Сотникова Юлия Олеговна: другие произведения.

Танцующая со Смертью. Лабиринт надежды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.11*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Три года прошло с тех пор, как проклятие расы нечисти было снято, а заговорщики казнены. Оставив путь странницы, Рианоэль, наконец, обрела покой родного очага. Однако спокойная и размеренная жизнь рушится в одночасье, когда ее пытаются убить, а в городе начинают погибать все приближенные к правителю. Понимая, что промедление может сказаться на безопасности её родных, целительница отправляется в город полукровок, где попадает в руки истинных зачинщиков заговора, цель которых банальна до неприличия - престол правителя.

Лабиринт надежды

(Танцующая со Смертью -- 2)

  
  

Глава 1

  
   В этом году осень пришла на удивление рано, придав столичному лоску Криатона более яркие и насыщенные цвета. Я всегда любила это время года, любила слушать шелест опавшей листвы, наблюдать за золотыми кронами деревьев, освещенными все еще по-летнему теплым солнцем, ощущать спокойную зрелость природы. Осень олицетворяла для меня мир и гармонию, к которым я всегда стремилась и за что заплатила слишком высокую цену.
   Въехав в главные ворота академии и приветливо кивнув дежурившему на посту целителю, я в который раз поразилась изменениям, произошедшим за последнее время. Ровно три года прошло с тех пор, как было снято проклятие, наложенное на Дарракши-Лан. Три года с момента подписания мирного договора между расой людей и Нечистыми. Тогда едва удалось избежать кровопролитной войны, по масштабам которой равной не было бы. Но даже не смотря на это обе расы понесли серьезные потери, обнаружив предателей и раскрыв заговор, среди зачинщиков которого большая часть оказались Чувствующими. Это был сильнейший удар по нашей гильдии, главным правилом которой всегда было помогать ближнему любой ценой. Нас никогда не учили убивать, мы -- целители, можно сказать, душа этого мира, мы чувствовали боль и страдания каждого человека, как свои собственные, жили и умирали вместе с ними. Это наш дар, наше счастье и проклятие одновременно.
   Спешившись и предоставив в заботливые руки подбежавшего мальчика свою кобылку, я уверенно вошла в учебное здание и привычно направилась в левое крыло, время от времени отвечая на уважительные приветствия сновавших по коридору учеников.
   -- Госпожа Рианоэль...
   Я даже не поморщилась, как в первое время, услышав подобное обращение, отражавшее мое нынешнее положение. Госпожа. Обращение только для приближенных к правителю людей. В нашей гильдии лишь двое целителей носили такой статус -- я и Грейгор, мой бывший наставник, а теперь вот уже три года как новый глава Чувствующих. Это считалось более чем почетно. С тех пор как обнародовали мое участие в избавлении Дарракши-Лан от проклятия и оба правителя лично вынесли мне свою благодарность, я стала кем-то вроде знаменитости, и отныне, куда бы я ни пошла, всюду слышалось подобострастное: "Госпожа...". Сначала я злилась, пыталась избегать столь пристального внимания, а потом просто смирилась и научилась, по крайней мере внешне, скрывать от окружающих собственные эмоции.
   -- Госпожа Рианоэль, Вы меня слышите?
   Вздрогнув, я отвлеклась от размышлений и посмотрела на молодую женщину, терпеливо дожидавшуюся моего ответа.
   -- Да, найрин Элинор, я Вас слушаю. Что-нибудь случилось?
   -- Нет, конечно, просто... -- ее губы чуть дрогнули, а в глазах заблестели смешинки. -- Господин Грейгор просил Вас зайти к нему, как только появитесь.
   -- Прошу Вас, передайте нашему глубокоуважаемому главе, что я обязательно поднимусь к нему, но чуть позже, как только закончу урок, который должен начаться с минуты на минуту, -- я мягко улыбнулась и чуть склонила голову, показав, что разговор окончен.
   -- Не думаю, что это ему понравится, -- хмыкнув, Элинор всё же позволила себе улыбнуться.
   -- Я в этом и не сомневаюсь. Извините, мне пора идти.
   Продолжив путь, я невольно вспомнила веселое выражение лица своей бывшей найрин и ее комментарий. Вот уже два года подряд, с тех пор как Грейгору с большим трудом удалось уговорить меня занять место преподавателя или найрин, как их здесь называли, каждое утро моего рабочего дня в академии начиналось одинаково. Стоило мне лишь появиться на пороге, как наставник неизменно вызывал меня к себе, ожидая порой один, два, а то и три урока подряд. Это было нечто вроде своеобразного приветствия, нашего с наставником тайного ритуала, о котором, естественно, знали все вокруг. И судя по реакции найрин Элинор -- находили его весьма забавным.
   Услышав впереди себя громкий смех и шум слившихся в монотонный гул голосов, я улыбнулась -- мои ученики. Никогда бы не подумала, что буду обучать Чувствующих самозащите, как ментальной, на уровне силы, так и физической. Если подобное раньше и не было запрещено, то подвергалось осуждению: всё должно было быть на своих местах, Правящие управляли государством, Видящие предсказывали будущее и давали советы, Мирные обеспечивали нас едой и одеждой, Чувствующие лечили и спасали жизни, а защищали -- Воины. Этот закон практически не нарушался... до недавнего времени.
   Стоило мне только появиться в коридоре, как голоса мгновенно стихли, сменившись шорохом одежд: передо мной склонились ровно одиннадцать голов, а двенадцатая чуть заметно кивнула. Немного, но это было одним из условий, которые я выставила Грейгору, согласившись выполнить его просьбу и пойти в академию -- я обучала лишь тех, кто сам того захотел.
   -- Доброе утро, госпожа Рианоэль!
   -- И вам доброго утра, -- улыбнувшись, я распахнула тяжелые двери и привычно вошла в большой тренировочный зал, стены которого были обиты мягкими матами, а вместо каменного пола зеленела самая настоящая трава. -- Итак, с чего начнем на этот раз? -- я подошла к единственному креслу, не спеша расстегнула плащ и, небрежно перекинув его через резную спинку, намеренно осталась стоять спиной к напряженным целителям. Я буквально всем телом ощущала их подозрительные взгляды, пытавшиеся понять, какую именно гадость я задумала. О, за время обучения, они достаточно успели меня изучить, чтобы быть уверенными -- у меня действительно было кое- что на уме. Сделав вид, что ничего не замечала, я снова повторила вопрос, заранее зная их выбор. -- Ну так что, отражение силой или ручной бой?
   -- Отражение...
   Не успели они договорить, как я ударила.
   -- Твою ж...!
   -- Проклятье!
   -- Садистка!
   Дружный хор голосов, ругавших, на чем свет стоял, некую "мегеру с наклонностями маньяка", заставил меня довольно улыбнуться. Ну у моих учеников и выражения! Поначалу было довольно сложно заслужить уважение этих необычных ребят, четырех девушек и семерых парней, пятеро из которых уже в этом году должны были выйти за пределы академии в вольный мир. Твердо знающие чего хотели от жизни, способные ради желаемого пойти даже против семьи, стремившиеся новым знаниям и возможностям -- они первое время были для меня самой настоящей головной болью. Я просто не могла понять, чему могла научить вполне состоявшихся целителей, многим из которых моя макушка едва ли доставала до подбородка! Какое- то время мы, не зная чего можно было ожидать, лишь присматривались друг к другу, выясняли слабые стороны и делали собственные выводы. Потом наступило некое подобие перемирия, на протяжении которого я пыталась научить их тем основам защиты, которым обучал меня когда- то наставник. Затем пришли уважение и безоговорочное доверие, и это, пожалуй, было для меня самой главной и значимой наградой. Наши отношения нельзя было назвать обычными, как между учениками и их найрином, мы скорее стали партнерами: они старательно впитывали в себя все отданные мной знания, а я в свою очередь училась у них и вместе с ними, экспериментируя и придумывая много нового прямо на занятиях.
   Улыбнувшись воспоминаниям, я обернулась, обвела взглядом медленно отлипающих от стеночки Чувствующих и насмешливо фыркнула.
   -- Чего и следовало ожидать.
   -- Мы были не готовы! -- это звучало почти как обвинение.
   -- А чего вы хотели? -- я сложила руки на груди и удивленно приподняла бровь. -- Чтобы, прежде чем напасть, противник подошел к вам и вежливо сказал, мол, извините, но я вас сейчас убивать буду? Нет, дорогие мои, в данном случае на это рассчитывать не придется.
   Вдоволь насладившись досадливо-виноватым выражением их лиц, я повернулась к единственному оставшемуся на ногах целителю. Вейн. Этот высокий молчаливый Чувствующий с копной волос цвета спелого каштана, пытливым и умным взглядом темно-карих глаз, частенько насмешливо взиравших на неумелые действия своих одногруппников, разительно отличался от остальных. Во-первых, он был старше любого находившегося в зале, даже меня, во-вторых, его интересовали лишь уроки, связанные с ментальной защитой, а в-третьих, он и сам был найрином, однако, сколько бы я ни пыталась узнать, что именно он преподавал, этого сделать мне так и не удалось. Помнится, я как-то спросила, почему он не хотел обучиться владению мечом, после чего минут пять бегала по залу, едва успевая отбивать его удары. На большее меня не хватило. Нет, я, конечно, никогда не претендовала на звание великого Воина, но для Чувствующих, ни разу в жизни не державших в руках настоящего оружия, мои познания и успехи были весьма велики. Всему, что я умела, меня научил наставник, вставший еще в юности на путь странника, и многое повидавший на дорогах жизни. Грейгор всегда считал, что любой человек должен был уметь защищать себя и не важно, к какой гильдии он принадлежал. Из-за таких взглядов многие считали его сумасшедшим и старались не связываться. Так мы и нашли друг друга: ненормальный целитель, не живущий в гильдии, и диковатая сирота, владевшая уникальным сочетанием силы Чувствующих и Воинов. Да, я действительно многому у него научилась, однако умение Грейгора обращаться с мечом, даже сравнить было нельзя с отточенным мастерством Вейна.
   -- Как ты сумел отразить удар? -- я с любопытством взглянула на мужчину.
   -- Никак, -- он усмехнулся и сложил руки на груди, едва ли не копируя мою позу.
   -- Что значит "никак"? -- я нахмурилась и на мгновение растерялась. -- Даже ты не выстоял бы на ногах, ничего не предпринимая.
   -- Вот как? -- он насмешливо приподнял бровь. -- Даже я?
   -- Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю, -- заметив заинтересованно поглядывавших на нас учеников, я отчего-то вдруг смутилась. Проклятье, еще чего не хватало! -- Так что же ты сделал?
   -- Еще раз повторяю -- ничего. Я всего лишь позволил твоей силе пройти через себя.
   -- Пройти через... О, боги! -- у меня подкосились колени.
   -- Госпожа!
   -- Рианоэль! -- Вейн едва успел меня поддержать. -- С тобой все в порядке? -- он аккуратно усадил меня в кресло. -- Не молчи, ты белая как снег!
   -- Белая как снег? -- прохрипела я, едва не задохнувшись от ужаса. -- Белая как снег?! О чем вообще ты думал, когда проделывал этот трюк?! -- вскочив и оттолкнув обреченно вздохнувшего найрина, я заметалась по залу. -- Да ты хоть понимаешь, как это опасно?
   -- Но тебе же это под силу, -- он пожал плечами и спокойно выдержал мой яростный взгляд, -- так почему бы и мне не попробовать?
   -- Не сравнивай себя со мной! -- закрыв глаза, я постаралась успокоиться. -- Я наполовину Воин, моя сила совершенно отличается от вашей.
   -- Допустим, -- мужчина кивнул, словно соглашаясь, однако упрямое выражение глаз выдавало его с головой. -- Но ведь есть и общие стороны. Ты по сути своей целитель, а это значит, что наша сила всё же чем-то похожа. Поэтому я просто попробовал сделать то, что делаешь ты.
   -- Я не понимаю...
   -- Например: ты точно так же, как и мы, ощущаешь людей, их эмоции, чувства, боль -- в этом мы похожи, но когда дело касается лечения, обычные Чувствующие окружают себя защитой и уничтожают лишь источник болезни. В результате все правильно: целитель исполнил свой долг, а человек здоров. Но ведь ты делаешь нечто гораздо большее! Пропуская болезнь пациента через собственное тело, ты буквально обновляешь его организм, заряжаешь энергией. Тому, кому посчастливилось испытать на себе твою силу, больше никогда не понадобится помощь целителя.
   -- И ты решил попробовать, -- в моем взгляде смешались ужас и невольное восхищение.
   -- Да, -- Вейн явно был собой доволен. -- Здесь на уроках немного похожая ситуация: твой выпад -- это болезнь, можно остаться беззащитным -- и она тебя сломает; выставишь ментальную стену -- устоишь. А можешь пропустить ее через себя и удвоишь собственные силы.
   -- Невероятно...
   -- Удвоить силы! -- эта новость явно заинтересовала мужскую половину учеников.
   -- Неужели такое возможно?
   -- Я тоже хочу попробовать! -- в разговор вступили и девушки.
   -- Нет, -- повернувшись к моментально замолчавшим ученикам, я твердо посмотрела в глаза каждому из них и выразительно произнесла: -- Вы не будете делать ничего подобного, ясно? Если же хотя бы один из вас когда-нибудь попробует повторить идиотский подвиг Вейна, то уроки прекратятся. Навсегда. Я пошла навстречу господину Грейгору и согласилась поделиться своими знаниями со всеми желающими лишь для того, чтобы в случае опасности у вас был шанс выжить, а не потому, что хочу собственными руками отправить вас за Грань. Я ясно выражаюсь? -- не спуская с них глаз, я напряженно ждала ответа. -- Не слышу.
   -- Да...
   -- Громче!
   -- Да, госпожа.
   -- Что касается Вас, найрин Вейн -- развернувшись, я окинула ледяным взглядом застывшего возле кресла мужчину и осознанно выделила его статус, -- то я больше не желаю видеть Вас на своих занятиях, о чем сейчас же поставлю в известность многоуважаемого главу.
   -- Как скажете, госпожа Рианоэль, -- по непроницаемому выражению лица, нельзя было понять, о чем в этот момент подумал целитель. -- Позвольте лишь поблагодарить Вас за полученные знания и принести свои извинения за то, что мои действия могли Вас расстроить, поверьте, я этого не хотел, -- поклонившись, Чувствующий прошел через зал и, выйдя за дверь, остановился. -- Ты не сможешь защитить их от всего на свете, Рианоэль. Эти ребята не побоялись пойти против семей и попытаться обучиться чему-то новому, они заслуживают того, чтобы познать свои истинные возможности и самим сделать выбор, как их использовать.
   Дверь закрылась, и по коридору разнесся звук быстро удалявшихся шагов.
   -- Думаю, сегодня урока не получится, -- я заставила себя отвести взгляд от двери и подошла к креслу, вцепившись руками в мягкую ткань поднятого плаща, -- лучше всего вам пойти домой.
   Видимо поняв, что со мной сейчас лучше было не спорить, Чувствующие, молча, поклонились и вышли.
  
   -- Ты понимаешь, что он натворил? Какими последствиями это может обернуться?! -- спустя десять минут после незадачливого урока я уже бороздила ковер в кабинете наставника. -- Этот идиот фактически дал им в руки веревку и показал, как можно повеситься на ближайшем суку! Теперь все в академии только и будут говорить, что о новых возможностях использования силы.
   -- Ну и что в этом плохого? -- Грейгор устало наблюдал за моими метаниями, массируя виски.
   -- Что плохого? -- я даже остановилась от изумления. -- Да ты в своем уме?! Проклятье, Грейгор, чьи действия, по-твоему, они будут пытаться копировать? Мои! А я сама про свою силу практически ничего не знаю. А что, если попробовав лечить моим способом, они погибнут? Ты хоть можешь представить, что тогда будет со мной? Это же дети!
   -- Нет, Эль, они взрослые целители и вполне способны отвечать за свои действия сами, в этом Вейн был прав.
   -- Ты...
   -- Успокойся! -- нахмурившись, Чувствующий властно поднял руку и заставил меня замолчать. -- Да, его идея меня заинтересовала, а возможности, которые может подарить нам расширение границ собственной силы заставляют о многом задуматься. Но это лишь идея. В остальном же я с тобой полностью согласен, мы не можем позволить себе рисковать своими людьми. Можешь не волноваться, я всё улажу.
   Почувствовав невероятное облегчение, я практически без сил опустилась на стоявший напротив наставника диван и откинулась на подушки. Что-то действительно я слишком уж разволновалось, что случалось со мной в последнее время крайне редко.
   -- Спасибо.
   -- Хм...
   Приоткрыв один глаз, я подозрительно посмотрела на ухмыльнувшегося мужчину.
   -- Что?
   -- Ты ведь их действительно полюбила, -- его голос звучал слегка удивленно.
   -- А это преступление? -- недовольно поморщившись, я отвернулась к окну.
   -- Нет, конечно, -- Грейгор немного грустно усмехнулся, -- просто еще совсем недавно мне казалось, что ты никого не сможешь впустить в свое сердце. Судьба была к тебе слишком строга, девочка.
   -- Напротив, -- мгновенно выпрямившись, я подалась вперед и открыто встретила его взгляд, -- она подарила мне самого лучшего наставника в мире, заменившего отца. Тебя я впустила в свое сердце самым первым. Хотя... -- хитро прищурившись, я сделала вид, будто что-то вспоминала. -- Возможно, первой была та пегая лошадка, которую ты подарил мне на день рождения. Как уж там ее звали? -- я потерла подбородок и закатила глаза, еле сдерживая улыбку. -- Что-то такое старое... древнее...
   -- Кляча! -- кабинет наполнился раскатистым смехом утиравшего слезы Чувствующего.
   -- Точно, Кляча, -- я присоединилась к нему.
   -- Ну, раз я занимаю в твоем сердце второе место после пегой кобылы, то, думаю, имею право спросить, в чем ты собираешься идти на праздник Мира?
   Всё веселье мигом прекратилось. Тяжело вздохнув, я поднялась с дивана и подошла к окну, устремив взгляд на простиравшийся внизу великолепный сад лекарственных растений. Праздник Мира...
   -- Я не пойду, -- голос прозвучал глухо, но ровно, не выдав той бури эмоций, что творилась у меня внутри.
   -- Но ты должна, -- Грейгор напрягся. -- Люди... Они будут ждать твоего появления. Для них ты...
   -- Нечто вроде чуда, знаю, -- я вцепилась пальцами в подоконник и зло усмехнулась. -- Всесильная целительница, способная спасти от смерти целую расу. Чувствующая, получившая признание двух правителей. Некоронованная правительница своей гильдии. Еще определения припомнить? -- подавшись вперед, я прижалась лбом к прохладному стеклу. -- Как тебе такой: изгнанница, которой просто повезло? Изгой гильдии, позор своей семьи, приспешница нечисти... Выбирай, наставник, здесь представлены определения на любой вкус.
   -- Ты не права!
   Испуганно подпрыгнув, я обернулась и с изумлением посмотрела на стоявшего возле стола Чувствующего. Надо сказать, что в таком состоянии я его видела крайне редко: губы плотно сжаты, глаза метали молнии, даже костяшки пальцев побелели на судорожно сжатых кулаках. И чего это он так разозлился?
   -- Ты надежда. Ты отринула заезженные стереотипы и людскую молву, чтобы помочь живым существам. Проложила начало подписанию мирного договора. Необычная девушка, олицетворяющая новое время. Неужели ты не понимаешь, как важна для нас? Как нужна обеим расам?
   -- Для чего нужна, Грейгор? -- я сумела совладать с собственными эмоциями. -- Чтобы быть надеждой? А ты уверен, что им нужна именно я, а не милое личико, безвольная марионетка, говорящая высокопарные красивые фразы и улыбающаяся всем вокруг? А что нужно мне, кто-нибудь спросил? -- вздохнув, я медленно покачала головой и подняла на наставника непроницаемый взгляд, ставший таким привычным в последнее время. -- Я не чудо, не надежда и не кукла. Я живой человек, который хочет, чтобы его оставили в покое. Я устала от восторженных взглядов, стоит мне лишь выйти на площадь в воскресный день, от ропота толпы, от заискивающих улыбок, от лжи и лицемерия... Ты хоть представляешь, как всё это отражается на моей семье? На Лире? Я ведь знаю, как сильно ты ее любишь.
   -- Я... -- Чувствующий внезапно растерял весь свой пыл.
   -- У меня теперь новая жизнь, Грейгор, и тебе ли, заменившему мне отца, ни знать, как важна для меня семья?
   Я подошла к нему вплотную, и совсем как в детстве, обхватила руками его талию и уткнулась лицом в такое родное и знакомое плечо. За мной порывисто сомкнулись сильные и надежные руки, которые служили мне опорой уже много лет, словно мужчина пытался защитить меня от всего мира.
   -- Прости, дитя мое, -- ласково погладив меня по голове, наставник чуть отстранился и посмотрел мне в глаза. -- Кажется, я требую от тебя слишком многого.
   -- Нет, ты здесь ни при чем, -- поднявшись на цыпочках, я поцеловала его в щеку и отступила на несколько шагов назад. -- Крил, Лира и ты -- вот все, кто у меня остались. Ладно, мне пора домой, брат уже начинает волноваться.
   -- Очередная девица? -- Чувствующий понимающе усмехнулся. -- Может зря ты рассказала, что научилась закрывать поток его эмоций?
   -- Он счастлив, а значит, счастлива и я. Ты ведь знаешь, как я переживала, что Крил никогда не сможет больше полюбить.
   -- То, что с ним сейчас происходит не любовь, это...
   -- Загул! -- я нервно засмеялась, расслышав нотки ворчания в голосе мужчины. -- Зато он ожил, а это самое главное.
   -- Не жалеешь?
   Внезапный вопрос наставника застал меня врасплох. Жалею? О том, что спасла жизнь умиравшему оборотню, пытавшемуся меня защитить? Ни сколько. О том, что соединила наши жизни, отказавшись тем самым от пути странницы? Перед глазами встало улыбающееся лицо названного брата.
   -- Конечно, нет.
   -- Ну и хорошо, -- Грейгор облегченно вздохнул. -- Так что насчет праздника?
   -- Я уже всё сказала, -- подняв с дивана свой плащ, я быстро оделась и направилась к двери. -- Боюсь, что на этот раз людям придется найти себе новую "надежду".
   -- Тебе ведь известно, что через два дня приезжает делегация Дарракши-Лан? -- Чувствующий остановился в дверях и впился в меня пытливым взглядом.
   -- И кто на этот раз? -- я пожала плечами, вновь нацепив маску безразличия, и попыталась успокоить отчаянно колотившееся в груди сердце. -- Силиэр или Шин? Впрочем, неважно.
   -- И им тоже придется найти себе новую Чувствующую? -- взгляд наставника, казалось, прожигал насквозь.
   -- Определенно.
   Открыв дверь его кабинета, я решительно вышла в коридор.
   -- А Дантариэлю?
   Я замерла, не в силах сдвинуться с места. Чего он добивался? Понимал ли, что причинял мне боль? Конечно, понимал. Грейгор никогда не делал что-либо случайно.
   Дантариэль... Наследный принц Дарракши-Лан, первый воин и надежная опора для своего правителя. Что с ним теперь было? Счастлив ли он, зная, что отныне его расе ничего не угрожало? Когда-то одно присутствие этого Дарракши-Лан могло осветить для меня любую, даже самую темную комнату и наполнить сердце теплом. Но так было раньше... Да и какое будущее могло быть у наследного принца и обычной Чувствующей? Ну, может, не совсем обычной, хотя особой роли это не играло. Прошло уже три года с момента нашего последнего разговора, три года как я ушла, не попрощавшись, боясь, что, едва увидев, уже не в силах буду его оставить.
   Нет, видеть Дана я больше не хотела, только не теперь, когда я почти убедила себя, что вполне могла наслаждаться обычной жизнью, где не было места никому из рода Нечистых, кроме брата. Это было бы слишком жестоко, невыносимо больно, а я так устала от боли. Весь первый год... Первый праздник Мира, объявленный в честь заключения договора между людьми и Дарракши-Лан. Как я ждала его всё это время, отчаянно выискивая любимые черты в каждом прохожем, замирая, едва расслышав похожий на его голос. Но Дан так и не появился. До сих пор я не могла забыть извиняющийся взгляд Лиэра, правителя Дарракши-Лан, приехавшего на праздник с делегацией. Второй год прошел точно так же, и теперь на днях должен был состояться уже третий по счету праздник Мира, только вот надежды у меня больше не осталось. Хватит! Слишком многое изменилось за это время, да и я сама стала другой, более непроницаемой для окружающих, открывавшейся лишь перед родными мне людьми. Я научилась жить, скрывая собственные эмоции, отгородившись от боли и разочарования. И уже не могла позволить кому-либо разрушить то подобие счастья, для обретения которого я потратила столько сил. Даже Дану.
   -- Не думаю, что принц вообще почтит нас своим присутствием, -- мельком взглянув на застывшего в дверях наставника, я покачала головой. -- Не надо, Грейгор, оставь эту тему, отныне у нас с ним разные дороги.
   -- Ты твердо решила?
   -- Да.
   Упрямо тряхнув головой, я скривила губы в неком подобии улыбки, поклонилась Чувствующему и покинула академию. Возможно, я поступала неправильно, отказываясь от прошлого, но это был мой выбор, мое решение. Я так хотела. Однако была одна деталь, о которой наставник просто не мог знать: то единственное, что связывало нас с Дантариэлем на протяжении всех этих лет, короткую записку, переданную мне после возвращения на земли людей, я хранила до сих пор.
  
  

Глава 2

  
   Привстав на цыпочки и потянувшись за самой верхней веткой, я досадливо подумала о том, что надо было выбирать более высокую лестницу. Ну, или укорачивать дерево, если уж на то пошло. Нет, садоводство явно не было моей стихией, вот лекарственные травы -- это другое дело, там я могла почувствовать каждый листик, корешок и прекрасно знала, что с ними надо делать. Но осень -- пора урожая, о чем мне еще на рассвете напомнила светившаяся от счастья дочь, безжалостно вытащив из кровати. Мирная, что с нее возьмешь? Упрямо прищурившись, я все-таки схватила противную ветку и аккуратно сорвала большие сочные сливы, источавшие сладкий аромат. Не удержавшись, я быстро сунула одну в рот и блаженно застонала: да это просто пища богов!
   -- Так вот чем ты здесь занимаешься!
   Испуганно вскрикнув, я изо всех сил вцепилась руками в пошатнувшуюся лестницу и болезненно поморщилась, когда отпущенная ветка хлестнула меня по лицу.
   -- Ну и гад же ты, братец, -- ощупав ноющую щеку я раздраженно посмотрела вниз, где, прислонившись спиной к яблоне, стоял Крилман и с совершенно невозмутимым видом наблюдал за моими действиями.
   -- Я, в отличие от некоторых, втихаря сливы не лопаю, -- он выразительно указал на зажатую в моей ладони косточку, которую я тут же выкинула. -- И кто тебя надоумил забраться на эту рухлядь?
   -- Догадайся! -- вздохнув, я с сомнением покосилась на лестницу. -- Думаешь, выдержит еще несколько минут?
   -- Минут -- выдержит, а вот часов -- вряд ли. -- Оттолкнувшись от дерева, оборотень подошел ближе и задумчиво уставился на полную ягод корзину, стоявшую на самой высокой ступеньке. -- Могу предложить добровольную помощь: сначала несу в дом сливы, а потом возвращаюсь за тобой.
   -- А почему не наоборот? -- я подозрительно посмотрела в его кристально честные глаза.
   -- Ну а вдруг я не успею до того, как это древнее строение рухнет?! -- искренне возмутился мужчина, указав на хлипкую лестницу. -- Я ж тогда останусь без варенья!
   -- Так значит, да? Получай! -- испустив воинственный клич, я запустила в него ягодой, попав точно в лоб. -- Варенья захотел? -- от второй он увернулся лишь чудом. -- А за мной, выходит, позже вернешься? -- третья угодила в спину, оставив на светлой шерстяной рубахе яркое пятно.
   -- Эй, ты чего вещи портишь?! -- отбежав на безопасное расстояние, он досадливо осмотрел испорченное имущество. -- Сама ведь потом стирать будешь.
   -- Вот еще! -- я негодующе фыркнула. -- В следующий раз подумаешь, прежде чем со мной связываться. Варенье, кстати, готовлю я.
   -- Смилуйтесь, госпожа! -- притворно ужаснувшись, мужчина упал на колени и протянул ко мне руки. -- Не оставьте несчастного сиротку без единственного утешения в жизни!
   -- Единственного, говоришь? -- я все-таки рассмеялась. -- А что, сиротинушка, местные красавицы утешить тебя уже не могут?
   -- Куда уж им, горемычным, с Вашим вареньем состязаться?
   -- Дурак! -- сделав соответствующий вывод, я взяла корзину и медленно спустилась на землю.
   -- И все-таки я своего добился, -- подхватив довольно тяжелую ношу, Крил удовлетворенно оглядел меня с ног до головы. -- Ты улыбаешься. Впервые за последние четыре дня.
   Проклятье, все-таки заметил! Недовольно вздохнув, я направилась было к дому, но наткнулась на решительно протянутую руку брата.
   -- Все в порядке, -- я досадливо поморщилась.
   -- Неужели? -- он насмешливо изогнул бровь. -- И никак не связано с недавним приездом Дарракши-Лан? И с прошедшим вчера праздником, на который мы впервые не пошли?
   -- Слушай, не лезь в душу, -- я отвернулась, подошла к дереву и, опустившись на землю, прислонилась спиной к жесткому стволу. Крил уселся рядом. -- Я не хочу об этом говорить.
   -- Хорошо, -- он сказал это совершенно серьезно. -- Но если вдруг захочешь, я всегда рядом.
   -- Знаю, -- улыбнувшись, я посмотрела на названного брата, чувствуя, как сердце наполняется нежностью. -- Я уже говорила когда-нибудь, что люблю тебя?
   -- Нет еще, -- подмигнув, мужчина ласково взъерошил мне волосы, -- но я над этим работаю!
   Какое-то время мы так и сидели, прижавшись, друг к другу и наслаждаясь полуденной тишиной
   -- Как ты думаешь, -- я подняла голову с его груди и озорно улыбнулась, -- они сильно удивились, поняв, что нас не будет?
   -- Ну, насчет "нас" не уверен, но ты точно заставила всех побегать, -- коротко рассмеявшись, Крил потянул меня за волосы, ласково играя черно-красными прядями. -- Подумать только, лишить толпу самого главного их развлечения: наблюдать, как легендарные Дарракши-Лан заискивающе раскланиваются перед простой девчонкой! Да, интересно было бы посмотреть, что Ронуэрт сумел придумать в этой ситуации.
   -- Ты думаешь, правителя не предупредили о такой возможности заранее? -- я недоверчиво фыркнула. -- А на что тогда нужны Видящие?
   -- Но ведь заговор они не смогли предвидеть, -- взгляд брата на миг застыл, и я поняла, что он снова перенесся в прошлое.
   -- А что, если ты не прав? Ведь предатели были в каждой гильдии.
   -- Возможно...
   -- В любом случае всё уладилось, иначе бы здесь давно уже стоял Грейгор и изводил меня своим ворчанием.
   -- Это он умеет! -- оборотень усмехнулся. -- Стоит лишь вспомнить... -- Крил резко себя оборвал и внезапно напрягся.
   -- Что-то случилось? -- я не на шутку встревожилась и отстранилась, наблюдая за его реакцией
   -- Сиди здесь.
   Поднявшись, оборотень решительно обогнул дом и скрылся во дворе. Странно... Что могло произойти? Встав с земли и отряхнув подол длинного шерстяного золотистого платья, я взяла забытую братом корзину и последовала за ним.
   -- Я еще раз говорю, что мне срочно необходимо увидеться с госпожой Рианоэль, -- раздавшийся с улицы голос был мне на удивление хорошо знаком.
   -- А я еще раз тебе повторяю, что она не принимает, -- Крил был сама любезность.
   -- Отойди, Крил.
   В меня впились сразу два гневных взгляда. Ну, а я-то здесь причем?! Подойдя к резной калитке, я решительно впихнула в руки застывшего оборотня ягоды и повернулась к побледневшему от напряжения Чувствующему.
   -- Найрин Вейн? -- я сложила руки на груди и окинула его прохладным взглядом. -- Не ожидала увидеть Вас на пороге собственного дома.
   -- Ты жива... -- в голосе мужчины было такое огромное облегчение, что мне стало немного не по себе.
   -- А что, не должна была бы?
   -- Могу я войти? -- Вейн глубоко вздохнул и нервно провел руками по волосам. -- Судя по всему, Грейгор сюда еще не добрался.
   -- Что-то случилось? -- посторонившись, я позволила ему зайти во двор, на миг сняв защиту, и жестом указала на встревоженного оборотня, застывшего изваянием за моим плечом. -- Вейн, это мой брат Крилман. Крил, это найрин Вейн, мой бывший ученик, -- представив мужчин друг другу, я вновь обратила свое внимание на Чувствующего. -- Как ты сюда добрался?
   -- Верхом, -- он напряженно оглядывался вокруг, словно в любой момент, ожидая нападения неизвестного врага. У меня вдруг появилось стойкое ощущение надвигавшихся неприятностей. Только этого нам не хватало! -- Я привязал Ястреба снаружи.
   -- Крил, ты не позаботишься о животном? -- я умоляюще посмотрела на хмурого брата, который явно не горел желанием оставлять нас наедине. -- Пожалуйста.
   -- Хорошо, -- нехотя кивнув, Крил бросил на целителя предостерегающий взгляд, -- я мигом вернусь.
   -- Я вовсе не хотел никого беспокоить, -- Вейн нахмурился.
   -- Ты и не беспокоишь, это делаю я, -- пожав плечами, я направилась в дом и жестом указала мужчине следовать за мной.
   -- Далековато же ты забралась, -- усевшись на стоявшую возле окна скамью, Чувствующий с нескрываемым интересом разглядывал мою кухню. -- Пришлось изрядно поплутать, прежде чем я, наконец, отыскал этот дом.
   -- Откуда тебе вообще известно, где я живу? -- быстро заварив свежий чай, я стала накрывать на стол, прекрасно понимая, как должен был проголодаться найрин, проведя несколько часов подряд в седле. -- Насколько я помню, об этом знает лишь один человек, и это не ты.
   -- Грейгор опасался, что после случившегося не сможет быстро выбраться из гильдии и сообщил мне, где тебя найти. Думаю, он тоже скоро будет здесь.
   -- Но почему именно тебя? -- решив, что о "случившемся" лучше всего было расспросить, когда к нам присоединится Крил, я удивленно посмотрела на Чувствующего.
   Он на какое-то время замер, а потом пристально посмотрел мне в глаза, не оставив ни капли сомнения в своей искренности.
   -- Я знаю, что последняя наша встреча закончилась не слишком удачно, и поверь мне, Эль, очень об этом сожалею. Но хочу, чтобы ты знала, что я тебе не враг и никогда им не был, -- взгляд пронзительных карих глаз, казалось, прожигал меня насквозь. -- Грейгор -- мой лучший друг, я слишком многим ему обязан, и он прекрасно знает, что в любой момент может доверить мне даже собственную жизнь. И я рад тому, что оказался здесь, так как, несмотря на то, что ты мне не доверяешь, твоя безопасность для меня крайне важна.
   Последние слова тяжело повисли в тишине комнаты, и, казалось, даже воздух заискрился от напряжения. Вейн молчал, но один его взгляд говорил о многом, и я внезапно для себя обнаружила, что передо мной сидел мужчина, причем в полном смысле этого слова, из плоти и крови. И он только что дал понять, что я была ему небезразлична, и что собирался меня защищать, даже если это будет мне не по душе. Я вдруг покраснела и, испугавшись собственной реакции, быстро отвернулась к разделочному столу. Да что такое со мной творилось? Мысли смешались, движения потеряли обычную легкость, и даже собственное тело показалось мне вдруг чужим. Я чувствовала себя непривычно взволнованной, чего не ощущала вот уже несколько лет. И это пугало.
   Услышав звук отодвинувшейся лавки и тяжелые шаги, я замерла и едва не закричала, почувствовав обжигающий жар мужского тела, остановившегося позади меня, практически не оставив расстояния между нами. Спустя мгновение мне на плечи легли его ладони. Слегка надавили, медленно прошлись вниз по рукам и снова вернулись назад, повторив все заново и заставив ожить одеревеневшие мышцы. Глубоко вздохнув, я поняла, что постепенно расслабилась.
   -- Прости, -- дыхание Вейна коснулось моего уха, и по телу мгновенно прошла едва заметная дрожь, -- я не хотел тебя пугать, -- его голос звучал глухо. -- Я знаю, как ты относишься к представителям нашей гильдии, и не могу тебя за это осуждать. Но я хотел, чтобы ты знала, что можешь мне доверять.
   -- Как... -- медленно обернувшись, я удивленно заглянула ему в глаза, поразившись ласковому выражению, озарившему его лицо. -- Как давно... -- я не договорила, но поняла, что он знал, о чем я хотела спросить.
   -- С тех пор как в первый раз увидел тебя на занятиях, -- улыбнувшись, Вейн взял меня за руку и нежно провел подушечкой большого пальца по ладони, внимательно наблюдая за сменой эмоций на моем лице.
   Два года. Но почему я ничего не замечала? А может просто не хотела замечать? Возможно. В то время в моих мыслях присутствовал лишь один мужчина -- Дантариэль. А потом наступило разочарование, и уже никто, кроме родных, не мог пробить дорогу к моему сердцу сквозь ту непроницаемую стену, что я решительно возвела вокруг собственных чувств.
   -- Я понимаю, что тебе сейчас нелегко, -- свободной рукой Чувствующий нежно провел костяшками пальцев по моей щеке и вдруг отстранился, -- и ничего от тебя не ожидаю. Я... Одно лишь твое слово, Рианоэль, и все будет как прежде, до сегодняшнего дня.
   Как прежде? Задумчиво посмотрев на целителя, я вдруг поняла, что чувствовала себя рядом с ним на удивление живой. Он вызывал во мне самые разнообразные эмоции, и мне это нравилось! Боги не дадут соврать, я безумно боялась вновь подпустить кого-нибудь к себе, боялась новой боли и разочарования, боялась позволить себе дышать полной грудью и любить. Но разве не я сама еще недавно говорила наставнику, что начала новую жизнь? Жизнь, в которой не было места прошлому. Нет, как прежде ничего уже не будет, и Вейн это тоже знал.
   -- Дай мне время, -- нерешительно улыбнувшись, я пошевелила ладонью, которую мужчина так и не выпустил из своей руки, и переплела пальцы с его, несколько смущенно заметив, как загорелись надеждой его глаза. -- Я не привыкла к такому... Точнее отвыкла... В смысле... Уф, это так тяжело! -- шумно выдохнув, я нахмурилась. -- Я не уверена, что смогу когда-нибудь полюбить снова. И еще у меня есть дочь, которая для меня дороже всех на свете. Вот.
   -- Я, кажется, уже говорил, что ничего от тебя не жду? -- он усмехнулся и аккуратно приподнял мой подбородок, заставив поднять на него глаза. Я на миг замерла, поразившись твердой решимости, что сквозила в его взгляде. -- Кем бы ни был тот, кто причинил тебе боль, милая, он не достоин тебя. Ты заслужила счастье, и я намерен тебе это доказать, если, конечно, позволишь. И кстати, я очень люблю детей, а судя по рассказам Грейгора, Лирица -- самая замечательная малышка на свете.
   Я даже удивленно приоткрыла рот, осознав насколько наставник доверял этому удивительному Чувствующему, раз позволил себе рассказать про Лиру. Внезапно ворвавшийся в дом Крил заставил нас испуганно вздрогнуть и отпрянуть друг от друга, причем я с изумлением поняла, что оказалась за спиной инстинктивно прикрывшего меня собой Вейна. Эта деталь явно не ускользнула от пытливого взгляда брата, равно как и наши сплетенные мгновением раньше пальцы. Брови оборотня удивленно поползли вверх, и на меня нахлынули его эмоции: недоумение, ревность к еще одному мужчине, появившемуся в моей жизни, облегчение и радость, что я, наконец, позволила себе жить полноценной жизнью. А также недоверие к целителю и легкая обида на то, что все узнал последним. Как же, последним!
   -- Все в порядке? -- вызывающе посмотрев на Вейна, Крил лениво прислонился к стене и, дождавшись моего утвердительного кивка, указал головой на входную дверь. -- У нас, кстати, гости. Может, впустишь?
   -- А разве Грейгору нужна моя помощь? -- я отошла от Чувствующего и вопросительно посмотрела на брата.
   -- Он не один.
   Что-то в его голосе показалось мне странным, но, так и не определив, что именно, я мысленно ослабила защиту, возведенную вокруг дома и распространявшуюся на весь участок, и позволила людям попасть во двор. Без моего разрешения никто, кроме Крила, Лиры и наставника, не мог пройти через ворота, поэтому я всегда была спокойна за безопасность дочери, даже когда отлучалась.
   Не прошло и минуты, как входная дверь едва не слетела с петель, явно проиграв в борьбе с небольшим отрядом взволнованных визитеров. Я и охнуть не успела, как внезапно оказалась крепко прижата к широкой груди наставника.
   -- Ты в порядке? А Лира? Никто не появлялся? Что вообще у вас тут происходит? Эль, ты побледнела! Да ответь же мне!
   -- Уймись, старый дурак, и дай ей вздохнуть! -- решительно разорвав поистине смертельные объятия Грейгора, кто-то бережно поднял меня на руки и по-отечески поцеловал в макушку. -- Привет, малышка, ты даже не представляешь, как я рад видеть тебя живой и здоровой.
   -- Гейр... -- отдышавшись и открыв глаза, я изумленно уставилась на знакомого Воина, который сопровождал меня когда-то к Дарракши-Лан. -- Что ты здесь делаешь?
   -- Ну не мог же я оставить тебя без защиты! После нападения...
   -- Добром нужно делиться, так что дай-ка ее сюда, -- еще один до боли знакомый голос раздался прямо над ухом и меня вновь передали с рук на руки, словно тряпичную куклу. Нет, ну они совсем уже совесть потеряли! -- Привет, Чувствующая, соскучилась? -- радостно улыбнувшись, меня закружил по комнате младший принц правящего рода Дарракши-Лан.
   -- Силиэр! -- я испуганно вцепилась ему в волосы. -- Немедленно остановись и поставь меня на место! Сейчас же!
   -- Ну уж нет, -- Сил пронзил меня недовольным взглядом, но все же остановился. Правда, из рук так и не выпустил. -- А то опять неприятности себе на...хм...ну ты меня поняла...
   -- Все, теперь моя очередь!
   Кажется, я действительно сошла с ума, иначе, чем можно было объяснить появление самого язвительного, ненормального и безбашенного Пьющего Жизнь за всю историю мира?! Почувствовав, как его руки сомкнулись на моих бедрах, я не смогла более сдерживать счастливой улыбки и радостно засмеявшись, посмотрела сверху вниз в очаровательные глаза со зрачками в форме звезд.
   -- Шин!!!
   -- Вот это я понимаю, такая гостеприимная встреча мне по душе! -- игриво подмигнув, Шилинэр кинул самодовольный взгляд на ухмылявшихся мужчин. -- А улыбнулась она, между прочим, только мне, так что можете не обольщаться.
   -- Нет, тебя только могила исправит! -- не переставая улыбаться, я обреченно покачала головой. -- Немедленно отпусти меня на пол, идиот несчастный!
   -- А то что? -- мужчина выразительно поднял брови, намеренно усилив хватку.
   -- А то... -- нагнувшись и обхватив руками его шею, я чуть приглушила голос, -- мне придется напомнить тебе про одно любопытное зелье, случайно завалявшееся у меня на полке.
   Шин покраснел, припомнив мою давнюю шутку, когда с помощью любовного зелья мне удалось заставить его полностью изменить свое отношение к наследному принцу. Жалко лишь, что действовало оно на Дарракши-Лан недолго. Рядом корчились от смеха присутствовавшие при всем Крил и Силиэр, а Гейр в силу более зрелого возраста тщательно старался спрятать хохот за кашлем.
   -- Ну и язва же ты, Эль! -- хмуро посмотрев на развлекавшихся мужчин, Шилинэр внезапно направился к двери, неся меня спиной вперед. Однако не успела я возмутиться, как уже стояла на ногах, а мужчина обратился к кому-то поверх моей головы. -- Вот, получай, в целости и сохранности.
   -- Что... -- резко обернувшись, я врезалась в чью-то широкую грудь и едва не упала, отскочив назад. К счастью, меня успели поддержать.
   -- Осторожней, лиарни...
   Я перестала дышать. Это невозможно... Он просто не мог сейчас находиться здесь, в моем доме. Это было бы слишком жестокой шуткой со стороны богов. Но всё же именно его руки бережно прижимали меня к себе, его пальцы нежно ласкали спину, и его глаза с неприкрытым желанием и яростным отчаянием всматривались в каждую черточку моего лица, будто пытались вобрать в себя очередную испытанную мной эмоцию. Дантариэль. Я словно растворилась в этом страстном взгляде, чувствуя, как оживало мое тело в его до боли знакомых руках, как отзывалось на каждое прикосновение. И я надеялась, что смогу его забыть? Что буду счастлива в мире, где нет этих пронзительно-синих глаз со сверкающими звездами внутри? Что смогу обойтись без его поцелуев и... Нет! Мысленно дав себе затрещину, я изо всех сил попыталась выбраться из этого водоворота чувств и с ужасом поняла, что всё, чего я добилась ради собственного спокойствия, кануло в бездну, стоило мне лишь оказаться в объятиях Дарракши-Лан. Три года. Целых три года он не давал о себе знать, чтобы вернуться сейчас и за одно мгновение перевернуть всё с ног на голову.
   -- Нет! -- я решительно уперлась руками ему в грудь и попыталась отстраниться, едва обратив внимание на воцарившуюся вокруг напряженную тишину. Легче, наверное, было бы сдвинуть стену! Подняв голову, я посмотрела на застывшее лицо принца, где единственным живым пятном казались глаза, с полным муки взглядом. Я поняла, что тонула. -- Нет...
   -- Отпусти ее, -- никогда еще в голосе Крила не звучало столько неприкрытой злобы и презрения. -- Сию же секунду.
   -- Ты мне приказываешь? -- Дан напрягся еще больше и сильнее прижал меня к себе, буквально вдавив в собственное тело.
   Я приглушенно охнула, понимая, что практически не могла дышать, и сделала еще одну попытку отстраниться. Бесполезно -- руки сжались еще сильнее.
   -- Понимай это, как хочешь, -- голос брата больше походил теперь на рычание. О, нет, милый, только не оборачивайся, моя кухня явно не выдержит бой барса-оборотня и Дарракши-Лан! -- Если сам не отпустишь малышку, мне придется вырвать ее силой.
   -- Дан, думаю тебе лучше его послушать...
   -- Думаешь, сможешь? -- Дантариэль явно не собирался следовать совету младшего брата.
   -- Ну, если у него не выйдет, то уж я постараюсь.
   Вейн. Холодный, совершенно спокойный голос Чувствующего, за которым лишь немногие могли уловить нотки едва сдерживаемой ярости, заставил меня действительно испугаться. Почему-то я сразу поняла, что как противник этот целитель, превосходно владевший оружием, намного опасней Крила. Возможно, но это лишь предположение, даже равен самому Дану. Я почувствовала сильное головокружение, кислорода не хватало все отчаяннее.
   -- Вейн, не лезь, -- Грейгор попытался образумить парня. Ох, наставник, как же многого ты не знал.
   -- А ты кто еще такой? -- голос Дантариэля стал вдруг обманчиво мягким.
   -- Я тот, кто всегда будет с ней рядом: друг, родич и представитель ее гильдии.
   В нашем мире, где человек может создать семью лишь с равным ему по силе, то есть состоявшим в той же гильдии, это практически было объявлением о помолвке, но с единственным отличием -- я должна была выразить свое согласие. Присутствующие ошеломленно замолчали, а Шин даже присвистнул. Интересно, какое было лицо у наставника, когда до него дошел смысл этих слов? В голове у меня уже странно шумело, а тело налилось свинцовой тяжестью.
   -- Она уже дала тебе слово?
   На миг мне показалось, что я расслышала в голосе Дана боль подобную своей. Это казалось столь невероятным, что я даже попыталась заглянуть ему в глаза, но собственное тело вдруг отказалось повиноваться. Ох, мне бы воздуха...
   -- Она... -- Чувствующий на какое-то время замолчал, после чего недовольно выдохнул. -- Нет, еще нет.
   -- Хорошо, -- внезапно расслабившись, Дантариэль с невероятной нежностью потерся губами о мои волосы. -- Потому что иначе мне пришлось бы тебя убить. Она моя, Чувствующий, запомни это и даже не смей к ней приближаться.
   -- Твоя? -- Вейн зло усмехнулся. -- А сама Рианоэль об этом знает? Сколько вы уже не виделись: год, два или три? Нет, уж точно больше двух лет, так как рядом с ней все это время находился я.
   -- Считай, что я тебя предупредил! -- Дарракши-Лан буквально задохнулся от ярости.
   -- Замолчи, Вейн, и прекрати его провоцировать! -- судя по доносившимся звукам, Грейгор оттеснил мужчину и встал рядом с нами. -- Эль, девочка моя, ты там, случаем, не уснула?
   -- Она не уснула, -- комнату снова прорезал яростный рык Крила, сопровождаемый звуками борьбы. Его что, кто-то держал?! -- Она практически задохнулась!
   Испуганно охнув, Дантариэль мгновенно разжал руки и едва успел подхватить мое обмякшее тело. Рывок -- и меня уже держал на руках брат, бережно обнимая и уговаривая вздохнуть.
   -- Вот так, девочка, дыши, все хорошо...
   -- Крил... -- откашлявшись и почувствовав, как легкие облегченно наполнялись кислородом, я зажала в ладонях его лицо и заглянула в глаза, с горечью поняв, что тот блок, которым я обычно ограждала свои и его эмоции, разделяя нашу связь, не выдержал под напором поглотивших меня чувств, и брату было известно абсолютно все. Ну что ж, целых два года он жил в полной уверенности, что я смогла изгнать Дантариэля из своего сердца, ничто не может длиться вечно. -- Со мной все хорошо, дорогой, честное слово.
   -- Я не позволю ему... -- его тело напряглось, а глаза потемнели, словно он изо всех сил боролся с собственной сущностью.
   -- Крил! -- я добилась того, чтобы его взгляд прояснился и встретился с моим. -- Заткнись, пожалуйста.
   -- Что? -- он едва не выронил меня от удивления.
   -- Эй, поаккуратней, я такая одна единственная, подобных больше не выпускают! Успокоился? -- дождавшись его глубокого вздоха и утвердительного кивка, я удовлетворенно похлопала его по груди. -- Тогда можешь выпускать меня из рук. Только медленно...осторожно...ага, спасибо, -- почувствовав, наконец, твердый пол под ногами, я облегченно перевела дух. -- А теперь, будь добр, найди, пожалуйста, Лиру и приведи домой.
   -- Но...
   -- Крил, послушай, -- немного отодвинувшись от брата, я облокотилась о стол и скрестила руки на груди, -- она вместе с ребятами ушла за несколько часов до полудня и до сих пор не вернулась. Не сомневаюсь, что с ней ничего плохого не случилось, иначе я бы уже об этом знала, но сейчас время обеда. А если ты боишься оставлять меня наедине с Дарракши-Лан, то могу напомнить тебе, что, во-первых, я уже далеко не ребенок, а во-вторых, здесь также присутствуют Гейр, Вейн и Грейгор, так что все будет в порядке.
   -- Ты уверена? -- оборотень подозрительно оглядел притихших мужчин, молча наблюдавших за нашим разговором.
   -- Значит так, -- я начала терять терпение, -- если ты сейчас же не отправишься за Лирицей, то потом сам будешь объяснять, почему "дядя Гор" уехал, так и не повидавшись с ней!
   -- Ладно- ладно, уже иду. Куда хоть они собирались?
   -- Насколько я помню, в поле.
   -- Хорошо, мы скоро вернемся.
   Проводив взглядом вышедшего за дверь брата, я глубоко вздохнула. Одной проблемой стало меньше.
   -- А почему это я должен уезжать, не повидавшись с малышкой? -- голос Грейгора звучал настороженно.
   -- Потому что так решу я, -- повернув голову в сторону наставника, я спокойно встретила его недоуменный взгляд. -- Значит так, у вас есть пол часа, после чего Крил с Лирицей вернуться домой и за это время я хочу понять, что за балаган вы здесь устроили. В противном случае можете убираться на все четыре стороны. И не обольщайтесь -- если я кажусь вам злой, то это потому, что я просто в ярости и изо всех сил пытаюсь не наговорить и не сделать лишнего, о чем впоследствии буду сожалеть, -- я резко оттолкнулась от стола, подошла к окну и, настежь распахнув ставни, с наслаждением вдохнула свежий воздух.
   -- Эль, я понимаю, что ты чувствуешь и...
   -- Нет, не понимаешь, -- вновь повернувшись к ним лицом, я холодно посмотрела на замолчавшего Силиэра. -- Скоро сюда придет моя дочь, и до этого времени мне необходимо решить, хочу ли я, чтобы она вас здесь увидела. Это ясно?
   -- У тебя есть дочь?! -- Шилинэр с Силом, казалось, были ошеломлены больше всех.
   Но для меня важна была реакция лишь одного Дарракши-Лан. Буквально кожей почувствовав, впившийся в меня напряженный взгляд Дана, я не спеша подняла на него взгляд.
   -- Не знал, что у тебя есть дочь.
   -- А что вообще тебе обо мне известно?
   Дернувшись, словно я дала ему пощечину, Дантариэль отступил на шаг и замер, не спуская с меня непроницаемого взгляда. Мне вдруг нестерпимо захотелось подбежать к нему, обнять и поцелуями стереть эту маску холодного безразличия, за которой он отгородился от всех присутствующих в комнате. Но этого позволить я себе не могла.
   -- Но как... Когда... -- Гейр удивленно поглядывал то на меня, то на наставника. Интересно, а Грейгор здесь вообще причем?
   -- Лира мне неродная, -- краем глаза я заметила, как чуть расслабились плотно сжатые губы наследного принца, -- она была одной из тех детей, которых мне удалось спасти после общения с Роланой. -- Встретив полный паники взгляд Силиэра, я успокаивающе улыбнулась. -- Не стоит волноваться, думаю, что она тебя даже не вспомнит.
   -- Ты уверена? Ведь из-за нас девочка едва не умерла.
   -- Послушай, Сил, в том, что Ролана находилась при смерти, и ей была необходима жизненная энергия, ни ты, ни она не виноваты, так что перестань себя за это корить. Кстати, время идет, а мы до сих пор не сдвинулись с места. -- Видя, что никто не стремится начать неприятный разговор, мне пришлось выбрать жертву самой. Обойдя стол, я уселась прямо на него, напротив удивленно наблюдавшего за моими действиями Вейна и закинула ногу на ногу, радуясь, что на мне длинное платье, а не любимые штаны. -- Вейн, доро... -- я оборвала себя на полуслове и изумленно уставилась на Дана, прислонившегося к столу рядом со мной и практически касавшегося согнутой в локте рукой, на которую опирался, моего бедра.
   И что он задумал? Подозрительно вглядевшись в совершенно бесстрастное выражение его лица, я перевела вопросительный взгляд на наставника. Тот лишь многозначительно усмехнулся и указал головой сначала на Чувствующего, а потом на наследного принца, словно говоря: "Ну, давай, рискни здоровьем". Поняв, что поддержки ждать не от кого, я решительно повернулась к мужчине.
   -- Вейн, доро...кхм... -- я даже задохнулась, почувствовав сквозь плотную ткань платья прикосновение пальцев Дантариэля, и закашлявшись, бросила яростный взгляд на невозмутимо приподнявшего брови Дарракши-Лан.
   Он что, не понимал, что вокруг люди? Или считал, что действует незаметно? Посмотрев на лежавшую на столе руку, я вдруг поняла, что окружающие действительно ничего не замечали: край моей юбки любезно прикрывал практически всю его ладонь, выставив на обозрение лишь большой палец, чем беззастенчиво и пользовались все остальные.
   -- Вейн, мил... -- пальцы вновь зашевелились, нежно дразня кожу и вызывая сладостный жар во всем теле. Я, наконец, поняла, чего он добивался. -- Вейн! -- губы принца чуть дрогнули, но прикосновения я больше не почувствовала. Прекрасно. -- Кажется, ты хотел мне что-то рассказать?
   -- Ну... -- целитель замялся, подозрительно переводя взгляд с меня на Дарракши-Лан.
   -- Думаю, будет лучше, если это сделаю я, -- Дантариэль, наконец, повернулся ко мне, и, заметив его взгляд, я внезапно поняла, что случилось что-то действительно серьезное. -- Тебя пытались убить.
   -- Шутишь? -- я недоверчиво покачала головой.
   -- Разве это похоже на шутку? -- в голосе мужчины зазвенел металл. -- Когда мы узнали от вашего правителя, что ты отказалась прийти на праздник, он был уже в отчаянии, так как перепробовал все, чтобы отвлечь внимание толпы. Но народ, однако, продолжал выискивать тебя взглядом, любовь моя, и многие уже начали вслух обсуждать, по какой такой причине Чувствующая не явилась на встречу с нечистью. Кто-то даже предположил, что у тебя, наконец, открылись глаза на творимые нами злодеяния. -- Дан окинул меня холодным взглядом. -- Ты даже не представляешь, как всем повезло, что на этот раз вместе с нами приехала Нисса, чей дар основывается на смене личин. Она согласилась побыть немного тобой и побродить в толпе, успокаивая людей. Однако, когда она уже собралась уходить, что-то произошло: вокруг нее словно вырос из ниоткуда небольшой черный вихрь, больше похожий на кокон. Мы так и не смогли к ней пробиться, хотя пытались до последнего, а когда все внезапно стихло, Нисса лежала без сознания. Более того, она ничего не помнит, кроме всепоглощающего ужаса, и не понимает, как осталась жива.
   -- Как она теперь? -- я вздохнула и попыталась разжать судорожно вцепившиеся в столешницу пальцы.
   -- В порядке, -- Шилинэр обошел стол и, пристроившись с другой стороны от меня, ободряюще улыбнулся. -- Она сейчас в посольстве, под надежной защитой, и велела передать тебе привет и приглашение заходить в любое время. Предупреждаю сразу, она отчаянно хочет с тобой познакомиться, а учитывая упрямый характер этой бестии, ты заранее обречена.
   -- Да, конечно, -- отмахнувшись от намеренно легкомысленного тона мужчины, я ошарашено покачала головой. -- Не понимаю, кому понадобилось меня убивать? Что я сделала плохого?
   -- Кроме того, что объединила две враждующие расы, помогла предотвратить войну и помешала грандиозным планам заговорщиков? Абсолютно ничего! -- Шин как всегда просто светился любезностью.
   -- И что теперь? -- выпрямившись, я внимательно посмотрела на встревоженных мужчин.
   -- Об этом будем думать потом, -- Грейгор успокаивающе заглянул мне в глаза. -- Все будет хорошо, девочка, сейчас самое главное -- увезти тебя в надежное место и обеспечить твою безопасность.
   -- Наше посольство -- одно из самых защищенных мест на вашей территории, под нашим наблюдением ты будешь в полной безопасности. -- Дантариэль говорил так уверенно, словно все уже было решено заранее.
   -- Подождите-ка, -- спрыгнув со стола, я упрямо поджала губы, -- я вообще не собираюсь никуда ехать! Мой дом находится под не менее надежной защитой, завязанной лишь на мне одной, так что нет смысла...
   -- Ты здесь не останешься! -- глаза принца потемнели от гнева. -- Это слишком далеко от нас и в случае опасности никто не сможет тебе помочь, расположиться же у тебя нам не позволяют размеры самого дома. Мы здесь просто не поместимся. Поэтому, лиарни, -- его голос угрожающе понизился, -- хоть раз в жизни постарайся не спорить и сделай так, как тебе говорят.
   -- Послушай его, Рианоэль, -- даже Вейн подался вперед и мягко попытался меня убедить, -- мне самому не по душе мысль, что ты будешь так далеко от дома, но, как я уже говорил, твоя безопасность для меня превыше всего.
   На какое-то время в комнате повисла напряженная тишина, все ждали моего ответа. Я же всеми силами пыталась придумать выход, но безуспешно. Проклятье, да я с ума сойду, если все время буду находиться рядом с толпой Дарракши-Лан, помешанной на моей безопасности! Про Лиру и говорить было нечего. К тому же оставались занятия в академии, одно из которых я уже пропустила, и за что придется держать ответ перед учениками. А ведь это выход!
   -- Я не поеду в посольство, -- мой тон не давал даже надежды меня переубедить. Кухня наполнилась яростными криками вперемешку с отборной руганью на нескольких языках. Сразу стало слышно, как меня любили. -- Но, -- я повысила голос, заставив их успокоиться, -- не останусь и здесь. Вы должны понять, что куда бы я ни пошла, со мной будут Крил и Лира, а маленькой девочке не место в посольстве. Единственное подходящее решение -- академия. Во-первых, там со мной всегда будут Вейн с наставником и Крил, во-вторых, Лире не будет скучно, в младших классах есть ее ровесники, а в-третьих, от всего этого не пострадает моя работа.
   -- Мне это не нравится! -- Дан впился угрожающим взглядом в довольно заулыбавшегося целителя.
   -- А по мне, так это просто замечательная идея, -- Вейн едва не урчал от удовольствия.
   -- Защита академии действительно не уступает вашей, так что Эль права, -- Грейгор решительно посмотрел на хмурившихся Дарракши-Лан. -- Мы сумеем ее защитить.
   -- Не стоит обольщаться, Чувствующий, -- если бы взглядом можно было убить, глава гильдии целителей давно лежал бы бездыханным, -- если Эль остается в академии, то там же располагаемся и мы.
   -- Но есть правила...
   -- Или так, или она идет со мной!
   -- А мое мнение кого-нибудь интересует? -- я уперла руки в бока и раздраженно посмотрела на сцепившихся мужчин.
   -- Еще как интересует, и ты мне его обязательно выскажешь, но чуть позже и наедине, -- голос Дантариэля звучал обманчиво мягко. -- И учти, лиарни, что мое терпение на исходе: или твой наставник соглашается принять нас в академии, или я переброшу тебя через плечо и силой привезу в посольство.
   -- Э... Грейгор? -- отвернувшись от принца, понимая, что его слова не были пустой угрозой, я подошла к Чувствующему. -- Делай, что хочешь, но либо я отсиживаюсь в академии, причем на условиях, которые поставил Дан, либо остаюсь здесь и выставляю вас за порог. В последнем случае меня достать вы не сможете, равно, как и пройти во двор, тебя, кстати, я тоже включу в круг нежелательных лиц. О том, что выставить вас отсюда, благодаря защите, мне удастся без проблем, тебе тоже известно, так что выбирай, а я пока пойду собирать вещи.
   Развернувшись, я отправилась прочь с кухни, успев услышать обреченный вздох наставника со словами: "Они друг друга стоят!". Вполне возможно.
   Взволнованно носясь по комнате и укладывая вещи дочери в дорожную сумку, я с беспокойством думала о возможном убийце. Чего он хотел добиться, устроив столь живописную смерть известной Чувствующей на глазах у толпы, прямо в праздник Мира? Мести, раздора, восстания, разрыва договора... Любой из перечисленных результатов подошел бы, осталось лишь выбрать. Меня интересовало другое -- что за силу он использовал и почему Дарракши-Лан не смогли пробраться внутрь? И кстати, что немаловажно, как удалось выжить Ниссе?
   -- Готова? -- раздавшийся у дверей голос Дантариэля заставил меня подпрыгнуть на месте. -- Прости, не хотел тебя пугать.
   -- Ничего страшного, -- я поспешно отвернулась и заставила себя вновь заняться сборами, всем телом ощутив медленные шаги мужчины, раздававшиеся с каждой секундой все ближе.
   -- Значит, ты все-таки решила вопрос об убежище в пользу академии?
   -- Да, -- почувствовав, как его дыхание легко коснулось моей шеи, я резко втянула в себя воздух.
   -- И мне не удастся тебя переубедить? -- его руки дразнящее обвились вокруг моей талии и притянули к себе.
   -- Дан... -- голос звучал на удивление хрипло. Резко дернувшись, я решительно вырвалась из его объятий и, отбежав в сторону, выставила перед собой руки с поднятыми к нему ладонями, не позволив приблизиться. -- Не подходи.
   -- Ты меня боишься? -- Дантариэль внезапно побледнел, и я поняла, что мужчина вспомнил, как всего однажды применил при мне свою истинную силу, направленную на другого Дарракши-Лан. Да, тогда я действительно была просто в ужасе, и некоторое время шарахалась от любого представителя нечисти. Видимо он об этом так и не забыл.
   -- Нет, Дан, я тебя не боюсь, -- я вздохнула и опустила руки. -- Ты никогда не причинишь мне вреда, и я это прекрасно знаю. Но пойми, что слишком многое изменилось за последние годы, я сама стала другой и не хочу возвращаться назад.
   -- И что это значит? -- взгляд Пьющего Жизнь стал холоден.
   -- Я хочу, чтобы ты ушел. Навсегда.
   -- Нет.
   -- Но почему?! Мы все равно не сможем быть вместе, разве ты не понимаешь? Слишком многое изменилось. Я... Проклятье, Дан, да тебя не было целых три года! И ты думаешь... -- поняв, что снова позволила эмоциям взять вверх, я резко замолчала и отвернулась к окну, чувствуя напряжение, исходившее от мужчины. -- Это уже неважно, у меня теперь другая жизнь, и тебе в ней места нет.
   -- Ошибаешься, лиарни, -- от его мягкого, едва ли не урчащего голоса с решительными нотками, у меня по телу прошла легкая дрожь, -- ты моя, всегда была и будешь только моей. Помни об этом, Рианоэль.
   -- Нет.
   -- Позже, -- он устало вздохнул, -- мы поговорим об этом позже, сейчас не время и не место. Отправляемся через два часа, постарайся к этому моменту полностью подготовить все, что нужно для себя и ребенка.
   Он ушел, а я какое-то время стояла, не шевелясь, и очнулась, лишь когда услышала во дворе радостный крик дочери, приветствовавшей Грейгора. Все вдруг стало таким запутанным, сложным, и я не была уверена, что мне хватит сил со всем этим справиться. Но я должна была. Ради Лиры, ради Крила и ради себя. Завязав сумку дочери, я нахмурилась и решительно дернула головой. Сейчас самым главным было разобраться с нападением, а что касается Дарракши-Лан, то даже наставнику никогда не удавалось разыскать меня в огромном здании академии, где я знала каждый камень, поэтому не пересекаться с Дантариэлем будет не слишком сложной задачей. Да, все будет в порядке. По крайней мере, я на это надеялась.
  
