в преподавательскую. Дмитрий Сергеевич представил меня и рассказал, чем я буду заниматься. Почувствовал на себе взгляд. Повернулся и нашёл того, кто смотрит. Лиза внимательно разглядывала меня. А может у неё нет парня? Уж больно заинтересованно смотрела. Потом подняла взгляд выше на моё лицо. Поймал её взгляд. Несколько секунд она смотрела мне в глаза, а затем резко отвернулась.
   Минут через пятнадцать собрание закончилось. Все собирались и пошли к выходу. Заметил, как Лиза быстро схватила свою сумку и пальто и направилась к двери. Ну, нет, моя хорошая, от меня так просто не уйдёшь. Снова улыбнулся. Я, наверно, за последний год так часто не улыбался, как за сегодня.
   - А вас, Штирлиц, я попрошу остаться. - Лиза замерла на месте. Медленно повернулась ко мне.
   - Куда же вы, Елизавета Николаевна? Я же обещал вас подвезти, вы не забыли? - улыбнулся ей. Взял свой портфель со стола и пошёл к выходу. В коридоре обернулся. Лиза, как овечка на закланье, покорно и молча, шла за мной. Вышли из института. Усадил девушку в свою машину и, после того, как она назвала адрес, вырулил с парковки. Через 25 минут были на месте. Что-то притихла моя девочка. Посмотрел на дом. Она что к мужику в гости собралась? Я-то думал у неё где-нибудь в парке или в кафе встреча! Почувствовал раздражение от того, что какой-нибудь левый парень будет её обнимать, целовать. На его месте должен быть я! Руки сжались в кулаки. Так, вдох - выдох. Взял себя в руки. Может она вообще к подруге или к родственникам идёт. Да, точно, к бабушке, например. А что? Милая, добрая, любящая внучка решила заглянуть к своей бабушке. Ага, и пирожков ей занести. Ладно, надо что-то сказать.
   - Давай договоримся, что в институте мы на "вы", а вне института - на "ты", - сказал и мысленно застонал. Ничего умнее не придумал?
   - ВЫ знаете, Андрей Юрьевич, я не думаю, что нам вообще стоит общаться вне института, - зубки показываем? Улыбнулся.
   - Почему же?
   - Потому что вы мне не нравитесь, - ответила она. Это хорошо. Хуже, если бы тебе было всё равно.
   - Мне нравится ТВОЯ честность, Лиз, - расплылся в улыбке ещё шире. - Но знаешь, как говорят: от любви до ненависти...
   Лиза фыркнула.
   - До свидания, Андрей Юрьевич, - открыла дверь и вылезла из машины. Бежишь? Ну, беги-беги, пока можешь.
   - Да, до свидания... Лиза, - а оно у нас будет, и не одно.
   Дождался, пока она зашла в подъезд, и только после этого уехал.
  
   Лиза.
   Зашла в подъезд, поднялась на этаж и открыла дверь своим ключом.
   - Всем привет! - крикнула из коридора. Судя по шуму, все уже в сборе. Зашла в комнату, поцеловала и поздравила бабушку. Хм, а это кто рядом с Соней? Первый раз вижу такого парня. Симпатичный, но не мой типаж. То ли дело Андрей. Андрей? При чём здесь Андрей? Перевела взгляд на Соню. Выражение лица недовольное, но глаза так и светятся удовольствием. Похоже, что парень ей действительно нравится. Это очень хорошо. После того что с ней случилось... Моя бедная маленькая сестрёнка. Всё, не хочу вспоминать об этом. Опустила взгляд на их переплетенные руки. Вспомнила, как сегодня Андрей держал меня за руку, как гладил запястье. По телу снова побежали мурашки удовольствия. И всё-таки он хороший. А какой симпатичный. А какой у него голос... Нет, нет, нет. Он мне не нравится! Да, надо почаще себе это повторять. Может тогда смогу выкинуть его из своей головы. Всё, собралась!
   Подошла к Соне и познакомилась с парнем. Милый, но не Андрей. Ты опять за своё?! Он мне не нравится, не нравится, не нравится. Кажется, ненадолго отпустило. Села за стол. Беда пришла, откуда не ждали. Бабушка повернулась к Соне с Егором.
   - Наконец-то, внученька, ты нашла достойного молодого человека. Мы уже начали бояться, что после того, как тебя ...
   - Ба! - остановила я её. Если Соня захочет, сама Егору всё расскажет. Через два часа все стали расходиться. Помогла маме убрать со стола. Помыла посуду. Пока пили с родителями чай, Соня пошла провожать Егора. Вернулась через пять минут с горящими щеками и счастливой улыбкой на лице. Улыбнулась. Ну, лёд тронулся, господа присяжные заседатели!
   Через полчаса засобиралась домой. Родители вышли меня провожать. Одевшись, попрощалась со всеми. Обнялась со всеми по очереди. Поцеловала бабулю и ещё раз поздравила с Днём Рождения. Наклонилась к Соньке, обняла и прошептала на ушко: "Я так рада за тебя". Та улыбнулась и одними губами прошептала мне в ответ: "Спасибо".
  
   Глава 3.
  
   Соня.
  
   Ненавижу вставать к первой паре. Выключила будильник и встала с кровати. На автомате приняла душ, умылась. Пока завтракала, переписывалась смсками с подругой. Через пять минут вскипел чайник, и я пошла заваривать себе кофе. Пришла ещё одна смска. Странно, номер незнакомый. "Доброе утро, мой маленький ёжик!" и смайлик. И откуда, интересно, у Егора мой номер? Я ему его точно не давала. Начала прокручивать в голове события вчерашнего дня. Вспомнила. Вот ведь...
   - Ба! - заорала я на всю квартиру. - Ты зачем Егору мой номер дала?!
   Выскочила в коридор. Бабушка выходила из ванной.
   - А что? Я подумала, что странно, что у твоего молодого человека нет твоего номера, - на лице невинное выражение. Просто божий одуванчик! Вспомнила, как вчера они с Егором о чём-то мило болтали, пока я со стола убирала. Тогда-то, наверно, она ему и дала телефон.
   Ну, спасибо, бабуля, удружила. Теперь он от меня точно не отстанет. Если раньше хоть какой-то шанс был, то теперь... Мелькнула мысль: а, может, ты и не хочешь, чтобы он от тебя отстал? Пока размышляла над этим, бабушка уже прошла мимо и оказалась у меня за спиной. В зеркале увидела её довольную улыбку. Вот так вот, значит? Свои же меня сдали.
   Услышала, как пришла ещё одна смска. "Спускайся, рыжуля, в универ опоздаешь". Он что, меня внизу ждёт? С самого утра решил мне настроение подгадить? Посмотрела на часы. Вот чёрт! Опаздываю. Быстренько переоделась, выскочила в коридор и нацепила ботинки. Побежала вниз по лестнице, на ходу застёгивая куртку. Выбежала на улицу и резко остановилась. Совсем про него забыла! Перед подъездом стоял Егор, опираясь спиной на машину. Руки сложены на груди. На губах улыбка. Сделал шаг ко мне.
   - Доброе утро, - так и хотелось ответить словами ослика Иа: "если оно конечно доброе". - Садись.
   Открыл переднюю дверь. Тяжело вздохнув, залезла внутрь. Ну что страшного в том, что он меня подвезёт? Я ведь и правда, опаздываю. Но это первый и последний раз, когда Егор меня подвозит, пообещала я себе. До института доехали быстро. У меня даже целых 10 минут в запасе осталось. Это хорошо - ненавижу опаздывать. Повернулась к Егору, собираясь его поблагодарить. Он с улыбкой смотрел на меня. Почувствовала, что от одной его улыбки теряю голову. Взгляд сам собой опустился на его губы. Вдруг, непонятно от чего, стало жарко, рот и губы пересохли. Подняла взгляд выше по лицу Егора. Взгляд исподлобья, глаза подернуты дымкой желания. Опустил взгляд на мои губы. Я инстинктивно провела по ним языком. Егор рвано вздохнул, резко наклонился ко мне, взял лицо в ладони.
   - Ты со мной сегодня не поздоровалась, - хрипло прошептал он, и я почувствовала его губы на своих. Провел языком, раскрыл мои губы и скользнул внутрь. Властный, требовательный, но, в то же время, нежный поцелуй. Возникла мысль, что надо оттолкнуть его, выйти из машины и бежать, куда глаза глядят. Но мышцы рук и ног превратились в желе и отказывались что-либо делать. Удовольствие от поцелуя накрывало меня с головой, и мозг отказывался мыслить здраво. Через какое-то время (на мой взгляд - вечность) Егор оторвался от моих губ.
   - Мечтал об этом с того момента, как увидел тебя, - хриплым голосом сказал он. Всё ещё удерживая моё лицо в своих ладонях, провёл большими пальцами по щекам. Ласково улыбнулся. Потом коснулся большим пальцем моих губ.
   - Иди, малыш, а то опоздаешь, - кивнула. Поймала себя на мысли, что не хочу покидать его горячие объятья. Но надо идти. Открыла дверь и вышла на улицу. Всё ещё находясь в трансе, на дрожащих полусогнутых ногах пошла в сторону института.
  
   Егор.
  
   Боже, мне срочно нужен холодный душ! Не холодный, а просто ледяной. Не ожидал, что простой поцелуй так на меня подействует. Такое ощущение, что мне 12 лет, а не 28 и это мой первый поцелуй. Ну, всё, вдох-выдох. Взял себя в руки. Завёл машину и поехал на работу. Пока ехал, вспомнил, как вчера вечером услышал смех моей девочки. Такой милый и мелодичный, как перезвон колокольчиков. Хочется смешить её постоянно, лишь бы всегда слышать её смех. Потом вспомнил, как вчера на Дне Рождении ко мне подошла Сонина бабушка.
   - Егорка, вздумаешь обидеть мою внучку... - начала она.
   - Ну, что вы, никогда в жизни, - с улыбкой ответил я.
   - Ну, смотри у меня, а то она всякого в жизни натерпелась, - интересно, что она от меня скрывает? Ну, ничего, мы всё выясним.
   - Телефончик-то у тебя её есть, хотя бы? - с улыбкой продолжила бабуля.
   Улыбнулся своим воспоминаниям. Да, надо бы отблагодарить её. Что больше всего любят бабушки? Ммм... внуков? Представил себе наших с Соней детей, таких же рыженьких, как она. Как они бегают по дому, играют вместе и, устав, засыпают в нашей постели, а потом мы несём их на руках в их кроватки. Возвращаемся в нашу постель и... Стоп! Надо остановиться. Ещё целый день работать. А душа до вечера не предвидится.
   В мыслях не заметил, как доехал до офиса. Припарковался, вышел из машины, поставил её на сигнализацию и вошел в здание. Поздоровался с охранником и пошёл на своё рабочее место. У кабинета за столом сидел мой секретарь Сергей. Не имею ничего против женщин секретарей, но, на мой взгляд, мужчины собранней.
   - Доброе утро, Егор Дмитриевич. Вас Алексей Михайлович просил зайти, когда вы придёте.
   Поблагодарил Серёжу и пошел в кабинет к большому боссу. Постучался и зашёл внутрь.
   - Вызывали, Алексей Михайлович? - с улыбкой спросил я. Тот улыбнулся в ответ, встал из-за стола, подошёл ко мне и пожал руку.
   - Привет, партнёр. Проходи, садись.
   С Лёхой мы знакомы с детства. Росли вместе в одном дворе, вместе гоняли соседских пацанов и дразнили девчонок. Учились в разных школах, а поступили в один вуз. Правда, я - на два года позже, так как служил в армии. Но специальность у нас была одна - юриспруденция. Лёша после университета открыл свою юридическую фирму. А, когда я учился на четвёртом курсе в институте, пригласил меня к себе работать. Сначала своим помощником, а потом и юристом. Через несколько лет предложил стать его партнёром по бизнесу. И вот уже шесть лет работаем с ним бок о бок. Вместе ведём бизнес.
   - У нас тут новый клиент появился. Кашин Владислав Олегович. Слыхал про такого? - спросил меня Лёша.
   - Это который бизнесмен? - друг кивнул. - Ну, кто ж его не знает. Его каждая собака в городе знает.
   - Хочу, чтобы ты занялся его делом. Но дело серьёзное. Он с Любомиром хочет судиться, - я присвистнул. Любомир, или Любомиров Анатолий Владимирович - местный авторитет. Все бизнесмены боятся его и раболепствуют перед ним. А тот, за "скромную" плату, не трогает их.
   - Этому Кашину что, жить надоело? - спросил я.
   - Говорит, что в последнее время Любомир совсем обнаглел. Забирает до 80% выручки. А если отказываются платить, то присылает своих ребят. Кашин, похоже, решил идти до конца. Семью заграницу отправил, бизнес тоже заграницу выводит. В общем, готовится, - ответил друг. - Вот, его дело. Боюсь, как бы его не грохнул Любомир. Я Кашина предупреждал, а он меня слушать не хочет. Если ты откажешься, я пойму, Егор, - после паузы добавил Алексей.
   Я отрицательно покачал головой.
   - Не откажусь.
   Лёша замолчал, погружённый в свои мысли, и я понял, что разговор окончен. Встал со стула и пошёл к выходу. Уже у двери услышал, как друг меня окликнул по имени. Обернулся.
   - Возьми из сейфа пистолет и броник, на всякий случай, - я кивнул и вышел.
   Весь день мотался, как белка в колесе. Когда наконец-то сел за дело Кашина было уже четыре часа дня. В пять вспомнил, что Соня сегодня в шесть часов заканчивает учиться. А потом её ещё к семи на тренировку надо отвезти. Быстро собрался и поехал к институту. Без пятнадцати шесть был на месте. Вышел из машины и пошёл встречать мою девочку. Пять минут седьмого. Пятнадцать. В двадцать пять минут забеспокоился. Достал телефон и набрал Сонин номер. Где-то на пятом гудке, когда я уже начал терять терпение, она взяла трубку.
   - Где ты? - рявкнул я. Тишина. Испугался, что с Соней что-то случилось. В голове уже мелькали варианты один хуже другого.
   - Сонь, с тобой всё в порядке? Ты чего молчишь? - обеспокоенно спросил я.
   - Я на твой рык отвечать не обязана, - раздался из трубки голос моей малышки. Облегчённо вздохнул. Потом облегчение мгновенно сменилось на раздражение. Значит, я рычу?
   - Соня, не беси меня. Ты где? - да уж. Похоже, я действительно рычу.
   - В Караганде. Знаешь, город есть такой в Казахстане. Вот там меня и ищи, - сказала Соня.
   - Рыжуля, ты учти, что когда я тебя найду, то мало тебе не покажется! - грозно так.
   - Да пошёл ты... в Караганду! - крикнула она и бросила трубку. Я рассмеялся. Оказывается, моя девочка умеет показывать зубки. Ну, ничего, мы ещё посмотрим кто кого. У неё сегодня тренировка. Её-то она уж точно не пропустит. Снова достал телефон и набрал Соне смску "Ну, зайка, погоди!". Улыбнулся, представляя себе её реакцию. Вернулся к машине, завёл двигатель и поехал в спортивный центр.
  
   Соня.
  
   Весь день не могла сконцентрироваться на учебе. Мысли постоянно крутились вокруг Егора. Трудно было поверить, что такой симпатичный парень мог обратить на меня внимание. Вспомнила наш поцелуй, нежные, но в тоже время твёрдые губы, горячие ладони на моих щеках, его зелёные глазищи. Боже, как же я его люблю. Я его люблю? Разве можно влюбиться за два дня? Мысленно отвесила себе подзатыльник и попыталась успокоиться. Решила, что события развиваются слишком быстро. Мы же только вчера с ним познакомились. Сегодня уже поцеловались. А завтра что?
   Потом подумала, что Егор наверняка решит приехать за мной. И решила сбежать от него. Забежала домой за спортивной сумкой с формой и перчатками и поехала на тренировку. Когда я ехала в автобусе, позвонил Егор. Разозлилась. Какое он имеет право таким тоном со мной разговаривать?! После разговора пришла смска. Открыла её и еле сдержала смех. Больно я тебя боюсь! Мы ещё посмотрим кто кого.
   Вышла на своей остановке. Быстрым шагом дошла до спортивного центра. Зашла внутрь... и резко остановилась. У гардероба стоял Егор. Нашёл всё-таки. Сейчас, чувствую, мне будут мстить за Караганду. Ох, не предвещает его взгляд ничего хорошего. Заметив меня, Егор пошёл в мою сторону. В голове билась одна мысль: "БЕЖАТЬ!!!". Но вот ноги не слушались. Я посмотрела в глаза Егору и была загипнотизирована его взглядом. Поняла, что бежать бессмысленно, всё равно догонит. Егор, тем временем, подходил всё ближе и ближе. Подойдя ко мне практически вплотную, взял за руку и повёл в сторону раздевалок. Зашёл в тренерскую раздевалку и захлопнул за нами дверь. Услышала, как щёлкнула щеколда. Отпустил мою руку и медленно повернулся ко мне. Взгляд угрожающий. Я нервно сглотнула. Сделала шаг назад.
   - Никогда не смей от меня убегать, - шаг в мою сторону. Я сделала ещё шаг назад.
   - Я всё равно всегда найду тебя, где бы ты ни была. - Егор приблизился ещё на один шаг. Отступила назад.
   - А потом накажу за то, что сбежала. - Я сделала шаг назад и почувствовала, что упёрлась спиной в стену. Поняла, что отступать больше некуда. Ну, что ж, как там говорят, лучшая защита - это нападение?
   - Ой-ой-ой, папуля, и что же ты мне сделаешь? Поставишь в угол, или не будешь на улицу выпускать? А может, запрёшь в комнате на неделю? Отберёшь телефон? Или отстегаешь ремнём? - перешла я в наступление. Егор на несколько секунд остолбенел, видимо не ожидая подобной реакции от меня. Потом резко выдохнул.
   - Нет, я накажу тебя по-другому, - хриплым голосом сказал он. И, преодолев расстояние между нами за два шага, поцеловал меня.
   Сначала это был яростный поцелуй. Он сминал мои губы, наказывая меня, целуя грубо и жёстко, крепко прижимая к своему твёрдому телу. Но мне было совсем не страшно. Захотелось схватить его за полы рубашки и притянуть ещё ближе, хотя куда уж ещё-то. Услышала тихий стон. Вот только мой или его не понятно. Меня с головой накрыло возбуждение.
   Постепенно поцелуй изменился, стал более мягкий и нежный. Я подняла руки и обняла Егора за шею. Погладила затылок, от чего он дёрнулся. Почувствовала, как его язык ласково прошелся по моим губам, будто прося прощения за прежнюю грубость. Руки Егора блуждали по моему телу, сжимая и поглаживая. Спустились ниже. Скользнули под попу, подняли повыше. Я обхватила его ногами за талию. В голове мелькнула единственная здравая мысль за последние несколько минут: "Господи, что происходит? Я веду себя совершенно неприлично". Но она быстро испарилась, когда Егор всем телом прижал меня к стене, и я почувствовала его возбуждение. Снова тихий стон. Его губы прошлись по моей щеке, поднялись на висок, поцеловали уголок губ, подбородок, потом вернулись к губам. Почувствовала себя пластилином в его руках. Через несколько секунд, когда я уже практически задыхалась, Егор отпустил мои губы и начал целовать шею. Слегка прикусил чувствительную кожу под ухом, от чего я дернулась и застонала. Кожей почувствовала его улыбку. Потом его губы спускались всё ниже и ниже, прикусывая кожу, а затем зализывая языком место укуса. Он недовольно заворчал, когда наткнулся на мою куртку, которая всё ещё была на мне. Одним движением стащил её с меня и снова начал целовать мою шею.
   Тут, сквозь пелену возбуждения, я услышала стук в дверь. Мы замерли.
   - Егор, открой! - услышали мы из-за двери голос Славы.
   Егор с сожалением посмотрел на меня, нежно поцеловал и поставил на пол. Я подняла свою куртку с пола. Егор подошёл к двери и открыл щеколду. В раздевалку влетел Слава, подозрительно глядя на нас. Покраснела от одной мысли, что он сейчас обо мне думает.
   - Так, ты, - Слава указал на меня, - быстро в раздевалку. Занятие скоро начнётся. А ты, - тут он ткнул пальцем в Егора, - останешься здесь. Нужно поговорить.
   Подняла с пола сумку, которую уронила во время поцелуя, и пошла в женскую раздевалку.
  
   Егор.
  
   Второй раз за день! Взрослый мужик, а от одного её прикосновения схожу с ума. Что со мной происходит?! Вспомнил её реакцию, когда я припёр её к стенке. На самом деле я просто хотел её припугнуть, чтобы больше не убегала от меня. Не собирался ничего такого делать. Но когда она дерзко ответила мне, я понял, что без ума от моей девочки. Не смог сдержаться. Набросился на неё, как пещерный человек! Ужасно, что она обо мне подумала? Хотя, судя по тому, как страстно отвечала на мои поцелуи, она была совсем не против. Снова возбудился от одной мысли о том, как она обхватывает меня ногами, гладит мой затылок, отвечает на мои поцелуи. Мысленно застонал. Если бы не Слава, то... Слава! Друг стоял и смотрел на меня с осуждением. Сейчас меня будут бить. И скорее всего ногами. Слава подошёл поближе и сел на скамейку напротив. Тяжело вздохнул. Похож, нам предстоит серьёзный разговор.
   - Егор, я понимаю, что тебе не терпится затащить Соню в постель, но ты должен понимать, что она не одна из твоих этих девочек на одну ночь, - начал друг.
   - Я понимаю. И я и не думаю, что она такая. Она замечательная, - сказал я. Слава посмотрел на меня с хитрой загадочной улыбкой.
   - Это хорошо, что ты понимаешь. Потому что, хоть ты мне и друг, но за Соньку готов тебе навалять, - уже серьезно добавил приятель. Я кивнул. Слава тяжело вздохнул.
   - Есть одна вещь, которую ты должен знать. Соня тебе не рассказывала, почему она начала заниматься боксом? - спросил Слава. Я отрицательно покачал головой.
   - Когда ей было 18 лет, её пытались изнасиловать. Она шла домой из института вечером. Во дворе к ней прицепились двое парней. Начали приставать. Зажали её в угол. Пока один держал, другой срывал одежду. Она кричала, но не один урод не выглянул из окна на крики, никто не вышел посмотреть, что случилось. Я в тот вечер заходил в гости к друзьям, а они в том же доме, что и она живут. Выхожу из подъезда и вижу Соню и этих сволочей. Побежал разбираться. Пока бил морду одному, упустил второго. Парни сбежали. Соня спросила, могу ли я её научить так драться. Вот так вот мы и познакомились, - закончил друг. Почувствовал, что руки свело от напряжения. Весь Славин рассказ сидел, сжав руки в кулаки так, что побелели костяшки. Захотелось найти этих ублюдков и убить их за то, что они посмели обидеть мою девочку.
   - А они... её... она... - попытался сформулировать вопрос, но не смог. Но Слава понял меня и так. Покачал головой.
   - Нет. Не успели, - несколько минут мы сидели молча. - Знаешь, я иногда думаю, почему она тебя не боится? У неё после этого не было парней. Как только они к ней близко подходили, так она пугалась и бежала от них. Видимо, доверяет она тебе. Так что, ты уж...
   - Слава, я никогда не обижу мою девочку, - серьёзно сказал я. Слава кивнул. Встал со скамейки.
   - Переодевайся, и пойдём на тренировку.
   Слава дождался, пока я переоденусь, и мы пошли в зал. Поискал глазами Соню. Она настороженно смотрела на нас со Славой, явно ища следы побоев. Подошёл к ней. Она вопросительно посмотрела. Волнуется за меня? Это хорошо. Захотелось самодовольно улыбнуться.
   - Всё нормально, - наклонился и шепнул я ей на ушко, а потом нежно мимолётно коснулся её губ своими. Она отскочила от меня. Ну вот. Теперь я вижу, что моя девочка вернулась. Улыбнулся ей.
   Тренировка прошла как всегда. Почувствовал приятное напряжение в мышцах от нагрузки. Слава - всё-таки, отличный тренер. Всю тренировку украдкой наблюдал за Соней. Посмотрел на её стройные ножки, обтянутые тренировочными штанами. Опять почувствовал подступающую волну возбуждения. Потом захотелось убить добрую половину парней из группы. Ну, если не убить, то, как минимум, надавать по фейсу. А она что, не могла одеть штаны посвободнее? Что это? Я ревную? Никогда раньше со мной такого не было. Да уж, крепко моя рыжуля меня зацепила. В мыслях не заметил, как закончилась тренировка. Подошёл к Соне.
   - Встречаемся у гардероба. И не вздумай от меня убегать, - сказал я. Соня только кивнула в ответ и пошла в раздевалку.
   Через 15 минут вышел из раздевалки и увидел, что Соня стоит у гардероба и ждёт меня. Улыбнулся. С удивлением увидел, что она улыбнулась мне в ответ. Почувствовал, что схожу с ума от одной её улыбки. Одел свою куртку, взял Соню за руку и пошёл к выходу. Она, не сопротивляясь, шла следом за мной. Мысленно праздновал маленькую победу над моей маленькой боксёршей. Посадил её в машину, сам сел внутрь. До её дома мы ехали молча. Когда я припарковался у Сониного подъезда, она повернулась и неуверенно посмотрела на меня.
   - Сонь, ты что-то хочешь спросить? - она робко кивнула. Я улыбнулся, протянул руку и ободряюще погладил её ладошку.
   - Егор, мне кажется, что мы торопим события. Мы знакомы всего два дня, а уже... - запнулась она и порозовела от смущения, - ну ты понимаешь. Мне кажется, что ты составил обо мне неправильное представление. Я не целуюсь в первый же день знакомства и вообще... - я положил ладонь на её губы.
   - Я ничего такого о тебе не думаю. И если ты считаешь, что мы торопимся, то можно подождать, - почувствовал на своей ладони её горячее дыхание и понял, что джинсы стали мне на несколько размеров меньше. Мысленно чертыхнулся. Девочка просит подождать, а ты возбуждаешься от одного её дыхания, старый кобель. Погладил её мягкую щечку.
   - Ну, тогда я пойду? - неуверенно сказала Соня. Настолько неуверенно, что у меня возникла мысль, что ей совсем не хочется уходить. Но я быстро прогнал такую мысль. Я кивнул. Соня неуверенно кивнула в ответ, открыла дверь и вышла из машины. Смотрел, как моя девочка всё дальше и дальше уходит от меня.
  
   Глава 4.
  
   Андрей.
  
   Утро началось просто замечательно. Приехал в институт пораньше, чтобы заменить временный пропуск на постоянный. Решив этот вопрос, пошёл в преподавательскую, чтобы выпить кофе. Открыл дверь и замер на пороге. Лиза, в юбке выше колена, стояла на стуле и пыталась что-то достать со шкафа. Туфли стояли рядом со стулом. Она поднялась на носочках и тянулась руками вверх, отчего юбка задиралась ещё выше. Улыбнулся. Это я удачно зашёл. Видимо это продолжалось уже давно, потому что девушка чертыхалась и недовольно ворчала себе под нос. Несколько секунд любовался длинными стройными Лизиными ножками. Подошёл поближе.
   - Помощь не нужна, Елизавета Николаевна? - спросил я. Лиза подпрыгнула от неожиданности, зашаталась и начала падать. Быстро шагнул к ней и обхватил руками за талию. Мои глаза оказались на уровне её груди. Увидел в расстёгнутом вырезе рубашки краешек кружева бюстгальтера. Почувствовал, как накатывает волна возбуждения. Мысленно обругал себя всеми нехорошими словами, которые знаю. Постарался взять себя в руки. Тем временем, Лиза, отойдя от шока, начала вырываться из моих объятий. Сбросила мои руки со своей талии и слезла со стула.
   - Вы напугали меня до смерти, Андрей Юрьевич, - возмущенно сказала она. Я улыбнулся.
   - Что же вы там искали, Елизавета Николаевна? - с удивлением заметил, что Лиза покраснела.
   - Не важно, - пробурчала она.
   - Да ладно вам. Я никому не расскажу, - настаивал я. Она подозрительно посмотрела на меня.
   - Я вам не верю.
   - Честное пионерское! - ответил я. Уж больно интересно, что же там такое.
   - Ну ладно. Я там спрятала коробку конфет, - заметив мой недоумённый взгляд, она добавила, - Это мои любимые конфеты. А если не спрятать, то их сметут за один день. Чай им пить, понимаешь ли, не с чем! Знаю я их, им лишь бы на халяву чего-нибудь поесть! - я рассмеялся. Встал на стул и достал со шкафа коробку с конфетами, которая лежала у самой стены. Протянул Лизе. Та взяла их у меня из рук и пробурчала "спасибо".
   - А я-то думал, что спасителям прекрасных принцесс полагается награда побольше, чем простое "спасибо", - наигранно обиженно протянул я.
   - Большое спасибо, - ответила мне Лиза, делая ударение на первом слове. Я рассмеялся.
   - Нет уж, так не пойдёт, Елизавета Николаевна. Думаю, что достойной наградой для принца будет ужин сегодня вечером.
   - Нет, - отрезала она. Я злорадно рассмеялся про себя.
   - Ну как хотите, Елизавета Николаевна. Но учтите, что если вы не пойдёте со мной на ужин, то я всем расскажу про ваши любимые конфетки, - ну, что ты на это мне скажешь, милая? Мысленно я уже по-злодейски потирал руки. Она возмущённо посмотрела на меня.
   - Вот и верь вам мужикам после этого! - сказала Лиза и пошла к выходу из преподавательской.
   - Значит сегодня после пятой пары я жду вас на стоянке, - бросил я ей вслед. Она обернулась и показала мне язык. Не смог удержаться от смеха. Ну, уж нет, малышка, теперь от меня не уйдёшь.
  
   Лиза.
  
   Пока шла на пару, проанализировала, что только что произошло. Всё-таки Андрей симпатичный. И высокий, я даже на каблуках ниже его ростом, хотя при моём - метр восемьдесят очень трудно найти парня выше себя. Потом вспомнила, как он придержал меня за талию. Такое ощущение, что электрический разряд по позвоночнику пробежал. Задумавшись, на автомате дошла до аудитории. Вошла внутрь и начала лекцию.
   Рабочий день пролетел незаметно. Хотя я и строю из себя стервозную училку, но свою работу очень люблю. В конце дня, уставшая, но довольная, выползла из аудитории. Зашла на кафедру за своими вещами. Наконец-то домой. Одевшись, вышла из института. Пошла по направлению к автобусной остановке.
   - Я так и знал, Елизавета Николаевна, что вы от меня сбежите, - услышала за спиной ехидный голос. Вот чёрт! Так заработалась, что забыла про него. Остановилась и обернулась.
   - Вы забыли, что мы договорились встретиться на стоянке после пар? - улыбаясь, спросил Андрей. - Забыли, что мы с вами хотели поужинать? - продолжал он.
   - Ну, допустим, не мы с вами, а вы со мной, - дерзко ответила я ему. А что? Мы уже не на работе и он уже мне не начальник. Могу сколько хочешь ему хамить. В ответ на моё заявление он улыбнулся ещё шире.
   - Нет, Елизавета Николаевна. Это вы со мной хотели поужинать.
   - Вы меня шантажировали! - выкрикнула я. На нас уже с интересом поглядывали студенты, шедшие из института. Этот негодяй начал смеяться.
   - К-к-к-онфетами? - сквозь смех выдавил он. Я бросила на него злой взгляд. Отсмеявшись, он протянул мне руку.
   - Поехали, Елизавета Николаевна, ужинать. Я сегодня не обедал и ужасно хочу есть, - мне оставалось только взять его за руку и пойти за ним следом. Что бы я не говорила, а приятно чувствовать свою руку в его. Я снова начала мысленно повторять свою мантру: он мне не нравится, он мне не нравится, он мне не нравится... Когда мы вышли на стоянку, он посадил меня в машину и сам сел следом. Всю дорогу ехали молча. Через полчаса мы въехали во двор жилого дома. Я уже начала паниковать. Потом паника сменилась раздражением.
   - Андрей Юрьевич, куда вы меня привезли?! - зашипела я. Андрей повернулся ко мне и улыбнулся.
   - К себе домой, - невозмутимо ответил он.
   - Вы сказали, что мы поужинаем.
   - Ну, да. Мы поужинаем... У меня дома, - после паузы добавил он. Моей злости не было предела. Если он думает, что я с ним буду спать, то он ошибается. Тем временем, Андрей вышел из машины, обошёл её и открыл мне дверь.
   - Я никуда не пойду, - сказала я и сложила руки на груди. Ай, молодец, девочка. И что ты будешь дальше делать? Останешься ночевать в машине?! Хотелось надавать себе подзатыльников.
   - Выходите, Елизавета Николаевна. Не бойтесь, я вас не съем, - я с подозрением посмотрела на него. - И приставать не буду. Если только сами не попросите, - добавил он с улыбкой после паузы. Я нехотя вылезла из машины. Или так, или прощайте любимые конфетки. А конфетками я пожертвовать не могу.
   Вошли в подъезд. В лифт следом за нами вошли ещё два человека. В тесном пространстве кабины я оказалась практически прижата к телу Андрея. Между какими-то этажами лифт затрясся, зашатался из стороны в сторону, и меня бросило на Андрея. Тот подхватил меня и обнял за талию. Я почувствовала, как иголочки наслаждения закололи всё тело. Сверху вниз заглянул в глаза. Какие же они у него красивые! Стало неимоверно жарко. Опустила взгляд на его губы. Боже, какие же они у него соблазнительные! Так и хочется встать на носочки и коснуться его губ своими.
   Пока я об этом думала, люди, ехавшие с нами в лифте, вышли на своём этаже. Мы остались в кабине вдвоём. Андрей отпустил меня и отступил на шаг в сторону. Я, как заворожённая, смотрела на него.
   - Лиз, не смотри на меня так, иначе мне будет очень сложно сдержать своё обещание не приставать, - хриплым голосом сказал он. Я быстро пришла в себя от его обещания. Лифт остановился на нужном этаже, и мы вышли. Андрей открыл дверь в квартиру, придержал её для меня, пропуская вперёд. Когда мы разделись и вымыли руки, он проводил меня на кухню.
   Огляделась, стараясь делать это незаметно. А у него мило. Чисто. Совсем не то, что я ожидала увидеть у парня. Даже на кухне порядок: посуда помыта, ложки-вилки-тарелки стоят по своим местам, на полках ни пылинки. Услышала за спиной грохот. Повернулась.
   - Держи. - Андрей протянул мне кастрюлю. Я недоумённо посмотрела на него.
   - Что это?
   - Вообще-то это кастрюля, - с ехидной улыбочкой ответил он. Я бросила на него осуждающий взгляд.
   - Будешь готовить ужин, - ответил он мне.
   - Что?! А ты не обнаглел ли? - заорала я. Нет, ну вы посмотрите на него, какой гад! Ужин ему готовь!
   - Ну не переживай так. Посуду, так и быть, я помою, - невозмутимым голосом ответил он. А в глазах пляшут смешинки. Смешинки! Тараканы там у него пляшут. Огромные и толстые!
   - Я не буду готовить тебе ужин! - сложила руки на груди. Вот какая я молодец. Вот какая я храбрая. Ага, балда, ты о чём раньше думала, когда к нему в машину садилась?! Надо было орать "помогите, насилуют!", может тогда бы он отвязался?
   - Ты же знаешь, что будет, если ты не приготовишь, - снова начал он меня шантажировать.
   Тяжело вздохнула и, резко выдернув у него из рук кастрюлю, пошла к холодильнику. Проинспектировав его содержимое, решила готовить макароны по-флотски. Подошла к плите. Стала искать сковороду. Так, ну и кто догадался поставить её на верхнюю полку шкафа? А, ну да, точно. Встала на носочки и попыталась достать её с верхней полки. Кончики пальцев скользят по краю ручки, а достать не могу.
   Почувствовала, как к моей спине прижалась твёрдая мужская грудь. Увидела руку, которая потянулась за сковородой. Другая рука опиралась о столешницу рядом с моим бедром. Андрей поставил сковородку передо мной. Я оказалась как в коконе - зажатая между его телом и столешницей и руками по бокам. По телу разлилось приятное возбуждение, которое концентрировалось где-то внизу живота. Андрей провел руками по моим рукам, от плеч до запястий. Снова вернулся вверх и положил свои горячие ладони на плечи.
   - Что ты будешь готовить? - горячий хриплый шёпот обжёг моё ухо. Нервно сглотнула. Собрала остатки самообладания. Так, кажется, он что-то меня спросил?
   - Макароны по-флотски, - просипела я в ответ.
   - Ммм... - промурлыкал мне на ухо. И вдруг совершенно нормальным голосом, - Помощь нужна?
  
