Сосницкая Лариса Станиславовна: другие произведения.

За Край. Часть 3. Глава 29

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало третьей части. Обновление 22.05.2010

Сосницкая Л.С. aka Эль Флай


За Край


Часть третья


Глава 29



Ранняя весна уже приласкала Арону бледным теплом, но вместе с ним принесла и щедро раздаёт по домам волглую сырость, и камины не остаются без работы.

Вот и наш жадно пожирает полено, прогоняя холод из гостиной... Осень и зима прожиты в Дормае. Впервые мы задержались так надолго, и пока никуда не собираемся.

Недолгий традиционный зимний перерыв в занятиях дал отдохнуть перед началом семестра - второго для бывших ис-таланских на-ош.

Первый их семестр был труден. Мы пытались выбить из бывших на-ош предрассудки и барьеры, мешающие полноценно плести чары. И вряд ли преуспели бы, когда б не Хастин, который взялся за учеников и провёл с ними несколько ментальных сеансов.

За каких-то полсотни дней мы убедились, что не ошиблись, начав заниматься ис-таланцами. Те, что остались, успешно учились, правда, человек пять всё же делали это не слишком охотно — но перспектива копаться в чужих огородах или таскать камни на стройке пугала их гораздо сильнее магии. А самые лучшие, на мой взгляд, по уровню подготовки к зиме уже соответствовали второму курсу Королевского Университета.

Слухи ли об успехах ис-таланцев проникли в уши учеников-дормайцев, сами ли бывшие на-ош с кем-то из них общались, но к нам образовалось чуть ли не паломничество. И пары дней не проходило без того, чтобы какой-нибудь юнец, которого не подмяла под себя дормайская спесь, не прокрался тайно к одному из нас и не попросил бы давать ему уроки. Тоже тайком, естественно. Мы честно выполняли уговор с Кругом - не учить дормайских студентов, но с каким трудом это удавалось! Порой меня останавливало только подозрение, что жаждущие новых знаний школяры могут быть просто подосланы кем-то из Старцев. Особенно страдал наш мастер-целитель. У него побывали все восемь студентов лекарского факультета, и Рану стоило больших усилий отправить их несолоно хлебавши - и дормайцы были настойчивы, и сам он не очень-то хотел отказывать, узнав, чему и как их учат.

- Будь проклят этот уговор, - с жаром воскликнул Ран как-то за ужином, размахивая вилкой. - Я мог бы дать им гораздо больше, чем даёт этот старый пень Ксавер!

Мейстер Ксавер, однажды так злобно шипевший на меня в коридоре Школы, ничуть не смягчился - всё так же консервативен, груб и неприятен. При виде Цантеша его бьёт нервный тик, а учеников-дормайцев он бы с радостью запер в звуконепроницаемый шкаф, лишь бы оградить от мерзких чужаков. Остаётся только предполагать, что именно он защищает - студентов или авторитет самого мейстера Ксавера.

Со своей тройкой целителей Цантеш занимается каждый день без выходных. Мальчик, пользуясь благосклонностью Владыки, заказал для всех, включая себя, белые мантии, и целителя и его учеников стало несложно заметить издалека. Зачем ему это — не знаю. Госпожа Лонаш, впервые увидев, фыркнула:

- Выпендривается!

Может, так. А может, что-то всё же дают им эти белые одежды, потому что я в целительстве не силён, а Ран Цантеш вовсе не шут, какого привык из себя корчить. Он несколько отдалился, предпочитая общество своих учеников, хотя ужинает зачастую с нами. Переселившись, мы обнаружили почти рядом с домом неплохой кабачок, с приветливым хозяином, ненавязчивой обслугой и вполне сносной едой. Правда, название он имеет претенциозное - «Звезда Ароны», но это мы переживём.

С трудом выдерживая осаду и устав отбиваться от дормайцев, я взмолился во время очередного занятия с Владыкой:

- Это же невозможно! Владыка, позволь читать им одну лекцию в два-три дня, пусть угомонятся!

- Ты что, хочешь, чтобы Лойтер меня ежедневно ел? Не торопясь и с удовольствием? А он станет, ему только дай!

Старец Лойтер, ведающий безопасностью страны, и вправду служит пугалом для всех дормайцев. Он смотрит куда-то вглубь вас серыми водянистыми глазами так, что по коже немедленно начинают маршировать мурашки. Если за вами и не числится никаких преступлений, хочется немедленно что-то выдумать и признаться, только бы он отвёл взгляд. А уж по части допросов Лойтер и вовсе мастер. И ребята его такие же. Притом при всей своей дотошности мейстер Лойтер исключительно вежлив и доброжелателен - даже когда в пятый раз спрашивает, в пользу какой страны вы шпионите. Я знаю, о чём говорю - в первые дни нашего пребывания в Ароне он чуть ли не поселился в наших комнатах, мы уж думали, и не отвяжется. Так что своим нынешним положением, что бы там ни думал Владыка Диррин, мы обязаны и Лойтеру тоже. А Лойтер нам. Чем? Будущими менталистами мейстера Шамбо, конечно. Вот уж где бесценное приобретение для его конторы.

- Неужели мы до сих пор не внушаем доверия главе управления безопасности?

- Наивный ты, мастер Йеруше, - хмыкает Владыка. - Учитывая обстоятельства вашего появления в Дормае и некоторые... ммм... особенности мейстры Лонаш, быть вам у Лойтера под наблюдением ещё очень и очень долго.

- Ну хоть Цантешу разреши!

- Тогда к Лойтеру присоединится ещё и Ксавер, будут жевать меня вместе. Ладно, я подумаю, что можно сделать. В конце концов, не такой уж я мягкий и вкусный, - хохочет правитель.

