Palassatiykoteg: другие произведения.

Философия любви. Предварительный этап. Часть 5.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заявки 145-180 в порядке подачи


   Журнал Самиздат: Философия Любви. Конкурс стихов
   Часть 5.
Заявки 145-156 (в порядке подачи).
  
   Довольская М.В. Кошки-мышки
  
   Кошки-мышки, мышки-кошки
   Кто душе приделал ножки?
   Мышки-кошки, кошки-мышки
   Набиваем дружно шишки!
  
   Наше правило простое -
   Там где двое - станет трое!
   Наше правило так просто -
   Первый раз как в девяностный.
  
   Мы и куклы, мы и пешки,
   А монетка всегда решкой.
   Мы и пешки, мы и куклы -
   Я твоя, ты мой гомункул.
  
   Поиграем в салки? В прятки?
   Ветер сдует с лика прядку.
   Поиграем в прятки? В салки?
   Наигрались? Что ж. А жалко...
  
   Прием "перемены мест слагаемых" - интересен, но работает он тогда, когда от этой перемены меняются роли: как "кошки-мышки", или чтобы подтвердить, что сумма не меняется. В этом смысле более-менее прием работает только в первой строфе. "Куклы-пешки" - несравнимые роли. "Салки-прятки" - получше, но идея использования образа этих игр непонятна. "Кто душе приделал ножки" - о чем это? Просто для рифмы? Первое правило - о размножении или о любовном треугольнике? "Первый раз как в девяностый" - ужасный образ - то есть в первый раз уже скучно? "ВсЕгда" - неудачно слово встроено в размер. И заявление спорное - почему это "всегда решкой"? "Гомункул" вообще рассмешил. "С лика" - выпадает из стилистики. В первой, третьей и четвертой строфах чувствуется, что автор в угоду техническому приему и рифмам жертвует поэтикой и сюжетом. Во второй строфе не удалось исполнить и прием.
  
   Бочкарева Д. Письмо к нему
  
   Как цепко Вы впечатались в меня,
   Как ловко в клочья рвете мою душу.
   И через годы, в памяти храня,
   Я прячу Вас внутри, а Вы - наружу...
  
   Кто дал Вам право отравлять мой день?
   А ночи Вы забрали без остатка..
   Уйдите, проклинаю Вашу тень...
   Но Вас целую, обнимаю жарко.
  
   Надеюсь, под предлогом Вы придете,
   Пересекут наc млечные пути...
   Но Вы другую под руку ведете -
   Вы счастливы, а я вольна уйти...
  
   Нет, без меня не может Вам дышаться!
   Нет, в мыслях Вы, должно быть, лишь со мной...
   Стыжусь, но я готова унижаться
   За сутки с Вами, нет, за час с ТОБОЙ.
  
   Я знаю, ночью в мыслях столько яда
   И, может, горько только при луне -
   Я НЕ ЖЕЛАЮ счастья вам, не надо,
   Но я желаю радости ТЕБЕ.
  
   "Как цепко Вы впечатались в меня" - это перл, однозначно. "Ловко в клочья рвете" - не говоря об экспрессии, "ловко" здесь неуместно. "Я прячу Вас внутри, а Вы - наружу" - напоминает признания человека с раздвоением личности. "Но Вас целую, обнимаю жарко" - как это, так они вместе или нет? "Пересекут нас млечные пути" - а их несколько? "Прийдете-ведете, дышаться-унижаться, мной-тобой" - есть чего "стыдиться". "И, может, горько только при луне" - смысл этой фразы не вырисовывается никак. "Не надо" - используется не к месту. Так говорят, когда говорящему не надо, а здесь ведется речь о счастье третьих лиц. Причем тут "радость"?
   Путано, неуклюже, не без яда. Образы практически отсутствуют.
  
   Littayuki Бред полнолуния.
  
   Отчего этот рев, отчего этот срыв -
   Я заткнулся в тиши, я скатился в обрыв.
   И в груди только стон разрывает мне душу:
   Мне опять повезло - снова боль меня душит.
  
   Я хочу тишины, дайте воздуха срочно -
   Задыхаюсь в грязи, я тону - это точно.
   И, обнявши колени, осел тихо на пол...
   Кто отравой своею мне жизнь всю заляпал?
  
   Капли крови бегут по вискам незаметно.
   Ты вошла в мою жизнь яркой вспышкой кометы.
   "Ненавижу", - слова разрывают пространство, -
   Эти строки слабы - грешный мир хулиганства.
  
   Захлебнись в своем мире порока и фальши,
   Я ушел и не знаю, что делать мне дальше.
   Ты кинжалом прожгла, отвернувшись беспечно.
   Мое тело молчит - боль терпел бесконечно.
  
   Я поднялся с колен и, тебе улыбаясь,
   "Уходи, - прошептал я, с тобою прощаясь, -
   И спасибо тебе за такую науку.
   Я тебя перерос - не нужны мы друг другу".
  
   Вечность давит в душе, утопая в столетьях,
   Никого никогда не просил о бессмертии...
   Я печали свои прогоню этой ночью
   Отсеку мысли прочь... не мешай... не испорчу...
  
   "Срыв-обрыв, срочно-точно, пространство-хулиганства, беспечно-бесконечно, улыбаясь-прощаясь, столетьях-бессмертии" - каждая из этих рифм не является блестящей, а в таком количестве, да еще при отсутствии смысла, сюжета и образов, бедность рифм бросается в глаза. Увы, выглядит, как рифмованный набор слов и эмоций. Идея всего текста озвучена автором в финале: "Отсеку мысли прочь... не мешай... не испорчу". По крайней мере, честно.
  
   Лобзик С. Стишок для Киры
  
   Небо было малиново-буро.
   И грозило вдали грозой.
   На террасе под абажуром
   Незакончен, лежал пасьянс.
   Наглый ветер башибузуком
   Промелькнул и скосил косой
   Незадачливых маков кички
   И тревогой обрызгал вас.
  
   Вы поставили чашку чаю
   Вместо блюдечка - на письмо,
   Вы прищурились, твердо зная,
   Что бессмысленно дольше ждать.
   Полыхнуло. И вы поспешно
   Воротились к себе домой.
   ........................
   Кошка прыгнула равнодушно
   На нетронутую кровать.
  
