Palassatiykoteg: другие произведения.

Царапки на морозном стекле 2010 (5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Зима 2010.
   Остались считанные дни. Поздравляю всех с наступающим Новым годом. Желаю всем удачи. Если кого-то обидел в своих царапках ненароком, так не со зла же и нечаянно.
  
   Ну а мы продолжаем! И так, предновогодняя тридцатка! Для дочитавших до конца - бонус: обзор еще шести работ)))
   Все условия изложены в первой части обзора.
   Искренне Ваш,
   Котег.
  
  
   Сырцова А. Поцелуй
  
   Форма - сон. Или видение. Скорее - фантасмагория. Автор с эпиграфа начинает "взрывать мозг" читателю: [При рождении Бог целует ребенка] - хорошо, что понятно, кто кого целует, а вот при чьем рождении это происходит надо еще догадаться. [Сумерки льдом в кардамон добавляет ночь кровь, шоколад и вино] - фраза более чем непонятная. Образность образностью, сюрреализм опять же им родным, но что в виде льда ночь добавила в кардамон? Сумерки? Кровь, шоколад и вино? [ненавистнейший вкус] - это о продукте, который получился в результате смешения, или о том, кто смешивал? Непонятно, еще и труднопроизносимо. [Жемчуг, туман и полынь], [Шелк, серебро и шифон] - если добавить перечисление из второй строки, видно, что автор любит собирать по трое различные предметы, правда он и сам, похоже, не очень понимает для чего. Положим, автору нравится сюрреализм. Чудно! Пусть даже к богу и бесу добавили языческую Фригг (ну, кровь, шоколад и вино в кардамон можно, чего уж тут-то смущаться). Ну и закруглились бы на этом. Ан, нет! Долой барьеры и преграды в стихосложении! Даешь не просто эклектику, а "сверхеежеродимую"! Все темы в гости к нам! Как еще отметить постиндустриальность? Правильно - вставить какой-нибудь модный термин. [Теплится свет прорывая FM-тишину] - почти что "сяпала калуша по напушке". Автор или не понимает значения слов или специально пытается достичь дисгармонии. Во-первых, значения слов [теплится] и [прорывается] если не противоположны, то очень далеки. Во-вторых, что это за FM-тишина? Да там весь расширенный УКВ диапазон забит круглосуточными станциями. В-третьих, как свет (оптический диапазон электромагнитных волн) может прорываться через тишину (звуковой диапазон волн) FM (диапазон ультракоротких радиоволн)? После этого на автора вдруг обрушивается "боязнь конкретики", сплошные сравнения: [вроде бы, как та же, где, как от, словно] - и это на шесть финальных строк. К тому же, если третья строфа отличается от первых двух в основном по содержанию (темп, настроение, преобладающий ночной антураж сохраняется), то последняя строфа вдруг становится надрывно-рассветной. [ночь-дождь, различит-Фригг, утра-вода, тишину-темноту, дышать-унять] - рифмами-то тоже не богато. При этом по тексту "бродят" внутренние гораздо более сильные рифмы: [ночь-кровоточ(ит), кардамон-шифон, тишину-дну]. [Ночь-ночь, кровь-кровоточит, прорывая-рвется] - повторы, не несущие смысловой нагрузки не добавляют тексту шарма, а скорее наоборот. При всей симпатичности нескольких образов, в целом картины не получилось. Не исключаю, что это всего на всего, моя неспособность видеть в этом "спектре" стихосложения. Тем ни менее, скорее "нет", чем "да".
  
   Воронов А.В. В четыре свечи
  
   Форма - поэтический отзыв. Попытка выразить чувства от соприкосновения с художественным произведением. Если у Бродского я в целом понял, идею зажжения "звезды в четыре свечи", то в данном тексте непонятно, зачем ее бросать, да еще и в небо, судя по второй строке. [дрессуре]- слово не вписывается в стилистику текста, оно торчит, как шило из мешка. Из-за этого вторая строка, на мой взгляд, грешит манией величия в легкой форме. [За звездочку впустит, ее же лелей и ищи] - чего ее искать, если сам и отдал за то, чтобы впустили? [отбродившая звездность] - жесть! Кто-то с буряка на картоплю перебивается, а кто-то звезды сбраживает. Точки, точки, точки... Как будто, автор боится, что читатель "промажет" при переносе взгляда на следующую строчку, или представляет нам восстановленную часть текста, а на тех местах, где многоточия, слова еще не восстановили. Вопросы, вопросы, вопросы с восклицаньями - не добавляют ясности. Не то, что ответа. Ясности вопроса и то не хватает. Мне не удалось проникнуть в замысел автора. Если буду голосовать - "нет".
  
   Чернецкая Г. Жить иначе
  
   Форма - посвящение. [все с начала-просто начала] - необязательный повтор. [с пустой страницы, с чистого листа] - тот же самый повтор, но на основе синонимов [пустой-чистый], [страница-лист]. [след от птицы] - казалось бы, красиво, но попытайтесь себе это представить... Что в небе остается после пролета птицы? Какой след? [Пепел от моста] - автор пытался уйти от штампа сожженных мостов, и сохранить при этом образ, однако, звучит, на мой взгляд, неудачно. Вторая строфа получилась на удивление путанной и неоднозначной. [Боинг на борту летел с другой] - только за счет контекста можно понять, что подразумевал автор. То есть Боинг вез другую... Но продолжением предложения, через запятую: [А рядом милый, нелюбимый мальчик, и ты наедине с чужой страной]. Нескладуха какая-то: [с другой], но [ты], [рядом мальчик], но [наедине]. Далее ситуация нисколько не проясняется, а скорее наоборот: [И, может быть, во сне ты...] и, вдруг, [А мы сейчас одни]. Кто это [мы]? Автор и героиня? Автор и [милый, нелюбимый мальчик]? А, может, автор и еще один персонаж, указывающий на параллели с отношениями героини и опять же [мальчика]? Тут похлеще Санта-Барбары. [Хотя и на одной живем Земле] - неудачная фраза, как будто, живущие на одной Земле не могут быть в ссоре, а должны разлетаться на разные планеты. Финала не получилось. Частичный рефрен первого четверостишья с невнятной фразой [Бросать слова, как спички в пустоту] и ритмическим сбоем в последней строке не выполняет возложенной на него функции. Рифмы сами по себе неплохи, но и восторгов не вызывают. Ритм и размер держится хорошо. Однако размытость образов, перегруженность случайными словами и повторами, путаница с местоимениями нивелирует эти плюсы. Если буду голосовать - скорее "нет", чем "да".
  