Видимо, думает Владыка хорошо. Поэтому с началом нового семестра и я, и Цантеш получили новых учеников. Да и Хастин нормально начинает заниматься делом. Абитуриентов с серебристым Кружевом разыскивали по всему Дормаю и собирали в группу, закрыв глаза на то, что учебный год давным-давно начался. Диррина-младшего Хастин притащил в Школу чуть ли не на верёвке - мейстер начальник третьей заставы отбивался до последнего и согласился учиться, только получив возможность доводить своего преемника до нервной икоты внезапными проверками и убедившись, что в группе не только пятнадцатилетние юнцы, а и несколько мужчин и женщин солидного возраста.

Кроме того, границу словно прорвало, и, кажется, дела у церковников становятся всё хуже. Уж не знаю, разносятся ли среди на-ош слухи об удачных побегах, или это случайное обострение безрассудства и жажды свободы, но в Дормай они бегут с постоянством, вызывающим недоумение Круга. Раньше за год столько не набиралось, а нас уже к началу второго семестра порадовали ещё десятком подопечных, которых свезли к Лойтеру пограничники со всех застав. Троих перепуганных новичков с белым Кружевом забрал Цантеш, мне достались пять природников и два универсала. И всё снова - ментальное вмешательство Хастина, первые шаги в магии... Можем назвать себя основателями системы обучения бывших на-ош и начинать гордиться.

Я получил допуск в библиотеку Круга и более чем доволен. Прежде всего меня интересуют работы магов и, конечно, историков. Желание найти документальные подтверждения своим догадкам о возникновении Фарвы, а затем и всего Королевства, и довести исследования до логического конца подгоняет, заставляет сидеть допоздна, несмотря на усталость. Занятия в Школе оставляют не очень много времени для исследований, но я всё же выкраиваю время на анализ книги из Лерайи и той, другой, зачем-то подсунутой мне ехидными горцами. Тиана до сих пор не смогла перевести ни единой странички, да и я продвинулся не дальше - результат наш недостоверен и ничем не подтверждён. В библиотеке Круга ничего подобного не нашлось, сравнить не с чем. Тупик.

В один из тех вечеров, когда мы ещё пользовались гостеприимством Круга и жили в резиденции, я понял, что не могу уснуть. Вертелся, пытаясь согреться — а что вы хотите, поздняя осень! - но в конце концов сдался, встал и оделся, про себя сетуя на свою же недогадливость - надо было заранее припасти книгу.

- Не спится тебе, мейстер Йеруше? - спросили меня из темноты коридора резиденции Круга, когда я, взяв лампу, бреду к бибилиотеке.

- Не спится, Владыка. Тебе тоже? - ну всё, пропала работа, теперь придётся вести беседы.

- Старческая бессонница, - вздохнул архимаг. - Тебе этого пока не понять. В библиотеку, небось, идёшь?

- Да. Хочу почитать что-нибудь, может, усну. Какие-нибудь летописи или жизнеописания...

- А я вот чаю хочу. Пойдём-ка со мной, выпьем горяченького...

Оставалось только послушно пойти следом - ни читать, ни спать уже не придётся.

Архимаг, как ни странно, свернул не к собственным покоям.

- И куда мы идём?

- На кухню, куда же ещё, - раздражённо отозвался старик. - Слуг сейчас не дозовёшься, да и нехорошо это - будить людей потому, что я не сплю.

- Ага... Тогда позволь пригласить тебя к себе.

- А ты что, кухню к апартаментам пристроил?

- Нет. Но чаем угостить смогу.

Владыка хмыкнул, но всё же пошёл.

- Вот ты как устроился! - воскликнул он удивлённо, когда я, поставив свечу на стол, налил воды в небольшой керамический чайник, зачарованный собственноручно в одну из ночей. Потому что, как верно заметил Владыка, чаю иногда и среди ночи хочется, а слуг будить ради небольшой прихоти не стоит. - И как это работает?

- Да ничего сложного. Стихия огня плюс приложение по вектору земли, ну и привязать к какой-нибудь ёмкости. Осторожно, горячо! - это архимаг потянулся к чайнику. Как ребёнок, честное слово!

- А мне такой сделаешь?

- Ты же не пользуешься бытовой магией, - ехидно ответил я, но тут же добавил: - Да сделаю, конечно.

Уж очень обиженно выглядел Владыка. Впрочем, настроение его тут же исправилось, а попробовав легруль - я так и не научился пить местный чай, ощутимо отдающий мокрой соломой - Владыка и вовсе просветлел. Главное, чтобы не просил поделиться запасами легрули.

Убедившись, что чашки наполнены и архимаг настроен благодушно, я открыл книгу, найденную в жилище лерайского мага.

- Скажи, Владыка, этот язык тебе знаком?

- Это, кажется, ха-ши. В древности был распространён в некоторых провинциях Дормайской империи, но им давным-давно перестали пользоваться. Хино-ши оказался гораздо благозвучнее и удобнее.

- Сможешь перевести? - неужели разгадка близко?

- Нет. Вряд ли существует человек, который знает этот язык настолько - на ха-ши перестали писать и говорить пару тысячелетий назад, ещё во времена Чародеев.

- А в библиотеке найдётся какой-нибудь словарь?

- Гм... Вряд ли. Откуда она у тебя?!

- Нашёл в пустыне.

- Так ты и вправду побывал в Пустынном Краю? Я думал, вы Вейту голову морочили. И как там?

- Пустынно, - ответил я. - Мёртво. И нет Силы.

Владыка поёжился.

- Кстати, эту книгу мы нашли в одном из умерших древних городов. В Лерайе. Что там вообще произошло?

