Сошенко Александр Федорович: другие произведения.

Философия осени. Предварительный этап. Часть 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Журнал Самиздат: Философия Осени. Конкурс стихов
   Часть 7. Заявки 217-244 (в порядке подачи).
  
   Список работ-участников:
   217 Винокур Р. Не грусти зело, красна девица
   218 Калашникова Е. Жестокая пора
   219 Мясников В.А. Предзимье
   220 Флорова В. Рондель
   221 Карсы Б. Хандра
   222 Капшина М. Холодное небо ветром кутает плечи
   223 Галов Г.А. Ненастье
   224 Сорокин К.В. Откровений твоих золото...
   225 Богатырёв Р. Над трамвайными путями
   226 Рязанова Г.А. Сопернице
   227 Касымбаев А. Багровою листвой
   228 Полосина Е. Внутренний голос
   229 Марцев Я.Ф. Чёрный всадник
   230 Спиридонов В.М. Непогода
   231 Петрищева Н. Кофе с молоком
   232 Андрон Сказочки
   233 Яблоков П.А. Маме в день рождения
   234 Гадкий Другу - скорпиону
   235 Суворов Н.А. Потерянный лес
   236 Изамира Пронзительный излом озябших веток
   237 Liebkosung Прогулка
   238 Гулевич С.А. Атака клёнов
   239 Острогаев Н. Осенённый стих
   240 Ковалева С.А. Непогода
   241 Сешат Паутинка
   242 Fenix X.X. Выбор листа
   243 Пересмешники Сказочка
   244 Мягкова Л.С. Жестяное
   245 Колонок Бег по склону
   246 Ирис без права первородства
  
  

217

   Винокур Р. Не грусти зело, красна девица
  
   Тучи серые да развеются,
   Солнце тёплое - над рекой.
   Не грусти зело, красна девица,
   Что красавец тот был чужой.
  
   Верный молодец вдруг объявится
   И обнимет стан тонкий твой,
   Скажет ласково: "Будь, красавица,
   Мне подругою и женой."
  
   Назовёт тебя алой розою,
   Уведёт, любя, за собой,
   И не станешь ты той берёзою,
   Что над мутной грустит водой.
  
   Осень - отсутствует. Имеющиеся описания природы говорят скорее о весне: [солнце теплое - над рекой... над мутной грустит водой...].
   Философия - отсутствует. Настроение передано, но оно тоже не ассоциируется с осенью.
   Сразу оговорюсь, последующие замечания носят скорее "вкусовой" характер. [Тучи серые да развеются, солнце тёплое - над рекой] - неудачный синтаксис второй части сложносочиненного предложения. Тире подразумевает настоящее время, а тучи еще не развеялись. [Что красавец тот был чужой] - опять смысл "топорщится". Может быть, все-таки "стал", а не был? Если он и был чужим, чего тогда грустить? Вообще определение [чужой] - для народного фольклора подразумевает "женатый", что придает стилизации пикантный оттенок. [Верный молодец вдруг объявится] - еще один не самый блестящий образ. [Верный] он будет или нет, время покажет. Если он уже верный, то кому? [Назовёт тебя алой розою] - а этот образ, как вдруг стал русским? Чудеса! [Уведёт, любя, за собой] - как-то не звучит фраза. Это [любя] не к месту здесь (ИМХО). [И не станешь ты той берёзою] - неудачный перенос с человеческой судьбы на образ дерева. [Что над мутной грустит водой] - опять путаница образов: береза, несомненно, растет у воды и даже среди воды - на болотах, но она не склоняется над ней, как ива.
   Техника - без замечаний: все ровно и аккуратно.
  
  

218

   Калашникова Е. Жестокая пора
  
   Всё меньше солнечных дней,
   По утрам холод и туман,
   Медленно тянется череда будней,
   А бабье лето лишь быстрый обман.
  
   Скоро выпадет первый снег,
   Лужи покроются коркой льда.
   Скоро наступит морозов век
   И, кажется, что не закончится никогда!
  
   Постоянно идёт мелкий дождь,
   Слякоть, иногда снегопады бывают.
   И по всему телу мелкая дрожь,
   Когда ветра насквозь продувают.
  
   Деревья уже скинули груз,
   Трава потускнела и отмирает.
   Вот уцелел одинокий груздь,
   Но и он постепенно уже засыпает.
  
   Да, это жестокая пора!
   Бродячие животные от холода страдают.
   И пережить ночь до утра
   Может не каждый, увы - погибают.
  
   Часть птиц улетает на юг.
   Счастливцы. Но не всем так везёт:
   Воробьёв, голубей и прочих пичуг
   Голод и смерь впереди только ждёт.
  
   По утрам на ветках сидят воробьи,
   Нахохлившись, прижавшись, друг к другу.
   Они внимательно следят за людьми,
   Как крошками из рук птиц кормят два супруга.
  
   Каждое утро вдоль стен шашлычной,
   С надеждой смотря на прохожих людей,
   Худая собака дорогой привычной
   Ковыляет, вдыхая аромат беляшей.
  
   Но они жестоко проходят мимо,
   И совсем замечать её хотят.
   Судьба к собаке несправедлива,
   А надо кормить четверых щенят!
  
   Я не люблю это время года.
   Особенно за то, что оно приводит к зиме.
   Куча одежды, плохая погода -
   Такая пора совсем не нравится мне!
  
   Жаль, что в России так
   Проходит большая часть года.
   За что же не любит
   Нашу страну природа?
  
   Осень - с этим, вроде справились худо-бедно.
   Философия - с этим совсем туго. Может, автор и пытался, но, увы.
   Не знаю, есть ли смысл критиковать какие-то отдельные моменты в этом тексте, он очень слабый. Вот лишь несколько наиболее явных замечаний. [Скоро выпадет первый снег], а через четыре строки [иногда снегопады бывают] - нужно хоть чуть-чуть следить за сюжетом. История с одиноким засыпающим груздем - отдельный перл. [Воробьёв, голубей и прочих пичуг голод и смерь впереди только ждёт] - любовь и сострадание к братьям нашим меньшим похвальны, но зачем же писать... такое? Финальные выводы и вопросы не поддаются никакой критике.
   Техника - весьма слабая.
  
  

219

   Мясников В.А. Предзимье
  
   Деревья в горькой нищете.
   В их обнаженной скорби
   Маячит уходящий день,
   Худую спину сгорбив.
  
   Зато морозец нынче крут -
   Зверея от усердья,
   Заглянцевал прозрачный пруд
   Обманчивою твердью.
  
   Последний лист, как из руки -
   В размеренное сальто.
   Отталкивает каблуки
   От гулкого асфальта.
  
   Не торопись и погляди
   В глаза, где свет и тени.
   Еще так много впереди -
   Все клятвы и измены.
  
   Ещё так много предстоит
   И радости, и боли.
   И неизвестно, кто простит,
   И чья вина поболе.
  
   Ещё морозный воздух - всласть.
   И ничего не страшно.
   Зима еще не началась...
   Не началась...
   Пока что...
  
   Осень - точнее, ее завершающая фаза в популярных образах [Деревья в горькой нищете. В их обнаженной скорби...] и [последний лист...], а так же явным указанием на сезон [зима еще не началась].
   Философия - незамысловатая: не спеши с выводами - ни по состоянию природы, ни по человеческим отношениям.
   [Зверея от усердья] - чуть выбивается из стилистики текста. В остальном две первые строфы удались. С третьей строфой автор (ИМХО) не доработал [... как из руки - в размеренное сальто. Отталкивает каблуки...] - так и не смог расшифровать этот образ. [В глаза, где свет и тени] - неожиданность возникновения этих "глаз" не придает стройности сюжету, поэтому видится, что лучше бы здесь не о свете и тенях написать. [И ничего не страшно] - фраза получилась излишне обобщающей.
   Техника - достаточно уверенная. Немного выбивается из ряда рифма [тени-измены].
  
  

220

   Флорова В. Рондель
  
   Ни мёду нет больше, ни мирры,
   И кровью становятся вина.
   Весёлости спала личина,
   Разбились кифары и лиры
   И флейт завершились турниры,
   Когда облетела долина.
   Ни мёду нет больше, ни мирры,
   И кровью становятся вина.
   Озябли нагие сатиры,
   Опали плоды розмарина
   И пасмурна стала долина,
   А зори и серы и сыры.
   Ни мёду нет больше, ни мирры.
  
