Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Часть 6: Новая Жизнь или Очередные Глупости

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Диплом о высшем магическом образовании получен. Впереди долгая и счастливая профессиональная жизнь. Новый город. Новый дом. Новая работа. Старые знакомые. И все та же героиня, что означает лишь одно - спокойной жизни больше не будет...

  Новая жизнь
  или
  Очередные глупости
   
  
  В Оран я улетала с тяжелым сердцем. Дома оставались мама и сестра в состоянии, близком к военному конфликту, Лара, брошенная эльфом и находящаяся в отчаянии, не смотря на все попытки казаться сильной. В общем, всем была нужна моя помощь и участие, а мне отчаянно хотелось разобраться в собственных желаниях и проблемах, начать все с чистого листа. В общем и целом, я самозабвенно проспала весь перелет, проснувшись только на земле (возможность сна - один из самых значительных плюсов не магического транспорта).
  Оран вне всяких сомнений был одним из самых классных городов, в которых мне приходилось бывать. Здесь был свой Университет, самый древний в Аккордии, основанный на Школе магии, построенной королевой Рийганой. Здесь было множество мест, пропитанных магией, прекрасная библиотека и практически не тронутые цивилизацией гнездовья химер, изучением которых мне и предстояло заниматься под руководством старинного друга магистра Меркантоса.
  Моя работа была непосредственно связана с Оранским Университетом магии, который, хотя и является признанным альма-матер телепатов, но имеет очень неплохую кафедру боевой магии, занимающуюся передовыми исследованиями поведения нежити. Моя должность была связана именно с этой деятельностью, включая в себя наблюдение за химерами, составление карт их аур, возню со скучными теоретическими раскладками мест их проживаний, попытками дрессировки и выращивания, но также я обязана была отдавать определенное количество часов патрулю боевых магов, дабы не растерять практических навыков.
  Жилье мне предоставлял работодатель, вернее он частично оплачивал стоимость аренды. Моим домом минимум на ближайшие полгода (таковым был мой испытательный срок) должна была стать небольшая однокомнатная квартира с немного заплесневевшим потолком и соседкой в виде жирной и наглой крысы, совершенно не смущаемой моим присутствием. Впрочем, немного бытовых чар и все будет просто сказочно, если честно, я ожидала худшего. И пусть мир вокруг не блистал единорогами и радугами, но я была довольна тем, что имею сейчас, и твердо решила не строить долгоиграющих планов, наслаждаясь исключительно днем сегодняшним.
  Сам город Оран возник пять тысячелетий назад, что по праву делало его самым древним городом Аллора. Первый Город Богов (второе название) возник на стыке зарождающегося государства кочевников, поклоняющихся своему богу с длинным именем, земель одного из Богов Младшего Круга (какого точно не помню, поскольку все они были приблизительно одинаковы - огромные амбиции, гипертрофированная жажда крови и дурной нрав) и империи драконов, как раз переживавшей пик расцвета своего могущества. В общем и целом, Оран оказался своеобразным кусочком мира и спокойствия среди постоянных вооруженных столкновений чьих-то интересов (опять же благодаря чарам какого-то забытого Божества Старшего Круга, невесть с чего покровительствующего кочевым племенам людей). Первоначально здесь даже крепостных стен не было, просто палатки и шатры, в которых жили немощные старики и младенцы. Но годы шли, город рос и развивался.
  Уже во времена правления короля Мельвиндра, первого короля людей, то ли прадеда, то ли прапрадеда знаменитой Рийганы, Оран являлся мощной крепостью, занимающей ключевую позицию в обороне людей. Тогда же здесь состоялась грандиозная битва, объединившая все разумные расы под предводительством Первого Короля Людей Мельвиндра в борьбе против тех самых кровожадных божеств Младшего Круга, навсегда уничтожив последних. По легендам именно в Оране принцесса Родогона открыла Предводителю вход в Долину Плачущих Ветров, положив начало войне Зеленого Сияния...
  Я не могла скрывать того, что здесь чувствовалось влияние магии кочевников. Это заключалось не только в обилии разнообразных статуй (еще со времен государства кочевников), изображавших их божество-покровителя, но и в том, что воздух словно был пропитан магией смерти, но не враждебной (как обычно мной ощущалось на местах древних захоронений и рядом с подозрительными алтарями для жертвоприношений), а другой, на порядок выше, обширной и теплой, словно материнская любовь.
  У меня было еще пару дней в запасе перед тем, как начать трудовые будни, я, честное слово, предполагала, что бумажная тягомотина займет больше времени, потому прилетела заранее. Но, поскольку у меня образовалось свободное время, я решила посвятить его более подробному знакомству с городом. Так как все мои экскурсионные туры заканчивались спорами с экскурсоводами по поводу тех или иных магических аспектов, я решила прогуляться самостоятельно. Исторический квартал, помимо Университета, развалин крепости, библиотеки, музея и парочки древних "священных мест" изобиловал изображениями бога-кочевника, белых волков - его верных слуг, короля Мельвиндра, принцессы Родогоны и множества атрибутов магии кочевников. И все это безумно меня увлекало.
  В общем, так увлеченно я пробродила целый день, не заметив, тот момент, когда перестала чувствовать собственные ноги от усталости. Что ж, даже удобные балетки с мягкой пяткой не спасали. Мой здешний гардероб, вообще, практически кардинальным образом отличался от того, что я носила в Аллоре: ни каких тебе умопомрачительных платьев из последних коллекций и жутко неудобных туфель на запредельно высоком каблуке. Джинсы, кроссовки, футболки, шорты, балетки, парочка нейтральных блузок и свитеров - в первую очередь удобство, а не стиль.
  - Анна Лотенийская, неужели ты передумала становиться грозой Эльрийских вурдалаков? - услышала я совсем рядом чарующий, смутно знакомый голос. И только затем увидела сногсшибательно красивого вампира, с которым познакомилась на своей первой практике по боевой магии два года назад.
  - Дэлиан, - обернулась я, с несколько перекошенной улыбкой. Дело не в том, что я не рада видеть вампира. Просто поразительный закон подлости заключался в том, что при каждой нашей встрече он выглядел умопомрачительно, а я была грязной и уставшей, и ни коим образом не тянула на очаровательное создание.
  - Я ожидал немного больше искренней радости с твоей стороны, - несколько обиженно произнес вампир. Да, конечно, он телепат, а не эмпат, а мысли мои заняты в большей степени утрамбовкой фактов о сложной системе верований кочевников и попыткой вспомнить имя их бога-покровителя, колечко с печатью которого до сих пор висит у меня на шее.
  - Прости, просто не ожидала тебя здесь увидеть, - ответила я с вполне искренней улыбкой. Чтобы там ни было, а об этом вампире я сохранила хорошие воспоминания, пусть даже наша дружба на расстоянии и не заладилась.
  - Ты как всегда неотразима, - улыбнулся мне в ответ вампир столь очаровательно, то сердце у меня подпрыгнуло, словно у старшеклассницы, которую в первый раз поцеловал прекрасный эльф. И не беда, что прекрасному эльфу после этого пришлось лечить ожог третьей степени (а кто его просил лезть с поцелуями, когда я про себя произносила какое-то боевое заклинание!?). И готовилась я тогда исключительно к контрольной работе.
  - Что ты делаешь в Оране? Мне казалось, что ты живешь в Ореоле, а работаешь в Эльрийских горах, - решила я перевести разговор на нейтральную тему, дабы избежать не санкционированных возгораний.
  - Этот самый вопрос я хотел задать тебе, - продолжал вампир испытывать меня на прочность, а себя на гипотетическую жароустойчивость.
  - Я первая спросила, - ответила я, уже окончательно отметая все мысли о печальных ошибках прошлого, которые должны там оставаться, погребенные под пеплом разрушенных мечтаний.
  - Я читаю курс лекций по телепатии и искусству вампиров в течение осеннего семестра уже около пятидесяти лет, - ответил он, наводя на тяжкие раздумья о его собственном возрасте. Любопытно, сколько ему должно стукнуть, но, кажется, это неприличный вопрос, или это относится только к ведьмам преклонного возраста, безуспешно борющимся с надвигающейся старостью?
  - Что ж, я тоже получила место в Университете, только заниматься буду исследованием гнездовий химер, ни коим образом не касаясь жаждущих знаний умов, - ответила я на не заданный вопрос. И как я могла забыть насколько красив этот вампир, прямо невозможно устоять... И еще надо помнить о том, что кто-то сильнейший телепат, и думать немного осторожнее что ли...
  - Только не говори, что сейчас вспоминаешь раздел труда твоего прадедушки о том, как надо правильно приносить в жертву вампира, - перевел он мою напряженность в шутку. Да, в Эльрийских горах я именно такими жестокими методами боролась со своим влечением к чьим-то клыкам. Впрочем, это было лишь художественным преувеличением, свои чувства к Дэлиану я всегда держала под контролем.
  - Сейчас я открыта, дружелюбна и люблю весь мир вне зависимости от его расовой принадлежности и подлых мыслей, - ответила я, улыбаясь. В конечном счете, я решила жить сегодняшним днем, не строя ни пессимистических прогнозов, ни оптимистических надежд, ни каких-либо долгосрочных планов. А сегодня у меня было прекрасное настроение, весь мир вокруг искрился тысячью красок, магия смерти впервые дарила светлые ощущения и не было причин, но которым мне мог быть не приятен этот вампир.
  - Значит, ли это, что я могу предложить тебе ужин? - спросил Дэлиан, загадочно подмигивая мне. Стоп... Я решила не искать скрытых смыслов...
  - Я видела прекрасное кафе с открыто террасой всего лишь пару кварталов назад, - ответила я.
  - Это приглашение? - спросил вампир, продолжая гипнотизировать меня взглядом.
  - Тебе решать, - ответила я, вставая со скамеечки и кокетливо двигаясь по направлению к кафе. Забавно, а всего лишь пару минут я была уверена в том, что не сделаю ни одного шага даже под страхом смерти...
  А вампир продолжал очаровательно улыбаться, следуя за мной. Еще одна причина полюбить Оран и мою новую жизнь.
   
  
  Вот и прошло целых два месяца моей счастливой новой жизни, поразительно напоминающей сказки. Ну, немного странной сказки, изобилующей опасной нежитью, являющейся любимой работой, старой квартиры в качестве мрачного замка и наглой крысой в качестве верного друга (сначала я хотела ее изгнать специализированным заклинанием, но в конечном счете, я к ней привыкла).
  - Так, Мириэлла, для тебя у меня есть каша, которую я, как выяснилось, не умею готовить, для меня кофе и все та же каша, - начинала я утро с общения с крысой. Назвала я ее в честь эльфийской невесты Этериэля, подло бросившего мою лучшую подругу в интересном положении. Крыса не разделяла моей страсти к задушевным беседам, но боялась применения заклинаний, да в первые недели нашего знакомства она убегала от моих огненных шаров, молний и проклятий на тролльем.
  - Да, Мириэлла, надо было нещадно эксплуатировать кулинарные таланты Дэлиана, поскольку это есть невозможно, - тяжко вздохнула я, проглатывая ложку чего-то и пересоленного и недосоленного, подгорелого и сырого одновременно, и абсолютно непереносимого на вкус. Крыса обреченно вздохнула, пожалуй, она была единственным ценителем моего кулинарного таланта.
  - Кстати, о Дэлиане, он обещал прийти и накормить меня в кафе перед работой, поскольку предвидит всю тщетность моих попыток что-то приготовить, - продолжала я беседовать с крысой, обжигаясь горьким кофе, пожалуй, единственной вещью, которую я умела готовить удобоваримо. Вернее сказать, мне он нравился, остальным, даже некоторым вампирам, он казался безобразно крепким.
  И несколько подробнее о некоторых вампирах. Наши взаимоотношения развивались настолько быстро, что я уже давно не успевала следить за ходом событий. Впрочем, я не отступалась от своего первоначального плана ничего не планировать и просто наслаждаться жизнью. Мне нравилось проводить с ним время, нравилось гулять, общаться, говорить на самые разнообразные темы и мне, вне всяких сомнений, нравились и вполне плотские аспекты наших романтических взаимоотношений. Конечно, это было не то всеохватывающее чувство, которое лишало возможности даже дышать, которое было при моей встрече с Тэмином. Но в какой-то мере, я уже смирилась с тем, что это никогда не повториться, и даже радовалась тому, что больше никогда не будет так больно.
  В дверь раздался звонок. Я подмигнула крысе Мириэлле и подошла к большому зеркалу в прихожей. Что ж, удобные темные джинсы и свободная голубая блузка выглядели достаточно нарядно и соблазнительно для вампира, но в то же время не вызывали удивления коллег по светлой борьбе с силами тьмы. Правда, эта борьба последние две недели выражалась в попытке научить одну химеру отзываться на кличку. Я улыбнулась еще раз, и вдруг меня накрыло темной волной мрачное предчувствие.
  Воздуха вдруг стало катастрофически мало. Сердце набатом билось в груди. И вокруг сплошная темнота. Я медленно стала оседать по стеночке. Не знаю, через какое время я снова смогла ощущать. Из зеркала на меня смотрело смертельно бледное нечто, в котором едва опознавалась я. Сердце охватило неприятным холодком. Впрочем, я уже догадалась, что со мной происходит. Это предчувствие. Предчувствие смерти близкого тебе человека - еще один из непрошенных сюрпризов магии смерти. Редкий дар, достающийся малому количеству ведьм.
  Впервые об этой стороне магии смерти я узнала, когда папа умер в камере от какого-то заклинания. Я тогда, вполне естественно испугалась, и, вполне естественно, ничего не поняла. Мама тоже не поняла, но испугалась еще сильнее, даже скорую помощь вызывала. Впрочем, это оказалось лишним. Через пару минут дома раздался звонок, маме объявили, что папы больше нет, а мне, наконец-таки, рассказали что такое магия смерти. Второй раз предчувствие смерти меня нашло, когда умер Генри. Я тогда была одна. Я никому не сказала. Думала, что если не скажу, то не сбудется. Но, когда принесли ту телеграмму, я сразу же все поняла. И вот опять...
  Ладно, главное не паниковать. Я взрослая и уверенная в себе женщина. Дипломированная ведьма. Магистр третьей степени. Я кормлю химер с рук (на спор, но не важно!). Черт! Слезы и паника снова подступали к горлу. Лотенийская! Хватит. Давай бери телефон и звони домой. Никто не возьмет трубку, связывайся по телепатии. Давай. Этот дар дан не просто так. Предчувствие смерти потому и предчувствие, что можно предупредить и предотвратить, и чем больше времени потрачено на панику и истерию, тем меньше шансов. И я и так слишком многих теряла, чтобы позволить этому случиться снова. Номер домашнего телефона в Аллоре я смогла набрать только с третьей попытки. Пальцы тряслись и не попадали на нужные кнопки. Гудок... Тревожный удар сердца. С каждым новым гудком все страшнее становится. Ну, кто-нибудь... Еще немного и, наплевав на все запреты и правила, я перемещаюсь домой...
  - Алло, - раздается на другом конце трубки. Это мама... Хорошо.
  - Мама, - я сама не узнаю свой голос. Да, помню, всегда долго отходила от подобных предчувствий...
  - Анна, что случилось? - мамин голос звучит удивленно. В моих истериках я обычно разрушаю интерьеры заклинаниями боевой магии, а не жалуюсь маме.
  - Мам, где Элейн? - спрашиваю я. Этот дар, в первую очередь предупреждает о жизни родственников, потом идут любимые и друзья, но тогда все ощущается не так сильно.
  - Что случилось? - повторяет мама вопрос.
  - Мам, у меня было предчувствие, - повторяю я спокойным голосом. По крайней мере, мама не испытает панического чувства страха, который охватывает меня всякий раз, когда я сталкиваюсь со стороной магии смерти, которую я не могу контролировать.
  - Какое предчувствие? - она все же начинает понимать.
  - Предчувствие смерти, - говорю я. Сердце трагически бухает... На том конце тишина. Мама, вероятно, пытается связаться с Элейн телепатически. И практически сразу бросает трубку.
  - Мама! Мама, что с Элейн! - кричу я, но в ответ раздаются только гудки. Теперь я начинаю паниковать уже без всякой магии смерти. Я снова и снова набираю номер телефона, но мама не берет трубку. Теперь я уверена в том, что с сестрой что-то случилось.
  В дверь снова звонят, не знаю уже в который раз. Это Дэлиан пришел... Я снова не могу набрать номер. Звонки в дверь становятся настойчивее. Сначала я дозвонюсь, потом открою.
  - Анна, ты дома? Все в порядке? - голос Дэлиана. Понятно, он слышал звон разбитого стекла. А телепатически, возможно, чувствует то, что я не могу понять. Надо открыть. Я хотя бы не буду одна. Я встаю. Подхожу к двери. Движения заторможенные, медленные. Я открываю дверь.
  - Что случилось? - видимо, мой внешний вид говорит сам за себя... Или эмоции и мысли. Скорее второе. Тогда имеет ли смысл что-то говорить?
  - Элейн... Моя сестра... С ней что-то случилось... Может быть, она даже умерла... И я не могу связаться с мамой... И я готова телепортироваться домой, даже если это превышает возможности моего резерва где-то в полтора раза, - безумной скороговоркой начала я, объясняя что-то скорее себе, чем окружающим.
  Я плачу. Он меня обнимает. Что-то говорит, но я не слышу. Правы те, кто говорит, что неизвестность тяготит даже сильнее горя, особенно когда знаешь, что случилось что-то страшное. Предчувствие смерти тем и страшно, что распространяется только на близких людей, жизнь которых в эти секунды уходит.
  Минут через двадцать-тридцать я немного успокоилась. Если бы Элейн уже не было в живых, я бы знала. И не столько потому, что плохие известия быстро приходят, столько потому, что я бы увидела ее призрак. Я всегда успокаиваюсь быстро, когда могу перевести мысли на сухие факты и магические теории. Кроме того раза, когда Тэмин умер... Но тогда я не почувствовала ничего, хотя чем угодно могу поклясться, никого ближе его у меня не было.
   Дэлиан принес из кухни какой-то травяной настой. Удивительно как он что-то смог найти что-то в моем творческом беспорядке. Впрочем, пить я это все равно не буду. Мне вампир диплом травника не предъявлял, а печальный опыт с разноцветными пятнами и лечением насморка я еще помню... Да, и вообще, не жалую я зелья.
  - Что случилось с твоей сестрой? - спросил вампир, потому как из моих сумбурных объяснений и рыданий, вряд ли можно было сделать нормальные выводы.
  - Предчувствие смерти. Это страшный дар, который проявляется, когда кто-то из твоих близких стоит на грани гибели. Когда он практически за чертой. И я почувствовала это. Мама взяла трубку, мы говорили, она пошла проверить сестру, звонок сорвался. И я не могу ей дозвониться снова. Впрочем, я и так знаю, с Элейн что-то случилось, - медленно произношу я. Объясняя не столько ему, сколько себе самой. Мне всегда помогает.
  - Давай верить в лучшее. Позитивное мышление - великая сила, кажется, в магии даже есть специальный раздел, занимающийся исследованием влияния настроения на колдовство, - равномерным тоном говорил Дэлиан. Только сейчас я начала замечать, что он применял ко мне какое-то внушение, что-то успокаивающее мои разбушевавшиеся нервы и заставляющее думать рационально...
  - Да. Есть такой раздел. Дэлиан, я сейчас вызову призрак моего прадедушки. Он сможет дать объяснения. И ты не должен читать меня в это время, потому что я буду использовать магию смерти, а это очень неприятно. Когда ты чувствуешь чужую смерть становиться по-настоящему страшно. Ты проваливаешься в самую глубокую бездну и, кажется, что нет сил выбраться оттуда. И, эта магия, она вытягивает все и уничтожает всех, кто не защищен от ее воздействия, - мягко произнесла я, всеми силами своих мыслей, показываю Дэлиану всю серьезность. Для наглядности даже, припоминая, что случилось с братом и мамой, когда они в разное время пытались успокоить меня при помощи магии, во время одного из приступов магии смерти, когда я не умела еще ее контролировать. Впрочем, возможно, ли вообще контролировать этот дар? Я даже сейчас я кожей чувствую страх и боль, которые окутывают то место. Да что там... Я до сих пор иногда чувствую смерть отца и брата...
  - Хорошо, - соглашается Дэлиан. Он снова обнимает меня. А я не говорю вслух, да и себе боюсь признаться, что до сих пор отчаянно пытаюсь почувствовать смерть Тэмина, и ощущаю только пустоту...
  - Прадедушка, - я закрыла глаза и сосредоточилась. Магия смерти пробежалась мурашками вдоль позвоночника.
  - Между прочим, выдергивать достопочтимого предка при помощи магии смерти из его повседневных дел, это грубо, жестоко и недостойно потомка величайших магических семей, - капризно начал призрак. И не потому, что ему наплевать, просто сарказм и ирония - это наша общая защитная маска.
  - Что с Элейн? - спросила я, перебивая очередную тираду, готовую сорваться с чьих-то призрачных губ.
  - Ты видишь здесь призраков, кроме меня? - спросил он.
  - Нет. Но это не является исчерпывающим объяснением, - ответила я, чувствуя, что снова начинаю паниковать.
  - Твоя гениальная сестрица сварганила какое-то зелье, бесцеремонно дематериализуя меня всякий раз, когда я пытался вправить ей мозги. Но благодаря собственной сентиментальности, содержимому кухни твоей матери, твоему дару и достижениям современной медицины, она в больнице. Состояние тяжелое, но стабильное, и высшие силы в моем лице уверены, что через пару дней она очнется. Кстати, твоя матушка собиралась тебе звонить, - проинформировал призрак.
  - Но почему? Зачем это Элейн? - задала я вопросы, на которые не знала ответов. Сестра никогда не была склонна к суициидальным мыслям и поступкам, но насколько хорошо я ее знала...
  - Я - незаконопослушный некромант, а не знаток человеческих душ. Тебе лучше знать ответы на эти вопросы, - сказал призрак, растворяясь в интерьерах.
  
