Сорокин Александр Викторович: другие произведения.

Как жениться на принцессе

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Участник Эквадора-3. ТРЕТЬЕ МЕСТО из 58-ми рассказов на внеконкурсе "Сказки Зеленого Леса" . Финалист конкурса "Юмористической Фантастики-2006". Просто веселая сказка...

Жил да был, жил да был...
Жил добыл один король.
Золотых.
Собственно, королем ранее Колян вовсе и не был - так, перебивался помалу разбоем мелким да скупкой краденого. Но однажды подфартило ему несказанно: по совету женщины, сколь мудрой столь и неказистой, прикупил он контрольный пакет акций одной углекопной компании захирелой, да и разбогател невзначай. Потому как обнаружилось в шахтах помимо золота черного, каменного еще и обыкновенное, железное.
А уж разбогатев да погулявши-накуражившись с достатку-то несметного, подался он со скуки в политику - на выборы королевские. И неожиданно выиграл. Со счетом три-один. Дело давнее, темное: трое претендентов на престол выбыли из предвыборной гонки за короной. Кто по причине изрядно пошатнувшегося здоровья, кто по поводу его полного обнуления в результате случая несчастного, а кто и из-за сообразительности, в надежде оное сохранить.
И все бы ничего, но пришлось Коляну Непервому в свое время жениться на той самой умнице, что в люди его вывела, ведь человеком был он иногда честным и словом своим дорожил. Не сказать, что избегал он услад фавориток румяных, да вот детей зачинала от него отчего-то только супружница. И тех - троих всего. Души в них не чаял король. Выпьет иной раз поутру не чаю, а кофею и ну радоваться на шалости ребячьи.
Старшенький весь в папу - вылитый отморозок. Поначалу мухам крылышки рвал, потом с кошечками да собачками экспериментировал, а как поступил в техникуму (бо как пожалел король средств на ВУЗ, а своей тямы отродясь не хватало), так и совсем от рук отбился. Связался с людьми никчемными да и покатился по дороженьке косой. Долго терпел отец причуды его: мол, повзрослеет сына чуток, одумается: перестанет прохожих постреливать да из девиц-красавиц чучела мастерить. Ан нет - когда вьюнош маму родную, новую нотацию ему декламировавшую, полотенцем-волосаткой придушил до смерти, а потом с раритетным бердышем за папой по дворцу гонялся, вопя, что ему настодоело уроки делать и страсть как тоже покоролить охота - вышло терпение у самодержца. Пришлось сына прилюдно расстрелянию подвергнуть. Оно и жалко, конешно, но и на пользу пошло: позволило очередные выборы выиграть. Вот, дескать, какой правитель справедливый: за ради закона чадом родным не поскупился.
Второй сын в маму умом удался: смышленый такой, головастый. Если в глаза заглянуть. Так и светится во взоре интеллект недюжий, так и переливается из одного ока в другое. Жаль, вот только, слова отпрыск не молвит и голову не держит - тяжела больно. А то и вовсе по недосмотру няньки очерёдной (упокой ее душу, Господи!) из кресла-каталки выпадет... Как такому державу доверить-то?
Зато доченька младшая, любимая Настенька - ух, хороша! И статью, и ликом, и... м-м... и ликом. Да и эти достоинства непросто давались, потому как ела дева не в меру - пришлось даже специальные клапаны в местах необходимых вживить, дабы не дырявить тело королевны всякий раз, когда для видимости талии жирок откачать надобно. А брадобрей придворный немалый капитал сколотил, тайком продавая соскобленную с ланит принцессы щетину как талисман от бедности. Хуже с мозгами - их отсосом и бритвой в извилины не завьешь. И щипцы с феном не помогут. А не помешало бы.
*
А незаметно в заботах о делах государственных подкралась к Коляну "не радость" - не помогали уж виагры заморские, а об отечественных врачах-геронтологах, чародеях да кудесниках лишь кресты на погостах напоминали. На кого ж престол оставить-то? Выборы - выборами, а династии быть должно! Но уж не буйствовала, как ранее, сила мужеская. А искусственное оплодотворение придворных дам превеликим трудом добытым королевским семенем, по упомянутой уже странности, плодов не несло.