   Осень - имеется [облетела долина... опали плоды розмарина...], но она (ИМХО) неоднозначна, об этом чуть ниже.
   Философия - не уловил. Настроение частично передано.
   [Ни мёду нет больше, ни мирры] - и какая же это осень, если закрома пусты? [И кровью становятся вина] - этот образ мне не раскрылся. [Веселости спала личина] - неудачная лексика. "Личина" - сугубо отрицательная экспрессивная характеристика образа или явления. [Разбились кифары и лиры] - древнегреческие рок-группы тоже практиковали в финале публичных выступлений крушить инструменты и аппаратуру? Так вот, откуда пошла эта традиция! Еще одна несущественная деталь: кифара - тоже лира, поэтому использовать эти два слова, как однородные члены - не есть комильфо. [И флейт завершились турниры] - не знаток быта древних греков, но чем же они занимались "долгими зимними вечерами"?
   Техника - на очень хорошем уровне, за исключением предпоследней строки [а зори и серы и сыры] - фонетика (ИМХО) никуда не годится.
  
  

221

   Карсы Б. Хандра
  
   Прошлое пинал я в старом парке,
   В будущее голову задрав...
   В жизни все какие-то помарки,
   Жду с небес какие-то подарки,
   А любовь, как выдержки из глав,
  
   Чтобы только успокоить тело.
   А душа в смятении живет.
   Кто же виноват, что надоело,
   Что хандра на голову мне села?
   Дождь ли, что рыдает напролет?
  
   Будущее кажется туманным,
   Как сырое небо в октябре.
   Про погоду говорят с экрана.
   Ты прости, что я какой-то странный.
   Похандрю и вновь вернусь к тебе.
  
   Осень - в явном виде упоминанием осеннего месяца [небо в октябре].
   Философия - не слишком глубокая, но имеется. О том, что каждый человек в той или иной степени нуждается в уединении. Как бы ни близки были отношения. Другое дело, что это [похандрю] для различных индивидуумов охватывает такой спектр значений, что впору кандидатскую по психологии писать, если не докторскую.
   При всем моем понимании авторской трактовки осени, первая строфа с [прошлое пинал... в будущее голову задрав... в жизни все какие-то помарки...] так и просится в пародию, но тематика пародии не моя. И все же, раз текст ироничный, я бы поменял аморфное сравнение любви [как выдержки из глав], на очень созвучное, но более (ИМХО) интересное [как вытяжки из трав]. [Кто же виноват, что надоело] - а что надоело? Фраза своим общим смыслом добивает поэтику и без того не блистающей изысками строфы. Хандра, севшая [на голову], еще воспринимается с улыбкой, а вот дождь, рыдающий [напролет] уже не проходит: это наречие требует дополнительного обстоятельства времени. [Туманным] - скорее для рифмы, не ложится на образ осеннего неба, да и рифма не совсем. Поработать бы, а?
   Техника - понравилась. Ровно такая, чтобы не отвлекать от смысла.
  
  

222

   Капшина М. Холодное небо ветром кутает плечи
  
   Холодное небо ветром кутает плечи
   и рушится в реку дождём.
   Синеет над соснами ноябрьский вечер...
   Чего ты от вечера ждёшь?
  
   Всю ночь тебе светит болтаться в стремнине
   одной, без движка и весла.
   Все старые души износились и сгнили,
   а новая не наросла.
  
   Осень - кроме упоминания соответствующего месяца [ноябрьский вечер], иных признаков не вижу.
   Философия - скорее предтеча оной: некое состояние души, с попыткой описать реальное или мнимое одиночество и кризис "подростка", когда светлый радужный мир вдруг оказывается злым и несправедливым.
   Когда [небо... рушится в реку дождем], вечер вряд ли будет синеть над соснами. [Чего ты] - не поэтично. Вторая строфа неожиданно помещает ЛГ с читателем посреди реки, без понимания, есть лодка или плот. Или [одной, без движка и весла] есть попытка сравнения состояния ЛГ с лодкой на реке, брошенной на произвол стихии? Финальная сентенция о душе любопытна, но развития идея не получила. Сюжетная линия в тексте выдержана слабо. Каждое двустишье (даже внутри строфы) существует само по себе, вне связи с остальным стихотворением.
   Техника - двойственно. С одной стороны, размер и акценты автору не удалось исполнить. За ритмическую основу взят амфибрахий: четырехстопный в нечетных строках и трехстопный - в четных. Однако, первая, третья и седьмая строки имеют сбои размера, акцентов и ритма. В третьей строке, чтобы подправить ритм, можно воспользоваться инверсией [синеет ноябрьский над соснами вечер], а в седьмой - заменить в глаголе предлог [все старые души сносились и сгнили]. По первой строке надо думать крепче. С другой стороны, на этом фоне рифмы скорее порадовали.
  
  

223

   Галов Г.А. Ненастье
  
   Ноябрь не упустит,
   И как бы невзначай,
   Неистомимость грусти
   И тихую печаль
  
   Навеет сразу в сердце
   Заплакавшим дождём
   О неизбежной смерти
   О том, чего не ждём.
  
   А чтобы злее ранить
   В душе разбудит вслед
   Тоску - живую память
   О тех, кого уж нет.
  
   С годами лишь ужасней
   Обыденность утрат.
   Ноябрь всё ненастней
   И нет ему преград.
  
   Но я напасть такую,
   Как в прежние года,
   Стерплю, перетоскую
   Наступят холода.
  
   Минует две недели,
   Душа покой вернёт
   Увидев как метели
   Шлифуют первый лёд.
  
   А сердце, что страдало,
   Поставит ритм бодрей.
   Уж было их не мало
   Ненастных ноябрей.
  
   Осень - трудно перепутать время года с каким-то другим, когда в семи строфах трижды поминают [ноябрь... ноябрь... ноябрей...]. С другой стороны и настроение в целом показано осеннее.
   Философия - достаточно проста - потерпеть и все образуется.
   [Ноябрь не упустит] - кого (или что)? [И как бы невзначай] - роль этого замечания в первом предложении совершенно непонятна, во всяком случае (даже если отбросить запятую) она противоречит смыслу третьей строфы. Четвертая строфа показалась самой слабой: тут и неуместность определения [ужасней], и неуклюжесть образа [ноябрь всё ненастней и нет ему преград]. Кое-как "вырулив" на финал автор завершил его без грубых ошибок, но и чего-то интересного не показал. Традиционная тема, традиционные образы, сюжет и его развитие, традиционные приемы.
   Техника - можно продолжить про традиционность схемы, размера и рифм (некоторые - до оскомины). Но без грубых ошибок.
  
  

224

   Сорокин К.В. Откровений твоих золото...
  
   Откровений твоих золото
   На серебряных нитях инея,
   В лужах неба кусочек сколотый
   И подписанный твоим именем.
  
   Ни прочесть его, ни почувствовать,
   Ни понять, как оно слышится,
   Только листьям сырым сочувствовать,
   Что на голых ветвях колышутся.
  
   Расстегнувшись, сплестись с холодом,
   С неуютом твоим ветреным,
   С серым небом, зиме проданным,
   С плачем листьев, весне преданных.
  
   Откровений твоих золото
   В паутинках седого инея,
   Над кусочком неба отколотым
   Дышит ветер твоим именем.
  
   Осень - очень зримо, несмотря на двукратное упоминание листьев, не в этих словах дело.
   Философия - вряд ли, хотя упоминается и [проданным] и [преданных]. Настроение передано хорошо.
   [Откровений твоих золото на серебряных нитях инея] - не совсем понял образ: желтые листья на инее? Вариант финальной строки смотрится предпочтительней (ИМХО). Со второй строкой что-то надо делать. На мой взгляд, она совсем не получилась. Во-первых, первая ее часть противоречит смыслу первой и финальной строф, в которых дается понять, что ЛГ догадывается, о чьем [имени] идет речь. Во-вторых, [листьям сырым] не очень сочетается с инеем опять же первой и последней строф. В-третьих, это же [листьям сырым... что на голых ветвях колышутся] даже внутри образа не очень-то согласуется. [С плачем листьев] - не смог представить: не смотрится этот образ в этом тексте. [Над кусочком неба отколотым] - а вот тут, с предлогом, мне больше импонирует вариант первой строки. Зачем это [от]? Не уверен и в начальном предлоге: может, "под"? Но тут зависит от задумки автора.
   Техника - опять вторая строфа. Если бы не она с двумя (!) глагольными рифмами, одна из которых [почувствовать-сочувствовать] еще и однокоренная, текст бы претендовал на гораздо большее, нежели быть просто отмеченным. Стоит поработать и с фонетикой [расстегнувшись сплестись с холодом... с серым... листьев весне...].
  
