Palassatiykoteg: другие произведения.

Философия любви. Предварительный этап. Часть 6.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заявки 181-216 в порядке подачи


   Журнал Самиздат: Философия Любви. Конкурс стихов
   Часть 6.
Заявки 181-192 (в порядке подачи).
  
   Хохлюшкин И.Л. как мяч...
  
   Ты отдаешь себя как мяч,
   как Риск -
   Удаче!
   Но невозможно, не принять
   твоей
   подачи.
  
   И мной проигран первый сет.
   (Позор -
   от женщин).
   А ты, мячом, летишь мне вслед.
   И снова -
   меньше...
  
   Хохочешь и жуешь банан.
   Ты вся -
   без правил.
   Но сет второй мной выигран,
   я всё -
   исправил!
  
   А сердца корт составлен из
   твоих
   отметин.
   Давай поделим этот приз?
   Не нужен -
   третий...
  
   Интересный прием переноса взаимоотношений на спортивные состязания. Принимая некоторые условности такого переноса, начало получилось неплохо. В частности, "Риск - Удаче" - выглядит временным решением. "Мяч-принять" - скорее созвучие. Но это ничуть не мешает, восприятию текста. Третья строфа была бы не хуже, если бы не "выигрАн", даже "правил-исправил" можно было бы не заметить. Финальная строфа не сложилась. Неожиданное упоминание о третьем сбивает. Если это о сете, понятно, но в отношениях двух понятие "третий" слишком очевидно. "Составлен из" - и рифму такую лучше не припасать на финал, и значение этого глагола рисует не тот образ. Естественно, это все личные впечатления. Потенциал текста выше сегодняшней его реализации.
  
   Рудыко А.В. Квадратик белый под главою
   ***
   Квадратик белый под главою
   Как жертвенник моей мечты
   Где можно удалить худое
   И окунуться в чудо сны.
  
   Как хочется иной раз, там
   Остаться, словно это вечность
   Но утро не оставит нам
   Ни шанса в это бесконечье.
  
   Но снова мы дождёмся ночи
   И окунёмся в наши сны
   И может быть возьмём чего то
   Перенеся в реальность мглы.
  
   Может начнём, мы ткать и в яви
   Те наши в ночи чудеса
   И жизнь измениться с печали
   И вырастут и к радости крыла.
  
   Что ж труд это не просто думы
   Но думы одолеть подчас
   Бывает очень трудно сразу
   Но труд другой исправит нас.
  
   "Квадратик белый под главою" - подушка что ли? Какой винегрет из стилизации под старину и урбанистических мотивов. "Удалить худое", "ни шанса в это бесконечье", "и может быть возьмем чего-то" (отдельный перл), "реальность мглы" - неуклюжие образы, не только не доносящие до читателя сути произносимого автором, но и сбивающие с настроя. Финальные строфы превратились в сплошное несвязное бормотание. Размер скачет, акценты местами неудачны, например, "можЕт". Рифмы слабые до никаких.
  
   Северцев В.В. Синтаксис морской качки
  
   Недорогие духи,
   Мятная жвачка,
   Это мои стихи,
   Как синтаксис морской качки,
   Запах холодных труб,
   Мечты один на один,
   Зимы еле- теплый труп,
   Я снова, зачем- то, простыл.
   Запах зеленых глаз,
   Мне кажется что слепых,
   Я вижу тебя, в анфас,
   А ты, ни пороков моих,
   Ни глупости сказанных фраз,
   Ни света в моем окне.
   Но, снова, я перебрал,
   Снова, все обо мне.
   Разум меня усмирял.
   Разум меня подводил.
   За это его виню.
   Река в Египте- Нил.
   А картины рожают Ню.
  
   Автор попытался. Попытался передать настроение и мироощущения через нестандартные образы. Не получилось. Понимая, что не получилось, я попытался найти что-то, что бы оставляло надежду. Знаете, идея сравнения стихов с морем - не нова, но вот образ "морской качки" - он имеет перспективу. Только не "синтаксис". "Запах холодных труб" - почему-то представляю очень отчетливо. "Мечты один на один" - неплохая задумка, но почему не "с мечтой..."? "Зимы еле-теплый труп" - опять, само по себе - неплохо, но в тексте и контексте - неудачно. Финал не получился. Возможно, никак не получался, а закончить было надо.
  
   Влаши П.Ф. Потеря
  
   Завтра будет январь,
   Это, значит, опять Новый Год.
   Третий год без тебя
   В остывающем медленно мире.
  
   Шебутной календарь
   Гонит время настырно вперёд,
   Хвост ему теребя
   В безнадёжно уснувшей квартире.
  
   Потому тишину
   Гложет мерный, настойчивый звук
   Неустанных часов,
   Но затихнет, коснувшись портьеры.
  
   Потому я вздохну,
   Вспоминая тепло нежных рук,
   Мягкость ласковых слов
   И завою, забыв про манеры...
  
   Схема ABCDABCD - одна из моих любимых (не значит, что часто употребимых). Такая схема нет-нет да и появляется у авторов, которые тяготятся однообразностью текстов и стараются вносить от раза к разу некие неизбитые приемы, схемы, речевые обороты, сюжеты. Все было бы отлично, если бы не некоторая затянутость на фоне малой информативности (приношу свои извинения за это наукообразие). На фоне неспешного печального рассуждения "в остывающем медленно мире" и "в безнадежно уснувшей квартире" диссонансом слышится начало (три первых строки) второй строфы. Оба "потому" для меня логически повисают. Не совсем очевидно, к чему это. Мне показалось, что к "третий год без тебя". "Тишину гложет" стилистика немного выпадает. С портьерой не понял. "Мягкость... слов" - показалось, что здесь нужно что-то иное. Последняя строка позволяет надеяться, что автору по силам завершить работу с этим текстом. Только в моем прочтении многоточие просится в конец предпоследней строки.
  
   Агафонцев А.А. Она ненавидит обманы и пахнет дождем и корицей.
  
   Ненавидит обманы и пахнет дождем и корицей, -
   Тихий голос и вкрадчивый шепот порою похожи.
   У нее за плечами картина - три принца с девицей,
   Улыбаясь вино распивают в масонстве и ложе.
  
   Не накинуто шали. И плечи как будто нагие.
   В полутьме от свечи, в полусвете ее замирают.
   Грубоватый доспех у стены не протянет руки ей,
   Но за пыльным забралом на миг две искры замигают.
  
