Palassatiykoteg: другие произведения.

Философия любви. Предварительный этап. Часть 4.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заявки 109-144 в порядке подачи


   Журнал Самиздат: Философия Любви. Конкурс стихов
   Часть 4.
Заявки 109-121 (в порядке подачи).
  
   Бор -.П. Ветер рябине спросонья шептал
  
   Воздух серебряный сонно мерцал.
   Филин вдруг ухнул и вновь замолчал.
   Сонная в небе стояла луна.
   В сонные росы упала звезда.
   Пруд под затихшею липою спал.
   Ветер спросонья рябине шептал:
   "Станешь моею, могу обещать,
   С гордостью буду тебя охранять.
   Стаями птицы не смогут летать,
   Горькую, сочную ягоду мять."
   Смело рябина решилась на счастье,
   Ветер укрыла листом, как в ненастье.
   Солнце проснулось, коснулось лучом.
   Ветер умчался за тучей гонцом.
   А из ближайших несётся лесов
   Стайка голодных, хохлатых дроздов.
   В грустно поникшие кисти рябины,
   Дождь, сожалея, роняет слезины.
  
   Как жестоко обманута рябина ветром. Как же так? Еще великий и ужасный пел "Дельфин и русалка - они, если честно, не пара, не пара, не пара". Но... влюбленное сердце не слышит советов. Философия понятна. Сюжет просматривается. Но сама реализация - увы. В разговоре с избранницей употреблять слова "с гордостью" и "горькую" я бы не стал, хоть и по разным причинам. "Ягоду мять" - какие-то народные мотивы, наподобие "березу заломати". "Решилась на счастье" - улыбнуло. "Стайка голодных, хохлатых дроздов" - ну, кто ставит запятую в таких случаях? Образ и так получился скорее смешным.
   В целом, автор не разобрался, какое время года он описывает. "Воздух серебряный", "сочную ягоду" и "кисти рябины" - зима, "сонные росы", "укрыла листом" и "дождь" - лето-осень.
   Слабые рифмы лишь подчеркивают общую слабость текста. Апофеозом неудачи стал финальный образ "слезин".
  
   Головачёва А.О. А пряди тяжело спадали...
  
   А пряди тяжело спадали
   На очертания лица
   И прядям не было конца.
   Глаза - исчадие печали,
   Но пряди, что смольная ночь,
   Печаль прогнать пытались прочь -
   В пустых глазницах утопали...
   Они касались тонких губ -
   Целуя их, я был так груб...
   А Вы меня за всё прощали...
   Будто слезами, по щекам
   Катились пряди, и к рукам
   Они блаженно припадали.
   За прядями не ведом взор.
   Укрыли пряди Ваш позор
   И все волненья отгоняли...
   За прядями поникший лик,
   Печаль, несчастье, дикий крик
   О том, что Вы меня признали...
   Я Вам лишь в тягость - ухожу,
   Но об одном молю, прошу,
   Чтоб иногда мне разрешали
   Дотронуться своих прядей,
   Когда иду в толпе людей
   Я мимо Вас, чтоб не отняли
   Возможность тайно созерцать,
   Как по щеке спадает прядь,
   Чтоб Вы меня не отгоняли...
  
   Не знаю, насчет философии, скорее этакая мантра на "пряди", граничащая с фетишем. К концу текста смысл слова "прядь" улетучился окончательно. "А пряди тяжело спадали на очертания лица" - на мой взгляд неудачный образ: автор пытается совместить несовместимое. Если бы пряди спадали на лоб, глаза, плечи, грудь или подчеркивали очертания лица, я бы согласился. "Глаза - исчадия печали" - опять попытка соединить несоединимое, отягощенная чрезмерной экспрессией. "В пустых глазницах утопали" - прямо Медуза Горгона какая-то. "Они касались тонких губ" - кто они? Хорошо, положим, "пряди". Читаем дальше. "Целуя их я был так груб" - кого их? Губы? Пряди? "Будто слезами... катились пряди" - опять неудачно. "И к рукам они блаженно припадали" (опять пряди?) - и опять неудачно. Какой "позор"? Или только для рифмы со взором? "Поникший лик" - очередной непроработанный образ. "Дикий крик о том, что Вы меня признали" - неуклюже, необъяснимо. "Своих прядЕй" - сбой акцента.
   Рифмы очень слабые, что на фоне образных неудач еще заметнее.
  
   Gregberk Такая разная
  
   МАСЛОМ ВНИЗ
  
   У хозяйки трёхкомнатный кот,
   спит она под закрытым небом,
   мы сложили такой бутерброд!
   Я был маслом, хозяйка- хлебом.
  
   Время в коме: назад? вперёд?
   Завороженный кот- ни с места.
   Мы сложили другой бутерброд:
   масло с маслом, ни крошки теста.
  
   ОДИН ШАГ
  
   Ты жить не можешь без скандала,
   чувств у тебя- за всех девиц,
   а мне и этого немало-
   уж лучше тихо ненавидь!
  
   Понравилось или не понравилось? Как сказать, если до конца не понял о чем? "Трехкомнатный кот" - забавно, интересный образ, этакий гибрид домашнего животного и жилплощади, умещающий в двух словах столько информации. "Под закрытым небом" - оригинально, но спорно. Для образной речи автора "закрытым" слишком утилитарно. Но это вкусовые ощущения. Странно другое: о коте и квартире - так модернистски, о небе - первобытно, на уровне животных инстинктов, о женщине - "хозяйка" и "она". От чьего имени ведется рассказ? Если рассказчик явно дистанцируется от этой манеры спать "под закрытым небом". Не могу ответить. Если бы не продолжение про бутерброд, я бы предположил, что это какие-то животные, растения или вообще неодушевленные предметы. Однако в деле появляется "бутерброд", где рассказчик - масло, а "хозяйка - хлеб". Расшифровать этот образ не берусь, слишком много толкований: от сугубо утилитарных (она зарабатывает на хлеб, он на масло, как в той пословице), до весьма фривольных, о которых лучше промолчу.
   Второе четверостишье вообще непонятно: кома, завороженный кот, бутерброд из одного, то есть из двух масел. Теряюсь в догадках, чувствую себя идиотом. Только вот "ни крошки теста" - не по-русски: ни капли теста или ни крошки хлеба. Если только автор "намеренно не пытался таким образом подчеркнуть иррациональность образа".
  
   Я врать вам не буду, прищурив глаза,
   Свой взгляд устремляя в далёко:
   Мол, как же всё образно автор сказал,
   Любви нам раскрыв подоплёку.
  
   Хоть, меряй жилплощадь, хоть небо укрой,
   В сюжет суй собак или кошек,
   Все это останется только игрой,
   Коль смысла в игре той - ни крошки.
  
   Что касается второго текста, то мне непонятно его назначение. В правилах четко сказано: "от одного автора - одна работа". Здесь явно другой текст, со своим названием. Может, случайно затесался.
  