- Лерайя... Нет, не помню. Посмотри у Хларка. Один из лучших хронистов древности, кстати. И мёртвые города, и сама пустыня - скорее всего последствия первой войны с бездарями. Эта часть прошлого - боль Дормая. До сих пор. Хотя прошла тысяча лет. Тогда мы потеряли всё, что у нас было - страну, богов, магию. Столько заклинаний было утрачено навсегда, столько бесценного опыта погибло вместе с чародеями, - после этой пропитанной пафосом речи Владыка вздыхает так, словно он сам не сделал что-то необходимое тогда, тысячу лет назад. Хотя я точно знаю, что правителю ещё нет и восьмидесяти.

Ушёл он после третьей чашки легрули, унося с собой чайник. Подарки всегда хорошо влияют на вышестоящих.

А я, рассудив, что ложиться не стоит, поплёлся в библиотеку - ради рукописных строк Хларка на ветхих страницах. Только утром вернулся в реальность, потирая уставшую шею, и то лишь после удивлённого возгласа забежавшей в библиотеку Тианы:

- Мастер, вы что, всю ночь тут сидите?

- Всю... - отозвался я, ещё под впечатлением прочитанного.

- Так! Идите-ка вы спать! - заявила она. - Всё, не спорьте! Ну! Идите же!

И я послушно пошёл. Но уснул лишь ненадолго, а потом вновь отправился читать. На долгие дни я почти поселился в библиотеке, выползая только провести занятия и что-нибудь сжевать.

- Может, вам тут кровать поставить? - ставя передо мной кружку с горячим ягодным отваром, осведомился Ран, засланный коллегами на третий или четвёртый день моего добровольного затворничества.

- А это можно устроить? - спросил я, отрываясь от книги.

- Тьфу! - в сердцах сплюнул Цантеш и убежал. Кровати я, конечно, не дождался.


Стиль Хларка мне понравился. Как раз то, что нужно - сухое изложение фактов, без эмоций и личных предпочтений, чем, бывает, грешат историки. Хорошо, что Хларк не был магом - в этом случае, полагаю, мне бы не достался столь непредвзятый взгляд на события древности.

Пересказывать подробно историю возникновения Дормайской империи нет смысла, довольно и того, что когда-то в династии царей Дормая появился маг. Хибер, племянник царя Дарва III, несмотря на плодовитость двух царских жён, вдруг оказался единственным наследником. Слишком вдруг, я бы сказал. Но раз уж Хларк ничего не пишет о причинах этого внезапного возвышения, то и я не стану домысливать. Едва успев водрузить на голову царский венец, Хибер спешно заменил дядюшкиных министров на своих, и уж среди них обычных людей не нашлось. Презрев обычай искать будущую царицу в правящих семьях других держав и женившись на одной из самых одарённых магичек царства, Хибер заложил фундамент новых традиций и новой династии. Династии Чародеев. С тех пор на трон Дормая всходили только маги. Потомки Хибера Чародея оказались ещё талантливее, различными путями присоединяя к Дормаю территории небольших соседних стран. И жило царство Дормай, пока один из Чародеев, названный в честь пра-пра-прадеда Хибер II, не отказался от звания царя прямо на церемонии возложения венца, ошеломив присутствующих заявлением, что правителю такой державы негоже называться так просто. И первым же указом назначил себя императором.

До времени, меня интересующего, династия Чародеев процветала. Империя процветала вместе с ней. Но, как я понял из прочитанного, были в социальном устройстве и изъяны - обычные люди редко бывали допущены к хоть сколько-нибудь значимым должностям. Это была империя мо-ош, Владык Силы, магов, очень гордившихся способностью управлять стихиями.

Падение династии Чародеев, крепко державшейся за власть без малого тысячелетие, было столь же внезапным, как и возникновение. И тем больнее было это падение, что гибель пришла не извне, и даже не от обычных людей, которые, казалось бы, могли быть недовольны своим второсортным положением и которых всё же было гораздо больше среди дормайцев, чем Владык Силы. Виновниками конца стали те, кого маги презирали. Бездари - так их называли. И насколько я успел узнать, в нынешнем Дормае не утратили эту спесь, погубившую могущественную династию Чародеев. Так что наш Ардеш III, не маг, но большой умница, мог бы гордиться ролью спасителя Ардешей, будь он ещё жив - именно с его соизволения в Королевский Университет стали принимать людей с ограниченными способностями к чарам - теоретиков. И называть их магами, несмотря ни на что. У нас теоретики обласканы, чувствуют себя нужными, и, надеюсь, королевство на плато никогда не повторит путь древней империи.

Откуда взялось заклинание, дающее доступ к использованию Силы, неизвестно. То ли Хларк сам не знал, то ли не стал писать об этом. Возможно, годы унижений породили талант, достаточный для подобного открытия. И бездари возликовали. Быстродействующим ядом растеклись они по стране, подчиняя и покоряя. Никто теперь не чувствовал себя в безопасности в империи, где всё подчинялось магии и магам — способность плести чары стала приговором.

Судьба дормайского императора неясна. Но мятеж бездарей родился именно в столице, поэтому можно предположить, что и направлен он был в первую очередь на монарха-чародея, его семью и министров. Надо отдать должное бездарям - переворот был подготовлен очень тщательно. Иначе не объяснить тот факт, что люди, объявившие о низложении императора, не пали немедленно от рук дворцовых стражников и не были заключены в суровые тюремные подвалы. А вовсе и наоборот, императорский дворец немедленно стал главным штабом мятежа. Обезглавленная имперская армия распалась на три части, яростно рвущие друг другу глотки — одни пытались сохранить верность старому императору, вторые с радостью перешли на сторону бездарей, а третьи — третьи предоставляли своё оружие и умения тому, кто мог заплатить. То есть, попросту подались в наёмники.