   Шум грозы заглушает певучесть полов и дверей.
   Незамеченной входит. И чувствует легкую дрожь, -
   Пред камином сидящий, предавшийся мыслям о ней,
   Обернулся, как будто услышал корицу и дождь.
  
   Наверное, я ничего ни в чем не понимаю. К чему здесь про "обманы"? Вторая строка бессмысленна, как "замерзшая, как лед, вода". Первые две строки навевают один из бессмертных шлягеров группы "Корни". Но если у ребят и дальше все в том же духе, то здесь автор ударился в рыцарские романы. Однако вопросов не стало меньше. Какие "три принца с девицей"? Какое вино "в масонстве и ложе"? "И плечи как будто нагие" - так нагие или нет? Смысл в предложении "В полутьме от свечи, в полусвете ее замирают" отсутствует напрочь. "Грубоватый доспех" с протянутой рукой это перл. Перескоки повествования, как ребенок с игрушками: схватил одну тему, в рот, бросил, другая - то же самое. Что же все-таки громче: "шум грозы" или песни "полов и дверей"? "Входит..."? Ой, мама! Так это не она сидела! А он! Фу-у-у. Понятно. А она ходит ночью по замку с веселенькой картиной за плечами.
  
   Провоторова Л. Родителям
  
   Почему расстояние "гложет"?
   Привыкнуть судьба не даёт -
   Родители наши далеки,
   родные, милые старики.
  
   Старики - это с горечью.
   "Мама, папа" - с нежностью.
   Хоть живут в другом селе,
   нет замены им на земле.
  
   Кто-то вам по утру:
   "ДОБРЫЙ ДЕНЬ!" - говорит.
   Это всем по нутру-
   совесть велит.
  
   Нам же теперь -
   добрых людей почитать.
   Нам же теперь -
   вам письма писать.
   Нам же теперь -
   встречи приближать.
  
   Рядом - обыденность,
   суета до ночи.
   В разлуке - возможность
   подобрать ко всему ключи.
  
   Почему расстояние "гложет"?
   Привыкнуть судьба не даёт.
   Мы - одно целое с вами,
   неразделимы верстами.
  
   Тема понятна. Реализация очень слабая. К поэзии, на мой взгляд, какое-то отношение имеют две первые строки. Смысла обсуждать образы, рифмы, размер и прочие атрибуты поэзии не имеет смысла. Все остальное даже прозой назвать трудно.
  
   Васильева А.С. О чем молчишь, моя природа
  
   О чем молчишь, моя природа,
   И в сердце ты скрываешь что?
   Быть может, время не пришло
   Узнать все думы небосвода,
   Услышать, что мне шепчут воды
   Глубоких рек, и песнь ветров?
  
   О чем ты шепчешь мне, природа?
   Твой голос тих, едва могу
   Ушей простых сквозь глухоту
   Созвучие чудесных нот я
   Расслышать... Там, на берегу
   Вещает тополь притчу пню...
  
   Я слышу, ты поешь, природа,
   Великий гимн себе и нам!
   Несется песня по лугам,
   Полям, лесам и рекам, долам,
   И поднимают вверх ветра
   Ее... А там, под небосводом,
   Уже парит моя душа,
   Летит на звуки неспеша...
  
   "Шепчут воды глубоких рек" - на тоненького. Но непонятно, природа все-таки молчит или шепчет? Или поет? Прием повтора с небольшой вариацией позволяет показать развитие сюжета, но чтобы это не выглядело, одновременным исполнением противоречивых действий, требуется точное исполнение приема и соответствующее обрамление. А вот повторы "услышать, расслышать, слышу", "шепчут, шепчешь" и повтор в третьей строфе всего набора из первой "небосвод, реки, ветер". "Едва могу ушей простых сквозь глухоту созвучие чудесных нот я расслышать" - и образ неудачный, и инверсии запредельные. "Вещает тополь притчу пню" - не совсем понятно, к чему это. Если уж говорить о горьком опыте, то это пень тополю может притчи рассказывать. "Гимн себе и нам" - неуклюже. Первая строфа еще как-то за счет созвучий выстраивает схему АВВААВ, вторая строфа оставляет только контуры, а в третьей строфе - еще и со смещением. Рифмы трудно уловимые.
  
   Авдеева Ю. Лирика
  
   Я уйду в эту ночь - новый день мы с тобой проиграли.
   Ночь обнимет меня и отпустит в бумажную тьму.
   Мой последний закат... И меня ты коснешься едва ли.
   Я уйду в эту ночь, улыбнувшись, ее обниму.
  
   Новый день разорвет мою маску, рассыпавшись ложью.
   Я тебе не скажу: "Никогда", да и ты промолчишь.
   Уходить в никуда - это все-таки больно и сложно.
   Уходить в никуда... В пустоту под названием "тишь".
  
   Я бежать не могу, ведь сбежать от себя не возможно.
   Можно просто уйти. В никуда, в пустоту, в эту ночь.
   Сколько можно калечить, смеяться и врать мне безбожно?
   Сколько нужно мне слов, чтоб понять, что уже не помочь?
  
   Сколько нужно дорог, чтоб узнать, что уже моей нету?
   Сколько нужно путей, чтоб понять, что мой путь не с тобой?
   Сколько нужно ночей, чтоб вернуться к прозрачному свету?
   Сколько нужно мне ран, чтоб уйти, не покончив с собой?
  
   Ночь нежна, как и ты. Ночь так робко со мной молчалива.
   Ветер гонит круги по вчерашней, уснувшей воде.
   Ночь, как кошка дерзка и, как кошка, бесстыдно красива.
   В ней я вижу тебя: в тишине, темноте, пустоте.
  
   Я уйду от тебя, чтоб вернуться к тебе той же ночью.
   Чтоб вернуться во снах и потоками ласковых слез.
   Я вернусь незаметно, неслышно, а так, между прочим.
   Чтобы нашу мечту глупый ветер совсем не унес.
  
   А сейчас я уйду, только этого ты не услышишь.
   И сейчас не поймешь, осознаешь потерю потом.
   Я запомню лишь то, как ты ласково, трепетно дышишь.
   И напомню тебе о себе полуночным дождем...
  
