Сошенко Александр Федорович: другие произведения.

Философия 2012 (весна) Часть 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Журнал Самиздат: Философия. Конкурс стихов
   Часть 5. Заявки 145-159 (в порядке подачи)
  
   Список работ-участников:
   145 Васильева Т.Н. Настоящее время
   146 Макаревич Ю.С. Обида
   147 Провоторова Л. Идёшь... Попадаешь под дождь...
   148 Кавалли Н. Не гневите небеса
   149 Каневский А. Гумно
   150 Гаврильченко А. Натруженная голова
   151 Андрон 40
   152 Колонок Ветер мой поднебесный
   153 Баранова Д.А. Холодный мир
   154 Имхолков Черно-синее
   155 Власов М. Черновик
   156 Noname L. Оптимистическое
   157 Глебова У.В. Обувая мужские ботинки
   158 Такого Ч.Н. Осколки лет
   159 Шалыгин А. Ты был ребенком
  

145

   Васильева Т.Н. Настоящее время
  
   Прошлому -
   Миллионы лет.
   Вечность
   Хранится в памяти
   Океанов и горных кряжей.
   Будущее -
   Времён бесконечность.
   Всё не сможет объять человеческий разум.
  
   Настоящему
   Лишь доли секунды даны.
   Крохотный миг
   Живем в этом мире.
   Все остальное -
   Воспоминания или мечты,
   Мысли о том,
   Как все будет или как было.
  
   Важный шаг чтоб свершить,
   Надо понять,
   Сколько тебе в этой жизни отмерено.
   Стрелки часов
   Останови на мгновение,
   Чтобы подольше
   Быть
   В настоящем времени.
  
   Философия достаточно проста: "есть только миг между прошлым и будущим". Логика развития сюжета до третьей строфы тоже понятна. Не увидел каких-то авторских интерпретаций, но и ляпов нет, все очень аккуратно. Финал удивил, отсутствием финала, как такового. В чем идея? Задержаться в настоящем? Зачем? Человек (ИМХО) может только постараться сделать больше в тот же срок, т. е. как бы замедлить время, а остановить... Не станет ли это смертью?
   Техника - неплохо. Стиль напомнил чем-то Маяковского или Роберта Рождественского. Редкий случай, когда неточные рифмы удачно вписываются в общую картину. Интересная картина. Жаль, с итоговой философией какая-то нестыковка.
  
  

146

   Макаревич Ю.С. Обида
  
   Как то забыть,
   Чего забвенье осторожно.
   Как больно вспомнить то, что ты давно забыл.
   Вдруг оступившись... Осторожно!
   Ты не вернёшься тем, кем был.
   Ты вспомнишь всё....
   Но вспомнить сложно, кто эту горечь причинил...
  
   Не впечатлило. [Как то забыть, чего забвенье осторожно] - некоторое время крутил эту фразу так и этак. В любом случае неуклюже, но понял так: "как то забыть, забыть что невозможно". Но какое отношение это имеет к дальнейшему повествованию? Как можно вспомнить то, что не забыл? Что значит [оступившись]? Откуда [не вернешься]? Финальная фраза также не блещет логикой: [все] - слишком категорично для столь неуверенного [но].
   Техника - слабая. Много повторов. На одну строфу [забыть... забвенье... забыл...], [вспомнить... вспомнишь... вспомнить...] плюс повтор в рифме [осторожно-осторожно]. Впрочем, [забыл-был] - ничуть не краше.
  
  

147

   Провоторова Л. Идёшь... Попадаешь под дождь...
  
   Идёшь... Попадаешь под дождь.
   Идёшь... Промокаешь и ждёшь:
   Вдруг закончится он -
   освободит горизонт...
  
   Даль омыта - чиста.
   Люблю эти места!
  
   Мысли, как "сложенный зонт",
   в сердце держу.
   Спрятаться
   Не спешу.
   Промокаю и дрожу.
   Привыкаю и живу.
  