   Андрей.
  
   Боже, это какое-то сумасшествие! Хотел только подразнить её, а подразнил сам себя. Хотел показать ей, что она во мне нуждается, так же как и я в ней. А вышло вот что... Вот теперь и сиди весь вечер в полной боевой готовности. Скольких трудов мне стоило взять себя в руки и обратиться к ней нормальным голосом. Увидел затуманенный страстью взгляд моей девочки. Как же хочется продолжить то, что мы начали! Так, мужик, соберись!
   - Помощь нужна? - повторил я свой вопрос. Несколько секунд любовался покрасневшими щечками Лизы. Потом она резко отвернулась от меня обратно к плите.
   - Можете порезать салат, Андрей Юрьевич, - тихо сказала она. Ну вот. Ты её напугал, старый развратник! И ты опять стал Андреем Юрьевичем. Принялся выполнять её поручение. Когда ужин был готов, Лиза начала накрывать на стол. Так, и почему это она ставит только одну тарелку? Сбежать вздумала? Ну, уж нет. Услышал тихий голос Лизы.
   - Вот. Ужин я вам приготовила, Андрей Юрьевич, так что я, пожалуй, пойду, - и она направилась к выходу из кухни.
   - Куда это вы собрались, Елизавета Николаевна? Я вообще-то имел в виду, что вы поужинаете со мной, а не просто приготовите мне его, - сказал я. Она тяжело вздохнула, развернулась, села за стол и вопросительно посмотрела на меня.
   - Ну-с, Андрей Юрьевич, обслуживайте меня! - вот теперь вижу, что вернулась прежняя дерзкая Лиза. Улыбнулся. Начал накрывать на стол. Положив еду на тарелки, сел напротив неё. Мало того, что красавица, умница, так ещё и готовит вкусно. Когда мы закончили есть, я убрал со стола и поставил перед девушкой чай и кусок торта.
   - Ого, какой сервис в вашем ресторане! - глядя на меня с улыбкой, сказала Лиза. Я загляделся на её улыбку. Улыбнулся в ответ.
   - Просто сегодня работают лучшие официанты, - ответил я. Она задорно рассмеялась.
   - Спасибо, всё было очень вкусно, - сказала она, когда мы закончили пить чай.
   - Нет, это тебе спасибо. Ты так вкусно готовишь, просто пальчики оближешь! Слушай, а выходи за меня замуж! - после паузы добавил я в шутку. - А что? Ты мечта любого мужчины. И вообще... - моя улыбка погасла, когда я увидел, что Лиза больше не улыбается и не смеётся. Нервно выронила ложечку и резко встала со стула, так, что тот заскрипел по полу.
   - Лиза, что случилось? Я тебя чем-то обидел? - недоумённо спросил я.
   - Нет, нет. Всё нормально. Просто я вдруг вспомнила, что мне срочно надо домой. У меня там дела, то есть дело, то есть... В общем, не важно. Мне надо идти, простите, пожалуйста, Андрей Юрьевич, - и пошла в сторону коридора. Когда она проходила мимо меня, я поймал её за руку.
   - Лиза, что случилось? Ты можешь мне нормально объяснить? - снова спросил я. Она попыталась выдернуть запястье, но я держал крепко.
   - Ничего не случилось. Просто меня ждут. Мне надо идти, - промямлила она, по-прежнему пытаясь освободить руку. Ну ладно, мы тоже упёртые.
   - Лиза, - уже раздражённо сказал я, - я же вижу, что чем-то обидел тебя. Пожалуйста, объясни мне, что произошло, почему ты вдруг сорвалась куда-то, - она тяжело вздохнула, дёрнула запястье ещё раз и села на стул рядом со мной. Несколько секунд молчала, собираясь с мыслями. Потом неуверенно посмотрела на меня и начала рассказывать безжизненным голосом.
   - Когда я училась в институте на первом курсе, я познакомилась с парнем с пятого курса. Он начал за мной ухаживать. Цветы, подарки, прогулки под луной, свидания, походы в кинотеатр. Я была молодая и покупалась на такой дешёвый развод. Мне льстило, что такой взрослый парень обратил внимания на меня. В общем, я безумно в него влюбилась. Однажды он пригласил меня к себе. Приготовил романтический ужин, свечи, розы, музыка и прочая романтика. Потом мы с ним переспали. В общем-то, я была сама не против, ведь я любила его, о чём и сообщила в тот вечер. А он сказал, что женится на мне и у нас всё будет хорошо. Но после той ночи, он больше никогда не звонил мне. Когда я через несколько дней встретила его в институте, он сказал, что это была шутка. Я не должна на него обижаться. Что они с друзьями поспорили, кто переспит с большим количеством первокурсниц. Я стояла, слушала всё это и не верила своим ушам. А его друзья стояли рядом и ржали надо мной. Это было ужасно унизительно. Такое ощущение, что тебя окатили помоями, и они медленно стекают с тебя. И когда сегодня ты сказал "выходи за меня замуж", да ещё и таким голосом весёлым, я просто вспомнила... Я перестала доверять мужчинам с тех пор. Вот ты, вроде обещаешь, что не расскажешь никому про конфеты, а потом меня тащишь к себе домой и заставляешь готовить тебе ужин. Я понимаю, что... - я накрыл её рот ладонью. Замолчал на несколько секунд, чтобы потушить волны гнева, которые клокотали у меня внутри. Бедная моя девочка. Какая же этот парень сволочь. Вот бы его найти и начистить ему рожу, чтобы неповадно было. Никто не смеет обижать мою девочку! Попытался успокоиться и взять себя в руки.
   - Лиза, прости меня, - сказал я хриплым голосом. - Я не знал. Я бы никогда так не пошутил, если бы знал. Я ужасно виноват перед тобою. Но ты должна знать, что я никогда не поступлю с тобой так, как этот урод. Я готов каждый день завоёвывать твоё доверие. Ты мне небезразлична, и я готов каждый день доказывать, что я достоин тебя, - поморщился от того, что сказал. Как-то я немного перегнул палку с пафосом. Но всё сказанное было правдой, от первого и до последнего слова.
   Лиза убрала мою ладонь от своего лица. Несколько томительных минут вглядывалась в моё лицо. Кивнула. Потом улыбнулась.
   - Ну что же, если выяснение отношений закончено, - наигранно весело сказала она, - то отвезите меня, пожалуйста, домой, Андрей Юрьевич.
  
   Глава 5.
  
   Егор.
  
   Проснулся от звука будильника. Сегодня мне опять снилась Соня. Причем, если бы она узнала, какие сны с её участием мне снятся, никогда бы не стала больше со мной разговаривать. Потянулся, встал с кровати и пошёл в ванную. Позавтракал и поехал за Соней. По дороге думал о наших с ней отношениях.
   Прошла неделя с памятного для меня разговора со Славой. Соня начала немного оттаивать, и пару раз мне даже удалось её поцеловать. Вот какой я молодец! Мне 28 лет, а моя заветная мечта - это поцеловать девушку. Знали бы друзья, засмеяли. Каждое утро подвозил мою девочку в институт, а после занятий - забирал и вёз на тренировку. Всем парням в группе я "вежливо" прояснил ситуацию после одной из тренировок в раздевалке. Больше никто не смел глазеть на моё солнышко. Улыбнулся воспоминаниям.
   Подъехав к Сониному дому, достал телефон, чтобы позвонить ей. На экране высветился незнакомый номер. Взял трубку.
   - Егор Дмитриевич? Это вас Любомиров Анатолий Владимирович беспокоит, - услышал я из трубки. Интересное кино! Сам Любомир мне звонит. Не будь он криминальным авторитетом, я был бы польщен.
   - Добрый день, Анатолий Владимирович, - тон вежливый, но настороженный.
   - До меня дошли слухи, что теперь вы ведете дело Калинина.
   - Это не слухи, совершеннейшая правда, - спокойно ответил я.
   - Сколько вы хотите за то, чтобы проиграть это дело? - спокойно спросил Любомир.
   - Я намереваюсь выиграть это дело. И вам не удастся мне помешать, - уже более раздражённо ответил я. Почувствовал, что начинаю заводиться.
   - Ну что же, Егор Дмитриевич, я вас предупредил, - уже жёстче сказали на той стороне линии.
   - Вы мне угрожаете?! - так, спокойно. Вдох-выдох.
   - Ни в коем случае, что вы. Я просто предупреждаю. Имейте это в виду на будущее, - в трубке раздались гудки.
   Не успел я повесить трубку, как дверь открылась, и в машину запрыгнула Соня. Вся моя злость улеглась, как только я увидел Сонину улыбку. Ммм... Как же я люблю её улыбку. На душе сразу становится спокойнее и все проблемы забываются.
   - Привет, - задорно сказала она. Я наклонился, чтобы поцеловал её в щеку. Пока она не хочет торопиться, приходится довольствоваться и этим. Даром, что её на это уговорил в начале недели. Я почти коснулся её щеки, как вдруг она повернулась ко мне лицом. И вместо щеки я коснулся её губ. Почувствовал их мягкость и немного горьковатый кофейный привкус. Прижался к её губам на несколько секунд дольше. Не нажимая и ничего не требуя. А так и хотелось прижать её к себе покрепче, поцеловать поглубже. Увидел её распахнутые глаза. Резко отстранился от неё. Услышал тихий разочарованный стон. Или послышалось? Может у меня уже галлюцинации начались на почве недосыпа из-за эротических снов?
   - Прости, - хрипло прошептал я.
   - Нет, это я виновата. Не вовремя повернулась, - прошептала она. Не вовремя? Очень даже вовремя! Соня отвернулась к окну. Я завел двигатель и поехал в сторону института. Когда мы были на месте, Соня всё также сидела, отвернувшись от меня, и смотрела в окно. Вдруг в голове всплыли слова Любомира.
   - Сонь, - она повернулась и вопросительно посмотрела на меня, - пожалуйста, будь осторожна, - она только слегка кивнула, открыла дверь и вылезла из машины. Сидел и наблюдал, как моя девочка уходит от меня всё дальше и дальше. Так хотелось догнать её и поцеловать, как следует!
   Нет! Так не пойдёт! Как был, в одной рубашке, выскочил из машины и побежал следом за Соней. Она была уже на полпути к входу в институт. Побежал быстрее. Дотронулся до плеча. Соня остановилась и повернулась ко мне лицом. Уже протянул руку, чтобы обнять её за шею, как почувствовал боль в правом плече. Посмотрел на рукав рубашки, который начал медленно краснеть от крови. Вот чёрт!
  
   Соня.
  
   Вышла из машины и пошла к входу в институт. Пока шла, думала о поцелуе в машине.
   Уже неделю Егор меня мучил. Ну, сколько можно, ей Богу!? Проявил бы хоть немного настойчивости, поцеловал бы по-нормальному! А то всё в щечку, да в щечку. Пришлось даже применить экстренные меры сегодня утром. Вспомнила его тёплые и твёрдые губы. Когда он отстранился, постаралась подавить стон неудовольствия. Так и хотелось взять его за плечи и прижать к себе. Что же он такой непонятливый? Хотя, чему я удивляюсь, сама ведь просила его не торопиться. Я ему благодарна за это должна быть.
   Услышала за спиной топот ног. Потом почувствовала руку на своём плече. Остановилась и обернулась. Егор? Он протянул ко мне руку, как вдруг странно дернулся. И в следующую минуту я увидела, как рукав его рубашки на правом плече покраснел. Это что, кровь? Уже через несколько секунд я лежала на земле, а Егор прикрывал меня сверху своим телом. Услышала крики вокруг. Народ недоумённо смотрел на нас, лежащих на земле в луже.
   Егор, оглядевшись вокруг, поднялся. Протянул мне руку и помог встать. Потом осмотрел меня с ног до головы и крепко обнял, уткнувшись лицом в мою макушку.
   - С тобой всё в порядке? - услышала я его голос, немного приглушенный моими волосами. Сил говорить не было, и я только кивнула.
   - Поехали отсюда, - Егор взял меня за руку и практически бегом повёл к своей машине. Я, всё ещё находясь в состоянии шока, покорно плелась за ним.
   Егор посадил меня в машину и сел за руль. Потом достал с заднего сидения свою куртку и укутал меня в неё. Взял моё лицо в свои ладони, заглянул в глаза.
   - Испугалась? - тихо спросил он. Я только кивнула. Он нежно коснулся моих губ поцелуем. С нежного поцелуй понемногу становился жёстким и более грубым. Будто он вкладывал все свои негативные эмоции в этот поцелуй. Егор раскрыл мои губы языком, скользнул внутрь. Страстные губы и, в тоже время, мягкие и нежные поглаживания языка. Подалась ему навстречу. А что? У меня тоже стресс! Провела языком по его нижней губе. Услышала тихий стон.
   Вдруг поцелуй закончился. С трудом открыла глаза. Егор отвернулся от меня и заводил машину.
   - Прости, - уже второй раз за это утро хрипло прошептал он. Прости?! Да он что издевается надо мной?! Опустила взгляд на его плечо. Вот же..!
   - Егор, тебе надо в больницу, - сказала я.
   - Нет. Пуля прошла на вылет, кость не задета. Так что все будет нормально, - отрезал этот упрямец.
   - Егор! Я тебе говорю, что нам надо поехать в больницу! - практически заорала я.
   - А я тебе ещё раз повторяю, мы никуда не поедем! - проорал он в ответ. Я почувствовала, что начала покрываться пятнами от гнева. Этот болван истекает кровью, ему срочно надо зашить плечо, а он мне "нет" и "нет". Сложила руки на груди и, надув губы, отвернулась к окну. Увидела незнакомый пейзаж.
   - Егор? Куда мы едем?
   - Ко мне домой. Ты же не хочешь в таком виде встретиться со своими родителями? - спокойно ответил он. Опустила взгляд вниз. Да уж. Куртка промокла практически насквозь, на джинсах дырка на правом колене. Вдобавок они все мокрые и грязные. Егор прав, в таком виде лучше родителям на глаза не появляться. Мелькнула мысль, что мы можем заехать в магазин. Ага, чтобы Егор там истек кровью и умер у меня на руках. Нетушки. Из двух зол я выбираю квартиру Егора.
   Через какое-то время въехали во двор жилого дома. Егор припарковался у подъезда. Вышел из машины, открыл мне дверь. Я вылезла из машины и покорно вошла за ним в ближайший подъезд. Пока шла за ним, увидела, что он придерживает правую руку левой, чтобы та меньше двигалась. Какой же он упрямый! Ведь больно же, я вижу. Надо было ехать в больницу!
   На 10 этаже Егор с трудом открыл дверь в квартиру и пропустил меня внутрь. Провел меня в ванную и велел оставаться там. Через несколько минут Егор вернулся.
   - Вот, - протянул мне полотенце и стопку вещей, - Всё чистое. Если будут длинными рукава, подвернёшь.
   Я кивнула. Егор развернулся и вышел из ванной. С удовольствием скинула с себя мокрую и грязную одежду на пол. Залезла под душ. Некоторое время просто стояла под струями воды. Приняв душ, вытерлась и надела принесенную одежду. Огляделась по сторонам, чтобы куда-то деть грязную одежду. Пожалуй, надо всё же спросить у хозяина квартиры. Выглянула в коридор. Егора нигде не было. Услышала, как что-то загремело, пошла на звук. На кухне увидела Егора, который стоял в одних брюках перед одним из многочисленных шкафчиков. Окровавленная рубашка валялась на полу. Егор пытался левой рукой обработать рану перекисью. Какой же упрямый болван!
   Громко топая, подошла к парню. Он резко обернулся на звук моих шагов. Взяла у него из рук ватку и бутылочку с перекисью и стала обрабатывать кожу вокруг раны. Егор смотрел на меня сверху вниз.
   - Ты когда-нибудь зашивала раны? - спросил он.
   - Конечно, нет! Послушай, Егор, тебе надо показать плечо врачу. Вдруг задета кость или пуля застряла... - Егор накрыл мой рот ладонью.
   - Ты зашьёшь или я сам это сделаю, - сказал он. Я поджала губы, но кивнула. Егор мне улыбнулся и поднял подбородок рукой.
   - Всё будет хорошо. Ты справишься. И со мной всё будет нормально, - спокойным голосом сказал он. Наклонился и коснулся губ лёгким поцелуем. Потом развернулся и вышел из кухни. Через несколько минут пришёл с длинной загнутой иголкой, ниткой и спиртом.
   - Я вижу, с тобой не первый раз происходит подобное, да? - проворчала я. Егор только улыбнулся. Протёр иглу спиртом, вставил в неё нить, протянул мне и сел на табурет передо мной.
   Господи, Боже мой! Мне совсем не страшно, совсем не страшно, пыталась я уговорить свои трясущиеся руки. Несколько раз глубоко вздохнула. Всё, надо взять себя в руки. Вздохнула ещё раз и начала зашивать рану. Если я и делала Егору больно, то он не подавал виду.
   Когда я всё закончила, ноги отказались меня держать, и я медленно села на стул. Егор протянул здоровую руку и погладил меня по щеке.
   - Ну, вот видишь, совсем не страшно, - с мягкой улыбкой сказал он. Ещё несколько раз погладил большим пальцем по щеке, глядя в глаза, - Пойду в душ.
   А я так и осталась сидеть на стуле.
  
   Глава 6.
  
   Егор.
  
   В ванной с трудом стянул с себя брюки. Прислонился к стене, чтобы не упасть. Несколько минут собирался с силами, чтобы зайти в душ. Чёрт, как же болит плечо. Надо будет потихоньку, чтобы Соня не заметила, выпить таблетку обезболивающего. А может и две.
   После душа вернулся на кухню. Соня всё также сидела на стуле. Вот только она уткнулась лицом в руки, лежащие на столе, а плечи подрагивали. Ну, молодец, мужик! Заставил своё солнышко плакать. Подскочил к Соне, присел перед ней на корточки и нежно провёл рукой по спине. Она резко подняла голову. Глаза и нос покраснели от слёз.
   - Что случилось? У тебя что-то болит? - ужасно испугался за мою девочку. Вдруг я просмотрел какую-то рану у неё? Она отрицательно покачала головой.
   - Я просто испугалась за тебя, - я притянул Соню в свои объятья. Меня накрыла волна нежности к моей маленькой рыжуле. Она зашмыгала носом и уткнулась лбом мне в грудь. Поцеловал её макушку. Сделал вдох поглубже. Вот *цензура*! Возбудился от того, что Соня пахла моим гелем для душа. Всё во мне закричало "МОЯ!!!". Надо взять себя в руки. Девочка напугана, а я думаю неизвестно о чём.
   Поднял её на руки и, игнорируя боль в руке, понёс в комнату на диван.
   - Егор, рука! - воскликнула она и начала вырываться. Я, молча, продолжил идти дальше. В гостиной посадил её на диван. Сам сел рядом и прижал к своей груди. Вскоре Сонины всхлипы затихли. Только теперь её трясла крупная дрожь. Обнял её ещё крепче, хотя куда уж ещё сильнее, успокаивающе начал гладить по спине. Почувствовал, как от каждого прикосновения к ней по моему телу разбегаются искорки возбуждения. Мысленно дал себе пинка, чтобы успокоиться.
   Через несколько минут, почувствовал прикосновение её губ к своей голой груди. Рвано вздохнул. Возбуждение грозило перелиться через край. Тем временем, Сонины губы поднимались всё выше и выше. Поцелуй в ключицу. Потом в ямочку между шеей и плечом. Боже, как же я её хочу! Ещё немного наслажусь её прикосновениями и отпущу её. Ммм... Ещё немного...
   С трудом держал свои загребущие лапы подальше от сладкого и такого желанного тела. Сонины губы были уже на моей шее. Мягко прикусила мочку уха. Чуть не подпрыгнул на месте от горячего прикосновения её языка. Надо срочно остановить её! У неё просто нервное перенапряжение от стресса. Шок! Я не могу этим воспользоваться! Надо остановить её срочно, пока я не занялся с ней любовью прямо тут, на диване.
   - Я ужасно хочу тебя, - горячее дыхание опалило моё ухо. Чертыхаясь, вскочил с дивана и подошёл к окну. Прислонился лбом к прохладному стеклу. В комнате повисла напряженная тишина. Несколько минут пытался успокоиться.
   - Он тебе рассказал, да? - услышал шёпот за спиной. Повернулся и вопросительно посмотрел на Соню. В её глазах стояли слёзы.
   - Слава. Рассказал тебе, как меня чуть не изнасиловали, - тихим безжизненным голосом пояснила она, - Да, я всё понимаю. Теперь тебе наверно противно со мной. Как можно хотеть такую... - недослушав, быстро подошёл к ней, взял её ладошку и приложил к своему напряжённому паху. Увидел, как расширились её глазки от удивления.
   - По-твоему, я тебя не хочу? - хриплым голосом спросил я. Она робко погладила меня. Лёгкие, едва ощутимые касания свели меня с ума. Еле смог сдержать стон. Все мои попытки взять себя в руки несколько минут назад провалились после всего одного касания моей любимой девочки. Не смог удержаться от поцелуя.
   Резко дёрнув её за руку, поднял на ноги и впился в её нежные губы. Соня провела своими ладошками по моей шее, затылку, потом спустилась на спину. Хрипло застонал. Крепко прижался бедрами к её животу, показывая, как хочу её. Услышал ещё один стон. На этот раз Сонин. Почувствовал, как она провела своими горячими ладошками вдоль позвоночника и обратно. Просунул ладони ей под толстовку, провел рукой по гладкой нежной тёплой коже её спины. Что же я творю?! Надо срочно остановиться, иначе потом будет уже поздно! Соня просила подождать, не торопиться.
   Со стоном прервал поцелуй и резко отстранился от неё. Отошёл на несколько шагов назад. Соня недоумённо и обиженно смотрела на меня. Оглядел её лицо. Глаза подёрнуты дымкой желания. Губы покраснели и распухли от моих поцелуев. Захотелось снова притянуть её к себе, опустить на диван и заняться с ней любовью. Вот *цензура*! Попытался собрать разбежавшиеся мысли в кучку.
   - Мы не должны. Ты... У тебя стресс. Завтра ты об этом пожалеешь. Ты просто испугалась из-за выстрела, - всё, что мне удалось выжать из себя. Она сделала несколько шагов ко мне. Положила ладонь на грудь. Провела вверх-вниз.
   - Так заставь меня забыть обо всём этом, - встав на цыпочки, прошептала она. Потянулась ко мне и коснулась губами моих губ. Не смог удержаться от ещё одного поцелуя. Потом негрубо оттолкнул её от себя. Сделал несколько глубоких вдохов. Отвернулся, чтобы не видеть Соню.
   - Так нельзя. Завтра утром ты меня возненавидишь за это. Мы не можем... - сказал я. Часть меня говорила, что я прав, но другая, бОльшая часть, кричала, "ХОЧУ!". С трудом поборов "хочу" решил следовать зову "нельзя". Соня тяжело вздохнула. Мне даже послышалось что-то вроде "вот болван". В следующую секунду услышал шорох. Обернулся.
   Соня стояла в дверях... в одном бюстгальтере и моих шортах. Моя же толстовка валялась перед диваном. С трудом сглотнул.
   - Что ты делаешь? - сипло выдохнул я.
   - Собираюсь пойти переодеться в свою одежду. Не могу же я ехать домой в твоей, - она дернула завязки на шортах, и те, будучи на несколько размеров больше, упали на пол, открывая её соблазнительные ножки. Сжал руки в кулаки, чтобы сдержаться и не обнять её.
   Соня, повернувшись ко мне спиной, пошла в сторону ванной. Никогда не думал, что меня будут возбуждать простые хлопчатобумажные трусики. Смотрел, как Соня идёт, мягко покачивая своими соблазнительными бёдрами. Напряжение в паху стало нестерпимым. Захотелось проверить, такая ли мягкая на ощупь кожа её бёдер, как на взгляд. Несколько секунд боролся с собой. Мозг кричал "остановись", но ноги уже его не слушали.
   Всего в несколько шагов нагнал её, развернул к себе и, прижав к стене, грубо набросился на её рот. А что? Не надо было меня заводить. Услышал её громкий стон. Что ж, похоже, она не против.
   Поднял её повыше, держа ладонями под попку. Соня обвила меня ногами вокруг пояса. Поцелуй из грубого превратился в нежный и ласковый. Провёл языком по её нежным губам, прося прощение за грубость. Опустился ниже, целуя её мягкую щечку, ушко, плечо. Соня изогнула шею, давая мне больший доступ. Моя девочка издавала тихие стоны, которые заводили меня ещё больше. Оторвался на несколько секунд от такого любимого и соблазнительного тела. Заглянул в глаза.
   - Ты уверена? - всё, что смог выдавить из себя. Увидел гнев в её глазах.
   - Если ты ещё раз о чём-то подобном заикнёшься, то я тебя стукну! - прошипела Соня. Усмехнулся и вернулся к её шейке. Перехватив поудобнее, и не переставая целовать, понёс её в спальню.
   В комнате положил её на кровать. Нехотя отстранился от неё, окинул взглядом её фигурку. Грудь, обтянутая бюстгальтером, быстро поднималась и опускалась. Руки раскинуты в разные стороны. Волосы разметались по покрывалу. Губы, покрасневшие и немного опухшие. Увидел, как розовый язычок скользнул по нижней губе, увлажняя её. Застонал и снова жадно накинулся на её ротик.
   Провёл руками вдоль тела. Задержался на груди. Скользнул под кружево бюстгальтера и обвёл большим пальцем сосок. Соня тихо застонала и выгнула спину навстречу моей руке. Совсем обнаглев, спустил зубами кружево со второй груди и втянул сосок в рот. Слегка прикусил, а потом зализал укус. Соня начала мотать головой из стороны в сторону.
  
   Соня.
  
   Ну, наконец-то! Боже, сколько сил мне пришлось приложить, чтобы соблазнить этого упрямца! Теперь, чувствуя тяжесть его тела, его губы на своей груди, с трудом сдерживала стоны. Тело отказывалось подчиняться и жило по своим законам. Почувствовала, как горячие губы переместились на мой живот, потом ещё ниже. Пальцы проникли под трусики. Стянул их с меня. Мягкие, нежные поглаживания, сводящие с ума. Егор безошибочно нашёл мою чувствительную точку. Провёл пальцами, скользнул глубже. Уже не сдерживаясь, застонала в голос. Было совершенно наплевать, что кто-то может услышать. Хотелось только подаваться навстречу длинным пальцам и нежным губам, которые снова скользили по моей груди.
   Наклонился и провёл губами по моим губам. Нежно, легко, дразня. Обхватила его голову руками и притянула поближе. Прижалась к нему крепче. Почувствовала, что прикасаюсь голой кожей к его груди. Когда он успел снять с меня лифчик?
   Обхватила ногами. Почувствовала, что Егор всё ещё был в штанах. Провела ладонями по спине, задевая резинку и стягивая их вниз. Он отстранился от меня и тяжело задышал, глядя мне в глаза.
   - Ты точно не пожалеешь утром? - хрипло спросил он. Нет, ну, он что, издевается надо мной?
   - Я тебя сейчас укушу! - резко перевернулась и оказалась сидящей на нём верхом.
   - Обещаешь? - сказал он с хитрой улыбкой, глядя на меня снизу вверх. Я, немного поёрзав, наклонилась ниже и крепко поцеловала его. Почувствовала под собой его горячую плоть. Его руки нежно гладили бёдра. Сдержав обещание, несильно прикусила его нижнюю губу.
   И я уже лежу спиной на кровати. Сверху меня придавливает горячее твёрдое мужское тело. Егор заглянул мне в глаза. Прерывисто задышала, почувствовав, как он медленно входит в меня. Я судорожно хваталась за его плечи. Воздуха катастрофически не хватало.
   - Пожалуйста, - простонала я, надавливая пятками на спину Егору.
   - Ты такая узкая, я боюсь сделать тебе больно, - хрипло прошептал он, замирая.
   - Если ты сейчас не продолжишь, то я... - стремительный рывок, поцелуй в губы. Почувствовала боль внизу живота. Егор остановился и вопросительно посмотрел на меня. Я подняла бёдра вверх, требуя продолжения, и Егор со стоном набросился на мой рот, целуя, как безумный. Боль ушла, оставив после себя только лёгкий дискомфорт. Но и тот ушёл, как только Егор начал двигаться.
   Егор не оставил без ласки, поцелуев и прикосновений ни один участок моего тела, до которого мог сейчас дотянуться. Его руки были, казалось, повсюду. Губы то нежно целовали, то несильно, но ощутимо, прикусывали кожу. Всё это сводило меня с ума, подводило к грани. Удовольствие накрывало меня с головой. Откинув голову назад, выгнув тело, я почувствовала, как меня сотрясает дрожь удовольствия. Через несколько секунд, сквозь пелену страсти и возбуждения, услышала хриплый стон Егора и почувствовала его содрогания внутри.
   Прижав меня к кровати всем телом, он прислонился влажным лбом к моему плечу. Повернул голову и поцеловал в шею.
   - Ты в порядке? - хриплый шёпот опалил ухо. От этого по спине побежали мурашки. Почувствовала, как остывшее было возбуждение снова начало набирать обороты. Но сил не было даже на то, чтобы повернуться к нему и ответить. Поэтому, я только кивнула в ответ.
   Через несколько секунд Егор перевернулся на спину, и я оказалась на нём. Положив голову на его грудь, я слушала постепенно успокаивающийся ритм его сердца. Подняла голову и посмотрела Егору в глаза. Точнее хотела посмотреть, потому, как его глаза были закрыты. Потрясла за плечо.
   Плечо! Вот чёрт! Позвала Егора по имени. Он не открывал глаза. Перепугалась не на шутку. Вспомнила что-то из школьного курса ОБЖ. Похлопала по щекам. Через несколько секунд Егор открыл глаза. Схватил меня за руку, занесённую для новой пощёчины.
   - Ну вот, а говорила, что не пожалеешь и обещала не бить, - с улыбкой прошептал он. От облегчения, что он пришёл в себя, я расплакалась. Егор провёл рукой по моим щекам, вытирая дорожки слёз. Притянул к себе и крепко поцеловал.
   - Что ты плачешь, глупая. Всё же хорошо, - сказал он, оторвавшись от моих губ.
   - Нет, не хорошо, - ответила я, всхлипывая, - У тебя рана, а мы тут, а я... я тебя до обморока довела, - сказала я между всхлипами.
   - Да, ты умопомрачительная девушка, - он улыбнулся и снова поцеловал. Оторвавшись от моих губ, провёл пальцами по щекам, стирая последние слёзы. После, положила голову ему на грудь, а одно бедро закинула ему на ноги. Свободной рукой очень аккуратно и нежно поглаживала травмированное плечо. Он довольно хмыкнул, обнял покрепче и поцеловал меня в макушку.
   Несколько минут просто лежала, наслаждаясь объятьями Егора. Он лениво водил пальцами вдоль моего позвоночника от бёдер до шеи, от чего по всему телу бегали мурашки возбуждения. Хотелось выгнуть спину, как кошка и замурлыкать. Немного подняв голову, потёрлась губами о его шею. А что? Не мне же одной страдать. Егор шумно выдохнул. Руки на моей спине замерли, несильно сжав кожу.
   - Не делай так! - прохрипел он. Я ещё раз провела губами по его коже, чуть-чуть задевая языком.
   - Как? Так? - спросила я, хитро улыбаясь. Егор смог только кивнуть.
   - Я ужасно тебя хочу, но ещё нельзя. Слишком рано. Тебе, наверно, больно, - хрипло добавил он после небольшой паузы. Я возвела глаза к потолку. Господи, ну за что мне всё это? Почему он такой упрямый? Приподнялась на локте и, резко перекинув ногу, села на него.
   - Что ты делаешь? - прошептал Егор.
   - Разве не видно? Раз ты не хочешь по-хорошему, то придётся тебя соблазнить ещё раз, - ответила я. В глазах Егора отразилось недоумение.
   - Ещё раз? - спросил он, потом в его глазах начало появляться понимание ситуации, - Так ты... всё это специально... да ты..! Ты..! Я буду мстить, и мстя моя будет страшна! - прошипел он.
   В следующую секунду я уже лежала на спине, придавленная горячим телом Егора. Наконец-то! Жадный поцелуй. Потом его губы уже на моей шее прикусывают кожу. Мягкие касания языка, зализывающего укусы. И вот уже они ласкают мою грудь. Я застонала, выгнула тело навстречу его горячим губам. Сквозь стон и пелену страсти прорвался посторонний звук.
   - Егор, телефон, - прохрипела я. Он поднял на меня затуманенные страстью глаза. На несколько секунд замер, словно приходя в себя. Потом наклонился и крепко, но быстро поцеловал в губы и со стоном отстранился.
   - Запомни на чём мы остановились. Начнём с этого места, - прошептал мне в губы. Протянул руку к тумбочке и взял мобильный телефон.
  
   Егор.
  
   Я убью Лёшу! Ну, после того, как смогу насытится Соней. А произойдёт это, чувствую, ой как нескоро. Такая страстная девочка и вся моя. Целиком и полностью. Теперь уж она точно от меня никуда не денется! Внутренне уже праздновал триумф. Вспомнил про телефон в руке.
   - Надеюсь у тебя что-то срочное, иначе ... - прорычал я, но договорить мне не дали.
   - Егор? Слава Богу! - услышал я взволнованный голос своего друга. - Ты в порядке? Где ты? Нужна помощь? Я сейчас приеду, только адрес назови... - продолжал Лёша.
   - Лёха, успокойся. Со мной всё нормально. Я дома с Соней, - попытался я успокоить его. - Что-то случилось?
   - Я пришёл на работу, а Сергей говорит, тебя нет. А потом курьер принёс фотографии. А там ты... Я думал он тебя... - я снова прервал Лёшу на полуслове.
   - Какие фотографии? - недоумённо спросил я. Сел на кровати. Потёр лицо ладонью, пытаясь собрать мысли в кучку. Соня села рядом и успокаивающе погладила меня ладошкой по спине. Вот чёрт! Это совсем не способствует успокоению. Наоборот, угасшее возбуждение стало набирать силу. Услышал, как Лёша что-то говорил мне. Не разобрал ни слова. Возбуждённый разум отказывался мыслить здраво.
   - Лёш! Я сейчас приеду в офис, и там поговорим, - сказал я ему. Попрощавшись, положил трубку.
   - Что-то случилось? - взволнованно спросила Соня. Повернулся к моей девочке, заглянул в глаза и ласково поцеловал. Почувствовал, как она подалась мне навстречу. *Цензура!* Хотелось положить её на кровать и снова заняться с ней любовью. Но в офисе меня ждал Лёша. Грёбаная работа! С сожалением отстранился от Сониных губ. Провёл по ним большим пальцем.
   - Я должен ехать на работу, - сказал я. Соня испуганно подпрыгнула и начала озираться по сторонам.
   - Сколько сейчас времени? - взволнованно спросила она. Посмотрел на часы на телефоне.
   - Десять часов. А что? - недоумённо спросил я. Она, как была, голая, подскочила с кровати и начала судорожно метаться по комнате, собирая одежду и натягивая её на ходу. Лёг на спину, положив здоровую руку под голову. С улыбкой наблюдал, как она скачет по комнате в одних трусиках, поднимая одежду с пола. Почувствовал новое возбуждение от вида её бёдер. Под спиной что-то мешалось. Выудил предмет. Ммм... Кружевной бюстгальтер. Не его ли она случайно ищет? С коварной улыбкой зажал находку в руке.
   - Мне срочно надо в универ. Я уже опоздала на первую пару. Нельзя остальные прогуливать, - пыхтя, ответила она. Когда Соня подошла поближе к кровати, схватил её за руку и резко дёрнул, отчего она с криком повалилась на меня. Ласково провёл по спине руками.
   - Ты моя маленькая ботаничка, - с улыбкой прошептал я и поцеловал. Несколько секунд она отвечала на поцелуй, а потом начала вырываться из моих объятий. Подняла голову и посмотрела в глаза.
   - Я не ботаничка. Просто, если ты учишься, то ты учишься, а не балду гоняешь, - грозно сверкая глазами сказала она, - Егор, отпусти меня. Тебе надо на работу, мне в институт, - и уже тише после небольшой паузы она добавила, - ты, случайно, не видел мой лифчик?
   Я с хитрой улыбкой показал ей свою добычу. Она протянула руку за ним, но я тут же поднял его повыше, чтобы она не смогла достать.
   - Егор, хватит валять дурака, - строго сказала моя девочка, всё ещё пытаясь дотянуться до бюстгальтера. - Мы опаздываем. Отдай!
   - А что мне за это будет? - хитро протянул я. - Хочу поцелуй! И сейчас! - предъявил я свой ультиматум. Соня со вздохом наклонилась ко мне и быстро коснулась губ.
   - Ладно, будем считать это авансом. Но учти, ты мне будешь должна, - рассмеялся я. Соня выхватила у меня из рук лифчик и, отойдя на несколько шагов и надевая его, показала мне язык. Я засмеялся.
   - Ох, жалко нет у меня под рукой ремня, - ворчливо сказал я, вставая и одеваясь. Соня задорно рассмеялась. Через несколько минут мы уже ехали в институт. Приехав, припарковался недалеко от входа. Не дожидаясь разрешения, притянул Соню к себе и крепко поцеловал.
   - Во сколько ты сегодня заканчиваешь? - хрипло прошептал ей на ухо. Она громко сглотнула, прочистила горло.
   - В шесть.
   - Хорошо, тогда я за тобой приеду к шести, - всё также шепча, сказал я. Ещё раз страстно поцеловал мою малышку и с сожалением отпустил. Последний раз провёл пальцами по губам, щекам и нежной шейке. Чмокнул в носик.
   - Ну, иди уже. Иначе ты вообще сегодня не попадёшь на пары.
   Соня открыла дверь и вылезла из машины.
   - Я буду скучать, - крикнул я ей в ещё открытую дверь.
   - Я тоже, - робко прошептала она в ответ, улыбнулась и захлопнула дверь. Наблюдал за Соней до тех пор, пока она не зашла в институт. Потом завёл машину и поехал на работу. Будем разбираться, что там стряслось.
  