Делать нечего - пришла пора выдавать замуж Настеньку: авось внуки достойными выйдут. А за кого? Не за этих же хлыщей-прихлебателей, лизоблюдолизов, что по дворцу расфуфыренные слоняются, подобострастненько заискивают и зажигалки импортные воруют?! Нет! Парень нужен крепкий, из народа, неиспорченный интригами дворцовыми, но желательно поумнее и чтоб здоровьем не обижен.
Приказал тогда Колян отправить персональную маршрутку за директором самого крутого PR-агентства - Фомой. А что? Чем порожняком гостранспорт гонять - пусть по пути денег зарабатывает. Рачителен король. Порой до скупости.
И вот предстал перед ним Фома: не юн, но не сед, не толст, но и не без животика, по случаю визита в красновом френче полугражданского покроя, в модных лакированных лапотках на небольшом каблуке, в сторону дышит - не успел второпях вчерашнюю пирушку бубльгумом зажевать.
- Послушай, милок, зять бы мне нужон. Вот тебе список пожеланий, придумай: как нам выбрать самого достойного парня для дочурки моей ненаглядной. Понимаю, не многи на красоту ее необъятную позариться могут, ну дык, и приданое чегой-то стоит - не поскуплюсь! Главное, чтобы с головой парень дружен был, да и внучков здоровеньких нарожал! А тебя за труды праведные хоромами, к примеру, двухкомнатными пожалую. Не в центре пусть, не в столице, чай, ну так даренной мною кобыле под хвост не заглядывают. А ежели жених мне по сердцу придется - так и рядом жить тебе позволю, министром каким сделаю. А что не так, то не серчай - лес державе добывать пособишь.
Призадумался Фома, почухал зародыш плешки на темечке, пособирал лоб над бровями в складочки, поискал на гобелене за троном подсказок, позволивших бы живому от милости королевской отмазаться, да и попросил у монаршего клиента пару дней для выработки тактики и стратегии в предприятии означенном.
*
Долго ли, коротко ли, а объявили по гостелезырению конкурс на вакантную должность зятя королевского. Рекламную компанию опять же провели, во всех достоинствах невесту являя. Пришлось бедной тройную липоксацию перетужить, да по семь часов перед зеркалом на маету фуфырологов с гримом попялиться. Но красота жертвов требует - такая традиция. Вот одна ногтерезчица и сподобилась (да будет земля ей грешной пухом!). Зато телеролики таки справные вышли.
Тыщи три молодцев отчаянных решили судьбу спытать - подали заявку на участие с приложением справки по форме 6-Б. Половина отсеялась еще на медкомиссии - отправились служить пятилетку на военном поприще. Многие экзамен по математике провалили - не каждому дано хоть раз в жизни тройной интеграл взять (целину поднимают ноне). Еще больше на тесте Айзенкля срезалось (этим повезло: по почке в банк трансплантатов сдали и отпущены). А после бросков мечей в корзину с центра поля (обязательно, чтоб воткнулся!) осталось три кандидата в прынцы:
1. Смышленый оленевод Епалпек Туды-Сюды-Ев, до конкурса в нарядном малахае водивший в парке отдыха под уздцы оленя с ребятишками на спине.
2. Студент факультета пневмолирики Волобуевского аграрно-физическогого литературного института Семен Незамужний.
3. И братан Утюг из официальной Луновской группировки.
Неудачников же финала продали в молдавские гастарбайтеры.
- Ну что ж, смотрю я на вас, голуби мои, и сердце мое печалью ластится: по что ж вас красивых таких трое-то? - На соискателей счастья царственного глядел Колян дружески. - Признавайтесь: кого из вас под венец отправить, кого под топор? Сами решите, али мне в эники-бэники сыграть? Может, добровольцы есть?
- Ты это, Величество, по-мэнски давай, без фуфла! - Утюг на плаху не хотел, доверить свою родную шкурку глупому случаю опасался. А вот в мордобойной усобице с соперниками на викторию рассчитывал небезосновательно. - На кулаках потешиться мы не прочь.
