Сошенко Александр Федорович: другие произведения.

Философия 2012 (весна) Часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Журнал Самиздат: Философия. Конкурс стихов
   Часть 3. Заявки 73-108 (в порядке подачи)
  
   Список работ-участников:
   73 Даймар С. Терракотовые сны
   74 Евдокимова Ю. Наедине с собой
   75 Фиатик Love Of Life
   76 Осторожнер Т. Философия онлайн
   77 Качур В.И. учились
   78 Возов А.А. Что случилось?
   79 Пентегов Д.А. Философы в пивной
   80 Abz Хорошо быть как все - восхитительно
   81 Илзе Я. Сороковая параллель
   82 Мананникова И.Н. Был мир понятным и простым
   83 Пархомец Г.А. Сонет
   84 Серова Е.Н. Каким клокочущим терзаньем
   85 Шумахер Я.С. Из окуляра лупанара
   86 Карпицкий А.А. Истончённость
   87 Ревкина И. Смотрю на море...
   88 Ивченко Е. Мне нечего...
   89 Воробьев М.З. Монолог неприметного
   90 Козлов И.В. "Фиолетовый цвет..."
   91 Рублев А.Д. Наркоз..., уснули тихо жизненные центры...
   92 L++ Играть словами, чувствами, людьми....
   93 Кросс Ю. Выбор души
   94 Лежава И.К. Тяжек крест
   95 Грошев-Дворкин Е.Н. Влюблённый автобус
   96 Лернер З.Д. Честь
   97 Ирониясудьбы С. Равновесие: борьба ланцелота.
   98 Росошанская Л. Проще простого
   99 Просто Я. Был снег
   100 Хлопуша Антикоктейльное
   101 Костенко П.А. Под звездами (Сокращённый вариант - на конкурс)
   102 Петропавловский Е.Е. Если родился в краю полутрезвых ноликов...
   103 Убо-Сатло Гипотеза
   104 Неуважай-Корыто В. Атлантида
   105 Воронина Т. Синичий аэродром
   106 Бутченко К.И. Память
   107 Цупка В.В. что за плечами
   108 Скаредов А.С. Дурень
  

73

   Даймар С. Терракотовые сны
  
   Светили звёзды. Словно гвозди,
   Вбивали свет свой в щели век.
   И лакированные кости
   Кружили в небе вальс калек.
  
   Летели сонные дома,
   Слезились желтые глазницы,
   Решетка ребер как тюрьма,
   Мой город - умершая птица.
  
   А неба пьяная корма
   Качалась в мареве восхода.
   Текла по жилам сулема,
   Дрожало сердце от озноба.
  
   Но солнце cрезало ножом
   Все окровавленные нервы.
   Разбились сны мои дождём
   О плечи обнаженной терры.
  
   Текст для меня - загадка. При моем настороженном отношении к произведениям подобного рода и любви к логичным сюжетам, я должен был пройти мимо этого текста, ухмыльнувшись "в пшеничные усы". Я и прошел мимо. Аж два раза. И ничего не дрогнуло во мне... Наверное, нужно было подняться на десяток тысяч метров вверх, чтобы по новому взглянуть на этот текст. Я, ведь, все это уже читал где-то: и про [решетка ребер], и про [желтые глазницы], и про [по жилам сулема], не говоря уже про [дрожало сердце от озноба]. Или мне кажется? Ну нет у меня желания пропустить то, что, вроде, и так понятно. Совершенно иное ощущение: ощущение встречи с чем-то хорошо знакомым и даже сокровенным, но так же хорошо забытым. Может быть потому, что это "банальное" спрятано между отличных авторских образов в начале и финале текста, как начинка в бабушкиных пирогах. Образ первых двух строк настолько остр, что может оттолкнуть читателя, отвлечь на себя все внимание и не дать переключиться на "вторую волну", которая совсем не резкая, в отличие от гвоздей, "вбиваемых" в веки. Но язык не повернется назвать это недостатком: перец на то и остер, чтоб жечь. [Неба пьяная корма] - снимаю шляпу: белая зависть в умеренных дозах мне не повредит. Хороша и финальная пара строк, которая легкой ноткой эротики окончательно растворяет, смытые дождем, ночные тревоги. Показалось, что некоторым диссонансом звучит строка [все окровавленные нервы] - и необязательное обобщение, и чрезмерная (ИМХО) экзальтация - не на пользу предфиналу, но это лишь эпизод.
   Техника - на высоком уровне. Отмечу лишь один момент по рифмам. Меня часто критикуют за то, что я "придираюсь" к неточным рифмам. Я вовсе не против, но неточная рифма неточной рифме - рознь, да и общий характер рифм не стоит сбрасывать со счетов. В данном тексте преобладают точные, унисонные рифмы, поэтому появление [восхода-озноба], да еще в четных строках "режет" слух. Вроде бы, полное совпадение гласных, но согласные (кроме пары "с-з") совершенно разные по природе: "х" - глухая задненебная шипящая с перекрытием носовых резонаторов, а "н" - передненебная звонкая с преобладанием именно "носового" звука (попробуйте зажать нос и произнести звук "н"))). Вторая пара: "д" - та же "конфигурация", что и "н", но нос перекрывается и работают "нижние" резонаторы (можно повторить опыт с носом))), а "б" чисто "губной" звук. Для сравнения возьмем рифму из первой строфы [гвозди-кости]. Это своего рода шедевр, поскольку ни одна согласная не совпадает, но они все являются парными (в первом случае звонкими, во втором - глухими). Одинокая "в" просто не в состоянии разрушить созвучность. Кроме того, рифма расположена в нечетных строках, что дополнительно скрадывает "неоднородности"... Что-то я увлекся... Остальные авторы могут устроить мне темную)))
  
  

74

   Евдокимова Ю. Наедине с собой
  
   Здравствуй, душа моя милая!
   Что, потихоньку смердишь?
   Жизнь тебе опостылела?
   Ладно! Молчи, раз молчишь.
   Думаешь самая лучшая?
   Думаешь все для тебя?
   Знаешь, молчи!
   Это лучше, чем
   дребеденить себя...
  
   "Здравствуй, чужая милая..." - первое, что приходит на ум, лишь только начинаешь читать, и отделаться от этой "тени" никак не удается. "Душа смердит"? И при этом думает, что [самая лучшая]? Может ЛГ, все-таки, не со своей душой беседует (как мне показалось при первых чтениях), а с подругой? Есть же такое обращение "душа". Но в конце то - [себя]! Да и название [Наедине с собой]... Ой, что-то тут не сходятся философские концы с концами.
   Техника разочаровала. [Милая-опостылела... смердишь-молчишь... лучшая-лучше чем... тебя-себя...] - без комментариев. Размер плывет. Необъяснимые и неоправданные для короткого текста повторы [молчи... молчи...]. Текст из разряда "Бац! Бац!.. И мимо".
  
  

75

   Фиатик Love Of Life
  
   К сожалению, автор удалил свою работу. В принципе текст претендовал на выход в следующий тур, но, думается, надо уважать право автора на такой шаг.
  
  

76

   Осторожнер Т. Философия онлайн
  
   за пределом разумности мыслящей силы далеко за деревьями тёмного леса
   на границе небес однотонностью синих заместителем зама подменного вместо
   однозначных и чётких законов и правил за далёкой пустыней с песками и ветром
   за вулканными жерлами в серной отраве площадями с неровной квадратностью метров
   существует себе относительно мирно недоступностью мрака покрытая тайна
   то посветит исчадием лунного сыра то возьмёт да придумает виру и майну
   для движения звёзд в пустоте траекторий или сделает умным слюнявого психа
   сочинит про бессмертие сказку который и помрёт после этого скромно и тихо
   в этой сказке слова как обычно по плану что расстались недавно но кажется вечность
   между нами как будто бы движется плавно о подводные камни разлуки калечась
   и поэтому грустно и хочется верить что страдания эти совсем не напрасны
   а ещё существуют секретные двери в параллельность загадки миров безопасных
   и потомки запишут на флешки и диски сохранив этот текст для других поколений
   и заставят конечно же дальних и близких заучить наизусть потому что он гений
   недопонятость смысла не станет понятней при отсутствии цели на общей мишени
   погуляют слова и вернутся обратно не найдя подходящих к задаче решений
   а неясная тайна уйдёт незаметно или слишком уж явно для зрений и слухов
   чтобы быть обнаруженной чем то конкретным типа пакта союзного плоти и духа
   тот кто смог бы понять очень грубо и просто состоит из души и опять таки плоти
   налицо недобор с постановкой вопросов вы не знаете их и поэтому врёте
  
   Поднабраться ума и придумать какой-нибудь базис для начала строительства мудрых раздумий, гласящих
   О совместности роли абстрактного Пупкина Васи с неземными полями, а также о том, что не ящик
   У него на плечах, закруглённый неровностью формы, с примитивным набором немногих и простеньких опций
   Поддержания тела едой, развлекухой и порно неизменностью способа думать, страдать и бороться,
   А вполне себе фишка с приёмником и передатчик, архиважный сигнал посылающий в небо куда-то,
   И способный вовнутрь заглянуть, изогнувшись удачно, и вернуться назад, если нужно зачем-то обратно, -
  
   Где-то так приблизительно выглядя временной мутью, как-то так по-земному рождаются трупы теорий,
   Всё неправда, конечно, но хочется просто уснуть и не копаться в себе и не злиться, со смертными споря
  
   Здравствуйте! Очень приятно! Вам, товарищ, не ко мне. Я - "тирипевт", а вам к серьезным "докторам". Это во втором этапе. А если без шуток, то снимаю шляпу. Увлекательнейшая история про нас всех с вами. Во всяком случае, про меня. Возможно, я еще вернусь к этому тексту: не напишу о нем, так просто почитаю в удовольствие. Только, просьба: нельзя ли для надежности тот текст, помимо всяких модных накопителей, еще на бумаге напечатать и на скалах выбить на всех языках.
  