   Терехина М.Ю. Ночное свидание
   ?
   Ночь.Луна.Сверкает снег.
   И мы с тобой идем...
   И время замедляет бег,
   когда с тобой вдвоем...
   Искрятся звезды в небесах,
   и ярок лунный свет...
   В твоей руке моя рука
   и лучше счастья нет...
   Идем в молчании, без слов,
   таков был наш обет...
   И ярче светится восток
   и вот уже рассвет...
   Я говорю, что мне пора,
   ты тихо шепчешь НЕТ...
   И так стоим глаза в глаза,
   Летит тихонько снег...
   Идти домой уже пора,
   а сил расстаться нет...
   И по щеке бежит слеза,
   и вот уже рассвет...
   И с губ срывается ПОКА,
   и больше счастья НЕТ.
  
   Волнительно, угловато, неплохо для того чтобы объяснить чувства партнеру. Но это еще не поэзия. Рифмы - через одну - не рифмы. Увлечение многоточиями не добавляет тексту многозначительности так же, как и написание слов прописными буквами. В сетевых блогах и чатах так обозначают крик, поэтому "тихо шепчешь НЕТ" выглядит смешно. "И больше счастья НЕТ" - квинтэссенция неуклюжести. Попробуй читатель угадать, автор в развитие фразы "и лучше счастья нет" говорит и о громадности счастья, или в противопоставление ей же, говорит об исчезновении счастья? Только не говорите мне о контексте. Если анализировать предыдущую строку, то там один из героев говорит "Пока". Если воспринимать это как начало, пусть короткой, но разлуки, то это "горе", если же герой мог услышать "Прощай", то "Пока" это повод для радости, то есть, опять двусмысленность. Дело не в трактовке, а в элементарной ошибке при построении фразы.
  
   Казовский А. Игра
  
   "Волна бесконечна;
   Всю землю обходит она,
   Не зная беспечно
   Ни неба, ни дна!"
  
   И я просыпаюсь,
   Под скалами плещет прибой.
   Грешу и не каюсь,
   Прощаюсь с тобой.
  
   Заря золотая
   Утонет в зеленых волнах.
   В глазах прочитаю
   Последнее "Ах..."!
  
   Ты бесчеловечна,
   Актриса, - играешь роман,
   Отпустишь навечно,
   И снова - в капкан.
  
   Но я не игрушка,
   Напрасно не тешь свое "я",
   Шепни мне на ушко,
   Что ты не моя!
  
   Глаза брызнут смехом,
   В лицо мне - горячий песок,
   И голос твой эхом
   Прострелит висок.
  
   Забыть невозможно,
   Слова твои - ветреный яд!
   Волна осторожно
   Обнимет меня...
  
   Она бесконечна -
   Всю землю обходит волна,
   И манит беспечно,
   С собой увлекая до дна.
  
   Автор попытался использовать образы для передачи какой-то идеи. Увы, волна осталась сама по себе, а их отношения с актрисой - сами по себе. Да и в этих отношениях не столько загадка, сколько неразбериха. Как и с размером и акцентами. Рифмы не провальные, но на фоне общей слабости текста это слабое утешение.
  
   Беляков Е.А. Она кружилась в вальсе одна...
  
   Она кружилась в вальсе одна
   С вазой с цветами в руках...
   И она закрыла глаза,
   Чтобы победить свой страх.
  
   И ваза выскользнула у нее из рук,
   И разбилась на сто частей,
   И вода намочила платье ей,
   А цветы разлетелись вокруг.
  
   Она села на пол вся в слезах и цветах,
   А за окном начиналась метель.
   Время шло, она сидела впотьмах,
   А чайник все свистел на плите...
  
   "Кружилась в вальсе", "с вазой с цветами". Переход во второй строфе с перекрестной на опоясывающую рифму необъясним. Такие "фокусы" приберегают для финала. "Одна-глаза" - очень слабо. Какой же "свой страх" хотела победить "она"? Если бы не этот вопрос, говорить было бы вообще не о чем.
  
   Бен Г. ***
  
   Избегая названия темы,
   Сторонился её производных.
   По окрестным ларькам "пиво-воды"
   Волочил некрасивое тело,
   Перегаром вздыхал, обезвожен,
   В предвкушении нужной лексемы,
   Самой малою клеточкой кожи
   Наблюдал с подозреньем за теми,
   Кто не ищет слова по карманам,
   Сыпет мелочь, не требуя сдачи,
   Не отводит глаза и не прячет
   Счёт вливаемым в глотку стаканам,
   Кто технично доводит до края,
   Никогда не узнав половины,
   И чугун из башки выбивает
   Остриём свежевставшего клина.
   Изойдусь, расплывусь белой взвесью,
   Не испортив строкой ценный допинг,
   Я не первый лирический гопник
   В трёх аккордах языческой песни.
  
   Первое ощущение - отрицательное. Перемежение специальных поэтических терминов и картин, якобы, дна, оставляет стойкое ощущение "поделки". Часть образов "перекручена". "Самой маленькой клеточкой кожи наблюдал..." - неудачно, особенно о любителе выпить. "Сыпет мелочь, не требуя сдачи" - что хотел сказать этой фразой автор? Что их щедрость смешна, тогда слово "требует" здесь неуместно. Как и слово "технично", затесавшееся сюда из какой-то другой жизни. Этот фрагмент текста вообще странен: какого "края", чего "половины", какой "чугун"? "Острием свежевставшего клина" - отдельный вопрос, требующий многотомных исследований. "Белой взвесью" и "ценный допинг" почти добили меня, но мое правило - читать до конца. Финал резанул. Намеренно или ненароком, автор, несмотря на явно искусственный антураж современной гопоты, вдруг прорезался в последних двух строках есенинскими нотками. Схема рифмовки с регулярным чередованием перекрестной и опоясывающей рифм порадовала. Сразу пахнуло песенной стилистикой. Однако, философии любви здесь не видно. Автор явно перестарался следуя своему кредо "Избегая названия темы, сторонился её производных".
  
   Романюк И.Н. Без тебя

   Снова одиночество вползает в мой дом.
   Надвое расколот мир, где были вдвоём.
   Осенний дождь по крышам барабанит с утра:
   Без тебя!
  
   В городе вечернем зажигают огни,
   В лужах отражаются рекламы витрин,
   А в парке за окном облетает листва:
   Без тебя.
  
   Стираются границы между ночью и днем.
   Все то, что было в прошлом, станет призрачным сном.
   И только в голове метрономом слова,
   Без тебя, без тебя, без тебя...
  
   Чем-то напомнило мне одно из ответвлений советской эстрады, когда минимальный текст с броским рефреном "размазывался" на 5-6 минутное произведение с эти самым нескончаемым рефреном на все лады. Мысль первого двустишия незакончена. Описание природы во второй строфе по смыслу не связана с основной идеей текста. Очень слабый текст, даже для песни.
  