  
   
  
  Я приехала в Аллор на следующее утро. Экстренная телепортация потребовала половины моей зарплаты, недовольства моего начальства и веры в то, что Дэлиан сможет позаботиться о Мириэлле. В Аллоре было непривычно холодно, Оран находится в более теплой полосе. Непривычным было и отсутствие памятников Мельвиндру и Элдарителиусу (я узнала-таки имя того бога кочевников). Первым делом я поехала не домой, а в больницу.
  - Как она? - обратилась я к маме, дежурившей в коридоре. Она держалась неплохо, не знающий ее человек подумал бы, что ей наплевать. Но я видела, как сильно она устала и как ей плохо.
  - Лучше. Вчера ей проводили операцию, успешно. Она еще не приходила в себя, но это нормально. Ее организм восстанавливается. В любом случае, мы ничем не можем помочь. Тебе не стоило приезжать, - пояснила мама сухим тоном.
  - Что случилось? - проигнорировала последние фразы.
  - Она приготовила Сон Белой Королевы. У нее было достаточно свободного времени, она практически целый день была одна, а я не слушала этого противного призрака, хотя он пытался предупредить. Не о Сне, о том, что с Элейн что-то не так, - мама говорила сухим и безразличным тоном.
  - Ты знала, что с ней что-то не так. Я тоже знала. И она знала. Но мы все были уверены в том, что Элейн справиться самостоятельно, а она не хотела просить о помощи, - сухо изложила я факты.
  - Насколько ты сможешь остаться? - спросила мама, которая не поддерживала моей инициативы уехать из Аллора.
  - На пару недель, максимум на месяц, - ответила я. На самом деле я договорилась на неделю, но могла попросить дедушку надавить, как бы мне не было противно от этого.
  - Ты не должна была уезжать. Анна, даже в Эрендире ты будешь Лотенийской, и к тебе будут относиться как к внучке председателя Верховного Совета Архимагов, даже, если ты будешь ругаться как тролль и жить в сарае, - продолжила мама.
  - Мама, я здесь ради Элейн, а моя жизнь в Оране не обсуждается, - строгим тоном обрезала я. - Дай мне, пожалуйста, ключи от квартиры, я брошу вещи и вернусь.
   
  
  - Как твоя сестра? - Лара выглядела приятно посвежевшей и всячески демонстрировала чуть округлившийся животик. Элейн очнулась вечером того дня, когда я вернулась, и ни с кем не говорила. Неделю мы втроем посещали семейную терапию, полную взаимных упреков, и пару раз переходящую во вполне себе серьезные пульсары.
  - По-прежнему ни с кем не разговаривает, но физически она в полном порядке, - сухо поделилась я. Излишних подробностей Ларе знать не надо, не хочу рушить ее радостно-воздушное настроение.
  - Она придет в себя. Я читала, что маги с сильной склонностью к эмпатии способны вылечить свои душевные страдания, - ответила Лара. Повышенный интерес подруги к магам с сильной склонностью к эмпатии, объяснялся тем, что ее будущий ребенок таким магом являлся. Выяснилось это мной три дня назад, когда мы увиделись с подругой.
  - Чистые эмпаты да, но Элейн в большей степени телепат, к тому же проблема кроется не только в эмоциональной боли, - коротко объяснила я.
  - А Дерек, тоже телепат? - испуганно спросила Лара. Ей было решено назвать ребенка в честь ее папы, который энергично начал готовиться к роли дедушки, вступая в своеобразное состязание с мамой Лары, подошедшей к роли бабушки с невиданным энтузиазмом. Вообще, у моей подруги просто замечательные родители, поддерживающие ее во всех инициативах с самого детства.
  - Лара, такие способности определяются, когда детям лет пять, также как и склонности к стихиям и изначальный уровень резерва, но все может сто раз перемениться, примерно устанавливаясь где-то к подростковому возрасту, когда мы поступаем в Университет, - объясняла я Ларе. Вообще-то, я посоветовала ей пару хороших книг по теории магии, написанных доступным языком, дающим общие представления и подготавливающим к прочтению более внушительных трудов.
  - Но ты же сказала, что он - эмпат, - привела подруга контраргумент.
  - Иногда дар просто очень силен. И Дерек, он ощущает все негативные эмоции в помещении, притягивает их к себе и перерабатывает в свет. Поэтому ты такая счастливая и довольная жизнью, и у твоих родителей настроение повышенное, - ответила я.
  - То есть Дерек каждый день переживает все плохие эмоции, это же на нем никак не отразится потом? - спросила Лара.
  - Нет, Лара, он не ощущает чужих эмоций, он меняет их, не погружаясь. Взрослея он научиться отделять свои эмоции от окружающих, блокироваться от темных чувств. Всему этому учат в Школах, - ответила я. Впрочем, не мне данные вещи объяснять. В проблемах магического взросления я разбиралась весьма поверхностно, а моя эмпатия была достаточно низкого уровня, чтобы доставлять мне проблемы.
  - Я не понимаю. И меня немного пугает, что я ничего не понимаю в мире магии, где Дерек и будет расти, - поделилась своими страхами Лара.
  - Эй, ты разберешься. Все не так уж и сложно. Есть специальные книги, курсы, но лучшим учителем будет твой ребенок. Я точно не знаю, но где-то с середины второго триместра беременности и до двух-трех лет между матерью и ребенком устанавливается прочная эмпатическо-телепатическая связь, дающая ответы на самые сложные вопросы, - снова совершила я попытку объяснить что-то, что сама не до конца понимала.
  - То есть мы будем читать мысли и воспринимать чувства друг друга? - уточнила Лара.
  - Ну, что-то вроде того, только не столь явно выраженное. Но ты всегда будешь знать, когда ему надо сменить подгузник, а когда покормить. И это поможет тебе воспринимать его магию, его контроль над собственным колдовством во многом будет зависеть от особенностей твоего мировоззрения, твоих реакций на волшебство, - со скрипом припоминала я подробности. Ну, никогда я не любила теоретические аспекты магии.
  - А как я должна реагировать на колдовство, чтобы ничего не испортить? - спросила Лара.
  - Лара, в любом случае ты ничего не испортишь. А лучше поговори на эту тему с Сетом Дигори, у него в дипломе был огромный раздел, посвященный предопределению магических способностей в детстве, и взаимодействии младенцев с родителями и окружающими людьми, - честно предложила я наиболее легкий вариант. Сет, конечно, не любитель читать длинные лекции, но для него не составит труда ответить на многие вопросы.
  - Без обид, Анна, но твой Сет Дигори немного пугает меня. Я этой его страстью к темной магии и древним некромантам, - Лара немного поежилась.
  - А я со своей тягой к опасной нежити и магией смерти, не внушаю тебе ужаса? - спросила я легким тоном. Подруга не слишком замечала некие черты моего характера, вызывающее у просвещенных личностей если не панический ужас, то разумное чувство опасения.
  - Что ты хочешь сказать, Анна Лотенийская? - насторожилась Лара.
  - Сет, конечно, своеобразный маг, и сказки о его безобидности и пушистости я не стану рассказывать, но он вполне адекватный человек, который вежливо ответит на твои вопросы гораздо более полно и точно, чем это могу сделать я, - высказала я свое честное мнение.
   
  
  - Анна, ты не должна уезжать, - серьезным тоном произнесла мама. Разнообразия ради последние два дня мы сорились не из-за Элейн, а из-за того, что мне надо возвращаться в Оран, и я не собираюсь задерживаться. Меня упрекнули даже в том, что химер я люблю больше матери и родной сестры.
  - Мама, мы тысячу раз это обсуждали. И я в тысячный раз повторю: в Оране у меня есть обязанности, есть работа, которая мне нравиться, и которую я не собираюсь терять ради проблем, которые не способна решить, - ответила я резким тоном.
  - Значит, жизнь твоей сестры - это проблема, которую ты не способна решить, - снова перешла мама на темы сравнения моих чувств к химерам и к родственникам. Что ж, в некоторой степени она права. Будь на месте Элейн Генри я бы послала всех химер и архимагов мира в Нижние Миры, до тех пор пока брат не пришел бы в себя. Но Генри мертв, а Элейн я ничем помочь не могу.
  - Я не отказываюсь от Элейн, но я не собираюсь сидеть у ее постели и вытирать ей слезы. И я не вижу своей вины в произошедшем, - резким жестом я захлопнула чемодан.
  - Теперь я виновата, - снова резко перевела стрелки мама. Эти две недели она была на эмоциональном взводе.
  - Я тебя ни в чем не обвиняю. Я никого не виню, но я не могу здесь больше оставаться, - ответила я, на самом деле солгав. Я винила Элейн, за то, что она выбрала такой способ решения проблемы. И, как бы эгоистично это не звучало, я не хотела оставаться в Аллоре, своим сердцем я уже была с химерами, вампиром и крысой. И я безумно хотела этой своей личной обособленной жизни, не отягощенной миллионом нерешенных проблем моей семьи.
  - Анна, ты не имеешь права уезжать сейчас, - мама снова повысила голос. Это ее способ переживать, чередуя бурные эмоциональные всплески с холодной сдержанностью и отчужденностью.
  - Но я уеду, - ответила я. И мама все поняла. В смысле, наконец-то осознала то, что мы обе знали уже давно. Я стала чужой. Не знаю в какой конкретный момент, после ссылки Элейн в Норо или после смерти Тэмина, а, на самом деле раньше, в день когда ушел мой брат. Именно тогда я перестала быть милой немного непоседливой девочкой, вполне довольной сомнительными предками в лице Анны Аллорской и перспективами телепатического образования. И с каждым моментом я все сильнее отдалялась, пока не оказалась так далеко, что вернуться уже невозможно. И в этот самый момент я почувствовала, как исчезает дух прадедушки - последнее, что связывало меня с семьей...
   
  
  - Элейн, - перед самым отъездом я решила попрощаться с сестрой. В конечном счете, ей будет труднее. На меня, как и предполагалось не отреагировали. Сестра целыми днями смотрела в потолок и отвечала только на грубые телепатические тычки в сознание.
  - Ладно, не хочешь говорить - отлично. Я пришла попрощаться. Я возвращаюсь в Оран и вряд ли скоро вернусь, - ответила я, тоже посмотрев на потолок. Может быть, увижу то, что так привлекает сестру. Что ж, я не увидела ничего больше, чем неровная побелка.
  - Я отпустила дух прадедушки. Он больше не привязан магией смерти, поэтому вряд ли появиться. И я снова поссорилась с мамой, так что мирного прощания не получилось. Если захочешь поговорить, можешь звонить в любое время, и я не буду против твоего визита. Только у меня одна комната и крыса, но она умная и чистоплотная, - ответила я, неожиданно осознавая, что больше всего скучаю по Мириэлле. Что ж, я все сказала, потому я двинулась к выходу.
  - Я видела Генри, - неожиданно произнесла Элейн, настигнув меня уже в дверях.
  - В смысле? - спросила я, пытаясь собраться с мыслями.
  - Когда выпила Сон Белой Королевы... Когда умирала... Это он не дал мне уйти, - продолжила сестра. Она не сменила позы и все также смотрела в потолок, и говорила едва слышно.
  - Каким он был? - спросила я. Что ж, брата мне всегда не хватало. Он всегда был самым близким человеком, может быть, даже ближе Тэмина.
  - Таким, каким бы стал сейчас. Взрослым, немного уставшим, с глазами как у тебя и у папы, - бесцветно продолжила она. Что ж, возможно, я была уже в шаге от того, чтобы напиться Сна Белой Королевы, из чего следует, что дух прадедушки я рано отпустила, и не такая я уж и взрослая и самостоятельная женщина. Все та же глупая девчонка...
  - Он что-то говорил? - спросила я, глубоко вздохнув и стараясь не выдавать зависти, которую испытывала. Опять же о проблемах моего эгоизма.
  - Кажется. Я не помню. Знаю только, что впервые почувствовала себя не на последнем месте. Не забытой где-то среди повседневных забот всеми, даже родителями, - сказала Элейн.
   - Не говори глупостей, - ответила я.
  - Я всегда была одна. Даже в самом раннем детстве, мама и папа были оба заняты своими карьерами, а ты и Генри, я не успевала за вашим воображением и мне не хватало смелости следовать за вами в ваших приключениях, - опять же ровным и бесцветным тоном излагала сестра.
  - Я не виновата в том, что ты решила выпить Сон Белой Королевы, - резковато ответила я.
  - Знаю. И мама тоже не виновата. Никто не виноват. Разве только я. Но вся моя жизнь стремительно разрушалась. Сначала эти сны с королевой Рийганой, потом разрушенное кладбище, исключение из Университета, и абсолютное отсутствие перспектив, - ответила сестра.
  - Есть масса возможностей даже для тех, кто едва закончил Магическую Школу, и не вся эта работа ужасна и преступна, правда, и не столь престижна, как принято в нашей семье. И ты всегда можешь оставаться просто женой перспективного мальчика из хорошей семьи, - пусть немного жестоко, но все же я озвучила истину. И в конечном счете, такая судьба - это не так уж и плохо. Просто лично мне не нравится.
   