   Первое прочтение рассредоточивается на том, чтобы уловить акценты, прыгающие, как дождевые капли, но вчитавшись, теряешь эту радостную ноту: [мысли, как "сложенный зонт", в сердце держу] - мысли в сердце? Да еще, как зонт? Ох, перекрутил автор. "Сердце" бы заменить на что-то нейтральное, куда "зонт" пристроить не так страшно. [Спрятаться не спешу] - вообще смутило: если дождь настоящий, а зонт мысленный, как под ним спрячешься? Или дождь тоже в переносном смысле? Этакий мыслепоток, уложенный в короткую строку.
   Техника - могла бы быть отмечена, если бы удалось удержать хотя бы уровень первой строфы. Но во второй части какая-то неразбериха: все держится на [жу-жу... аю-аю...], а финальное [спешу-живу] на этом фоне вообще рифмой не ощущается. Про гуляние акцентов уже писал: если к [ОсвободИт] подстраиваешься прямо при чтении, то на [лЮблю] спотыкаешься постоянно.
  
  

148

   Кавалли Н. Не гневите небеса
  
   Не гневите небеса, не гневите Бога.
   Вы не видите добра. На душе - тревога.
   "В мире так ужасно жить!" - думаете всуе.
   "Этих бед не пережить!" - молвите, тоскуя.
  
   Не гневите вы Творца! Верьте в себя, люди!
   Как бы трудно ни пришлось - счастье с каждым будет.
   Ведь темнее всяких сил ночь... перед рассветом.
   Не гневите небеса, помните об этом.
  
   Ну что сказать? На мой взгляд, автор переиграл с теологической стилистикой. [Не гневите] - повторяется четыре раза, [небеса] - дважды, а еще [Бога... добра... на душе... в мире... всуе...]. При первом (и не только первом) прочтении действительно подумал, что это какое-то религиозное произведение. Но тогда совершенным диссонансом звучит фраза-призыв [верьте в себя]. Разве что это некий неотеософский вариант "Бог - в каждом из нас", но об этом ни слова, ни полслова. Если же это призыв к людям не жаловаться на жизнь, то как раз автор упоминает многие термины "всуе", т. е. не к месту. [Счастье с каждым будет] - фраза неуклюже построена. [Ведь темнее всяких сил ночь... перед рассветом] - эту фразу вообще не смог перевести на язык смысла. А ведь именно об этом ЛГ призывает читателей помнить.
   Техника - средне. Схема АА, но "уши" схемы АВАВ выглядывают этим "чудесным" [жить-пережить] в первой строфе. Рифмы простые. Акценты в одном месте [в сЕбя] слегка гуляют.
  
  

149

   Каневский А. Гумно
  
   Ночь. Утречко. Деревня. Лето.
   Еще на улице темно,
   А в этот ранний час рассвета
   Крестьянин вышел на гумно.
  
   Его ведет обычай древний.
   Уж так у нас заведено -
   В любой задрипанной деревне
   Есть обязательно гумно.
  
   И нам, друзья, совсем негоже
   Не знать, как выглядит оно.
   На что же все-таки похоже
   Вот это самое гумно?
  
   Испорчен жизнью городскою,
   Наверно не придется мне
   В тиши, с усладой и покоем
   Побыть немножко на гумне.
  
   Сойти июльским полднем с воза -
   Вокруг природа, как в кино -
   Вдохнуть свежайшего навоза,
   Взглянуть - поблизости гумно.
  
   Оно хранит истоков семя.
   Оно спокойно и сильно.
   И неизменное, как время,
   За нами тянется гумно.
  
   Его спокойствие притворно.
   Оно не зря сотворено.
   Оно настырно и упорно,
   Глубокомысленно оно.
  
   Всесильны древние заветы,
   Расстаться с ними не дано.
   Нас не обманут интернеты.
   Вглядись. Кругом одно гумно.
  