  

77

   Качур В.И. учились
  
   данную реальность взяв напрокат,
   к сердцу прижимай, кричи: не отдам!
   раз пятнадцать в день смотри на закат,
   научись грустить к десяти годам.
   праздник каждый день, салют, конфетти,
   есть огонь, вода, трубящая медь -
   тем, кто доживает до двадцати,
   толком ничего не нужно уметь.
   обещай себя хорошо вести,
   дурака найди, а потом валяй,
   научись острить годам к тридцати,
   только этим не злоупотребляй.
   раненых считать устаёт рука,
   чтоб колоть орехи, нужна печать -
   научись отказывать к сорока,
   остальное время учись молчать.
  
   Рад за этого автора. Рад за конкурс, привлекший, наконец, этого автора. Легко судить, когда текст удачный. Когда автор попал в "десятку".
  
   Улыбнусь при встрече, слегка кивну,
   Да легонько похлопаю по плечу.
   Сорок восемь стукнет в эту весну.
   Лет уж двадцать, поди, в основном молчу...
  
  

78

   Возов А.А. Что случилось?
  
   Что случилось с этим миром?
   Ветер рвет листву,
   Год за годом, не кончаясь,
   Стужа ко двору.
  
   Покрываются коростой
   Лет наивных голоса,
   Затворяются ворота
   К Богу в Небеса.
  
   Волки воют где-то с краю
   Черных пятен деревень,
   Разве водка не поможет
   Одолеть мигрень?
  
   Посидеть бы у камина,
   Скинув башмаки,
   Наслаждаясь у запруды
   Времени-реки.
  
   Но не лечат только боле
   Бесы огненной воды,
   И не вырваться из плена
   Омута беды.
  
   Может быть, пришло мгновенье -
   Разорвать кольцо,
   Рассмеяться, не страшась,
   Времени в лицо,
  
   Затянуть петлю веревки
   Посильней у кадыка
   Да взлететь, не побоявшись
   Бремени греха.
  
   Чтоб качнулось мирозданье,
   Сковал веки рок,
   И осталось лишь от жизни
   Кладбища кусок.
  
   Философия понятна... Вот, написал, эту "сакраментальную фразу" и задумался. Как воспримет ее читатель? Все по разному, но никому не понять, что реально за этим "понятно" скрывается, как и мне, читателю текста, непонятно: это поза ЛГ, этакая бравада или же тот непонятный, непостижимый для некоторых индивидуумов предел, за которым такое решение имеет право на жизнь. Я не призываю автора выворачиваться наизнанку или даже делать то же самое с ЛГ. Но тогда и от обзорщика не стоит требовать, чтоб он вдруг раскрыл настежь все двери "шкафов со скелетами". Итак, у меня особое личное отношение к этой теме, я категорически против таких действий, но ни в коем разе никого ни в чем не виню. С другой стороны, возможен вариант, когда автор так подал материал, что волей не волей, если не восхищаешься его поступком, то, хотя бы, прислушиваешься к мотивам и обстоятельствам. Пример? Леонид Терех "Я на краю не попрошу...". Теперь собственно к тексту. Многовато общих мест, особенно в первой и третьей четвертях. Понравилось [черных пятен деревень] и [у запруды времени-реки]. Причем, второй вариант отлично иллюстрирует, как одним интересным эпитетом или дополнением можно заставить по новому взглянуть на затертый образ. Но в дальнейшем общие места [бесы огненной воды... не вырваться из плена... омута-беды... разорвать кольцо...] победили личное восприятие автора. Идея финальной фразы по-своему понятна, но не спасает она текст.
   Техника - не блещет. Строфика записана под схему хАхА, но вторая строфа получилась полновесной АВАВ, что сразу снижает качество рифмовки остальных строф. Размер нечетных строф плавает от строфы к строфе, в финальной строфе это приводит к сбою акцента [скОвал].
  
  

79

   Пентегов Д.А. Философы в пивной
  
   Полно философов в пивной,
   А математиков - не очень.
   Стоит на этом шар земной
   Довольно крепко, между прочим.
  
   Недаром в первобытный век
   От болтовни устав, наверно,
   Открыл пещерный человек
   В пещере первую таверну.
  
   Пришли философы толпой,
   Уютно разместились в гроте,
   И пили брагу день деньской,
   И не мешались на охоте.
  
   Заветам пращуров верны,
   Пивные закрывать не будем!
   Пускай сидят там болтуны
   И не мешают умным людям.
  
   Да не отменят никогда
   Такой подход утилитарный!..
   Давайте выпьем, господа,
   За склад ума гуманитарный!
  
   Ни философия текста, ни сюжет, ни персонажи - не заставили сердце читателя вздрогнуть и затрепетать. Так я до конца и не разобрался, на чьей же стороне ЛГ? Или он из той породы людей, кто легко, в два счета обоснует два совершенно противоположных посыла, в зависимости от ситуации? Ирония вполне добротная. А вот сюжетная линия рвется. Например, зачем в первой строфе упомянуты математики, если дальше идет фраза [и не мешались на охоте]. С другой стороны именно после этой фразы, ждал читательски "проды", но автор "урезал марш" и перешел к заключительной фазе. Зато финалов получилось два, но больше не значит лучше. Финальный финал (прошу прощение за вольность) показался недодуманным, поскольку он противоречит завязке. Ведь математики и представители прочих наук в их фундаментальном большинстве - именно гуманитарии. В то же время пофилософствовать любят все.
   Техника - ровная. Лексика, фразеология - без инородных примесей. Шуточный тост в стихах - в его почти каноническом варианте.
  
  

80

   Abz Хорошо быть как все - восхитительно
  
   Хорошо быть как все - восхитительно,
   Всем по пиву, и тебе дали баночку!
   И живут все гурьбой - изумительно,
   Всем конфетку - тебе шоколадочку!
  
   Нет пророков в родимом отечестве
   Их вообще извело Человечество!
   Все шеренгами ходят по ниточкам,
   Штабелями лежат, плитки к плиточкам!
  
   Как прекрасен сей Мир за окошками,
   Свет рассыпанный мелкими крошками!
   В Книге Судеб лежишь под закладочку,
   А пока жрёшь свою - мармеладочку!
  
   Философская изюминка где-то есть в этом тексте, но как-то она затерялась в небольшом, вроде, "батоне". Что непонятно. [Как все] - исходный тезис, и пример с пивом его иллюстрирует, а следующая строфа ему противоречит: почему [всем конфету], а [тебе шоколадочку]? Еще и знаки препинания в строке расставлены "авангардистски". Переход на второю строфу не проработан (ИМХО). Первая половина строфы понравилась и по смыслу и по исполнению. Даже третья строка еще выдержана, а четвертая - подкачала. Третья строфа скорее возвращается к идеям первой, нежели продолжает или итожит вторую строфу. [Свет рассыпанный мелкими крошками] - чудный образ, но брошен читателю, как крошки голубям. Показалась неудачной фразеология и синтаксис финальной строки. ИМХО ярче и действеннее было бы [жри] и [шоколадочку]. Тот случай, когда повтор не только не мешает, но и усиливает текст, закольцовывает его, заставляет читателя вернуться к началу.
   Техника - не порадовала. Нет, грубых ошибок я не увидел, но рифма слишком очевидна, все эти [-ительно-ительно... -очку-очку... -ечество-ечество....-ками-ками...] хороши в значительно меньших концентрациях/дозах. Не очевиден переход от схемы АВАВ в первой строфе к схеме АА в дальнейшем. Очень часто это показывает, что писательский "запал" иссяк.
  