   "Уйду, уйду, уходить, уходить, бежать, сбежать, уйти, вернуться, уйти, уйду, вернуться, вернусь, уйду" - видимо, основная мысль текста. Другая мысль - "ночь" - повторяется девять раз, не считая "полуночным" в финале. Рифмы "ночь-помочь", "нету-свету", "тобой-собой" и "услышишь-дышишь" очень ярко иллюстрируют поэтический потенциал. Очень эмоционально, очень безОбразно и непоэтично. Запомнилось только "Ночь, как кошка дерзка и, как кошка, бесстыдно красива" - неплохой образ и в акценты попадает. По ритмике текст ложится на мелодию "Костры" Захарова (Рок-Острова).
  
   Сарычева С.В. Двое
  
   Ладонью своей прикоснёшься
   И взглядом согреешь своим.
   Не думал, что много добьёшься,
   Приблизишься, станешь родным.
   Не думал... Но стали мы ближе.
   И в чувствах незримая нить:
   В бреду я дыхание слышу,
   И сердца мне стук не забыть...
   Единым мы стали твореньем.
   Всегда ощущаю тебя.
   Печали, надежды, волненья.
   Как будто бы ты - это я.
   И вижу, все чувства взаимны.
   Отсутствуют ложь и обман.
   Порою бываю наивна.
   Но разве же это изъян?..
   Быть верной, покорной и милой
   Бывает не так уж легко.
   С тобою я стану богиней,
   И души сплетутся в одно!
  
   Неплохой подарок близкому человеку. Но не более. "Отсутствуют ложь и обман" - из выводов к студенческой лабораторной работе. И тут же, словно спохватившись: "порою бываю наивна". Рифмы не самые слабые, но в отсутствие сюжета и его развития и слабой эмоциональной динамике, хочется придраться и к рифмам: "прикоснешься-добьешься", "милой-богиней" и "легко-одно". Вторая часть перегружена повторением "будто, бываю, быть, бывает".
  
   Ермолова И.В. Ветер в ладони
  
   Стану болью твоей, и бедой,
   Стану ветром в ладони,
   И взойду серебристой звездой
   На твоем небосклоне,
  
   Чтобы ты мое имя-берег,
   Шел ко мне - по наитью,
   Стану я - в лабиринте дорог
   Путеводною нитью...
  
   Над тобой я раскрою в ночи
   Шитый золотом полог:
   Заходи, отдохни, помолчи,
   День был труден и долог...
  
   Обниму тебя - свежестью гроз -
   В пору душного лета,
   И на свой запоздалый вопрос
   Не услышу ответа :
  
   Мне он будет уже ни к чему,
   Он известен заранее,
   Там,где - встретятся взгляды сквозь тьму
   И сольются дыхания...
  
   Редкий случай. У меня нет претензий к размеру, к рифмам, акцентам. И сюжет, вроде, есть. И он развивается. Но не ложится оно на душу. Смущает во-первых начало. "Стану болью твоей, и бедой" - то есть, все было у человека нормально, и на тебе - вот она, я - боль твоя и беда. Да и "ветром в ладони" - сомнительное счастье, это же эквивалентно пустоте, отсутствию чего-либо, потере. Начало третьей строфы является фактическим скрытым повтором второй части первой строфы. Зачем "запоздалый вопрос", если ответ не нужен? Финал предсказуем и в затертых образах воспринимается, как титры.
  
   L++ Когда исцветают косы осени
  
   Когда распускается пряжа ночи,
   И сплетения слов
   Путаются с переплетениями прикосновений,
  
   Когда расцветают рассветы,
   И мед нежности
   Вызревает из гула страсти,
  
   Когда исцветают косы осени -
   Чиню я золотые разлуки,
   Как ремонтируют старые автомобили
   Перед долгой дорогой
   Куда-нибудь к морю.
  
   Начало не понравилось. Образы не читаются. "Распускается... сплетения... путаются с переплетениями прикосновений" - слышится перебором и повторов с синонимами и созвучий. "Расцветают рассветы" - вот уж штамп, так штамп, не ожидал. "Мед нежности" - надо подумать. "из гула страсти" - не прочитал. Финал лучше. Понравился образ "исцветают косы осени" и на вид, и на вкус. "Чиню я золотые разлуки" - тоже надо подумать еще. А, вот, последние три строки - браво! Вот, это - попало в унисон на все сто! Даже кажущееся кому-то пустым "куда-нибудь" - точно, на своем месте! Странное ощущение при чтении, словно идешь незнакомыми, темными закоулками, заходишь за угол и вдруг узнаешь двор своего детства...
  
   Митя Д. В дикой магнолии..
  
   В дикой магнолии взрывается огонь
   послушай этот глубинный щебет птицы,
   чьи кости давно истлели в земле
   клокочущая лава вызывает у нас легкое беспокойство,
   а ночью, когда горячие лепестки целуют нашу душу
   лишь соловьиная песня
   тушит пожар нашего сердца.
   В шелесте серьезных разговоров
   мы слышим песню о далекой стране эль-Дорадо
   и вот, наша лодка обгоняет течение,
   с которым борятся испуганные утки.
   Где ты, Весна? Мы ищем тебя в недрах седого января,
   в снежных кристаллах заточен огонь,
   когда же ты растопишь его
   перламутровый холод оставив далеко позади?
  
   Не могу оценить этот поток сознания. В манере изложения сквозят претензии на японскую поэтику. Но напоминает дословный перевод с японского. Как сюда прокралось эль-Дорадо, не понимаю. "Глубинный щебет птицы, чьи кости давно истлели" - нарочито. Вроде, лодка, течение, утки и тут же "В недрах седого января" - смешно и неправдоподобно.
  
   Заявки 193-204.
  
   Аннов Ф.И. Ничего нет нового под Солнцем...
  
   Ничего нет нового под Солнцем,
   Не ищи его и под Луной,
   Радиоактивный стронций
   Был и будет, ну а мы уйдем с тобой!
   Также будет разноцветным спектром
   Над Землею бушевать восход,
   Темнота сменяться будет светом,
   Не заметив наш с тобой уход.
   Дыры черные и звезд протуберанцы
   Будут кто чернеть, а кто сиять,
   Сгинем мы безвестные посланцы,
   Но на это космосу плевать!
   Мы возьмемся за руки - две точки
   Бесконечно малых величин
   И поднимемся, привставши на носочки,
   Над законом следствий и причин.
   Затеряемся мы во вселенском мраке,
   Только мы с тобою - я и ты...
   И откроют астрономы в Зодиаке
   Две микроскопических звезды.
  