   "Грозило... грозой" - хулиганство чистой воды. Не оставляет ощущение, что главным вопросом для автора было техническое исполнение схемы. В угоду ей пострадали, на мой взгляд, и сюжет, и смысл. Схема ABACDBDC при этом до конца не реализовалась, получился лишь усеченный вариант - ABACxBxC. Тем не менее, с техникой у автора все в порядке. А вот с философией и любовью, как-то не сложилось. Пейзажно-психологическая зарисовка.
  
   Марина П. Разреши поцеловать...
  
   Разреши поцеловать твою руку,
   Рассказать, о чём мечтаешь украдкой,
   Объяснить, кому приносишь ты муку
   И у всех ли будет всё в порядке.
  
   Разреши поцеловать тебя в щеку,
   Улыбнуться и развеять обиду.
   Ты поймешь: тебе я буду лишь другом,
   Не меня сегодня жаждешь так сладко.
  
   Разреши поцеловать тебя в губы
   Легким братским поцелуем надежды.
   Отойти и объяснить всем подругам:
   Я свободен. Пусть все будет как прежде.
  
   Прием рефрена первой строки в каждой строфе с небольшой модификацией - неплохо. Все остальное - весьма посредственно. Нескладно, непоэтично. "... В губы легким братским поцелуем надежды..." - как бы это помягче сказать... Не буду язвить, так не бывает.
  
   Бухаркин Ю. Спеша свой образ подлатать...
  
   Спеша свой образ подлатать в преддверье осени,
   Тушуем серое "вчера" цветными пятнами,
   Всем объясняя, что не нас, а мы их бросили,
   И отметая негодующе обратное:
  
   "Да как могло оно случиться? Это с нами-то?
   Какой образчик примитивного мышления!.."
   Но иногда в глубоких норах пыльной памяти
   Зудят отдавленные лапы самомнения
  
   Интересное прочтение "осени-бросили". Не уловил только, почему все же процесс так тяготеет именно к осени? Видимо процесс уже долгий и трудоемкий - с запасом на "нежданьчики" только-только к Новому году и успеешь. Четвертая строка первой строфы выдает руку мастера: очень умело под рифму подведена конструкция из деепричастия и краткого причастия, без которой можно было бы обойтись, но автор подобрал такие слова, что строка не кажется лишней. Учитесь, олухи))) Жаль само слово "обратное" - отдает этакой математически-юридической официальностью. Первая строка второго катрена перегружена незначимыми словами: "Да как... оно... Это с нами-то". Согласен, это можно объяснить нескрываемым удивлением, даже ошарашеньем, говорящего. Но при этом продолжение (по автору) фразы резко отличается по лексическому наполнению - "образчик примитивного мышления". Такое резкое различие в лексике и фразеологии между строками и отсутствие кавычек перед "какой" (прямая речь продолжается) играет с читателем злую шутку. Он невольно закрывает кавычки в конце первой строки, а вторая звучит, как оценка первой. Как быть? Неожиданно обнаружил изящный вариант, не нарушающий авторской поэтики. Достаточно разделить эту прямую речь на две, поменяв местами четвертую и пятую строки (естественно объединив текст в восьмистишье и подправив знаки препинания).
   Финал - самое сильное место. За "глубоких норах пыльной памяти" и "зудят отдавленные лапы самомнения" - отдельный респект и уважуха. Браво!
  
   Ая В. Наш роман закончился давно...
  
   Наш роман закончился давно,
   Оставив в конце книги многоточье.
   Пусть кто-то снимет по нему кино,
   Которое покажут зимней ночью.
   Теперь тебя не надо вспоминать,
   Следя за тополиным пухом, что кружится.
   И всех святых не надо поминать,
   Гадая: что могло с тобой случиться?
   И в липкой, вязкой тишине ночной,
   В предательской волне душевного порыва
   Не надо заполнять тоской
   Меж двух гудков пустые перерывы.
  
   У автора все в порядке с чувством меры: стихи вполне компактные. Имеется контур сюжета. Хороший финал (последние две строки). Остальное - пока увы. Рифмы "вспоминать-поминать, кружится-случиться, порыва-перерыва" - далеко не украшение текста. Размер плавает, местами - скачет. Акценты в слове "кОнце" не на месте.
   "Кино" - просторечное выражение, вообще-то по романам снимают фильмы, точнее - кинофильмы или кинокартины, на худой конец - сериалы. "Давно... теперь" - не очень удачное согласование времен. "Липкой, вязкой тишине" - не ново, но вполне к месту. "Предательской волне душевного порыва" - явно авторский образ, но неудачный.
  
   Наумов Н.И. Бал
  
   Пусть мечутся тени в окне,
   Пусть вихри буйные гуляют по залу,
   И пусть даже твоё уже платье в огне,
   Танцуй - тебе ведь этого мало...
  
   Танцуй, па делая за па,
   По залу в платье пылающем скользя;
   Кружись, - и пусть адский свой гопак
   Гопота танцует, взглядами кося...
  
   Танцуй, мне позволяя наблюдать
   За тобой, такой прекрасной;
   Танцуй! - и попробуй сегодня осознать,
   Что всё-таки это не напрасно...
  
   И, быть может, всё-таки настанет день,
   Когда твой бушующий танец
   Дополнит, выйдя из тебе знакомой тени,
   Твоего сознания посланец...
  
   Пиромания какая-то. Простите, редкий случай, когда никакой разбор не поможет. Я несколько раз перечитал этот текст в надежде, найти, за что зацепиться. Но тщетно. Кроме общего контура идеи: "танцуй, танцуй, скоро явится ОН, то ест Я" - выловить ничего не удалось.
  
   Eva B. (Т)прах
   ***

Небо ли сеет облачный сок
сквозь заката слепое ситечко,
так уходит большая гроза в песок -
по сосцу, по крестцу, на копытечко.
Маревом зноя струится огонь,
обжигает влажную глину,
отпусти меня к праху, не трах...
не тронь,
я и сама застыну.
  