  

81

   Илзе Я. Сороковая параллель
  
   В этой тёплой стране, где весною снега Колорадо
   Потекут на восток и на запад долинами рек
   В океан через Юту, Канзас, Алабаму, Неваду,
   Нет бродячих собак. Ничего здесь подобного нет.
  
   Не сказать, что бывает тут каждому путнику сладко.
   Есть бродячие люди, как жёлтая пыль на ветру,
   Но не плачут собаки по будкам ночами украдкой,
   Ну, а спящим в постелях, и кофе несут поутру.
  
   Каждый сам выбирает свой путь и идёт наудачу.
   Гончих Псов посылает нам небо в назначенный час.
   И, решая собачью судьбу, ведь не можем иначе,
   Но мечтаем о том, чтобы сделали выбор за нас.
  
   Один из текстов, который долгое время оставался для меня загадкой. Начинается он с экскурса в географию североамериканского континента. Но уже в четвертой строке автор упоминает про бродячих собак. Честно говоря, воспринимал поначалу этот образ, как некий знак, символ. Этому способствовало и повествование второй строфы. Особенно отмечу [бродячие люди, как жёлтая пыль на ветру]. А вот с финальной строфой какая-то сумятица. Особенно "выпирает" это [ведь]. Ну и, наконец, читатель (во мне) узрел очевидное: нет тут символов, это конкретно об отношении людей к собакам. Сей факт расстроил немного. Злобный "критег" начал было потирать лапы и точить когти, но я ему достал из дорожной сумки докторскую сардельку и он удовлетворенно заурчал над ней.
   Техника - двойственно. Первые две строфы понравились, последняя - нет. Общий уровень порадовал. Текст попал в предварительный "полтинник", но затем "уступил" более понравившимся текстам. Буду ждать от этого автора новых интересных работ.
  
  

82

   Мананникова И.Н. Был мир понятным и простым
   ***
   Был мир понятным и простым,
   Возможно, чуточку пустым,
   И хоть терялся ты порой,
   Казалась жизнь тебе игрой.
   Но происходит что-то вдруг,
   И все меняется вокруг,
   Стареют правила игры,
   И все летит в тартарары.
   В душе смятенье и испуг,
   И стал врагом недавний друг
   За то, что льстить он не мастак,
   За то, что думает не так,
   За то, что - робок и несмел -
   Вдруг возражать тебе посмел.
   И, проклиная ту игру,
   В свою ты прячешься нору,
   Чтоб рассмотреть со стороны
   Ухабы все и валуны
   На новом жизненном пути,
   Что предстоит тебе пройти,
   Понять, где правда, а где ложь,
   Что потеряешь, что найдешь,
   Куда идти, чего бежать,
   Каких потерь не избежать,
   Каких вершин не покорить,
   Кого любить и как творить...
   И вот, найдя на все ответ,
   Ты выбираешься на свет.
   Твой мир прозрачен, как стекло,
   И на душе твоей светло.
   И так, в согласии с собой,
   Ты проживаешь год-другой,
   И снова - встряска, взрыв, удар
   Как наказанье... или дар?
   И вновь в душе переворот,
   И ты уже совсем не тот...
   Жизнь - потрясений череда.
   А если эта чехарда
   Прервется, станет тишь да гладь, -
   Пора, наверно, умирать...
  
   Понимаю, что все мы (надеюсь, большинство), рано или поздно, совершаем подобные "открытия". Я чего-то нового в этом тексте не почерпнул. Да и финальный вывод ЛГ достаточно спорен. Стихотворение неровное, много расхожих образов. Язык поэтически бедноват, повествование кажется затянутым. Этакое сухое перечисление. Эмоциональная составляющая не проработана.
   Техника - не порадовала. Размер и акценты - без замечаний, а рифмы оставляют желать лучшего. Одна [бежать-избежать] чего стоит.
  
  

83

   Пархомец Г.А. Сонет
  
   Все удалилось, все ушло,
   теряется вкус хлеба
   и на вопрос -
   что хорошо?! -
   не жду ответа с неба.
   Вода безвкусна,
   соль горька,
   все кончились дороги,
   душа оборвана слегка,
   на сердце нет тревоги.
   Желанный след размыт давно,
   на выцветшие краски
   рассыпан бисер -
   слез панно,
   остались только маски.
   Причудливых гримас портрет
   составлю из осколков
   и вынесу на суд "сонет"
   прожитой жизни долгой!
  
   Работа имеет не много общего с формой, название которой вынесено в заголовок, видимо, поэтому автор в самом тексте взял этот термин в кавычки. [Все... все...] - обобщение плохо соседствует с конкретикой следующих строк: хотя бы двоеточие поставить в конце первой строки. [Удалилось... ушло...] - целесообразность этого повтора не очевидна, первый глагол употреблен в не самой удачной форме (по смыслу больше подходит "отдалилось"). Следующие десять строк не блещут поэтическими изысками, но сюжет развивается вполне логично, однако появление в конце третьей строфы фразы [остались только маски] стало неожиданностью. Финал (ИМХО) не удался: непонятно откуда взявшиеся [осколки] продолжают вопросы возникшие с "масками",последние две строки воспринимаются при чтении, как некое облегчение ЛГ - уф, вырулил.
   Техника - неплохо, с учетом того, что это вовсе не сонет. Рифмы неровные: пара [дороги-тревоги] и [краски-маски] - слишком расхожие.
  
  

84

   Серова Е.Н. Каким клокочущим терзаньем
  
   Каким клокочущим терзаньем
   Прониклось, сердце ты мое?
   Какого страстного мечтанья
   Тебя пронзает острие?
   Ты с самых нежных лет не можешь
   Себе покоя обрести
   И стук других сердец тревожишь,
   Мешая им свой путь блюсти.
   Быть может, это демон страстный
   В груди моей поставил трон,
   А может, странный и прекрасный
   Дух, чуждый миру, в ней пленен?
   Развеется ли прахом бренным
   Моей души порыв святой,
   Иль суждено ему вселенной
   Струны коснуться золотой?
   Вен ощущаю ток усталый
   Как будто в тяжком полусне...
   И вновь восход кроваво-алый
   Вливает лаву в сердце мне.
   Да будет так: пусть до могилы
   Во мне горит огонь кипучий,
   Пусть он в мои вольется жилы,
   Даруя силою могучей.
  
   Удивительная сила эмоциональной наполненности текста. Искренность подкупает, техника без замечаний. Образы по большей части показались слышанными, переслышанными. Запомнилось только [и вновь восход кроваво-алый вливает лаву в сердце мне...], даже с учетом большей похожести описания на закат. Больше, к сожалению, нечего отметить, а разбирать стилистические огрехи почему-то не хочется.
  
  

85

   Шумахер Я.С. Из окуляра лупанара
  
   Из окуляра лупанара Медный всадник,
   Чистосердечно небом дорожа, взирал,
   На кладезь нот и богомольный жальник,
   И вместе с котелком главу приподнимал.
  
   Мял карандашный палец о палице ночей,
   Вставал, бродил; бродил и бредил,
   И на арену выходил как гладиатор в Колизей,
   Над озером повыше сорных труб как лебедь.
  
   И языками липкими садним, он пел,
   Пестротными прохожими теснилась мостовая,
   И сточные канавы василисками кишели,
   И тяжко разрывалась ночь как лошадь ломовая.
  
   Топтал на крыше кот Луну, и реял флагом,
   Багульником несметным вертеп дней,
   И ворон усыплял окрошку неба взглядом,
   Сидя поверх плешей трухлявых пней.
  
   Вот бросилась заря на гильотину,
   И отрубила хвост нечаянно себе,
   Вот карты разложил он веером павлиньим,
   И гусеницей палец в перстне по стене.
  
   Каким прекрасным пасмурным кошмаром
   Полон вечер, и панцирь ногтя режет твердь,
   Балкон зовет и пламенным корсаром,
   Кинжал в груди застрял созвучий средь.
  
   Она простила; хотя прощение паче,
   Ему под пыткой злободневной не искать,
   Вот в содрогании умирает ночи кляча,
   И черный клевер опадает на кровать.
  
   Стремниной дней несясь, рекой глубокой,
   Молчит её ракитное чело,
   И в длинной сутане покорен богу,
   Шагает космонавт навстречу НЛО.
  
   Я не смог открыть в этом тексте свой смысл, не говоря о смысле, который вкладывал автор. Не случилось и какого-то настроения. То ли я совсем слаб в прочтении стихов, то ли автор перестарался с манипулированием словами и образами. Что привлекло внимание: [топтал на крыше кот Луну], [вот бросилась заря на гильотину, и отрубила хвост нечаянно себе] и [вот в содрогании умирает ночи кляча]. Что не понравилось: сбои размера и акцентов [о палицЕ... сидЯ... плешЕй... полОн вечЕр...] и вся двадцать вторая строка; не самая удачная фонетика [палец в перстне], однократное использование мужской и женской рифмы в паре [пел-кишели].
  