   Трапинина М. Эдем
  
   Я пойду за тобою, куда б ты ни шёл,
   Буду в радости вместе и в горе,
   Улыбаешься - значит, и мне хорошо,
   Если счастлив - счастливее вдвое.
  
   А грустишь - у меня на душе тяжело,
   Я тебя обниму в утешенье.
   Неприятность разделим невзгодам назло,
   Ты забудешь её, без сомненья.
  
   Если кончились деньги, я кашу тебе
   Как ребёнку, опять приготовлю,
   С чечевицей похлёбку сварю от скорбей,
   Чтоб не думал про грустную долю.
  
   Если мёрзнем, обнимемся, станет теплей.
   Не нужны мне других совершенства.
   Почему? Ты забыл, для двоих на Земле
   Есть Эдем, где найдём мы блаженство.
  
   Как-то я задумался в нерешительности. С размером и акцентами все в порядке. Рифмы, за исключением "горе-вдвое", вполне приемлема. Но содержание... Третья строфа поражает своей наивностью. А что, кашу можно сварить без денег? О чем еще, кроме грустной доли, может думать мужчина без денег, бродя ложкой в чечевичной похлебке? Ну, что ж так неуклюже?
  
   Сорока М. Великолепное слово
  
   Открываются двери для глубокого чувства.
   Ты запомни вчерашнее слово,
   Без него очень пусто...
   Отдохни, повторю его снова.
  
   Великолепное видишь? Не сможешь
   Губами сказать, как нравится,
   Что словами ты лишь потревожишь,
   От чего не желаешь избавиться.
  
   Прошу прощения, не понял ничего.
  
   Не хватает губами движений,
   Легких, горла, гортани объема,
   Связок силы для мощи вибраций,
   Чтоб воскликнуть: Какая... !
  
   Коул А. День- Ночь
  
   День - Ночь, сутки прочь;
   Ночь - День, а мне - лень.
   Взять перо и снова начать писать.
   Серая мгла - дым сигарет;
   Ночь без сна - еще один ответ
   На мой неразрешенный вопрос.
   Безликая Мадонна - белая луна;
   Смотрит мне в окно, будто знает она,
   Сколько еще мне идти по пустыням родной Земли.
   Город ночной - мой старый друг;
   Свет фонарей зовет меня в путь;
   Улицы свободы гимн пропоют.
   Сердце мое - мой заклятый враг;
   Молчи, не стучи, я знаю ты прав.
   Я закончу свой путь смертельно устав.
   И канет все в ночь.
  
   Где философия? Где любовь? Не до этого герою. Наверное, посягательство на рэп (причем тут "перо"?). Думаете, стихотворный размер можно теперь послать подальше? Ошибаетесь. Даже стихотворным синкопам и сбоям нужно знать место, а не тяп-ляп. С рифмами тоже как-то не заладилось: вроде в начале аж по две в строке, а потом как-то иссякли, или, ну их на?
  
   Бударин С.В. Опять зажгутся фонари...
  
   Опять зажгутся фонари,
   Дожди на город упадут,
   И в сумерках глаза твои
   В бездонный омут увлекут.
  
   И на пол соскользнут чулки
   Телесной,шелковой змеей;
   И жаркий шепот губ искусанных:
   "Не отпущу.Ты - пленник мой".
  
   Ты - маршал в Армии Спасения;
   Мой друг,наложница,жена.
   Ты - ангел в Армии Спасения,
   И мне другая не нужна.
  
   Сладки объятья,и соски упруги.
   Наш праздник вечен,как пьянящее вино.
   Отхлынула волна,рождается другая;
   И вновь телами мы сливаемся в одно.
  
   И в ласках,в нежности не будем знать запретов.
   Погибнет Мир для нас,и суд людской отступит.
   А наш Эдем сегодня - это ты и я,
   Пусть наша искренность наш малый грех искупит.
  
   И в час,когда погаснут фонари,
   Когда,раскланявшись,ночь с утром разминутся,
   Я вновь знакомою дорогою уйду,
   Чтобы в зеленый омут глаз твоих вернуться.
  
   Начало посулило, хоть и не удачу, но, хотя бы, передышку в откровенно слабых текстах. Увы. Споткнувшись о неказистость шестой строки, повествование покатилось под гору бесформенным снежным комом. Не вижу смысла разбирать все слабости этого текста. Такие псевдоэротические тексты лишь вредят. Логический коллапс финальной строфы лишь подчеркивает общий слабый уровень работы.
  
   Заявки 121-132.
  
   Яковлева Т.В. "Я быть ничьей давно устала..."
   ***
   Я быть ничьей давно устала,
   Ты не смотри усмешно так.
   Я улыбаясь променяла
   Свою свободу на пятак,
  
   На соль твоих волос лазурных,
   На тихий выдох в час ночной,
   На тонких пальцев рокот бурный
   Над непослушною струной,
  
   На этот взгляд сквозь сумрак липкий,
   На трепет губ возле виска,
   На память хитрую, в опилках
   Хранящую тебя всегда,
  
   На тягость времени в разлуке,
   На радость каждого кивка...
   Ещё посмотрим, кто - по сути -
   От сделки приобрёл сполна.
  
   Капец! "В худой котомк поклав ржаное хлебо..." (с) Что за "усмешно"? Еще и "улыбаясь" в соседней строке. Что за "соль твоих волос лазурных"? Что за "тонких пальцев рокот бурный"? Что за "память хитрую, в опилках..."? Финальная строфа - совсем без рифмы, без образов, без смысла.
  
   Шабалин А.А. Лохнесское чудовище
  
   Ты загадочнее озера Лох-Несс.
   Я лежу на берегу у самых глаз.
   Но желанью разгадать в противовес
   Страх, что я совсем никчемный водолаз.
  
   Может иссиня, а может с зелена
   Тает тень оттенком тины в глубине.
   Оплывает поволоки пелена -
   Видно дно, а там валун на валуне.
  
   Среди замшевых изломов донных скал
   Позолотою залитый свежий скол.
   Это кто ж так эти скалы приласкал?
   Представляется оскала частокол,
  
   И пластины вдоль хребта, как топоры.
   Померла под слоем ила или же
   Дремлет, временем хранима, до поры.
   Я уже и не горю в нетерпеже.
  
   Так творение в пучине, или тварь?
   Обострились чувства следом за шестым...
   Горизонт колышет выцветшая марь.
   Хмарь в душе моей. И озеро Балтым.
  