   А вот любопытная авторская интерпретация "огонь-тронь". Образ в первых двух строках понравился, а вот "большая гроза в песок" - не впечатлило. Путь грозы извилист и замысловат: а ну, с "сосца" да на "крестец" - положим, образно автор говорит. Тогда, как понять "на копытечко"? "Из вымечка на копытечко, с копытечка - на сыру землю" - знаю. В данном случае теряюсь в догадках, большинство из которых озвучить не решусь. Перескок на второе четверостишье так же непонятен. Там - ушедшая гроза на закате (ассоциируется с желанной прохладой и свежестью), здесь - марево зноя. Там - песок, тут - глина. Образ второй части в целом понятен. Не понравилось совершенно лишнее "не трах..." превращающее фривольные догадки в суровую грубоватую правду текста "от... цепись! Я - не твоя!".
  
  
   Виленкин Н. ...черт побери
  
   ...черт побери
   эти ваши выдумки -
   не лгите
   себе
   ведь немного-то надо -
   всего лишь
   чьи-то
   шершавые губы...
  
   Чем опытнее автор, тем короче стихи))) Все остальное должен додумать читатель. Не слишком ли много возможно домыслов, когда нет ни начала, ни конца? Так устроен человек. При слове "шершавые" я вспоминаю давно немытые пятки мальчишек-студентов, торчащие сквозь прутья железных спинок кроватей, пемзу для этих самых пяток, коровий язык, который вместе с хлебной коркой, того и гляди, утянет всю руку, и стены в коридоре на работе. "Чьи-то" ассоциируется у меня с неразборчивостью в связях. Несомненно, каждый думает в меру своей испорченности и буйности фантазии. В данном случае хотелось бы категорически не согласиться с автором и главным героем текста по поводу "чьи-то", но он ведь так просто и честно попросил не лгать... В плане техники - никаких претензий.
  
   Ирис Научи меня
  
   Научи меня не бить стёкла,
   чтобы ВИДЕТЬ, а не ходить по ним босиком.
   Научи меня писать маслом,
   а не стирать всё лучшее наждаком.
   Научи меня плитками сгрызать шоколад
   и из истерики показывать только веселье,
   из грота "страха и сомнений" фотографировать водопад
   и пьянеть от радости вместо похмелья.
   Научи меня не бояться ВЫСОТЫ -
   [желанию прыгнуть вниз], а не [попыткам взлететь].
   Научи украшать бутерброды так, как это делаешь ты,
   а когда хочется безобразно выть,- красиво и чисто петь.
   Научи меня выбирать между (недостижимой) луной и (рядом лежащей) сигаретой,
   не совмещая взаимоисключающее в доказательство философии глупости.
   Научи отличать откровенности от секретов
   и того, кто пасёт, от того, когда надо его пасти.
   Научи меня слуху, если это возможно с моей глухотой,
   меня, зомбированную профессией "учить слышать".
   Научи совмещать. Научи меня быть святой -
   делать выбор в сторону "надо", и держать срывающуюся от страсти "крышу".
   Научи меня
   (громко и учащённо) не дышать
   в постоянные мгновения
   сердценашествия сумабиения.
   Научи меня гореть не спеша.
   Научи не просить учить и, предваряя вопрос, отвечать
   когда надо, болтать ни о чём...
  
   научи меня о главном молчать.
  
   Так и подмывает написать сакраментальное "многабукафф". Но, как там: "Орешек знаний тверд, но мы не привыкли отступать...". "Не бить стекла" - образ какой-то малолетней уличной хулиганки с рогаткой. Почему "видеть" - прописными? Героиня кричит? Почему только это слово? Представил себе... Попробовал прочитать вслух... Прикольно... детей пугать. Образ небития стекол для виденья, а не хождения по ним, - непонятен. Единственное, что приходит на ум это очки, на которые героиня случайно наступила. Слово "писать" в этой позиции - очень неудачно: да простит меня автор и читатели, а как ни стараешься, все получается отправление естественных потребностей галимым "маслом". Даже с учетом корректировки этой фразы, "стирать... наждаком" - образ опять не читается. Впрочем, большинство дальнейших образов также не показались бесспорными. Чего стоит "не совмещая взаимоисключающее в доказательство философии глупости".
   Откровенно говоря, примерно с восьмой-девятой строки я начал тяготиться чтением этого текста. Разбор всего, что я не понял, займет слишком много места. Отмечу еще лишь несуразность "и того, кто пасёт, от того, когда надо его пасти" и неудачное локальное словотворчество "постоянные мгновения сердценашествия сумабиения".
   В общем, в целом неплохая идея утонула в словесном потоке, невнятных образах, в экзерсисах с прописными буквами, скобочками и кавычками.
  
   Спиридонова Е.А. Ты сказал "...просто друг"...
  
   Ты сказал "...просто друг"
   И налил в чашку чая.
   Я смотрела вокруг,
   В тишину проникая...
   Я смотрела в проём
   Приоткрывшейся двери:
   Там. Вчера. Мы. Вдвоём.
   А сегодня... Не верю!
   За стеной у соседки
   Гремела посуда.
   ... На столе - мёд, салфетки...
   (Интересно, откуда?!)
   Я смотрела в окно:
   Там снежинки кружили...
   Значит - так суждено
   И за нас всё РЕШИЛИ...
   Неожиданно. Вдруг.
   Ну и пусть. Ты ведь рядом...
   Ты теперь - просто друг...
   - Что? Лимон? Нет, не надо! ...
  
   Поэтика хороша. Отрешенность, отстраненность передать удалось. "В тишину проникая" - не совсем удачно. Выглядит, как заполнение паузы, но не сюжетной, а поэтической. Непонятна цель проникновения в тишину. Пожалуй, "неожиданно, вдруг" также выглядят "заплатками". Финал чуть недоработан: "рядом" - временное явление, неужели героиня этого не понимает.
  
   Заявки 157-168.
  
   Трофимова А. Белый Дракон
  
   Если тебе будет страшно, будет не хватать сил,
   Если тебе будет нелегко,
   Не волнуйся -
  
   Я договорилась, чтобы тебе помогал, чтобы за тобой следил
   Похожий на гигантское облако
   Белый Дракон....
  