   Вот и стронций прославили, правда с потерянной стопой эта строка никак не укладывается в размер, но это мелочи, по сравнению с радиацией. "Восход-уход" - суперрифма! "Привставши на носочки" - только так до неба и дотянешься. Если бы не экзальтация с протуберанцами и зияньем черных дыр, безвестными посланцами и законом следствий и причин, это могло бы сойти за милый, чуть ироничный образ. А так - увы. Финал окончательно добил "микроскопическими звездами".
  
   Дефорш А. Светлячок и свеча   1k   "Стихотворение" Поэзия
  
   Меня заставили писать стихи!
   Я не писал стихи уже полгода.
   Я жил во тьме, "отмаливав" грехи,
   Вновь позабыв, что есть моя свобода.
  
   Я жил в ночи, скучая по свече,
   Хотел, чтоб меня воском наградили.
   Но вместо той свечи, лишь светлячок...
   Мои старанья слез не искупили.
  
   Тот светлячок был лишь комочком света,
   Который освещал путь лишь себе.
   Как я не бился, байки Ветхого Завета
   Не убедили его дать света и мне.
  
   Ну что ж, комочик счастья, будь "Камочком"!
   И именно "Камочком", через "а"!
   В конце концов, под светлой оболочкой,
   Окажется лишь темная душа...
  
   Иллюзий и надежды мне не надо,
   Я слишком гордый, для того, чтоб встать.
   По эшафоту грянет канонада
   И сердце повернет минуты вспять!
  
   Теперь в руке моей лежит лучина,
   Вот только нету спичек, чтоб зажечь.
   И есть на то одна только причина,
   Комочки света надо нам свои беречь...
  
   "Меня заставили писать стихи" - догадываюсь, о чем это (меня заставили писать обзор - какой позор, какой позор), но сказано неуклюже. "Замаливав" - красивхо сказывано. "Байки Ветхого Завета" - смело, без страха и упрека, невзирая на лица и саны. "По эшафоту грянет канонада" - еще один перл. Дочитал. Подумал. То есть "комочки света" - это спички? Последний раз я так изумлялся, когда впервые смотрел "Киндзадза" и узнал про КэЦэ. Увы, увы, увы (образы, поэтика, сюжет).
  
   Дроздова Т. Осеннее тепло
  
   Друг друга ни о чем не спросим,
   Не станем думать о "потом".
   Мы нашу пасмурную осень
   Согрели ласковым теплом.
  
   И, восприняв, как неизбежность
   То радость без причин, то грусть,
   Свою томительную нежность
   Мы бережем в смятеньи чувств.
  
   Вечерний свет скользит по стенам
   И время обращает вспять.
   Сплетенье рук и душ сплетенье
   Мы не торопимся разнять.
  
   Московский дождь скребется в окна
   В уютный маленький мирок...
   Никто из нас уже не помнит,
   Что был недавно одинок.
  
   Обычная история, каких тысячи, миллионы. Ритмика (внутренняя мелодика стиха) прописана хорошо: размер выдержан, акценты на местах. Теперь о проблемах. Во-первых, не согласованы времена глаголов: в первой строфе сначала будущее и тут же прошедшее, а потом только настоящее. На мой вкус, выпадает прошедшее время, но его легко поменять на будущее. Во-вторых, начало второй строфы с "и" настраивает читателя интонационно на финал, однако до финала еще далеко. Зато финал получился интонационно смазанным. В-третьих, ряд образов неочевиден: "бережем в смятеньи чувств", "время обращает вспять". В-четвертых, "грусть-чувств", "окна-помнит" - очень не сильные рифмы. Наконец, наибольшие нарекания вызывает звукопись: "радость без", "бережем в смятеньи", "свет скользит", "обращает вспять", "дождь скребется". Последнее сочетание - просто вынос мозга, осложненный природной неблагозвучностью данного глагола.
  
   Сидорова Е.А. Могло бы так быть
  
   Зимой мы бы вместе - я кофе, ты чаем -
   Вязали бы губы. В конце чрезвычайно
   Теплом увлеклись бы. И, не замечая,
   Что утро светлей, полагали б: случайность.
  
   Ментоловым небом, фруктовым по нИзу
   Мы б вместе с балкона зрачки холодили.
   И я, разбивая слова о карнизы,
   Кричал бы стихи. Легким солнцем Севильи
  
   Ты гладила б пряди. И тонкие руки
   Затронуты были бы розовым светом
   От рыжих волос. Стервенея от скуки,
   Едва ли мы вместе шагнули бы в лето!
  
   "Б случайность", "б вместе", "б пряди" - просто "б"-эпидемия. "Вязали бы губы" - не самый лучший образ. С увлечением теплом и не замечанием светлости - не понял. Дальше понятней не становится. Чувствуется, что автор своим собственным образным языком пытается донести до читателя суть, идею текста, но пока послание не расшифровывается. "Розовым светом от рыжих волос" - что-то с цветовосприятием у автора. Сюжет не сбалансирован. Финал неожиданен, но эта неожиданность не радует. Хоть бы многоточие перед последним предложением поставить.
  
   Roahn Весна
  
   Весна царит в сиреневом саду
   И солнце греет ласково и нежно
   Я знаю, ты придешь в златом шелку
   Моя беспечная и юная надежда.
  
   Вдыхая аромат чудных цветов
   Не сделаешь мне слишком больно,
   Навеешь наяву мне сладких грез
   Я настрадался и с меня довольно!
  
   Сирень цветет, пылают одеянья
   Златыми росчерками томных вечеров
   Совсем немного подарив вниманья
   Ты не промолвишь лишних слов.
  
   Пылающий оранжевый рассвет
   Сверкают росы на твоей сирени
   Я не один, но я и без оков
   Без моей самой темной тени.
  
   Весна царит в сиреневом саду
   Играет солнце переливом песен
   Которые поют вновь наяву
   И мир мне снова стал весь тесен..
  
   "Весна царит", "в златом шелку" - вычурно. "Ласково и нежно" - синонимы через "и" - моветон. "ЧуднЫх" - неудачный акцент, превращающий прекрасные цветы в забавные, а в контексте "вдыхая аромат" - уводит читателя в ненужном направлении. "Не сделаешь мне слишком больно" - с такой прямотой... это уже стиль БДСМ. "Навеешь наяву" - неудачная звукопись. "Пылающий оранжевый рассвет" - не верю. "На твоей сирени" - что подразумевает автор? "Без мОей самой" - вновь неудачная звукопись, сбой акцента, выпадение стопы. "Играет солнце переливом песен" - непонятный образ. Что за песни, кто их поет? "Вновь наяву" - опять проблемы эвфонии. Финал вообще неуклюже скомкан. "Саду-шелку", "цветов-грез", "рассвет-оков" - не рифмы.
  