  
  Мои взаимоотношения с Дэлианом после моего возвращения в Оран начались с моего переезда, продолжая развиваться в темпе, за которым я не вполне успевала, но которым была вполне удовлетворена. Мне, конечно было немного жаль оставлять свой "сарай", который я три месяца любовно модернизировала и заколдовывала, но вампир не возражал против домашнего питомца в виде Мириэллы, признавая, что данная крыса является хорошим слушателем, способным питаться даже токсичными отходами, которые производит мой кулинарный талант. И вот, спустя месяц нашего почти идиллического совместного существования вампир опустился на одно колено с предложением руки, сердца и невероятно красивого кольца, повергая меня в состояние ступора. Объективно причин для отказа не было. Я любила Дэлиана, мы прекрасно понимали друг друга, он даже мог спокойно выносить мои восторженные рассказы о том, как химера чуть не откусила мне палец или выслушивать лекцию на тему поведенческих особенностей каких-нибудь мрасканов во время летней линьки. Но было одно "но". Когда-то был Тэмин. Тэмин, который не вызывал ни каких вопросов и сомнений, который и был той самой потерянной половинкой души, и как бы тщательно я не прятала воспоминания о нем в самый дальний уголок моей души, он все равно занимал большую часть моей души.
  Я и Тэмин, сколько времени нам понадобилось, чтобы понять, что мы предназначены друг другу судьбой и должны вечно быть вместе? Не больше пары мгновений, признаться себе в этом заняло немногим больше. Но тут вампир на одном колене с кольцом в руке. Он - великолепен, он понимает меня, мне с ним хорош, я люблю его, но почему-то вместо счастливой улыбки у меня на лице выражение крайней озадаченности. Почему-то хотелось упасть в обморок и таким образом избежать ответа на каверзный вопрос. Так трусливо я даже перед самыми страшными видами нежити себя не вела. Впрочем, если бы я завизжала и начала активировать полноценные боевые заклинания, боюсь, что заканчивать дни пришлось бы в психиатрической больнице...
  - Анна, так ты согласна стать моей женой? - повторил вампир свой вопрос, ставший риторическим. Я попыталась собрать остатки своих мыслительных способностей. Надо было срочно вспоминать какую-нибудь уважительную причину отказать из теории рас. Впервые жалею, что не проходила этот предмет на кафедре телепатии.
  - А как же то, что я человек? - выдала я то, что первым пришло на ум из этой самой теории разумных рас. Представители так называемых псевдобессмертных(их жизнь исчисляется тысячелетиями, иногда десятками тысяч лет, но, в конечном счете они умирают) никогда не любили официально связывать свои жизни с представителями смертных рас (люди, тролли).
  - Анна, сейчас не глухое средневековье, и я не представитель правящей династии, но даже в этом случае никто не станет навязывать мне свое мнение, - словно неразумному младенцу объяснял Дэлиан. Что ж, в моем клиническом случае, лучше бы, если его родственники были категорически против, я же из принципа хоть за первого встречного тролля, хоть за орка, хоть за вурдалака выйду, не говоря уже о любимом вампире. Кстати, орки в вопросах брака еще более консервативны, чем все вампиры и эльфы в этом мире...
  - Ну, моя мама от меня точно отречется, - постыдно увиливала я от неизбежного прямого ответа на поставленный вопрос, выдавая сомнительные факты за неоспоримую действительность. Попутно я все же пыталась вспомнить, почему орки еще более консервативны в вопросах брака, чем эльфы. Кажется, это связано с древними верованиями в чистоту крови и какими-то заповедями какого-то Божества Младшего Круга, о которых я знала поразительно мало.
  - Твоя мама - цивилизованный архимаг телепатии, и она всегда принимает все твои решения, сколь бы абсурдны они не были. И хватит уже так усердно размышлять о проблемах института брака орков, - спокойно, словно профессор на лекции по разумным расам продолжал говорить он. Телепат... Ладно, начинаем думать непосредственно над предложенной проблемой...
  - Ладно. Я не готова к браку, - выдала я первое логически обоснованное и опирающееся на реальные факты действительности объяснения. А в Вирито-дорато я подобными вопросами не задавалась. Опять противным червячком сомнения закралась тут же прибитая мысль... И тут же железо-бетонный блок против телепатии.
  - Анна, что происходит? - Дэлиан встал с колен. Хорошо, а то ситуация начинала выглядеть комично. Ладно, вспомнить бы, что я маме в случаях с очередными перспективными мальчиками из хороших семей говорила...
  - Дэлиан, я понимаю, что ты взрослый представитель разумной расы, проживший долгую жизнь, насыщенную теми или иными событиями. Но я, не готова столь кардинально менять свою жизнь. Пока что я даже не магистр третьей степени, и все, о чем я способна думать - это об этой третьей степени, крупной хищной нежити и сложных заклинаниях. И по своему психологическому возрасту я - эмоционально несформировавшийся подросток, а не взрослая женщина, - я нервно теребила бахрому на декоративной вышитой подушке. Всяко лучше боевых заклинаний в руке. И, между прочим, я была достаточно откровенна. Правда, если бы я была полностью честной, мне бы пришлось рассказать о Тэмине и о том, что я чувствовала к нему. А я пока что не была готова к подобным разговорам.
  - Ты меня любишь? - спросил он со спокойной и ласковой улыбкой, заглядывая куда-то в самые потаенные глубины моей души. Никогда не любила смотреть людям, а тем паче магам (особенно телепатам, коим и являлся мой вампир) в глаза, впрочем, никогда и не боялась этого делать, потому сейчас не опустила и не отвела взгляд.
  - Думаю, да, - ответила я после недолгой паузы. Некоторые, возможно, обиделись бы на мое замешательство, на такой сомнительный ответ, но Дэлиан все-таки был телепатом. И вообще он знал меня как облупленную, чего я не могла сказать о себе. Я уже не раз говорила и признавала своим недостатком определенное равнодушие к окружающим людям. Мне никогда не было интересно заглядывать в потаенные уголки чьих-то душ, запоминать каждодневные привычки... Впрочем, к себе я подобного внимания тоже и не требовала...
  - Ты доверяешь мне? - ласково улыбнулся он. Еще немного и наша беседа будет напоминать разговор психиатра с каким-нибудь особо буйным пациентом.
  - Да, - сказала я после еще одной минуты раздумья. Хотя, сейчас я в большей мере солгала, чем при ответе на первый вопрос. Тот же червь сомнения, что терзал меня в Эльрийских горах, нарекаемый мной ведовской интуицией, громогласно кричал: "Не доверяй". Просто я никогда не доверяла собственным туманным предчувствиям.
  - Ты веришь, что я смогу подарить тебе счастье, любовь, нежность и заботу навсегда? - продолжал он. Теперь все это начинало напоминать какую-то рекламную кампанию, усугубленную моими как всегда не вовремя пробудившимися эмпатическими способностями.
  - Я знаю это, - довольно вымученно улыбнулась я. Да, как я когда-то уже говорила Дэлиан несомненно мог стать, моей самой большой любовью в жизни и несомненно, его слова не вызывали у меня сомнений, но он никогда не сможет затмить память о маге, умершем в Вирито-дорато. Смешно, а рядом с вампиром я постоянно чувствую, что предаю Тэмина.
  - Ты же знаешь, что я люблю тебя. И я принимаю тебя такой, какая ты есть со всей твоей страстью к нежити и опасной магии. Я даже согласен на домашнего питомца в виде вурдалака или химеры, - он ласково дотронулся до моей щеки, по-прежнему, заглядывая в глаза. И, вполне вероятно, может быть даже не вполне осознанно, применяя какие-то исключительно типичные для его народа чары.
  - Да, - ответила я слишком быстро. Так проще было, иначе я начинала задумываться, и снова передо мной вставал призрак с теплыми золотистыми глазами и чарующей улыбкой.
  - Так ты выйдешь за меня замуж? - спросил он. А к черту сомнения! Я не позволю призраку той любви вечно терзать меня. Вот и нашелся повод с чем-то бороться. И я, наверное, выдала самый неадекватный ответ, сопровождаемый истерическим смехом.
  - Мама меня убьет...
  А через две недели мы расписались в мэрии, без гостей и церемоний.
   
  
  - Что случилось? - было первым вопросом, который задала мне мама, когда встретила меня на вокзале Аллора спустя две недели после скромной свадьбы с Дэлианом. Дабы уберечь маму от сердечного приступа, а себя от прямого попадания молнией я решила лично рассказать маме о неожиданной смене своего семейного положения и заодно подготовить почву для знакомства с женихом. Надо сказать, что на поездке в Аллор и личном сообщении настаивал он, в ответ на мое трусливое контрпредложение просто отправить открытку. Ничего, отыграюсь на нем позже, когда решу познакомиться с его семьей (а я непременно решу это сделать)...
  - А что должно было случиться? - сахарным голосом спросила я. И ничего страшного в том, что в последний раз в Аллоре я была после попытки самоубийства моей сестры. Сейчас у меня была еще одна уважительная причина - магистр Меркантос должен подписать мой труд на третью степень по боевой магии.
  - Не пугай меня Анна, - слегка повысила голос мама. Неужели она ожидает рассказа об очередных реликтовых некромантах и прочих представителей моей вроде бы уже настоящей профессиональной деятельности? Или она все же улавливает панику, просто трубящую во всех моих мыслях и чувствах.
   - Ну ничего страшного не случилось, - поспешила я ее успокоить, хотя это с какой стороны посмотреть... В моем случае лучше проверить самостоятельно, чем доверять моему честному слову... Ту историю с едва не съевшим меня болотным заглотом я тоже назвала милым приключением.
  - Но что-то случилось? - спросила мама, пытливо сверля мои мысли. Да, никогда не думала, что совместная жизнь с вампиром так существенно увеличивает телепатические способности, ну, по крайней мере, заставляет более обстоятельно думать о содержании собственных мыслей.
  - Мам, я все расскажу дома, здесь не самое лучшее место для подобных бесед, - спокойно продолжила я, пока мама с ума не сошла от попыток выяснить, в какую очередную феерическую гадость я умудрилась вляпаться. Кстати, сама удивляюсь и жду этой самой феерической гадости, обычно меня же хлебом не корми, дай что-нибудь такое учудить.
  - Надеюсь, ты не привезла в чемодане какой-нибудь вымирающий вид нежити для того, чтобы изучать, - тяжело вздохнув, скептическим взглядом смерила мама объем моего багажа. А что, вполне в моем духе. И мама почти угадала, в моей сумке была Мириэлла. Я Сету привозила как наглядный образец непланомерного применения эмпатическо-телепатических чар к объектам живой природы (я практиковалась в этих заклинаниях на обоях, когда Мириэлла меня нечаянно испугала).
  - Ты читаешь мои мысли, - ответила я самым серьезным видом. А, что, моя питомица для мамы похуже мифических чудовищ.
  - Анна! - невольно отшатнулась от самого большого из моих трех чемоданов мама. Я едва сдержалась от детской слуховой иллюзии, имитирующий рык грозного чудовища. Помниться, в школе долго к тому шкафу подходить боялись...
  - Я пошутила, - улыбнулась я в ответ. - Не бойся, мой сюрприз тебя скорее обрадует.
  - Почему-то это меня пугает, - глубокомысленно изрекла она. Почему-то мне казалось, что мама не столь уж далека от истины. Вернее, я это совершенно точно знала...
   