  

Глава 3

  
   -- Нет, всё дело в стойке... Да, вот так... Нападай!... Молодец... Ну... Нет, держи удар! Аккуратней!... Проклятье!
   Яростно зашипев, я сжала в кулак порезанную ладонь и почувствовала, как по запястью стекали небольшие струйки крови. И зачем я только влезла? Подумаешь, осталась бы эта дуреха без пальцев, ничего страшного.
   -- Простите, -- побледнев от ужаса, виновница происшествия не отрывала взгляда от моей руки. -- Я не хотела!
   -- Конечно не хотела, -- благодарно улыбнувшись одному из учеников, поспешно протянувшему мне бинт, я быстро перевязала рану и вновь посмотрела на убивавшуюся девушку. -- Меллиса, всё в порядке, это всего лишь царапина, от таких не умирают.
   Ученица побледнела еще больше, и я мысленно выругалась, делая заметку на будущее иногда следить за тем, что говорю.
   -- Меллиса, девочка, успокойся. Ты, в конце концов, целительница, вид крови не должен лишать тебя самоконтроля!
   -- Вы правы, госпожа, -- девушка понемногу приходила в себя. -- Могу я чем-нибудь помочь?
   -- Можешь, -- я ободряюще улыбнулась. -- В следующий раз научись лучше парировать удары.
   -- Я постараюсь, -- поклонившись, Меллиса выпрямилась и виновато опустила глаза.
   -- Вот и разобрались! Итак...
   Не успела я договорить, как двери зала боевой подготовки распахнулись, и в комнату ворвались двое ненормальных с горевшими яростью глазами и мечами наголо. Ученики ударили разом, поставив мощнейшее защитное поле вокруг нас и безжалостно отбросив противников на стену. Молодцы, мои труды не прошли даром!
   -- Госпожа Рианоэль, всё под контролем! -- меня окружили живым кольцом. Интересно, кто кого должен был защищать, найрины учеников или наоборот? У нас, кажется, второй случай...
   -- Так, пропустите меня немедленно! -- я решительно отпихнула в сторону отчаянно упиравшегося парня и вышла вперед. -- И что здесь происходит? -- мой ласковый тон, не предвещавший ничего хорошего, кажется, произвел неизгладимое впечатление на неуверенно поднимавшихся с пола мужчин. Ну конечно, а кого еще я ожидала увидеть? Видимо, в моих глазах отразилось что-то кровожадное, так как, вздрогнув, Шилинэр с оборотнем медленно отступили назад, не спуская с меня затравленного взгляда. -- Я спрашиваю, какого лешего вы ворвались ко мне на урок, да еще и с оружием в руках?
   -- Ну... Эль, не злись, мы просто... -- замялся Шин и требовательно посмотрел на моего брата.
   -- Я почувствовал, как тебя ранили, -- Крил виновато опустил взгляд.
   -- И решил добить? -- я выразительно указала на меч.
   -- Извини, Эль, -- Шин подтолкнул друга к выходу, -- похоже, мы сваляли дурака.
   -- Это уж точно! -- я сложила руки на груди.-- И почему Вейн вас не остановил?
   -- У него занятия...
   -- Госпожа Рианоэль! -- всеобщее внимание привлек новый вопль, донесшийся из коридора, и в зал вошла, заламывая руки, невысокая пухлая женщина, всем своим видом выражавшая праведное негодование. -- Эта девочка, Мирная, она... Она...
   -- Ну? -- я устало вздохнула и обреченно посмотрела на целительницу. -- Так что сделала моя дочь?
   -- Она отравила ученицу младшего класса!
   А вот это уже было интересно. Мельком взглянув на брата, я поняла, что он точно также не понимал происходящего, и решила уточнить.
   -- Простите, найрин, Вы сказали, отравила? Девочка мертва?
   -- О, боги, конечно же, нет! -- женщина оторопело уставилась на меня, будто не понимая, как я вообще могла такое предположить. -- Но она... изменилась.
   -- В каком смысле? -- почувствовав невероятное облегчение, что жизни ученицы ничего не угрожало, я заинтересовалась подробностями.
   -- Бедняжка Элен вся сплошь от головы до ног покрылась синими пятнами! А ее волосы?! Ее прекрасные длинные волосы цвета заката! Вы хоть представляете, что с ними стало?! -- она заметалась по залу, гневно размахивая руками.
   -- Думаю, Вы мне сейчас об этом расскажете, разве не так? Только позвольте, я отпущу учеников по домам, не думаю, что им пристало видеть Вас в таком состоянии, -- не обратив внимания на убийственный взгляд целительницы, я обернулась к явно разочарованным ребятам. -- Завтра после обеда жду вас всех на урок, а сейчас можете идти. И кстати, -- я гордо улыбнулась, -- вы поставили отличную защиту, даже я не сделала бы лучше.
   Подождав, пока в комнате остались лишь четверо: я, Крил, Дарракши-Лан и найрин, я решительно повернулась к женщине и смерила ее непроницаемым взглядом.
   -- А теперь прошу Вас нормально объяснить, что произошло в младших классах, -- видя, что она открыла рот для очередного крика, я предупреждающе выставила руку. -- Насколько я Вас поняла, моя дочь, причем, заметьте, Мирная, которой еще не исполнилось и девяти лет, отравила Чувствующую, вызвав непонятную реакцию в ее организме, так?
   -- Так, -- целительница гневно поджала губы: видимо, раньше никто не смел ее перебивать.
   -- Значит, Вы утверждаете, что Ваша ученица с риском для собственного здоровья не смогла определить основные составляющие некого зелья? -- я удивленно вскинула брови. -- Но ведь это, осмелюсь сказать, может сделать любой Чувствующий младшего класса даже с завязанными глазами, или я ошибаюсь?
   -- Нет, но... -- она стушевалась.
   -- В таком случае, позвольте узнать, в чем конкретно обвиняется моя дочь? Возможно, она силой заставила ту девочку выпить зелье?
   -- Нет, но...
   -- Раз так, -- я намеренно перебила побагровевшую от злости целительницу, -- то я не понимаю, на каком основании Вы выносите свои обвинения.
   -- Это возмутительно! -- ее "прорвало". -- Да как Вы можете такое говорить? Теперь ясно в кого пошла эта мерзавка! А мы то...
   -- Вы забываетесь, найрин.
   Я задохнулась от неописуемой ярости, всполохом силы отразившейся в мгновенно почерневших глазах. Огромный зал буквально пропитался исходившим от меня напряжением. Да как она посмела назвать Лирицу "мерзавкой"?!
   -- Эль? -- медленно приблизившись, Крил сжал мое плечо и заставил успокоиться.
   -- Спасибо, -- я даже не посмотрела на брата, впившись взглядом в побледневшую Чувствующую. -- Советую Вам впредь держать язык за зубами, особенно, когда высказываетесь в адрес моей дочери, найрин. Не следует забывать о том, с кем говорите.
   -- П-простите, госпожа Рианоэль, -- слегка запинаясь, пролепетала женщина и склонилась в глубоком поклоне. -- Не знаю, что на меня нашло...
   -- Думаю, будем считать ситуацию исчерпанной, -- мой голос был холоден, как лед. -- Я сама осмотрю пострадавшего ребенка и поговорю с Лирой.
   -- Да, конечно, -- Чувствующая затравленно оглянулась на дверь, явно желая поскорее оказаться снаружи.
   -- У Вас ко мне есть еще какие-либо дела? -- я окинула ее высокомерным взглядом.
   -- Нет, больше ничего, еще раз прошу меня извинить, -- целительница буквально вылетела в коридор, а я смогла перевести дух.
   -- Да... -- протянул изумленный Шин. -- Знаешь, никогда не думал, что скажу подобное, но ты просто рождена, чтобы править!
   -- Вот и не говорил бы, -- устало вздохнув, я запустила руки в распущенные волосы и постаралась успокоиться. -- О, боги, ну в чем я перед вами провинилась?
   -- Ладно тебе, Эль, всё же в порядке, -- Крил попытался меня приободрить.
   -- В порядке? -- горько рассмеявшись, я гневно посмотрела на стоявших передо мной мужчин. -- Сначала меня ранит собственная ученица, потом срывают урок и делают из него балаган, а вдобавок я узнаю, что Лира довела какого-то ребенка до больничного крыла, и выслушиваю гневные комментарии в адрес дочери от сумасшедшей истерички! Это, по-твоему, "в порядке"?
   -- Ну... -- Шин сделал вид, что задумался. -- Ты права, без истерички было бы явно лучше.
   -- Идиот, -- я обреченно покачала головой и не смогла сдержать улыбки. -- Как ты можешь так несерьезно ко всему относиться?
   -- А кто сказал, что я несерьезен? -- Дарракши-Лан удивленно округлил глаза. -- Я даже, например, собираюсь навестить жертву нашей маленькой негодницы.
   -- Ты прав, -- бросив на него благодарный взгляд, я направилась к дверям. -- А знаете, что меня беспокоит больше всего? -- я остановилась и подождала их. -- Это всего лишь наш первый день в академии.
   Вдоволь насладившись выражением ужаса на лицах мужчин, я усмехнулась, вышла из зала и направилась в дальнюю часть здания, где располагалось больничное крыло. Интересно, что это нашло на Лиру? Чем ей могла так досадить Чувствующая, что уже на первый день знакомства Лирица решилась на столь крайние меры? В том, что ко всей этой истории моя дочь приложила свою маленькую ручку, я не сомневалась -- слишком хорошо знала ее характер. А еще мне было известно, что просто так малышка никому зла не причинила бы, и значит, ее на это спровоцировали.
   Войдя в длинное светлое помещение и указав идущим рядом со мной мужчинам на единственную занятую кровать, я подошла к дежурившей целительнице и, представившись, спросила про состояние девочки.
   -- Ой, да всё с ней в порядке, -- молодая девушка, моя ровесница, неодобрительно посмотрела на громко всхлипывавшую Чувствующую. -- Подумаешь, выпила настойки злотоцвета, с кем ни бывало! Через два часа само все пройдет.
   -- Понятно, -- я улыбнулась, припомнив коварный корешок, обольщавший наивных дураков красивым названием, напоминавшим золотые цветы. На самом же деле оно означало совершенно иное: "зло тот цветок". -- Так почему же она до сих пор здесь?
   -- Что вы, как же она может показаться в жилом корпусе в таком виде? -- передразнив девчушку, целительница наиграно ужаснулась. -- Лично я бы на вашем месте сейчас к ней не ходила, этот на редкость противный ребенок способен думать и говорить лишь о себе. Да и кроме рыданий за последний час я от нее ничего другого не услышала.
   Поблагодарив Чувствующую за информацию, мы решили последовать ее совету и отправились в выделенные нам комнаты на верхнем этаже единственного жилого помещения в академии.
   -- Ну и что ты обо всем этом думаешь? -- Крил заинтересованно посмотрел на меня, пропустив вперед на лестничную площадку. -- Она действительно сама выпила настойку?
   -- Лично у меня нет никаких сомнений, вот только не понимаю почему, -- я нахмурилась. -- Наш дар позволяет определить любой ингредиент, а в то, что эта девочка понятия не имела про истинную сущность злотоцвета, я не верю.
   -- Вот-вот, -- остановившись у развилки, разделявшей правое и левое крыла, Шин озадаченно нахмурился. -- Что ты собираешься делать с Лирой?
   -- Что делать? -- я искренне удивилась. -- Абсолютно ничего, -- видя, что мужчины ничего не понимали, я вздохнула и объяснила. -- Если они из-за чего-то поспорили, а это очевидно, то насильно что-то выяснять просто бесполезно: меня или пошлют, или выдадут такую живописную ложь, что впору книги писать. Нет, если захочет, она сама всё расскажет, а я просто в этот момент буду рядом.
   -- А знаешь, ты действительно очень изменилась.
   Не выдержав пристального взгляда Шилинэра, я насмешливо фыркнула и, улыбнувшись на прощание, направилась в выделенное нам с Лирой правое крыло. Пройдя мимо комнаты дочери, я намеренно не остановилась и не заглянула к ней, а вместо этого вошла в собственную спальню и устало плюхнулась на огромную кровать. Что мне теперь было делать? Малышка же с ума сходила от волнения, я буквально кожей чувствовала ее страх и чувство вины, а еще боль, такую жгучую, что на какой-то миг мне захотелось убить того, кто посмел ее обидеть. Но как же было узнать, что случилось? Ответит ли она, если просто спрошу? Вряд ли. Сейчас Лирица ждала вполне заслуженного наказания, зная, что подвела меня перед найринами, а не разговоров по душам. А что, возможно это был выход!
   Осуществить задуманное оказалось совсем несложно, и уже спустя полчаса я решительно вошла в небольшую уютно обставленную комнату и посмотрела на отскочившую от окна Лиру. Девочка выглядела еще хуже, чем я предполагала: бледная, в опухших от слез глазках плескался страх, кулачки крепко сжаты. Ну уж нет, этого так просто я оставить не могла, никто не смел причинять ей боль!
   -- Как тебе комната? Уже освоилась? -- я сделала вид, что не заметила ничего особенного, и подошла к письменному столу, поставив на него большую закрытую корзину. -- Может, чего-то не хватает?
   -- Нет, мне здесь нравится, -- голос малышки звучал хрипло.
   -- Вот и отлично, -- улыбнувшись, я задумчиво посмотрела в окно, после чего перевела загадочный взгляд на дочку. -- Ты сегодня уже была на улице?
   -- Нет, -- она явно не понимала что происходит, -- дядя Гор сказал, что никому пока нельзя выходить наружу.
   -- Правильно, -- я совершенно серьезно кивнула, -- и ты ни в коем случае не должна нарушать это правило. Но есть одно место... -- я замолчала и заметила, как кроме страха и недоумения в глазах ребенка просыпалось любопытство. -- Нет, не буду портить тебе сюрприз. Пошли!
   -- Куда?
   -- Устраивать пикник, -- я выразительно протянула вперед корзину. -- Ты даже не представляешь, чего мне стоило уговорить местную повариху поделиться с нами продуктами.
   -- Но дядя Гор...
   -- Не волнуйся, мы не будем выходить из академии, -- подойдя к Лирице, я протянула ей свободную руку и улыбнулась. -- Верь мне.
   Я не знала, правильно ли поступала, но мне вдруг захотелось подарить малышке свой собственный маленький волшебный уголок, где она могла бы иногда прятаться от окружавших проблем. Как когда-то у меня. Ведя по длинным коридорам взволнованную Лирицу, я поняла, что и сама с непонятным страхом ожидаю ее реакции на подготовленный мною сюрприз. То место, в которое мы направлялись, очень многое значило в моей жизни, оно было одним из двух убежищ, куда я частенько прибегала в поиске утешения и спокойствия. Оно олицетворяло для меня само сердце академии, и мне было крайне важно узнать, что почувствует девочка, очутившись там.
   -- Готова? -- остановившись возле высокой деревянной двери, я хитро взглянула на нетерпеливо оглядывавшуюся вокруг дочку и, дождавшись согласия, потянула за резную ручку.
   -- Ох... -- малышка замерла на пороге, впившись изумленным взглядом в чудесные сады оранжереи.
   -- Нравится?
   -- Очень! -- ее горящие восторгом светло-зеленые глазки и счастливый смех были для меня лучшей наградой.
   -- Ну, тогда беги вперед и выбирай нам место, -- энтузиазм дочери передался и мне.
   Наблюдая, как Лира бегала по узким подожкам сада, с благоговением дотрагиваясь то до редкого цветка, то до экзотического деревца, я как никогда раньше ощутила ту невидимую связь между нами, что была покрепче любой стали.
   -- Вот тут.
   Посмотрев туда, куда указывал маленький пальчик Лирицы, я не смогла сдержать довольной улыбки -- именно под этим большим раскидистым деревом я любила сидеть в детстве и слушать журчание небольшого водопада, расположенного прямо напротив. Опустившись на колени, я достала из корзины мягкое покрывало и расстелила его на траве, затем постепенно выложила добытую на кухне еду и большой кувшин яблочного сока.
   -- Ну так что, налетаем? -- сев на покрывало, поджав под себя ноги, я посмотрела на радостную Лиру и предвкушающе потерла ладони.
   -- Налетаем! -- звонко рассмеявшись, малышка повторила мои действия и принялась за обед.
   Какое-то время мы только и делали, что ели, пили, смеялись, снова ели, и так далее, по кругу, после чего убрали остатки продуктов обратно в корзину и блаженно растянулись на траве.
   -- А откуда ты узнала про оранжерею? -- Лира немного повернула голову, устроившуюся на моих коленях, и задумчиво посмотрела на меня снизу вверх.
   -- А я и не знала, -- я ласково улыбнулась дочери, нежно перебирая ее длинные светлые пряди, -- просто случайно наткнулась на нее, когда пыталась спрятаться от найринов. В тот раз, помнится, меня очень разозлил один мальчик, и я подложила ему в постель жабу, зная, что он их терпеть не может, -- усмехнувшись воспоминаниям, я покосилась на удивленную малышку и строго заметила. -- Правда, кончилось всё тем, что меня все-таки отправили в подземелье и оставили там на целых два дня. Зато с тех пор оранжерея стала моим любимым местом, куда я всегда приходила, если мне было плохо.
   -- Тебе было здесь плохо? -- Лира даже не пыталась скрыть своего изумления.
   -- До встречи с Грейгором -- да, -- я открыто встретилась с ней взглядом, зная, что должна быть предельно откровенной, если хотела, чтобы и она мне доверилась. -- Меня в академии не очень любили.
   -- Но почему? Вы же здесь все одна семья!
   -- Ох, радость моя, -- я покачала головой и грустно усмехнулась, -- отнюдь не всегда кровные узы означают семью, порой абсолютно чужие люди любят друг друга намного искренней и преданней, чем те, в жилах которых течет твоя кровь.
   -- Как вы с Крилом? -- она задумчиво нахмурилась и вдруг отвернулась, произнеся едва слышно. -- И как мы с тобой?
   -- Конечно, -- подавшись вперед, я обхватила ее за талию и подтянула наверх, усадив на колени, после чего заставила посмотреть себе в глаза. -- Ты, я, Крил и Грейгор -- мы одна большая семья, и этого ничто не изменит.
   -- Так ты меня и правда любишь? -- в глазах ребенка отразилась такая боль, что мне захотелось зажмуриться, лишь бы этого не видеть.
   -- Послушай меня, Лира, послушай внимательно и запомни на всю оставшуюся жизнь, -- я сжала в ладонях ее лицо, -- ты для меня всё, каждая твоя улыбка согревает мне сердце, а пролитые слезы заставляют плакать и меня. Ты моя жизнь, конечно же, я тебя люблю! И даже не думай в этом сомневаться, поняла меня?
   -- Д-да, -- голосок малышки дрогнул, и она разрыдалась, порывисто обняв меня за шею. -- Она сказала, что ты меня не любишь, что я Мирная, а Чувствующие никогда не смогут полюбить Мирных, что ты на самом деле не моя мама. Но я ей не поверила, честно слово, не поверила! А она сказала, что ты меня просто пожалела! И я... И я...
   Так вот в чем было дело. Крепко прижав к себе сотрясавшееся от рыданий тельце, я мысленно выругалась, жалея, что собственноручно не свернула шею той эгоистичной маленькой стерве, которая довела мою малышку до такого состояния. О боги, как же я порой ненавидела всю свою гильдию!
   -- Все хорошо, родная, все хорошо, -- я ласково погладила ее по голове и почувствовала, как потекли по щекам собственные слезы. -- Ты ни в чем не виновата.
   -- Виновата! -- Лирица зарыдала пуще прежнего. -- Я ее отравила!
   -- Хм, подумаешь, подлила немного злотоцвета, я бы еще корня яреня добавила, тогда эффект был бы в два раза дольше.
   -- Ты знала?! -- от изумления малышка даже перестала плакать и уставилась на меня покрасневшими от слез глазками.
   -- Конечно, знала, -- усмехнувшись, я поцеловала ее в мокрую щечку.
   -- И даже не сердишься?
   -- На тебя -- нет, а вот с Чувствующей у меня будет долгий разговор. Кстати, -- я хитро прищурилась, -- а как ты добилась того, чтобы она ничего не заподозрила?
   -- Ну... -- подозрительно вглядевшись в мое лицо и, видимо, поверив, что я действительно не сердилась, Лира робко улыбнулась. -- Я добавила в чай с злотоцветом листик мяты.
   -- И всё? -- я искренне удивилась.
   -- Между прочим, мы, Мирные, намного лучше вас разбираемся в травах! -- это было сказано таким высокомерным тоном, что я невольно расхохоталась, а спустя мгновенье, смеялись мы уже вместе, громко всхлипывая и утирая катившиеся по щекам слезы. На этот раз, от радости.
   В таком состоянии нас и нашел Дантариэль.
   -- Эль? Что случилось?! Кто-то напал? Что... -- в два шага покрыв разделявшее нас расстояние, мужчина замер, увидев, наконец, мою довольную улыбку и заметно расслабился. -- Развлекаетесь?
   -- Есть немного, -- вытерев мокрые от слез щеки, я поудобнее усадила дочь у себя на коленях и крепко обняла, прижав к своей груди. -- А ты что здесь делаешь? Не думала, что Дарракши-Лан известно про это место.
   -- Не было известно до сегодняшнего дня. Тебя нигде не было, пришлось обыскивать всю академию, -- ошарашив меня этой неожиданной новостью, Дан с любопытством посмотрел на Лирицу. -- Ты ведь Лира, так? Мы виделись вчера, когда уезжали из вашего дома. Я -- Дан.
   -- Я помню, -- в голосе малышки было столько враждебности, что я на миг замерла и удивленно на нее посмотрела. -- С вами еще были два брата.
   -- Один брат и друг, -- если Дантариэля и смутила внезапная агрессивность девочки, то он этого не показал. -- Они тебе понравились?
   -- Нет, -- Лира с вызовом посмотрела на него снизу вверх. -- Мне вообще никто из вас не нравится! Вы хотели меня убить и сделали больно маме. Я вас ненавижу!
   -- Лира! -- чуть отстранившись от дочери, я перевела немного смущенный взгляд с нее на принца. -- Дан, она не это имела в ....
   -- Но ведь это правда, мама! -- Лирица вскочила на ноги, гневно топнула ногой и сжала руки в кулачки. -- Из-за них ты плакала. Я это слышала! И Крил их тоже ненавидит, он сам так сказал.
   -- Он с тобой об этом говорил?! -- я изумленно на нее уставилась.
   -- Ну... -- она на секунду замялась. -- Он сказал это дяде Гору, а я случайно услышала. Но это все равно правда! Они злые, гадкие и...
   -- Лирица! -- я чуть прикрикнула, заставив ее испуганно замолчать. -- Сейчас же извинись перед господином Дантариэлем и отправляйся в свою комнату.
   -- Нет! -- она упрямо поджала губы.
   -- Лира...
   -- Не надо, Эль, все в порядке, я понимаю, -- мягкий голос Дана заставил нас обеих повернуться. Присев на корточки, чтобы оказаться на одном уровне с девочкой, Дарракши-Лан серьезно посмотрел ей в глаза. -- Мне жаль, что твой дядя нам не доверяет, но больше всего я сожалею, что мы обидели тебя и твою маму. Я обидел. Но я хочу все исправить и заслужить ваше прощение, -- говоря это, он смотрел только на меня, после чего вновь перевел свое внимание на Лиру. -- Обещаю, что никому больше не позволю причинить боль вам обеим.
   -- А я тебе не верю!
   -- Правильно, -- он одобрительно кивнул. -- Никому нельзя верить на слово, за людей должны говорить их поступки.
   -- Ты не человек, -- девочка была неумолима.
   -- Тогда тебе придется наблюдать за мной еще более пристально, разве не так?
   Какое-то время они гипнотизировали друг друга взглядами, заставив меня изрядно поволноваться. Ну почему все складывалось именно так? Что случилось с моей обычно приветливой и ласковой дочуркой? Неужели это из-за меня, неужели я так плохо скрывала свои чувства, что терзавшие меня боль, гнев и обида передались самому дорогому для меня человечку? В этом была лишь моя вина. Внезапно вздрогнув, Лирица отступила назад и, прикусив губу, яростно замотала головой.
   -- И все равно я вас всех ненавижу, а тебя особенно!
   -- Лира!
   Не обратив никакого внимания на мой ошарашенный окрик, дочка стремглав выбежала из оранжереи, оставив нас Даном наедине.
   -- Прости ее, -- я медленно поднялась на ноги и смущенно взглянула на застывшего с непонятным выражением лица мужчину, -- она вовсе не имела в виду то, что говорила.
   -- А вот я в этом не уверен, -- тяжело вздохнув, он устало потер ладонями лицо. -- Про ненависть, конечно, она слегка переборщила, но добрых чувств моя раса у малышки явно не вызывает, что, однако, неудивительно, если вспомнить все произошедшее ранее, -- выпрямившись, Дарракши-Лан внезапно замер. -- Ответь, она сказала правду, я действительно причинил тебе такую боль?
   -- Дан...
   -- Теперь понятно, почему ты так упорно пытаешься вычеркнуть меня из своей жизни.
   -- Нет, Дан, ты ни в чем не виноват! -- не в силах больше выносить столь непомерной грусти в его голосе, я порывисто подалась вперед и, встав перед ним, заставила посмотреть себе в глаза. -- Это я тогда ушла, не сказав тебе ни слова. Я, а не ты! Да, так сложились обстоятельства, да, мы никогда не сможем быть вместе, но этот выбор сделала я, понимаешь?
   -- Я должен был тебя остановить, -- он протянул руки и попытался привлечь меня к себе, но я проворно отошла в сторону.
   -- Нет, не должен был, -- я покачала головой. -- Ты и сейчас не должен был возвращаться, как делал это последние три года.
   -- Поверь, я хотел приехать, действительно хотел, но Рихнер не пропустил на людские земли.
   -- Рихнер?! -- я изумленно уставилась на явно взволнованного Дантариэля и вспомнила великолепного дракона, единственного виденного мной за всю жизнь, с которым мы изрядно подпортили друг другу нервы, после чего даже подружились. -- Но, насколько мне известно, Привратник не может противиться воле вашего рода.
   -- Я тоже так думал до тех пор, пока не оказался кем-то вроде пленника на собственных землях, -- грустно усмехнувшись, Дан сложил руки на груди и пристально посмотрел на меня взглядом, полным нежности и отчаяния. -- Однако по его словам выходило, что он поклялся не только служить нашему роду, но и защищать его, а значит, предотвращать любой возможный вред. А я, как оказалось, довольно существенная фигура в нашем государстве, и мой отъезд мог бы повлечь за собой весьма крупные неприятности, особенно учитывая то, в каком запустении находились наши дела из-за проклятия. Да и про предателей забывать не следовало. Лиэру требовалась моя помощь, и не только как принца, но и как ведущего воина. Ты даже не представляешь, в каком отчаянии я находился, зная, что не могу тебя увидеть, лиарни, каждую ночь, видя тебя во сне и просыпаясь при одной только мысли, что ты меня забыла. Это было просто невыносимо.
   -- Не надо! -- поспешно отвернувшись, чтобы он не смог заметить моих слез, я обхватила себя руками. -- Я не хочу этого слышать. Не могу... Зачем ты меня мучаешь, Дан?! -- не выдержав, я закрыла лицо руками. -- Зачем ты вернулся сейчас, именно тогда, когда я почти забыла, когда заставила себя начать все заново? Нет. Я не хочу ничего знать ни о тебе, ни о твоей расе вообще! Я не смогу опять вернуться назад, понимаешь? Я просто не готова... и никогда не буду.
   -- Так именно поэтому ты не пришла на праздник? Потому что хотела вычеркнуть нас из памяти? -- быстро приблизившись, Дантариэль развернул меня к себе и сжал плечи, не дав сдвинуться с места. -- Выходит, я вернулся вовремя. А знаешь, как я ждал этих дней? Как отчаянно боролся с собой, чтобы не послать тебе горы написанных мною писем, боялся, что сорвусь и все-таки взойду на корабль? Ты не желаешь слушать, как я жил без тебя, а вот мне безумно хочется узнать про каждую прожитую тобой секунду этих трех лет. Ты даже не представляешь, как я ненавидел Лиэра, когда тот приезжал домой после визита к вам, и с какой радостью и ревностью слушал его рассказы о тебе, все то, что по моей просьбе он узнавал. Я...
   -- Замолчи, пожалуйста, Дан, не говори больше ни слова... -- эта мольба вырвалась с моих уст едва слышным шепотом, выдав переполнявшие сердце боль, радость и изумление от того, что он, оказывается, следил за моей жизнью. -- Я не могу... Не сейчас.
   -- Прости меня, лиарни, я опять причиняю тебе страдания, -- хватка рук ослабла, и его ладони ласково заскользили по моим плечам, потирая красные следы, оставленные пальцами. -- Я лишь хотел, чтобы ты знала, что я никогда от тебя не отказывался. Тьма, как же все это не вовремя! Именно тогда, когда я должен уехать!
   Сердце пропустило удар и рухнуло куда-то вниз. Дальше я уже не слушала, о чем говорил мужчина, в голове осталось лишь одно. Дантариэль уезжал. Разве не этого я хотела, чтобы он вернулся к себе и оставил меня в покое? Но тогда почему так мучительно больно? Почему сердце буквально разрывалось от отчаяния? Все правильно, так и должно было случиться, возможно, мне стоило бы даже быть благодарной за то, что он уезжал так рано, пока я еще не успела привыкнуть к его присутствию в своей жизни. А может, я уже привыкла? Эта мысль внушала ужас.
   Отстранившись, я сделала несколько шагов назад и бесстрастно посмотрела на удивленного моим поведением Дарракши-Лан.
   -- Судя по всему мне следует пожелать тебе счастливого пути и легкой дороги.
   -- Что... -- Дан замер, поняв вдруг, в чем дело, и резко выдохнув, запустил руку в волосы, раздраженно ероша черные, как смоль пряди. -- Проклятье, Эль, ты меня неправильно поняла! Я вернусь ровно через пять дней. Мне действительно необходимо уехать, но с тобой здесь останется Шин и Нисса. Она, кстати, уже в академии и ждет не дождется, чтобы познакомиться, в соседней от тебя комнате, куда ее поселил Грейгор. Я хотел оставить еще и Сила, но он мне просто необходим.
   -- Не нужно мне ничего объяснять, Дан, я понимаю. Извини, мне нужно все здесь убрать, -- отвернувшись, я направилась к месту нашего недавнего с дочерью пикника, тщетно пытаясь заглушить в себе эмоции и изо всех сил мысленно строя крепость вокруг собственных чувств. Все хорошо. А когда он уедет, будет еще лучше, как в старые добрые времена.
   Сзади раздалась ругань, и не успела я сделать и нескольких шагов, как оказалась крепко прижата к сильной груди, а его рот яростно впился в мои губы. Я на миг замерла и тут же прижалась теснее, приподнявшись на цыпочки и запустив руки в его волосы, и ответила на поцелуй. Крепость пала. Голова закружилась, и я бы, наверное, упала, если бы не Дан, крепко державший меня в своих объятиях. Едва заметив мое отступление, он тут же ослабил напор, меняя направление поцелуя и уже неторопливо изучая, пробуя на вкус и лаская мои губы, заставив забыть обо всем на свете. Обо всем, кроме него.
   -- Пять дней, -- чуть хрипловато произнес Дантариэль и медленно приподнял голову и заглянув мне в глаза. -- Ровно через пять дней я приеду, и мы закончим наш разговор. А пока я хочу, чтобы ты ни на миг не выходила за территорию академии и была осторожна. Если не ради себя и не ради меня, то хотя бы ради дочери, она не переживет, если с тобой что-нибудь случится, -- он снова меня поцеловал, на этот раз более требовательно. -- И будь хорошей девочкой, держись подальше от Вейна, если не хочешь, чтобы он не досчитался пары ребер. Береги себя, -- прижавшись к моим губам в последнем, безумно длительном поцелуе, он быстро развернулся и вышел из оранжереи.
   Какое-то время я ошеломленно смотрела на закрывшуюся дверь и не понимала, что здесь только что произошло, а потом медленно поднесла руку к губам, все еще сохранившим ощущения его поцелуев. Я сошла с ума. Точно сошла, а иначе как можно было объяснить то, что я позволила Дарракши-Лан себя поцеловать? Более того, сама отвечала на его ласки? Ох, дура... Пять дней. Ровно пять дней, чтобы забыть все, что сегодня произошло и взять себя в руки. Я мысленно застонала.
   Поняв, что самобичеванием ничего не добиться, я заставила себя вспомнить то, что говорил Дан. В академию переехала Нисса и хотела со мной познакомиться. Что ж... Глубоко вздохнув, я быстро убрала в корзину покрывало и вышла в коридор, радуясь возможности пообщаться с представителем женской половины Дарракши-Лан. Потому что от мужской, голова у меня уже шла кругом.
  
  

Глава 4

  
   Ниссой оказалась совершенно очаровательная энергичная молодая девушка с короткими пепельными волосами и удивительными голубыми глазами. Уже спустя три часа от начала нашего знакомства, она знала академию не хуже меня, заставив показать свои самые любимые места и рассказать кучу связанных с ними историй. Эта Дарракши-Лан, словно в противовес названию своей расы, зажигала жизнь везде лишь одним своим присутствием и одаривала всех собственной бьющей через край энергией. Но главным показателем того, что мы с ней явно сойдемся, оказался, ни кто иной, как прятавшийся по всем углам академии Шилинэр, которого острый язычок девушки доводил буквально до изнеможения. Да еще Лира, влюбившаяся в Ниссу буквально с первого взгляда. То, что девушка являлась ненавистной ей Дарракши-Лан, малышку, кажется, совершенно не смущало. Наблюдая, как гостья терпеливо общается с Лирицей, я внезапно задалась вопросом, почему она, со своей внешностью и задором до сих пор не завела семью.
   -- Не знаю, как у людей, но у нас встретить достойного мужчину довольно трудно, -- тут же ответила девушка, когда я, наконец, решилась ее об этом спросить. -- Все они либо слишком ветрены, либо наоборот, думают лишь о долге. Кроме правящей семьи, конечно, -- добавила она, внимательно наблюдая за моей реакцией. -- Не знаю, как у них это получается, возможно, все дело в наследственности, но нэй Аррткуры всегда блестяще умели сочетать решение государственных проблем и собственные семьи, проводя каждую свободную минуту с любимыми. К сожалению, их осталось всего трое, двое из которых, как я слышала, уже заняты, -- подмигнув и довольно улыбнувшись, заметив мои вспыхнувшие щеки, Нисса притворно вздохнула. -- С третьим же, к огромному моему сожалению, мы еще в детстве играли в песочнице и засовывали друг другу за пазуху ящериц. Сама понимаешь, после такого трудно относиться к Силиэру не по-братски.
   -- Повезло парню, -- пробормотал Шин.
   Шел к концу второй день со дня отъезда Дарракши-Лан. Вечер сменился ночью, академия опустела, и, уложив спать Лирицу, я предложила собраться всем вместе в кабинете отправившегося с Даном Грейгора, который наставник, на время своего отсутствия полностью доверил мне. Идея была принята на ура, и вот теперь мы впятером сидели в уютной комнате: Нисса и я первыми заняли диван, Вейн с Шилинэром расположились в стоявших возле горящего камина креслах, а Крил, недолго думая, устроился рядом со мной, положив мои ноги себе на колени.
   -- Ах, да, есть еще и третий тип, -- задумчиво протянула блондинка, покосившись в сторону мгновенно заткнувшегося Шина, и сделала небольшой глоток изумительного вина, которое мы отыскали в запасах наставника. -- Заядлые бабники и смазливые мерзавцы, от которых, однако, тоже ничего хорошего ждать не приходится.
   -- Это почему это я бабник? -- Дарракши-Лан обиженно надулся.
   -- Что ты, Шилинэр, разве я могла о тебе такое подумать? -- Нисса испуганно округлила заблестевшие от смеха глаза. -- Советника принца я скорее бы отнесла к категории тех, кто вечно думает о долге, но если уж ты сам о себе такого мнения...
   Крил, не выдержав, расхохотался, в отличие от Вейна, старательно имитировавшего смех под приступом кашля. Едва не испепелив веселившихся приятелей яростным взглядом, Шин с вызовом взглянул на меня, предостерегая от очередной пакости. О, да, как он хорошо меня знал... Послав ему ласковую улыбку, не предвещавшую ничего хорошего, я не спеша повернулась к заинтересованной девушке.
   -- Ну, знаешь ли, с бабником ты немного загнула, -- я мысленно усмехнулась, почувствовав, как замер подо мной Крил, видимо поняв, что сейчас начнется, -- Шилинэр у нас в этом плане большой затейник, -- я даже не вздрогнула, услышав раздавшееся со стороны кресла предупреждающее рычание, -- его больше интересуют особы правящей крови.
   -- В каком смысле? -- Нисса изумленно переводила взгляд с меня на взбешенного мужчину.
   -- Ну как же? -- я невинно округлила глаза. -- Ты сама сказала, что правители вашей расы на редкость идеальны, поэтому не вижу ничего удивительного в том, что Шин предпочитает все время проводить рядом с Дантариэлем, все мы, как-никак, стремимся к лучшему.
   -- Ты хочешь сказать, что Шин и Дан... Что Дан с Шином... -- бедная девушка даже потеряла дар речи, осознав столь ошеломляющую новость.
   -- Ну причем же тут Дан? -- я печально вздохнула. -- Однажды, конечно, Шилинэр пытался признаться принцу в собственных чувствах, но не думаю, что ему понравилась реакция Дантариэля.
   -- Крил, если тебе дорога жизнь сестры, лучше уведи ее куда-нибудь подальше, иначе я за себя не ручаюсь, -- обманчиво спокойным тоном произнес Пьющий Жизнь.
   -- Эль... -- оборотень изо всех сил попытался сдержать расплывавшуюся во все лицо улыбку, вспоминая произошедшее в каюте блондинчика по пути к Дарракши-Лан и наше участие в деле с приворотным зельем. -- Ты...может...того... -- покосившись на приятеля и встретившись с ним взглядом, брат с трудом взял себя в руки. -- И правда, хватит уже, ну подумаешь, наглотался бедолага твоей отравы, а потом Дану в любви распинался, так это было более трех лет назад!
   В кабинете на миг воцарилась тишина, прерываемая лишь внезапно усилившимся кашлем Вейна, в котором отчетливо слышалось истерическое завывание. На Шина было страшно смотреть. Покосившись на мое абсолютно счастливое лицо, Крил, видимо понял, что сделал не совсем то, о чем его просили, и, словно извиняясь, опустил взгляд на пушистый ковер.
   -- Нда... -- задумчивый голос Ниссы и выражение ее лица, на котором читалось истинное блаженство, заставили блондина напрячься. -- Никогда бы не подумала, что можно знать кого-то столько лет и даже не догадываться о его столь необычных наклонностях. Ну, ничего, дорогой, я обещаю, что помогу тебе с обретением счастья, правда, не с Дантариэлем, уж извини, ты явно не в его вкусе, но мы что-нибудь обязательно придумаем. Для этого же и нужны друзья!
   -- С такими друзьями и врагов не надо, -- пронзив ее злым взглядом, Шин со злорадной усмешкой посмотрел на меня. -- Зато я, в отличие от некоторых, с драконами не дрался и в весьма специфические места их не посылал.
   -- Так я тоже не дралась! И он, между прочим, первый начал, -- я даже задохнулась от возмущения, однако тут же сдулась, заметив ошарашенное лицо Вейна. -- Э... Точнее...
   -- Что ты делала?! -- рык Чувствующего оказался весьма впечатляющим, по крайней мере, меня проняло.
   -- Да ладно тебе, Вейн, -- я отвела взгляд, заметив, с каким нетерпением присутствующие ждали моего ответа. Им явно было интересно знать, как я буду выкручиваться! Ну ничего, Шин, я тебе и не такое припоминала, -- подумаешь, фингал поставила, так, между прочим, Рихнер был даже не против!
   -- Рихнер?! -- слева от меня восторженно ахнули, и, повернувшись, я заметила, как зажглись энтузиазмом глаза девушки. Кажется, Привратнику придется не сладко. Надеюсь, он после этого выживет. -- Ты сумела побить дракона Дарракши-Лан?!
   -- Между прочим, он меня первый напугал и в море скинул! И вообще, это был чистой воды инстинкт самосохранения!
   -- Да-да, именно воды... -- Шин удовлетворенно вздохнул и блаженно прищурился, будто вспоминая нечто приятное. -- Если не ошибаюсь, ты в тот раз хорошенько ее наглоталась.
   -- Ага, еще припомни, как лично меня за борт выкинул! -- я возмущенно фыркнула. -- Сам же потом прощение вымаливал.
   В кабинете снова воцарилась напряженная тишина, прерываемая лишь треском огня в камине.
   -- Знаешь, Шин, не ожидала от тебя такой непроходимой тупости, -- прищурившись, Нисса окинула его презрительным взглядом. -- Как ты мог поступить так жестоко?
   -- Как я мог? -- мужчина даже приоткрыл рот от изумления и возмущенно взмахнул рукой. -- Да она меня чуть со свету не сжила!
   -- Очень жаль, что Эль этого так и не удалось, -- холодный голос Вейна бил по нервам не хуже раскаленного железа.
   -- Ладно, забыли, -- чувствуя, что дело запахло зарождавшейся дракой, я решила перевести тему и благодарно посмотрела на Ниссу. -- Я, кстати, так и не сказала тебе спасибо, за то, что согласилась сыграть мою роль на празднике Мира.
   -- И думать не смей, -- она радостно заулыбалась, -- мне это даже доставило удовольствие.
   -- Хочешь сказать, что тебе понравилось принимать на себя предоставлявшиеся мне удары? -- я насмешливо вскинула брови. -- Ты случайно не сумасшедшая, нет?
   -- Я не это имела в виду, и ты прекрасно все поняла, -- девушка укоризненно на меня посмотрела. -- Конечно, мне не доставило удовольствия оказаться жертвой того нападения, более того, мне даже вспоминать об этом не хочется. Но тебя очень любит народ.
   -- Ну, в этом ты явно ошибаешься, -- покачав головой, я неучтиво фыркнула. -- Они любят то представление, что начинается, стоит мне появиться на празднике: благодарные взгляды Дарракши-Лан, подобострастные поклоны, госпожа Рианоэль то, госпожа Рианоэль это... Тьфу ты, даже вспоминать противно! -- в сердцах воскликнула я. -- Знаешь, как это раздражает?
   -- Ну, конечно, только нашей ненормальной Чувствующей может не нравиться оказываемый ей почет и уважение, -- Шин усмехнулся.
   -- Лично я ее прекрасно понимаю, -- Вейн подался вперед и задумчиво уставился на языки пламени. -- Играть на публике -- это удел Правящих, мы же целители, нас не учили тому, как раздавать сияющие улыбки, даже если на душе паршиво, и как красиво говорить.
   -- Между прочим, кое-кому с этим приходится сталкиваться постоянно!
   -- И это говорит отнюдь не в его пользу, -- Чувствующий выразительно посмотрел на моментально заткнувшегося Дарракши-Лан.
   -- А как тебе удалось выжить? -- я вновь перевела тему на интересовавший меня вопрос и заинтересованно обернулась к задумчиво наблюдавшей за этой небольшой перепалкой блондинке.
   -- Сама не знаю, -- Нисса нахмурилась. -- Помню как шла на помост, а потом резко опустилась темнота и стало страшно... Нет не страшно, это был самый настоящий ужас. Я тогда ни о чем, кроме смерти, думать не могла, даже закричать не получалось. А потом я очнулась уже в своей комнате в посольстве и поняла, что жива, -- девушка чуть передвинулась, наклонившись вперед, и прижала колени к груди, отчего из-за ворота платья на миг показался золотой медальон на длинной витиеватой цепочке.
   -- Откуда это у тебя?! -- мгновенно оказавшись едва ли не лежащей на ней, я вцепилась одеревеневшими пальцами в безобразно оплавленный кусочек драгоценного металла.
   -- Эль, что случилось? -- ошеломленная таким поведением Нисса на пару с оборотнем тщетно пыталась разжать мои руки.
   -- Откуда? -- мой голос стал хриплым от волнения.
   -- Рианоэль, отпусти девушку, ты ее задушишь, -- видя, что даже Крилу со мной не справиться, к нам подошел Вейн и тут же замер, разглядев мою находку. -- О, боги...
   -- Да что вообще происходит?! -- Шин как всегда оказался последним.
   -- Нисса, ты можешь объяснить, откуда у тебя на шее взялось Око Дракона? -- я говорила медленно, пытаясь взять себя в руки и не сорвать легендарный артефакт без разрешения хозяйки.
   -- Око Дракона? -- казалось, она искренне не понимала, в чем дело. -- Неужели этот амулет...
   -- Да, Нисса, этот, как ты выразилась, амулет действительно является самым сильным артефактом из ныне известных, -- у Вейна от напряжения и восторга даже скулы свело. -- Но может, ты все же ответишь на вопрос?
   -- Я и не знала, что он такой ценный, -- девушка изумленно покачала головой и немедленно сняла с себя цепочку, милостиво предоставив медальон в мои загребущие руки. -- Мне подарила его одна старуха прямо там, на празднике Мира.
   -- Какая старуха? -- наш дружный вопль заставил ее подпрыгнуть от неожиданности.
   -- Откуда я знаю какая? -- глядя на нашу мрачную компанию, Нисса поежилась. -- Невысокая, седая... Глаза у нее были необычные, светло-голубые, почти белые, я тогда после ее слов еще подумала, что она слепая.
   -- После ее слов? -- я замерла, прекрасно понимая, что в нашем мире лишь у представителей одной гильдии могли быть такие глаза, а их слова лучше было бы никогда не забывать. Видящие.
   -- Да, -- Дарракши-Лан кивнула и нахмурилась, стараясь припомнить все точно. -- Она тогда остановила меня за руку и надела на шею медальон, упомянув, что это для защиты, а потом добавила что-то вроде: "Она поймет. Она знает, куда идти". Только тогда я ничего не поняла, да и не вспоминала об этом до сегодняшнего дня.
   -- Что ж, вот мы и узнали, как тебе удалось выжить, -- поднявшись с дивана, я пристально посмотрела на девушку. -- Нам следовало бы поблагодарить эту неизвестную Видящую за то, что спасла тебе жизнь, и не пожалела для этого самого Ока Дракона. К сожалению, оно больше никого защитить не сможет.
   -- Даже если и так, она явно хотела спасти тебя!
   -- Уверена? -- я усмехнулась и сжала в ладони бесполезный теперь уже артефакт. -- Сдается мне, Видящая заранее знала, что на празднике меня не будет.
   -- Но как...
   -- Вот этим мы и займемся, когда вернется Грейгор, -- Вейн пристально посмотрел мне в глаза, словно предостерегая от глупостей.
   -- Отлично, -- я согласно кивнула и отметила, как заметно расслабился мужчина. -- В таком случае предлагаю всем пойти спать.
   -- Полностью поддерживаю, -- поднявшись на ноги, Нисса потянулась как кошка, и устало улыбнулась всем нам, уделив особенное внимание Шину. -- Шилинэр, дорогой, тебе, наверное, тяжело заснуть, когда Дана нет рядом?
   -- Желаешь предложить свои услуги? -- растянув губы в предвкушающей улыбке, Дарракши-Лан не спеша двинулся вперед.
   -- Ну что ты? -- она притворно ужаснулась. -- Не думаю, что смогу правильно изобразить голос принца. Хотя, если это поможет, могу пожелать тебе спокойной ночи, как он это привык, наверное, делать. Что-то типа: "Отвали, извращенец, я спать хочу"?
   Шин взбесился. Громко взвизгнув, Нисса буквально вылетела из кабинета, успев на прощанье помахать нам рукой, и, весело смеясь, понеслась прочь по коридору от разъяренного советника.
   -- Я очень удивлюсь, если эти двое, в конце концов, не убьют друг друга, -- усмехнувшись, произнес Крил, когда мы подошли к развилке между разными крылами жилого этажа.
   -- Ха, да они еще всех нас переживут! Чисто из вредности, -- усмехнувшись, я остановилась и посмотрела на стоявших передо мной мужчин. -- Ну, все, спокойной ночи.
   -- Добрых снов, малышка, -- крепко обняв и поцеловав меня в щеку, брат отправился было к себе в комнату, как вдруг остановился и ожидающе посмотрел на не двигавшегося с места Вейна. -- Ты идешь?
   -- Я хотел бы задержать Рианоэль еще на минуту, -- Чувствующий бросил на меня вопрошающий взгляд.
   -- Хорошо, -- я пожала плечами и, сложив руки на груди, улыбнулась оборотню. -- Все в порядке, Крил, можешь идти, обещаю, что не задержусь здесь больше минуты. О чем ты хотел поговорить? -- спросила я Вейна, подождав, пока брат отойдет на значительное расстояние.
   -- Ты не будешь против, если завтра я возьму Лиру с собой на урок? -- мужчина казался смущенным.
   -- На урок? -- я искренне удивилась его просьбе, вспомнив, какие непростые отношения складывались между моей дочерью и Чувствующим. Если Дантариэлю Лирица открыто выказывала свой негатив, то Вейна, казалось, просто не замечала. Что бы мужчина ни делал, девочка совершенно не обращала на это никакого внимания. -- А она согласна?
   -- Если честно, то я еще не спрашивал, -- он замялся, -- сначала хотел узнать твое мнение на этот счет.
   -- А почему ты думал, что я могу быть против? -- я непонимающе нахмурилась. -- Наоборот, я очень рада, что малышка не будет скучать и, возможно, даже чему-нибудь научится. Правда, -- тут я хитро прищурилась, -- мне до сих пор неизвестно, что именно ты преподаешь.
   -- Не волнуйся, ничего столь же опасного, чем мы занимались на твоих занятиях, -- Вейн усмехнулся и, взяв мою ладонь, коснулся ее тыльной стороны своими губами. -- Я всего лишь специализируюсь на приготовлении снадобий и использовании трав.
   -- Знаешь, я просто уверена, что долго уговаривать Лирицу не придется, -- сделав шаг назад, я ненавязчиво освободила руку, заметив, что ему это совсем не понравилось. -- Ты ей только сразу намекни, чем именно вы займетесь. Ну, так я пойду? Приятных сновидений.
   -- Ты его любишь? -- вопрос мужчины заставил меня остановиться и тяжело вздохнуть.
   -- Раньше я ответила бы, что да, а теперь уже не знаю, -- я не стала притворяться, будто не понимала, о ком он говорил. -- Но тебе не стоит волноваться, единственное, что я знаю точно: Дантариэлю больше нет места в моей жизни.
   -- Он считает иначе.
   -- И ошибается. Спокойной ночи, Вейн, и не забудь мой совет сразу рассказать Лире о своих занятиях.
   Так и не обернувшись, я быстро свернула в правое крыло и не остановилась, пока не дошла до своей комнаты. Однако, так и не открыв дверь, двинулась дальше, к боковой лестнице, ведущей на чердак. Он был еще одним местом, где я любила поразмышлять на досуге, а именно это мне сейчас и требовалось. Хотелось побыть одной и разложить бешено метавшиеся в голове мысли по полочкам. Как оказалось, подобное желание возникло не только у меня. Войдя в маленькую комнатку под самой крышей академии, единственной особенностью которой было огромное, во всю стену окно, я остановилась и заметила маленькую фигурку, уютно устроившуюся в единственном плетеном кресле. Это было довольно странно, так как занятия кончились уже несколько часов назад и ученики отправились по домам, а посторонних защита просто не пропускала.
   -- Что ты здесь делаешь? -- подойдя ближе, я остановилась напротив кресла и внимательно рассмотрела сидевшего передо мной человека. Девочку немного старше Лиры, с длинными белоснежными волосами, спускавшимися до бедер, хрупкой фигуркой и удивительными темными глазами. Их цвет мне удалось заметить благодаря яркому лунному свету, лившемуся через окно за моей спиной.
   -- Я не знала, что здесь нельзя находиться, -- ее звонкий голос звучал на удивление взросло: тихо и неторопливо, без тени смущения или страха. -- Вы хотите, чтобы я ушла?
   -- Нет, если ты, конечно, не против моей компании, -- я пожала плечами и уселась прямо на пол, возле окна, прижавшись лбом к холодному стеклу, как когда-то в детстве.
   -- Я не против, -- судя по голосу, незнакомку весьма озадачили мои действия.
   Решив пока не обращать на нее внимания, я уставилась невидящим взглядом на небо и наслаждалась тишиной, принесшей покой и способность думать здраво. А подумать действительно было о чем. В голове засели слова Видящей: "Она поймет. Она знает, куда идти". Кто поймет? Я. Почему-то эта мысль казалась на удивление правильной, словно старая женщина действительно говорила обо мне. Но ведь на Ниссе была личина... Ох, ну что же я за идиотка, если хотя бы секунду считала, что оракулов можно было обмануть! Значит, эти слова действительно предназначались мне, вот только я понятия не имела, куда мне надо было идти. В гильдию? А что, мысль здравая! Если моя могущественная покровительница, а в ее силе я не сомневалась, так как артефакт, подобный Оку Дракона, просто не мог принадлежать обычному человеку, являлась Видящей, то вполне естественно, что ждать меня она будет у себя. Проблема состояла в другом: смогу ли я прийти. Как мне убедить кого-нибудь из друзей, что ничего страшного не случится, если я окажусь на несколько часов снаружи? Никак. Меня не только никуда не выпустят, но еще и запрут в комнате, для надежности. Значит, они об этом не должны были узнать. Все, кроме Ниссы, без которой, к сожалению, обойтись я никак не могла. Если реакция мужчин на мой уход, не сильно меня беспокоила, то про Лиру такого сказать я никак не могла. Тем более после разговора в оранжерее, где я поняла всю степень ее неуверенности в себе, ее боязнь потерять меня и мою любовь. Нет, уйти на неопределенное время, оставив ее одну, я не могла, как и взять малышку с собой. Это было бы слишком опасно, ведь я даже не знала, не ловушка ли это. Глубоко вздохнув, я мысленно выругалась, поняв, что сама нагоняла на себя страх. Ну что могло быть опасного в обычной прогулке по городу? Да, место, куда мне надо было попасть, находилось на приличном расстоянии от академии, а учитывая, что добираться туда мне придется пешком, так как лошадь не сможет перебраться через ворота, путь должен был занять часа три-четыре. Но ведь меня никогда не смущали многочасовые прогулки! До нападения.
   Устало потерев ладонями лицо, я вновь посмотрела на притихшую девочку и тут же наткнулась на ее изучающий взгляд. Странно, но она мне кого-то очень напоминала, кого-то явно не нашей гильдии, сильного, могущественного, безжалостного, но в то же время мудрого и справедливого. Я похолодела от пришедшей на ум мысли, а по телу прошлась мелкая дрожь. Смерть.
   -- Вот теперь ты действительно хочешь, чтобы я ушла, -- Посланница грустно вздохнула и начала подниматься, даже не заметив, как перешла на "ты".
   -- Нет, -- я покачала головой и указала на кресло, чувствуя, что уже успокоилась, -- останься.
   -- Ты уверена? -- она казалась искренне удивленной.
   -- А почему я должна желать твоего ухода?
   -- Ну, -- усевшись вновь, девочка нахмурилась, -- обычно люди всегда так реагируют на мое появление.
   -- Неудивительно, если учесть, что именно символизирует твой приход, -- я позволила себе улыбнуться и заметила, как на лице Посланницы мелькнула тень огорчения. Мне вдруг стало ее жаль. -- Но я не похожа на остальных, по крайней мере, уже тем, что частенько общалась с твоей матерью. Кстати, как поживает госпожа Смерть?
   -- Ей тебя не хватает, -- девочка усмехнулась, -- но не до такой степени, чтобы увести тебя за Грань. Поэтому я и здесь.
   -- Чтобы предупредить меня, -- я согласно кивнула, -- знаю. Мне известно, что ты не обещаешь гибель, а лишь показываешь, что подобное может произойти. Даешь знание, которое порой оказывается единственным оружием. И за это я тебе благодарна.
   -- Теперь я понимаю, почему мама так тебя полюбила, -- Посланница подалась вперед и задумчиво всмотрелась в мое лицо. -- Ты другая, особенная. Слишком много знаешь о смерти, чтобы ее не бояться и еще больше о жизни, чтобы ее любить.
   -- Ты можешь сказать, когда? -- я замерла, напряженно ожидая ее ответа.
   -- Нет, -- было видно, что девочка действительно сожалела. -- Я лишь чувствую беду, но не могу сказать, как и когда она произойдет.
   -- Ничего страшного, все равно спасибо.
   -- Мне пора, -- она поднялась.
   -- Подожди, -- у меня вдруг появился еще один крайне важный вопрос. -- Ты ведь ждала меня здесь весь вечер, разве не так?
   -- Так.
   -- Значит ли это, что опасность для моей жизни не завит от принятого только что решения? Или именно оно сыграет главную роль? -- я тоже поднялась и мысленно взмолилась, чтобы хоть на это она мне ответила.
   -- Нет, Чувствующая, -- Посланница покачала головой, заставив меня разочарованно выдохнуть, -- твое решение ничего бы не изменило.
   Не успела я осознать сказанное, как девочка исчезла, оставив меня одну. Вот как значит... Даже если я буду безвылазно сидеть в академии, опасность все равно меня найдет. Так ради чего тогда было скрываться? Крил... Я похолодела при одной только мысли о брате. Если я умру, то и он пойдет за Грань вместе со мной. Наши жизни связаны, именно поэтому я оставила путь странницы, предпочтя безопасность приключениям и дорогам мира. И все было прекрасно, до того момента, как кому-то понадобилась моя смерть. Возможно, это было во много раз опаснее, чем добровольное заточение в академии, но я должна была попробовать узнать хоть что-нибудь о нападавших, а значит, навестить Видящую.
   Приняв это решение, я за час до рассвета стояла в комнате Ниссы полностью одетая, и сменив надоевшее уже платье на любимые брюки, высокие кожаные сапожки, рубашку и куртку. Волосы, выдававшие меня с головой своим выделявшимся цветом: черные и огненные пряди вперемешку, я безжалостно стянула в тугой узел на затылке и спрятала под капюшон плаща. Который также скрывал ножны аграаха, двух обоюдоострых длинных кинжалов из весьма редкого металла, способного разрезать даже камень. Это был подарок наставника в обмен на мое согласие преподавать в академии.
   -- Нет, нет и еще раз нет! -- Нисса фурией носилась по комнате и отчаянно размахивала от волнения руками. -- Ты никуда не пойдешь.
   -- Ты прекрасно понимаешь, что это необходимо, -- я присела на разобранную постель, откуда так немилосердно выдернула недавно девушку. -- Видящая явно что-то знает и ждет меня.
   -- Пусть поедет кто-нибудь из мужчин!
   -- Меня, Нисса, а не воинственно настроенных защитников, -- я терпеливо ждала, когда она сдастся. -- Если бы она хотела поговорить с ними, то давно бы уже это сделала.
   -- Тогда я иду с тобой, -- Дарракши-Лан была неумолима.
   -- И что тогда будет с Лирой? -- поднявшись, я подошла ближе и посмотрела ей в глаза. -- Я не просто так прошу тебя вновь принять мою личину, Нисса, меня не волнует, что скажет Крил или, допустим, Шилинэр, когда узнают, что я ушла. Но малышка не должна ничего заподозрить. Она и так безумно боится, что я могу ее оставить.
   -- А ты подумала, что с ней будет, если ты погибнешь? -- девушка говорила обреченно, словно и не ждала моего возвращения.
   -- Эй, я ведь еще жива и за Грань не собираюсь! -- я возмущенно хмыкнула и порывисто обняла подругу, поняв, что победила.
   -- Дан меня убьет...
   -- Он ничего не узнает, -- быстро чмокнув ее в щеку, я направилась к двери, -- я не собираюсь задерживаться на несколько дней и вернусь уже сегодня вечером.
   -- Но...
   -- Нисса, -- остановившись возле порога, я обернулась и требовательно посмотрела на бледную от волнения девушку, -- Дантариэль вернется не раньше чем через два дня, так что успокойся и прекрати паниковать, иначе выдашь нас с головой. Значит так: для всех ты на весь день уехала в посольство еще утром, я же немного приболела, что ты и продемонстрируешь, после чего запрешься в моей комнате до вечера. Можешь не бояться, лечить тебя не будут, даже просматривать никто не осмелится, так как моя сила не слишком хорошо относится к чужому вмешательству, и все это помнят. А лечить себя Чувствующим не дано. Так что отдыхай и иногда заглядывай к Лире, вот и все.
   Не успела она ничего ответить, как, послав воздушный поцелуй, я скрылась в коридоре. Уже спустя минуту я привычно перелезла через высокий забор, преграждавший путь в академию и вышла из-под защиты. Свобода. Только вот никакой радости от ее обретения я не испытывала, наоборот, смутная тревога змеей свернулась вокруг сердца. Вспомнив, в какой стороне находилась гильдия Видящих, я поглубже натянула капюшон и двинулась вперед.
  