   Саида С. Стираю границы
  
   Форма - вне формы. Границы стерты, условности остались где-то далеко внизу, превратившись в легкую дымку. Ну что ж, большое видится издали. [У порогов] - не лежат коробки у порога склада [лежания ради]. Тем более, если они [рассыпались]. [Рассыпались громко] - не самый удачный оборот, когда речь идет о домах. [К великой свободе] - показалось излишне пафосным, особенно в сочетании с [в высоком полете]. Вот, пожалуй, и все поводы поворчать. Ах, да! Непонятно, зачем автор прячет свои, пусть порой не витиеватые рифмы, и загоняет стих в форму безликого "прямоугольного параллелограмма"? А если так:
  
   Стираю границы.
   Условностей выше
   взлетаю, как птица.
   И крыши не крыши,
   а крышки коробок,
   что будто на складе
   лежат у порогов
   лежания ради.
   Как легкие кубики в пальцах ребенка,
   попадали на пол, рассыпались громко.
  
   А я испаряюсь
   все дальше и выше.
   Чем выше, тем тише.
   Чем тише, тем ближе.
   А я отрываюсь
   от тела, от плоти
   в высоком полете
   к великой свободе.
   Уже не цепляясь
   за что-то земное,
   я стала Вселенной,
   Вселенная - мною.
  
   Забвенье.
   Но снова закон тяготенья -
   отбросилась тенью
   в свободном паденье.
   В материю камнем вернулась, упала
   и стала эфиром, водой и металлом,
   потоком земного, живого начала.
   Войдя в человечность,
   в условность, в конечность,
   я вновь устремляюсь в открытую вечность.
  
   В целом мне понравилось. Если буду голосовать, предварительно "да".
  
   Горбунов П. Я против
  
   Форма - протест. Своеобразный тип людей: задают вопрос, а ответить не дают, начинают свой рассказ. [Она растет так глубоко во мне] и тут же [не сорвать]. Глагол "сорвать" указывает на близость с поверхностью, если про глубину, то употребляется "вырвать". [Давай мечту... Разрушим], если мечту сравнивали с растением, то глагол "разрушим" не подходит. Растение можно выполоть, вырвать, вытоптать, выжечь и т. п. [Другим уподобляться] - совершенно безлико. Напишите, хотя бы, [иным]. [А вот реальность попрошу убраться] - очень грубо и очень по-юношески глупо! Надеюсь, это "поэтическое" заблуждение, а не жизненное кредо. Я, право слово, сам по молодости, да по горячности своей такие глупости говорил))) С полной уверенностью в своей правоте. [мне-мне, мечтой-рукой, меня-говорят, душу-разрушим, меня-храня, уподобляться-убраться] - все шесть рифм либо слабые, либо никакие. Убежденность и решимость впечатляет, но... В общем, если буду голосовать - "нет".
  
   Зуев В.Ю. Воздух пахнет смолою
  
   Форма - повествование-размышление. [Я дышу странным воздухом] - неплохое начало, недаром во второй строфе оно повторяется. Даже вторые строчки первых строф вполне вразумительны. Но вторые части строф, как и третья строфа в целом, смазывают весь эффект. Символики не получилось, столкновения двух мнений - тоже. Половины первых строф живут сами по себе. [Я готов делиться опытом как влюбиться в волю] - фраза допускает различные толкования. Что за "воля"? В смысле "свобода"? Или в смысле "повеление другого человека"? И как это соотносится с заявлением в третьей строфе о том, что герой [болен любовью]? Схема рифмы хАхА оставляет по одной рифме на строфу, да и те не блещут. Что-то неуловимо присутствует в этих строчках, какая-то идея. Но изложить ее более-менее вразумительно автору не удалось. Если буду голосовать - "нет".
  
   Абдуллаева Э. Я
  
   Форма - автопортрет. Пятнадцать [Я] на двадцать четыре строки - многовато даже для автопортрета. [Я отраженье от зеркал кривых] - отражение бывает или в зеркале или от зеркала, но тогда на чем-то, например, на стене. [на кусочки как стекло] - стекло разбивается на осколки, на [кусочки] может разлететься предмет из стекла - ваза, фигурка, зеркало. [Я холод, чье призвание - тепло, и мерзну я всего лишь по привычке] - смысл этой фразы мне недоступен. Прием совмещения противоположностей очень действенен, но очень опасен: в случае недостаточной проработки получается не образ, а недоразумение. [Седина у деда в бороде] - образ интересный, но выпадает из общей картины. [От воды прозрачные разводы] - опять интересная находка с обгрышем созвучных форм и инверсией ударения. Но она существует сама по себе. Если бы просто [воды разводы] - понятно, а [от воды] подразумевает на чем-либо. А этого чего-либо в тексте нет. [Молчанием для зимних вечеров] - еще одна необъяснимая фраза, существующая сама по себе, никак не связанная с текстом. Или герой [улыбкой... молчанием... заморожен]? [укравший что-то] - клептомания какая-то: воровать, не зная что. [дымкой сигареты] - неудачный образ, на мой взгляд. Двойственное впечатление оставил этот текст: с одной стороны ряд образных фраз, неплохие рифмы, ритм и размер, с другой стороны неумение эти удачные образы вписать в текст, неудачный прием инверсии размера во второй половине текста, необъяснимый сбой ритма и размера в предпоследней строке на [вырезанные из]. Пока - 50/50.
  