- Погодь-погодь! - Фома отложил в сторону дела личные троицы и вмешался ненавязчиво: - Государь, дозволь слово молвить! Какова в репочёсе интрига? Это слишком быстро и не эстетично. К тому же не все участники в одинаковых условиях будут. Предлагаю дать кандидатам интеллектуальное задание с элементами квеста на местности пересеченной.
- Ты, милок, не темни! Я и так на тебя не дюже доволен: обещал же, что к сегоднему дочь суженого обретет - вишь как девка иссохлась дожидаючись, изнервничалась вся, аж поправилась!
- Папа, хочу вот этого: лысого с лопоушками! - Настенька скромно поедала глазами квадратуру Утюга, не отвлекаясь, впрочем, от пирога с зайчатиной. - Он наверно плюшки любит!
- И сало, - потупившись, чувствуя ставок своих повышение, скромно добавил братан.
- Государь, такой выбор нелегитимен будет. У нас процедура - демократическая, а посему равновеликие шансы кандидатам дать надобно! - Фома галантно улыбнулся принцессе своей левой улыбкой.
Демократичный король подумал, что демократия - это хорошо, тем более что выборы не за горами, а если немного в нее поиграть - это денег сэкономит.
- Предлагай, милок.
- Бродют средь людей слухи, что есть где-то в мире диво дивное красы неписаной - роза бесцветная. Не знает никто, где растет, как выглядит, кто хозяин ейный. Вот кто первый доставит чудо сие к королю, тот и получит королевну Анастасию в жены! - Фома, шаркнув ножкой, низко поклонился девушке, и та срочно за расстегаем с осетринкой смущение спрятала.
- А на кой ляд мне эта роза бесцветная? - Удивленно усы встопорщил Колян.
- Ваше величество, неужели казне лишний доход помеха? Ведь ежели разводить ее, да, скажем, на Восьмое Марта всех подданных обязать женщинам только этот цвет дарить - весьма прибыльно может быть! - Опытный PR-щик отлично знал слабость королевскую.
Блеснула в очах самодержца золотая искорка, облизнул монаршие губы ловкий еще язык, потерлись королевские ладони друг о дружку...
На том и порешили. Сроку дали два месяца, бо как задание непростое и антиресное.
И отправились женихи-соперники на поиски шедевра неведомого.
*
Утюг сотоварищи первым делом поставили на маковку всех столичных торговцев лепестковым товаром, чем экологию теневого бизнеса взбаламутили изрядно. Долго еще по улицам взлетали на воздух автокэбы, стреляли пищали, пищали стрелы. Носатые черноволосые загорские купцы не любили обвинений в невежестве, а поскольку о бесцветной розе ничего не ведали, то вопросы с пристрастием и паяльником о ней восприняли как обиду кровную. Пока коллеги вели затяжные боепереговоры с инородцами, Утюг, по совету одного заросшего по уши бородой ботаника со смутно знакомой улыбкой, отправился в Бенилюксию, откуда на рынки отчизны поступал основной поток флоропродукции.
Студент ВАФЛИ - юноша бледный, к наукам пристрастный - пошел иным путем. Проконсультировался у знатока административной системности, чтобы не отвлекаться попусту накупил сухарей, консервов и пиво-колы на месяц, запасся угольным топливом для машины мозговитой, оплатил тридцатидневный трафик и с головой канул в глобпаутину в поисках информации.
А коротыш Туды-Сюды-Ев сел на любимого Сивку-Бурку и отправился в родной колхоз "Ленина Кепка", в надежде получить совет от тамошнего заместителя шамана по политической части, славившегося своей мудростью.