  

Глава 5

  
   Криатон оживал. Улицы постепенно наполнялись спешившими на работу Мирными, открывались лавки, а из таверн, едва стоя на ногах, выползали последние выпивалы. Я быстро шла по узким улочкам города, с любопытством осматривая ту его часть, в которой ни разу не была. Гильдия Видящих находилась в противоположном от нас конце Криатона, недалеко от академии Воинов, куда я наотрез отказалась приезжать еще несколько лет тому назад. Нет, не то, чтобы мне не было интересно узнать, как жили воители, скорее наоборот, их образ жизни и сила духа настолько были мне близки, что порой это пугало. Да, я дитя двух гильдий, рожденная от запретного союза Чувствующего и девушки-Воина, вот только семья матери так и не простила ее даже после смерти. И не мне теперь было даровать прощение им самим. Я выросла целительницей и лишь не так давно окончательно приняла в себе силу Воинов, приняла и научилась управлять ею во благо. В разумных пределах, конечно.
   Завернув на одну из улиц, я едва не налетела на слегка шатавшегося бугая, который, если судить по разившим от него ароматам, возвращался домой после бурной ночки.
   -- Простите... -- поспешно извинившись, я попыталась проскользнуть мимо него.
   -- А ну, постой! -- возмущенно рявкнул мужчина и больно вцепился рукой мне в плечо. -- Думаешь, можно безнаказанно сбить с ног достопочтенного Траннола и просто пройти мимо? Ну уж нет, девка, придется тебе за это заплатить.
   -- Я извинилась! -- изогнувшись, я попыталась разжать стальной захват его пальцев. Бесполезно. Рука начала неметь. -- Послушайте, уважаемый, не могли бы Вы отпустить мое плечо? Это причиняет мне боль.
   -- Это причиняет ей боль, нет, вы только послушайте! -- позади раздался пьяный хохот, и я внезапно поняла, что "достопочтенный" Траннол был не один. -- Эй, Нол, ну-ка сними с этой цыпы капюшон, а то вдруг она страшная, как моя жизнь?
   -- Нет, -- свободной рукой я вцепилась в складки ткани, чувствуя, как внутри поднималась горячая волна силы. -- Лучше вам идти своей дорогой, ребята.
   -- Ого, а цыпа, похоже, угрожать вздумала? -- к нам подошел неопрятно одетый мужчина со светлыми сальными волосами, покрасневшими от вечного пьянства глазами и убойным запахом изо рта. Меня перекосило. -- Нехорошо, девушка, ой как нехорошо. Ты сейчас не в том положении, чтобы угрожать.
   Не успела я и глазом моргнуть, как незнакомец выдернул ткань из моих рук и капюшон плавно опустился на плечи, открыв взорам остолбеневших мужчин мои волосы.
   -- Ого... -- даже присвистнул светловолосый, изумленно рассматривая меня с ног до головы. -- Ну и птичку мы здесь поймали. Цыпа, а ты случайно не та самая Чувствующая, что с нечистью якшается?
   -- Ну почему же сразу случайно? -- поняв по мрачной уверенности в его глазах, что врать все равно было бесполезно, я снова дернула плечом и почувствовала, наконец, как испуганно отпрянул Траннол. -- Надеюсь теперь мне можно пройти?
   -- Ну зачем же Вы так, госпожа Чувствующая? -- пьяница как-то нехорошо оскалился. -- Мы же просто хотим познакомиться.
   -- Да что ты разговариваешь с этой сукой? -- сзади раздался еще один яростный голос, и, чуть отойдя в сторону, следя за тем, чтобы не поворачиваться ни к кому спиной, я, наконец, увидела всех нападавших.
   Пятеро. Это плохо, очень плохо, учитывая, что убивать их совсем не входило в мои планы, а сила требовала освобождения, питаясь моим гневом.
   -- Извините моих друзей, госпожа, они не привыкли к столь изысканному обществу, -- блондин насмешливо поклонился, бросив кривую ухмылку подходившим ближе парням.
   -- Но, Редж, это ведь все из-за нее, -- один из "друзей" окинул меня презрительным взглядом, заставив отступить еще на шаг. -- Это она привезла сюда тех тварей, Пьющих Жизнь. Думали, что мы легко поверим в сочиненную вами сказочку? Чтобы Дарракши-Лан никого не убивали и хотели мира? Ха! Как бы ни так!
   -- Тише, Мик, все хорошо, -- Редж примирительно положил руку на плечо парня, -- не думаю, что она хотела кого-нибудь одурачить, правда ведь, госпожа? -- на меня уставились холодные и безжалостные глаза, не оставлявшие надежды на спасение.
   Ну что ж, значит, будем биться. Сила согласно потекла по венам, давая ощущение уверенности, а руки сами собой потянулись к кинжалам.
   -- Ну что же Вы молчите, госпожа? -- блондин угрожающе двинулся вперед.
   -- Остынь, Редж, и не делай глупостей, -- появление еще одного мужчины оказалось неожиданностью для всех нас. -- Эта Чувствующая слишком важна для правителя, чтобы ее исчезновение не осталось незамеченным. К тому же, не забывай про Дарракши-Лан. Думаешь, эти твари пощадят тебя, если с ее головы упадет хотя бы волос?
   Голос незнакомца звучал на удивление трезво, что уже отличало его обладателя от этой шайки. Посмотрев в его сторону, я невольно заметила, что пришел он с той же самой стороны, что и я, и теперь стоял, прислонившись к стене углового дома, всем своим видом выражая спокойствие и уверенность в собственных силах. Мужчина был высок и подтянут, даже хорошо сшитая одежда не скрывала атлетически сложенную фигуру человека, явно привыкшего к физическим нагрузкам, а в глазах застыло выражение ледяного высокомерия. Он даже чем-то напомнил мне Дантариэля.
   -- Что ты здесь делаешь, Десмонд? -- Редж напрягся и хмуро покосился на мужчину.
   -- Стою, как видишь, -- тот, кого назвали Десмондом, усмехнулся и выразительно указал на меня головой. -- А вот что здесь делает эта девушка? Никогда не считал тебя дураком, Редж, но теперь уже начинаю в этом сомневаться. Лучше отпусти ее.
   -- Так разве ее кто-нибудь держит? -- мужчина наигранно удивился, а окружающие рассмеялись. -- Ответьте, госпожа, вы хотите уйти? -- он угрожающе оскалился, посмотрев на меня, и медленно вытащил нож.
   Дольше медлить я не стала. Выхватив кинжалы, я метнулась вбок, легко ушла из-под удара опомнившегося Реджа, и полоснула его по руке. Послышался вскрик боли и удивления, а потом меня дернули в сторону с такой силой, что я едва устояла на ногах.
   -- Не высовывайся! -- с небывалой легкостью отразив мои удары, Десмонд небрежно подтолкнул меня себе за спину и прикрыв собой от наступавших мужчин. Судя по их мрачным лицам и оружию в руках, отпускать живыми нас никто не собирался.
   -- Что я вижу, Десмонд, -- прижав к груди окровавленную руку, блондин вышел вперед и зло прожег нас взглядом, -- неужели ты решил пожертвовать собой ради этой любительницы нечисти?
   -- А кто сказал, что я жертвую собой? -- мой неожиданный защитник усмехнулся. -- Напротив, Редж, я всего лишь давно хотел надрать тебе задницу, а тут подвернулся удобный случай. К тому же ты ведь знаешь, как я люблю выглядеть прекрасным героем в глазах юных барышень.
   -- О да, мне это действительно известно, -- мужчина презрительно фыркнул, однако взгляд оставался непроницаемым, -- вот только почему-то не верю я, что это один из таких случаев.
   -- Твое право, однако как бы потом тебе не выглядеть глупцом, -- чуть отступив назад и приблизившись ко мне, Десмонд понизил голос, чтобы слышала лишь я одна. -- Не будь идиоткой, спрячь ножечки и лучше поставь вокруг нас защиту. Все остальное предоставь мне.
   Да кто он такой?! Изумленно уставившись на спину мужчины, я послушно засунула кинжалы в ножны и изменила направление силы, поставив, как он и сказал, защитный купол. Раньше этого сделать мне не позволяло слишком маленькое расстояние между мной и нападавшими. Откуда взялся этот Десмонд? И почему меня никак не могло отпустить ощущение, что он слишком сильно отличался от окружающих? И это касалось не только нападавших. Он был другим, чем-то похожим на...меня? Бред, какой! Задумавшись о незнакомце, я пропустила тот миг, когда мужчины от слов перешли к решительным действиям, а когда обратила внимание на происходящее, то изумленно замерла. Десмонд оказался Воином, теперь я в этом уже не сомневалась. Не прошло и нескольких минут, как сражение было окончено безоговорочной победой моего защитника, умудрившегося не получить ни единой царапины, в то время, как нападавшим пришлось совсем туго. Проследив за тем, как израненные мужчины едва уносили ноги подальше от нас, я настороженно посмотрела на остановившегося передо мной Воина.
   -- Жива? -- его голос звучал весьма напряженно.
   -- Да.
   -- Вот и хорошо, -- едва он это проговорил, как щеку мне обожгла пощечина, едва не свалившая с ног. -- Это тебе на будущее, чтобы почаще думала головой, а не...
   Договорить он не успел, впечатавшись лицом в кирпичную кладку дома, куда я отбросила его силой.
   -- Никто... не смеет... меня... бить! -- проговорила я, выделяя каждое слово и внимательно следя за малейшим движением мужчины.
   -- Нда... -- Десмонд медленно поднялся на ноги и аккуратно коснулся опухшего носа, из которого буквально ручьем текла кровь. Кажется, он его сломал. -- Судя по всему, защита нужна была им, а не тебе.
   -- Я рада, что ты это уяснил, -- окинув его холодным взглядом, я повернулась, чтобы уйти, но тут заметила гримасу боли, на миг промелькнувшую на его лице. Пришлось вздохнуть, подойти к мужчине и требовательно потянуться к его лицу. -- Дай посмотрю.
   -- С чего это такая забота? -- Десмонд подозрительно прищурился, но голову не отдернул, даже наклонился, чтобы мне было удобно.
   -- Ты мне помог, я лишь возвращаю долг, вот и все, -- обнаружив ожидаемый перелом, я опустила руки ему на плечи и чуть надавила. -- Сядь и не шевелись, будет больно.
   -- Ну вот, а я то уж надеялся на неописуемое наслаждение, раз оказался в руках известной Чувствующей, -- мужчина недовольно поморщился, но подчинился.
   -- Ха, наслаждение поищи где-нибудь в другом месте, я не собираюсь тратить силу на того, кто посмел поднять на меня руку, -- зажав пальцами его лицо, я чуть надавила на основание носа и отметила, что пострадавший даже не застонал, лишь немного побледнел и расслабился, когда кость полностью зажила.
   -- Ладно, я ударил тебя, а ты разукрасила мне физиономию. Квиты?
   -- Подожди, -- вздохнув, я вновь опустила ладони на его лицо, закрыла глаза, вобрав в себя его боль, и почувствовала, как исчезали отеки и мелкие царапины.
   -- Почему? -- Десмонд сжал мои запястья, словно в тисках, заставив очнуться и удивленно на него посмотреть.
   -- Потому что не могу по-другому, -- чуть хрипловатым от напряжения голосом призналась я и замерла, впервые по-настоящему заметив какие необычные у него глаза. Разноцветные: один изумрудно-зеленый, другой ярко-синий.
   Изумленно выдохнув, я отступила на шаг и даже не заметила, что мужчина так и не отпустил моих рук, словно опасаясь, что я могла что-нибудь натворить. Жадно вглядываясь в каждую черточку его лица, черные как смоль волосы, крепкую фигуру, я отчаянно пыталась успокоить бешено колотившееся сердце. Этого не могло быть, я просто ошиблась. Конечно ошиблась! А если нет? Что если мои ощущения правдивы и передо мной действительно стоял еще один человек, соединявший в себе силу двух гильдий, рожденный от запретного союза? Такой же, как я.
   -- Ты... -- голос меня подвел, не позволив договорить.
   -- Да, -- Десмонд понял, что я хотела сказать, это было видно по его взгляду.
   Все вокруг закружилось, и я почувствовала, как меня подхватили сильные руки, не дав упасть на землю. Спустя некоторое время я пришла в себя и поняла, что мы куда-то шли. Точнее не так: шел Десмонд, а я уютно устроилась у него на руках.
   -- Очнулась?
   -- Вроде того, -- я подняла голову с его плеча и удивленно огляделась. -- И куда ты меня тащишь?
   -- Туда, куда ты и направлялась, -- мужчина усмехнулся, не останавливаясь и не выпуская меня из рук, неся легко, как ребенка.
   -- И куда же я направлялась? -- я подозрительно прищурилась и взглянула на его лицо, сверкавшее белозубой улыбкой.
   -- В гильдию Видящих, чтобы поговорить с госпожой Друсиллой.
   -- Друсиллой? -- я сочувствующе вздохнула. -- Бедная женщина, нелегко, наверное, ей с таким именем приходится.
   -- Ха, -- Десмонд весело хохотнул, -- никому еще не приходило в голову пожалеть эту мегеру.
   -- Судя по всему, ты довольно хорошо с ней знаком, -- я заинтересовано посмотрела на мужчину, после чего заметила, что мы уже выходили к главной улице. -- Кстати, может, ты меня уже отпустишь?
   -- Честно говоря, это она отправила меня тебе на встречу, предчувствуя неприятности, -- он намеренно проигнорировал мой вопрос и даже не сбавил шага. -- Как ты додумалась идти пешком, зная, что на тебя охотятся?
   -- Как будто у меня был выбор! -- я возмущенно фыркнула. -- Десмонд, немедленно опусти меня на землю.
   -- Боюсь, тебе придется еще немного потерпеть, пока мы не пересечем защитное поле гильдии, иначе тебя просто не пропустят внутрь, -- он указал головой на возвышавшееся впереди здание.
   Несколько минут мы двигались молча: я любовалась великолепнейшим строением, а мужчина, судя по всему, просто наслаждался тишиной, так как людей поблизости я обнаружить не смогла.
   -- Слушай, ты ведь наполовину Воин, да? Как я? -- нахмурившись, я нерешительно заглянула ему в глаза.
   -- Да, -- он усмехнулся, видя мое смущение, -- а на вторую половину -- Правящий.
   -- Ого! -- у меня даже челюсть отвисла от такого признания. -- Но ведь...
   -- Ничего особенного в этом нет, Эль, -- Десмонд грустно улыбнулся и посмотрел вперед. -- Только твоих родителей коснулась кара, так как они решились бросить вызов законам и вступить в брак. Остальным для того, чтобы завести ребенка, это было вовсе не обязательно.
   -- Ты знаешь своих родителей?
   -- Нет, -- он моментально посуровел. -- И никто из нас не знает, мы своего рода позор, о котором лучше навсегда забыть.
   -- Нас?! -- я почувствовала, что мне нечем было дышать. -- Таких как мы много?!
   -- Ты в порядке? -- мужчина остановился и озабоченно посмотрел на мое лицо. Судя по волнению в его взгляде, бледность меня не украшала. -- Извини, я совсем забыл, что ты ничего не знала.
   -- Да нет, все хорошо, только дай мне немного прийти в себя, -- я глубоко вздохнула. -- Какой удар по самолюбию: всю жизнь считала себя особенной, а тут оказывается, что таких как я пруд пруди!
   -- Ну вот, язвишь -- значит, уже оклемалась, можем идти, -- усмехнувшись, Десмонд продолжил движение и прошел через высокие ворота.
   Итак, вот я и добралась до обители Видящих. Огромных размеров прекрасное по своей архитектуре здание было, судя по всему, академией, так как в жилые корпуса посторонних не пропускали ни в одной гильдии. Повсюду, не взирая на время года, цвели цветы и распускались яблони, туда-сюда не спеша сновали люди, олицетворяя собой спокойствие и глубокую уверенность в собственной значимости. Всё вокруг было таким мирным и...белым. Честное слово, мне даже показалось, что я ослепла! Белые одежды, белые растения, белые колонны и камень здания... Я едва не удивилась, когда обнаружила, что трава все- таки была зеленой. Хоть это радовало!
   -- Ну и как тебе здесь? -- Десмонд внимательно следил за моей реакцией, опустив на гранитный пол перед высокими дверями академии.
   -- Честно? -- я скривилась. -- Как они здесь вообще могут находиться? Это же... Это... -- я силилась подобрать подходящее слово. -- Чудовищно!
   Какое-то время он просто разглядывал выражение моего лица, а потом запрокинул голову и от души расхохотался. И что я такого сказала?
   -- Пошли, я проведу тебя к Друсилле, -- отсмеявшись, мужчина взял меня за руку и потянул вперед. -- Могу поклясться, она тебя полюбит.
   -- Вот еще, -- насмешливо фыркнув, я пошла за ним, с интересом разглядывая здание изнутри и наблюдая за учениками. -- Между прочим, я не торт, чтобы всем нравиться.
   -- Ты просто не знаешь Друсиллу.
   Замолчав на этой загадочной ноте, Десмонд повел меня по длинному коридору, заканчивавшемуся витиеватой лестницей, и начал подниматься наверх. Казалось, прошло добрых два часа, прежде чем мы оказались на нужном этаже. Сил ругаться уже не было, поэтому я сосредоточилась на том, чтобы дышать. Неужели Видящие каждый день совершали такой подъем?! Этот вопрос я озвучила абсолютно свеженькому мужчине, с насмешливой улыбкой наблюдавшему за тем, как выдохшись, я улеглась прямо на пол коридора.
   -- Конечно же, нет, -- Десмонд, казалось, просто упивался данной ситуацией. -- Здесь есть целая сеть коротких переходов, эта лестница предназначается только для гостей.
   Срочно захотелось кого-нибудь убить, желательно немедленно и с особой жестокостью. В общем, пред всевидящие очи госпожи Друсиллы я предстала в самом скверном расположении духа. На внезапно открывшуюся дверь ни забавлявшийся Воин, ни ругавшаяся я никакого внимания не обратили, и увидели женщину лишь, когда та встала между нами. Маленькая, с короткими седыми вьющимися волосами, жутковатыми глазами и добродушной улыбкой, она казалась какой-то нереальной.
   -- Итак, вы все-таки дошли, -- слова явно предназначались Десмонду, но светло-голубые глаза Видящей смотрели только на меня. -- Надеюсь, по дороге ничего не случилось?
   -- Вы были правы, госпожа, -- мужчина поклонился, -- на нее действительно напали, однако, как мне позже стало известно, наша Чувствующая вполне способна сама за себя постоять.
   -- Да? И как же ты об этом узнал? -- обернувшись, женщина насмешливо посмотрела на его лицо, задержав взгляд именно там, где недавно красовались синяки и ссадины. -- Хорошая работа, девочка, этому оболтусу полезно время от времени задать взбучку, чтобы не задирал нос.
   "Оболтус" надулся, а мне все-таки удалось подняться на ноги и поклониться Видящей.
   -- Приветствую Вас, госпожа Друсилла.
   -- И я приветствую Вас, госпожа Рианоэль, -- женщина повторила мой поклон и, выпрямившись, ласково улыбнулась, заставив немного растеряться. -- А теперь, когда с формальностями покончено, предлагаю пройти в мой кабинет. Ты ведь не будешь против, если я стану называть тебя просто Рианоэль? -- легко перейдя на "ты", оракул вопрошающе на меня посмотрела и, дождавшись утвердительного кивка, довольно засмеялась. -- Вот и отлично!
   Кабинет Видящей, вопреки моим ожиданиям, был не белым, а благородных тонов красного дерева. Усадив меня в удобное мягкое кресло напротив себя, женщина разлила чай и с любопытством принялась осматривать меня с ног до головы.
   -- Можно? -- Друсилла нерешительно потянулась к моей голове, с которой давным-давно уже слетел капюшон.
   -- А что будет, если я скажу нет? -- я выразительно на нее посмотрела и сложила руки на груди.
   -- Ну, тогда мне придется попросить Десмонда тебя подержать, так как отказаться мне все равно не по силам, -- женщина говорила это с такой неподкупной искренностью, что я рассмеялась и подалась вперед, чтобы ей было удобнее рассматривать мои волосы.
   Чем она незамедлительно и занялась, тут же повынимав все шпильки и с прямо таки детским восторгом начала перебирать в руках длинные двуцветные пряди.
   -- Ты даже представить себе не можешь, как давно я хотела это сделать!
   -- И насколько давно? -- я с умилением наблюдала за ее действиями.
   -- Всего лишь с момента твоего рождения, -- улыбнувшись, заметив мое ошарашенное выражение лица, Видящая ласково провела рукой по моей щеке. -- Не удивляйся, милая, я уже давненько за тобой наблюдаю.
   -- Не понимаю... -- я недоверчиво покачала головой.
   -- Что же тут непонятного? -- она удивленно всплеснула руками и отодвинулась, откинувшись на спинку своего кресла.
   -- Эль не понимает, почему Вы за ней наблюдали, еще она никак не может понять, что в ней можно найти интересного, -- со стороны окна раздался голос Десмонда.
   -- Еще слово и один знакомый мне эмпат будет дожидаться окончания разговора на улице, вне пределов его досягаемости, -- бросив хмурый взгляд на мужчину, Друсилла вновь обратила внимание на меня. -- Возможно в своем представлении ты и обычная Чувствующая, но, поверь мне на слово, девочка, наблюдать за тобой и твоими поступками и решениями -- дело весьма интересное. Ты непредсказуема, и пути Жизни вокруг тебя меняются с каждой секундой! Вот, например, еще сегодня утром я была просто уверена в том, что Десмонд опоздает, и ты сама разберешься с теми подонками, а потом еще и его зацепишь силой, для общей кучи, так сказать. Но нет, ты все сделала по-своему! -- на лице женщины был написан неподдельный восторг. -- Ты не только предоставила ему делать всю грязную работу, так потом еще качественно повозила его по стеночке. Молодец!
   -- Вот значит как, да? -- присев на подоконник, Воин возмущенно уставился на старушку. -- И почему я не удивлен?
   -- Брось, Дес, ты прекрасно знаешь, что я тебя люблю, так что не дуйся, -- она лишь махнула на него рукой и снова повернулась ко мне. -- Итак, ты здесь для того, чтобы узнать о нападении.
   -- Не совсем, -- я покачала головой и, заметив ее недоумение, продолжила. -- Во-первых, позвольте кое-что вернуть Вам и поблагодарить за спасение Ниссы, -- с этими словами я вытащила из кармана куртки Око Дракона и положила в ее протянутую ладонь. -- Оно теперь, правда, бесполезно, но возможно Вам хотелось бы иметь это у себя.
   -- Ты права, девочка, -- Видящая с любовью погладила оплавленное золото.
   -- А уже, во-вторых, я бы хотела попросить рассказать о том, что Вам известно про нападение.
   -- И опять тебе удалось меня удивить, -- Друсилла довольно вздохнула и надела бывший артефакт на шею, -- я уже и не чаяла когда-нибудь увидеть его снова.
   -- Но почему Вы отдали столь уникальный амулет Дарракши-Лан? -- я удивленно на нее посмотрела.
   -- Ради тебя, конечно, -- женщина возмущенно вздохнула, словно разочаровавшись от того, что я не понимала такой очевидной вещи. -- Я не могла позволить, чтобы эти негодяи считали, что тебя так легко можно поймать, а уж убить и подавно! К тому же, ту девочку, Пьющую Жизнь, было жалко, она согласилась помочь Ронуэрту, а это дорогого стоит.
   -- Но кто хочет меня убить? -- не в силах сдержать волнения, я вскочила с места и принялась ходить по кабинету. -- Про то, зачем им это понадобилось, даже спрашивать не буду, тут и так все ясно: я помогла предотвратить войну и примирила расы. Но вот кто? Разве не все предатели были уничтожены?
   -- Всех уничтожить невозможно, милая, -- старушка грустно покачала головой. -- К тому же не только у них есть причины желать твоей смерти.
   -- Что? -- я даже остановилась. -- У меня уже появилось свое собственное общество анонимных убийц?
   -- Я уже говорила, как мне нравится твое чувство юмора? -- она улыбнулась. -- В том, что произошло три года назад, не все так просто, как считают многие.
   -- О чем Вы говорите?
   -- Думаю, эту часть лучше всего расскажет Десмонд, так как именно благодаря нему, мне удалось кое-что увидеть, -- повернувшись, Друсилла посмотрела на сидевшего у окна мужчину. -- Ну?
   -- Я был дома, в Меркойне, так называется место, где живут люди подобные нам с тобой, -- он выразительно посмотрел на меня, застывшую возле кресла с вцепившимися в спинку руками, -- когда услышал, что кто-то подбивает народ на открытое восстание, обещая им свободу и власть. Из этого, конечно, ничего не вышло, так как в большинстве своем Меркойн населяют Мирные, а им не присуще честолюбие. Однако нашлись и такие, кто ради власти готов был на любые зверства. Когда три года назад эти люди стали бесследно уезжать из нашего города, я еще ничего не заподозрил, но потом стало известно про Дарракши-Лан и подозрения правителя. Ваш бывший глава оказался лишь пешкой, впрочем, как и все остальные представители гильдий, которых впоследствии поймали. Настоящий же зачинщик всего этого до сих пор на свободе и точит зуб на одну Чувствующую-полукровку, которая испортила его гениальный план. Ну как тебе?
   -- Ужасно, -- я тяжело выдохнула и присела, -- но, по крайней мере, это кое-что объясняет, например, тот вихрь, что чуть не убил Ниссу. Никто не мог понять, откуда он взялся и вообще, как был создан, но если предположить, что убийцей является человек с силой двух гильдий, то в таком случае, возможно все, ведь наша сила не поддается анализу.
   -- Но это еще не все, девочка, -- Видящая, коснулась моей руки и внимательно заглянула в глаза, -- главной целью этого мерзавца является убийство правителя, ты ведь поняла это?
   -- Да, -- я кивнула, -- война и восстание необходимы для ослабления людей и гильдий. Он просто хотел выиграть время, чтобы потом ударить со свежими силами, в тот момент, когда мы будем наиболее беззащитны.
   -- Правильно, поэтому ты должна ему помешать.
   -- Я?! -- я едва не задохнулась от изумления. -- Но что я могу сделать?!
   -- Всего лишь будь собой и не дай ему возможности навредить себе, -- взгляд женщины стал довольно странным, словно она хотела мне что-то показать, передать нечто очень важное. -- Помни, кто ты, и доверяй тем, кого любишь.
   -- Это, пожалуй, единственное, что я могу, -- грустно вздохнув, я покосилась в сторону внимательно следившего за разговором Десмонда.
   -- А большего от тебя никто и не требует, -- тихо проговорила Видящая.
   -- Эль уже пора, Друсилла, Вы ведь знаете, что она ушла без разрешения, -- оттолкнувшись от подоконника, мужчина направился к двери и, остановившись возле порога, выжидающе посмотрел на нас.
   -- Он прав, девочка, я совсем забыла про время, -- женщина огорченно покачала головой, проворно поднялась с кресла и взяла меня за руку, подводя к выходу.
   -- Не стоит так волноваться, у меня в запасе есть еще несколько часов, -- я успокаивающе сжала ее сухую ладонь.
   -- Боюсь, что нет, Рианоэль, -- взгляд оракула стал виноватым, -- время на территории нашей гильдии идет несколько иначе, чем во всем мире, так что тебе нужно как можно скорей возвращаться в академию, если хочешь успеть до полуночи.
   -- Полуночи?!
   Испуганно вскрикнув, я, поддавшись порыву, быстро поцеловала старушку в щеку и, поблагодарив за информацию, побежала к выходу из здания.
   -- Эль, подожди! -- окрик Десмонда настиг меня уже за воротами гильдии Видящих. -- Я тебя провожу, -- поравнявшись со мной, мужчина выразительно указал на безлюдную темную улицу, -- не дело девушке одной по ночам ходить. Тем более в твоей ситуации.
   -- Спасибо, -- я лишь пожала плечами, понимая, что отказаться было бы глупо.
   Какое-то время мы просто шли, каждый думая о чем-то своем. Я невольно представила, как вела себя во время моего отсутствия Нисса, не выдала ли нас. Судя по тому, что Крил до сих пор не пробил мой блок -- не выдала, однако некое напряжение, что я чувствовала через нашу с братом связь, заставило меня здорово поволноваться. Если оборотень еще не понял, что перед ним была не я, то очень скоро об этом догадается. Проклятье, ну почему я не знала про время?!
   -- С тобой все в порядке? -- участливый голос Десмонда заставил меня оторваться от размышлений.
   -- Да, -- я кивнула, не прекращая идти вперед, -- просто представляю, как меня встретят дома.
   -- Ну, лично я за такое тебя бы выпорол! -- он говорил абсолютно серьезно.
   -- Они не посмеют! -- я постаралась вложить в голос побольше уверенности, которой сама не обладала.
   -- Ну и зря, -- мужчина усмехнулся, -- в таком случае пусть не удивляются, когда ты в очередной раз вздумаешь убежать.
   -- Послушать тебя, так ты совсем не рад, что я пришла.
   -- Напротив, я этому очень рад, а тем более Друсилла, -- он потянул меня за руку, заставив остановиться, и внимательно посмотрел в глаза, -- просто мне не нравится, когда кто-нибудь из наших девушек подвергает себя опасности.
   -- Так значит я теперь "ваша девушка"? -- усмехнувшись, я продолжила путь и увидела, что он пошел рядом.
   -- Ты всегда была ей, и то, что мы живем в разных городах, еще ничего не меняет.
   -- Расскажи мне про город, -- я заинтересованно покосилась в его сторону. -- Какой он? Что за люди там живут? Много ли нас, таких? Я хочу знать как можно больше.
   -- Что я могу сказать? -- Десмонд на миг задумался. -- Меркойн очень маленький городок, но вокруг него природная защита, поэтому его до сих пор и не обнаружили Видящие правителя. Хотя, даже если и обнаружили, то они не дураки и прекрасно понимают, что мы ни для кого не представляем опасности и ведем совершенно простую, тихую жизнь. Как я уже говорил, три четвертых населения -- Мирные, а остальные... -- он вдруг замолчал и резко остановился, затолкнув меня себе за спину.
   -- Десмонд? -- я озадаченно нахмурилась и автоматически выставила защиту.
   -- Что-то не так, -- он с отчаянием всмотрелся в черноту ночи, -- только я не могу понять, что именно. Давай-ка побыстрее выбираться отсюда.
   Он подтолкнул меня вперед, а сам пошел следом, прикрывая мне спину и постоянно оглядываясь назад. Посмотрев по сторонам, я вдруг поняла, что мы оказались возле старинного кладбища прямо в центре города, и с непонятно откуда взявшимся в такой момент черным юмором, подумала, что в случае чего, далеко нести наши останки не придется.
   -- Эль? -- голос мужчины звучал теперь абсолютно спокойно. Слишком спокойно.
   -- Да? -- я нерешительно обернулась и встретила его обреченный взгляд.
   -- Ты быстро бегаешь?
   -- Надеюсь.
   -- Тогда беги! -- подтолкнув меня вперед, он дернулся немного в сторону, позволив мне разглядеть то, что раньше закрывал его силуэт: огромную воронку, неумолимо приближавшуюся к нам.
   Не медля ни секунды, я понеслась по дороге, краем глаза заметив бегущего рядом мужчину. Он что-то прокричал, но я так и не расслышала, буквально всем телом чувствуя, как воронка с каждой секундой становилась все ближе, нагоняя и не оставляя шансов на спасение. Внезапный удар сбил меня с ног и, упав на землю, я с удивлением обнаружила прямо перед носом огромные железные ворота.
   -- Быстрее! Кому сказал, беги! -- подхватив меня под мышки и поставив на ноги, Деймонд буквально втолкнул меня на кладбище и побежал следом, огибая каменные надгробья и вековые склепы.
   -- Ты с ума сошел?! -- я постаралась перекричать свистевший в ушах ветер.
   -- Укрытие... Нам необходимо спрятаться!
   Только теперь я поняла, что кричал тогда мужчина. А рассуждал он здраво! Укрытие... Следуя за ним, я изо всех сил старалась отыскать любой открытый склеп, куда можно было бы спуститься, но что-то вдруг заставило меня обернуться. Это что-то достигало метров двадцати в высоту и явно неслось на нас. Позади раздался отчаянный крик Деймонда, но у меня уже не было времени убежать, лишь попытаться выстоять. Едва я успела поставить защиту, как меня со всех сторон окружила непроглядная тьма. Сила растеклась по жилам, даруя сильнейшую подпитку накрывшему с головой куполу. Но и ее не хватало, чтобы устоять перед невообразимой мощью воронки, словно состоящей из живой тьмы. Я упала на колени, почувствовав, как с болью вытягивались последние крупицы силы, и поняла, что долго не выдержу. Защита треснула, впустив тонкий луч тьмы, тут же проникший в мое сознание и породивший ужас. Да, теперь я понимала, что испытывала Нисса и почему не хотела это вспоминать. Легкие буквально горели от криков, а голова болела так неимоверно, что захотелось умереть, лишь бы ничего не чувствовать. Но главной мукой был опутавший меня ужас.
   Все прекратилось также внезапно, как и началось. С огромным трудом открыв глаза, я увидела белого от страха Десмонда, которвй дрожавшими руками пытался проверить, нет ли у меня на теле каких-либо повреждений.
   -- Эль, девочка, все хорошо, ты жива... -- на него было страшно смотреть. -- О, боги, ты жива...
   -- Дес... -- едва прохрипела я, попытавшись привлечь его внимание.
   -- Да?
   -- Это еще не все, -- я с трудом вздохнула и почувствовала, как где-то внутри меня зарождалась знакомая пустота, не предвещавшая ничего хорошего. Слишком много использованной силы.
   -- О чем ты? Все закончилось, все в порядке, -- мужчина попытался взять меня на руки, но я слабо сжала ему руку, заставив вновь заглянуть себе в глаза.
   -- Нет, не все... -- я отчаянно вздохнула. -- Откат... -- мое тело судорожно выгнулось, а из груди вырвался вопль боли, но я уже этого не чувствовала, погрузившись в забытье.
  
   Вот уже целый час наследный принц Дарракши-Лан Дантариэль нэй Аррткур пытался заставить себя успокоится. Безрезультатно. Наблюдая за возлюбленной, спокойно сидевшей перед камином рядом с дочерью, мужчина не мог отделаться от мысли, что происходило нечто странное. Все началось с самого приезда, когда вместо удивления тому, что он вернулся раньше положенного срока на целых два дня, Рианоэль радостно сжала его в своих объятиях и буквально не отходила ни на шаг. Нет, Дан вовсе не был против такого расклада, вот только слишком уж подозрительной казалась такая скорая капитуляция девушки. После того поцелуя в оранжерее он ожидал всего что угодно: криков, насмешек, презрительных взглядов или же холодного равнодушия, зная, что слишком поторопился и, возможно, эта ошибка могла дорого ему стоить, но никак не столь теплого приветствия. Это было слишком прекрасно, чтобы быть правдой. Покосившись в сторону Крила, Дарракши-Лан заметил, что оборотень тоже пристально наблюдал за сестрой. Это лишь усилило подозрения.
   -- Ваше Высочество, Ее Высочество желает знать, может ли она войти? -- в дверях показался один из преданных ему слуг.
   -- Конечно, только скажи ей, чтобы не слишком торопилась, -- отдав приказ, мужчина поднялся с кресла и приблизился к сидевшей на полу молодой девушке, залюбовавшись на миг игрой огня, отражавшегося в черно-красных прядях. -- У меня для тебя сюрприз, лиарни.
   -- Сюрприз? -- Рианоэль ослепительно улыбнулась, что, однако, как с удивлением понял Дантариэль, не нашло обычного отклика в его сердце. -- Что это такое?
   -- Эль!!! -- по комнате пронесся радостный крик ворвавшейся внутрь принцессы. -- Эль, я приехала! -- так и не добежав до Чувствующей, Ролана внезапно остановилась и недоуменно посмотрела на своего дядю. -- А где Эль?
   Именно этот момент выбрал оборотень, чтобы, внезапно побледнев, рухнуть на пол без малейших признаков жизни. Дантариэль на мгновенье остолбенел, поняв, что могло означать подобное состояние мужчины, и почувствовал, как его самого поглощают ужас и отчаяние. Этого не могло быть. Рианоэль не могла умереть! Резко подняв с пола перепуганную Ниссу, Дарракши-Лан заглянул ей в глаза, заставив снять личину и, встряхнув как грушу, яростно прорычал:
   -- Где она?!
   -- Ушла... -- по щекам девушки покатились слезы. -- К Видящей, которая отдала мне амулет... Она должна была давно уже вернуться, я не...
   Даже не дослушав до конца, мужчина просто отбросил Пьющую Жизнь в сторону и направился к двери.
   -- Моя мама... -- тонкий голосок, раздавшийся откуда-то снизу, и вцепившиеся в его руку пальчики заставили принца остановиться и посмотреть в испуганные глаза маленькой Лирицы. -- Ты ведь найдешь ее? Правда, найдешь?
   -- Найду, -- голос Дана охрип от волнения. -- Обещаю тебе.
   -- С ней все хорошо, я знаю, она обещала, что всегда будет со мной, а мама никогда меня не обманывала! -- во взгляде малышки было столько уверенности, что сердце мужчины дрогнуло. -- Она, наверное, просто потерялась... Найди ее, пожалуйста, найди... На улице страшно, а она совсем одна. Мама... Она верит тебе... Я тоже верю...честно-честно... только найди... -- отпустив его и резко отвернувшись, утирая бегущие по щекам слезы, девочка подбежала к лежавшему без сознания дяде, возле которого уже суетилась принцесса Дарракши-Лан.
   Не в силах дольше вынести этой картины, Дантариэль выбежал из кабинета, молясь, чтобы одна ненормальная Чувствующая еще раз доказала свою живучесть и дождалась его. А уж он-то ее обязательно найдет, даже если ради этого придется обыскать весь мир. И вот когда он ее найдет, то лично свернет нежную шейку. Только бы к этому времени его лиарни была еще жива!
  
  