   Лосев С. тангента
  
   Форма - миросозерцание. Один из случаев, когда специальное образование мешает с ходу верно воспринимать содержание. Дело в том, что в свЯзи "тангента" это устройство, переключающее симплексный канал связи с приема на передачу и обратно. Начинаешь читать, и [за пологом молчаний не расслышать] вроде подтверждает ожидания. Тем большее недоумение возникает при дальнейшем чтении. Требуется небольшое усилие, чтобы отстраниться от привычного значения этого слова. "Мелодика" текста понравилась, местами просто завораживает. Что осталось непонятным и потому не нравится. [как тает шрам дарующая плеть] - если действительно тает [плеть], тогда непонятен образ, если же тает [шрам], то тогда не [дарующая плеть], а [дарованный плетью], а чтобы не менять рифму, можно [что даровала плеть]. Фразы [хранима в снах] и особенно [твердь средь бед] - сложны для произношения. [прикосновенья демонам даны] - финал чуть скомкан. Предпоследняя строчка по смыслу оттягивается к предыдущей строфе и читатель финалом воспринимает только последнюю строку. Кроме того, фраза получилась неоднозначной, несмотря на существование контекста: демонам дано касаться других или кто-то прикасается к демону. Если буду голосовать - "да".
  
   Сударева И. Не шуми, ветерок...
  
   Форма - песнь. Не песня, а именно песнь. Обращение к ветру. А-ля "Гой еси...". Первая половина просто чудная, несмотря на простые рифмы. Светло и по-доброму. Несмотря на [старый] в первой строфе, [древний] - во второй и [старость] - в третьей. Четвертая строфа самая слабая. Опустим вопрос "любви" и "обмана" в приложении к конкретному дереву или их сообществу. [много разных речей] - случайная фраза - очередная картина на стене для закрывания дырок. [Предательство сов] - бедные совы, пострадали ни за что. [уснуть и остаться навечно во мгле] - готичные мотивы звучат все сильнее. Рифмы [уснуть-забудь, мгле-земле] - не добавляют шарма. Последняя строфа становится апофеозом готики: сначала [саван], а в последней строчке [смерть]. Стилистика [ветерок, не шали, гоняй, ласкай, юную] не вяжется с осенью, о которой напоминает только [от упавших плодов аромат]. Саван из туманов - слабый образ для описания осени. Жаль. Откровенно жаль и загубленного легкого светлого настроения, и незаслуженно оговоренных сов, и умерщвленного старого сада, который еще бы жил и жил. Скорее "нет", чем "да".
  
   Шнайдер А. Рецепт
  
   Форма - рецепт. Неплохой набор ингредиентов, только с морозом промашка: тучи, снег и метель никак не совпадают с морозом. Наверное, все-таки это еще не стихи. Это некий прото-стих. Этакая субстанция из срифмованных слов. Есть в кулинарии обидное слово "полуфабрикат". Это, когда не сам делаешь от начала и до конца, а покупаешь в магазине, бросаешь на сковородку и ешь то, что получилось. Получилось так себе. Если буду голосовать - "нет".
  
   Тёмный Д. Призрачная мгла
  
   Форма - философский сумбур. [Сладостная призрачная мгла истинных вселенных мирозданья] - что может быть гармоничней? Только [Горькая отчетливая явь ложных черных дыр большого взрыва]. [Возвращенье к чувству пустоты, что скучать тебя зовет куда-то] - еще один философский ребус. [Многогранность силы бытия, эхом, несмолкающим в сознании] - сила многогранна? А причем здесь эхо? [Стук по запертой двери] - в запертую дверь стучат, а не по ней. [Наслажденья сладостный поток] - во-первых, масло масляное, а во-вторых, автор начал повторяться (смотри первую строку). [В истинном теченье] - точно, повторяется (смотри вторую строку). [И банальность фраз у всякой мысли] - капец, фраза трактовке не поддается, взрыв мозга. [Хаос первозданного покоя] - контрольный выстрел в голову читателя, пытающегося разобраться в смысле этого текста. При том, что есть очень даже неплохие образы. Я бы на месте автора оставил первые три строфы, доработав первые и последние две строки из них. А пока, если буду голосовать - "нет".
  
   Мельниченко О. ***
  
   Форма - древняя. Типа исповедь. [Сыта твоим постригом] - фраза опасна своей многозначностью. Не зная авторского замысла, читатель может такого напридумывать себе: во-первых, кто кого постриг? Во-вторых, впрочем, утрировать не будем. [Мне бы золота - да покрепче сплав. Чтоб на шею и - против ветра вплавь] - какой бы состав сплава золота не был, он все равно будет относиться к мягким. Да и против ветра вплавь - не совсем удачная фраза: [против ветра] устойчиво ассоциируется с другими плохо продуманными действиями. [И чтоб пару штук у тебя украсть] - неудачно, на мой взгляд. [Украсть] - выпадает из стилистики текста. [Пару штук] - дней? Рублей? Баксов? В остальном текст скорее понравился. Пока - 50/50.
  
   Петров П.А. Мягкое слово
  
   Форма - кредо. Поскольку старина Люссак не может постоять за себя в силу известных фактов его биографии, придется ему помочь.
  
   Механик он и, лишь, потом - поэт.
   За это не судите его строго.
   Он только навострится в интернет,
   И, как всегда, жена прямо с порога
   Кричит, что в туалете кран течет,
   Перегорела лампочка на кухне.
   От этих криков скоро мозг опухнет,
   А тут под нос - за свет и воду счет.
  