  

225

   Богатырёв Р. Над трамвайными путями
  
   Над трамвайными путями
   повесили безмолвный фонарь.
   Касаясь земли лучами,
   вглядеться он пытается вдаль.
   Дерево ворчливо ветвями
   с ветром раскачали фонарь,
   что повесили над путями,
   и не может вглядеться он вдаль.
  
   Потому он смотрит на листья,
   слушает, как жужжат провода,
   освещает редкие лица.
   Тусклый свет разбавляет вода.
   Целую ночь ему всё не спится:
   назойливо мешают уснуть провода,
   щекочут уцелевшие листья
   и звонким трамваем ползёт время-вода.
  
   Осень - на "тоненького". Только упоминание в предпоследней строке про [уцелевшие листья] дает тексту шанс "зацепиться" за тему.
   Философия - не улавливается.
   [Повесили безмолвный фонарь] - то есть, бывают и говорящие фонари? [Дерево ворчливо ветвями с ветром раскачали фонарь] неуклюжий образ, не достоверный. [Что повесили над путями] - зачем этот сюжетный повтор? Он портит и без того хлипкую идею повтора-отрицания четвертой строки. [Тусклый свет разбавляет вода] - "сюрреализм разбавленной воды". Две финальных строки выбиваются из стилистики текста необъяснимым оптимизмом. Почему-то это напомнило мне сакраментальную фразу из японского варианта "Кот в сапогах" одной из мыши, сказанную с необычайным душевным подъемом: "Сначала мы тебя убьем, потом и нас убьют...".
   Техника - не впечатлила: размер то и дело коробит неудачными акцентами. Прием рефрена, усугубленный повтором "полутора" рифм не видится, хоть сколь-нибудь удачным. [Вдаль-фонарь] - выглядит очень слабо на фоне прочих рифм.
  
  

226

   Рязанова Г.А. Сопернице
  
   Время твоё истекает дыханьем моим,
   Гибкие медные косы становятся хрупкими
   И опадают, шурша, позолотой седин.
  
   Сетью дождей размывает клочки синевы,
   Краски огня ледяной осыпаются крупкою,
   Кутаясь в призрак тепла облетевшей листвы.
  
   Место моё возмечтала занять... Не смеши.
   Не продержаться тебе, девка наглая, яркая -
   В белых чертогах моих вьюга-гибель кружит.
  
   Дни всё короче. Не можешь согреться. Костры
   Зря зажигаешь под хриплое ворона карканье,
   Ведать не ведая: я - это старшая ты.
  
   Осень - образно, узнаваемо. Особенно удалась первая строфа.
   Философия - не слишком глубокая и не особо развита: смена на "троне" неизбежна - "революция" это будет, или все пройдет более, менее мирно.
   [Сетью дождей размывает клочки синевы] - не могу представить. [Краски огня ледяной осыпаются крупкою] - неудачная форма глагола превращает строку в контекстный повтор третьей строки, хотя, что мешает написать "засыпаются"? [Место моё возмечтала занять] ИМХО не очень удачно, этот вопрос чаще характерен для того, кто еще занимает "место", а не для того, кто пришел его занять. [Я - это старшая ты] - понятно, что выбранная форма все же довлеет над сюжетом, заставляя местами автора жертвовать смыслом, но в данном случае получился не столько образ, сколько предмет для схоластики.
   Техника - интересная. Схема АВАСВС с оригинальным чередованием мужских и дактилических рифм. К непривычному размеру и ритму приноровиться удается не сразу. Можно подработать фонетику [дыханьем моим... наглая, яркая... не ведая: я...].
  
  

227

   Касымбаев А. Багровою листвой
  
   Багровою листвой
   Осыпались твои слова
   Мне на ладонь.
   Хрустальная слеза
   Сверкнула в уголке
   Кофейных глаз.
   Я вижу в них печаль
   И недосказанность полночных разговоров.
   Избитых слов, неловких полуфраз
   Теперь не жаль.
   Струится между пальцев
   Твоих волос сандаловый прибой
   И отголосок журавлиных песен
   В твоем саду
   Звучит забытым эхом.
   Есть тайный смысл, - сказала ты
   В гаданьях при свечах
   Во мраке ночи.
   А для меня
   Есть в россыпи созвездий
   Лишь одно - твое.
  
   Осень - как выразительное средство передачи чувств [багровою листвою... отголосок журавлиных песен...]. Кстати, второй образ можно трактовать двояко: либо как упоминание осенней песни журавлей, либо еще более глубокий отсыл: к весне, когда все только начиналось.
   Философия - не просматривается. Настроение передано хорошо.
   [ОсЫпАлись] - при первом чтении есть неоднозначность акцента. [Неловких полуфраз] - не смог представить. [Есть тайный смысл, - сказала ты в гаданьях при свечах во мраке ночи] - прямая речь недооформлена, поэтому ее продолжение "прилипает" к словам автора. Цель упоминания этой фразы в разрезе сюжета необъяснима для меня, как для читателя. Перехода на финал не получилось. Сам финал исполнен неплохо.
   Техника - в целом понравилась. Есть замечание по форме. Начинается текст классическим четверостишьем АВАВ с ассонансными рифмами [листвой-ладонь... слова-слеза...], во всяком случае, он так воспринимается. Затем идет пара явных сочных рифм [глаз-полуфраз... печальаль...]. Окончание же исполнено свободным стихом вовсе без рифм. Такое смешение форм несколько сбивает при чтении.
  
  

228

   Полосина Е. Внутренний голос
  
   Порыв и жар в безликом полусне.
   Пусть даже для кого-то жизнь жестока.
   Ты беззаветно веришь этим строкам,
   Рисуя в мыслях крылья на спине.
   Ты прожигаешь плоть до дыр души,
   Всем существом своим стремишься к свету
   И обреченно будешь ждать ответа,
   Еще надеясь время придушить.
   Ты в это веришь, что ж... тогда ломай.
   Но жалобно скулишь, иссякли силы.
   Признай, скупая морось победила,
   В душе октябрь... ты хочешь видеть май
   И липнешь к охлажденному стеклу,
   Размешивая кашу небосвода,
   Где звезды просто известь или сода,
   Добавленная в мокрую золу.
  
   Осень - в описании природы не заметил. Есть упоминание [октябрь] в образном описании настроения.
   Философия - нет ее по большому счету, разве что, подтверждение аксиомы, что, сколько не беги "от", все равно, прибежишь "к".
   [Порыв и жар в безликом полусне] - похоже на поэтический вариант сферического коня в вакууме. [Ты беззаветно веришь этим строкам] - при этих словах совершенно непроизвольно моя спина выпрямилась, правая рука полетела в пионерский салют, а левая начала лихорадочно поправлять мнимый красный галстук... [Рисуя в мыслях крылья на спине] - а здесь как-то неуверенно, невнятно, на фоне эмоционального порыва первых строк. [Ты прожигаешь плоть до дыр души] - сомнительный (ИМХО) образ. [И обреченно будешь ждать ответа, еще надеясь время придушить] - тут тебе и банальный сюжет, и употребление диссонансной лексики. Это "обреченно" вообще выпадает из стилистики текста. Дальше вообще путаница пошла [ломай... скулишь... признай... липнешь...]. Что еще признавать, если ЛГ "скулит", сиречь признает себя побежденным, просит пощады? [К охлажденному] - неудачное определение, отдает наукообразием. [Размешивая кашу небосвода] - чем? Тем чем прилип? Финальный образ совсем не состоялся. То ли автор еще в поиске своего "фирменного" образного языка, то ли он его уже нашел, а я просто не понимаю.
   Техника - на хорошем уровне. Не покидает ощущение, что смысл был частично принесен в жертву этой самой технике.
  
  

229

   Марцев Я.Ф. Чёрный всадник
  
   Были первые искрами всполохов
   В голубом океане огня,
   А вторые - червонное золото
   На ладони багряного дня.
  
   И одни осыпались стремительно,
   Под ногами у ночи блестя,
   А другие - кружась нерешительно,
   Неприкаянно шелестя.
  
   Золотое и яростно синее -
   Друг за другом летят с высоты,
   В убелённые кружевом инея,
   Ковылей придорожных мечты.
  
   И, упав, ожидают полуночи,
   Что спешит, будто конь вороной,
   По унылым сплетениям улочек
   На окраине городской.
  
   И о чём-то таинственно шепчутся,
   Будто знали друг друга всю жизнь -
   С вековечного неба сошедшие
   И с ветвей облетевшие вниз.
  
   Ветер слёзы роняет горючие,
   Реки скалятся тёмным стеклом
   И колышется время тягучее,
   Под расшитым шелками седлом.
  
   Чёрный всадник за городом спешится
   И смахнёт рукавом со стерни,
   Как огарки свечей со столешницы,
   Умирающие огни.
  