   Глава 7.
  
   Лиза.
  
   Ненавижу своего начальника! Точнее помощника своего начальника. Берсентьев Андрей Юрьевич, чтоб его! После того случая с конфетами, больше недели назад, он ходит весь такой вежливый. В глаза заглядывает. Достал просто! Я-то наивно предполагала, что после моего жалобного рассказа про моего бывшего, он такого стрекача от меня даст, не догонишь. А он наоборот. Хотя, трудно обмануть саму себя, я вовсе не хотела, чтобы он от меня убегал. Наоборот, хотелось, чтобы прижал к себе покрепче и никогда не отпускал.
   Заметила, что конфеты, которые я по-прежнему прячу на шкафу, волшебным образом пополняются, как только я их съедаю. На заседаниях кафедры чувствую на себе его взгляд. Только повернусь к нему, как он начинает лыбиться своей соблазнительной улыбкой. Я уже начинаю сходить с ума от его улыбки и синих глаз. А ещё этот хриплый голос... Какой же он у него сексуальный... Нет, нет и ещё раз нет! Он такой же, как все. Добьётся своего, разобьёт мне сердце, да ещё и на осколках потанцует. Каждый день пыталась его забыть, но мысленно снова и снова возвращалась к Андрею.
   Думала обо всём этом по дороге в институт. Снова первая пара. Я, конечно, люблю преподавать, но вот первые пары терпеть не могу.
   Засыпая на ходу, вошла в аудиторию. Дождалась, пока студенты рассядутся, и начала читать лекцию. За рассказом о любимом предмете, проснулась и не заметила, как пролетели полтора часа. Закончив лекцию, пошла на кафедру. Зайдя в преподавательскую, услышала женские причитания. Тяжело вздохнула. Как же они надоели своими стонами! Ну, и что там на этот раз стряслось?
   - Горе-то какое, - со слезами на глазах говорила одна из наших преподавательниц. - Такой молодой ещё, а инвалидом на всю жизнь останется.
   - Что случилось-то, Светлана Львовна? - спросила я.
   - Ой, Лизонька, а ты ещё не слышала? Андрей-то в аварию попал. В выходные, три дня назад, ночью на трассе, - я медленно села на стул. В ушах зашумело. На глаза навернулись слёзы. Руки тряслись, как у алкоголика со стажем. Я должна срочно его увидеть. Резко вскочила со стула.
   - Светлана Львовна, в какой он больнице? - почти выкрикнула я. Она назвала номер, и я выскочила в коридор. До остановки неслась, как сумасшедшая. Все знакомые студенты смотрели на меня, вытаращив глаза, и ошарашено здоровались. Мне было совершенно наплевать, что они подумают. Сейчас было важнее увидеть Андрея.
   В голове билась одна мысль: я его люблю! Нет, не так. Я ЕГО ЛЮБЛЮ! Такого наглого, самонадеянного, мерзкого, противного, но такого милого и такого моего. Мы знакомы всего чуть больше недели. Может ли человек влюбиться за неделю? Определённо. Сейчас было плевать, что он может разбить мне сердце. Важнее было помочь ему.
   Через час была в больнице. Повезло, попала в приёмный день и время. Надев бахилы и халат, понеслась на нужный этаж, перепрыгивая через несколько ступеней. Поднявшись на этаж, пошла искать палату.
   - Девушка, вы куда? - услышала я оклик. Обернулась. У стола дежурного стояла молоденькая медсестра.
   - Вам туда нельзя. Вход в палаты только для родственников, - сердито продолжала девушка.
   - Я... Я невеста Берсентьева Андрея Юрьевича, - ляпнула я, не подумав.
   - Хорошо, что вы приехали. А то у женишка вашего родственников-то никаких нет. Совсем он один. Третий день уже его никто не навещает. Пойдёмте, - я покорно поплелась следом за медсестрой.
   Войдя в палату, увидела Андрея, лежащего на кровати. От вида многочисленных проводков, отходивших от его тела, на глаза навернулись слёзы. Медленно подошла к нему и провела рукой по его плечу. Наклонившись, коснулась губами его губ. Заметила свои слёзы на его щеках. Полезла в сумку за платками. Повернувшись, увидела, что Андрей смотрит на меня. Робко улыбнулась и стёрла капельки своих слёз с его лица.
   - Как ты себя чувствуешь? Ты вообще можешь говорить? - сбивчиво прошептала я.
   - Нормально. Да, - сипло прошептал он в ответ и после паузы добавил, - поцелуй меня ещё раз.
   Вот нахал. Я неслась к нему, думала он при смерти, а он тут... Метнула на него злобный взгляд.
   - Не буду я тебя целовать. Я вообще думала, что ты ничего не чувствуешь! - проворчала я.
   - Оставлю вас наедине с вашей невестой, - услышала я голос медсестры. Вот чёрт! А я совсем про неё забыла!
   - Невестой? - с хитрой улыбкой довольного котяры спросил он. Я не успела начать оправдываться, как Андрей уже поймал меня за руку и несильно потянул на себя. Увидев его лицо совсем близко, зажмурила глаза. Через несколько секунд почувствовала нежный поцелуй. Мягкое скольжение языка. Зубы слегка прихватили мою нижнюю губу. Тут же снова поглаживание языка. Подалась навстречу. Услышав хриплый стон, испуганно отстранилась.
   - Что? У тебя что-то болит? - взволнованно спросила я.
   - Да, но тебе ещё рано видеть эту часть моего тела без одежды, - с довольной улыбкой ответил он. Я фыркнула. Напыщенный, самодовольный, надменный павлин! Ненавижу его! И люблю. Мысленно застонала. И как меня угораздило..?
   Встала с кровати.
   - Я вижу, ты не при смерти. Так что я, пожалуй, пойду, - сказала я. Развернулась и пошла в сторону двери.
   - Лиза, подожди, - услышала я за спиной. Остановилась и посмотрела на Андрея через плечо.
   - Прости меня, пожалуйста. Я обещаю себя хорошо вести, только, пожалуйста, не уходи, - тихо сказал он. От его просящего тона сердце заныло. Ну не могу я уйти, когда он так страдает. Подошла ближе и снова села на кровать. Андрей взял мою руку и слегка погладил.
   - Пожалуйста, не уходи, - ещё раз тихо повторил он. Я кивнула.
  
   Андрей.
  
   От этого простого движения моё сердце запело. Она останется! Всё тело жутко болело, но от одной мысли, что моя малышка будет рядом, любая боль отступала. Слегка улыбнулся ей уголком губ. Нежно погладил её ладошку. Устало откинул голову на подушку и прикрыл глаза. Лиза тихо сидела со мной рядом. Сам не заметил, как заснул.
   Опять приснилось, как еду по трассе, а встречная машина вылетает на мою полосу. Фура передо мной тормозит, и я въезжаю в неё. С ужасом проснулся и попытался сесть на кровати. Увидел рядом испуганное лицо Лизы.
   - Что с тобой? Тебе плохо? Может доктора позвать? - озабоченно спросила она. Я отрицательно покачал головой.
   - Тогда я позову медсестру, чтобы тебе дали снотворное, - Лиза уже развернулась и пошла в сторону выхода. Поймал её за руку. Потянул на себя. Она недоумённо посмотрела на меня.
   - Полежи со мной, пожалуйста, - хриплым голосом попросил я. Лиза слегка кивнула, медленно подошла ко мне и прилегла на краешек кровати. Здоровой рукой подтянул её поближе к себе. Она положила голову мне на грудь. Одной рукой осторожно провела по плечу. От этого простого движения почувствовал напряжение в паху. Хорошо, что одеяло толстое, а то позора было бы не избежать. Несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Потом стянул резинку с Лизиных волос и запустил в них руку. Через несколько минут Лиза заснула. Убаюканный теплом её нежного тела не заметил, как провалился в сон. Проснулся от шума голосов.
   - ... вы не можете здесь находиться! Кто вас пустил?! - приоткрыл глаза, чтобы посмотреть, кто так орёт с утра пораньше. У входа в палату стояла медсестра, не та, что была вчера. Моя девочка стояла перед ней.
   - Я вам ещё раз повторяю, что я его невеста. И не кричите! Вы его разбудите! - прошептала она. От её слов на моём лице появилась улыбка. Невеста? Это мы ещё обсудим.
   - Вы мне тут не указывайте! Вам не положено здесь находиться. Я сейчас главврача вызову, - кричала медсестра. Я приподнял голову на подушке.
   - Вызывайте. Только учтите, что если вы выгоните мою невесту, то я отказываюсь принимать лекарства, - просипел я. Обе девушки обернулись в мою сторону. Медсестра поджала губы, недовольно посмотрела на меня и вышла из палаты. Я перевёл взгляд на Лизу и ободряюще улыбнулся ей. Она слегка улыбнулась в ответ.
   - Где ты спала? - спросил я.
   - В твоей кровати, - с недоумением ответила она.
   - Я имею в виду до того, как легла ко мне, - Лиза перевела взгляд на кресло в углу.
   - Ты что, спала в кресле? - строго спросил я. Лиза только кивнула. Я тяжело вздохнул.
   - Почему ты не пошла домой? - Лиза уже открыла рот, чтобы ответить, но тут распахнулась дверь, и в палату зашёл врач, из-за спины которого выглядывала медсестра.
   - Доброе утро. И кто тут у нас шумит? - с улыбкой спросил он, переводя взгляд с меня на Лизу.
   - Да вот, господин заведующий, ваша медсестра мою невесту выгоняет, - ответил я с такой же хитрой улыбкой. Главврач посмотрел на мою девочку. Потом обернулся и, всё так же улыбаясь, посмотрел на медсестру.
   - Ну что же ты, Машенька, наших пациентов обижаешь. Знаешь, что лечит лучше всего? Любовь, Машенька, любовь. Так что выдели невесте нашего пациента раскладушку, и пускай она остаётся тут, - добродушно ответил он. Медсестра бросила недовольный взгляд на Лизу и вышла.
   - А вы, господин больной, готовьтесь принимать гостей. К вам там посетители рвутся с самого утра, - добавил врач уже в дверях. Мы с Лизой недоумённо переглянулись. Она пожала плечами. Не успели мы ничего друг другу сказать, как дверь в палату открылась, и показалась голова одного из моих студентов.
   - Здрасьте, Андрей Юрьевич, - бодро сказал он, - а мы к вам.
   Оказалось, что их там целая толпа пришла. Пока они один за другим заходили в палату, я смотрел на Лизу. Её распущенные волосы сводили меня с ума. Хотелось закричать, чтобы она срочно собрала их, а то вся эта шпана так и пялится. Пока парни говорили со мной, желали скорейшего выздоровления, я только кивал и косился в сторону Лизы.
   Она разговаривала с одним из студентов. Ну, всё, не видать ему хорошей оценки по моему предмету, как своих ушей. Услышал милый смех моей девочки. Ну, теперь точно достану этого пацана. Жалко, что встать не могу. Руки так и чесались, дать ему по морде. Лиза, ни на что не обращая внимания, мило беседовала с этим... студентом.
   Парни посидели ещё полчаса со мной, а потом потянулись к выходу. Через несколько минут после их ухода, пришла медсестра на процедуры. Я, не замечая ничего вокруг, пылал гневом. Или это ревность? Я ревную? Нет, не может быть.
   Когда медсестра ушла, в палате повисла тишина. Лиза, как ни в чём не бывало, подошла ко мне и стала поправлять одеяло. Я хмуро глядел на неё исподлобья.
   - И что это было? - не выдержал всё-таки.
   - Что? - ой, какой недоумённый взгляд. Сама там глазки ему строила, а теперь недоумение изображает.
   - ЧТО? - заревел я. - Ты там с ним флиртовала, как хотела. А я тут... между прочим... а ты... - молодец мужик, очень связно. Мысленно дал себе пинка и собрал остатки мозгов в кучку.
   - Он твой студент. А преподаватель не должен строить глазки ученикам, - спокойнее, надо немного успокоиться. Вдох - выдох. Всё, кажется, немного пришёл в себя.
   - Что?! Чья бы корова мычала! Ты на себя посмотри, бабник! Эта медсестра скоро тебе на колени сядет и халат покороче наденет, а ты и рад, - закричала в ответ Лиза.
   Интересное кино... Моя ревность отступила на задний план.
   - Ревнуешь? - с довольной улыбкой спросил я. Лиза опустила взгляд.
   - Больно надо! - пробурчала она. - Ревнуют, если человек тебе небезразличен. А мне на тебя плевать!
   - Ой, ли? Почему тогда домой сразу не ушла, как узнала, что я жив-здоров? - хитро улыбнулся. Лиза не нашлась, что ответить. Села в кресло и стала смотреть в окно. А я любовался моей малышкой.
  
   Глава 8.
  
   Егор.
  
   Приехав к офису, сразу пошёл к Лёше в кабинет. Тот сидел за столом и нервно курил. Увидев меня, он поднялся со стула и подошёл ко мне. Пожал руку и похлопал по плечу.
   - Ну, и что там за фотографии? - сразу спросил я. Лёша молча протянул мне несколько карточек.
   На фото было видно, как я лежу, прикрыв собой Соню. Да уж. По такому фото можно подумать, что меня того, пристрелили. Лёша всё это время молча смотрел на меня. Я поднял голову, посмотрел на него и начал рассказывать, как всё было на самом деле.
   - Вот же, *цензура*! - выругался Лёха, когда я закончил рассказ, - Егор, я не хочу, чтобы ты занимался этим делом. Деньги, конечно, немалые, но твоя жизнь важнее.
   - Нет, Лёш. Я сказал, что беру это дело, значит, беру, - отрезал я.
   - Егор, я всё понимаю, но... - я остановил друга движением руки.
   - Всё, Лёш! Разговор окончен! Это дело моё, - немного грубо ответил я. Друг только кивнул. Попрощавшись, я вышел из кабинета и пошёл к себе.
   Плечо чертовски болело и ныло. Залез в аптечку и нашёл сильное обезболивающее. Выдавил из упаковки две таблетки и запил их водой. Надеюсь, что поможет.
   Сел за стол и снова посмотрел на фотографии. Сонечка. Моя милая, любимая девочка. Никому её не отдам. Когда понял, что я у неё первый, внутри что-то будто взорвалось от радости. Безумно приятно, что никто до этого не касался моей рыжули, не целовал её, не был с ней. От этих мыслей накатило возбуждение. Да уж. Вроде не маленький уже, а возбуждаюсь от одной мысли о моей девочке. Захотелось оказаться с ней рядом. И желательно в постели.
   Мои мысли прервал телефонный звонок. Посмотрел на экран. Снова незнакомый номер. Поднял трубку.
   - Снова приветствую вас, Егор Дмитриевич, - услышал я голос Любомирова. Руки сжались в кулаки от желания дать ему в морду за то, что посмел обидеть мою малышку.
   - Что вам надо, Владимир Олегович? - грубо спросил я.
   - Хотел спросить, как вам понравился мой подарок? - услышал я смешок с той стороны.
   - Я ещё раз повторяю, что угрозами вы ничего не добьётесь.
   - Да? А насколько дорога тебе твоя подстилка? - рассмеялся Любомир. Гнев накрыл меня с головой. Он смеет угрожать моей Соне!
   - Только попробуй что-нибудь с ней сделать, ублюдок, я тебя закопаю! - прорычал я, вскакивая со стула. Услышал смех на той стороне линии.
   - Я тебя предупредил, Егор Дмитриевич, - после этого я услышал гудки.
   Хотелось разнести весь кабинет. Он смеет угрожать мне и Соне! За себя не страшно. Но вот моя девочка... Она же такая маленькая и беззащитная. Бросить дело я не могу - это вопрос принципа.
   Пытаясь придумать решение, начал ходить из угла в угол. Несколько часов обдумывал те варианты, которые приходили мне на ум. Один хуже другого. Не хотелось выбирать ни один из них. Но либо так, либо никак.
   Очнувшись от раздумий, посмотрел на часы. Пора забирать мою малышку из института. Вышел из офиса и поехал на встречу с ней.
   Припарковавшись у вуза, стал ждать Соню. Всё время убеждал себя, что принял правильное решение. Сердце разрывалось от боли, но разум говорил, что так будет лучше.
   Через несколько минут Соня бодро запрыгнула в машину. Повернулась ко мне и улыбнулась. Безумно захотелось притянуть её к себе, прижать покрепче, поцеловать и никогда не отпускать. Может когда-нибудь она меня простит за то, что я ей сейчас скажу.
  
   Соня.
  
   Весь день практически летала. Счастливая улыбка не сходила с моих губ. Понимала, что выгляжу глупо, но ничего не могла с собой поделать. Все пары просидела, мечтая о Егоре. Под конец занятий поняла, что должна сказать ему, что люблю его. Сегодня утром в этом сумасшествии совсем забыла сказать ему самые главные слова.
   Всё! Решено! Вот приедет он меня забирать, и я ему скажу.
   После пар, счастливая неслась к машине Егора. Заскочив внутрь, плюхнулась на сидение с довольной улыбкой. Увидела хмурый взгляд любимого. Ну, ничего, сейчас мы ему настроение быстро поднимем. Набрала в грудь побольше воздуха.
   - Егор, я тебя люблю! - выпалила я на одном дыхании. Егор ещё сильнее нахмурился и напрягся. Сжал руки на руле так, что побелели костяшки. Я насторожилась.
   - Егор, что-то случилось? - настороженно спросила я.
   - Да, Соня, нам надо поговорить, - хмуро ответил он. Ох, чует моё сердце, не к добру это.
   - Соня, - начал Егор после небольшой паузы, - Я думаю, что ты большая девочка и всё поймёшь. Мы должны расстаться. В общем-то, ничего и не было. Ну, переспали один раз, подумаешь, делов-то. Понимаешь, малышка, ты мне больше не интересна...
   Почувствовала, как глаза заволакиваются пеленой слёз. Егор продолжал что-то говорить, но я больше его не слушала.
   Глупая, наивная, маленькая дурочка. Разве может такой парень, как Егор, просто так обратить внимание на такую замухрышку, как я. Слёзы текли по щекам, но ни сил, ни желания их стирать не было.
   - Я думаю, что тебе пора, - услышала я слова Егора через какое-то время.
   С трудом осознавая, что делаю, открыла дверь и медленно вылезла наружу. Бросила последний взгляд на любимого и на негнущихся ногах пошла в сторону остановки, на ходу размазывая слёзы по лицу.
  
   Егор.
  
   Сердце практически остановилось, когда Соня сказала, что любит меня. Ну почему? Почему она сказала это именно сейчас?
   Сердце сжималось от боли, когда я говорил эти ужасные слова, что она мне не нужна, что она была всего на одну ночь.
   Когда я увидел слёзы моей малышки, то с трудом сдержался, чтобы не обнять её, прижать покрепче к себе и успокоить. Ненавидел себя в этот момент. Но другого решения проблемы с Любомиром я не видел. Решил, что если я расстанусь с Соней, то он оставит её в покое и переключится на меня.
   Когда она вышла из машины, было трудно удержаться, чтобы не побежать за ней, упасть на колени и молить о прощении. Боюсь, что после такого она меня уже никогда не простит.
   Смотрел в зеркало, как моя девочка медленно бредёт в сторону остановки. Уже не моя, мысленно поправил я себя. В бессильной злобе, ударил кулаком по рулю.
   Бросил на неё последний взгляд, прощаясь с ней. После завёл двигатель и поехал домой, запивать горечь потери любимой.
  
   Глава 9.
  
   Андрей.
  
   Проснулся рано. Открыл глаза и просто лежал на кровати, вспоминая минувшие две недели с момента аварии.
   Лиза приходила каждый день и сидела со мной с утра до вечера. Читала мне, или мы вместе проверяли курсовые студентов. Каждый раз радовался её появлению, как восходу солнца. Моё солнышко. Спустя неделю понял, что это за чувство, заставляющее замирать моё сердце при каждом её появлении. Я её люблю. Кто знал, что устраиваясь на новую работу, я найду свою судьбу. Ужасно хотелось ей рассказать о своих чувствах, но всё время сдерживал себя. Ещё слишком рано.
   Сегодня обещали снять ненавистный гипс с ноги. Рад этому безумно. Надоел он мне ужасно. Всё там под ним чешется, а залезть неудобно. Да и хочется поскорее постоять на своих двоих.
   А ещё хочется поскорее начать ходить. Чтобы самому подойти к Лизе, прижать к себе покрепче, потому что она две недели ко мне близко не подходит. От любых моих прикосновений уворачивается. А на все мои просьбы подойти поближе или вежливо посылает, или просто отвечает молчанием.
   Задумавшись, не заметил, как в палату зашла Лиза и врач. Любимая нежно улыбнулась. Ну, спасибо и на этом.
   - Ну что, Андрей Юрьевич, будем снимать гипс, - сказал врач с улыбкой.
   Когда начали разрезать гипс на ноге, слегка дёрнулся от неприятных ощущений. Тут же почувствовал на своей руке маленькую ладошку моей девочки. Поднял на неё глаза. Она ободряюще мне улыбнулась и чуть сильнее сжала руку.
   - Поздравляю, от одного гипса вы избавились. С руки снимать пока что рано. Так что, милости просим через месяц к нам, - добродушно сказал доктор, когда закончил с гипсом. Протянул мне костыль. Дурацкая штука. Терпеть его не могу. Но без него ходить пока что сложно.
   Наконец-то можно вернуться домой. Устал я уже от больницы. Лиза стала собирать мои вещи, а я наблюдал, как она ходит туда-сюда. Наверно никогда не смогу налюбоваться на мою девочку. Что бы она ни делала, готов на неё смотреть постоянно. Когда все вещи были собраны, мы спустились вниз и сели в такси.
   До дома ехали в молчании. Наконец-то, дорвавшись до её тела, никак не мог остановиться и всю дорогу держал Лизу за руку. Тихонько гладил внутреннюю сторону запястья большим пальцем. От ощущения её нежной кожи по всему телу побежали мурашки удовольствия. Как же приятно наконец-то держать её за руку, прикасаться к ней.
   Припарковавшись у моего дома, таксист стал вытаскивать вещи из багажника. С удивлением заметил, что помимо моей сумки он достал ещё одну.
   - Это не моя сумка, - удивлённо сказал я.
   - Это моя, - ответила Лиза, расплачиваясь с водителем. Не понял юмора?! Недоумённо посмотрел на неё.
   - Что? Доктор сказал, что тебя нельзя сейчас оставлять одного. Он тебя вообще выписал из больницы только при условии, что кто-то будет за тобой присматривать, - ответила Лиза.
   Почувствовал подступившую нежность. Переживает за меня. Значит, я ей всё-таки не безразличен. Забрезжила слабая надежда, что может она меня тоже любит. Быстро отогнал от себя такие мысли. Не хочу мучиться в догадках. Поэтому только улыбнулся в ответ на её заявление.
   Открыв дверь в квартиру, Лиза разулась и подняла сумку, собираясь нести её в комнату.
   - Куда?! А ну верни на базу. Я сам, - строго сказал ей. Она скептически посмотрела на меня.
   - Ты себя донеси, помощничек! - язвительно ответила Лиза. Нет, ну, нормально? Я ведь и обидеться могу! Оскорблённо фыркнув, развернулся и пошёл в ванную мыть руки. Провозился дольше обычного, пытаясь одной рукой справиться с мылом. Через несколько минут услышал стук в дверь.
   - Андрей, тебе помощь не нужна? - крикнула Лиза из-за двери. В дверном проёме показалась её головка. Увидев, что я тут воюю с мылом, зашла внутрь.
   Нужно сказать, что моя квартира мне нравится. Она небольшая, конечно, зато уютная. Но вот ванная маленькая. Настолько маленькая, что мне одному тут сложно развернуться. Поэтому, когда Лиза зашла, ей пришлось вплотную притиснуться ко мне.
   Почувствовал охватывающее меня возбуждение от прикосновения Лизиных ладошек к моим рукам, от её тела, прижатого к моему. Её лицо так близко к моему. Так и хотелось поцеловать её сжатые губы. Потом поцелуем разгладить складочку между бровей. Помимо воли, прижался к ней крепче. Она сдавленно охнула и подняла на меня глаза. Сразу захотелось прижать её к себе ещё сильнее, вот только руки были в мыле. Лиза нервно сглотнула и вернулась к моим рукам.
   Пока она нежно и аккуратно смывала с моих ладоней мыло и вытирала их насухо, я ценой огромных усилий боролся со своим возбуждением. Когда она закончила, всё-таки не смог удержать рвущееся наружу желание и здоровой рукой притянул её к себе.
   На несколько секунд заглянул в глаза, тихонько провёл пальцами по её лицу, а потом набросился на её губы. Сначала она не отвечала, но потом подалась вперёд мне навстречу. Её тихие, низкие эротичные стоны сводили меня с ума. Хотелось схватить её и утащить в спальню. А там продолжить всё это, но уже в другой плоскости.
   С сожалением оторвался от сладких губ моей любимой девочки. Последний раз провёл рукой по её шее, плечам, талии. Упёрся лбом в её лоб.
   - Прости, не смог сдержаться, - хрипло прошептал я. Лиза резко распахнула глаза и резанула меня недовольным взглядом. Слегка оттолкнула, насколько это позволяло пространство ванной комнаты, и вышла.
   - Пошли на кухню, я обед приготовила, - бросила она через плечо, обернувшись в дверях.
  
   Лиза.
  
   Две недели избегала его прикосновений, боясь, что сорвусь и сама наброшусь на него. А у Андрея два гипса и ещё сотрясение мозга было. Куда ему до проявлений нежности. И потом, меньше будет на всяких молоденьких медсестёр глазеть, гад! Вот какая у меня страшная месть.
   Пока шла на кухню всё думала, сильно ли заметно, что у меня ноги трясутся и подгибаются. Немудрено после такого-то поцелуя. Думала, что стукну его за то, что он остановился. Еле сдержалась.
   Войдя на кухню, стала накрывать на стол. Через несколько минут прихромал хмурый Андрей. Бросил на меня виноватый взгляд.
   Нет, ну я не понимаю! Чего на меня так смотреть? Я что, против что ли была?! За что извиняться-то? Одно слово - тугодум. И как я с ним ещё месяц выдержу? Хорошо бы на него прям сегодня не набросится, а тут целый месяц! Тяжело вздохнув, принялась разливать суп по тарелкам.
   После обеда, до вечера наводила порядок в квартире, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей об Андрее. А этот гад видимо решил ещё больше надо мной поиздеваться! Ходит тут целый день без майки, в одних штанах. Видите ли, ему футболку одеть на гипс сложно! А мне потом слюни за собой с пола подтирать! Вроде в больницы две недели провалялся, а пресс, как только что из качалки.
   Специально же ушла на кухню, чтобы не видеть этого Апполона гадского. Стала готовить ужин, а он туда приполз. Погрызть ему, видите ли, чего-нибудь захотелось. Пришлось делать вид, что я что-то усердно помешиваю в кастрюльке. Ну и как, спрашивается, мне так месяц выдержать?!
   После ужина пошла в душ. Пока мылась, подумала, что кровать-то у Андрея всего одна. И где мне, спрашивается, спать? На коврике в коридоре? Есть ещё вариант в гостиной на диване. Но это чудо дизайнерской мысли для сидения-то не особо удобно, а уж, чтобы на нём спать...
   Натянув пижаму, прихваченную по случаю из дома, пошла в спальню. Хозяина кровати в комнате не было. Обнаглев, залезла на кровать и накрылась одеялом. А что? Я ему сегодня целый день то убиралась, то готовила. Совесть надо иметь! Хотя, я вообще-то по собственному желанию всё это делала, но...
   Утром проснулась от того, что рука, лежащая поверх одеяла, замёрзла. Спрятала её в тепло и перевернулась на другой бок. Уткнулась носом в мужскую грудь. Подняла взгляд выше. Какой же он всё-таки красивый. Поднялась на локте повыше. Руки так и тянулись прикоснуться к его лицу, обвести контур его твёрдых губ и прямого носа. А ещё лучше поцеловать. Нет, нет и ещё раз нет!
   Но руки уже не слушались и касались его щёк, бровей, носа и губ. Быстро справившись с собой, ну, как быстро, минут 10-15, отняла руки от его лица. Встала с кровати, подальше от соблазна.
   Пока умывалась и готовила завтрак, проснулся Андрей.
   - Доброе утро, - поздоровался он. Боже, ну, сколько можно надо мной издеваться! Хоть бы штаны одел, а то щеголяет в одних трусах. Мысленно дала себе пару пинков, чтобы успокоиться.
   - Куда это ты собралась? - спросил он, заметив, что я одета для выхода.
   - Как куда? На работу. Или ты мне прикажешь весь день с тобой торчать? - дерзко ответила я.
   - Нет, конечно, - Андрей развернулся и вышел из кухни. Услышала тихий шёпот "было бы хорошо". Улыбнулась. Страдает без меня? Ну, ничего, пущай ещё пострадает. От него не убудет.
   Через несколько минут Андрей вернулся на кухню одетый в джинсы. Куда это он собрался? Вопросительно посмотрела на него.
   - Я поеду с тобой, - решительно сказал он.
   - Ну да, конечно. Ты шнурки-то себе сможешь завязать? - скептически спросила я.
   - Лиз, ну пожалуйста. Возьми меня с собой. Надоело уже мне торчать одному. То в больнице, теперь дома. Пожалуйста, - просяще посмотрел на меня своими синими глазищами. Ну что я могу с ним поделать?
   - Ладно, поехали, - обречённо выдохнула я. Андрей довольно улыбнулся.
   - Только мне твоя помощь нужна, - попросил он. Знала бы я какая, ни за что не согласилась бы. Через несколько минут я натягивала на его торс футболку. Ужасно трудно сдерживаться, когда он так близко. Так и хотелось провести руками по его оголённой груди и плечам. Кошмар! Кажется, я становлюсь маньячкой. А с виду приличная преподавательница! Ужас! Что бы подумали мои студенты.
   Днём сто раз пожалела, что взяла его с собой. Андрей сидел на всех моих парах на задней парте. И я всё время чувствовала на себе его взгляд. Не смотря на то, что в аудитории была ещё масса студентов, именно его взгляд нервировал и раздражал. Ну и как в таком состоянии вести лекции? На всех занятиях не могла собраться, иногда несла полную чушь, иногда прерывалась, чтобы собраться с мыслями. И постоянно меня преследовали эти синие глаза.
   Всю неделю промучилась. Но отказать Андрею не решалась. Он каждое утро спрашивал разрешение, и каждое утро я давала согласие.
   Наконец-то пятница! Я ещё никогда так не уставала от лекций. Ни разу моё любимое занятие так не выводило меня. А всё он! Ух, гад! Но такой любимый гад. Да, господа. Приплыли. Сушите вёсла!
  
   Глава 10.
  
   Андрей.
  
   После того инцидента в ванной старался держаться на расстоянии от Лизы. Но было очень трудно. Смотреть спокойно на её ножки, обтянутые тренировочными штанами, и на маечку, обтягивавшую её грудь, было сложно. Так и хотелось прижать её к себе и зацеловать. Боролся с такими мыслями, но временами они всё же проскакивали в моей дурной голове.
   Хорошо, что Лиза разрешила ходить с ней в институт. А то бы с тоски дома помер. Особенно без моей любимой девочки. Слушал её лекции с интересом. Иногда ловил её взгляды на себе. Было безумно приятно проводить с ней время. Просто находясь с ней рядом, получал удовольствие.
   Вечером, переодевшись в домашние штаны и футболку, пришёл на кухню. Лиза стояла у плиты и что-то готовила. На столе лежала гора помытых помидоров.
   - Помощь нужна? - Лиза, видимо не слышала, как я вошёл, и от неожиданности вздрогнула.
   - Ну, если хочешь, можешь мне помочь, - повернувшись, ответила она, кивнув на помидоры.
   - И что мне с этим делать? - озадаченно спросил я.
   - Я собираюсь готовить лазанью. Для этого надо помять помидоры руками, - посмотрела на мои руки. - Ну, или в твоём случае, рукой, - с улыбкой добавила она. Улыбнулся в ответ. Сходил, вымыл руки и вернулся на кухню.
   Лиза уже стояла у стола с большой миской и мяла в ней помидоры.
   - Ну, что стоишь? Присоединяйся, - с улыбкой кивнула она мне.
   Подошёл поближе и запустил руку в миску. Несколько минут мы молча работали. Иногда задевали руки друг друга, отчего по всему телу проносились искорки удовольствия, которые будили самые неприличные мысли и желания. Прогнав подобные мысли, продолжил мять помидоры.
   - Вот чёрт! - выругался я, увидев у себя на груди, на футболке красное пятно от томатного сока.
   - Подожди, я сейчас, - бросила Лиза мне. Помыла руки, вытерла их о полотенце и пошла к одному из шкафчиков.
   - Надо затереть пятно содой, чтобы следов не осталось, - сказала она, насыпая на полотенце соду из пакетика.
   Подойдя поближе, положила руку с полотенцем на пятно на моей груди. Осторожно провела рукой вверх вниз, растирая соду. От этого движения то желание, что я гасил в себе, вспыхнуло с новой силой. Немного наклонился вперёд. Почувствовал тонкий запах духов моей девочки. Втянул его поглубже. Прикрыл глаза от удовольствия. За последние несколько недель этот запах стал уже родным.
   Лиза подняла голову и посмотрела мне в глаза. Глубоко и шумно вздохнула. Опять её лицо так близко, что могу каждую веснушку разглядеть. Её взгляд сводил с ума. Зрачки расширены так, что почти не видно радужки. Между ног болезненно заныло. Кажется, я становлюсь одержимым моей малышкой. Схожу с ума от желания обладать ею.
   Лиза по инерции провела ещё раз полотенцем по моей груди. С трудом сдержал стон. Боже, как же я её хочу! Наклонился ещё ниже, намереваясь поцеловать. Буквально в нескольких сантиметрах от её губ замер, вспомнив, как она говорила про того парня, что бросил её. Вдруг она мне ещё не доверяет? Не хотелось разочаровать её, потерять те крупицы доверия, что удалось завоевать.
   Оглядев её лицо, прикрытые веки, с сожалением медленно начал отстраняться. В этот момент Лиза резко открыла глаза и, обхватив меня за шею, притянула к себе. Такого я точно от неё не ожидал!
   Но все мысли отступили, когда я почувствовал язычок моей любимой на своих губах. С громким стоном притянул её к себе здоровой рукой и перехватил инициативу. Прижавшись покрепче к её телу, обнял за талию, водя рукой от пояса брюк до шеи. Моя сладкая девочка извивалась в моих руках и страстно отвечала на поцелуй. От этого крышу у меня снесло окончательно.
   Оттеснив её к столу, прижал к его краю покрепче. Когда уже стало не хватать воздуха, отпустил её губы и спустился на шею. Лиза тихонько постанывала, и эти звуки сводили меня с ума. Она легко гладила мою спину, шею, зарывалась руками в волосы, что заводило ещё больше.
   Раздвинув её ноги коленом, встал у неё между ног, отчего её тело прижалось ко мне ещё сильнее. На минуту ко мне вернулся здравый смысл. Что же я делаю?
   - Лиза, если мы сейчас не остановимся, то... - договорить мне не дали сладкие губы любимой, которая заткнула мне рот самым действенным способом.
  