   Какая уж тут лирика и слог?
   Какие оды, басни и сонеты?
   Он и поэму сочинить бы смог,
   Но времени на эту глупость нету.
   Ну, разве что немножко, для души:
   Люссака обозвать прилюдно геем -
   Вот это он и любит, и умеет,
   Мне б только встретиться с ним, чтоб... придушить.
  
   Читатели! И летом, и зимой,
   В аптеке, на работе иль в круизе
   Петра Петрова встретите - он мой,
   Не будь я Гей Люссак, великий физик.
  
   (27 декабря 2009)
  
   В общем, весело, с шутками-прибаутками, но чувство меры автору изменило. Где-то плоско, где-то скользко. Если буду голосовать - "нет".
  
   Германовская А.Ю. Нет ничего больнее...
  
   Форма - исповедь. Очень много [как] - прием при таком количестве и частоте повтора начинает работать в минус. Даже повтор [Как больно можно] слишком част. Достаточно было оставить повтор в начале каждой строфы, и например, в конце последней. Да, прием распространенный, он работает, но меру бы понимать. [Тишиной вспугнуть], [ранить звуком], [Как больно можно сделать чудо], [радость перебить] - образы неудачны, даже неуклюжи. Последняя строфа совсем слаба. [Нету] - впрочем, это мелочь на фоне прочих неудач. [Чем знать, что ты никто для всех] - на всю строку всего два значащих слова, утонувших в неопределенных местоимениях и вспомогательных словах. Рифмы очень слабы: на три строфы две глагольные и одна [всех-смех]. Собственно соль данного текста в последней строфе (именно поэтому ошибки в ней видны еще рельефнее). Если бы этот "крик души" излить на бумагу постройнее, повнятнее... А пока, если буду голосовать - "нет".
  
   Влаши П.Ф. Легенда о могучем мамонте.
  
   Форма - басня. Откровенно говоря, басни не получилось. Название не соответствует заявленной форме. Да простят меня поклонники таланта автора, идея неплоха, реализация - слабая. Первая строфа вполне удачна за исключением последней строки: [подлое] - никуда не годится. По тексту получается, что все перечисленное после - подлое: [есть, одеть-обуть детей, пошить себе постели и т. д.]. Выпадают из стилистики и еще два термина: [пожрет] и [тупой]. [Но, как все сильные, тупой] - очень грубое обобщение. [пал] - если очеловечивать, то слишком высокопарно, если о животном, то слишком специальный термин, не для басни. Мораль сей басни неоднозначна: [Знай - силой правит здравый ум] - непонятно, чей ум, чьей силой правит, опять же: ум - правитель над силой, или он управляет с помощью силы. Рифмы просты, что для басен характерно, однако [своих-их, ведал-обедал, кого-него, могуч-круч] - перебор даже для этой формы. Скорее "нет", чем "да".
  
   Ефимов Н. Я прощаю за всё вас...
  
   Форма - исповедь. [прощаю-улетаю-знаю-погибаю-бываю-внимаю-забывая-теряя-возрождая] и [меня-маня-моя-храня-уходя-любя] - вот и все стихотворенье. Я не являюсь ярым противником глагольной рифмы, я против ее частого и неоправданного употребления, ну уж против засилья - точно. Здесь же из пятнадцати строк тринадцать глаголы и деепричастия. Да еще четыре из них повторяются в строке дважды. Как раз этот прием мог бы сработать, но рифма к этим глаголам должна была быть более серьезной. Допустим даже, что нечетные строки сохранили бы глагольность, но четные тогда просто необходимо переделывать. [Куда приведет дорога моя] - фраз с совершенно другим размером. [И иду к мечте, про все забывая] - еще один пример, который вообще трудно уложить в какой-либо размер. Повторы с частичными противоречиями [за мечтой улетаю, за мечту погибаю, иду к мечте]. Идея не нова, поэтому интересна читателю именно авторским прочтеньем, а его как раз и нет. Есть переживания героя, но и они сумбурны. Если буду голосовать - "нет".
  
   Андреев И.В. Колокола
  
   Форма - призыв! Прием повтора первых строчек с изменением порядка слов - интересен. Сочетание числа повторов с числом слов во фразе удачное. Но во-первых, отсутствует дальнейший обыгрыш одного из слов, а во-вторых, прием работает, только в случае значимости или изящности каждого из слов. А здесь? [Звенят] - уважаемый автор путает колокола с чем-то другим. Колокола [звонят]. [Кругом] - аморфное определение, но и его можно развить, однако этого не происходит. Автор пытается усилить эффект повтора. Он повторяет с изменением порядка слов и вторую строку, правда на третью строфу его уже не хватило. Собственно на прочие рассуждения остается по две строки в каждой строфе, вполне достаточно, чтобы изложить внятную мысль. Но и этого мы не видим: сплошные лозунги, штампы, порой не имеющие к теме отношения. Особенно в этом смысле отличилась фраза [И в небе журавли летят]. Куда летят? Причем тут журавли? Я всегда вспоминаю в таких случаях м/ф Роберта Саакянца "Ух ты, говорящая рыба!", где добрый Ээх вопрошает: "Какой заяц?!! Какой орел?!! Какая блоха?!!". В общем, если буду голосовать - "нет".
  