  

86

   Карпицкий А.А. Истончённость
  
   Лакуны смысла в древе лет
   Таят могущество без воли,
   И призрак ядерных ракет
   Воссядет было на престоле...
  
   Но...
  
   Недолог век пустых угроз,
   И холод убивает солнце -
   Наступит время майских гроз,
   Настанет день... и мир вернётся.
  
   Но...
  
   Дичает ветер среди скал,
   Сметая прах с застывших масок -
   Недостижимый идеал
   Не в этот раз... Не в этой сказке.
  
   Но...
  
   Тепло и прелесть тихих слов
   Потом оценишь в полной мере,
   И в плене жизненных оков
   Найдётся тот, кто в тебя верит...
  
   Но...
  
   Мираж разбился, как Икар,
   На миг коснувшийся свободы,
   И вера, как степной пожар,
   Спалит дотла... тоской бесплодной.
  
   Но...
  
   Надежда в сердце оживёт
   И смочит древо влагой красной.
   Пусть мир немного подождёт,
   Пусть дождь утихнет... Да. Пре-крас-но.
  
   Возможно, автор хотел вложить в текст какую-то философскую составляющую, но я ее не обнаружил. Попытка связать строфы , порой ни как не связанные по смыслу, при помощи рефрена [но], вынесенного в отдельную строку, на мой взгляд, не удалась: ни сюжетно (это "но" только расширяет "пропасть" между строфами), ни поэтически (возражение оказывается вне ритмического рисунка и вне рифм, что подчеркивается исполнением последней строфы). Не говорим о том, чего я не нашел: о сюжете. Отмечу лишь то, что бросилось в глаза. [Воссядет было] - любопытный вариант прошлобудущего времени составного глагола. [Холод убивает солнце] - так кто кого убивает?
   Техника в части размера и акцентов неплохо, только [плене] топорщит стилистику, а [в тЕбя] - размер. Впечатление о рифмах испорчено окончательно рифмой [угроз-гроз] и бесповоротно - [красной-прекрасно].
  
  

87

   Ревкина И. Смотрю на море...
  
   К сожалению, автор удалил свой текст.
  
  

88

   Ивченко Е. Мне нечего...
  
   Мне нечего представить вам на суд:
   Мои глаза - остывшие кострища -
   Доверчиво и терпеливо ждут
   Любителей плясать на пепелище,
   Охотников до домотканых пут.
  
   Мне незачем алмазами сверкать
   И привлекать на свет неосторожных,
   Напрасный труд - мои часы сверять,
   Заглядывать в пустующие ножны:
   Все потерявшей - нечего терять.
  
   Мои друзья - подвальные сверчки
   И куклы с нарисованной улыбкой,
   Живущие движением волчки,
   Живущие в аквариумах рыбки,
   Колода карт - и темные очки.
  
   Любопытный текст. Но с наскоку проникнуть в мир ЛГ не удалось... и с не наскока - тоже. При наличии отсутствия понимания движущих сил текста (не говоря уже о тайных пружинах), я, как читатель, вынужден довольствоваться малым. Я увидел скрытые противоречия. Во-первых, [мне нечего представить] как-то не стыкуется с перечислением последней строфы и, в принципе, с самим фактом озвучивания трех строф, ведь те, кому, действительно, "нечего представить", обречены на молчание. Во-вторых, [мне незачем алмазами сверкать] очень своеобразно сочетается с [все потерявшей - нечего терять]: первое высказывание, как минимум, подразумевает наличие тех самых алмазов, или чего-то, что бесспорно их затмевает, а второе высказывание скромно так в конце "вносит ясность". Кстати, последующие три строки второй строфы мне понравились и вполне понятны. В целом и третья строфа выглядит более стройной, чем начало текста. Только [живущие в аквариумах рыбки] - видится слабым "отзвуком" предыдущей строки.
   Техника оставила двойственное впечатление. С одной стороны - хороший ход с пятистишьями, отсутствие проблем с размером и акцентами. С другой - добрая половина рифм - морфемные [кострища-пепелище] в первой строфе (рифма ослабляется еще и близостью сферы употребления этих слов), [сверчки-волчки-очки] - в третьей строфе. Да и [сверкать-сверять-терять] "спасает" от попадания в предыдущий ряд только наличие яркого (хоть и безударного) созвучия в корнях.
  
  

89

   Воробьев М.З. Монолог неприметного
  
   Сохнут мозги, отмирают...
   Нет для них дела вреднее,
   Чем документов писанье.
   Кипы бумаг разбираю,
   Чтоб вышло дело вернее
   Нужно утроить старанье.
  
   Маленький, скромный чиновник
   Тихо кроплю над отчетом.
   Что-то начальник мне скажет?
   Он у нас бывший полковник,
   Строго следит за учетом.
   Может еще и накажет.
  
   Слышно, в Москве митингуют.
   Что сумасбродам неймется?
   Денег им все не хватает,
   Горло дерут да танцуют.
   Так ли им плохо живется?
   Смуту в стране разжигают.
  
   Здесь от столицы далеко,
   Должность моя небольшая -
   Много не сыщешь корысти.
   Много не выгадать прока:
   Прокуратурой стращают,
   Нос свой суют журналисты.
  
   За журавлем не гоняюсь,
   Лучше уж верный прибыток,
   Чем неизвестность в итоге.
   Перед законом склоняюсь.
   Те, кто не в меру был прыток,
   Трутся на нарах в остроге.
  
   Мне бы на пенсию выйти:
   Дачка, цветочки, варенье...
   Кончен денек мой рабочий.
   В отпуск махну на Гаити,
   Надо же снять напряженье.
   Пляжи, с мулатками ночи...
   Впрочем, терзают сомненья:
   Может надежнее в Сочи?
  
   Философия "маленького чиновника" - вполне в традициях нашего литературного наследия. Нет, нет, да и да: обращаются к этой теме. Чаще - в более широком смысле "маленького человека", "винтика". Первые три строки - неплохая завязка для подобной истории, а вот вторая половина первой строфы провисает: что-то со знаками препинания там не все показалось удачным. Вторая строфа тоже получилась, а вот далее - некоторый сумбур. Не касаясь частностей: во-первых, какой-то уникальный чиновник получился - о более престижной и высокой должности даже не мечтает, во-вторых, [прокуратурой стращают] и [нос свой суют журналисты] общая тенденция, независимо: столица или глубинка, мэр ты или младший референт в районной администрации, в-третьих, [перед законом склоняюсь] - что-то новенькое, у "маленького" чиновника один закон - что скажет [бывший полковник]. Строфа про демонстрации в Москве выглядит инородно в данном тексте. Финальная строфа преподносит необъяснимый "кульбит" личности ЛГ: только что он "пел" про "пенсию, цветочки", а тут - Гаити.
   Техника - не впечатлила. Размер и акценты в норме, а рифмы очень слабые. Третья строфа - сплошь глагольная рифма, но в первых двух строфах вообще вся рифма морфемная, а [отчетом-учетом... скажет-накажет...] вообще "за гранью добра и зла". Во второй половине с рифмой получше, но это уже слабо влияет на общее впечатление.
  
  

90

   Козлов И.В. "Фиолетовый цвет..."
   ***
   Фиолетовый цвет
   Безлошадного поля
   Искушает судьбу
   Обнажённого знака,
   Одевая деревья
   В зелёные ризы,
   Обещая поверить
   Надменной печали.
  
   Но тяжёлая туча
   Ползёт с горизонта,
   Словно раненый зверь,
   Безразличный к охоте,
   Обмывает дождём
   Осквернённое сердце
   И скрывается где-то
   За пределами страха.
  
   Ничего не понял, и ничего не почувствовал, как читатель. Увы.
   Техника - гладко. Если это белый стих, то [деревья-поверить] - вполне себе рифмы, да и [горизонта-к охоте... зверь-сердце...] достаточно созвучны. Последняя пара строк на стыке "топорщится" лишним слогом.
  
  

91

   Рублев А.Д. Наркоз..., уснули тихо жизненные центры...
  
   Прожив, быть может, больше половины века,
   Почувствовал, что есть неведомая сила,
   Она настойчиво звала, к себе манила,
   Сжигая изнутри живого человека.
  
   В кошмарном сне не мог себе представить это,
   Ни в жизнь бы ничего подобного не предсказал,
   Врагу бы клятому судьбы такой не пожелал,
   А уж себе...! Вот драма чертова сюжета.
  
   Молился, опустившись в храме на колени.
   Пред ликами священных в православии икон,
   С участием взиравших на меня со всех сторон,
   Мечтал вдохнуть нежнейший аромат сирени.
  
