Сосновский Иван Иванович: другие произведения.

Данило добрец.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказка рассказывает о доброте людской,и божьей милости.


   Данило - добрец.
  
   Ходит рядом доброта,
   Бродит рядом и беда.
   Трутся оба у людей,
   У открытых, у дверей.
  
   Есть "у" мире чудо край.
   Имя краю Закарпатья.
   И тот край, там словно рай.
   Там живут "у" всюду братья.
   Край тот красен красотой.
   Чудо горами и лесом.
   В зимнюю пору и весной.
   Горной местностью и песней.
   Льются песни там везде.
   Нет "таких" в Мире нигде.
   Днем и в вечер у костра.
   Бога славят "за" всегда.
   Песни люди там поют.
   Право бога восславляют.
   И у гости всех зовут.
   Горя бед они незнают.
   Там Пэкуй стоит гора.
   С ней и Русь наша видна.
   А подней течет река.
   И течет, тая, река.
   До краев самих в моря.
   Протекая "по" меж сел.
   Омывая тот бугор.
   Где Данилова изба.
   Длинная была она.
   А на "против" за рекой.
   Церковь была под горой.
   С золотыми куполами.
   И священными крестами.
  
   Возле церкви протекая.
   Православный люд сзывая.
   Звоном чудной красоты.
   Лились звоны на версты.
   "Звонном" Веры Православной.
   Веры Правой,
   Веры Славной.
   Медный колокол звенел.
   Православным всем велел.
   В зиму всем на Рожество.
   На полях чтоб всем везло.
   Право богу поклонится.
   И водой с реки умыться.
   И Данило там бывал .
   Лицо в речки умывал.
   В Церкви той крещенный был.
   С речки тои воду пил.
   Церковь ныне та стоит.
   Звоном славным все звучит.
   Звоном правым Православным.
   Звоном чистым для всех равным.
   Год не знаю, какой был.
   Но Данила, точно жил.
   Речка ныне та течет.
   Православных к церкви той зовет.
   Жил Данило не один.
   Имел много в себе сил.
   Сила та и шла "во" добро.
   Потому ему везло.
   Пятеро имел детей.
   Честных смелых сыновей.
   А хозяйка в него была.
   Добра "честна" и трудима.
   Сыновей учил труду.
   Что бы жили "у" добру.
   Что бы верили у бога.
   Что бы не было тревоги.
   Что бы право в Мире жили.
   Жили, право не тужили.
   Чтоб народ свой не срамили.
   Право богу все служили.
   Сам Данило был не прост.
   И земли имел он холст.
   Холст тот был совсем не мал.
   Гору всю он огибал.
   И хозяйство он имел.
   Так с десяток лошадей.
   Овц свинушек и коров.
   Разделял у трех хлевов.
   Жил Данило поживал.
   Жадности он не видал.
   Жадных вовсе не любил.
   Гнал "от" двору со всех сил.
   Свой народ он уважал.
   И в нужду всем помогал.
   Всех "на" свети он любил.
   Потому и милован он был.
   Наш Данило Православный.
   На лицо примером "славный".
   В Православной вере жил.
   Богу право он служил.
   Никогда не напивался.
   Утром "раннем" умывался.
   И детей так поучал.
   Словом добрым научал.
   Божьи праздники он отмечал.
   Православных угощал.
   Никого не пропускал.
   Хлеба всем людям давал.
   Когда лето наступало.
   Землю всю обогащало.
   И дарило всем дары.
   За тяжелые труды.
   В Пасху в Троицу на Спас.
   Напоит всех аж "у" пляс.
   Всех накормит, напоит.
   Ив дорогу дать велит.
   Кому хлеба,
   Кому меду.
   Всем давал он понемногу.
   За него молились Богу.
  
  
   Всех Данило уважал.
   Всех любил и принимал.
   Кто в нужде, иль за советом.
   А кто просто так с приветом.
   Просто двор не проходили.
   Все к Даниле заходили.
   Кто за помощью,
   А кто помочь,
   Были все ему не прочь.
   У, Данила был сосед.
   Звать его было Авдед.
   Тот сосед был не простак.
   Далеко был не дурак.
   Ростом был "из" "три" вершка.
   Не дотягивался до стола.
   Знатного был роду.
   Хоть похож был "на" уроду.
   Качеств добрых не имел.
   На людей со злом глядел.
   Жадный злой был словно бес.
   Он имел к Даниле интерес.
   В церковь божью не ходил.
   Людей вовсе не любил.
   Веры в бога не имел.
   Только все себе он тарахтел.
   В тереме сидел своем.
   Слуги были все при нем.
   Не доволен всегда был.
   Слуг всегда ногами бил.
   Сам собою три вершка.
   Ноги кривы как в козла.
   Лицо бледно с острым носом.
   С тоненькою бородой,
   Любовался он собой.
   Выйдет с терема во двор.
   Глядя прямо на собор.
   Все на купол он глядел.
   И од жадности скрипел.
   Посмотри сколько народу.
   Собралось там всяко сброду.
   Лазят, бродят лентяя,
   Да все "во" промеж меня.
   То на терем свой глазел.
   Словно раньше не имел.
   Словно он, какой Жебрак.
   Иль Бояров он батрак.
   Терем рубленный избой.
   Красовался под горой.
   "Обнесенный" частоколом.
   Защищенный страшным ровом.
   "Из" широкими вратами.
   По нужде их открывали.
   Стража там всегда стояла.
   Да за ними на глядала.
   Днем и ночью охраняли.
   Людей "на" прочь отгоняли.
   Никого не подпускали.
   На охране все стояли.
   Вот однажды тот Авдед.
   Посмотрел в окно в обед.
   Посмотрел на дом Данила.
   Зависть злюку задавила.
   Стал он мыслить мозговать.
   Злости себе нагонять.
   Жадность тоже подошла.
   Гневу ему принесла.
   Мыслил он все просебя.
   Сам себе все говоря.
   "Посмотри - ка" на соседа.
   Он богаче за Авдеда.
   Счастья в него полон дом.
   И семья его преньем.
   Сыновья в него красавцы.
   Хоть должны быть оборванцы.
   И хозяйство он имеет.
   Поживает и не тлеет.
   А красавцы лошадья.
   Все добро ему неся.
   И за что ему удача.
   Просто в руки так скачет.
   И народ к нему толпой.
   За него стоит горой.
   Ведь он сам же из народу.
   Босякового он роду.
   Не из князей,
   Не с Бояр.
   А во Славе как гусар.
   Как к нему мне подступить.
   Как его мне изгубить.
   Как хозяйство погубить.
   И детей поработить.
   Злой тогда был тот Авдед.
   Не смотрел что и обед.
   Приказал он стол накрыть.
   За собою дверь закрыть.
   Слуг всех напрочь разогнал.
   Сел за стол загоревал.
   Пьет медуху, а в глазах.
   Сам Данило в сапогах.
   А на нем кафтан расшитый.
   С головою он покрытый.
   Шапка в золоте горит.
   Пояс в серебре блестит.
   И стоит возле ворот Авдеда.
   В тот же день после обеда.
   Деньги люду раздает.
   В гости всех к себе зовет.
   Наливает всем вина.
   И всем радо говоря.
   Веселись народ честной,
   Будьте рады все сомной.
   Пейте ешьте все Миряне.
   Православные крестьяне.
   Страшно в зависть он упал.
   На Данилу он запал.
   Ослепленный злостью был.
   Про обед совсем забыл.
   Встал "за" столу и к окну.
   В злости вспыхнул разобью.
   Рвет, стоит намести мечет.
   На Данилу злобу метит.
   Страшно все его ругает.
   Всяко в злости проклинает.
   И "во" слух себе орет.
   Злые силы все зовет.
   Где же ты силища злая.
   Только зря детей пугая.
   Бродишь всюду ты "без" делу.
   Лучше шла бы ты к Авдеду.
   Помогла мне, подсобла,
   Да Данилу извела.
   Я б тогда не поскупился,
   Даже кровью расплатился.
   Как Данила одолеть,
   Не поможет ему плеть.
   За него народ горой,
   Сыновья стоят стеной.
   Только кончил злую речь,
   И хотел медку "у" печь,
   И махнув уже рукой,
   Ну, Данила черт с тобой.
  