   Костенко П.А. Незабываемая осень
  
   Форма - элегия. [водицу зеркальную... из... ладошки] - неудачно, лучше уж [прозрачную, хрустальную или студеную]. [Над водой больше лилии] - над водой ивы и камыш, а лилии на воде. [оставались в идиллии] - очень неуклюже. [Наши чувства росли] - фраза сама по себе неплоха, но по соседству с описанием растений кажется неоднозначной. [Голоса голосистые] - даже не обсуждается: ляп, он и в Африке - ляп. Зачем такой разрыв между четвертой и пятой строфами, непонятно. Пятая строфа построена так, что неясно кто/что [Отражалась в воде величавая], калина или улыбка. [И теченья могучей реки] - во-первых, [теченья] либо не в том падеже, либо не в том числе, во-вторых, фраза [теченья могучей реки], повторяя картину первой строки [Любовались рекою мы быстрою], входит в противоречие с картиной, нарисованной в третьей, четвертой и пятой строфах. [Лилии], [камыш] и [отражалась в воде] характерно не для быстрых рек, а для спокойных рек с очень медленным течением. Финал... странен: с одной стороны [и тебя мою радость желанную], но тут же [И минувшего счастья деньки]. Вот те на! Счастье-то минувшее. Ритм и размер держится неплохо, а вот рифмы оставляют желать лучшего. [была-пила, шуршат-спят] - глагольные. Да и [быстрою-чистую, голосистые-ершистые, курчавая-величавая, прохладную-желанную] - далеко не блеск. Автору надо работать над слогом. Я понимаю, что данный текст - не тот случай. Конкурс есть конкурс. Если буду голосовать - "нет".
  
   Стряпанова А.В. Пошел.Забылся
  
   Форма - оооох... Три раза по четыре строчки. Попробую передать свои мысли в зарифмованном виде:
  
   Сумбур, разброд и путаница мыслей.
   "Пошел, пришел, ушел, прощай, печали".
   Рифм нет. Идеи многоточьем скисли:
   Кислее, чем незрелая ткемали.
  
   Пока что рано говорить здесь о стихах:
   Чтоб щи хлебать, не нужен вовсе лапоть.
   А слабость зачастую не в слезах -
   В браваде неумением заплакать.
  
   (27 декабря 2009)
  
   Пока очень слабо. Если буду голосовать - "нет".
  
   Плешков М. Этой снежной зимою я стал менялой
  
   Форма - исповедь. На мой взгляд, автор так и не решил для себя, будет это стеб с элементами философских рассуждений или философские рассуждения, перемежаемые стебом. Вот так строчки излились на бумагу, так им и жить. В этот раз я не буду "тыкать указкой" в ошибки и недочеты. Сдается мне, что автор и сам их в целом ощущает, скрывая за некоторой бравадой. А способности у автора есть. А вдруг случится что-то в жизни, и найдется [рука], что коснется [струн души, покрытых пылью]. И облетит вдруг вся "шелуха" ненужных слов. С надеждой, а пока - "нет".
  
   Крадожон И.А. Молитва
  
   Форма - смесь панегирика с молитвой. Оригинальное смешение. Но, по моим ощущениям, текст не соответствует названию. Да, в нем есть обращение к Всевышнему, но всякое ли обращение к Нему есть молитва? Считаю, нет. Из текста неясен предмет любви: Бог, ближний, женщины, Родина или что-то еще. [Жить-любить, спится-биться, забыть-любить, просить-любить] - на шесть рифм четыре глагольные, оставшиеся две - наполовину глагольные. Ритм и размер в полном порядке. Только во второй строфе слишком длинная вставка в разрыв главной мысли приводит к тому, что последняя фраза [как нужно любить] для понимания требует возврата к началу предложения. Хорошо передан душевный подъем главного героя. К сожалению, поэтические достоинства произведения недостаточны для меня, чтобы отдать за него свой голос, поэтому, если буду голосовать - "нет".
  
   Качур В.И. новыгод
  
   Форма - этюд. Короткая зарисовка в стихах. Мне нравится детская непосредственность, с которой автор описывает то, чего детям рассказывать нельзя))) [По моське] - режет слух при первом прочтении, сбивает, заставляет перечитать начало и не раз. Когда, наконец, доходит, и понимаешь "язык" повествования, все становится на свои места. Осталось ощущение какой-то недосказанности, все же два суперкоротких четверостишья слишком малая форма для этой темы. Начинающим авторам стоит внимательно присмотреться к этому, казалось бы, легкомысленному стишку. В первую очередь - к рифмам: вроде, ничего особенного, обычные рядовые слова, но как сведены. Я бы с удовольствием продолжил чтение. На первом этапе, однозначно - "да".
  
   Чеховский В.П. Декабрь припадочного года
  
   Форма - панегирик. Если кто-то удивлен, напрасно. Ведь первоначально эта форма практиковалась, как речь в память об умершем. Только много позже границы жанра значительно раздвинулись, а первоначальное предназначенье поистерлось. Можно было бы назвать и эпитафией, но - грех при живом-то еще пациенте. [Вытаивая в лужи грустной прозой] - показалось перегруженным, слегка переигранным. [Сугробов выразительные позы ваяют озорные ручейки] - фраза получилась неоднозначной. Если сугробы в выразительных позах есть источник озорных ручейков, то это форменное хулиганство, и пока не понятно, как это соотносится с дальнейшим развитием сюжета. Но с тем же успехом по тексту озорные ручейки могут быть причиной выразительных поз у сугробов. В такой образной формулировке хотелось бы чуть больше определенности в части причин и следствий. [Взорвавшийся моей мечтой] - еще один неоднозначный момент. Но здесь дело в другом. Не хочу ничего притягивать за уши, но еще свежи в памяти трагические события, связанные с Невским экспрессом. Пройдут года, и эта фраза будет восприниматься читателями совершенно однозначно, а пока... А вот вторая половина стиха, особенно финал меня порадовали. Отличная кода! Добротные рифмы, хорошо выдержан ритм и размер. На первом этапе - несомненно "да".
  