   Вот тусклые огни..., вот тьма..., и нет просвета... -
   Наркоз...., уснули тихо жизненные центры...,
   Еще вчера был жив, читая про проценты,
   Ушедших в мир иной до возвращенья лета.
  
   Случилась милостыня божья мне за что-то -
   Судьба необычайно оказалась вдруг добра,
   Добавив оверлочной вязью нитей серебра,
   Чему свидетельством рентгеновское фото.
  
   За что? За мой, ТОБОЙ увиденный проступок?
   За что-то, что не есть предмет раскрытия ТЕБЯ
   Во мне? Склоняю голову перед ТОБОЙ. Любя,
   Отдам ТЕБЕ себя ...! Прими же мой поступок.
  
   Искренность, несомненно, подкупает. Я как-то тоже пробовал выйти на конкурс с текстом на похожую тему, результатом чего стало некое понимание: это - для конкурса, а это - нет. Несмотря на осторожный подход к критике подобных текстов, все же отмечу несколько моментов. Первая строфа - завязка сюжета - в целом неплохо, но... [Прожив, быть может, больше половины века] - если век, в смысле сто лет, то "может быть" - неуместно, если же век, отпущенный человеку, то заранее понятен итог - хэпи энд. [Вот драма чертова сюжета] - "телега впереди лошади", обычно "сюжет драмы", а не наоборот. [До возвращенья лета] - смысл фразы ускользает, хотя догадаться можно. [Милостыня] - неужели? Не "милость"? Режет слух. Финальная строфа - ничего не прибавляет к сюжету, лишь "разбавляет" словесной водой [что... мой, тобой... что-то, что не... тебя... мне... тобой... тебе себя... мой...] поэтическую соль действительно удавшегося образа [оверлочной вязью нитей серебра].
   Техника - неплохо, но рифмы получились слабыми: не по сочетанию звуков, а по частоте употребления. И в этом аспекте апофеозом стала финальная строфа [тебя-любя... проступок-поступок...].
  
  

92

   L++ Играть словами, чувствами, людьми....
  
   Играть словами, чувствами, людьми,
   Раскладывать пасьянс, крутить рулетку,
   Из лунных сумерек слепить конфетку
   И заблудиться в странностях любви.
  
   Из блуда высечь искры серебра,
   Из серебра тоски сплести цепочку
   И проследить, как истончает почки
   Разливом сонных зелий резеда.
  
   Под парусами сна пустить ладьи
   Искать прохлады в сумерках Голгофы,
   И бросив всё - пойти упиться кофе,
   Сыграв словами, чувствами, людьми.
  
   Текст, увы, не затронул. Показалось что в нем одна главная мысль [играть словами, чувствами, людьми], от которой автор отталкивается, как от берега реки, и к которой снова причаливает в финале. А где же "река"? Может, кто-то ее и увидел. Я - нет. Во второй строфе показалось неудачным повторение [серебра... серебра...] в смежных строках. Понравился фрагмент с седьмой по десятую строку. Предпоследняя строка, на мой взгляд, разрушает поэтическую структуру, которая начинает складываться. С финалом понятно: слегка видоизмененный рефрен исполнен классически. Еще раз возвращаясь к главной мысли - читал и никак не мог понять, что меня смущает в этой "программной" фразе. Наконец понял: для меня "словами" и "чувствами" - категория более частная, которой человек оперирует, как актер - он произносит слова, изображает чувства, а "людьми" - категория другого порядка, это следствие достаточно сложного комплекса манипуляций "словами", "чувствами", а также поступками и т.п. Возможно, автор намеренно пытается выстроить атрибуты по рангу сложности манипулирования: слова - самое простое, люди - самое сложное.
   Техника - не мне судить. Боюсь, того, что мне покажется "шероховатостью", автор добивался намеренно. Отмечу лишь удивительную унисонность рифмы смежных строк и неточность внешних. Мне этот прием не показался.
  
  

93

   Кросс Ю. Выбор души
  
   "Здравствуй, милая душа,
   Ты все та ж слепая дева,
   Всхлипываешь, чуть дыша,
   И ко мне идешь несмело.
  
   Что ты плачешь? Кто обидел?
   Не рыдай, не пачкай шелк.
   Кто потряс твою обитель?
   Кто в ночи к тебе пришел?
  
   Страх? Так он дурак проклятый!
   Он играется - щенок!
   Рок? Так он взглянул украдкой
   На калеку - занемог.
  
   Вот слепая! Вот дурная!
   Ты рыдаешь все по нем?!
   Брось! Он Рок - Судьбина злая,
   По сердцу он бьет огнем!"
  
   И калека присмирела,
   Рот открыла, просипела...
  
   Льются слезы по щекам,
   Мокрый шелк скользит к губам...
  
   Рок мечется в безумных муках,
   С собой не может совладать -
   Когда душа протянет руки,
   Злой Рок не сможет отказать.
  
   Коль жить захочется слепой -
   Ей все открыты будут двери.
   А если скажет: "Мир сей злой!",
   Судьба поставит на колени.
  
   Философии не получилось, да и сюжет в середине "зашатался" и к финалу вовсе рассыпался. К кому навстречу идет душа? Чья она? Если ЛГ, то где она была, что идет к нему навстречу? Пара [страх] и [рок] совсем не равноценная и даже не пара в данном случае. Далее с сюжетом все совсем туманно. Стилистика речи с этими [дурак проклятый... щенок... дурная... по нем...] не впечатлила. Не порадовала и техника: две первые строфы еще как-то выдержаны в размере, ритмах, рифмы второй даже отмечу, но дальше все пошло вкривь и вкось: и с размером, и с акцентами, и с рифмой.
  
  

94

   Лежава И.К. Тяжек крест
  
   Тяжек крест человека без кожи:
   Хам мордует его, косный корёжит.
   Время гневаться, он - в сострадание:
   Что глупы, мол, - в обоснование.
   Этот бедный ему, тот несчастненький -
   Перепился всевластием сладеньким.
   А безумная жертва наживы
   Разве ведает, что натворила?
  
   Толстокожие бьют и не морщатся,
   Тонкокожие плачут и корчатся,
   Человек же без кожи не ведает,
   Что обижен, обманут и съеден он.
   Не умеет сражаться, отсталый,
   За призы офортуненных баловней,
   Но жалеет за тьму и невежество
   С неизбывной и трепетной нежностью.
  
   Тяжек крест человека без кожи,
   Но и лёгок - весь мир ему ножны...
  
   Интересный образ "человек без кожи" и, на мой взгляд, очень перспективный, однако ЛГ в моем понимании - другой человек. Повышенная чувственность, которая может быть представлена заявленным в первой строфе образом, это одно, а склонность к всепрощению, нежелание ставить перед собой какие-то цели и достигать их - совсем другое. [Офортуненных баловней] - выпадает из стилистики текста. Странным выглядит и финал. Я вполне могу быть не прав, но для меня образ "ножен" однозначно приводит образ ЛГ в соответствие образу колюще-режущего холодного оружия. Разве этого эффекта добивался автор?
   Техника в части размера и акцентов - неплохо. Рифмы местами показались излишне простыми. Не впечатлила и фонетика [тяжек крест... хам мордует...]
  
  

95

   Грошев-Дворкин Е.Н. Влюблённый автобус
  
   Ночь впереди. Ночь позади.
   Но сквозь туман и непогоду
   Мчится автобус навстречу любви...
   Глупый, тебе это надо? - Ей-Богу.
  
   Мчится автобус навстречу любви
   В страсти сгорая, себя не жалея.
   Глупый, не ждут тебя там впереди.
   Глупый, зачем тебе эта затея?
  
   Ты уже стар. Страшно устал.
   Да, и мотор барахлит понемногу.
   Глупый, зачем тебе эта любовь?
   Глупый, забудь ты свою недотрогу.
  
   Ты из последних автобусных сил
   Крутишь колёса пронзая тревогу,
   Но не оценит усилья твои
   Спящая в жизни твоя недотрога.
  
   Сколько не рвись ты в любовную даль,
   Ты для неё только призрак мятежный
   Ты для неё только эхо в ночи...
   Глупый, тебе это надо, сердечный?
  
   Ты на исходе автобусных сил
   Мчишься во тьме словно демон незваный.
   И сам не знаешь, что давно победил
   Холод любви своей ненаглядной!
  