Чародеи, естественно, сопротивлялись. Но противоядия так и не нашли — то ли времени не хватило, то ли слишком полагались на боевые заклинания. И, кстати, до сих пор этим грешат. Использовать же обычное оружие они всегда считали ниже чародейского достоинства, а следовательно, и не умели никогда. Отряды под предводительством бездарей, состоящие из наёмников и бывших коллег-магов, ныне покорно предоставляющих своё Кружево мятежникам, носились по империи, набирая всё большую силу.

Потери несли обе стороны. Бездари предпочитали живых магов, живых и покорных, и часто рисковали десятками воинов ради шанса захватить одного. Ведь каждый такой пленник — ещё один инструмент обретённой силы. Чародеи же, бывало, видя неблагоприятный для себя исход боя, бросались на мечи и копья своих же воинов, чтобы не попасть в руки мятежников. Кровь щедро лилась в те дни, и мало кого волновало, что и у магов, и у бездарей она одинакового цвета.

Тогда же стали появляться храмы Великой Матери. Читая об этом, я впервые заметил, как исчезла бесстрастность автора, сменившись холодным презрением. И, как ни странно, это относилось не к новому культу, что было бы вполне естественно. Нет, словно сквозь зубы повествовал Хларк об исчезновении тех, кому тысячелетиями поклонялись люди. Именуя их Забытыми, сетуя на предательство, писал он о том, как многие чародеи, ухватившись за возможность спасти себя, бросили империю на произвол бездарей и, повинуясь богам, ушли за ними. Ушли неизвестно куда, так, что больше о них никто и никогда не слышал.

Больше о Забытых нигде ни слова. Кроме того, в библиотеке резиденции вообще нет книг времён Чародеев, словно и не было таких никогда. На те две, что есть у нас, плотоядно поглядывает Влалыка, хоть и не понимает в них ни слова. А мы, если и начали кое-что понимать, то соединить догадки в единое осмысленное целое не можем.

После бегства части магов, последовавших за прежними богами, надежда оборонявшихся на победу меркла, пока не исчезла вовсе. Чародеи дрогнули и стали отступать, сжигая свои библиотеки. Бездари не теряли времени — продолжая захватывать земли и пленных, они провозгласили новую империю, Ис-Талан, что на хино-ши означает примерно «лоно матери», и нового императора, о котором Хларк упоминает только мельком. Оставшиеся маги, кстати, просили о помощи и Рению, и Трабит, и даже далёкий Нолх — всех, до кого смогли дотянуться. Но, кажется, падение Чародеев доставило соседям некое удовольствие - империя, поставлявшая обученных магов соседям, никогда не упускала случая напомнить о своём превосходстве. Ведь, как пишет Хларк, кроме дормайцев, больше ни один народ мира не рождает чародеев. Теперь же заносчивые имперцы сами оказались в зависимости от соседей, поэтому помощь Дормай получил своеобразную.

Несмотря на мольбы терпящих поражение магов, новую империю Ис-Талан соседи признали — правда, после того, как приняли решение ввести войска и отбросили бездарей на северный берег Сотара, таким образом пособив магам отвоевать южные территорий. Здесь, на юге, и существует с тех пор Дормай, огрызок некогда могущественной империи. И вот уже тысячелетие существует договор о помощи Дормаю — но только в том случае, если Ис-Талан сам приведёт войска за Сотар. Тогда церковников ждёт война с объединёнными силами нескольких держав. Если же Дормай решит вернуть себе исконные земли и осмелится напасть на Ис-Талан, договор теряет силу — союзники вмешиваться не станут. Вообще, такое впечатление, что им, союзникам, Дормайская империя порядком навязла в зубах, поэтому, остановив бездарей, дормайцев оставили выживать самостоятельно, позаботившись только о том, чтобы и новая империя не набрала силу, достаточную для посягательства на соседей.

Тысяча лет, конечно, огромный срок. И всё это время Ис-Талан покусывал границы Дормая ровно настолько, чтобы у тех не было повода пожаловаться союзникам на вторжение. Исключение составили всего три случая, и все три переросли в жестокие войны. Последняя случилась около двухсот лет назад. Ис-Талан верно подгадал время - между Ренией и Трабитом, двумя из трёх стран, участвовавших в договоре, отношения напряглись настолько, что им было не до соседей. Но церковники не учли своей репутации - на почве нелюбви к Ис-Талану союзники быстро помирились, оставив споры на потом.

Однако и в относительно мирное время все силы дормайцев направлены только на защиту от церковников, это стало смыслом и образом жизни всех дормайских магов.

Вообще же можно сделать вывод, что на всей территории бывшей Дормайской империи магия вырождается. Об этом свидетельствует и количество студентов Школы, и погоня ис-таланских теоретиков за каждым лишним на-ош. Думаю, на-ош из варойского приюта удался побег только оттого, что большую их часть сочли отработанным материалом и не столь уж тщательно охраняли. "Золотой" девочке Рине просто повезло, что она попала именно в этот приют и именно в то время, когда одних ценных на-ош уже отправили к хозяевам, а других ещё не привезли.

Да, так я о вырождении. Немало поспособствовали упадку и сами маги, когда умирали, не желая попадать к бездарям, когда бежали, сжигая сборники заклинаний и персональные труды знаменитых чародеев. По сведениям Хларка, едва ли десятая часть магов империи осталась в живых, на свободе и при памяти, укрывшись в Ароне, которая никогда не была средоточием магических искусств. Территория Школы в старые времена служила резиденцией наместнику южной провинции. А он магом был слабым, получил должность благодаря родственным связям и научной библиотеки не держал, довольствуясь повседневным набором заклинаний.