*
Фома времени тоже не терял: вел подготовку к предстоящей королевской свадьбе. Принес Настеньке пособий для начинающей невесты, прочитал ей несколько лекций о построении ячейки общества, рассказал о поведении интимном, но занятно-приятном. Потом договорился он с телезырным каналом о трансляции предстоящего события, посетил контору ведущего провайдера интердата, где за приличную сумму заручился информационной поддержкой своих начинаний и купил билет на самополет по маршруту Столица-Тундра. Что-то подсказывало ему, что кривоногий Епалпек будет главным претендентом в женихи. Поэтому не мешало бы разузнать о нем поболе: вдруг наследственность негожая. Али еще что.
*
Три дня и три ночи подгонял друга своего Епалпек - некогда рассиживаться, когда жениться приспело. И Сивка-Бурка без потерь доставил хозяина в места родные. Там, правда, перевстать пришлось на мотолыжи: не те дороги в июньской тундре: колеса товарищу сломишь - не заметишь.
Радостно встретили родичи сына своего блудного: стол накрыли в самом большом чуме, воды огненной бочонок выставили, моржа, в позапрошлом году в собственном соку замаринованного на берегу окияна холодного, раскопали - как раз поспел к празднеству. И день гуляли, и ночь, и еще дважды солнце за горизонт село бы, кабы не пора летняя. И лишь потом добрался парень к замшампополчу Тым-Дыму с просьбой о помощи в деле знаменательном.
Призадумался старик вначале, побегал глазками в поисках угла в круглом кожаном кабинете, а затем достал карты гадальные. Раскинул он их раз-другой-третий, а когда в пятый раз подряд дураком остался, вытащил из-под шкуры инкунабулу древнюю. Поводил по загогулинам пальцем, пошевелил искусанными губами, отбил пару поклонов перед кепкой первого председателя - Бабы Лены, что в красном месте на стене, попрыгал с бубном вокруг гостя, позвонил в справочную - и ответ дал:
- Ты, о надежда будущей весны, если на царевой дочке женишься, однако, большую пользу принесть народам Севера Крайнего могёшь! А потому лежит путь твой ноне в леса темные Черниховские. Живет там в землянке каменной, в чащобе глухой ведун - он поможет тебе, коль подход к нему найдешь: все на свете шельмец столетний знает.
- А как же подход к нему искать, если глух он? - озадачился Епалпек.
- То не знахарь так глух, как ты туп, кладезь восторженной юности! Бор глух, а не дед! Поспешай давай, а мне в банке вклад проверить надо. Чего уставился - вали отсель! - Засуетился Тым-Дым.
Не стал допытываться Епалпек откуда у замшама сбережения. И где тот прячет банку с вкладом, любопытствовать не стал - честный, однако. А вскочил на лыжи, завел мотор да понесся по ягелю свежему в гараж далекий, где Сивку оставил...
*
А Семка Незамужний быстро через Румблер сайт нашел нужный! Ну да, кому - что надо! Ввел он в строку поисковую "бесцветную розу", да и насыпало ему ссылок десятков несколько. И каждая на странички вела забавные: там девы полногрудые, телесами стройные, ногами бесконечные без скромности лишней являли взору тайны свои сокровенные, женские. Неизбалованный девичьим вниманием (а какая юница о фамилии такой мечтает?) студент, возжелавший жениться на принцессе лишь ради продолжения совершенствования знаний в заграничных бурситетах, обомлел сперва от бестыжести увиденного. Но, быстро сообразив, что актрисы его не зрят, да и в снимаемой комнате ближайший месяц никто не появится, предался страсти приятной, но пагубной: вуайеризму электронному...
*
Вернувшись из Тундры с похудевшей мошной, Фома продолжил труды свои на благо семьи королевской: образование невесты в области семейных отношений зияло огромными прорехами. Вот и поручил Колян Непервый подручному своему объяснить дочери про тычинки и пестики. Потому как: внуки - главная цель всего мероприятия!
*
На семнадцатые сутки со старта доскакал Епалпек до леса Черниховского, страшного. Стоят перед ним стеной дерева темные, ветвями машут крюкастыми, листвой озлобленной ужасы шепчут - не пускают. Почти полный круг объехал парень, полчаса потратил, пока узрел тропку неприметную: бетонную, двухрядную, с фонарями газовыми средь света дневного зажженными - как приглашает кто в гости пожаловать. Делать нечего - въехал.