   Осень - несомненно. Тут и образ листьев, поданный достаточно оригинально: не называя напрямую, и параллель между листопадом и звездопадом, который осенью наиболее эффектен, и дополнительные детали.
   Философия - могу ошибаться, но я в тексте увидел идею "черного всадника", который, подведя черту, уровняет всех.
   [Были первые искрами всполохов в голубом океане огня] - красиво, но что-то у меня не сходится в этом образе. Если это о звездопаде, то он хорошо виден ночью, когда о "голубом" говорить сложно, а днем не видно самих "падающих звезд", или я неверно прочел образ. Вторая строфа видится самой слабой. Во-первых, претендуя на продолжение сравнения двух процессов, она таковым не стала: [облетают стремительно] можно и о листьях так сказать. Во-вторых, и это видится главной причиной, показалось, что здесь нарушена логика развития сюжета: о ночи-вороном коне будет только в четвертой строфе, но уже сказано [под ногами у ночи блестя] - тем самым образ ночи (с ногами) отдается на откуп читателю. Если бы порядок этих образов был обратный, все было бы логично, я бы даже усилил: не "под ногами у", а "под копытами". В-третьих (сразу скажу о технике), пара рифм [стремительно-нерешительно... блестя-шелестя...] - ощутимо слабее остальных строф. Я отчетливо понимаю, что строфа здесь нужна и для сюжетного развития, и чтобы упоминание золота и синевы не выглядела повтором. Видится нестыковкой и пара образов [что спешит, будто конь вороной] и [колышется время тягучее, под расшитым шелками седлом]. Это две большие разницы, то есть два разных коня? А финал - да: ни прибавить, ни убавить.
   Техника - добротная. Помимо уже упомянутых рифм второй строфы, замечаний нет
  
  

230

   Спиридонов В.М. Непогода
  
   На лужицах булькают капли дождя,
   Несущие сырость и холод...
   А воздух хорош, свеж и чист...
   И нам прогуляться есть повод!
  
   Вот отцвели все цветы в саду,
   По опавшим листьям с тобой иду...
   Янтарные гроздья висят над окном,
   Так и просятся взять их в дом...
  
   Но пусть они продолжают висеть -
   Птицам, скоро, будет нечего есть...
   Часть птиц собралась в косяк,
   Покинули гнёзда и березняк...
  
   А ветер попутно несёт их на юг,
   Где можно укрыться от будущих вьюг...
   Листва разукрасилась в радуги цвет,
   И шлёт нам прощальный привет!
  
   Осень - да. Пусть, традиционно и наивно.
   Философия - нет.
   Нет смысла критиковать стилистические и логические неуклюжести этого текста. Отмечу лишь явную образную оплошность в финале: [листва разукрасилась в радуги цвет]. Радуга, наряду с другими цветами, включает все оттенки синего: от цвета морской волны до фиолетового - такой листвы я не видел. Кроме того, зеленой она была и до этого.
   Техника - слабая. Как таковой размер не поддерживается. Лишь к финалу строфы становятся чуть стройнее. Хотя, если сбои акцентов и есть в тексте, то они не слишком "бросаются в глаза". Заглавная строфа исполнена по схеме хАхА, но уже со второй строфы автор перешел на более простую схему АА. Переход этот ни сюжетно, ни как-либо еще не объясним.
  
  

231

   Петрищева Н. Кофе с молоком
  
   По листьям желтым и хрустящим,
   По мерзлой, мокрой мостовой
   На каблуках, в плаще блестящем
   Спешит под зонтиком домой.
   В пейзаже этой серой хмари,
   Среди людей, среди машин,
   Среди тоски, среди печали,
   Где звуки только шорох шин...
   Свежайшим утром, терпким кофе,
   Духами вкуса карамель,
   Летящим, белым платьем, вздохом
   И восклицанием La Belle!
   Шифоном, теплым ветром, плиткой,
   Орехового шоколада, вишней,
   Залитой горкой взбитых сливок
   И солнцем ярким, настоящим.
   Волной хрустальной звуков леса,
   Сметает, рвется, все спешит
   А молодой поэт - повеса,
   Тобою скуку тормошит.
   Пронесшись вихрем, песней спетой,
   Спокойная спешит домой,
   И каблучки, как кастаньеты,
   Стучат по скользкой мостовой.
  
   Осень - традиционной желтизной листвы, которая как раз и мешает реализовать идею текста на контрасте серой обыденности и душевного состояния ЛГ.
   Философия - да нет ее: просто было удивительно хорошее настроение, когда никакое состояние природы не может его испортить. Кстати, одно из самых опасных состояний для человека, поскольку чувство опасности в таком состоянии притупляется.
   [По листьям желтым и хрустящим, по мерзлой, мокрой мостовой] - все, увы, как обычно: хрустящие листья на мокрой мостовой и сама мостовая мокрая и мерзлая одновременно. Не бывает так одновременно: или, или. [В пейзаже этой серой хмари] - противоречит первой строке. [Среди людей, среди машин, среди тоски, среди печали, где звуки только шорох шин] - опять противоречие: беззвучно работающие моторы и набравшие в рот воды люди. Что за чудеса? Да, и что это у всех остальных - печаль и тоска? Дальше идет дюжина строк, мягко говоря, эмоций, не обремененных смыслом. Завершает его фраза, несомненно, заслуживающая высокого звания "перл": [а молодой поэт - повеса, тобою скуку тормошит] - блестящий материал для пародистов. [Пронесшись вихрем... спокойная спешит] - вновь внутреннее противоречие образа. [Песней спетой] - так о молодой девушке? Комплемент сродни "мадам, уже падают листья".
   Техника - в части размера, акцентов и ритма - без замечаний. Рифма [машин-шин] - поэтический моветон, [вишней-настоящим] - совсем не рифма.
  
  

232

   Андрон Сказочки
  
   Листья кружат, поэтапно,
   Медленно ложатся,
   Скоро пробегут по ним салазочки.
   Сказка кончилась внезапно,
   Не успев начаться.
   Сказочки...
  
   Иногда дарует нам жизнь
   Сказки наяву:
   Сжать ладонь, уткнуть лицо в волосы,
   Шевелить вдвоем, обнявшись,
   Желтую листву
   По лесу.
  
   Поблуждать под крик нескромных,
   Суетных ворон,
   Что галдят как выпившие парубки,
   От одной янтарной кроны
   К миллионам крон
   За руки.
  
   Нынче я блуждаю сам,
   Всего себя умяв
   Под покров дубленого ворота.
   Очень жаль, что чудеса
   Сужаются в явь
   Скоро так.
  
   И бредут, как на расстрел,
   Каменные ноги,
   Шевеля листвой с комками грязи, и
   Воет ветер - менестрель
   Грустные итоги
   Сказочки...
  
   Осень - ощутимо: и в природе, жаль, что с явным упором на листья [листья кружат... желтую листву... листвой с комками грязи...] и в чувствах.
   Философия - не уловил таковой, настроение передано удачно.
   [Поэтапно] - определение выпадает из стилистики текста. [Шевелить вдвоем, обнявшись, желтую листву по лесу] - глагол не самый удачный для образа. [Суетных ворон, что галдят как выпившие парубки, от одной янтарной кроны к миллионам крон за руки] - неудачная инверсия, вкупе с большим разносом обстоятельства места от сказуемого и отсутствием залога при обстоятельстве образа действия рисует образ ворон, галдящих от кроны к кронам за руки. Вынесение фразы [к миллионам крон] в отдельную строку усугубляет ее двусмысленность (хорошо, что хоть не о долларах речь). [Очень жаль, что чудеса сужаются в явь скоро так] - еще один не самый удачный глагол для выражения сути в целом интересного образа. [Каменные ноги, шевеля листвой с комками грязи] - повтор неудачного глагола, только теперь он осложнен неудачным падежом дополнения, в результате: ноги шевелят листвой. [Воет... грустные итоги] - не слишком сочетается эмоциональная окраска глагола и остальной фразы.
   Техника - двойственные ощущения. Автор выбрал нетривиальную схему АВСАВС в основном размере хорей с числом стоп: 4(жен.)-3(жен.)-5(дактилич.) с урезанием последней строки шестистишья до одной стопы. Во многом неудачи стилистики и логики обусловлены стремлением следовать схеме, но ни то, ни другое до конца автору (ИМХО) не удалось. О проблемах первой составляющей уже сказано. Вопросы по технике начинаются со второй строфы. Уже в первой строке акцент выбранного размера падает на служебное слово [нам], отодвигая в "тень" слово [жизнь], что нехарактерно для русского стихосложения. Вторая и пятая строки исполнены в мужской рифме. Третья строка потеряла один слог, при этом "слипание" двух ударных слогов [лицО в вОлосы] неплохо "лечится" паузой, но стык усугублен неудачной фонетикой. Третья строфа, вроде, обнадеживает в части размера, только вторя-пятая строки опять исполнены в мужской рифме. Четвертая строфа начинается с того, что рифма первой-четвертой строк также становится мужской, но это мелочи. Труднее объяснить чисто ямбические вторую и пятую строки, что (ИМХО) топорщит стих. При этом в пятой строке [сужАются в Явь] еще и потерян один слог и фонетика не блещет. В третьей строке также потерян слог, но пауза удачно маскирует этот момент. В пятой строфе вновь первая пара рифм мужская, зато во второй паре автор возвращается к женской рифме. Самая неудачная - третья строка: в размер она еще худо-бедно укладывается, но читабельность ее ниже всяких уровней. Тут и [шевеляли], и [грязии], но даже такое произношение не дает на фоне прочих рифм текста считать рифмой сочетание [грязи и-сказочки].
  