   Где еще, как не на даче, в нескольких шагах от деревни, писать отзыв на работу со столь знаковым названием? Жаль, что удержать ироничный настрой первых строф автору не удалось: все свелось к стебу и язвительности. При этом ЛГ нам так и не поведал о том, что же это на самом деле такое, а свел все к формальному созвучию выбранного им слова с не особо красивым русским словом "говно". [Ночь. Утречко.] - не думаю, что автору трудно было убрать эту неоднозначность. Что крестьянину делать на гумне перед рассветом, не знаю, и автор не раскрывает тайну. Впрочем, не вижу смысла разбирать частности: максимальное количество зарифмованного "гумна" более, менее состыковано между собой, но сюжет отсутствует. Если кто-то готов признать это философией или кредо ЛГ, я спорить не буду, останусь при своем мнении. Стеб - вполне удался. Прикольно. Не более.
   Технически все достойно. Упражнение на рифмы к "гумно" можно признать успешным.
  
  

150

   Гаврильченко А. Натруженная голова
  
   Прочь, прочь выталкиваю из себя человечка,
   Острого и неприметного, словно игла.
   Он стережет в голове моей антиаптечку,
   Могущую и здорового выжечь дотла.
  
   Он поглощает со вкусом и жадностью мысли,
   А в благодарность - объедки и мухи, и боль,
   После него остается лишь дым коромыслом,
   Делающий из живого раба бибабо.
  
   Прочь, прочь (смотрю без надежды и веры на двери),
   К дьяволу, к лешему, к бесу, в конце-то концов,
   Впрочем, и ад не обрадуется челозверю,
   Вывесив правило: "Вход только для мертвецов".
  
   И остается мне перешагнуть через трупы.
   Чувствует, хищная, жертву свою западня.
   Ладно. Живи, трудоголик несчастный и глупый,
   Пусть каждый день убиваешь ты страстно меня.
  
   Первая строфа задала не шуточную степень накала внутреннего конфликта. "Антиаптечка", которая может [и здорового выжечь дотла]. Понял, как наличие у ЛГ неких мыслей, которым он и сам не рад, потому и загоняет их и запирает в "антиаптечку". Но почему надо выгонять "человечка", который ее сторожит? Срочно надо ухудшить настроение? Испортить себе праздник? Что-то я не улавливаю. Однако этот вопрос - сущий пустяк, по сравнению с вопросами второй строфы. [Поглощает со вкусом и жадностью] - на мой взгляд, не очень удачно: первое располагает скорее к медленному поглощению (дабы насладиться вкусом), второе к быстрому, без разбора (дабы насытиться) - так и не смог свести в своем воображении эти образы. [Объедки] и [боль] понимаю, откуда [мухи] - не понимаю. Тем более - [дым коромыслом]. [Бибабо] - никаких ассоциаций не возникло: набор звуков. То ли из живого человека он делает раба этого самого бибабо, то ли из живого раба делает бибабо. [Впрочем, и ад не обрадуется челозверю] - это о ком? О самом ЛГ? Или о "человечке", которого он прогоняет? Финал разочаровал окончательно. Какие [трупы]? Какая [западня]? Речь-то, о трудоголизме. Стоит ли так экспрессивно и так несвязно? В общем, идею увидел, воплощение не состоялось, на мой вкус.
   Техника - удачно. Чувствуется, что автор понимает в тонкостях стихосложения, а вот с сюжетом и образами - что-то не срослось. Возможно, я просто не тот читатель.
  