   Автор перестарался с образностью. Несомненно, в глазах можно увидеть многое, но насочинять с три короба... Это уже байки. Размер плавает. "Может иссиня, а может с зелена" - фраза неудачна как с точки зрения эвфонии (благозвучия), так и в части сбоя акцента. Зачем вообще это "иссиня"? Если можно написать просто "синяя" или "синеватая", убрав ненужный повтор "может". На третьей строфе "Остапа понесло": забыта философия и любовь. Даже "нетерпеж" куда-то растворился, осталась "хмарь". В общем, не решил автор, что это: байка про чудовище, посвящение любимой или описание собственного состояния души. Одно скажу, потенциал у автора есть.
  
   Угроватый Н.К. Моя хорошая
  
   Исчезла боль из прошлого
   Сейчас, а не давно.
   Живи, моя хорошая
   Во всём, что нам дано.
  
   Живи, как небо звёздами,
   Как солнце над землёй,
   Как птицы в счастье гнёздами,
   Как день живёт зарёй.
  
   Живи травой не скошенной,
   Цветком среди травы.
   Живи, моя хорошая,
   На радость всем живым.
  
   Живи в одной лишь радости,
   В богатстве, что не счесть.
   И всё у нас наладится,
   Когда ты рядом есть.
  
   Пусть даже смерть непрошено
   Заявится в наш край,
   Живи, моя хорошая,
   Живи, не умирай.
  
   Пусть жизнь порою странная,
   В конце тоннеля - свет.
   Ты мне судьбою данная
   На много-много лет.
  
   Пусть дни стоят погожие,
   Нам с ними лишь дружить.
   Живи, моя хорошая -
   Мне без тебя не жить.
  
   Доброе, спокойное стихотворение. Рефрен смущает. Навевает поздравления на юбилей за 60, когда пожелать уже нечего больше. Грустно. Не потому ли так не приемлет читатель в моей голове пятую строфу? Не потому ли при повторном прочтении вылезают нестыковки: почему "сейчас, а не давно", "живи... во всем, что нам дано" это как, "в счастье гнездами" - и произносить трудно, и смысл ускользает, "на радость всем живым" - причем тут все, "одной лишь радости" - очень неудачно, "наладится-есть" - несогласованность по временам глаголов? Начало шестой строфы прописано смутно. Финал - самый слабый катрен по рифмам. Смысл первых двух строк финальной строфы опять невнятен и позволяет трактовать себя двояко: Пусть - как пожелание, или как позволение? Вот такие вопросы вдруг возникли по тексту, который, казалось, не ярок, но вполне удачен.
  
   Глазырина Н.А. Я возвращаюсь к ней, к чужой.
  
   Я возвращаюсь к ней, к чужой,
   Которую не знаю вовсе,
   Которую ни близкой ни родной
   Мне не назвать.
  
   Но почему когда болит
   Все с каждым разом больше, больше...
   Я возвращаюсь только к ней
   Мне надо знать.
  
   Мне не знакомы ее губы,
   И цвета глаз ее не знаю,
   И теплотой своих ладоней
   Она согреет не меня.
  
   Но с каждым разом возвращаюсь
   Я к той, которую не знаю,
   И та, которую не знают -
   Чужим не назовет меня.
  
   Вот в пятый раз ты в новь приходишь,
   Стряхнув с ботинок снег вчерашний.
   И разговоров не заводишь,
   А просто молча куришь трубку.
  
   А я стою у окон мокрых
   И в слух читаю чьи-то сказки,
   И ты уже мне очень близок
   Мы стали душами родны.
  
   Вот почему ты вновь приходишь.
   Ко мне, к чужой и очень близкой,
   Которую не знаешь вовсе
   И вновь чужою назовешь.
  
   Но мы с тобой давно решили,
   Что не чужие мы друг другу.
   И разлучить нас не посмеет
   Ни этот снег, ни этот дождь.
  
   Диалога не получилось. Два монолога, переход между которыми никак не обозначен. Читатель должен сам догадаться, почему поменялся род в повествовании? Стилистика мне не понравилась. Особенно: "в пятый раз ты в новь приходишь". Стиль "противоречивой, внезапной, угловатой и нескладной" героини и такого же героя не впечатлил. Понимаю, что какая-то идея у автора была, но, на мой взгляд, реализовать ее не удалось.
  
   Белянский П. Застелил окно...

   Застелил окно
   простыней дождя.
   И горчит вино,
   гостью не дождясь.
   Полилось в графин,
   как в карманы мед,
   Одиночество.
  
   По доске стола
   карандашный скрип.
   Там, где ты была,
   телефон осип.
   И корявит сплин
   по бокалам лед.
   Жить не хочется.
  
   Зазываю хмель
   погостить на днях.
   Закрываю дверь -
   не найти меня.
   Отыщи скорей.
   Прекрати мое
   Разрушение.
  
   Как суметь мне ночь
   без тебя дожить.
   Как перетолочь,
   да переварить
   Опустелое,
   в Бога мать его!
   Окружение.
  
   Есть что-то в этом тексте, что цепляет. Но автор задал себе высоту (форма и содержание), которую не взял, во всяком случае - с этой попытки. Схема АВАВСDE FGFGCDE при двухстопном размере - не из самых простых, но это не повод, чтобы использовать, пусть не первые попавшиеся, но не самые подходящие слова и образы, чтобы этой схеме "угодить". При этом в финале не "выдержать" и схемы. "Простыня дождя" - не впечатлило. "Не дождясь" - скорее режет слух, нежели радует его. Что "полилось в графин", что подразумевалось под "как в карманы мед"? Вторая часть первого 14-истишья понравилась больше. "Корявится" только не ложится почему-то в строку: не по размеру, а по стилю. Третья часть при своей кажущейся простоте и противоречии "не найдешь-отыщи" как раз легла на слух и язык, как надо. Пожалуй, "разрушение" - не отсюда. Финал - не дотянул. Рифмы рассыпались, ругательство в финале не видится безусловно необходимым. Жаль.
  
   Петропавловский Е.Е. Я хочу быть с тобой, но ты рядом и так далеко...
  
   Я хочу быть с тобой, но ты рядом и так далеко,
   а слова, словно пули, летят умирать в "молоко",
   растворяясь в кружении ветра, в искринках дождя,
   я хочу быть с тобой, но теряешься ты, уходя,
   ускользая на выдохе, даришь рукам пустоту,
   бесконечные смыслы и злую её простоту;
   так от камня, упавшего в тихую воду пруда,
   разбегаются волны по кругу, уже никогда
   не вернуться им к центру, и мчатся волна за волной,
   искажая друг друга, когда я хочу быть с тобой,
   но ты рядом и так далеко, и позволена мне
   параллельная жизнь контрапунктом в твоей тишине,
   совпадая во времени, длясь, точно утренний сон,
   все верней понимая, что я (навсегда?) обречён
   шлифовать мизансцену, в которой до жути легко
   прикоснуться к тебе, ведь ты рядом, но так далеко
   отстоят наши жизни от схем, что таятся в словах,
   я боюсь быть с тобой, но тебе не понять этот страх,
   этот призрачный бег (от себя?) от тебя - потому,
   что я рядом ещё, но уже погружаюсь во тьму...
  