  
  
   Тут он "заде" голос услыхал,
   И не понял кто его позвал.
   Заорал на терем весь.
   Кто без спроса,
   Вон отсель.
   Кто без стуку дверь открыл.
   Может, кто я позабыл.
   Или кто - "то" плети хочет.
   Че стоит и не бормочет.
   А в ответ то тишина.
   Стоит замертво она.
   Нервы точит уж Авдеду.
   В пору дневную к обеду.
   Авдед спиной "ко" - столу.
   Невидно "заде" ему.
   Кто же "заде" говорил.
   Кто к нему же привалил.
   И опять он заорал.
   Тишину он разорвал.
   "Говори - ка" кто пришел.
   Кто без спросу "у" покой вошел.
  
   Тут и голос прозвучал.
   Ласково Авдеда он позвал.
   Зазвенел тот голосок.
   Ласково сказал браток.
   Не серчай ты брат Авдед.
   Нынче уж стоит обед.
   "Подходи - ка" к нам за стол.
   Без тебя и скушен он.
   Мы уж тут долго сидим.
   Тратя много сидя сил.
   Слушаем мы все тебя.
   Тратишь время ты нам зря.
   Тут Авдед оборотился.
   И от ужаса взмолился!
   В его тереме чудном.
   Просто белым - белым днем.
   За столом во всей красе.
   Черт сидел сам во главе.
   Сам сидел и почивал.
   Всю "родню" он угощал.
   За столом "у" два ряда.
   Была чертова родня.
   Злыдни "там" "у" се сидели.
   Чаевали, тарахтели.
   Горе там было с бедой.
   Красовались меж собой.
   И болезнь тоже была.
   Молча была лишь она.
   Все сидели в оба ряда.
   И Авдеду были рады.
   Что "у" гости их позвал.
   Что так щедро потчевал.
   Тут Авдед перекрестился.
   Где он "был" совсем "забылся"?
   Как "крестится" он не "знал"?
   Но тогда он "с" мозговал.
   И когда пришел в себя.
   Перестав крестить себя.
   Сразу же спросил гостей.
   Кто такие, Чьих кровей.
   Кто сюда вас всех позвал.
   Я вас раньше не видал?
   Кто вас всех сюда пустил?
   В страже моей много сил?
   Выслушав Авдеда черт.
   Он сказал ему "погодь".
   Все мы тут приглашены.
   Все тобою позваны.
   Ты и раньше всех нас звал.
   Золота нам обещал.
   Денег много всем сулил.
   И Данилу все бранил.
   Только деньги нам не "впрок".
   Золото вообще не у домек.
   И сегодня ты позвал.
   Кровью рассчитаться обещал.
   Вижу я да ты не рад.
   Наш Авдедушка ты брат.
   Мы к тебе помочь пришли.
   А ты морду вороти!
   Лучше ты за стол садись.
   Да сомной договорись?
   Что с Данилой сотворить.
   Что захочешь тому быть.
   На конец Авдеду все дошло.
   Ясно в голову пришло.
   И подумал он тогда.
   Вот Данилова беда.
   "Ну" Данило погоди.
   Я хозяин "во" доли.
   Я тут буду пановать.
   Сыновей твоих гонять.
   Сел тогда он за столом.
   Возле черта, Рядом он.
   "Ну" ты гость мой дорогой.
   Слово теперь за тобой.
   Какова твоя цена.
   "За" Данила мне она.
   За ценой не постою.
   До копейки воз местью.
   Я то сильно здесь богат.
   Роду тоже здесь я знат.
   Если только захочу.
   Всех я здесь озолочу.
   Говори свою цену.
   Я за ней не постою.
   Почему не говоришь.
   На вопрос ты все молчишь.
   Посмотрел черт на глупца!
   Отхлебнув малость винца.
   "Отхлебнув" он говорит.
   И в глаза ему глядит.
   У меня цена пустяк.
   Подтвердите аль не так.
   Деньги вовсе не нужны.
   Вод тебе они любы.
   Золото мне то ж ни надо.
   Жить "из" ним ты будешь радо.
   Будешь жить счастливей всех.
   До скончания всех дней.
   У меня вот в чем нужда.
   Мне нужна душа твоя.
   За нее тебе я услужу.
   Все что хочешь, сотворю.
   Я могу и денег дать.
   Золотом коней всех подковать.
   Будешь очень ты богат.
   Так что Царь будет не рад.
   А Данила, так он твой.
   Будет "у" дворе с метлой.
   Будет у тебя работник.
   Как захочешь, будет плотник.
   Детям будет твой указ.
   А Данило будет свинопас.
   Слушать его перестанут.
   На Данилу и не глянут.
   "Ну" так как братан Авдед.
   Ты согласен, али нет.
   Жду я твоего указа.
   Твого, барского приказа.
   Но Авдед долго не думал.
   И немного пораздумал?
   Руку черту сразу дал.
   И в ответ ему сказал.
   Вот тебе моя рука.
   Вот боярская моя.
   Я хозяин сему слову.
   Быть согласно уговору.
   Душу, ты себе берешь.
   И Данилу изведешь.
   Только не веди за ложь.
   Ты же черт смотри, соврешь.
   Что ты братец мой Авдед.
   Тута спору вовсе нет.
   Все согласно уговору.
   Все по "чистом" договору.
   Мы составим договор.
   И распишемся мы в нем.
   Кровью подписи поставим.
   И навеки так оставим.
   Свяжем кровью мы слова.
   Что бы сила в них была.
   Сила будет та крепка.
   Сила будет на века!!!
   Черт рукой своей махнул.
   Утварь "с" столу ветер сдул.
   На столе легла бумага.
   И чернильница с ней рядом.
   Гости рядом заплясали.
   И Авдеду помахали.
   И перо само вскочило.
   Так в бумагу и вонзило.
   На Авдеда черт смотрел.
   И писать ему велел.
   Что ты тянешь брат Авдед.
   Или правды в тебе нет.
   Тот немного помолчал.
   Взял перо и подписал.
   Только он пером черкнул.
   Так гостей и ветер сдул.
   Терем "с" ново стал пустым.
   Белым днем, Белым, белым.
   Стол накрытый, как и был.
   "Вреде" бы никто не был.
   Все стояло на местах.
   И не тронуто все, ах.
   Удивился вдруг Авдед.
   Что ж такое черта нет.
   Сам себе он не поверил.
   Сразу он себя проверил.
   Ей вы слуги, заорал.
   Те "ворвались" он "с" прощал.
   Кто входил ко мне в покой.
   Дверь не запер за собой.
   Окна двери все навстяж.
   Дует "ветер" где не ляж.
   Слуги молча все стояли.
   Только рты "по" раскрывали.
   Друг на друга посмотрели.
   На хозяина глядели.
   И незнают что сказать.
   Кажется не с добровать.
   Что с хозяином случилось.
   Что в башку ему убилось.
   Что вы батенька отец.
   Вы родимый наш добрец.
   Возле двери мы стоим.
   В обе стороны глядим.
   Мухи здесь не пролететь.
   Не дадим мы проглядеть.
   Днем и ночью мы не спим.
   Зорко в стороны глядим.
   И опять Авдед спросил.
   Страшным взглядом их пронзил.
   Не слыхали ли чего.
   Кроме голоса тут моего.
   Нет, - ответили лакеи.
   Не слыхали, Не имели.
  