   Лиза.
  
   Хотелось ударить его чем-нибудь тяжёлым за такие мысли. Остановимся? Ха, ха и ещё раз ха! Пусть только попробует! Пришлось прервать самым действенным методом. Поняв мой намёк, Андрей больше не порывался сказать что-то такое. Аккуратно, стараясь не потревожить его гипс, стянула с него испорченную футболку.
   Мгновение, и уже моя футболка валяется на полу. Какой ловкий, и это с одной рукой! Значит, прикидывался гад, что сам одеться не может. Ну, я ему покажу.
   Все мысли отступили, когда губы Андрея спустились на мою грудь. Мягко прошлись по кромке бюстгальтера, слегка задевая кожу языком. Удовольствие грозило перелиться через край. А первый раз заниматься любовью с Андреем на кухне не хотелось.
   Немного оттолкнув его от себя, взяла за руку и пошла в сторону спальни. Не успела сделать несколько шагов, как почувствовала, что меня спиной прижали к горячей груди. Рука держала за талию, а губы ставили отметины на шее, затылке и плече. Пятой точкой почувствовала его возбуждение. И от этого собственное желание стало ещё больше.
   Наконец-то дойдя до спальни, мы практически упали на кровать. В полёте меня умудрились перевернуть, и теперь я оказалась лицом к Андрею. Тот снова начал покрывать моё несопротивляющееся тельце поцелуями сверху до низу. Стянув с меня штаны, Андрей поднял голову и вопросительно посмотрел в глаза. Сил ответить что-либо просто не было. Поэтому я только обхватила его шею ладонью, притянула к себе и поцеловала.
   Резко перевернувшись, оказалась сидящей на нём. Наклонилась поближе и стала покрывать поцелуями его лицо, губы, шею, грудь. На каждый мой поцелуй любимый издавал тихий стон, что сводило с ума. Рука свободная от гипса нежно гладила моё тело. Щелчок, и верхней части моего туалета след простыл. Вернее затерялся где-то на полу.
   Спустившись к животу, просунула руки под резинку штанов и стянула их. Андрей только поднял бёдра, помогая мне. Снова вернулась к его прессу. Поцеловав каждый сантиметр его кожи, спустилась ниже. Андрей дёрнулся и схватил меня руками за голову.
   - Лизонька, любимая, не надо, - хрипло выдохнул он.
   Вернулась к его губам. На этот раз Андрей не выдержал и опрокинул меня на спину. Стал покрывать всё моё тело страстными поцелуями, иногда прикусывая кожу. Спустившись к низу моего живота, с хитрой улыбочкой посмотрел на меня. Стянул последнюю оставшуюся на мне деталь моего гардероба.
   Все мысли покинули и без того пустую голову, когда он коснулся губами внутренней стороны бедра. Тело отказывалось повиноваться и жило своей жизнью. Плавилось как пластилин в руках у Андрея.
   Доведя меня почти до грани, он резко остановился. Я разочарованно застонала, на что услышала хриплый смех моего любимого. И тут же почувствовала, как меня накрывает горячее мужское тело. Снова застонала, когда почувствовала прикосновение его плоти.
   Открыв глаза, увидела сосредоточенный взгляд Андрея. Поняла, что он сдерживается из-за меня, боясь сделать мне больно. Слегка подалась бёдрами ему навстречу, подталкивая к дальнейшим действиям.
   Это движение словно разрушило какой-то невидимый барьер. Андрей страстно набросился на меня, покрывая поцелуями губы, глаза, веки, щеки, плечи и шею. Почувствовав, что я на грани, обняла любимого покрепче, царапая ногтями кожу на его спине.
   - Люблю тебя, - не осознавая, выкрикнула в момент высвобождения.
   Несколько минут мы просто лежали, наслаждаясь друг другом. Первым зашевелился Андрей. Приподнявшись на локте, убрал пряди с моего лица и заглянул в глаза. Улыбнулся. Почувствовала неимоверную нежность к нему.
   - Значит, любишь? - с улыбкой спросил он. Ну вот! А как хорошо всё начиналось. Я честное слово не хотела говорить это вслух. Как-то само собой получилось. Не сдержалась. Отвела взгляд от пронзительных синих глаз.
   Андрей перевернулся на спину и подтянул меня повыше к себе. Снова посмотрел в глаза.
   - Я тебя люблю, моя маленькая глупышка, - прошептал он. От облегчения на глазах выступили слёзы. Сдержать их не смогла. Почувствовала, как они потекли по разгорячённым щекам.
   - Мне это воспринимать как хороший знак или плохой? - всё с той же улыбкой спросил Андрей.
   Я ничего не ответила. Только покрепче прижалась к нему, уткнувшись носом в его шею. Андрей молча гладил меня по волосам, шее, обнажённой коже плеч, рук и спины. Медленно провёл собственническим жестом от бёдер до шеи. Нежась в его объятьях, я постепенно начала засыпать.
   - Я тебя никому не отдам. И никогда не обижу. И никому не позволю обидеть тебя, любимая, - засыпая, сквозь сон услышала я.
  
  
   Глава 11.
  
   Егор.
  
   Прошло уже три недели с того момента, как я расстался со своей малышкой. В тот день поехал домой и напился до беспамятства. Разгромил полквартиры в бессильной злобе. Большей частью пострадала посуда и бутылки. Очнулся на следующее утро от звука открываемой двери. Либо родители, либо Лёха. Больше ни у кого ключей нет.
   - Твою ж *цензура*! - точно Лёха. Продрав глаза, сполз с дивана, на котором заснул вчера, так и не дойдя до кровати. Вышел в коридор и увидел ошарашенного друга.
   - Блин, Егор! Я думал, тебя ограбили! Или вообще грохнули! Нельзя же так пугать, - заорал он.
   - Лёш, не надо так орать. Голова и без тебя раскалывается! - чуть слышно прошептал я.
   - Что, допился алкоголик? - уже с улыбкой спросил он. Я невесело улыбнулся ему в ответ.
   - Я бросил её, - прошептал я и, схватившись руками за голову, сел на пол, прислонившись спиной к стенке. Улыбка исчезла с лица друга. Он присел рядом.
   - Это из-за Любомира? - догадался он. Я только кивнул.
   - Ну, когда всё закончится, вернёшься к ней, всё объяснишь. Она тебя простит, - я отрицательно покачал головой.
   - Нет, Лёш, она меня никогда не простит. Я ей такого наговорил, что она меня никогда не простит, - закрыл лицо ладонями.
   Бесит всё! Как же мне это надоело. Хочу всё бросить к чертям и вернуться к своей девочке. Упасть на колени и молить о прощении. Возможно, она сможет меня когда-нибудь простить и понять. Нет. Сам же только что говорил. Она меня никогда не простит. Никогда.
   Чёрт! Жалко, что больше ничего бьющегося не осталось! Хотелось выместить злость на чём-нибудь ещё.
   Ладно. Что сделано, то сделано. Пора собраться и браться за дело Кашина.
   Поднявшись с пола, побрёл в душ. Умываясь, посмотрел в зеркало над раковиной. Да уж, хорош, нечего сказать. Морда опухшая, глаза красные, щетина. Просто красота. Докатился мужик. Скоро мама родная не узнает, будешь так пить.
      Выйдя из ванной, обнаружил Лёшу на кухне. На столе меня ждал горячий кофе. С удовольствием набросился на напиток.
      Собравшись, поехал на работу. Но, видимо по привычке, приехал к Сониному институту. Понял где я, только очнувшись от своих грустных мыслей. Несколько минут сидел и выискивал глазами в толпе студентов, спешивших на учёбу, Соню. Понимал, что веду себя, как мазохист, но ничего не мог с собой поделать.
      Уже почти отчаялся увидеть её, как в толпе промелькнули рыжие косички. Сердце забилось быстрее, радуясь встрече.
      Соня шла рядом с какой-то девушкой. Та бойко о чём-то рассказывала, размахивая руками во все стороны. Но Соня шла, понуро опустив голову, лицо её не выражало никаких эмоций. Всё внутри сжалось от боли. Хотелось выскочить из машины и догнать мою маленькую рыжулю. Обнять, поцеловать, успокоить и приласкать.
      Приказал себе сидеть на месте. Так лучше, повторял себе. Так будет лучше. С трудом оторвав взгляд от Сониной фигурки, завёл двигатель и поехал на работу.
      Не знаю, зачем я это делал, может я и правда в душе мазохист, но все три недели по утрам приезжал к Сониному институту. Провожал глазами мою девочку и уезжал на работу.
      После каждой такой "встречи" настроение было хуже некуда. Бросался на клиентов и сотрудников. Даже мой секретарь Сергей, который никогда меня не боялся, держался от меня подальше.
      Однако такое настроение не мешало готовиться к суду с Любомиром. Наоборот, даже подстёгивало. Отомстить за всё то, что он со мной сделал.
     
      Соня.
     
      После того разговора с Егором пришла домой и упала на кровать. Когда слёзы закончились, просто лежала и бездумно смотрела в потолок. Не хотелось ни есть, ни пить. Единственным желанием было, чтобы меня оставили в покое. Не нужно мне ваше сочувствие.
      Первую неделю после расставания ходила, как неживая. Все мысли крутились только вокруг Егора и тех слов, что он мне сказал. Не помню, как просыпалась и ходила на пары, как завтракала, обедала и ужинала. Не помню, как засыпала. Ничего не помню. Вокруг была только пустота и чернота.
      К концу недели надоело, что все пытаются меня приободрить, уверить, что ничего страшного не случилось. Сами же за спиной шептали, как им меня жалко и какая я несчастная. Последней каплей стал случайно услышанный мною в туалете разговор девчонок из параллельной группы. Не сдержавшись, наорала на них, послав с их жалостью куда подальше.
      К концу второй недели немного пришла в себя и стала обдумывать, почему Егор так со мной поступил. Постоянно прокручивала в голове его слова. Анализировала. Ни к каким утешительным выводам не пришла. Стало только ещё больше жаль себя.
      Тренировки по боксу были окончательно заброшены. После пары пропущенных занятий, позвонил Слава. Говорить я с ним не хотела. Да и не о чем. Но он настырно названивал. В конце концов, я просто выключила телефон, чтобы он меня не доставал. Тогда он приехал прямо к нам домой.
      Когда я отказалась даже выходить из своей комнаты к нему, он окончательно разозлился. Но тут на помощь пришла мама. Успокоила его и увела на кухню. Сомневаюсь, что после нескольких часов чаёвничества, было хоть что-то, чего Слава не знал. Моя драгоценная маман поведала ему всю ситуацию. Слава ушёл, пообещав разобраться. Говорил, что такого просто не может быть, чтобы Егор бросил меня просто так. Я только горько усмехалась.
      К концу третьей недели все мои моральные и физические силы были на исходе. В зеркало я на себя боялась даже смотреть. Благо, что хоть причёсываться не надо.
      В воскресенье поняла, что мне нужно с кем-то поговорить. Позвонила Лизе. Старшая сестра всегда меня понимала и поддерживала. Приехала к ней домой.
      Я, конечно, её люблю, но вид её глаз, светящихся удовольствием, радостью и любовью раздражал. Хотелось подсунуть ей лимона, да покислее. Она уже два дня жила с Андреем в полном смысле этого слова. Для меня видеть их вместе, таких счастливых и довольных жизнью, было невыносимо. Понимаю, что это нехорошо, что должна радоваться за них, но сил не было.
      Расположившись на диване в гостиной, куда я забралась с ногами, мы пили чай.
      - Лиз, расскажи мне, как ты с этим справилась? - выдавила я из себя.
      За последние несколько недель я говорила так редко, что, казалось, голосовые связки забыли, как они работают. Голос был хриплый и тихий.
      Лиза сочувственно посмотрела на меня. Обняла за плечи и притянула поближе. Погладила по волосам.
      - Я думала, что умру. Ничего не хотелось. И осознание того, что мой любимый меня бросил, просто убивало. Но потом, со временем, конечно, все потихоньку прошло, - прошептала она мне, раскачиваясь вместе со мной из стороны в сторону, убаюкивая и успокаивая.
      Я, расслабившись в её объятьях, задремала.
     
      Егор.
     
      До суда с Любомиром осталась неделя. Целыми днями готовился в офисе. Иногда забирал материалы домой. Изучал их по полночи. Утром приползал на работу невыспавшийся и озверевший. Хотя, в общем-то, это моё нормальное состояние в последний месяц.
      В один из таких вечеров сидел на кухне. Разбирал дело и глушил кофе кружками, чтобы не заснуть. Услышал звонок в дверь. Посмотрел на часы. Половина второго ночи. Свои в такое время дома спят. Вытащил пистолет из кобуры, которую теперь постоянно носил с собой. С тихим щелчком снял с предохранителя. Подкрался к двери. Заглянул в глазок. На лестничной клетке стоял Слава. Странно. Тут меня посетила страшная мысль.
      - Что случилось с Соней? - проорал, распахивая дверь. Слава удивлённо вытаращился на меня. Потом его взгляд потяжелел и посуровел.
      - Вообще-то это я у тебя хотел спросить, - ответил друг, заходя в квартиру. Я недоумённо посмотрел на него.
      - Егор, я, кажется, тебя предупреждал, что Соня не одна из твоих этих кукол Барби, - начал Слава, медленно надвигаясь на меня. - А что ты мне ответил?! Ты обещал мне никогда её не обижать! Так какого хрена она целый месяц убивается по тебе, страдает?! На неё смотреть спокойно невозможно!- уже практически орал он. - Почему ты, переспав с ней, бросаешь её?! Что, недостаточно хороша в постели? Не такая горячая, как ты ожидал? - на этих словах моя выдержка закончилась.
      - Заткнись! Не смей так говорить про неё! Ты ни черта не знаешь! - заорал я, хватая Славу за грудки. Он повторил мой жест, тоже схватив меня.
      - Тогда почему, твою мать, почему?! - заорал он, тряся меня. Потом, замерев на секунду, покосился на мои руки. Только сейчас я понял, что до сих пор сжимаю в руке пистолет. Слава медленно опустил руки и отошёл на несколько шагов назад. Сделал глубокий вдох. Я убрал пистолет в кобуру. Посмотрел в глаза Славе.
      - Давай спокойно поговорим, и я всё тебе объясню, - предложил я. Слава только кивнул. Развернулся и повёл его на кухню.
      - Егор, разреши мне всё рассказать Соне, - сказал он несколько часов спустя, когда я объяснил ему все причины своего поступка. Я отрицательно помотал головой.
      - Нет, Слав. В лучшем случае, она просто ничего не захочет слушать. В худшем, она, во что бы то ни стало, захочет вернуться ко мне. А это опасно для неё. Но и на это ей будет всё равно, ведь она меня любит, - горько прошептал я.
      - А ты? - так же тихо спросил друг. Я поднял на него глаза.
      - А стал бы я так поступать, если бы не любил? - ответил вопросом на вопрос.
      Слава ушёл, пообещав ничего никому не рассказывать.
     
      Глава 12.
     
      Андрей.
     
      Вот уже пять дней живём с Лизой вместе. Врачи решили, что кость полностью восстановилась, и сняли гипс раньше, чем планировали. Был безумно рад наконец-то избавиться от него. Теперь наслаждался возможностью пользоваться двумя руками. Обнимал мою любимую девочку по поводу и без.
      Все эти пять дней просыпаюсь с улыбкой на губах, чувствуя себя самым счастливым человеком в мире. И всё из-за Лизы. Люблю её до безумия и каждый день стараюсь это доказать.
      Открыв глаза, наткнулся на спинку моей малышки. Лиза лежала на боку, повернувшись ко мне спиной. Тихонько стянул одеяло, стараясь не потревожить её сон. Взору предстало голое тело. Ммм... Почувствовал набирающее силу возбуждение.
      Придвинувшись поближе, прижался к ней всем телом и провёл губами по затылку. Коснулся её шеи, слегка прикусывая кожу и зализывая места укуса. Лиза тихонько застонала и выгнула шею навстречу моим губам. Плотоядно усмехнулся. Может быть, она и строила из себя недоступную, циничную стерву, но на самом деле она не такая. И во сне была она настоящая.
      Прижавшись ещё крепче своей возбуждённой плотью к её попке, провёл рукой по её телу от шеи до низа живота, задержавшись на груди. Скользнул пальцами между ног. И чуть не сошёл с ума от того, что она уже горячая и влажная. Хотелось наброситься на неё и залюбить до потери сознания. Лиза открыла глаза и, оглянувшись, сонно посмотрела на меня.
      - Ммм... Андрюша, - промурлыкала она, выгибаясь. Потёрлась об меня своей попкой. Боже! Так я долго не выдержу.
      - Доброе утро, любимая, - прошептал ей на ухо, слегка прикусывая мочку. Она тихонько охнула. Провёл пальцами вперёд и назад, потом скользнул глубже. Услышал стон громче предыдущего. Лиза подалась бёдрами навстречу моей руке.
      - Сколько времени? - со стоном спросила она. Неожиданный вопрос. Я что настолько плох, что она ещё может о чём-то думать?
      - Я тут вообще-то тебя соблазняю, а ты спрашиваешь, сколько времени, - с шутливым упрёком прошептал ей на ушко. Она повернула голову ко мне, обхватила мою шею одной рукой и поцеловала. Тут уже застонал я. Когда лёгкие грозили разорваться от недостатка воздуха, мы оторвались друг от друга. Лиза заглянула мне в глаза, потёрлась носом о мой нос.
      - Я вообще-то заметила, - с улыбкой ответила она, - Но нам надо на работу, - с сожалением добавила она.
      - А может не надо? - спросил я с надеждой.
      - На что вы меня подбиваете, Андрей Юрьевич? У меня, между прочим, очень строгий начальник, - наигранно серьёзным тоном, ответила она мне.
      - Ну, не такой уж я и строгий, Елизавета Николаевна. Тем более, вы знаете, как меня задобрить, - прошептал ей прямо на ушко, крепко прижимаясь бёдрами к её бёдрам. В ответ она засмеялась.
      - Андрюш, нам правда уже надо вставать, - прошептала Лиза через несколько секунд. Протянула руку к тумбочке и взяла мои наручные часы.
      - Вот чёрт! Если мы не поторопимся, то опоздаем, - Лиза, вырвавшись из моих объятий, вскочила с кровати и побежала в душ. Насладившись видом тела моей любимой малышки, встал и пошёл делать кофе и готовить завтрак.
     
      Лиза.
     
      Мне снился замечательный сон. С участием Андрея, разумеется. Когда его рука скользнула мне между ног, не смогла сдержать стона. Проснулась и поняла, что это вовсе не сон. Просто любимый решил, таким образом, меня разбудить. Немного понежившись в его объятьях, пошла в душ.
      Через несколько минут, завернувшись в полотенце, вышла на кухню. Андрей стоял ко мне спиной у плиты и готовил завтрак.
      Тихо подкралась и обняла за пояс, положив руки ему на живот. Потерлась щекой о его плечо. Андрей накрыл мою руку своей рукой, нежно погладил.
      - Объясни мне ещё раз, почему никто в институте не должен знать про нас с тобой? - спросил он, обернув голову ко мне.
      - Потому что, все подумают, что я специально сплю с тобой, чтобы выбить себе какое-нибудь тёпленькое местечко, - ответила я.
      - Лично мне всё равно, что про нас будут говорить. Но, если тебя это так волнует, то будем вести себя прилично, - со вздохом сказал Андрей, - а я-то надеялся заняться с тобой любовью прямо у меня на столе в кабинете, - с наигранной грустью сказал он и тяжело вздохнул.
      - Ты извращенец, - рассмеялась я. Погладила его по животу. Андрей поймал мои руки и зажал в своих.
      - Не надо так делать, а то мы точно опоздаем на работу, - хриплым голосом сказал он. Я, поцеловав его в плечо, отстранилась и села за стол.
      - Ну, корми меня, - царственно развалившись на стуле, с улыбкой сказала Андрею.
      Через полчаса мы выехали на работу. На первую пару я всё-таки опоздала. Такого со мной ещё не бывало за всё время моей работы. Так что студенты, привыкшие, что я всегда прихожу вовремя, даже на первую пару, ошарашено таращились на меня. Они стали ещё ошарашеннее, когда я сказала, что поставлю автоматы половине группы, чего я никогда не делала. Просто я сегодня добрая. Благодарите помощника заведующего кафедрой за то, что он меня так нежно сегодня разбудил.
      В голове сразу всплыли картинки сегодняшнего утра. С удивлением поняла, что уже скучаю по Андрею, хотя прошло всего минут сорок. Подумала о его утреннем предложении - о сексе на столе. Что ж, я уже, пожалуй, не против.
      После пары пошла к нему в кабинет, намереваясь воплотить в жизнь его фантазию. Стучать не стала, решив сделать сюрприз. Приоткрыв дверь, услышала голоса.
      - Ну, Андрей Юрьевич... - говорил женский голос. Очень интересно! Я там, значит, о нём мечтаю, а он тут...
      - Катерина, я уже всё сказал, - отрезал Андрей. Молодец, так держать. А то ходят тут всякие. Сначала "ну, пожалуйста", а потом юбки задирают. Мысленно погладила его по голове.
      - Ваше щедрое предложение меня не интересует. И вообще у меня есть жена, которую я безумно люблю, - продолжал он. На этой фразе я насторожилась. Или я чего-то не знаю, или он безбожно врёт. Надеюсь, что второе.
      Открыла дверь и вошла внутрь. Ну да, как я и думала. Девица в мини-юбке. Мозгов не нажила, зато ноги от ушей. Надо же как-то брать парней. Уж если не первым, то вторым.
      - И что тут происходит? - сурово спросила я. Эта, с позволения сказать, девушка подпрыгнула от неожиданности и повернулась ко мне.
      - Ой, Елизавета Николаевна. А мы..., а я... Я уже ухожу, - пропищала она, просачиваясь мимо меня и выскальзывая за дверь. Андрей с улыбкой посмотрел на меня.
      - Ты ничего не хочешь мне рассказать? Ну, для начала, что хотела эта гламурная киса? - уточнила я, видя недоумённый взгляд Андрея. Он подошёл ко мне поближе и обнял за талию.
      - Ревнуешь? - с улыбкой спросил он.
      - Пф! Больно надо! - ответила я, параллельно пытаясь отбиться от его наглых рук, которые уже забрались мне под рубашку.
      - Ревнуешь, - утвердительно протянул он мне на ухо, - Это хорошо.
      Почувствовала поцелуй в шею. Губы спустились чуть ниже, целуя ключицы и впадинку между ними. Откинула голову немного назад, что Андрею было удобнее меня целовать. Ловкие пальцы уже расстёгивают пуговички на моей рубашке. Так, стоп! Я ещё не всё выяснила. С трудом уговорила себя сделать несколько шагов назад. Собралась с мыслями. Что я там хотела спросить? Ах, да.
      - А что насчёт жены? - уперев руки в бока, спросила я.
      - Я не женат, но такие планы имеются, - с улыбкой ответил Андрей и снова обнял меня за талию. Почувствовала новую волну ревности. И кто, интересно, эта счастливица? Хотелось бы мне... Мысленно одёрнула себя.
      Андрей молча смотрел мне в глаза, видимо, давая время переварить эту мысль. Тем временем, его руки скользнули мне под юбку. Прошлись по бёдрам. Чуть приподняв, посадил меня на стол. Одну ногу закинул себе на талию. Губы вернулись на шею. Потом поднялись к моему уху.
      - Ну, что ты скажешь? - прошептал он мне на ухо. А что тут скажешь? "Ты редкостный гад!", и уйти, хлопнув дверью. Именно таков был мой план. Ну, по крайней мере, через несколько минут. Только ещё немного посижу в объятьях Андрея и уйду. Вот сейчас... Ну, теперь точно ухожу... И ещё минутку...
      - Надеюсь, я получу приглашение на вашу свадьбу, - ответила я, прочистив горло, опять пытаясь скинуть его руки со своего тела. Почувствовала, как Андрей хмыкнул мне в висок.
      - Конечно, получишь. Как свадьба может состояться без невесты, - сказал он мне на ухо.
      Тут до меня стало доходить. Андрей делает мне предложение. На глаза навернулись слёзы счастья. Хотелось крикнуть "да" на весь институт. Но решила его немного помучить. А нечего было меня нервировать своими двусмысленными фразами.
      - Ну да. А кто будет моим женихом? Я ведь, так понимаю, что у нас будет двойная свадьба? - изобразив недоумение на лице, спросила я.
      - Что? - зарычал Андрей, - Я тебе покажу "двойная свадьба". Я тебе сейчас такое устрою, - закричал он. Я счастливо рассмеялась. Ревнует? Это хорошо. Будет знать, каково это.
      Услышав мой смех, Андрей замер. Подозрительно посмотрел на меня. Через несколько секунд до него стало медленно доходить.
      - Ах ты, маленькая... - сказал он, уже улыбаясь. Схватил меня в объятья и поцеловал так, что все приличные мысли стыдливо разбежались. Остались только неприличные, эротического характера. Несколько минут мы самозабвенно целовались. Наконец, тяжело дыша, оторвались друг от друга.
      - Так ты согласна? - спросил Андрей, потираясь носом о мою щеку. Я кивнула.
      - Нет, так не пойдёт. Хочу услышать твоё "да", - твёрдо сказал он мне.
      - Да, - сказала я, обхватив его лицо руками и твёрдо глядя в глаза, - И ещё, я передумала. Хочу, чтобы все знали про нас, чтобы никакие фифы к тебе не приставали. И хочу заняться с тобой любовью на твоём столе, - закончила я уже шёпотом.
      На моих последних словах, Андрей набросился на меня со всей страстью. Наверно, каждому сантиметру моей кожи достался отдельный поцелуй. В общем, следующие полчаса мы воплощали в жизнь его утреннюю фантазию. Моей последней здравой мыслью была надежда на то, что стол выдержит наше проявление страсти, и никто не войдет в кабинет.
     
      Андрей.
     
      Намекнув Лизе на свадьбу, с нетерпением ожидал её ответа. Когда она начала говорить про двойную свадьбу думал, что взорвусь от ревности. Поняв, что она надо мной пошутила, ощутил безумное облегчение. А когда она сказала "Да"... Она согласна! Боже! Это самый счастливый день в моей жизни.
      Страстно и немного грубо набросился на Лизу. Потом, испугавшись, что могу сделать ей больно, стал действовать мягче. Лиза очень чутко отзывалась на любые мои прикосновения, что заводило ещё больше. Раздев её и раздевшись сам, начал приводить в жизнь свою утреннюю фантазию.
      Да, именно так я себе всё и представлял. На каждое моё движение Лиза выкрикивала "да". От этого просто сносило крышу. Хотелось её ещё больше, но куда уж ещё-то?
      После, устало опёрся мокрым лбом о её плечо. Благодарно поцеловал кожу. Потёрся носом, вдыхая её неповторимый аромат. Через несколько минут начал одевать Лизу. Она только вяло поднимала руку или ногу, помогая мне. Закончив, оделся сам. Наклонившись, слегка поцеловал её в губы.
      - Мне тут друг из Германии звонил. Он сегодня прилетает к нам. Просил встретить. Так что вечером не жди, ложись без меня, - сказал я Лизе. Она посмотрела на меня.
      - Ну, уж нет. Теперь я тебя никуда одного не отпущу, - возмущённо ответила она. Улыбнулся ей в ответ. Я тоже, милая, теперь тебя никуда не отпущу.
      Поцеловав на прощание, с сожалением отправил Лизу на пары. Была бы моя воля, никогда бы больше с ней не расставался.
      После занятий встретились на стоянке и поехали в аэропорт. Через час были на месте. Найдя на табло расписание прилётов, пошли к нужному выходу. Минут через пятнадцать по громкой связи сообщили, что приземлился самолёт из Германии. Подошли поближе к дверям, чтобы не пропустить выходящих. Ещё через несколько минут навстречу нам пошёл народ. Я старательно искал глазами своего друга. Увидев, сделал несколько шагов по направлению к нему.
      - Здорово, Алекс, - с улыбкой поприветствовал его я, пожимая руку и обнимая за плечи. Он улыбнулся мне в ответ.
      - Привет, Андрей. Ужасно рад тебя видеть. Ну что, покажешь мне, где здесь самые лучшие ночные клубы? Отдохнём? По девочкам пройдёмся? - смеясь, ответил он мне. Услышал недовольное покашливание за спиной.
      - Вот, познакомься. Моя невеста Лиза, - представил я, обняв мою девочку за талию. Поймал себя на мысли, что ужасно приятно называть её так. Алекс, представившись, пожал руку Лизе.
      - Простите, фрау, не знал, что Андрей уже занят, - с очаровательной улыбкой протянул он, всё ещё держа её ладонь в своей руке.
      Захотелось выбить ему пару зубов. Он мне конечно друг, но нечего хватать мою малышку. Схватив Лизу за руку, выдернул её ладонь из захвата Алекса.
      - Я-то думала, что вы немец. А вы оказывается русский, - со смехом сказала Лиза, - Почему тогда Алекс?
      - Алекс - это сокращённо от Александра. Просто это легче произнести для немцев, вот они и сократили, - ответил Алекс, мило улыбаясь.
      - Тогда вы не будете против, если я буду называть вас Александром. А то Алекс, это как-то не по-нашему, - продолжала кокетничать Лиза.
      - Можете называть меня просто Сашей, - с улыбкой довольного котяры, ответил он.
      Сжал крепче руку на Лизиной талии и притянул поближе к себе. Да уж. Ревность, оказывается, неприятное чувство.
      - Ну ладно. Все друг с другом познакомились. Можем мы теперь ехать? - с раздражением спросил я. Поймал два взгляда. Оба со смешинками в глазах. Значит, решила показать мне каково это, когда тебя заставляют ревновать? Развернувшись, направился к выходу из здания. Ничего, мы ещё обсудим с Лизой её поведение. Будет знать, как меня дразнить.
      Приехав ко мне домой, сели ужинать. За столом вспоминали разные истории, которые происходили с нами в Германии.
      - А как вы познакомились? - отсмеявшись после очередной истории, спросила Лиза. Мы с Алексом переглянулись.
      - Мы познакомились в клубе. Нам понравилась одна девушка. Повздорили и стали махать кулаками. В ходе драки я начал материться, - с улыбкой начал вспоминать я.
      - Ну да. А я говорю: "Ты русский что ли?". В общем, успокоились и подружились после такого, - закончил Алекс.
      - А девушка? - спросила Лиза.
      - Девушка? Обиделась и ушла, бурча что-то про сумасшедших русских, - смеясь, ответил Алекс.
      За разговорами и воспоминаниями засиделись до поздней ночи. Опомнившись и посмотрев на часы, предложили Алексу остаться у нас на ночь. Тот благодарно согласился.
      Устроив друга на раскладушке в гостиной, пошёл принимать душ. Через несколько минут, завернувшись в полотенце, вернулся в спальню. Лиза сидела на кровати и держала в руках мобильный. Взгляд потерянный и испуганный. В глазах стоят слёзы. Подлетев к ней, сел на корточки, заглянул в глаза.
      - Лиза, милая, что случилось? - спросил я, поднимая её голову за подбородок и отводя упавшие на лицо пряди.
      - Соня пропала, - тихо прошептала она.
     
      Глава 13.
     
      Егор.
     
      Чем ближе становился день суда, тем мрачнее становился и я. Сказывались многодневные недосыпы и усталость. Да ещё и без Сонечки было очень тяжело. Мучил себя каждый день воспоминаниями о времени, проведённом вместе. Особенно тяжело было ложиться в ту самую постель и засыпать одному.
      По привычке, ставшей уже ритуалом, приехал с утра к Сониному институту. Несколько минут высматривал её среди других студентов. Странно, в это время она уже обычно была в институте. Начал волноваться. Мысленно успокоил себя. Мало ли что может случиться: в пробку попала, проспала или неважно себя чувствует, и решила прогулять. Услышал звонок своего мобильного. На экране высветился номер моей девочки. Несколько секунд недоумённо таращился на экран телефона. Потом поднял трубку.
      - Соня? - осторожно спросил я. Несколько секунд на том конце линии было тихо.
      - Доброе утро, Егор Дмитриевич, - услышал я мужской голос, - Что, не дождался её?
      Сказать, что моё сердце упало, это ничего не сказать. По голосу узнал Любомира. Страх за Соню и, в тоже время, ярость за то, что он посмел тронуть её, переплелись в тесный клубок.
      - Думаю, ты меня узнал, Егор Дмитрич. И думаю, что ты понимаешь, какое моё условие, - с угрозой протянул он, - Проиграй в суде, и твоя девчонка вернётся к тебе целой и невредимой. Если нет... То ты сам понимаешь.
      - Только попробуй... - начал я, но договорить мне не дали.
      - Именно это я и собираюсь сделать. Попробовать её. Хочу насладиться тем, как твоя сучка будет стонать подо мной, выкрикивать моё имя. Хочешь послушать, как я буду её тр***ть? - со смехом спросил он.
      Мои руки непроизвольной сжались в кулаки. Найду и убью этого урода! Лично, своими же руками задушу. И сделаю это с большим удовольствием.
      - Хорошо. Я принимаю твоё условие, - решил я пойти на блеф. Постарался успокоиться, чтобы голос не выдал моей игры и волнения.
      - Вот и молодец. Свою девку получишь, когда я выиграю суд, - сказал Любомир, и в трубке раздались гудки.
      Со злостью несколько раз ударил кулаками по рулю. Вот чёрт! Я не могу подвергать Соню такой опасности. Но и проиграть дело не могу.
      Думал, что бросив её, огражу от беды. Но не думал, что Любомир настолько крепко возьмётся за меня, будет следить за моими передвижениями. Мысленно обругал свою слабовольную натуру. Надо было держать себя в руках и не ездить к институту каждый день. Может тогда бы он оставил Соню в покое?
      Ну, чего уж теперь. Задним умом мы все хороши. Сейчас надо думать о том, как спасать мою девочку из этой передряги. Потерпи немного, любимая, мысленно обратился я к ней, я тебя вытащу.
      Достал из кармана второй телефон. Он был зарегистрирован на подставное лицо, так что, скорее всего, Любомир за ним не следил. Покопавшись в телефонной книге, набрал нужный номер.
      - Привет, брат. Поднимай своих бойцов. Мне очень нужна твоя помощь, - сказал я, когда на том конце провода подняли трубку.
     
      Соня.
     