Час прошел, другой на скорости полной - не видать ни землянки обещанной, ни конца чащи угрюмой... Вечер истлел в вышине стылой, звезды реснитчатые зенки выкатили: сквозь сучья корявые глумятся ехидные. Им в свободе небесной весело, а каково путнику северному во мгле кромешной, когда фонари за первым же поворотом попрятались, а свет Сивки все тоньше да глуше. Заблудился жених королевны: бетонка вот она, а куда ехать не ведает, даже указатели, в одну сторону тычущие, не подмога. Перемешались мысли в голове от страхов недеццких, сплелись в клубочек плотненький: за какой конец не потянешь, все одно бежать отсюдова хочется.
Остановился Туды-Сюды-Ев на обочине, отпустил Сивку пастись окрест, развел из хвороста коряжистого костер, да и пригорюнился. И зачем он подался в авантюру эту поганую? Катал бы детков по парку, а там, глядишь, и повстречал бы судьбу ясноокую на алейке тенистой какой... А тут сидит теперича одинокий и запуганный в краю безлюдном, в глуши мерзопакостной, и боится отчаянно...
Вдруг треск неожиданный! Да громкий и нахрапистый! И близко - за деревом ближним, что дуплом метровым скалится... Пуще прежнего струхнул будущий герой народного эпоса, да так, что чуть не обосрамился по всякому. Ну почти чуть.
А выходит из тьмы... Нет, не чудище клыкастое, не монстра опасная, а дивчина красная в спортивной фигуре на высоких ногах. Ликом странная, иностранная: нос пуговкой темненькой, губки пельмешками сочными, конопушки поверх улыбки просыпаны - хорошо видать, высок огонь развел бедолага от страху-то.
- Будь здоров, добрый молодец! Почто в места наши заповедные тело свое некузявое приволок? - Голосок, как ручей по камешкам скачущий.
- Да вот, ведуна ищу знаменитого по надобности королевской. А глухомань здесь такая, что как в омуте бездонном - краю не найти. - Подальше в карман Епалпек кошель свой ховает: береженого бог не обидит. - Заплутал я.
- Это кто ж тебе про волхва-то наплел? Пошутили над тобой скудоумным ой не весело! Нету тути таких, и отродясь не бывало! - Провела девка рукою по прическе из мелких антрацитных кудряшек. - А вот разбойников-душегубов - полным-полно! Повезло тебе горемычному: у батяньки маво, главаря ихнего, именины седни - квасит он с корешами своими по-остервенелому.
- А ты чего не с ними, раз у папы праздник? - Эх, только б Бурка не попался на глаза бандитской дочери!
- Да надоело уж. Что толку смотреть на драчки на пьяные? А мне по малолетству - не наливают. Ироды!
Подумал Епалпек, да подарил девице последний чупа-чупс из загашника. А та - ну лизать сладость круглобокую: так и мельтешит языком, так и наяривает, мысли на ум ведя шаловливые.
- А зачем тебе колдун, что за дело к нему? Может я чем отплатить сумею за доброту твою карамельную? Я ведь - местная, обо всем в округе знаю! - И вправду, сразу понятно, что из здешних девица - щеки черные, руки черные, только губы да ладошки светлые. Афрохохлушка, одним словом.
- Да так мол и так... - поведал барышне оленевод заботу свою.
- А я знаю о розе этой! На берегу моря южного городочек есть: Дивным Морском зовется, может слыхал когда? Бабка живет там одна вредная - Глафирой кличут. Вот у нее и найдешь ты искомое! А чтоб не покусала она тебя, привет ей передай от тетки моей Айсидоры - подружки они еще школьные!
Так обрадовался Епалпек, так заспешил, что забыл отспасибить девушку: свистнул наевшемуся Сивке, вскочил в седло серопластовое, да вдарил по педали по газовой! Посмотрела вслед невеже раскосому дева негровая да и пожалела, что селезенку ему ножиком не пощекотала...