  
  Обед в моей семье проходил в немного напряженной обстановке. Мама беспристрастно сверлила меня взглядом великого телепата, справедливо чувствуя подвох в моей елейной улыбке и стойким нежеланием отвечать на прямо поставленный вопрос. Элейн металась между двух огней, пытаясь предугадать, кто первый (я или мама) не выдержит и сорвется. Все еще ее жених, симпатичный светловолосый маг с кафедры телепатии (тот самый перспективный Дик из хорошей семьи) вообще чувствовал себя не в своей тарелке, искренне недоумевая, что он здесь забыл (чувствовалось непосредственное влияние его строгого начальства, то есть моей мамы). Я выдерживала глубокомысленную паузу, сохраняя напряженную обстановку строгой секретности. Мама еще ничего про Мириэллу не знает.
  - И что ты хотела нам сказать? - первой не выдержала она. И почему мне так сложно поведать своим родным о грядущих изменениях в моем семейном статусе? Почему я, вообще, не могу без пыток поведать о своих чувствах? Честное слово, лучше бы к какой-нибудь особо жестокой нежити в гости наведаться... Еще призрак Тэмина маячит все навязчивее. Впрочем, может быть, все так сложно, потому что я до сих пор не уверена в правильности принятого решения.
  - Мама, ты же знаешь, что в Оране у меня есть парень? - робко и издалека начала я. Мама вопросительно подняла бровь. Да, я с упоением рассказываю о нежити и различных опасных для здоровья составляющих моей работы, забывая о личной жизни. Не то, чтобы я боялась маминой реакции на разумную расу Дэлиана, просто, на самом деле, мне проще делиться своими сомнительными подвигами на ниве боевой магии, чем сокровенными чувствами, в которых сама еще окончательно не разобралась.
  - Это означает, что у меня скоро будут внуки? - с поразительным спокойствием уточнила мама. Я едва не упала со стула и подавилась так и не начатым обедом.
  - Нет, слава древним богам. В смысле, я к этому не буду причастна в ближайшие несколько лет, или десятилетий, - едва откашлявшись, поспешила я переубедить маму. Я, вообще, сомневаюсь, что собираюсь становиться родителем, для данных целей я слишком самовлюбленная и зацикленная на нежити личность.
  - Это в некотором смысле облегчение, но еще не повод вздохнуть спокойно, - ответила мама, без особых эмоций продолжая обедать. Мне бы ее выдержку.
  - Так вот, я и Дэлиан уже довольно долго живем вместе, - медленно размазывая обед по тарелке, я отчаянно пыталась смягчить удар.
  - Я, не поддерживаю такой вид взаимоотношений, но и навязывать свое мнение тебе не буду. Ты уже взрослая и самостоятельная, и вправе жить с кем хочешь, сколь угодно долго, - ответила мама, проявляя чудеса сдержанности. Видимо, работа с психоаналитиком Элейн давала свои плоды. Впрочем, маму раздражала несвойственное мне нерешительное топтание на месте.
  - Ну, я и Дэлиан. У нас серьезные взаимоотношения... И ... И мы поженились две недели назад, - после невнятного мычания быстро и резко ответила я, громко ударив вилкой по тарелке (я нечаянно, честное слово).
  - Неожиданно. Этот твой Дэлиан. Кто он такой, собственно говоря, хотя бы по профессии? - спросила мама ровным тоном, после того как прожевала гриб, только по чистой случайности не упавший на ее платье. Даже не вооруженным взглядом было видно, что она едва сдерживает себя от моего публичного испепеления. Что ж, жених Элейн в гостях не был такой уж глупой идеей, при свидетелях меня не станут убивать...
  - Он занимается дипломатическими связями Ореола с Университетами Магии, - ответила я тоном, являющимся явной пародией на маму. Претензий к профессиональной деятельности моего супруга быть не должно, но, если пойдут дополнительные вопросы, то я откровенно сяду в лужу. И не потому, что я не интересуюсь работой Дэлиана, просто от всей этой дипломатической ерунды меня клонит в сон.
  - Он хотя бы маг? - спросила мама после еще одного глубокого вздоха. Элейн вжалась в спинку стула, отчаянно сосредоточившись на содержимом своей тарелки. Впереди маячила битва титанов.
  - Нет. Дэлиан не маг, - ответила я, все еще воздерживаясь от комментариев о его расовой принадлежности. Не то, чтобы мама имела что-то конкретное против вампиров, но она совершенно точно не горела желанием принимать их в ближайшие родственники. Мы все, конечно, цивилизованные и образованные, но так же мы все знаем, что вампиры - хищники, а мы - жертвы, а мирному договору с их расой всего лишь 300 лет, которые для вампира и не жизнь вовсе.
  - Надеюсь, он не подразделяет магию на все такое прикольное и все такое улетное, - уточнила мама, припоминая моих типичных ухажеров, приглашаемых на семейные торжества, дабы поиграть на чьих-то нервах и опозорить семью перед приличным магическим обществом.
  - Мам, он занимается связями Ореола с Магическими Университетами, как ты думаешь, он относится к магии? - все-таки не выдержала я и съязвила.
  - Ореола? Того самого Ореола, который государство вампиров? - уточнил всеми забытый жених Элейн. Повисла гнетущая тишина. Ах, да, страшные вампиры. И все здесь образованные маги. Некоторые даже архимаги.
  - Да, Анна, какое отношение твой Дэлиан имеет к вампирам? - уточнила мама все тем же раздражающе спокойным тоном.
  - Ну, он не совсем человек, - опять издалека начала я. Если быть, честной, то Дэлиан совсем не человек, а самый что ни на есть представитель одной из древних и мудрых разумных рас, но не хотелось как-то сразу огорошивать.
  - Кто-то из его родителей вампир? - уточнила мама, начиная подозрительно натянуто улыбаться. Нет, сказать, слава богам, не тролль или гоблин или что-нибудь еще похлеще, зная мою подлую натуру.
  - Оба, - тихо ответила я, продолжая размазывать по тарелке что-то уже лишь очень отдаленно напоминающее обед.
  - Что оба? - уточнила мама.
  - Оба его родители вампиры. Дэлиан - чистокровный вампир, - ответила я, резко поднимая глаза от тарелки. За столом все застыли в напряженных позах. Кажется, в последний раз подобная немая сцена была связана с моим решением стать грозой нежити и некромантов, то бишь боевым магом.
  - Анна Лотенийская, лучше бы мне послышалось или это было твоим извращенным чувством юмора, но твой, хм, муж - вампир? - сквозь гипноз психоаналитика Элейн, наконец-таки, проступили истинные мамины черты авторитарного тирана, запрещающего детям иметь собственное мнение.
  - Нет, мама, тебе не показалось. Дэлиан - чистокровный вампир. Представитель древней расы, равной по своему величию и древности эльфам, заполучив которых в родственники ты бы плясала от счастья. И, если тебе интересно, Дэлиан пил человеческую кровь, - ответила я поразительно спокойным тоном, вероятно, заразилась от мамы. Сама мама медленно про себя считала до десяти и старалась не показывать на лице всего спектра мыслей о моих умственных способностях. Элейн с подозрительно довольным и спокойным лицом мирно кушала, видимо соскучилась по нашим семейным ссорам. Жених Элейн с философским равнодушием созерцал потолки, может быть не все перспективные мальчики из хороших семей потеряны для общества.
  - И это ты мне сообщаешь, прямо-таки сияя от гордости! Ты, наверное, плохо слушала курс разумных рас, поэтому забыла о том, кто такие чистокровные вампиры! Ну, ничего, я тебе сейчас напомню, что договор о сотрудничестве был заключен всего лишь триста лет назад. Даже для магов это всего лишь два поколения, что говорить о практически бессмертной расе! Прочитать тебе лекцию о войнах, выкашивающих приграничные земли, еще даже не триста, двести лет назад! - начала мама агрессивное наступление.
   - Не стоит, мама! Это ты должна вспомнить, что образованному магу не пристало руководствоваться трудами Драгона вампироборца в своих оценках разумных рас, и делать какие-либо преждевременные выводы. Кроме того, по меньшей мере, неразумно составлять впечатление о человеке до знакомства с ним, делая выводы исключительно из нелепых стереотипов, сложившихся о его разумной расе. И ты, на самом деле, думаешь, что на дипломатические работы с Университетами Магии отправляют самых кровожадных и нецивилизованных представителей расы? - тоже не стала я сдерживать эмоции.
  - К какому роду принадлежит твой Дэлиан? - спросила мама где-то через полминуты напряженного молчания и игры в гляделки.
  - А это зачем? - удивилась я возвращению мамы в состояние полнейшего дзен. Этот психоаналитик, определенно, использует какие-то запрещенные заклинания телепатии, манипулирующие сознанием.
  - Ты сказала, что он занимается дипломатическими связями с Университетами магии. Я заведующая кафедрой Аллорского Университета Магии, - пояснила мама. Я невольно запаниковала, о таких связях я почему-то не подумала. Дэлиан не говорил, что лично знаком с моей мамой, но он о ней слышал.
  - Он работает с Ораном и Лератту, - ответила я.
  - Анна, Лотенийская, род Дэлиана, - мама прибавила строгости в голос. Элейн уже откровенно усмехалась. Ее жених думал о трансматериализации или телепортации.
  - Льертердо Шиос, - отрапортовала я. Мамины губы напряглись.
  - Ты знала, что он дальний родственник Вэлиана Торо Шатенте, магистра с вашей кафедры боевой магии? - спросила мама, вызвав у меня удивление. Впрочем, я Дэлиану список своих преподавателей не зачитывала, а со своими дальними родственниками, вообще не общалась.
  - И что? - спросила я в своей же агрессивной манере. Мама выразительно приподняла брови. Что ж, бедный магистр Вэлиан, его ждет допрос с пристрастием. И что-то не к добру у мамы на губах заиграла коварная улыбка.
  - Ты уже сообщила дедушке о своем замужестве и о том, кто такой Дэлиан? - спросила мама с той самой торжествующей улыбкой. Я едва не упала лицом в тарелку. Дедушка - глава Совета Архимагов Аллора (как государства, а не как столицы), и почему я думала, что разговор с мамой - будет самым страшным испытанием?
   
  
  - Чем мы заслужили приглашения на семейный ужин? - ядовито поинтересовалась бабушка, дама, по сравнению с которой моя мама сущий ангел с нимбом и крылышками. Да, эти выходные получались слишком насыщенными.
  - Анна, - мама указала на меня с торжествующей улыбкой. Честное слово, детский сад какой-то, эта женщина еще называется архимагом телепатии...
  - Может быть, для начала сядем за стол, - уныло предложила я, предчувствуя очередную лекцию на тему кто такие чистокровные вампиры и почему добропорядочные волшебницы не должны вступать с ними ни в какие взаимоотношения.
  - Лучше сразу узнать плохие новости, особенно учитывая твой милый характер, - ответила бабушка, пронизывая меня своим взглядом. Дедушка молчаливо кивнул.
  - Анна вышла замуж, - ответила мама.
  - Неужели ты смогла уговорить это милое создание на брак с одним из бесхребетных олухов, которые помогут тебе занять позицию в Совете Архимагов, Элеонора? - бабушка продолжила капать ядом в этот раз в мамину сторону. Впрочем, мама тоже редко сдерживалась. Они с бабушкой не любили друг друга с первого взгляда.
  - Нет, Анна сама нашла себе мужа в Оране, - ответила мама. Сестра картинно закатила глаза. Видимо, не в первый раз такие семейные ужины происходят. Кажется, психоаналитик рекомендовал Элейн общение с другими родственниками или бабушка сама решила вмешаться...
  - Надеюсь, это не тролль? - спросила бабушка. И почему все уверены в том, что самостоятельно я выйду замуж исключительно за тролля или орка или гоблина.
  - Нет, Дэлиан - вампир, и во избежание дальнейших дискуссий на тему слабых сторон договора о сотрудничестве и отсутствия у меня признаков мыслительной деятельности, я согласна со всеми вашими доводами, но разводиться я не собираюсь. И, если перспектива породниться с вампиром так вас пугает, вас никто не заставляет принимать какое-либо участие в моей жизни, - не выдержала я. Нет, я давала себе честное слово, что буду вести себя прилично, когда уезжала из Орана, но моя хрупкая психика не выдерживала жесткого маминого прессинга.
  - К какому роду он принадлежит? - спросил дедушка ровным и почти безразличным тоном, перенимая инициативу. Бабушка раздумывала над тем, какую позицию по отношению к данным перспективам она собирается занять. С одной стороны, вампир в семье никого не порадует, но с другой - вампир вампиру рознь, к тому же есть лишний повод вступить в острую полемику с моей мамой. И, вообще, меня начинало оскорблять, что всех интересует исключительно то, что Дэлиан не совсем человек, и никто не читает нотаций на тему скоропалительных замужеств.
  - Льэртердо Шиос, - в отчаянии ответила я, все еще не вполне уверенная в правильности произношения родового имени Дэлиана. Странно, обычно у меня не возникает ни каких проблем с подобными вещами, даже, если имена особенно трудно запомнить и еще сложнее произнести. Помниться, когда-то я была единственной ученицей, способной на одном дыхании правильно произнести ужасающее имя одного магистра гнома, состоящее из пятнадцати гласных и сорока трех согласных. За этот талант мне данный магистр мне незаслуженно повышал оценки. Но вот с родовым именем Дэлиана у меня постоянно случались какие-то накладки, то прибавлю гласные, то ударение не там поставлю, то запнусь в первых двух слогах. В общем, сплошная мистика.
  - Льертердо Шиос. Или Лъэртердо Шейос, - поправила бабушка с идеальным вампирским произношением. Согласные произносятся немного тверже, особо акцентируя внимание на рычащие и шипящие звуки, гласные растягиваются, а мягкие и твердые знаки служат определенными перемычками, склоняющие слово иногда к абсолютно противоположным значениям. Чем не повод задуматься о справедливости маминых рассуждений о том, что бабушка вампир, или по крайней мере, нежить.
  - Белый Волк, - опустилась я до банального перевода. Смысл сводить ужин к тщетным попыткам обучить меня говорить без аллорского акцента.
  - Какая ветвь? - продолжил дедушка. Мамино лицо приняло торжествующее выражение.
  - Не знаю, - ответила я, воинственно скрестив руки на груди.
  - Что ж, придется заставить повторить тебя теорию рас, подробнее изучить кланы и роды вампиров, выучить хотя бы основных представителей Льертердо Шиос. И что-то надо сделать с твоим произношением и языком, - вынесла вердикт бабушка, повергая в молчаливый ужас меня (раздел теории рас, связанный с запоминанием бесконечного числа имен и фамилий тех, кто по чьему-то предвзятому мнению совершил великие деяния, гремящие в веках, и их родственников различной степени дальности и достоверности, никогда не пользовался моей любовью).
  - Зачем? - спросила я, все еще находясь в состоянии шока, а потому не замечая вопросительного выражение на лицах мамы и сестры.
  - Я не хочу, чтобы моя внучка опозорила нашу семью своей тотальной безграмотностью. Или, чтобы тебе был необходим переводчик на официальной церемонии, - ответила бабушка. Дедушка согласно кивнул. Как-то запоздало до меня дошло, что ничего против Дэлиана они не имеют, опасаясь только моей безграмотности. И, по-прежнему, постыдно игнорируют факт моего замужества, ни тебе поздравлений, ни осуждений. Неужели думают, что это мой оригинальный розыгрыш?
  - То есть вас не волнует, что этот Дэлиан - вампир? - спросила мама, понимая, что ее потенциальные союзники на самом деле становятся противниками. По-прежнему, выказывая поразительное равнодушие к моему изменившемуся семейному положению. Впрочем, я сама еще не вполне с этим положением смирилась.
  - Элеонора, только тебя волнует принадлежность к той или иной разумной расе или наличие и отсутствие магических способностей в сочетании с маниакальной потребностью контролировать чужие решения, - заметила бабушка. Да, я была против этого семейного ужина. Мама и бабушка ненавидели друг друга, и, если отец умудрялся как-то сглаживать острые углы, то остальные члены семьи с постыдным азартом наблюдали за их баталиями. К тому же они взаимно обвиняли друг друга в смерти отца.
  - Помниться, когда-то кто-то подобным образом отзывался о волшебниках, не принадлежащих определенному классу, - мама перешла на старые обиды. Помниться, бабушка даже отрекалась от отца и его семьи, достигнув относительного перемирия только после рождения Генри при непосредственном вмешательстве дедушки.
  - Я была против карьеристки, использующей моего сына в личных целях, - ответила мама. Я и Элейн печально переглянулись. Что ж, никто и не говорил, что данный ужин пройдет легко и просто...
  - Может быть, все-таки приступим к ужину? - обреченно спросила я, без особой надежды на успех пытаясь выступить в роли миротворца. К тому же, я с утра ничего не ела, занимаясь весь день исключительно суматошными бегами по зданию Университета, собирая подписи, необходимые для моей работы.
   
  
  После выходных, насыщенных острой полемикой и дискуссиями на тему вампиров и их дурного влияния на меня, я, наконец-таки, возвращалась домой. Возвращалась, чтобы снова уехать. На этот раз в Ореол. Родственники Дэлиана на сообщение о женитьбе сыночка и личность его невесты отреагировали много спокойнее, моего семейства, всего лишь изъявив желание познакомиться со мной лично.
  - Ты уверен, что это хорошая идея? - в очередной раз спросила я. За два дня моего бытия в Оране я задала этот вопрос полсотни раз, наверное. Знакомства с родственниками никогда не были моей сильной стороной. Даже, когда я на самом деле старалась, все оборачивалось катастрофами. Меня всегда не к месту тянет вспоминать "интересные факты". Боюсь, что беседа с вампирами постепенно сведется к проблемам кровожадности, поднимаемой Драгоном-вампироборцем, спорила же я с эльфами об ограниченности их мировоззрения. В общем, в моем присутствии и при непосредственном моем участии острые углы имеют привычку еще сильнее обостряться, а проблемы возникают на ровном месте, и великим чудом будет, если я вернусь в Оран живой.
  - Знакомство с родственниками было целиком и полностью твоей идеей. Я настаивал исключительно на сообщении о факте нашей женитьбы, - с философским равнодушием поведал Дэлиан. Я, конечно, не великий телепат и прорицатель, но чувствует мое шестое чувство, что отношения в благородном семействе имеют множество своих подводных булыжников, о которых я даже не догадываюсь. И моя коварная месть (Дэлиан заставил лично сообщить маме и сестре) обернется боком прежде всего мне самой.
  - Ты не говорил, что мне придется участвовать в семейных ужинах и в каких-то заковыристых ритуалах, - возмутилась я. В общем и целом, я не возражала против чужих традиций и ритуалов, но участвовать в подобных увеселительных занятиях категорически отказывалась (разве что в качестве независимого наблюдателя). Хотя, за Тэмина я выходила замуж в соответствии с древним ритуалом... И я не думаю о Тэмине в присутствии Дэлиана...
  - Вампиры не слишком любят семейные ужины, и наши ритуалы довольно просты, - ответил Дэлиан. Видимо, он забыл, что у меня был весьма информативный курс разумных рас, укрепленный миллионом дополнительных заданий.
  - Отлично, но как только мы вернемся, тебя ждет знакомство с моей семьей, которая просто обожает вываливать перед неподготовленными кадрами весь багаж семейных тайн, - мстительно ответила я.
  - Может быть, не надо, - печально вздохнул Дэлиан. Впрочем, слишком театрально для того, чтобы я ему поверила. Что ж, если я проживу пару столетий, тоже буду проще относиться ко всем перипетиям человеческих взаимоотношений.
  - Обсудим этот вопрос по возвращении из Ореола, потому как мы уже практически опаздываем, - улыбнулась я.
  - Кажется, кто-то хвастался, что без проблем за пару секунд доставит нас не то, что в аэропорт, хоть в Эрендир, хоть на Шенренкийские острова, - подразнил меня вампир.
  - Ты же знаешь, что маги любят преувеличивать свои гипотетические возможности, - честно ответила я. До аэропорта я, на самом деле, без существенных проблем с резервом и законодательством, могу доставить, но всегда есть риск случайных прохожих и стен, в которые можно вплестись на молекулярном уровне, а в этом случае ни какая скорая помощь не поможет.
  - А если у меня страх полетов? - невинно улыбнулся Дэлиан. Весело ему значит, мою хрупкую нервную систему (все, кому не повезло напугать меня подтвердят) надо успокаивать во избежание всяких неприятных инцидентов, а не играть в юмористов.
  - Я тебя заколдую, - многообещающе положила я руку к нему на плечо. И почему он позеленел? Кто ему сказал, что боевой маг знает только боевые заклинания? Ах да, это была я сама, когда он попросил меня вылечить его головную боль... Или его все-таки пугают многочисленные возможные побочные эффекты от заклинаний, воздействующих на психику?
  - Может лучше не надо, - печально улыбнулся он. Жаль, что я не поняла к чему относиться этот комментарий: к поездке к его родителям или же к моим целительским способностям... А то, мы бы еще поговорили.
   