Как ни странно, никто не поспешил заявить о своём родстве с Чародеями и назваться новым императором. Из самых почтенных и знающих магов было сформировано новое правительство, Круг Старцев.

Школа возникла несколько лет спустя. По крохам были собраны остатки знаний и записаны стареющими Владыками Силы. Ранее чародеи выбирали лучших и обучали по своему разумению. Теперь они не могли себе этого позволить - слишком мало было и учителей, и учеников, слишком явной была угроза потерять и то немногое, что сохранилось. С трудом придя к общей системе магического образования, маги были единодушны в одном - все силы должны быть направлены на защиту, всё должно подчиниться стремлению вернуть Дормаю утраченное.

Сейчас, через тысячу лет, следует признать, что в защите дормайцы преуспели. А вот удастся ли когда-нибудь возродить былое величие древней империи? Вряд ли. В который раз повторюсь - магия вырождается.

О возникновении пустыни сказано только то, что именно там развернулась, как пишет Хларк, финальная битва. Бездари всё так же рыскали по империи, отлавливая магов, которые к тому времени уже предпочитали спасаться бегством. Наместники в городах были заменены на лояльных новому императору. Маги не могли получить поддержку нигде и могли только прятаться. Пользоваться магией было крайне трудно, и я понимаю, почему - теоретики-бездари очень чувствительны к проявлениям Силы, и стоило какому-нибудь чародею хотя бы разжечь заклинанием костёр, как к привалу тут же направлялся отряд. Хларк говорит, что около Лерайи бездари догнали магов и одержали победу. Как же, знаем, читали дневник мертвеца. Вот только как расплатилась Лерайя за эту победу, мы тоже видели. А подробностей у Хларка нет.


Сведения о Забытых я добываю неясные и ничем не подкреплённые, кроме слов одного человека. Но мне кажется очень важным всё же раскопать ту старую историю до конца и понять, как связано бегство богов с возникновением королевства на плато. А оно связано, клянусь чем угодно. Но книги молчат и люди молчат. Странности религии Дормая никак не желают проясняться. Вроде бы дормайцы не отрицают власть Высших Сил, при случае охотно пользуются этим в разговорах, но никаких ритуалов, вроде молитв и праздников, не исполняют и не соблюдают. О Забытых же и слова не вытянуть даже из самых болтливых.

- Не могу понять, Владыка, - наседаю я как-то на правителя, когда он расслабляется после занятия и угощает меня традиционным дормайским кше - горячим пряным отваром трав и ягод, сдобренным изрядным количеством мёда. - Забытые - они кто? Как выглядели? Как им поклонялись? Если поклонялись, где храмы? Я видел всего один, и тот в Ис-Талане.

Владыка вскидывает седую бровь:

- Храм Забытых в Ис-Талане? До сих пор?

- Да они его считают проклятым местом и заходить в него опасаются.

- Ну-ну. А ты, значит, не побоялся...

- Так ведь это не мои боги, и я им никто. Какие между нами счёты?

Владыка Диррин усмехается:

- Странные у тебя представления о взаимоотношениях с богами.

Я молча пью кше.

- И что, это действительно храм? Не склад, не ларталь?

- Почём я знаю? Если в Дормайской империи было принято украшать лартали картинами, то, может, и ларталь. Я же вот спрашиваю о Забытых, а ты, Владыка, отвечать не изволишь. Это запрещённая тема?

- Нет, тема не запрещённая. Но о Забытых у нас говорить не принято. Это как говорить в обществе о проблемах с кишечником.

- То есть, в Забытых до сих пор верят?

- Ну что значит - в них верят? Мы знаем, что они были, знаем, что они предали тех, кто им верил. Не в них верили, Йеруше. Им верили, понимаешь?

- Они что же, снисходили до общения с людьми? Являлись, что ли? Ты уж поговори со мной на столь неприличную тему, Владыка. Вижу, у тебя есть ответы, а мне они необходимы.

- Зачем?

- Ээээ... Ну, я учёный всё-таки. А тут сплошные загадки. Я же спать спокойно не смогу, если не пойму. Да будь эти ответы в книгах, я бы и не трогал никого. Но у Хларка несколько презрительных слов - и всё! А уж у современных авторов и того меньше. Так где искать истину?

- Истину? - правитель трясётся от смеха. - Что есть истина, мейстер Йеруше? А?

- Нет-нет, Владыка! Возможно, рассуждать об истине гораздо пристойнее, чем говорить о древних богах, но в дебри философских споров я не полезу! У меня иные цели.

- Хотелось бы знать, какие, - бормочет старик.

Я предпочитаю промолчать.

- Ладно, - в конце концов ворчит он. - Спрашивай.

Я даже подпрыгиваю в кресле. Наконец хоть что-то!

- Но имей в виду, всё, что я скажу, передаётся только внутри Круга. Никто в Дормае, кроме Старцев и Владыки, этого не знает. И не будет знать. Это понятно?

- Понятно. Чего ж тут непонятного... Так кто они, Забытые?

- Предки почитали их, как богов.

- Как богов?

- Возможно, они ими и были. Знаешь, мейстер Йеруше, есть одна древняя легенда... О том, что никто в мире, кроме выходцев из Дормайской империи, не может произвести на свет мага, тебе известно?

- Да, - отчего-то охрипшим голосом отвечаю я. - Я читал. У Хларка. Немного.