   Слышен голос был один.
  
   Ваш добрейший господин.
  
   "Ну" так вон тогда пошли.
   Время шалостить нашли.
   Дверь закройте за собой.
   И в покой мой, не ногой.
   "Стал" Авдед "мыслю" гонять.
   Да что было "с" поминать.
   Что же было то сомной.
   Явь то была не простой.
   Ладно, он махнул рукой.
   Видно сам я пошутил с собой.
   Чертей в свете не бывает.
   Про Данилу поминает.
   Только это он подумал.
   Как "из" заде ветер дунул.
   Дунул тихим ветерком.
   И пронзил Авдеда днем.
   Черт опять явился у Авдеда.
   Прямо "по" среди обеда.
   Он рукою погрозил.
   У Авдеда он спросил.
   "Думаешь" что обманул.
   Даром душу "по" манул.
   Да слова мои крепки.
   Ты в окошко погляди.
  
   И пять исчез злодей.
   Днем из виду од людей.
   Вновь остался сам Авдед.
   Черта вновь нигде - то нет.
   Смотрит он в свое окно.
   А в глазах ему чудно.
   Рвет глаза свои Авдед.
   А Даниловы избы то нет.
   Нет не тына, не избы.
   Только место у горы.
   Не поверил он тогда.
   Сам пошел, где та вода.
   Через речку перешел.
   Но Данилу не нашел.
   Рад тогда был злой Авдед.
   Что Данилы больше нет.
   Что Данила погубил.
   И труда не приложил.
   А в то время "у" обед.
   Когда потчевал Авдед.
   Когда сил всех злых созвал.
   Да вином их угощал.
   И тогда "у" зимнюю пору.
   Когда дым идет "у" гору.
   Высоко стоит с дымаря.
   "Говоря", он всем не зря.
   Что морозу скоро быть.
   Дрова нужно всем рубить.
   Что в избе всем "на" топить.
   Да зимою в тепле быть
   Дети слушались отца.
   Поучал он их не зря.
   Летом божьим запаслись.
   Дров в припасе завались.
   И в студенну зимнюю пору.
   Когда нет ходьбы "из" двору.
   "Снег", когда лежит большой.
   Толщиною не малой.
   И пришла в тот год зима.
   Снегу много нанесла.
   Горы в крыла одеялом.
   Чистым белым небывалым.
   Лес одела в свой наряд.
   Кто не глянет, всякий рад.
   Цветом белым не земным.
   Словно пухом золотым.
   Солнце красное стояло.
   И лучами озаряло.
   Горы реки и долины.
   Не объяты горы,
   Реки длинны.
   Солнышко тогда не грело.
   Но поднятца всем велело.
   Всем крещенным на земле.
   Веры правой "во" Кресте.
   И Данило наш поднялся.
   На детей полюбовался.
   Сели в мести все за стол.
   Во главе Данила он.
   Был тогда день не простой.
   Был тогда денек благой.
   Утром церковь зазвонила.
   Вестью всех оповестила.
   Вестью славной,
   Всех веков.
   Малых взрослых стариков.
   Разлетелись звона.
   На всю Русь,
   На все верста.
   Звоны "били", не молчали.
   На всю Русь оповещали.
   Что родился божий Сын.
   Наш спаситель он один.
   Божий сын в тот родился.
   На земле народ крестился.
   Бога славили в тот день.
   В светлый белый полудень.
   И в тот день нашей Данило.
   Вел себя он не уныло.
   Стол накрыл он не "малой".
   Угощением "большой".
   Люд, крещенный весь созвал.
   Всех тогда угощал.
   Пили, еле все гуляли.
   Право бога восславляли.
   За столом народ сидел.
   На "Данила" той глядел.
   Наш Данило речь держал.
   Бога право восславлял.
   Говорил он всем людям.
   Что имею, всем вам дам.
   Пейте, ешьте Кристане.
   Православные миряне.
   День сегодня не простой.
   Праздник нынче уж большой.
   Сын меньшой в избу вошел.
   И к отцу он подошел.
   Тронул он Данилу за рукав.
   Кличут тятя, он сказал.
   Вышел наш Данило на порог.
   А пред ним стоял дедок.
   Ростом вовсе "маловат".
   На лице был бледноват.
   Здраво будь, - сказал старик.
   Посмотрев Даниле в лик.
   Руку старчу протянул.
   И глазами он мелькнул.
   Извини сынок меня.
   Будь - же милость у тебя.
   Будь - же добрым человек.
   Помоги старцу в обед.
   Я прошу хлеба немного.
   У тебя в твого порога.