   Выбранная схема может трактоваться двояко: если подходить, не особо разбираясь, вроде - АА. С другой стороны, текст вполне укладывается в схему хАхА. Жесткое противопоставление "но" противоречит смыслу первой строки. Союз "а", на мой взгляд, тоньше и точнее отражает нюансы ситуации. Образ второй строки был бы не плох, наверное, если бы не был "размазан" третьей строкой. Автору изменило чувство меры: или одна образность слов (быстрые горячие безжалостные "пули", которым суждено уйти в "молоко") или другая (неспешное кружение в ветре, переливы в свете солнца или фонарей). Есть еще вариант - то так, то иначе. У автора - все в "кучу". "бесконечные смыслы и злую ее простоту" - образ не "зрелой" поэзии: словно нескладность подростка.
   "так от камня, упавшего в тихую воду пруда, разбегаются волны по кругу, уже никогда не вернуться им к центру" - увы, автор заблуждается. То что автор написал - идеальный случай, бесконечного, стерильно пустого пространства (поверхности, как частный случай). В природе же волны повсеместно возвращаются к "центру", пусть и ослабленными. На этом эффекте основаны все методы локации. "и мчатся волна за волной, искажая друг друга" - с точки зрения поэтики слишком много "волн", "искажая" - спорное украшение стиха. С точки зрения физики - волновых процессов - продолжение бессмысленной эквилибристики научными терминами. Автор никак не может закончить, начатое в начале стиха предложение. Нить рассуждений давно ускользнула, не помогают даже постоянные поправки и напоминания про "я хочу быть с тобой". Если автор хотел меня, как читателя, заставить рефлексировать на этой фразе, то увы. Наверное, у меня другие ассоциации со строками Кормильцева.
   Скажу лишь в заключение, что текст однозначно приятнее большинства прочитанных виршей. Такое число замечаний говорит лишь о другом взгляде на жизнь, на творчество, на "хочу быть с тобой".
  
   Лэмберт Д. Доза моя

Тянет последние жилы сволочь-февраль.
Мне бы виском на плечо, мне бы в майский хмель.
Доза моя капель датского короля...
Строгим ошейником - белая лента-метель.
Кокон из слов на двоих - это зыбкий приют.
Вечная память - будущий наш гешефт.
Ты не откажешь, что я ни попроси?..
Дай "парабеллум", дружище Клайд.
И за всё мерси.
  
   Не самая частая тема: философия отношений полов внутри устойчивых ОПГ (организованных преступных группировок). "Виском на плечо" - неудобно и непоэтично (ИМХО). Щекой на плечо - понятно, а виском - на ствол. "Капель" с точки зрения акцентов стоит неудачно: так и норовит ударение "убежать" на последний слог - внутренней рифмой к "хмель-метель". Если следовать естественным ударениям, то рядом оказываются два ударных слога. Приходится потренироваться, пока что-то путное получается. "Из слов" - не слишком удачное сочетание. Да и вся эта строка-образ мне не показались удачными. "Что я ни попроси" - неуклюже, не говорят так. С рифмами, как-то напряг: и не АВАВ, и не белый стих. Не удалось мне проникнуть в образность автора.
  
   Колобов П.В. Сквозь терни свет
  
   Мой путь извилист и тернист
   Ведь он сокрыт во мгле,
   Но я шагаю, как в забытие.
   Куда не глянь, вокруг, вокруг лишь мрак,
   И в нем лишь я один, дурак.
   Так шел бы я и сгинул в топи,
   Что ждет меня в моем болоте.
   Но вот нашел я нить простую,
   И пусть отнюдь не золотую,
   Но лишь её я в руки взял,
   Как сердца трепет услыхал,
   Звезду горящую сребром
   Чей луч души моей достиг, как гром.
   Узрел я, и боюсь , и пусть во сне я нахожусь,
   Признать во снах своих боюсь,
   Что к той звезде всем естеством стремлюсь
   И своего добьюсь, и с пути я не собьюсь
   Пусть даже разобьюсь.
  
   Ничего не скажу. Промолчу. Разве что-то слова мои могут изменить? Ни рифм, ни ритма, ни образов. Запинания, повторы. Рифма - "добьюсь-собьюсь-разобьюсь" - апофеоз безвкусицы.
  
   Соренкова Г. Тайны судьбы
  
Я видела море, прибрежные скалы,
Шумел непокорный прибой.
Полжизни прошла я и счастье искала.
Нашла его только с тобой.
Откуда пришёл ты - известно лишь Богу.
Он знал это всё и молчал.
Он выбрал мне в жизни крутую дорогу,
Но ты - мой надёжный причал.
Рождение, смерть, продолжение жизни -
Всё это есть тайны судьбы.
Вот линия круче, вот линия ниже,
И вот в этой линии - ты.
Кто создал узор этот неповторимый
Из линий и трудных дорог,
Где маленькой чёрточкой мечен мой милый,
Что ступит ко мне на порог?
И надвое мир раскололся в причале,
В потоке мирской суеты:
В одной половине остались печали,
В другой - все надежды и ты.
  
   Стихотворение слабое, появление образа ладони с линиями - неподготовлено и показано неудачно. Ненужные повторы "Крутую-круче, дорогу-дорог, причал-причале". "Все это есть тайны судьбы" - это есть Вы говорить не по-русски. "Круче... ниже" - несравнимые характеристики. "Из линий и трудных дорог" - неудачный образ. "Мир раскололся в причале" - не вырисовывается картина. Финал вообще странен. Вроде героиня нашла счастье, и рука ей это же пророчит, а финал - трагичен.
  
   Стрелковская А.Д. Я зову тебя в ночном мраке
  
   Я зову тебя в ночном мраке
   И живу одной светлой мечтой.
   Приходи ко мне на закате,
   Забери меня, друг мой, с собой.
  
   Закрываю глаза и вижу
   Облака и дорогу в рай
   На меня, знаю, был ты обижен,
   Но молю все же, отвечай!
  
   Отвечай, что мне сделать нужно,
   Чтоб избавиться от тоски?
   Как же мне успокоить душу,
   Если рвется она на куски?!
  
   У начала дороги пусто...
   Ну приди же, приди же, приди!
   Мудрый ангел посмотрит грустно,
   Мол, не стой здесь опять и не жди.
  
   Я открою глаза и крикну
   Твое имя в холодной ночи.
   Не пришел ты ко мне на закате,
   Так обиды хоть все прости.
  
   Джентльменский набор из мрака, светлой мечты, заката, рая, мольбы, тоски, души (рвущейся на куски), дороги, ангела, прощения. Все это слегка разбавлено другими словами, чуть-чуть срифмовано и записано в столбик. Очень слабо.
  