   Затея любопытная, но на мой вкус - не удалась. Во-первых, непонятно (а любопытно), кто же "она", избранная, в кого так влюблен автобус? Во-вторых, непонятно: хэппи энд или реализм возьмет свое? В-третьих, средняя часть сюжета, на мой взгляд, затянута: строфы со второй по пятую в той или иной мере описывают примерно одно и то же немного на разный лад. В-четвертых, в процессе чтения проявляется противоречие: [мчится... мчится... в страсти сгорая...] и вдруг [ты уже стар... страшно устал... да и мотор барахлит... из последних автобусных сил... на исходе автобусных сил...]. Повтор последней фразы подтверждает затянутость эпизода. Ряд образов показался несколько угловатыми: [пронзая тревогу... спящая в жизни... призрак мятежный... демон незваный...]. Сочетанием этой лексики и размера напоминает пародию на Лермонтова.
   Техника - не впечатлила. С размером и акцентами проблемы, наиболее заметные во второй строке и паре финальных. Очень много повторов. Рифма в нечетных строках то есть, то нет. Для четных строк на фоне [понемногу-недотрогу] сочетание [мятежный-сердечный] вообще не видится рифмой, да и [незваный-ненаглядной] - не лучше... Но это же только мое мнение, сугубо частное.
  
  

96

   Лернер З.Д. Честь
  
   Есть не у всех она, но если есть,
   Дороже сытости, карьеры, денег - честь.
   А у чиновников свои ориентиры:
   Не честь им дорога, а честь мундира.
  
   Судьба дарует честь одной рукой,
   Другою - отнимает твой покой.
   Не спорь с судьбой. Для выживанья мира
   Честь поважней любого элексира.
  
   Что ценит Власть? Могущество и лесть.
   И не в чести у Власти ум и честь.
   Поэтому так много сильных мира
   Ушли в бесчестье, побывав в кумирах.
  
   Социально-политическая зарисовка вполне удалась. Пара несущественных замечаний. [Честь мундира] - это что-то из прошлого века. Сегодня и честь мундира у чиновников не стоит ни гроша, точнее говоря - стоит, совершенно конкретные деньги: все по прейскуранту, на скидки не надейся. [Могущество] - не то слово, оно все же создает положительный оттенок в характеристике персонажа, а тут скорее "безнаказанность", "вседозволенность". Не попадает слегка "в ногу" и финальная строка. [Ушли в бесчестье], что под этим подразумевает автор? Если они были бесчестными, как они могли туда уйти? [Побывав в кумирах] - это для меня неоднозначное высказывание. Давно уже у народа полно других кумиров, помимо чиновников.
   Техника - неплохо. Особых достижений я не увидел, но и каких-то существенных замечаний у меня нет. Добротный текст. Другое дело, что особо он меня не задел.
  
  

97

   Ирониясудьбы С. Равновесие: борьба ланцелота.
  
   шагаю в парадоксов дали
   ас пушкин строчку не донёс
   симметрий сверхобозреватель
   и скоро в школу завершил
  
   из басни лебедь рак да щука
   нашли согласие в воде
   заняв свой уровень усилий
   и вдоль канала тянут воз
  
   по рецепту народной сказки
   предприятие колобок
   извлекало златые нити
   из доверчивых уж клубков
  
   нулевое лицо из точки
   в скафандре земного родства
   появилось из ямы мамы
   жизнь крики третьего лица
  
   ямы нагружая мыслями
   прямые чертит человек
   перезагрузка знаков в урны
   в воронку нравов выбор пал
  
   лицо неприкосновенное
   персона суперпервая
   примкнуть смычок нельзя никак
   на нервах социальный лифт
  
   о будущем знак сигнальный дым
   коромыслит дом близнецов
   остров как яма наизнанку
   должен продолжение кто
  
   свидетель видит только древо
   осведомлён ли о бревне
   чурбан полено дальше кукла
   спектакль оракул культ сверчка
  
   быть или не быть связным времён
   мысль жива в ростках и корнях
   мир умирает свету конец
   паузы памяти узы
  
   Прочитал. Не раз и не два. Бесполезная трата времени. Как читатель, открыв книгу и прочитав этот текст, я вряд ли захочу перевернуть страницу и посмотреть второй текст этого автора. Не мне оценивать этот текст. Показалось только, что на стыке математики и физики (это про лебедя, рака и щуку) у автора есть непонимание сути происходящего: если бы эти славные персонажи [нашли согласие в воде], то в эту самую воду воз бы и утащили.
  
  

98

   Росошанская Л. Проще простого
  
   Кажется просто - много не думать,
   не замечать ничего.
   В шубе ходить из бесчувственной кожи,
   жить для себя одного.
   Падают листья, летают снежинки,
   капли росы на траве.
   Ритм не сбивает, тащит нас время
   по самой заросшей тропе.
  
   Проще простого - не закрываться,
   ветру подставить лицо.
   Прикосновение на каждой реснице-
   и напряжение ушло!
   Слой за слоем стираем границу
   между мной и тобой.
   Нужно всего лишь простое желание,
   чтобы стать близким душой.
  
   Проще простого - всем улыбаться,
   делиться последним куском.
   Всегда понимать настроение любимых
   Добро не считая трудом.
   В главах о счастье, любви и удаче
   жизнь правим сами себе.
   Всё сотворяя своими руками-
   проще так жить на земле!
  
   Странно, начинается текст с образа безразличия, закрытости [в шубе... из бесчувственной кожи] ("шуба из кожи" - сама по себе перл), а потом разворачивается на прямую противоположность: [не закрываться... всем улыбаться...]. Что-то автор хотел сказать, но постоянное перескакивание с общечеловеческих ценностей на отношения мужчины и женщины и обратно не добавляют стройности идее и сюжету текста. Автор попытался немого о том, немного - о другом, в результате: ни о том, ни о другом.
   Техника - не порадовала. Размер и акценты плавают. Реализация схемы хАхА, и так "обделенной" рифмами, разочаровала своей обыденностью на грани посредственности.
  
  

99

   Просто Я. Был снег
  
   Был снег. И кроны в коронах.
   И свет умирающей лампы.
   Неровные, рваные склоны
   Холма с ледяной пентаграммой.
   В которой уже не горели
   Стихи в ожидании чуда,
   И магию Слова и Тени
   Не черпали больше из круга...
   Был снег. И низкое небо.
   И клубы белеющей мути,
   И в прах раздроблённая небыль
   Падала каплями ртути...
   Был снег. Тормозило дыханье
   На слишком крутых поворотах.
   Лишь в душном, слепом ожиданье
   Незримого смертным чего-то
   Нахохлилась нервно ворона,
   На голой сидевшая ветке...
   Был снег. И кроны в коронах...
   И жизнь в однокомнатной клетке...
  
   Этот текст понравился. Своим едва уловимым нервом. Это, несомненно, мое восприятие: некое скрытое недовольство, которое сдерживается ЛГ по каким-то причинам, но все же выплескивается время от времени, перехлестывает край. Именно поэтому [неровные, рваные склоны], поэтому [в прах раздробленная], поэтому [на слишком крутых поворотах], поэтому [нервно]. Вот так, описанием пейзажа передать характер человека - на мой взгляд, удача. Немного искусственно выглядит вторая строфа с этой магией [Слова и Тени]. Перекрутил автор с инверсиями в [незримого смертным чего-то]. Отмечу два наиболее понравившихся фрагмента: [неровные, рваные склоны холма с ледяной пентаграммой] и [тормозило дыханье на слишком крутых поворотах]. Хорош и финал: на грани штампа, но автору удалось (ИМХО) удержаться именно на грани.
   Техника - без серьезных замечаний. Пожалуй, рифма [чуда-круга] заметно выпадает из общего ряда.
   Ps Увы, этот текст не попал в мои пятнадцать. Я отдал предпочтение другим текстам. Была надежда на остальных преноминаторов и судей второго этапа, но просить специально кого-то за этот текст мне показалось не совсем красиво. Искренне жаль. Желаю тексту симпатий в народном голосовании.
  
  

100

   Хлопуша Антикоктейльное
  
   Как (жаль) не сказано в Писаньи,
   Пусть даже градус ниже нормы,
   Не допускай, чтоб содержанье
   Затмило прелесть пышной формы.
  
   Не дай залезть в штаны науке,
   Не то иссохнешься в итоге;
   "Объем" - как много в этом звуке,
   И "вес" - как много в этом слоге...
  
   Из философских высших логик
   Веками выпарено это:
   Нельзя мешать лобок и лобик,
   Равно как "мухи" и "котлеты"
  
   Стеб местами уловил, особенно в финале, больше - ничего. А рассуждать о том, чего не понял, - пустое занятие. По поводу финальной сентенции:
  
   Нельзя мешать лобок и лобик?
   Вы это, батенька, напрасно,
   Из высших философских логик:
   Должно быть в человеке все прекрасным.
  
  

101

   Костенко П.А. Под звездами (Сокращённый вариант - на конкурс)
  
   На небо звездное смотрю,
   О, сколько там миров мерцает.
   Как заколдованный стою,
   Там жизнь наверно процветает.
  
   А может там переполох,
   Какой у нас и не приснится,
   Прогресс с рождения заглох,
   И все в огне, в дыму коптится.
  