*
А Утюг, в Бенилюксию прибывши, обнаружил там цивилизацию удивительную: ходют по улицам старинным люди патлатые, улыбаются всем и каждому, и глаза у них просветленные, легкой патиной подернутые. Будто познали они откровение, и жизнь мирская суетная им по бубну ноне. Что да как - стал братан допытываться, и один из аборигенов с хохолком малиновым просветил его о великом благе, что даруют людям растения. Вдохнул Утюг манны дымчатой из косяка богатого, втянул еще раз... Да и втянулся в философию не то хиппиевскую, не то в панковскую - да и какая разница, коли на душе радость вечная, а тело, глядишь, вот-вот и в полет отправится!..
А дни бегут помаленьку. Но не всем это вдомёк.
*
Первый месяц прошел, когда Тыды-Сюды-Ев разыскал среди гор невысоких поселок заветный. Поплавал, естественно, в море влажносинем, на дискотеку сходил на отвязную, покочевряжился перед молодухами в забойном танце "Смерть оленя на выгоне", в баре портвешка накатил контрабандного - отдохнул от трудов праведных по полной, позабыл о многом. О привете преданном, например. Но не о главном. Потом, правда, поболел пару дней от неумеренности, лекарств попил слабоалкогольных, оклемался малость. Да и побрел разыскивать таинственную бабку - владелицу чуда вожделенного.
Глафира Моисеевна Об'асфальт личностью в Дивном Морске слыла известной и взбалмошной. То с крапивой за людьми пляжными гоняется, то всех прохожих вином домашним бесплатно угощает, то фонарь перед мэрией из рогатки сшибет. Но это все шалости мелкие, зато солистка поселкового хора из нее первостатейная!
Неделю ходил Епалпек к бабке засветло - все без толку: то собаку свою кровожадную на него спустит, то напоит до цикадного треска в печени, а то и просто дружине сдаст околоточной. Все б ничего, да только о розе бесцветной и слышать ничего не желала карга пенсионная. Каждую ночь, ежли конечно на ногах стоять мог, Епалпек утюжил с фонариком по Глафириному огороду в поисках куста с проклятым цветком. Все грядки с помидорами и огурцами повытоптал, а не нашел желанного.
Совсем опечалился паренек: впору подумать о том, что ждет его по возвращении пред очи монаршие. Не возрадуется король пустым рукам посланца за дивом. Ох, не возрадуется! Может и не стоит? Может податься в бегство забугорное? А чё, взял матрас надувательный да и махнул в Турляндию: плыть всего ничего: верст триста! Авось, погранцы да не сцапают! А споймают коль, так все лучше золотишко на шахтах королевских рыть, чем без башки на площади перед ГУМом вялиться! Жалко вот только с Сивкой-Буркой верным расставаться: как он на чужбине без него будет-то? Без руля рогатого, без крыльев никелированных? Да и отдавать животинку в руки незнакомые страшно - а вдруг забижать станут?
Решил он попытать счастья у гражданки Об'асфальт в распоследний раз. Пришел, посмотрел за калиточкой кобеля знакомого: вдруг с голодухи мается... Да и узрел в беседке виноградом увитой красавицу! Как сомнамбула вплыл во двор он, отмахнулся неглядючи от пасти озлобленной и подошел...
Девушка была прекрасна настолько, что Епалпек едва не задохнулся языком проглоченным: блондинка платиновая, таких длинных тонких, белее снега, волос он не встречал никогда! А глаза! Маленькие, прозрачные, с еле заметной радужкой, красненькие веки с ресницами белесыми, чистый с невидимыми почти бровями лоб в мелких розовых пятнышках...
- Гоза, согнышко мое, скушай еще пагочку гогагиков! Бабушка тебя так ждага, все утго их жагига! - Откуда-то из дома сквозь открытое окно долетал небывало нежный баритон Моисеевны.
Ну а "Гоза" ничего и не слышала : она не отрываясь смотрела на Епалпека. Похоже, произошел тот редкий, но счастливый случай с взгляда первого ...
- Здравствуйте, молодой человек. Вы кого-то ищете? - Скрипка Страдивария бросилась бы в огонь от зависти, эти звуки услышавши.