   Короче, чувак, тьфу ты, достопочтенный принц, ты - попал! Теперь ни в носу не поковыряешь, ни... Ну да, и так ясно.
  
   Кузьмина А. Жесткий тон твоих плечей...
   ***
  
   Я молчу...
   Ловлю глазами
   Жесткий тон твоих плечей
   Темным пламенем коньячным,
   Полумраком без свечей
   Взгляд лукавит, обещая
   Сотни огненных ночей.
   Ты и лед,
   И свежесть ветра
   Убыстренное дыханье
   Страстный грубо,
   Страстный нежно
   Без прелюдий и признаний
   Я, как ты, насквозь открылась
   Безразличью:
   Я прозрачна;
   Два лукавых карих солнца
   Желтым пламенем коньячным.
  
   "Жесткий тон твоих плечей" - неудачный образ. "И свежесть ветра убыстренное дыханье страстный грубо" - чем-то напоминает "Казнить нельзя помиловать". "Насквозь открылась безразличью" - неудачно, не поэтично. Понравилась ритмика и "темным пламенем коньячным". Остальное - либо плохо, либо никак.
  
   Винокур Р. Счастье
  
   Если всё - в простых словах
   (На лице твоём улыбка):
   Я - удачливый рыбак,
   Ты же - золотая рыбка.
  
   Не стaруха и старик
   У разбитого корыта...
   Наше счастье - на двоих,
   Мастер - я, ты - Маргарита.
  
   У солёной у воды
   На песчаном побережье -
   Босоногие следы,
   Рядом - чаще, порознь - реже.
  
   Неплохое начало. Свободный легкий слог. Отличный ритм. Рифмы не суперточные, но этого здесь и не требуется. Появление героев Булгакова в восьмой строке не показалось очевидным. При том что они появляются, чтобы тут же исчезнуть. Финал, на мой вкус, не удался. Стилистика Губина, раннего Агутина и девочек с "Фабрики звезд" как-то не вяжется с первыми строфами. "Босоногие следы" - забавный образ, скорее смешной. "Рядом - чаще, порознь - реже" - пришлось потратить некоторое время, что бы понять, о чем автор. Однако финальный образ следовало бы прописать почетче.
  
   Привалова К. "Твои окна выходят на запад..."
   ***
   Твои окна выходят на запад... Сегодня - ты вестник.
   Буря взрежет небесный раздувшийся пеной доспех,
   Голос грома смешается с дробью по стеклам и песней,
   Осень властно положит на общие ноты наш смех.
  
   В мире множество разных дорог, и отнюдь не случайна
   Наша встреча с тобой там, где два пути слились в один.
   Где развилка - неведомо, судьбы людей - это тайна.
   Только дело ли есть до того тем, кто не был людьми?
  
   Ты рисуешь мечты черным контуром в облаке зыбком.
   Я читаю на картах Таро наш маршрут по слогам.
   Если судьбам планеты цена - пламя чьей-то улыбки,
   Ты достоин того, чтобы мир пал к твоим сапогам.
  
   "Твои окна выходят на запад" - утром и днем сумерки, к вечеру - освещение низким закатным солнцем. Вечный закат, вечное существование в заднем фронте солнечных приливов/отливов, царство вечного оттока энергии. Чему же может быть "вестником", живущий тут? Только угасанию дня. "Взрежет" - сомнительная красивость. "Раздувшийся пеной доспех" - очень эротично, но этого ли добивался автор? С какой "песней" смешается "голос грома"? Или песня только для рифмы? "Осень властно положит на общие ноты наш смех" - осень, властно, общие, наш смех - неубедительно наличие данного набора слов. Образа нет. Вторая строфа полностью состоит из философских банальностей, отяжеленных финальной фразой "кто не был людьми". К чему ведет автор? Что герои - некие божества? Божествам карты Таро не нужны. Финальное двустишие выдает в героях грех самомнения, переходящий в манию величия: "Мир пал к твоим сапогам". Чувство меры автору изменило. Поэтика посредственная.
  
   Лёдкина Е.С. Гость
  
   Белый, пушистый, холодный -
   Он такой же, как этот снег.
   Безукоризненный, благородный...
   Один лишь недолгий век.
  
   Зима пройдет - не заметишь,
   Растает, забрав тепло,
   А ты им все также бредишь,
   Сиянью солнца назло.
  
   Он не вернется, не думай,
   Но придет похожий точь-в-точь.
   Так будь же сильной и умной:
   Гони, гони его прочь!
  
   "Белый, пушистый, холодный" - кто это, если не снег? Еще и "растает". Почему его надо гнать? Загадка без разгадки.
  
   mek Сад заветный
  
   Где-то есть вход незаметный -
лишь отодвинуть звезду -
в сад заветный, запретный.

Я, на свою на беду,
в сад проберусь - и найду
плод запретный, заветный.
   "Незаметный-запретный-заветный, звезду-беду-найду" - ничем не выдающиеся рифмы. Сюжет - не нов. Развитие сюжета - так же. Пожалуй, место входа любопытное. Читатель, не надейся, что это где-то в космосе надо отодвигать звезду. Это что-то типа "за очагом", что в каморке у Папы Карло. Чтобы найти этот заветный плод, надо просто знать, где эта каморка.
  
  
   Кавалерова Е. Выстрел
  
   Спокойно смотришь в дуло револьвера,
   Мой палец же трепещет на курке.
   Ты знаешь, я не этого хотела,
   Но вышло так, оружие в руке.
  
   Улыбка отравляет сладким ядом,
   Сочится в кровь, решительность круша.
   Два шага... я с тобой могла быть рядом,
   Велик соблазн, и мечется душа.
  
   Молчишь? Произнеси хоть слово,
   Попробуй оправдаться, нагло ври,
   Клейми и обвиняй в грехах другого,
   Молись, ругайся, только говори.
  
   Ты подошел вплотную под прицелом,
   В улыбке догорал порочный рай,
   Рубашку распахнул движеньем смелым
   И, глядя мне в глаза, сказал: "Стреляй!"
  