   Ильина А.А. Море
  
   Осенен твой лик тоски печалью,
   У окна сидишь, смотря на море.
   Облака плывут за синей далью,
   А в твоей душе - без края горя.
   Вспоминаешь ты слова прощанья,
   Блики солнца в русых волосах.
   И вернуться снова обещанье,
   И сиянье слез в его глазах.
   Ввечеру с дождем бушует буря,
   Начинает ветер завывать.
   Умоляешь лик небесный хмурый,
   Чтоб вернулся он к тебе опять...
   Утром выбегаешь... Солнце светит...
   Рассыпая блики по волнам.
   Ты зовешь, надеясь - он ответит!
   Слезы же искрятся по щекам...
   Видишь вдруг его в пучине моря...
   Ты спешишь... Оставлена земля...
   Тихо плещут волны на просторе,
   Вынося обломки корабля...
  
   "Тоски печалью" - неудачно, "маслмосляное". Видимо, этого показалось мало, поэтому финал четверостишья автор усугубил "без края горя". Вторая строфа на первый взгляд - получилась неплохо, но при повторном чтении бросается в глаза, что это фактический скрытый повтор (вторая пара строк повторяет первую) и по смыслу, и по рифме. Нечетные строки: "слова прощанья-обещанье" плюс нелучшее сочетание "вернуться снова", а четная пара: "блики солнца-сиянье слез", "волосах-глазах". Картина ненастья нарисована неправдоподобно, неубедительно: "бушует буря" вовсю, а ветер только "начинает... завывать". Четвертая строфа необъяснимо повторяет "блики" и "слезы", как будто автору не хватает образов и слов. Финал совсем скомкан: "его в пучине моря" - то ли видение, то ли способность видеть сквозь толщу воды. "Оставлена земля" - непонятно, о чем. "Плещут волны на просторе" - образ рисует воду вокруг до горизонта, но "вынося обломки корабля" - это о береге. Идея потерялась в этих нестыковках и несуразностях.
  
   Василевский А. "О чем она не сказала"...
  
   Бросил, да?..Бросил, считаешь? Ну, что ж...
   Думаешь, я пропаду ни за грош?
   Как ты ошибся! - сама я ушла.
   ..Я ничего не палила дотла,
   все уцелело - письмо и душа.
   В ночь голубую бреду не спеша.
   Звездочек в небе рассыпан гарус...
   кончено все. Я к тебе не вернусь.
  
   Краткость - краткостью, но это не должно быть в ущерб поэтике и смыслу, если таковой имеется. Перескоки между третьей и четвертой, а также пятой и шестой строками сюжетно и логически необъяснимы. Создается впечатление, что горечь от обиды мешает героине верно оценить ситуацию. Это косвенно опровергает ее уверения, что это "сама я ушла". "Палила" - ария не из этой оперы. Что за "письмо", непонятно. Какая ему отведена роль? Заполнить два такта паузы? Финал расстроил: "гарус" - и рифма никакая из-за ударения (или автор посчитал, что незнакомое слово можно "воткнуть"?) и образ сомнительный в сочетании с "рассыпан" в качестве сравнения со звездным небом. Причем тут пряжа? "Кончено все" - противоречит "ничего не палила дотла". Финальная фраза еще раз подчеркивает противоречивость чувств и проблемы с логикой. Эта фраза имела бы успех, если было хоть какое-то упоминание о стремлении партнера к возобновлению отношений.
  
   Заявки 133-144
  
   Анисимов А.А. Мне хотелось называть вас другом
  
   Мне б хотелось называть вас другом.
   А при встрече - подарить платок,
   На котором сотканная вьюга
   Делает волшебный завиток.
  
   Чтобы знать, что иногда под вечер,
   Бесконечно долгий, при свече,
   Обнимаю друга я за плечи,
   Без ненужных никому речей.
  
   Будет лик ваш светел, не печален.
   Будут пальцы нежно теребить
   Дружбы нить, которую случайно
   Мы ничем не сможем очернить.
  
   Спрятавшись под сенью белых кружев,
   Просидите молча до утра.
   На плечах - метель поёт и кружит,
   И стихи - на кончике пера.
  
   Начало стихотворения сложно для идентификации сюжета. Этому способствует слово "другом", которое убивает всю любовную лирику. В отношениях "он-она" - это слово сушит текст. Семантика дарения платка современному молодому читателю не очень понятна. С другой стороны, для читателей "со стажем" сочетание "платком-завитком" выглядит скорее заимствованием, чем отсылом к популярной песне Зыкиной. Вторая строфа лучше, но совершенно непонятен повтор "друга". Здесь у автора широчайшее поле для построения фразы, не ограниченное рифмой, а он упорно ставит это слово, коверкающее свои мужским родом тончайшую идею отношений. Опять же, противоречие: "другом" подразумевает скорее платонические отношения, а "обнимаю... за плечи" - явный физический контакт, очень эротично, но вместе... Если уж стилистика чистых отношений превалирует в тексте, можно, как вариант, представить строфу так: "Обниму я взглядом ваши плечи". Третья строфа показалась самой слабой. Очень бедные рифмы. Вторая половина - провальная с "дружбы нить" и "очернить". Идея понятна, но не удалось ее воплотить.
   А вот финал понравился. Емкий зримый образ, представляется легко и запоминается. Так бы весь текст!
  
   Голый И. Не ждали
  
   Картину маслом пишет дождь осенним утром,
   Вставляет в раму повседневных дел.
   Приплыли - будто подпись разглядел,
   Чуть приоткрыв глаза, сознаньем мутным.
   Куда девались тысячи дорог,
   Откуда штамп свинцовый смысла, дорогая?
   Назвать точнее было бы - Не ждали,
   Меняя ночью на замке подъездном код.
   Переплелись чудно воды косые нити
   С обрывками взахлёб прожитых книг,
   С возможностью пройти не напрямик,
   С желанием найти не по наитью.
   Как ядом всё пропитано виною,
   А жажда снова поднимает в путь,
   Попытка пробуждаясь не заснуть -
   Нервозность прорастания тобою.
  
   Не все понимаю у автора. Далеко не все. Пока... не все. Несомненно, понравились нечетные четверостишья. Первое чуть не ложится. Видится мне "лишним" это "пишет" в первой строке: и ритмику портит (сбоя нет, но эта дополнительная стопа, как "пятая лапа" у собаки) и насущной необходимости в этом слове нет. Его бы в следующую строку вместо "вставляет" (запятая тогда, конечно, не нужна). Вторая строфа не раскрылась для меня. Образы "тысячи дорог" и "на замке подъездном код" пока только смутно проглядывают. И сразу "бросается" в уши "дорогая-не ждали". А вот третье четверостишье - да! Легло на слух, на душу, на разум. Жаль, четвертая (условно) строфа оказалась для меня самой непонятной, самой путаной. На этом фоне вдруг ненужным, на мой взгляд, отсылом к творчеству Резника блеснуло "путь-не заснуть" и заметнее утилитарность "виною-тобою".
   Непонимание отдельных образов не дает возможности получить картину в целом. Пока у меня два варианта: первый - классическое расставание с любимой, второй - неожиданный взгляд на новую встречу, на завязывающиеся отношения, которые по каким-то причинам героя не особо радуют. Последнее мне нравится больше - не затерто, простора для фантазии тут, хоть отбавляй.
  