  

151

   Андрон 40
  
   Желейною серою паствой
   Взираю, разинувши рот,
   Как некою высшею кастой
   Возводится мир. Как растет
  
   Высотный, неоновый Урбан,
   Исполненный техно новья,
   Как ловок Цекало и Ургант,
   Годящийся мне в сыновья,
  
   Как много достиг. И морально
   Непросто: тщеславие глючит.
   Историю движет спираль, но
   Иные используют ключик
  
   Спираль заводя, управляют,
   Слагают права и законы,
   Удавы дома обвивают
   Оптический и волоконный
  
   Под чью-то дуду. Надоело
   И в 20, и в 30, и в 40
   Сидеть без весомого дела
   Бараном, взирая на ворох
  
   Ворот, возведенных другими,
   Мечтая о славе, достатке.
   Создатель, активности give me!
   Не поздно на пятом десятке.
  
   Один из немногих текстов, который при первых чтениях прошел, не "зацепив", но в процессе написания обзора заставил задуматься. Не легло на слух [желейною серою паствой]. Желе с детства у меня ассоциируется с ярким цветным лакомством, поэтому плохо воспринимается с серым цветом, а паства - подразумевает множественное число, а в тексте - [взираю]. Образ похож на какое-то коллективное разумное существо. Это не стеб. Я искренне ожидал, что этот образ будет как-то обыгран, но ЛГ это о себе, оказывается. Не нравится, что автор пользуется приметами истории с "коротким временем полураспада". [Цекало и Ургант] - приземляет текст (ИМХО). Кроме того, там что-то с формальной фразеологией [как ловок Цекало и Ургант, годящийся мне в сыновья, как много достиг] - после нескольких попыток, дошло, что видимо, потерялась запятая после "Цекало", иначе это "как много достиг" воспринимается, как пятая нога у собаки... Или я просто не вижу чего-то очевидного (сорри за тавтологию)? [Тщеславие глючит] - понимаю, о чем автор, но глагол по смыслу не самый удачный (опять же ИМХО). [Историю движет спираль] - любопытно автор "подретушировал" общеизвестную модель развития истории. Но сама история при этом оказалась низведена у автора до игрушки в руках "касты". [Слагают права и законы] - немного неуклюже. [Удавы дома обвивают оптический и волоконный под чью-то дуду] - вот это интересно, действительно интересно, но как-то мимоходом. Образ не идеальный (удав-то один - оптоволоконный), но многообещающий. С другой стороны, все это вкусовые моменты, текст надо признать добротным. Другое дело - неожиданный финал. Что-то я не врубаюсь. Опять [Создатель... дай]? Сразу вспоминаю расхожий анекдот: "Ты бы лотерейный билет хоть раз купил!"
   Техника добротная. Ряд рифм получились весьма удачными.
  
  

152

   Колонок Ветер мой поднебесный
  
   Ветер прошел сквозь пальцы,
   в дырявой ладье отчалил -
   плывет по реке бесконечной,
   плывет по реке беспечальной.
   Мне не хватает ветра -
   где теперь его встречу?
   "Плыви по реке беспечальной,
   плыви по реке бесконечной.
   Там, где река и море
   сгинут в единой бездне,
   там и найдешь ты ветер,
   ветер твой поднебесный".
   Где отыскать теченья,
   что мне подмогой будут?
   "Все бесконечны реки,
   так выбирай любую!
   Все приведет куда-то,
   всякий путь повторится:
   в бездну впадает горе,
   в небо впадает птица.
   Плыви, ничего не бойся:
   нет для тебя преграды;
   душа не впадает в душу,
   но ветру души не надо".
  
   Манера этого автора заинтересовала еще на прошлом конкурсе. "Бег по склону" тогда отметили многие. Форма заговора поначалу просто захватывает, но третья строфа вырывает меня, как читателя, из состояния погружения: [там, где река и море сгинут в единой бездне] - во-первых, откуда взялось море, во-вторых, река же бесконечная - об этом и ранее говорилось и далее говорится. [Где отыскать теченья] - если о море, то согласен, если о реке, то чего искать-то: река течет от истока к устью, а в тексте в основном о реках. [Всякий путь повторится] - сентенция сколь неожиданна в контексте сюжета, столь и спорна. [В бездну впадает горе] - автор начинает повторяться и в чем-то себе даже противоречить. Не сыграла в этой неразберихе и финальная фраза [душа не впадает в душу, но ветру души не надо] - так и не удалось ее расшифровать. Не оставляет ощущение, что автору к финалу становится не так интересно и игра превращается в обязанность.
   Техника - на хорошем уровне. Никаких вопросов.
  