  
  Ореол - столица вампирского государства, не то чтобы разочаровывала, но определенно заставляла сомневаться в компетенции мрачных средневековых авторов (видимо, они же столь красочно описывали великие подвиги, высосанные из пальца). Город, как город, ни чем не отличающийся от Аллора, Орра, Орана, да и любого другого мало-мальски стандартного мегаполиса - высокие дома, загруженные трассы, сплошной муравейник из всех возможных представителей всех разумных рас. Да и сами жители были на редкость обыденными, не внушающими мистического ужаса и прочих ужасающих атрибутов, от которых застывает кровь (ну если верить рассказам Драгона вампироборца). Вполне обыкновенные жители мегаполиса - занятые своими делами и вечно куда-то спешащие, даже не определишь с ходу принадлежность к той или иной разумной расе. При более подробном рассмотрении замечаешь, что большая часть встречных прохожих - люди и полукровки. Что ж, опять ничего удивительного, мы (я имею в виду свою разумную расу) как крысы и тараканы заполоняем собой мир магических существ, неумолимо выживая законных обитателей, даже в Светлом Лесу на каждого эльфа приходиться три человека и с десяток полукровок. Если мы в Вирито-дорато среди нежити вполне комфортно выживаем, то что нам какие-то вампиры, тем более, что существует договор о дружбе и сотрудничестве...
  - Неужели я вижу разочарование? - спросил меня Дэлиан, наблюдая за моим скучающим и скептическим взором.
  - Нет, я просто в предвкушении появления кровожадных тварей, жаждущих моей невинной крови, - вольно процитировала я воспоминания пресловутого вампироборца о его пребывании в Ореоле. Кстати, кажется, он тоже запятнался какими-то отдаленными родственными связями с моими дражайшими предками.
  - Ты, вероятно, забыла, но кровожадные твари появляются только с приходом ночи, а сейчас благотворный солнечный свет покроет их мерзостную кожу истекающими гноем нарывами и ожогами, после чего испепелит это исчадие ада, - ровным голосом продолжил вампир. Кто знал, что он тоже читал данного автора.
  - А почему ты, исчадие ада, не покрываешься истекающими гноем нарывами и ожогами. И процесса испепеления я тоже что-то не наблюдаю, - с заинтересованным видом юного натуралиста спросила я. На теории разумных рас на подобные вопросы не отвечали, но всем известно, что некоторые кланы вампиров после того, как выпьют человеческую кровь превращаются в пресловутых чудовищ.
  - Потому, что это кровожадное чудовище уже напилось невинной крови, а солнце над Ореолом покрыто черной магией нашего проклятого народа, - с мрачной иронией ответил Дэлиан.
  - Чьей интересно кровушки ты напился? А то я тебе живо пищевое отравление с летальным исходом устрою, - пригрозила я, устраивая воображаемую сцену ревности.
  - А ты можешь? - вполне серьезно удивился Дэлиан. Обычно я ограничивалась речами о своих гипотетических телепатических возможностях.
  - Я же готовилась к встрече с дражайшими будущими родственниками, которым мои манеры и принадлежность к определенной разумной расе может и не понравиться. Имеет девушка право на самооборону, - продолжила я, мрачно поигрывая зеленым пламенем в глазах.
  - Ты же не серьезно? - испуганно спросил Дэлиан. Еще телепат называется. Не в силах разобраться, когда говорят серьезно, а когда к доле правды добавляют немного шутки. Хотя в моем специфическом чувстве юмора в силах разобраться только дух моего прадедушки.
  - Успокойся. Никого травмировать и убивать я не собираюсь. И, кстати, как далеко от центра расположились твои родные? - спросила я, посмотрев на дорогу. Семья Дэлиана жила где-то в пригороде, на огромной вилле (я фотографии видела).
    
  
  Всю дорогу до родового поместья Дэлиана я, против ожидания, не скучала. Я восторженно пялилась на мрачные пейзажи, по которым еще всего лишь сотню лет назад бегала такая куча нежити, что пресловутый Вирито-дорато удавился бы от зависти. К стыду своему, я совершенно забыла о предстоящем знакомстве с родителями Дэлиана, да и про самого вампира, мысленно организовывая здесь раскопки или экспедиции с целью выяснить какие невиданные виды нежити здесь жили, а также отследить пути их миграции... А еще поискать местную вполне живую нежить, и проследить за воздействием местных магических потоков на биосферу. И вообще, неплохо бы было узнать чуть больше о культуре и быте местных жителей и о том, как на них воздействует остаточное магическое поле кровавых сражений древних богов Младшего Круга. Да я бы запросто здесь материала на вторую, а то и на первую степень по теоретической магии максимум за пять лет нашла бы! А сколько можно было бы узнать по телепатии вампиров! Но все же нежить! Я же читала, что здесь она отличалась определенными специфическими чертами... Все завтра же отправляюсь в глухой лесок на охоту...
  - Анна Лотенийская, если ты будешь думать исключительно о нежити, то мои родные тебя неправильно поймут, - голос Дэлиана совершенно неожиданно вернул меня на землю. А как же мои грандиозные исследования.
  - Мы уже приехали? - разочарованно спросила я. Я всегда разочаровываюсь, когда вольный полет моих мыслей прерывают возвращением на грешную землю.
  - Пора выйти из машины, пока моим родителям не показалось, что ты намереваешься убежать, - сказал Дэлиан, указывая на пару вампиров, уже вымученно улыбающихся. Да, почему я надеялась, что мое воспитание все-таки способно будет кого-то покорить.
  Родители Дэлиана приветливо улыбались, не показывая клыков. Тот, кто был опознан мной, как отец, оказался весьма представительным вампиром неопределенного возраста. Внешне он выглядел чуть за сорок, наблюдалось заметное сходство с сыном, но глаза другие. Еще одной отличительной чертой была какая-то величественность, царственность, не свойственная Дэлиану. Мой цепкий взор заметил перстень, обозначающего данного вампира как главу клана, о чем Дэлиан постыдно умолчал, я же честно призналась в том, что мой дедушка страшный глава совета архимагов Аллора. При более подробном взгляде с помощью современных достижений магии я удивленно обнаружила, что батюшка моего жениха конкретно перешагнул за тысячелетний рубеж, что вызывало серьезные вопросы по поводу правдивости Дэлиана в отношении его возраста (где-то в районе восьмисот-девятисот лет у вампиров начинаются очень серьезные проблемы с продолжением рода, мой супруг утверждал, что ему 216, а его родителю, как минимум, было уже 1500).
  Мать Дэлиана была красивой вампиршей с вьющимися каштановыми волосами, с холодными зелеными глазами, застывшая и неживая, словно статуя. Она была несколько моложе его отца, но все же недостаточно молода для того, чтобы иметь двухсотлетнего сына. Визуально она производила на меня более отталкивающее впечатление, быть может, за выражение эльфийского горделивого презрения Этериэля номер 12. Или только и ждала момента, чтобы мне шею свернуть.
  Дэлиан заговорил с родителями на вампирском. Я, в принципе, неплохо знала этот язык, но не хотелось придираться к словам и мысленно язвить. Телепатия и личное пространство - вещи заранее несовместимые. Я снова вернулась к нежити и магическому фону окружающего мира. Надо расставить заклинания-манки, пройтись пару раз поисковыми контурами разной степени сложности, потом поэкспериментировать с источниками силы... И, беспрекословно, наблюдение за нежитью. Я читала, что сюда забредают степные мантихоры и вурдалаки. И еще есть интереснейшие возможности близкого знакомства с магией Черной Крови, наиболее приближенной к моей магии смерти.
  - Довольно странные мысли для столь привлекательной девушки, - услышала я рядом с собой приятный голос, прерывающий мои экзальтированные мысли, которые я напрочь забыла прикрыть телепатическим блоком. Через пару секунд я сообразила, что ко мне обращался отец Дэлиана. Учитывая выражение лица его матери, можно было сделать вывод о том, что все местные вампиры были осведомлены о том, что я просто жажду отправиться на встречу со всем местным поголовьем нежити.
  - Извините, - скромно опустила я глаза, стараясь не думать о перспективах моей работы на вторую и первую степень магистра. Забавно, никогда не думала, что взрослые вампиры так похожи на эльфов. Впрочем, родитель Дэлиана не выглядит столь раздражающе самовлюбленным... И я, по-прежнему, не поставила даже самого примитивного телепатического блока...
  - Мой сын весьма не вежлив, он забыл нас представить. Магнус. Глава клана Белого Волка, - ослепительно улыбнулся вампир, галантно поцеловав мою руку, и проигнорировав не самые лицеприятные мысли. Вот что значит выдержка и хорошее воспитание, так схожее с эль... Лучше не вспоминать светлейших, переключаемся на темы вампиров. Глава какого он там клана? Белого Волка... МАГНУС - ГЛАВА КЛАНА БЕЛОГО ВОЛКА!!! Тот самый, на ссоре которого с его сестрой заканчивалось одна эпическая вампирская поэма, основанная на реальных событиях... И его сын - Багровый Принц (тоже Дэлиан, кстати) каких-то пятьсот лет назад залил земли Аллора кровью из-за каких-то личных разногласий с принцами династии Золотого Льва, по одной из популярных версий служила борьба за сердце одной дамы, причастность которой ко всем аспектам моей жизни меня уже порядком достала.
  - Анна Лотенийская, - ответила я, вспоминая про хорошие манеры и полученное мной воспитание. Фамильное древо Дэлиана и, заодно, роль его родственников в печальных событиях пятисот летней давности, я, так и быть, уточню немного позже.
  - Знаменитая госпожа Аллорская, случайно не приходиться вам родственницей? - спросил отец Дэлиана, окинув меня проницательным взглядом. То же решили уесть нелюбимыми предками... Краем глаза я заметила, что сам Дэлиан ощутимо напрягся. Даже не знаю, виной тому сложные взаимоотношения с родителями, в которые меня не посветили, или мои восторженные мысли о местной нежити, превращавшую меня в магистра Лиону с ее вурдалаками.
  - Я принадлежу к ее роду, - ответила я. Все-таки, Дэлиану больше двухсот шестнадцати лет, как раз около семисот... Но, почему он солгал мне о возрасте. По-моему, этой привычкой обладают исключительно престарелые волшебницы, безуспешно старающиеся обмануть время.
  - Я некогда знал ее лично, - спокойно продолжил Магнус, как-то подозрительно задумчиво посмотрев на своего сына. Дэлиан слегка нахмурился. Да, похоже не все спокойно в их благородном семействе... И опять что-то не ладное и связанное с моими почтенными предками, чтоб они пару лишних раз перевернулись в своих каменных могилах...
  - Надеюсь, она была более приятной собеседницей, чем я и меньше думала о неизвестных науке видах нежити и о том, что по разумным расам у нее была твердая тройка? - спросила я с улыбкой, пытаясь перевести беседу в шутку. Чтобы, по крайней мере, не накручивать себя. И не возвращаться к воспоминаниям о прадедушкиных трактатах со всем разнообразием пыток, на которые было способно прадедушкино нездоровое воображение.
  - Мне она нравилась гораздо меньше, - довольно свободно подмигнул мне старый вампир. Я снова улыбнулась. Дэлиан еще сильнее помрачнел.
  
   
  