- Здравствуйте, меня Епалпеком зовут, я вас люблю! - Он подошел близко и смотрел снизу прямо в глаза вставшей перед ним девушки.
- А меня - Розой, но все друзья называют меня Бесцветной... Наверно из-за того, что я никогда не спорю и со всем соглашаюсь. Я вас тоже люблю!
*
Как-то утром, часа в три пополудни, календарь и Утюг повстречалися. Нечто смутно полезло из памяти: про принцессу большую на выданье, про мутанты-цветы необычные... Он сумел обрести в себе мужество, подавить злую слабость минутную, опосля ж "корабля" очерёдного он не смог бы сказать о задании королевском, кажись, и под пыткою...
*
Когда студент Сёма вернулся из эротического путешествия длиною в месяц: голодный, усталый, выжатый и с трясущимися руками, то с удивлением понял, что жениться ему вовсе не хочется. Надоела любовь эта чертова, пусть заочная и суррогатная, но как болью оно наливается!..
*
А Епалпек с Розою, дней-часов не замечая, за буи в эйфорию уплывая, наслаждались общением радостным. Как два голубка, что зорю перламутровую встречают воркованием ласковым. Как пара дельфинов, взрезающая лазурную морскую плоть, играет, не в силах на миг разлучиться. Как лебедь с лебедушкой, что навек чувством волшебным связаны, по глади хрустальной меж берегов изумрудных ракитовых скользят. Было что-то в них и от кроликов.
Парень честно признался возлюбленной, что обязан к скончанию месяца он доставить ее во Кремлю-Дворец. Не того ожидает Величество, но второй столь Бесцветной красавицы на планете вовеки не сыщется! Гнев монарший, возможно-наверное, горем горьким обоим аукнется... Но свой долг землякам крайнесеверным, возлагавшим надежды на юношу, без сомнения надобно выполнить!
Успокоила девушка милого: согласилась к Коляну отправиться и разжалобить деспота повестью о Любви своей Страстной и Жертвенной к Епалпеку, достойному милости.
Срок, что даден был свыше на поиски истекал незаметно, но явственно, и влюбленная пара несчастная во Столицу пред очи монаршие на погибель на верную отбыла.
*
Толь в четверг, а не то в воскресение доложили Коляну Непервому о прибытии Туды-Сюды-Ева с далека, но с заданием выполненным. Удивился король, раздосадовал: уж неделю с Фомою он праздновал факт зачатия отпрыска Настенькой. Удалася затея PR-щику! А ушедшие некогда денежки на мздоимца-замшама с провайдером возвернутся к нему скоро сторицей!
Но увидел Колян деву бледную и нашел у себя шевеление. Возжелал он проверить возможное, а когда получилось забытое, то немедля женился на девице. Да и кто взять женою откажется чудо светлое, прелесть юную, коль она поперек слов не вымолвит?! И пошла под венец Роза нежная: да, конечно, любовь - дело вкусное, но кому в королевы не хочется?!
И сыграли две свадьбы совпавшие. Был стране дан отгул в честь события. Епалпек знатным гостем присутствовал, опечаленный едкой ревностью. Но совет дал Фома между тостами: не дразнить самодержца счастливого.
- Недотепа ты мой, Епалпекушка! Что ты морду скривил злой кикиморой, будто кто надавал по промежности? Не кручинься бедой горемычною, то что жив и здоровью порадуйся! Забирай те палаты пшикарные, что мне тесть подарил в Засморчковинске. О себе ж коль напомнить воздумаешь государю ли, мне - то без разницы, то не сможешь жалеть о последствиях, не имея того, чем жалеются.
Внял судьбе Епалпек свежепреданный, проклиная злодейки превратности...
*
И с тех пор в парке вновь деток радует: на олешке катает их плюшевом...
По ночам черным байкером кожаным по пустынным он носится улицам - грусть-печалю из сердца выветривает. На лихом Сивке-Бурке, что скоростью не подводит владельца.
И верностью.
-
Ростов н/Д, 28-29.11.05
Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"