Глава 6

  
   Было холодно. Подтянув ледяные колени к груди, я обхватила их руками и с головой завернулась в тонкую ткань, наброшенную на трясущееся от холода тело. В голове странно шумело, а горло словно жгло огнем. Что случилось, где я находилась, и почему было так плохо? Эти вопросы не давали покоя и заставили-таки меня открыть глаза. Проклятье! Я мысленно застонала и недоверчиво огляделась вокруг. Нет, я, конечно, всегда знала, что когда-нибудь сюда попаду, но не заживо же! Выругавшись, я попыталась подняться с каменного пола склепа, но сил оказалось слишком мало.
   -- Лежи спокойно и не шевелись, -- раздался откуда-то сбоку встревоженный мужской голос.
   Десмонд. Да, кажется, именно так его звали. Память возвращалась медленно, раз за разом преподнося неприятные сюрпризы. Судя по всему, мы до сих пор находились на кладбище. Сколько времени я провела без сознания, мне определить так и не удалось, но сквозь маленькое окошко нашего своеобразного убежища пробивались лучи солнца. Интересно, что подумала Нисса, когда я не вернулась в академию? Проклятье, да она наверное себе места не находит от беспокойства! Если Крил что-нибудь узнает... Я похолодела, но на этот раз, ни сырой и промерзший воздух, ни ледяные каменные плиты не были в этом виноваты. Крил! Только бы после того, что случилось, с ним все было хорошо! Вне себя от страха, я потянулась к соединявшей нас нити, но наткнулась лишь на пустоту. Ни эмоций, ни мыслей, ни жизни.
   -- Нет!!! -- я даже не поняла, как закричала, пока не ощутила руку Десмонда, крепко зажавшую мне рот.
   Голос больше походил на воронье карканье, но это занимало меня сейчас меньше всего. Крил мертв, и в этом была виновата я. Я одна. Ну почему я не осталась в академии? Почему не послушалась совета Ниссы и не поговорила обо всем с друзьями? Почему я такая дура?! Почему я не умерла в воронке? Почему?! Перед глазами встал силуэт маленькой девочки с горящими от страха зелеными глазами и по-детски пухлыми губами, звавшими меня домой. Нет, я не могла умереть, меня ждала Лира. Она и так уже потеряла слишком многих, чтобы я могла позволить себе сдаться и уйти за Грань, оставив ее совершенно одну. Лирица, дочка... Моя семья, которая из-за совершенной мной чудовищной ошибки теперь распалась, словно кто-то вынул душу из человеческого тела, оставив пустую оболочку разгуливать среди толпы. Крил... Сердце буквально разрывалось на части, а легкие горели от судорожных рыданий. Все из-за меня... лишь из-за меня...
   -- Ну-ну, будет тебе, -- хрипло проговорил Десмонд, успокаивающе целуя меня в висок. Он так и просидел здесь все время, сжимая меня в объятиях и дав время выплакаться. -- Да, ты виновата, но лишь в том, что не захотела всю жизнь прятаться и решилась выйти за информацией. Это хоть и было глупо, но лично я поступил бы точно также. Так что прекрати корить себя, этим ты ничего не добьешься.
   -- Откуда тебе известно, что я вообще чувствую? -- я несколько враждебно покосилась на него.
   -- Я -- эмпат, забыла? Твои мысли для меня -- открытая книга, -- мужчина грустно усмехнулся и чуть отстранился, впившись пристальным взглядом в мое лицо. -- Ты довольно быстро восстанавливаешься, но недостаточно для того, чтобы сегодня вылезти из этого гадюшника.
   -- Дес... -- я вцепилась в его руку и посмотрела в полные боли глаза, зная, что в них лишь отражались мои эмоции. -- Кажется, я убила собственного брата.
   -- Брата?
   -- Крил... -- судорожно сглотнув, я почувствовала, как по щекам вновь покатились слезы. -- Он мне не родной, но...
   -- Мне известно про оборотня, можешь не продолжать, -- мужчина нетерпеливо взмахнул рукой и нахмурился. -- Ты уверена, что он мертв?
   -- Я его не ощущаю, совсем ничего, словно Крила со мной никогда и не было. Но откуда тебе...
   -- Не забывай, кто привел тебя к Друсилле, -- ответил Воин, предвосхищая мой вопрос. -- Прежде чем отправить за тобой, она устроила мне такой инструктаж, что теперь я знаю о тебе все, вплоть до того, какие пеленки ты предпочитала в младенчестве. Но я еще раз повторяю, ты уверена в том, что оборотень мертв?
   -- Я...
   -- Мой тебе совет, -- он убрал упавшие мне на лоб волосы и ободряюще улыбнулся, -- не верь ничему, пока лично в этом не убедишься. Ты жива, так почему же Крил должен был умереть, если его жизнь завязана на тебе? Уверен, тому, что ты не можешь его почувствовать, есть логическое объяснение.
   -- Спасибо, -- я благодарно посмотрела на мужчину и только сейчас обнаружила, что все это время была завернута в его плащ. -- Тебе не холодно?
   -- Не волнуйся, я привык и не к такому, -- усмехнувшись, он поднялся на ноги и отошел в противоположный угол склепа. -- Ты, должно быть, голодна. Вот, держи, это конечно немного, но больше разыскать ничего не удалось, -- Десмонд вернулся и протянул мне завернутые в тряпицу кусок сыра, несколько яблок, хлеб и бутыль с водой. -- Денег с собой я не захватил, а оставить тебя и вернуться в гильдию не рискнул, повезло еще, что получилось достать хотя бы это.
   -- Ты просто чудо! -- я тут же вцепилась зубами в еду, чувствуя, как неприятно заныл пустой желудок. -- А сам-то ты ел?
   -- Поел-поел, заботливая ты моя.
   -- Слушай, -- утолив первый голод, я удивленно посмотрела на Воина, -- а почему мы до сих пор здесь? И кстати, сколько я была без сознания?
   -- Сегодня третий день пошел, -- мужчина озадаченно нахмурился. -- С тобой всегда такое случается?
   -- Если перерасходую силу -- да, -- я даже застонала, поняв, насколько влипла. Три дня... Дан уже должен был вернуться. Проклятье! -- Так что там с гильдией?
   -- Да я тебя даже трогать боялся, не то, чтобы куда-то переносить, -- присев напротив и облокотившись спиной об усыпальницу, Десмонд пристально наблюдал за моими действиями. -- Как тебе удалось выжить, ведь, в отличие от девчонки Дарракши-Лан, артефакта на тебе не было?
   -- Понятия не имею, -- я недоуменно покачала головой. -- Возможно, все полукровки равны по силе.
   -- Уверяю тебя, это не так, -- мужчина нахмурился, -- ни у кого из нас я не замечал подобной мощи, которой обладает тот, кто на тебя напал, это просто поразительно. Впрочем, как и ты, раз сумела устоять.
   -- Не понимаю... -- я устало потерла ладонями лицо. -- Тогда может все дело в сочетании гильдий? В основе дара убийцы явно лежит сила Воина, это я сразу почувствовала, как только оказалась в воронке.
   -- Почувствовала? -- спросил Десмонд, уставившись на меня недоуменным взглядом.
   -- Конечно, -- я кивнула. -- А разве ты никогда не ощущал особой связи между собой и представителями гильдий, чья кровь течет по твоим венам? Нечто такое, что будто говорит: "В этом человеке есть частичка меня".
   -- Знаешь, а ведь я раньше об этом даже не задумывался, -- он заинтересованно подался вперед. -- Да, в тебе действительно ощущается нечто родное... Это именно то, о чем ты говоришь?
   -- Думаю, да, -- кивнув, я удивленно посмотрела на нахмурившегося Десмонда. -- Но почему ты ничего не ощущал раньше?
   -- Наверное, потому что, кроме меня, в Меркойне не так уж и много Воинов, всего-то человек пять, не больше, и все стараются держаться на определенном расстоянии друг от друга. А про Правящих и говорить нечего, я вообще один такой, -- он криво усмехнулся, попытавшись скрыть годами скопленную боль.
   -- Понятно, -- я задумалась. -- Всего пять Воинов, говоришь? Ну что ж, это весьма сужает круг подозреваемых.
   -- Не все так просто, -- поднявшись, Десмонд подошел ко входу в склеп и остановился, устремив взгляд на могильные плиты, -- мне известны лишь те, кто живет в нашем городе, однако о других, возможно, никто просто не знает. Как в твоем случае, например.
   -- Но ведь про меня знали, -- я непонимающе посмотрела на мужчину.
   -- А ты про нас -- нет.
   -- Точно! -- глубоко вздохнув, я уперлась руками в каменный пол и попыталась подняться. Бесполезно, ноги отказывались слушаться. -- Дес, ты мне не поможешь?
   -- И куда это ты собралась? -- полукровка подошел ко мне и, нахмурившись еще больше, сложил руки на груди.
   -- Мне просто необходимо срочно вернуться в академию! Не понятно, жив ли Крил, да и Лира, я уверена, просто с ума сходит от беспокойства. А про Дана я вообще боюсь заикаться... -- я бросила на него нетерпеливый взгляд. -- Так ты поможешь мне подняться или нет?
   -- Нет, -- Десмонд отрицательно покачал головой. -- Ты еще не восстановилась, а нести тебя через половину города я не собираюсь. Как только сможешь самостоятельно держаться на ногах -- милости просим обратно домой, а пока об этом и думать забудь.
   -- Проклятье! -- я от злости даже сжала кулаки. -- Тогда пойди туда сам и дай знать моей семье, что со мной все в порядке.
   -- Ну, во-первых, с тобой не все в порядке, -- он демонстративно начал загибать пальцы, -- а во-вторых, оставлять одну я тебя не собираюсь, мало ли что может случиться. Мне уже и так хватило прошлого нападения, спасибо, больше подобного испытывать что-то не хочется.
   -- О чем... -- тут я все поняла. -- Ты ведь эмпат... -- ошеломленно прохрипела я. -- О, Дес, я совсем об этом забыла! Так тебе пришлось пройти через этот кошмар вместе со мной?
   -- Ой, дорогая, только не драматизируй! -- мужчина недовольно поморщился. -- Я давно научился блокировать чувства и эмоции других людей, просто иногда отголоски все же достигают сознания. Что касается тебя, то поверь, все испытанное мной не идет ни в какое сравнение с твоими чувствами.
   -- Хоть это радует... -- я внезапно задохнулась и схватилась за голову.
   Боль. О боги, как же было больно! Рядом что-то закричал бросившийся рядом со мной на колени Десмонд, но я его не слышала из-за невыносимого шума в ушах. Казалось, вплоть до этого мгновения я находилась в вакууме, полностью отгородившись от окружающего мира, а теперь защита пала и все эмоции больных людей, их чувства и страдания накинулись на меня, как стая голодных волков. Такого мне не доводилось испытывать с самого раннего детства. Да что же это такое?! Гул тысячи голосов едва не сводил с ума, заставив громко застонать и попытаться закрыть уши руками. Бесполезно. Проходили бесконечные минуты, но мне так и не удалось поставить полноценный блок на собственный разум -- не хватало сил. Я почти обезумела, когда среди окружавших меня эмоций вдруг выделилась одна -- самая яркая, полная беспокойства, ярости и страдания. Крил. Жив и находился совсем близко ко мне. Слишком близко. Сосредоточившись на чувствах брата, я постепенно смогла отдалиться от всего остального и почувствовала, как вокруг сознания привычно встает отработанная годами защита. И едва не пропустила появление гостей.
   -- Отойди от нее! -- яростный рык Дарракши-Лан сотряс стены склепа.
   Мелькнула едва заметная тень и вот уже Десмонд болтался в воздухе, приподнятый над полом напряженным Дантариэлем. Я попыталась вмешаться, но из горла вырвался лишь слабый хрип.
   -- Эль! -- рядом со мной опустился бледный оборотень и крепко прижал меня к себе, словно пытаясь убедиться, что я действительно была жива. -- Дура! Какая же ты дура! -- не он зарылся лицом в мои волосы, выпустив меня из объятий. -- Ты даже не представляешь, как я хочу сейчас тебя придушить.
   -- Мне и представлять не надо, -- едва прохрипела я, поняв, что дышать становилось все труднее, -- я это чувствую.
   Брат тут же отстранился и впился в меня пристальным взглядом, пытаясь найти видимые повреждения.
   -- Крил, ты не мог бы подержать нашего нового знакомого? -- голос Дана звучал абсолютно бесстрастно. -- Мне нужно поговорить с Рианоэль.
   Рианоэль. Я невольно поежилась, вспомнив, что полным именем он называл меня, только когда был по-настоящему взбешен. Стало действительно страшно. Наблюдая, как неспешно поднялся брат, я бросила на него умоляющий взгляд, но тот лишь покачал головой и повернулся ко мне спиной. Все правильно, я сама была виновата. Твердо решив не показывать собственного страха, я с вызовом посмотрела на приблизившегося Дантариэля.
   -- Насколько я могу судить, ты в полном порядке, -- сухой тон принца бил по нервам не хуже хлыста.
   Десмонд попытался что-то пробормотать, но я его опередила:
   -- Со мной все прекрасно, -- я ответила ему не менее ледяным голосом. -- И какого лешего вы сюда ворвались? Кстати, Крил, не мог бы ты отпустить моего друга?
   -- Только попробуй, -- Дарракши-Лан угрожающе покосился на невозмутимого оборотня.
   -- Да я, собственно говоря, даже не собирался, -- мужчина безразлично пожал плечами и с мрачным выражением лица уставился на полукровку.
   -- Ты не имеешь права, Дан... -- начала было я, но тут же почувствовала, как оказалась практически в таком же положении, что и Десмонд: прижатая спиной к стене и поддерживаемая лишь впившимися в плечи руками Дантариэля. -- Что ты делаешь?!
   -- Это что я делаю? -- вплотную приблизился мужчина, яростно сузив глаза. -- Думаю, лучше именно тебе объяснить, почему ты не в академии и уже три дня мы как полоумные носимся по городу, буквально перерывая его вдоль и поперек. Боялись, что тебе плохо, что ты лежишь, где-нибудь, истекая кровью, совершенно беспомощная. А вместо этого, что я вижу? -- во взгляде принца проскользнуло презрение, полоснувшее болью мое сердце почище всякого ножа. -- Ты, совершенно здоровая, прячешься от нас на кладбище, причем не одна, а с "другом"! -- последнее слово мужчина буквально выплюнул. -- Надеюсь, вы хорошо провели время, милая? -- голос Дана стал обманчиво мягким. -- Потому что больше ты с ним не увидишься!
   -- Только попробуй причинить ему вред, Дантариэль, и это ты больше никогда меня не увидишь, -- вкрадчиво проговорила я.
   -- Ты думаешь, теперь это меня волнует? -- он медленно оглядел меня с таким равнодушием, что сердце сжалось от дурного предчувствия. -- Ты сделала выбор, любовь моя, сбежав из-под нашей защиты и не сказав никому ни слова. Нисса не в счет, с ней у меня уже был отдельный разговор. Ты не давала знать о себе несколько дней подряд, а сама в это время весело проводила время. Надеюсь, ты хорошо развлеклась, зная, что мы сходим с ума от беспокойства? Я лишь не понимаю, как ты могла забыть про дочь, Рианоэль, -- Дарракши-Лан был беспощаден, точно зная все мои слабые места. -- Понимаешь ли ты, какую боль причинила девочке своим побегом? Она проплакала все ночи напролет, молясь, чтобы ее мама оказалась живой. Хотя... -- бросив выразительный взгляд на не двигавшегося с места Десмонда, наблюдавшего за нами потемневшими от ярости глазами, Дан презрительно скривился. -- Думаю, у тебя было чем заняться помимо размышлений о Лирице.
   Сказав это, Дантариэль брезгливо отдернул руки и поспешно отвернулся, словно ему было противно даже находиться рядом со мной. Так и не восстановившиеся до конца ноги подогнулись, и я упала на пол, зная, что подняться уже не смогу. Да и не хотела. Защита, которую мне с таким трудом удалось образовать вокруг разума, рухнула, унося меня с собой в пучину отчаяния и боли. Но на этот раз все было по-другому. Сейчас на первый план вышли мои собственные эмоции, та невыносимая агония, в которой билась моя душа. Дан был не прав. Он просто не мог быть правым! Я же думала о них, все время, каждую секунду, что находилась вдалеке, я думала про дочь, про друзей, про наставника и про него. Но почему он этого не понимал? Зачем старался сделать мне еще больнее? Чувства других людей притупились, а я впала в некое подобие оцепенения, лежа на холодном полу, обхватив себя руками и невидяще уставившись в пространство.
   Послышались удалявшиеся шаги, и я поняла, что Дарракши-Лан вышел наружу, даже не оглянувшись. Прекрасно. Больше всего на свете я не хотела, чтобы он понял, насколько мне было больно, какую рану причинили его необоснованные обвинения. Молчать. Да, я должна была молчать, чтобы не сорваться на крик и не показать собственных чувств.
   -- Эль... -- голос Десмонда звучал приглушенно, словно он изо всех сил пытался совладать с собой. Я не реагировала. -- Тьма вас всех побери! Ты же ее брат, ты ведь чувствуешь то же, что и она сейчас, так помоги ей!
   -- Эль сама во всем виновата, -- хрипло произнес Крил. -- Может, Дан в чем-то и не прав, но лишь в малом, так что...
   -- Вы там скоро? -- Дантариэль снова вошел в склеп. -- Опять разыгрываешь представление, Эль? На этот раз, по всей видимости, решила обойтись без помощи других? Хватит, нам пора идти, так что поднимайся с пола...
   -- А ты, значит, знаешь у нас все на свете?! -- яростный голос Воина заставил принца замолчать. -- Представление? Ха! Ну что ж, Дарракши-Лан, давай посмотрим, как она сможет подняться.
   -- Что ты имеешь в виду? А впрочем, не важно, -- он явно терял терпение. -- Вставай, Рианоэль, не вынуждай меня силой вытаскивать тебя отсюда.
   Решив не доставлять ему такого удовольствия, я с трудом села и встретилась взглядом с братом.
   -- Отпусти его, Крил, -- мой голос был лишен эмоций. -- Немедленно.
   -- Ты сейчас не в том положении, чтобы что-то требовать, Эль, -- холодно заметил Дантариэль.
   -- Крил, -- я не спускала глаз с оборотня, полностью игнорируя принца, -- он пойдет с нами, так что лучше отпусти.
   -- Никуда он...
   -- Десмонд обладает нужной мне информацией и поэтому пойдет с нами, -- я намеренно перебила брата и, заметив его колебания, добавила, -- отпусти.
   -- Пусть идет, -- голос принца звучал устало, -- посмотрим, что из этого выйдет.
   Оказавшись на свободе, мужчина тут же бросился ко мне, однако был остановлен перегородившим путь Дантариэлем. Не обратив на него внимания, я молча протянула руку полукровке, мысленно попросив о помощи.
   -- Выдержишь? -- обойдя застывшего Дарракши-Лан, Десмонд крепко сжал мою ладонь и обеспокоенно заглянул в глаза.
   -- Да.
   -- Хорошо, -- решительно кивнув, он бережно поднял меня с пола и повернулся к нахмурившимся мужчинам. -- Куда идти?
   -- Поставь ее на ноги и отступи на несколько шагов, -- Крил угрожающе оскалился, продемонстрировав удлинившиеся клыки.
   -- Боюсь, что это невозможно, -- Десмонд прижал меня крепче и лишь усмехнулся, заметив, как зло сузились глаза оборотня, -- потому что в данный момент Эль не в состоянии самостоятельно стоять на ногах.
   -- Что это значит? -- он нахмурился.
   -- А разве ты не можешь почувствовать?
   -- Нет, тьма тебя побери, не могу! -- Крил казался таким взбешенным, что я удивленно округлила глаза. -- Я то ощущаю ее, то нет и абсолютно не представляю, что происходит!
   -- Тогда позволь кое-что прояснить, -- Десмонд на секунду замер, услышав мой обреченный вздох. -- Они должны знать, Эль, ты просто не представляешь, что за мысли витают в голове у этих господ. Могу сказать лишь, что медленное убийство -- это самое гуманное, из того, что они хотят со мной сделать.
   -- Умеешь читать мысли? -- оборотень недоверчиво хмыкнул.
   -- Умею, -- так уверенно сказал Воин, что мужчины напряглись, видимо сразу поверив. -- Мое имя Десмонд, меня послала госпожа Друсилла, Видящая, спасшая жизнь девушке Дарракши-Лан, чтобы я встретил Рианоэль и обеспечил ее безопасность. Все шло хорошо, пока мы не отправились обратно в академию Чувствующих, по дороге в которую на Эль напали. Та же самая воронка, которую мы видели на празднике, -- уточнил он, заметив их вмиг помрачневшие взгляды. -- Скрыться не удалось, и Эль попала под удар. Мы до сих пор не можем понять, как ей удалось выжить, защита едва сдержала тьму, но последние три дня, вопреки вашим домыслам, девушка провела в беспамятстве в этом самом склепе! -- голос Десмонда дрогнул от едва сдерживаемого гнева. -- Она израсходовала все силы на то, чтобы выжить, и до сих пор не восстановилась после отката. Надеюсь, вы знаете, что это такое.
   Судя по мертвенно-белым лицам брата и Дарракши-Лан, те действительно знали. Устало вздохнув, я спрятала лицо на груди у полукровки и почувствовала, как усилился шум в ушах.
   -- Эль... -- от былого высокомерия и холода в голосе Дантариэля не осталось и следа.
   -- Все правильно, я сама виновата, -- хрипло проговорила я, не повернув головы. -- Но давайте поговорим об этом дома. Дес...
   -- Знаю, тебе срочно нужно в академию.
   -- Что с ней? -- принц, наконец, соизволил обратить внимание на мое состояние.
   -- Не знаю, -- голос Десмонда звучал напряженно, -- Это началось перед вашим появлением. Похоже, Эль лишилась способности блокировать разум и теперь чувствует боль тысяч людей. Не представляю, как она до сих пор держится и почему это вообще произошло. В академии стоит защита, там ей станет легче.
   -- Но почему ты нам ничего не сказала?! -- буквально взревел обеспокоенный Крил.
   -- Дес, -- поняв, что еще немного и закричу от переполнявших меня эмоций, я до крови прикусила губу и вцепилась не гнувшимися пальцами в его рубашку. -- Пожалуйста...
   -- Я сам ее понесу, -- голос Дантариэля раздался прямо над моим ухом, и я почувствовала, как оказалась в его руках. -- Все хорошо, лиарни, скоро ты будешь в безопасности.
   Моего лица коснулся свежий ветерок, а потом я оказалась верхом на лошади и едва не скатилась обратно. Но упасть мне не дали, устроившись за моей спиной и крепко прижав к своей груди. Дан. Само присутствие принца приносило облегчение, словно его необычная аура давала защиту и мне, опутав, словно кокон. Мольбы и стоны умирающих, крики больных людей -- всё доносилось до меня теперь будто издалека, не так резко, как раньше. Я вздохнула с облегчением и сильнее прижалась к мужчине, мгновенно забыв все жестокие слова, что он наговорил в пылу ярости. Я сама была виновата, что заставила их так волноваться, этого ни моя семья, ни друзья не заслужили. Поэтому глупо было бы обижаться на Дана за тот срыв, даже если это и причинило мне боль. Ведь ему было гораздо хуже все эти дни.
   Защиту академии я почувствовала сразу -- голова словно опустела, а в ушах зазвенела поразительная тишина. Спокойствие. О боги, как же это было прекрасно! Открыв воспаленные глаза, я с облегчением посмотрела на возвышавшееся над нами строение, впервые так остро ощутив себя здесь как дома.
   -- Как ты? -- осадив лошадь, Дантариэль спрыгнул на землю и обеспокоенно взглянул на меня.
   -- Лучше не бывает, -- я не смогла сдержать радостной и несколько вымученной улыбки. -- Лира...
   -- С ней все в порядке, скоро ты ее увидишь, -- мужчина протянул руки, легко спустил меня вниз и, вновь прижав к себе, внес в здание. -- Эль, я... -- он глубоко вздохнул. -- Прости меня.
   -- Нет, -- я покачала головой и заметила, как напряглись его руки. -- Ты не должен извиняться, Дан, во всем случившемся лишь моя вина. Я понимаю, как, должно быть, вы переживали.
   -- Эль...
   -- Но поверь, -- я мягко перебила его, -- я этого не хотела. И ни на секунду не переставала думать о вас. Просто...
   -- Мама! -- раздавшийся с другого конца коридора звонкий голосок заставил меня замолчать и повернуть голову. -- Мамочка!!!
   Дарракши-Лан остановился и вместе со мной опустился на пол, дав возможность подбежавшей Лире прижаться ко мне всем телом. Крепко обняв зарыдавшую малышку, я почувствовала, как сжалось сердце. Сколько же горя я принесла дочери? Дан говорил правду -- девочка ужасно страдала из-за моего опрометчивого поступка.
   -- Лира, -- Дантариэль ласково погладил ее по голове, другой рукой поддерживая меня за спину, и на какое-то время мне показалось, что мы обе находились в его объятиях. Но больше всего меня поразило то, что дочь не отстранилась, лишь приподняла заплаканное личико и вопросительно посмотрела на мужчину, -- твоей маме нездоровится, давай я сейчас отнесу ее в комнату и уложу на кровать, хорошо?
   -- Я ее не оставлю! -- малышка упрямо нахмурила бровки.
   -- Конечно не оставишь, -- он серьезно кивнул, -- ты должна будешь следить за тем, чтобы она лежала и отдыхала, пока я улажу некоторые дела, договорились?
   -- Да, -- тут же перестав плакать, Лирица поднялась на ноги и с важным видом отступила, предоставив Дану возможность подняться и пройти дальше.
   Несколько обескураженная происходящим я пораженно наблюдала за вышагивавшей рядом с нами дочерью, время от времени бросавшей тревожные взгляды то на меня, то на невозмутимого мужчину. Когда они от открытой вражды перешли к некому подобию нейтралитета? Неужели все это из-за меня? Я уже хотела было спросить об этом Дана, но лишь изумленно закрыла рот, когда обнаружила в своей комнате еще один сюрприз.
   -- Эль! -- с кровати соскочила взволнованная Ролана и бросилась к нам на встречу. -- Ты жива! Дан тебя все-таки нашел!
   -- Конечно нашел, я же обещал, -- пройдя в комнату, Дантариэль бережно опустил меня на постель и укрыл покрывалом ноги, предостерегающе заглянув в глаза. Правильно, девочкам вовсе не обязательно было знать о некоторых проблемах с моим здоровьем. -- Ты обещаешь никуда не уходить до моего прихода?
   -- Не волнуйся, я слишком устала, чтобы куда-нибудь идти, -- я сложила руки на груди и укоризненно на него посмотрела, зная, что он прекрасно осознавал всю нелепость своего вопроса.
   -- Вот и отлично, -- он улыбнулся и, быстро наклонившись, поцеловал меня в уголок рта, после чего обернулся к стоявшим возле кровати девочкам, не дав мне возможности возмутиться. -- Итак, леди, вверяю нашу беглянку в ваши заботливые руки, следите, чтобы она как следует отдохнула. И не вздумайте донимать Эль расспросами, понятно? -- добавил принц, пристально взглянув на племянницу.
   -- Хорошо, -- малышки как по команде кивнули.
   -- Ну что ж, тогда я за нее спокоен, -- улыбнувшись, мужчина направился к двери.
   -- Дан! -- мой голос заставил его остановиться за порогом и обернуться. -- Про Десмонда я говорила совершенно серьезно, если ты хоть словом навредишь ему, то будешь разгребать последствия. Он очень нужен нам, поверь мне.
   -- Доверие -- вообще замечательная штука, -- Дан невесело усмехнулся, -- но, кажется, ты забываешь, лиарни, что оно должно быть обоюдным, -- с этими словами он ушел, оставив меня чувствовать себя самой последней свиньей на свете.
   Следующие несколько часов я провела с детьми, окружившими меня такой заботой, что хотелось плакать от осознания собственной вины. Нисса не появлялась, однако, по словам принцессы Дарракши-Лан, я поняла, что девушка все еще находилась в академии. Я ждала ее несколько часов, пока, наконец, ни убедилась, что она не придет. Девочки развлекали меня, как могли, рассказав, чем занимались, пока меня не было, и именно с их слов я узнала все последствия своих действий. Крил ровно сутки находился без сознания, а когда очнулся, еще несколько часов не мог придти в себя из-за того, что наша связь нарушилась. Все посчитали, что я умерла, но тот факт, что оборотень был жив, все же вселил в них надежду. После того, как обнаружился мой побег, Ниссу заперли в комнате и ни Лире, ни Ролане так и не разрешили ее навестить. Это было своего рода наказание, которое назначил взбешенный Дан. Силиэр и Грейгор не вернулись, и более того, вслед за ними уехал Вейн, правда, Чувствующий отправился еще до раскрытия личины Ниссы, поэтому не имел никакого понятия о произошедшем. Через пару часов мой мозг уже не выдержал столько информации, и, почувствовав, что безумно устала, я прижала к себе с двух сторон дорогих мне малышек и вместе с ними погрузилась в благодатный сон.
   Разбудил меня оглушительный грохот прямо за стеной. Мгновенно вскочив с постели, я еще некоторое время пыталась определить, что, собственно говоря, происходило. Шум больше не повторялся, но меня не оставляло ощущение, что это был совсем не конец. Оглядевшись и поняв, что сейчас уже глубокая ночь, а девочек в комнате не было, я недовольно посмотрела на свои ноги. Нет, то, что они восстановились, меня очень даже радовало, однако отсутствие на них брюк несколько смущало. Насколько я могла судить, пока я спала, некто весьма заботливый умудрился меня раздеть и оставил лишь рубашку, спускавшуюся ниже бедер, немного не доходя до колен. Причем этот предмет одежды был явно мужским и на несколько размеров больше требуемого, а вот моих вещей в комнате не наблюдалось. Ни в шкафу, ни в сундуке -- нигде! В стену опять чем-то швырнули, и я решила плюнуть на приличия и вышла в коридор, аккуратно ступая по каменному полу босыми ногами. Холодно!
   -- У кого там посуда лишняя, может, поделитесь? Я тоже тарелочками покидаться хочу! -- отчаянно зашептала я в замочную скважину соседней двери.
   -- Эль?! -- из комнаты раздался восторженный вопль, приглушенный стенами академии.
   -- Нисса? Ты чего буянишь?
   -- Эти сволочи меня к тебе не пустили, представляешь? -- судя по звукам, девушка опустилась на колени рядом с дверью. -- И не выпускают отсюда. А я, между прочим, переживала! С тобой все в порядке? Крил...
   -- Подожди с расспросами, пока я не открою замок, а потом можешь все мне высказать, -- я поднялась на ноги.
   -- Ты сможешь?! -- голос Дарракши-Лан зазвучал восторженно.
   -- Обижаешь, -- я усмехнулась, -- После стольких лет посещения подземелья я могу открыть все, что угодно. Подожди минутку.
   Быстро вернувшись в собственную спальню, я методично начала перерывать все вокруг в поисках подходящей отмычки и, найдя, наконец, затерявшуюся под тумбочкой шпильку, вновь вышла в коридор. Через минуту послышался негромкий щелчок, и дверь в комнату Ниссы распахнулась, явив моему взору это лохматое чудо с заплаканными глазами.
   -- Эль! -- девушка бросилась мне на шею и крепко прижала к груди, додумавшись предварительно понизить голос до шепота. -- Знаешь как я рада, что ты жива?! Нет, ты знаешь?!
   -- Догадываюсь, -- криво усмехнувшись, я отстранилась и строго посмотрела на ее глаза. -- По какому поводу слезы?
   -- Да так просто... -- она тяжело вздохнула и отвела взгляд. -- Как то все навалилось разом...
   -- Прости меня, это я во всем виновата.
   -- Даже не думай извиняться! -- Нисса возмущенно фыркнула, оживая на глазах. -- Я бы на твоем месте поступила точно также. Это все же лучше, чем вечно прятаться!
   -- Спасибо, -- у меня словно гора упала с плеч от облегчения, когда я поняла, что подруга не держала зла. Какое-то время мы обе молчали, а потом я нерешительно спросила, -- как ты думаешь, на кухне что-нибудь осталось? Я есть хочу...
   -- Я тоже, -- Нисса улыбнулась и вдруг выразительно посмотрела на себя, оглядев длинную шелковую ночную рубашку и выглядывавшие из-под нее босые ступни. -- Только я не одета.
   -- Я тоже, -- ответив её же словами, я тихо захихикала, взяла ее за руку и указала в сторону лестницы. -- Вперед!
   Идти было холодно, скользко и страшно. Интересно, почему раньше академия не казалась мне такой жуткой? Возможно, потому что до этого момента по ночам я здесь не лазила. Едва не перейдя на бег, мы с Ниссой спустились на первый этаж и настороженно прислушались. Тишина. Переглянувшись и решительно кивнув, мы дружно ступили в длинный коридор, и двинулись вперед, громко шлепая босыми пятками по каменному полу. До заветной кухонной двери оставалось уже совсем немного, когда ночную тишину прорезал странный рокочущий звук, раздавшийся за нашими спинами. Мы замерли, а потом медленно обернулись и одновременно увидели два светящихся огонька в противоположном конце коридора. У меня по коже побежали мурашки, а сердце рухнуло куда-то к ногам. Рычание повторилось.
   -- А-а-а-а-а.....
   Наш сдвоенный вопль эхом раздался по пустынной академии, заставив наблюдавшего за нами зверя испуганно шарахнуться назад. Резко развернувшись, мы, не сговариваясь, дружно бросились вперед, не меняя конечную цель нашего пути. Первой добежав до двери, я резко потянула ее на себя. Бесполезно.
   -- Что ты там возишься?! -- Нисса буквально налетела на меня и испуганно оглянулась назад. -- Быстрее!
   -- Тут закрыто! -- я снова дернула на себя ручку.
   -- Попробуй еще раз!
   -- Не получается!
   Рык раздался ближе. Мы на миг остолбенели.
   -- А ну дай мне! -- решительно отпихнув меня в сторону, Нисса случайно оступилась и механически оперлась о дверь.
   Раздался грохот упадавшего тела. Нда... Резко вбежав на кухню, перепрыгнув через поднимавшуюся с пола девушку, я захлопнула дверь, открывавшуюся во внутрь, и навалилась на нее всем телом.
   -- Нисса, тащи стол! -- дверь угрожающе толкнули, едва не сбив меня с ног. -- Быстрей!
   -- Да сейчас!
   Спустя пару минут мы устало опустились на пол и с облегчением оглядели внушительную баррикаду из стола, стульев, тумбы, нескольких тяжеленных чанов и кастрюль. Из коридора донеслось очередное рычание, но на этот раз нам было наплевать.
   -- Как ты думаешь, он прождет здесь до утра? -- Нисса задумчиво рассматривала огромное блюдо с запеченной курицей.
   -- Надеюсь, -- я потянулась за мясом. -- Знаешь, никогда бы не подумала, что Грейгор заведет себе такого зверька. Да он даже Крилу перекидываться не разрешает!
   Я замерла. Внезапно все встало на свои места: светящиеся кошачьи глаза, угрожающее рычание, не слишком ярое желание нас поймать...
   -- Вот зараза! -- я резко поднялась на ноги и заметалась по кухне в поисках чего-нибудь тяжелого.
   -- Эль? -- девушка смотрела на меня как на сумасшедшую. -- С тобой все в порядке?
   -- Со мной -- да, а вот братцу сейчас не поздоровится! -- задумчиво осмотрев длинный кухонный нож, я решительно отбросила его в сторону и, наконец, нашла то, что искала. -- Вот!
   Воинственно замахнувшись огромным половником, я подскочила к баррикаде и быстро скинула все со стола, позже отодвинув и его.
   -- Эль! -- раздался позади меня испуганный вопль Ниссы. -- Там же...
   Поздно. Распахнув настежь дверь, я плотоядно уставилась на застывшего в коридоре огромного белого барса и медленно двинулась вперед.
   -- Напугать вздумал? -- я говорила таким ласковым тоном, что брат попятился. -- Скучно стало, да? Ну так я тебя сейчас развлеку, зараза пушистая!
   Слишком поздно Крил заметил зажатый в моей руке половник. Ровно тогда, когда он плавно опустился ему на голову. Взревев от боли, барс бросился прочь по коридору, пытаясь улизнуть от орущей и ругающейся меня. Не тут-то было. Академию я знала намного лучше него!
   -- Стой, паразит, я тебя сейчас убивать буду!... Стой, кому говорю!... Да я ж тебе... А-а-а...
   Не вписавшись в очередной поворот, я кубарем покатилась по лестнице и упала прямо на спину встревожено обернувшегося брата. Ну, лохматый, держись! Обхватив его ногами и вцепившись одной рукой в шкуру на загривке, я ударила его половником по мягкому месту. Оборотень взвыл и попытался меня сбросить.
   -- А-а-а-а...
   От моего визга он едва не растянулся на полу и ринулся вперед по коридору, время от времени, тряся головой. Хм, судя по всему, я его оглушила. Ошеломленно выглядывавшую из-за двери Ниссу я заметила позже брата, решившего видимо поискать спасения у девушки. Это он зря. Едва мы влетели на кухню, как на многострадальную голову барса опустилась чугунная сковорода, накрепко зажатая судорожными пальцами Дарракши-Лан.
   -- Отпусти ее, чудовище! -- яростно завизжала подруга, замахнувшись для нового удара.
   Повторного знакомства с кухонной утварью Крил явно не желал. Шарахнувшись в сторону, он бросился к противоположной стене комнаты, подальше от сумасшедшей девицы, вооруженной сковородой, и нечаянно налетел на мешок с мукой. Воздух на кухне стал белым.
   -- Что здесь происходит?! -- раздался с порога разъяренный голос Дантариэля.
   Мы замерли в тех же позах, что были до этого: Нисса стояла посреди кухни, грозно замахнувшись своеобразным оружием, я, с половником в руках, вся в муке, лежала на полу, придавленная тяжелой тушей братца. Оборотень же едва дышал от страха и уже не рыпался.
   -- Дан, кто тут так... О... -- из-за плеча застывшего в дверях принца показалось ошеломленное лицо Шина. Медленно оглядев устроенный нами погром, он остановил свой взгляд на покрасневшей Ниссе, тут же спрятавшей сковородку за спину. -- Кхм... И часто у вас, девушка, проявляются такие наклонности?
   -- А не пошел бы ты, а? Спать, например, -- она обреченно вздохнула, прекрасно поняв, что попала.
   -- Нда... -- Шилинэр стал похож на кота, объевшегося сливок, и обнаружившего еще полный чан сметаны. -- Маниакальность, конечно, свойственна таким натурам, как ты, но...
   -- Шин, -- Дан решительно перебил довольного мужчину.
   -- Да?
   -- Заткнись, -- переступив через порог, принц прошел на кухню и, остановившись между нами и Ниссой, хмуро посмотрел на девушку.-- Насколько я помню, ты сейчас должна быть в своей комнате, а не разгуливать полуголой по академии.
   -- Я... -- она побледнела.
   -- Это я ее выпустила! -- я безуспешно старалась выползти из-под Крила. -- Между прочим, она не виновата, в том, что я ушла, и запирать ее было вовсе не обязательно. Ты даже не пустил её меня проведать!
   -- Шин, -- Дантариэль повернулся ко мне спиной и обратился к советнику, -- проводи, пожалуйста, Ниссу в комнату и проследи, чтобы она не покидала ее, по крайней мере, до утра.
   -- С удовольствием, -- злорадно ухмыльнувшись, мужчина выразительно указал Ниссе на дверь и вышел следом за что-то недовольно пробормотавшей девушкой.
   -- Да как ты...
   -- Крил, -- продолжил принц, не обратив на меня никакого внимания, -- если ты немедленно ни прекратишь притворяться и не уберешься отсюда, я за себя не ручаюсь.
   С меня тут же слезли, дав возможность облегченно вздохнуть. Красота.
   -- Теперь, что касается тебя, -- Дан устало вздохнул и потер глаза. -- Вот скажи мне, Эль, только честно, чего ты добиваешься?
   -- Что? -- я непонимающе на него уставилась.
   -- Ты хочешь совсем свести меня с ума? -- он шумно выдохнул. -- Сначала убегаешь на три года, потом отвергаешь раз за разом, снова убегаешь, подвергая свою жизнь опасности и едва не уходя за Грань. А потом, когда я, наконец, захотел отдохнуть, в полной уверенности, что ты спишь и уж этой-то ночью точно никуда не денешься -- устраиваешь настоящий погром и вопишь на всю академию. Я уж было подумал, что опять напали! Нет, скажи, ты это специально, да? Я и так положил перед твоими ногами всю свою жизнь, ну что еще тебе от меня нужно?!
   -- Я хочу есть! -- вскочив на ноги, я высоко подняла голову и гордо прошагала мимо замолчавшего мужчины к одиноко лежащей на полу тарелке с курицей, про которую мы совсем забыли в пылу схватки. -- И вообще, -- я опустила голову так, чтобы лицо мне закрыли рассыпавшиеся по плечам волосы, и проследила за небольшим облачком муки, слетевшим с моей головы, -- я ничего у тебя не просила, иди и отдыхай в свое удовольствие! Не надо было меня искать, не маленькая, справилась бы и без твоей помощи, тем более что я как раз собиралась в академию, когда вы появились. А сейчас... -- я почувствовала, на глаза навернулись злые слезы. -- Мы всего лишь спустились поесть, это что, преступление? Крил сам виноват -- нечего было нас пугать, идиот несчастный. И...
   -- Прости, лиарни, -- обняв за плечи, Дан настойчиво заставил меня повернуться к нему лицом, -- просто я устал. Не мог уснуть все эти дни, пока не знал, что с тобой случилось, -- приподняв подбородок, он нежно провел пальцами по моему перепачканному лицу. -- Знаешь, мне не слишком нравится ругать тебя, любовь моя.
   -- Мне тоже, -- фыркнула я и внезапно заметила темные круги у него под глазами и сильно осунувшееся лицо. -- Со мной слишком много проблем, да?
   -- Это мои проблемы, -- усмехнувшись, он стряхнул остатки муки с моих волос и зарылся в них лицом, поцеловав в макушку и в висок. -- Мои.
   -- Иди спать, а я тут все уберу, -- пробормотала я и попыталась отстраниться.
   -- Нет, -- вздохнув, он резко приподнял меня над полом и посадил на стол.
   -- Что...
   -- Сначала поешь, а потом мы вместе отправимся наверх.
   Не дав мне времени возразить, Дан отошел и проверил содержимое всех ящиков. Спустя несколько минут передо мной стояла огромная тарелка с таким количеством еды, что мне несколько подурнело.
   -- Я столько не съем!
   -- А кто сказал, что это все тебе? -- устроившись рядом со мной, принц с энтузиазмом принялся опустошать блюдо.
   Через некоторое время мы закрыли кухню и поднялись наверх, причем весь этот путь я проделала на руках у Дантариэля, заметившего, что я босиком. Остановившись возле моей комнаты, он осторожно опустил меня на пол, но из объятий не выпустил.
   -- Дан... -- я потеряла мысль, почувствовав, как его губы прикоснулись к моей щеке. -- Э... Дан, я хотела с тобой поговорить о... Я тут узнала, что не одна...
   -- Конечно не одна, -- пробормотал он, закрыв мне губы требовательным поцелуем. Я забыла, что хотела сказать. -- У тебя есть мы... У тебя есть Лира... И я... Мы всегда будем рядом, -- каждая новая фраза сопровождалась поцелуем. -- Вот что, Эль, -- пробормотал мужчина через некоторое время, -- обещаю тебе, что если ты еще раз попытаешься сбежать от меня, я положу тебя на колено и хорошенько выпорю. Поняла?
   -- Но...
   -- Не спорь, -- он нежно поцеловал меня в шею. -- Да, кстати, мне, конечно, безумно нравится видеть тебя в своей рубашке, но если я еще раз обнаружу тебя в таком виде перед другими мужчинами, то запру в комнате как Ниссу.
   -- Что?! -- поняв, что совершенно забыла в каком виде вышла из спальни, я ринулась в комнату и резко захлопнула за собой дверь, успев услышать его довольный смех. Еще и издевался!
   Забравшись в кровать, я вдруг подумала, что так и не рассказала Дантариэлю про Десмонда и город полукровок. Завтра. Да, завтра прямо с утра я расскажу ему все, что узнала, и на этот раз попытаюсь уговорить отправиться туда вместе. И ему придется согласиться!
  
  

Глава 7

  
   Утро выдалось необычайно солнечным. Потянувшись всем телом, я некоторое время нежилась в кровати, пока не вспомнила про занятия, которые, из-за моего отсутствия не проводились уже несколько дней. Громко выругавшись, я вскочила на ноги и заметалась по комнате, пытаясь одновременно расчесать спутанные волосы и найти хоть какую-нибудь одежду. Бесполезно -- сейчас, как и ночью, своих вещей мне обнаружить не удалось.
   Отвлек меня нерешительный стук в дверь.
   -- Госпожа Рианоэль, -- на пороге стояла молодая девушка и смущенно протягивала мне увесистый сверток, -- Вам просили передать.
   -- Кто? -- я удивленно посмотрела на посылку, а когда подняла взгляд, то обнаружила, что ученица уже ушла.
   Странно. Закрыв дверь, я подошла к кровати и медленно развязала атласную ленточку, стягивавшую сверток и заметила вложенную в него записку. Что это такое? Подарок? Руки коснулись мягкого бархата, и я замерла, восторженно рассматривая содержимое пакета. Передо мной лежало невероятной красоты темно-зеленое платье, с черной вышивкой по краям и теплой накидкой ему в тон. Такого мне носить, еще никогда не доводилось. Осторожно, боясь испортить это произведение искусства, я погладила дорогую ткань, гадая, кто бы мог мне его прислать. Вывод напрашивался сам собой. Взяв записку, я некоторое время просто рассматривала ровный убористый подчерк, а потом погрузилась в чтение. Дан писал, что целый день будет занят делами своей расы и просил не делать глупостей в его отсутствие. Также он очень надеялся, что его подарок пришелся мне по душе и извинялся, что пришлось на время извлечь из комнаты мои вещи. Объяснял он это тем, что вчера все просто побоялись моего нового побега и убрали одежду от греха подальше, потом, однако, раскаялись, но вещи вернуть забыли. Это что же, получалось, мне даже на занятия не в чем было идти?! Хотя нет, альтернатива, конечно же была: либо в короткой рубашке, практически ничего не закрывавшей, либо в новом платье, в котором не то что ходить -- дышать было страшно! Я почувствовала, как настроение стремительно падает вниз и, раздраженно отшвырнув письмо Дантариэля, облачилась в обновку, намерено отвернувшись от зеркала. Плотная ткань приятно ласкала кожу, но даже это не принесло мне радости. Ну как, скажите, я должна была отражать удары учеников в этом великолепии? О чем только думал Дан, когда покупал платье, достойное Правящей? И кому? Чувствующей, которая только и горазда на то, чтобы кинжалами размахивать, шишки набивать, да вести небольшое хозяйство. Куда, по его мнению, я могла так вырядиться -- в огород, грядки полоть или в лес за травами? Ах, да, есть же еще уроки, на которых частенько приходилось бегать, падать и вообще, стараться не напороться на достаточно острые мечи. Смешно!
   Гневно фыркнув, я вышла из комнаты, громко хлопнула дверью и спустилась в учебное крыло. Стук моих каблучков гулко разносился по оживленным коридорам и привлекал внимание учеников, заинтересованно перешептывавшихся, стоило мне лишь повернуться к ним спиной. Проклятье, этот Дарракши-Лан подумал даже про туфли! Настроение от "плохо" перешло к "хуже некуда", и то, что в тренировочном зале меня никто не ждал, отнюдь его не улучшило. А на что, собственно говоря, я рассчитывала, пропав на три дня? Глубоко вздохнув и взяв себя в руки, я поинтересовалась у встретившейся мне на пути найрин, где я могла бы увидеть своих учеников и совершенно растерялась, когда та сообщила, что данные Чувствующие отправились на выездную практику. Выездная практика осенью? Грейгор совсем сошел с ума!
   Сил ругаться уже не было, поэтому я решила провести весь день с дочкой, однако и здесь меня поджидало разочарование. Лирица обнаружилась в оранжерее, куда я заглянула в последнюю очередь, обыскав всю академию. Ее золотисто-русую макушку я сразу выделила среди цветов и нисколько не удивилась, когда рядом показалась не менее примечательная копна пепельных локонов. Я довольно улыбнулась -- девчонки спелись. И это было просто здорово, вот только, следя за веселой игрой малышек, я вдруг почувствовала себя лишней. У них был свой собственный маленький детский мирок, в котором не было место взрослому и это оказалось огромной неожиданностью и горькой правдой. Подавив желание подойти ближе, я вышла и незаметно прикрыла за собой дверь. Пусть играют, Лана с Лирой заслужили эти мгновенья беззаботной радости.
   Смирившись с тем, что ничего из запланированного на сегодня сделать, не удастся, я поднялась на чердак. И замерла, встретившись со взглядом черных, как ночь, глаз. Нет, ну это было уже слишком!
   -- Вы что, издеваетесь? -- я прошла вглубь маленькой комнатки и остановилась возле окна, даже не подумав скрыть свое раздражения. -- И когда на этот раз?
   -- Я... -- Посланница смущенно заерзала в кресле. -- Ты не правильно все поняла, я здесь, так сказать, с неофициальным визитом.
   -- Правда? -- удивленно спросила я и только тогда заметила, что выглядела она несколько иначе, чем в нашу первую встречу.
   От той маленькой девочки, что сидела когда-то передо мной, остались лишь длинные белоснежные локоны, да черные глаза, в остальном же, Посланницу было просто не узнать. На меня смотрела взрослая девушка, примерно моего возраста, с правильными чертами лица, точеной фигуркой, темными красиво изогнутыми бровями и большими прекрасными глазами с длинными черными ресницами. Я невольно залюбовалась.
   -- Мне очень жаль, если я тебя расстроила, -- Посланница робко улыбнулась. -- Мама передает тебе привет и просит быть осторожней. Она очень рада, что тебе удалось выжить, но на этот раз ты была намного ближе к тому, чтобы уйти за Грань, и это очень нас обеспокоило. Раньше такого никогда не случалось.
   -- Передай госпоже Смерти мою благодарность, поверь, мне и самой не очень хочется умирать, -- я тяжело вздохнула, -- и прости, что сорвалась, утро сегодня выдалось тяжелое.
   -- Ничего страшного, я все понимаю, -- улыбка девушки стала сочувствующей. -- Могу уйти, если хочешь.
   -- Нет, конечно, -- я вымучено улыбнулась, -- мне все равно не слишком хотелось оставаться одной, -- оглядевшись вокруг, я нашла среди старого хлама, сваленного на чердаке, несколько вполне приличных одеял и расстелила их на полу рядом с окном. -- Скажи, -- я с любопытством посмотрела на притихшую девушку, -- ты можешь принять любой облик или есть какие-нибудь ограничения?
   -- Не знаю, -- она задумчиво наблюдала за моими действиями, -- я редко кому показываюсь, обычно этим занимаются мои сестры, но если до этого доходит, стараюсь предстать перед людьми в наиболее подходящем обличии.
   -- В наиболее подходящем?
   -- Ну да, -- казалось, Посланница смутилась, -- мои сестры с этим не согласны, но я считаю, что людям намного легче осознать принесенную нами весть, если придти к ним в том виде, в котором они подсознательно хотят нас видеть.
   -- То есть я желала встретиться с маленькой девочкой? -- аккуратно, чтобы не запачкать платье, я уселась на гору одеял и заинтересованно подалась вперед, -- Интересно, никогда бы не подумала, что захочу узнать о собственной смерти из уст ребенка.
   -- Не совсем так, -- девушка отрицательно покачала головой и озадачено нахмурилась, подбирая правильные слова. -- Тебе было легче принять эту новость от девочки, -- в конце концов, проговорила он, сделав упор на слове "легче", -- а это отнюдь не одно и то же. Сама мысль о скорой смерти повергает людей в ужас, поэтому я стараюсь хоть как-то облегчить им страдания.
   -- Я бы, конечно, не назвала это страданиями, но... -- мой интерес к дочери госпожи Смерти увеличивался с каждой секундой. -- Знаешь, ты довольно необычная Посланница.
   -- А ты многих встречала? -- она насмешливо изогнула брови, и я поразилась, как преобразил ее этот невинный жест. Обычно скромная, нерешительная и какая-то неземная девушка вдруг стала на удивление живой. -- Между прочим, ты сама разительно отличаешься от всех ранее виденных мною людей.
   -- Туше! -- я рассмеялась. -- Знаешь, что-то подсказывает мне, что мы с тобой сойдемся.
   -- Думаешь? -- к ней вернулась былая неуверенность. -- Я никогда раньше не общалась ни с кем, кроме матери и сестер.
   -- Уверена, -- решительно произнесла я. -- У тебя есть имя? Я имею в виду более земное, как у человека. Ну не могу же я постоянно обращаться к тебе -- Посланница!
   -- Есть, -- девушка ослепительно улыбнулась, -- меня зовут Рейна.
   -- Отлично, а я Рианоэль, для друзей -- Эль, но ведь ты это прекрасно и сама знаешь, -- весело подмигнув, я окинула взглядом небольшую комнатку и спросила. -- Тебе здесь нравится? На чердаке.
   -- Здесь спокойно, -- Рейна поднялась и подошла к окну, остановившись рядом со мной. -- Когда смотришь сверху вниз на людей, кажется, что весь мир лежит у твоих ног. Они суетятся, куда-то спешат, даже не предполагая, что на самом деле стремятся на встречу с очередными проблемами. Здесь же все иначе. Я сразу поняла, почему тебе полюбилась эта комната: тихо, умиротворенно и одиноко, -- она на миг замолчала, устремив взгляд вдаль. -- Хотя нет, одиночество не то слово, что было бы здесь уместно, скорее больше подойдет возможность уединиться, побыть наедине с самими собой. Ведь я права? -- девушка повернулась и посмотрела на меня.
   -- Абсолютно, -- мягко улыбнувшись, я прислонилась лбом к холодному стеклу и посмотрела на досконально изученный за многие годы пейзаж. -- Здесь я набиралась сил для того, чтобы просыпаться каждое утро, улыбаться, когда больше всего на свете хотелось вопить от боли и разочарования, чтобы не показывать слабость и не бояться идти вперед.
   -- Тебе пришлось нелегко...
   -- Жизнь вообще тяжелая штука, -- я грустно усмехнулась и тряхнула головой, отогнав не прошеные воспоминания, -- зато, в конце концов, я обрела то, на что, даже не надеялась -- у меня появилась семья и дом. Тебе не кажется, что это компенсирует всё плохое?
   Не успела Рейна ответить, как дверь на чердак распахнулась, и в комнату ворвался запыхавшийся Крилман.
   -- Ну наконец-то! Я еле отыскал тебя в этом... -- мужчина замолчал и застыл на месте, вперив изумленный взгляд в Посланницу.
   Поднявшись на ноги, я с интересом разглядывала поразительную картину -- остолбеневший оборотень. Через восстановившуюся связь до меня донеслись его эмоции: удивление, настороженность, легкая заинтересованность, а после и самое неподдельное восхищение этой хрупкой на вид девушкой. Занятно...
   -- А это еще кто? -- он лениво улыбнулся и медленно оглядел Посланницу с ног до головы, заставив ее зардеться от такого пристального внимания. -- Эль, может, познакомишь меня с нашей гостьей?
   -- Подбери челюсть, дорогой, и утри слюни, а то, глядишь, на пол покапает, -- насмешливо фыркнув, я встала рядом со смущенной девушкой. -- Рейна, познакомься, этот несносный ловелас мой брат Крилман. Крил, это Рейна, дочь моей давней знакомой, -- я предостерегающе посмотрела на брата.
   -- А я-то все думаю, почему мне кажется, что я Вас где-то видел. Возможно, я встречался с Вашей матушкой? -- Крил старательно игнорировал меня и полонился Посланнице.
   -- Возможно, -- она робко улыбнулась и бросила на меня вопрошающий взгляд. Я едва заметно покачала головой, дав понять, что оборотню вовсе не обязательно было знать, кем она являлась на самом деле. Девушка все поняла правильно. -- Я крайне редко общаюсь с мамиными гостями, поэтому не могу точно знать, виделись ли вы раньше.
   -- Ты искал меня? -- я решила перевести опасную тему разговора.
   -- Вообще-- то да, -- он тряхнул головой, словно сбрасывая оцепенение, и озадаченно посмотрел на меня. -- Не могла бы ты в следующий раз предупреждать, где собираешься провести весь день? Я с ног сбился пока отыскал этот... Кстати, а где мы находимся?
   -- На чердаке, -- я сложила руки на груди и недовольно нахмурилась. -- Я что, должна отчитываться о каждом своем шаге? Не много ли вы с Даном на себя берете, милый? Я в академии, под защитой и, между прочим, убегать больше не собираюсь, так почему бы вам ни успокоиться?
   -- Прости, -- мужчина виновато опустил взгляд, -- но ты же знаешь, что пока убийца на свободе, мы не сможем перестать за тебя волноваться.
   -- Благодаря связи ты прекрасно знаешь мое местоположение, сегодня я от тебя не закрывалась. К тому же, тот, кто стоит за покушениями, еще никого не убил, так что убийцей его вряд ли можно назвать.
   -- После того, что произошло, полностью рассчитывать на связь я не могу, -- Крил упрямо поджал губы, -- она стала нестабильной и пока мы не узнаем причину...
   -- Я уже думала об этом и просто уверена в том, что все дело в сочетании сил нападавшего, -- решительно перебив брата, я вновь опустилась на одеяла и потянула за руку притихшую Рейну, усадив ее рядом с собой.
   -- Эль, может, обсудим это несколько позже? -- Крид выразительно посмотрел на девушку.
   -- Рейна в курсе всех последних событий, так что нет смысла что-то утаивать, -- я усмехнулась, глядя как озадачено нахмурился брат. -- Вчера мне так и не удалось сообщить вам то, что я узнала от Видящей. А это, между прочим, в некотором смысле объясняет происхождение вихря и то, что никто не смог понять его природу.
   -- Даже так? -- мужчина сел в кресло и заинтересовано подался вперед.
   -- Именно, -- я кивнула. -- Во-первых, как оказалось, я не единственная, кто рожден от двух разных гильдий, существует даже целый город таких людей, Меркойн, правда небольшой и хорошо изолированный. Десмонд, кстати, один из них, и именно от него я узнала, что еще до предотвращения войны, некто неизвестный подбивал полукровок на восстание. Нам очень повезло, что жители Меркойна в основном Мирные, иначе исход действий трехлетней давности был бы совершенно иной. Я и сама толком не знаю всех своих возможностей, а теперь представь, что может сделать сотня людей, обладающих похожей силой.
   -- Ого! -- Крил даже присвистнул. -- Похоже, мы слишком легко отделались.
   -- Вот именно.
   -- Но как Ронуэрт мог не знать о существовании целого города полукровок? -- он казался сбитым с толку.
   -- Не глупи, Крил, -- я насмешливо изогнула бровь, -- правителю все давно известно, неужели ты думаешь, что Видящие посмели бы не сообщить ему хотя бы об одном полукровке? Ронуэрт эмпат, напрямую его обмануть невозможно.
   -- Но твои родители...
   -- Здесь другое, -- я подтянула колени к груди и, обхватив их руками, отвернулась, не желая, чтобы брат видел выражение моего лица. Блок между нашими чувствами встал автоматически. -- В отличие от других представителей гильдий, мои родители захотели вступить в брак и признать своего ребенка. Это было неприемлемо, но они пошли против закона и все-таки поженились, за что и поплатились жизнью. Но это к делу не относится, -- я обернулась и открыто встретила обеспокоенный взгляд оборотня, -- самое главное, что тот, кто наслал на меня вихрь тоже полукровка, к тому же, как и я, наполовину Воин.
   -- Откуда тебе это известно? -- Крил напрягся еще больше.
   -- Почувствовала, когда испытала на себе его силу, -- я пожала плечами и нахмурилась. -- Дес сказал, что в Меркойне всего пятеро представителей этой гильдии, однако никто не может утверждать, что нам известно про всех полукровок. Кстати, а где он сам? -- я подалась вперед и впилась в брата требовательным взглядом. -- Надеюсь, вчера вы ничего ему не сделали?
   -- Обижаешь, милая, -- он тяжело вздохнул и горестно покачал головой, явно играя на публику, -- как ты можешь о нас так плохо думать?
   -- Ну-ну, -- я скептически усмехнулась и повернулась к заинтересовано прислушивавшейся к разговору Посланнице. -- Мой тебе совет, Рейна, не верь ни единому слову этого наглого оборотня, если не хочешь, чтобы тебя надули.
   -- Я это запомню, -- девушка с совершенно серьезным видом кивнула, однако глаза ее сверкали от едва сдерживаемого смеха.
   -- Эй, так не честно! -- возмущено воскликнул Крил. -- Между прочим, сестренка, с твоей стороны весьма подло настраивать молодую леди против меня.
   -- Ничего, как-нибудь переживу, -- я усмехнулась. -- Закатай губу, братец, Рейна для тебя под запретом. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю?
   -- А если нет? -- оборотень демонстративно сложил руки на груди и бросил взгляд на смущенную девушку.
   -- Тогда придется вновь познакомить тебя с половником, -- я с удовольствием наблюдала, как мгновенно изменилось выражение его лица, -- хотя возможно ты предпочитаешь сковороду?
   -- Нет, все-таки жаль, что Дан тебя не выпорол!
   -- Ха, пусть только попробует! -- я возмущенно фыркнула, но тут же взяла себя в руки и сказала уже совершенно серьезным тоном. -- Кстати, что касается Дантариэля, как ты думаешь, он согласится отправиться в Меркойн? Если все началось именно там, то думаю, именно в городе полукровок мы сможем найти, хоть какую-нибудь информацию. Десмонд обещал нас проводить. И, между прочим, ты до сих пор не сказал мне, где его разместили.
   -- Эль, тут такое дело... -- оборотень замялся.
   -- Так... Что вы с ним сделали?! -- я похолодела, представив, что может сотворить взбешенный Дарракши-Лан с Воином. -- Крил!
   -- Ой, да ничего с твоим эмпатом не случилось, -- мужчина поморщился и глубоко вздохнул, собравшись сообщить мне, судя по всему, нечто весьма неприятное. -- Он еще вчера взял лошадь и умчался к Видящим. Просто... Эль, госпожа Друсилла мертва, ее нашли в собственном кабинете с перерезанным горлом за день до вашего обнаружения.
   В глазах потемнело. Мертва... Нет, не так, Видящая была убита.
   -- Это еще не все, -- донесся до меня голос брата, -- за последние дни были найдены тела еще четырех человек и все были приближены к правителю. Судя по всему, охота идет не только на тебя.
   -- Но кому могла помешать безобидная старушка? Она ведь даже защитить себя не могла! Она... О, боги! -- я уткнулась лицом в согнутые колени и попыталась подавить сотрясшую тело дрожь.
   -- Она слишком много знала, к тому же, была предана вашему правителю, -- голос Рейны звучал успокаивающе, и я почувствовала ее руки, обнявшие меня за плечи. -- Не надо плакать, за Гранью ей будет хорошо, уж поверь мне.
   -- Почему мне не сказали сразу? -- я посмотрела на обеспокоенного брата. -- Как вы могли сообщить это Десу, а при мне умолчать?
   -- Ему никто и ничего не говорил, твой знакомый способен отлично считывать любую информацию из наших мыслей.
   -- Понятно, -- я глубоко вздохнула и, успокоившись, поднялась на ноги. -- В таком случае, планы несколько изменились, больше ждать нельзя. Крил, я очень прошу тебя найти Десмонда и выяснить, что ему удалось узнать по поводу убийства. Также передай ему, что от своих намерений я отказываться не собираюсь.
   -- О чем это ты? -- оборотень подошел ко мне.
   -- Нам необходимо попасть в Меркойн, больше тянуть нельзя.
   -- Ты никуда не поедешь!
   -- А вот это решать не тебе, -- твердо произнесла я и положила руки на плечи брата. -- Успокойся, Крил, я же не собираюсь отправляться туда одна. Сейчас я постараюсь разыскать Шина и послать его за Датариэлем, но учти, что даже он не способен заставить меня передумать и остаться в академии.
   -- А как же Лира? -- Крилман пытался использовать любой аргумент.
   -- Она сдружилась с Роланой, поэтому не думаю, что дочь будет против несколько дней провести в посольстве Дарракши-Лан, а цель нашей поездки ей знать не обязательно.
   -- Но...
   -- Послушай, -- я устало вздохнула, -- неужели вы действительно считаете, что я буду всю жизнь прятаться под защитой академии? Это клетка, Крил, самая настоящая клетка и мне здесь просто невыносимо. Я странница, брат, уж тебе ли ни знать этого. Да, я отказалась от путешествий по дорогам мира и ничуть об этом не жалею. Я выбрала семью и спокойствие родного очага, но теперь все изменилось. Опасность ведь грозит не только мне, Крил. Думаешь, полукровка пощадит мою дочь, если не будет возможности добраться до меня, лично? Или тебя? Проклятье, да любого из вас, моих друзей, Дарракши-Лан и учеников можно использовать против меня! И что тогда? Прикажешь всем спрятаться и не высовываться?!
   -- Она права, -- к нам подошла Посланница, -- сидя в академии, вы ничего не измените.
   -- Да что ты об этом знаешь?! -- оборотень сорвался на крик и яростно взглянул на девушку. -- Какое право ты имеешь лезть не в свое дело?
   -- Она имеет все права, Крил, -- я успокаивающе сжала его руку. -- Поверь, Рейна знает, о чем говорит.
   -- Кто ты? -- мужчина требовательно посмотрел на нее.
   -- Это не важно! -- я решительно встала между ними, заслонив девушку спиной. -- Крил, найди Десмонда.
   -- Ответь мне, кем на самом деле является твоя гостья, сестренка, и я приведу тебе его, -- взгляд оборотня ясно давал понять, что он не отступит.
   -- Я уже тебе говорила об этом, Крил, Рейна дочь моей знакомой.
   -- И это все? -- произнес он сквозь зубы.
   -- И это все, -- твердо ответила я.
   На чердаке воцарилась напряженная тишина, на протяжении которой мы с братом сверлили друг друга гневными взглядами. В какой-то момент мне показалось, что вторая ипостась Крила вырвется на свободу, отреагировав на его ярость, но тут оборотень отступил и, резко развернувшись, вышел из комнаты, не сказав и слова.
   -- Ты уверена, что поступила правильно? -- Посланница обеспокоено посмотрела на захлопнувшуюся за мужчиной дверь.
   -- А что я еще могла сделать? -- я устало потерла лицо. -- Сказать всю правду? Поверь, узнав, кто ты такая, Крил ни за что не позволит мне выйти за порог академии. Страх порой бывает слишком большим препятствием.
   -- Понимаю, -- она кивнула. -- Но ведь когда-нибудь он все узнает.
   -- Вот тогда и будем беспокоиться, а сейчас для меня самое главное отыскать хотя бы одного Дарракши-Лан и отправить его за Дантариэлем. Надеюсь, Дан все же сможет отвлечься от дел.
   Он смог, правда, далеко не сразу. Разыскав Шилинэра в комнате Ниссы, где они по обыкновению ругались, я быстро ввела его в курс дела и, приведя те же доводы, что и брату, попросила отыскать принца. Шин оказался гораздо сообразительнее Крилмана и полностью меня поддержал, мгновенно отправившись в посольство. Оставалось лишь ждать, чем я и занималась последние шесть часов.
   -- Ну сколько можно его искать? -- я раздраженно прохаживалась по комнате подруги.
   -- Так Дан же объяснил тебе, что сегодня будет очень занят, -- Нисса с сочувствием улыбнулась и подвинула огромное блюдо с фруктами поближе к притихшей Рейне.
   С момента знакомства с Дарракши-Лан, девушка произнесла всего пару слов и явно чувствовала себя не в своей тарелке. Было видно, что Посланница не привыкла находиться среди такого количества незнакомых людей, но уйти не решалась. А возможно, и не хотела. Мне стало жаль девушку, как только я подумала, насколько одинокой должна была она себя ощущать, общаясь лишь с матерью и сестрами, и зная, что своим появлением обрекала людей на верную смерть. Так не должно было быть. Рейна оказалась очень милым, нежным и светлы созданием, которое заслуживало счастья, и я мысленно пообещала себе, что обязательно научу ее радоваться жизни. Вот только сначала выживу сама.
   -- Объяснил, -- я вздохнула и остановилась посреди комнаты, -- но Десмонду же ничто не мешает поспешить! Я так с ума сойду без новостей.
   -- Эль, да что с тобой такое? -- Нисса озадачено нахмурилась и внимательно на меня посмотрела. -- Ты сегодня слишком возбуждена.
   -- Прости, видимо сказывается напряжение всех последних дней, -- я глубоко вздохнула, подошла к кровати и уселась рядом с девушками. -- С самого утра все идет наперекосяк: вещи забрали, ученики уехали, Лира обо мне даже не вспоминает, а тут еще с Даном ругаться предстоит...
   -- Так вот, что тебя волнует, -- взгляд Дарракши-Лан стал понимающим. -- Ну-ка иди сюда! -- резко потянув за плечо, она заставила меня лечь на спину и улеглась рядом. -- За дочь не переживай, в лице Роланы она обрела верную подругу, но ты для нее важнее всех на свете.
   -- Я знаю, но...
   -- Не перебивай! -- возмутилась Нисса и продолжила. -- Девочки очень похожи, обе многое пережили в жизни, но не сломались, а стали лишь сильнее, закаленнее. Они понимают друг друга с полуслова и это же хорошо. С твоей стороны весьма эгоистично требовать внимания Лирицы лишь к себе.
   -- Ты права, -- я тяжело вздохнула, -- просто за последние три года я привыкла, что малышка всегда где-то рядом, со мной. А теперь чувствую себя лишней.
   -- Чушь! -- девушка фыркнула. -- Ты для нее самый близкий и родной человек, но придется смириться с тем, что не единственный. Это лишь начало. Насколько я понимаю, скоро Лира отправится в академию, и вот тогда ты будешь видеть ее еще меньше. Такова жизнь, Эль, дети не всегда будут рядом, как бы нам этого ни хотелось. Они вырастают и выбирают собственную дорогу, строят свою судьбу. Ты ведь и сама была такой.
   -- С этим тяжело смириться, -- жалостливо прошептала я.
   -- Да, но придется приложить все усилия, -- Нисса перевернулась на живот и нависла надо мной. -- А что касается Дантариэля... Знаешь, мне очень интересно, как он будет пытаться переубедить тебя не ехать в Меркойн, -- она улыбнулась и закатила глаза. -- Чувствую, это будет незабываемое зрелище!
   -- Спасибо, успокоила! -- я по-детски показала ей язык и рассмеялась. -- Ничего у него не выйдет.
   -- Конечно не выйдет, в этом я даже не сомневаюсь, тем более, что я тоже отправлюсь с тобой.
   -- А это еще зачем? -- я посерьезнела. -- Послушай, это слишком опасно...
   -- Тьфу на тебя, Эль! -- девушка возмущенно швырнула в меня подушкой. -- Неужели ты думала, что я смогу остаться в стороне? Если едешь ты, то и я легко смогу поехать, поняла? И это даже не обсуждается!
   -- Ладно-ладно, -- я обреченно закатила глаза.
   -- Я тоже поеду, -- донеслось сбоку, и мы обе удивленно посмотрела на Посланницу.
   -- Но... -- начала было Дарракши-Лан.
   -- Ты уверена? -- насторожено спросила я, перебив подругу.
   -- Да, -- Рейна была настроена решительно. -- Во-первых, мне самой этого хочется, а, во-вторых, -- взгляд девушки стал извиняющимся, -- я просто должна там быть.
   -- Все так плохо? -- у меня тревожно сжалось сердце.
   -- Не хуже, чем обычно, -- она пожала плечами. -- Я уже как-то говорила, что опасность грозит, не зависимо от того, где ты находишься.
   -- Что все это значит? -- Нисса переводила подозрительный взгляд с меня на Рейну. Пришлось объяснить. -- Посланница?! -- девушка побледнела и дернулась в сторону. -- Но как? Тьма тебя побери, Эль, почему ты не сказала об этом раньше?! И давно ты ее видишь? То есть... Как...
   -- Успокойся, дорогая, -- я села и грустно улыбнулась. -- С госпожой Смертью мы давние знакомые, да и на Грани я побывала уже не раз. К тому же, появление Рейны не обещает гибель, оно лишь предупреждает о ее возможности, так что расслабься и выдохни. И, кстати, никому об этом не говори, как на словах, так и в мыслях.
   -- Ты уверена? -- взгляд подруги все еще оставался настороженным.
   -- Абсолютно, -- я кивнула. -- Ведь выжила же я после ее первого появления.
   -- Да? -- Нисса выглядела озадаченной. -- Ну тогда ладно. Слушай, Рейна, а ты можешь сказать, когда и откуда следует ждать опасности?
   -- К сожалению, нет, -- Посланница покачала головой. -- Я могу предугадывать последствия того или иного решения, но на этом все.
   -- Ничего, это нам тоже пригодится, -- было видно, что Дарракши-Лан уже полностью пришла в себя. -- В таком случае, добро пожаловать в нашу команду, -- улыбнулась она и протянула руку застывшей от изумления девушке.
   Нда, оказывается, у нас уже была "команда"! Обреченно покачав головой, я снова легла на спину и уставилась в потолок. Как давно это произошло? Как я могла допустить, чтобы Дарракши-Лан вновь стали частью моей жизни? И что теперь было делать? Ответов не было, и это тревожило меня еще сильнее. Один раз я уже отказалась от дружбы и любви Пьющих Жизнь, но вот удастся ли мне сделать это снова я не знала. Что-то подсказывало, что нет.
   -- Кстати, -- Нисса оторвалась от оживленного обсуждения образа жизни Посланниц, -- откуда у тебя эта красота? -- она восхищенно посмотрела на мое платье и провела рукой по темному бархату юбки. -- Что-то раньше ничего подобного в твоем гардеробе я не замечала.
   -- И не заметишь, -- я недовольно поморщилась. -- Это подарок, который мне пришлось надеть, так как кое-кто особо умный спрятал все мои вещи.
   -- Зачем?! -- спросили девушки в унисон.
   -- А чтобы я не сбежала, -- я фыркнула. -- Представляете, этим олухам взбрело в голову, что в одной рубашке я и шагу за порог академии не сделаю, даже при большом желании.
   -- А что, сделаешь? -- глаза Ниссы заблестели от смеха.
   -- Нет, конечно, я еще не сошла с ума! -- хитро улыбнувшись, я приподнялась и подалась к ней. -- Но ведь твои вещи они не убрали.
   -- Ты не исправима! -- звонко рассмеялась подруга и вскоре мы хохотали уже в три голоса.
   -- Вот видишь, все в порядке, а ты переживал, -- раздался знакомый голос со стороны двери, заставивший нас разом замолчать. -- И что вас так развеселило? -- в комнату, опередив Дантариэля, вошел Шин и вольготно утроился на кровати, беззастенчиво оттеснив нас в сторону.
   -- А тебе никто не говорил, что прежде чем зайти, нужно хотя бы постучать? -- выдернув из-под него подол длинной юбки темно-синего цвета, Нисса раздраженно прищурилась.
   -- Кажется, что-то подобное было, -- мужчина широко улыбнулся, -- но я особо не слушал.
   -- Заметно, -- она тщетно попыталась столкнуть его с постели.
   Отвернувшись от сцепившейся парочки, я вдруг ощутила, что просторная, казалось бы, комната, стала на удивление тесной, и все из-за собравшихся практически в полном составе мужчин. Отсутствовали лишь Гейр, которого со дня приезда в академию я так и не видела, наставник и Силиэр. Я мысленно присвистнула, оглядев довольно внушительный отряд: пятеро высоких крепких мужчин, воинов в полном смысле слова, это были уже не шутки. На миг я встретилась взглядом с непонятно откуда взявшимся Вейном и смущено прикрыла глаза. Он все знал о моем обмане и походе к Видящим.
   -- Как ты себя чувствуешь? -- оглядев забитую кровать и занятое Крилом единственное кресло, Вейн просто встал рядом со мной.
   -- Все в полном порядке, можешь не переживать, -- я отчаянно пыталась перелезть через тела друзей и встать на ноги. Безуспешно. -- Проклятье, Шин, убери локоть с моего платья, я...
   Меня легко подняли с кровати и поставили на пол, не дав даже договорить.
   -- Добрый день, лиарни, -- Дантариэль нежно поцеловал меня в щеку и чуть отстранился, увеличив расстояние между нами, но, не выпустив меня из своих объятий.
   -- Добрый вечер, Дан, -- нарочно сделав ударение на слове "вечер", я попыталась выбраться из кольца его рук, ощутив затылком пристальный взгляд Вейна. Проклятье, как же было неловко! -- Отпусти, -- твердо произнесла я, посмотрев в глаза Дарракши-Лан.
   -- Как пожелаешь, -- руки разжались, и мужчина отступил назад, не сводя мрачного взгляда с застывшего Чувствующего.
   -- Спасибо, -- решительно отвернувшись от них обоих, я подошла к ухмылявшемуся Десмонду и сжала его ладонь. -- Мне жаль, что госпожа Друсилла... -- я так и не смогла договорить.
   -- Я знаю, Эль, мне тоже жаль, она была хорошим человеком, -- он на несколько секунд прижал меня к себе и провел свободной рукой по моим волосам, после чего отпустил. При виде мрачной решимости, что читалась во взгляде полукровки, я невольно поежилась. -- Я найду этого ублюдка и заставлю его заплатить за все.
   -- Мы найдем,-- поправила я мужчину. -- Не забывай, что ко мне вся эта ситуация имеет самое непосредственное отношение.
   -- Да, что касается поисков, -- голос Дантариэля звучал напряженно, -- Шин поделился со мной весьма интересной информацией. Рианоэль, ты хоть представляешь, как опасно то, что задумала?
   Я глубоко вздохнула. Опять Рианоэль. Ну что ж, я тоже могла быть упрямой.
   -- Представляю, -- уверено ответила я и сложила руки на груди, -- но отсиживаться здесь тоже не собираюсь. Поэтому я прошу вашей помощи.
   -- Нет, -- взгляд Дарракши-Лан стал непроницаемым.
   -- Ты отказываешься? -- я изумленно воззрилась на него. Впрочем, не я одна.
   -- Не в этом смысле, -- мужчина поморщился, -- просто ты никуда не поедешь.
   -- И кто это сказал? -- я гневно сжала кулаки.
   -- Я.
   -- В таком случае, спешу напомнить Вам, Ваше Высочество, что данное решение могу принять лишь я сама, и Вы здесь не имеете права голоса.
   -- Я полностью согласен с Дарракши-Лан, -- мрачно произнес Чувствующий, -- мы можем справиться и сами, а ты останешься под защитой академии.
   -- Не обольщайся, Вейн, -- я упрямо на него посмотрела, -- то же самое касается и тебя. Да всех вас, если быть точной. Возразить мне имеет право лишь Крил, так как наши жизни связаны и в случае моей смерти, погибнет и он. Однако, -- быстро добавила я, видя, что оборотень собрался воспользоваться случаем, -- ему следует учесть, что по этой же самой причине он будет заперт здесь вместе со мной. А если убийцу так и не найдут, то мы оба проживем многие годы, словно два презренных труса, боящихся высунуть свой нос за порог. Ты этого хочешь, Крил? -- Я вопросительно посмотрела на него. -- Жить в постоянном страхе? Но ведь это всего лишь существование. Согласен ли ты на такое, или рискнешь, чтобы уничтожить этого ублюдка и вздохнуть свободно?
   -- Простите, парни, но она меня убедила, -- брат стойко выдержал направленные на него яростные взгляды и подошел ко мне. -- Между прочим, я предупредил, что Эль настроена весьма решительно.
   -- Да уж, удружил, -- Вейн раздраженно заходил по комнате, как я когда-то.
   -- А я полностью с ней согласен, -- довольно смело произнес Шилинэр, старательно избегая взгляда своего принца. -- Да что там говорить, любой из нас поступил бы точно также!
   -- Но не она! -- голос Дана дрогнул от едва сдерживаемого гнева.
   -- А чем это я хуже? -- искренне возмутилась я.
   -- Ты не хуже, просто они бояться потерять тебя, -- Десмонд успокаивающе взъерошил мне волосы, -- и я их понимаю. Однако я также понимаю и тебя, поэтому готов провести в Меркойн и сделать всё, что в моих силах, для твоей защиты.
   -- Ну вот, нас уже шестеро, так что если не хотите ехать, можете оставаться, где вам будет угодно, -- пожав плечами, я отвернулась от напряженных мужчин, подошла к кровати и, спихнув застывшего вдруг Шина на пол, уселась на освободившееся место.
   -- Почему это шестеро? -- что-то в голосе советника заставило меня удивленно на него посмотреть.
   -- Я, ты, Крил с Десмондом, а также Нисса и Рейна. Ох, простите, я совсем забыла, --посмотрев на увлеченно прислушивавшуюся к разговору Посланницу, я быстро представила ее присутствующим мужчинам и вновь повернулась к блондину. -- Теперь все ясно?
   -- Нисса никуда не поедет! -- тон советника был непреклонен.
   -- Ну вот, опять... -- обреченно протянула я и, опрокинувшись на спину, закрыла глаза и крепко зажала ладонями уши. Хотелось закричать от безысходности. Да что с ними со всеми такое?!
   Минут через пять меня нерешительно тронули за руку. Открыв один глаз и узрев склонившуюся надо мной Рейну, я достаточно громко поинтересовалась:
   -- Они уже закончили ругаться?
   -- Думаю, да, -- девушка казалась озадаченной, -- по крайней мере, кричать перестали. Послушай, Эль, а у вас всегда так весело?
   -- К счастью все началось лишь около недели назад, иначе не понадобился бы никакой убийца, всю грязную работу мы сделали бы сами, -- я приподнялась на локтях и внимательно оглядела присутствующих. Друзья выглядели весьма смущенными. -- Ну и что мы решили?
   -- Ты ведь не передумаешь? -- Дан устало вздохнул и запустил руку в волосы, приводя их в беспорядок.
   -- Нет.
   -- Так я и думал, -- он подошел ближе и уселся рядом со мной. -- А как же Лирица?
   -- Это твой последний аргумент? -- я нормально села и выразительно на него посмотрела. -- Я заметила, что моя дочь очень сдружилась с Роланой, поэтому не думаю, что она будет возражать, если я предложу ей провести несколько дней у вас в посольстве. А там весьма мощная защита и должный присмотр, ведь принцессу Дарракши-Лан никогда не выпустят из поля зрения.
   -- Уже все продумала? -- недовольно нахмурился Дантариэль.
   -- Конечно, -- я кивнула, -- не могла же я забыть о собственной дочери.
   -- Лира может остаться в академии, впрочем, как и сама принцесса, -- подал голос Вейн.
   -- Нет, -- мой отказ был весьма решительным, -- после нашего отъезда здесь не останется никого, кому я хоть немного доверяю.
   -- Понимаю, -- во взгляде Чувствующего промелькнуло сожаление, и я поняла, что оно касалось моих отношений со всей нашей гильдией.
   -- Ну так, когда мы отправляемся? -- Десмонд нетерпеливо топтался на месте. -- Мне надо знать точно, чтобы успеть собрать вещи и закончить кое-какие дела в столице.
   Мы дружно уставились на Дантариэля, прекрасно понимая, что чтобы я ни говорила, а последнее слово все равно осталось бы за ним. Какое-то время Дарракши-Лан молчал, задумчиво гладя мою раскрытую ладонь, а потом резко вскинул голову и пристально посмотрел мне в глаза.
   -- Ты должна все время находиться рядом с кем-нибудь из нас, Нисса и Рейна не в счет. Это, во-первых, -- мужчина говорил резко и отчетливо, следя за тем, чтобы я внимательно слушала каждое его слово, -- а во-вторых, ты будешь делать все, что я скажу, без каких либо возражений. Если говорю падать -- падаешь, бежать -- бежишь, даже если придется бросить всех нас ради собственного спасения, ты это сделаешь, понятно? Ты можешь пообещать мне все это?
   -- Я... -- несколько секунд я молчала, обдумывая его условия, а потом решительно произнесла. -- Да, могу.
   -- Хорошо, -- вздохнув, Дантариэль повернулся к Воину. -- Выезжаем на рассвете, тебе достаточно будет этого времени?
   -- Вполне, -- кивнул он. -- В таком случае мне пора откланяться, буду ждать вас утром у ворот.
   Послав мне ободряющую улыбку, полукровка вышел из комнаты.
   -- Думаю, мне тоже лучше сейчас уйти, -- Рейна поднялась с кровати.
   -- Я думала, ты останешься здесь на ночь, -- нахмурившись, я озадачено посмотрела на девушку.
   -- Нет, -- она улыбнулась и покачала головой, -- тебе лучше провести это время с дочерью, а, не развлекая гостей.
   -- Глупости, -- я фыркнула, -- не думаю, что Лира будет против еще одной новой знакомой. Тем более такой искренней как ты. Дети это особенно ценят.
   -- И все равно мне уже пора, -- мило покраснев от комплемента, Посланница чуть склонила голову в знак прощания. -- Было очень приятно со всеми вами познакомиться.
   -- Я провожу, -- Крил решительно направился к выходу, а девушка замерла. Впрочем, как и я.
   -- Спасибо, это вовсе не обязательно, -- пробормотала Посланница взглядом умаляя меня о помощи. Ее реакция была понятной, если учесть, что просто исчезнуть перед ним она не могла.
   -- Э... -- я сама не заметила, как сжала пальцы Дана, все еще ласкавшие мою ладонь. -- Крил, не думаю, что это хорошая идея.
   -- О чем ты, Эль? -- брат удивленно на меня уставился. -- Где-то рядом бродит убийца, а ты предлагаешь мне отпустить её одну?
   -- Нет, конечно, -- я опустила взгляд.
   -- Тогда все решено.
   -- Ну ладно, -- голос Рейны прозвучал несколько насмешливо, и, посмотрев на нее, я с изумлением отметила, с каким предвкушением она наблюдала за оборотнем. Посланница явно что-то задумала. -- Проводи, если сможешь.
   Улыбнувшись мне на прощание, девушка выскользнула из комнаты прямо перед недоумевавшим Крилманом и скрылась в коридоре.
   -- И кто же она? -- заинтересовано спросил Дан, наклонившись прямо к моему уху.
   -- Дочь давней знакомой и моя подруга, -- я подняла на мужчину самый искренний взгляд, на который только была способна и, спохватившись, отпустила его руку. -- Она может предсказывать последствия принятых решений, в смысле, грозит нам это гибелью или нет.
   -- И это все? -- он, казалось, не верил ни единому моему слову.
   -- Да, это все.
   -- Лгунья, -- Дан усмехнулся и окинул меня ласковым взглядом.
   -- Вейн, давно ты приехал? -- спросила я у Чувствующего, отодвинувшись как можно дальше от Дарракши-Лан.
   -- Пару часов назад, -- взгляд мужчины был непроницаемым. -- Первым делом я заехал в посольство Дарракши-Лан, чтобы передать послание от Силиэра, и неожиданно встретил там Десмонда с Крилом, от которых и узнал все последние новости. А уже потом к нам присоединились Пьющие Жизнь, -- он покосился на Дантариэля, и на секунду мне показалось, что между мужчинами произошел безмолвный разговор. Дан напрягся. -- Если ты не против, я бы хотел повидаться с Лирой, -- Чувствующий вопрошающе посмотрел на меня, -- Грейгор кое-что ей передал, да и у меня самого есть для малышки небольшой подарок.
   -- Как бы вы с наставником совсем мне дочь не разбаловали, -- улыбнувшись, я поднялась с кровати. -- Я все равно собиралась найти Лирицу, так что пойдем вместе. Нисса, -- я обернулась к подруге, -- ты с нами?
   -- Конечно, -- она живо подбежала ко мне.
   -- А нас с собой вы звать не собираетесь? -- возмущенно спросил Шилинэр.
   -- Еще чего! -- презрительно фыркнула девушка. -- Да тебя к...
   -- А вам, если я не ошибаюсь, следует готовиться к поездке, разве не так? -- я решительно перебила Дарракши-Лан, по опыту зная, что спор между ней и Шином мог продолжаться бесконечно. -- И, кстати, -- я многозначительно посмотрела на Дантариэля сидевшего на постели с непроницаемым видом, -- не забудьте вернуть мои вещи, иначе можете случайно недосчитаться своих собственных, -- с этими словами я вышла в коридор, старательно стирая из памяти хмурый взгляд наследного принца. Ему явно не понравилось то, что я предпочла компанию Вейна. Очень не понравилось.
   Остаток вечера я, как и советовала Рейна, провела вместе с дочерью, Ланой и Ниссой, самозабвенно участвуя в детских играх и рассматривая привезенные Чувствующим подарки. Лирица пришла в восторг от переданных наставником безделушек, вроде маленького колечка с неизвестным мне темно-серым камушком, но больше всего дочку обрадовали семена редких растений, которые удалось достать Вейну. Эти травы были уникальны даже для сада нашей гильдии, однако, как потом признался мужчина, Лира заслужила право владеть ими. Из слов Чувствующего я поняла, что он был поражен природным чутьем малышки на растения и всерьез готов был просить ее помощи в выращивании некоторых лекарственных трав.
   Время пролетело незаметно и, уладив дела с отправкой девочек в посольство завтра утром, я крепче прижала к себе заснувшую дочку, которой разрешила эту ночь провести в своей комнате. Сон не шел. Проворочавшись в постели около часа и поняв, что уснуть мне все-таки не удастся, я вышла из спальни и спустилась в сад, глотнуть свежего воздуха.
   -- Не спится? -- раздавшийся откуда-то сбоку мужской голос заставил меня подскочить на месте.
   -- Вижу, не мне одной, -- недовольно пробормотала я, разглядев, наконец, удобно устроившегося в беседке Вейна. -- Что ты здесь делаешь?
   -- Судя по всему, то же самое, что и ты, -- усмехнулся Чувствующий. -- Извини, если напугал. Присоединишься? -- он указал на свободное место на скамье рядом с собой.
   -- Конечно, -- улыбнулась я и быстро пересекла разделявшее нас расстояние и уселась на деревянное сиденье, поджав под себя ноги. -- А я совсем уже забыла, что здесь есть беседка.
   -- Не удивительно, если учесть, сколько времени тебя не было в академии.
   -- Но ведь последние два года...
   -- А последние два года, -- перебил меня Вейн, -- ты приезжала всего на несколько часов, а потом уезжала без оглядки, да еще так быстро, словно за тобой собак спускали. Эль, ты действительно так ненавидишь это место? Про саму гильдию я вообще уже не спрашиваю.
   -- С чего ты взял, что я ненавижу гильдию? -- я удивленно уставилась на грустного мужчину. -- Да, я не питаю к родичам нежных чувств, но ненависть -- это уж слишком громко сказано. Да и отнюдь не все дни, проведенные в академии, навивают неприятные воспоминая. Вот взять, к примеру, взрыв в лаборатории найрин Мирабэль или нашествие шептунов-переростков, -- я довольно улыбнулась, -- никогда не забуду озадачено-перепуганные лица сокурсников.
   -- Так это все-таки была ты! -- рассмеялся Вейн. -- Я был уверен, что без твоей помощи тогда не обошлось. Между прочим, усмирять гигантские растения пришлось именно нашему курсу.
   -- Ой, подумаешь, -- отмахнулась я, -- шептуны безобидны. Вам следовало бы сказать спасибо, что я случайно опрокинула пробирку с быстроростом именно на них, а не на растущих рядом ярколистов. Если ты помнишь, эти милые цветочки на редкость плотоядны.
   -- Ого, в таком случая нам действительно повезло! -- покачав головой, словно говоря, что меня уже ничто не исправит, Вейн протянул руку, взъерошил мне волосы и мягко проговорил, -- Ты просто гроза всех Чувствующих.
   -- Проклятье, -- поправила я его, мгновенно перестав улыбаться. -- Меня называли Проклятьем гильдии.
   -- Прости, -- в его голосе звучало искреннее сожаление.
   -- Ты здесь не причем, -- фыркнула я и поежилась под пронизывающим ветром, сразу же вспомнив, что под тонким плащом, который я все же додумалась накинуть, на мне была лишь сорочка.
   -- Замерзла? -- Чувствующий нахмурился и протянул руку, предложив прижаться к нему. -- Иди сюда.
   -- Не стоит, -- я отодвинулась подальше, -- со мной все в порядке.
   -- Эль, не глупи, -- он устало вздохнул, -- от того, что ты заболеешь, никому легче не станет. Неужели ты меня боишься? Или все дело в Дарракши-Лан?
   -- Никого я не боюсь! -- возмущено воскликнула я и блаженно улыбнулась, почувствовав приятное тепло согревавшего тела, к которому прильнула. -- А Дан, между прочем, не имеет ко мне никакого отношения.
   -- Ты в этом уверена?
   -- Давай не будем об этом, хорошо? -- я подняла голову и умоляюще на него посмотрела. -- Лучше расскажи, куда ты ездил.
   -- Да рассказывать особо не о чем, -- Вейн отвел взгляд и посмотрел на звездное небо, -- Грейгор попросил проконсультировать его в одном деле, поэтому мне и пришлось срочно выехать.
   -- А что за дело? -- мне стало интересно.
   -- Это неважно, -- он поморщился и с досадой посмотрел мне в глаза. -- Давай договоримся так, я не спрашиваю про твои отношения с Дантариэлем, ты же, в свою очередь, не лезешь в дела своего наставника.
   -- У меня нет никаких отношений с принцем! -- упрямо пробормотала я.
   -- Вот и хорошо, тебе прекрасно известно, что это для меня значит, -- Чувствующий обнял меня крепче. -- Но эта поездка тебя все равно не касается.
   -- Ладно-ладно, -- вздохнула я.
   Какое-то время мы оба молчали, а потом Вейн внезапно спросил:
   -- Тебе не страшно ехать в Меркойн?
   -- Немного, -- спустя несколько секунд призналась я, -- но не из-за убийств. Просто как-то непривычно будет увидеть целый город людей, рожденных от разных гильдий, таких же, как я. Это не страх, а скорее волнение. Но ведь вы будете рядом, а значит, мне не о чем беспокоиться.
   -- Какое доверие! -- саркастично протянул мужчина и, получив ощутимый тычок под ребра, весело засмеялся.
   -- Спасибо, что ничего не сказал, по поводу моего побега к Видящим, -- поблагодарила его я.
   -- Знаешь, Эль, -- Вейн тяжело вздохнул, -- если ты ни на грош не ценишь собственную жизнь, я ничего поделать не могу, но, признаюсь честно, в первые два часа после того, как узнал о твоем безрассудстве, я безумно хотел свернуть тебе шею. Ну, или высечь как следует. И всыпал бы без всякого зазрения совести, если бы это в итоге прибавило в твою голову хоть каплю мозгов.
   -- Но?
   -- Но я давно уже понял, что если ты что-нибудь решила, переубеждать тебя бесполезно. Меня лишь радует, что на этот раз ты обратилась к нам за помощью и рассказала о своих планах, -- он усмехнулся. -- Это оставляет надежду, что ты способна хоть чему-то учиться на своих ошибках.
   -- Ах, вот как? -- возмущенно воскликнула я и мстительно ткнула ему кулаком в грудь. -- Значит, ты считаешь меня совсем бестолковой?
   -- Ну почему сразу бестолковой? -- Чувствующий легко перехватил мои руки и прижал их к своему сердцу, нежно улыбнувшись. -- Ты самая прекрасная, добрая, умная, смелая и отзывчивая девушка на свете, но когда дело касается собственной безопасности, ведешь себя хуже младенца. Разве не так? -- он усмехнулся, не дождавшись от меня ответа, и внезапно отстранился. -- Тебе пора идти, иначе совсем замерзнешь, и постарайся немного поспать, чтобы утром не клевать носом.
   -- Попробую, -- вздохнув, я поднялась со скамьи и, поддавшись порыву, быстро поцеловала мужчину в щеку. -- Спокойной ночи.
   Улыбнувшись на прощание, я развернулась и направилась обратно в академию, досадливо подумав, что до рассвета осталось не более четырех часов. Внезапно что-то заставило меня поднять голову и посмотреть наверх. Во всей академии лишь в одном окне, из выходивших на сад, горел свет. Кабинет Грейгора. Я остановилась и с бешено забившимся сердцем всмотрелась в знакомый силуэт, застывший возле стекла. Судя по всему, Дантариэль уже давно наблюдал за моим разговором с Вейном. Проклятье! Глубоко вздохнув, я отвернулась и быстро прошла в помещение, предчувствуя, что новый день обещал быть тяжелым. И о-о-очень долгим.
  