   Я экзекутор, долг на первом месте,
   Но отчего так холодно в груди?
   И неуверенность в уже привычном жесте,
   Когда мишень маячит на пути?...
  
   Взметнулась ночь разорванной струною,
   Упав с тобою вместе на траву.
   Я замерла с простреленной душою,
   Поняв, что дальше жить я не смогу.
  
   Слезой соленой боль из глаз скатилась,
   И очереди ждет второй патрон,
   Дороги нет, но я на шаг решилась,
   И выстрел заглушил предсмертный стон.
  
   Надрыв и экзальтация - вот доминанты этого стихотворения. Тема понятна. Сюжет тоже. Развивается сюжет, как в плохом кино. Револьвер - уже в первом кадре, и весь фильм его владелец, как в заколдованном круге, рассуждает, стрелять или не стрелять. В принципе могло выйти неплохо. Но затянутость, зацикленность сюжета, многочисленные штампы и неказистости типа "в улыбке догорал порочный рай", "когда мишень маячит на пути", "слезой соленой боль из глаз". "И выстрел заглушил предсмертный стон" - кто что заглушил, непонятно. Надеюсь, в реальности обошлось без жертв.
  
   Глебова У.В. На тебя я смотрю
  
   На тебя я смотрю,
   Когда рядом с тобой.
   - Без меня, - говорю, -
   Не ходи, дорогой!
  
   Как-то я отвернулась -
   Флиртуешь с другой...
   А сегодня вернулась
   Пораньше домой,
  
   Очень нежно сказала:
   - Ты дома один?
   Я всегда уважала
   Надёжных мужчин!
  
   Всё вокруг перерыла -
   Ты, правда, - один -
   Самый верный мужчина -
   Пример для мужчин!
  
   Ну, теперь с тебя можно
   Наручники снять
   И спросить осторожно:
   - Пойдём погулять?
  
   Ты, конечно, голодный.
   Ты в свой выходной
   Ждал меня благородно!
   И я снова с тобой!..
  
   Я в кафе улыбнулась:
   - Не надо грустить!
   Я тут к вашему шефу
   Ходила просить...
  
   Ты не дёргайся, милый!
   Спасибо судьбе!
   Я уже поступила
   На фирму к тебе!
  
   Шутка юмора вышла так себе. Особенно это заметно на фоне никудышной поэтики. Апофеоз - рифма "отвернулась-вернулась". Одно из двух: или там современный Казанова, если запертый, в наручниках, вызывает опасение в прелюбодействе, или у героини бред ревности.
  
   Половинкина Т. Ночная песенка
  
   Сухо лопаются ветки
   В липовом бреду.
   Мимо сгорбленной беседки
   В темноту иду.
  
   Там обрушившейся арки
   Пристальный проём
   И сочится месяц яркий
   В чёрный водоём.
  
   Где блестит на склизлом камне
   Изумрудный ил
   И шуршит волна, пока не
   Выбьется из сил.
  
   Где прошли бы не дыша вы,
   Обратившись в слух.
   Лижет ноги мне шершавым
   Языком лопух.
  
   Я ещё могу другое
   На ночь нашептать:
   Что за мной плетётся горе,
   Жадное как тать.
  
   Что ношу с собой на счастье
   Горстку желудей.
   Что пришла тебя украсть я
   У живых людей.
  
   Первые четыре катрена - чистое описание пейзажа. Последние два - сокровенные признания то ли колдуньи, то ли самой... смерти... А кто еще может украсть "у живых людей"? За кем еще "плетется горя, жадное как тать"? Где ж тут о любви? Что касается техники и стилистики, то она скорее понравилась. "Пока не" и "дыша вы" - не лучшее решение для рифмы. "Склизлом" - не очень легло на слух.
  
   Ледовский В.А. 8 марта
  
   Пустыней горькой без тебя любой из дней
   И жизнь не в радость мне, и творчество
   Не обрекай меня на одиночество
   Не оставляй без нежности своей
  
   Ты звук щемящий, сотворяющий из хаоса рапсодию
   Тот свет, что превращает в утро ночь
   Ты мать моя. Жена. Сестра и дочь.
   Ты - заполняющая жизнь мою мелодия
  
   Нет счастья большего, чем радость быть с тобой
   А потерять - нет горестней утраты
   Не исчезай. Не пережить такой расплаты
   Тому, которому ты стала смыслом жизни. И судьбой.
  
   Мне плохо без тебя. Я не могу - один.
   Я жив. Я - человек. Не камень, и не ветер.
   Ущербней нет существования на свете
   Мужчин без женщин, женщин без мужчин...
  
   Ну, что ж такое? На восьмое марта, и "пустыней горькой... не в радость... не обрекай... на одиночество... щемящий... потерять... горестней утраты... не пережить... расплаты... мне плохо... я не могу... ущербней нет существования". Кто такое женщине на праздник читает? Вторая странность - вроде сугубо личное послание, и вдруг - "Ты мать моя. Жена. Сестра и дочь". Как же так? Размер плавает произвольно. Рифмы "творчество-одиночество, рапсодию-мелодия, ночь-дочь, тобой-судьбой" - не являются украшением поэтического текста. Со знаками препинания - беда: то они есть, то их нет. А могло бы выйти неплохое стихотворение.
  