   Ты уж мне не откажи.
   Дать хлебца мне прикажи.
   Буду тебе благодарен.
   Будь - же здравым ты хозяин.
   Посмотрел на старика Данило.
   Сердце у него заныло.
   Подошел он к старику.
   И сказал он речь таку.
   Что ты старче проходи.
   За столом ты посиди.
   Хлеба ты поешь "у" волю.
   Од дохни себе "в" приволью.
   Зыркнул дед тот на Данилу,
   И побрел в избу уныло.
   Место деду тому дали.
   Од души все угощали.
   Дед полдня тот просидел.
   На Данилу все глядел.
   Да не просто он глядел.
   С взглядом острым он сидел.
   Вот и вечер наступил,
   Прихожанина взбодрил.
   Дед устал из "за" стола.
   Всех тогда "благодаря".
   В тот день деда угостили.
   Напоили, накормили,
   И в карманы положили.
   На дорогу гостю дали.
   Словом добрым провожали.
   Наш Данило прихожанина повел.
   И за двор его завел.
   Слово доброе ему сказал.
   Что имел, в дорогу дал.
   Дед в ответ благодарил.
   Изо всех что - было сил.
   Добрый ты Данило человек.
   Счастлив будет тебе век.
   За твое хозяин угощенье.
   Понимание, веленье.
   Вот что я хочу тебе сказать.
   Ибо нет, что мне отдать.
   Стыдно просто уходить.
   Я хочу, тебя благодарить.
   Я сейчас конечно не богат.
   Но сему деньку я рад.
   И пронзил Данилу взглядом.
   Стоя возле него рядом.
   Волчьим взглядом посмотрел.
   И зубами проскрипел.
   Но Даниле не в домек.
   Что за "чужд" дедок несет.
   И спросил тогда он деда.
   Что с ним то после обеда.
   Что ты деда бог с тобой.
   Ты смеешься "на" домной.
   Угостил тебя я от души.
   Вот те крест "на" посмотри.
   Дед недобро покосился.
   И еще рас он почтился.
   И сказал Даниле так.
   Слушай ты меня добряк!!!
   Я уйду, добрец сейчас.
   Ровно в полночь через час.
   В полночь под твоим окном.
   Тихим этим вечерком.
   Под окошком стукнет конь.
   Ты его добрец не тронь.
   Выйди смело ты к нему.
   Правду тебе говорю.
   Сядешь смело на коня.
   Он доставит до меня.
   Буду ждать тебя я у себя.
   Я и мои сыновья.
   "Ну" бывай Данило.
   Сказал смело не уныло.
   Дед с Данилом попрощался.
   И из виду прочь убрался.
   И вдали тот гость растаял.
   О себе печаль оставил.
   Наш Данило удивился.
   Но ив скорости забылся.
   Дед из виду беден был.
   Да и то, что говорил.
   И на правду не похоже.
   Деду врать совсем не гоже.
   Час "на" часу не стоит.
   Время быстро все летит.
   Быстро время пролетает.
   О себе напоминает.
   Что пора уже ложится.
   И с хозяином проститься.
   Гости быстро разошлись.
   Наш Данило уложился.
   Потушил огни в избе.
   Дети спали уж везде.
   Любо глянул "на" семью.
   И пошел в постель свою.
   Лег себе он на кровать.
   В тишине он стал дремать.
   Только сон к нему пришел.
   Слышит топот конский он.
   Топот сильный под окном.
   Застучал там слышно конь.
   Враз, Данило наш проснулся.
   Сон исчез и умытнулся.
   Топот слышен под окном.
   Только где же, взялся он.
   Тут Данило враз поднялся.
   Ничего он не боялся.
   Быстро "у" одежу в брался.
   За топор рукою взялся.
   Вышел смело на порог.
   Что он видит, Видит он.
   Под окошком у порога.
   Од него совсем немного.
   Стоит, красен жеребец.
   Ох, красавец скакунец!!!
   Месяц на небе сияет.
   Жеребца он озаряет.
   Звезды на небе горят.
   "На" коню они блестят.
   Конь красавец жеребец.
   Бьёт копытом удалец.
   Машет, манит головой.
   А красавец он собой!!!
   Збруя вся "на" нему шита.
   Золотом везде "покрыта".
   Кован он на все копыта.
   Серебром седло оббито.
   Стремена и уделы.
   Все серебрены они.
   Словно чудо не земное.
   Что - же это в "прям" такое?
   Толи сон,
   А толи нет.
   Вот так чудо, слова нет.
   Подошел он к жеребцу.
   Говорит он скакунку.
  