   Gaia Пасьянс
  
   Задан вопрос, но ответ - не в словах.
   Знаки судьбы - черно-красные масти,
   Новой колодой сложились в руках.
   Можно ль у фатума выиграть счастье?
  
   Злится игра - но не стать мне мудрей,
   Вырастет масть - но не стать мне моложе.
   Взгляд невеселый у дамы червей, -
   Окружена, как валетами, ложью.
  
   Легкой рукой разложила пасьянс.
   Черный туз пик ухмыляется - верю!
   "Страсть и мечта - ненадежный альянс",-
   Так говорит пестрый карточный веер.
  
   Брось. Позабудь и с судьбою не спорь,
   Путник усталый; ночною порою
   В дверь не стучи, благородный король.
   Раньше - звала, но теперь - не открою.
  
   "У фатума выиграть счастье" - неудачный образ. "Злится игра" - еще одна неудача, как и "вырастет масть". Почему "как влетами"? Речь, ведь, о картах, сравнение должно быть обратным. Отмечу, что в первых двух строфах автор постоянно сползает, то на гадательную, то на игровую суть карт, что не способствует цельному восприятию образов. "Черный туз пик" - и фонетическая, и стилистическая неудача. От горя черный? Или он - нег... простите, афроамериканец? "Верю!" - это слова ухмыляющегося короля или реплика героини? "Страсть и мечта" - неудачно, поскольку это две формы проявления желаний. Мечта может быть страстной и даже страсть мечтательной. Поэтому "ненадежный альянс" звучит громко и необоснованно. Перескок на финальный катрен непонятен. Какой "путник усталый", какой "благородный король"? Какая связь между гаданием на картах и отказом от желанной когда-то встречи?
  
   Дэль Р. Той осенью вернулся дождь...
  
   Той осенью вернулся дождь.
   Туман клубился над причалом.
   И резал память пыльный нож,
   След оставляя ярко-алым.
  
   ...Я был один, и все вокруг
   Мерцало звездной паутиной.
   Казалось, взмах усталых рук
   И ввысь - над призрачной долиной.
  
   И ввысь, туда, где нет тебя,
   Испив глоток вина забвенья,
   Мои сомкнулись бы уста
   Как приговор, как откровенье.
  
   И дом построив на песке,
   Я б населил его тенями.
   Молился б небу, и в тоске
   Брега обтачивал волнами.
  
   И здесь, на родине ветров,
   Я б воссоздал тебя из пепла.
   Дыханье бурь - замена слов,
   И твой отказ - веенье лета.
  
   Как жемчуг кожа, очи - море,
   И смех - ночная тишина...
   Я б вырвал сердце молодое,
   Чтоб дать тебе. Но ты... ушла.
  
   Молодость, молодость... Какая экзальтация, сколько чувства, экспрессии! Но как неуклюже. Первое четверостишье еще оставляло какую-то надежду, но, увы.
  
   Воронина Т. Ушел... ветер хлопнул с разбега...
   Ушел...
   ... Ветер хлопнул с разбега зеленою ставней.
   Потянуло травой и туманом с соседнего мыса...
   Я как будто вчерашняя птица - в оконную раму...
   Словно волны бегут, спотыкаясь и путаясь, мысли...
  
   Одна.
   ... Расплетает песчаную косу прибоем.
   Так мою расплетал он... Мгновенье - и свечка сгорела.
   Стая чаек накрыла излучину белой фатою,
   А потом неожиданно вдруг улетела.
  
   Ты, ночь,
   ... не соткешь ли к утру камышовое платье?
   Не укроешь ли, море, тяжелым меня одеялом?
   Заскользят по воде как кораблики лунные пятна,
   Лишь войду я послушницей в келью из синих кораллов...
  
   ...Но чуть
   ...отодвинулась тьма... Неохотно светает.
   Темной рыбиной на берегу - не дышу... И не плачу...
   Где-то рядом живая вода без конца и без края,
   И соленые волны целуются с лодкой рыбачьей...
  
   Не слишком понятно, зачем столько многоточий в тексте. Что ими обозначает автор, непонятно. "Расплетает песчаную косу прибоем" - красиво. Переход на косу, как образ невинности не очень получился. "Свечка сгорела" - совсем неудачно. Следующая строфа - несомненная находка автора, но четвертая опять смазывает, безОбразностью и глагольной рифмой. Третий и четвертый катрен хорошо, немного бы с акцентами поработать. Несмотря на эти огрехи текст скорее понравился.
  
   Анохина Д.С. Ассоль
  
   Кораблям не нужны паруса.
   И напрасно она глядела
   Недоверчиво и ошалело,
   Против солнца, прикрыв глаза.
  
   Моряки всей Земли не спасутся:
   Жёсткий волос, зрачки медузы,
   Забродившие, винного вкуса,
   Некрасивые губы смеются.
  
   Сладко пенясь яичным белком,
   Как молочный барашек блея,
   Море лижет её языком.
   Значит - море предало Грея.
  
   "Кораблям не нужны паруса" - отличное начало, дающее свободу выбора в дальнейшем движении сюжета. Но... что имеем не храним (с), удачное начало брошено само по себе, речь же заводится о другом. "недоверчиво и ошалело" - попытался представить - какой-то хорор! Вторая строфа подтвердила - хорор, и в прямом, и в переносном смысле. Второй катрен это портрет Ассоль? Тогда море пожалело Грея! "Сладко пенясь... белком" - сюр. Сравнение шума легкого прибоя с блеяньем "молочного" барашка - сюр не меньший. Чувствуется попытка собственной трактовки сюжета, но исполнение пока не получилось.
  
   Никитин Д.Н. Из жизни насекомых
  
   Месяц поднялся белой гондолой,
   Пробили часы двенадцать,
   В летнем кафе два богомола
   Начали совокупляться.
  
   Звезды проколоты, точно иголкой,
   Пролито на стол вино,
   Ест богомола его богомолка,
   Едва получив свое.
  
   Так и живут богомолы у моря,
   Находят себе знакомых,
   И повторяется снова история
   Из жизни насекомых.
  
   С размером и акцентами беда. "Вино-свое" - рифма с большой натяжкой. То ли ирония, то ли трагедия. Сюжет какой-никакой имеется, а вот с поэтикой слабо. К чему автором введены месяц, звезды, пролитое вино? Непонятно.
  
   Скорлупкин А. Плач сеньориты
  
   Не приемлет слова "осень"
   Край кокосовых плантаций
   Отчего мне двадцать восемь?
   Отчего не восемнадцать?
  