   Одри Х. Птица моя
  
   Голос его звучит театрально низко
   Деды его травой поросли под Курском
   Виски заметно портит его английский
   Но согревает душу совсем по-русски
  
   Тесно во плОти будто в дешевом платье
   Мира мне мало мало господней плети
   Только его объятий - пожалуй - хватит
   Чтобы еще держаться на этом свете
  
   Птица моя давай улетим в офшоры
   Сменим на шорты шоры и будем правы
   Он и не слышит крыльев железных шорох
   Он и не знает - лебеди здесь двуглавы
  
   Бледная юность гнула над нами спину
   Но испекла из разного тили-теста
   Помню я губы красила гуталином
   Предпочитала черное - шла по тексту
  
   Русская лебедь плавает в крымских водах
   Ну а потом купается в крымских винах
   Родина-мать не мучилась с ней при родах
   Но не обрежет крепкую пуповину
  
   Игнор знаков препинания - ныне явление не редкое. Я спокойно отношусь к этому, если автор пишет так, что отсутствия оных не замечаешь. "Тесно во плОти будто в дешевом платье" - эта строка требует доработки. Есть идеи, которые позволят вернуть регулярное ударение и выровнять акценты... но промолчу - автору виднее. "Офшоры... шорты шоры... шорох" - арсенал впечатляющий, но выглядит, точнее слышится, перебором. Слегка заплетается язык во фразе "крыльев железных шорох". Собственно, в остальном - отлично, местами - блестяще. Что касается образов: "Бледная юность" - пока думаю, как и над некоторыми другими моментами. Надеюсь вернуться к этому тексту, когда от меня ничего не будет зависеть: просто читателем.
  
   Шамсутдинова М. Ли беда?
  
   Была бы нужна тебе,
   Ты бы ко мне пришел.
   В радости ли, в беде,
   Сел за широкий стол.
  
   Я для тебя тоска? -
   Так бы сказал, не врал.
   Ладонью бы у виска,
   Душистый след оттирал.
  
   Просто бы налила
   В стакан до краев вина,
   Простила бы, поняла,
   Осталась потом одна...
  
   Без вести запропал,
   В радости ли? В беде?
   Зарастает тропа...
   В лопухах, в лебеде...
  
   Современный "плач Ярославны"... "Тебе-беде, тоска-виска, врал-оттирал, налила-поняла, вина-одна" - слабо, на фоне скачущего размера и сбоев ритма, избитого сюжета еще и усугубленного невнятными образами.
  
   Заявки 169-180
  
   Ивченко Е. Веришь? Веришь...
  
   Веришь? Веришь...
   А веришь - напрасно:
   В серо-желтом безумии глаз
   Будешь, будешь тонуть,
   Понимая так ясно:
   Ничего тебе ведьма не даст.
  
   Хочешь - хочешь! -
   Запретного рая -
   Но опасен неведомый край:
   В беспощадной пустыне
   Моей умирая,
   Ты получишь свой кукольный рай.
  
   Знаешь,знаешь:
   Колдуньино зелье -
   Из годами настоянных слез!
   Но тебя не пугает
   Дурное похмелье -
   Ты лакаешь, как преданный пес.
  
   Прочитал, с трудом продираясь сквозь вычурный размер. Не понял назначения повторов во второй и третьей строфе "хочешь - хочешь" и "знаешь, знаешь", и почему они по разному обозначены знаками препинания. Логика на грани абсурда. "Понимая так ясно: ничего тебе ведьма не даст", но "ты получишь свой кукольный рай" и "ты лакаешь, как преданный пес" (значит что-то получил). Рифмы бедны или расхожи, образы общеупотребимы или невнятны: "безумии глаз... запретного рая... неведомый край... беспощадной пустыне... кукольный рай...". Финальный образ более чем странен.
  
   Савилова М.Н. Осенний сонет
  
   Посмотри, как осень листья
   Разукрасила умело;
   Провела небрежно кистью,
   И земля похорошела.
   Как искусною рукою
   Краски выбрать постаралась:
   Рядом с прядью золотою
   Зелень летняя осталась.
   Так и в жизни: сочетает
   Невозможное порою;
   Разные тона мешает:
   Радость с горем, грусть с тоскою.
   Чтоб понять, что друг без друга
   Не прожить, - нужна разлука.
  
   Такое впечатление, что автор не укладывался в формат сонета, поэтому пришлось все, что было написано между двенадцатой и тринадцатой строками, убрать. Другого объяснения такого перескока смысла от созерцания пейзажа и размышлений о хитросплетениях судьбы к выводам о полезности разлук. Если пейзаж у автора еще получился, то катрен "за жизнь" уже с натяжкой можно назвать поэзией. Финальное двустишье вообще из другой "оперы". Не говоря о глагольных, "друга-разлука" - совсем не рифма. Собственно и в формат сонета данный текст укладывается с большим натягом.
  
   Кузнецов Н. Солнечный портрет
  
   Заливало солнце лучами долину,
   Рисовало оно своим нежным пером,
   Ярко-красочную теплую картину,
   Навеянную ночи чудным сном.
  
   В той картине было отражение девы,
   В ней была доброта ночных звезд.
   И была та дева прекрасней Венеры,
   Прекрасней Афродиты мира грез!
  
   Рисовало солнце золотом цвет ее волос,
   Рисовало мягкой охрой утонченный нос,
   Рисовало изумрудами ее сияние глаз,
   Рисовало образа ее девственный алмаз.
  
   И в конце, легким штрихом проведя,
   Навевая свет на лучезарный образ,
   Солнце вывело лучом океаны и моря,
   И луга из васильков и роз.
  
   В этом мире всех прекрасней
   Была солнцем нарисованная Ева!
   В этом мире была дня безоблачного ясней,
   Красоты безгрешной дева!
  
   Размер то плавает, то скачет. Схема рифмовки непонятным образом в третей строфе с АВАВ меняется на ААВВ, а в следующей строфе - обратно. "Прекрасней-Ясней" - очень неудачно. Не вижу целесообразности в разборе всех неудач этого текста, назовем это "лучезарная каша". Именно каша из солнца, ночных звезд (как будто бывают не ночные), Венеры, Афродиты, Евы, васильков, роз, океанов, морей и еще много-много чего.
  
   Пысларь А. Глаза
  
   Голубые, как небо, тревожат глаза,
   Проходя мимо, около, рядом,
   И в стене сотен лиц одного лишь тебя
   Завороженным ищут взглядом.
  
   Одиночество жадно сквозит изнутри,
   Беспокоя и мучая душу,
   И усталое сердце томится в груди,
   Потому что ты слишком им нужен.
  
   Поворот головы, и ещё, и ещё -
   Лишь пустая толпа пред глазами,
   Но надежда хранится увидеть того,
   Кто, быть может, украден веками.
  
   Беспощадно ломая чужие мечты,
   Пролетают беззвучные годы,
   А в глазах голубых остаёшься лишь ты,
   Невзирая на грусть и невзгоды.
  