   Чей - же будешь ты дружок.
   Красен братец скакунок?
   Как - же ты сюда попал.
   Может, кто тебя пригнал?
   Тут Данило деда вспомнил.
   И слова его припомнил.
   Удивился наш Данило.
   На коня он прыгнул смело.
   Конь на мести стал свечей.
   И заржал он ночью той.
   Копытами застучал.
   Ив ночную даль умчал.
   Как стрела он полетел.
   Так на гору и взлетел.
   На макушке приземлился.
   Копытами в землю "в" бился.
   Стал на мести, он заржал.
   Он хозяина позвал.
   Тут и дед опять явился.
   "По" среди горы он появился.
   Так - же в "старых" он тряпьях.
   Стертых так - же "сапогах".
   Руку дедушка поднял.
   Конь пред ним на ноги впал.
   И Данило соскочил.
   И не понял, где ступил.
   Конь лежит как собачонка.
   Смирно тихо как мышонка.
   Тут Данило испугался.
   И назад чуток подался.
   Два шага ступил назад.
   Не сводя из деда взгляд.
   Кто - ты дед, - спросил Данило.
   Ропковато, торопливо.
   Чуден ты дед человече.
   Говорю тебе я вече.
   Как тебя хоть дед зовут.
   И зачем тебе я тут.
   На такой горе высокой.
   Я же - то не одинокий.
   Ты - ж не девица краса.
   Что - бы ждала тут меня.
   Говори, зачем позвал.
   З дому меня оторвал.
   Ты Данило не боись.
   Да не сильно торопись.
   За тобой коня послал.
   Я тебя сюда позвал.
   Ты меня сегодня угощал.
   На дорогу хлеба дал.
   Щедро потчевал меня.
   Ты, и вся твоя родня.
   За твою - то доброту.
   Угостить тебя хочу.
   Отплатить добром хочу.
   Если хочешь, заплачу.
   А зовут меня Пэкуй.
   Хочешь у меня и заночуй.
   Места много у меня.
   Знатно буду угощать тебя.
   Говорит тогда Данило.
   Хорошо - бы деда было.
   Поведать твое дед угощенье.
   Если это не введенье.
   Ты видь дедушка, то стар.
   И зачем тебе обман.
   Чем ты можешь угостить.
   И где на ночь положить.
   У тебя - то, ни кола,
   Да видать, и нет двора.
   Где - бы там была изба?
   Видно - то из "далека".
   Вот конечно этот конь.
   Но незнаю твой ли он?
   Может ты кому - "то" служишь.
   У него возьмешь и ужин?
   Ты конечно не в обиду.
   Но сужу, я видь по виду?
   Полно дед тебе шутить.
   Будь здоров ты так и быть.
   Мне уже домой пора.
   Где тот конь давай сюда.
   Тут Данило зырк вокруг.
   А коня - то нету вдруг.
   Нету словно испарился,
   Словно в землю провалился.
   Как глаза не рвал Данило.
   А коня, как и не было.
   Нет красавца жеребца.
   Не видать даже следка!
   Говорит тогда тот дед.
   Не ищи коня ты, его нет.
   Ты иди добрец за мной.
   "С" заде рядом за спиной.
   Но гляди не отставай.
   Шаг "у" шаг, за мной ступай.
   Тут ко мне не далеко.
   Там тепло и весело.
   Посидим там потолкуем.
   И о деле "по" мозгуем.
   Выпьем, в сласть поговорим.
   Договор там сотворим.
   Дед пошел,
   Данило в след.
   Ни души вокруг - то нет.
   Шли тропинкой не широкой.
   Троп была в снегу глубоком.
   Ночка тихая была.
   Снега много "на" несла.
   Ровно там снежок лежал.
   Под ногами он трещал.
   Вел Данилу дед не долго.
   Торопливо вел в перед.
   Словно где - "то" ждал народ.
   Тут Данило омыслися.
   И "у" деде усомнился.
   Не поймет куда идет.
   И зачем идти "в" перед.
   Стал на мести и позвал.
   Деду в спину он сказал.
   Где - же деда ты идешь.
   И куда меня ведешь.
   Дед, "услышав" речь "остановился".
   И к Даниле он оборотился.
   Стал к Даниле он лицом.
   На вопрос, с ответом он.
   Ты Данило не серчай.
   Скоро будим пить мы чай.
   Нас давно уж больно ждут.
   Мы пришли намести тут.
   Дом мой вон он за тобой.
   Стоит "рубленной" избой.
   Проходи ты не стесняйся.
   Только уж не зазнавайся.
   Наш Данило оглянулся.
   И од дива спотыкнулся.
   Перед ним прямо в упор.
   Стоял дом, словно забор.
   Дом на дом был не похож.
   И на терем был не схож.
   "Длинной" был сарай длинны.
   Не высокой высоты.
   И казалось "вот - вот".
   Сам собою упадет.
   Дед Данилу обошел.
   И к двери хлева пришел.
   Дверь тихонько отворил.
   И Данилу пригласил.
   Что стоишь, ты проходи.
   Ты на дом мой не смотри.
   Это с виду он такой.
   А внутри "в" нему покой.
   Но Данило не поймет.
   Что за бред дедок несет.
   Он на деда покосился.
   Пару рас перекрестился.
   И пошел за дедом в след.
   Низко он тогда нагнулся,
   И в проем двери толкнулся.
   Только два шага ступил.
   Двери кто - "то" сам закрыл.
   Смотрит гость, а там дела.
   Вот так чудо, диво да.
   А внутри - то не сарай.
   Право сказка, - Сказке рай.
   Все вокруг блестит, горит.
   В золоте кругом стоит.
   У двери слуга стоит.
   Вежливо пройти велит.
   А внутри бояр хоромы.
   Высотою ох "здоровы".
   Стол стоит на всю длинной.
   Дед за ним сидит главой.
   За столом сидят "у" ряд.
   Мужики двенадцать в ряд.
   Все красавцы здоровенны.
   И на лица все так смелы.
   Тихо мирно все сидят.
   На Данилу все глядят.
   Молча смотрят все на гостя.
   Что аж дрожь пошла у кости.
   Дед поднялся "за" стола.
   Гостю смело говоря.
  