      Как всегда в последний месяц на автомате встала с кровати, не имея никакого желания двигаться или делать что-либо в принципе. Умывшись, позавтракав и одевшись, вышла из дома. Посмотрела на часы и поняла, что если не потороплюсь, то опоздаю. Решила срезать и пойти дворами.
      Почти дошла до остановки, как услышала за спиной шаги. Уже собиралась обернуться, как меня схватили, а к лицу прижали какую-то тряпку. Я начала дергаться, пытаясь вырваться. Но держали меня крепко, так что мои жалкие попытки освободиться провалились. Последняя мысль была о Егоре. О том, как я его люблю. Через несколько секунд силы закончились, и я обмякла на руках своего похитителя. А потом почувствовала, как медленно проваливаюсь в черноту.
      Очнулась я в незнакомой комнате. Все тело болело, как после двухчасовой тренировки. В голове стоял туман. Руки, вывернутые за спину, ныли, а связанные запястья занемели. Ноги, привязанные к ножкам стула, на котором я сидела, я уже тоже не чувствовала.
      Потрясла головой, пытаясь вытрясти остатки дурмана из мозгов. Огляделась. В комнате я была одна. Меня посадили на стул посреди пустой комнаты. Голые бетонные стены и больше ничего. Из-за моей спины слабо лился свет, но в комнате всё равно стоял полумрак. Прямо напротив меня была дверь.
      Попыталась подавить растущую панику. Так, думай, Соня, думай! Нужно хоть как-то отвлечься, чтобы не удариться в истерику. Кто и за что меня украл? Я, вроде, никому дорогу не переходила. Родители мои бизнесом не занимаются. Обычные рядовые госслужащие. Лиза тоже отпадает. Андрей? Ну, если бы он что-то натворил, то скорее бы Лизой заинтересовались. Я-то им зачем? По аналогии с Андреем и Лизой на ум пришёл Егор.
      Но развить мысль мне не дали. Дверь в комнату открылась, и меня ослепило ярким светом. Когда я через несколько секунд открыла глаза, увидела, что дверной проём загораживает высокая крупная мужская фигура. Лицо было в тени.
      - Добрый день, София Николаевна, - мужчина вошёл в комнату, и дверь за ним закрылась. Я нервно вздрогнула от резкого звука. Было такое ощущение, что мне никогда отсюда не выбраться.
      Я подняла голову и посмотрела на похитителя. На вид мужчине было не больше сорока. Высокий, накачанный, я бы даже сказала симпатичный. Тёмные волосы, прямой нос, немного полные губы. Вот только глаза недобрые. Злые и холодные. От того, как он смотрел на меня, по спине побежали мурашки.
      - Меня зовут Любомиров Анатолий Владимирович. Добро пожаловать. Чувствуй себя как дома, - с кривой усмешкой протянул он.
      Подумала, что если меня похитили, то, значит, я ему зачем-то нужна. Решила не показывать свой страх, сковавший меня в своих липкий объятьях. Пока я им нужна, они со мной ничего не сделают. Подняла голову и посмотрела Любомирову в глаза.
      - Ага, но не забывай, что ты в гостях, - хрипло продолжила я его фразу. Он рассмеялся. Но весело мне от этого смеха не стало. Наоборот, только ещё страшнее.
      - А ты смелая и дерзкая малышка, - сказал он, подходя ко мне ближе и беря за подбородок. От каждого движения рубашка плотно обтягивала его торс. Только сейчас заметила у него пистолет в наплечной кобуре. От страха всё тело мелко затряслось.
      Подняв мою голову выше, Любомиров наклонился ко мне. Его лицо было так близко, что я могла разглядеть мелкие морщинки в уголках рта и глаз. Он, поворачивая моё лицо из стороны в сторону, рассматривал меня.
      - И что он в тебе нашёл? Неужели ты того стоишь, чтобы бросать дело? - задумчиво спросил он, обращаясь больше сам к себе, нежели чем ко мне. Отпустив мой подбородок, отошёл на несколько шагов. Не очень поняла о ком это он? Может о Егоре?
      - Будешь вести себя хорошо, и мы тебя не тронем, - спокойно продолжал он, глядя на меня, - А будешь выкобениваться, то отдам тебя моим мальчикам. Они, знаешь ли, давно без баб... - хохотнул он.
      Я передёрнулась от отвращения. Мысленно взмолилась, чтобы хоть кто-то меня нашёл.
      - Зачем я вам? - тихо спросила я.
      Любомир стремительно подошёл ко мне и достал нож из чехла на поясе. Я вся сжалась, насколько это было возможно, будучи связанной, и подалась назад. Он довольно хмыкнул, наклонился ко мне и разрезал верёвки на руках и ногах. Потом отошёл на несколько шагов. Я чуть не свалилась со стула от облегчения и принялась растирать затёкшие руки и ноги.
      - Даже не пытайся сбежать. О последствиях я тебя предупредил, - с угрозой сказал он мне, развернулся и вышел.
     
      Егор.
     
      Оставив машину на стоянке у офиса, пересел на общественный транспорт и поехал на место встречи со своим товарищем. Туда же должен был подъехать и Лёша. Надеюсь, что если Любомир следит за мной, то так ему будет сложнее меня найти.
      Выйдя на нужной остановке, пошёл в сторону жилого дома. Поднявшись на пятый этаж, нажал на кнопку звонка. Когда открыли дверь, вошёл внутрь.
      - Привет, Герасим, - поприветствовал я своего друга.
      - Привет, Егор. Ну, рассказывай, что там у тебя стряслось? - поздоровавшись, спросил он.
      Мы с ним были почти ровесниками. Мне 28, ему 29. Познакомились через Славу. Он с ним был знаком с детства. Учились в одном классе. Слава рассказывал, что Матвей Герасимов ещё в школе отличался буйным нравом. Там к нему прицепилась кличка Герасим. Однажды, когда кто-то начал дразнить его песней "Зачем Герасим утопил свою Муму?", он, долго не раздумывая, окунул этого товарища головой в унитаз. После этого его больше никто не дразнил. Все стали относиться к нему уважительно, а некоторые даже по имени-отчеству называли.
      После школы Матвей добровольно пошёл служить в армию. Попал в спецназ, потому что имел юношеский разряд по кикбоксингу и стрельбе. Да и вообще мальчиком он был не маленьким в физическом отношении и смышлёным. В армии его снова стали называть "Герасим", но Матвей уже не обижался. Несколько лет служил, участвуя в разных боевых действиях, иногда в горячих точках. После серьёзного ранения, ушёл со службы и открыл свою фирму, которая консультировала по системам безопасности.
      Пожав руку, посмотрел на лицо Матвея, правую щёку которого пересекал шрам от уха до уголка губ.
      - Давай дождёмся всех, тогда расскажу, - ответил я на его вопрос.
      В течение ближайшего получаса стали прибывать товарищи Матвея по армии, сотрудники его фирмы. Последним приехал Лёша. Когда все, наконец, собрались на кухне, я обрисовал ситуацию.
      - Значит так, - начал Матвей, - Паша, ты найди, где сейчас Сонин телефон, - скомандовал он своему сотруднику. Тот кивнул, вытащил ноутбук, спросил Сонин номер и начал колдовать над клавиатурой.
      Буквально через несколько минут мы уже знали точный адрес. Сгрудившись над картой, разрабатывали план захвата дома.
   Матвей на правах старшего по званию решил, что брать Любомира поедем только завтра вечером. Уже по дороге домой, подумал, что надо всё рассказать Сониным родителям. Дверь мне открыл Сонин отец. Я, конечно, не думал, что меня встретят с распростёртыми объятьями, но и фингала под глазом тоже не ожидал. На шум прибежала Сонина мама. Успокоив своего мужа и приложив лёд к моему глазу, увела нас на кухню, посадив по разные стороны стола. Как мог, объяснил ситуацию и попытался их успокоить.
      - Я обещаю, что с Соней всё будет хорошо. Я люблю её и позабочусь о ней, - пообещал я, уже на выходе из квартиры. Протянул руку для рукопожатия Сониному отцу и напряжённо ожидал ответной реакции. Тот посмотрел на меня исподлобья, а потом крепко, до хруста костей, пожал руку. Я постарался, чтобы боль от этого движения не отразилась у меня на лице. Видя мою невозмутимость, Сонин отец кивнул и, выпустив мою руку, отошёл на несколько шагов назад.
      Всю ночь не мог уснуть. Переживал, как там моя девочка. Старался не думать о плохом, потому что, как только на ум приходили подобные мысли, хотелось наплевать на всё и поехать спасать малышку. На нервной почве вспомнил старую армейскую привычку и закурил.
      Утром созвонился с Матвеем. Тот сказал, что его ребята поехали на разведку. Прежде чем вламываться в дом, надо выяснить всё точно: сколько там комнат, людей, охраны. Договорились, что за Соней поедем вечером.
      Весь день провёл, как на иголках. Не мог ни на чём сосредоточиться, бумаги валились из рук. Мысли снова и снова возвращались к Соне. Как она там? Что с ней? С трудом дождавшись вечера, поехал в установленное место встречи с парнями. Когда я приехал, все уже были в сборе.
      Решив все вопросы, Матвей начал раздавать всем приказы. Лёшу отправили обратно в офис, держать связь. В конце концов, дошла очередь и до меня.
      - Ты уверен, что хочешь пойти с нами? - спросил Матвей, глядя мне в глаза. Я, так же глядя в глаза, кивнул.
      - Уверен. Хочу собственными руками пристрелить эту мразь Любомирова, - ответил я, надевая бронежилет.
      Спустившись вниз, уселись по машинам. Через час были на месте. Огляделся. Загородный посёлок. Милый домишка, ничем не вызывающий подозрения. Тем временем уже стемнело. Отлично, это нам только на руку.
      Вдесятером выбрались из машины, и пошли к дому Любомира. Профессионалы впереди, а я сзади. Вырубив несколько охранников, зашли во двор дома. Да уж. Криминальный авторитет, а охрана у него ни к чёрту.
      Ребята медленно комната за комнатой обыскивали дом. Неосмотренных комнат становилось всё меньше, а Сони нигде не было. Начал волноваться за мою девочку. Где же ты, малышка? Услышав звук стремительно отъезжающей машины, бросился к окну.
      - Вот *цензура*! - выругался я, увидев на дороге машину Любомира. Ушёл гад! Ну, ничего, урод, я тебя ещё найду. Из-под земли достану!
      Обследовав все комнаты на этажах, спустились в подвал. Всего несколько комнат. Надеясь на то, что Сонечка где-то здесь, открывал одну за другой двери. Распахнув предпоследнюю дверь, замер на пороге.
      В углу комнаты, сжавшись в комочек, подтянув колени к лицу и обняв их руками, сидела Соня. Я замер на несколько секунд от неожиданности. Она подняла своё личико и посмотрела на меня.
      - Ты снова пришёл? - с улыбкой спросила она. Снова? Что значит "снова"? Ладно, потом разберёмся. Сделал несколько шагов к ней, но она протестующее подняла руку.
      - Нет. Стой там, не подходи. А то ты снова исчезнешь, - прошептала она. Что всё это значит?
      - Нет, малышка. Я теперь никуда от тебя не денусь. Даже если сама захочешь, фиг ты от меня избавишься, - сказал я, подходя к ней и опускаясь на колени.
      Стянул с плеч толстовку и, натянув на мою рыжулю, схватил её в объятья. Она несколько минут не шевелилась, а потом сама крепко обхватила руками за плечи. Почувствовал, как её плечики начали трястись. Немного отстранившись назад, увидел, что Соня плачет.
      - Я надеялась, что ты придёшь и спасёшь меня. А ты всё не шёл и не шёл, - обиженным голосом сказала она, всхлипывая и шмыгая носом.
      - Ну что ты, моя любимая маленькая девочка, - прошептал я, успокаивающе гладя её по волосам и изредка целуя её макушку, - Всё уже закончилось. Я здесь. Теперь всё будет хорошо, - прошептал ей в волосы.
      Не знаю, сколько мы так сидели, но нас прервал Матвей.
      - Больше никого нет. Любомиров сбежал, - сказал он мне. Я обернулся и посмотрел на Герасима.
      - Спасибо тебе, Матвей. Теперь я твой должник, - ответил я ему. Тот только кивнул, развернулся и вышел из комнаты. Поднявшись на ноги, взял мою малышку на руки.
      Погрузившись в машины, поехали обратно. Соня всю дорогу сидела у меня на коленях, доверчиво прижавшись к моей груди. Я только гладил её по спине и волосам, не веря, что всё наконец-то закончилось. Через полчаса, разморённая теплом, она заснула.
      Когда мы приехали к моему дому, осторожно, стараясь её не разбудить, вынес из машины. Шепотом попрощавшись со всеми, вошёл в свой подъезд. Открыв дверь в квартиру, понёс Соню в спальню. Положил её на кровать и осторожно раздел до белья. Когда я увидел красные ссадины на запястьях и лодыжках, кровь просто закипела. Ненавижу этого гада. Руки так и чесались убить Любомира.
      Соня зашевелилась во сне и свернулась клубочком от холода. Здорово! Пока я тут разрабатывал план мести у себя в голове, моя девочка мёрзла в одном белье! Хорош, нечего сказать! Мысленно себя отругав, накрыл Соню одеялом.
   После, взяв телефон, позвонил Сониным родителям. Рассказал, что с ней всё хорошо, и она останется ночевать у меня. Закончив разговор, вышел на балкон. Дрожащими руками закурил. Глядя на ночной город, прокручивал в голове события последнего месяца. Пришёл в себя, только когда прогоревшая до фильтра сигарета обожгла мне пальцы. Затушил её и вернулся обратно в спальню. От вида моей малышки, свернувшейся калачиком на кровати, меня затопила волна нежности к ней.
      Осторожно присел на край кровати и убрал упавшие ей на лицо косички. Провёл пальцами по её бровям, носу, губам. Нестерпимо хотелось наклониться и поцеловать её, касаться, гладить и обнимать. Время, проведённое без неё, давало о себе знать. Боясь разбудить мою девочку своими прикосновениями, подавил в себе подобные желания. Почувствовал, как на меня накатила усталость. Сказывалось пережитое за два дня волнение.
     Быстро разделся и лёг рядом с Соней. Может завтра она и будет ругаться. Всё равно! Сейчас было важнее всего быть к ней поближе, держать её в своих руках, оберегая от всех бед.
      Притянул любимую поближе к себе. Соня прижалась ко мне, положив голову мне на грудь и закинув своё бедро мне на ногу. Осторожно обнял, боясь потревожить её сон. Руки непроизвольно стали гладить нежную кожу моей девочки. Было так хорошо и так приятно держать её в своих объятьях, как будто всю жизнь только этим и занимался. Как будто она вернулась в положенное ей место. Впервые за этот кошмарный месяц заснул быстро и спал без сновидений.
   Глава 14.
     
      Лиза.
     
      После того звонка от родителей с новостью о том, что Соня пропала, всю ночь не могла уснуть, ворочаясь с места на место. Андрей всё время был рядом, обнимал меня. Через несколько часов снова позвонили родители и сообщили, что приходил Егор и объяснил ситуацию. От облегчения я разревелась. По крайней мере, известно, где Соня. И я верю, что Егор сделает всё, чтобы спасти мою сестрёнку. Андрей спокойно переносил все мои истерики, молча успокаивая меня. Убаюканная теплом его объятий под утро я провалилась в сон.
      Естественно, утром мы проспали. Позвонив на работу, отпросились, сославшись на пищевое отравление. Поскольку погода была хорошая, решили пойти погулять в парк. Просто сил сидеть дома и переживать за Соню уже не было. Ещё немного и мне грозило нервное истощение. Проводив Алекса до вызванного по телефону такси, отправились на прогулку.
      Наслаждаясь природой, не спеша бродили по аллеям парка, держась за руки. Благо, что был рабочий день, и народу на дорожках было немного, так что можно было побродить в тишине. Только изредка встречались мамочки с колясками или с детьми постарше.
      Присев на одной из детских площадок на скамейку, мы с Андреем с улыбками смотрели, как малыши носятся по газону, катаются на горках и качелях. Наше внимание привлекла одна девочка, лет четырёх. Она бегала по площадке, смешно переставляя свои ножки и задирая ручки, и ловила мыльные пузыри, которые выдувала её мама. Её звонкий задорный смех разносился по всей площадке. Невольно на губах появилась улыбка.
      Хотела бы и я иметь такую малышку. Она такая милая. Я задумалась и не осознала, что произнесла эти слова вслух.
      - Я бы тоже хотел, - прошептал мне Андрей на ухо. Вот же...! Я подняла взгляд на него.
      - И думаю, что мы уже на пути, - продолжил он, глядя на меня с улыбкой. Мои глаза расширились от удивления.
      - Малыш, мы уже почти неделю спим вместе. Ты хоть раз видела, чтобы я предохранялся? - уже серьёзным тоном спросил Андрей. Я не могла выдавить из себя ни слова, поэтому только отрицательно покачала головой.
      - А ты пила какие-нибудь таблетки? - снова спросил он. Я опять покачала головой.
      - Ну вот, видишь? Значит, вполне может быть, что мы уже беременны, - сказал мне любимый, довольно улыбаясь.
      - Что? Беременны? Я не хочу... В смысле я хочу, но пока не готова. Мы же даже ещё не расписались, - заорала я, вскакивая на ноги. Люди вокруг стали коситься на меня.
      - Беременная, - со снисходительной улыбкой сказал Андрей одной из мамочек, сидящих неподалёку и изумлённо таращившихся на меня.
      Схватив его за руку, потащила к выходу из парка. По пути домой заскочила в первую попавшуюся аптеку и купила тест на беременность. Домой мы практически бежали. Причём впереди неслась я, таща Андрея за собой на прицепе.
      Влетев в квартиру, не разуваясь, заскочила в ванную и захлопнула дверь прямо перед носом у Андрея. Проведя нужную процедуру, уселась на бортик ванной и стала ждать результата. Когда, через определённое время, взглянула на тест, была очень расстроена. Одна полоска. Значит, не беременна. А я уже размечталась о ребёночке, похожем на своего папу. Малыш с такими же синими глазами. Почувствовала навернувшиеся слёзы. Медленно встала и открыла дверь. Андрей сидел на полу, прислонившись спиной к стене, напротив ванной комнаты.
      - Ну что? - вскочив на ноги, спросил он. Я смогла только отрицательно покачать головой.
      - А что ты тогда рыдаешь? Ты же не хотела, - сказал он, подошёл ко мне и крепко обнял. Я уткнулась носом ему в шею и вдохнула такой любимый и родной запах.
      - Хотела. Хочу детей от тебя. А я не беременна, - на последних словах я не сдержалась и зарыдала.
      - И чего ты плачешь, глупышка? Значит у нас всё ещё впереди. Только представь, сколько удовольствия мы получим, повышая демографический уровень в стране, - улыбаясь, прошептал он мне в макушку.
      Я не сдержалась и засмеялась сквозь слёзы. Подняла голову и посмотрела на него. От его взгляда, полного нежности и любви, у меня снесло крышу. Захотелось запрыгнуть на него и заняться любовью прямо здесь в коридоре. Наверно, моё желание отразилось у меня в глазах, потому что взгляд Андрея тут же потяжелел и потемнел. Я почувствовала, как у меня начало тянуть внизу живота от желания. Моё тело тут же отозвалось на такой взгляд. Я невольно подалась всем корпусом ближе к Андрею. Он наклонился к моим губам. Ещё какие-то миллиметры, и я смогу коснуться губ любимого. Его горячее дыхание заставляло толпы мурашек бегать по моему позвоночнику вверх-вниз. Я прикрыла глаза в ожидании поцелуя.
      - И начнём мы прямо сейчас, - изменившимся, хриплым голосом сказал Андрей и буквально набросился на мои губы.
     
      Андрей.
     
      С трудом уговорил себя притормозить и ослабить напор. Немного отстранившись от Лизы, оглядел её лицо. Глаза полуприкрыты и блестят возбуждением, на щёчках румянец, губы, покрасневшие и чуть припухшие от моих поцелуев. Не смог удержаться и снова поцеловал любимую.
      Она подалась мне навстречу и обняла руками за шею. Почувствовал её язычок на своих губах. Вот чёрт! Так ведь для меня всё может закончиться, даже не начавшись! Не сдержавшись, практически зарычал и начал сдирать с неё рубашку, отрывая пуговицы. Крепко прижал мою девочку к стене всем телом, давая почувствовать своё возбуждение. Она застонала, что завело меня ещё больше, и страстно поцеловала в губы. Закинула ноги мне на талию, приглашающее раздвигая ноги и прижимая меня к себе.
      Оторвавшись от её губ, переместился на шею и плечо. Лиза закинула голову, давая мне больший доступ к своему телу. На каждый мой поцелуй и касание она издавала тихие стоны. Её отклик на мои ласки сводил меня с ума.
      Моё тело грозило разорвать от возбуждения. Если мы продолжим в том же духе, то это будет делом пары движений. А мне хотелось заняться любовью со своей невестой. Показать ей насколько я её люблю, сделать всё нежно и медленно. Я оторвался от мягкой кожи любимой и немного отстранился назад. Услышал разочарованный стон.
      - Я хотел сделать это нежно и медленно, но сил терпеть больше нет, - прошептал я, уткнувшись носом в Лизин висок. Она пошевелилась, поудобнее устраиваясь у меня на руках. От этого движения её бёдра скользнули по моим, и я не смог удержать стон. С трудом, сквозь шум крови в ушах, расслышал её ответ.
      - Нежно и медленно будет потом. Хочу тебя прямо сейчас. И потом, кто-то хотел повысить рождаемость в стра... - договорить я ей не дал и снова набросился на её губы, сминая их.
      Поставив Лизу на пол, с трудом трясущимися руками расстегнул её джинсы и стянул с неё. Тем временем почувствовал, как Лизина ладошка скользнула в мои джинсы и погладила меня. Она меня решила совсем с ума свести? В любом случае, ей это удалось.
      Стремительно подхватил её под попку и, отведя трусики в сторону, одним резким движением вошёл в мою малышку. От этого движения мы оба застонали и застыли на месте. Наше тяжёлое дыхание нарушало тишину квартиры. Через несколько секунд Лиза пошевелила бёдрами. Это движение словно прорвало какую-то плотину во мне. Рыча, накинулся на любимую.
      Как я и предполагал, моей выдержки хватило ненадолго. Но сперва я убедился, что моя малышка получила удовольствие. Услышав её крик освобождения, последовал за ней, выкрикивая её имя.
      Через некоторое время мы смогли пошевелиться. Я невесомо целовал любимую, куда только мог достать. Она нежно поглаживала своей ладошкой мои волосы. Поднял взгляд и увидел лёгкую улыбку на губах у Лизы. Улыбнулся в ответ и благодарно поцеловал.
      - Я люблю тебя, - прошептал я, глядя ей в глаза.
      - А я тебя больше, - так же шёпотом ответила Лиза.
      Всё так же держа её на руках, пошёл в ванную. Хорошо, что она была недалеко, потому что на большее у меня сил уже не осталось.
      Из душа мы вылезли только час спустя. И, как оказалось, силы у меня ещё были. Подумал, что такими темпами мы точно скоро забеременеем. Улыбнулся своим мыслям. Представил себе маленькую девочку, похожую на свою мамочку. Такую же маленькую рыжулю. Хочу! И чем скорее, тем лучше.
     
      Глава 15.
     
      Соня.
     
      Проснулась от того, что лучи солнца, проходя сквозь незанавешенное окно, скользили по лицу и били в глаза. Заслонившись ладонью лицо, приоткрыла глаза. Я лежала у Егора в кровати. Но его рядом не было, хотя я отлично помню, что он вчера пришёл за мной и вытащил из подвала.
      Сразу нахлынули воспоминания о двух днях, проведённых в этом аду. Вечером первого дня села на пол и прислонилась спиной к стене. Мысли почему-то постоянно возвращались к Егору. Понимала, что это глупо, ведь он меня бросил, но ничего не могла с собой поделать. Вспоминала его смех, его улыбку, его голос, его зелёные глаза и шрам на подбородке. Пыталась успокоить своё глупое сердце, которое не хотело верить в то, что Егор оставил меня просто так. Наивное сердце, говорило мне, что он тоже меня любит, как и я его.
      С такими мыслями провалилась в сон. Ночью, сквозь дрёму, услышала, как открывается дверь и в комнату заходит Егор. Он подходит ближе, говорит, что любит меня. Я протягиваю руку, чтобы коснуться его, но он исчезает. Со слезами на глазах просыпаюсь и понимаю, что всё это был только сон.
      Поэтому я так и отреагировала, когда вечером следующего дня увидела, как в комнату заходит Егор. Боясь, что это очередной сон, попыталась его остановить. Но он меня не послушался, сел передо мной и надел на меня свою толстовку. Почему он здесь? Я же ему была не нужна. Зачем он вернулся? Эти вопросы крутились у меня в голове, но сил задать их не было.
      Плюнув на всё, решила, что спрошу потом. А пока была такая возможность, наслаждалась объятьями и прикосновениями любимого. Возможно, что завтра этого уже не будет. Согревшись в салоне машины, не заметила, как заснула.
      Мои мысли прервал Егор, появившийся в дверях спальни. Какой же он красивый! Сейчас я остро ощутила, насколько я соскучилась по нему за этот месяц. Окинув его фигуру взглядом, с удивлением отметила, что он похудел. Щеки немного ввалились, а зелень его глаз потускнела. Вдобавок, на лице у него красовался фингал.
      - Доброе утро, - тихо сказал Егор. Я неуверенно посмотрела на него. Наверно он хочет, чтобы я поскорее ушла.
      - Доброе. Ты не переживай, я долго у тебя не задержусь. Я сейчас быстренько соберусь и поеду домой, - прошептала я. Егор недоумённо посмотрел на меня. Потом на его лице проступило понимание.
      - Сонь, останься, пожалуйста. Нам надо поговорить, - сказал он мне. - Можешь в душ сходить, я там полотенце положил и чистую одежду. А потом приходи на кухню, я тебе кофе приготовил, как ты любишь.
      Как я люблю? Он помнит, как я люблю? Может, всё-таки, я ему не безразлична? Прогнала подобные мысли. Нет, если бы была не безразлична, то он бы меня не прогнал тогда.
      Егор развернулся и вышел из комнаты. Я откинула одеяло, встала с кровати и пошла в ванную. В душе плескалась достаточно долго. Думала, почему Егор пришёл за мной, почему привёз к себе. На все эти вопросы у меня не было ответов. А получить их хотелось скорее, так что я вылезла из душа, нацепила на себя шорты и футболку Егора и пошла на кухню.
      Усадив меня за стол, Егор поставил передо мной тарелку с яичницей и кружку кофе. Я не ела два дня, так что завтрак я проглотила со скоростью голодного троглодита. Всё это время Егор сидел напротив меня и улыбался. Я нерешительно подняла на него глаза.
      - Спасибо, всё было очень вкусно, - поблагодарила я его. Он кивнул в ответ. Убрав со стола тарелки, подошёл ко мне и сел передо мной на корточки. Взял мои ладони в свои.
      - Я должен тебе кое-что рассказать, - начал он. - Я не надеюсь, что ты сможешь меня простить, но прошу, хотя бы выслушай, - он дождался моего кивка и продолжил.
      - Я люблю тебя, - выпалил он на одном дыхании. Мои глаза грозили выскочить из орбит от изумления. Он меня любит? ОН МЕНЯ ЛЮБИТ?!
      - Но..? Почему..? Что..? - только смогла я выдавить из себя. Егор глубоко вздохнул и стал рассказывать мне всю историю с Любомиром от начала до конца.
      - Прости меня, если сможешь. Я был дураком. Я думал, что смогу так уберечь тебя от беды, а вот как всё вышло... - закончил он свой рассказ.
      Я сидела в ступоре несколько минут, просто не зная, что сказать. С одной стороны, хотелось обнять его покрепче и поблагодарить за спасение. С другой - хотелось вдарить ему по его глупой голове чем-нибудь тяжёлым. Обо мне он думал! А меня он спросил? Что, мой голос уже не принимается в расчёт?
      - Малыш, скажи, пожалуйста, что-нибудь. Ты меня пугаешь, - я поняла, что уже несколько минут молчу, не шевелюсь и смотрю в одну точку. Стряхнув с себя оцепенение, неуверенно протянула руку и погладила его по щеке. Егор схватил меня за руку и поцеловал ладонь. На его лице появилась широкая улыбка. Потянув за руку, Егор поднял меня со стула и, сев сам на него, усадил меня к себе на колени.
      Я подняла руку и, положив ладонь на щёку Егора, осторожно провела большим пальцем по синяку у него под глазом.
      - Это кто тебя так приложил? - поинтересовалась я.
      - Твой отец, - угрюмо ответил любимый. Я усмехнулась. Да, папа он такой. Он за своих дочерей готов стоять до конца.
      - Больно? - спросила я, слегка надавливая. Егор дёрнулся назад от боли. Потом, посмотрев на меня, кивнул в знак согласия.
      - Это хорошо. Будешь знать, как принимать без меня решения, - ответила я на его недоумённый взгляд. Он уже начал было возражать, но я приложила руку к его губам. Ох! Какие они мягкие. Захотелось прикоснуться к ним не рукой, а губами. Так, собрала мысли в кучку. О чём там я? Ах, да!
      - Егор, пожалуйста, давай договоримся, что впредь ты никогда не будешь принимать за меня решения, хорошо? - спросила я, убирая руку с его губ. На его лице расцвела довольная улыбка.
      - Впредь? То есть ты вернёшься ко мне? - спросил он, притягивая за талию поближе к себе и зарываясь носом в мои косички. В душе плескалась радость от того, что мы снова будем вместе. Но я постаралась не показать ему своих эмоций. Поэтому, только кивнула в ответ.
      Он, с улыбкой кота, объевшегося халявной сметаны, прижал меня к себе так, что мои рёбра затрещали. Не смогла удержаться и всё же улыбнулась. Почувствовала поцелуй в висок, щёку, уголок губ.
      - Ты, правда, меня любишь? - прошептала я.
      - Угу, - протянул Егор, спускаясь губами ниже к шее и плечам.
      - Сильно-сильно? - спросила я, откидывая немного голову назад, чтобы ему было удобнее меня целовать. Ммм... Я просто млею от его прикосновений и поцелуев...
      - Сильно-сильно, - невозмутимо подтвердил он.
      - Очень-очень? - снова уточнила я.
      - Очень-очень, - не прерывая своего занятия, ответил Егор. Потом поднял голову и посмотрел на меня.
      - Я, правда, тебя люблю. И готов сделать что угодно, чтобы доказать это, - серьёзно глядя мне в глаза, пообещал любимый. Ну, всё, ты попался!
      - Всё что угодно? - хитренько спросила я. Видимо почуяв неладное, Егор подозрительно посмотрел на меня, но всё же пару раз кивнул, в подтверждение своих слов.
      - Раз всё что угодно, то мы не будем... ну... того... месяц, - блин, нашла время для скромности! По насмешливому взгляду Егора догадалась, что он всё понял.
      - Что, того? Я не понимаю, малыш, - пряча улыбку, спросил он. Вот ведь гад! Всё он понял! А меня заставляет это говорить.
      - Заниматься любовью, - выпалила я на одном дыхании и покраснела от стыда. Егор хмыкнул и улыбнулся уголком губ. Нет, вот чего он лыбится? Я его тут практически наказываю, а он улыбается!
      - Я вообще-то серьёзно! - возмутилась я. - Ты сказал, что готов сделать всё, чтобы доказать, что действительно любишь. Прямо сейчас тебе представляется шанс.
      - Сонь, я готов на всё. Месяц без... ну... того..., так месяц, - передразнил меня Егор. Я хотела вскочить с его колен, но мне не дали.
      - Далеко собралась? - с улыбкой глядя на меня, спросил он.
      - Какую часть из "месяц без занятий любовью" ты не понял? - возмутилась я.
      - Ну, насколько я помню, уговор был только на занятия любовью, а вот про поцелуи и обнимания разговора не было, - с ужасно хитрой улыбкой сказал Егор и крепко прижал к себе.
      Вот чёрт! Об этом я как-то не подумала. В моём варианте договора это подразумевалось само собой. Вот что значит юрист - везде лазейку найдёт! А так я точно месяц не продержусь. С его сводящими с ума губами, глазами, руками...
      Тем временем, Егор начал целовать меня в шею, постепенно поднимаясь вверх к губам. Да, если он будет так меня целовать, то я и пары дней не выдержу! Поцелуй из нежного и практически невесомого превратился в страстный буквально за несколько секунд. Я застонала, почувствовав, как Егор не больно, но ощутимо прикусил мою губу. И тут же горячий язык коснулся места укуса, будто прося прощения за причинённую боль. Господи, как же я по нему соскучилась!
      - Я так по тебе соскучился, - будто прочитав мои мысли, жарко прошептал в мои губы любимый и снова набросился с поцелуями.
      Наверно я бы сама нарушила свой договор прямо сейчас и занялась любовью, если бы не телефон. Егор с сожалением оторвался от меня и достал мобильный из кармана.
      - Да. Всё нормально. Да, она проснулась и позавтракала. Конечно, - отвечал Егор невидимому собеседнику. Потом он положил трубку и посмотрел на меня.
      - Звонили твои родители. Они ждут нас дома, - сказал он и, взяв меня на руки, пошёл в спальню.
     - Ты куда меня тащишь? - я начала вырываться. Егор даже не обратил внимания на мои жалкие попытки освободиться.
      - Тебя надо переодеть. Или ты так собираешься к родителям ехать? - спросил он, кивая на свои шорты и майку, которые были одеты на мне.
      - Я вообще-то могла и сама дойти, - сказала я, когда Егор поставил меня в спальне на пол, - И переодеться я могу сама, - добавила я, когда с меня начали снимать майку.
      - Сонь, не начинай опять! Мы это уже обсуждали. Мне хочется за тобой поухаживать, и мне приятно будет это сделать, - продолжая меня раздевать, настойчиво сказал Егор.
      Мне пришлось сдаться. Я терпеливо стояла и позволяла надевать на себя джинсы и футболку. Когда процесс одевания был закончен, Егор быстро поцеловал меня в губы и, взяв за руку, повёл в коридор. Там меня посадили на пуфик и надели обувь.
     
      Егор.
     
      Одев Соню, не смог удержаться от поцелуя. Ужасно соскучился по ней за этот месяц. И не касаться её, не целовать просто не мог.
      Не ожидал, что любимая так быстро меня простит. Хотя, это как сказать. Месяц без занятий любовью... Боюсь, такого целомудрия я не выдержу. Особенно когда рядом Сонечка, моя маленькая соблазнительная девочка. Будет очень трудно продержаться, но готов на всё, лишь бы доказать свою любовь.
      Пришлось пойти на маленькую хитрость. Хорошо - нет постели, но ведь поцелуев никто не запрещал. Больше всего был удивлён, что Соня ответила на мой поцелуй. Ожидал, что она, по меньшей мере, огреет меня чем-нибудь тяжёлым, но никак не этого.
      Одевшись, мы вышли из подъезда и сели в машину. Всю дорогу Соня молчала и только нервно теребила молнию на куртке. По её взглядам, которые она бросала на меня, я подумал, что она хочет что-то спросить, но не может набраться смелости. Решив дать ей самой выбрать, задать мне вопрос или нет, я молча рулил. Наконец, она не выдержала и повернулась ко мне.
      - Егор, могу я у тебя кое-что спросить? - робко начала она. Я посмотрел на неё и кивнул.
      - Ладно. Хорошо. В общем... Дело в том... Я хотела... - никак не могла продолжить она.
      - Сонь, ты можешь спросить меня что угодно. Всё будет нормально. Я готов ответить на любой твой вопрос, - подбодрил её я.
      - Ладно. Гм... Ты... Ты сказал, что... что любишь меня. Но почему, объясни мне, почему ты бросаешь меня ради какого-то дела? Или ты недостаточно сильно меня любишь? Может дело в том, что за защиту твоего подопечного тебе платят, а я и моя любовь бесплатны? Конечно... - начала заводиться Соня. Я открыл рот, собираясь её прервать, но меня остановили.
      - Нет. Подожди. Ничего не говори, - подняв ладошку, отрезала Соня, - Знаешь, те слова, что я сказала утром... Просто забудь их, ладно? Считай, что я ничего не говорила. Я не думаю, что у нас что-то может получиться.
      - Стой! Не надо так! Позволь мне всё объяснить, - всё же прервал её я.
      Чёрт! Это безумно трудно одновременно следить за дорогой и пытаться объяснить человеку, что ты действовал из благих побуждений! Чтобы собраться с мыслями пришлось снизить скорость и прижаться к обочине. Остановившись у тротуара, повернулся к Соне и взял её холодные дрожащие ладошки в свои руки.
      - Я должен тебе кое-что рассказать, - начал я. - Когда я ещё учился в университете, у моих родителей была своя фирма. Небольшой бизнес, ничего серьёзного. Жили себе спокойно, никого не трогали. Но однажды на горизонте появился Любомиров. Он стал требовать от них часть прибыли. А взамен обещал не трогать их самих, семью, бизнес. Отец отказался платить. Тогда, поздно вечером, люди Любомира подкараулили мою маму во дворе. Она ходила на вечеринку по случаю Дня Рождения своей подруги. Немного задержалась, - руки непроизвольно сжались в кулаки, - Они не стали её насиловать, убивать или похищать. Нет. Эти ублюдки придумали кое-что похуже. Они избивали её до тех пор, пока она не потеряла сознание. Мама только в больнице через несколько дней сказала нам с отцом, что она была месяц как беременна, - я оторвал невидящий взгляд от лобового стекла.
      Соня со слезами на глазах смотрела на меня. Потом она подняла руку и погладила меня по щеке.
      - Он убил не родившегося ребёнка. Моего братика или сестрёнку. В тот день я поклялся, что отомщу. Когда я стал заниматься этим делом, Любомиров стал звонить мне и угрожать, что он сделает что-нибудь с тобой. Я испугался за тебя. Испугался, что он и с тобой что-то сделает. Я просто хотел защитить тебя. Всё то, что я наговорил тебе в тот день в машине... всё это неправда. Ты никогда не была для меня девочкой на одну ночь. И я никогда не любил никого больше, чем теб... - договорить мне не дали любимые губы, страстно набросившиеся на мои.
      Я, ни минуты не сомневаясь, ответил на поцелуй. Просто потому, что не мог не ответить. Обнял Соню за талию и крепко прижал к себе. Почувствовал, как её руки скользнули мне под куртку и погладили по спине. От этого движения по всему телу будто прошёл разряд тока.
      Мои руки против воли скользнули под одежду Сони и погладили нежную кожу. Прошлись вверх и вниз, потом снова вверх, коснулись застёжки бюстгальтера. Соня всем телом подалась мне навстречу. От ощущения такого любимого тела, прижатого к моему, не смог сдержать стона. Хотелось, чтобы Соня была ещё ближе, хотя ближе уже некуда.
      Отстегнув ремень безопасности, притянул любимую к себе на колени. Она села на меня, обхватив ногами. О! Ещё немного и я займусь любовью с Соней прямо здесь в машине, на глазах у прохожих. Я отстранился от сладких губ любимой и уткнулся ей в шею, чтобы хоть немного остыть. Соня недовольно застонала и поерзала у меня на коленях, от чего мой и так напряжённый пах заныл ещё сильнее.
      - Сонечка, любимая, не надо, - просипел я ей на ухо.
      Она замерла и недоумённо посмотрела на меня. Через несколько минут её затуманенные страстью глаза смогли сфокусироваться на мне. Постепенно её щёки начали краснеть, и она смущённо спрятала лицо у меня на груди.
      - Прости. Я просто... гм... - я с трудом разобрал её слова, заглушённые моим телом. Я ободряюще погладил её по волосам и спине.
      - Всё нормально, малыш, - прошептал я ей на ухо, - просто я слишком соскучился по тебе... Хотя, нет. Мне всегда будет тебя мало, - добавил я после паузы и игриво прикусил мочку её уха.
      Соня дёрнулась и застонала. Боже, это самые соблазнительные звуки, какие я только слышал в своей жизни. Я попытался собрать остатки здравого смысла и погасил возрастающее возбуждение.
      - Девочка моя, любимая, сладкая, мы должны остановиться, - сипло выдохнул я, - иначе мы не доедем до твоих родителей. И потом, ты же не хочешь делать это на людях.
      Соня отстранилась от меня, и, не глядя мне в глаза, кивнула. Я пересадил её на соседнее сидение и напоследок нежно поцеловал и погладил по щеке.
      С трудом убрал руки от моей девочки и несколько минут успокаивался и собирался с мыслями. Немного охладив своё желание, завёл машину и въехал в поток.
      - Егор, а как сейчас твоя мама? - через какое-то время спросила Соня.
      - С ней всё в порядке, - улыбаясь, ответил я. - Кстати, она горит желанием познакомится с тобой.
      Любимая удивлённо посмотрела на меня. Потом удивление сменилось милой застенчивой улыбкой.
      - А это обязательно? А то мне как-то не по себе, - не глядя на меня, протянула Соня.
      Я протянул руку, взял её ладошку, положил на рычаг переключения передач, накрыл своею ладонью и ободряюще погладил.
      - Не бойся, малыш, всё будет хорошо, - попытался я её успокоить.
      - А вдруг я твоим родителям не понравлюсь, - недоверчиво сказала она.
      - Ты нравишься мне, а значит, понравишься и им, - с улыбкой ответил я.
     