  

Глава 8

  
   От медленной поступи коня клонило в сон, и я незаметно для всех зевнула, прикрыв рот рукой и поежившись от пронизывающего ветра. Погода на этот раз подкачала: с самого утра моросил мелкий противный дождик, а холод и сырость пробирали до костей. Пару раз мужчины предлагали повернуть назад, но лишь в самом начале, а позже сдались, поняв, что со мной этот номер не пройдет. Сколько мы уже находились в пути, я не знала, но день близился к закату. Значит, часов двенадцать. Теплый плащ уже не спасал от яростного ветра, но в нем, по крайней мере, было сухо, благодаря заговоренной ткани, не пропускавшей влагу. Удовольствие это было хоть и дорогое, но для странницы просто необходимое. Как же давно я не доставала это плащ из сундука...
   Решительно тряхнув головой, избавляясь от сонливости, я заставила коня прибавить шагу и поравнялась с напряженно следившим за дорогой Десмондом. И все же, даже, несмотря на непогоду и разгуливавших где-то убийц, я искренне наслаждалась поездкой в Меркойн. Все те чувства, что я подавляла в себе на протяжении трех лет, вырвались на свободу. Как же я радовалась тому, что снова встала на путь! Даже замерзнув, не выспавшись, и безумно устав сидеть в седле, я довольно улыбалась посиневшими от холода губами, что вовсе не доставляло удовольствия моим спутникам.
   -- Не понимаю, как ты смогла продержаться на одном месте столько времени? -- пробурчал себе под нос Десмонд. -- У тебя такой вид, словно ты сейчас лопнешь от счастья.
   -- Не завидуй, -- усмехнулась я, -- ты, в отличие от меня, можешь делать все, что угодно.
   -- Ты тоже, -- мужчина повернулся и непонимающе на меня посмотрел.
   -- Нет, Дес, -- я вздохнула и улыбнулась, с легким сожалением, -- у меня слишком много обязанностей, чтобы просто так все бросить и встать на путь. Но ты не думай, что я жалуюсь, -- моя улыбка стала более радостной. -- Я намного счастливей тебя.
   -- Да?
   -- Конечно, -- я кивнула скептически фыркнувшему Воину. -- Даже, несмотря на то, что порой мне не хватает странствий, я не променяла бы все, что имею теперь на бесконечные дороги. Кстати, а сколько нам еще добираться?
   -- Где-то через час будем в Огневиках, это небольшая деревенька, где мы остановимся на ночлег, а там пару дней до Меркойна. Ехать ночью по мокрой дороге, да еще в такую погоду чистейшее самоубийство, так что переночуем у моего хорошего друга, -- Дес мечтательно улыбнулся. -- Интересно, Лидия уже успела выйти замуж?
   -- Занятные у тебя "друзья", -- насмешливо произнесла я, выделив последнее слово. -- А ты уверен, что нам будут рады?
   -- Не сомневайся, -- самодовольно усмехнулся мужчина, -- она будет просто в восторге.
   -- Ну-ну, -- недоверчиво протянула я, -- посмотрим.
   -- Ты мне не веришь? -- Десмонд искренне возмутился.
   -- Скажем так, предпочитаю увидеть все собственными глазами.
   -- И откуда в тебе столько цинизма? -- недовольно спросил он.
   Я не ответила. Какое-то время мы ехали молча, прислушиваясь к тихому разговору двух девушек, которые пристроились позади нас. Удивительно было, как быстро эти двое нашли общий язык. Замерзшая Нисса трещала без передышки, то рассказывая Рейне про жизнь Дарракши-Лан, то предлагая прибить одну "безмозглую Чувствующую, которой дома не сиделось". Я лишь усмехалась, слыша такие гневные речи, и отвечала, что никого насильно ехать с собой не заставляла, чем еще больше злила подругу. Рейна же на все реагировала абсолютно спокойно и даже несколько благосклонно. Я невольно поразилась силой ее духа -- отправиться в незнакомые места с чужими людьми и нечистью, и при этом уверено улыбаться и без тени страха смотреть вперед. Вот, что значило, быть дочерью Смерти. Чем вчера окончилась ее прогулка с Крилом я так и не узнала, увидев обоих лишь на рассвете, однако, судя по мрачному виду брата и подозрительным взглядам, которые он то и дело бросал на девушку, Посланнице все же удалось обвести его вокруг пальца. Интересно, как?
   -- Если очень хочется узнать -- спроси об этом Крила, -- раздалось слева от меня.
   -- Отстань от моих мыслей, Дес! -- возмущено воскликнула я и гневно взглянула на мужчину. -- Тебе что, своих мало?
   -- Вполне достаточно, -- он нагло усмехнулся, -- просто ты думаешь слишком громко.
   -- Как это? -- я недоуменно нахмурилась.
   -- Ну, если от всех присутствующих я легко могу закрыться, то твои мысли весьма настойчиво лезут ко мне в голову, ломая всю защиту. Не понимаю, отчего это происходит, -- помрачнел Воин, -- то ли все дело в твоей силе, то ли оттого, что мы принадлежим к одной гильдии... Не знаю.
   -- А на каком расстоянии действует эта связь? -- я впилась в него заинтересованным взглядом.
   -- Понятия не имею, а что?
   -- Сейчас проверим, -- улыбнулась я и, развернув коня, быстро направилась в конец нашей вереницы, после чего мысленно спросила, -- Слышишь? -- он усмехнулся и кивнул. Тогда я вообще остановила жеребца и подождала, пока Дес отъедет еще дальше. -- А теперь?
   -- Что-то случилось? -- удивленно спросил Дантариэль, поравнявшись со мной.
   -- Да так, провожу один эксперимент, -- я взглянула на Дарракши-Лан. -- Не стоит волноваться.
   -- Эксперименты могут и подождать, -- непреклонно произнес он, -- езжай вперед.
   -- Все в порядке, Дан, я просто немного сбавила темп.
   -- Ты дала слово, Эль, так что делай как велено: езжай вперед и держись за Десмондом, -- холодно приказал он, не сводя с меня непроницаемого взгляда.
   -- Слушаюсь, Ваше Высочество! -- яростно фыркнув, я пришпорила коня и выехала вперед, даже не обернувшись на мужчину.
   Как же я устала. Нет, было понятно, что после сегодняшней ночи и сцены, свидетелем которой стал Дарракши-Лан, милых улыбок и хорошего настроения от Дана ждать не приходилось. И я это прекрасно осознавала. Но это не меняло моего отношения к его отвратительному поведению. Дантариэль стал попросту невыносимым, что отметили практически все и теперь старались по возможности держаться как можно дальше от взбешенного принца. Лишь Шилинэр оказался достаточно смелым, чтобы замкнуть нашу колонну вместе с ним, однако, судя по раздраженному выражению лица советника, это не доставляло мужчине особой радости.
   -- Выше нос, все образуется, -- попытался приободрить меня подъехавший брат.
   -- Знаю, но от этого не легче, -- тяжело вздохнув, произнесла я. -- Если этот надменный, высокомерный и несносный идиот предпочитает дуться -- пожалуйста, это его выбор.
   -- Поссорились? -- понимающе усмехнулся оборотень.
   -- С чего ты это взял? -- я удивленно вскинула брови, словно понятия не имела, о чем он говорил.
   -- Брось, малышка, ты не умеешь врать, -- он насмешливо поморщился, -- к тому же и слепой поймет, что между вами что-то произошло. Ты с утра просто сама не своя от волнения, даже блок между нами забыла поставить, а к Пьющему Жизнь вообще подходить страшно -- то молчит как рыба, и смотрит на всех как на врагов, то командует, причем таким тоном, что кулаки так и просят, чтобы их почесали об его лицо. Это не дело, Эль. Что случилось?
   -- Ничего, все хорошо.
   -- Да уж, я вижу, -- Крил скептически фыркнул. -- Выкладывай, давай, легче станет.
   -- Ох, Крил, не лез бы ты не в свое...
   -- Дарракши-Лан ревнует, -- влез в разговор вездесущий Десмонд, перебив меня без всякого зазрения совести. -- Он этой ночью застал ее с Чувствующим, вот теперь и бесится.
   -- С Вейном?! -- оборотень ошеломленно на меня уставился, даже не попытавшись скрыть своего удивления. -- Знаешь, я, конечно, знал, что он к тебе неровно дышит, но никогда бы не подумал, что ты способна отказать ради него Дану. Все-таки Дарракши-Лан...
   -- Заткнись, Крил, -- сквозь зубы прошипела я. -- Никого я не променяла, с Вейном мы просто разговаривали, а Дантариэлю по всей вероятности в детстве никто не объяснял, что подсматривать плохо, а уж поспешные выводы делать -- еще хуже! И вообще, нечего лезть в мою личную жизнь, самой бы как-нибудь во всем разобраться!
   -- Да будет тебе, милая, успокойся, -- оборотень, кажется, смутился. -- Я не хотел тебя злить.
   -- Возможно это даже к лучшему, -- спустя несколько секунд произнесла я. -- Быть может, теперь Дан поймет, что в моем мире нет для него места.
   -- На твоем месте я бы на это даже не надеялся, -- покачал головой полукровка, -- Какими бы ни были мысли у этого парня, а отпускать он тебя явно не собирается, уж скорее убьет Чувствующего и будет спать спокойно, -- Десмон хитро прищурился и проницательно на меня посмотрел. -- Да и ты не хочешь снова его потерять, просто боишься перемен и того, что вас постигнет участь твоих родителей. А больше всего, что из-за этого пострадает твоя дочь. Разве не так?
   -- Думаешь, ты самый умный? -- со злостью спросила я. -- Кто давал тебе право копаться у меня в голове?! Думаешь, раз ты эмпат, так теперь можно каждому лезть в душу?
   -- Ничего я не думаю и нигде не копался, это и так ясно, стоит лишь немного тебя узнать! -- отрезал Воин, изо всех сил зажав в кулаках поводья и впившись в меня гневным взглядом. -- К твоему сведению, мне вовсе не нравится слышать мысли, это все равно, что рыться в чужом белье -- подло и противно! Но полноценная защита, к сожалению, у меня пока не выходит. Да и что может получиться, если меня никто этому не обучал? Думаешь, тебе одной в жизни пришлось нелегко? -- в голосе мужчины послышалась горечь. -- Ошибаешься, Эль, тебя хотя бы приняли в гильдию и дали определенные знания, навыки и помогли понять собственную природу. Не всем так везет.
   -- Прости, -- прошептала я, с трудом выдержав его взгляд, -- я вовсе не это имела в виду.
   -- Я знаю, -- он грустно улыбнулся. -- Ты просто расстроена и напугана, это понятно. Но мой тебе совет, Эль, жизнь слишком часто поворачивается к нам спиной, поэтому не стоит размениваться ее подарками. Этот Дарракши-Лан тебя любит, и ты будешь полной дурой, если позволишь страху взять над собой верх, и оттолкнешь единственного мужчину, которого полюбила сама. Не соверши этой ошибки.
   -- Нда... -- протянул Крил с легкой издевкой. -- Никогда бы не подумал, что ты в душе такой романтик.
   -- А знаешь, пушистик, -- напряженно начал Десмонд, -- думаю, тебе следует послушать Рианоэль и, в кое-то веки, закрыть свой рот.
   -- Как ты меня назвал?! -- прорычал оборотень.
   -- Мне повторить?
   Обреченно покачав головой, я отвернулась от сцепившихся мужчин и устремила взгляд на бесконечные поля, со множеством стогов скошенного сена, мимо которых мы проезжали. А может Десмонд был прав? На что была бы похожа моя жизнь без Дантариэля? Серые унылые дни, полные сожаления, освещенные лишь присутствием Лирицы, подтруниванием Крила, бесконечными наставлениями Грейгора, работой в академии и, возможно, поддержкой и заботой Вейна. Но сможет ли он дать мне хоть малую толику того, что я испытывала с Даном? Вряд ли. Но ведь и впустить в свою жизнь Дарракши-Лан было невозможно, слишком уж хорошо я запомнила жестокий урок, который преподал моим родителям правитель. Люди разных гильдий не могли вступить в брак и связать собственные судьбы, а уж про разные расы и говорить было нечего. Нет, таков закон, а я не могла позволить Лире испытать все тяготы, что когда-то перенесла сама. Полукровка слишком хорошо понимал меня и мои страхи, чтоб его!
   Резко выдохнув, я решительно отогнала подобные мысли прочь и оглянулась на спутников: позади ехали Нисса, Рейна и Вейн, за ними, прикрывая со спины и замыкая отряд -- Дантариэль с Шином. На возглавлявших колонну Крила с Воином я даже не посмотрела, впившись взглядом в подозрительно напряженную Посланницу.
   -- Рейна, -- я жестом попросила девушку приблизиться и, подождав, пока ее лошадь поравняется с моей кобылой, тревожно спросила, -- что-то случилось? Или должно произойти?
   -- Нет... -- ее голос прозвучал неестественно тихо. -- Ничего не произойдет, по крайней мере, пока.
   -- Тогда в чем дело?
   -- Скоро ты и сама все узнаешь, -- прошептала девушка. -- Очень скоро.
   -- Ты меня пугаешь, -- я подалась вперед и накрыла ладонью ее ледяную руку. -- Рейна, скажи мне, что происходит.
   -- Не тревожься, Эль, -- Посланница грустно на меня посмотрела, -- все, что могло случиться -- уже случилось, и никто не в силах этого исправить. Не надо гадать, просто подожди еще немного и сама все поймешь.
   Понимать я стала минуть через тридцать, когда приободрившийся скорым привалом Десмонд сообщил нам, что деревня должна была появиться сразу за ближайшим поворотом. Что это? Словно издалека до меня начали доноситься голоса людей и крики, слившие в сплошной монотонный гул, а во рту появился привкус крови. Такое бывало лишь, когда я оказывалась слишком близко к умирающим, чьи эмоции пытались пробиться в мое сознание.
   -- Что-то слишком тихо, -- удивленно пробормотал Воин.
   -- Тихо? -- сдавленно спросила я. -- Да тут такой шум стоит -- хоть уши зажимай! Десмонд...
   -- Я мигом! -- мужчина побледнел, видимо прочитав мои мысли, и пришпорил коня, умчавшись вперед и предоставив мне самой объясняться со спутниками.
   -- Так не терпится? -- язвительно усмехнулся Крилман.
   -- Что случилось? -- раздался позади раздраженный голос Дана.
   -- Эль, ты как?! -- Вейн оказался возле меня раньше принца. -- Ты чувствуешь? Это...
   -- Именно, -- кивнув, я остановила коня и вцепилась одеревеневшими пальцами в луку седла. -- Бойня.
   -- Я поеду вперед, посмотрю, понадобится ли моя помощь, -- целитель ободряюще погладил меня по ладони и отстранился, дав возможность подъехать Дарракши-Лан.
   -- Что-то ты слишком бледная, малышка, -- с легкой насмешкой произнес Шин, -- умер кто-то? -- наверное, я побледнела еще больше, так как смех тут же прекратился, сменившись неподдельной тревогой в глазах. -- Так я угадал? -- мужчина озадачено переводил взгляд с меня на Вейна.
   -- Судя по всему, в деревне что-то произошло, мы чувствуем агонию жертв, -- ответил за меня белый как снег целитель и посмотрел на Дантариэля. -- Десмон уже отправился туда, и я собираюсь присоединиться к нему, но Эль лучше остаться здесь.
   -- Нет! -- запротестовала я. -- Я тоже смогу помочь, я...
   -- Ты останешься здесь, -- твердо произнес принц, после чего спешился и подошел ко мне. -- Чувствующий прав, он вполне способен справиться и один, а если поймет, что нужна помощь -- позовет тебя, -- он быстро спустил меня на землю. -- А пока этого не произошло, ты, Рейна и Нисса будете находиться в безопасности.
   Сняв несколько седельных сумок с самым необходимым, он вошел в лесную посадку, проходившую вдоль дороги и сложил их возле поваленного дерева.
   -- Крил, останешься с ними, мы поедем в деревню и разузнаем, что к чему, а потом вернемся, -- повернувшись, Дан посмотрел на согласившегося оборотня. -- Лошадей заберем с собой, чтобы некоторым особо нетерпеливым девицам не взбрело в голову проехаться в одиночку. Но бдительность все равно не теряй.
   -- Положись на меня, -- спокойно ответил брат, покосившись в мою сторону. Я промолчала.
   -- Отлично, -- Дарракши-Лан глубоко вздохнул и запрыгнул в седло. -- Надеюсь, на этот раз ничего серьезного.
   А уж как я на это надеялась! Проводив взглядом умчавшихся мужчин, я стянула с головы капюшон и раздраженно запустила руки в волосы, растормошив заплетенную косу. Защита привычно не пропускала посторонние чувства, но даже тех отголосков, что все же доносились до моего сознания, было достаточно, чтобы понять -- здесь произошло нечто ужасное.
   -- Нет, я не могу просто так сидеть и ждать! -- я решительно поднялась с дерева, на котором устроилась рядом с подругами. -- Дан не может запретить мне оказать помощь раненым -- это мой долг!
   -- И что ты предлагаешь? -- Нисса многозначительно покосилась на стоявшего неподалеку Крилмана. -- Свяжем его и заткнем рот кляпом, чтобы не было слышно криков?
   -- Лучше огреем чем-нибудь, в этом у нас уже есть кое-какой опыт, -- кровожадно произнесла я.
   -- Я вам огрею! -- оборотень попятился. -- Ну, Эль, чего тебе стоит немного подождать? Они уже скоро вернутся и...
   -- Мне уже искать камушек побольше? -- невинно поинтересовалась Рейна. -- Боюсь, что от маленького никакого эффекта не будет.
   -- И ты туда же? -- мужчина возмущенно взглянул на совершенно серьезно настроенную девушку.
   -- Да, -- спокойно произнесла она, -- если Эль считает, что должна побывать в деревне -- так тому и быть. В конце концов, она же Чувствующая.
   -- Послушайте... -- Крил не договорил. Резко побледнев, мужчина ухватился рукой за ближайшее дерево и с ужасом взглянул на меня.
   -- Нравится? -- хрипло спросила я, возвратив защиту на место, вместе с блоком, и избавив брата от чужих эмоций. -- Ты как хочешь, а я иду пешком, и только попробуй меня остановить -- мало не покажется, -- я непреклонно посмотрела на помрачневшего оборотня. -- Прости, Крил, но это не тот случай, когда я могу пойти у кого-нибудь на поводу.
   Быстро поцеловав застывшего брата в щеку, я проворно его обогнула и поспешила вперед по дороге. Дождь сделал свое дело -- земля под ногами превратилась в отвратительную скользкую кашу, в которую я лишь чудом едва не навернулась. Кое-как притормозила на повороте и снова прибавила шаг. От еще одного падения меня уберег вовремя подоспевший Крилман, за что заслужил благодарный взгляд.
   -- Не думала же ты, что я способен отпустить тебя одну? -- оборотень криво усмехнулся и поставил меня на траву.
   -- А как же Рейна и Нисса?
   -- Они остались на поляне, -- он пожал плечами и вдруг остановился, уставившись куда-то за мое плечо. -- О боги! Как такое... Не смотри!
   Я и опомниться не успела, как оказалась прижатой к его груди, и уткнулась лицом в промокшую куртку. Сквозь связь между нами я смогла почувствовать, как ужас брата сменился яростью и лютой ненавистью, как ошеломление постепенно проходило, оставив после себя отчаянный страх за мою реакцию и, почему-то, за мою жизнь. Да что там такое?! Резко дернувшись, я изо всех сил наступила ему на ногу и вырвалась из кольца рук не ожидавшего такой подлости брата. И обернулась.
   Когда-то, помнится, я побывала в небольшом селе, на которое напали обезумевшие оборотни, и тогда, глядя на разодранные тела местных жителей, я подумала, что никогда не увижу более страшной картины. Я ошиблась. То, что открылось моему взору сейчас, оказалось в сотни раз хуже. Здесь не требовался целитель -- в опустевшей и залитой кровью деревне не осталось живых. Шум голосов усилился, и только теперь я поняла, что это были лишь отголоски тех криков, что раздавались когда-то на этой земле. Эмоции людей, не способных обрести покой и застрявших на Грани. Вот почему Посланница хотела, чтобы я отправилась сюда -- одной ей было не справиться.
   -- Рейна? -- позвала я еле слышно, зная, что она обязательно окажется поблизости.
   -- Я не хотела, чтобы ты это видела, -- девушка подошла ко мне и с болью посмотрела на искореженные тела людей. -- Такого еще не бывало.
   -- Что это? -- я не могла отвести взгляд от ужасающей картины. -- Кто мог сотворить такое?
   -- Что ты здесь делаешь?! -- буквально прошипел подскочивший к нам Крил и крепко сжал локоть Посланницы. -- Немедленно уходите отсюда, а я поищу остальных и узнаю, что произошло.
   -- Нет, братишка, -- я решительно покачала головой и взяла девушку за руку, переплетя пальцы, -- наше место там.
   Крил внезапно исчез, а мы оказались возле небольшого колодца посреди деревни. Рейна поспешно пробормотала, что не хотела меня пугать столь резким перемещением и отошла, опустившись на колени рядом с седовласым мужчиной, который лежал на ступенях одного из домов. Мне на миг стало плохо. Это какой силой нужно было обладать, чтобы так искалечить тела?! Люди были не просто убиты, их словно вывернули наизнанку, не оставив никакой возможности выжить. Напомнив себе, что целители должны держать собственные эмоции под контролем, я огляделась вокруг и тут же об этом пожалела. Рядом со мной в неестественной позе лежал окровавленный мальчик, с темно-русыми вьющимися и вымазанными в грязи волосами. Совсем еще кроха, младше Лирицы года на четыре, он уже не смог бы подняться на ножки и побежать домой, к матери, не смог бы обнять отца или увидеть солнце. Не смог бы... Сколько же боли должен был испытать этот маленький ребенок перед смертью, сколько мучений пережить? Это было несправедливо! В чем он провинился перед богами, что сделал, чтобы заслужить подобную участь?!
   Я даже не заметила, как опустилась на мокрую землю и прижала к себе тельце мальчика. Кончики пальцев закололо от знакомого следа силы, оставшегося на жертве. Воин. Тот самый убийца, что дважды пытался уничтожить меня. По спине поползли мурашки, когда я поняла, каким образом погибли жители деревни -- их поглотил безжалостный вихрь тьмы, против которого мне удалось устоять. Я взглянула на Рейну и, заметив ее вопрошающий взгляд, решительно кивнула, уже зная, что от меня требовалось. И сняла защиту, позволив эмоциям погибших людей увлечь себя в водоворот боли, паники и ужаса. Я скорбела, как могли скорбеть лишь Чувствующие, переживала последние минуты жизни людей вместе с ними и позволяла им обрести покой и шагнуть за Грань.
   Спустя какое-то время, показавшееся мне вечностью, все закончилось, вот только к тому моменту контролировать себя я была уже не в состоянии и, когда нас отыскали перепуганные мужчины, лишь тихонько плакала, обхватив руками прижатые к груди колени. Мальчик лежал рядом.
   -- Эль... Эль!!! Посмотри на меня, лиарни, ну посмотри же, -- Дан осторожно, словно боясь напугать меня еще больше, опустился на землю и попытался приподнять мое лицо. -- Ты ранена? Не молчи, прошу тебя, милая, скажи хоть что-нибудь!
   Я не реагировала, уставившись невидящим взором в пространство. Это состояние было подобно некому трансу, оцепенению, из которого мне не хотелось выходить, не хотелось вновь сталкиваться с реальностью.
   -- Что это было, Эль? -- раздался непривычно сиплый голос Крила, словно мужчина очень долго кричал, сорвав голос. Это заставило меня собраться.
   -- Он их убил, -- едва слышно прошептала я. -- Эта сила... Я уже чувствовала ее однажды, когда попала в воронку, но мне повезло выжить, а им -- нет. Он чудовище, самый настоящий монстр... Ненавижу... Кем бы ни был этот человек, но он обязан заплатить за их смерть... За оборванную жизнь каждой своей жертвы... Ублюдок!
   -- Им уже не помочь, лиарни, -- Дантариэль, нерешительно прикоснулся к моему лицу, утерев слезы, -- а вот тебе не помешало бы немного успокоиться. Я хочу унести тебя отсюда, ты позволишь?
   Я изумленно уставилась на него, не в силах понять, что происходило. Дан просил разрешение?! Лишь секундой позже я поняла, что неосознанно поставила защиту вокруг собственного тела, поэтому никто не мог ко мне приблизиться. Судя по всему, принц везде был исключением, однако и ему нахождение рядом со мной явно давалось нелегко. Спохватившись, я сняла защиту и подалась вперед, прижавшись всем телом к единственному человеку на свете, способному дать мне сейчас утешение и сил, чтобы забыть пережитый кошмар. Точнее, к нечеловеку.
   -- Все хорошо, лиарни, я с тобой, все хорошо, -- мягко приговаривал Дан, поспешно унося меня из мертвой деревни. -- Мы его найдем, любовь моя, обязательно найдем, и, клянусь тебе, он сполна ответит за все. Мы...
   -- Где Рейна? -- я настойчиво его перебила, медленно, но верно приходя в себя. -- Как она?
   -- Ее несет Крил, -- вздохнул мужчина, -- если верить словам Вейна, то у девушки сильнейшее истощение сил. Интересно, с чего бы это? -- с подозрением в голосе спросил он. -- Кажется, вам есть о чем нам рассказать?
   -- Не сейчас, -- я умоляюще взглянула на мрачного Дантариэля, -- немного позже, ладно? Вы что-нибудь узнали?
   -- Ничего, кроме того, что, кто бы это ни сделал, он необычайно силен, -- принц на миг замолк и еще сильнее прижал меня к себе. -- Ты ослушалась меня, Эль.
   -- И что теперь, повернем назад? -- я напряглась, отчетливо расслышав нотки ярости в его голосе. -- Мы проехали уже достаточную часть пути, было бы весьма глупо теперь возвращаться.
   -- Еще глупее было вопреки моей просьбе оставаться на месте -- бежать в деревню, -- отрезал Дан. -- Ты хоть представляешь, что могло произойти, если бы убийца находился там до сих пор?!
   -- Просьбе?!-- я начинала злиться. -- Да ты умеешь лишь приказывать! И, представь себе, да, я представляю, что могло случиться. Мне прекрасно известно, как именно погибли те люди, один раз я уже испытала нечто подобное на себе и осталась в живых. Я целитель, Дан, неужели ты думал, что я смогу остаться в стороне от их боли?
   -- Мне все равно, что ты можешь, а что -- нет, -- холодно произнес он, -- но отныне ты не сделаешь ничего столь безрассудного. Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
   -- Я сама в состояние позаботиться о себе, Дарракши-Лан! -- я попыталась отстраниться, однако быстро поняла всю тщетность своих действий и замерла в его руках. -- Ты сам назначил себя моим защитником, Дантариэль, так что нечего жаловаться, если что-то идет не совсем так, как тебе того хотелось бы. Я взрослый человек и привыкла сама принимать решения, касающиеся как собственной безопасности, так и безопасности моей семьи.
   -- Значит, так ты беспокоишься о своей семье? -- пальцы Дана больно впились в мою кожу. -- Подставляя под удар Крила? Вы связаны...
   -- Не надо напоминать мне про связь, тьма тебя побери! -- я повысила голос. -- Крил сам в состоянии справиться со своими чувствами -- не маленький. Если могу я, то и он сумеет. В конце концов, он мужчина, сумевший пережить потерю близких и не сломаться, а не беззащитный младенец!
   -- Он -- да, а вот на счет тебя я не уверен! -- припечатал принц и, остановившись рядом с лошадьми, резко усадил меня на коня. Своего. -- Советую тебе не говорить больше ни слова, пока мы ни окажемся в относительно безопасности, лиарни, и не злить меня еще больше, иначе, клянусь, я не посмотрю на то, что здесь полно народу, как мертвых, так и живых, положу тебя на колени и выпорю. И даже твой любимый Чувствующий тебе не поможет.
   -- Только посмей, тогда посмотрим, у кого синяков будет больше, -- яростно прошипела я.
   В холодных темно-синих глазах Дантариэля появилось нечто неумолимое. Мрачно усмехнувшись, он одним плавным движением запрыгнул на коня и устроился позади меня, обхватив одной рукой мою талию и крепко прижав к себе.
   -- Ну что ты, любовь моя, -- от его тихого шепота -- в нем была и нежность, и беспощадная жестокость -- у меня по спине поползли мурашки, -- я не допущу, чтобы на твоей коже появились синяки. Хороший урок можно преподать по-разному.
   Я задохнулась от возмущения и бессильной злости, но промолчала, решительно проигнорировав его последние слова. Не говорить ему ни слова, значит? Отлично, вот только как бы ты сам, милый, вскоре об этом не пожалел!
   До следующей деревни, куда после того, как мы вернулись за возмущенной Ниссой, нас повел Десмонд, пришлось добираться около двух часов, что отнюдь не прибавило никому хорошего настроения. Дождь уже не моросил, а лил, как из ведра, и я была безумно рада присутствию за спиной Дана, согревавшего меня своим телом. Заледеневшие руки я спрятала в рукава, очень жалея, что то же самое нельзя было сделать и с ногами, которых, из-за лютого холода, я уже практически не чувствовала. Однако жаловаться мне было не на что -- подругам приходилось еще хуже. Наотрез отказавшись перебраться к Шину, Нисса едва сидела на своей кобылке, натянув капюшон до самого носа и стараясь не показывать, насколько сильно она, на самом деле замерзла. Судя по напряжению, исходившему от советника, и мрачному взгляду, который он едва ли не каждую секунду бросал на девушку, выходило у нее это весьма скверно.
   За Рейну же я переживала еще больше -- Посланница с каждой минутой казалась все бледнее и изможденнее. После того, что случилось в мертвой деревне, ей явно требовался отдых, и я уже хотела предложить дочери Смерти отправиться домой, на Грань, как заметила решительный блеск в приоткрытых черных глазах девушки. Пришлось промолчать.
   -- Приехали, -- наконец произнес Десмонд и, спешившись, громко постучал в огромные по размеру ворота. -- Открывайте! Эй, есть кто-нибудь живой? Открывай, кому говорят!
   -- Кого тут еще нечистая принесла? -- раздалось изнутри и перед нами предстал хмурый коренастый мужчина, неприязненно поглядывавший вниз с довольно высокой сторожевой башни.
   Я озадачено оглядела массивное сооружение, не в силах понять, зачем обычную деревню понадобилось ограждать четырехметровым забором, да еще с такими мерами защиты, как железные ворота и башня. Кого боялись местные жители?
   -- Мы путники, приехали к Орису, просить ночлега, -- меж тем ответил полукровка мужчине. -- Пропустишь?
   -- Еще чего не хватало! -- ко всеобщему удивлению гневно прошипел стражник. -- Поворачивайте-ка вы обратно, путнички, никакого ночлега у нас не получите. Вон давеча в Огневики точно также двое господ заехали, так всех с собой за Грань позабирали! Убирайтесь отсюда по-здорову, пока не прогнали!
   -- Уберемся, если сам Орис мне об этом скажет, -- совершенно спокойно произнес полукровка и сложил руки на груди, упрямо посмотрев на мужчину. -- Позови его, мы подождем. А еще лучше, передай, что брат интересуется, почему ему и его друзьям нельзя пройти за ворота.
   -- Что это еще за брат? -- с подозрением в голосе поинтересовался незнакомец. -- Отродясь никого из родных у парня не было, а тут брат нарисовался!
   -- А это не твое дело, -- Десмонд раздраженно прищурился. -- Советую тебе поторопиться, не то...
   -- Прошу прости моего друга, -- резко перебил полукровку Дантариэль и, спрыгнув с коня, подошел к воротам. -- Дорога выдалась крайне тяжелой, к тому же, он совсем недавно потерял дорогого человека. Мы планировали остановиться в Огневиках, -- добавил он, многозначительно взглянув на мгновенно присмиревшего стражника.
   -- Ох, вона-как оно... -- сочувственно протянул мужчина. -- Соболезную вашему горю, но...
   -- С нами девушки, -- уже совершенно другим тоном произнес принц, холодно посмотрев на него, и указал в нашу сторону. -- Если не желаете впускать нас, то позвольте согреться хотя бы им.
   -- Ну хорошо, -- мужчина, наконец, сдался, -- я мигом.
   Дождавшись, пока стражник скроется из виду, Дарракши-Лан вернулся обратно и забрал у меня поводья, ласково потрепав коня по холке.
   -- Я не просил тебя вмешиваться, -- пробурчал хмурый Десмонд, последовав за принцем.
   -- Знаю, но мы бы проторчали здесь еще пару часов, не останови я тебя, -- пожал плечами мужчина. -- Не следует угрожать тому, от кого зависит твое благополучие -- это всего лишь один из законов дипломатии.
   -- Как ты думаешь, он действительно вернется? -- спросил Вейн, озабочено поглядывая на обессилено обмякшую в руках оборотня Рейну.
   -- Вернется, уж поверь мне, -- мрачно усмехнулся Дан и тут же нахмурился, впившись в меня проницательным взглядом. Я поплотнее запахнула плащ и перестала стучать зубами от холода. -- Ты в порядке?
   Я не ответила, помня недавний разговор, и лишь выразительно на него посмотрела.
   -- Упрямица, -- со вздохом пробормотал мужчина и быстро взобрался в седло, прижав к себе мое замерзшее тело. -- Ну в кого ты у меня такая?
   Возмущено фыркнув, я прижалась еще плотнее, просунув покрасневшие от холода руки под его плащ, и с наслаждением ощутила долгожданное тепло. Дан поежился.
   -- Вот они! -- раздался сверху знакомый голос, заставив нас одновременно поднять взгляды на башню, с которой заинтересованно поглядывали трое мужчин.
   -- Дес?! -- удивленно воскликнул один из них и, обернувшись к стражнику, что-то быстро ему сказал. Тот опять скрылся из виду. -- Проезжайте, да поживее, до полной темноты осталось совсем немного.
   Деревня оказалась куда больше, нежели я себе представляла. Проезжая мимо столпившихся возле ворот людей, я невольно заметила, какими враждебными взглядами нас провожали. Дети жались к настороженным матерям, прячась за их юбками, мужчины с вызовом демонстрировали зажатые в руках вилы, лопаты и прочие предметы труда, которые успели захватить из дома. Нас явно боялись.
   -- Что здесь происходит? -- тихо поинтересовался удивленный Шин, поравнявшись с нами.
   -- Понятия не имею, -- напряженно ответил Дантариэль, -- но мне это не нравится.
   -- Они напуганы, -- раздался позади нас голос Десмонда, и, обернувшись, я заметила, каким мрачным был мужчина, -- судя по их мыслям, нам лучше было бы остаться в Огневиках.
   -- О чем ты? -- я насторожилась.
   -- Скоро узнаешь, -- полукровка выразительно указал на окруживших нас людей и сделал знак помолчать, остановив коня и обратившись, судя по всему, к Орису, -- Давненько мне не оказывали такой холодный прием, братишка.
   -- Время такое, уж прости, -- пожал плечами русоволосый мужчина с небольшой бородкой и пронзительными карими глазами, в которых отражался пытливый ум. -- Слишком многое изменилось с того момента, когда ты в последний раз бывал у меня в гостях.
   -- Я заметил, -- он указал на высокий забор. -- Что-то не помню этого раньше, никак недавно соорудили?
   -- И недели не прошло, -- подтвердил Орис. -- Но это не тот разговор, который пристало вести на улице, проводи своих друзей в дом, там Младена с детьми, накормят, да покажут, где сможете отдохнуть, а я пока улажу кое-какие дела.
   -- Будем ждать, -- кивнув мужчине, Дес взглядом показал нам следовать за собой и направился вперед.
   Дом Ориса мне понравился сразу: небольшой, но довольно просторный и уютный, с ухоженным огородиком и пристроем для скота. Едва мы прошли в горницу, как навстречу нам выбежали два совершенно одинаковых на лицо малыша и восторженно повисли на шее у довольного Десмонда.
   -- Ого, как же вы подросли! -- он весело рассмеялся и поднял сорванцов на руки. -- А потяжелели-то как!
   -- Так мамка чать голодом не морит, -- донеслось с кухни, и к нам вышла невысокая рыжеволосая женщина, с мягкой улыбкой встретившая Воина. -- Давненько ты к нам не заезжал, братец, Орис уже волноваться начал, не случилось ли чего. А это кто? -- она с любопытством оглядела всех по очереди и остановила свой взгляд на мне. -- Хм... Занятно, раньше ты всегда приезжал один, а тут... Ну здравствуй, сестра, -- она подалась вперед и по-свойски обняла меня за плечи.
   Я обомлела, не в силах двинуться с места от изумления. Все чувства встрепенулись и потянулись к незнакомой женщине, признав в ней родное мне существо, кого-то, в чьих жилах текла моя кровь. Или ее в моих. Чувствующая. Но лишь наполовину, как и я.
   -- Добрый вечер, -- растеряно пролепетала я.
   -- Не смущайся, милая, -- Младена понимающе улыбнулась, -- чать не чужие друг другу.
   -- Полегче, рыжик, Эль еще не совсем к нам привыкла, -- заметил Десмонд и тут же ответил на вопросительный взгляд женщины, -- Да, не знала.
   -- Вон оно как... -- задумчиво протянула хозяйка. -- Ну что ж, значит, будем знакомиться. Я Младена, жена Ориса, а эти двое непосед -- мои сыновья, Ладомир и Драгон, с Яриной вы увидитесь позже, она у меня старшая.
   -- Я Эль, а это Дантариэль, Шилинэр, Нисса, Крилман, Вейн и Рейна, -- представила я всю нашу компанию.
   -- Ага, значит, я не ошиблась и ты та самая Рианоэль, -- Младена цепким взглядом прошлась по моим волосам и явно осталась довольна результатом наблюдений. -- Ну, конечно, даже не стоило и сомневаться, кто еще способен совмещать в себе две столь противоречивые силы?
   -- Может, поговорим на кухне? -- вмешался Дес. -- Лично я просто умираю с голоду.
   -- Ох, да что ж это я? -- вплеснула руками хозяйка. -- Конечно проходите, сейчас всех накормлю, вы же с дороги!
   -- Младена, -- я остановила поспешившую на кухню женщину и указала на Рейну, которую все это время нес Крилман, -- моя подруга слишком устала, чтобы присоединиться к нам за столом, не могли бы Вы показать, где нам ее уложить?
   -- Ох, да она совсем без сил! -- Чувствующая обеспокоено посмотрела на девушку и подалась к ней.
   -- Лучше не надо, -- я встала перед братом, загородив их обоих от хозяйки. -- Поверьте, ей не требуется лечение, иначе я давно бы уже помогла. Немного отдыха и все будет в порядке.
   -- Хм... -- Младена задумчиво посмотрела мне в глаза. -- Ну что ж, как знаешь. Дес, -- она обернулась к мужчине, -- проводи, пожалуйста, своих спутников к столу, а я скоро подойду. Следуйте за мной, -- добавила она, взглянув на Крила.
   Посланница заснула моментально, едва лишь голова девушки коснулась мягкой подушки. Бедняжка... Присев на узкую кровать рядом с подругой, я осторожно, боясь потревожить, убрала с ее лица спутанные волосы и с облегчением заметила, как порозовели ее щеки.
   -- С ней все будет хорошо? -- приглушенно спросил брат, не сводя обеспокоенного взгляда с Рейны.
   -- Конечно, -- я мягко улыбнулась, -- она всего лишь устала.
   -- Не слишком это похоже на обычную усталость, -- Младена скептически фыркнула. -- Что-то подсказывает мне, что девушка попросту перерасходовала силы.
   -- Даже если это и так, не думаю, что это Ваше дело, -- холодно сказала я, напряженно посмотрев на женщину. -- Я искренне благодарна Вам за приют, но все же вынуждена попросить не вмешиваться в наши дела.
   Мы на мгновение замерли, сверля друг друга взглядами, а потом Чувствующая неожиданно для меня рассмеялась.
   -- Я уже и позабыла, что у кого-то могут быть секреты, -- она подошла ближе и положила руку мне на плечо. -- Мы здесь живем по-простому, не таясь друг от друга. Да и что можно утаить в деревне, где каждый наперед знает, о чем ты подумаешь в следующий момент? -- женщина виновато улыбнулась. -- Извини, если что не так, ладно?
   -- Договорились, но и тебе в таком случае придется простить меня за прямоту, -- я облегченно вздохнула, поняв, что она не затаила обиду.
   -- Ну вот, уже и на "ты", -- Младена довольно усмехнулась. -- Давно пора! А теперь пошли, вам необходимо подкрепиться с дороги.
   -- Я бы хотела немного побыть с Рейной, -- попросила я, бросив быстрый взгляд на подозрительно притихшего брата.
   -- Раз так, пеняй на себя, если к твоему приходу на столе ничего не останется.
   Настойчиво выпроводив оборотня за дверь, Чувствующая вышла из комнаты и оставила меня наедине со спящей девушкой. Я за нее волновалась, хоть и не хотела показывать этого остальным. Интересно, бывал ли у Посланниц откат? Я даже похолодела от страха при мысли, что это хрупкое и нежное существо могло пережить ту агонию, которую приходилось испытывать мне после чрезмерной растраты сил.
   -- Эль?
   Резко обернувшись, я удивленно уставилась на вошедшего в спальню Десмонда.
   -- Что-то случилось?
   -- Пока нет, -- он усмехнулся и присел рядом со мной, -- но если ты не появишься на кухне в ближайшие пять минут, то на одного Чувствующего в вашей гильдии станет меньше.
   -- Дан? -- я устало вздохнула.
   -- Скорее оба, -- пожал плечами мужчина. -- Если помнишь, Вейн тоже за словом в карман не лезет.
   -- И чего они не угомонятся? -- я закрыла глаза и потерла лицо ладонями. -- Неужели не понимают, что сейчас не время и не место?
   -- Сама виновата, -- жестко произнес Десмонд, -- нечего парням голову морочить. А вообще, довольно занятно отправиться в поход с такими противниками, ты это специально придумала?
   -- Издеваешься? -- я мрачно на него посмотрела.
   -- Конечно, -- как-то грустно улыбнулся полукровка и ободряюще сжал мою руку. -- Не переживай, мы справимся со всеми трудностями.
   -- Надеюсь, -- я улыбнулась в ответ и заглянула в глаза Воину, стремясь показать искренность своих слов, -- Мне очень жаль, что тебе пришло потерять еще одного дорогого человека. А возможно и не одного. Я... То, что случилось с той деревней просто ужасно, я и представить себе не могу, как должно быть тебе больно было видеть тех людей.
   -- Не правда, -- он отвернулся и уставился невидящим взглядом в пространство, -- только ты меня и можешь понять. Мы с тобой очень похожи, не так ли? -- мужчина сильнее сжал мою ладонь. -- И дело тут не только в силе. Мы оба в душе странники, одиночки по жизни, мечтающие о родном очаге и спокойствии. Полукровки. Я рад, что встретил тебя, Рианоэль.
   -- Надеюсь, ты не собираешься становиться третьим в поединке между Дантариэлем и Вейном? -- насмешливо фыркнула я и подняла глаза к потолку. -- Клянусь, этого я уже не переживу.
   -- Я что, похож на мазохиста? -- Дес притворно удивился.
   -- Боишься соперников?
   -- Скорее жены, с которой поседеешь от беспокойства, если не убьешь ее раньше этого времени! Нет уж, спасибо, мне тебя и в качестве друга вполне достаточно. Кстати, что касается друзей и соперников, -- он на мгновенье замер, а потом решительно поднялся с места и настойчиво потянул меня за руку, -- нам действительно пора присоединиться к остальным. Орис уже давно пришел и как раз сейчас Дантариэль заканчивает объяснять ему причину нашего путешествия.
   -- Ты уверен, что ему действительно можно доверять? -- я встала с постели и, высвободив ладонь, укрыла спящую девушку одеялом.
   -- Орис мой брат, -- заметил Дес, -- пусть и не родной, но ближе его у меня никого нет. И да, я ему полностью доверяю.
   -- Хорошо, значит, нам не о чем волноваться.
   -- Боюсь, что все-таки есть о чем, -- мрачно произнес мужчина. -- Если я правильно понял мысли местных жителей, то дела действительно плохи.
   -- Они кого-то бояться, так ведь? -- я замерла и напряженно посмотрела на него.
   -- Именно, -- Десмон кивнул, -- и не думаю, что нам понравится встреча с их страхом. Такие заборы возводят не просто так.
   -- Кольцевик. Доски сделаны именно из этого дерева, да? -- я дождалась утвердительного ответа и глубоко вздохнула, прежде чем продолжить, -- Так я и думала. Это дерево-оберег, причем, весьма редкое. Откуда у простых деревенских жителей столько денег?
   -- Лучше спроси, кого они так боятся, что пожертвовали всеми своими сбережениями.
   -- Нечисть?
   -- Хуже, нежить, -- обреченно произнес мужчина, -- причем появляющаяся строго в определенное время и на одной территории.
   -- Хочешь сказать, что ею кто-то управляет? -- сердце тревожно забилось. -- Человек?
   -- А ты знаешь другое объяснение? -- он мрачно усмехнулся и покачал головой. -- Нет, Эль, в округе полно поселений, но нападения происходят лишь здесь. Да и в Огневиках мы не заметили следов присутствия кого-либо кроме людей, а ведь эта деревня самая близкая. Вывод: тому, кто контролирует нежить нужно что-то именно отсюда, но вот что это такое, загадка и для самих жителей.
   -- Ладно, будем разбираться с проблемами по мере их поступления, -- я решительно тряхнула головой и направилась к двери. -- Первое на повестке вечера -- поесть, а там уже посмотрим, что делать дальше.
   -- Рейну будить не будешь? -- остановил меня Десмонд. -- Она хоть и Посланница, но долго без еды не протянет.
   -- И давно ты знаешь? -- я досадливо поморщилась.
   -- Про то, кто она на самом деле? -- он усмехнулся и окинул взглядом девушку. -- Как только увидел. Не забывай, твои мысли для меня -- открытая книга.
   -- Утешил, -- вздохнув, я покачала головой и вышла за порог. -- Пусть поспит, отдых для нее сейчас важнее.
   Я развернулась и отправилась на кухню, ощутив за спиной поспешившего за мной Десмонда и изо всех сил пытаясь побороть волнение. Тщетно. Каждая клеточка тела, с того момента, как мужчина заикнулся про нежить, буквально кричала об опасности и умоляла немедленно уехать из этого места. Почему-то я даже не сомневалась в том, что здесь не обошлось без того, кто истребил соседнюю деревню и совершил убийства в столице. А также напал на меня. Все было связано, вот только распутать этот клубок загадок и происшествий у меня не получалось. Воин сказал, что тому, кто управлял нежитью, необходимо было получить что-то из этой деревни? А может, кого-то? Ведь, если верить словам стражника, в Огневиках появился вихрь не случайно, а лишь после приезда неких господ. В столице охота велась за приближенными к правителю, в числе коих с некоторых пор числилась и я, так почему же вдали от Криатона должно было что-то измениться? А это означало, что кто-то из местных жителей был довольно близко знаком с Ронуэртом ля Ридоуном. Сделав подобные выводы, я тут же выложила их на суд собравшихся за столом людей и нечисти.
   -- А ведь девочка права, -- задумчиво протянул Орис. -- Еще как права!
   -- Значит, среди вас действительно есть приближенные к правителю? -- лишь голос выдавал напряжение, охватившее Дантариэля.
   -- Есть, -- подтвердил мужчина, -- не сказать, что совсем приближенный, но... Это Берта, старуха, которая когда-то была нянькой у правителя. Да и не думаю, что Ронуэрт вообще о ней помнит после стольких лет.
   -- Он возможно и нет, а вот нападающие явно знают о ее существовании, -- Вейн протянул мне поданную Младеной тарелку с ароматно пахнувшей картошкой и подвинул поближе блюдо с тушеным мясом. -- Судя по их действиям, любому человеку, кто хоть как-то связан с правителем, грозит опасность.
   -- Ты все-таки думаешь, что убийца не один? -- Шин хмуро посмотрел на Чувствующего.
   -- Одному не справиться с делом такого масштаба, -- покачал головой мужчина. -- Нет, тут явно замешаны многие. Кажется, мы слегка поспешили, празднуя предотвращение войны.
   -- Я согласна с Вейном, война еще даже не начиналась, -- я оторвалась от ужина и мрачно посмотрела на присутствующих, заметив, как дернулся после моих слов сидевший рядом Дантариэль. -- Видящая говорила, что бывший глава нашей гильдии был лишь пешкой в руках опытного кукловода, а если учесть то, что мы узнали от Деса, то не остается никаких сомнений, что настоящий заговорщик до сих пор на свободе.
   -- Надо отправить послание вашему правителю, -- заметил Шин, -- не исключено, что он не знает тех подробностей, которые...
   -- Началось! -- перебив Дарракши-Лан, в дом ворвался молодой парнишка и бросился к Орису. -- Там... За стенами... Опять... Того... Они снова напали! -- наконец удалось выговорить ему, заплетавшимся от страха языком.
   Мужчины тут же повскакивали с мест и бросились на улицу, не забыв сказать нам напоследок, чтобы оставались в доме и закрылись на все замки. Наступила гробовая тишина. Медленно встав со скамьи, я подошла к окну и выглянула на улицу, едва не оглохнув от раздававшихся снаружи криков. Видимо сегодня нам не скоро еще удастся отдохнуть. Оглянувшись, я выразительно посмотрела на застывшую Ниссу. Девушка кивнула, видимо поняв так и не заданный мною вопрос. Все правильно, отсиживаться в доме она тоже не собиралась. Не дав себе времени передумать, я решительно вышла на улицу, захватив из своих вещей аграах. Рукояти кинжалов привычно легли в ладони, вселяя уверенность в собственных силах. Главным теперь было выжить.
  