  

233

   Яблоков П.А. Маме в день рождения
  
   Наполнился двор подготовкой финального вальса,
   А ветер-проказник с убранством двора постарался.
  
   От этих проказ во дворе пошалившего ветра,
   Укрыли асфальт колера знаменитого спектра.
  
   Ну, правда, не все, только "Каждый", "Охотник", "Желает".
   Теперь "пожеланья охотников" дворник сметает.
  
   Сметает, ругаясь на глупых, крикливых ворон,
   Во двор прилетевших из разных дворов и сторон.
  
   Вороны, присев на орешник, сбивают орехи,
   Собравшейся тут детворы для веселья - потехи.
  
   Орехи, упав, рассыпаются в мелкие плети,
   И, если наступишь, слипаются в белую жижу.
  
   Мамуля, спасибо, что я появился на свете,
   Что все это чувствую, слышу, вдыхаю и вижу.
  
   Осень - имеется в образе листопада.
   Философия - отсутствует, что характерно для посвящений.
   Вопросы начинаются с названия: [маме в день рождения] - у кого праздник? Всё стихотворение читаешь с мыслью, что это подарок маме на ее день рождения, но финальное двустишье вносит серьезную порцию сомнений в это. [Наполнился двор подготовкой финального вальса] - что за "финальный вальс", если, судя по дальнейшему повествованию, все уже упало на землю и [дворник сметает]? [Колера знаменитого спектра] - излишне пафосно и наукообразно. [Из разных дворов и сторон] - неуклюжее исполнение: эти два существительных и так не особо удачно смотрятся через "и", а с учетом предлога - совсем беда. [Вороны, присев на орешник, сбивают орехи, собравшейся тут детворы для веселья - потехи] - неудачная инверсия заметно затрудняет идентификацию. Чьи орехи - орешника или детворы? Чья утеха - детворы или ворон? [Орехи, упав, рассыпаются в мелкие плети, и, если наступишь, слипаются в белую жижу] - сюр высочайшего класса, но не для этого текста строка. После этого даже типовой финал с [всё это... вдыхаю...] начинает играть ненужными нюансами.
   Техника - не впечатляет. Размер и акценты - неплохо. Рифма [желает-сметает] вряд ли может быть признана украшением поэтического текста. Очень много повторов, причем в соседних строках и через строку. Особенно отмечу [двор... двора... во дворе... дворник... во двор... из дворов...] - и это на восемь строк, а последняя пара из одной фразы.
  
  

234

   Гадкий Другу - скорпиону
  
   С Днем Рождения, мой дорогой человек!
   Не беда, что рождения день твой совпал
   С облаками, что сыпать намерены снег,
   С пожелтевшим листом, что печально опал...
  
   Чтобы стало теплее и радостней чтоб,
   Посылаю хорошей энергии сноп:
  
   В нем и легкость, и сила,
   Мороз и тепло,
   Как дневное светило,
   Что жжет сквозь стекло,
   Но морозит, как только выходишь во двор,
   В нем волна красоты, словно желтый ковер,
   В нем прозрачность криниц,
   Плодородье грибниц,
   И мечтательный крик отлетающих птиц,
   Кислорода прилив,
   Застыванье воды,
   И армейский призыв,
   Что уже до балды,
   В нем волна озорства,
   баловства, настроения,
   Как в сиропе айва.
   Как листва.
   С Днем Рождения!
  
   Осень - имеется и представлена достаточно разнообразно.
   Философия - отсутствует. Зато настроение удалось передать.
   [Чтобы стало теплее и радостней чтоб] - "теплее" мешает, оно противоречит последующему содержанию послания, где [мороз... морозит... застыванье...]. [Хорошей энергии сноп] - немного неказисто для поэзии. [Как дневное светило, что жжет сквозь стекло, но морозит...] - солнце не может морозить. Мороз это отсутствие солнца или его недостаток на протяжении существенного отрезка времени. [Волна красоты] - красиво ни о чем, что подтверждается повтором [в нем волна озорства], который очевидно удачней. [Как листва] - финальное сравнение ни эмоционально, ни логически не вписывается в сюжет.
   Техника - в целом неплохо. Рифма [совпал-опал], повтор [рождения... рождения...] и фонетика двустишья с излишней "агломерацией" гласных [ееи... ей... аю... ейэ... ии...] - не дают признать технику удачной.
  
  

235

   Суворов Н.А. Потерянный лес
  
   Дожидаясь весны, жду прихода зимы,
   В ярких лучах отраженного Солнца,
   Под гнетом февральской разбитой Луны,
   За душой не храня ни любви, ни червонца.
  
   Окунувшись тоской в листья грусти, я слепо
   Иду, направляемый светом мечты,
   Перемещаясь сквозь пустошь нелепо,
   Мерно тянусь к облакам пустоты.
  
   За пеленой безвозмездности дали,
   За невозможностью пряных чудес,
   Всё, что с тобою мы раньше скрывали,
   Выбросил в урну потерянный лес.
  
   Меня больше нет в отражениях света,
   Твоё отражение смыла вода...
   Забыв про надежду последнего лета,
   Стекают по трубам лишь наши года.
  
   Осень - что-то не определяется. Разве что [листья грусти], но это может быть и зима с засушенными листьями. Сезон в этом тексте вообще определяется с трудом [жду прихода зимы... под гнетом февральской разбитой Луны] - что-то зима задерживается. Осень чувств? Пожалуй, похоже, но, судя по настроению, тоже ближе к зиме.
   Философия - да не до философии пока ЛГ. Он еще не избавился от последствий расставания.
   [Дожидаясь... жду...] - все же тавтология. [В ярких лучах отраженного Солнца] - что бы могло так отражать? Особенно странно с учетом последующей фразы про Луну. Следующие шесть строк - не произвели на меня впечатление, несмотря на эпитеты. Особой вычурностью отмечена фраза [за пеленой безвозмездности дали]. Хотя... Пожалуй, с шестой строкой я погорячился. [За невозможностью пряных чудес] - это хорошо: и на звук, и на цвет, и на вкус. [В урну] - ну как же так? Только, вроде, начало складываться. Из другой это стилистики! Из другой! А неплохой мог быть финал. Автор решил иначе, и начало финальной строфы весьма обнадежило, но... две финальных строки разочаровали: первая - банальностью, вторая - очередной урбанизированной безликой железякой в описании природы и чувств, сиречь, продолжения природы.
   Техника - странное ощущение, что-то мешает настроиться на ритм. Так... Первая строка:--/--/--/ - трехстопный анапест с мужской рифмой, вторая строка:/--/--/--/- - четырехстопный дактиль с женской рифмой, третья строка:-/--/--/--/ - четырехстопный амфибрахий с мужской рифмой, четвертая строка:--/--/--/--/- - четырехстопный анапест с женской рифмой. Такое впечатление, что, если бы в трехстопных стихах был бы еще один вариант, автор бы и его использовал. Может, это такой сложный формат строфы? Посмотрим вторую строфу, а, лучше, текст в целом:
  
   --/--/--/
   /--/--/--/-
   -/--/--/--/
   --/--/--/--/-
  
   --/--/--/--/-
   -/--/--/--/
   /--/--/--/-
   /--/--/--/
  
   /--/--/--/-
   /--/--/--/
   /--/--/--/-
   /--/--/--/
  
   -/--/--/--/-
   -/--/--/--/
   -/--/--/--/-
   -/--/--/--/
  
   Увы, закономерности нет, радует, хотя бы то, что к финалу автор перестал экспериментировать с размером внутри строф. В остальном, техника понравилась. Вот еще рифма [слепо-нелепо] несколько выбивается из общего ряда.
  