- О, это было основным предметом гордости Владык Силы в древней империи. Оттого и считались с нами другие страны. Всем ведь хочется, чтобы и урожай был хорошим, и границы укреплены, и для личных нужд, да. А плата за право на контракт с дипломированным магом высока. Да и самому магу платить надо, а то уедет на родину, или перейдёт на службу к соседу, который не поскупится. О договоре, по которому мы с союзниками против Ис-Талана дружим, знаешь?

- Да.

- Прижали они тогда нас, как смогли, а деваться некуда было, разве что за Забытыми отправиться. Мы им по этому договору которую сотню лет магов чуть ли не даром отдаём. А теперь, когда самим не хватает, совсем трудно. Да и уровень уже не тот, не тот.

- А легенда?

- Да, конечно, легенда... Вроде бы не было никогда на этом континенте людей, а были тут сплошь болота, лес и всякая гнусь. И назывался он, конечно, Чёрным.

- Какая гнусь?

- Да такая, из-за которой нормальный человек выжить здесь не мог. Комары размером с медведя, змеи, цветы ядовитые и прочая мерзость. Люди, что за морем жили, за счастье считали, что никто из обитателей Чёрного континента это самое море преодолеть не в силах. И сюда после нескольких смертельно неудачных попыток перестали соваться. Представляешь удивление, когда стали за морем появляться люди, утверждающие, что прибыли с этого самого Чёрного континента, да ещё и имеющие власть над стихиями? Всякое было, и убивали некоторых сперва, принимая за демонов, да и по сию пору в некоторые страны магам лучше не ездить. Но многие оценили выгоду, не сразу, но оценили. Впрочем, об этом я уже говорил. Да, так древняя легенда говорит, что привели людей на Чёрный континент именно Забытые.

- Откуда?

- Забытыми они тогда, конечно, не были, - продолжает Владыка, словно не слыша. - Странные, странные существа, для которых колдовать было настолько естественно, насколько естественно человеку дышать. Стихии подчинялись им мгновенно, без всяких ритуалов, слов и формул, так, словно были частью них. И люди, поселившиеся на Чёрном континенте, были им под стать - чародеем был чуть ли не каждый третий. Но с Забытыми людям, конечно, было не сравниться.

- Так откуда взялись люди?

- Забытые расчистили для них Чёрный континент и заботились, словно о детях. Ты, мейстер Йеруше, можешь поверить, что наш мир - не единственный?

- В смысле?

- В смысле... Вроде бы Забытые привели людей из другого мира. Погибающего мира.

- Гм...

- Не веришь?

- Всё может быть, - отвечаю я. - Зачем отрицать возможность существования других миров, если не знаешь наверняка?

- Приятно, когда у собеседника такие широкие взгляды, - хвалит Владыка.

- А сами Забытые? Они тоже не отсюда? И как их называли тогда?

- Не знаю. И откуда они - не знаю. Может, из другого мира. А может, всегда владели этим континентом, но людей на него не пускали.

- Странно. Не пускали, не пускали, и вдруг притащили толпу на свою голову? Да ещё и с заморскими странами вдруг подружиться решили?

- Насчёт подружиться - это ты зря. Никто, кроме наших предков, с Забытыми не общался. Это уж люди сами отправились контакты налаживать. И сами же слух пустили, что правят ими могущественные боги. Впрочем, не исключаю, что предки действительно считали Забытых богами. Кем ещё могут быть бессмертные существа, проложившие путь между мирами?

- А они бессмертны?

- Легенда говорит, что да.

Понятно. Но всё же что-то не сходится.

- У Хларка говорится, что царство Дормай расширялось за счёт территорий небольших соседних стран, - сказал я. - Откуда на бывшем Чёрном континенте взялись несколько государств, если здесь сразу поселились выходцы из другого мира? И до сих пор ещё есть и Нолх, и Трабит, и Рения?

- Откуда мне знать? - пожимает плечами Владыка Диррин. - Можешь представить, насколько давно это было? И потом, это же легенда. Я тебе её пересказал. Других сведений не найдёшь, можешь не стараться.

- Если ваши предки могли общаться с этими странными богами, то как они выглядели? Я имею в виду Забытых.

- Как выглядели? Да как хотели. Ты же упоминал какие-то картинки в ис-таланском храме. Они любили, когда их рисуют. Вот так и выглядели.

- Что, как люди?

- Ну, это они тоже могли. Они вообще многое могли, если не всё.

Я заливаю в себя последний глоток кше - вот незадача, остыл совсем. На то ли мы обращали внимание, когда рассматривали картины в древнем храме? Как ребятки мои тогда гадали, кто есть кто... как всматривались в лица людей, столь хорошо написанных неизвестным мастером. А надо было, пожалуй, смотреть не только на лица. А и вовсе на морды. На морды, когти, хвосты и крылья. Как жаль, что вы молчите, старый мой друг Шальву. Уж я бы спросил у вас, старого ехидного оборотня из высшего клана Кондор, что вы знаете о прошлом королевства. И не так бы спросил, как раньше, и заморочить мне мозги, как вы это делали прежде, вам не удалось бы. Наверное. А может, и удалось бы. Если уж ваши предки присутствуют на картинах древних храмов. И в легендах, в которых вы можете многое. Если не всё.