   Антушевич А.А. Холодно
  
   Форма - миросозерцание. Запятая перед [И бровь], наверное, появилась случайно, иначе эта самая бровь "повисает" без действия. [От скуки голодно] - на мой читательский взгляд, спорное сочетание. Здесь есть некоторые соображения по возможной правке, но я не уверен, что автору они интересны. Вторая строфа (в моей воображаемой разбивке) и половина третьей остались пока для меня загадкой. То есть некую мелодику я ощущаю, но образы пока ускользают. Окончание как раз понятно. Выглядит, возможно, несколько просто, но так и должно быть, на мой взгляд, в подобном тексте. После [Ветру] запятая тоже выглядит странно, она автоматически относит фразу про губы к [парашюту юбки]. На мой взгляд, точка там целесообразнее. Или я совсем не врубаюсь в текст. Пока - 50/50.
  
   Ишмуратов Р.Р. Скорая говорка
  
   Форма - скороговорка. Упражнение для развития речи и тренировки дикции. Вот ведь странности: на конкурсе "Краткость сестра таланта" выставляли стихи по восемь-девять строф, зато на обычный конкурс - вот такие. Работа интересная, но вряд ли является поэзией. Если буду голосовать - скорее "нет", чем "да".
  
   Люкас Р. Бред
  
   Форма - декадентский (по аннотации автора) стишок. Однако, особого декаданса при ближайшем рассмотрении я не увидел. На три первые строчки шесть раз упоминается частица [не], плюс категорическое отрицанье [нет]. Это, уважаемые читатели не декаданс, а нигилизм какой-то. Картину недостатка выразительных средств в первой строфе довершает ярчайший образчик анти декадентства: рифма [архангел-ангел] - я понимаю, если бы кто-нибудь из Митьков блеснул такой рифмой. Как бы пытаясь уравновесить "отрицательность" первой строфы, вторую автор спешит начать с [Да-да], но тут же вновь срывается на отрицание: вновь живописуя читателю истинное лицо декадентства одним коротким словом [нету]. Третья строфа опять нагружена повторами [Идешь-иди, уйди], которые эхом отзовутся [уходи] в четвертой и почти полным повтором последней строки в седьмой строфе. И снова отрицания: [никто... ни тяжко, ни легко]. Способ применения обстоятельства места [здесь] напоминает знаменитую пародию Александра Иванова: "Я дома здесь, я здесь пришел не в гости...". Рифма [никто-легко] - звучит просто бальзамом на душу... при произношении [нихто-лихко]. Начало четвертой строфы напоминают скорее детский стишок, в котором автор постеснялся честно написать, что же там с ним случилось в действительности, и представил нам очередную суперрифму: [расписку-шишку]. Следующая строфа ничуть не лучше: невнятное перечисление, необъяснимые образы и рифма [я-свинья]. Шестая строфа опять невнятна с разговорным приколом [управа, и лево] и еще одной "расчудесной" рифмой [право-управа]. Финал тоже не получился: его стилистика скорее напоминает басню. [Перелестни] - новое слово в русском языке? В этом месте можно было бы посоветовать читателю, послушать все-таки автора и уйти, поспать и перевернуть виртуальную страницу, если бы не одно "но"... Собственно, ради него я и затеял этот сарказм. [Прекрасно быть младенцем - сон, да грудь] - откуда-то ведь взял автор эти слова. Значит, может? Если автор не будет зацикливаться на моем ерничестве и своем величии, а продолжит работать над словом, над стилем, думаю, он еще утрет нос Котегу. А пока - "нет".
  
   Волков В.А. Годовые кольца
  
   Форма - новогодняя песня. Интересная форма записи: длинные строки четверостишья дополнительно разбиты примерно пополам. Мне кажется, традиционная форма записи читалась бы лучше. [Уверенную звезду] - образ мне непонятен. [Рубиновую звезду] - хотя бы. [нахлынет такое зеленое, прежнее] - а что именно нахлынет, непонятно. [падая в сон], а не лучше [во снах летая] или что-то подобное? [И детство глазами Снегурочки глядит на парик и грим] - не сумел прочитать образ. [Но жизнь на сердце нанизывает свои годовые кольца] - идея очень интересная, но не доработана, образа не получилось. [И вдруг обжигает понятие] - правильнее все-таки понимание, а не понятие. Не буду продолжать. Мне не по вкусу пришлись резкие перепады настроения во второй, третьей и четвертой строфах. Рифмы неплохие. Размер кое-где сбоит. Если буду голосовать - скорее "нет", чем "да".
  
   Романов В.В. Моя заводная птица
  
   Форма - баллада о заводной птице. Щепотка смысла на ведро "воды". Разве можно так мысль бадяжить? Две строфы с перечислением различных действий неизвестного существа: [Стучит, как больная, в висках] - неуклюже: выражение [как больная] в разговорном языке обозначает ненормального, душевно больного. [Встречает дождем на порожках] - весьма меня удивило: так это о птице или о ком? Третья строфа вроде переводит повествование к обобщениям, но неожиданно мысль перескакивает на Волгу, омуты и броды. Аллюзии с песней "Издалека долго течет река Волга..." не получилось. Получилось воспользоваться чуть измененной рифмой, скрестив с чуть переиначенным штампом. [Зачем же она старается] - кто? Волга? Четвертая и пятая строфы возвращают нас к риторическому вопросу главного героя: а на ... фига эта кто-то (предположительно заводная птица) его достает. И вдруг в шестой строфе выясняется, что она... опоздала. [С последним преданным заветом] - еще один необъяснимый образ, да еще и сбой ритма. Рифмы большей частью слабые: [окошком-порожках, висках-тисках, недолго-Волга, старается-мается, сплю-молю, опоздала-перестало], да и остальные не блещут. Не исключено, что когда-нибудь автор вернется к этому тексту и возьмет из него то немногое, что является истинно его личным: эмоции, страсть, и несколько образов. В настоящем представлении, если буду голосовать - "нет".
  
   Кривчиков К. Вспышка слева, вспышка справа...
  