   Что стоишь ты у порога.
   Может у тебя тревога.
   "Проходи" за стол садись.
   Будь как дома не боись.
   Знай добрец, это моя семья.
   Эти люди, все мне сыновья.
   Тут Данило покрутился.
   То на дверь оборотился.
   Посмотрел он, "по" глазел.
   Дед к нему идти велел.
   Наш Данило подошел.
   Возле деда сел и он.
   Сел на лавке говорит.
   Хочет в деда он спросить.
   Что за дедушка такой.
   С виду вроде - бы простой.
   Но сейчас то он не прост.
   Хоть и малый в него рост.
   Музыканты рядом в ряд.
   Меж собой не говорят.
   Молча стоя все играют.
   Настроенье подымают.
   Тихо музыка играла.
   Ничего не предвещала.
   Навевала там покой.
   Вечерок был там благой.
   Дед к Даниле обратился.
   Вежливостью он почтился.
   И не дав ему спросить.
   Начал сам он говорить.
   Не терзай ты себе душу.
   Сам ответить тебе мушу.
   На вопрос тебе я отвечаю.
   Что волнует, тебя знаю.
   Я хозяин сей горы.
   И теперь знаешь и ты.
   Все могу я сотворить.
   Чем захочешь одарить.
   Но об этом мы потом.
   Потолкуем мы вдвоем.
   Ты меня брат угощал.
   На дорогу хлеба дал.
   Честно знать тебе признаюсь.
   Я все вот - то удивляюсь.
   Много я годов имею.
   Но признаться тебе смею.
   Видел я людей "не" мало.
   Много я народу знаю.
   Много в Мире, где бывал.
   Но "таких" я не встречал.
   Что - бы "щедры" так бывали.
   Люд к себе "от" всюду звали.
   Уважали свой народ.
   И не гнали от ворот.
   И меня ты угощал.
   Од души в избу позвал.
   А я знать - то благодарный.
   И совсем я не коварный.
   Не хочу в долгу я быть.
   Я хочу благодарить.
   Кушай ты дружок Данило.
   Будь здесь смело не уныло.
   Ты Данило угощайся.
   Сыновей ты не стесняйся.
   Наливай себе медку.
   Честно тебе говорю.
   Но Данило был не глуп.
   Даром не носил тулуп.
   Деда сразу понял он.
   И к чему тот разговор.
   Так Данило долго там сидел.
   Много пил, Много ел.
   С дедом речь он там держал.
   И, о сути тоже знал.
   Час "на" часу не стоит.
   Время быстро все летит.
   Оно быстро пролетает.
   О себе "на" поминает.
   И дает о себе знать.
   Что пора уж вставать.
   Встал Данило "за" стола.
   Любо деду говоря.
   Любо с дедом распрощался.
   Три раза "из" ним обнялся.
   Крепко руку подержал.
   И к двери поворочал.
   Дед Данила проводил.
   Сам за ним и дверь закрыл.
   Конь красавец под окном.
   Стоит, бьет копытом он.
   Бьет копытами и ржет.
   Резво он приказа ждет.
   Дед рукою помахал.
   Конь к ногам его упал.
   Лех к ногам как собачонка.
   Словно "тихая" мышонка.
   И Данило сел в седло.
   Надавил на стремено.
   Крепко в руки повод взял.
   Но пошел коню сказал.
   Конь поднялся и заржал.
   На дыбы свечою встал.
   И пять пошел стрелой.
   И понес его домой.
   Но на этот рас беда.
   Конь принес не до двора.
   У села остановился.
   В темноте он растворился.
   Словно снег весной растаял.
   Даже следа не оставил.
   Словно не было коня.
   Думал он промеж себя.
   Тут Данило так размялся.
   Сам собой "по" удивлялся.
   Посмотрел на гору ту.
   И сказал, - домой иду.
   И пошел он под горой.
   Давно знающей тропой.
   Снег ногами разгребает.
   Да про деда вспоминает.
   Так и утро наступило.
   Тучки на небе раскрыло.
   Стало быстро рассветать.
   Стало и село видать.
   Вот вошел он "у" село.
   А оно ему чудно.
   Избы чудно все стоят.
   По прямой, И все "у" ряд.
  
   Не поймет Данило ничего.
   Словно не его село.
   Так пришел он и домой.
   Но, придя, сказал он ой.
   Место есть, избы то нет.
   Толи чудо, толи бред.
   Обернулся он к соседу.
   Стал лицом к Авдеду.
   Вот - же терем тот стоит.
   Стража у ворот стоит.
   Что за чудо происходит.
   Может хмель еще - то бродит.
   Стал селом блуждать Данило.
   Да все бес толку уныло.
   Спрашивал у всех подряд.
   Почему дома все в ряд.
   Но к кому не подойдет.
   Знай, никто не узнает.
   Смотрят словно идиот.
   Да пугает тут народ.
   Где Данило не ходил.
   Сколько ноги он не бил.
   Даром попусту бродил.
   Тратил он немало сил.
   Вот идет он и к Авдеду.
   Знай уже после обеду.
   Стража его не пустила.
   И зачем пришел, спросила.
   Мне хозяин нужен ваш.
   Клич сюда его так страж.
   Криком чуть не заорал.
   Так он стражникам сказал.
   Те спросили кто такой.
   Что орешь, И что так злой.
   И зачем тебе боярин.
   Ты же - то не государев.
   Чтоб боярин к тебе шел.
   Посмотри, какой холоп.
   Сейчас плетью угостим.
   Из совсем, своих так сил.
   Будешь знать ты как наглеть.
   Будешь ты отсель лететь.
   Говорит тогда Данило.
   Боязно уныло.
   Братья хлопцы помогите.
   Прочь меня вы не гоните.
   Помощи прошу у вас.
   Нету мне ходьбы от вас.
   Позовите мне бояра.
   Я за речкою живу у яра.
   А зовут меня Данило.
   Сказал он стражам уныло.
   Те немного "по" серчали.
   Но у скорости смягчали.
   И сказавши, чтоб молчал.
   А один во двор помчал.
   Тут выходит и боярин.
   Только вовсе не Авдед.
   А какой - то старый дед.
   На Данилу посмотрел.
   Говорить ему велел.
   Ты зачем ко мне пришел.
   Как дорогу ты сюда нашел.
   И вообще ты кто такой.
   Чтобы нарушать тута покой.
   Тут Данило поклонился.
   Честью он боярину почтился.
   Рассказал он кто такой.
   Как нарушил он покой.
   И про - "то" как за блукал.
   Путь домой к себе искал.
   Тут боярин рассмеялся.
   Во себе он знай зазнался.
   Смотрит прямо на Данилу.
   Говорит, ему как было.
   Ты мужик, поди, проспись.
   Лучше того похмелись.
   Видно выпел ты вчера.
   Так что бродишь до утра.
   Я живу здесь много лет.
   И даю тебе ответ.
   Знать Данилу я незнаю.
   И тебя в первые "во" встречаю.
   Так боярин распрощался.
   И во двор себе убрался.
   Стража вовсе рассерчала.
   Прочь Данилу вон прогнала.
   И пошел Данило "у" слезах.
   Дом родной в него в глазах.
   То семья его зовет.
   Но он их то не найдет.
   Вот идет Данило в церковь.
   Люду там "полным" полно.
   Церковь та ему знакома.
   Церковь та у его дома.
   Звоном тем - же так звенит.
   Правым звоном говорит.
   Звоном веры православной.
   Веры правой,
   Для всех равным.
   Спрашивает он народ.
   Но ответу не найдет.
   Тут к нему подходит дед.
   И дает ему ответ.
   Говорит дедок Даниле.
   Зря не трать сынок ты силы.
   Много год живу я тут.
   Но тебя незнаю как зовут.
   Был когда - "то" здесь Данило.
   Жил мужик тут не уныло.
   Славу добру наживал.
   Православных угощал.
   Тот мужик в зажиток жил.
   Жил он добрэ не тужил.
   Но в одно прекрасно время.
   В ночь "на" свято Розжество.
   Тот Данило вышел с дому.
   Посей день то неведомо
   Где он делся,
   Где пропал.
   Люд его больш не видал.
   Так семья его распалась.
   Из земли нашей убралась.
  