   И пройдёт ещё сотня иль тысяча лет,
   Всё равно, о тебе вспоминая,
   Будут снова искать и удерживать свет
   Те глаза, что покоя не знают.
  
   Смысл первой строфы "провис". Ну, положим, не просто "голубые" тревожат, а "голубые глаза", но "проходя"... Где глаза проходят? "Мимо, около, рядом" кого? Во второй строфе получше, но "кому нужен" этот кто-то, не совсем понятно. То ли "голубым... глазам", то ли "сотне лиц", то ли "одиночеству", то ли "сердцу" и "груди". "Поворот головы, и еще, и еще" - осторожно! "Пустая толпа", "надежда хранится", "украден веками" - неубедительно. "Удерживать свет", "глаза, что покоя не знают" - того же уровня образы. Сюжет не нов, поэтика слабая.
  
   Корсак Я.Д. Спи
  
   Спи. Костёр ещё не догорел,
   Кони шепчут траве на губах "прости".
   Черёмуху в платье невесты одел
   Южный ветер, перебирая листы.
   Спи. Здесь даже звёзды видны.
   Небо низко и гулко в своей синеве.
   Спи. Как они, мы сегодня одни,
   Упали с небес, чтоб обняться в траве.
  
   На первое прочтение показалось любопытно. Последующее чтение скорее разочаровало. Показалось, что поэтика не естественна. "Спи" и "костер еще не догорел" - какая связь? На чьих губах трава? У коней? Представил, как конь с травой "на губах" шепчет губами этой траве на губах. "Здесь даже звезды видны" - предназначение "даже" каково? Если костер, то это на природе, что ж удивляться звездам? "Небо низко и гулко". "Как они" - кто же через строчку, через образ, отсылает местоимением? Размер не выдержан, но и свободного стиха не получилось. Тем ни менее, настроение автору частично удалось передать.
  
   Нортин А.В. Шахматы
  
   Глоток последний ждет незримой кары,
   Прохладу дым отдал на корм золе,
   Фигуры в ход себе находят пары
   И жизнь и смерть на шахматном столе...
  
   Твоя игра теперь с тобой играет
   И каждый шаг всего лишь лишний миг:
   "Кто начинает - тот и побеждает?"
   Как бы ни так, обманутый старик.
  
   Стучат в виски обрывки разговора
   И твой триумф здесь тает как свеча,
   Вот ход звучит, как тяжесть приговора
   Твой мир кидая к плахе палача.
  
   Спокойствие твое тебя покинет,
   Сорвешь свой надоедливый пиджак,
   Твой ярый дух смирение отринет
   Не проиграешь бой ты просто так...
  
   Ты не король уже на этом поле,
   На нем стоишь - теперь простой солдат,
   Боль пораженья бьет по стойкой воле
   И королева ставит тебе мат.
  
   Но что сказать не знаешь, пораженный,
   И ложь твою не примут в этот час,
   А уходя, ты спросишь, восхищенный:
   "Сыграем дорогая? Еще раз?"
  
   Вычурно, аляповато, как "глоток последний ждет незримой кары". Неуклюже, как "надоедливый пиджак" и "мир кидая к плахе". Нелепостей здесь еще много. С точки зрения акцентов "тЕбе" и "Еще" - неудачно легло в размер. "Лишь лишний" - неудачная фонетическая конструкция, да и стилистика - так себе. "Вот ход звучит" - еще одна ошибка звукописи. Рифмы - бедные. Сюжет теряется среди попыток изъясняться высоким "штилем".
  
   Богданова А.В. Если ты только захочешь...
  
   Если ты только захочешь,
   Найдёшь меня в алой заре.
   Только ты не печалься
   И долго в огонь не смотри.
  
   Если ты только захочешь,
   Ты встретишь меня в облаках.
   Но только ты не спеши
   Голову вверх поднимать.
  
   Если ты только захочешь,
   То лик мой увидишь в белом цветке.
   Только ты вспоминай былое:
   Не отрывай лепестки.
  
   Если ты только захочешь,
   Услышишь меня в песне реки.
   Только ты не успеешь
   Мой голос догнать в тишине.
  
   Если ты только захочешь,
   То вспомнишь меня в ночи.
   В зареве алом стою я
   И песню пою у реки.
  
   Если ты только захочешь,
   Вспомнишь себя у реки.
   С белым цветком
   Ты летишь в облаках,
   Ты летишь в облаках...
   И молчишь...
  
   Стихотворение про "только". Ладно - рефрен первой строки, но зачем повтор в третьих строках? Опять же только в четырех строфах. Зато в четвертой, пятой и шестой строфах - "меня в песне реки", "вспомнишь... песни пою у реки" и "вспомнишь себя у реки". Первая строфа - "в алой заре", пятая строфа - "в зареве алом". Третья строфа - "лик мой увидишь в белом цветке", шестая строфа - "вспомнишь... с белым цветком". Вторая строфа - "в облаках", шестая строфа - "в облаках". Таким образом, автор, как заклинание, перебирает одни и те же образы в разной комбинации и последовательности. Что-то типа "Хари рама". "В зареве алом стою я" - неудачная звукопись.
  
   Харитонова О.М. Вы так красивы в чёрном шёлке...
  
   Вы так красивы в чёрном шёлке,
   Но Вам идёт и белоснежный.
   У Вас в роду бывали волки,
   Мой самый гордый, самый нежный?
  
   Очаровательный и дерзкий,
   Томительно необъяснимый,
   Движением изящно резким
   Вы гасите свечу в гостиной.
  
   И голос в темноте - негромкий -
   Так притягателен и властен,
   И, кажется, иду по кромке
   Над пропастью опасной страсти.
  
   Стук сердца громче, чем дыханье...
   У вас в роду бывали волки...
   Великолепное созданье -
   Мой нежный ангел в чёрном шёлке.
  