  Дом отца Дэлиана, против моих ожиданий, оказался во все не мрачным средневековым замком, пропитанным сыростью, тайнами, недружелюбными привидениями и мрачными подземельями. Это был, вне всяких сомнений роскошный загородный коттедж, но довольно светлый и без лишней вычурности. Помимо родителей Дэлиана, здесь жила какая-то его то ли кузина, то ли тетушка (а вполне возможно и бабушка) и еще два-три более дальних родственника. Также здесь жили официальные молчаливые и мрачные охранники (действительно пугающие вампиры) и прислуга (в разящем большинстве полукровки).
  Еще можно заметить, что у Дэлиана были весьма прохладные и напряженные взаимоотношения с родственниками. Это бросалось в глаза при всей моей скудности телепатических и эмпатических способностей, а также абсолютно неконтролируемого погружения в сложности местных магических потоков и жажду встречи с местной же нежитью.
  Впрочем, уточнить что-либо у Дэлиана у меня не было возможности, он разбирался с какими-то семейными неотложными делами, связанными с политикой клана (не поэтому ли он хотел отделаться приглашением по телефону?), я была предоставлена самой себе, и регулярно совершала пешие прогулки по окрестностям, лелея надежду столкнуться уже хотя бы с умирающей нежитью. И к своему ужасу от скуки я начинала думать об Анне Аллорской и о том, о чем она грезила гуляя по здешним окрестностям?
  Хотя, она скорее искала магические, культурные и цивилизационныые взаимосвязи между статуями волков и магией клана Льертердо Шиос. Или же обо всех ее многочисленных порочных связях. Кстати, по поводу взаимосвязей: эти статуи имеют какое-либо отношение к столь мизерному количеству нежити при благоприятной для нее территории. Еще чуть-чуть и я точно сойду с ума от безделья. В Оране я каждый день близко общалась с агрессивно настроенными химерами, и были еще мои любимые патрули, ну и пусть за последние полгода я не видела никого, крупнее стриги. В смысле недружелюбно настроенных местных жителей. Все, завтра точно иду на обзорную экскурсию по местным кладбищам искать приключений на одно место... Потому что, если не найду, то сама же их и создам...
  - На месте своего сына я не отпускал бы свою жену гулять в одиночестве, - услышала я за своей спиной приятный мужской голос. Едва сдержав машинально образовавшийся пульсар в правой руке. Напротив меня стоял отец Дэлиана, с удивлением обнаруживший боевого мага с опасным заклинанием наготове.
  - Я не гуляю. Я исследую местность на присутствие здесь нежити и на наличие факторов ее привлекающих. И, если честно, очень надеюсь встретить эту самую нежить, - прямо ответила я, решив, что ниже в глазах правителя клана все равно падать уже не куда.
  - Ну и как? - насмешливо поинтересовался вампир. Опять во мне не видят боевого мага. Все профессиональная гордость задета... Или дело в том, что он уверен в полном отсутствии нежити в округе. За что-то же охрана получает свои деньги (или чем там вампиры оплачивают труд).
  - По логике вещей, расположению потоков и современным исследованиям в окрестностях должно водиться достаточное количество нежити среднего и высшего класса опасности. С вампирами они не станут связываться за исключением экстренных случаев. Я же человек, и боевой магией особо не грешила, только бытовыми, которые их обычно и притягивают. Возможно, мне стоит погулять по местным древним захоронениям, - мечтательно протянула я. Ой, как давно я по сомнительным кладбищам не лазила...
  - Теперь ты - член правящей династии, и столкновение с нежитью не входит в круг твоих обязанностей, - ответил он прямо-таки мальчишеским тоном.
  - Я могу за себя постоять, - несколько обиженно призналась я. По сути моя боевая магия была протестом против правил, принятых моей матерью. И сейчас все мое естество было готово абсолютно по-детски снова протестовать. Возможно, Дэлиан прав, прячась от меня за своими таинственными семейными делами, потому что моя душа уже морально готова к скандалу.
  - Тебе здесь нравится? - спросил Магнус, неожиданно сменив тему. Я стояла на широкой террасе, с которой открывался волшебный вид на слегка заросший сад, переходящий в лес, и на далекие скалы с прозрачной струйкой водопада. Да, самое место, чтобы думать о нежити и о способах ее умерщвления. Кстати, не плохо бы вспомнить. И еще лучше не отвлекаться на подобные темы...
  - Здесь красиво, - несколько уклончиво ответила я. По правде говоря, меня захватывали не прекрасные пейзажи, а какая-то невероятно прекрасная и сильная древняя магия. Опять же вставал вопрос о взаимосвязи статуй и магии. Ну, еще непочатый край местной нежити, по которой я соскучилась, как вампир по невинной крови.
  - При первой встрече я едва не принял тебя за Анну Аллорскую, - довольно отстраненно продолжил беседу старый (если не сказать древний) вампир. Да у него мысли скачут с еще большей скоростью, чем у меня.
  - Неужели я на нее так похожа? - спросила я, посмотрев ему в глаза. На меня смотрела вечность. А ему уже было две тысячи лет... И, кажется, он знал участников событий, описанных в вампирском эпосе... Что ж, наконец-таки, у меня появилась возможность поговорить об этой даме с кем-то, кто бы лично с ней знаком.
  - Внешнее сходство поразительное, даже пугающее. Но ты намного приятнее той Анны, в ней было слишком много острых углов и рваных концов. Мне не нравилась ни она, ни увлечение ей моего сына. Она отчаянно пыталась быть дипломатичной, сдержанной даже в мыслях, но безумно боялась, при чем, не только вампиров. Вся она состояла из этого страха, острых углов и разорванных линий. От тебя же исходит большая внутренняя сила. И ты, определенно умнее, - не совсем то, что мне хотелось услышать, но вполне лестное объяснение.
  - О чем она думала? - решила я не миндальничать, а задать вопрос напрямую. Вампир удивленно на меня посмотрел, но выразительно крутить пальцем у виска не стал, и на том спасибо.
  - О чем она могла думать? В тот момент она находилась между двух огней, взвалив на плечи обязанности, которые были ей не по силам. Ее должность в совете магистров, чувства к младшему брату императора Уоррена, чувства к моему сыну, и еще это ее зеленое сияние. Она больше верила словам эльфов, чем собственным мыслям и впечатлениям. Ничего интересного, - ответил Магнус.
  - Она вообще была слишком хорошего мнения об этой древнейшей и мудрейшей расе была, - без особого почтения произнесла я.
  - Какую расу ты ценишь больше других? - поинтересовался вампир. Опять-таки, не устаю поражаться скорости, с которой скачут его мысли.
  - Троллей. Очень правильный жизненный взгляд - нажраться, напиться, подраться, - ответила я привычной фразой. Кажется, магистру Марсилию я приводила еще двести пятнадцать причин. Правда, он попытался остановить меня уже на второй (я же их на родном языке любимой расы говорила). Вспомнить бы, где этот список сейчас.
  - А, если серьезно? - продолжил вампир. Не верит, надо же.
  - Если серьезно, то в моей оценке чьих-либо морально-этических качеств принадлежность к определенной разумной расе не играет ни какого значения. Гораздо интереснее личности конкретных существ, они меня либо привлекают, либо отталкивают, либо присоединяются к размазанному стереотипу типичного представителя, - ответила я. По крайней мере, мне искренне хотелось верить в данное утверждение, хотя все чаще я не раздумывая причисляю всех к этому самому размазанному стереотипу, даже не пытаясь думать о личностных качествах.
  - А типичных представителей ты не любишь? - снова внимательно ко мне пригляделся вампир.
  - Почему нет? От них всегда знаешь чего ожидать и нет шанса привязаться. Это проще. И даже самые типичные представители самых типичных разумных рас совершенно не типично реагируют на внешние раздражители, - не вольно вспомнились реакции всех моих знакомых эльфов на детское заклинание дразнилку на средневековом эльфийском распевающим какую-то прилипчивую и обидную песенку...
  - И каков на твой взгляд типичный представитель моей разумной расы? - ой, чувствую, у Дэлиана будут очередные проблемы с семьей. По крайней мере, его матушка уже практиковалась в том, чтобы испепелить меня взглядом.
  - Вы Драгона Вампироборца читали? Ну, вот, примерно то же самое. Только без боязни солнечного света, деревянных кольев, чеснока, распятий, и с более приятной внешностью. Словом, хищники. Красивые, опасные, жестокие, коварные. И с вами всегда надо держать ухо востро. Не потому что вы плохие, а мы хорошие. Просто вы хищники, мы жертвы. Так заведено природой и разум никогда не пересилит этой природы, - ответила я.
  - И ты не боишься этих хищников? - на этот раз вампир, действительно, хищно показал клыки. Я невольно сделала шаг назад.
  - Я - практикующий магистр боевой магии, опасность только будоражит мою кровь. Кроме того, я уже сказала, что могу за себя постоять, - ответила я, позволяю в глазах разгореться магическому огню. Губы мои самопроизвольно изогнулись в хищной улыбке.
  - Ты намного интереснее Анны Аллорской, - ответил он уже со спокойной улыбкой, словно сделав какие-то только ему известные выводы.
  - Можно задать еще один вопрос? - спросила я.
  - Конечно, - доброжелательно улыбнулся вампир. Похоже, что он в конечном счете одобрял выбор сына, в противоположность мнению своей жены.
  - Сколько лет Дэлиану? - можно сколько угодно времени мучиться по поводу моих способностей и не соответствии вампиров гипотетическому стандарту эльфийской расе, для определения возраста которых это заклинание и применяется, но лучше задать прямой вопрос и сделать выводы из ответов, или молчания.
  - Он тебе этого не сказал, - с легкой улыбкой взрослого мальчишки спросил Магнус. Это выражение лица в большей степени притягивает к правителю окружающих. Сам он, наверняка, знает, о чем его сынуля умолчал.
  - Он сказал, что ему двести шестнадцать лет, но даже мои поверхностные знания о физиологии вампиров и не вполне корректно примененное эльфийское заклинание, дают мне повод усомниться в его правдивости, - ответила я.
  - Ты замечаешь гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. И многое умеешь прощать. Быть может, мой сын не достоин такой как ты, - произнес он с галантной улыбкой, все-таки не ответив на мой вопрос. Ладно, потом устроим пытки с пристрастием.
  - На самом деле у меня ужасный характер, еще я вредная девица, склонная к несанкционированному применению детских заклинаний. Так сколько Дэлиану на самом деле лет? - спросила я. Магнус еще не знает какой упорной я становлюсь, когда вижу перед собой определенную цель.
  - Двести шестнадцать, - ответил вампир со своей хитрой мальчишеской улыбкой.
  - Исполнилось тогда, когда он познакомился с Анной Аллорской, - наугад предположила я.
  - Угадали, - подмигнул мне вампир, удаляясь так быстро, что создавалось ощущение, что он растворился в ночи. Так значит, я была права. И Дэлиану семьсот двадцать три года.
   
  
  Я проснулась посреди ночи в холодном поту. Странный, немного пугающий сон, полный снежных волков, древних богов и магии смерти. Сон, в котором на моих руках умирает Тэмин, а в глазах Дэлиана виднеется равнодушная усмешка. Мне не снилось подобных снов, с тех пор как я отпустила Тэмина и все, что случилось в Вирито-дорато. Впрочем, я никогда не придавала своим снам особенного значения. В конце концов - это только сны. Впрочем, после этих кошмаров я никогда не могла заснуть.
  Я еще с полчаса проворочалась на роскошной старинной кровати, площадь которой равнялась площади моей детской комнаты. Сон все равно не шел, а мрачная роспись потолка, да и вообще ощущение того, что я нахожусь в жилище древнего вампира не давало покоя. Потом меня еще кто-то дернул искать в мрачной росписи потолка какие-то тайные магические знаки. Так что, через еще полчаса я отчаянно нуждалась в срочном освежении головы, во избежание скороспелого сумасшествия. Может быть, стоило поплутать по длинным и мрачным коридорам, устроить обзорную экскурсию, может быть, где-нибудь и столкнусь с вожделенной нежитью (хотя бы с призраком) или с плотоядными представителями этой разумной расы, страдающими лунатизмом. Спать все равно уже не получиться...
  С подобными мыслями я надела длинный шелковый халатик с яркими экзотическими цветами и пошла на познавательную экскурсию по коридорам. Надо было слушаться Дэлиана и брать с собой байковый халат и теплую пижаму. О современном отоплении конструкторы милого фамильного домика как-то не подумали. Но важнее не заблудиться. Местный архитектор, определенно подрабатывал строительством лабиринтов. И вот сейчас я стояла в раздумье куда свернуть. Направо, где стояли мрачные рыцарские доспехи или же налево, где вдалеке горел электрический подсвечник...
  Впрочем, ни налево, ни направо я не повернула по той простой причине, что услышала слегка приглушенные голоса Дэлиана и его отца. Я знаю, что подслушивать нехорошо и все такое, но почему-то решила тихонько замереть у рыцарских доспехов, заодно экранировавшись от посторонних... Что ж, любопытство превыше всего, чему наглядно свидетельствует моя слабость лезть во все секретные документы, оставленные без присмотра. К тому же, чужие тайны имеют обыкновение всплывать, при таких вот приватных разговорах.
  - Зачем ты это придумал? - отец Дэлиана говорил спокойно, но в его голосе чувствовалось скрытое раздражение. Так и подмывало просканировать его эмпатическим заклинанием широкого спектра. Беда только в том, что этот широкий спектр даже самые простые люди чувствовали.
  - Знакомство с родственниками было не моей идеей, - довольно спокойно, с легким нахальством отвечал мой жених. Что ж, хотя бы не врет. Впрочем, в его голосе чувствовалось определенное уважение, если не страх.
  - Что ты задумал? - с тем же холодным гневом спрашивал Магнус. Холодный пот пробежал по моей спине. Говорила же мама, всегда доверяй своим предчувствиям... Да еще моя мама очень много ужасающих фактов про вампиров рассказала. Но мне казалось, что Магнус довольно спокойно воспринял факт женитьбы Дэлиана на человеческой ведьме.
  - Я просто женился, - ответил он, зарождая смутное сомнение, что наша свадьба состоялась назло его семье. И мне совсем не нравиться место этого на зла, отведенное мне в этой истории.
  - И то, что эта девушка внешне копия Анны Аллорской здесь совершенно не при чем? - в голосе Магнуса послышалась ирония. Все-таки надо выяснить истинные обстоятельства знакомства Дэлиана и этой дамы, чтоб ее прах с миром продолжал тлеть.
  - Не надо говорить о НЕЙ, - что-то мне подсказывало, что во всех сказках и домыслах по поводу отношений Анны Аллорской с Багровым Принцем есть основательная доля правды.
  - Тогда прекрати совершать двусмысленные поступки, твоя жена уже задает вопросы. Эта Анна, намного лучше и честнее, той. Дэлиан, ты не имеешь права обманывать ее, - что ж, мы еще разберемся кто кого обманывает. Фейерверк (то бишь боевую магию) не обещаю, но разговор с пристрастием (то бишь телепатией) будет железно.
  - Кто тебе сказал, что я ее обманываю? - продолжал Дэлиан. Мне не нравиться его настороженный тон и странная отчужденность в голосе. Что ж, серьезного разговора об Анне Аллорской и всех ее сомнительных связях, пожалуй, не избежать.
  - Ответь хотя бы себе: ты действительно любишь эту девушку или просто пытаешься найти в ней замену Анне Аллорской? - холодно прозвучал голос Магнуса. А он спокоен. Он знает, что я здесь, в коридоре, я это ощущаю... По крайней мере, сейчас знает. И он почему-то мне симпатизирует. Хотя, нет. Я просто ему интересна. Только вот почему? С детства знаю простое правило: если ты интересен древнему существу (читай вампиру, эльфу, некроманту и т.д.), то для тебя это не сулит ничего хорошего.
  - Это не твое дело! - Дэлиан не спокоен, поэтому не способен ощутить мое присутствие. Тем серьезнее причины задуматься о прошлых связях некоторых вампиров и некоторых счастливых предков.
  - Ты не найдешь в ней то, что ищешь. Анна Лотенийская не станет Анной Аллорской, и ты глупец, если не отпустишь старые воспоминания. Потому, что твоя жена рано или поздно узнает, и она не станет мириться с ролью тени, - с показным равнодушием продолжал Магнус.
  - Может быть, я для нее такая же, тень, заменяющая кого-то, кому она уже отдала сердце, - предположил Дэлиан. Что ж, я и не думала делать великой тайны из своих воспоминаний о Тэмине, хотя предпочитала не афишировать. И ни в коей мере я не искала в Дэлиане замену магу из Вирито-дорато, прекрасно понимая, что вампира никогда не сможет даже в малой доле заменить мне его.
  - Не стоит пытаться обмануть себя, это заранее проигранное дело, - сказал Магнус, после чего вампиры куда-то удалились. Я решила их не преследовать, буду морально готовиться к сложной беседе с Дэлианом.
   
  
  Дэлиан определенно не ожидал увидеть меня в столь решительном расположении духа. И не стану утверждать, что мое присутствие в коридоре было для него тайной, с уверенностью могу сказать, что он был в большей степени готов к встрече с голодным вурдалаком, чем беседе со мной. Неудивительно, учитывая мое выражение лица, с которым я обычно встречаю особенно свирепую нежить (то бишь сейчас кого-то убивать буду).
  - Между мной и Анной Аллорской ничего не было, - устало начал он, подтверждая мою гипотезу о том, что меня под конец разговора все же заметили и о том, что между ними все-таки что-то было. Я бы честно рассказала о своих чувствах к Тэмину, прибавив, быть может, немного колкостей по поводу своих необдуманных поступков.
  - Дэлиан, меня не задевает факт ваших взаимоотношений, или то, что ты не рассказывал мне об этом. Но я обижусь, если ты не ответишь на мой прямой вопрос или, тем более, солжешь. Итак, Дэлиан, твои чувства ко мне построены исключительно на моем внешнем сходстве с Анной Аллорской? - ледяным тоном заведующей кафедрой телепатии Университета магии имени Анны Аллорской Элеоноры Лотенийской (то бишь моей мамы) спросила я.
  - Я тоже могу начать задавать вопросы, - мягким вкрадчивым тоном произнес Дэлиан. Я прямо посмотрела ему в глаза.
  - Можешь, но, кто из нас больше лгал? - спросила я, сложив руки на груди. Странное ощущение. Я, вне всяких сомнений была зла. Только это была не привычная злость с громкими криками и молниями. Это была холодная и отчасти жестокая злость, на которую я казалась себе не способной.
  - Хорошо. О чем ты хочешь поговорить? - также спокойно спросил Дэлиан. Он не знал чего от меня ожидать. Потому как мой холодный гнев и расчетливое раздумье, гораздо страшнее любых заклинаний боевой магии.
  - Я уже задала вопрос, - мрачно ответила я.
  - У меня были чувства к Анне Аллорской. Мне казалось, что она отвечала взаимностью, но я заблуждался. Она вбила себе в голову великую любовь к младшему принцу, а когда ее мечты разбились о действительность, она уже не способна была что-либо чувствовать, - туманно ответил Дэлиан. Что ж, не даром я выросла в атмосфере семейных ужинов с обязательным присутствием мамы и бабушки - я умею видеть суть, таящуюся за обилием эпитетов. Он все еще любит ее.
  - Я же сказала, что мне не интересны твои взаимоотношения с Анной Аллорской и степень вашей близости. Я уважаю твое прошлое, пусть оно и на пятьсот лет больше. Я хочу знать, что ты чувствуешь ко мне, потому что твой отец уверен, что это лишь попытка заменить ее. А он знает тебя гораздо лучше и дольше, чем я, - ответила я. Странная штука память, именно сейчас в ней всплыл таинственный демонический красавец, которого я тщетно искала в день празднеств Анны Аллорской на третьем курсе. Тогда я еще в нее переоделась. Так вот тот таинственный незнакомец - мой нынешний муж.
  - Не стоит воспринимать слишком серьезно то, что говорит мой отец. Он любит манипулировать окружающими. Но ты, действительно, очень похожа на Анну Аллорскую, - ответил Дэлиан.
  - Это никогда не было тайной за семью печатями. Мне не нужно твое подтверждение. Просто, я не понимаю, чего ты на самом деле хочешь от меня. В какие игры ты играешь, Дэлиан? - я устала. Безумно устала от чьих-то запутанных игр, в которых я была безвольной пешкой. Впрочем, имело смысл упрекнуть саму себя за излишнюю поспешность. Я же всегда знала, что Дэлиан что-то скрывает, просто предпочитала не лезть в это.
  - Глаза. Они у тебя другие, - почти равнодушно ответил он. Ну, хотя бы одно отличие. Впрочем, если вдаваться в детали, то этих отличий можно набрать целый вагон и маленькую тележку, начиная от прически и заканчивая тараканами в голове.
  - Почему ты не можешь просто ответить на вопрос. Я обещаю, что в любом случае не стану прибегать к достижениям современной боевой магии или оглашать окрестности криками, - ровным тоном произнесла я, прекрасно осознавая, что сдержу свое обещание.
  - Потому, что я не знаю ответа на твой вопрос, Анна. Несомненно ваше сходство сыграло свою роль, но мои чувства к тебе и к ней совершенно не связаны между собой, - ответил он. Не знаю, может быть, я и надумываю, но мне казалось, что это просто вежливая отговорка. Впрочем, в некоторых вещах он был прав. Дэлиан не до конца разобрался со своей любовью к Анне Аллорской, именно поэтому все так и сложилось.
  - Тебе не кажется, что это несколько не честно по отношению ко мне, и что сам ты являешься не меньшим манипулятором, чем твой отец? - сделала я своеобразный вывод.
  - Ты уезжаешь? - сделал он свой вывод, ни коим образом не соответствующий нашей беседе об очередном несанкционированном вмешательстве дражайших предков в мою личную жизнь.
  - Дэлиан, если бы я хотела уехать, то меня бы здесь не было, даже, если бы пришлось разрушить дом твоего отца до последнего камешка. Я хочу честности, и я не понимаю, зачем ты продолжаешь прятаться за нелепыми отговорками и общими фразами. Я хочу, чтобы мы разобрались с этой проблемой, но, если ты хочешь продолжать делать вид, что все в порядке, я не стану мешать. Но, Дэлиан, я больше не буду притворяться и игнорировать свои инстинкты, тоже, - ответила я.
  - Анна, у тебя тоже есть секреты. Секреты, лежащие в твоей серебряной шкатулке, о которых ты не хочешь говорить со мной, - продолжил он. Странно, мне уже не больно при упоминании Тэмина, похоже он на самом деле стал всего лишь воспоминанием, приправленным легкой горечью.
  - Ты никогда об этом не спрашивал, но, если хочешь, мы можем начать с разговора о Тэмине, о Вирито-дорато и о моих секретах, спрятанных в серебряной шкатулке, - ответила я опять же неожиданно спокойно. Впрочем, это только наигранное, я никогда не смогу говорить, даже думать о Тэмине спокойно. И это с моей стороны было нечестно, соглашаться стать женой Дэлиана. Но возвращаясь к разговору с вампиром.
  Он не ответил. Молча вышел. И он не станет говорить об Анне Аллорской. Чтобы там он сам не думал, я уже знала, что он не забыл и не отпустил ее. Да, он воспринимает нас обособленно друг от друга, возможно, его чувства по отношению ко мне искренни. Но Анна Аллорская не тяжелое воспоминание, она призрак, неотступной тенью, следующий за ним. И имеет ли смысл бороться с той, кого он не забыл за пятьсот лет? Но хотя бы из чистой вредности я не отступлюсь. Бороться до последнего, даже, когда нет ни одного шанса - еще одна фамильная черта. Или, может быть, я настолько не хочу снова страдать, что готова просто закрыть глаза?
   