   В расчетах допустить творец,
   Не мог такого преступленья,
   Природы золотой венец,
   Замыслил он для восхожденья.
  
   Не косит там людей война,
   Живут без старости веками,
   Эдем вокруг и жизнь красна,
   И чувствуют себя богами.
  
   Растет сознанья, интеллект,
   Ученью нет ни в чем предела,
   И гравитацией планет,
   Умеют править очень смело.
  
   Светилам задают маршрут,
   Меняют их словно перчатки,
   Где захотят там и зажгут,
   Везде завидные порядки.
  
   Сплелось там разума ядро,
   Галактик общая столица,
   Нас на задворки отнесло,
   И нету сил соединиться.
  
   Не стоит нам посланца ждать,
   Проблему, чтоб решил скорее,
   Науку нужно развивать,
   Друг к другу быть во всем добрее.
  
   Повадки наши от зверей,
   Инстинкт в душе засел глубоко,
   Грыземся из-за мелочей,
   Борьба смертельна и жестока.
  
   Злодеи захватили власть,
   И празднуют на пьедестале,
   А чтоб от туда не упасть,
   Поддержку ищут в криминале.
  
   Меж нами вирусы парят:
   Разврата, зависти, коварства,
   Повсюду злобствуют, хамят,
   В почете деньги и нахальство.
  
   Болезнью зла заражены,
   И держат нас на карантине,
   Визиты к нам запрещены,
   Одни купаемся в трясине.
  
   Завязка из научной фантастики плавно перетекла в политику. [Злодеи захватили власть] - какие злодеи? Откуда они берутся на нашу голову? Который уже век, а народ все живет мечтой о "добром царе". Ну а предпоследняя строфа - опять "фантастика": [вирусы парят] и при этом [злобствуют, хамят]. Финал удивил: задумка то была неплохая. Только предыдущие одиннадцать строк надо "отжимать" раза в три, а то и четыре.
   Техника - двойственно. Порадовало отсутствие заметных сбоев размера и акцентов. А вот рифмы, при отсутствии явных ошибок, какие-то "школьные".
  
  

102

   Петропавловский Е.Е. Если родился в краю полутрезвых ноликов...
  
   Если родился в краю полутрезвых ноликов,
   двигался в этой толпе, но постиг лишь толику
   зыбкого марева глаз, обделённых взглядом,
   не говори, ради бога, что бог был рядом;
   если мечталось о музе, но звуки музыки
   лишь открывали секрет, как залезть под трусики
   к этой бездумной, беспутной, по сути, тени,
   не отрекайся, не лги, что тебе до фени;
   если достаточно кликнуть (чертей ли? ангелов?) -
   и налетят, осенят, перепишут набело
   лица имён, не успеешь и смежить веки,
   не торопись перетечь в этот глюк навеки...
   Но, упокоясь в рубашке своей смирительной,
   голубем мира, таблеткой успокоительной, -
   просто постигни, струясь в золотые дали:
   в этой юдоли так рано тебя не ждали...
  
   Тот случай, когда текст не столько прочтен, сколько воспринят на каком-то ином уровне. Это не так просто объяснить. Текст понравился, при том, что не все в нем понятно. "Царапает" это [полутрезвых], вот, ведь, неисчерпаемая тема. С "ноликами" как раз понятно, это из широко известной фразы "ноль без палочки". [Зыбкого марева глаз, обделенных взглядом] перекликается с наутилусовским "Скованные одной цепью". Понравилось [перепишут набело лица имен] - сколько уже только на моей памяти переписывали "лица", а уж чьими руками [чертей ли? ангелов?] - точно не разберешь. Вот финал не совсем понял, особенно с этой "юдолью".
   Техника добротная. Неплохая игра слов в ряде фрагментов.
  
  

103

   Убо-Сатло Гипотеза
  
   Давно умы людей загадка гложет:
   Что есть первоисточник для всего?
   Как мир из ничего возникнуть может
   Коль не было причины для того?
  
   Но вместе с тем и не было причины
   Из ничего возникновенью помешать
   А значит шансов ровно половина,
   Точнее пятьдесят на пятьдесят.
  
   И, видимо, орлом легла монета,
   Мир есть, и значит всё же он возник.
   Разверзлась в бесконечность вспышка света
   И растянулся в вечность краткий миг.
  
   Энергий хаотичное кипенье
   Материи взорвало монолит,
   В борьбе, в конфликтах, долго, постепенно
   Гармонию законы обрели.
  
   И взрывом разнесённые осколки,
   На элементы дальше вглубь дробя,
   Однажды усложнился мир настолько,
   Что смог уже он осознать себя.
  
   Хватало времени, чтобы развить мышленье
   И над собой установив контроль,
   Стать волей, управляющей вселенной.
   Так мир в себе божественность обрёл.
  
   Чем богу далее спастись от скуки?
   Всесилен, но безмерно одинок,
   И вот придумал он себе науку:
   Самопознанием решил заняться бог.
  
   Для этого средь способов различных
   Он выбрал вариант, других не хуже:
   Решает разделить он свою личность
   На малые разрозненные души.
  
   Чтобы они к своим стремились целям,
   Отдельно, или меж собой в общенье,
   Забыв, что они были одним целым
   Себя бы познавали в ощущеньях.
  
   Так каждый получил своё заданье:
   И ты, читающий, и автор этих строк,
   Чтоб после, завершив процесс познанья,
   Вновь слиться всем и подвести итог.
  
   Что будет после, спросите? Не знаю.
   И не поведаю об этом ничего,
   Эпоха, может, бытия другая,
   А может и совсем конец всего.
  
   Допущений, принятых автором в первых трех строфах, хватит не на один десяток философских теорий. Например, [как мир из ничего возникнуть может коль не было причины для того?]: откуда известно, что из "ничего"? Откуда известно, что не было "причины"? Отмечу также: [а значит шансов ровно половина, точнее пятьдесят на пятьдесят] - "точнее" совершенно не научная и даже не философская категория. Именно "ровно" и "точнее" уже некуда. Здесь лучше подошел бы термин "иначе". [И, видимо, орлом легла монета] - вот так и слагаются легенды. Интересно, какая "монета", если ничего не было? Следующие три строфы автор посвятил краткому экскурсу в теорию "большого взрыва". [Разверзлась... вспышка света] - интересное сочетание слов. [Энергий хаотичное кипенье материи взорвало монолит] - какой "материи", если не было ничего? Дальнейшие рассуждения автора уже за гранью "добра и зла".
   Техника - непритязательная, но исполнена аккуратно. Первая строфа, заставившая "содрогнуться" своими "рифмами", все-таки оказалась лишь эпизодом: дальше рифмы вполне добротные, лишь финал опять немного "сбит".
  
  

104

   Неуважай-Корыто В. Атлантида
  
   Под ногами трещит лёд эпохи,
   Не моя это явно "весна".
   Мой черёд, Атлантида, с тобою
   Разделить злую участь сполна.
  
   Не хочу... Но расколота льдина,
   Сердце замерло над полыньёй,
   И далёкое слово "чужбина"
   Стало близкой холодной тоской.
  
   Вот срубили Империи древо,
   На "своих" и "чужих" поделив.
   Как волной смыло Родину Время,
   Вслед за ней мне уйти бы в отлив.
  
   Меч давно был незримо занесен,
   И Истории взведен курок,
   И, увы, не случилось осечки -
   Ведь не знает ошибок злой рок.
  
   Ох, не жалует пасынков Время:
   Не увидеть - гляди, не гляди -
   Атлантиды всплывающий берег,
   Прежней Родины не обрести.
  
   Кто-то скажет: крепка моя льдина,
   За спиной не гарцует Конь Блед;
   До отжившей свой век Атлантиды
   Мне, ей-богу, совсем дела нет.
  