С тех пор, как Владыка поведал о древней легенде, пыл мой немного угас. Ученики требуют времени и сил. К тому же, головоломка, мучившая меня столь долго, частично сложилась, а что нескольких элементов в ней не хватает, так это не к спеху. Всё равно не могу достучаться к тому, кто, возможно, добавит недостающие. Да и доказательств нет, одни домыслы и умозаключения. Но всё же я уверен - именно преследуемые бездарями маги Дормайской империи ушли на огромное плато, спрятанное в горах, напоследок ударив магией по ставшим чужими землям. И ушли с помощью Забытых. За ними. Вместе с ними. Пока не могу понять, как всемогущие существа, с лёгкостью принимающие любой облик, стали оборотнями, имеющими всего две ипостаси, иногда и вовсе магией не владеющими. Отчего позволяли себя третировать, заперлись в Северных горах и вооружились травами и отварами, вместо того, чтобы повелевать стихиями и переделывать целые континенты?

А ведь говорил мне Шальву, что магия наша, подчинённая формулам и векторам, недоделанная. Что они, эти самые формулы и вектора, есть глупости и излишества. Значит, кто-то помнит, как это было прежде. Да, легенда ведь гласит, что существа, названные Забытыми, бессмертны. Так что же, друг мой Шальву, вы, выходит, лгали о своём возрасте? Хотя нет, лгали вы мне много и разнообразно, но тогда, выходит, сказали правду - вам далеко за двести. Ведь не уточнили, насколько далеко. Или правда в другом, и Забытые давно растеряли свои божественные силы, осталось только небывалое для обычного человека долголетие да ещё странная способность менять облик? И жестокие Высшие Силы оставили им всего две ипостаси, как напоминание о былом могуществе. Как наказание? За что?

Нет сведений. Нет доказательств. И сегодня я только и могу, что сидеть у камина и строить новые догадки, возможно, основываясь на совершенно неверных предыдущих.


- Что это ты, мастер Йеруше, в темноте сидишь?

Ребятки мои за это время полностью переняли обычаи Дормая. Если уж самому Владыке Диррину можно говорить "ты", отчего бы и не перенять? Мне, всю жизнь обращавшемуся на "вы" даже к студентам, сложнее - когда некак привычно обозначить границы для собеседника, приходится изыскивать другие методы. Но и я привык.

- Я тут думаю, - отвечаю я Хастину.

- А... понятно, - тянет он. - Ладно, не буду мешать.

- Да ты не мешаешь, - возражаю я. - Ужинать идём?

Хастин мнётся.

- Я вообще-то... иду, да. Но...

- Не со мной, - весело заканчиваю я.

В последнее время у Шамбо-младшего то и дело образовывается какая-нибудь подружка. Причём выбирает менталист, словно нарочно, хорошеньких несказанно, но глупеньких и каких-то недокормленных, и начинает таскать их по модным трактирам, словно надеется, что, отъевшись, девица вдруг начнёт блистать интеллектом. Само собой, чуда не происходит, держатся у него подружки недолго, зато потом долго ещё забегают якобы случайно, и выдумывают глупейшие поводы, чтобы встретиться с Хастином. Тот старательно от них отделывается, а я изрядно удивляюсь - я бы скорее Цантеша подозревал в сердцеедстве, чем серьёзного менталиста.

Но Цантеш как раз девиц не очаровывает, и я всё думаю, что мальчик так занят со своими учениками и увлечён целительством. А потом понимаю, что ошибаюсь. То есть, целительством Ран, конечно, увлечён тоже, и тут у него выходит всё как нельзя лучше. Но вот другая сторона увлечения Цантеша упорно не желает замечать его порывов. Мейстра Лонаш панибратски хлопает целителя по плечу, ссорится с ним по привычке, препираясь из-за любой мелочи - словом, ведёт себя как обычно. И тут я снова удивляюсь - как это Цантеш до сих пор не свернул шею предмету своей страсти, чтобы раз и навсегда перестать мучиться. И мне, конечно, становится ясен смысл упрямого ожидания прихода мейстры Лонаш с Хастином со своих прогулок. Это же самоистязание какое-то - ничего не предпринимая, только следить каждый вечер, не становятся ли более тесными отношения между нею и менталистом. Теперь же, когда Хастин занялся дормайскими девушками, целитель успокоился и, кажется, набрался храбрости. Но тут вышло совсем не так, как, возможно, предполагал Цантеш. Тиана с удовольствием ужинает в нашей компании. Но стоит только рыжему намекнуть ей, что можно бы вечером бросить всех и сходить в новую кондитерскую, где романтичный полумрак, уютные столики на двоих и тихо перебирает струны музыкант, как у девочки тут же находится множество незаконченных неотложных дел. Цантеш, поджав губы, удаляется в своё общежитие, я иду ужинать в одиночестве, а мейстра Лонаш до утра запирается у себя в комнате, а утром выходит совсем уж мрачная. И я никак не могу понять, то ли не нужен ей Цантеш в этом самом романтическом плане и больно обижать друга, то ли нужен, но девочка себя до утра убеждает, что бывший балаганный шут ей вовсе не пара. Впрочем, это не моё дело.

Моё - вот прямо сейчас понять, что мне хочет сказать менталист:

- Я как раз собирался сказать... Мне нужно... эээ

- Хастин, друг мой, сделай милость, скажи, что это за странное блеяние? Если у тебя свидание, так скажи, что у тебя свидание и выметайся.

- А ты?

- А у меня нет никакого свидания.

- Я знаю.

- Тогда что за вопросы?

- Ты что, один ужинать пойдёшь? - выпаливает он. - Цантеш опять с Тианой поссорился, значит, один, да?

- А ты что, хочешь показать мне свою новую девушку? - усмехаюсь.

- Ну, я могу попросить её взять с собой подругу.

Я закатываю глаза:

- Лучше двух...

- Да?

- Хастин, опять? Тебе делать нечего? Я как-нибудь разберусь со своим досугом. И с ужином тоже. А девица твоя сейчас замёрзнет на углу, или где там вы встречаетесь. И уйдёт.