      Соня.
     
      Оставшуюся дорогу до дома мы проехали быстро. Егор припарковался у моего подъезда и приказал мне сидеть внутри и ждать его, на что я тут же начала ворчать. Но все мои возмущения были прерваны поцелуем. Пока отходила от такой наглости, Егор успел вылезти из машины, обойти её вокруг и открыть мне дверь.
      Потом меня вытащили на улицу, поставили на ноги, чмокнули в губы, взяли за руку и повели в сторону подъезда. Всё это происходило с такой скоростью, что я не успевала понять, что вообще происходит и только смиренно делала всё, что от меня требовалось.
      Поднявшись на нужный этаж, мы остановились перед дверью, и Егор нажал на кнопку звонка. Дверь тут же распахнулась, и мы увидели маму, которая со слезами бросила ко мне. Меня обнимали так, что едва хватало дыхания. Потом крутили из стороны в сторону, словно пытаясь что-то найти на мне. А после этого наступила очередь Егора, которого тоже сначала крепко обняли, а после осмотрели.
      - Мам, всё в порядке. Видишь, с нами всё нормально, - попыталась убедить её я, когда она снова бросилась ко мне и пошла по второму кругу.
      В этот момент в дверях появился папа.
      - Ну? И чего вы там стоите? Заходите уже в квартиру, - сказал он, оттаскивая маму от меня и таща её за руку внутрь.
      - Вы чего так долго? - проворчала мама. - Мы уже начали волноваться!
      В этот момент дверь за нашей спиной открылась, и в квартиру вошли Лиза и Андрей. Они замерли на пороге и недоумённо смотрели на наше собрание в коридоре.
      - О! И вы тоже опаздываете! Мы же переживали! - набросилась мама на Лизу и Андрея. - Почему так долго? - это она уже к нам четверым обращалась.
      Мы с Лизой, немного покраснев, синхронно бросили взгляд на своих молодых людей и опустили головы. Я сразу вспомнила эпизод в машине, когда мы с Егором чуть было, не переступили черту приличий.
      - Эм... Извините, просто... гм... немного задержались. Пробки, - сказал Андрей, разводя руками.
      На этих словах мы с Лизой понимающе посмотрели друг на друга и с трудом сдержали улыбки. Видимо, они с Андреем задержались по той же причине, что и мы с Егором.
      - Эх! Где мои семнадцать лет? - с хитрой улыбкой сказал папа, обнимая маму за талию и притягивая её к себе.
      Та, к моему глубочайшему изумлению, сделала то, что я никогда в своей жизни от неё не ожидала - она глупо захихикала и, шутя, стукнула папу по плечу. Видимо Лизе тоже не доводилось такого видеть, потому что она, вытаращив глаза, уставилась на родителей. Те продолжали мило флиртовать друг с другом, как будто нас тут и вовсе не было. Папа наклонился к маме и что-то прошептал ей на ухо, на что она захихикала ещё глупее.
      Моя челюсть грозила оказаться на полу, но положение спас Егор. Он громко кашлянул, и родители отпрянули друг от друга.
      - Раздевайтесь, мойте руки и на кухню. Я там обед приготовила, - мама снова вернулась к своему обычному тону.
     
      Мы с Лизой, Андреем и Егором сняли куртки, и пошли в ванную. Мама вместе с папой, тем временем, направились на кухню. Я, всё ещё шокированная их недавним поведением, смотрела им вслед и увидела несколько больше, чем мне хотелось бы - папа протянул руку и сначала погладил маму по пятой точке, а потом ущипнул. За этим раздался мамин писк и шутливая перепалка между ними.
      Мы с Лизой, ошарашенные увиденным, переглянулись и заторопились в ванную, чтобы не увидеть чего-нибудь ещё. Там нас уже ждали Егор и Андрей.
      - Нет, Лиз, ну ты видела?! - удивлённо выдохнула я. - Это что вообще такое было?! Я, конечно, понимаю, что мы с тобой не из капусты появились, но предпочитаю думать, что наши родители ЭТИМ не занимаются!
      - Да уж, - потрясённо, ответила сестра, - я тоже.
      Парни, глядя на нас, начали смеяться. Мы бросили на них злые взгляды и стали мыть руки. Андрей подошёл к Лизе и обнял её сзади за талию.
      - Интересно, а как ты собираешься нашим детям рассказывать, откуда они появились? - смеясь, спросил он.
      А я-то наивно полагала, что после того, что творили родители в коридоре, меня уже ничем нельзя удивить!
      - Ты что беременна?! - проорала я.
      - Нет. И не ори так, а то сейчас мама прибежит, - зашипела на меня Лиза.
      - А к чему тогда такие разговоры? - уже шёпотом поинтересовалась я.
      - Мы собираемся пожениться, - с довольной улыбкой, ответил вместо Лизы Андрей.
      Нет, сегодня точно глаза из орбит вылезут!
      - Пожениться?! - снова, забыв про осторожность, проорала я.
      - Тише ты! - зашикала Лиза. - Да, мы собираемся пожениться, - устало ответила она, как будто ей подобные вопросы по сто раз на дню задают, и она уже устала на них отвечать. - Только никому не говори. Мы хотели родителям сегодня рассказать.
      Я была настолько потрясена новостью, что могла только кивнуть головой. Егор усмехнулся и, взяв меня за руку, повёл на кухню. Следом за нами потянулись Лиза и Андрей.
     
      Глава 16.
     
      Андрей.
     
      Егор утащил Соню за руку на кухню, а мы с Лизой плелись следом. Когда ребята отдалились от нас на некоторое расстояние, Лиза резко дёрнула меня за руку, прося остановиться. Я вопросительно посмотрел на неё.
      - Я боюсь, - испуганно глядя мне в глаза, прошептала она.
      - Не бойся. Всё будет хорошо, - попытался я успокоить Лизу и притянул её к себе. Она доверчиво прижалась ко мне и потерлась щекой о мою грудь.
      - А если они будут против? - подняв голову и посмотрев на меня, спросила она.
      Я не смог удержаться от поцелуя. Оторвавшись от её губ, заглянул Лизе в глаза.
      - Тогда мы сбежим из дома, найдём священника и тайно обвенчаемся. Мы будем отступниками. Мы одни против всего мира! - театральным шёпотом пафосно ответил я.
      - Дурак! - смеясь, Лиза стукнула меня по плечу.
      Я поймал её кулачок, разжав пальцы, поцеловал ладошку и прижал к лицу, вдыхая её сладкий запах. Любимая нежно погладила меня по щеке.
      - Всё будет хорошо, - повторил я. - Я с тобой и никому не дам тебя в обиду.
      - Ладно, - Лиза кивнула головой. - Но только им скажешь ты! - торопливо добавила она.
      Я краем глаза увидел движение в коридоре со стороны кухни. Покосившись туда, понял, что в дверях стояла Лизина мама и внимательно смотрела на нас. Какой отличный шанс!
      - Любимая, я уверен, что твои родители не будут против нашей свадьбы, - достаточно громко, чтобы родительница услышала мои слова, сказал я.
      Послышался сдавленный вздох, а потом на нас набросился ураган по имени Ирина Константиновна.
      - Боже мой! Дорогие мои! Как же я за вас рада! Какой сегодня день отличный! Сначала Сонечка, теперь вы с Андрюшей! - по очереди обнимая и целуя нас с Лизой, ахала она. - А я как раз вышла вас к столу звать, а тут такие новости!
      Я увидел, как Лиза бросила на меня сердитый взгляд. Через пару секунд на крики прибежали все остальные члены семейства Колоссовских вместе с Егором. Они переводили недоумённые взгляды с нас на Ирину Константиновну и обратно. Сквозь слёзы и причитания, она смогла объяснить им причину своей радости. Тут уже все набросились на нас с поздравлениями и объятьями.
      Когда через несколько минут всеобщего веселья они наконец-то смогли успокоиться, Ирина Константиновна пригласила всех к столу. Мы с Лизой шли последними.
      - Ты это специально сделал! - прошипела она мне на ухо.
      - Ну, ты же сама хотела, чтобы я им рассказал, - с улыбкой ответил я.
      - Но не так же! Надо было хоть немного их морально подготовить! - возмутилась Лиза.
      Она продолжала бросать на меня укоризненные взгляды, и пришлось применить самый действенный способ, чтобы утихомирить и задобрить любимую.
      - Я люблю тебя, - наклонившись к ней, прошептал я и поцеловал Лизу.
      Она тут же успокоилась, прекратила шипеть и бросать на меня убийственные взгляды и ответила на поцелуй. Отличный метод! Всегда действует безотказно!
      Оторвавшись от любимых губ, обнял Лизу за талию и повёл на кухню.
      Через несколько часов обед закончился, и мы с Лизой стали собираться домой. Соня и Егор присоединились к нам. Расставшись с родителями, спустились вниз, попрощались у подъезда и расселись по машинам.
      - А как ты смотришь на то, что мы прямо сейчас поедем в ЗАГС и подадим заявление? - спросил я, когда мы сели в машину.
      - Глазами я смотрю, - пробурчала себе под нос Лиза.
      - Ты что, всё ещё на меня дуешься? - спросил я.
      - Я вообще с тобой не разговариваю! - бросила мне любимая и отвернулась к окну, скрестив руки на груди. Вот он-апогей женской логики!
      - А на обиженных воду возят, - шутливо протянул я и коснулся Лизиного плеча. Она только фыркнула и дёрнула плечом, сбрасывая мою руку.
      Я усмехнулся, завёл двигатель и вырулил из дворов на улицу. Ну ладно. Глазами, так глазами! Всю дорогу мы ехали в молчании. Когда через полчаса я припарковался перед зданием районного ЗАГСа, Лиза, нахмурившись, недоумённо покосилась на меня.
      - Ну и куда ты меня привёз? - раздражённо спросила она.
      - В ЗАГС, - просто ответил ей я и вышел из машины.
      Пока я обходил машину, чтобы открыть дверь для Лизы, она сидела внутри, сложив руки на груди, и недовольно смотрела на меня.
      - Я никуда не пойду! - заявила она, когда я открыл пассажирскую дверь. - Я передумала! Не хочу за тебя замуж!
      Ладно! Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Я пожал плечами и на руках вытащил упирающуюся Лизу из машины. Поняв, что деваться ей некуда, она сразу притихла и расслабилась. У дверей ЗАГСа стоял охранник и курил на крыльце.
      - У нас обычно всё наоборот - невесту из здания выносят, а не заносят, - посмеиваясь, прокомментировал он и открыл передо мной дверь.
      С улыбкой поблагодарив его, я вошёл внутрь и поискал глазами кабинет, где проводили запись на бракосочетание. Увидев на двери нужную табличку, я прямой наводкой отправился туда. Остановился перед дверью, постучался и, услышав "Входите!", зашёл внутрь. В кабинете посадил Лизу на указанный шокированной работницей ЗАГСа стул, а сам присел на соседний.
      Следующие полчаса мы проходили необходимую процедуру подачи заявления и заполняли все бумаги. Когда мы наконец-то вышли из здания ЗАГСа и сели в машину, Лиза повернулась ко мне и, резко притянув меня за шею, страстно поцеловала.
      Первые несколько секунд я был настолько поражён таким поведением любимой, что просто сидел в ступоре, позволяя её губам делать с моими всё, что ей захочется. Когда же моё удивление прошло, то я не смог сдержаться и так же страстно ответил на поцелуй.
      Крепко прижав к себе Лизу, я обнял её одной рукой за талию, а другой - за шею, стянул резинку с её волос и, скользнув в них рукой, собрал их в кулак, несильно потянув назад. От этого движения, Лизина голова откинулась назад, давая мне больший простор для действий, а грудь прижалась ко мне ещё крепче.
      Я не смог остановиться и, когда воздух в лёгких закончился, стал целовать любимую в шею. Её стоны сводили с ума и заставляли кровь ускорять свой бег. Хотя, похоже, что вся кровь отлила от мозга в нижнюю часть моего тела. Казалось, что ещё немного, и молния на моих джинсах просто лопнет.
      Заставив себя немного притормозить, я отстранился от Лизы и сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоиться. Помогло не сильно, учитывая то, что моя сладкая девочка всё ещё прижималась ко мне своим сводящим с ума телом. А её губы были влажные, красные и слегка припухшие от моих поцелуев, так и зовущие поцеловать их ещё раз. Чертыхаясь, отодвинул Лизу от себя обратно на пассажирское сидение. Её затуманенные страстью глаза постепенно возвращались к своему нормальному цвету.
      - Что это было? - сипло спросил я, когда ко мне вернулась возможность говорить вместе с моими здравыми мыслями.
      - Просто, когда ты такой сильный и властный... я... - вперив взгляд куда-то в свои коленки, робко ответила Лиза. - Я... гм... Меня это ужасно возбуждает, когда ты такой.
      Может быть это и извращенство, но эти слова меня возбудили ещё сильнее. Моя ноющая плоть рвалась наружу, грозя испортить мои любимые джинсы. Выругавшись себе под нос, я постарался собраться с мыслями и сжал руки в кулаки, чтобы хоть немного прийти в себя. Когда через несколько минут я немного успокоился, протянул руку и сжал в своей ладони Лизину ручку.
      - Ты знаешь, что я тебя очень люблю? - спросил я, прижимая к своей груди её ладошку. Лиза только улыбнулась и кивнула в ответ.
      - Тогда ты знаешь, что я сделаю всё, чтобы ты была счастлива. И поэтому я прощу прощения за то, как повёл себя сегодня у твоих родителей, - начал я, но малышка подняла руку и прижала к моим губам.
      - Андрюш, это я должна извиняться. Я вела себя, как полная идиотка! Прости меня, просто я немного перенервничала и набросилась на тебя без повода, - стала извиняться она.
      Я поцеловал её пальчики, прижатые к моим губам, отвёл их в сторону, наклонился к Лизе и быстро поцеловал в губы. Былое желание вернулось с новой силой. Видимо, любимая почувствовала то же самое, потому что её взгляд тут же потяжелел.
      - Поехали домой, - хрипло выдохнула она.
     
      Лиза.
     
      До дома мы ехали в напряжённом молчании. Андрей гнал так, что мне иногда становилось страшно, что нас занесёт на каком-нибудь повороте. Светофоры он пролетал с опасной скоростью, а иногда даже на мигающий жёлтый. На тех же светофорах, где ему пришлось остановиться, меня тут же притягивали к груди и целовали так, что все мысли покидали мою дурную голову и махали мне ручкой откуда-то сверху.
      Припарковавшись у дома, мы с рекордной скоростью добрались до нужного этажа и фактически ввалились в квартиру, повиснув, друг на друге.
      Уже ненужная одежда разлеталась в разные стороны. Сквозь пелену возбуждения, я услышала, как по полу с громким стуком посыпались оторванные от моей рубашки пуговицы.
      Не знаю, каким чудом нам удалось добраться до кровати, но половину коридора, похоже, мы разгромили по пути. С открытых полок падало всё, что могло упасть. Рамочки на стенах тоже пострадали в ходе наших манёвров в коридоре.
      Добравшись до спальни, мы практически упали на кровать. Дальше события развивались по нарастающей. С ужасающей, но в тоже время восторгающей скоростью, мы избавили друг друга от оставшейся одежды. И застонали в унисон, когда наконец-то смогли коснуться обнажённой кожи.
      Не желая медлить, я закинула ноги на бёдра Андрею. Он практически зарычал, и я почувствовала горячее, глубокое, но не болезненное проникновение его плоти. Я поняла, что Андрей не хочет торопиться и боится сделать мне больно. Такая нежность и забота была неимоверно приятна, но в данный момент мне хотелось большего. Поэтому я нетерпеливо задвигала бёдрами, призывая Андрея начать движение.
      Он застонал, уткнувшись лбом мне в плечо, и, ощутимо прикусив мою ключицу, начал двигаться. Я выгнулась всем телом навстречу его движениям, от чего моя грудь оказалась практически перед самым носом Андрея. Он не преминул этим воспользоваться и начал целовать её, окончательно лишая меня разума.
      Нежные касания губ на моей груди стали последней каплей, и я громко и надсадно закричала от перелившегося через край возбуждения. Сквозь шум крови в ушах и оглушающий стук сердца, я услышала, как за мной последовал Андрей.
      Любимый нежно поцеловал меня в губы и, перевернувшись на спину, прижал меня к себе. Теперь моя голова покоилась на груди Андрея. Руки, совершенно не слушаясь хозяйку, бродили по всей груди любимого, нежно поглаживая. Андрей обнимал меня одной рукой, а вторая находилась у меня в волосах, поглаживая затылок и пропуская волосы через пальцы.
      Мы просто лежали, наслаждаясь объятьями и касаниями друг друга. Установившееся молчание ничуть не напрягало никого из нас. Мы слушали, как в тишине квартиры потихоньку замедляется и затихает наше частое дыхание. Кроме этих звуков, больше ничто не нарушало ее.
      - Какую ты хочешь свадьбу? - через некоторое время нарушил молчание Андрей.
      - Такую, которая сделает тебя моим мужем, - я подняла голову и с улыбкой посмотрела на него. - А ты?
      - Быструю, - тоже улыбаясь, ответил мне мой мужчина.
      - Почему быструю? - недоумённо спросила я.
      - Хочу, чтобы ты как можно скорее стала моей женой. А то эти нахальные студенты, заглядывающие тебе в декольте, уже достали! - грозно ответил Андрей.
      - Что?! Не было такого! - возмутилась я.
      - Так, женщина! Не спорь со своим мужем! Мне со стороны виднее! - пригрозил он.
      - Ты мне ещё не муж! - закричала я, вскакивая с его груди.
      - Вот! Поэтому я и хочу быструю свадьбу. Чтобы я мог так сказать по полному праву, - уже улыбаясь, ответил Андрей.
      - Какой же ты... - возмущённо начала я, но договорить мне не дали.
      - Милый, любимый, единственный? - смеясь, подсказал мне Андрей.
      Я не могла не улыбнуться, потянулась к нему и легонько поцеловала. Но сразу оторваться от своих губ Андрей мне не дал. Он крепко притянул меня к своему лицу за затылок и нежно углубил поцелуй, раскрывая мои губы языком и скользя по ним. Когда через несколько секунд мы оторвались друг от друга, то дыхание вырывалось из лёгких толчками, а затуманенный желанием мозг никак не мог воскресить в памяти тему разговора.
      - Я не хочу белое платье, сотню гостей, ресторан и прочей ерунды, - сказала я, когда смогла вспомнить, о чём мы говорили до поцелуя. - Давай потихоньку распишемся и сбежим оттуда. Поедем куда-нибудь, погуляем. Ну, может вечером соберём родителей, сядем, поужинаем. Но не более того.
      - Малыш, мне всё равно, будем мы только вдвоём или там будет море гостей. Для меня главное, что я женюсь на самой желанной женщине на свете. Я люблю тебя, Лиз, и как ты хочешь, так мы и сделаем. Если ты не хочешь шикарный праздник, то мы не будем ничего такого делать, - ответил мне Андрей и снова поцеловал.
     
      Егор.
     
      Когда Лиза и Андрей стали собираться домой, мы присоединились к ним. Все вместе спустились и расселись по машинам. Мне было странно то, что Сонины родители даже не запротестовали, что я собираюсь увозить их дочь.
      Когда полчаса назад я напрямую спросил, разрешат ли они Соне переехать ко мне, они отреагировали совершенно спокойно и дали своё согласие. Хотя, я был безумно рад тому, что теперь всегда смогу быть рядом с моей девочкой.
      Когда мы приехали домой, Соня сразу пошла в ванную, а я пошёл в спальню за своей футболкой, чтобы малышке было что одеть, когда она выйдет из душа. Подойдя к двери ванной, услышал звук льющейся воды. Значит, Соня уже моется. Поэтому решил не стучать, быстренько заскочить, положить футболку и уйти.
      Я потихоньку приоткрыл дверь и застыл на пороге. Соня стояла перед душевой кабиной в одних трусиках, а в руках держала джинсы, которые, видимо, она недавно сняла. Вот же..! Похоже, что я немного поторопился и просчитался со временем. Несколько секунд мы изумлённо смотрели друг на друга. Потом Соня, пискнув, вскинула руки и стала прикрывать свою грудь.
      - Чёрт! - я поспешно отвернулся от Сони, стараясь подавить в себе растущее желание, - Прости. Я не хотел... Я не думал... Вот, держи, - протянул я ей футболку.
      Она резко выдернула её у меня из рук и вытолкала меня за дверь, захлопывая ту у меня перед самым носом. Нормально?! Меня в моей же квартире вытолкали из моей же ванной! С ума сойти!
      Когда через пятнадцать минут Соня вышла из ванной, я уже забыл о своём возбуждении и буквально кипел от злости, разве что пар из ушей не шёл. Но стоило мне только увидеть, любимую в моей футболке, былое желание вернулось с новой силой. Достаточно было одного взгляда на её ножки, выглядывающие из-под футболки, и, кажется, вся кровь отлила из мозга в нижнюю часть моего тела.
      Соня же невозмутимо прошла мимо меня, налила себе чаю, взяла печенье из шкафа и села за стол. Какое-то время я молча стоял и смотрел на неё. Видимо почувствовав мой взгляд, Соня подняла глаза и посмотрела на меня. Она перестала жевать, а кружка с чаем замерла на полпути от стола к губам.
      Оооо! А какие у неё губы! Мягкие, нежные, сладкие, невероятно сексуальные и сводящие меня с ума... Господи! Я, похоже, точно начинаю сходить с ума! Соня недоумённо смотрела на меня.
      - Что? - с набитым ртом невнятно спросила она, прервав мои размышления.
      Но я только смог отрицательно покачать головой. Чтобы сдержать своё обещание и не набросится на неё прямо сейчас, вышел из кухни и пошёл в душ. Да, да! Ледяной душ - это именно то, что мне сейчас необходимо.
      Когда через полчаса я, изрядно замёрзший, выбрался из душа, то обнаружил Соню в гостиной на диване. Хотя вообще-то я надеялся, найти её в постели. И, желательно, спящей.
      - Почему ты не спишь? - я всё же решил уточнить.
      - Я... У тебя одна кровать. Не могу же я выгнать хозяина из его же собственной кровати, - ответила Соня, глядя в пол. - И потом, я не устала. Ещё только 9 часов!
      - Ты переутомилась за последние дни. Тебе надо больше отдыхать, - ответил я.
      - Но я ещё не хочу спать! - начала пререкаться Соня.
      - Так, всё! Разговор окончен! Ты идёшь спать и точка! - начал злиться я.
      - Хорошо... - ответила Соня, вставая с дивана, - ...мамочка! - добавила она уже в дверях и показала мне язык.
      Ну, всё! Такое нельзя оставлять безнаказанным! Соня, увидев, что я разозлился и несусь к ней, вскрикнула и побежала в спальню. Моя злость постепенно переросла в веселье. Я уже больше не злился на любимую за её выходку, а только шутливо гонялся за ней. Соня, поняв это, бегала от меня по всей квартире, громко шлёпая босыми ножками по полу. В кухне она обежала вокруг стола, встала напротив, игриво посмотрела на меня и снова показала язык. И наши шуточные догонялки продолжились. Я уже почти догнал её, как она поскользнулась на повороте и упала на пол, ударяясь лбом о дверцу шкафа.
      Больше в своей жизни я, наверно, пугался только, когда украли мою девочку. Сейчас, опускаясь перед Соней на колени, я молил бога, чтобы с ней всё было хорошо.
      Любимая села и потёрла лоб ладошкой. От каждого прикосновения она охала и кривилась от боли. Я начал ругать себя самыми последними словами. Ведь это моя вина, что она бежала и что она упала.
      - Малыш, ты в порядке? Дай мне посмотреть, - сказал я, бережно обхватывая её голову ладонями.
      На лбу завтра определённо будет шишка и синяк. Вот же я придурок! Чтобы хоть как-то загладить вину и облегчить боль любимой, я прижался к её лбу губами.
      - Сонечка, прости меня, пожалуйста! Это всё я виноват! Я такой идиот! - начал я себя корить.
      - Ты мой самый любимый идиот, - с нежной улыбкой прервала меня Соня и поцеловала.
      Я с радостью ответил на поцелуй. Но, после такой долгой разлуки, одного поцелуя мне было мало. Загребущие руки уже потянулись к любимому телу, притягивая Соню вплотную к моей груди. Малышка, похоже, уже забыла о взятом с меня обещании, и, обнимая меня за шею одной рукой, второй скользнула под мою майку. Господи, мне и так тяжело сдерживаться, а тут ещё такое..!
      Осторожно отстранив любимую от своей груди, напоследок провёл большим пальцем по её губам. Было очень трудно заставить своё тело успокоится, когда Соня смотрела на меня такими глазами.
      - Пойдём. Надо приложить лёд, а то завтра будет синяк, - сказал я.
      Точнее попытался сказать, но из горла у меня вырвался только жалкий хрип. Прокашлявшись, повторил свои слова. Соня только кивнула и пошла следом за мной на кухню.
      - Мы так и не решили вопрос с постелью, - сказала любимая, прикладывая пакет со льдом ко лбу.
      Я поперхнулся чаем. Неожиданное заявление! Мне казалось, что именно Соня была инициатором всей этой затеи с месяцем воздержания.
      - Прости? Я не понял, - прокашлявшись, уточнил я.
      - Я имею в виду, что у тебя одна кровать, а нас двое, - ах вот оно что!
      Она об этом спрашивает, а ты уже размечтался о чём-то большем, озабоченный извращенец! Но отступать я был не намерен. Пусть мы не можем заниматься любовью, но спать мы будем вместе!
      - Мы взрослые люди и вполне можем спать вместе на одной кровати, - настойчиво сказал я.
      - И ты не будешь ко мне приставать? - Соня недоверчиво посмотрела на меня.
      - Я же обещал тебе! - изобразив саму невинность, ответил я.
      Только вот про поцелуи она опять забыла! Мысленно я уже потирал руки в предвкушении.
      Когда через десять минут лёд в пакете растаял, мы с Соней пошли в спальню. Она первой забралась на кровать, предоставив мне чудную возможность ещё раз полюбоваться её ножками. От увиденного, желание, которое мне удалось сбить ледяным получасовым душем, вернулось с новой силой. А тонкая ткань моих шорт не способствовала его сокрытию. Поэтому я поспешил нырнуть под одеяло и лечь на бок спиной к Соне.
      Я пробурчал "Спокойной ночи" и попытался заснуть, игнорируя своё возбуждение. Господи, если так будет каждый вечер, то к концу этой недели я скончаюсь от спермотоксикоза! Я не то, что слышал, я всем телом чувствовал, как Соня шевелится у меня за спиной. И это отнюдь не способствовало успокоению моего тела. Через некоторое время её дыхание замедлилось, стало глубже и тише. Я отчаянно пытался заснуть, ворочался из стороны в сторону и, наконец, лёг на спину.
      И тут же меня сверху придавило тёплое, мягкое, нежное, любимое и такое соблазнительное тело. Соня во сне положила мне голову на плечо, одну руку положила мне на грудь, а ногу - между моих ног. Причём её колено упиралось в самое, что ни на есть возбуждённое место на моём теле.
      Это добило меня окончательно. Я резко подпрыгнул на кровати и вернулся в свою изначальную позу - на боку спиной к Соне. Она не проснулась, но прижалась к моей спине всем своим телом, обняв меня рукой за пояс, а ногу опять положила между моих ног. Похоже, что даже во сне она проявляла свою настойчивость.
      Чуть слышно застонав, я мысленно начал считать овечек, прыгающих через забор, пытаясь хоть как-то усыпить себя. Поначалу мне это совершенно не помогало. Но где-то на 231 овечке, если я не сбился со счёта, я начал засыпать. Не знаю, способствовали ли этому овечки или размеренное Сонино дыхание, но вскоре я провалился в сон.
     
      Глава 17.
     
      Лиза.
     
      Всю следующую неделю мама допекала меня тем, что мне надо срочно готовиться к свадьбе. Звонила мне чуть ли не каждый час, то ругаясь, то плача в трубку, что свадьба должна быть, как у людей. В её понимании это белое платье, торт, лимузин, куча гостей, ресторан и так далее. Для меня же это всё было не важно.
      За неделю мы успели поссориться и помириться миллион раз. В конце концов, я сдалась на волю матери. Праздник, так праздник. И теперь меня таскали по многочисленным свадебным салонам в поисках идеального, на взгляд мамы, платья. Потом идеальные туфли, причёска, торт, ресторан, фотограф, машины, голуби...
      Под конец недели моя голова буквально лопалась на части от количества втиснутой в неё информации. Невеста должна сидеть за столом справа от жениха. В ЗАГСе надо стоять слева. Или наоборот? Чёрт! Я совсем запуталась.
      Вся эта нервотрёпка вокруг свадьбы меня доводила. Студенты обходили меня стороной и старались не попадаться мне под руку на парах. Коллеги практически со мной не общались, боясь, что я наброшусь на них по любому поводу. Даже начальник старался меня лишний раз не тревожить. И только Андрей ходил довольный, как удав, радуясь тому, что скоро я стану его женой.
      Но больше всего меня раздражало то, что мама не разрешила нам с Андреем вместе жить оставшиеся две недели до свадьбы. Ну, хоть это немного уменьшило улыбку моего жениха, не без ехидства отметила я, когда мама ему об этом сообщила. Так что теперь мы виделись только на работе и урывками после работы. Все выходные были заняты забегами с мамой по магазинам.
      В один из вечеров рабочего дня нам удалось сбежать от мамы, не без помощи папы, и мы решили провести его вдвоём. Так как идти куда-то не хотелось, потому что меня уже тошнило от этих бесконечных поездок и мотаний по городу в погоне за платьем, решили остаться дома.
      Отключив телефоны, мы устроились на диване в обнимку, смотрели кино и пили чай. Я весьма удобно расположилась между ног у Андрея, опираясь спиной на его грудь. Он обнимал меня одной рукой, свободной от кружки с напитком, легонько поглаживал по животу и периодически наклонялся ко мне, чтобы поцеловать в плечо, волосы, шею, ухо или затылок. В общем, куда мог достать.
      Поскольку выбор фильма Андрей великодушно уступил мне, то мы смотрели любовную комедию. Андрей, конечно, сначала сопротивлялся для вида, но потом согласился на этот фильм, взяв в качестве оплаты поцелуй.
      Когда в очередной раз Андрей наклонился и поцеловал меня в шею, я опустила взгляд на наши переплетенные руки, лежавшие у меня на животе. Именно сейчас, в данный момент я была так счастлива, как никогда прежде. Все проблемы и трудности со свадьбой отступили на задний план, и я просто наслаждалась объятьями любимого. Казалось, что ещё немного, и то счастье, что переполняет меня, перельётся через край и затопит всё вокруг. Хотелось петь от радости и кричать на всю квартиру о своей любви к Андрею.
      И ещё не было желания наброситься на него и залюбить до смерти. Я его, конечно, хотела практически всегда, стоит мне только увидеть или услышать Андрея, но сегодня, сидя с ним рядом, не хотелось бурных ласк, сумасшедшего секса или жаркой страсти. Безумное наслаждение вызывали такие простые человеческие радости, как прикосновения любимого, его нежные, практически невесомые, поцелуи, его руки, обнимающие меня, ощущение его крепкого тела за спиной.
      - Я уже говорил сегодня, что люблю тебя? - скорее почувствовала, нежели чем услышала я жаркий шёпот на ухо.
      - За последние... - я посмотрела на левое запястье, делая вид, что смотрю на часы, - ... полчаса, ещё ни разу, - улыбаясь, ответила я и потянулась к губам своего жениха.
      - Безобразие! Надо. Срочно. Это. Исправить, - быстро целуя меня после каждого слова, ответил Андрей.
      - Я люблю тебя! - выдохнул он мне в самые губы и поцеловал.
      Я сразу же ответила на его поцелуй, чем вызвала довольный стон Андрея. Высвободив правую руку, изловчилась и обняла любимого за шею. Когда через несколько минут мы смогли наконец-то оторваться друг от друга, я, тяжело дыша, погладила Андрея по щеке. В полумраке гостиной, освещаемой только экраном телевизора, блеснуло обручальное кольцо, подаренное женихом.
      В голове сразу всплыли события последней недели.
      На следующий день, когда мы ездили к моим родителям и сообщили им о нашей свадьбе, я проснулась рано утром. Решив ещё немного поблаженствовать в тёплой постельке, я перевернулась на спину, прикрыв глаза от удовольствия, потянулась, сцепила руки над головой. И почувствовала, что на безымянном пальце правой руки что-то есть.
      Я вообще кольца ношу редко. А если и ношу, то на ночь снимаю. Но тут определённо чувствовалось кольцо. Пытаясь воскресить в голове события вчерашнего вечера и понять, не забыла ли я снять кольца, я опустила руки к своим глазам.
      На безымянном пальце правой руки красовалось тоненькое обручальное колечко. В лучах утреннего солнца, пробивавшихся сквозь неплотно занавешенное окно, на ободке кольца блестел маленький камушек. Кольцо было совсем простое, но очень элегантное. И именно в его простоте и заключалась вся его красота. Я зачарованно и изумлённо уставилась на него, как на инородный предмет.
      И как интересно оно сюда попало? Я совершенно не помнила, чтобы мне что-то надевали на палец. Моё состояние шока длилось несколько долгих секунд. Тут мне в голову закрались подозрения. Я перевела взгляд на мирно сопящего рядом Андрея.
      - Что? Что? Что случилось? - недовольным голосом спросил он, когда я принялась трясти его за плечи.
      - Что это? - возмущённо спросила я, подсовывая свой кулак под нос Андрею.
      Тот несколько секунд пытался сфокусировать взгляд на руке. Потом чмокнул мою руку, перевернулся на живот и уткнулся носом в подушку.
      - Мне кажется, что это твоя рука, - его голос был приглушён подушкой.
      Господи, как хочется его придушить этой подушкой! Я резко дёрнула Андрея за плечо и, перевернув его на спину, села на него сверху.
      - На пальце! Что это?! - голосом бешеного бегемота проорала я, снова подсовывая свою конечность под нос жениху.
      - Малыш, это кольцо, - усталым полусонным голосом ответил он, даже не открыв глаза.
      - И как оно здесь оказалось, позволь узнать?! - спросила я, тряся его за плечи.
      Андрей приоткрыл один глаз и, прищурившись, хитро посмотрел на меня. Сейчас он был похож на лису, забравшуюся в курятник. Такой же довольный и такой же хитрый. Его руки тут же прошлись по моим ногам от лодыжек и выше, скользнули на мои бёдра, прикрытые только его футболкой. Да и та в результате моих манёвров уже задралась практически до талии и больше открывала, нежели чем закрывала.
      Его руки скользили по голой коже моих бёдер, от чего по всему телу разбегались искорки удовольствия. Я даже зажмурилась на несколько секунд от блаженства. К тому же, под собой я чувствовала возбуждение Андрея. Но потом ко мне вернулись здравые мысли. Я, кажется, его ругала?
      - Даже не думай таким образом меня отвлечь! - снова начала возмущаться я.
      Точнее попыталась. Но кроме жалкого писка больше ничего не смогла из себя выдавить.
      Андрей, тем временем, резко перевернул меня на спину, подмял под себя и прижал к кровати своим твёрдым, горячим и чертовски соблазнительным телом. Поцелуй-укус в шею - и я готова забыть абсолютно все свои претензии. Ещё один поцелуй чуть пониже - и я уже даже не помню, почему я была на него зла.
      Обняв любимого за шею, притянула его к своим губам. Тот с удовольствием прильнул к ним и крепко поцеловал. Через несколько минут он оторвался от моих губ и прижался лбом к моему лбу.
      - Это кольцо моей мамы, - обжигая мои губы горячим дыханием, начал он. - До этого оно принадлежало моей бабушке. А бабушке перешло от моей прабабушки. А моей прабабушке... - я прижала ладонь к его губам, останавливая его.
      - Я думаю, что поняла схему, - улыбаясь, ответила я. Андрей поцеловал мою ладонь и отвёл её в сторону.
      - Это семейная реликвия. Переходит из поколения в поколение. Мамы всегда передавали старшей дочери это кольцо. Такая у нас в семье традиция. Но поскольку сестёр у меня нет, то кольцо перешло мне и моей невесте. И ещё, считается, что как только невеста надела на палец это кольцо, она уже больше никогда не расстанется со своим женихом. Так что, учти это. И имей в виду, что ни одна из женщин не развелась со своим мужем. Так что, если думаешь сбежать от меня, то уже поздно, - с довольной улыбкой закончил Андрей.
      - Ты специально мне его надел, когда я спала, да? - я легонько стукнула его по плечу.
      - Теперь ты от меня никуда не денешься, - плотоядно улыбаясь, протянул Андрей, обхватывая своими ладонями мои ноги повыше коленей и заставляя меня обнять его за бёдра.
      - Мне уже можно пугаться? - пошутила я в ответ, подавляя в себе стон удовольствия от близости любимого.
      Но Андрей ничего не ответил и только поцеловал. Да так, что я забыла, что нам надо вставать и собираться на работу. Когда же его руки перебрались с моих бёдер на грудь, то я забыла вообще обо всём на свете.
      Из постели мы выбрались только час спустя, ужасно уставшие, но довольные и безбожно опаздывающие на работу.
     