   Форма - поэтическая зарисовка. Начало напомнило поэму Твардовского "Василий Теркин": "Переправа, переправа, берег левый, берег правый..." Первая строфа и две последующие у меня как у читателя не складываются. Вторая часть в общем понятна, а вот первая оставляет больше вопросов, чем ответов. Если разговор о друзьях, что в опасности, то причем тут ожидание Харона? Если о себе, то какого звонка ждет герой. Почему [как похоронки], если ждет Харона? [Лазер] - несколько легковато смотрится этот термин в данной ситуации, или это юмор такой? Пока я в сомнении - 50/50.
  
   Демидова И.С. к книге "И маятник качнулся..."
  
   Форма - то ли заговор-заклинание, то ли снов толкование. [слезы дождя снежинками] - очень спорно. [вновь-кровь] - очень банально. [да, же, ли вся эта] - "вода" случайных слов. Какая [эта] кровь? [все необузданней страхи, день от дня верно, скрываясь во мраке] - теряюсь в догадках, о чем же это? [где нет месту огня] - это как? Если описка, и должно быть [места огню], тогда пропадает рифма. Правда, еще возможен вариант: [где нет мест у огня]. Дальнейший текст сложен не только для понимания, но и для восприятия звукоряда. Венчает все повтор первой строки и очередное околофилосовское суждение: [печаль это тоже огонь, сверкающих вод]. Рифмы очень слабые. Несерьезное отношение к знакам препинания и заглавным буквам. Автору удалось создать некий ореол таинственности, но досадные оплошности для серьезного читателя превращают весь антураж в декорации. Если буду голосовать - "нет".
  
   Каретникова Е.А. Конец спектакля
  
   Форма - исповедь. Похоже, автор писал в состоянии, граничащем со стрессом. Иначе сложно объяснить некоторые факты из текста. Например, почему именно момент, когда замолкает суфлер, позволяет героям понять, [что спектакль доиграли]. Опять же фраза [повесит ключи от гримерки] означает, что герои уже сняли грим, переоделись и уходят, а это довольно резкий перескок в повествовании. Еще более необъяснимой видится апелляция ко вчерашнему дню [Все мы честно вчера умирали]. Если же чуть вольнее трактовать текст, то эта фраза в сочетании с [надо выпить лекарство до дна] - звучит так "по-русски". Непонятно также соседство [всплакнет] и [кричи - не кричи]. Фраза про крик вообще выпадает из неплохо прописанной атмосферы текста: пусть не радостной, но сдержанной. Если автору таким образом хотелось выразить скрытые эмоции, то, на мой взгляд, это не получилось. Вторая строфа свободна от эмоциональных и временных нестыковок, но смысловые нити между некоторыми фразами мне увидеть не удалось. Первые четыре строки изображены одним сложносочиненным предложением, состоящим из четырех простых (разделены запятыми). В то время, как третья строка является обобщением первых двух, как бы итогом, и должна отделяться двоеточием или тире, а четвертая строка вообще относится к следующей фразе, где идет перечисление ролей. В свою очередь пятая строка с шестой вообще никак не разделены, кроме собственно переноса строки. Обе строки с перечислениями довольно сложны для произношения. Первое перечисление грешит (если это не задумка автора) тенденциозностью "положительности" ролей. Как будто отрицательных персонажей не существует. Перечисление [Цельны, образны, ярки, раскрыты] не совсем удачно, так как слово [раскрыты] я бы не стал относить к однородным определениям (в данном случае: краткие прилагательные). [Виртуальную сущность] - если эта фраза означает, что все, написанное в стихотворении выше, относится к виртуальному общению в сети, то все это, мягко говоря, слишком легковесно. Если же автор говорит о некой "второй" жизни актеров, которую им приходится проживать день за днем, то слово "виртуальный" в сегодняшнем его значении уже не подходит для этого. Трактовка термина "виртуальный" в понимании широкого круга читателей на сегодняшний день заузилась до "жизни в сети". Ритм и эмоции переданы хорошо. Рифмы в целом тоже неплохо: [доиграли-умирали] оставляет желать лучшего, но она такая одна и неплохо спрятана в структуре рифмы. Однако, слишком широкое поле для трактовки образов и замысла произведения (или мое непонимание оного) не позволяет мне отдать свой голос за этот текст. Скорее "нет", чем "да".
  
   Трофимова А. Прошлое
  
   Форма - исповедь. Перечитал несколько раз. Текст создает настроение. Основная идея колючести памяти мне оченно по душе. Но... О грустном. Мне кажется, что автор не заметил, как интересную идею объявил истиной. Память, действительно, бывает осязаема, но это частный случай конкретной вещи, которая чем-то дорога. Я бы ввел в первоую-вторую строку слово, указывающее на необязательность описываемого факта. Вторая строфа также интересна своей идеей, но выглядит недоработанной по ряду причин. Во-первых, повтор слова [лет] в одном предложении, во-вторых, перебор с числительными [много, двести, сто, двадцати], в-третьих, при наличии связующего слова [хоть], имеющего характер противопоставления, неясной остается связь между способностью свитера долго хранить тепло и фактом прекращения роста человеческого организма по достижении некоторого возраста. Третья строфа, несмотря на многоточие в начале, неожиданна своим [даже], подразумевающим продолжение разговора. [Как назло], как-то не вяжется с общим настроением текста, которое уловил я. [И вот еще, а именно, хоть что-нибудь] - столько "вспомогательных" слов в одной фразе вовсе не делают ее образной, а скорее наоборот. Непонятно назначение кавычек в авторской расстановке. В принципе, зачем в монологе (суть прямой речи) выделение прямой же речи? Весьма туманно происхождение тире после слова [получше]. Не совсем оправдан и повтор [связать-вязать, сшить-шить]. Неожиданно своим появлением [прясть]. Шить и вязать - нормальное сочетание (перечисление способов изготовления одежды), прясть и вязать - тоже нормально (перечисление этапов изготовления одежды из шерсти), а все вместе - "не айс". Кстати, если уж выделение "внутренней прямой речи так необходимо, кавычки я бы закрыл в конце одиннадцатой строки. Последняя фраза также неожиданна своим резким возвратом к теме "колючести"... Жаль, но идеи пока не оформились в те единственно верные фразы, которые не отвлекали бы от погружения в мир автора досадными мелкими "зацепками". Пока - 50/50.
  