   Масалова Г.С. Подари мне млечный путь
  
   Подари мне млечный путь,
   Сверни в жемчужное колечко.
   В кольце Вселенной жизни суть-
   Сердцам дано гореть в нём вечно.
   Оно постромки рвёт тревог
   И расплетает путы скорби.
   Колечком стукну о порог:
   Что было, не было - запомни.
  
   Подари холодный свет
   Звезды, пусть маленькой, но яркой.
   Желаньем сердца вмиг согрет
   Он вспыхнет так, что станет жарко.
   Я сохраню его во мгле,
   Что чернотой подкралась ближе,
   Когда запутаюсь в беде,
   Звезду фонариком увижу.
  
   Идея понятна. Но некоторые образы... "Сверни в жемчужное колечко" - так панибратски с Вселенной. С постромками и путами как-то немного путано (извиняюсь за каламбур). Что за ритуал - "колечком... о порог"? Вторая часть показалась слабее. "Холодный свет-яркой-согрет-вспыхнет-жарко" - неразбериха со светом, холодом, жарой. Финальное четверостишье самое слабое. "Чернотой подкралась ближе" - это после "яркой" и "вспыхнет". "Запутаюсь в беде" - по-детски неуклюже. "Звезду фонариком увижу" - апофеоз нескладности и двусмысленности фраз. С размером нормально, только в первых строках восьмистишей в самом начале не хватает одного слога. "Скорби-запомни", "мгле-беде" - не самые лучшие рифмы.
  
   Хрипко А. Кофеиновая печаль
  
   Неприступное поднебесье -
   Синий омут бездонных глаз.
   Звёзды врозь и звёзды вместе,
   Но бессмертье не для нас.
   Не для нас откровенность взора,
   Кофеиновая печаль,
   Романтического вздора
   Нет, не будет, и мне не жаль?!...
   Мне не жаль умирать душою
   В отрезвляющей пустоте,
   И волчицей я не взвою -
   Мёртво всё. Ухожу. Везде
   Одинокое послевкусье
   Понимания себя.
   Не ищи, не жди, не волнуйся -
   Извините не для меня!
  
   Что хотел сказать автор? Ведь, что-то хотел. Получился же у него набор собственных неказистых образов вперемежку со штампами. "Кофеиновая печаль" - странные ощущения... звучит, как кокаиновая. Размер не держится. Акценты скачут. "Пустоте-везде" и перл начинающих поэтов "себя-меня". Финал еще и отягощен необъяснимым перескоком с "ты" на "Вы".
  
   Емец С.А. Романс

   За черной эпилепсией покоя
   Струится пульс зеленого сукна,
   Там чаша веры до краев полна,
   И вера эта в торжество святое.
  
   Там пишут лестью краденый сюжет,
   Там демонами украшают стены,
   Там смутно ждут тотальной перемены,
   Там ждут того, чего в рисунках нет.
  
   Я завяжу себе глаза твоей рукой,
   Я заслоню тобой оковы мирозданья.
   Я буду плакать, подавив желанье
   Упасть, смиренным верой, пред тобой.
  
   Зимой рассыплет снегом на плечах
   Чужую тайну полуночный призрак.
   И буду я из Храма страхом изгнан,
   И буду чашу пить, превозмогая страх.
   Постой, не плачь. Я буду твой герой,
   Я на сукне зеленом напишу легенду,
   И буду вечно твоей тенью верной,
   И завяжу себе глаза твоей рукой.
   Скажи, зачем? Скажи, чего ты ждешь?
   Скажи, что сделать в этой жизни должен?
   Я преклонюсь перед тобой змеиной кожей,
   И буду ждать, когда же ты придешь...
   И я вернусь, когда исчезнет боль,
   Я буду снова раскрывать ночные тайны,
   И заслоню тобой оковы мирозданья,
   Преступно завязав глаза тобой.
  
   Гремит заря раскатами мечты,
   В припадке бьются призрачные души.
   И я живой. И клятву не нарушу.
   Ведь слово произнес не я, а ты.
  
   Когда огонь рисунок поглотит,
   Я поднимусь из ада на колени.
   И промелькнет пред взором светлый гений.
  
   Не нужен свет. Пускай ребенок спит.
  
   Ты обнимаешь лествицей меня,
   Не хочешь уходить. На всякий случай,
   Я отпущу тебя, но слово не озвучу.
   Ведь клятву произнес не ты, а я.
  
   "За черной эпилепсией покоя" - неоправданный алогизм, автор хоть раз видел приступ эпилепсии или просто слово красивое? К чему здесь "зеленое сукно"? Для меня это ассоциируется (в порядке убывания) с биллиардным, карточным, чиновничьим столом. "И вера эта в торжество святое" - так в торжество чего? Может быть, "святого"? Последующие четыре строки неплохо, но по смыслу может быть о чем угодно: о вампирах или политике, например. "Я завяжу себе глаза твоей рукой" - меня всегда смущают такие фразы, описывающие физиологически невозможные действия. "Я заслоню тобой оковы мирозданья" - звучит очень не по-мужски: что прикрываться хрупкой женщиной от превратностей мира сего, что использовать ее как вещь, дабы прикрыть что-то неприглядное. "Смиренным верой" - опять неуклюже.
   Не вижу смысла подробно обсуждать все нестыковки и неуклюжести фраз. "Перед тобой змеиной кожей", "Преступно завязав глаза тобой" (перл - однозначно), "Гремит заря раскатами мечты" (Маяковский отдыхает), "Я поднимусь из ада на колени", "Не нужен свет. Пускай ребенок спит", "Ты обнимаешь лествицей меня" (вообще не понял, как это можно лестницей обнимать). Финал: "Не хочешь уходить. На всякий случай, Я отпущу тебя, но слово не озвучу" - лишь укрепляет впечатление от неплохо срифмованного винегрета из религии, мистики, любви, сдобренного фэнтэзийным "подслнечным маслом".
  
   Огородникова Н.А. Здесь камень был
   * * *
  
   Здесь камень был - немыслимый дружок,
   В средине склона на траве лежавший,
   И свой шершавый, тёплый, белый бок
   Моей руке приветно подставлявший.
  