  

Глава 9

  
   Жителей деревни охватила паника. Едва мы вышли за ворота дома Ориса, как нас подхватила волна охваченных ужасом людей. Крепко ухватив Ниссу за край плаща, я проворно юркнула за ближайшее дерево и притянула подругу к себе.
   -- Да они тут все с ума посходили! -- гневно прошипела Дарракши-Лан.
   -- Страх делает из людей идиотов, -- я лишь пожала плечами и выглянула из-за укрытия, оценивая ситуацию. -- Заметь, суетятся лишь женщины и дети, мужчин вообще нигде не видно.
   -- Думаешь, они уже за воротами? -- в голосе Ниссы послышались нотки страха. -- Но ведь там...
   -- Что именно там находится еще не известно, -- решительно произнесла я.
   -- Что будем делать?
   -- Разузнаем, что это за нежить и как ее убить, а потом посмотрим, чем можно помочь. Самое главное для нас не высовываться и не показываться на глаза нашим, -- я выразительно взглянула на девушку. -- Зная этих тиранов, можно с уверенностью сказать, что меньшее, что нас ожидает в случае обнаружение -- просидеть всю ночь под замком. Тебя это устраивает?
   -- Еще чего! -- возмутилась она. -- Если они там рискуют жизнями, то и я отсиживаться не собираюсь. К тому же, еще не известно, смогут ли они выстоять на этот раз, а без определенной информации, о безопасности не может быть и речи.
   -- Ты умеешь обращаться с оружием? -- я указала ей на аграах.
   -- Честно говоря, с этим у меня некоторые проблемы, но можешь не волноваться, -- поспешно добавила подруга, -- у женщин Дарракши-Лан свои способы, как защиты, так и нападения.
   -- У нежити нет жизненной энергии, -- я уже стала сомневаться в разумности нашего плана.
   -- Да, -- кивнула девушка, -- но зато она есть у их хозяина, а между ними существует довольно прочная связь.
   -- Хочешь сказать, что ты способна вывести его из строя? -- удивленно спросила я, краем глаза отметив, что деревня практически опустела.
   -- Ну, сильно навредить ему я, конечно, не могу, но значительно ослабить -- без проблем. Это одна из наших способностей, мужчинам же непременно требуется близкий контакт.
   -- В таком случае, ты вытягиваешь силы из хозяина, а я ставлю защиту, прикрываю со спины и... -- меня отвлек громкий женский крик, а следом за ним и плачь маленького ребенка.
   Переглянувшись с Ниссой, мы, не сговариваясь, бросились в сторону полуразвалившегося дома, откуда раздавались голоса. Маленькая избушка, некогда пригодная для жилья, явно была заброшена уже не один десяток лет, и на миг мне показалось довольно странным, что кто-то мог решиться поискать убежище именно в этом месте. Судя по состоянию дома, находиться внутри было немногим безопаснее, чем за пределами деревни. Едва мы подошли вплотную к дому, как у меня по спине пробежал неприятный холодок, а сердце тревожно заколотилось в груди. Схватив Ниссу за руку, я остановилась и замерла, пристально вглядываясь в полусгнившие и почерневшие от времени доски.
   -- Что случилось? -- девушка нетерпеливо дернулась и попыталась освободить свою руку. Я лишь крепче сжала пальцы. -- Эль, да что происходит?! -- Дарракши-Лан дернула сильнее, заставив меня оторваться от созерцания избушки и посмотреть на нее. -- Ты в порядке? Почему остановилась?
   -- Не знаю... -- я нахмурилась и покачала головой, не в силах объяснить свое поведение. Что-то меня беспокоило, но вот что именно, я никак не могла понять. Какая-то мысль не давала покоя, навязчиво толкаясь в сознание, однако ухватить ее не получалось, сколько бы усилий я ни прикладывала.
   -- Эль? -- во взгляде девушки читалось неподдельное беспокойство.
   Крик повторился, заставив нас обеих испуганно вздрогнуть.
   -- Идем, -- отбросив все свои опасения, я решительно пошла вперед, внимательно смотря себе под ноги и аккуратно ступая на полусгнившие доски.
   Изнутри дом казался еще более мрачным, чем снаружи. Куча пыли, вперемешку с паутиной, толстым слоем покрывали стены, пол и различную утварь, лишь каким-то чудом уцелевшую в нетронутом состоянии.
   -- Эль, я не понимаю...
   -- Подожди, -- я сделала знак девушке остановиться и замолчать. -- Ты слышишь? -- я оглянулась и посмотрела на напряженную подругу.
   -- Что? -- она явно ничего не понимала.
   -- В том-то и дело, что ничего не слышно! -- я насторожено огляделась вокруг. -- Где женщина с ребенком? Кто кричал?
   -- Может мы ошиблись с местом? -- Нисса медленно попятились назад.
   -- Нет, ошибки быть не может, ты тоже прекрасно слышала, что звук шел именно отсюда, -- я последовала ее примеру, с каждой секундой чувствуя, как нарастала в груди тревога. -- Мы не могли обознаться. Что-то тут не так...
   Взгляд еще раз скользнул по полу, и я замерла, заметив, наконец, в лунном свете, подтверждение своей догадки. По коже пробежали мурашки. Не было никакого ребенка и женщины. Пыль на половицах была не тронута.
   -- Убираемся отсюда! Быстро!
   Развернувшись, я изо всех сил толкнула подругу к выходу и мысленно взмолилась, чтобы та не стала спорить. Но уже поняла, что выбраться все равно не успевала. И словно подтверждая мои опасения, пол под ногами подозрительно затрещал и обрушился, увлекая меня за собой во тьму.
  
   "Глаза открывать совершенно не хотелось. Веки словно налились свинцом, а тело, наоборот, казалось невесомым. Спокойствие и тишина... Тишина... Как же хотелось раствориться в ней, отрешиться от всех проблем и неурядиц, от бесконечных заговоров и опасностей... Отстраниться от всего и отдохнуть... Да, как же я устала... Отдохнуть... Спасть...
   -- Не дури, девочка, твое время еще не пришло!
   Какой знакомый голос. Я его где-то слышала? Возможно. Но где и когда? А, впрочем, неважно...
   -- Приди в себя, Чувствующая, не разочаровывай меня!
   Опять она! Что этой женщине от меня было нужно? Почему она так настойчиво разрушала тишину? Что хотела от меня? Нет... Сейчас было не время об этом думать... Лишь спать...
   -- Кажется, у меня нет выбора, -- женщина на какое-то время замолчала, а после продолжила. -- Давай, дорогая, только ты можешь ей помочь.
   Помочь? А разве мне нужна была помощь? О чем она говорила? Кого звала? Я попыталась приоткрыть глаза, но те отказывались слушаться. Странно.
   -- Мама! Мамочка, ты где? Мама! Мама, мне страшно, ты где?! Мама...
   Сердце пропустило удар. Лирица! Как... Почему... Что она здесь делала?! Я рванулась вперед, но не смогла пошевелить и пальцем. Что со мной происходило? Где я?
   -- Мама!
   -- Лира!
   Я закричала. Кричала изо всех сил, но не смогла издать ни звука. Да что же это такое?! Лира, доченька...
   -- Пойдем, родная, ты уже больше ничего не сможешь сделать.
   Я узнала этот голос! Госпожа Смерть... Но почему с ней была моя дочь?! Горло сжалось от ужаса. Нет, этого не могло быть... Пусть она не уходит! Только не Лира!
   -- Но моя мама там... -- голос девочки удалялся.
   -- Она должна сделать выбор, милая. Каждый человек сам решает свою судьбу, не так ли, Рианоэль? -- тон Смерти посуровел. -- Остаться и сдаться, либо бороться и идти до конца. Выбор есть всегда, но не всегда он дается легко.
   Выбор? О каком выборе она говорила? Ведь эти слова определенно предназначались мне. Снова наступила тишина, но на этот раз спокойствия и умиротворенности не было. Лирица. Я должна была ее остановить, не дать уйти за Грань!
   Тело не слушалось, но я продолжала пытаться сдвинуться с места и открыть глаза. Каждое усилие давалось невероятно тяжело и мучительно. Все чувства внезапно обострились и, словно в наказание за долгое бездействие, причиняли боль. Будто тысячи острых игл вонзились в каждую клеточку неподвижного тела, не давая пошевелиться. Секунды тянулись бесконечно долго, пока, наконец, мне ни удалось приоткрыть глаза. И тут же крепко их зажмурить, застонав от боли.
   -- Мама...
   Глаза вновь распахнулись сами собой. Лирица. Тяжело вздохнув, я все же поднялась и отметила, что с каждым последующим движением владеть собственным телом становилось легче. Оцепенение, владевшее мной до этого момента, постепенно отпускало и я, наконец, поняла, где находилась. Грань. Однако почему я здесь оказалась вспомнить так и не смогла.
   -- Мама...
   Резко обернувшись, я побрела туда, откуда доносился голос дочери, не в силах разглядеть ее сквозь белоснежную занавесь тумана. Идти было тяжело, но я не сдавалась, отчетливо помня слова Смерти. За жизнь приходилось бороться, и я готова была идти в этой борьбе до конца"
  
   Вдох... Еще один... Как же больно... Отпихнув в сторону наваленные сверху доски, я повернулась набок и безумно порадовалась каждому глотку спертого воздуха. Ребра отозвались резкой и пронзительной болью. Проклятье, кажется, парочку все-таки сломала! Зашипев сквозь зубы и постаравшись не делать резких движений, я, наконец, открыла глаза и огляделась. Точнее попыталась это сделать, что оказалось весьма проблематично, в условиях полнейшей темноты.
   -- Просто здорово! Лучше не придумаешь!
   Я действительно оказалась в ловушке. А самым отвратительным было то, что выбраться отсюда в таком состоянии самостоятельно не могла.
   -- Ниса? -- ответом была тишина. -- Ни-са! Проклятье, где носит эту Пьющую Жизнь?! Эй, кто-нибудь меня слышит?!
   Молчание. А собственно, на что я надеялась? Рядом не было ни одной живой души. И это обнадеживало, так как означало, что Нисса все же выбралась из дома и очень скоро приведет помощь. Следовало лишь немного подождать.
   Непонятный шум сверху сразу же привлек мое внимание и заставил насторожиться.
   -- Эль!!! Чувствующая, ты там жива?! -- судя по голосу, Нисса была в панике.
   -- Я же уже повторила, что с ней все в порядке. Успокойся и лучше помоги мне. -- Ого, а Рейна оказывается, умела злиться!
   -- Откуда тебе это известно? И вообще, ты не можешь знать наверняка! -- Дарракши-Лан не унималась, однако, судя по шуму, все же частично последовала просьбе девушки и стала разгребать завал.
   -- Послушай, я же Посланница все-таки! Кому, как ни мне знать, перешел человек за Грань или нет?! -- Рейна еле сдерживалась, чтобы ни сорваться на крик.
   -- Извини, -- голос подруги дрогнул, -- просто я боюсь. Я ни за что не прощу себе, если с Рианоэль... -- она не договорила, однако этого и не требовалось.
   Решив, что с этой ситуацией пора заканчивать, я подала голос.
   -- Что-то слишком рано ты меня хоронить собралась, подруга!
   -- Эль?! -- сдвоенный хор девичьих голосов больно ударил по ушам.
   -- Она самая, -- я невольно улыбнулась, представив себе выражения лиц моих спасительниц. -- Насколько все плохо?
   -- Потерпи немного, скоро проберемся к полу, -- Посланница скинула еще одну доску. -- Нет, ну надо же было еще и крыше обвалиться?!
   -- Эль, ты там как? -- голос Ниссы звучал уже более спокойно.
   -- Бывало и получше, но радует, что хоть живой осталась, -- я чуть отодвинулась в сторону, подальше от посыпавшихся сверху щепок, и приглушенно охнула от резкой боли. -- Впрочем, не всегда радует...
   Прошло, наверное, не меньше часа, прежде чем я, наконец, смогла увидеть заглядывавших в яму подруг. И оглядеться по-настоящему. Нда... Никогда не думала, что выражение "сквозь землю провалиться" я испробую на собственном опыте. Причем провалилась я прилично, оказавшись на уровне довольно глубокого колодца. Даже странно, что под домом могла быть такая яма. Хотя... Учитывая то, что кто-то целенаправленно пытался заманить сюда людей, было бы вполне логично предположить, что мне еще повезло. Скользнув взглядом по наваленным доскам, я невольно порадовалась, что не напоролась на острые обломки.
   -- Сможешь сама подняться?
   -- Боюсь, что нет, -- обреченно вздохнув, я посмотрела на подруг, -- если встать на ноги я еще и смогу, то карабкаться со сломанными ребрами будет сложновато.
   Сверху послышались ругань и копошение. Лица девушек пропали, вновь оставив меня одну в этом богами забытом месте. Интересно, как там дела у Дана? Убралась ли нежить и есть ли раненные? Почувствовать последнее я почему-то не могла, словно что-то мешало проявиться моей силе в полном размере. Как тогда в случае с воронкой. Только если в прошлом, у меня отказали все щиты, то теперь же, наоборот, вокруг словно выстроилась непробиваемая стена, отгородившая меня от всего остального мира. И от этого становилось не по себе. Страшно и беспомощно.
   Ожидая подруг, я не торопливо осматривалась по сторонам, насколько это позволяло тускло освещенное полной луной пространство. Не знаю, что я ожидала найти, но однозначно не то, на что наткнулся мой взгляд -- огромную черную дыру в одной из стен фундамента здания. Тоннель. По коже побежали мурашки, а сердце бешено заколотилось от дурного предчувствия. Отчего-то мне казалось, что за мной пристально наблюдали, следили за каждым движением, выжидая подходящего момента. Вот только для чего? Чтобы напасть? Так для этого было уже предостаточно времени. А может это просто мое разыгравшееся воображение и реакция на блокировку силы? Возможно.
   -- Поберегись!
   Оторвав взгляд от тоннеля, я посмотрела наверх, откуда донесся голос Ниссы и как раз вовремя, чтобы увернуться от приземлившегося рядом со мной конца длинной веревки.
   -- Хватайся, а я постараюсь вытащить тебя оттуда, -- Дарракши-Лан указала на веревку.
   -- А где Рейна?
   -- Я здесь, -- раздавшийся справа тихий голос Посланницы изрядно подпортил мне нервы.
   -- Проклятье, Рейна, тебе никто не говорил, что нельзя так пугать людей? -- медленно выдохнув, стараясь не обращать внимания на боль, я возмущенно посмотрела на девушку и спросила то, что меня волновало в данный момент больше всего. -- Ответь мне, только честно, ты сейчас находишься рядом со мной как подруга или Посланница?
   -- Ты что-то чувствуешь? -- она напряглась.
   -- Не уходи от ответа, -- я вцепилась в ее руку и, медленно поднявшись на ноги, указала на дыру в стене. -- Там что-то есть, но что именно понять не могу. Мои силы здесь не действуют. Знаю лишь, что нам необходимо уйти отсюда немедленно. Так ты ответишь на мой вопрос?
   -- Я здесь как твоя подруга, Эль, но все же не следует забывать, что я еще и Посланница, -- грустно улыбнулась девушка, после чего решительно взялась за конец веревки и принялась ловко обвязывать ей мое тело, умудрившись ни разу не задеть больные ребра. -- Извини, но перенести тебя я не смогу, еще не до конца восстановилась после той деревни.
   -- Если честно, меня вообще удивляет, как ты смогла подняться на ноги, учитывая то, что еще совеем недавно, мы укладывали твое бесчувственное тело на постель. Ты в порядке? -- я озабоченно посмотрела на ее бледное и осунувшееся лицо.
   -- Не переживай, бывало и похуже, -- Посланница еще раз проверила узлы и, оставшись довольна результатом, немного отошла в сторону. -- Ну вот и все, можно...
   -- Нисса? Что ты здесь делаешь?! -- яростный рык Шилинэра ударил по натянутым нервам похлеще всякого кнута. -- Разве ты не должна быть дома вместе с Эль?! Чем, тьма тебя побери, ты здесь занимаешься?!
   -- Понимаешь... -- подруга явно не знала, что ответить.
   Мы с Рейной притихли, надеясь, что пронесет. Не пронесло.
   -- А что это за веревка? -- Дарракши-Лан, наконец, заметил главное. -- Только не говори, что под домом человек...
   -- Хорошо, не буду, -- голос девушки был едва слышен.
   -- Проклятье! -- не прошло и пары секунд, как голова советника показалась над ямой.
   Пришлось помахать ручкой. Несколько мгновений мужчина просто разглядывал меня с выражением дикой ярости на лице, после чего разразился такой бранью, что мне невольно стало стыдно. Да и не мне одной, судя по тому, как примолкли Посланница с Ниссой. Довели мужика.
   -- Шин, ты там застрял что ли? -- донесся до нас вопрос Крила. -- Поторопись, нежить присмирела, но Орис говорит, что это ненадолго. Дан просил проведать девушек, так что я побежал.
   -- Не стоит, -- сузив глаза, Дарракши-Лан мрачно оглядел руины бывшей избушки и вновь остановил свой взгляд на мне, -- дома ты их вряд ли найдешь.
   -- О чем... -- брат так и не закончил свой вопрос, видимо заметив Ниссу. -- Где Эль?
   -- Кажется, наша Чувствующая наконец-то допрыгалась.
   -- Эль?! -- в проеме показался жутко встревоженный оборотень. -- Что ты там делаешь?!
   -- Отдыхаю, -- я попыталась улыбнуться, но вместо этого вышел оскал боли, так как именно этот момент выбрал советник, чтобы дернуть за веревку. -- Проклятье, Шин, а поаккуратней нельзя?!
   -- Ты ранена? -- не дождавшись ответа, оборотень спрыгнул вниз и оказался рядом со мной и Рейной. -- Как вас вообще занесло сюда? Мы же сказали вам не выходить из дома!
   -- Ну конечно, стали бы мы отсиживаться за дверью, когда тут такое творится, -- я болезненно поморщилась, когда брат одним рывком разорвал опутывавшие меня веревки. -- Ну и стоило Рейне так стараться?
   -- А с ней я поговорю отдельно, -- взгляд Крила, которым он одарил девушку, не предвещал ничего хорошего. -- Насколько я помню, ты должна сейчас страдать от нехватки сил, а не лазить по обвалам в поисках неприятностей на... Что это? -- он внезапно замер и впился взглядом во что-то позади меня. И я даже догадывалась, что именно привлекло внимание брата.
   -- Тебе тоже не по себе от этого тоннеля?
   -- Тоннеля? -- мужчина перевел встревоженный взгляд на меня. -- Так именно поэтому вы здесь?
   -- Нет, -- я покачала головой, -- нас заманили в ловушку. Когда мы с Ниссой пришли сюда дом еще был цел, тоннель я заметила лишь недавно.
   -- Подожди, -- нерешительно прикоснувшись к моему плечу, Крил внимательно оглядел меня с ног до головы, -- ты хочешь сказать, что кто-то заманил вас... Ладно, разберемся позже, а сейчас необходимо убраться отсюда как можно скорее. Что-то мне здесь не по себе. Я обернусь, а вы запрыгивайте на меня и держитесь крепче.
   -- Я лучше подожду наверху, -- бросив на меня извиняющийся взгляд, Посланница исчезла.
   -- Что...
   -- Позже все объясню, -- перебила я ошарашенного брата и вновь покосилась на черный проем тоннеля. -- У нас почти не осталось времени. Скорее.
   Не став тянуть, Крил коротко кивнул и спустя несколько мгновений вместо мужчины рядом со мной стоял огромный белый барс. Подойдя ближе, я зарылась руками в густую шерсть брата и крепко ухватилась, прекрасно понимая, что сейчас будет очень больно. Рывок -- и я сидела на спине барса, судорожно хватая ртом воздух.
   -- Что происходит? Эль, что с тобой?
   Проклятье! Как я могла забыть про советника? Вымучено улыбнувшись, я подняла голову и посмотрела на Шина, не обратив внимания на напряженно застывшего подо мной брата. Нечего было даром терять драгоценное время, все равно позже пришлось бы со всеми объясняться.
   -- Все хорошо, просто не удачно упала, -- я не знала, кого хотела успокоить больше -- Дарракши-Лан или оборотня. -- Крил, может уже пойдем?
   И все-таки оборотень в хозяйстве вещь незаменимая! То есть зверь... Ну или человек... Или кто там он вообще? Всего минута понадобилась Крилу, чтобы выбраться наружу и отбежать подальше от злополучного дома к поджидавшим нас девушкам и Шилинэру.
   -- Наконец-то! -- первой ко мне бросилась взволнованная Нисса.
   -- Полегче, -- перехватив девушку за талию, советник отодвинул ее немного в сторону, после чего внимательно всмотрелся в мое лицо. -- Как ты себя чувствуешь?
   -- Бывало и лучше, -- я отвела взгляд, не выдержав столь пристального внимания мужчины и вздохнула спокойнее лишь когда он вновь обернулся к Пьющей Жизнь.
   -- Ты ведь понимаешь, что снова нарушила приказ принца? -- голос советника не оставлял надежды избежать наказания. -- Вам было сказано оставаться в безопасности, а не бегать по окруженной нежитью деревне!
   -- Шин... -- я подалась вперед.
   -- С тобой, Чувствующая, будет разговаривать Дантариэль, -- жестко отрезал советник, не спуская взгляда с поникшей Дарракши-Лан, -- а с этой девицей уж позволь разобраться мне лично. Да вы хоть представляете, какой опасности подверглись?
   -- Если можно вам, то и мы отсиживаться не собираемся! -- сжав кулаки, Нисса с вызовом вздернула подбородок и ответила на взгляд сородича. -- Между прочим, самое безопасное место для нас -- рядом с вами, а не в незнакомом доме.
   -- Ну что ж, -- Шин как-то странно улыбнулся, -- будь уверена, я запомню твои слова. Ты ранена? -- не дав опомниться ошарашенной его словами Ниссе, мужчина повернулся ко мне. -- Нужна помощь Вейна?
   -- Всего лишь немного повредила ребра, Вейн мне все равно не поможет. Я... Шшш... -- зашипев от боли, я изо всех сил приложила вредного оборотня, чуть подкинувшего меня на своей спине, промеж ушей. Уж он-то прекрасно чувствовал, что ребра у меня не просто "немного" повреждены. -- Зараза пушистая!
   -- Эль? -- Шилинэр мгновенно оказался рядом. -- Может все-таки позвать Чувствующего?
   -- Вейн ей не поможет, -- позади Дарракши-Лан показалась знакомая фигура Воина. -- Полукровки не переносят направленную на них силу, особенно Чувствующие. Лучше всего обратиться за помощью к Младене, уж она-то знает, что надо делать. Крил, отнеси ее в дом, а потом возвращайся, нужна помощь.
   -- Что происходит? -- я подалась вперед, впившись взглядом в стоявшего поодаль Десмонда. Что-то было не так, что-то произошло... -- Дес!
   -- Позже, Эль, на разговоры сейчас совершенно нет времени, -- дождавшись подбежавшего к нему Шина, Воин вновь посмотрел на меня. -- Обещай никуда не выходить до нашего возвращения. Это не игрушки, Рианоэль, ситуация крайне неприятная, поэтому прошу вас оставаться там, где мы сможем вас найти и защитить. Прошу тебя послушаться на этот раз, сестра.
   Мне ничего не оставалось, кроме того, как согласиться. Проводя взглядом скрывшихся мужчин, я переглянулась с подругами и, поняв, что те взволнованы не меньше меня, позволила Крилу двинуться к дому Ориса. Что могло произойти? Дан... Нет, с ним не могло случиться ничего плохого. Ни в коем случае. Я бы этого не пережила. Невероятным усилием воли заставив успокоиться бешено бьющееся в груди сердце, я закрыла глаза и опустила окружавшие меня щиты, слившись в бесконечном потоке людских голосов и чувств -- радости, боли и страха. Я снова стала той, кем была рождена -- Чувствующей. Силы восстанавливались неохотно, словно кто-то продолжал подавлять мои способности, но спустя несколько минут, мне все же удалось найти тех, кто был нужен -- Дантариэль, Вейн, Десмонд и Шин. Все вчетвером находились за пределами деревни и сражались с невероятным количеством нежити. Сердце на миг пропустило удар, когда я, наконец, поняла, почему полукровка не захотел подходить к нам ближе. Ну конечно, кто с такого расстояния лишь при лунном свете сможет заметить пятна крови на порванной одежде? Ранен. Как и принц Дарракши-Лан.
   -- "Ты знал?" -- потянувшись к мысленной связи с братом, я едва сдерживалась, чтобы не закричать от беспомощности.
   -- "Да" -- оборотню явно было не по себе.
   -- "Почему сразу не сказал?"
   -- "А что бы это изменило? Он воитель, защищать народ его предназначение. А что касается Десмонда, так тут все еще логичнее, он бьется за свою семью. Уж тебе ли не знать, что значит для вас семья" -- остановившись возле дома, Крил подождал, пока я слезу, а девушки поспешат за Младеной, после чего пронзил меня суровым взглядом. -- "Не забывай своего обещания, малышка. Пойми, что пока мы уверены в вашем местоположении, нам намного спокойнее. Лучше займись своими ранами и отдохни. Чувствуется, после сегодняшней ночки помощь целителя будет необходима многим"
   С этими словами он ушел, оставив меня на растерзание встревоженной полукровки и подруг. Следующие два часа запомнились мне как самое долгое время в жизни. Плотно забинтованные ребра болели просто невыносимо, голова готова была взорваться от потока чужих эмоций, пробивавшихся сквозь защиту, заметно послабевшую после того, как Младена, наказав мне терпеть, постаралась срастить кости силой. Нет, у нее все получилось, но вот какой ценой! Невольно поежившись, вспомнив о пережитом кошмаре, я зареклась еще хоть когда-нибудь позволять себя лечить, и не важно, полукровка это, или простой Чувствующий. Мужчин так и не было видно, что заметно действовало на всех находившихся в доме: Нисса ходила взад-вперед перед окнами, Младена успокаивала прижимавшихся к ней детей, даже Рейна подскакивала от каждого шороха и с надеждой смотрела на запертую дверь. Я же была готова наброситься с кулаками на всякого, кто рискнет полезть ко мне с глупыми советами, типа: "Не переживай, все будет хорошо". Будет. Обязательно будет. Как только все пятеро окажутся передо мной! Ну, шестеро, если считать еще и Ориса.
   Внезапный стук в дверь заставил всех подскочить и броситься к крыльцу.
   -- Ну наконец-то! Как вы... Что случилось?! -- пропустив в горницу бледных и окровавленных Десмонда с Даном, Младена замерла на пороге и прижала руки к груди. -- Орис?
   -- С ним все в порядке, они еще у ворот, -- Дантариэль даже не посмотрел на женщину, лишь быстро подошел ко мне и, схватив в за руку, потянул за собой во двор.
   -- Дан? Что происходит? -- я едва за ним поспевала. -- Дан! Тьма тебя побери, Дарракши-Лан, остановишься ты или нет?!
   -- Нужна твоя помощь, -- голос принца звучал приглушенно, словно ему было тяжело говорить, -- позже все поймешь. Нет времени.
   -- Кто-то ранен? -- я практически бежала, то и дело, задыхаясь от боли. -- Что-то с Крилом?
   -- Да, -- мужчина на миг сбился и, бросив на меня быстрый взгляд, вновь ускорил шаг. -- Слишком много нежити... Его ранили...
   Что-то тут было не так. Я не понимала, что происходило, но мне это ужасно не нравилось. Крил ранен? Но почему же я ничего не почувствовала? И Дан... Меня не отпускало чувство, что он был не таким, как обычно. Что-то изменилось. Настолько изменилось, что, если бы я его не видела сейчас лично, то ни за что бы не поверила, что впереди меня шел именно Дантариэль. Мельком оглянувшись по сторонам, я вдруг заметила, что кроме нас с ним на пустынной темной улице деревни больше никого не было. И направлялись мы отнюдь не к воротам.
   -- Дан? -- я остановилась, и, выдернув свою руку из его ладони, внимательно посмотрела на замершего мужчину. -- Куда мы идем? Сначала объясни, что происходит.
   -- Нет времени, -- он вновь потянулся ко мне, заставив отпрянуть в сторону и попятиться. -- Крилу нужна твоя помощь... Надо спешить.
   -- Ты сказал, что все находятся у ворот, так почему же мы направляемся не туда? -- мои чувства буквально кричали об опасности.
   -- Они... -- принц замялся лишь на секунду. -- Все, кроме Крила, у ворот, мы побоялись его переносить, поэтому и побежали за тобой.
   -- А Лира? -- я напряглась, молясь, чтобы мои подозрения оказались неверны. -- Лира тоже у ворот?
   -- Конечно, -- мужчина едва сдерживал раздражение. -- Послушай, Эль, чего ты добиваешься? У нас и так мало времени!
   У меня замерло сердце. Кем бы ни был этот человек, но точно не Дантариэлем. Уж он-то точно знал, что моей дочери не могло быть в этой деревне. Я попятилась, не сводя с него напряженного взгляда.
   -- Кто ты?
   -- Что? -- мужчина недоуменно нахмурился. -- Что ты имеешь в виду?
   -- Ты не Дантариэль, -- я медленно отходила назад. -- Я знаю, что ты не он. Так кто же ты? И что тебе от меня надо?
   -- Догадалась, значит? -- такое красивое и родное для меня лицо наследного принца обезобразил звериный оскал с острыми, как бритва, треугольными зубами. -- Умная стерва. Ну ничего, не долго тебе осталось умничать.
   Нежить. Разумная нежить, способная принять облик любого, чью кровь попробует на вкус. Выругавшись, я со всех ног ринулась назад, привычно выставив вокруг себя защиту. Бежать... Он был быстрее и выносливее, мне же оставалось надеяться лишь на ловкость и юркость. Однако я была ранена, а нежити не страшны были ни боль, ни усталость. Сил для атаки не было, аграах остались под завалом, и с каждой секундой я понимала, что не справлюсь. Не на этот раз. Страшный удар настиг меня в спину, и я полетела вперед. Удар о землю пришелся на многострадальные ребра, заставив меня вскрикнуть от боли, а голове досталось от валявшегося на дороге булыжника. Грудь словно сдавило тугим кольцом, не давая сделать ни единого вдоха.
   -- Чем это ты здесь занимаешься? -- сквозь нарастающий гул в ушах я едва смогла различить знакомый голос.
   -- Дес...
   -- Хозяин приказал привести ее, -- тот, кто принял облик Дана, почтительно склонился перед подошедшим Десмондом.
   -- А избивать ее он тоже приказал? -- присев на корточки рядом со мной, полукровка обеспокоенно дотронулся до моего лба, утерев струйку крови. -- Она нужна нам живой и здоровой.
   -- Но ведь раньше...
   -- Планы изменились,-- Воин резко оборвал нежить на полуслове и поднялся, старательно избегая моего взгляда. -- Забирай ее, только аккуратней. И проследи, чтобы не сбежала. Эта Чувствующая вполне способна создать массу проблем.
   -- Дес... -- я не могла пошевелиться от боли и потрясения. Это не могло быть правдой... Я просто отказывалась верить в то, что Десмонд, полукровка, с которым мы так похожи, мог меня предать. -- За что?
   -- Прости, Эль, но у меня есть свои причины ненавидеть правителя и всех его приближенных. Очень жаль, что ты оказалась одной из них, -- что-то во взгляде мужчины изменилось: не было прежней мягкости, сочувствия, некой толики нежности и понимания, вместо всего этого в нем появились лютый холод и властность. -- Советую тебе отдохнуть, поездочка будет не из приятных.
   Мрачно усмехнувшись, он направился вперед по дороге, даже не дождавшись, когда нежить грубо закинет мое безвольное тело на плечо и двинется за ним. А я... Все, что я могла делать в нынешнем состоянии -- это радоваться, что пока еще была жива, молиться за своих друзей и семью, и гадать, как же могла не заметить предателя среди нас. Снова. Как и три года назад.
  
  

Глава 10

  
   Просыпаться было неимоверно тяжело. Все тело ломило от долгого нахождения в холоде и сырости, а зубы выбивали мелкую дробь. Как же было холодно! Последние два дня слились в один сплошной кошмар: меня все время куда-то несли, везли на лошади, снова несли, причем улучшений в моем состоянии не наблюдалось. Голова гудела лишь сильнее, не позволяя придти в себя. Сначала я списывала это на удар, пришедшийся недалеко от виска, но позже поняла, что ощущения больше походили на те, которые были у меня возле тоннеля под обрушившимся домом. Словно кто-то блокировал мою силу. Но как такое возможно?
   Открыв глаза, я какое-то время не могла понять, где находилась. Это место явно отличалось от небольшой посадки, мимо которой мы проезжали в последний раз, до того, как я уснула от изнеможения. Темное, сырое и холодное помещение было довольно тесным и пахло плесенью. Нет, я, конечно же, не рассчитывала на шикарные апартаменты, но если не хотели сразу убивать, так зачем было замораживать до смерти? Или же они получали удовольствие от продолжительных мучений своих пленников? Перед глазами тут же встало улыбающееся лицо Десмонда, и сердце сжалось от боли. Я так и не смогла смириться с мыслью о том, что он мог нас предать. Почему-то не смогла. Странно, ведь мы знали друг друга не так давно, но та невидимая связь, что была между нами, оказалась для меня покрепче каната. Именно она не позволяла мне поверить в случившееся и постоянно заставляла искать оправдания для такого поступка полукровки. Но на данный момент я их так и не нашла.
   Медленно потянувшись всем телом и разминая затекшие мышцы, я невольно застонала.
   -- Здесь кто-то есть? -- раздавшийся недалеко от меня тихий мужской голос стал полной неожиданностью.
   Я замерла и попыталась унять бешено заколотившееся сердце. Я узнала этот голос!
   -- Дан?! -- наплевав на то, что тело еле двигалось, я перевернулась на колени и поползла туда, где зашевелился Дарракши-Лан. -- Дантариэль, это правда ты?
   -- Эль? Что, тьма тебя побери, ты здесь делаешь?! -- принц явно был в ярости. -- Почему не осталась в доме? Что... -- он внезапно застонал и судорожно вздохнул.
   Я похолодела.
   -- Дан... Ответь мне что-нибудь! Ты ранен? Дан!!! -- то и дело срываясь на крик, я попыталась на ощупь отыскать тело мужчины, но постоянно упиралась руками в деревянные округлые сооружения, по форме напоминавшие бочки. -- Проклятье! Дан, прошу тебя, не молчи, мне страшно.
   -- Я в порядке, лиарни, все хорошо, -- голос принца был тихим, но уверенным. -- Не волнуйся, от небольшой потери крови Дарракши-Лан не умирают.
   -- Уж кому, как ни мне знать, от чего вы умираете, идиот, -- руки дрожали то ли от холода, то ли от страха за его жизнь, и отказывались слушаться, но я упорно хваталась за бочки и пыталась откатить их в сторону. -- Да что ж это такое?! Дан, я не могу к тебе пробраться, они не двигаются!
   Послышался тяжелый вздох, и одна из бочек справа от меня неожиданно упала на земляной пол, открыв небольшой проход. Не тратя время на промедление, я рванулась к нему и уже спустя минуту прижалась к родной и любимой груди самого невыносимого на свете Пьющего Жизнь. Он вздрогнул, стоило мне прижаться еще ближе. Заставив себя успокоиться, я отстранилась и, закрыв глаза, которые были просто бесполезны в этой кромешной тьме, обхватила ладонями лицо мужчины. Ну пожалуйста... Хоть немного силы...
   -- Эль? -- Дантариэль чуть придвинулся, но тут же замер, почувствовав мое сопротивление.
   -- Не двигайся, -- я глубоко вздохнула, сосредоточилась и снова попыталась оценить его состояние. Бесполезно. Сила упорно молчала, сдавшись под чьей-то сильной волей. Но ведь и меня нельзя было назвать слабой! Стиснув зубы, я раз за разом призывала способности Чувствующей и, наверное, прошло достаточно времени, прежде чем ощутила, как где-то в груди едва заметно шевельнулось прежнее ощущение единения с больным. Едва заметно, но мне хватило и этого, чтобы слиться сознанием с раненным принцем.
   -- Прекрати! -- Дан попытался отстраниться, но я не отпустила, прекрасно понимая, что он лишь не хотел меня волновать. -- Рианоэль, я сказал, прекрати немедленно то, что ты сейчас вытворяешь! -- голос Дантираэля задрожал от едва сдерживаемой злости, а пальцы впились в мои запястья и попытались оторвать ладони от своего лица.
   -- Успокойся... -- мой голос был похож на едва уловимый шепот, на тихую песнь, даровавшую покой. Голос Чувствующей. -- Позволь мне помочь, Дантариэль нэй Аррткур, наследный принц народа Дарракши-Лан. Позволь мне осмотреть твои раны.
   Это был призыв Чувствующей, целительницы, для которой каждая жизнь была бесценной. Он не мог отказать, не мог сопротивляться моей мольбе. И я этим воспользовалась, прекрасно понимая, что Дан будет в ярости, как только я закончу. Все оказалось несколько хуже, чем я предполагала: две колотые раны, одна на плече, а другая на боку, до сих пор кровоточили и отказывались затягиваться, но не это меня обеспокоило больше всего, а глубокий укус с почерневшими краями на левой руке у основания локтя. Плохо, очень плохо. Для людей укус нежити смертелен, так как острые как бритва треугольные зубы пропитаны ядом, снадобья от которого Чувствующие еще не нашли. Но ведь Дан не был человеком, он сам относился к роду Нечистых, что давало шанс и надежду на выздоровление. По крайней мере, так я успокаивала себя.
   -- Как ты мог позволить этому произойти? -- я уткнулась лицом ему в грудь и постаралась ничем не выдать своих слез.
   -- Я не мог позволить им пробраться в деревню. К тебе, -- прижав меня к себе поближе, мужчина зарылся рукой в мои волосы и нежно поцеловал в макушку. -- Я справлюсь, ты же знаешь. Ведь знаешь? -- дождавшись моего едва заметного кивка, он глубоко вздохнул и немного подвинулся. -- Ты лучше объясни мне, как здесь оказалась? Разве я не сказал тебе ждать меня в доме?
   -- Сказал... -- я замолчала, пытаясь подобрать слова, чтобы объяснить то, во что и сама до сих пор не поверила. -- Дан... Я... Десмонд действует заодно с заговорщиками.
   Все, сказала. Какое-то время я сидела молча, дав возможность Дарракши-Лан осмыслить сказанное, а потом полностью рассказала про свое похищение и участие в нем полукровки, отметив, как напрягся принц, как только я упомянула про свои раны.
   -- Не шевелись, -- сказано это было так властно, что я невольно замерла и позволила ему пройтись легкими прикосновениями по моему телу, в поисках видимых повреждений. Наконец, успокоившись, он просто прижал меня к себе и уткнулся лицом в мои волосы. -- Я разорву их на части за каждую нанесенную тебе ранку.
   -- Со мной все в порядке, подумаешь, пара синяков, -- улыбнувшись, я растворилась в его объятиях и с наслаждением вдохнула родной и любимый запах. На какое-то время я даже забыла, где мы находились, и что нам по-прежнему угрожала опасность. А когда вспомнила... -- Как ты думаешь, Десмонд действительно смог пойти на это?
   -- Не напоминай мне сейчас про него, лиарни, если не хочешь, чтобы я окончательно вышел из себя, -- то, каким тоном это было сказано, больше напоминало ворчание, нежели злость или ярость, что меня весьма удивило. Видимо, Дантариэль это понял, потому что пояснил, -- Пойми, Эль, с твоим собратом мы в любом случае скоро встретимся, что-то мне подсказывает, что долго гнить в этой холодине он нас не оставит, и вот тогда я вытрясу из него все, что он знает. Сейчас же для этого у меня нет ни желания, ни сил.
   Последнее слова напомнили мне про его раны. Отстранившись, я стянула с себя остатки некогда целого и дорогого плаща, а потом, немного подумав, и жилет с рубашкой. Как хорошо, что здесь было темно. Быстро надев жилет на голое тело, я безжалостно порвала рубашку на длинные лоскутки и понадеялась, что они окажутся достаточно чистыми для обработки ран. Хотя, выбирать все равно не приходилось.
   -- Лиарни? -- Дан удивленно следил за моими действиями. -- Чем это ты занимаешься?
   -- Тобой, -- я поежилась от холода и задумчиво прокрутила в руках самодельные бинты, мысленно прикинув их размер. На боковую рану явно не хватало...
   -- Хм... -- на довольный смешок мужчины я не обратила никакого внимания, по крайней мере, до тех пор, пока меня не обняли сильные руки, а его губы ни уткнулись мне в шею и ласково поцеловали нежную кожу. -- Мне весьма льстит, что ты, наконец, решила заняться мной, любовь моя.
   -- Проклятье, Дан, и как ты еще можешь шутить в такой ситуации? -- возмущенно отпихнув его в сторону, я потянулась к окровавленной куртке и рубашке принца. Интересно, можно ли было использовать что-нибудь из этого? Как же было плохо без света!
   -- А кто шутит? -- голос Дарракши-Лан был на удивление серьезен.
   Я замерла, остановив руки у него на груди, чем он тут же воспользовался, сжав ладонями мои заледеневшие пальцы.
   -- Знаешь, никогда бы не подумал, что буду рад оказаться в плену, -- в тоне мужчины проскальзывала улыбка. -- Может, задержимся здесь ненадолго?
   -- Еще одно слово, Дантариэль, и ты у меня останешься здесь навеки! -- едва сдерживая раздражение, я принялась быстро расстегивать ряд пуговиц, стараясь как можно скорее освободить этого несносного Нечистого от верхней одежды и осмотреть его раны. -- Не крутись и лучше помоги мне.
   -- С удовольствием, лиарни, вот только может, объяснишь мне, чем это ты так увлеченно занимаешься? Нет, я, конечно не против того, чтобы любимая девушка так стремилась сорвать с меня одежду, вот только не думаю, что для этого сейчас самое подходящее время.
   -- Что? О чем ты... С ума сошел?! -- я мгновенно отпрянула от веселившегося Дарракши-Лан и, вручив ему лоскутки, отодвинулась как можно дальше. -- Видимо не так тебе и плохо, раз до сих пор способен шутить. Вот и перевязывай себя сам. Я тут, значит, переживаю, волнуюсь за него, а он... Да ну тебя, Дан!
   Резко развернувшись, я направилась было обратно в узкий проход между нашими самодельными камерами, но была решительно остановлена обхватившей меня за талию рукой, и возвращена на положенное место -- в уютные и теплые объятия возлюбленного.
   -- Извини, я не хотел тебя злить, -- видимо ощутив, что меня колотила мелкая дрожь, Дантариэль напрягся. -- Эль, с тобой все в порядке?
   -- Нет, -- я стиснула зубы и вырвала из его руки обрывки своей рубашки, -- со мной не все в порядке. Я замерзла, хочу есть и у меня ужасно раскалывается голова от чьих-то попыток блокировать мою силу. Да к тому же дорогого мне человека укусила нежить и вместо того, чтобы лежать передо мной бездыханным, он отпускает плоские шуточки, а я даже не знаю, что будет дальше и выживет ли он. Какой уж тут порядок?!
   Нда, кажется, у меня начиналась самая настоящая истерика. Надо же, прожила довольно долгую жизнь, но подобное со мной творилось впервые. Надо было запомнить на будущее, чтобы в случае чего, предупреждать людей об опасности.
   -- Прости... Я и не думал, что ты так сильно обо мне волнуешься, -- наклонившись ко мне, Дан нежно провел пальцами по моим глазам и вытер катившиеся слезы, которые я сама заметила лишь мгновение спустя. -- Обещаю быть примерным больным и не жаловаться.
   -- Хоть на этом спасибо, -- я глубоко вздохнула, заставив себя успокоиться, и вновь потянулась к собственной силе. На этот раз борьба оказалась более длительной, однако и теперь, хоть и неохотно, но энергия всё же растеклась по моим жилам, позволив безошибочно найти раны и ускорить их заживление. Всех, кроме одной. -- Меня беспокоит укус, -- обратилась я к напряженному принцу, не отрывая внутреннего взгляда от почерневшей ранки,-- полностью твои ощущения определить я не могу, постоянно что-то мешает, но даже по виду могу сказать, что дело плохо. Рука болит?
   -- Это всего лишь небольшая царапинка, Эль, она очень скоро... -- договорить он не смог, так как именно этот момент я выбрала, чтобы слегка нажать на укус.
   На поверхности показался гной, а Дарракши-Лан, стиснув зубы, пытался отдышаться от невыносимой боли.
   -- Так говоришь, небольшая царапинка? -- я одарила его мрачным взглядом и вновь прикоснулась к раненой руке, старательно избегая рваных краев. -- Проклятье!
   -- Все настолько паршиво? -- голос Дана на этот раз показался мне излишне слабым, словно силы, на которых он держался последние минуты, уверенно его покидали.
   -- Смотря с чем сравнивать, -- я ободряюще улыбнулась, прекрасно зная, что он это увидит. -- Ты же легендарный Пьющий Жизнь, что с тобой может случиться?
   Обняв его покрепче, я нежно и несколько обреченно поцеловала холодные губы. О, боги, какой же я была дурой! Зачем отталкивала, вместо того, чтобы радоваться его возвращению? Почему боялась любить? Ведь никто не знал, сколько времени нам было отведено. Нет, я не могла допустить, чтобы Дан погиб, ни за что! Что бы он ни говорил, но даже у Пьющих Жизнь были свои слабости. Подождите-ка! Резко выпрямившись, я облегченно улыбнулась, найдя, наконец, решение этой проблемы, но не успела сказать и слова, как откуда-то послышался звук открывающейся двери и справа от нас разлился идущий снаружи свет.
   Дан напрягся и выпрямился, заслонив меня собой.
   -- А я смотрю, вы здесь даром времени не теряете, -- медленно спустившись по каменной лестнице, к нам не спеша подошел Десмонд и, подняв повыше зажатую в руке лампу, внимательно осмотрел бледного, как смерть, принца. -- Что-то видок у тебя не очень, Дарракши-Лан, неужели здешние сквозняки так пагубно влияют на твое хрупкое здоровье? Уж извините, мы не ждали столь высокородных гостей, -- Полукровка усмехнулся и склонился в полупоклоне, явно издеваясь над взбешенным мужчиной. -- Ну а как тебе, Эль, нравятся ваши апартаменты?
   -- Будь ты проклят, Дес, -- я подалась вперед, но была остановлена железной хваткой Дантариэля. -- Как ты мог? Как посмел предать нас? А как же госпожа Друсилла, ее тоже убил ты?
   Воин вздрогнул, как от пощечины, но тут же опомнился и замер, оглядывая нас непроницаемым взглядом. Казалось, он весь превратился в статую, без эмоций и чувств, способную убить любого, даже не задумавшись.
   -- Почему же сразу он? -- от дверей раздался еще один голос. На это раз женский. -- Десмонд, дорогой, не представишь меня нашим гостям?
   На лестнице показалась невероятно красивая женщина, и нежно улыбнувшись полукровке, не торопясь спустилась вниз и встала рядом с мужчиной. Копна длинных черных как смоль волос ореолом мелких кудрей обрамляла хрупкое личико с выразительными чертами. Зеленые глаза смотрели скорее с интересом, чем с враждебностью, а пухлые розовые губы растянулась в легкой улыбке. Незнакомка казалась бы воплощением нежности и совершенства, если бы ни чувство опасности, исходившее от нее настолько сильно, что я невольно поежилась. Но не это заинтересовало меня больше всего, а ее лицо. Кого-то она мне напоминала. Кого-то очень знакомого, но вот вспомнить, кого именно я не могла.
   -- Эль, помнится, в твоем роде Воины водились? -- Дантариэль не сводил пристального взгляда с незнакомки.
   -- Что ты хочешь сказать? -- я вышла из-за спины Дарракши-Лан и удивленно посмотрела сначала на него, а потом и на притихшего Десмонда.
   -- Да вот спросить хочу, не твоя ли родственница стоит сейчас перед нами?
   -- А Вы догадливы, Ваше Высочество, -- улыбнувшись чуть шире, женщина вышла вперед и подошла ко мне вплотную. -- Ну что ж, вот и пришло время нам с тобой познакомиться, Рианоэль, и раз уж мой сын такой нерасторопный, придется сделать все самой. Я сестра твоей покойной матери, Лилиан, ну а с Десмондом вы, конечно уже знакомы. Не осуждай его, дорогая, за этот небольшой обман, все мы сами творим свою судьбу, не так ли, мой мальчик? -- она обернулась к полукровке, ожидая ответа.
   -- Ты абсолютно права, мама, -- Воин чуть склонил голову и улыбнулся уголками губ.
   Какое-то время я не могла придти в себя. Получалось, все было ложью? Все истории про брошенных родителями детей, про то, что он никогда не видел своих родных, вообще про все! Лилиан... Сестра моей матери... Моя тетя. Как же это могло произойти? Перед глазами все поплыло, и я бы точно упала, если бы не реакция Десмонда успевшего подхватить меня за талию.
   -- Не прикасайся! -- вырвавшись из его рук, я отошла назад, не сводя с него взгляда, полного ненависти. -- Не смей до меня дотрагиваться, слышишь? Скажи, это действительно было весело? Держать нас за дураков, играючи направлять на ложный след и рассказывать небылицы. Надо же, а я ведь тебе поверила... Какая же идиотка. Радовалась, что наконец-то нашла кого-то, кто действительно может меня понять, родича, которого у меня никогда по-настоящему не было. А как оказалось, это все было тщательно спланировано. Как же ты мне противен!
   -- Ну-ну, девочка, полегче, -- Лилиан примирительно подняла вверх ладонь, -- не следует так разговаривать с будущим правителем людского рода, да к тому же, с собственным мужем. Тоже в будущем, разумеется.
   -- Что?!
   -- Что?!
   Наш с Даном сдвоенный вопль заставил женщину недовольно поморщиться. Резко выйдя вперед, Дантариэль угрожающе двинулся на полукровку.
   -- Что все это значит, Воин?
   -- О, все очень просто, -- вместо сына ответила Лилиан. -- Вы уже, наверное, знаете, что по венам Десмонда бежит кровь правящих, не так ли? Так вот, отцом моего мальчика является ни кто иной как Ронуэрт ля Риддоун, наш дорогой правитель. Вы удивлены? -- она с милой улыбкой прошлась взглядом по нашим ошарашенным лицам. -- Вижу, что да. Но от правды никуда не денешься. У Ридоуна больше нет сыновей, а это значит, что у Десмонда есть все права на престол и в скором времени он его получит, уж можете мне поверить. А после этого, ему понадобиться сильная и мудрая правительница и это место займешь ты, дорогая, -- она посмотрела на меня так, словно делала самое большое одолжение в жизни. -- Ты должна быть счастлива, что эта роль уготована тебе, прелесть моя, так как шанс встать во главе целого народа выпадает крайне редко. А уж Чувствующим или Воинам вообще никогда. Но ты как-никак дочь моей покойной сестры, да еще и обладаешь уникальным сочетанием сил. Прямо, как и мой мальчик. Поэтому я считаю, что из вас получится прекрасная пара, не так ли, дорогой?
   -- Ты как всегда права, мама, -- лицо полукровки не выражало никаких эмоций.
   -- Ну что ж, мне пора идти, еще столько всяких дел. До скорой встречи, дорогая, я обязательно навещу тебя, как только смогу, -- улыбнувшись мне напоследок, Лилиан легко вбежала по лестнице и остановилась на самом верху. -- И еще, Десмонд, не мог бы ты разобраться со своим гостем? Встретиться с наследным принцем Дарракши-Лан конечно весьма почетно, но не думаю, что от него будет какой-либо толк. Я вообще не понимаю, зачем ты его сюда притащил. Все, что было необходимо, чтобы заманить Рианоэль -- это его кровь, больше ничего. Надеюсь, ты исправишь свою ошибку до моего возвращения.
   -- Конечно, мама.
   -- Вот и хорошо, -- довольно вздохнув, женщина вышла наружу и оставила нас втроем.
   -- Так значит, это ты стоишь за развязыванием войны? -- Дан не спускал с полукровки взгляда. -- И убийства тоже твоих рук дело. Скажи, оно того стоило? Те несчастные в Огневиках, деревня Ориса, Видящая... Стоило их убивать ради того, чтобы взойти на престол? К тому же, еще не известно, что из этого выйдет.
   -- Ты пытаешься пробудить во мне совесть, Пьющий Жизнь? -- криво усмехнулся Десмонд и двинулся вперед. -- Уж тебе ли говорить мне об этом? Молва о жестокости Дарракши-Лан давно уже облетела весь свет, так что мои грехи по сравнению с тем, что творит твой род -- пустяк, детское развлечение. Разве не так?
   -- Мы никогда не убиваем своих!
   -- О да, вы придумываете нечто похуже, не так ли? -- подойдя вплотную к не двигавшемуся с места принцу, Воин перевел взгляд на меня. -- Тебе ведь однажды удалось увидеть его настоящий облик. Как ты думаешь, на что способен монстр подобный ему, когда использует всю силу? Не знаешь? -- видя, что отвечать я не собиралась, он мрачно усмехнулся. -- Ну так я тебе скажу. Один единственный Дарракши-Лан может истребить десятки деревень подобных Огневикам. А уж про правящий род и говорить нечего -- Аррткуры в этом деле настоящие мастера.
   -- Чего ты добиваешься? -- Дантариэль сжал кулаки и подался вперед.
   -- Все еще пытаешься быть героем, Дан? -- мужчина насмешливо покачал головой. -- Даже умирая, не собираешься сдаваться? Ну что ж, похвальное качество для мужчины. Мне нравится твой выбор, сестренка. Жалко лишь, что вам отведено так мало времени быть вместе. А ведь я тебе говорил, что нужно ценить каждое мгновение. Женщины, -- он усмехнулся, -- вы никогда никого не слушаете, а потом проливаете слезы над разбитыми мечтами.
   -- Заткнись, -- я была готова броситься на него с кулаками, если бы это хоть чем-нибудь помогло. Ярость сдавила грудь, мешая дышать, а отчаяние придало сил. -- Замолчи, иначе я...
   -- И что ты сделаешь? -- Десмонд насмешливо фыркнул, выразительно приподняв бровь. -- Твои способности здесь бессильны, оружия нет, да и сама ты не в лучшей форме после недавних событий. Что же касается твоего защитника, то ему осталось не больше пары часов до прогулки за Грань. Кровь Дарракши-Лан может лишь замедлить действие яда нежити, но не победить его. Так что я бы на твоем месте не тратил время понапрасну, ведь у вас его и так почти не осталось. Советую на этот раз прислушаться к моим словам, малышка, ведь другого шанса уже не будет.
   Никогда не думала, что смогу так кого-то ненавидеть. Десмонд ушел, вновь оставив нас в кромешной тьме, а вместе с ним ушла и надежда. Я знала, что полукровка говорил правду -- Дан умирал. Действие яда уже сказывалось все сильнее: дыхание принца стало неровным, лицо было белее снега, а на лбу сверкали бисеринки пота. И еще ему было больно. Нет, Дан и словом не обмолвился об этом, но не зря же я была Чувствующей. Хоть и без силы. Нет ничего страшнее беспомощности, нет ничего мучительнее безысходности, и ничто так не побуждает к жизни, как скорая смерть.
   -- Эль? -- Дан прикоснулся к моему плечу и, дождавшись когда я развернулась к нему, нежно дотронулся до щеки. -- Я справлюсь, все будет хорошо.
   -- Это не так и ты это знаешь, -- сжав его ледяную ладонь, я прикоснулась к ней губами. -- Я не могу тебя отпустить, Дан... Не позволю уйти за Грань.
   -- А кто сказал, что я собрался в логово Смерти? -- мужчина усмехнулся и прижал меня к себе. -- Я ведь уже говорил, что после того, как вновь нашел, ни за что тебя не отпущу. Или ты уже забыла наш разговор? Нет, лиарни, я не умру, еще слишком много нам нужно успеть, о многом стоит поговорить. Так просто ты от меня не отделаешься.
   -- Подожди-ка... -- я вспомнила, о чем думала перед приходом полукровки. -- Ты же Дарракши-Лан, Пьющий Жизнь! Самостоятельно с ядом тебе не справиться, но если добавить мою энергию к твоей...
   -- Даже не думай об этом! -- буквально зарычав от злости, Дантариэль отпрянул от меня и нервно заметался по замкнутому пространству, как дикий зверь, попавший в клетку.
   -- Но почему? -- эта идея нравилась мне все больше. -- Ты не хуже меня понимаешь, что такое яд нежити. Каким бы сильным ты ни был -- итог один. Твое сердце уже замедляет свой ход, кровь густеет в жилах, а по телу разливается смертельный холод, разве не так? -- он замер и облокотился о стену, но даже во мраке подвала я могла различить, как ушла прежняя легкость его движений. -- Я вижу твое состояние, более того, я его чувствую.
   -- Я никогда не применю свою силу к тебе и точка! -- в голосе мужчины проскальзывало отчаяние.
   -- Помниться ты это уже делал, когда насильно заставил меня уснуть на корабле, -- я сложила руки на груди и спокойно наблюдала за его метаниями. -- Так что же тебе мешает сделать это снова?
   -- Вот именно, что мешает? -- откровенная угроза в его голосе мне совсем не понравилась.
   -- Только попробуй меня усыпить, нэй Аррткур, и, клянусь, я достану тебя даже за Гранью! -- я медленно двинулась к нему, чуть прищурив глаза. -- Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Шансов выжить, без моей помощи, у тебя практически нет, а что в таком случае будет со мной? Об этом ты подумал? -- подойдя вплотную к напряженному принцу, я нерешительно прикоснулась к его руке. -- Не забывай свое обещание данное Лирице, ты обязан доставить меня к ней живой и здоровой, а для этого сам должен крепко стоять на ногах. К тому же, у меня совершенно нет никакого желания выходить замуж за предателя. Вот Вейн другое дело, но для этого нужно как минимум выбраться отсюда, -- я довольно улыбнулась, почувствовав, как мгновенно он подобрался, стоило лишь услышать мои последние слова, и постаралась придать голосу полную невозмутимость. -- Нет, Десмонд, конечно, тоже не плох, но всю свою жизнь соглашаться с его мамашей меня не радует. К тому же я против убийств, а они непременно будут сопровождать семью правителя, поэтому...
   -- Чего ты добиваешься?! -- наконец не выдержал Дарракши-Лан. Резко притянув меня к себе, он повернулся и прижал меня к холодной стене, впившись руками в плечи.
   Мужчину трясло от слабости и злости. Даже не видя выражение его лица, я ощущала исходившую от него ярость и боль. Да, я била по больному, намеренно выводя Дантариэля из себя, однако это было необходимо в данный момент. Он должен был бороться за жизнь, а не надеяться на собственные силы. Я не могла позволить ему из-за глупой гордости и беспокойства за меня навредить самому себе.
   -- Чего ты хочешь?! -- буквально прорычал Пьющий Жизнь, встряхнув меня, как куклу. -- Что, по-твоему, я должен сделать, убить тебя ради собственной жизни? Выпить досуха?!
   -- Просто очнуться и прекратить, в конце концов, все время за меня переживать, -- я спокойно выдержала его яростный взгляд. -- Кто говорит про все мои жизненные силы? Я не так слаба, как тебе кажется, Дан, не забывай, что мне удалось поддержать жизнь многих твоих родичей, а это о чем-то, да говорит. Уж одного Дарракши-Лан я как-нибудь осилю. Я лишь хочу помочь тебе справиться с ядом, ничего больше.
   -- Ты не понимаешь... -- в голосе принца слышалась неподдельная мука. -- Я могу не остановиться вовремя, а ты сама сейчас не в том состоянии, чтобы сопротивляться мне. Десмонд говорил правду, лишь один представитель нашего рода может истребить сотню людей за считанные минуты.
   -- Мы лишь теряем время, -- я обхватила его ладони своими и чуть сжала руки, -- и ты и я прекрасно знаем, что это единственный выход. Мне не выбраться отсюда самостоятельно, пока некто блокирует мою силу, а тебе не выжить без меня.
   -- Нет! -- он был непоколебим.
   -- Тьма тебя побери, Дантариэль, мы лишь теряем время!
   -- Вот именно, поэтому...
   Договорить он не успел, тяжело осев на пол. Я едва успела поддержать его безвольное тело и сама опустилась на землю. Слишком быстро... Ему оставалось катастрофически мало времени! Прижав дрожащую руку к ледяному лбу наследного принца, я глубоко вздохнула, заставила себя успокоиться и потянулась к соединяющей нас нити, оставшейся еще с прошлого моего осмотра. Сила Чувствующей упрямо молчала, но у меня уже не было времени на уговоры. В конце концов, я еще и Воин! Закрыв глаза, я погрузилась в некое подобие транса и попыталась ощутить кем-то поставленный блок. Лишь спустя пару секунд мне это удалось -- тоненькая, словно паутинка нить тянулась прямиком к моему сердцу и полностью растворялась в нем. Все верно. Эмоции -- основа силы Воина, сердце -- целителя. Ну погоди у меня, кто бы ты ни был! Ярость, боль, обреченность и лютая ненависть -- все слилось в единый вихрь, ударивший по блокирующей нити, вырвав ее с корнем, и отдачей прошедшийся по ее обладателю. Было больно. Нет, не так, это была такая мука, что на какое-то время я буквально забыла, как дышать. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, а по телу прошелся невыносимый жар, словно вся кровь в жилах превратилась в чистейший огонь. Радовало лишь одно -- тому, из-за кого мне было настолько паршиво, досталось не меньше.
   Едва отдышавшись и автоматически выставив защиту вокруг собственного разума, я с удовлетворением заметила, как возвращались привычные ощущения, и тут же вновь переключилась на лежащего в беспамятстве Дана. Это напомнило ситуацию трехлетней давности. Тогда, точно также он находился передо мной, опутанный сетью проклятья, теперь же это место занял яд, практически добравшийся до сердца. Но на этот раз только своей силой мне было не справиться. Слюна нежити для простого человека невероятно опаснее, чем для Пьющих Жизнь, а это означало, что я скорее погибла бы, нежели спасла Дантариэля, переняв его недуг на себя. Оставался лишь один путь.
   -- Дан... Дантариэль, открой глаза... Дан... -- приподняв его голову над полом, я попыталась привести его в чувство. -- Любимый, ну пожалуйста... Проклятье, Дантариэль, если ты сейчас же не очнешься...
   Принц не двинулся с места, лишь резко распахнул веки, оборвав тем самым меня на полуслове. Темно-синие глаза с сияющими звездами внутри. И взгляд, которым он меня одарил, принадлежал отнюдь не тому, кто совсем недавно боялся причинить мне вред. На меня смотрел умирающий Дарракши-Лан, которому была необходима энергия. Глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, я грустно улыбнулась выжидавшему мужчине и, наклонившись, поцеловала. Существовали различные способы обмена энергией, поцелуй -- один из них. Почувствовав, как напряглись губы Дана, как пальцы больно впились в мою плоть, как жадно поглощал он мою жизненную силу, я на миг испугалась. Но лишь на миг. Что бы Дантариэль ни говорил, он никогда не причинил бы мне вреда. Только не он. И чувствуя, как потяжелела от бессилия голова, как безвольно опустились похолодевшие руки, я полностью доверилась ему.
  