   Мне отец мой говорил.
   Когда маленьким я был.
   Много лет с тех пор прошло.
   Вот те крест было оно.
   Тут Данило догадался.
   И назад к горе подался.
   Долго он на гору подымался.
   Наконец он все - ж добрался.
   Стал ходить искать он деда.
   Белым днем после обеда.
   Сколько деда не искал.
   Сколько горло он не рвал.
   Деда так и не нашел.
   Так с горы ни счем сошел.
   Стал он плакать горевать.
   Сыновей с женою звать.
   Сколько он не звал семью.
   Всю "родимою" свою.
   И пошел Данило светом.
   Искать деда по приметам.
   Где он только не ходил.
   Сколько ноги он не бил.
   Нету деда то нигде.
   С бородою в сюртуке.
   Час "на" часу не стоит.
   Время быстро все летит.
   Оно быстро пролетает.
   И "прошлом" поминает.
   Так прошел и целый год.
   В мыслях манит свой народ.
   Дом родной стоит в глазах.
   Шум деревьев "у" ушах.
   И опять пришла зима.
   Снегу много нанесла.
   Снегом горы все укрыла.
   Все укрыла в свой наряд.
   Кто не глянет всякий рад.
   И Данило воротился.
   Он с горы крутой спустился.
   К месту дома подошел.
   И заплакал сильно он.
   Стоит, плачет слезы льет.
   А в глазах семя зовет.
   Женка дети сыновья.
   "У" глазах его зовя.
   И опять звенят звона.
   Люду всем оповеща.
   Что сегодня день благой.
   День сегодня не простой.
   Был тогда день не простой.
   Был Даниле он благой.
   С ново церковь зазвонила.
   Вестью всех оповестила.
   Вестью славной,
   Всех веков.
   Малых взрослых стариков.
   Разлетелись звона.
   На всю Русь,
   На все верста.
  
   Звоны били, не молчали.
   На всю Русь оповещали.
   Что родился божий Сын.
   Наш спаситель он один.
   Божий сын в тот родился.
   На земле народ крестился.
  
   И Данило услыхал.
   Пришел к церкви и упал.
   Стал он плакать и молить.
   Помощи убога стал, просил.
   Просит, молит и взывает.
   К небу руки подымает.
   Чтоб услышал его бог.
   Чтоб в беде ему помог.
   Вдруг "из" заде за плече.
   Кто - "то" тронул боляче.
   Родной голос прозвучал.
   Тятя, Тятя, он сказал.
   Тут Данило обернулся.
   И от дива пошатнулся.
   И попятился назад.
   Ничего не мог сказать.
   Сын стоял перед Данилом.
   В виде том же не унылом.
   Дивно смотря на отца.
   Словно видя мертвеца.
   Что с тобою он спросил.
   Где тебя так бог носил.
   Ищем целый день тебя.
   По "селе" и мать и я.
  
   Почему ушел один.
   Никого не упредил.
   И во что ты вот одет.
   Тряпья хуже в "свети" нет.
   Праздник в виде вот таком.
   Стоишь тут ты Жебраком.
   В церкви быть таким не гоже.
   На тебя уж не похоже.
   Все пошли быстрей домой.
   Все там плачут за тобой.
   Бес тебя и дела нет.
   Мать там плачет, топит свет.
   Но Данило не поймет.
   От судьбы он поворот.
   И не знает что сказать.
   Как все сыну рассказать.
   Вышли с церкви на порог.
   И сказал Данило ох.
   Воле церкви у порога.
   Просит хлеба хоть немного.
   Жалкий старый человек.
   На лице знакомый дед.
   Он Данилу увидал.
   И к нему подбежал.
   В ноги он Даниле в пал.
   Долго плакал, умолял.
   Горьки слезы, долго лил.
   Все прощения просил.
   А когда он голову поднял.
   Тут Данило и признал.
   Перед ним стоял Авдед.
   Жалкий старый нищий дед.
   Сын смотрел на Жебрака.
   И спросил он у отца.
   Что это за человек.
   Какой дивный этот дед.
   Почему он у тебя.
   Просит все он за себя.
   Просит, молит умоляет.
   И о чем тебя благает.
   Почему прощенья просит.
   Словно грех он тяжкий носит.
   Но Данило промолчал.
   Ничего он не сказал.
   Он на сына посмотрел.
   Дать деньгу ему велел.
   Вот идут они домой.
   Той знакомою тропой.
   К дому родном подошли.
   И во двор к себе вошли.
   Чудо диво белый свет.
   Вроде бы беды той нет.
   Вот и дом стоит родной.
   Старой родною избой.
   Все знакомо, все его.
   Хоть укрыто все в снегу.
   Вот и терем тот стоит.
   "На" Данила он глядит.
   Терем тот, какой и был.
   Но другой хозяин там ходил.
   Никого ногами он не бил.
   Там боярин другой жил.
   Стал Данило себе жить.
   Жить "у" Мире не тужить.
   Стал с боярином дружить.
   Больше всех людей любить.
   А Авдед миром пошел.
   Где пристанище нашел.
   Этого никто не знает.
   Про него не поминает.
  
   Знайте, люди знайте все.
   Святой дух, сущий везде.
   Он над нами прибывает.
   И за нами на глядает.
   Смотрит он на нас с небес.
   Он один всему творец.
   С нами всюду прибывает.
   Нас везде остерегает.
   Всем воздаст он за дела.
   Не нужны ему слова.
   "С" слова хлеба не спечешь.
   Это правда, а не ложь.
   Кто воздает "несущие" добро,
   Тот богом послан в этот Мир.
   Кто воздает добро,
   Не по словам,
   А по делам.
   Тот также божий посланец,
   И только он будет носить Венец.
  