   Появление образа "волка" в этом тексте не видится обоснованным, кроме как для двойного упоминания рифмы "волки-шёлке". Особенно это проявляется в финале диссонансом "волки" и "нежный ангел". Автор никак не может решить, герои на "ты" или на "вы". Если в первой строфе с этим еще можно смириться, то во второй - явный конфликт "лиц": все прилагательные стоят во втором лице единственном числе, а подлежащее - "Вы". "По кромке над пропастью опасной страсти" - неудачное нагромождение слов. Сравнение "стук сердца громче, чем дыханье" - далеко не лучший вариант. Цельного восприятия не сложилось.
  
   Коваленко В.Н. Осколки счастья
  
   Для нас судьба, разбитая на части,
   Оставила одни осколки счастья,
   Что в суете и те, быть может, растерялись
   И дни под скрежет чувств, сомнений и желаний
   Ползут потоком ожиданий
   Куда, к чему? Не знаю сам!
   И хочется встряхнуть раздумий хлам,
   Тоску, что, как упырь, за душу тянет,
   Заснуть, и вновь проснуться там,
   где мы с тобой вдвоем... и волосы твои
   щекочут нежно моё лицо и губы...
  
   Схему рифм не уловил. Возможно, свободный стих, но финальные строки никак не хотят читаться стихами. Здесь же, в финале неожиданно совсем пропала рифма. И здесь же стилистический огрех: лицо и губы - одно является составной частью другого. "Нос и губы или "Лицо и плечи" - нормально (я не о поэтике, а о фразеологии). Не исключаю, что более выразительный, где-то неожиданный финал смог бы оживить и весь текст в целом.
  
   Шевченко М.Г. Радуга
  
   Радуга-семь струн,
   Музыка - семь нот.
   Пальцы дождя бегут
   По партитуре троп.
   Звуки зовут - иди!
   Выйди из плена стен!
   Радуга впереди,
   Травы встают с колен.
   Руки дождю протяни -
   Шире ладони открой.
   Ноту свою найди,
   С радугой вместе - спой!
  
   Интересный текст. Думаете, буду ворчать про нехватку слога в первой, второй и седьмой строке? Ворчать буду, но не про это. Если бы выпадение слога приходилось на середину слова, как-то смещало акценты, это было бы недостатком, но в тексте выпадение слога приходится между словами, а в первых двух строках еще и дефис удлиняет естественную паузу. Это ничуть не вредит тексту. Да и "струн-бегут, нот-троп" можно потерпеть ради второй строфы с "травы встают с колен". Эта фраза, как обещанье чего-то большего, но третья строфа разочаровала. Полностью глагольная рифма, "мутация" на слог (в сторону увеличения) первых двух строк. А самое главное, в частоколе обыденных слов, действий и образов растворилась поэтичность первых строф.
  
   Гур К. Каждой Девочке Хочется Принца
  
   Каждой девочке хочется принца,
   Чтоб явился пред ней на коне.
   Иль на палубе белой эсминца,
   Тормознувшего в пенной волне.
  
   У подруг были Коли и Васи,
   Космонавт и вратарь молодой.
   А со мною дружил в первом классе
   Мальчик с мушкой над верхней губой.
  
   Резвы кони давно постарели,
   Заржавели эсминцы вконец...
   Трижды замуж подруги успели,
   А меня не ведут под венец.
  
   Видно принц мой зимует на Марсе,
   Иль в Галактике вовсе иной...
   Где ТЫ, тот что дружил в первом классе,
   Мальчик с мушкой над верхней губой???
  
   Начало классическое, салонно-альбомное. Но третья строка неожиданно врывается "палубой белой эсминца" на заросшую ряской гладь подмосковного пруда, в царство сонных лягушек, которые ошалело уставились на военный корабль, выкрашенный какими-то придурками в белый цвет. Не красят военные корабли в белый цвет, тем более - палубы. Но еще больше обитатели средней полосы удивились, когда увидели "тормознувшего в пенной волне" принца.
   Вторая строфа написана так, что читатель уверен: в первом классе у подруг главной героини были уже "Коли и Васи, космонавт и вратарь молодой".
   Третья строфа, несмотря на глагольную рифму, получилась лучше, но она ничего не решает в этом тексте, зацикленном на рефрене, и в прямом и в переносном смысле.
   Финальная строфа начинается с очередного образного "прыжка". Зимовка на "Марсе" умилила. Со второй строки финальной строфы автор начал беспокоиться о выходе на завершение рефреном, что выразилось в большом количестве незначащих слов: "Иль... вовсе иной", "где ты, тот что". Кроме "вступеводытолчения" такая практика приводит к "вырождению" смысла коды. Посмотрите на две последние строки: они о мальчике, который в первом классе дружил с "мушкой над верхней губой".
   Отдельно скажу о центральном образе текста. Он есть, но он не получился. Зачем мальчику в первом классе мушка? Да еще на таком приметном месте.
  
   Герш С. Птица..
  
   и вот опять я - птица,
   что непосильно бьется -
   в клетке - твоих ресницах,
   в путах - твоих словах.
   где же моя граница,
   где же твоя граница.
   надо бы разделиться -
   но нет прорехи в швах.
   и вот опять я - небо,
   что отразится только
   в серых, пропахших снегом
   талых твоих глазах...
   где же моя граница,
   где же твоя граница,
   как улететь мне, птице -
   небу - не отразиться,
   если - одна стезя?...
   как далеко до рая -
   Богу, видать, не спится -
   милуя - иль карая? -
   взял нас и вдруг смешал.
   где же твоя граница,
   где же моя граница,
   как же нам разделиться,
   если - одна душа?...
  
   "И вот опять" - авторы, не начинайте такими фразами стихи, тем более, о любви. "Непосильно бьется" - не понравилось это сочетание. Какое-то другое определение здесь нужно, например, "обреченно", "безнадежно" или "безответно". "Граница" - не самый луший образ для описания отношений мужчины и женщины. "Птице - небу - не отразиться... стезя" - не читается образ. "нОнет прорехи в швах" - неудачный акцент и неудачная звукопись. "Милуя - иль карая" - еще одна фонетическая шероховатость. Вообще чрезмерный акцент в окончаниях на "ица" с многочисленными повторами слов не идут на пользу тексту. Сюжет понятен. Реализация растворилась в поисках "границы".
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"