  

153

   Баранова Д.А. Холодный мир
  
   Тот мир пустой и холодный,
   Безвозвратно мертвый.
   Впиваются в руки осколки дождя -
   Разбитые, жалкие части меня.
   Это мир такой темный,
   И везде зеркала.
   Тот путь закрыт для меня навсегда.
   Как странник бездомный
   Брожу по мирам. И беда
   Была ко мне уже так близка!..
   Тот мир пустой и холодный,
   Но в нем светит звезда.
   И свет ее виден лишь тогда,
   Когда в том мире правит тьма.
   И тот мир - моя душа,
   А та звезда - надежда.
  
   [Тот мир... это мир... по мирам...] - чрезмерная неопределенность. Не совсем понятно, какую роль играют образы [осколки дождя... везде зеркала... тот путь... беда была ко мне уж так близка...]. При этом последние шесть строк как раз вполне стройны и раскрывают главную идею текста - "звезда" надежды видна только, когда властвует тьма. Жаль, очень жаль, что автору не удалось должным образом поэтически воплотить эту идею.
   Техника - слабовато, но совсем не безнадежно.
  
  

154

   Имхолков Черно-синее
  
   Прошел невроз, прошел нарыв, хандра минует
   Толченый толк - грамм на стакан, - ни слова всуе
   Сокол, собой одевший кол, - скользит без сала
   Поклоном свернута в рулон душа вассала
  
   Плюют на снег, что здесь лежит с весны вчерашней,
   Не видя новый, что валит, ложась на пашни
   Соринки, бревна - все равно, - одна солома
   И снова в моде имена Фома-Ерема
  
   Зубовный скрежет, крик души, скрипенье сердца
   И дьявол смотрит мне в глаза с рекламы перца
   Плюс тридцать шесть и шесть в тени в девятом круге
   Куда там думать о душе - вся жизнь в испуге!
  
   Не почувствовал связи между строфами: каждая сама по себе. Первая - удалась. [Толченый толк] - поначалу показалось диссонансом из-за созвучности "воду в ступе толочь", но быстро понял свою ошибку, и вторая строка сразу засверкала. Хороша и третья. Я в принципе не сторонник излишнего натурализма, но тут автор (ИМХО) попал в строку. Четвертая строка больше видится игрой слов, смысловая составляющая в ней очевидна и даже заужена. Несколько топорщится лексика словом "рулон". Вторая строфа показалась никакой. Если вторая ее половина еще как-то дает пищу фантазии, то фрагмент про снег, просто противоречит идее первой строфы: здесь ни грамма толка в пол строфе, сплошное "всуе". Третья строфа, не так блестяща, как первая, но уступает ей не так много. Смущает, пожалуй, [скрипенье сердца]: этот звук скорее характерен для тех же зубов, а сердце - проще всего "биенье", а если говорить об испуге, то "синкопы" - интересный вариант. Если бы не "поэтический сквозняк" во второй строфе и отсутствие связи между строфами, текст вполне мог рассчитывать на попадание в финал.
   Техника - достойно. Конечно, было бы еще лучше, если бы весь текст был проработан по схеме АВАВ, но этой "награды" были удостоены лишь последние две строки, что тоже неплохо - дополнительно выделен финал.
  
  

155

   Власов М. Черновик
  
   Жизнь не прожить на черновик,
   Не зачеркнуть былых ошибок.
   Судьбы тяжёлый маховик
   Оставит раны и ушибы,
  
   И каждый боль несущий миг
   Печальным эхом отзовётся,
   Из тонких нитей холст совьется,
   И шёпоты сольются в крик.
  