   КРАЙ.
  
   Край прекрасный и родной.
   Мой зеленый золотой.
   Солнце в нем чудесно светит.
   Всем живым на белом свети.
   Тихо речки в нем текут.
   Ручейки к рекам бегут.
   Раки ползают по дну.
   Выгоняя с рек беду.
   На лугах пасутся козы.
   И барашки и коровы.
   Дремлют в чащах тихо совы.
   Прилетев с ночных дозоров.
   Им чудесны, снятся сны.
   Стражам ночи, молодцы.
   Соловьи песни поют,
   Они птиц к себе зовут.
   Подпевают им скворцы.
   Все красавцы молодцы.
   Все живое оживает.
   Все играет и поет.
   Новый день к нам в край идет.
   День чудесный золотой.
   В край любимый мой родной.
   СОЛНЫШКО.
  
   Рано солнышко встает.
   За собой людей зовет.
   На работу хоть куда.
   Делать добрые дела.
  
   Просыпайся наш народ.
   Солнце всех давно зовет.
   Землю родную пахать.
   Пашню хлебом засевать.
   Будет хлеб стоять большой.
   На земле нашей родной.
   Будут нивы золотые.
   Высоты стоять большие.
   Будет щедрым урожай.
   Только быстро убирай.
   Солнце весло встает.
   Всех людей оно зовет.
   Рано утром кто встает.
   В землю кто зерно кладет.
   Будет тому урожай.
   Поспевай и убирай.
   Будут в того закрома.
   Все забиты до верха.
   Будет в того и добро.
   Жить он будет хорошо.
   Работа без отработки редактора.
   Право автора защищено. 4.0.4.2009. Сосновский и и .
  
  
   Несколько слов о сказке, Данило - добрец.
   Так как я и о говорил, что все мои материалы будут о той истории, которая нигде и никем не была упомянутой по различным причинам. Причины были разные.
   В нынешнее время, когда царит свобода слова, и средства массовой информации говорят открыто.
   То каждый человек имеет, право говорит, свою точку зрения. Или ту правду, которая была забыта, или запрещена народу властью диктатора. Сейчас всем хорошо известно, что история, была вся писана под давлением власти. Как и в средневековье, так и прошлом столетии.
   В 1990 году. Эту замечательную историю о Даниле, мне рассказал один пожилой человек. Звать его Николай, именно возле этой горы Пэкуй. В Карпатах есть две самые высокие вершины. Говэрла и Пэкуй. Говерла находится в Иванофранковской области Надвернянского района рядом с перевалом Закарпатья, высотою по вертикали 2600 метров. Пэкуй стоит на перевале Закарпатья и Карпат. Одна сторона этой горы находится в Карпатах, Львовской области, Сколевского района. Другая сторона стоит в Закарпатской области Мэжгирского района, высотою по вертикали 1600 метров.
   Однажды когда мне довелось ночевать в Межгирском районе. Поздно вечером в дом вошел пожилой человек, он вежливо поприветствовал меня с моим родным братом, и после нескольких расспросов кто "от" куда, как и почему он вдруг спросил, - а кто вы по национальности.
   Брат ему ответил. - Мы с Херсонщины, Украинцы, а вы кто, - спросил он его.
   А я, Русыч, - ответил он.
   Как это, Русыч, - спросил я его.
   И он мне популярно объяснил, что и к чему. В тот вечер он нам рассказал историю о Даниле, и то, что с ним произошло в далеком прошлом во времена Князей и Бояр, В конце он добавил.
   Жаль, что эта история так и умрет не известной Миру.
   Меня и моего брата эта история очень заинтересовала, уж больно тот человек убедительно рассказывал.
   Мы с братом стали искать правдивость слов этой истории, но к сожаленью "без" успешно. Даже поднялись на вершину Пэкуя. Ничего особенного там не было гора как гора и не более, разве что стоял памятник Великому В И Ленину. Но за то мы много в тех местах находили людей с национальностью Русыч. И что интересно они почти все старообрядцы тоесть, вероисповедание то которое было до крещения Руси Владимиром Великим. Когда еще верили в Пэруна, Джабога, бога войны, или Волоса, бога торговли. Не которые из этих людей услышав, что мы ищем, истину этой истории умалчивали, и по них было видно, что они не хотят об этом рассказывать нам. Некоторые предлагали даже принять веру староверцев. Но нам нужна была истина этой истории, а не старая вера язычников. Я был тогда поражен, что в нынешнее время есть люди, которые помнят и знают хорошо историю своей страны, и даже веруют той забытой языческой верой. Я конечно и без них знал историю своей Родины, но признаюсь честно, это на меня произвело особое впечатление, и даже изменило путь моей жизни. И только спустя 4 года мне опять довелось ночевать в тех местах с одним товарищем, он жив и посей день и может мои слова подтвердить. Хозяин дома, который любезно принял нас на ночь в свой дом, подтвердил мне эту историю который жил, в 60 десяти километрах от Пэкуя может, живет и сейчас, но, во всяком случае, я дорогу помню, по сей день к его дому. В тот день я окончательно нашел истину. Я написал эту историю, выразив ее не в стихотворении, а обычном письме. Но куда - бы я не приходил в издательство, меня всюду преследовала неудача моей работы. Материал всюду охотно брали, его держали несколько недель. Возвращали его потрепанным виде и говорили мне, что это дрянь, и то, что ты просто дурак, которому нечего делать, как ломать историю. В последний рас, когда меня очередно оскорбили, я возвращался домой через Киев. Я попросил водителя машины "остановится" на крымском мосту. Я просто взял рукопись и выбросил ее в Днепр. Река у меня приняла рукопись без всяких оскорблений и возмущений. Но прошло с тех пор 10 лет, и я опять решил рассказать Миру о своих уникальных, на мой личный взгляд находках истории. Но меня также преследовали не удачи. Я нигде не мог доказать что я не бизнесмен, и то что у меня 70 десяти тысяч гривен нет на издание, а всего навсего обычный человек. Пока не встретил одного доброго человека, по имени Рувим который мне подсказал, и которому я "без" мерно благодарен, что Интернет существует не только для развлечений, но и для большого дела. И хотя я с этого ничего не имею, я все - же в будущем расскажу читателю еще не одну забытую историю нашей Великой и Необъятной Родины. Если же конечно не умру. 4.0.4.2009.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"