  
  Наутро мы вернулись в Оран, а на следующий день я приехала в Аллор. Не по причинам наших личных разногласий или каким-то еще надуманным проблемам - моя сестра выходила замуж. Ее свадьба не была спонтанной или скоропалительной, дата была назначена еще год назад. Дэлиан тоже был приглашен, но я приезжала на две недели раньше, чтобы принять участие в предсвадебных хлопотах и перенести оранский опыт общения с химерами и мантихорами на историческую родину. Кроме того, должен был родиться ребенок Лары, и я официально была назначена крестной, лишенная каких-либо прав на протесты.
   Возвращаясь к моим взаимоотношениям с мужем-вампиром. Мы практически не общались эти два дня, ограничиваясь лишь условно вежливыми и бесцветными фразами о самочувствии и настроении. Самое странное, что я даже не пыталась симулировать какие-то эмоции - их просто не было, и мне было разительно все равно. Будто бы я со стороны наблюдала за происходящим, искренне удивляясь тому, что связывает этих двоих. И, наверное, впервые со дня нашего знакомства где-то внутри своей души я начинала бояться Дэлиана, наконец-то, услышав то, о чем мне неустанно твердила пресловутая ведовская интуиция.
  Кто такой Дэлиан на самом деле? Что я знаю о нем? Что двадцати четырехлетняя ведьма с дурным характером может знать о вампире, которому около семисот лет? Чего ожидать от Багрового Принца, погрузившего земли Аллора в войну, своим поступком отдалив заключение договора о сотрудничества на целых два века? Чего он ожидает от меня? К тому же, меня не покидало чувство, что я поспешила. Поспешила в первую очередь сама, что слишком рано смирилась с тем, что никого и никогда не полюблю так, как Тэмина. В общем, постоянно контролировать свои мысли и ставить выматывающие телепатические блоки становилось невыносимо, потому пару недель вне общества друг друга были не самой плохой идеей.
  В Аллоре зима еще отчаянно цеплялась за свои права. Странное ощущение. В Оране никогда не было снега. Сначала мне казалось, что я не буду скучать по этому времени года, но я ошибалась. После возвращения из Вирито-дорато я полюбила снег, это казалось нитью, связывающей меня с Тэмином. Сейчас, это атмосферное явление не вызывало больше щемящей тоски, просто грустную улыбку, заставляющей вспомнить мою зимнюю сказку с печальным концом. Впрочем, я слишком ударилась в лирику. Помимо химер и мантихор меня ждут две недели свадебных приготовлений, а раздраженные невесты могут быть страшнее самой опасной нежити.
  Домой я добиралась самостоятельно, проклиная пробки, каблуки, слякоть и два чемодана. В маминой квартире к этим вещам прибавились лучшие подруги Элейн, многочисленные сестры и кузины жениха и Уильям Дивополис (мой с детских лет "любимый" Сноб), приходящийся дальним родственником жениху Элейн.
  - Анна, мы ждали тебя раньше, - с порога обрадовала меня мама и сразу же вернулась к составлению планов во истину императорской свадьбы. Нет, чтобы поинтересоваться, как я добралась, терпеливо выслушать все мои жалобы.
  - А я мечтала о тишине и покое, - тихо пробормотала я себе под нос, со злостью затаскивая внутрь чемодан со сломанным колесиком. Честное слово, если я обнаружу кого-нибудь в своей комнате, не будет больше этой комнаты...
  - Лотенийская, тебе помочь? - беспристрастно-равнодушно поинтересовался господин Дивополис.
  - Если только жаждешь поработать носильщиком моего багажа, - несколько более раздраженно, чем следовало, ответила я, все еще по старой памяти ожидая подвоха.
  - Надеюсь, что через пять минут ты не превратишься в одну из этих безумных женщин, способных рассуждать только о платьях и букетах? - немного ироничным тоном поинтересовался Уильям, безропотно принимая мои чемоданы.
  - Нет, я собираюсь превращаться в безумную женщину, способную рассуждать только о химерах, мантихорах и методах их дрессировки, - честно поведала я свои планы на две предсвадебные недели.
  - Ты надолго в Аллор? - опять же безразлично-равнодушный вопрос, просто потому что оба мы не любим гнетущей тишины.
  - Не дольше, чем на три недели, - ответила я, на самом деле, не зная точных сроков. По сути все зависело от моих взаимоотношений с Дэлианом, мой контракт с Университетом Орана окончился в конце прошлой недели, и я еще не приняла решения о дальнейшем сотрудничестве.
  - Ты достаточно хорошо знаешь кафедру Темной магии Оранского Университета? - спросил Уильям. Кажется, нашлась причина чьей-то вежливости.
  - Мне приходиться сотрудничать, дрессировка нежити - совместный проект. К чему подобный интерес? - спросила я. Моя комната, пусть и была заставлена коробками и чемоданами, но продолжала оставаться моей комнатой, из которой я выселю всех квартирантов.
  - Мне предложили работу. Они предлагают лучшее место и зарплату но мало перспектив в плане получения третьей степени магистра, но сомневаюсь в актуальности изучаемых там проблем, - ответил он. Что ж, даже не хочу упрекать его в честолюбии и снобизме, все вполне логично и естественно.
  - Я знаю только общие черты исследований, может быть, даже меньше, чем дано в официальных источниках, о высшей магии создания. Исключительно теоретический труд, с официальной точки зрения, но они проводят очень интересные эксперименты, но проходящие на грани законности. Без обид, но думаю, что это больше подходит мне или Сету, - поделилась я своим мнением.
  - Я и не обижаюсь, Лотенийская, но мы похожи друг на друга, гораздо сильнее, чем тебе кажется, - ответил дражайший Сноб, с определенной долей любопытства, рассматривая моего радикально-розового зайца, кем-то безжалостно выброшенного с его законного пуфика, но я еще разберусь с обидчиками. Или злой дух, который вселиться в мягкую игрушку...
  - И, надеюсь, что ты в очередной раз не обидишься, если я попрошу тебя выйти, потому что я жутко устала, а мне еще предстоит выслушать свадебные планы в пугающих подробностях и встретиться с магистром Леонардом для окончательного утверждения основных тезисов моей работы на третью степень, - пустилась я в ненужные подробности.
  - Ни каких обид, Лотенийская, - галантно поклонился Уильям Дивополис, вызвав мою улыбку. Наверное, в первый раз с памятного разговора с Дэлианом об Анне Аллорском и страшных секретах прошлого.
   
  
  Сын Лары родился крепким и здоровым малышом с невероятными эльфийскими глазами небесного цвета. На этом сходства с расой светлейших и мудрейших заканчивались, хотя, возможно, со временем ушки станут острее и черты лица будут в большей степени походить на классические гобелены. Сейчас же он был точной копией Лары, за исключением эльфийских глаз и невероятного эмпатического дара. Молодая мама чувствовала себя прекрасно, все лучилась и светилась счастьем и здоровьем. Ее родители с завидным энтузиазмом улюлюкали и агукали с внуком, впрочем, они почти сразу убедились, что для общения с малышом Дереком во все необязательно прибегать даже к словам. Эмпатия странная, порой пугающая штука...
  В числе близких Лары я с некоторой долей удивления обнаружила Сета Дигори. Помниться, я рекомендовала подруге обратиться к нему с вопросами о развитии эмпатического дара Дерека. Что ж, я была рада тому, что они подружились, дифференциация моих друзей на обычных и магических никогда не доставляла мне удовольствия. Впрочем, к стыду своему, должна признаться, что ограничилась лишь парой визитов и несколькими телефонными звонками. И дело даже не в том, что я не любительница младенцев и суеты вокруг них. Магистр Меркантос буквально завалил меня работой, так что я сидела в Университете безвылазно. Но не могу отрицать того, что я была ему благодарна, таким образом избегая участия в предсвадебном организаторском безумии, в которое была погружена вся квартира.
  - Сет, только честно, Лара не сильно злиться на меня? - обратилась я к старому другу, чудом встреченному в бесконечных коридорах Аллорского Университета магии.
  - Лара слишком хорошо тебя знает, чтобы обижаться на твое постоянное физическое присутствие. Кроме того, младенцы явно не твоя стихия, - ответил Сет. Что ж, спасибо за подтверждение. Специфика моей дружбы с Ларой состояла в основном в том, что мы без лишних угрызений совести бросали друг друга самостоятельно справляться с душевными кризисами, и практически никогда не нуждались в дружеском плече, но тем не менее вечно задавались вопросом, не обидит ли такое относительное равнодушие друга.
  - Я обязательно навещу ее, после свадьбы Элейн и конференции по современной боевой магии, - озвучила я свои планы.
  - Если ты не убежишь обратно в Оран, - сделал свои вполне закономерные выводы Сет. Правде, в данный момент я готова бежать и из Орана.
  - Не думаю, что скоро там появлюсь, - ответила я, не вдаваясь в лишние подробности. Даже не надо углубляться в мои личные причины, магистр Меркантос с энтузиазмом предоставил мне работы минимум на полгода.
  - А как твой муж отнесется к затянувшемуся визиту в Аллор? - спросил Сет. Что ж, он всегда лучше других знал истинные причины моего дурного поведения.
  - Он переживет, - несколько раздраженно ответила я. Ну да, не люблю говорить на личные темы. И как бы хорошо я к Сету Дигори не относилась бы, не стану ему плакаться в жилетку по поводу последствий своих же чрезвычайно поспешных действий, совершенных под определенным эмоциональным давлением.
  - Ладно, Лотенийская, не мне лезть в твою семейную жизнь. Магистр Меркантос уже выдал тебе план педагогической деятельности, необходимой для получения степени? - Сет перешел к исключительно земным вопросам.
  - Он предложил пару вариантов, но я настолько не хочу делиться остатками своих знаний, что даже не знаю, который из них выбрать, - ответила я, машинально скорчив рожицу. Да, педагогический аспект, необходимый для получения то или иной магической степени, похоже грозил перейти для меня в проблему мирового масштаба.
  - Лотенийская, излишне драматизируешь. Претендент на третью степень должен только поддерживать дисциплину в отсутствии магистра более высокой степени и выполнять мелкую бумажную работу, - поделился своим опытом Сет.
  - Дигори, кого ты обманываешь? Мне знакомые с кафедры телепатии рассказали, что на кафедре боевой магии есть один аспирант, который вводит юные умы в ужас количеством заданий и требований, кажется, на него даже жалобу писали магистру Леонарду, - поделилась я ценными сведениями об этом исполнители мелкой бумажной работы.
  - Безуспешно писали жалобы. И на самом деле не так уж и страшно, эти телепаты вечно все преувеличивают, нас в пять раз сильнее гоняли на боевой магии, а общее представление включает о себе безукоризненное знание теоретических аспектов, - с видом, явно кого-то изображающим, произнес Сет.
  - Ладно, Дигори, магистр Меркантос попросил меня согласовать с тобой пару вопросов данной конференции, по поводу совместного выступления о различной степени влияния энергетических потоков и силовых линий на творимое волшебство, - снова перешла я к практической части. На данной конференции у меня было два выступления в группе и одно сольное. Традиционно данное мероприятие разделялось на несколько кафедр, а магистры активно претендующие на получение очередной магической степени выступали в каждой категории. Я, можно сказать, халтурила, ограничиваясь лишь тремя выступлениями.
  - Ну, пошли на кафедру боевой магии, будем вести активную полемику, повергая коллег в трепетный ужас, - предложил Сет.
   
  
  - Нет, я этого не делала! Да, заставила ручку автоматически переводить на троллий, но не взрывала ее. Мои заклинания всегда были обратимыми, - с энтузиазмом доказывала я свою точку зрения. Я смогла пристроиться к еще одному выступлению на тему интуитивной магии и проклятий. Я написала пару работ по общей теории, без особых претензий, но довольно неплохих. По этому поводу магистр Меркантос пристроил меня в одну секций конференции с выступлением, к сольному выступлению на эту тему я была не готова, но выяснилось, что Уильям Дивополис выступает по схожей теме, где мои тезисы могут быть прекрасным дополнением. В общем, мы решили работать вместе, правда, большую часть времени вспоминали детство.
  - Кому ты рассказываешь, Анна Лотенийская. Больше половины твоих заклинаний были направлены против меня и они не были обратимыми, - пожаловался Уильям. Честно признаться, я не ожидала, что когда-либо мы сможем легко общаться, не используя пресловутые мелкие вредоносные заклинания.
  - Если бы ты искренне раскаялся, их действие прошло бы, - поделилась я сокровенным секретом. Вообще, подобного я нахваталась от прадедушки-некроманта с весьма оригинальным подходом к темному делу магии.
  - Скольких бы проблем можно было избежать, - философски вздохнул Уильям. Не знал он еще, что степень раскаяния всегда определялась магом, накладывающим проклятье и варьировалась от формального "Прости", до впадения в глубочайшую депрессию.
  - Проблем было бы больше, потому что я бы перешла на боевую магию, - честно призналась я. Да, я всегда ожидаю от своих действий результатов, плохих, хороших - не важно, главное, чтобы не прошло незамеченным.
  - Ну, ты и не брезговала переходить на боевые пульсары и огненные дуги, - напомнил он парочку случаев из нашего общего прошлого. Впрочем, справедливости ради, на данный вид магии я переходила в очень тяжелый для меня период, сразу после смерти отца и брата, и позже друга-оборотня.
  - Если, мы не вернемся к теме нашего доклада, то опять придется проверять интерьеры на прочность, - пригрозила я, на самом деле, не желая приближаться к тем не самым приятным воспоминаниям.
  - Так, что вы думаете, магистр Анна Лотенийская, по поводу принципов действия интуитивных проклятий, а также о способах им противостоять? - серьезным тоном спросил Уильям.
  - Злить не надо ведьм с сильно развитой интуитивной магией, магистр Уильям Дивополис, тогда и не будете с проклятьями мучиться, - ответила я во все том же легкомысленном тоне. Как все же хорошо, быть здесь и не оказываться вовлеченной в чьи-то сложные отношения с моими далекими предками.
  