      Соня.
     
      Прошло три дня с тех пор, как я живу вместе с Егором. И всё это время он ведёт себя очень странно. Практически не прикасается ко мне, ложится спать только после того, как я засну, а с утра встаёт раньше, чем я проснусь, не может долго находиться со мной в одной комнате. От любых моих прикосновений он отскакивает, как от огня. С того дня, когда я к нему переехала, больше не было ни одного поцелуя. Всё это меня удивляло и в некоторой степени пугало. Я, конечно, помню, что мы договорились на месяц без интима, но он ведь сам сказал, что без поцелуев не сможет.
      Уже начали закрадываться противные мысли, что он меня разлюбил или я перестала его привлекать физически. Сразу вспомнилась случайно прочитанная статья из какого-то дурацкого женского журнала, в которой говорилось, что если мужчина уделяет мало внимания своей женщине, то это значит, что у него кто-то есть на стороне. В такие моменты меня затапливала жгучая ревность. Руки так и чесались врезать по любимой морде. Я старалась сдерживать себя, но иногда чувства выходили из под контроля, и я без повода бросалась на Егора.
      Хуже всего ему было, когда мы встречались на ринге. Он в принципе никогда меня не атаковал, но в такие моменты вообще уходил в глубокую защиту. И вот тут уж я отрывалась, отрабатывая на Егоре удары. Похоже, что единственным, кто оставался довольным, был Славка, который после каждой подобной тренировки ходил довольный, как удав и хвалил меня, не переставая. И ещё о чём-то шептался в тренерской с Егором.
      К концу третьего дня напряжение между нами достигло апогея. Иногда я ловила на себя голодные взгляды Егора, и все мысли о том, что я ему разонравилась, улетучивались. Но потом он снова закрывался, уходил в себя и обходил меня стороной.
      Всё это время Егор напряжённо готовился к суду с Любомиром. Все наши редкие разговоры были только об этом. Он просил меня свидетельствовать в суде против него. Чтобы помочь любимому я согласилась на это. И оставшееся до суда время мы разрабатывали мою стратегию поведения на заседании. И в такие моменты я наслаждалась близостью Егора, крадя, иногда, краткие прикосновения.
      Каждый день Егор подвозил меня до института. Естественно, на прощание не было никаких поцелуев. Он только угрюмо бурчал "Пока" мне на прощание и уезжал.
      До суда остался один день. Егор, как обычно, проводил меня до университета, и уехал, а я пошла на занятия. Сегодня намечался трудный день: несколько самостоятельных, да ещё и коллоквиум. Так что я была полностью сосредоточена на учёбе. Перед последней парой стояла в коридоре и повторяла лекции по предмету, когда услышала звонок своего мобильного.
      - Здравствуй, Сонечка, - услышала я знакомый голос и похолодела от страха. - Это Любомиров тебя беспокоит. Ну, судя по твоему молчанию, ты меня узнала. Я вот что хотел тебе сказать, зайка, не вздумай на суде что-то рассказать про меня. Если что-нибудь сболтнёшь, то я твоему дружку его симпатичную мордашку подправлю, ты поняла меня?
      - Да, - сдавленно просипела я.
      - Вот и умничка, - со смешком сказал он. - Да, и не стоит ему знать про наш разговор.
      После этих слов я услышала гудки. Отведя телефон от уха, невидящим взглядом уставилась в стену. Что же делать? Я не могу свидетельствовать на суде. Если я это сделаю, то Любомир навредит Егору. Но если я не приду, то он останется безнаказанным. В голове родился план. Но для его воплощения пришлось сбежать с коллоквиума.
      - Слав, привет. Мне срочно нужен телефон Матвея, - выпалила я, набрав нужный номер.
      - Привет. Сонь, что-то случилось? - недоумённо спросил тренер.
      - Нет. Всё нормально. Просто мне нужен его телефон. Дай, пожалуйста, - не желая вдаваться в детали, попросила я.
      - Ладно, - удивлённо протянул Слава и начал диктовать телефон Матвея.
      Через полчаса я встречалась с Матвеем в его офисе. Он сидел за столом в своём кабинете спиной к огромному окну, из которого открывался вид на весь город.
      - Матвей, мне очень нужна ваша помощь, - начала я объяснять сложившуюся ситуацию.
      Матвей внимательно меня слушал, кивал и изредка задавал уточняющие вопросы. В конце нашего разговора он поднял трубку телефона и вызвал кого-то к себе.
      - Я попрошу своего брата присмотреть за Егором. Сам с ребятами займусь Любомиром, - сказал он.
      - Спасибо вам огромное. Я не знаю, что бы я без вас делала! Мне очень неудобно. Я вас от работы отвлекаю. И потом ваши услуги, наверно, недёшево стоят. Я всё оплачу, - протараторила я, уже прикидывая в уме у кого можно занять деньги.
      - Не надо денег, - усмехаясь, ответил Матвей. - Друзья моего друга мои друзья.
      Я попрощалась с Матвеем и поехала домой. По дороге подумала, что прошло всего несколько дней, как я живу с Егором, а уже называю его квартиру нашим домом. Странное и приятное чувство.
      Придя домой, я стала готовить ужин. Возникало такое чувство, будто мы семейная пара со стажем. Я ему готовлю, убираю и никакого секса. Господи, я так скоро взвою! Каждый раз, как вижу Егора, готова на него наброситься и... Ужас, что за мысли! Ты же сама этого хотела. Месяц воздержания. Так что теперь терпи.
      Через час домой пришёл Егор. Он вошёл на кухню, хмуро поздоровался со мной и пошёл мыть руки и переодеваться. Я тем временем накрыла на стол.
      - Как прошёл день? - спросила я.
      - Нормально, - пробурчал себе под нос Егор и начал есть.
      Я села за стол напротив него и тоже приступила к ужину. Тишина в квартире была неестественной и какой-то давящей. Всё это жутко действовало на нервы. Ужин прошёл в такой же тишине, нарушаемой только звоном вилок и ножей о тарелки. После ужина мы разошлись по разным комнатам: Егор в кабинет, а я в спальню. Переодевшись в футболку Егора, в которой спала последние несколько дней, я легла в постель и попыталась заснуть. Но сон всё никак не шёл, а в голову лезли дурные мысли о том, что что-то может случиться с любимым. Потихоньку встав с кровати, я вышла из комнаты и, крадучись, подошла к дверям кабинета.
      Остановившись под дверью, я прислушалась, а, не услышав никаких звуков, вошла внутрь. Егор сидел за столом и держался руками за голову. На столе стояла бутылка виски и наполовину пустой стакан, а перед ним лежали бумаги.
      - Егор? Всё в порядке? - обеспокоенно спросила я, подходя ближе.
      Он дёрнулся и резко повернулся ко мне лицом.
      - Соня? Что ты тут делаешь? Иди в кровать, - строго сказал он.
      - Егор. Что с тобой? Ты переживаешь по поводу завтрашнего суда, да? - я подошла ещё ближе и положила руки на плечи Егору.
      Он отшатнулся от моих прикосновений и, вскочив со стула, отошёл к окну. Упершись руками в раму, он прижался лбом к стеклу и посмотрел на улицу.
      - А что если я не смогу выиграть это дело? Я всю свою сознательную жизнь мечтал о том, чтобы отомстить ему, а вдруг он выиграет суд? - сказал он.
      Я снова подошла ближе, крепко прижалась к его спине и обняла его руками за талию. Всем телом я почувствовала, как он напрягся и весь будто одеревенел.
      - Я знаю, что ты сможешь. Всё будет в порядке. Ты выиграешь этот суд и накажешь Любомира за всё, что он сделал, - успокаивающе ответила я, поглаживая Егора ладонями по животу.
      Он перехватил одной рукой мои ладони и крепко прижал к своему торсу. Несколько минут мы просто стояли, прижавшись друг к другу, и молчали. Потом Егор повернулся ко мне лицом и обнял за талию, крепко прижав к себе.
      - Я люблю тебя, ты знаешь это? - нежно улыбаясь, шёпотом спросил он. - Мне очень необходима твоя поддержка.
      Я протянула ладонь к его лицу и погладила по щеке. Щетина, отросшая за день, колола ладонь, разгоняя мурашки удовольствия и возбуждения по всему телу.
      - И я тебя люблю, - прошептала я в ответ. - Пообещай мне, что будешь осторожен.
      Не успела я договорить, как меня поцеловали. Страстно, жарко, поглощая меня, отгоняя какие-либо мысли и забирая моё дыхание. Егор прижал меня к своей груди так крепко, что я чувствовала всё его тело, от рук, блуждающих по моей спине, до его возбуждённой плоти, прижатой к моему животу. Я не смогла сдержать стон и прижалась ещё крепче к Егору, буквально вдавливая себя в грудь любимого. Вдруг, в один момент, всё прекратилось.
      - Соня, я слишком сильно тебя хочу и боюсь, что могу не сдержаться и наброситься на тебя. Но я также слишком сильно тебя люблю, чтобы нарушить данное тебе обещание. Поэтому сейчас тебе надо идти спать, - прохрипел Егор, отстраняя меня от своего тела на расстояние вытянутых рук.
      - А ты? - таким же хриплым голосом спросила я.
      - А мне надо принять холодный душ, - усмехнулся любимый.
     
      Егор.
     
      Проснулся с утра от противного писка будильника. Несколько минут просто лежал и наслаждался ощущением тела моей любимой девочки в своих объятьях. Соня пошевелилась во сне, устраиваясь поудобнее, и недовольно заворчала, когда я попытался выбраться из-под неё. Тело тут же отозвалось на прикосновение к нежной коже моей малышки. Чертыхнувшись, начал осторожно выбираться из постели, стараясь не разбудить Сонечку. Когда мне это удалось, я обернулся и посмотрел на любимую. И не смог удержаться от поцелуя. Кратко коснувшись её губ, заставил себя отстраниться.
      День вошёл в своё обычное русло. Душ, завтрак, работа. Вот только сегодняшний суд выбивался из обычного распорядка.
      Уже на подъезде к зданию суда, меня начало трясти от волнения. Ладони вспотели, а руки похолодели и тряслись. И только когда я увидел Соню, былое спокойствие вернулось ко мне.
      Выйдя из машины, я направился к ней. Она стояла у входа и с улыбкой смотрела на меня.
      - Привет, - поздоровалась она и, робко протянув ладошку, взяла меня за руку. - Ты только не волнуйся. Всё будет хорошо, - ободряюще сказала она.
      Я только кивнул и поцеловал её руку. Она улыбнулась и прижалась ко мне, положив голову на плечо. До заседания ещё оставалось 10 минут, так что мы решили постоять на улице.
      В этот момент рядом с нами остановилась машина с тонированными окнами, и из неё со стороны водителя вышел Матвей. Подойдя к нам, он пожал мне руку и кивнул Соне в знак приветствия. Несколько дней назад я попросил его, как и Соню, чтобы он свидетельствовал в суде против Любомира.
      - Ну, что? - спросила у него Соня.
      - Всё отлично, - ответил ей Матвей.
      Я переводил недоумённый взгляд с одного на другого. Что вообще происходит? А эти двое, как ни в чём не бывало, обменивались многозначительными взглядами. Во мне уже начала закипать злость вперемешку с ревностью
      - Вы мне ничего не хотите сказать? Что вообще здесь происходит? - не выдержал я, наконец.
      - Да ничего, - только и было мне ответом. И они снова переглянулись. Ох, не нравится мне всё это!
      - Так! Ты, дорогая моя, не забывай, что у тебя вообще-то молодой человек есть, - грозным тоном начал я, тыкая пальцем в Соню, - А ты, не забывай про свою Аню, - продолжил я, уже указывая на Матвея.
      Он посмотрел на меня исподлобья.
      -Чёрт! Откуда ты знаешь?! - практически заорал он.
      - Догадался. Достаточно было увидеть, как ты на неё смотришь, - смеясь, ответил я.
      Теперь уже Соня смотрела на нас недоумённо.
      - Так, а теперь объясните мне, что это за тайны Мадридского двора вы тут развели? - снова хмурясь, спросил я.
      Матвей мне ничего не ответил. Только подошёл к машине и открыл заднюю дверь. Я даже протёр глаза на всякий случай. Внутри сидел Любомир.
      - Как..? Где..? - никак не мог сформулировать я вопрос. Вместо этого я вопросительно посмотрел на Соню.
      - Я испугалась за тебя, - практически шёпотом, не глядя на меня, начала Соня. - Он вчера позвонил мне и угрожал, что сделает что-нибудь с тобой, если я буду сегодня свидетельствовать против него. Тогда я пошла к Матвею и попросила помочь.
      За всё время своей речи она не подняла на меня взгляд, будто боясь, что я буду на неё за что-то ругаться. Я поднял её лицо за подбородок, заставляя посмотреть на меня.
      - Ты умница. Ты всё сделала правильно, - ободряюще сказал я, наклонился и кратко поцеловал её в губы.
      - Боже мой, я сейчас расплачусь от умиления, - услышал я из машины голос своего врага.
      - Заткнись! - грубо оборвал его я.
      - И не противно тебе её целовать, после того, как я поразвлекался с твоей маленькой шлюшкой? - снова подал голос Любомир.
      Кровь во мне тут же закипела. Если этот урод действительно посмел хотя бы пальцем коснуться моей девочки, то я его убью, клянусь! Я уже готовился набить ему морду, как Соня схватила меня за руку и сама подошла к нему.
      - Не смей так говорить! - крикнула она ему в лицо и сделала то, чего я совсем не ожидал.
      Она врезала ему. Так врезала, что он упал на пол машины и схватился рукой за щёку. Вслед за этим последовали стоны, перемежаемые ругательствами. Мы с Матвеем потрясённо смотрели на Соню. А она вдруг смущённо опустила взгляд и подошла ко мне.
      - Это не правда. Всё, что он сказал, всё это неправда. Я... Он... Мы с ним никогда... - робко и испуганно прошептала она.
      Я молча прижал её к себе и облегчённо выдохнул. Меня затопила ужасная радость от того, что ничего такого не было и Сонечка невредима.
      В этот момент на крыльцо здания суда вышла секретарь и сообщила, что начинается слушание по нашему делу. Мы тут же поспешили внутрь. Матвей вытащил из машины Любомира и потащил в зал заседания.
      Когда начался процесс, всё вокруг для меня потеряло очертание. Так случалось со мной всегда. Сам суд настолько увлекал, что я забывал обо всём, что творится во внешнем мире и с головой погружался в дело. Изредка я ловил на себе ободряющие взгляды своей любимой, и это подпитывало мои силы и возвращало уверенность в себе.
      - Подсудимый, что у вас с лицом? - оборвал наш очередной немой диалог с Соней вопрос судьи.
      - Упал с лестницы, - хмуро ответил Любомир, косясь на Соню.
      И после этого вопроса я снова включился в водоворот слушания. Из транса меня вывел приговор, который был оглашён в конце заседания суда.
      - Суд постановил, признать виновным Любомирова... - дальше я уже не слушал.
      Мы с Соней обменялись торжествующими взглядами. Я готов был прыгать от счастья. Ещё никогда приговор не приносил мне столько радости, как сейчас. Виновен! ВИНОВЕН!!! Я знал, я надеялся, что когда-нибудь я отомщу ему. И сейчас моей радости не было предела.
      Фейерверк в моей голове прервал стук молотка судьи, который возвещал о том, что слушание закончено. Любомира взяли под белы рученьки и, под его гневные вопли в мой адрес, вывели из зала.
      Народ постепенно покидал зал, и, поскольку я был дальше всех от выхода, потянулся одним из последних из помещения. В такой толпе я потерял Соню и начал волноваться за неё. Но, выйдя на крыльцо здания, я увидел её, стоящую рядом с моей машиной и ослепительно мне улыбающуюся.
      Я пошёл ей навстречу, а когда между нами оставалось всего несколько метров, Соня побежала ко мне и, врезавшись в меня, обняла за шею. Я обхватил её за талию, чтобы она не упала. Мы рассмеялись, а потом я наклонился и поцеловал её. Поцеловал, вкладывая всю свою радость и всё своё торжество в этот поцелуй. И с каждой секундой этот поцелуй становился всё более страстным и жарким.
      Через несколько минут мы, израсходовав остатки дыхания, оторвались друг от друга, тяжело дыша. Я прижался своим лбом к Сониному лобику, чтобы хоть немного успокоиться и привести мысли в порядок. Но всё это было бесполезно. Соня отвернулась и крепко прижалась ко мне, и я ощутил все изгибы и впадинки её соблазнительного тела, что отнюдь не способствовало восстановлению моего душевного равновесия. К тому же, она уткнулась носом мне в вырез рубашки, опаляя кожу жаром своего дыхания, что очень отвлекало меня от моих жалких попыток успокоиться. Окончательно меня добил обжигающий шёпот на ухо.
      - Поехали домой, - выдохнула любимая мне в ухо, задевая губами кожу, от чего мурашки разбежались по всему телу.
      Плюнув на всё, я практически затолкал Соню в машину, бросившись бегом к водительской двери, вскочил в салон и с визгом покрышек сорвал машину с места. Было такое ощущение, будто воздух в салоне наэлектризовался, и возбуждение так и витает в воздухе. Я практически кожей чувствовал на себе жадные взгляды своей любимой.
      Проклиная дурацкие светофоры, которые, как назло, заставляли меня останавливаться практически на каждом перекрёстке, я мчался, превышая допустимую скорость в городе в энное количество раз. Поцелуи, украденные на остановках на светофорах, совсем не облегчали моё состояние, а наоборот, лишь подпитывали возбуждение, которое росло, казалось, в геометрической прогрессии.
      Наверно, мне ещё никогда не доводилось добираться до дома за такое время. Я бы порадовался новому рекорду, если бы рядом не сидела самая любимая, самая соблазнительная и вообще самая-самая девушка.
      Выскочив из машины, открыл дверь для Сони и вытащил её наружу, не дожидаясь пока она выйдет сама. Не смог удержаться от ещё одного сводящего с ума поцелуя. Крепко прижал её к металлу машины и углубил поцелуй. Соня, застонав, подалась мне навстречу и всем телом потёрлась об меня. Было такое ощущение, будто разряды электричества пробежали по всему телу, сверху донизу и обратно.
      Заставив себя немного отстраниться, поднял голову и понял, что мы всё ещё на улице. Я попытался отодвинуть любимую от своего тела, но она только недовольно заворчала и прижалась ко мне ещё крепче.
      - Малыш, я, конечно, оценил твоё стремление порадовать всех вуайеристов нашего двора, но думаю, что нам всё же лучше подняться в квартиру, - хриплым голосом выдавил я из себя.
      Соня дёрнулась в моих объятьях и, вывернувшись из-под моей руки, пошла в сторону подъезда. Я последовал за ней. На лестнице она обернулась и бросила на меня кокетливый взгляд, что заставило мою кровь бежать быстрее. И, похоже, я даже знаю, куда она бежала, судя по тому, что в брюках уже было тесно и неудобно.
      Догнав её на своей лестничной клетке, я прижал Соню к двери и крепко поцеловал, без слов заявляя на неё свои права. На её тело, душу, мысли и сердце. Всё во мне кричало "МОЯ!!!", и инстинкт собственника требовал схватить её в охапку, отнести в постель и не выпускать оттуда, по крайней мере, сутки, вытворяя такое, о чём будет стыдно вспомнить с утра.
      Но другая, более здравомыслящая часть моего рассудка, тут же напомнила мне о заключённом между мной и Соней договоре. Поэтому, стиснув зубы, я отстранился от любимой, попытался отдышаться и засунуть своё возбуждение куда подальше. Но было достаточно одного взгляда на мою малышку, чтобы снова переменить своё решение.
      Она, так же как и я, тяжело дышала, её глаза были затуманены желанием, на щечках горел румянец, а губы были покрасневшие и припухшие от моих поцелуев. Я не смог удержаться и снова поцеловал её. Но это последний раз, говорил я себя. Ещё разок, и всё! Нет, ну это точно последний!
      В очередной раз, с трудом оторвавшись от сладких губ, я подумал, что всё же стоит войти в квартиру. Поэтому принялся искать по карманам ключи. Всё это время, Соня прижималась ко мне, целовала везде, куда могла достать, и водила руками по моему телу - одной гладила затылок, а другой - вытащив рубашку из штанов, скользила под ней по спине, обжигая мою кожу своими прикосновениями. И это совсем не облегчало мою задачу по поиску ключей.
      Когда же мне наконец-то удалость найти связку с ключами и открыть дверь, мы практически ввалились внутрь. Поймав равновесие, я прижал к себе Соню, чтобы она не упала. Она посмотрела на меня потемневшими от страсти глазами и обвела язычком пересохшие губы. Пожалуй, никогда в жизни я не видел более соблазнительной картины. Из моего горла вырвался невольный стон, но я заставил себя остановиться. Отстранившись от Сони, отступил на несколько шагов назад, чтобы хоть как-то собраться с мыслями. Помогло не сильно. Поэтому, оставив любимую в коридоре, пошёл в гостиную, надеясь на то, что это поможет мне мыслить здраво.
      Подойдя к окну, прислонился лбом к прохладному стеклу, пытаясь хоть как-то охладиться. Услышал за спиной шаги.
      - Егор, что случилось? - спросила моё солнышко.
      Ну, как тебе сказать, милая. Если честно, то твой парень просто озабоченный мужик, который не может держать свои загребущие руки подальше от твоего тела, не смотря на наш уговор. Твоему парню просто ужасно хочется сейчас наброситься на тебя, сорвать всю одежду и заниматься любовью до умопомрачения. А в остальном всё нормально. Я обернулся и посмотрел на Соню, которая сидела на диване и выжидательно смотрела на меня.
      - Мы не должны. Завтра ты об этом пожалеешь. Мы договорились не заниматься месяц любовью, и я намерен соблюсти договор, - попытался образумить её я.
      Соня иронично смотрела на меня, пытаясь сдержать смех, но через несколько секунд она не выдержала и начала смеяться. Теперь уже я был в недоумении. Что такого смешного было в моей речи?
      - Что? Что такого смешного я сказал? - уже начал злиться я, когда она всё ещё продолжала хохотать пять минут спустя.
      - Ты... Ох... - она вытерла выступившие от смеха слёзы. - Тебе не кажется, что ситуация повторяется?
      - В смысле? - не понял я.
      - Помнишь, тот день, когда мы в первый раз... ну, ты понял, - отсмеявшись, продолжила Соня. Я только кивнул. - Ты тогда тоже вначале сопротивлялся и говорил, что "мы не должны" и что я пожалею, - Соня встала с дивана, подошла ко мне и обняла за шею. - Так вот, тогда я не пожалела. Никогда. И я не пожалею и сейчас. Единственное о чём я жалею, так это о том, что заставила тебя согласиться на весь этот месяц без... гм... интима, потому что уже на следующий день я была готова наброситься на тебя и изнасиловать... - больше я не мог это слушать и прервал любимую самым приятным в мире способом. Я её поцеловал.
      Не знаю, возможно ли это, сделать страстный поцелуй ещё более страстным, но нам, похоже, это с успехом удалось. Не имея больше ни сил, ни желания сопротивляться тому, что происходило между нами, я подхватил Соню на руки и, не прекращая целовать, понёс в спальню.
      Там я положил её на кровать и начал раздевать. Любимая тоже не отставала от меня, практически срывая с меня одежду и отбрасывая её в сторону. Правда, я ей позволил сорвать с себя только пиджак, перехватив инициативу в свои руки. Наконец-то добравшись до нежной кожи, я принялся покрывать всё тело моей любимой малышки поцелуями с ног до головы. Точнее в обратном порядке.
      Начал я со сладких губ, потом спустился на шейку, слегка прикусил кожу на плече, спустился на её грудь, всё ещё прикрытую кружевами бюстгальтера. Подразнил языком нежную плоть через ткань, заставляя любимую застонать в голос и податься всем телом мне навстречу. Затем перешёл на живот, обводя языком и губами впадинку пупка. Когда я поцеловал Соню через трусики, она поднялась на локтях и попыталась отстранить меня, смущённо сводя ноги и дёргая меня за волосы. Я поднял на неё взгляд.
      - В прошлый раз ты так не смущалась, - с хитрой улыбкой протянул я и снова вернулся к поцелуям там внизу.
      Соня ничего не ответила, только со стоном откинулась обратно на подушку. Через какое-то время я почувствовал, как всё тело любимой начало конвульсивно содрогаться, а она застонала, не сдерживая себя.
      Я стянул с неё трусики и бюстгальтер и накрыл её тело своим, придавливая к постели. Она сразу же оплела меня руками и ногами, и я не смог удержаться от соблазна поцеловать её. Если прошлый поцелуй был наполнен страстью, то этот был полон нежности и любви.
      - На тебе слишком много одежды, - простонала любимая, когда я прижался к ней бёдрами.
      И только сейчас я обратил внимание, что на мне всё ещё надеты брюки, а рубашка, пусть и расстёгнутая, висит на плечах. Соня, скользнув руками под рубашку, стянула её с меня. Затем её руки спустились к ремню на моих брюках, задевая пальчиками мою возбуждённую плоть и доводя меня до грани. Я с нетерпеливым рыком стащил с себя брюки и отбросил их в сторону. И мы оба не смогли удержаться от довольного стона, когда прикоснулись друг к другу обнажённой кожей. Я прислонился лбом ко лбу Сонечки и заглянул ей в глаза.
      - Учти, что я буду любить тебя всю ночь. Начнём с чего-нибудь попроще, а закончим такими позами, что завтра тебе будет стыдно об этом вспоминать, - соблазнительно прошептал я, ещё больше возбуждая свою девочку.
      Любимая хрипло рассмеялась, но её смех перешёл в стон, когда я одним движением вошёл в неё. Но на несколько секунд пришлось замереть, иначе для меня всё бы закончилось, так и не начавшись, а мне хотелось доставить удовольствие любимой. Соня недовольно захныкала и пошевелилась подо мной, заставляя меня двигаться. Это прорвало во мне все барьеры, и я набросился на неё, как голодная собака на еду. С каждым мгновением наши движения становились всё быстрее и быстрее, и, в конце концов, мир вокруг нас просто взорвался, сотрясая нас волнами удовольствия, заставляя провалиться в чувственное небытие. Это был момент какого-то необыкновенного единения, не только телесного, но и чувственного, мысленного и душевного.
      Когда через несколько минут я пришёл в себя, то понял, что всё ещё лежу на Соне, придавливая её к кровати своей тушей. Выругавшись, я перевернулся на спину, освобождая любимую от веса своего тела. Но она недовольно заворчала и последовала за мной, не желая разъединять наши тела. Я рассмеялся и подвинул Соню, удобнее размещая её на своей груди. Несколько минут мы просто лежали молча. Первой зашевелилась Соня. Она подняла голову и посмотрела мне в глаза.
      - Я тебя люблю. Я так тебя люблю! - прошептала она.
      - Слава Богу! А то я уже и не надеялся услышать сегодня от тебя эти слова, - рассмеялся я, поддевая любимую. Она стукнула меня кулачком по плечу, а потом тоже рассмеялась.
      - Малыш, я люблю тебя. Люблю больше всего на свете. Ты для меня единственная во всем мире. Ты моя маленькая любимая девочка, - прошептал я, гладя Соню по волосам.
      Она уткнулась носом мне в грудь и заплакала.
      - Что случилось? Малыш, почему ты плачешь? - недоумённо спросил я.
      - Я не думала, что когда-нибудь услышу от тебя эти слова, - сказала она, всхлипывая и вытирая нос рукой.
      - Но я же уже говорил, что люблю тебя, - возразил я.
      - Да, но... - Она подняла голову и посмотрела на меня глазами полными слёз. - Не бросай меня так больше. Если захочешь уйти, просто скажи, что больше меня не любишь...
      - Что?! Уйти?! Ты вообще не слышала, что я сейчас говорил? - я начал закипать от злости. Я перевернулся и опрокинул Соню на спину, снова прижав её к постели.
      - Я никогда тебя не оставлю и никому не отдам, слышишь? И даже не мечтай! Ты моя и точка! - грозно сказал я.
      Любимая испуганно закивала головой, а потом робко улыбнулась. Я улыбнулся в ответ, наклонился к ней и поцеловал, отметая все сомнения в том, что она мне нужна. Постепенно поцелуй перерос в более страстный, и меня снова накрыло волной желания.
      - Я обещал тебе, что буду любить тебя всю ночь? - проникновенно прошептал я на ушко моей соблазнительнице, - Так вот, готовься узнать кое-что новенькое.
      Соня довольно рассмеялась и закинула руки мне на плечи, снова возвращаясь к поцелую. И я, как и обещал, всю ночь учил мою маленькую девочку всем премудростям любви. Заснули мы только под утро, когда за окном появились первые лучи солнца.
     
      Глава 18.
     
      Лиза.
     
      Возвращаясь домой с работы, я проходила мимо витрины, на которой был выставлен товар, и буквально замерла, увидев ЭТО. Я всегда мечтала надеть на себя что-то такое, но раньше было не для кого. Моя извращённая фантазия сразу же представила, как я предстану в подобном перед Андреем. Но другая часть моего мозга, более рациональная, кричала мне не делать этого. На негнущихся ногах я подошла к входу и нерешительно толкнула дверь.
      Из магазина на меня пахнуло освежителем воздуха с запахом роз, что ещё больше распалило воображение. Я на несколько секунд замерла на пороге, не зная куда податься, ведь не каждый день же я захожу в подобные бутики.
      - Добрый день. Чем я могу вам помочь? - услужливо улыбаясь, передо мной, как из ниоткуда, возникла миловидная девушка-консультант.
      - Я хотела бы померить тот комплект, что выставлен у вас на витрине, - слабым от волнения голосом ответила я.
      - Пожалуйста, проходите в примерочную. Я сейчас вам его принесу, - сказала девушка и упорхнула так же неожиданно, как появилась.
      Ноги стали ватные и отказывались куда-то идти. "Что ты делаешь, идиотка?!" - орала моя рациональная часть. "Тебе тридцать лет, а ты никогда в жизни не совершала глупостей!" - убеждала меня другая часть. И правда, хотя бы раз в жизни я могу позволить себе сделать какую-нибудь глупость?! Несколько раз глубоко вздохнув, я решительно направилась в примерочную.
      - Вот, пожалуйста. Если размер не подойдёт, то скажите мне, и я поменяю, - всё так же дежурно улыбаясь, прощебетала девушка.
      Я только рассеянно кивнула, закрыла шторку и принялась натягивать на себя этот шедевр дизайнерской мысли. Облачившись, я неуверенно повернулась и посмотрела на себя в зеркало. И ахнула от удивления. А я оказывается ещё ничего. С поверхности зеркала на меня смотрела симпатичная, высокая девушка, с длинными ногами, подтянутым животиком и красивой грудью. Андрей просто в обморок упадёт, когда меня в нём увидит. Да, решено! Однозначно беру.
      С такими мыслями я переоделась и пошла на кассу, оплатить покупку. Получив пакет с логотипом магазина, фирменную улыбку и дежурное "Приходите к нам ещё!", я счастливая полетела домой готовить ужин и соответствующую обстановку.
     
      Андрей.
     