   Тихий Антон Богиня-Мать
  
   Форма - ода. Гимн Блаженной Шлюхе Бытия. Кстати, почему не все важнейшие, определяющие термины бытия написаны с Большой Буквы? Это очень серьезная недоработка Автора. [Мировой, Пучине, Семя, Благо, Вселенная, Шлюха, Бытия, Дитя, Сфера, Дно, Глубину, Светом, Луну] - столько упущений, впрочем, вселенную можно и с маленькой. Второй и главной недоработкой Автора считаю недостаточную насыщенность текста Поэтическими Образами. В дополнение к Шлюхе, просто необходимо упомянуть Небесный Фаллос, Вселенский Оргазм и Эмбрион Новой Истинной Поэзии. Третье замечание, небольшое, зачем, отважно бросившись на разрушение дряхлых морализаторских устоев "классической" поэзии, автор вдруг замялся и начал мямлить что-то про [Биологического Океана] и [невинно-гневная]? Какого хрена, дружище? Взялся за Гуж, так... (и далее по тексту). Так и пиши: "Бурлящей Спермы Океана" и "невинно-блудная". Давайте, наконец, перестанем ходить вокруг, да около, а будем называть вещи своими именами: богиню - "богиней", шлюху - "шлюхой", а хорошо срифмованный бред - "хорошо срифмованным бредом". Если буду голосовать - "нет".
  
   Грайгери безвременье
  
   Форма - ода. Гимн жизни. Идея очень интересна: прием сопоставления рассвета и рождения, заката и смерти. Когда мы острее всего осознаем всю прелесть солнечного света? Правильно, ночью (если, конечно, не спим), причем где-то ближе к рассвету. Так и автор пытается на этом промежутке показать, что, только лишившись жизни, и, зная, что она еще возможна, человек способен понять ее цену. Как назвать это время, когда время не существует? Вот Вам и название стихотворения. Жаль. Очень жаль, что автору удалось реализовать лишь маленькую толику потенциала, скрытого в этой теме. [Розовый] - не тот цвет, который описывает рождение и смерть. В описании заката наречие [навстречу] неудачно с точки зрения сюжета: солнце уходит, прячется. С точки зрения физики распространения световых лучей все правильно, но текст-то не об этом. Причастный оборот [жизни отгоревшей] лучше бы выделить запятыми. Непонятно, как можно сравнить брызги заката и плач колокола? [Серебром звеня] - догадываюсь, что "серебро" это образно, но что это означает, да еще в сочетании с "розовым", затрудняюсь сказать. Вторая строфа, наиболее важная часть текста, посвященная как раз "безвременью" оказалась самой слабой. Узнаваемые образы проскальзывают: [миг небытия], [стал и сам я тьмой], но все это лишь проблески. Непонятен в этом контексте образ предгрозового мира. Крайне неудачные фразы: [пышет бурной свежестью] - перед грозой душно, [грозно распластавшийся] - образ лежащего никогда не ассоциируется с угрозой, если только персонаж не подкрадывается. Последние две строчки строфы, обращение к кому? Совершенно непонятно. Как и резкость смены темы тьмы на [жив отчаянно, радостно бурля, бесшабашно-пламенно]. Финальная строфа до финальной тоже не дотягивает. Та же история с причастным оборотом, но это мелочи. [Жизни загоревшейся яростной струей] - это разве образ? Может все-таки [зародившейся]? [Вечно возгоравшийся, догоравший вечно] - поэтический капец. [Возгоравшийся] - это технический термин пожарных служб, но никак не о рассвете, а [догоравший] это о закате, но тоже не о рассвете. [Безжалостно] - к чему эта экзальтация в финале, непонятно. Редкий случай, когда композиционно и эмоционально неплохой текст, в целом недотягивает до претензий на попадание в следующий этап. Виной тому - неудачные образы, слабые рифмы, недостаточная проработка главной темы сюжета. Скорее "нет", чем "да".
  
   Загирняк М. Туннель
  
   Форма - исповедь. Перечитал несколько раз. Непонятно: то туннель, то карусель. Ну не о парке же развлечений это... Пошел в комментарии. Так, без авторского комментария вряд ли додумался бы до смысла. [Ухнуть вниз] - почему вниз? [Расплывется, расползется] - странная интерпретация. Необъяснимый перескок с [я] на [мы] и обратно (объяснения автора в комментариях категоричны, но выглядят необоснованными), необъяснимый перескок с туннеля на [карусель], необъяснимые [блики солнца]. [Мне не нужно, равнодушный.] - вообще непонятная конструкция: предложение-непредложение. [Принял слабость] - еще одна неудачная фраза. [Так приятно вечно падать] - если это и есть резюме всего текста, то мне оно не по вкусу. Ритм хороший. Рифмы слабоваты. Если буду голосовать - "нет".
  
   Друзь А.П. Мира нет
  
   Форма - исповедь. Чистосердечное признание убийцы Мира. Задумка-то неплохая для начинающего автора, но реализация... Не буду разбирать по косточкам, ибо не вижу в том проку. На мой вкус, достойны остаться в произведении первая и последняя строки, а остальное - увы. Размер, акценты не выдержаны: то одно чередование "мужской" и "женской" рифмы, то другое, то - монорифма. Да и сами рифмы [умер-пуля, убит-стучит, мечты-судьбы, снегом-белом, дыма-любила, всему-чему, стонет-сможет] оставляют желать много лучшего. Если буду голосовать - "нет".
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"