   И зачем отводит взоры
   Мой бойфренд небритоликий,
   Ночью ветреной с которым
   Мы луны ловили блики?
  
   И уже лежат на чаше
   Камни с белыми крестами,
   Предсказав разлуку нашу
   На поляне с факелами,
  
   Где свершаются обряды
   Избирательной системы,
   Где упёрли в небо взгляды
   Безучастные тотемы.
  
   Логика женщины - для мужчины загадка. Какая связь между краем кокосовых плантаций и возрастом героини? "Мой бойфренд небритоликий" - забавно, но выговорить это непросто. "ФакелАми - самое настоящее поэтическое хулиганство))) "Избирательной системы" - показалось чужеродным для стилистики текста. Неплохо. Однако, к любви и философии текст имеет очень слабое отношение. Мне показалось, что он на особую философию и не претендует.
  
   Мазикина Л.М. Здравствуй!   0k   "Стихотворение" Лирика
  
   Здравствуй!
   Знаешь,
   Глаза твои
   Просто -
   Прекрасны.
  
   Здравствуй!
   Ресницы твои -
   Сады,
   А голос -
   Яд.
  
   Твой
   Поворот головы,
   Твой жест -
   Опасны,
  
   Вдвое опасен
   Винный,
   Пьянящий
   Взгляд.
  
   Здравствуй!
   Твой пот -
   Как жемчуг,
   Рот -
   Малина,
  
   Брови -
   Хищные звери
   О тысяче
   Зверских
   Душ.
  
   Выпуклость губ
   Твоих
   Так дивно
   Невинна...
  
   Как же я
   Рада
   Проснуться
   Рядом! -
   Здравствуй, муж!
  
   Нарцисс какой-то. "Глаза твои просто прекрасны" - действительно, просто, незатейливо, затерто. "Ресницы твои - сады" - неудачно. "Твой жест" - почему единственное число? И размер, акценты сбиты и несогласованность с наречием "опасны" по числу. Но это легко исправить. "Винный, пьянящий" - масло масляное. "Пот..." - пожалуй, остановимся. Вспомнилось почему-то "Зубки - жемчуг, а губки - коралл", наверное, потому что дальше "А бабочка крылышками...". Это женщина о мужчине? Не верю (с)! Если женщина хочет услышать подобное от мужчины - верю, сразу, безоговорочно и навеки веков)))
  
   Харьков С.Е. Иконописец
  
   Владей я таинством писания икон
   срисовывал б с тебя божественные лики.
   В картинах тех сама святая красота
   застыла бы в чуть слышном нежном шепоте или зовущем крике.
   И каждый лишь её услышав в золотом сиянии множества икон
   в миг перед нею на колени опуститься был бы
   непонятной,но непреодолимо властной силой принуждён.
  
   Макал бы кисти в краски тот несостоявшийся художник мой
   сам стоя на коленях пред тобой.
  
   "Срисовывал б с тебя" - автор пробовал это произносить? Вслух? Третье предложение (второе двустишие) - чудовищное нагромождение придаточных предложений и залогов, отягощенное множественными инверсиями. Очень неуклюже и непоэтично. Идея обожествления любимой (любимого) понятен, но не совсем ясна идея поклонения других этому "божеству". "Каждый" - прямо культ личности какой-то. Финал алогичен. Если художник уже "несостоявшийся", не может он макать "кисти в краски" даже с учетом "бы".
  
   Мельничук И.А. Наяву?
  
   Солнце бриллиантом в снегу отразилось, но тут не будет весны...
   Там, где наверное сердце застыло, где не сбываются сны...
  
   Отблеск исчез, как и надежда, все убежало во мглу...
   Ветер печали, боли, обмана их превращает в золу...
  
   Но нежное сердце, что билось, как прежде, тихо нажмет на курок...
   И ветер печали, развеявший пепел, сорвет осенний листок...
  
   А слабые пальцы, что нежно ласкали того, кто застыл на пути
   Согреют теплом и растопят одежды... Вдвоем станет легче идти...
  
   Маленький камень на скорости смерти цель свою обогнет...
   И жизнь их вновь станет похожа на поднебесный полет...
  
   Тысячи вспышек, сияющих где-то в звездном бездонном раю,
   Ведомые нитью от сердца к сердцу, взорвутся дождем на краю.
  
   Шаг, два... все тверже ступая, покой обретут чудаки...
   И будут смеяться... а темные грозы сметет водопад из тоски.
  
   Не знаю: то ли плакать, то ли смеяться. У автора - каша в голове. Такая наивная юношеская каша. "Все убежало", "их превращает" - кого, "сердце... нажмет на курок", "кто застыл на пути", "растопят одежды", "маленький камень... цель свою обогнет" - это как, "взорвутся дождем на краю", "покой обретут чудаки", "темные грозы сметет водопад из тоски". Еще много всего, что уже писано-переписано. А вот "на скорости смерти" - любопытный образ. От него уже можно оттолкнуться.
  
   Sole R. Стояло красное в бокалах на столе...
  
   Стояло красное в бокалах на столе
   И снег, нежданнный в октябре,
   Прохладой таял.
   Мы говорили о мечтах, политике, судьбе,
   И о зиме, что так нечаянно настала...
  
   Мы говорили, говорили и молчали.
   Ты пил, устало опустив глаза,
   У осени отчаянной украли
   Мы на двоих каких-то полчаса.
  
   Твоя жена, мой муж - мы годы как чужие,
   Но ложь, что нет и не осталось чувств.
   Твои глаза по-прежнему родные,
   Касанья твоих пальцев дарят дрожь.
  
   А помнишь, я писала письма (в тишине,
   Кусала ручку, фразы подбирала),
   По вечерам толпились мысли о тебе
   И спать спокойно ночью не давали.
  
   Трещал огонь в камине сонном, старом
   Золу и искры сыпал мне на платье,
   И после каждой нашей новой встречи
   Так больно, безнадежно расставаться.
  
   "Стояло красное" - не понравилось (не вино, а усеченный образ), как и "стояло... на столе". "Снег... прохладой" - опять неудачно. "Мы говорили, говорили и молчали" - не поэтично, сугубо информативно. "У осени отчаянной" - образ непонятен, к тому же по словам автора, уже зима "нечаянно настала". "Твоя жена, мой муж" - это имена главных героев? "Чувств-дрожь" - никак не рифма. "А помнишь" - не помнит, или героиня письма писала в присутствии адресата? "Толпились мысли" - супер. Но это они только "по вечерам", а ночью вообще "спать спокойно... не давали". "В камине сонном" - спорно. "Золу и искры сыпал мне на платье" - непоэтично, непредставляемо, небезопасно с точки зрения ПТБ.
   Рифмы слабые, местами исчезающие, на всей территории стиха без особых глубоких философских изысков.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"