   
  
  - Анна, мы должны поговорить, - слишком серьезным тоном начал дедушка. Знала же, что он слишком спокойно отреагировал на сообщение о моем замужестве.
  - О чем? - воинственным тоном спросила я. Может быть, таким образом сама себя заставлю поверить, что мой брак - не в корне неверное скоропалительное решение, принятое в момент слабости и неуверенности в собственных силах.
  - О преемственности, - загадочно произнес дедушка, ставя меня в очередной тупик. В принципе, учитывая взаимоотношения Анны Аллорской и Дэлиана, слово "преемственность" можно было употребить по отношению к моему браку, но дедушка выразил бы свою мысль в более явной форме.
  - А точнее? - чуть более робко спросила я, про себя продолжая продумывать защитную стратегию.
  - Ты знаешь, что рано или поздно, семейное состояние перейдет к тебе и твоей сестре. А к нашей фамилии прилагается еще ряд определенных обязанностей, - продолжил дедушка. Так, видимо, придется говорить о завещании и о том, как я до сих пор успешно избегала участия в светской жизни аллорского магического общества.
  - Я искренне верую, что ты и бабушка будете жить еще очень и очень долго, а потом переложите свои обязанности на моего любимого дядюшку, - ответила я, стараясь скрыть нотки паники в моем голосе. У меня с детства аллергия на официальные обязанности.
  - Я тоже на это надеюсь на это, но твой любимый дядюшка, племянник твоей бабушки, имеющий к нашему роду весьма опосредованное отношение, к тому же пришло время тебе перенять мою должность, - спокойно произнес дедушка. Я задумалась. У дедушки много титулов, регалий и формальных должностей.
  - Для того, чтобы стать главой совета архимагов для начала надо стать архимагом, - осторожно предположила я. Дедушка снисходительно улыбнулся.
  - Анна, я говорю о другой своей должности. Тебе пора вступить в круг Золотого Лиса, - произнес дедушка, замысловатым жестом открывая на своей щеке символ, который я раньше могла видеть только под определенным углом использования магии смерти.
  - Дедушка, я немного отрицательно отношусь ко всяким тайным обществам и секретным организациям, - высказала я свое честное мнение.
  - Золотой Лис - это не секта, Анна. Это то, что в твоей крови, твоем сердце. Ты сама знаешь это, - продолжив свою речь. Я повернулась к большому зеркалу. Да, на моей щеке был такой же символ и я знала, что он прав. Но я никогда не стремилась становиться героиней. Мне вполне хватало роли взбалмошной барышни, ни к чему не относящейся с нужной долей серьезности.
  - Может быть, но я не лучшая кандидатура на данную роль, - пожала я плечами.
  - Согласен. Но других претендентов нет, - удивил меня дедушка. Да, напрасно, видимо, я мечтала о том, что меня будут слезно уговаривать и петь красочные оды моим воображаемым лучшим качествам.
  - Есть Элейн, - практически бездушно заметила я. Обычно, я стремлюсь защищать и оберегать сестру от пагубных воздействий ближайших родственников, а не бросать ее на амбразуру. Впрочем, сейчас я тоже не собиралась заставлять ее занимать это место.
  - Есть Элейн, но она Золотой Лис лишь по крови, не по духу. Кроме того, Элеонора имеет на нее слишком большее влияние, - ответил дедушка. Он относился к маме в общем и целом равнодушно, раздражало его только мамино стремление к контролю окружающих, а в большей мере его внуков.
  - Может быть, лучше это, чем моя ни чем не контролируемая натура, - предположила я.
  - Не преувеличивай свои недостатки. И как я уже говорил, у тебя все равно нет выбора, - сказал он, опять замысловатым жестом убирая знак Золотого Лиса с лица. Мой знак даже и не думал исчезать, или я смотрю при помощи магии смерти...
  - Выбор есть всегда, - едва слышно произнесла я, но как никогда раньше я знала, что ошибаюсь...
   
  
  - У тебя все в порядке? - обратилась я к сестре, которая с совершенно потерянным выражением лица смотрела на свое отражение в свадебном платье. Прекрасный наряд, который необыкновенно ей шел. Завтра большой день, и, наверное, сомнения вполне естественны.
  - Да, что, может быть не в порядке? - ответила Элейн, разглядывая свое отражение с все тем же безразлично-испуганным видом.
  - Знаешь, ничего страшного не случиться, если ты откажешься. Даже в самый последний момент, - дала я очередной совет из разряда моих фирменных. Элейн чуть горько улыбнулась.
  - Я и так в достаточной мере разрушила свою жизнь, чтобы добавить еще один элемент, - грустно улыбнулась она. Что ж, за своими эгоцентричными страданиями я постоянно забываю, что сестра тоже пережила очень многое, и оно отражалось на ней гораздо сильнее, чем на мне.
  - Что ж, в том, как разрушать свою жизнь мне нет равных, - я машинально нащупала тонкое серебряное колечко на пальце. Я начала носить его с тех пор, как вернулась в Аллор, убедив даже саму себя, что вижу в нем лишь могущественный талисман, некогда подаренный мне другом.
  - Что у тебя происходит с Дэлианом? - спросила Элейн. Моя сестра одаренный эмпат, глупо пытаться скрывать от нее эмоции.
  - Ничего такого, с чем бы я не справилась. И не надо переводить тему разговора с твоих проблем на мои, - ответила я, скрестив руки на груди.
  - У меня нет никаких проблем, - приторно-фальшиво улыбнулась она, снова оборачиваясь к своему отражению.
  - Элейн, скрывать свои эмоции и мысли за показным счастьем и спокойствием - это очередной шаг по направлению ко Сну Белой Королевы, - несколько жестким тоном произнесла я.
  - Анна, не надо давать дурных советов, и оставлять в одиночестве разбираться со всеми последствиями, - резким тоном ответила Элейн. Я не ожидала от нее подобного, но, думаю, что она имеет право обижаться на меня. Да и какое я имею право давать советы, когда со своей жизнью разобраться не в состоянии.
  - Думаешь, последствия твоего правильного решения будут легче? - спросила я, опять же машинально начиная перебирать украшения на туалетном столике. Фамильные жемчуга моей бабушки, против ее воли переданные в дар маме. Они должны были быть моими, но, поскольку моя свадьба прошла, полностью игнорируя пожелания родных, я не имела ни каких возражений против того, чтобы они достались сестре.
  - Я думаю, что это тебя не касается, - еще более жестким тоном произнесла Элейн. Что ж, она права. Меня не касается. И она - не Золотой Лис. В ней нет того, что было в отце и Генри, что есть в дедушке и во мне...
  - Ты права. В любом случае, я желаю тебе счастья, даже, если наши представления о счастье различаются, - ответила я, слегка улыбнувшись.
  - Анна, ты что-то хотела? - спросила Элейн.
  - Только пожелать удачи завтра. Спокойной ночи, - еще раз мягко улыбнулась я, на этот раз окончательно приняв решение. Осталось только сообщить об этом Дэлиану.
   
  
  Большое старинное зеркало в оправе из старинного серебра. В нем отражается красивая и элегантная молодая женщина. Длинное темно-серое платье с небольшим шлейфом, идеально уложенные темные волосы, серебряные украшения на руках, шее и волосах. Легкая и невесомая серебряная шаль. Это я. Анна Лотенийская. И я готова блистать на этом празднике жизни, не смотря на мое пасмурное настроение.
  - Что-то происходит? - спросил меня Дэлиан. Удивительно красивый и манящий вампир, за которого я вышла замуж.
  - Нет, все в порядке, - отвечаю я деланной улыбкой. На самом деле я не столь уж далека от истины. У меня было достаточно времени, чтобы подумать и принять решение. Просто сейчас не время, его озвучить. Я уже итак, принесла сестре достаточное количество проблем.
  - Нам пора ехать, - говорит он. Очередная пустая деланная фраза, мы иначе не общаемся. И обвинить не кого.
  - Да, - отвечаю я. Еще раз смотрю на себя в зеркало. Вот оно то самое идеально-безразличное выражение лица, которого столь тщетно добивалась мама со своим эльфийским воспитанием. И Золотой Лис на щеке, он не кажется чужим и пугающим - это судьба. Моя судьба. Или мой способ сбежать от своей же ошибки, в которой некого обвинить.
  - Анна, все точно в порядке? - спрашивает Дэлиан. Он не мог не заметить, что мне в большей мере стало все равно. Я размеренно и мирно жду момента, когда я смогу покончить со всем этим. Но я не уверенна в том, хочет ли он заканчивать эту бессмысленную историю.
  - Да. Все в полном порядке, - отвечаю я с равнодушной улыбкой, которая ничего уже не значит.
   
  
  Это было вне всяких сомнений роскошным торжеством. Мама и семья жениха Элейн постарались на славу, не жалея ни каких средств. Роскошные белые цветы, нежные и хрупкие, дорогое убранство зала, совершенные магические иллюзии, струящаяся мелодия оркестра. Та самая свадьба мечты каждой маленькой девочки. Хотя, лично я никогда не мечтала о подобном конфетно-цветочном торжестве, ограничиваясь лишь скромной церемонией на могиле поверженного врага.
  Но, если не углубляться в проблемы моей фантазии, то это было бесподобным зрелищем. Элейн была идеальным воплощением идеальной невесты. Белое воздушное платье, подчеркивающее ее красоту, пропитанное светлой дымкой магии. Ее жених тоже выглядел идеальным воплощением образа. Самая церемония проходила трогательно и пронимала до самого сердца, как и должна была магическая свадьба. Только меня не покидало ощущение какой-то театральности происходящего, Элейн и ее жених просто идеально играли идеально подходящие им роли... И как никогда раньше я ощущала себя лишней.
  После официальной церемонии был банкет, до боли напоминающий своей роскошью и нелепой помпезностью средневековый бал. Именно поэтому я сбежала через пять минут, после его начала. И сейчас коротала время на балконе в компании бутылки вина и Уильяма Дивополисом. Мы весело болтали о каких-то глупостях, снисходительно улыбались, громко смеялись. Словом, проводили время, как нормальные люди, не обремененные проблемами всей вселенной. И больше всего мне было стыдно из-за того, что мне безумно нравилось это ощущение. Мне нравилось снова быть беззаботной и счастливой, не думать о нежити, вампирах, призраках и чужих проблемах.
  Неожиданно на балконе появился Дэлиан. И он был чужим в моем беззаботном мире. Чужим и пугающим. Так и должен был выглядеть вампир, которому около семисот лет и который когда-то едва не уничтожил население приграничья.
  - Убери от нее руки, - произнес мой супруг голосом, от которого по коже побежали мурашки. Уильям машинально отпустил мою ладонь. Он тоже испугался, но тоже не показывал вида. Все же мы были похожи гораздо больше, чем я всегда думала.
  - Дэлиан, - едва слышно произнесла я. Сама не знаю чего хотела добиться.
   - Уходим, - он до боли сжал мою руку, слегка потянув к себе. Оцепенение уходило, медленно оставляя место злости и обиде, которую я копила с нашего возвращения из Ореола. Кроме того, я всегда была против любых попыток контролировать мою жизнь.
  - С какой стати? - холодно спросила я. Он не хотел говорить со мной, он не отвечал на мои вопросы. И я не делала и не собиралась делать с Уильямом чего бы то ни было выходящего за рамки общения друзей. Хотя, так ли это? И насколько справедлива я была по отношению к своему, боги-стихии, мужу?
  - Анна, - холодно произнес Дэлиан. Тот самый взгляд вампира, от которого становиться страшно. Только проблема в том, что, когда мне страшно я не подчиняюсь голосу разума, и обычно все заканчивается заклинаниями боевой магии. Может быть именно поэтому я подошла к Уильяму.
  Дэлиан холодно и очень странно посмотрел на меня. Интересно, какие он выводы сделал? Видел ли он во мне Анну Аллорскую? Или просто капризного ребенка, который не в состоянии разобраться со своими проблемами. Или он давно догадался о принятом мной решении, и просто не хотел отпускать меня в другую жизнь, где ему не будет места. Впрочем, он всегда знал, что мы не предназначены друг другу собой, просто был уверен в том, что сможет поддерживать этот обман достаточно долго, чтобы начать верить. Но, зачем лезть в такие дебри, когда вокруг меня происходит пошлая разборка в стиле дешевой мыльной оперы?
  - Хватит! - резко крикнула я, понимая, что не жажду становиться участницей грядущих событий. Потому что Уильям уже готовил серьезные заклинания, не знаю, насколько они могли навредить Дэлиану, но совершенно не хотелось проверять. Как и тот факт, успеет ли вампир вырвать сердце магу, прежде чем я досчитаю до трех.
  - Анна, - холодно произнес вампир, даже не глядя на меня.
  - Хватит, Дэлиан. Не надо устраивать нелепого фарса, не надо заклинаний и поступков, за которые никто не оценит. Мы все цивилизованно уйдем с балкона и не будем друг с другом общаться до самого окончания вечера, - ледяным тоном ответила я. И первая захлопнула дверь. Только сейчас понимая, до чего сильно хочу убежать и никогда больше не оглядываться.
   
  
  Утро следующего дня. Его номер отеля. Я в плаще и с чемоданом. Пришла попрощаться. Не потому что желаю этого, или мне кажется неправильным уходить без лишних объяснений (дома же я оставила маловразумительную записку), или потому что я забыла какие-то важные вещи. Скорее всего я решила проситься именно с ним, потому что именно перед Дэлианом чувствовала себя виноватой, не за события последних недель, а в целом. В чем бы я себя не убеждала, я использовала вампира и наши взаимоотношения, для того, чтобы отгородиться от кучи неразрешенных проблем в моей жизни.
  - Ты уходишь? - спросил Дэлиан. Впрочем, довольно закономерный вопрос, учитывая наши взаимоотношения в последнее время. К тому же мысли свои я не скрывала.
  - Да, - спокойно ответила я. Его взгляд скользнул по моим рукам. Правильно, кольца нет. Оно в коробочке, которую я протягиваю ему. А через неделю придут документы о разводе. Все-таки в дедушке главе совета архимагов есть свои плюсы.
  - Это навсегда? - спрашивает он. Я смотрю в пол. Не люблю расставаний и объяснений. Я всегда убегаю, оставляю малоинформативную прощальную записку, а когда окажусь достаточно далека возвращаю вещи по почте.
  - Разве бывает по-другому? - отвечаю я вопросом на вопрос.
  - Дело в Уильяме? - спрашивает он. Я едва не предаюсь истерическому смеху. Впрочем, в подробности вдаваться тоже не хочу, может быть, потому что сама до конца сформулировать ответ не могу.
   - Ты знаешь, что дело не в моих старых друзьях. И не в Анне Аллорской. Мы просто слишком спешили. По крайней мере, я, - честно признаюсь я. Дело не в Уильяме, или ком-то другом, даже Тэмине, дело только во мне. Может быть, дедушка прав, и мое предназначение - быть Золотым Лисом. Что ж, очень скоро я подтвержу или опровергну его предположение, а там недолго и до предотвращения мрачных пророчеств, в которые меня так упорно втягивали во время моего обучения. И, может быть, я все же встречу кого-нибудь, кто, пусть и никогда не заменит мне одного мага из заснеженного Вирито-дорато, но, хотя бы позволит чувствовать себя не такой одинокой.
  - Анна, мы можем все исправить, - начинает мой супруг (почему-то меня тянет на неизбежный саркастичный тон). Опять едва сдерживаю себя от приступа истерического смеха. Дэлиан же прекрасно знал, что ничего нельзя исправить еще в тот момент, когда я только спросила об Анне Аллорской и его взаимоотношениях с ней. Хотя, наверное, даже раньше, когда согласие на брак пришлось вытягивать из меня клещами и длительными беседами.
  - Прекрати, - вслух говорю... Не понимаю, зачем делать и без того тяжелый момент, еще хуже. Может быть, стоило, на самом деле, просто оставить записку. Или сообщение на автоответчике.
  - Я не могу потерять тебя, - спокойно говорит он. Говорит спокойно, а каким потерянным выглядит... Впрочем, говорит он это не мне. Он говорит призраку, который давно уже ушел. Еще одна наша общая черта - мы до сих пор отчаянно привязаны к тем, кто давно ушел. Разница лишь в том, что он так и не понял, что все еще любит Анну Аллорскую, а мне осталось только на самом деле поверить, что я еще смогу полюбить.
  - Ты уже потерял ту, без которой не можешь жить. Но это была не я, - отвечаю я больше машинально, чем с каким-либо чувством. Если быть честной, то я никогда не принадлежала ему полностью. Так как Тэмину. Боги, неужели этот призрак будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь? Тяжелое молчание. Не знаю, да и не хочу знать, что он думает. Мне хватает своих призраков, которые не делают мою жизнь легче.
  - Ты вернешься в Оран? - очередной вопрос. Простая фраза скучная в своей простоте.
  - Нет. Я получила перевод в другое место. Вышли мои вещи на адрес мамы. За Мириэллой Сет заедет на следующей неделе, - вот и я решаю скучные бытовые вопросы. Но это легче.
  - Куда ты едешь? - снова спрашивает он. Даже странно, но мне не хочется этих ровных фраз. Лучше бы он попытался меня удержать. Было бы проще. Мне всегда проще, когда надо противостоять чему-то конкретному, а не абстрактному.
  - А тебе столь важно это знать? - спрашиваю я.
  - Конечно, ты все еще моя жена, - отвечает он с чуть ироничной насмешкой. Странно, но мне совсем не больно. Я скорее испытываю облегчение от того, что не надо больше думать о том, смогу ли я жить с Багровым Принцем, который так сильно любил Анну Аллорскую.
  - Мне пора уходить. Я позвоню, - очередная ложь. Я всегда обрубаю концы безжалостно. И сейчас говорю тебе: прости и прощай Дэлиан. Навеки, потому что по-другому не бывает. По крайней мере, в моем мире.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"