  

Глава 11

  
   Трясло. Сжав зубы, я резко вздохнула и постаралась побороть дурноту, однако это не помогло. Голова кружилась неимоверно и я была искренне благодарна Дану, за то, что он крепко прижимал меня к себе, не позволяя свалиться с коня. Интересно, как долго нам еще было ехать?
   -- Дан...
   -- Не хочу тебя огорчать, малышка, но я отнюдь не твой прекрасный принц, -- раздался прямо над ухом приглушенный голос Десмонда.
   Распахнув глаза, я резко дернулась от полукровки и мгновенно восстановила в памяти все последние события. За что и поплатилась.
   -- Останови... -- я прижала ладонь ко рту и прикрыла глаза, молясь про себя, чтобы всё вокруг перестало вращаться. -- Мне плохо... Я...
   Что-то прокричав ехавшим позади людям, Десмонд мгновенно придержал коня. Большего мне и не нужно было. Кое-как спрыгнув, чуть не свалившись под ноги уставшему животному, я, шатаясь и постоянно спотыкаясь, едва добежала до ближайших кустов. Как же было плохо! Прошло, наверное, не менее десяти минут, прежде чем я, наконец, смогла думать о чем-либо, кроме содержимого своего желудка и твердой земли под ногами.
   -- Ты в порядке? -- обеспокоенный голос Десмонда раздался совсем рядом со мной.
   -- А тебя это действительно так интересует? -- обернувшись, я одарила напряженного мужчину презрительным взглядом. -- Или наш дорогой будущий правитель решил играть роль примерного жениха?
   -- Прекрати, -- он словно окаменел и лишь игравшие на скулах жвалки выдавали его чувства.
   -- Простите, Ваше будущее Величество, я вовсе не хотела быть грубой, -- я улыбнулась уголками рта, мечтая об одном -- чтобы он исчез, испарился, либо просто убрался подальше с моих глаз. Почему-то сердце до сих пор предательски сжималось, при мысли о подлости этого мужчины.
   -- Эль... -- на миг в его взгляде промелькнуло какое-то чувство, что-то неуловимое. Показалось, что ему было также больно, как и мне. Но это ведь невозможно. Мгновенье прошло, и внезапно вздрогнув, Десмонд вновь стал, как прежде, абсолютно невозмутимым. -- Раз ты закончила, то советую поторопиться, если не хочешь, чтобы я выволок тебя отсюда. Мы спешим.
   -- Не беспокойся, я не доставлю тебе такого удовольствия, -- поднявшись на ноги, я какое-то время пыталась унять головокружение.
   Постояв с закрытыми глазами пару минут, я глубоко вздохнула и направилась к ожидавшим нас людям, обогнув не двигавшегося с места Воина. Странно... От полукровки исходило непонятное в данной ситуации ощущение заботы и переживания. Словно он беспокоился обо мне. Будто боялся чего-то. Выйдя на дорогу, я тут же впилась взглядом в вереницу людей и постаралась отыскать Дантариэля. Как он себя чувствовал? Я осталась жива, чему совершенно не удивлялась, но не это было главное -- Дарракши-Лан должен был выжить! Проходили секунды, но принц как в воду канул. Стало тяжело дышать. Дана среди всадников не было.
   -- Эль... -- положив руки мне на плечи, Десмонд несильно сжал ладони.
   -- Где он? -- едва слышно прошептала я.
   -- Действие яда оказалось сильнее, -- мужчина старался говорить мягко, словно опасаясь моей реакции. -- Мне действительно жаль...
   -- Это неправда, -- я резко отстранилась и, обернувшись, с ненавистью посмотрела на родича. -- Дан не мог умереть. Не мог, слышишь?! Я отдала ему свою силу... Он обещал бороться... Нет, не верю... Не верю!
   -- Эль... -- и вновь в голосе Деса послышалась мука, но на этот раз я даже не обратила на это никакого внимания.
   Тело словно одеревенело и отказывалось слушаться. Медленно пятясь назад, я не отрывала взгляда от подавшегося вперед полукровки. Этого не могло быть... Просто не могло... Голова странно опустела, а весь мир слился в одно сплошное пятно, и я бессильно опустилась на землю, не удержавшись на ставших ватными ногах. Нет, боги не могли быть настолько жестоки ко мне. Я уже и так слишком многих потеряла с самого младенчества, они не имели права забрать еще и его. Нет!!! Обхватив себя за плечи, я отчаянно пыталась понять, как это могло произойти, но мысли ускользали. Хотелось кричать, выть от боли и бессильной ярости, уничтожить все вокруг, вместе с ненавистными людьми, настороженно наблюдавшими за мной. Предатели. Безжалостные ублюдки. И они еще называли Дана монстром? Да Дарракши-Лан в сотню раз лучше любого из этих чудовищ! Дан... А я ведь так и не сказала ему главное, что люблю и всегда любила... Этого не может быть!
   -- Я не могу больше ее сдерживать. Дес, сделай что-нибудь, ее сила не поддается контролю!
   -- Что вообще происходит?!
   -- Дес!!!
   -- Приди в себя, Эль, -- голос Десмонда пробился среди окружавшего меня гула других голосов. -- Не забывай о том, что ты Чувствующая, малышка, а вы не можете убивать.
   -- Ты действительно в это веришь? -- я медленно подняла голову и вложила в свой взгляд всю испепелявшую меня ненависть. -- Думаешь, только вы способны на убийство?
   -- Успокойся, иначе сама погибнешь! -- Воин опустился возле меня, медленно придвинувшись ближе. -- Подумай о Лирице, что будет с ней, если тебя не станет? Тебе все равно не победить, ты же это прекрасно понимаешь и сама. Среди нас есть те, кто сильнее тебя в десятки раз и даже я не смогу остановить их, если ты не успокоишься.
   -- Мне все равно, -- прошептала я, почувствовав, как рухнул поставленный кем-то блок, и сила жаром разошлась по телу. -- Я не смогу без него... Это невыносимо. Невыносимо!
   -- Эль... -- он попытался дотронуться до меня, но был отброшен назад всполохом силы. -- Тьма тебя побери, Рианоэль, остановись!
   -- Это все ты... Он умер из-за тебя!!! Ненавижу!
   Не думая о последствиях, я ринулась на мгновенно поднявшегося полукровку. Я словно обезумела. Никогда еще не совершала столько неоправданных глупостей за раз. Десмонд был сильнее меня, вокруг толпились спешившиеся люди, готовые в любой момент придти ему на помощь, а я с каждой секундой все больше слабела. Но в этот момент меня не смог бы остановить даже смерч. Все, о чем могла думать -- месть.
   -- Одумайся, дуреха! -- Воин упрямо стоял напротив, выставив мощный щит, и сдерживал мои нападки. -- Я понимаю, как тебе больно, Эль, но таким способом ты ничего не решишь.
   -- Больно? -- в моем смехе проскользнули истерические нотки. -- О нет, это не то слово, которым можно описать, что я сейчас испытываю. У тебя когда-нибудь вырывали сердце, Дес? Вот это уже ближе к истине. Думаешь, я хочу что-то решить? Да мне плевать на тебя, этих людей и ваши угрозы! Хочешь, чтобы я успокоилась? Тогда верни Дана! Сможешь это сделать? -- дождавшись, пока он отведет взор, не выдержав моего взгляда, я зло прищурила глаза и двинулась вперед. -- Не можешь. Тогда и не проси меня успокоиться! -- мрачно усмехнувшись, я перестала сдерживаться и сняла все щиты. Уничтожить все... Смести с лица земли. Ненавижу!
   -- Прости... -- донесся до меня полувздох-полушепот, слетевший с уст Десмонда. Искреннее сожаление и мольба о прощении. -- Прости меня, малышка... Прости...
   Он предатель! Убийца! Лживый притворщик! Он... Я скорее почувствовала, чем поняла, что по моим щекам покатились слезы, а горло перехватило от рвущихся наружу рыданий. Полукровка действительно говорил искренне, я могла солгать кому угодно, сказав, что это не так, но как Чувствующая, точно знала, что мольба о прощении исходила из самого сердца мужчины. И от этого на душе стало еще хуже.
   -- Прости... -- он двинулся вперед и подошел ко мне вплотную. -- Я знаю, каково это, терять любимых. Но ты должна жить, Эль. Ради Лиры. Ты должна...
   -- Ненавижу... -- слова давались тяжело, а дышать становилось все труднее. -- Как ты мог? Как, Дес? Как?! -- почувствовав, как он обнял меня и крепко прижал к своей груди, я попыталась отстраниться, но сил уже не осталось.
   -- Тише, милая... Тише... -- он утешающе гладил меня по волосам, не выпустив из объятий.
   -- Ненавижу тебя! -- я прижалась к нему, едва сдерживаясь, чтобы не закричать от боли. -- Ненавижу!
   -- Знаю... Все знаю, -- его голос звучал глухо. -- Прости...
   -- Никогда, -- замерев, я открыла глаза и уставилась невидящим взглядом в черную кожу его куртки. -- Я никогда тебя не прощу, Десмонд.
   Он вздрогнул и что-то прошептал, но я этого уже не услышала, сдавшись под напором чужих эмоций. Он победил. А я слишком устала для бесполезной борьбы и мести. Дес был прав, я должна была жить, если не ради себя, то ради дочери. И Крила. Что будет с ним, если я не выберусь отсюда? Жизнь брата была завязана на мне, поэтому я не имела права и дальше делать глупости. Нужно было успокоиться. Позволить заблокировать свою силу. Стать на какое-то время марионеткой. А Дан... Нет, мне никогда уже было не забыть того, что случилось, и простить виновных я тоже не могла. С Дантариэлем ушла любовь и радость, счастье и желание жить. Погибло сердце, оставив лишь то, что принадлежало моей семье. То, чему я не имела право дать погибнуть.
   Словно во сне я ощутила, как бережно меня подняли на руки и куда-то понесли, ласково приговаривая что-то в спутанные волосы. Я словно оцепенела, позволив усадить себя на коня, и вновь прижалась к груди Десмонда, впившись непослушными руками в теплую ткань плаща, в который полукровка предусмотрительно завернул меня, как в кокон. Наверное, это нелепо -- плакать в объятьях врага, но мне было слишком плохо для того, чтобы скорбеть в одиночестве. Что бы ни произошло, но Дес был единственным знакомым мне здесь человеком. Родным и близким, даже не смотря на предательство.
   Не знаю, долго ли мы ехали и куда, собственно говоря, меня везли. Я совершенно потерялась во времени и не реагировала ни на редкие фразы Десмонда, ни на вопросы подъезжавших иногда людей. Я скорбела. Вскоре от меня отстали, так и не услышав в ответ ни единого слова.
   Наверное, я все-таки уснула, так как спустя какое-то время, открыв глаза, обнаружила вокруг высокие каменные дома и сновавших туда-сюда людей. Мы въехали в совершенно незнакомый мне город, чем-то отличавшийся от сотни уже виденных мной. Нет, дело было не в постройках или жителях, а в самой атмосфере. У каждого города, даже села или же простой деревеньки есть собственный дух, налет которого присутствовал и на людях, проживавших на их территории. Здесь я почему-то ощутила себя как дома, в теплых, ласковых и заботливых материнских руках. Город словно утешал и залечивал мои раны, давал спокойствие и умиротворение. На глазах вновь выступили слезы. Меркойн. Я узнала его сразу по этой атмосфере. Город полукровок, создавших свой маленький родной мирок подальше от всего остального мира.
   -- Добро пожаловать домой, малышка, -- тихо прошептал Десмонд, видимо прочитав мои мысли. -- Ты, наконец, добралась туда, куда так стремилась.
   "Да, действительно добралась", -- с горечью подумала я, -- "но какой ценой!"
   Рука полукровки, надежно прижимавшая меня к себе, не позволяя свалиться с коня, напряглась. Он явно это услышал.
   Ехать пришлось недолго, буквально минут через десять мы остановились возле двухэтажного особняка, которого обычным домом назвать было просто невозможно. Огромное строение буквально завораживало своим великолепием и, случись мне увидеть его еще несколько дней назад, я потратила бы немало времени, чтобы изучить каждую изящную статую, каждый узор на поразительном фасаде. Теперь же все это казалось мне невзрачным и тусклым, лишь красивой маской, скрывавшей зловонную гниль своих обитателей.
   -- Ну наконец-то! -- к нам по ступенькам парадного входа на удивление резво для своего возраста спустилась невысокая седовласая женщина, и по-матерински, ласково взглянула на Десмонда. -- Я уже волноваться начала, не случилось ли чего, а от тебя, негодник, даже весточки не дождешься.
   -- И я рад тебя видеть, Элана, -- Воин спешился и с необычайной нежностью и любовью обнял старушку. -- Все в порядке?
   -- Да что с нами сделается то? -- отстранившись, она с улыбкой потрепала его по щеке. -- Вот теперь и ты вернулся. Да еще и с гостями, -- с этими словами она бросила на меня заинтересованный взгляд. -- И кто же это милое создание?
   Позволив полукровке снять меня с коня, я тут же отстранилась и постаралась как можно увереннее стоять на дрожащих ногах. Мне было плохо, настолько, что я в серьез опасалась последующего за столь чрезмерным использованием силы, отката, но и дальше принимать помощь мужчины не было никакого желания. "Милое создание" даже не взглянуло на Элану, как назвал ее Десмонд, и полностью отстранилось от происходящего.
   -- Это Рианоэль, Чувствующая, про которую мы так много слышали, -- Дес попытался привлечь мое внимание, едва заметно подтолкнув навстречу женщине. -- Эль, позволь представить тебе Элану, моего самого верного помощника, друга и кормилицу. Она вырастила меня и знает как никто другой, поэтому прошу тебя быть с ней поласковей. Элана очень много для меня значит, -- в последнем предложении послышалась явная угроза, словно он всерьез опасался, что я могла чем-то навредить старушке.
   Смешно. Подняв глаза на полукровку, я выразительно усмехнулась, и перевела взгляд на внимательно следившую за нами женщину.
   -- Верный помощник? -- я скорее почувствовала, чем заметила, как напрягся Десмонд, верно поняв, что мог означать столь ласковый тон моего голоса. Да, милый, я буду послушной до поры, до времени, но любить и почитать своих врагов ты заставить меня не мог. А врагами я считала все твое окружение. -- Так значит, это она планирует очередные убийства? Или за ней закреплен основной план действия по завоеванию престола? Странно, в таком-то возрасте...
   -- Замолчи! -- вцепившись мертвой хваткой в мое предплечье, Воин резко дернул меня к себе. -- Еще одно слово, Эль, и я не посмотрю на нашу дружбу...
   -- Дружбу?! -- я искренне расхохоталась, даже не дав ему договорить. -- О какой дружбе ты говоришь, Дес? Друзья не похищают друг друга, и уж тем более, не убивают.
   -- Эль... -- его хватка усилилась.
   -- Успокойся, мальчик мой, -- Элана примирительно дотронулась до его руки, -- ты делаешь ей больно.
   Вздрогнув, полукровка удивленно посмотрел на кормилицу, после чего перевел взгляд на впившиеся в мою руку пальцы. Меня тут же отпустили.
   -- Я не хотел, -- он, с сожалением, едва дотрагиваясь, провел тыльной стороной ладони по покрасневшей коже, на которой уже начали проявляться синяки.
   Я не двинулась с места, лишь посмотрела на женщину, гадая, сколько она знала из того, чем занимался ее воспитанник. Судя по его реакции, не так уж и много.
   -- И кто же причинил тебе столько боли, девочка? -- она подалась вперед и, коснувшись моей щеки, внимательно заглянула в глаза. -- Столько чувств... Переживаний...
   Я медленно попятилась, не в силах оторвать взгляда от постепенно менявшихся глаз Эланы. Когда-то темно-синие, они с каждой секундой становились все светлее и светлее, пока, наконец, не стали небесно-голубыми, практически слившимися с белками. Глаза Видящей. Наблюдать за этими переменами было жутко, но еще страшней оказался сам взгляд, проникший в душу и не оставивший надежды утаить что-либо от прорицательницы. Тоже полукровка. А что, собственно говоря, я ожидала от Меркойна?
   -- Прекратите, -- я заставила себя остановиться и с вызовом вздернула подбородок. -- Это лишь мои мысли, чувства и переживания, и Вам в них делать нечего.
   -- Ну-ну, девочка, -- улыбнувшись, она на секунду отвела взгляд и снова посмотрела на меня уже абсолютно нормальными глазами, -- я вовсе не хотела тебя злить. Просто это так грустно, когда видишь подобную бездну в душе столь юного существа. Чувствующие должны служить жизни, а не смерти, но именно о ней ты сейчас мечтаешь, не так ли?
   -- А разве вас это должно волновать? -- с удивлением отметив, каким испуганным внезапно стал Десмонд, я лишь усмехнулась и сложила дрожащие руки на груди. Хотелось лечь и уснуть, или хотя бы что-нибудь поесть, чтобы хоть как-то поддержать собственные силы. -- Кому какая разница, о чем я думаю и мечтаю?
   -- А разве у тебя нет смысла жить? -- Элана упрямо сверлила меня взглядом.
   -- Возможно есть, -- усмешка соскользнула с моего лица, -- вот только разговаривать об этом с Вами я не собираюсь.
   -- Хм... -- нахмурившись, она перевела задумчивый взгляд на Десмонда. -- Следует правильно выбирать свой путь, мальчик мой, как и способы его достижения. Надеюсь, ты это понимаешь. Некоторые принятые тобой решения могут кому-нибудь серьезно навредить, так что будь готов к ответственности за свои действия. Именно этому я тебя всегда учила и, надеюсь, ты хорошенько усвоил урок, -- дождавшись его утвердительного кивка, Видящая заметно расслабилась. -- Вот и чудненько. А теперь думаю, нам нужно поспешить в дом, пока эта бедняжка еще может самостоятельно держаться на ногах. И какой смысл было тратить столько сил? Как бы ни стало еще хуже...
   Причитая и все время, с беспокойством оглядываясь на меня, Элана поспешила к главному входу. Не успела я и шага сделать следом за ней, как меня подхватил на руки мрачный, как туча, Воин и быстро понес, не слушая никаких возражений. Странные они оба. Я никак не могла понять поведение полукровки: по его же словам, он стоял за похищением и рядом нападений, лично передал меня в руки нежити, а Дана... Нет, про него думать я пока не могла. Но почему же тогда Десмонд так переживал за мое состояние, чем объяснялся тот испуганный взгляд, когда Видящая упомянула про смерть? Не понимала... И Элана. Я была груба, старательно выводила из себя напряженного Воина, но она, казалось, не восприняла ничего из сказанного мной всерьез, заглянув глубоко в мое сердце и сделав собственные выводы. Но меня это не слишком волновало. Интересное состояние. Я словно находилась между двумя мирами, застряв где-то посередине. С одной стороны, я понимала, что необходимо было продолжать жить и бороться за свободу и счастье, за возможность вернуться домой, к дочери. А с другой... Мне как никогда прежде захотелось уйти за Грань. И желание это было настолько сильным, что на мгновение даже стало страшно. Лира... Как же мне сейчас было необходимо обнять свою малышку, прижать крепко-накрепко к груди и уже никогда не отпускать. Мое сокровище. Маленький, но самый крепкий якорек, привязавший меня к миру живых.
   -- Эль... -- Десмонд резко остановился посреди длинного коридора. -- Не надо так. Твои мысли...
   -- Что, не нравится? -- криво усмехнувшись, я закрыла глаза и положила раскалывающуюся от боли голову ему на плечо. -- Тогда не считывай. А уж если не можешь -- терпи.
   -- И что это ты там встал? Сам же видишь -- ей с каждой минутой только хуже становится, -- окликнула нас с порога одной из комнат Элана. -- Совсем уморил девчонку!
   -- Уже бегу.
   Войдя в просторную и светлую комнату, Дес тут же направился к внушительных размеров постели и аккуратно уложил меня поверх покрывала, обеспокоенно коснувшись тыльной столоны ладони сначала моего лба, потом щеки и шеи.
   -- Проклятье! Элана, у нее жар!
   -- И без тебя знаю, -- Видящая оттеснила мужчину от постели и присела рядом со мной, держа в руках несколько разноцветных пузырьков. -- Ты бы лучше к матери зашел, пока она весь дом на уши не поставила.
   -- Она уже добралась? -- казалось, полукровку это не очень-то и обрадовало.
   -- Да что ей сделается то? -- презрительно поморщилась женщина и поднесла один из сосудов к моим губам. -- Давай девочка, выпей, не зря же я Людвигу за этим аж на чердак посылала.
   -- Яд? -- сил моих хватило лишь на кривую усмешку.
   -- Ага, -- старушка выразительно посмотрела на меня, -- самый сильный и быстродействующий.
   -- Ну тогда давайте, -- выдохнула я.
   Вкус жаропонижающего настоя я узнала сразу, и, закрыв глаза, устало вздохнула, почувствовав, как медленно начинали действовать лечебные травы. Голоса полукровок отдалились, веки, словно налились свинцом, а собственное тело и разум полностью сдались под давлением последних событий.
   Я спала. Наверное, это действительно был сон, так как наяву Дантариэль не мог уже стоять передо мной и с тревогой во взгляде разглядывать каждую черточку моего лица. Чудесный и прекрасный сон. Ну и пусть. Пусть не наяву, не в реальном мире, но я вновь могла видеть его прекрасные глаза, слышать голос и ощущать прикосновения. Это было все же лучше, чем совсем ничего. Не теряя времени даром, я бросилась к нему в объятия, впилась руками в плечи и крепко прижала к себе. Не отпущу. Только не снова.
   -- Лиарни... -- в голосе Дантариэля сквозила тоска. -- Лиарни...
   -- Живой, -- приподняв голову, я обхватила ладонями его лицо, лаская кончиками пальцев бледные щеки, аристократический нос, уголки губ, -- живой...
   Приподнявшись на цыпочки, я припала к его губам, вложив в поцелуй все отчаяние, терзавшее мою душу, всю боль, ядом разъедавшую сердце, всю нежность, страсть и любовь. Этот поцелуй кружил голову, заставлял бешено стучать рвущееся из груди сердце. Дантариэль целовал меня с неистовой, ненасытной жадностью. Мучительное, дразнящее ощущение близости на грани отчаяния. На мгновение наши губы разъединились. Но лишь на мгновение. Не дав мне передышки, он снова завладел моими губами, целуя так, словно желал завладеть душой.
   -- Эль... -- с видимым трудом оторвавшись от моего рта, он прижался лбом ко лбу и ласково очертил кончиком пальца контуры моих губ. -- Что же ты творишь, любовь моя?
   -- Целую тебя, разве не понятно? -- я счастливо улыбнулась.
   -- Уж это-то я заметил, -- довольно усмехнувшись, он запустил руку в мои волосы, -- И, поверь, не имею ничего против. Но я говорил вовсе не об этом. Ты должна беречь себя, лиарни, не важно, с тобой я или нет, ты должна думать о будущем, о Лирице. Разве не ты напоминала мне об обещании, данном малышке? Кажется, теперь пришла моя очередь приводить в порядок твои мысли.
   -- Я не смогу без тебя, Дан, -- в горле встал ком от непролитых слез, которые я едва могла сдерживать. -- Я слишком люблю тебя, чтобы потерять.
   -- И я тебя люблю, лиарни, -- Дарракши-Лан еще крепче сжал объятия, -- люблю больше собственной жизни. Именно поэтому ты должна бороться до конца. Не припомню, чтобы ты когда-нибудь так легко сдавалась, это совсем на тебя не похоже, Эль. Пообещай мне, что не будешь больше плакать, а сделаешь все ради того, чтобы вернуться домой живой и невредимой.
   -- Я... -- как назло, непрошенные слезы все же покатились по щекам.
   -- Пообещай, Рианоэль, -- настойчиво повторил Дантариэль, чуть отстранившись от меня и заглянув в глаза. -- Я должен быть уверен, что ты, наконец, очнулась и пришла в себя, девочка, что прекратишь делать глупости.
   -- Обещаю, -- я стойко выдержала его взгляд, прекрасно понимая, что он прав.
   -- Вот и умница, -- тут же смягчившись, он невыносимо медленно и нежно прикоснулся губами к моему рту, даря ласку и разжигая настоящий пожар чувств. -- А теперь повтори то, что сказала чуть раньше.
   -- Что? -- голова слегка кружилась, и я не сразу поняла, что он что-то сказал.
   -- Тот момент, где ты, наконец, призналась мне в своих чувствах, -- легкими поцелуями он медленно проводил дорожку от моих век до шеи.
   -- Люблю тебя, -- притянув его лицо к себе, я заставила посмотреть себе в глаза. -- Я так боялась, что уже не смогу тебе этого сказать. Я люблю тебя, Дантариэль, любила все эти года, и буду любить всегда.
   -- Конечно будешь, -- во взгляде принца было столько чувства, что у меня невольно затрепетало сердце. -- Ты принадлежишь мне, любовь моя, не забывай об этом. А теперь тебе пора просыпаться.
   -- Что? -- я замерла, не совсем понимая, о чем он говорил.
   -- Ты уже набралась достаточно сил, лиарни, -- Дарракши-Лан нехотя отстранился и отошел на пару шагов назад. -- Тебе пора возвращаться.
   -- Но... -- я подалась вперед, желая остановить, но он непоколебимо покачал головой и с сожалением взглянул на меня.
   -- Просыпайся, дорогая. Просыпайся...
   -- Проснись, девочка, ну проснись же! -- взволнованный женский голос настойчиво проник в мое сознание и вырвал из объятий сна, возвратив в реальный мир. -- Проснись, Чувствующая, слышишь меня? О, боги, да что ж это такое-то?! Ну же девочка, не пугай меня так.
   -- Что случилось? -- мой голос был таким тихим и слабым, что пришлось вновь повторить вопрос, прежде чем Элана его услышала.
   -- Слава богам, ты очнулась, -- облегченно выдохнув, пожилая женщина присела рядом со мной на постель и обеспокоенно потрогала ладонью мой лоб, проверив, есть ли жар. -- Ты лежала неподвижно больше четырнадцати часов, даже дышала так незаметно, что нам приходилось несколько раз проверять, бьется ли твое сердце. Ну и напугала же ты меня, девочка!
   -- Со мной все хорошо, -- я медленно села и, потерев ладонями лицо, с удивлением ощутила на щеках влагу. -- Я плакала?
   -- Да, -- ответила Видящая, с сочувствием взглянув на меня. -- Слезы были едва ли ни единственным признаком того, что ты еще жива.
   -- Понятно, -- решительно выдохнув, я опустила ноги на пол и обернулась к полукровке. -- Я могу что-нибудь поесть?
   -- Вот это мне уже нравится, -- она довольно улыбнулась и подошла к двери, выглянув в коридор, после чего отдала указания показавшейся в проходе девушке. -- Придется еще немного потерпеть, -- вернувшись, Элана указала на глубокую, стоявшую на будуаре, расписную чашу с водой, больше по форме напоминавшую маленький тазик. -- Думаю, тебе захочется сначала умыться.
   -- Спасибо, -- я поднялась с кровати и с удовольствием опустила руки в прохладную воду.
   Умывание заняло пару минут, после чего, вымыв с помощью женщины голову, я переоделась в любезно поданное ею платье. На душе больше не было той сумятицы, вызванной смертью Дана. Я словно очнулась от сна, твердо зная, чего хотела и как этого добиться. Сон... Я не знала, что именно помогло мне вновь увидеть Пьющего Жизнь, была ли это Грань или какое-то другое место, но это почему-то вселило в меня не только физическую силу, но и поддержало силу духа. Он был прав, я должна была жить. А еще, сдержать два данных обещания и обязательно вернуться домой. А оплакать любовь можно было и позже, когда все останется позади. Как и отомстить.
   Робкий стук в дверь прервал мои размышления и заставил обернуться: в комнату прошла молоденькая девчушка и, поставив огромный поднос с едой на стол, мышкой выбежала обратно в коридор, успев бросить на меня испуганный взгляд. Странная здесь была прислуга. Складывалось ощущение, что они чего-то боялись.
   -- А ты наблюдательная, -- заметила Элана, внимательно проследив за выражением моего лица.
   -- Вы тоже имеете какое-то отношение к Правящим? -- наложив себе всего и побольше, я мельком взглянула на женщину.
   -- С чего ты это взяла? -- казалось, она действительно удивилась.
   -- А разве не они у нас славятся умением читать чужие мысли?
   -- Тю... -- насмешливо протянула она. -- Так разве для того, чтобы заметить очевидное, необходимо быть Правящим? Для этого нужно лишь обладать мозгами и уметь ими пользоваться.
   -- И чего же они боятся? -- поев, я принялась утолять голод совершенно другого рода -- информационный.
   -- Правильный вопрос: "Кого?"
   -- Десмонд так не любит своих людей? -- я искренне удивилась.
   -- Мда... Возможно я поспешила, сделав столь лестные выводы о твоем интеллекте, -- видящая укоризненно зацокала языком. -- С чего бы им бояться этого мальчишки, которого знают с самого детства?
   -- Тогда Лилиан?
   -- А вот это уже намного ближе к истине, -- во взгляде женщины было столько презрения, что мне невольно стало интересно, а так ли уж она поддерживала свою хозяйку, как я думала изначально. -- Эх, девочка, не все ответы лежат на поверхности, и не все происходит именно так, как мы то видим. Или же думаем, что видим, -- полукровка пронзила меня загадочным взглядом. -- А бывает и так, что мы просто не хотим замечать очевидные детали, погрузившись в ворох более значимых для нас проблем.
   -- Так, по-Вашему, я что-то упустила?
   -- Кто я такая, чтобы намекать тебе на подобное, -- она почтительно склонила голову, однако хитрый блеск темно-синих глаз не смог ввести меня в заблуждение.
   -- Вот именно это я и хочу выяснить, кто Вы такая, Элана, -- я поднялась из-за стола и медленно подошла к ней, -- друг вы мне или враг? Ни секунды не поверю в то, что вы понятия не имели о делах Десмонда и его мамаши, но и к моей дорогой тетушке любовью явно не пылаете. Эти люди причинили мне слишком много боли, чтобы я делала вид, будто смогу когда-нибудь их понять и простить, поэтому даже не буду и пытаться. Но почему-то мне кажется, что Вы больше поддерживаете меня, чем хозяев этого дома.
   -- Думаешь переманить меня на свою сторону? -- женщина сложила руки на груди и одобрительно улыбнулась. -- А ты молодец, быстро пришла в себя и начала действовать. Что могу сказать? Ты права, я действительно категорически против того, к чему стремится эта сумасшедшая, более того, прекрасно понимаю твою боль. Мне тоже довелось потерять родного человека в этой бессмысленной войне. Однако ты не учла одного -- Десмонд для меня все равно, что родной сын, против него я не пойду. Но и тебе мешать не стану.
   Многозначительно указав на дверь, Элана вышла из комнаты и оставила ее нараспашку. Я несколько опешила. Это что же получалось: Видящая не хотела мне помогать, но и сдерживать не собиралась? Выглянув в длинный коридор, я невольно поежилась, поразившись его размерам. Подумаешь, академия была намного больше, и шансы заблудиться в ней явно превышали здешние, поэтому волноваться не имело смысла. По крайней мере, я на это надеялась. Оглянувшись по сторонам, я вышла из комнаты. Что делать дальше я не знала, но в одном была уверена -- для начала необходимо было выбраться из этого проклятого дома и как-нибудь передать весточку брату, потерявшему всякую связь со мной после блокировки моей силы. А там уже будь что будет.
  
  

Глава 12

  
   Коридоры, коридоры, коридоры... Казалось им не было конца! В голову невольно лезли отнюдь не утешительные мысли, и, после многочасового блуждания, я уже начала сомневаться, что когда-нибудь вообще смогу выбраться отсюда. Изнутри особняк оказался намного больше, чем снаружи, что весьма меня заинтересовало -- никогда не видела подобного. Но интерес интересом, однако, в моей ситуации несоответствие масштабов оказалось огромной проблемой. Первый час или около того я боялась, что меня кто-нибудь обнаружит, второй -- что случайно натолкнусь на тетку или одного из ее свиты, в третий же просто мечтала о встречи с любым живым существом. В конце концов, не выдержав, я решила отдохнуть и уселась на пол, облокотившись спиной о стену. Больше так продолжаться не могло. Времени оставалось все меньше и меньше, вскоре должны были обнаружить мою пропажу, если уже не хватились, а я до сих пор не нашла ни выхода отсюда, ни способ передачи весточки Крилу. Проклятье, ну почему я не умела перемещаться также как Рейна?! Стоп. Рейна!
   Буквально подскочив на месте, я поднялась на ноги и помассировала пальцами виски, расхаживая туда-сюда по пустынному коридору. Судя по тому, что она до сих пор не появилась ни в подвале, ни здесь, то найти меня Посланнице что-то мешало. Не удивительно, учитывая, что Десмонд прекрасно знал, кем она являлась на самом деле. Однако... Посланница появлялась перед человеком, если тому угрожала смертельная опасность. Судя по всему, мне такая опасность не грозила ни тогда, ни теперь. Значит, придется это исправить. Мой план был настолько отчаянным и опасным, что на какое-то мгновение я по-настоящему испугалась. А что, если не выйдет? Ведь Рейна не появилась даже тогда, когда погиб Дантариэль. Почему она не почувствовала смерть Дана? Было лишь два варианта: либо ей что-то мешало, либо принц был все-таки жив. Глубоко вздохнув, я решительно заставила собственное сердце успокоиться. Нет, нельзя было позволить себе так заблуждаться, надеясь на лучшее. Это было бы слишком больно.
   Запретив себе подобные мысли, я задумалась над тем, что хотела сделать. Связаться с Рейной можно было лишь двумя путями: попасть на Грань, либо оказаться в шаге от нее. И то и другое было слишком рискованно для меня после потери Дантариэля. Зов мог оказаться настолько притягательным, что удержаться я бы не смогла. Но, даже рискнув, просто так к госпоже Смерти мне было не попасть, для этого необходимо было либо провести ритуал, либо на самом деле практически умереть. Типичная ситуация: что такое "не везет" и как с этим бороться! Ингредиентов для проведения ритуала у меня, естественно, не было, а умирать не очень-то и хотелось. Хотя было еще кое-что, нечто такое, о чем знал лишь крайне узкий круг Чувствующих. Одно из свойств нашей сущности, про которое наставники молчали, оберегая своих учеников. Но не Грейгор. Зная, что Грань я посещала чаще всех родичей вместе взятых, он давно уже рассказал мне о связи целителей с обителью Смерти. Мы слишком близко приближались к Грани, даже когда просто лечили больных, однако обычные Чувствующие, в отличие от меня, запретную линию не пересекали, слишком высоко ценя собственную жизнь. Но бывали случаи, когда даже самый трусливый и малодушный целитель оказывался перед затруднительным выбором: побороться за жизнь человека или же опустить руки. И делал выбор в пользу Грани. Обычно это происходило, если в беде оказывался кто-то из семьи или друзей. В такой ситуации не было времени на ритуал, а перенимать на себя состояние другого человека ни один Чувствующий, кроме меня, не мог, и тогда они обращались к одной из наших скрытых сторон. К способности входить в глубокий транс. Настолько глубокий, что он больше походил на некое подобие смерти, и выйти из него не всякому было под силу. Уж точно не мне, после потери стольких сил. Проклятье, знал бы наставник, о чем я сейчас думала -- непременно выдрал бы как маленькую девчонку! Да я и сама не горела желанием первый раз в жизни испробовать на себе этот древний и опасный способ. Более того, я отчетливо помнила обещание, данное во сне Дантариэлю. Я обязательно должна была вернуться домой. Вот только выбора у меня не было. Однако и безрассудно надеяться лишь на свои силы я не собиралась. Самостоятельно мне было не очнуться. Ну что ж, вот и пригодилась не способность Десмонда блокировать мои мысли. Ощутить, как далеко от меня находился полукровка, я не могла, но надеялась, что должно было пройти не слишком много времени, прежде чем он смог бы меня отыскать.
   " -- Надеюсь, сейчас ты меня слышишь, женишок" -- я старалась думать как можно громче, если такая формулировка вообще была применима к мыслям. -- "Судя по всему, вам с мамочкой я все-таки нужна живой и здоровой, а раз так, то советую поспешить. И еще... Какой бы дрянью ты ни был, Дес, но я почему-то не верю, что ты позволишь мне умереть. Наверное, я действительно дура, раз собираюсь доверить свою жизнь тому, кто однажды меня уже предал. Но говорят, что дуракам везет..."
   Легкий озноб, пробравший до самых костей и отголоском панического ужаса отозвавшийся в той части меня, что принадлежала к Воинам, возвестил о том, что Десмонд мое сообщение все же получил. Тем лучше. Вновь опустившись на прежнее место, я легла и прижалась ухом к прохладному полу. Закрыла глаза. Тихо. Спокойно. Хорошо. Медленно расслабились все уставшие мышцы, а разум опустел, изгнав непрошеные мысли из головы. Умиротворение и полный покой.
   Музыка... Какая же красивая и завораживающая музыка. Открыв глаза, я села и огляделась вокруг в поисках источника невероятно прекрасной мелодии. Ничего, кроме белоснежных просторов и густого молочного тумана. Грань. Место, куда я так стремилась попасть. Место, где мне впервые было так невыносимо находиться.
   -- Эль? -- раздался издалека голос Рейны. -- Эль!!! -- не прошло и пары секунд, как взволнованная девушка, словно небольшой тайфун, буквально налетела на меня. -- Ну наконец-то! Мы так переживали! Как ты? Почему здесь? Ты ранена?!
   -- Тише, -- надеясь хоть как-то остановить этот поток эмоций, я подняла руки и дотронулась до непривычно оживленной Посланницы, -- со мной все в порядке, я здесь лишь для того, чтобы связаться с тобой.
   -- Это здорово, -- она облегченно вздохнула, но тут же снова нахмурилась. -- Где вы находитесь? Почему я не могу пробиться ни к тебе, ни к Дану или Десмонду? И вообще, ты хоть представляешь, что вы наделали, когда ушли, никому ничего не сказав? Да Крил там просто с ума сходит от беспокойства! Шилинэр как заведенный твердит, что случилось что-то плохое, говорит, что чувствует, как над их принцем нависла угроза. А Нисса не может заснуть уже которую ночь подряд. Эль, что происходит? -- мудрый взгляд черных, как ночь, глаз девушки казалось, прожигал меня насквозь. -- Только не надо повторять, что ты в порядке, я же вижу, что это не так, что что-то случилось.
   -- Случилось, -- я на мгновенье замолчала и усилием воли заставила себя не прислушиваться к усилившейся в ушах мелодии. -- Дес оказался сыном правителя, наметившимся занять его место, именно они с мамочкой стоят за нападениями, а нас попросту водили за нос. Это если в двух словах, но на более подробный рассказ, боюсь, времени у меня нет. Мы сейчас в Меркойне, надолго ли, и куда двинемся дальше, да и двинемся ли вообще -- не знаю. Как к нам добраться -- тоже. Я почти ничего не помню из того, что было в пути, даже, сколько это заняло времени.
   -- Понятно, -- протянула Посланница, -- Возможно, Дан что-нибудь запомнил? Он ничего не говорил?
   -- Не говорил, -- я поджала колени к животу и закрыла ладонями уши, в тщетной попытке заглушить зов. -- Он уже ничего не скажет. Дантариэль погиб.
   -- Что? -- девушка замерла. -- Ну-ка повтори, что ты только что сказала. Что ты имеешь в виду, говоря, что он...
   -- Не глупи, Рейна, уж тебе ли ни знать, что это означает? -- я стиснула зубы, едва держа себя в руках. -- Его укусили. Нежить. А противоядия от их яда не было, и нет. Я думала, что он сможет победить, ведь Дан -- нечисть, но...
   -- Подожди, Эль... Этого не может быть! -- вскочив, Посланница заметалась вокруг меня. -- Я бы почувствовала! Я бы смогла к вам пробиться! Это невоз... Эль?! -- вскрикнула подруга и, упав передо мной на колени, схватила меня за прижатые к ушам руки. -- А ну-ка посмотри на меня. Вот так... Что происходит?
   -- Извини, -- прошептала я, -- не думала, что он будет таким сильным.
   -- Кто? -- Рейна несильно меня встряхнула. -- Это зов, не так ли? Ты его слышишь?
   -- Я всегда его слышу, вот только так, как сегодня -- впервые.
   -- Это из-за Дантариэля? -- напряженно спросила подруга. -- Ты его слышишь?
   -- Нет, просто музыка, -- тихо ответила я, покачав головой. -- Прекрасная музыка, влекущая к себе. Я не знаю, сколько еще смогу выдержать.
   -- Уходи отсюда, -- она мгновенно поднялась и протянула ко мне руки, чтобы помочь подняться. -- Все, что нужно, я теперь знаю, а остальное выясним позже. Зов слишком опасен.
   -- Знаю, -- ответила я, невесело усмехнувшись, и обхватила руками себя за талию, оставшись сидеть на белоснежном полу, -- вот только уйти самостоятельно отсюда не смогу. Сил не хватит.
   -- Но как...
   -- Вся надежда на способность Десмонда привести меня в чувство, -- перебила я Посланницу и покачала головой, увидев, что та собиралась задать вопрос. -- Не спрашивай, слишком долго объяснять. Лучше побудь немного со мной. Надеюсь, что немного.
   Спасибо Рейне, она больше ни о чем не спросила, лишь присела рядом, потянула меня на себя, уложив мою голове себе на колени, и успокаивающе погладила по волосам. Вот для чего нужны были подруги. Как бы мне ни было плохо, но знание того, что я была не одна, и чувство поддержки от родного существа внушало уверенность в собственных силах.
   -- ... несносная, противная девчонка, все-таки решившая свести меня с ума! -- донесся до нас обрывок фразы Десмонда. -- Ну почему тебе нравится так рисковать, а? Хочешь моей смерти? Я понял -- это месть! Проклятье, да открой ты глаза! Эль... Эль, девочка, я не хотел, чтобы так получилось. Честно не хотел... Если бы мы знали... Проклятье, да он же меня на части порвет, если с тобой что-нибудь случится! -- полукровка явно паниковал не на шутку. -- Это все моя ошибка. Послушай, Чувствующая, приди в себя. Немедленно! Или я за себя не ручаюсь. Не хочешь? -- голос мужчины дрогнул. -- Ну тогда пеняй на себя.
   Щеку обожгло болью, и я резко вскочила на ноги, моментально сбросив с себя оцепенение, вызванное зовом. Он что, ударил меня?!
   -- Эль? -- рядом поднялась Посланница. -- Что происходит?
   -- Я убью его... -- сжав от злости кулаки, я быстро пошла туда, откуда исходил голос Деса. -- Нет, честно, я ему этого так просто не оставлю!
   -- Эль! -- удивленно окликнула меня подруга, едва поспев за мной. -- Это Десмонд?
   -- Ты разве не слышишь? -- я остановилась и непонимающе посмотрела на девушку.
   -- Нет, видимо ощущать и слышать его можешь только ты, -- ответила она, покачав головой. -- Ну раз так, то все в порядке и мне лучше уйти.
   -- Ты...
   -- Не отчаивайся, Чувствующая, -- она подошла ко мне и ободряюще коснулась моей руки, -- мы очень скоро тебя найдем. Все будет хорошо.
   -- Я знаю.
   Уверенно кивнув, я отстранилась, и, отвернувшись от подруги, направилась на голос полукровки, в котором уже прослеживались нотки самой настоящей истерики. Ну, женишок, я тебе сейчас устрою!
   -- Эль... Рианоэль, очнешься ты, наконец, или нет?! Это было последним предупреждением, дальше последует ледяной душ...
   -- Как бы тебе самому под него не попасть, -- хрипло пробормотала я, приходя в себя, и отстранила от своего лица холодные руки мужчины. -- Отойди.
   -- Ты в порядке? -- он чуть отодвинулся, но не ушел. -- Что, тьма тебя побери, все это значит?! Ты хоть представляешь, что я пережил, получив послание и обнаружив твое бездыханное тело?!
   -- Ничего, переживешь, -- спокойно ответила я, чуть презрительно усмехнувшись. -- Сам кашу заварил.
   -- Эль...
   -- Успокойся, Дес, умирать я не собираюсь, не для того тебя предупреждала, -- оборвала я полукровку и аккуратно поднялась на ноги с небольшой софы. Странно, когда это я успела тут оказаться? -- Где мы?
   -- С чего бы мне отвечать на твои вопросы, если мои ты успешно игнорируешь? -- Десмонд поднялся на ноги и, облокотившись о каменную стену, сложил руки на груди. -- Знаешь, мне порядком надоел этот цирк, малышка. Все время беспокоиться о тебе, спасать, вытягивать из неприятностей... Может, прекратишь уже вести себя как ребенок и начнешь думать, прежде чем с головой окунуться в новые проблемы?
   -- Мои новые проблемы -- это ты, дорогой, -- я мило улыбнулась и с интересом огляделась по сторонам.
   В небольшом помещении царил полумрак, однако свет от трех зажженных свечей, стоявших на небольшом столике, давал возможность, как следует рассмотреть окружавшие нас предметы. А их было совсем немного: высокий, до потолка книжный шкаф, битком заставленный книгами, софа, с которой я недавно поднялась, резной стул и стол, а также широкое кресло, расположенное напротив софы. Окон не было вообще, что навело на мысль о подвале. Но какой смысл был устраивать небольшой кабинет в таком мрачном месте?
   -- Твоя обитель? -- я говорила холодно и безжизненно, стараясь не показывать эмоций.
   -- Моя, -- мне ответили тем же.
   -- Мрачновато.
   -- Зато спокойно, -- он пожал плечами и впился в меня пронзительным взглядом. -- Никто кроме меня не знает про это место.
   -- О, так мне открыли самое сокровенное? -- язвительно спросила я. -- И чем, интересно, я заслужила подобную честь быть избранной? Или просто показываешь свои владения будущей жене?
   -- А почему бы и нет? -- тон Десмонда внезапно стал жестким и холодным. -- Раз уж ты все равно принадлежишь мне, неплохо было бы показать тебе мои любимые места. Чтобы знала, где лучше не показываться.
   -- Поверь, милый, ничто не доставит мне большего удовольствия, чем вообще не видеть твою физиономию.
   -- Боюсь, что с этим как раз могут возникнуть небольшие проблемы, -- выпрямившись, он медленно двинулся на меня, как дикий кот, подкрадывавшийся к своей жертве. Такой же грациозный и... опасный. -- Видишь ли, в обязанности жены входит постоянно находиться рядом со мной, а это значит, что придется тебе привыкать к моему обществу, дорогая. Или предпочитаешь, чтобы я звал тебя лиарни?
   Лиарни. По сердцу словно полоснули острым ножом, и моя рука помимо воли взлетела к лицу полукровки. Раздался звонкий хлопок, а за ним последовала гробовая тишина. Я замерла, прижав ноющий кулачок к груди, и не отрывала взгляда от медленно покрасневшей щеки мужчины, на которой даже при свете свечей можно было рассмотреть отчетливый отпечаток ладони.
   -- Ну что ж, --протянул он, дотронувшись пальцами до щеки, -- я это заслужил.
   -- Мерзавец... -- я не могла поверить в подобную жестокость мужчины. -- Какой же ты мерзавец.
   -- Кажется, мы это выяснили уже давно, не так ли? -- резко отвернувшись, он обошел меня и направился к столу. -- Тебе бы стоило к этому привыкнуть, Рианоэль.
   -- И как я могла не замечать этого раньше? -- глубоко вздохнув, я попыталась немного успокоиться.
   -- Вот именно, как? -- тихо пробормотал Десмонд и наполнил стоявший на столе стакан янтарной жидкостью из полупустого графина. -- Даже странно.
   -- Для чего тебе весь этот переворот? Власть? Деньги? -- решив не обращать внимания на его слова, я направилась к шкафу с книгами. Интересно, чем же увлекался будущий правитель?
   -- Скорее последнее, -- раздался позади меня задумчивый голос Воина. -- Ты, как никто другой, должна понимать, каково это, когда от тебя отрекаются самые близкие люди.
   -- Отнюдь, -- я остановилась и уставилась невидящим взглядом в довольно старые потрепанные книги, -- от меня никто и не отказывался. Если ты не помнишь, то мои родители пожертвовали собственными жизнями ради моего будущего. Единственные, кто меня не принял, были Воины, и в частности твоя мать. Которая, как я теперь вижу, вовсе тебя и не покидала. Или я не права?
   -- Тебе так не нравится Лилиан? -- он уклонился от ответа.
   -- А разве она вообще должна мне нравиться? -- удивилась я и, развернувшись, посмотрела на полукровку. -- Давай-ка подумаем: по вашей вине погибли сотни ни в чем не повинных людей, среди которых было немало моих друзей и приятелей. А также оказались и Дан с госпожой Друсиллой. Не знаю, каково тебе живется с таким грузом на шее, но я бы уже давно не выдержала. Хотя, в тебе же нет крови Чувствующих, а значит, и стремления ценить жизнь.
   -- Из твоих слов выходит, что я настоящий монстр, -- процедил сквозь зубы мужчина, медленно двинувшись ко мне.
   -- Почему сразу монстр? -- я сделала вид, что удивилась. -- Просто подлец. Подлый, амбициозный мерзавец, не знающий чувства благодарности и искренней любви.
   -- Я, правда, такой? -- неожиданно грустно спросил он, остановившись на пол пути. -- Надеюсь, что все-таки нет. Знаю, что у тебя есть все причины ненавидеть и презирать меня, малышка, но надеюсь, ты все же сможешь поверить в то, что я не желаю тебе вреда. Действительно не желаю. Поэтому какое-то время ты проведешь здесь.
   -- Что? -- я ошарашено уставилась на него. -- Но как же комната...
   -- Никуда не денется, можешь не переживать, -- чуть насмешливо произнес Десмонд, и одним глотком осушив бокал, направился к двери. -- Так больше не может продолжаться. Возможно, ты все это и выдержишь, но я -- нет. Каждый день слышать твои мысли, ощущать, как ступаешь по лезвию ножа и знать, что во всем этом есть моя вина... Хватит. Здесь ты будешь в безопасности, это пока все, что я могу позволить себе сделать, а позже будет видно.
   -- О чем ты говоришь? -- я подалась к Воину, пытаясь разобраться в его путаной речи и уловить суть. -- Что все это значит?
   -- Забудь, это не так уж и важно, -- Десмонд повернулся ко мне, остановившись возле двери, и внимательно посмотрел мне в глаза, словно пытаясь что-то сказать лишь взглядом. -- Потерпи немного, скоро все закончится.
   Не дав мне опомниться, он вышел из кабинета и плотно притворил за собой дверь. Послышался звук захлопнувшейся задвижки. И как это было понимать? Я так и осталась стоять возле шкафа, недоуменно уставившись в запертую дверь, и пыталась понять, что здесь только что произошло. Поведение Десмонда было не просто противоречившим, оно на самом деле было странным. Настолько, что я почувствовала, как медленно, но верно, в душе прорастало зерно сомнения в его стремлении к власти. Так ли он жаждел занять место отца, как считала Лилиан, или же все это было лишь притворством? Не знаю почему, но на какой-то момент мне показалось, что Десмонд специально пытался вывести меня из себя, заставить ненавидеть и презирать. Но почему? Зачем все это было нужно, если в следующий миг мужчина сходил с ума от беспокойства за мою жизнь? А в том, что это было действительно так -- я не сомневалась. Должна же быть хоть какая-то причина. Проклятье!
   Запустив руки в волосы и убрав их с лица, я несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Спокойно... Нужно было успокоиться... Взгляд наткнулся на оставленный Десмондом графин, а на губах медленно расползлась довольная улыбка. Кажется, я придумала, что могло мне помочь.
   Графин опустел на удивление быстро, оставив после себя ощущение неудовлетворенности. Хмуро посмотрев на последние капли, я недовольно вздохнула. Нет, ну почему все хорошее так быстро заканчивалось? Несправедливо! Голова приятно опустела, и я в который раз порадовалась, что запасы алкоголя у полукровки отличались завидным качеством и вкусом. Грейгор бы оценил это по достоинству. Попытавшись подняться со стула, где удобно устроилась, подобрав под себя ноги, мне пришлось ухватиться за стол, чтобы не упасть. Мда, а жидкость-то оказалась крепковатой для моего ослабшего организма. Кстати, а что это было? Хотя, какая разница, надо было бы достать еще! Осмотрев комнату и придя к выводу, что убрать бутылку либо еще один графин можно было только в шкаф, я отлипла от деревянной поверхности и, слегка покачиваясь, медленно двинулась вперед.
   Полочки, полочки, книги, много книг на полочках... Мысли разбегались, как тараканы, а глаза, наоборот, упрямо смотрели в кучу. Нет, и все же было безумно интересно, что такого я выпила, чтобы так опьянеть с трех стаканов? На вкус жидкость была сладковата, но не слишком, да и аромат приятно ласкал обоняние, но на вино совершенно не походило. Подойдя, наконец, к шкафу, я ухватилась за край одной из верхних полок и, постаравшись удержать равновесие, взглянула на ее содержимое. Трактаты по философии, история нашего мира, бесценные труды по описанию иерархии и политическому укладу. Ого, а сынок правителя времени то зря не терял! А это что? Роман? Ну хоть что-то интересное! Абсолютно позабыв о первоначальной причине своего набега на бедный шкаф, я потянулась за приглянувшейся мне книгой и машинально ступила на нижние полки. Шкаф как-то подозрительно накренился и, не удержавшись, я повалилась на пол. Словно со стороны я наблюдала, как одна за другой редкие и крайне ценные книги попадали вслед за мной, а деревянная громадина с полками полетела прямо на меня. Испуганно закричав, я прикрыла голову руками и выставила вперед левое плечо. Секунда. Две. Удара так и не последовало. Выждав еще нару мгновений, я решила приоткрыть глаза и еле сдержалась от повторного крика, замерев под взглядом темно-синих глаз со зрачками в форме звезд. Дан?! Дан!!! Крепко зажмурившись, я изо всех сил замотала головой в разные стороны и, дождавшись, когда пол и стены вокруг меня перестанут меняться местами, снова посмотрела перед собой. Никого. Неужели показалось?
   В коридоре послышались шаги, и дверь открылась, явив передо мной явно удивленную Элану, которая держала перед собой поднос с едой, источавшей шикарнейшие запахи. Мне подурнело.
   -- Это кто ж тут такое устроил?! -- буквально ворвавшись в кабинет, женщина быстро прошла к столу и, поставив свою ношу, неодобрительным взглядом прошлась по валявшимся книгам. -- Ох, бедненькие, и досталось же вам от этой девчонки.
   -- Это мне от них досталось, -- пожаловалась я и, подавшись вперед, спросила, -- А Вы, случайно, когда подходили, никакого мужчину не заметили?
   -- Мужчину? -- удивилась Видящая. -- Какого мужчину?
   -- Ну... -- я задумалась, пытаясь представить наследного принца Дарракши-Лан. -- Красивого, смелого, честного, любящего, с жутким характером и прекрасными глазами.
   -- Ох, деточка, попался бы мне такой идеал, так уж поверь, не пропустила бы, -- усмехнулась она и подняла с пола упавшие книги, принявшись расставлять их по местам.
   -- Ну нет... -- пьяно протянула я, наморщив нос. -- Он мой! Был. Или есть? Ой, я запуталась!
   -- Эх, не пила бы ты, детонька, -- присев рядышком, Элана обняла меня за плечи, устроив голову у себя на груди, и ласково потрепала по голове. -- Вином горе не зальешь, оно лишь сердце растревожит, да душу другим раскроет. А когда душа нараспашку, сама ведь знаешь, что этим и недобрые люди воспользоваться могут.
   -- Как Вы? -- грустно спросила я, чуть повернув голову, чтобы видеть ее лицо.
   -- Ба... -- удивленно протянула Видящая. -- Так какой же из меня нехороший человек?
   -- Верно, никакой.
   -- Ну спасибо и на этом, -- улыбнулась она.
   -- Что здесь произошло?!
   Отстранившись от женщины, я заинтересовано посмотрела в сторону двери, откуда раздался разъяренный рык Десмонда.
   -- О, женишок пожаловал!
   -- Это кто тут женишок? -- Элана удивленно посмотрела на застывшего на пороге мужчину.
   -- Почему мои книги на полу? -- зло сверкнув на меня глазами, полукровка прошел в кабинет, оставив дверь настежь, и несколько обескуражено оглядел устроенный мной погром. -- Эль, ты чем здесь занималась?!
   -- Ду... ду... -- нахмурившись, я попыталась выговорить вертевшееся в голове слово, но оно, как назло, отказывалось поддаваться.
   -- Думала? -- любезно подсказала Элана.
   -- Дура, -- сквозь зубы протянул Дес.
   -- Духовно обогащалась! -- выдала я и довольно улыбнулась, заметив, как сжались от ярости кулаки бывшего друга.
   -- Какого... -- тут он, наконец, заметил пустой графин.
   Минут пять мужчина не мог произнести ничего, кроме ругани, и лишь метался по кабинету, как запертый в клетке зверь. Останавливался, смотрел на меня, и снова продолжал движение, шипя сквозь зубы все, что обо мне думал.
   -- И что мне прикажешь с тобой делать? -- успокоившись, Десмонд угрюмо посмотрел сначала на меня, а потом обернулся к закончившей с уборкой кормилице. -- Лилиан просила привести ее в гостиную.
   -- В ее-то состоянии? -- усмехнулась Видящая, покачав головой. -- Девочке на свежий воздух надо, а не к мамаше твоей на растерзание.
   -- И все же выбора у нас нет. Проклятье! Вставай, Эль, нам надо идти, -- с этими словами мужчина наклонился ко мне и помог подняться. -- Вот так. Не знаю, что хочет от тебя эта стерва, но советую помалкивать и не вступать в спор.
   -- Когда это я спорила? -- совершенно искренне удивилась я, вцепившись в его руку, чтобы устоять на подкашивавшихся ногах. -- Ой, что-то мне нехорошо.
   -- Нечего было столько пить, одного стакана вполне хватило бы.
   -- Сам виноват, не надо было добро на видном месте оставлять, -- я лишь пожала плечами в ответ на его бормотание. -- Это ты, между прочим, меня запер.
   -- Знаю, знаю, -- пробормотал Воин, помогая мне добраться до двери.
   -- А почему только стакан? -- я немного запоздало обратила внимание на его последние слова.
   -- Это не важно, иди.
   -- А Элана тоже пойдет? -- спросила я и остановилась на пороге, посмотрев на женщину.
   -- Конечно...
   -- Даже не надейся, -- оборвала воспитанника Видящая. -- Сам дров наломал -- теперь расхлебывай. И девочку не вздумай давать в обиду.
   -- Обидишь ее, как же, -- хмыкнул он, после чего тяжело вздохнул и вновь потянул меня за руку. -- Нам пора, Эль, Лилиан долго ждать не умеет.
   -- По всей вероятности, тебе это передалось от нее, -- возмущенно протянула я и, окинув последний раз взглядом кабинет, невольно отметив, что шкаф стоял немного неровно, словно кто-то его подвинул, начала подниматься по винтовой лестнице перед Десмондом.
   Хмель потихоньку выветривался из головы, возвратив способность мыслить здраво, чему я была безумно рада. Мы шли по лабиринтам коридоров, постоянно, то сворачивая, то поднимаясь по лестницам, то, наоборот, спускаясь. И так до бесконечности! Я уже было подумала, что мы заблудились, и полукровка таким способом пытался отыскать дорогу обратно, либо же специально тянул время, позволяя мне хоть немного протрезветь, как, остановившись, он указал на одну из дверей.
   -- Нам сюда, -- он постучал, потянул за ручку и чуть отошел в сторону, позволив мне войти первой. Точнее практически втолкнул в светлую комнату, обставленную с большим вкусом и шиком.
   -- Ну наконец-то, я вас уже заждалась, дорогие мои, -- из мягкого кресла к нам навстречу грациозно поднялась Лилиан. -- Сын сказал, что ты плохо себя чувствовала после приезда, -- она с тревогой во взгляде, насквозь пропитанным фальшью, посмотрела на меня. -- Надеюсь, теперь тебе, милая, уже лучше.
   -- Надеяться всегда полезно, -- усмехнувшись, я вырвала руку из сжавшихся пальцев полукровки, прошла вглубь комнаты и опустилась в освободившееся кресло. -- Ты хотела меня видеть? -- намеренно перейдя на "ты", я откинулась на спинку и закинула ногу на ногу, снизу вверх чуть насмешливо посмотрев на новоявленную родственницу. -- Чем же я заслужила подобную честь?
   -- На твоем месте, я бы поубавила сарказма в голосе, радость моя, -- от доброжелательности во взгляде женщины не осталось и следа, -- ты не в том положении, чтобы позволять себе лишнее.
   -- Да? -- притворно удивилась я. -- А в каком же я положении? По твоим же словам, получается, что будущее мне готовит стать женой правителя, разве не так? В таком случае, именно твое положение несколько пошатнется, радость моя, -- мстительно усмехнувшись, я с удовлетворением отметила, как зло сузились глаза Лилиан, как только я скопировала манеру ее речи.
   -- Решила со мной поиграть? -- мельком взглянув на напряженного сына, она приблизилась ко мне. -- Не советую.
   -- Ну что ты, как можно, тетушка! -- исходившая от женщины аура ненависти была настолько сильна, что я невольно поежилась. И все-таки не зря я выпила, иначе не сидела бы спокойно перед этой гарпией! -- Уверяю, у меня и в мыслях не было во что-либо с тобой играть. Детство ведь уже прошло. По крайней мере, у тебя-то точно.
   -- Ах ты дрянь!
   Щеку обожгло кипятком, и в какой-то момент я поняла, что находилась в воздухе, а потом раздался грохот, и спину пронзила острая боль.
   -- Прекрати!
   Испуганный крик Десмонда раздался словно издалека, и, опершись рукой о пол, я чуть приподнялась и с трудом вздохнула. Сильные, однако, у меня были родственнички. Подняв взгляд, я с удивлением обнаружила, что пролетела пол комнаты, отброшенная одним лишь взглядом Лилиан, и теперь лежала возле окна. Повезло еще, что не в него выбросили.
   -- Ты смеешь ее защищать? -- посмотрев на вставшего между нами сына, Лилиан окинула его подозрительным взглядом. -- Не замечала прежде в тебе подобного человеколюбия. Или же эта девчонка тебе понравилась? Неужели любовь?
   -- Не говори ерунды, -- презрительно фыркнул Дес и кивком головы указал на меня. -- Ты действительно веришь, что у меня могут проснуться чувства к такой, как она? Отнюдь. Но мне нужен наследник, которому не будет равных по силе, а для этого, боюсь, Чувствующая мне еще пригодится.
   -- Если дело лишь в этом, мой мальчик, то я легко смогу найти ей замену, -- к женщине вновь вернулось хладнокровие. -- Уверена, что среди здешних девушек найдется масса желающих оказаться в твоей постели.
   -- Не сомневаюсь, -- пробормотал полукровка, однако тон его оставался непреклонным, -- вот только той силой, что мне нужна, обладать они уже не будут. Рианоэль единственная в своем роде, что бы ты ни говорила.
   -- И все равно, я не собираюсь терпеть подобное отношение.
   -- Остынь, Лилиан, -- слева от нас раздался смутно знакомый властный мужской голос, -- мальчик абсолютно прав. А вот тебе следовало бы лучше держать себя в руках. Посмотри, что ты наделала.
   Появившись словно из ниоткуда, в центр комнаты вышел высокий представительный мужчина. Возраст незнакомца трудно было определить, но явно не молодой, однако и старым назвать его было нельзя. Красивый, что можно было заметить невооруженным глазом, и безумно опасный. Казалось, в каждом его движении, взгляде, манере говорить, сквозили властность и скрытая угроза. Вот его-то я по-настоящему испугалась.
   -- Позвольте принести Вам свои извинения, госпожа, -- дойдя до меня, он с необычайной легкостью и грацией, что весьма редко встречалась у мужчин, наклонился и помог мне встать, не позволив отстраниться. -- Надеюсь, Вы в порядке?
   -- Со мной все хорошо, благодарю, -- я потерла спину, на которую пришелся удар, и осмотрительно прикусила язычок. Что-то подсказывало мне, что с этим человеком лучше было держать себя в руках и контролировать каждое слово. Даже если действие алкоголя еще не прошло.
   -- Возможно, Вам лучше присесть, -- незнакомец указал на близко расположенные кресла. -- Некоторые уроки бывают весьма болезненными. Однако именно они лучше всего усваиваются на будущее.
   -- Можете не сомневаться, я это запомню, -- открыто встретив его взгляд, я осталась стоять на месте, рядом с Десмондом.
   -- Хм... -- во взгляде мужчины промелькнуло уважение. -- Я буду этому лишь рад. Но нас так и не представили друг другу, поэтому позвольте мне сделать это самому. Ричард ля Риддоун, главный советник нынешнего правителя.
   -- И как давно среди приближенных к правителю стали появляться полукровки? -- стараясь не показывать своего изумления, я сложила руки на груди и потупилась.
   -- И почему Вы решили, что я полукровка? -- пытливо спросил мужчина.
   -- Чувствую, -- нахмурилась я и внимательно оглядела его с ног до головы, стараясь не встречаться взглядом. -- Даже без своей силы я способна ощущать истинную суть людей, и уж тех, в чьих жилах течет кровь разных Гильдий почувствовать смогу без проблем.
   -- И все-таки Десмонд был прав, дорогая, она уникальна, -- задумчиво проговорил советник, повернувшись к Лилиан. -- Вот только... -- он не договорил и внезапно впился в меня пристальным взглядом.
   Я пошатнулась, не выдержав столь мощной атаки. Голову будто сжали в тисках, причиняя страдания, и я наверняка бы упала, не подоспев вовремя Десмонд, подхвативший меня под руки.
   -- Прекрати, это моя ошибка, -- Воин усадил меня в кресло и решительно вышел вперед, закрыв своим телом. -- Не следовало оставлять в комнате графин с вином, зная, в каком состоянии она находится после смерти Дарракши-Лан.
   -- Так это тебя мне следует наказать? -- мрачно спросил Ричард.
   -- А ты посмеешь? -- тем же тоном ответил ему Дес. -- Не забывай, что я не уступлю тебе ни в силе, ни в знаниях, ни во владении мечом.
   -- Что происходит? -- я решила подать голос, чтобы хоть как-то разобраться в происходившем. -- Дес...
   -- Тебя это не касается, -- твердо отрезал мужчина, бросив на меня предостерегающий взгляд, после чего вновь обратился к Правящему. -- Еще раз позволишь себе такой выпад, Ричард, и я вынужден буду ответить. Надеюсь, ты понимаешь, чем это может обернуться для тебя, -- что-то зловещее почувствовалось в этих словах и, судя по тому, как отступил на шаг советник, угроза была не шуточная. -- Ты и так контролируешь ее силу, полностью обезоружив перед нами, не вижу ничего страшного в том, чтобы на пару часов оставить ее мысли в покое.
   -- Ты специально это подстроил? -- на удивление спокойным тоном поинтересовалась Лилиан.
   -- Отнюдь, -- расслабился Десмонд и присел на подлокотник моего кресла, с мягкой улыбкой посмотрев на мать. -- Мне, в отличие от Ричарда слышать ее мысли никакой алкоголь не мешает, но ты даже не представляешь себе, с каким удовольствием я поменялся бы с ним местами. Боюсь, что в представлении своей будущей жены я далеко не герой.
   Я изо всех сил старалась не высовываться и внимательно ловила каждое сказанное слово. И с каждой секундой понимала, что запутывалась все больше и больше. Значит, Десмонд оставил тот графин не случайно, более того, делал все для моей защиты. Почему? Я не знала, но дала себе слово обязательно выяснить. Больше всего в данный момент меня волновал Правящий, чересчур пристально приглядывавшийся к Воину. Кулаки сжались помимо воли. Так вот почему его голос показался мне таким знакомым -- именно он просил Деса успокоить меня в пути. Тогда я сломала поставленный им блок, но вынуждена была уступить, теперь же так легко сдаваться я не собиралась. Но как же меня беспокоило напряжение, возникшее между мужчинами! Я до сих пор помнила быструю и точную атаку Ричарда на мой разум и опасалась, что нечто подобное он мог испробовать и на Десмонде. Проходили секунды, минуты напряженной тишины и я точно почувствовала тот момент, когда советник действительно поверил полукровке. Не знаю, был ли то внутренний разговор Правящих, или же мужчину убедила непоколебимая выдержка Воина, но кивнув, он отступил на шаг и перевел взгляд на меня.
   -- Кажется, мне следует извиниться перед Вами, госпожа Рианоэль, -- он чуть склонил голову в поклоне. -- Надеюсь, Вы не затаите обиды.
   -- Ну что Вы, -- в том же приторно-сладком вежливом тоне протянула я, мило улыбнувшись, -- не в моих правилах таить обиды, мне привычней сразу же мстить.
   Ауч! Незаметно потерев покрасневшее место на предплечье, за которое меня бесцеремонно ущипнул Десмонд, я мысленно пообещала себе вернуть ему все вдвойне.
   -- В этом мы с Вами весьма похожи, -- вернул мне улыбку Ричард, однако его вариант выглядел куда более зловеще.
   -- Ну что ж, -- задумчиво протянула я, -- теперь, по крайней мере, понятно, почему Видящие не смогли разоблачить истинных зачинщиков войны. Ни крови Воинов, ни Чувствующих я в Вас не ощущаю, а значит остаются лишь две гильдии, к которым Вы можете относиться. Мне только интересно, как правитель не сумел заметить прямо у себя под носом полукровку. Или же он знает?
   -- Отнюдь, -- покачал головой Ричард, -- Ронуэрт даже понятия не имеет, что я могу принадлежать к двум разным гильдиям. Более того, про Меркойн ему тоже абсолютно ничего не известно.
   -- Но ведь госпожа Друсилла...
   -- Эта старая дура слишком много знала, -- недовольно поморщившись, Лилиан подошла к окну и распахнула тяжелые створки, впустив в комнату холодный воздух. -- Все послания должны доставляться сначала советникам, а уж те, передают их правителю. Но ее это не устраивало. Как же, статус приближенной к правителю всегда предоставлял слишком много свободы, за что она и поплатилась.
   -- Так вот почему вы убивали этих людей... -- я отвернулась и уставилась невидящим взглядом в пустоту, мысленно переваривая полученную информацию. -- Но причем здесь я? -- я вновь посмотрела на тетку. -- Для чего нужна была моя смерть? К общению с Ронуэртом я никогда не стремилась, и больше всего на свете хотела спокойной жизни.
   -- Боюсь, что Вы недооцениваете свое значение в этой войне, госпожа Рианоэль, -- пройдя к стоявшему напротив меня креслу, Ричард опустился на подушки и несколько снисходительно на меня посмотрел. -- Народ считает Вас своей спасительницей, символом надежды. Вы легенда нашего времени, Чувствующая, способная спасти целую расу. Символ перемирия и единения разных народов. Если бы Вас не стало, усилились бы народные волнения, да и Дарракши-Лан не остались бы безучастными. Что нас очень устраивало, -- он внимательно следил за выражением моего лица. -- Но Вам удалось спастись, более того, даже когда Десмонд вызвал воронку во второй раз, Вам каким-то образом удалось выжить. И, честно говоря, мы были этому рады, так как оказалось, что наш мальчик воспринимает Ваши мысли и чувства, как свои собственные, и вероятность того, чтобы он последовал бы за Вами на Грань, была достаточно высока. А он слишком ценен для нас, чтобы так рисковать.
   Правящий еще что-то говорил, но я уже не слушала, ошеломленно замерев на месте и не в силах заставить себя даже посмотреть на того, кого еще недавно считала братом. Вот почему он ни разу не проявил при мне силу Воина -- опасался, что я узнаю тот же след, что почувствовала в вихре тьмы. Однако кое-что в голове у меня все же не укладывалось -- тот же след я почувствовала и в Огневиках, на растерзанных телах, но судя по реакции Воина, он подобного не ожидал. Да я была просто уверена, что он понятия не имел про нападение на деревню! Так сыграть было попросту невозвожно. Просто невозможно.
   -- Но ведь в деревне его не было, -- так и не посмотрев на напряженного полукровку, я решила задать мучавший меня вопрос. -- Я точно знаю, что Дес не мог добраться до Огневиков раньше нас и вновь вернуться так, чтобы никто об этом не узнал. Но след был свежий.
   -- След? -- заинтересовано поинтересовалась Лилиан.
   -- Налет силы, оставшийся на телах, -- нехотя пояснила я, -- он был такой же, что я чувствовала, когда побывала в воронке, да и само нападение очень походило на тот же вихрь.
   -- Ну что ты, -- довольно хохотнула женщина, -- та деревенька полностью моих рук дело. Несчастные, они не захотели добровольно отдать нам заехавших к ним министров -- пришлось наказать. Возможно ли такое, что у матери с ребенком схож этот отпечаток силы? Впрочем, не важно, -- быстро проговорила она, -- в любом случае вызывать эту воронку не в моей власти, это, так сказать, побочный эффект слияния кровей.
   Слушая, каким довольным тоном, Лилиан рассказывала о тех зверствах, что совершила, я не могла даже пошевелиться. Перед глазами встало окровавленное тельце маленького мальчика, который только-только начал жить и радоваться каждому дню. Не прощу. Никогда не прощу этой твари того, что она сделала. Она ответит за каждую пролитую каплю крови. Может не сейчас, ни сию минуту, но когда-нибудь я обязательно заставлю ее заплатить за все.
   -- У Вас там были родные или знакомые? -- от проницательно взгляда Правящего не укрылось мое состояние.
   -- К счастью нет, -- я с трудом заставила себя говорить, -- но это абсолютно ничего не меняет. Никогда не думала, что смогу кого-нибудь так люто ненавидеть, но вы меня этому научили, -- мой голос был тих и спокоен, полная противоположность тому, что я сейчас испытывала. -- Вы за это поплатитесь.
   -- Возможно, -- не стал отрицать Ричард, -- в жизни все бывает. Однако не Вы заставите нас платить.
   -- Ты слишком высокого о себе мнения, милочка, -- недовольно проговорила Лилиан. -- Не тебе нас судить, лучше уж о себе побеспокойся, ведь в данный момент ты полностью находишься в наших руках. Лишь одно мое слово -- и ты будешь умолять о прощении. Ты очень ошибаешься, если думаешь, что Десмонд будет все время тебя опекать, напротив, мой мальчик просто ненавидит таких, как ты, высокомерных цыпочек, думающих, что весь мир должен лежать у их ног.
   -- Мне кажется, или это именно твой портрет? -- едко спросила я.
   -- Ах ты...
   -- Госпожа! -- оборвал Лилиан испуганный женский крик. -- Госпожа! Госпожа! -- спустя мгновение в комнату вбежала молоденькая девушка, которую я видела в отведенной мне комнате. -- Госпожа! -- она ринулась к замершей у окна женщине. -- Там... Там...
   -- Прекрати истерику и объясни, в конце концов, что случилось!
   -- Там... того... все в крови... Ох, сколько же крови, госпожа! Сколько крови!
   -- Кто в крови? Что происходит? -- было видно, что Лилиан уже начала терять терпение. -- Да успокоишься ты, или нет?!
   -- Дык... это... -- испугано пробормотала девушка, -- мужчины наши, которых Вы недавно куда-то отправили, -- по ее щекам покатились слезы. -- Папка там мой... и брат... Ой, что делается то, госпожа, что делается! Они ж никому зла не причиняли, а их того... на телегах привезли... Ох, госпожа... -- упав на колени, убитая горем девушка громко разрыдалась.
   -- Вот дура! -- в сердцах крикнула женщина, и брезгливо оттолкнув служанку, посмотрела на Ричарда. -- С нее толку мало, придется самой посмотреть, о чем она тут хнычет.
   -- Я отдам указание усилить охрану, а ты взгляни на раненых и узнай, кто это мог сделать, -- быстро Правящий поднялся с места и поспешил к двери. -- Да, кстати, Десмонд...
   -- Я запру ее в комнате, а потом присоединюсь к вам, -- оборвал его полукровка и схватил меня за локоть, заставив встать на ноги. -- Не хватало еще, чтобы она умудрилась сбежать в этой суматохе.
   -- Верно, -- кивнул Ричард. -- Тогда буду ждать тебя во дворе. Надеюсь, ничего серьезного, -- пробормотал он и скрылся в коридоре, уводя за собой Лилиан.
   -- Поторопись, -- бросил мне мужчина и, подтолкнув вперед, заставил прибавить шагу. -- Быстрее, иначе мы не успеем.
   -- Боишься опоздать на свои похороны? -- я попыталась выдернуть руку из его железной хватки. Безрезультатно. -- Не волнуйся, без тебя не начнут.
   -- Я понимаю, как ты, наверное, должна меня ненавидеть, но, к сожалению сейчас не место и не время выяснять отношения, -- он почти бежал, таща меня за собой, как на буксире. -- Нужно доставить тебя в безопасное место.
   -- Ах да, я уже и забыла, что невероятно ценна для тебя. Как кобыла -- производитель.
   -- Так, все, с меня хватит! -- резко остановившись, он схватил меня за плечи и встряхнул так, что у меня даже зубы клацнули. -- Да, я подлец, мерзавец, каких свет не видывал, и ты меня люто ненавидишь -- это мы уже поняли! А теперь очень прошу тебя, Эль, заткнуться и молча пойти со мной. Сейчас здесь такое начнется, что лучше бы тебе, без своей силы, не высовываться. Обещаю, что выслушаю все, что ты обо мне думаешь, и приму любое наказание за все свои действия. Но позже, как только все закончится. Поняла? -- он еще раз встряхнул меня, но уже слегка и, с непонятным страхом оглянулся вокруг. -- Ты меня поняла?!
   -- Да, поняла.
   -- Вот и отлично, -- с облегчением выдохнул мужчина, -- а теперь побежали.
   Ото всюду раздавались крики людей и топот ног, пару раз нам встретились испуганные работники, но Десмонд больше ни на секунду не останавливался, лишь замедлял шаг, когда я в очередной раз оступалась. Легкие горели огнем, но чувства страха и волнения, исходившие от мужчины, заставляли двигаться вперед и не оглядываться по сторонам. Однако в какой-то момент я поняла, что бежали мы не наверх, в отведенную мне комнату, а вниз, к кабинету, откуда недавно пришли. Неужели Десмонд хотел запереть меня там? В месте, без окон, без возможности выбраться в случае грозившей мне опасности! Я попыталась остановиться. Выругавшись, он резко развернулся и, наклонившись, закинул меня себе на плечо, крепко обхватив под коленями.
   -- Пусти! -- прокричала я, попытавшись вырваться, и возмущенно замолчала, ощутив увесистый шлепок по мягкому месту.
   -- Не прекратишь упрямиться, точно выпорю!
   Не прошло и двух минут, как все еще онемевшую от возмущения меня, внесли в темный кабинет и поставили на пол рядом со взволнованной Эланой. Раздался глухой звук. Ну что ж, мне действительно удалось заставить Воина врасплох. Потерев ушибленные костяшки пальцев, я с мрачным удовлетворением наблюдала, как Десмонд аккуратно ощупывал челюсть и поморщился от боли.
   -- И что на этот раз тебе не понравилось? -- медленно произнес он.
   -- Ты специально привел меня именно в это место? -- не обратив внимания на удивленную женщину, я с ненавистью во взгляде посмотрела на полукровку. -- Туда, откуда даже спастись невозможно?
   -- Да, -- спокойно ответил он, -- я специально привел тебя сюда, так как это самое безопасное для тебя место во всем доме. И если ты все же немного успокоишься и подождешь, то сама в этом убедишься!
   -- О чем это ты?
   Вместо ответа Десмонд указал почему-то на шкаф, и, обернувшись, я едва удержалась на ногах от изумления, увидев стоявшего рядом с Видящей Грейгора.
   -- Но как... -- все мысли в голове перепутались и, не раздумывая, я бросилась в объятия наставника.
   -- Тише, девочка моя, тише, -- ласково проговорил Чувствующий, успокаивая меня, словно напуганного ребенка. -- Все хорошо.
   -- Откуда ты здесь? -- я заставила взять себя в руки и, отстранившись, удивленно посмотрела на присутствовавших. -- Что происходит? Только не говори мне, что ты с ними заодно.
   -- Тьфу! -- в сердцах сплюнула старушка. -- Вот ведь девчонка! Нет, чтоб радоваться, так она сразу о плохом думает!
   -- Так ведь жизнь хороший учитель, -- спокойно ответила я и посмотрела на Десмонда. -- Может, объяснишь, как здесь мог оказаться наставник?
   -- Лучше уж он сам тебе все расскажет, боюсь, что мне ты все равно не поверишь, да и времени у нас нет, -- криво усмехнулся мужчина и обратился к Грейгору, -- Вам сейчас нужно уходить как можно быстрее, они уже обнаружили повозку, так что скоро здесь будет жарковато. Элана пойдет с вами. И не спорь, -- добавил он, строго посмотрев на попытавшуюся возразить кормилицу. -- Ты единственная семья, что у меня осталась, я не собираюсь рисковать твоей жизнью. Лучше уж присмотри за ней, -- он указал на меня и насмешливо фыркнул, -- она у нас мастер влипать в неприятности. Ну все, я пошел, вот вам ключ, закройтесь изнутри.
   Предоставив Грейгору запереть дверь, полукровка быстро выбежал из комнаты. Я же осталась стоять на месте и непонимающе смотрела ему вслед.
   -- Ну, вы готовы? -- повернув ключ в последний раз, наставник обратился к нам с Эланой. -- Время не ждет.
   -- Готовы, готовы, -- проговорила женщина, подтолкнув меня в спину, -- показывай куда идти.
   За шкафом оказался темный узкий лаз, передвигаться по которому было возможно лишь друг за другом и согнувшись в три погибели. Какое-то время мы шли, прислушиваясь к малейшему шороху. Проход казался бесконечным, а окружавшие нас земляные стены давили на психику, заставляя потихоньку сходить с ума. Как же хотелось выбраться наружу! Уже не важно было, где мы окажемся, у врагов или друзей, только бы не замурованными заживо в этом бесконечном лабиринте.
   -- Проклятье! -- следуя второй, сразу за Грейгором, я несколько запоздало заметила, что наставник внезапно остановился, и налетела на его спину. -- Что-то не так?
   -- Все в порядке, -- тихо пробормотал мужчина, -- просто подаю знак. А то мало ли чего можно ожидать от этих сорванцов, пришибут ведь ненароком и глазом не моргнут.
   -- О ком это ты?
   -- Увидишь, -- загадочно ответил наставник и вновь двинулся вперед. -- Все в порядке, нас уже ждут.
   Осеннее полуденное солнце ослепило глаза и, вывалившись из лаза и посторонившись, пропустив последовавшую за мной Элану, я какое-то время слеповато щурилась. Поэтому не сразу заметила подбежавших ко мне ребят и опомнилась лишь, когда меня едва не раздавили в теплых и радостных объятиях.
   -- Госпожа Эль!
   -- Госпожа Эль, с Вами все хорошо?
   -- Вас там не обижали?
   -- Да кто ж ее обидит, она у нас непобедимая!
   Гул стоял такой, что хотелось зажать уши и закричать и я, наверное, так бы и поступила, если бы ни узнала эти родные и любимые для меня голоса. Но откуда? Как мои ученики могли оказаться в Мерокойне?! Здесь же было безумно опасно! Здесь же... Кулаки сжались сами собой.
   -- Что вы здесь делаете?! -- рявкнула я, буквально кипя от ярости и беспокойства.
   -- Э... Ну мы... вообщем... -- правильно истолковав степень моей злости, ребята потупились и начали пятиться в глубь леса, в которым мы очутились, надеясь избежать взбучки.
   -- Не ругай их, лиарни, твои ученики настоящие герои, вызвавшиеся послужить своему правителю.
   Я замерла, услышав этот голос. Злость испарилась, словно и не бывало. С бешено бьющимся в груди сердцем, я наблюдала, как не спеша, обходя ребят, ко мне навстречу шел Дантариэль. Живой и здоровый, с беспокойным блеском в прекрасных синих глазах и легкой полуулыбкой на губах.
   -- Все в порядке, любимая, я с тобой.
   Утонув в ласковых и крепких объятиях Дарракши-Лан, я изо всех сил вцепилась в него, боясь, что если отпущу, он опять мог исчезнуть. Все хорошо. Он снова был со мной. Все хорошо. Не в силах сдержать эмоции, я разрыдалась на глазах у наставника, Эланы, учеников и еще кучи народа.
  