   И каждый вечер на прогулку выходя,
   "Привет, дружок!" я неизменно говорила,
   И по отметам солнца и дождя,
   Корявым трещинам, рукою проводила.
  
   И уезжая осенью домой,
   Пыталась утешать оставленного друга,
   Что ветры буйные промчатся стороной,
   Что за дождями вслед засвищут вьюги,
  
   Что вровень с полем заметёт овраг,
   И с головой укутан снежным одеялом,
   Он не увидит, что там наверху, и как,
   Какие в стужу звёзды над полями.
  
   Но неизменно начинается весна!
   Ручей набычится, и потечёт куда попало,
   А там и ночи летние без сна,
   И было так всегда, иначе - не бывало!
  
   И снова будет он лежать среди травы,
   Подставив солнцу и бока и спину,
   А там и я приеду из Москвы,
   И закричу издалека: - Привет, детина! -
  
   И в самом деле, отметелила зима,
   И вот опять иду тропой знакомой,
   Но что случилося - не приложу ума:
   Как к другу ты пришёл, а друга нету дома.
  
   Мой бедный камень кто-то уволок.
   Осиротели склон, ручей и поле.
   Уж не подставит он свой тёплый бок
   Моей руке, и не утешит боле...
  
   Не буду критиковать этот текст. Да, в нем много несуразностей, но, читая его, я по-доброму улыбался. Но мне хотелось дочитать, в отличие от многих конкурсных работ. А "Ручей набычится, и потечёт куда попало" просто рассмешило. Но желания подковырнуть, передернуть слегка, почему-то не вызвало. Есть в этом что-то лубочное, но идущее от самого сердца. Если автор поднатореет в поэтике, не потеряв этой детской непосредственности, яркая индивидуальность ему обеспечена.
  
   О.Мант Я пошлю Вам письмо
  
   Я пошлю Вам письмо, хотя Вы его вовсе не ждете.
   Тем не менее, я приготовил почтовый конверт.
   В том письме не спрошу я банального: "Как вы живете?"
   И его не начну я с обычного слова "Привет!"
  
   Там не будет вообще ни строки, ни единого слова.
   Я в конверт положу белоснежный и чистый листок.
   То не шутка совсем и не думайте также худого,
   Просто всех своих чувств я бумаге доверить не мог.
  
   Этот белый листок, когда в руки его Вы возьмете,
   Передаст все тепло, все мечты и всю нежность мою.
   Подержите его, не бросайте и сразу поймете,
   Что с листочка без слов свои чувства я Вам отдаю.
  
   А еще в тот конверт я вложу свою бренную душу.
   Пусть хотя бы она незаметно заглянет в Ваш дом.
   Вы не бойтесь ее, вашей жизни она не нарушит,
   Облетит вокруг Вас и на место вернется потом.
  
   Ах, как жаль, что мы с Вами совсем не знакомы.
   И при встрече случайной Вы прячете взгляд.
   Я, наверное, мог поступить по-иному,
   Но пошлю я письмо, и не будет дороги назад.
  
   Я пошлю Вам письмо, хотя Вы его вовсе не ждете.
   Тем не менее, я приготовил почтовый конверт.
   И, пускай, там нет слов, но я верю, меня Вы поймете,
   И когда-нибудь мне улыбнетесь при встрече в ответ.
  
   Длинные строки сыграли с автором злую шутку. Кажется, что в такую строку легче уложить нужную тебе мысль. Но не нужно забывать о том, что одновременно короткие фразы незаметно раздуваются до нужной длины вводными словами. Текст потихоньку превращается в "гидракалбасу". Отсюда все эти "Я... Вам... хотя Вы его вовсе... тем не менее я...", "вообще... единого", "белоснежный и чистый", "совсем... также... просто всех". При чтении первых двух строф явственно ощущается растянутость сюжета и его "разбавленность". Третья строфа получше, но и она не избежала процедуры искусственного наращивания объема текста. Четвертая строфа дарит читателю перл "бренную душу" еще и вложенную в конверт. "И на место вернется потом" - в конверт, или в бессмертное тело? Я предполагаю, что хотел сказать автор, но вышло неказисто. В пятой строфе автору видимо надоело "выравнивать строки), размер сбит. Прием рефрена первой части первой строфы в финале исполнен хорошо, но в целом тексту это помогает мало.
  
   Даймара С. Милый Сфинкс
  
   ***
  
   Что уготовано улыбкой этой,
   Лукавым морем глаз твоих?
   В ладони теплится монетка,
   В устах - незавершенный стих.
  
   В клубок сплетаются дороги;
   Идти по ним напрасный риск,
   Распутывать - одни тревоги.
   Открой загадку, милый Сфинкс!
  
   Чисто и ровно по рифмам, размеру, акцентам. "Распутывать - одни тревоги" - прозвучало для меня неуверенно, двусмысленно: то ли сам процесс видится тревожным, то ли в итоге распутывания ждут "одни тревоги". "Лукавым морем глаз" и "Сфинкс" - не собираются в один образ. Вообще финал получился "скоропостижный".
  
   Шишков В.Н. Веха (липограмма)
  
   Я достойно пройду испытание,
   Что останется вехой в судьбе,
   Обнажив свою душу признанием
   В разгоревшихся чувствах к тебе,
  
   Пропитавших меня до безумия
   И поднявших сквозь дым суеты,
   И кипящих, как магма Везувия,
   В день вчерашний сжигая мосты...
  
   Нам от Бога быть вместе завещано,
   И завет в небесах не стереть!
   Без тебя мне, бесценная женщина,
   Уготована верная смерть.
  
   И сегодня всё будет по-новому!
   Растреножив коней на заре,
   Нас на тройке, звенящей подковами,
   Унесёт Купидон поскорей...
  
   "И кипящих, как магма Везувия" - перебор. Хочу огорчить автора: с верной смертью, к сожалению, без вариантов. "По-новому"? Это автор про "на заре, нас на тройке, звенящей подковами"? Увы, ничего нового. В целом стихотворение получилось средним. Явных ляпов и погрешностей автор не допустил. Разве что финальное "поскорей" выглядит немного забавно. Но и зацепиться читательскому взгляду в этом тексте не за что.
  
   Заявки 205-216
  
   Лапердин Е.В. Этюд "Ч"
  
   Чем же вчера огорчилась ты
   Очаровательным вечером?
   Млечной парчою лучистою
   Падали звёзды на плечи нам.
  