   Настанут новые заботы,
   Залечат ту печаль года,
   Но над ошибками работы
   Уже не сделать никогда!
  
   Похоже, автор сам не до конца разобрался с философией этого текста. Первая строка [жизнь не прожить на черновик] - это о единственности предоставляемого шанса - идея не нова, как и ее антипод (теория реинкарнаций и т.п.). Но далее следует [не зачеркнуть былых ошибок] и [но над ошибками работы уже не сделать никогда] - вот с этим я как-то не могу согласиться, поскольку автор устами ЛГ лишает меня права на исправление ошибок. Да, "переписать набело жизнь" невозможно, попытаться исправить свои ошибки - почему нет? Собственно, на мой вкус, философии тут больше нет, нет и особой поэтики, а между этими двумя фразами восемь строк "поэтического заполнителя пустоты".
   Техника - не впечатлила. Сбоев размера нет, но имеется изменение схемы рифмовки между первой и второй строфой и форма окончаний нечетных строк - между второй и третьей строфой. Рифмы очевидные до банальных, даже взгляду зацепиться не за что.
  
  

156

   Noname L. Оптимистическое
  
   Есть в мире стопроцентная гарантия,
   Надежность существует абсолютная!
   В минуты беспричинного отчаянья
   Всегда утешит эта мысль уютная.
   ('bout death)
  
   Начало блестящее: первые две строки достойны восхищения. Дальше не заладилось. Из второй части вытекает только то, что беспричинному отчаянью всегда можно найти причину. Не то. Короткий текст - как эстафета 4х100, где каждая строка - сама по себе хороший "спринтер". В данном случае - первые две - достойны, третья - третьеразрядник из института пищевой индустрии, отмечавший вчера день рождения друга, а четвертая... да уже не важно (но тоже далеко не МСМК или ЗМС). Жаль.
   Техника - хорошо, слабая рифма "спрятана" в нечетных строках, вторая рифма при кажущемся совпадении окончаний все же опирается на созвучную ударную часть основы.
  
  

157

   Глебова У.В. Обувая мужские ботинки
  
   Обувая мужские ботинки,
   Сделать внукам мечтает подарки...
   Собирает она бутылки
   Под скамейками старого парка.
  
   Среди мерзко-скрипучих деревьев,
   Среди скользких презрительных взглядов
   Она так же как в юности верит,
   Что любовь лучше всякой награды.
  
   Сшила шляпку из старого пледа,
   И накрасив кокетливо губы,
   Говорила подружке-соседке:
   "Там Вертинского встретили грубо..."
  
   В магазине взяв сдобную булку,
   Творожок и бутылку кефира,
   По любимому ей переулку
   Возвратится в пустую квартиру.
  
   А наутро, прибравшись в квартирке,
   Сделать внукам мечтает подарки...
   Собирает она бутылки
   Под скамейками старого парка.
  