      - Мам, пап, вы только сильно на Лизу не налегайте, ладно? А то вы её испугаете своими расспросами, и она перехочет за меня замуж выходить, - попытался уговорить я своих родителей вести себя прилично.
      - Ну что ты, сынок, разве мы когда-нибудь обижали твоих девушек? - начала отнекиваться мама.
      Конечно! Знаю я, как вы себя прилично умеете вести. Однажды я привёл на ужин свою девушку, так ей даже толком поесть не дали, столько вопросов сыпалось с разных сторон. А девушка не знала, на какой вопрос ответить в первую очередь - на мамин или на бабушкин. Хорошо хоть бабули сегодня не будет. Я ее, конечно, люблю, но уж слишком много она вопросов задаёт.
      - Мам, пожалуйста, - попытался я упросить её ещё раз.
      - Ладно, обещаю задавать меньше вопросов, - с тяжёлым вздохом ответила она и обиженно отвернулась к окну.
      Несколько часов назад родители позвонили и буквально напросились на ужин. Меня же мучила совесть, ведь я уже давно обещал познакомить их с Лизой. Договорившись, что я заеду и заберу их, попытался дозвониться до Лизы, чтобы предупредить её, но на том конце мне упорно отвечали, что аппарат абонента недоступен. Лиза обычно выключала телефон во время лекций, но, по моим расчётам, она уже должна быть дома. Но домашний телефон она тоже не брала. Подумав, что она просто забыла включить телефон после лекций, а сама зашла в магазин после работы, я решил сделать ей ненамеренный сюрприз.
      Припарковавшись возле дома, мы вместе с родителями поднялись на мой этаж. Я открыл дверь, первым зашёл внутрь и замер на пороге. Свет в квартире был погашен, на полу лежали лепестки роз, а по всему коридору тянулась дорожка в спальню, составленная из зажжённых свечей. Я услышал, как за спиной завозились родители, пытаясь понять, что происходит. Мой мозг тоже пока медленно переваривал информацию, поэтому я застыл столбом и не шевелился.
      - Милый, это ты? - протянула Лиза соблазнительным голоском, вышла из спальни и замерла на пороге, видимо, не ожидая увидеть кого-то ещё кроме меня.
      Сказать, что она была одета можно с огромной натяжкой. Это скорее как в старом анекдоте - "красиво раздетая женщина". На любимой был надеть прозрачный пеньюар на тонких бретельках из какого-то струящегося белого материала, который заканчивался в районе бёдер. Сквозь ткань просвечивался её соблазнительный животик и стройная талия. Лиф был непрозрачный, но чашечки сидели так низко, что практически можно было увидеть верхнюю кромку её сосков. То, что было надето на ней внизу, можно было назвать трусиками с огромным трудом. Это больше походило на белый треугольничек ткани спереди, прихваченный тремя ниточками - двумя по бокам и одной сзади.
      Несколько минут в квартире стояла такая тишина, что было слышно, как работает мой супер-тихий холодильник на кухне. Все мы вчетвером замерли от неожиданности и потрясения. И только через несколько минут Лиза, отойдя от шока, пискнула и, прикрываясь руками, рванула обратно в комнату, захлопывая за собой дверь.
      Я, скинув ботинки, последовал за ней, чтобы хоть как-то успокоить любимую. Закрыв за собой дверь в спальню, я увидел, что Лиза залезла на кровать и с головой укрылась одеялом. Я подошёл, сел рядом и осторожно стянул с неё одеяло.
      - Милая, ну что случилось? - успокаивающе протянул я.
      - Что случилось? - закричала она, но потом, бросив быстрый взгляд на дверь, перешла на шёпот, - Что случилось? Ты издеваешься? Твои родители видели меня практически голой, а ты спрашиваешь что случилось?
      - Малыш, на пляже люди тоже практически в таком же виде ходят, и ничего, никто не кидается на них с обвинениями, - начал убеждать я свою девочку.
      - То на пляже, - протянула она и уткнулась лицом в ладони. - Ты представляешь, что они сейчас обо мне подумали?! Что я какая-то чокнутая извращенка, которая решила их драгоценного сыночка захомутать! Я же тут не в купальнике перед ними вышла, а в пеньюаре.
      Я окончательно избавил Лизу от одеяла и, пересадив к себе на колени, прижал её к своему телу.
      - Всё они нормально подумали, - снова начал успокаивать я её. - Они же тоже когда-то тем же занимались.
      - Не правда. В СССР секса не было, - попыталась отшутиться моя маленькая плутовка.
      - Да? - я решил поддержать её игру. - А откуда же тогда я появился, м?
      - Тебя аисты принесли, - смеясь, прошептала она, уткнувшись носом мне в вырез рубашки.
      От этого движения я понял, что уже давно возбудился, но желание успокоить любимую перекрыло все остальные желания. Отмотав события последних нескольких минут назад у себя в голове, я понял, что захотел мою девочку, сразу же, как только увидел в этом соблазнительном наряде. Не удержавшись, я наклонился ниже и провёл губами по соблазнительной шейке.
      - Ты такая сексуальная в этом наряде, - жарко прошептал я ей на ухо, а потом прикусил мочку.
      Лиза застонала и по всему её телу прошла крупная дрожь желания, передавшаяся мне. Она подняла на меня потемневшие от страсти глаза и потянулась к моим губам. Я, даже не раздумывая, жадно прильнул к ним и, раскрывая языком, скользнул вглубь сладостного жара её рта. Я уже был готов уложить любимую на кровать и заняться с ней любовью, как вдруг она резко отстранилась от меня.
      - Андрей, подожди. Там твои родители. Они, наверно, жду нас, - сказала она, глядя на меня.
      Чёрт! В пылу возбуждения я совсем забыл про них. Уже проклиная свою слабохарактерную натуру за то, что разрешил им приехать сегодня на ужин, я ссадил любимую с колен и встал с кровати.
      Лиза тут же метнулась к шкафу и стала срывать с себя эту, с позволения сказать, одежду.
      - Почему ты меня не предупредил, что ты приедешь не один? - грозно зашипела на меня Лиза, натягивая брюки.
      - Всё решилось в последний момент. Я пытался тебе дозвониться, но у тебя телефон был выключен, а дома ты не брала, - возмутился я несправедливостью её возмущения.
      - Я его специально выключила, чтобы нам никто не мешал, - ехидно ответила она мне.
      Я рассмеялся. Но смех мой оборвался, когда Лиза стала убирать пеньюар в шкаф, уже полностью одевшись. Я подошёл к ней и, обняв сзади за талию, наклонился к её соблазнительной шейке.
      - Не убирай его далеко. Хочу вечером сорвать его с тебя, а трусики стянуть зубами, - прошептал я ей на ухо, задевая нежную кожу. - А потом я сделаю с тобой... - дальше я зашептал ещё тише.
      Лиза тихонько застонала и крепко прижалась попкой к моим бёдрам. Я уже готовился снова поцеловать любимую, как со стороны кухни раздался грохот. Мы подпрыгнули от неожиданности и поспешили на шум. Когда мы вошли на кухню, Лиза смущённо покраснела и опустила глаза в пол, под взглядами моих родителей.
      - Вот, родители, знакомьтесь. Это моя любимая невеста Лиза, - представил я. - А это мои родители Юрий Валентинович и Галина Викторовна.
      Лиза, не поднимая смущённого взгляда, робко прошептала "Здравствуйте". Как ни странно, но ужин прошёл в тихой и мирной обстановке. К моему глубочайшему удивлению, мама не засыпала Лизу своими бесконечными вопросами. А папа, тот вообще боялся поднять на неё взгляд.
      Когда вечер закончился, мы с Лизой стояли в прихожей и провожали родителей.
      - Лизонька, а можно тебя на несколько слов? - вдруг, когда мама с папой практически вышли за дверь, обратилась к ней моя мама.
      - Мам? - подозрительно протянул я.
      - Мы недолго, - с улыбкой ответила она мне и, взяв Лизу за руку, вытащила её за дверь.
      Через несколько минут Лиза вернулась. Уголки её губ подрагивали, словно она пыталась сдержать смех.
      - О чём вы там с мамой шептались? - спросил я, когда родители ушли.
      Лиза, наконец, не выдержала и начала хохотать. Когда она через несколько минут успокоилась, я повторил свой вопрос.
      - Галина Викторовна спросила, где я купила такой пеньюар, - ответила она и снова начала хохотать. Я тоже не смог удержаться от смеха.
      - Ну вот. А ты говоришь аист, - сквозь смех выдавил я из себя и, схватив любимую в охапку, потащил в спальню.
     
      Соня.
     
      За несколько дней до свадьбы мы встретились с Лизой на последнюю примерку свадебного платья. Когда Лиза рассказала мне о том, как произошла её встреча с родителями Андрея, я хохотала, как сумасшедшая. Потом, когда через несколько минут я смогла успокоиться, я рассказала ей свою историю знакомства с родителями Егора.
      - Мы приехали с Егором к его родителям. Припарковались у их дома, и вышли из машины. В подъезде мы начали о чём-то спорить, и Егор, как всегда, в общем-то, заткнул мне рот поцелуем. Ну, а ты понимаешь... Мы немного соскучились друг по другу за то время, что не виделись. И гм... В общем, мы несколько увлеклись, - покраснев, сказала я. - Очнулись мы только, когда нас окликнули. Оглядевшись, я поняла, что практически повисла на Егоре, закинув ноги ему на талию. А он прижал меня к стене так, что у меня чуть рёбра не затрещали. Ещё немного и мы бы прямо там, в подъезде занялись бы любовью. А на пороге квартиры стояли родители Егора. Бог знает, что они обо мне подумали! Я жутко перетрусила, но его родители оказались вполне адекватными людьми. Я бы сказала милыми, - глупо хихикая, закончила я.
      Лиза присоединилась ко мне и начала смеяться.
      - Да уж, сестрёнка. Не везёт нам на знакомства с родителями, - выдавила она сквозь смех.
      - Лиз, а можно тебя кое о чём попросить? - обратилась я к сестре, когда мы уже вышли из ателье.
      - Да, конечно, - улыбаясь, ответила она мне.
      - А можно к вам на свадьбу пригласить Матвея и Славу? Просто Матвей спас меня. Дважды. А Слава... В общем-то, он тоже спас меня, - попросила я.
      - Конечно! Какие могут тут быть вопросы! - воскликнула Лиза.
      - Только, наверно, придётся ещё и жену Славы пригласить. О! И Аню тоже, - добавила я после паузы.
      - Ничего страшного. Просто расширим список гостей, - устало ответила Лиз, - Ох, мама меня убьёт! "За несколько дней до свадьбы! О чём ты только думаешь, Лизавета!", - передразнила она нашу маму.
      - Да уж, - со смехом ответила я. - Она просто обезумела с вашей свадьбой. Прости, что добавила тебе проблем, - начала извиняться я, но Лиза только махнула рукой.
      В оставшиеся до свадьбы несколько дней мама носилась, как белка в колесе. Как всегда, в последний момент появилась масса проблем. Кто-то из гостей не сможет приехать на свадьбу. А кто-то активно напрашивается. В ресторане перепутали заказ, так что торт будет не пятиярусный, а трёх. И так далее. И чем ближе был день свадьбы, тем больше появлялось проблем, и тем злее становилась мама. Мы старались не подходить к ней лишний раз. И только Андрею удавалось успокоить её. За последний месяц она как-то особо к нему привязалась.
      И вот, наконец-то настал день свадьбы.
     
      Глава 19.
     
      Лиза.
     
      В день свадьбы меня разбудили ни свет, ни заря, аргументируя это тем, что я ещё должна успеть причесаться, накраситься и одеться. Поскольку времени было только семь утра, то я безропотно терпела всё, что мама со мной делала. Быстро умыться? Пожалуйста. Завтракать? Да легко. Или не так легко, как мне это казалось?
      Едва я почуяла запах яичницы и кофе, как меня затошнило. Сидя на полу в туалете, я судорожно пыталась посчитать дни, оставшиеся до месячных. И по моим подсчётам они должны были начаться... уже пять дней назад. Со всей этой свадебной суматохой, я как-то не обращала внимания на подобные вещи. И только сейчас, прообнимавшись полчаса с унитазом, я поняла, что у меня задержка в пять дней. Я беременна? Я беременна! Это не удивительно, учитывая то, что мы с Андреем ни разу не предохранялись.
      Раньше меня как-то пугала перспектива стать матерью. Я думала, что была не готова. Но сейчас я чётко осознала, что я уже давно готова. На самом деле я удивлена, почему это не случилось раньше? Погружённая в эти мысли я не заметила, как в туалет зашла мама и нашла меня сидящей на полу с улыбкой на лице и слезами счастья на глазах. Она не задала мне никаких вопросов, сразу всё поняв. Только села рядом со мной на колени и крепко-крепко обняла, как в детстве.
      После этого, когда мы немного успокоились, меня усадили перед зеркалом. Пока надо мной колдовали визажист и парикмахер, я задремала. А когда проснулась, то не узнала себя. Это что, действительно я? Не может быть!
      - О! Андрей просто обалдеет, когда тебя увидит, - сказала Соня, заходя в комнату.
      - Господи, я уж думала, что никогда не доживу до этого дня, - всхлипывая, сказала мама и утёрла платочком глаза.
      - Мам! - возмутилась я.
      - Ну а что? Тебе тридцать лет, а ты... - начала было она, но я её перебила.
      - Мам, ты хочешь мне день свадьбы испортить? - с угрозой спросила я.
      - Нет, нет, что ты! Прости, - извинилась она и принесла платье из шкафа.
      - Лизка, а дашь мне платье поносить, когда ты из него вырастешь? - шутя, спросила Соня, когда я надела платье. Я удивлённо посмотрела на неё.
      - А что? Егор тебя уже замуж позвал? - ехидно спросила я.
      - Нет, - грустно ответила Соня и печально вздохнула.
      - А хочется? - снова ухмыляясь, спросила я.
      - Ну... Я была бы не против. Но, похоже, что Егор не хочет, - ещё печальнее ответила сестра.
      Я подошла к ней и обняла, крепко прижав к себе.
      - Я уверена, что он очень хочет. Просто боится, что ты ему откажешь по причине того, что отношения развиваются слишком быстро, - попыталась успокоить я её.
      Она не доверчиво покосилась на меня.
      - Ну, ведь они и правда слишком быстро развиваются! - возразила она.
      - А ты посмотри на меня с Андреем, - усмехнувшись, ответила ей я, и Соня рассмеялась в ответ.
      - Да уж. Вы ребята явно не хотели ждать, - всё ещё улыбаясь, ответила сестра.
      Пожалуй, это были последние несколько минут тишины и спокойствия за следующие десять часов. Когда, через несколько часов, за мной приехал Андрей, мои родственницы заставили его изрядно попотеть, чтобы заполучить меня. С честью пройдя все испытания, он, наконец-то, вошёл ко мне в комнату. И замер на пороге.
      - Ты такая красивая! - восхищённо глядя на меня, прошептал он через несколько секунд. - Ты у меня самая красивая на свете!
      Андрей подошёл ко мне и крепко прижал к своей твёрдой груди.
      - Чего так долго? - наигранно возмутилась я.
      - Так не пущали, - смеясь ответил он.
      Любимый поднял мою голову и провёл пальцами по линии бровей, скул, по уху и щеке. От такой невинной ласки мои гормоны взбунтовались не хуже, чем от самого настоящего поцелуя. Я прикрыла глаза от удовольствия и откинула голову назад, чтобы Андрею было удобнее меня целовать. Он сразу понял мой намёк и уже наклонился, чтобы поцеловать, как дверь с грохотом распахнулась и ударилась о стену.
      - Нет! Ты ей весь макияж испортишь! - закричала моя мама, увидев нас.
      Она схватила нас за руки и потащила к входной двери.
      - После свадьбы ещё нацелуетесь, - проворчала она, таща нас на буксире.
      У подъезда нас усадили по разным машинам, "чтобы неповадно было", как сказала мама. За всё время подготовки к свадьбе, мне удалось выторговать у мамы только одно - отсутствие лимузина. Так что до ЗАГСа мы ехали на машинах попроще. Если, конечно, дорогущие иномарки представительского класса можно считать чем-то попроще.
      Все дальнейшие события проносились для меня со скоростью смены пейзажа за окном поезда. Вот, мы ждём своей очереди на вход в зал бракосочетания. Вот, какая-то тётенька, с приклеенной улыбкой, объявляет нас мужем и женой. Вот, меня целует уже муж, мы обмениваемся кольцами и расписываемся. А вот, меня уже выносят на руках из здания ЗАГСа под радостные крики наших гостей и забрасывают рисом и лепестками роз.
      Потом меня запихивают в машину, и мы с Андреем наконец-то оказываемся одни. И он тут же набрасывается на меня со страстными поцелуями. Мои гормоны, разбуженные беременностью, призывают меня скинуть платье прямо здесь и заняться любовью с мужем. Но я, цыкнув на них, отстраняюсь от губ любимого и прижимаюсь к его груди.
      - Ну, здравствуй, муж, - посмеиваясь, говорю я ему.
      - Ну, здравствуй, жена, - отвечает он мне в тон.
      Такая блаженная тишина и спокойствие продлились недолго. Скоро мы приехали к ресторану, и снова начался, а точнее продолжился, сумасшедший дом под названием наша свадьба.
      Андрей помог мне вылезти из машины, поймал и крепко прижал к себе, когда я запуталась в своей ужасно пышной юбке. У входа нас уже встречали с хлебом и солью. Откусив больший кусок, Андрей с довольной улыбкой взял меня за руку и повёл в зал. Там нас усадили на почётное место во главе стола. А потом, один за другим, гости начали произносить тосты. Пригубив жидкость в бокале, я мысленно поблагодарила маму, которая поменяла шампанское на яблочный сок. Потом наш какой-то уж очень далекий родственник (и зачем мы его вообще пригласили?) начал кричать "Горько!". Андрей встал, поднял меня за руку, прижал к своему телу и крепко поцеловал. Когда мы оторвались друг от друга, мой муж посмотрел мне в глаза с таким обещанием наслаждения, что мне захотелось схватить его за руку, утащить в какой-нибудь укромный уголок и залюбить до смерти. Видимо все мои желания отразились у меня в глазах, потому что взгляд Андрея тут же потяжелел и потемнел ещё больше. Сейчас его глаза напоминали море при шторме, такого глубокого насыщенного синего цвета они были.
      Через пару часов застолья начались танцы. Первый танец по традиции танцевали только мы с мужем. Крепко прижавшись к его сильному телу, я почувствовала, как его руки скользнули по моей спине, а потом по голой коже плеч и лопаток, от чего по всему телу пробежала дрожь.
      Когда музыка закончилась, к нам на танцполе присоединились все остальные желающие потанцевать. К Андрею подошла девочка лет трёх. Кажется, это дочь каких-то его родственников.
      - Дядя Андрей, а потанцуй, пожалуйста, со мной, - глотая некоторые буквы, попросила она.
      Я ободряюще улыбнулась мужу и отошла в сторону. Сидя за столом, я наблюдала, как мило воркует Андрей с этой девочкой, держа её на руках и кружась с ней по залу. Я представила на минутку, что это наша дочь и глаза наполнились слезами счастья. Кто у нас будет, сын или дочь? Я знала однозначно, что мне всё равно. Любить своего ребёнка я буду однозначно, независимо от его пола. Когда танец закончился, Андрей опустил ребёнка на пол, и девочка бочком поскакала к своим родителям. Улыбаясь, я подошла к любимому и снова обняла.
      - Андрей, скажи, ты же любишь детей? - спросила я.
      - Конечно. Как их можно не любить, - смеясь, ответил он, обернулся и посмотрел на ту девочку, с которой танцевал.
      - А помнишь ту ночь, когда ты мне сделал предложение? - снова спросила я.
      - Помню, любимая. Хочешь повторить? Знаешь, я несколько стар для секса в туалете, - усмехаясь, ответил Андрей. Я покачала головой, а потом посмотрела прямо ему в глаза.
      - Я беременна, - тихо прошептала я, так тихо, что практически не слышала сама себя. На несколько секунд Андрей замер, недоумённо глядя на меня.
      - Правда? Девочка моя. Любимая моя. Сладкая, нежная, маленькая. Я так тебя люблю! Это самый счастливый день в моей жизни, - отойдя от потрясения, протараторил он.
      А потом он прижал меня к себе ещё крепче и страстно поцеловал. Я настолько погрузилась в поцелуй, что всё вокруг потеряло очертания. Даже громкая музыка тихо звучала где-то на задворках моего сознания. Андрей слегка прикусил меня за губу, и я, не сдержавшись, застонала. Когда воздух закончился в наших лёгких, мы с сожалением оторвались друг от друга и крепко обнялись.
      - Я тут подумал, - начал он хриплым голосом, - может я и не так уж стар для секса в туалете? - и он с улыбкой заглянул мне в глаза.
      Я рассмеялась и, схватив его за руку, потащила в туалет. Как я не старалась, платье мы всё равно помяли, локоны из причёски рассыпались по лицу, а макияж был безнадёжно испорчен и с головой выдавал то, чем мы занимались.
     
      Егор.
     
      Когда Лиза сообщила, что собирается бросать букет невесты, все девушки от трёх до пятидесяти устремились к ней. Все, кроме моего маленького ёжика, который тут же скрылся в одном из уголков зала. Лиза бросила на меня заговорщицкий взгляд. Я кивнул ей и пошел искать Соню. Нашёл я её в самом тёмном углу банкетного зала. Она сидела за столом и лениво ковырялась вилкой в тарелке, делая вид, что всё происходящее вокруг ей безразлично.
      - Малыш, Лиза там букет бросать собралась, - сказал я, присаживаясь рядом с ней.
      - А я-то тут при чём? - нервно бросила она мне.
      Я вздохнул и, взяв её за руку, потащил на площадку, где уже собрались все ожидающие букета. Соня сопротивлялась и не хотела идти за мной, но я просто схватил её на руки и понёс туда. Она ругалась и била меня кулачками по спине. Я же подошёл, поставил её на пол и обнял со спины руками, удерживая от побега. Она продолжала извиваться, пытаясь вырваться, однако я крепко прижимал к себе, и, в конце концов, она успокоилась и затихла в моих руках.
      К этому моменту как раз подтянулись все оставшиеся желающие заполучить букет невесты. Лиза снова бросила на меня лукавый взгляд и повернулась ко всем спиной. А потом она бросила букет через плечо. И он попал ровно в Соню, которая ошеломлённо держала его в своих руках и крутила его из стороны в сторону, будто не зная, что с ним делать. Все девушки вокруг начали оглядываться по сторонам, пытаясь определить, кому достался трофей. Потом все взгляды обратились на нас. Кто-то недовольно вздыхал, кто-то посмеивался и бросал недвусмысленные намёки, некоторые откровенно поздравляли нас. Соня застыла в моих руках. Я же со смехом принимал все слова поздравления и сочувствия.
      - Ну что? Скоро будем и на вашей свадьбе гулять? - смеясь, спросил Андрей, который подошёл вместе с Лизой к нам.
      - А я меткая! - тоже посмеиваясь, воскликнула Лиза.
      Я благодарно улыбнулся ей в ответ. Сегодня после свадьбы Лиза подошла ко мне и рассказала о том разговоре, что состоялся между ней и Соней утром. Я был удивлён тому, что Соня сомневалась в моих намерениях относительно неё. Конечно, я ещё не делал ей предложения, боясь спугнуть. А она, оказывается, совсем не боялась перспективы выйти за меня. Поэтому я попросил Лизу, чтобы она бросила букет точно в Соню. Чтобы у моей малышки не было никаких сомнений в моём желании жениться на ней.
      Соня всё так же, не двигаясь, стояла рядом со мной, прижав букет к своей груди. Через несколько секунд она отмерла и хитро посмотрела на меня.
      - Теперь ты просто обязан на мне жениться, - пошутила она.
      - Поговорим об этом дома, - совершенно серьёзно ответил ей я.
     
      Соня.
     
      Пойманный букет я положила на стол и пошла танцевать с Егором. Когда меня закружили в очередном замысловатом па, я через плечо Егора увидела Матвея. Он одиноко стоял у стены и хмуро исподлобья смотрел на кого-то, от чего шрам, пересекавший его щеку, становился ещё глубже и заметнее. Бокал, который он держал в руке, так и грозился лопнуть от того, как сильно Матвей его сжимал. Мне стало интересно, кого же он там так пристально разглядывает. Я проследила его взгляд и увидела девушку. Среднего роста, брюнетка, длинные волосы были распущены и свободно свисали до лопаток. На ней было платье длиной чуть выше колена, с небольшим вырезом, немного открывавшим её грудь. Она поднесла бокал к губам, и я обратила внимание на то, какой красивой формы у неё губы. Нижняя губа была чуть полнее верхней, что делало её рот очень привлекательным.
      Сейчас вокруг неё увивалось несколько парней, которые развлекали её на все лады, разве что фокусы не показывали. "Хотя, нет. Показывали." - подумала я, когда один из парней протянул руку к её лицу и вытащил монетку у неё из-за уха. Мне стала интересна реакция Матвея на это. Я перевела взгляд на него и увидела, как он весь подобрался, напрягся сильнее прежнего и подался всем телом к этой девушке. Ножка бокала в его руке всё же треснула, не выдержав подобного напора.
      - Егор, а кто эта девушка? - спросила я, кивая на неё.
      Егор обернулся через плечо, посмотрел на девушку, потом перевёл взгляд на Матвея, а потом, хмыкнув, снова посмотрел на меня.
      - Это Аня. Славкина сестра. И тайная любовь Матвея, - усмехаясь одним уголком рта, ответил он.
      - А как она к нему относится? - спросила я, снова глядя на девушку.
      Но ответа ждать мне не пришлось. Аня подняла голову и бросила тоскливый взгляд на Матвея. Хотя вокруг неё крутилось, по меньшей мере, трое парней, в её глазах не было огня радости или желания общаться с ними. Матвей как раз в этот момент вытирал салфеткой пролившееся на его брюки шампанское, поэтому не видел её взгляда. Когда через несколько минут он снова поднял голову и посмотрел на Аню, она уже отвернулась и пыталась изобразить веселье на лице. У меня в голове родился план.
      - Ты меня отпустишь на пару минут? - спросила я у Егора.
      Тот бросил на меня подозрительный взгляд, но кивнул. Я, быстро чмокнув любимого в губы, направилась к Матвею.
      - Добрый вечер, - поприветствовала я его.
      Он бросил на меня хмурый взгляд и только кивнул головой в знак приветствия.
      - Вы не хотите потанцевать? - спросила я его.
      - Я не в настроении, извини, - ответил он.
      Я несколько минут стояла рядом с ним в молчании. А потом снова продолжила свою атаку.
      - Я вам очень благодарна за всё, что вы для меня сделали, - снова начала приставать я к нему.
      - Я же уже говорил, мне ничего не надо, - довольно грубо бросил он.
      Я снова замолчала ненадолго.
      - А она очень красивая, - доверительным шёпотом сказала я.
      Матвей бросил на меня недоумённый взгляд.
      - Мне кажется, только она и не заметила вашего взгляда, - продолжала я.
      Взгляд Матвея потемнел и посуровел.
      - Глупости. Я ей не нужен, - глухо ответил он.
      - Глупость - это то, что вы сейчас сказали. Она не знает, как ей отделаться от этих парней. А когда вы отворачиваетесь, то она бросает на вас тоскливые взгляды, - настойчиво сказала я.
      - Не правда. Ей не нужен, такой как я. Наши с ней отношения будут огромной ошибкой, это сделает её несчастной! - вот упрямый баран! Но ничего, мы ещё упрямее!
      - Огромной ошибкой будет не пригласить её сейчас на танец. И, если вы хотите сделать её счастливее, то идите и пригласите её на танец! - практически прокричала я, устав бороться с его твердолобостью.
      Матвей недоверчиво посмотрел на меня.
      - Она, правда, на меня смотрела? - хрипло спросил он.
      - Да, - с улыбкой подтвердила я.
      Матвей на несколько секунд уставился на меня тяжёлым взглядом, будто пытаясь понять, лгу я или говорю правду. А потом я возликовала, когда увидела, как он кивнул и, повернувшись ко мне спиной, пошёл в сторону Ани.
      Когда он подошёл к девушке, она бросила на него такой радостный взгляд, какого я не видела ещё ни разу за сегодняшний вечер. Матвей что-то сказал ей и протянул руку. Рука не дрожала, но напряжённая спина выдавала, насколько взволнован Матвей. Аня вложила слегка трясущуюся руку в его протянутую ладонь, и он повёл девушку на танцпол.
      - Господи, как тебе это удалось?! - услышала я рядом восхищённый голос Егора и Славы, которые сказали это практически в унисон. Я повернулась к ним и не смогла сдержать смеха, увидев их вытянутые от удивления лица.
      - Честно говоря, сама не знаю. После нескольких минут уговоров я уже была готова сдаться, - рассмеялась я.
      Мы все втроём стояли и смотрели, как танцует Аня и Матвей, который крепко прижимал девушку к своей груди. Одна мелодия сменяла другую, быстрая зажигательная танцевальная музыка сменяла медленную, а пара всё продолжала, обнявшись, кружить по залу, словно не замечая ничего вокруг. Через какое-то время к нам присоединилась жена Славы. Тот обнял её за талию и притянул к себе.
      - Катюш, а как ты смотришь на то, чтобы съездить во второй медовый месяц? - с улыбкой спросил он её.
      - С удовольствием! И, похоже, что нам придётся оставить Анюту на попечение Матвея, - посмеиваясь, ответила она.
     
      Эпилог.
     
      Лиза.
     
      - Объявляю вас мужем и женой. Вы можете поцеловать невесту! - услышала я уже во второй раз за последний год.
      Егор наклонился к Соньке и крепко её поцеловал. Когда он оторвался от неё, глаза моей сестрёнки светились такой радостью, что у меня на глаза навернулись слёзы. Андрей тут же подал мне платочек, приготовленный заранее. Мои гормоны расшалились не на шутку в течение беременности, и я уже не могла дождаться, когда рожу. Срок уже подходил, а никаких симптомов приближения родов не намечалось. И поэтому я ходила злая и нервная.
      Когда церемония закончилась, все побежали поздравлять новобрачных. Передо мной и моим пузом все предусмотрительно расступались, боясь навлечь на себя мой гнев. Подойдя к сестрёнке, я крепко её обняла.
      - Ну вот. А ты не верила в приметы, - пошутила я, намекая на тот букет, что я бросила точно в сестру в день своей свадьбы.
      Соня только улыбнулась мне в ответ и погладила мой живот через ткань платья. После поздравлений, повторилась та же схема, что и на нашей с Андреем свадьбе. Ресторан, обилие гостей и громкая музыка меня утомили. Поэтому мы с Андреем, попросив прощения у Сони и Егора, поехали домой.
      Когда мы вошли в квартиру, мой муж усадил меня на табурет в коридоре и принялся снимать с меня ботинки. Отёкшие и уставшие за день ноги жутко болели и ныли, что не способствовало улучшению моего настроения.
      - Я толстая и неуклюжая, - начала ныть я, когда меня поставили на ноги. - Я даже сама не могу снять ботинки.
      Андрей за последние девять месяцев успел привыкнуть к подобному моему поведению, поэтому он только улыбнулся и крепко обнял меня сзади.
      - Ты вовсе не толстая, - как всегда начал успокаивать он меня. - Просто немножко беременная, - рассмеялся муж.
      - Ничего себе немножко! Я уже несколько месяцев не вижу своих ног! - продолжала я ныть.
      - Зато я их прекрасно вижу и могу тебя заверить, что они на месте и в прекрасной форме, - Андрей снова попытался меня развеселить.
      - Я похожа на пингвина! - привела я свой самый веский, на мой взгляд, аргумент.
      - Ты мой самый любимый пингвинчик, - улыбаясь и поглаживая меня по животу, сказал Андрей.
      - Ну! С тобой даже поспорить нормально нельзя! - возмутилась я и ударила любимого ладошкой по бедру.
      Он тут же поймал мою руку, прижал к своим губам и поцеловал.
      - А я уже говорил тебе, какая ты красивая и соблазнительная в этом платье? - тоном змея искусителя прошептал муж мне на ухо.
      - Неправда! Я толстая и некрасивая! - снова завела я свою старую пластинку.
      - Милая, ты для меня самая красивая и желанная. Ты знаешь, одна мысль о том, что ты носишь под сердцем моего ребёнка, сводит меня с ума и рождает всякие неприличные желания в моей голове, - жарко прошептал Андрей мне на ухо и мягко прикусил мочку.
      Я была готова прямо здесь в коридоре растечься тёплой лужицей у его ног. Кажется, я слишком живо себе это представила, потому что мне даже показалось, что у меня по ногам потекло что-то тёплое, но я не придала этому значения, списав всё на распалившееся воображение. Я наклонила голову к левому плечу, чтобы Андрею было удобнее меня целовать, и замерла в ожидании. Но прошло уже несколько секунд, а ничего не происходило. Я недоумённо подняла голову и посмотрела через плечо на мужа. Тот стоял, широко распахнув глаза, и смотрел на мои ноги.
      - Лиз, у тебя, кажется, воды отошли, - потрясённо сказал он. Руки у него затряслись, и он начал метаться по квартире из комнаты в комнату.
      - Так, спокойно! - закричала я, застав Андрея на пороге одной из комнат.
      Он замер в дверях и потерянно смотрел на меня.
      - Значит так. Иди сюда. В шкафу на нижней полке лежит сумка, в которую я уже собрала всё необходимое. Бери ключи от машины, и поехали в роддом, - спокойным тоном сказала я.
      Андрей только послушно кивал и делал всё, что я ему говорила. Через полчаса мы прибыли в роддом.
     
      Соня.
     
      Ну, наконец-то мы остались с Егором вдвоём! Последние несколько часов были особенно трудными. Всё тело ныло от усталости, голова чесалась от огромного количества лака, которым была зафиксирована моя причёска, ноги болели от туфель на жутких каблуках, в которые меня впихнули с утра. Радовало только одно - сегодня я сообщу очень радостную новость своему мужу. Мужу. Как-то даже не привычно так называть Егора.
      От моих мыслей меня отвлёк звук шагов. Я подняла голову и увидела вошедшего в комнату Егора, который расстёгивал на ходу запонки. Он уже снял с себя пиджак и галстук, а рубашка была распахнута на груди. Он соблазнительно улыбнулся мне, и я совершенно потеряла рассудок. Хотелось тут же запрыгнуть на него и заняться очень неприличными вещами. Видимо Егор понял мои намерения, потому что его походка тут же изменилась с расслабленной на походку хищника, увидевшего свою добычу.
      Он подошёл ко мне, протянул руку и поднял меня на ноги. Потом, не говоря ни слова, он протянул руку к застёжкам на моём платье и освободил меня из плена жёсткого корсета, на что моё тело тут же благодарно отозвалось. Особенно была довольна моя грудь, которая в последнее время потяжелела, часто ныла и побаливала.
      Егор, глядя мне в глаза, медленно провёл руками по моему телу сверху вниз, стягивая платье. По всей моей коже тут же пробежали искры желания, безболезненно покалывая моё тело и концентрируясь внизу.
      Я тоже решила не отставать от любимого, стащила с него рубашку и провела ладонями по спине. Но Егор, казалось, это вообще не заметил. Всё его внимание было сконцентрировано на моём теле, поскольку я сейчас стояла перед ним только в трусиках, чулках и кружевном пояске, удерживающем их от падения. Глаза мужа потемнели и загорелись от страсти. Он пожирал меня таким голодным взглядом, что моя кровь ускорила бег, по меньшей мере, в два раза.
      Егор, наконец-то, поцеловал меня, крепко прижимая к себе и выпивая моё дыхание. Я, желая поскорее почувствовать вес его тела на себе, сделала несколько шагов назад и упёрлась в кровать. Егор тут же осторожно опустил меня на неё и принялся покрывать поцелуям всё моё тело с ног до головы. Когда его голова опустилась к моему животу, я вспомнила, что хотела сказать ему кое-что очень важное.
      - Егор, у меня есть для тебя свадебный подарок, - сипло сказала я, пытаясь привлечь внимания моего супруга. Он поднял голову и с хитринкой в глазах посмотрел на меня.
      - А я думал это и есть мой свадебный подарок, - ответил он, улыбаясь одним уголком рта, и поцеловал меня в пупок. Я не смогла сдержать стон.
      - Нет, - задыхаясь, выдохнула я. - Подожди. Я тебе сейчас кое-что покажу.
      Я вскочила с кровати и, под недоумённым взглядом Егора, побежала в ванную, где я хранила свой драгоценный сюрприз.
      - Вот, - вернувшись, я протянула удивлённому мужу свой подарок.
      - Это... это тест на беременность? - хрипло спросил он. Я с триумфальной улыбкой кивнула. Егор опустил голову и внимательно посмотрел на палочку.
      - И он... он положительный? - снова прохрипел он. Я снова только смогла кивнуть.
      - Ты беременна? - спросил мой непонятливый муж. Моя радость постепенно начала угасать, сменяясь раздражением.
      - Да. Я беременна. Что тут непонятного?! Чего сто вопросов задавать?! - разозлилась я.
      Неожиданно Егор схватил меня в охапку и бросил на кровать, накрывая сверху своим телом.
      - Я так люблю тебя! И у нас будет ребёнок! - практически проорал он мне на ухо.
      - А ещё у тебя будет глухая жена, - проворчала я, но уже больше для вида.
      Егор счастливо рассмеялся и крепко меня поцеловал. Потом он, оторвавшись от моих губ, снова посмотрел на две полосочки на тесте и поцеловал его.
      - Фу! - я сморщила нос. - Ты хоть знаешь, как его делают!? Я вообще-то на него пописала!
      - Плевать! Я так тебя люблю! Я поставлю его в рамочку и буду хранить его в офисе на рабочем столе, - сказал Егор, снова наклоняясь к моим губам. Я поспешно отвернулась.
      - Фу! Иди сначала губы с хлоркой помой, а потом будешь меня целовать! - возмутилась я. - И даже не вздумай поставить этот тест в рамку и отнести на работу! Я с тобой разведусь, если ты так сделаешь! - пригрозила я.
      Но Егор только счастливо рассмеялся и пошёл в ванную умываться. Когда он вернулся через несколько минут, я уже спала, утомлённая событиями сегодняшнего дня. Сквозь сон я почувствовала, как Егор поцеловал меня, наклонился к моему уху и прошептал: "Я люблю тебя". Потом я почувствовала, как он положил ладонь на мой ещё плоский живот и нежно погладил его.
      - Папочка любит тебя, - прошептал он моему животу и поцеловал.
      А когда мы вернулись из свадебного путешествия, он действительно отнёс тест в рамочке на работу и поставил на стол.
     
      КОНЕЦ.
     
     
      P.S. Хочу выразить огромную благодарность Сашель, которая неустанно трудится над моим текстом и правит его; Ирине Багдяж - за замечательную обложку; Марусе - за идею, изложенную в эпилоге; и все моим читателям, умеющим пользоваться клавиатурой. Вы не представляете себе, насколько ваши комментарии стимулируют на написание проды. Даже такое простое "ещё" оказывает очень действенное влияние на автора. И спасибо всем большое за то, что читаете меня.
  
     
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.21*26  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"