  

236

   Изамира Пронзительный излом озябших веток
  
   Пронзительный излом озябших веток,
   отчаянные крики чёрных птиц...
   Закончилось отрывистое лето,
   а в памяти - лишь ворох слов и лиц.
  
   И серым одиночеством прощанья
   залиты небеса - от края в край,
   блуждает свет в его туманных гранях,
   и моросит дождя седой хрусталь.
  
   Тревожит ветер душу листопада,
   срывает вздохи сумрачных людей,
   в ладонях замирает, белым взглядом
   следит за тёмным смерчем кратких дней.
  
   Он следует везде за хрупкой смертью,
   что напевает тихо и любя.
   ...роняют птицы жёсткий бархат перьев,
   и чутко спит уставшая земля.
  
   Осень - явственно, в том числе и прямым указанием на сезон [закончилось отрывистое лето]. Другие детали хорошо подчеркивают картину осени.
   Философия - если она и есть, я ее не понял. "Возлюби смерть свою", что ли?
   Первые две строфы вполне удались, но - каждая сама по себе. Первая наполнена экспрессией [пронзительный излом... отчаянные крики... отрывистое лето...], а вторая тягучей меланхолией [серым... залиты... из края в край... блуждает свет... туманных гранях... моросит... седой хрусталь...]. Переход этот непонятен, как и возврат к [тревожит... срывает... смерчем...] третьей строфы. Но третья строфа при этом не столь удачна в образном плане. [Срывает вздохи сумрачных людей] - плохо представляю эту картину. [Белым взглядом следит за тёмным смерчем кратких дней] - совсем не представляю. С этой строки автора вдруг потянуло на рискованные оксюмороны [темным-дней... смертью-любя... жесткий-бархат...]. Мне была бы понятна картина последней строфы, если бы это был портрет, вступающей во владения природой, зимы (тогда и сон земли объясним), но слишком "близок" листопад и дождь в тексте: не собирается картинка. Если же это попытка "гатишненькава" декаданса, то, на мой вкус, тут не хватает главного - цвета крови... хотя бы штрих, другой. Да, [тихо и любя] - не камильфо.
   Техника - добротная. Жаль, самая неудачная рифма [любя-земля] приходится на финал.
  
  

237

   Liebkosung Прогулка
   Желтые листья устилают дорогу.
   Мы идем, их ногами гребя.
   Они так шуршат, голубей пугают..
   А я смотрю на тебя любя.
  
   Ты возьмешь лист красивый,
   Заколешь мне в волосы,
   Я для тебя-королева дня.
   Ветер в лицо, дорог полосы..
   Я вся твоя, а ты любишь меня.
  
   Осень - изображена с помощью безотказных листьев.
   Философия - [а я смотрю на тебя любя... я вся твоя, а ты любишь меня].
   Никакого разбора. Завидовать надо по белому и молча.
   А техника... да, хрен с ней, с техникой, когда тебе СЕМНАДЦАТЬ.
  
  

238

   Гулевич С.А. Атака клёнов
  
   Не война, а всего лишь битва,
   Ярко красным - атака клёнов.
   Время лижет тебя, как бритва -
   Постепенно, но неуклонно.
   Битва с временем - это круто,
   Нет ни пленных, ни проигравших.
   Лишь безропотные минуты
   Причисляются к лику павших.
   Утомительнейшая схватка,
   Но еще остаются схроны.
   Запах гари дурманит сладко -
   Загорелись деревьев кроны,
   Словно склады боеприпасов.
   Неизбежно сентябрь наступит
   И пространство вокруг окрасят
   Пожелтевшие листьев трупы.
   Да, атака опять отбита,
   Только лета и след простынет...
   Время лижет тебя, как бритва,
   Оставляя в душе пустыню.
  
   Осень - очень своеобразно через битву кленов и... а так и не понял, с кем же они бились.
   Философия - образ битвы со временем интересен, но появившись в середине текста, бесследно растворился в увлекательной игре в "солдатики".
   [Не война, а всего лишь битва] - о чем эта фраза? Ведь битва - часть войны, зачем же противопоставлять частное общему? [Время лижет тебя, как бритва - постепенно, но неуклонно] - красивая сентенция, но меня она почему-то не впечатлила: ни при первом прочтении, ни при последующих. Помимо собственно неприятия этого сравнения времени, мне видится противоречием понятия "лижет" и "неуклонно". [Это круто] - видится этакой молодцеватой бравадой, но для моего слуха, выпадает из стилистики. [Нет ни пленных, ни проигравших] - увы, проигравший есть всегда, даже, если он в плену у иллюзий. [Загорелись деревьев кроны] - если это образно, то повтор или нарушение причинно-следственной связи: во второй строке уже было [ярко красным]. И тут, вдруг, как [неизбежно сентябрь наступит], да как [пространство вокруг окрасят пожелтевшие листьев трупы]... То есть, в августе они были красные и "атаковали", но пришел сентябрь, и они умерли и пожелтели (или наоборот). И финальная строфа грешит той же непоследовательностью: атака красных кленов отбита, а лета след еще только простынет.
   Впрочем, возможно, я ошибаюсь, но мне показалось, что автор перегнул палку образности в части сравнения осени с военными действиями.
   Техника - хорошо, местами - весьма. Пожалуй чуть "топорщится" фонетика [постепенно, но неуклонно... битва с временем... схроны...].
  
  

239

   Острогаев Н. Осенённый стих
  
   Из исколотого перелётными птицами неба сыплется что-то водянистое. Святые апостолы, хмурые, как полиция, сметают души деревьев в кучи ветвистые.
   Поля безрадостные обобраны; нищи и голы. Дороги разбиты: слякоть делает своё коричневое дело. На садовых участках водопроводные трубы полы, а ведь совсем недавно на дачах жизнь кипела.
   Лишь в городах - огни как на авеню и стритах. Города лишены сезонных перепадов, им всё равно какой месяц скользит в титрах. В городах - веселье. Значит, так надо.
   Почему так надо? Видимо, есть причина... Прошла недавно с Днём примирения Казанская, а потом и девяносто четвёртая годовщина. Про неё говорили мало, она опасная.
   А златокудрая красавица всё быстрей превращается в безостановочно плачущую старуху, и все ждут, когда же она, наконец, щей налакается, в которые положила свою квашеную капусту.
   Однако мудрая старуха не спешит умирать и передавать ключи фригидной красавице в белой шали. Хочет она все краски у мира забрать, жить вечно, и чтобы плачу её не мешали.
   Ведь иначе явится Снежная Королева, бросит на землю чистольняные полотенца, станет ждать, что я, как Герда, примусь доставать осколки из чьих-то глаз и сердца.
  
   Осень - подробно и разнообразно. Знакомые образы предлагаются читателю и в привычном исполнении, и в оригинальной авторской интерпретации.
   Философия - на таковую может претендовать разве что последнее двустишье. Упоминание религиозных и революционных праздников не совсем понятно. Неужели только для более точного определения времени года?
   [Сыплется что-то водянистое] - глагол не слишком хорошо согласован по смыслу с определением. [В кучи ветвистые] - неудачно, ветки конечно попадают в кучи с листьями, но образ-то видится совсем иным (ИМХО). [Своё коричневое дело] - неудачное использование цвета. В сочетании с "ветвистыми кучами" - повод для пародии. [Лишь в городах - огни как на авеню и стритах] - странно выглядит это [лишь] об "огнях в городе", после "полых труб" на дачах. Заявленная причинно-следственная связь отсутствует. Не менее странно выглядит и сравнение городов с городами же, поскольку "авеню" и "стриты" - неотъемлемая часть оных. [Города лишены сезонных перепадов] - безапелляционно и необоснованно. [В городах - веселье] - а в деревнях - кручина? Кстати, неплохая рифма для "причина", но [Значит, так надо. Почему так надо? Видимо, есть причина] - видится переливанием из пустого в порожнее. Во всяком случае, ни в какое сравнение с Помпилусовским [если надо причину, то это причина] не идет. Про "революционно-теологическое" отступление уже писал. [Когда же она, наконец, щей налакается, в которые положила свою квашеную капусту] - сомнительный образ. [Фригидной красавице в белой шали... Снежная Королева...] - это о зиме? По-моему весьма непоследовательно и опрометчиво - зима такие вещи не прощает. Финал вообще получился каким-то нескладным [всё быстрей... безостановочно... все ждут... наконец... однако... не спешит... ведь иначе явится... бросит... станет ждать...] и даже противоречивым. Лишь финальная сентенция про Герду отличается стройностью, не смотря на иносказательность.
   Техника - своеобразно. Не пытался проверять размер, но на слух больше тяготеет к "ударникам", для которых запись прозой вполне подходит. Рифмы получились слишком разные, поэтому на фоне унисонных [голы-полы... надо-перепадов...] и других подобных, такие сочетания, как [старуху-капусту... Королева-Герда...] воспринимаются совсем не рифмами, хотя формально являются таковыми. Кроме того первая строфа фактически получилась по схеме А(А)ААА [птицами-(сыплется)-водянистое-полиция-ветвистые] да еще и с внутренней рифмой, которая, скорее, мешает. Во второй строфе пары рифм также "бьются" [голы-дело-полы-кипело], хоть и не столь явно. В дальнейшем этого эффекта нет. А вот внутренняя рифма [красавица-превращается] напротив, очень даже украсила свою строфу. Если говорить о фонетике, то отмечу следующие не слишком удачные моменты [из исколотого... деревьев в кучи... на авеню и... же она наконец...].
  