   Очи, чело ты кручиною
   Точно чернилами пачкала.
   Чую, явились причиною
   Чьи-то пророчества мрачные.
  
   Чудом считал я счастливые
   Частые встречи случайные,
   Чары в ночи молчаливые...
   Нынче иначе - отчаянье.
  
   Вычеркнуть чувства б и чёрт возьми,
   Чопорно, чванно отречься бы...
   Но за чадрой твоей чёрствости
   Мечется луч человечности.
  
   Что же ты счастья чураешься?
   Речи звучат как пощёчины.
   Вечный течёт, не кончается
   Чёрный сургуч одиночества.
  
   Отдельные образы и финальная строфа заслуживаю внимания, техническое мастерство и кропотливость автора достойна восхищения. Но превалирование желания исполнить техническую сторону над образной, сюжетной и эмоциональной целесообразностью превращают этот текст в диковинку. Чувства, увы, стали рафинированными и оказались в тени большой "Ч".
  
   Кузьмин Е.В. Звезда
  
   Темно на улице давно,
   Душа плутает в зеркалах:
   Все тает будто бы во сне,
   Предвестье встреч, прощаний страх.
   Ночь поглотила вдруг меня.
   Я жду явления звезды,
   Когда к закрытию кафе
   Взойдешь с Венерой вместе ты.
  
   Если бы не юмор последних двух строк, "штампованность" текста была бы вообще необъяснима... А вкладывал ли сам автор в последние строки юмор???
  
   Баишева А. Непристойные мысли
  
   В постоянстве образа достойного
   Жизнь, за шагом шаг, к однообразию.
   И тогда чего-то непристойного
   Хочется. Ну прям до безобразия
  
   Понимать, что мысли эти грешные,
   Искушенье заглушать молитвою.
   Только вот борьба то, безуспешная,
   И никак не сладить с этой битвою.
  
   Грезить тонким вкусом кожи бархатной.
   Губы в кровь, желать до невозможности.
   Плод запретный слаще неги сахарной.
   Плещет страсть, забыв об осторожности.
  
   Нежный запах каждой порой впитывать,
   На двоих делить одно дыхание
   Обольщать, сгорать, кричать, выпытывать,
   Подарить еще одно желание.
  
   Распуская крылья, мчаться к ангелам,
   Но...
   не здравница, а вдруг, заупокойная...
   И, одумавшись, опять вернешься к правилам,
   Отгоняя мысли непристойные.
  
   Первая строфа - практически пик "коммунизма" в отношении рифм. Это ж надо умудриться - две пары однокоренных слов в одинаковой форме в одинаковой части речи влепить в одну строфу. "Достойного-непристойного, однообразию-безобразия" - рифмы и в дальнейшем не блещут, но эти - шыдэвр. Расстановка знаков препинания призвана, видимо, удивить читателя, заставить его думать не о грешных безобразиях, а о том, например, где сказуемое в первом предложении, или, что означает предложение "Ну прям до безобразия Понимать". В общем, идея неплохая, реализация - никакая.
  
   Валерий К. Осенний ливень в моём сердце
  
   Дождик
   Небрежными каплями
   Краски смывает с небес.
   Хлещут
   Безумием тучи,
   Словно вселился в них бес.
  
   Я же
   В приметы не верю,
   Верю лишь в чистый четверг.
   Знаю
   Терпения хватит
   Снова подняться наверх.
  
   Зонтик
   Поможет в полёте
   Там, где живёт она.
   Крепко
   Возьму в ладони
   Полный бокал вина.
  
   Выпью
   Его со страстью,
   Помня твой нежный смех.
   Каждое
   Сердце знает:
   Счастье - хрустальный грех!
  
   Угловато, нескладно, противоречиво: "дождик небрежными каплями"-"хлещут безумием тучи". Как послание любимой - принимается и даже приветствуется. "Хрустальный грех" - неудачный образ.
  
   Рябченкова Т.А. Роман
  
   Встретил....
   Проводил....
   Поднялся....
   Кофе-чай....
   На тридцать лет остался!
  
   Прочитал...... Забыл.
  
   Шестаков А.И. О ней без глагола
  
   У росстральных колонн ожидание в сырости.
   Замирание с трепетом. Лепестки на ветру.
   У начала пути ощущение нежности.
   Бесконечность желаний в глазах по утру.
  
   Опьяняющий плен жестов, слов и движений.
   В каждом шаге сближенья порыв. Тишина -
   Окружающий мир нем насквозь от сплетений
   Взглядов, рук и имен. Повторение сна
  
   О глазах слез незнающих на удивление,
   О словах обрученных с улыбкой в лице,
   И о встрече случайной - обстоятельств стечение,
   И о том, что в душе места нет пустоте.
  
   Начало неплохое. Сбой размера во второй строке заметен, но не фатален. А вот вторая строфа начинается неудачно, со сбоя размера и акцентов. То же и в третьей строке. "Мир нем насквозь от сплетений" - крайне неудачный образ и по смыслу, и по звукописи. "О словах обрученных с улыбкой в лице" - невнятный образ. Предпоследняя строка - опять проблемы с размером и акцентами. "Обстоятельств стечение" - больше согласных подряд могу припомнить только в "обстоятельств встречи". Так и рассыпалось хрупкое поэтическое видение первых строк.
  
   Диковская А. Рисунок розовой звезды.
  
   Рисунок розовой звезды...
   Планета безымянной высоты...
   С Земли и до Мечты мосты,
   Что оплели давно цветы...
  
   Полёт - и миг теперь, как век,
   И ты - уже не человек...
   Тот миг - полёта мимо дней -
   Всегда живёт в душе моей...
  
   Трель электронного звонка
   Нам будет не слышна пока,
   И в небе светят облака,
   Как лампы у Судьбы станка...
  
   Зелёный свет травы, лесов,
   И золотой - спокойных снов,
   Где слышим много добрых слов,
   Но не узнаем голосов...
  
   Но миг прошёл, и та звезда
   Не вспыхнет больше н и к о г д а ...
  
   Поэтическая манная каша с малиновым вареньем. Жаль, что с комочками... и недоваренная.
  