   Идея не нова. Реализация - не самая удачная. Стоп! Сразу хочу предупредить, я не против рассказов о старости. Мне, как читателю, некоторые моменты показались неудачными. Первый и самый важный (ИМХО) момент - автор всю соль сюжета уместил в первую строфу. Все сказано в ней, поэтому дальнейшее повествование в три строфы, по большому счету не добавляет ничего, а финальный повтор лишь закольцовывает поэтическую структуру. Вот, если бы убрать из первой строфы вторую строку, заменить ее на что-то нейтральное или даже усиливающее антураж безысходной старости, тогда финал стал бы для читателя своего рода "прозрением". Второй момент - после весьма удачной, на мой взгляд, второй строфы, третья - просто никакая. Каждая строка, как таковая, вполне звучит, но сшиты они, не в пример той "шляпке". Повествование неожиданно переносится из парка, непонятно куда: то ли в ее квартиру, то ли на скамейку - хотя бы многоточие в конце предыдущей строфы поставить. История со шляпкой - сама по себе, история с "макияжем" - сама по себе, разговор о Вертинском... Видимо, эта идея (как способ показать "духовный мир" ЛГ) и повлекла за собой возникновение этой строфы. В общем, попытка создать "виньетку" портрету, собрав в одну строфу все нюансы, не получилась. Именно поэтому читатели здесь "цепляются" за мелочи: какая "подружка-соседка" (бутылки вместе собирают или все же это не полное одиночество, к чему нас упорно подводит автор), почему [кокетливо], где [там]? Следующий момент - четвертая строфа. Что она дает? Рассказывает о скромном ужине-завтраке ЛГ, о том, что живет она тут давно и подчеркивает одиночество и не богатство ЛГ [в пустую квартиру]. Те, кто не удерживаются на волне "сострадания" (только не надо называть этих людей "черствыми"), могут отметить и эту [квартиру]. И автор, словно опасаясь этого, начинает финал с того, что уменьшает ее до [квартирки]. Все это приводит к тому, что перестаешь верить автору, а верить хочется.
   Техника - неплохо. Есть незначительные нюансы по размеру и акцентам, кое-где слабые рифмы соседствуют с унисонными, но все это было бы вообще сущими пустяками, реализуй автор грамотно свою идею.
  
  

158

   Такого Ч.Н. Осколки лет
  
   Грядущий день надежду дарит,
   Что будет лучше, чем вчера.
   И к ночи день текущий тает,
   Стают ценнее те года,
   Что восстают в воспоминаньях
   И пролетают сквозь века,
   О чувствах, прожитых скитаньях,
   И о любви, что ввек сладка.
   О людях, что судьбу ломали
   И не умели тихо петь,
   О духах, что во тьме летали,
   Желая света луч узреть.
   О чудаках и их причудах,
   О славе близкой, но чужой...
   О недомолвках, пересудах,
   И о соседях за стеной.
   Всё близко, но уже не тронешь
   И гамма чувств уже не та,
   Их не прогонишь, не утопишь,
   И не впитаешь их тепла.
   В тиши полночной вспоминая
   Картины унесённых лет,
   И будущее создавая
   На опыте забытых бед,
   Надеемся на участь лучших,
   Пытаемся не прогадать,
   Та боль неспящих и уснувших,
   То вечный повод воевать.
  
   Наивно - и философски, и образно, и технически. Неуклюжесть [стают ценнее] вдобавок стоящая рядом с повтором [восстают]. Возвышенная утопия [пролетают сквозь века] - ЛГ что несколько веков прожил? Очередная неуклюжесть [прожитых скитаньях], если бы речь шла о "годах, прожитых в скитаньях", вопросов бы не было. Мои извинения, но разбирать это, как "будущее создавать" [на опыте забытых бед]...
   Техника - слабая.
  
  

159

   Шалыгин А. Ты был ребенком
  
   Ты был ребенком, так недавно,
   Но жизнь стремительна (забавна),
   В былое взор не устремишь,
   Пока душе покорна тишь
  
   И долго в прошлом не пробудешь,
   Ведь ты один, кого ты судишь,
   И в этой мыслей лихорадке,
   С взрослением - не сыграешь в прятки
  
   Твой ход, лентами лет нарезан
   И к отступлению путь обрезан
   Туда, где детства колыбель,
   Рождает негу и Апрель
  
   В молчании откровенных нот,
   Иль множестве мирских забот,
   Ты веришь в то, Чего не знаешь,
   И ценишь тех, кого теряешь
  
   Собственно, две последние строки - идея текста. Она не нова, но вполне достойна попытки изложить в авторской трактовке. Авторская трактовка, увы, совсем не впечатлила: ни сюжета, ни, тем более, его развития, ни образных решений, ни поэтичности языка - обнаружить не удалось.
   Техника - крайне слабо. Сбои размера, акцентов. Слабые рифмы, одна [нарезан-обрезан] чего стоит. Проблемы фонетики.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"