   Эмоции в этом тексте преобладают над логикой повествования. Этому не мешает даже отсутствие восклицательных знаков. Не позаботился автор и о какой-то привязке к конкретным событиям. Без дополнительных пояснений невозможно понять, о каком моменте истории повествует автор. Я, пока не обратился к комментариям, был в полной уверенности, что этот текст о начале прошлого века, о ноябрьской катастрофе России, об исходе множества соотечественников в чужие страны, чужие культуры, уклады. Ан, нет, оказывается, это про конец прошлого века и развал СССР. Теперь о частностях. Первая строфа. Неудачное соседство в смежных строках [не моя... мой...]. [Разделить злую участь] - из другой, "романсно-шансонной" стилистики. Вторая строфа удачно развивает тему, но третья строфа - как будто, не было первых двух, словно новое стихотворение: там - про "льдины", "Атлантиды", тут - про [срубили Империи древо]. Кроме того, завязка подразумевает, что ЛГ и есть Родина: странно сопоставлять отдельную личность и Атлантиду в таком аспекте (если только автор не считает ЛГ величиной планетарного масштаба). А третья строфа неожиданно разделяет ЛГ и Родину: [как волной смыло Родину Время, вслед за ней мне уйти бы в отлив]. В довершение фраза топорщится разговорным [волной смыло] и неопределенностью [за ней]: то ли за волной, то ли за Родиной. Да и понятие [отлив] не вписывается в картину. Четвертая строфа, и опять "на заборе мочало, начинай с начала". Теперь про [меч], который [давно был незримо занесен]. И если этот образ еще как-то перекликается со срубленным деревом, то [истории взведен курок] и [не случилось осечки] - выглядит уже стебом. [Злой рок] - еще одно обстоятельство, которое не имеет отношения к философии. Далее текст, как ни в чем ни бывало, возвращается к теме Атлантиды. Пожалуй, только неоднозначность фразы [не жалует пасынков Время] "волнует гладь" стиха. Какая неоднозначность? Простая: чьи пасынки? Времени, которое стоит рядом и имеет падеж, однозначно связывающий с дополнением? Или Родины, которая упомянута несколько строф назад? Финальная строфа, на мой читательский вкус, не стала финальной и оставила текст "открытым", не завершенным.
   Техника не впечатлила. Здесь опять "отличилась" четвертая строфа, своими [занЕсен] и [взвЕден] подпортившая акценты. Не глянулась и смесь очень точных и очень неточных рифм.
  
  

105

   Воронина Т. Синичий аэродром
  
   Вот еще один мартов день
   Наступает на горло,
   Посыпает и душит
   Моросью, как известкой,
   Тень
   От капельницы - свинцовой грушей
   Распласталась по пСлу.
   Лужи
   За мокрым окном
   И кусочек серого неба,
   Куда улетают синицы
   В поисках солнца,
   Хлеба,
   Зрелищ ...
   Пустые глазницы
   Ниш
   Полуподвальных рам запрокинулись
   С завистью,
   Ведь снизу не видно
   Крыш
   И лИса антенн в поволоке
   Дождя и тумана...
   А птицам странно:
   Немытые стекла больницы,
   Где лица
   Постепенно тускнеют,
   Стираются,
   Пропадая...
   О том
   Синицы болтают
   С ангелами над облаками
   На птичьем своем языке.
   Бантами щечки надуты,
   Танцуют на сквозняке
   Беспечно.
  
   Недели... часы... минуты...
   Гляжу на синичий аэродром,
   И думаю, что буду жить вечно............
  
   Этот текст был в ряду двадцати перед последним "отсевом". Я до последнего момента колебался, включать ли этот текст в финал. Это сильный текст. Точнее, это очень и очень сильный текст. И образы, и сюжет, и техника - все на очень высоком уровне. Так же, как и лекарства, такие тексты ни в коем случае не допускают передозировки. Этот текст хорош, как напоминание. Нельзя его читать каждый день, да по нескольку раз.
   В результате долгих раздумий, я отдал предпочтение в финале другим стихотворениям. Это определенная справедливость, что мое решение не повлияло на судьбу текста, и он попал в финал, но нужен ли он, этот финал, ему? Конечно же, все сказанное здесь - мое исключительное ИМХО.
  
  

106

   Бутченко К.И. Память
  
   Она растянет губы в улыбке,
   Черными глазами сверкнет лукаво.
   В ее руках плеть - все наши ошибки.
   Ей кто-то дал такое право.
  
   Ты ее не убьешь, а прогнать не захочешь -
   Ты слишком многим обязан ей.
   Она хранит твои дни и ночи
   В калейдоскопе календарей.
  
   Дождь за окном, сидишь в одиночестве.
   Она сядет рядом унять твою боль.
   Чего ты боишься?
   Чего тебе хочется?
   Куда поведет она за собой?
  
   В рай или в ад, или в сети безумья,
   Где можно идеи свои оставить?
   Ты - ее пешка, она же - колдунья,
   Змея с ликом феи.
   Имя ей - Память.
  
   Попытка собственной трактовки образа памяти, не мой взгляд, удалась не особо. Наделение памяти лицом вообще спорный ход и опасный. Да, опасность дарит надежду на ее преодоление, ведь, "кто не рискует, тот не пьет шампанское", но тогда и подход к раскрытию образа через портрет вряд ли стоит ограничивать двумя строками в начале и одной - в конце стихотворения. При этом [растянет губы в улыбке] - трактуется, как фальш, а [сверкнет лукаво] - как искренность. Не могу себе нарисовать портрет с "честными лукавыми" глазами и фальшивой улыбкой. [Ей кто-то дал такое право] - какое право? Натянуто улыбаться? Сверкать лукаво глазами? Держать в руках плеть? Кстати, а почему у памяти глаза именно черные? [Ты ее не убьешь, а прогнать не захочешь] - смысл фразы неказист: то есть, убить не сможешь, даже если захочешь, а вот прогнать - просто не захочешь. [Чего тебе хочется? Куда поведет она за собой?] - это о памяти? Человек, который живет лишь прошлым - живой мертвец. Финальная строфа окончательно разрушает сюжет: [рай... ад... сети безумья... пешка... колдунья... змея...] - "все смешалось в доме Облонских". [Идеи свои оставить] - в каком смысле? Воплотить или бросить?
   Техника - хорошо, во всех отношениях, но это мало помогает в понимании текста.
  
  

107

   Цупка В.В. что за плечами
  
   Сейчас, оглядываясь в прошлое
   местами праведное, бывало пошлое
   бывало доброе, бывало злое
   чужое было, было и родное
  
   в тумане было всё, размыто
   от глаз чужих, своих сокрыто
   бывало ясно всё, понятно
   разложено по полкам, внятно
  
   бывало омерзительно, противно
   бывало иногда наивно
   бывал же временами добр и мил
   бывало что от злобы гнил
  
   отчаянье не раз одолевало
   от боли душу разрывало
   во тьме блуждал как без свечи
   никто не слышал, хоть кричи
  
   заслуг и промахов не счесть
   подонок, но в душе есть честь
   и изменить, исправить будет сложно
   скажу Вам больше - это невозможно
  
   Смысл понятен. Философия, не философия, некая позиция и принципы наличествуют. Другое дело - исполнение. Оное не порадовало. Строфы со второй по четвертую и частично пятая повторяют на все лады смысл первой строфы. "Манная каша" прописных истин и так не особо любима читателями (не говорю о "фрэндах" и действительно близких людях), а в трижды "пережеванном" виде - тем паче. [Подонок, но в душе есть честь] - не представляю себе ЛГ с такими характеристиками.
   Техника - также не блещет. Размер плавает, но явных сбоев акцентов нет. Смесь формы [было] и [бывало] используется неудачно: первая подразумевает "как правило", второе - "случалось". Автор же пытается применить эти формы в одном ряду. Рифмы "простые" до простейших. Апофеоз - [понятно-внятно].
  
  

108

   Скаредов А.С. Дурень
  
   Ходит дурень по свету,
   Ищет дурень Солнышко -
   Дуркою петелинской,*
   Тёмной стороной.
   Радуется отсвету
   Папирос и зёрнышки
   Звёзд считает; стелется
   Путь ночной тропой.
  
   Ночка - девка тёртая,
   Любит покобениться,
   Но дала Луну ему.
   Дурню что Луна?
   Бледная, что мёртвая,
   Еле-еле светится -
   Тем, кто в ночь беснуется,
   Верная жена.
  
   Дурень же не бешеный -
   Он не злой, а истинный,
   До землицы-матушки
   Коренной дурак -
   К дыбе не подвешенный,
   Не испорчен мистикой.
   Жив же? Ну, и ладушки!
   Жаль лишь, - в небе мрак.
  
   Текст по-хорошему напоминает творчество Некрасова. Но вот с идеей текста что-то я не смог определиться. До середины второй строфы - хороший слог, хороший сюжет. Но, на мой вкус, развить этот успех не удалось. Уже вторая половина второй строфы сбивает первоначальный настрой, словно уводит автора и читателя от светлого образа первой строфы. Не исключаю, что виной тому - не самая простая схема рифмовки, что выбрал автор. Финальная строфа показалась еще слабее, особенно заключительная строка. Посмотрите, насколько она ушла от первоначального замысла, даже с учетом коррекции автора? Там - [ищет Солнышко], он активен, а тут - [лишь] сожалеет, что [в небе мрак]. А в остальном [ладушки]. Какие-то оправдания начались [не бешенный... не злой...], упоминания терминов, которые трудно привязать к сюжету, [к дыбе не подвешенный, не испорчен мистикой]. "Сдулся" ЛГ, увы.
   С техникой все в полном порядке, но не ей ли в жертву принесен смысл?
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"