   Мальцева Л. Под Замиранье Наших Тел
  
   * *
   *
  
   под замиранье наших тел
   под спудом мыслей умиранья
   сверчок из прошлого сумел
   приблизить звуков незвучанье
   по пояс травы под водой
   и в танце лени постиженья
   влекомы плавною рекой
   законами ее теченья
   он тишиной богат, богат
   он проплывает скоро, скоро
   за стенами стекла громад
   тот маленький у речки город
  
   "Замиранье-умиранье" - неудачная внутренняя рифма. "Под спудом мыслей умиранья", "сверчок из прошлого", "звуков незвучанье", "в танце лени постиженья", "за стенами стекла громад" - путанные, невнятные образы, осложненные инверсиями. Каждое из трех четверостиший живет своей жизнью, связи между ними не просматриваются. Размер и акценты - неплохо, рифмы - без явных ошибок, но и без интересных решений.
  
   Fiction Тройка
  
   Что ты жадно глядишь на дорогу
   За промчавшейся бэхой вослед:
   Знать, сердечко забило тревогу -
   Вдаль летит белый кабриолет.
  
   На неё заглядеться не диво,
   Обладать ею всякий бы рад:
   Вьются чёрные пряди игриво
   На ветру чумовых автострад.
  
   От румянца щеки её смуглой
   Всюду стелется запах духов,
   Радиатор её полукруглый
   Рассекает путь парой штрихов.
  
   Взгляд вперёд моложавой дикарки
   Полон чар, зажигающих кровь.
   Бело-снежный, стремительный, яркий -
   Силуэт мчится без тормозов.
  
   Поглядел и нассытился вволю:
   Жизнь бывает быстра и легка...
   Да не то тебе пало на долю.
   Уж и скрылась из виду мечта...
  
   Ты сидишь в заурядной машине,
   Справа что-то щебечет жена,
   Тёща сзади лежит в мешанине
   Сумок,склянок, рассады и сна.
  
   Едешь медленно, чтоб не проснулась.
   И киваешь жене всякий раз.
   И порою жизнь кажется нудной,
   И так хочется выдавить газ.
  
   Идея - интересная. Юмор - здоровый. Жаль, я так и не понял, в чем же заключалась мечта героя: в машине или в ее хозяйке? Четыре строфы о мечте и возврат к реальности. И как-то эта реальность у автора даже и не сложилась в поэзию. "Кровь-тормозов, легка-мечта, проснулась-нудной" - не самое лучшее подспорье для поэта. О любви ли это?
  
   Шартнер В.А. Медленно-медленно падает снег
  
   Медленно-медленно падает снег,
   На тёплых губах тихо тая.
   И снова тебя со мной рядом нет,
   И снова в квартире одна я.
  
   Ты, может быть, смотришь печально в окно,
   Мечтая о чём-то невольно.
   Мы друг от друга так далеко,
   Тоска не даёт мне покоя.
  
   Хочу я увидеть родные глаза,
   К огню твоих губ прикоснуться,
   Хочу я поверить, что я не одна,
   Хочу с тобой рядом проснуться.
  
   Хочу, чтобы там, за оконным стеклом,
   Мой образ случайно увидел
   И вспомнил, что мне без тебя нелегко,
   Что меня ты когда-то обидел.
  
   Хочу, чтобы ты прижался ко мне,
   Тихонько "прости" прошептал...
   Родной, ведь одни мы на этой земле,
   Ну, хоть бы рукой помахал!
  
   Увы. "Хочу" превалирует и над логикой развития сюжета, и над поэтикой. Снег "падает" в "квартире". Проблемы с размером и акцентами. "Невольно-покоя, глаза-одна, прикоснуться-проснуться, стеклом-нелегко, увидел-обидел, прошептал-помахал" - не те рифмы, которые могли бы украсить стихотворение. Финал - просто детский.
  
   Рубцова Д. Где нет никого

   Коснись меня снежинками твоих глаз.
   Улыбнись куда-то в сторону - будто не мне,
   подумай о грустном.
   Растворись в этих сумерках
   дождевыми ладонями
   на остывшем стекле.
  
   Ты исчезнешь
   Косым лучом, перерезанным дверью,
   А мне оставаться здесь -
   Между ночью и днем, в этой комнате,
   где нет никого.
   Между снегом и сумерками.
  
   Коснись меня лезвием своих скул,
   Проводи осколками фраз - я не услышу.
   Мне так часто снятся твои объятья,
   что я и забыла почти о том,
   что не видела тебя
   уже целую бездну времени.
  
   Знаешь, иногда я пишу рассказы, точнее - эссе,
   назови их как нравится, они
   не то, чтобы глупые,
   просто смешные
   и всегда ни о чем.
   Но в каждом из них есть ты.
  
   И это неплохо,
   мой зыбкий друг,
   Представляешь, теперь
   Каждый вечер
   Со мною ужинает
   Миллион твоих отражений.
  
   Но беда моя неизбывна
   и нигде не кончается, потому что,
   хотя ты и есть в каждом из них,
   но я знаю, что никогда, никогда
   Мне не услышать под своей ладонью
   непонятный ритм твоего сердца.
  
   Поэтому - коснись меня снежинками твоих глаз.
   И улыбнись.
   И подумай.
   И растворись.
   Между снегом и сумерками.
   Где нет никого.
  
   Стиль изложения мне очень близок, жаль не все удалось автору. "Снежинками твоих глаз" - мне не пришелся по вкусу этот образ. При этих снежинках почему-то - "дождевыми ладонями". Зато чуть дальше - опять "между снегом и сумерками". "Перерезанным дверью", "лезвием... скул", "осколками фраз" - очень "острая" линия сюжета, но не слишком понятная. "Зыбкий друг" - не очень удачный комплимент. "Миллион твоих отражений" - на мой взгляд, перебор. "Беда... нигде не кончается" - неказисто как-то. А вообще - трогательно.
  
   Макуров В. Вера
  
   Звук дыханья учащенного,
   Дымный взор прикрытых глаз...
   С тёмной верой некрещеного
   Я молюсь о грешных нас.
  
   Отблеск голоса зовущего
   Зря ладонями ловлю.
   С жуткой верой неживущего
   О несбывшемся молю!
  
   Жизнь кудластую, клыкастую,
   С мёртвой хваткой гвоздяной
   Вместе можно сделать сказкою!
   Только с верой неземной!
  
   Эстетика и где-то энергетика текста не понравилась, как и идея. "Дымный взор", "отблеск голоса... ладонями ловлю", "гвоздяной" - вообще неудачные образы. Рифмы не самые слабые, но и далеко не сильные. К размеру и акцентам претензий нет.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"