  

240

   Ковалева С.А. Непогода
  
   Проснулось утро и без настроения
   Наверно, ночью полетало привидение
   И небо спряталось за облака,
   Денек готовит грусть наверняка.
   Озябли лужи у большой дороги,
   Застыли в них, конечно, чьи-то ноги.
   Домишко, словно сиротинка у реки
   Устало просит у прохожих башмаки.
   Кусты, когда-то ароматом окрыленные,
   Безбурные, как пленники томленные.
   Часы замедлили круги движения
   Минуты ждут тепла и вдохновения.
   Через такую непогодную преграду
   Найдет ли сердце для себя награду?
   А взор, прося и радости и света,
   Не верит, что сбывается примета.
   Мокрядь не тушит моего костра,
   Пламень его из искорок добра.
  
   Осень - где-то рядом и около, но с учетом настроения, пожалуй, узнаваема.
   Философия - отсутствует.
   Союз [и] в первой строке играет непонятную роль, если не считать выравнивание размера. [У большой дороги] - очень характерное выражение, добавляет ненужный тексту смысл. [Застыли в них, конечно, чьи-то ноги] - как говорил ослик Иа: "душераздирающее зрелище". [Домишко, словно сиротинка у реки устало просит у прохожих башмаки] - во-первых, зачем ему башмаки? Во-вторых, получается "битый небитого везет", ведь путникам башмаки нужнее. В-третьих, слишком резкий переход от малого (лужа) к большому (река). [Кусты... безбурые] - что хотел сказать автор, непонятно. [Пленники томленные] - напоминает меню людоеда. Кроме того, слово "томленные" подразумевает длительное воздействие жара, что плохо вяжется с остальной картиной. [Часы замедлили круги движения] - парадокс какой-то пространственно-временной. [Что сбывается примета] - о какой примете идет речь, непонятно.
   Техника - не впечатляет. Размер выдержан, но при этом сбились акценты [черЕз... пламЕнь...]. Схема АА своей простотой подчеркивает и простоту рифм.
  
  

241

   Сешат Паутинка
  
   Паутинкой замерла судьба.
   Бабье лето путает дороги.
   Несколько мгновений сентября
   Опоздавшим подарили боги.
  
   Уходящий в небеса экспресс,
   И эспрессо пенкой на фарфоре.
   И прозрачен тонкий звон монист
   Предпоследним вздохом на просторе.
  
   Несколько мгновений сентября
   Эмигрантам и приговоренным.
   ... Паутинкой дернулась заря,
   Проводом касаясь оголенным.
  
   Осень - трудно заподозрить, что в средней полосе северного полушария фраза [несколько мгновений сентября] может говорить о каком-то ином сезоне. [Бабье лето] - еще более универсальная примета.
   Философия - скорее настроение, да и оно какая-то детское, характерное для подросткового периода с его ломкой представлений об устройстве мира. Этакая "поздняя осень" юношеских иллюзий.
   Первая строфа понравилась: удивительным образом знакомые слова сложились в настроение. А вот дальше пошло "под горку". Если [уходящий в небеса экспресс] еще как-то вызывает ассоциации, а [эспрессо пенкой на фарфоре] удачно дополняет и уравновешивает образ, то [тонкий звон монист... вздохом] - уже не воспринимается, в том числе, из-за этого условно поэтического [предпоследним]. В этом видится не философия, а попытка простым способом решить вопрос размера и акцентов. Кроме того, эта попытка оставить ЛГ еще один шанс выглядит неестественно. Хотя, я понимаю, что "последний" могло звучать чрезмерно экзальтированным. Третья строфа не прибавила в стройности мысли. Из-за этого повтор фразы [несколько мгновений сентября] и образа паутинки выглядит лишь повтором, да попыткой "поэксплуатировать" удачные образы первой строфы. [Эмигрантам и приговоренным] - совершенно непонятный отсыл. Каким эмигрантам? Каким приговоренным? Последним любой день, как подарок: хоть, в апреле, хоть в ноябре. Финальная фраза-образ [паутинкой дернулась заря, проводом касаясь оголенным] не удалась (ИМХО). Кто кого чем коснулся, непонятно.
   Техника - в части размера, акцентов и ритма, без замечаний. Если бы не было финальной строфы, исполненной явно по схеме АВАВ с унисонными рифмами, можно было бы принять схему хАхА, а так: [судьба-сентября... экспресс-монист...] выглядят "бледно" на фоне прочих рифм.
  
  

242

   Fenix X.X. Выбор листа
  
   Яркая в парке отправка на пенсию!
   Снизу не слышно, о чём шелестят, уцепившись за ветки, упрямые листья. Время своё не упустят?
   Те, что спустились на землю, как раз о приятной поре зашуршали. Нет уже палок и нет ещё тяжких завалов.
   Ветер поднял-закрутил рыжеватую шавку. Не было мне одиноко с такой. Больше не стал заводить, опасаясь утраты.
   Девушка тучного дядьку ведёт, называя дедулей.
   Громче глухому: "Дедуля, скамейка поблизости есть?" Боже, да это ко мне! Даже не думал услышать такое.
   Знаю скамейку, оттуда пришёл. Книгу судьбы перелистывал долго и финишный лист выбирал. Так и не выбрал.
   Эти уходят туда. Дядька не тучный, а мощный - птаха на локте болтается. Солнце и ноги слабее, пора возвращаться.
   Как бы в автобусе парни с гитарой меня не увидели старым.
   Место пока не предложено, спел о тумане сиреневом. Пишут слова на листках! Снова светлее-бодрее становится.
   Ночью под солнцем шуршим-шелестим: со знанием дела о ловле лучей и красиво о зорях. Почки на ветках внимают.
   Сонник не нужен, толково и так. Выбранный финишный лист замечателен тем, что пожухлым меня не представят!
  
   Отзыв на один из вариантов этого текста - в первой части обзора. Добавлю, что (ИМХО) автор слегка увлекся правкой текста в процессе конкурса и правкой, вообще. Многие интересные моменты в результате потерялись.
  
  

243

   Пересмешники Сказочка
  
   Сказочник:
   Как все вокруг зашумЕли: сложи слово "счАстье" вихрем из листьев и слёзками плача о лЕте, чтобы "свободная" Герда "свободного" Кая вновь увела в свой увядший удушливый Август.
   Только вы Их не спросили - до фени вам мЫсли тех, кем играют в поэзию сказок ненАстья, ставя дождями на строчках штамповку предзИмья.
  
   Им дилетанство советов не менее в тягость.
  
   Герда:
   Всё опять сложилось глупо:
   Убежал мой наречённый.
   Еду я за ним, как будто
   Ряженая дура-кукла
   В башмачках, одёжке новой,
   В золотой чужой карете
   По прозрачной тонкой грани
   Между холодом и солнцем
   Ум(а)олять любовь слезами.
  
   Кай:
   Как паяц в наряде пёстром,
   мечешься меж двух хозяек,
   бъёшся в запертые двери,
   понимая очень остро -
   мира в них ты не обрящешь:
   фальшь улыбок, фальшь нарядов.
   Только слёзы настоящи.
  
   Сказочник:
   Мудрости мАло в том, чтоб за старость цепляться, шамкая ртом обеззубевшим манную кАшку, не позволять семенам перед ростом набраться силЁнок.
   Мудрость не стАнет лгать и весной притворяться - просто отпустит на волю потёртую скАзку, не забывая о том, что все знают с пелЁнок:
  
   Мир Кай обожает играть. Это просто ребёнок.
  