- Не уйдёт, - бурчит менталист. - Я обещал сводить её в ту самую кондитерскую, куда Цантеш безрезультатно заманивает Тианку. Там знаете какие десерты? А цены какие! Ей без меня туда никогда не попасть.

Я не спрашиваю, зачем он упорно пригревает убогих во всех смыслах, кроме внешности, девиц, только говорю:

- Словом, хватит выпендриваться и иди уже.

Менталист машет рукой и тащится одеваться.

Нельзя сказать, что я удивлён такой заботой о своей персоне. Время от времени моим молодым коллегам отчего-то приходит в голову, что я уныл, одинок и несчастен. За этим следуют выходки, подобные сегодняшней, и иногда я даже потакаю их неуместной жалости, бреду куда-нибудь, где мне интеллигентно подсовывают симпатичное существо в юбке. Существо - как правило, образованное и начитанное - декламирует современных и древних поэтов, на деликатесы, в отличие от подружек Хастина, не кидается и не зовёт меня с первых минут "мой сладкий". Словом, дама прекрасна со всех сторон, кроме одной - меня это совершенно не увлекает. Один-два вечера мы с дамой натужно говорим друг другу что-нибудь приятное, потом мне становится вовсе тоскливо и я прячусь от дамы в библиотеке резиденции Круга. Туда-то её уж точно не пустят. После этого я раскаиваюсь в малодушии, и обещаю себе, что больше никогда не стану потворствовать их выдумкам - если откажусь сразу, меня пожурят и отстанут, а если сбегу потом, вся троица опять будет дуться как минимум пару дней.

Им отчего-то кажется, что раз я до сих пор не предпринимаю попыток сойтись с кем-нибудь хотя бы ради флирта, то это значит, что я продолжаю, как однажды выразился неделикатный Цантеш, "сохнуть по Вилькиной матери". Глупые. Я себе давно всё объяснил, а им подробности ни к чему. Не стану же я всерьёз говорить взрослым людям, что есть разница между любовью и внезапной страстью. Что я иногда, когда взбредёт на ум та единственная ночь в деревне оборотней, пытаюсь себе представить, что бы я делал, если бы Лила не ушла тогда. Пытаюсь - и не могу. Мне совершенно не хочется знать, какой цвет она любит и сколько ложек мёда кладёт в легруль. Совершенно не хочется знать, были бы у нас дети, и если да, на кого из нас они бы были похожи. Мне совершенно не причиняет боли мысль, что никогда Лила не станет встречать меня вечером на пороге нашего дома. И совершенно не увлекает картинка непрерывного семейного счастья. Сплошные "совершенно не". Лишь иногда пронзает странной болью память о моих руках на хрупких плечах в лунном свете. Но это лишь миг, а затем я кривлюсь от собственных мыслей и тайком от троицы доброжелателей иду лечиться. Хвала Высшим Силам, этого лекарства в Ароне достаточно.

Однако же я не настолько ценю одиночество, чтобы не пригласить сейчас Ти на ужин. Сидит, небось, и чувствует себя жертвой собственного упрямства. А мне и поуговаривать не лень.

Я поднимаюсь по деревянной лестнице на второй этаж, к нашим комнатам, и стучу в дверь.

Тишина.

- Ти! - зову. - Пойдём поедим!

- Спасибо, мастер, мне не хочется, - глухо отзываются из-за двери.

- Мейстра Лонаш, не глупи. Кому будет лучше, если ты станешь сидеть голодной?

- Я не хочу есть! Сходите с Хастином!

- Хастин ушёл, - сообщаю я, подпустив в голос тоскливых ноток. - И я тут совсем один... Но если ты занята, то оставайся, конечно.

И я снова усаживаюсь в гостиной у камина, вытянув ноги и закрыв глаза.

Да, нечестно. Ну и что?


Расчёт верен - вскоре слышатся шаги и моего плеча легко касаются. Я открываю один глаз.

- Пойдём, Бонари. Действительно, глупо прятаться. Тем более, от того, от чего спрятаться нельзя.

Моё желание немного повредничать тут же остывает.

- У тебя что-то случилось?

- Нет, - дёргает плечом Ти. - С чего ты взял?

- Лицо у тебя как раз для погребального обряда подходит.

Давай, девочка, расскажи мне. Я знаю, как тяжело, когда некому поплакаться.

Но мейстра Лонаш у нас сделана из особо твёрдых материалов:

- Всё в порядке. Это я глупость ляпнула.

- Знаешь, Ти, не в моих правилах вмешиваться, но... словом, вы с Раном ведёте себя как подростки. Может, не будешь издеваться ни над собой, ни над ним, и уже определишься?

Тиана удивлённо спрашивает:

- А при чём тут Цантеш?

- Но я думал...

- Нет, ты вообще не думал! Надо же, Цантеш! - и смеётся.

Смеётся она не так уж весело. Я настораживаюсь ещё больше, но продолжать тему мне не дают.

- Всё, Бонари, всё! Хватит меня смешить! Идём ужинать. Ужинать, ужинать! - громко поёт она уже из прихожей и возвращается одетая, да ещё и мой плащ приволокла, свалила его на меня и нетерпеливо притопывает, пока я встаю и путаюсь в застёжках.

И шагая в "Звезду Ароны", и хрустя поджаристыми сухариками, которые полагаются к фирменному салату, и после, желая мне доброй ночи, Тиана старательно шутит и делает развесёлый вид. Я бы, возможно, и дал себя обмануть, если бы не мгновения, когда взгляд её замирает, словно видит она что-то недоступное моему пониманию, странное и пугающее. А я терпеть не могу чего-то не понимать.







Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"