   Осень - собственной трактовкой привычных образов [вихрем из листьев и слёзками плача о лЕте...] и упоминанием [предзИмья].
   Философия - имеется, и не такая уж простая. Собственно, вся она (большая часть, точно) в финальной реплике Сказочника.
   ["Свободная" Герда "свободного" Кая...] - зачем это повторение слова, которое само по себе несет сегодня, как никогда, политическую окраску, еще и взятого в кавычки? Я уж молчу про ассоциации обстоятельства времени [увядший удушливый Август]. Зачем этот политический подтекст? Ведь стихотворение о любви и мудрости, сиречь о любви не собственника, но истинного ценителя. Или нет? [До фени] - как фикус среди морковки: выпадает из стилистики. [Поэзию сказок ненАстья] - туманно, но красиво. [Ставя дождями на строчках штамповку предзИмья] - еще более туманно, но совсем не поэтично, особенно "штамповку". [Им дилетанство советов не менее в тягость] - если на вопрос "кому?" ответ еще понятен из контекста, то на вопрос "чем что?" или "чем кому?" ответа нет. Монолог Герды в целом состоялся только выбор а/о мне видится неуместным: вариант [умалять] - явно предпочтительнее и сюжетно, и по смыслу, и просто синтаксически. А вот монолог Кая оставляет в недоумении. [Как паяц в наряде пёстром] - откуда такие сведения об одеждах Кая? [Мечешься меж двух хозяек] - в отличие от Герды, какое-то совсем вольное толкование сюжета. [Бъёшся в запертые двери] - а это вообще другая сказка: разве не наоборот - две женщины не могут поделить мужчину? Ну и с твердым знаком автор как-то поторопился. [Только слёзы настоящи] - тут только разведу руками, если автор женщина, то это верх... хитрости, если же мужчина - верх наивности. Финал удался. Не понравилась только [потертую сказку].
   Техника - своеобразная. Так и не понял: это классический стих, в котором мало рифм, или белый стих в который случайно закрались рифмы? [Счастье-ненастье... август-тягость...] - в первой строфе, [глупо-будто... нареченный-новой... грани-слезами...] - во второй, [пестром-остро... обрящешь-настоящи...] - в третьей, [кашку-сказку... силенок-пеленок...] - в четвертой. Этакий свободный стих: по рифмам, размеру и строфике. Не все ложится по акцентам ровно, но в целом вполне читабельно. Фонетика - удачно, разве что [в свой... вам мысли... двух хозяек...] немного выбивается на общем фоне. Пожалуй, выбранная форма слегка смутила: это все-таки пьеса, а не стихотворение. В любом случае, это одно из немногих стихотворений, которые я бы сейчас поставил выше, чем в процессе конкурса, но в двадцатку оно бы не прошло: слишком высока была конкуренция.
  
  

244

   Мягкова Л.С. Жестяное
  
   Томный август на юг отчалил -
   Видно это уже всерьёз...
   Я порежу ладонь случайно,
   Белой жестью сентябрьских звёзд...
   Вязкий сок перезревших ягод
   Между пальцев теплом стечёт,
   Даже боль может делать благо,
   Если чувствуешь боль ещё.
   В кулаке загустеет лето
   Тёмно-бурым живым вином,
   Сухожилья простых ответов
   Будут вспороты жестью, но...
   Неуютной чернильной ночью
   Спрячет в складках шифон небес
   Ожиданье порезов - строчек,
   Чтобы страх навсегда исчез.
   Кто-то судит легко и строго.
   Капли жизни в моей горсти -
   Их задержится так немного...
   Не успею себя простить.
  
   Осень - несомненно: [август на юг отчалил... сентябрьских звезд...], но осень тут лишь антураж, лишь повод и возможность остановиться и посмотреть внутрь себя. Поэтому о философии.
   Философия - скорее предфилософия. Некое размышление о краткости бытия и особой краткости момента от осознания близости финала, до самого финала. Такие моменты встречались во многих стихах, но немногие взгляды в себя заставили меня так вздрогнуть и почувствовать такой явственный хруст сухожилий и липкое тепло густеющей крови. Меня нередко упрекают за то, что я ставлю порой авторам в вину излишнюю эмоциональность. Может, я просто такой впечатлительный? Но что может быть более действенным для психики, нежели такой "тихий крик". Тот редкий случай, когда, читая текст от первого лица, я с мурашками на коже ощущаю себя в этом сюжете. Это многого стоит.
   Из того, что хотелось бы улучшить. [Тёмно-бурым живым вином] - здесь вино отдает штампом после упоминания крови, еще и потому, что несколько строк назад было просто соком. [Кто-то судит легко и строго] - заканчиваясь точкой, фраза повисает по смыслу и сюжету.
   Техника - понравилась. Она ровно такая, чтобы не отвлекать излишними изысками от сюжета и нерва текста. Не знаю, почему автор снес свой раздел и удалил стих из списка, но... это другая история.
  
  

245

   Колонок Бег по склону
  
   Просыпаться и знать: мир незыблем, но что-то не так;
   Засыпать, не поняв, что бывает и что не бывает...
   В октябре в этом городе много бродячих собак
   И тумана - собаки бегут сквозь туман и не лают.
   В октябре в этом городе жгут не листву, а цветы,
   И сухие портреты - темнеют, коробятся лица,
   И в тумане, дыму ли не ясно, где я, а где ты -
   Чтобы все же понять: проще сдохнуть и снова родиться.
   И останется память о городе - пыль на губах,
   Или просто пыльца от бесчисленных бабочек летних,
   И тоска о небывшем: по склону ребячья гурьба
   Мчится вниз, хохоча, видя - первые возле последних.
  
   Осень - удивительными приметами октября. Особенно, про собак в тумане - образ просто впечатывается в мозг: как бесконечный морочный сон, от которого не спасают короткие ночные пробуждения. Собственно, все стихотворение построено так: между пробуждением в первой строке и засыпанием во второй нет ничего. Философия - не совсем. Скорее психологический портрет. Жизнь наоборот: пустое беспамятное бодрствование и полные событий и смысла сны. Что интересно, в целом тревожные сны имеют (ИМХО) вполне позитивную реализацию: бег вниз по склону, как и полеты во сне - это мне видится добрым знаком. Расставания (с людьми и иллюзиями) неизбежны, но... Все проблемы будут решены!
   Если бы еще и стихотворению такой же позитивный финал, но тут все с точностью до наоборот: всего четыре слова [видя - первые возле последних] разрушают всю прелесть тонкой иллюзии сна.
   Техника - понравилась. Люблю длинные строки, когда автору удается сохранять ритм и акценты и уложить в них сюжет без натяжек или впихивания. Рифмы весьма удачны. Текст, который я с большим сожалением исключил из двадцатки самым последним. Очень рад, что он все же попал в финал.
  
  

246

   Ирис без права первородства
  
   ...а Страсть и Смерть - без права первородства.
   На Древе Жизни медленно желтеет
   В моих глазах - не преданность, сиротство.
   В твоих поступках - призрачность затеи.
  
   И мне бы на концерт, как на "подтяжку",
   но я смотрю сквозь мокрые афиши
   на то, как ты изящно держишь чашку...
  
   А ты - уже давно почти не пишешь...
  
   Нас вырядив в каких-то сумасшедших,
   уходят боги бренных отношений.
   И умирает год почти прошедший
   За - может быть - и наше воскрешенье.
  
   Осень - если о природе, то очень поздняя, судя по [год почти прошедший]. А вот осень чувств - узнаваема.
   Философия - легким намеком на то, что осень чувств не равно смерть чувств. Это [может быть] оставляет, пусть и эфемерную, но надежду. Настроение передано хорошо. Некоторая нестройность мысли, рассеянность в рассуждениях ЛГ в первой и второй строфе, к финалу формируется во вполне логичный вывод.
   [... а Страсть и Смерть - без права первородства] - первая строка-предложение не понятна. То ли эти два имени нарицательных лишены этого права, но на что? То ли для кого-то эти два явления ниспосланы, независимо от старшинства. В любом случае точка в конце этой строки и отсутствие таковой в следующей строке приводит к образованию еще одной странной фразы [на Древе Жизни медленно желтеет в моих глазах - не преданность, сиротство]. [Я смотрю сквозь мокрые афиши] - пытаюсь представить, ничего не получается. [Уже давно почти] - непоэтичная конструкция. [И умирает год почти прошедший] - вновь не самая удачная конструкция, и вновь это "почти".
   Техника - без существенных замечаний. Размер и акценты - в порядке. Преобладание однородных рифм не дает признать технику удачной в полной мере. Финальная строфа еще и отягощена схожими рифмами четных и нечетных строф, превращая схему в АААА. Рифм [сумасшедших-прошедший] я бы избегал, особенно в финале.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"