  

Глава 13

  
   В импровизированном лагере было довольно многолюдно: Воины, Чувствующие, несколько Видящих, Мирные и полукровки. Пару раз я видела даже представителей гильдии Правящих. Каждый занимался отведенной ему работой, будь то приготовление пищи, либо заточка и чистка оружия. Меня и Элану провели в небольшой шатер, каким-то чудом уместившийся меж вековых деревьев, усадили на лежаки и попросили немного подождать. Чего ждать или кого, мы не знали. Прижав колени к груди, и обхватив их руками, я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Дантариэль оказался жив. Сердце до сих пор радостно пело от счастья и огромного облегчения. Но эйфория медленно проходила, уступая место раздражению и злости. Как он мог так поступить?! Как они все посмели скрыть от меня столько событий? Наставник, ученики, Десмонд и, наконец, Дан. Из всего, что увидела, я могла сделать логический вывод, что никакой полевой практики не было и в помине, а вместо этого, Грейгор тренировал детей не только на защиту, но и на нападение, поддержав давнее предложение Вейна. Зная, что я была категорически против! А Десмонд... Он позволял мне думать о чудовищных вещах, ненавидеть его, жаждать смерти и... Проклятье! Уткнувшись лбом в колени, я постаралась не шевелиться, чтобы не тревожить раскалывающуюся от боли голову неподвижно. Было ли это последствием выпитого, или же свалившейся на меня информации, я не знала, но любое движение отзывалось резкой болью в висках. О Дарракши-Лан, оставившем меня у входа в шатер, думать почему-то не хотелось. Нет, я была просто счастлива от того, что он был жив и здоров, но чувство обиды, словно меня предали, не давало покоя. Почему он так поступил со мной? Неужели нельзя было подать знак, что с ним все в порядке? Ведь он же приходил ко мне... во сне. Или это был не сон? Я уже не знала, во что верить.
   -- Эль!!! -- восторженный визг наполнил шатер и резкой болью отозвался у меня в ушах. -- Элечка, милая, наконец-то ты нашлась!!!
   На меня налетело нечто визжащее, обнимающее и зацеловывающее чуть ли не до смерти. Этим нечто оказалась сияющая от счастья Нисса, на которую мне пришлось хорошенько прикрикнуть, чтобы отлепить от себя.
   -- Тьма тебя побери, Нисса, ты можешь кричать потише?! -- болезненно поморщившись, я посмотрела на подругу и заметила у нее за спиной скромно улыбнувшуюся Посланницу. -- И давно вы прибыли?
   -- После того, как ты со мной связалась, -- начала рассказывать Рейна, пристроившись рядом со мной, -- мы случайно наткнулись на твоих учеников, которых узнал Вейн, ну а добраться досюда, как оказалось, занимает не так уж и много времени.
   -- Ты даже не представляешь, каким было счастьем узнать, что Дан жив! -- заставила меня чуть подвинуться Нисса и присела с другого бока. -- Когда Рейна сказала, что он погиб, у меня чуть сердце не остановилось! А уж про Шина и говорить нечего, они с детства вместе, -- лицо девушки на миг омрачилось, но тут же снова засияло радостной улыбкой. -- Зато теперь все хорошо!
   -- И как советник отреагировал на новость о воскрешении принца? -- мрачно поинтересовалась я, нутром чуя, что встреча произошла, не столь радостно, как ее описывала подруга.
   -- Ну... -- она замялась.
   -- Я ему врезал, -- раздалось от входа.
   Повернувшись, я с удивлением посмотрела на вошедшего Шилинэра.
   -- Только раз? -- спросила я, сделав вид, что расстроилась. -- Придется, видимо, мне это исправить.
   -- Ха, вот что значит, любящая встреча, -- усмехнувшись, Дарракши-Лан прошел вглубь шатра и остановился возле заинтересовано прислушивавшейся к разговору Эланы. Мужчина склонился в глубоком поклоне. -- Позвольте представиться, Шилинэр нэй Ларман, советник наследного принца Дарракши-Лан.
   -- Приятно с Вами познакомиться, молодой человек, -- добродушно улыбнулась старушка. -- И с вами, девочки, тоже. Меня зовут Элана.
   -- Она кормилица Десмонда, -- пояснила я. -- Элана, прошу прощения за то, что не представила их раньше, это Нисса и Рейна, мои подруги и верные товарищи.
   -- Да ладно, чать я все прекрасно понимаю, вам сейчас не до меня, -- махнула рукой женщина. -- Не будь слишком строга к ним, Эль, видно же, как они все за тебя переживают.
   -- А разве я строга?
   -- А то ж нет? -- она возмущенно всплеснула руками. -- Девочки к тебе так и льнут, а ты их всё поодаль держишь.
   -- Эль у нас вообще на эмоции не слишком щедра, -- наябедничала Нисса, улыбнувшись женщине, -- но мы к этому уже привыкли. Даже странно, что она позволила себе заплакать перед окружающими.
   -- Тю... -- протянула Элана. -- Слезы для девицы -- что водица, из глаз прольются, да личико умоют. Ничего страшного в этом нет.
   -- Вот-вот, -- наставительным тоном подтвердила Дарракши-Лан.
   -- Может, хватит уже меня обсуждать? -- я несильно толкнула подругу в бок и вновь обратилась к Шину. -- Какова ситуация на данный момент?
   -- Мейркойн полностью окружен, -- он огляделся вокруг и устроился на одном из стоящих в шатре сундуков, -- большинство жителей даже не подозревали о планах заговорщиков и с удовольствием присоединились к нам. Женщин и детей мы отправили в безопасное место и сообщили вашему правителю о грозящей опасности. Что творится в столице, мы не знаем, но по последним данным, деятельность заговорщиков там значительно возросла.
   -- Последнее, что я слышала перед тем, как покинуть дом -- как в усадьбу доставили повозку с окровавленными телами, -- вспомнила я. -- Чья это идея?
   -- А разве это важно? -- недовольно спросил мужчина. -- Восстание есть восстание, оно не обходится без жертв с обеих сторон. Или тебе стоит напомнить про уничтоженную деревню?
   -- Я прекрасно все понимаю, Шин, -- я невозмутимо встретила его возмущенный взгляд, -- но следовало учесть, что те люди могла даже не подозревать о происходящем. В любом случае, ты знаешь, что я против насилия.
   -- Сейчас такое время, что без этого не обойдешься, -- несколько грустно произнес он.
   -- И это я тоже знаю, -- точно также ответила я. -- Бессмысленные жертвы -- удел любой войны и в этом наше самое страшное наказание. Ты не знаешь, куда направился Грейгор? Больше всего меня сейчас интересует, что здесь делают мои ученики.
   -- Они уже не дети, Эль, что бы ты ни думала, -- попытался было защитить наставника Шилинэр, но быстро сдулся под моим гневным взглядом. -- Он должен быть вместе с Даном в главном шатре.
   -- Проводишь меня, или мне самой поискать? -- я поднялась и выжидающе посмотрела на него.
   -- Но Дан сказал вам находиться здесь...
   -- Еще час назад я считала его мертвым, поэтому не думаю, что меня можно осуждать за некоторое пренебрежение его указами, ты так не считаешь? -- возмущено фыркнула я и сложила руки на груди. -- С вашим принцем у меня позже состоится отдельный разговор. Поверь, Шин, сейчас я полностью разделяю твои чувства, которые ты испытал при первой встрече с Дантариэлем. Поэтому советую более не испытывать моего терпения.
   Решив не ждать советника, я быстро вышла из шатра и огляделась. Площадь, которую занимал наш отряд, оказалась весьма внушительной, было даже странно, что ее до сих пор не обнаружили приспешники Лилиан. На приличном расстоянии друг от друга расположились пять больших шатров, образовывая круг, внутри которого полыхал костер и толпились несколько женщин. Чувствующие, насколько я могла судить.
   -- Мы с тобой! -- по разные стороны от меня дружно встали подруги.
   -- Не стоит, -- возразила я, -- не хочу оставлять Элану одну, к тому же, я скоро вернусь, только поговорю с Грейгором и отыщу своих ребят.
   -- Но...
   -- Нисса, -- я не позволила ей закончить и, повернувшись, положила руки на её плечи, -- ты здесь знаешь многих, а женщина, что осталась в шатре, совсем одна и даже не представляет, что ей делать дальше. Останьтесь с ней ненадолго. Прошу.
   -- Эль права, -- поддержала меня Рейна, -- думаю, ничего страшного не случится, если мы отпустим ее на пару минут.
   -- Парой минут она явно не отделается, -- недовольно пробормотала Дарракши-Лан. -- В последний раз, когда она ушла куда-то без нас, то пропала на несколько суток и отыскалась только сегодня.
   -- Обещаю никуда из лагеря без вас не выходить.
   -- Ты лучше пообещай вообще никуда не выходить, -- строго добавил появившийся Шилинэр. -- Так будет правильней.
   -- Я не Видящая, чтобы заглядывать в будущее, поэтому подобного обещать не могу, -- пожав плечами, я по очереди поцеловала подруг в щеки и решительно двинулась прочь от шатра.
   -- Ты играешь с огнем, малышка, знаешь об этом? -- легко догнал меня Дарракши-Лан и пристроился к моему шагу.
   -- А когда было по-другому?
   -- Нам сюда, -- указав на один из шатров, он повернул в нужном направлении, и, подойдя, отодвинул тяжелую ткань, которая закрывала вход.
   Пять мужчин дружно повернулись в нашу сторону и пронзили отнюдь не дружелюбными взглядами. Нда, нас явно не ждали. Единственным незнакомым мне человеком в шатре оказался один из Правящих, и именно он, однако, отнесся к моему появлению лояльнее остальных. На Дантариэля, Вейна, Грейгора и Гейра лично мне смотреть было жутковато.
   -- Госпожа Рианоэль, -- склонился в полупоклоне Правящий, -- наконец-то мне удалось познакомиться с Вами лично.
   -- В последнее время Вы не единственный, кто к этому стремится, -- пожала плечами я и вошла вглубь шатра. -- Однако не все знакомства оказываются приятными.
   -- Что ж, я Вас прекрасно понимаю, -- согласился со мной мужчина, -- сейчас слишком опасное и нестабильное время для новых знакомств. Мое имя Ларк, госпожа, думаю остальное можно опустить, учитывая нынешние обстоятельства.
   -- В таком случае и я для Вас просто Эль, -- улыбнувшись, я обратила свое внимание на наставника. -- Где мои ученики?
   -- Оттачивают навыки, скоро они нам понадобятся, -- Грейгор спокойно встретил мой гневный взгляд.
   -- Я, кажется, просил тебя остаться в шатре, -- напряженно произнес Дантариэль, подходя ко мне.
   -- Вот именно, тебе кажется, -- спокойно ответила я, приподняв подбородок, и посмотрела ему прямо в глаза. -- К тому же, не помню, чтобы мертвые могли говорить. Или же ты теперь относишь себя к разумной нежити?
   -- Эль... -- глаза Дарракши-Лан полыхнули яростным блеском.
   -- Не волнуйся, я вовсе не собираюсь вникать в ваши военные вопросы, мне лишь необходимо найти своих учеников, которым, между прочим, здесь делать абсолютно нечего. И не спорь со мной, Грейгор! -- добавила я, повысив голос, когда увидела, что наставник попытался что-то сказать. -- Я отвечаю за этих детей и лишь мне решать, будут ли они участвовать в ваших планах.
   -- Они уже не дети.
   -- Ты можешь мне гарантировать, что никто из них не погибнет? -- мой голос зазвенел от напряжения, но сдаваться я не собиралась. -- Можешь поклясться Жизнью, что ни один из моих учеников не пострадает в этой войне?
   Тишина. Мужчины дружно отвели взгляды, прекрасно понимая, что подобного обещать никто был не в силах. Я мрачно оглядела присутствующих.
   -- Они Чувствующие, которые еще даже не окончили академию, а вы хотите послать их на верную гибель. Думаете, они смогут убивать? Как же! -- отвернувшись, я прошла в один из самых темных углов шатра и сложила руки на груди. Во-первых, чтобы скрыть нараставшую головную боль, а во-вторых, чтобы не выдать взглядом, насколько болезненна для меня была эта тема. -- Для нас самое ценное в этом мире -- жизнь и здоровье людей. Даже после многолетней подготовки эти ребята не смогут убить человека либо другое живое существо. Просто не смогут. Для нас это все равно, что вонзить кинжал в собственное сердце и поворачивать его до тех пор, пока не останется уже сил кричать.
   -- Вы говорите так, словно сами через это прошли, -- тихо протянул Правящий.
   -- Именно, -- мой голос звучал безжизненно. -- Я выбрала путь странницы, и многое повидала в жизни, со многим столкнулась, но отчего-то убежать так и не смогла. Не хочу, чтобы они пережили то же самое. Ты должен меня понять, Грейгор, так как сам это пережил!
   -- Но ведь с нами ничего не случилось, -- тон наставника оставался прежним, однако нотка сомнения все же промелькнула. -- Мы живы, а это главное.
   -- Живы ли? -- обернувшись, я мрачно на него посмотрела. -- Давно ли ты стал спать спокойно, учитель? Скажи- ка мне, перестал ли ощущать вину за содеянное, пусть по воле случая, пусть не специально, но сделанное твоими руками? Давно ли отказался от сожалений? Меня ты не удержал, отпустив странствовать, так позволь же хотя бы мне попытаться сохранить их маленький мирок, оградив от жестокости и насилия. Они целители, Грейгор, не Воины. Их удел -- Жизнь.
   -- Я понимаю, что ты хочешь сказать, малышка, -- тяжело вздохнув, он подошел ко мне и обнял, крепко прижав к сердцу, -- но спросила ли ты, чего хотят сами ребята? Они не просто Чувствующие, они Чувствующие, открывшие новые грани своей силы, готовые защищать дом и близких, стремящиеся послужить правителю. Таков их выбор, их желания и цели. Я знаю, девочка, как дороги тебе эти молодые люди, однако их возраст вполне позволяет заводить собственные семьи, а, значит, они уже достаточно взрослые, чтобы самим отвечать за свои жизни. А тебе лучше стоило бы побеспокоиться о себе, -- внезапно сменил тему мужчина. -- Скажи мне, Эль, как давно ты мучаешься от боли?
   Проклятье! Мысленно застонав, я настойчиво освободилась из его объятий и чуть отошла в сторону, однако тут же наткнулась на пристальный взгляд мгновенно оказавшегося рядом Дантариэля. И он туда же?
   -- Ты плохо себя чувствуешь?
   -- Предатель, -- бросила я ухмыльнувшемуся наставнику и вновь посмотрела на обеспокоенного принца. -- Ничего особенного, просто головная боль. Скорее всего, это последствие выпитого в особняке вина.
   -- Ты уверена, что оно не было отравлено? -- тут уже забеспокоился молчавший до сих пор Вейн.
   -- Уверена, до меня его пил Десмонд.
   -- В таком случае, тебе лучше немного отдохнуть, -- Чувствующий был сама любезность.
   -- Не старайся Вейн, я прекрасно помню, кто был зачинщиком всей этой истории с учениками, -- мстительно усмехнулась я и с каким-то мрачным удовольствием заметила, как отвел взгляд мужчина, видимо уже пожалев, что вообще подал голос. Да, милый, даже не надейся остаться безнаказанным. -- Ладно, сейчас не время говорить о таких вещах. Где я могу найти ребят?
   -- Они на поляне, тренируются, -- опередил наставника с ответом Гейр. -- Могу сказать, что ты их отлично обучила, малышка, -- добавил он с гордостью.
   -- Вот за это спасибо, настоящий комплимент, -- я тепло улыбнулась старшему товарищу.
   -- Я покажу тебе дорогу, -- вызвался Вейн.
   -- Не стоит, -- властный тон Дарракши-Лан заставил его замереть, -- я сам провожу Эль до места тренировки. Думаю, основное мы уже продумали, -- он указал головой на небольшой столик с разложенной на нем картой местности. -- Остальное оставляю на вас. Потом все мне передашь, -- негромко сказал он стоявшему у порога Шилинэру и, положив руку на мою талию, несильно, но настойчиво подтолкнул вперед, выводя из шатра.
   Какое-то время мы шли, не говоря друг другу ни слова, лишь обменивались приветствиями с попадавшимися навстречу людьми. Да я и не знала, с чего начать разговор. Эмоций было слишком много, чтобы выделить хотя бы одну, а чувства буквально съедали меня изнутри, не давая покоя. Вот только излить это в словах было невыносимо трудно.
   -- Я знаю, что виноват, -- наконец произнес Дантариэль, остановившись возле кромки небольшой поляны, на которой тренировались с оружием в руках мои ученики и несколько Воинов.
   Я промолчала, устремив взгляд на сражающихся, но ничего не видя перед собой.
   -- Ты должна понимать, что другого выхода у нас не было, -- продолжил он, так и не дождавшись от меня никакой реакции. -- Десмонду необходим был кто-то, кто бы последовал за ним, а после связался с Грейгором и предоставил координаты местонахождения Меркойна для установки переходов. Сам он сделать этого не мог, так как постоянно находится под наблюдением.
   -- Поэтому необходимо было подвергать себя такому риску и позволить яду нежити едва не остановить себе сердце? -- мне все-таки не удалось сдерживаться дальше.
   -- Я знал, на что шел, лиарни, -- облегченно произнес он. Судя по всему, мое молчание давалось ему тяжело. -- На самом деле, у меня уже был подобный случай в прошлом, когда на одно из наших поселений напала нежить. Тогда, даже не смотря на проклятие, мне удалось выжить, поэтому и на этот раз опасности для меня не было и быть не могло.
   -- Так значит, тот обморок был инсценирован? -- обернувшись, я выразительно посмотрела на него, чуть приподняв брови. Уж я то прекрасно знала, что тогда в подвале он не играл.
   -- Всего лишь первичная реакция на яд, -- спокойно ответил мужчина.
   -- Понятно, -- прошептала я и вновь отвернулась. -- А я то как дура... Хватит, -- твердо оборвала себя я, -- не время сейчас сожалеть о прошлом, мне необходимо поговорить с ребятами.
   -- Подожди-ка, -- Дантариэль решительно схватил меня за руку, не позволив выйти на поляну, и потащил за собой, остановившись лишь тогда, когда мы оказались в безлюдном месте, скрытом от посторонних глаз высокими зарослями. -- Что ты имеешь в виду, говоря о сожалениях? -- его взгляд стал требовательным, а в голосе появились угрожающие нотки.
   -- Отпусти, -- я попыталась вырваться, однако не добилась успеха. -- Сейчас не самое удобное...
   -- Знаю-знаю, -- раздраженно произнес мужчина, -- не время и не место для подобных разговоров, однако, лиарни, мне все равно, что творится вокруг. Важно лишь, чтобы ты выбросила подобные идиотские мысли из своей головы и ответила на мой вопрос!
   -- Хочешь знать, о чем я сожалею? -- яростно прошептала я. -- О том, что поверила тебе! Что пыталась спасти того, кто в этом, как выяснилось, даже не нуждался! О том, что истратила последние крупицы силы на такого толстокожего негодяя, как ты! О том, что оплакивала совершенно живого возлюбленного! О том... О том, что вообще полюбила тебя, Дантариэль нэй Аррткур! -- последнее я произнесла уже вовсю рыдая на груди у обнявшего меня принца. -- Тьма тебя побери, Дан, ты хоть знаешь, как я тебя люблю? Знаешь? Да ничего ты не знаешь, -- пробормотала я сквозь слезы. -- Я чуть с ума не сошла, когда узнала, что ты погиб. Я даже... даже...
   -- Прости меня, любовь моя, я не хотел причинять тебе боль, -- еще крепче прижав меня к себе, нежно и успокаивающе произнес он и ласково поцеловал в макушку, поглаживая одной рукой спину. -- Ты ведь знаешь, как дорога мне, Рианоэль.
   -- Тогда почему? -- я подняла к нему заплаканное лицо и посмотрела в бездонные глаза.
   -- В том доме находился Правящий, для которого твои мысли полностью открыты. Десмонда прочитать он не может, так как этот полукровка весьма силен, однако ты для него не помеха. Насколько я понял со слов Деса, этот человек способен контролировать силу любого человека, в чьих жилах течет кровь отличная от его, то есть всех, кроме Правящих и оракулов. Поэтому ты перед ним была абсолютно беззащитна.
   -- Так значит, вы опасались, что из моих мыслей Ричард узнает, что ты жив.
   Все, наконец, встало на места, кроме, конечно, участия во всем самого Десмонда, но об этом я собиралась узнать у него лично. Все-таки слишком многое он мне задолжал, по крайней мере, объяснения уж точно.
   -- Все еще злишься? -- дыхание Дарракши-Лан коснулось моей щеки.
   -- Уже нет, но если еще раз...
   Договорить мне он не дал, впившись в губы требовательным поцелуем. Да и не нужны нам уже были эти разговоры! Прижавшись к Дантариэлю всем телом, я запустила пальцы в его черные, как смоль, локоны и полностью отдалась жаркому поцелую. Время остановилось, а все проблемы отошли на второй план, позволяя нам побыть немного наедине. И за это мы были благодарны, ценя каждую отведенную нам секунду. Однако, все, как известно, имело обыкновения заканчиваться.
   -- Мне действительно необходимо увидеть учеников, -- с трудом оторвавшись от его губ, пробормотала я. -- Не знаю, сколько еще будет длиться подобное затишье, возможно, другого времени уже не предвидится.
   -- Знаю, -- быстро поцеловав меня в последний раз, Дантариэль медленно убрал руки и отступил на шаг. -- Только не лезь в самое пекло, лиарни, прошу тебя. Я уже давно понял, что запрещать тебе что-либо или отговаривать -- бесполезно, поэтому не прошу сидеть безвылазно в шатре. Да это и не получится, помощь хорошего целителя нам просто необходима. Просто не рискуй жизнью понапрасну, помни, что дома тебя ждет Лира.
   -- Хорошо, я постараюсь, -- совершенно серьезно пообещала я. -- Вот только целитель, благодаря стараниям Ричарда, сейчас из меня никудышный.
   -- Если ты о том Правящим, что может блокировать твои способности, то его сила здесь не действует, -- он нахмурился и обеспокоено оглядел меня с ног до головы. -- Ты уверена, что после выхода из лаза ничего не изменилось?
   -- Уверена, -- я непонимающе посмотрела на мужчину. -- Но почему...
   Покачнувшись, я едва удержалась на ногах и обхватила буквально разрывающуюся от боли голову руками. На глазах вновь выступили слезы, вот только на этот раз ни радость, ни огорчение здесь были, не причем.
   -- Эль! --Дан помог мне опуститься на землю, обняв за талию. -- Что с тобой происходит? Эль, посмотри на меня!
   -- Голова... -- я изо всех сил старалась говорить внятно, что было весьма проблематично из-за острой боли. -- Такое чувство, что она сейчас лопнет! Как же паршиво-то... Дан, приведи сюда Грейгора...
   -- Есть мысль получше.
   Подняв меня на руки, принц бросился к шатру, едва не переходя на бег. Невольно мелькнула мысль о том, насколько же он должен был быть сильным, чтобы практически не замечать моего веса, но тут же пропала пол наплывом нового приступа боли. Но уже не такого, как раньше. С каждым шагом, сделанным Даном по направлению к центру лагеря мне становилось все лучше и лучше. Когда же он внес меня в шатер и под обеспокоенными взглядами мужчин усадил прямо на стол, от того резкого приступа не осталось и следа. Лишь надоедливый гул в ушах напоминал о случившемся.
   -- Все вопросы позже, -- твердо произнес Дан. -- Грейгор, вы с Вейном можете определить, что с ней такое?
   -- Скажи, девочка моя, тебя прежде мучили подобные боли, -- наставник подошел ближе, однако не просмотрел меня, прекрасно зная, как мог отреагировать мой организм на инородную силу.
   -- Прежде? -- я задумалась. -- Вроде нет... Подождите-ка! -- вспомнив кое-что, я подалась вперед и едва не свалилась со стола. Спасибо Дану, вовремя поддержал. -- Боль была точно такая же, когда Ричард попытался пробиться ко мне в мысли. Он не может считывать информацию, когда в крови человека присутствует алкоголь, поэтому Десмонд специально напоил меня. Узнав об этом Правящий пришел в ярость. В тот раз боль была такая же.
   -- Ты все понял? -- обернувшись, спросил Дантариэль у помрачневшего Шина.
   -- Понял, -- тот тут же вышел из шатра.
   -- Я с ним, надо предупредить остальных, -- вслед за советников буквально выбежал Вейн.
   -- Пойду собирать ребят, -- Гейр тоже не стал задерживаться.
   -- Что происходит? -- я непонимающе посмотрела на невозмутимого Дантариэля. -- О чем надо предупреждать остальных?
   -- Судя по всему, Ричард ля Риддоун, находится поблизости и пытается отыскать знакомый источник силы, раз Вы так остро на него реагируете, -- ответил вместо Дарракши-Лан Правящий. -- Думаю, если они еще не обнаружили наш лагерь, то сделают это в довольно короткие сроки, поэтому следует предупредить людей о возможном нападении.
   -- Мне тоже необходимо уйти, лиарни, -- дотронулся до моей руки Дан и привлек к себе внимание. -- Помни о моей просьбе.
   Спустя пару минут, в шатре остались лишь я и Грейгор. Осторожно спустившись со стола, я нахмурилась и задумчиво посмотрела на наставника.
   -- Каких успехов вы добились с ребятами?
   -- Уже передумала? -- удивленно спросил он.
   -- Вот еще! -- фыркнула я. -- Просто подумала, что они смогут помочь, оставаясь при этом в безопасности.
   -- Как это?
   -- Я тренировала их возводить защитное поле и отражать удары силы. Возможно, если объединить усилия, то они смогут выставить купол вокруг лагеря.
   -- Мы основывались в основном на нападении и блокировке атак, -- Грейгора явно заинтересовало мое предложение. -- Насколько я понимаю, ты хочешь сделать нечто подобное защитному полю вокруг своего дома?
   -- Именно, -- подтвердила я, -- однако сама участвовать в этом я, к сожалению, не могу.
   -- Блок все еще в силе? -- насторожился мужчина.
   -- Да, -- я досадливо поморщилась и провела руками по волосам. -- Ты даже не представляешь, каково это -- не иметь возможности пользоваться тем, что было дано тебе с младенчества. Чувствуешь себя абсолютно беззащитно.
   -- Не все так плохо, малышка, -- он подбадривающе улыбнулся, -- не забывай, что помимо своей силы ты еще весьма неплохо владеешь кинжалами. Не зря же я тебя тренировал!
   -- Угу, -- пробурчала я, -- вот только мои аграах сейчас находятся где-то под завалами рухнувшего дома.
   -- Ну, это не проблема, уверен, что у Воинов достаточно запасов оружия на любой вкус.
   -- Как думаешь, сколько есть времени, прежде чем нас обнаружат? -- спросила я, направившись к выходу.
   -- Не больше часа, -- уверено произнес наставник, последовав за мной.
   -- Отлично, -- выйдя из шатра я огляделась вокруг и, приметив, собравшихся в кучку учеников, попросила мужчину, -- Скажи ребятам собраться возле того шатра, куда нас изначально привели. Мне надо предупредить Рейну с Ниссой, а потом я объясню Чувствующим, что делать.
   -- Договорились.
   Он кивнул и быстро направился к ученикам, а я поспешила к подругам. Страха перед предстоящей битвой почему-то не было. Наверное, за последнее время я снова привыкла быть всегда начеку, а возможно никогда и не отвыкала, даже ведя оседлый образ жизни. За мужчин я не волновалась, прекрасно понимая, что они знали, что делать, а вот явно напуганные юноши и девушки, которые старались не показывать своего страха, меня весьма беспокоили. О боги, ну зачем вы заставляли этих детей проходить через такие испытания?! Да, на полевой практике мы частенько встречались с жестокостью и оказывались в совершенно разных ситуациях, одним из примеров которых была деревня, в клочья разодранная оборотнями. Но как же невыносимо было видеть тень страха в их, ставших уже родными, глазах.
   Войдя в шатер, я с изумлением обнаружила подруг преспокойно спящими возле тихо напевавшей Видящей.
   -- Это так-то они Вас развлекают? -- я подошла ближе и снисходительно посмотрела на девушек. -- Да уж, помощницы из них хоть куда...
   -- Дай девочкам отдохнуть, -- с улыбкой произнесла женщина, ласково гладя Посланницу по волосам, -- еще неизвестно, когда такая возможность им представится.
   -- Вы что- то видели? -- я напряглась.
   -- Я всегда все вижу, -- загадочно усмехнулась она, -- только вот рассказываю об этом очень редко.
   -- И все же?
   -- Собери своих учеников, девочка, лишь они способны помочь тебе спасти сотни жизней и принести мир в сердца людей, -- голос старушки изменился, наполнившись глубиной, а глаза посветлели. -- Ты хорошо их обучила, Рианоэль, открыла новые познания и подарила возможность шагнуть в новое будущее. Но на этом твоя роль еще не окончена. Береги то, что тебе дорого и бойся силы, что бежит по твоим венам. Научись прощать, Чувствующая, иначе не быть миру на этой земле.
   -- Что это означает? -- я подалась вперед и схватила ее за руку. -- Кого я должна простить?
   -- А вот это ты должна спросить у своего сердца, милая, -- тихо проговорила женщина. -- Эх... -- тяжело вздохнув, Элана проворно поднялась с лежака, умудрившись не потревожить девушек, встала возле меня и мягко улыбнулась. -- Думаю, моя помощь гильдии Видящих не помешает, так что пойду-ка я отсюда. А девчонок не ругай, не все им следует слышать, знание подчас бывает худшим из проклятий.
   С этими словами она быстро вышла из шатра, оставив меня смотреть ей вслед. Что имела в виду Видящая, говоря о прощении? Беречь то, что дорого? Дурное предчувствие холодком заползло в душу. Только бы с Дарракши-Лан ничего не случилось. Бояться своей силы? Так я с детства жила с этим страхом в сердце! Нда... Решив поразмыслить над словами Эланы, когда для этого будет хоть минута свободного времени, я наклонилась и безжалостно растолкала подруг.
   -- Уже утро? -- сонно пробормотала Нисса, сладко подтянувшись на лежаке.
   -- Где Элана? -- Рейна проснулась гораздо быстрее Дарракши-Лан и быстро сев, огляделась по сторонам. -- Что происходит? Почему столько вероятностей...
   -- Нет, до утра еще очень далеко, Элана пошла к Видящим, нас вычислили и скоро примутся атаковать, наверное, именно поэтому ты ощущаешь столько вероятных смертей, -- по очереди ответила я на вопросы подруг и ехидно добавила. -- Между прочим, я вас здесь не для сна оставляла.
   -- Прости, -- Нисса обескуражено взглянула сначала на лежак, а потом на взъерошенную Посланницу. -- Ты помнишь, как мы уснули?
   -- Нет, -- покачала та головой, -- помню лишь, как Видящая запела свою любимую песню и все.
   -- Вообщем, она вас удачно провела, -- подытожила я. -- Я пошла, надо еще проинструктировать учеников, а вам советую поскорее придти в себя. Нисса, -- я посмотрела на Пьющую Жизнь, -- тебе бы лучше не показываться на глаза никому из своих, будешь помогать мне с раненными. Рейна...
   -- Мне необходимо отлучиться, -- прервала меня Посланница, внезапно побледнев. -- Все объясню потом.
   Не дав нам опомниться, она просто испарилась в воздухе.
   -- Как думаешь, случилось что-то серьезное? -- Нисса поднялась и с тревогой посмотрела мне в глаза.
   -- Надеюсь, что нет, -- обеспокоенно произнесла я, -- вот только, почему то мне кажется, что эти надежды напрасны.
   С тревогой, змеей свернувшейся в сердце, я вышла наружу и отыскала глазами собравшихся неподалеку учеников, направившись прямо к ним. Дарракши-Лан последовала за мной, удивленно поглядывая на готовившихся к обороне людей.
   -- Это сколько же мы проспали? -- донеслось до меня ее тихое бормотание.
   Решив, что это был чисто риторический вопрос, я направила все свое внимание на Чувствующих.
   -- Госпожа Эль, Вы хотели нас видеть? -- вперед вышел Эрик, самый старший из семерых парней.
   -- То, что вы ослушались меня и решили бессмысленно рисковать собственными жизнями, мы сейчас обсуждать не будем, -- строго начала я, пройдясь мрачным взглядом по каждому из учеников. -- Вы уже здесь и отправить вас обратно в академию не в моих силах. Однако и ринуться в бой я вам не позволю, -- добавила я, заметив, как переглянулись парни. -- Если вам так уж необходимо поучаствовать в этой битве -- пожалуйста, -- согласилась я, сложив руки на груди. -- Однако действовать вы будете строго по моим указаниям.
   -- Но госпожа...
   -- Вы меня поняли? -- резко прервала я одну из робко возмутившихся учениц. -- Запомните, дорогие мои, что малейшее неповиновение моим правилам будет строго караться. И обещаю, что подземелье нашей академии покажется вам самым желанным местом на земле по сравнению с тем, что устрою я.
   Наверное, что-то отразилось у меня в глазах, так как, поежившись, ребята дружно отвели взгляд и покорно склонили головы. Правильно, кому, как ни им было прекрасно знать, что с такими вещами шутить я не любила.
   -- Ну так что? -- настойчиво спросила я.
   -- Да госпожа! -- раздался дружный хор голосов.
   -- Вот и чудненько, -- подытожила я. -- В таком случае все следуем за мной. И без разговоров.
   Для того чтобы выставить качественную защиту требовалось тихое и спокойное место, которое, учитывая данную ситуацию, отыскать оказалось весьма непросто. В итоге, я решила остановиться на небольшой закрытой зарослями полянке, которую недавно отыскал Дантариэль. Вот только каждый шаг по направлению к ней стоил мне колоссальных усилий. Голова вновь раскалывалась от боли, усиливавшейся с каждой минутой, глаза словно горели огнем, а во рту появилась сухость. Меня лихорадило, но при учениках, полностью уверенных в моих силах, я не могла позволить себе быть слабой. Поэтому упорно продолжала двигаться вперед, едва уже различая очертания окружавших меня деревьев. Ну что же это такое?!
   -- Эль? -- с беспокойством в голосе окликнула меня подруга. -- Что с тобой?
   -- Все хорошо, -- тихо ответила я, следя за тем, чтобы Чувствующие не слышали нашего разговора. -- Скажешь мне, когда мы окажемся на закрытой поляне.
   -- Ты бледная, как снег! -- тоже приглушив голос, прошептала Нисса.
   -- Знаю, -- тяжело вздохнула я и постаралась как можно незаметнее утереть выступивший на лбу пот, -- но сейчас это не важно. Необходимо как можно скорее поставить защиту, кто знает, сколько времени нам отведено.
   Правильно оценив ситуацию, Дарракши-Лан не стала спорить и возмущаться, вместо этого она чуть ближе придвинулась ко мне, чтобы в случае чего, иметь возможность быстро поддержать, но так, чтобы это не слишком бросалось в глаза. Я не понимала, что со мной творилось, почему начались эти приступы головной боли. Неужели воздействие Правящего? Но в таком случае он либо должен был находиться в непосредственной близости от меня, либо обладать колоссальной силой.
   -- Эль, -- едва слышно прошептала Дарракши-Лан, -- ты про эту поляну говорила?
   Напряжение в голосе девушки мне не понравилось. Очень не понравилось. Заставив себя сфокусировать взгляд на месте нашего нахождения, я с ужасом поняла причину своего состояния -- прислонившись к одному из деревьев, на меня снисходительно смотрел Ричард ля Риддоун.
   -- Ну наконец-то, -- с самодовольной улыбкой произнес Правящий, -- я уже вас заждался. Чрезвычайно рад снова тебя видеть, Рианоэль, надеюсь, теперь я могу обращаться к тебе по-простому, по- дружески.
   -- Зря надеешься, -- сквозь зубы протянула я и вышла вперед, прикрыв своих учеников и подав знак подруге медленно отступать назад.
   -- Почему же? -- изобразил удивление мужчина. -- Разве мы не стали добрыми друзьями?
   -- Скорее уж лютыми врагами.
   -- Ты не поверишь, как жаль мне это слышать, -- горестно покачал головой Ричард. -- Ну что ж, тогда ничто не помешает мне сделать так.
   Резко выпрямившись, он пронзил меня пристальным взглядом и жутковато усмехнулся. Голову словно пронзили тысячи осколков, принося невыносимые страдания. Из глаз покатились слезы и, не выдержав, я упала на колени и запустила руки в волосы.
   -- Эль!
   -- Госпожа Рианоэль!
   -- Нет! -- мне лишь чудом удалось найти силы, чтобы обернуться и посмотреть на перепуганных Чувствующих и бросившуюся ко мне Ниссу. -- Бегите отсюда! Нисса, ты слышала меня? Забирай их и беги!
   -- Я тебя не оставлю! -- подруга выбрала на редкость неудачный момент для упрямства.
   -- Мы тоже! -- поддержали ее ребята.
   -- Какая идиллия, -- медленно протянул полукровка. -- Ты только взгляни, как они тебя любят, Рианоэль. И кто же эти очаровательные детки? Может, познакомишь нас?
   -- Не трогай их, Ричард, -- опустив руки, я оперлась о землю и попыталась выпрямиться. -- Тебе ведь нужна только я, не так ли? Я сама с тобой пойду, только позволь им уйти.
   -- Конечно пойдешь, -- невозмутимо кивнул он, -- а уж если я захвачу с собой еще и их, то даже побежишь.
   -- Ты сам сказал, что они еще дети, -- дыхание перехватило от боли и ужаса. -- Они не причастны к этой войне!
   -- Знаю, -- мрачно усмехнувшись, мужчина подошел ко мне, присев на корточки и с нежность, противореча той боли, что причинял мне, коснулся моей щеки. -- Они будут гарантией твоего послушания, Чувствующая, только и всего. От того, как ты будешь себя вести, зависит, убью я их, или нет.
   -- Ах ты...
   Резко подавшись вперед, я изо всех сил ударила его по лицу. Точнее попыталась, так как, легко уйдя из-под удара, Ричард перехватил мои руки и обхватил мое тело так, чтобы я оказалась к нему спиной. Теперь же я могла видеть то, что ранее происходило позади меня. На поляне помимо нашего небольшого отряда и полукровки оказалось еще одиннадцать незнакомых мужчин и женщин, ровно по одному на каждого из учеников и Ниссу. Так вот почему они молчали и не могли скрыться. Стоп! А почему одиннадцать? Внимательно посмотрев на Чувствующих, я снова их пересчитала и поняла, что не ошиблась -- одного явно не хватало. Эрика, самого старшего.
   -- Не думал, что ты настолько глупа, -- несколько разочарованно произнес Правящий, наклонившись к моему уху. -- Это было последнее предупреждение, Чувствующая, еще одна подобная выходка и я, не моргнув глазом, расправлюсь с одним из них. Которого, кстати, выберешь ты сама. Поняла меня?
   -- Да, -- сквозь зубы процедила я.
   -- Не слышу!
   -- Поняла!
   -- Вот и умница, -- судя по голосу, он явно остался довольным моим ответом. -- В таком случае, думаю, будет лучше поспешить, пока нас не нашли ваши защитнички.
   Поднявшись, мужчина резко дернул меня вверх и заставил встать на ноги. Я пошатнулась, едва вновь не опустившись на землю.
   -- Хм... -- Ричард нахмурился, мгновенно поддержав мое ослабшее от постоянной боли тело. -- Кажется у тебя небольшая проблема. Интересно, чем же все-таки тебя напоил этот несносный мальчишка, что я до сих пор не могу прочесть твоих мыслей? Но ничего, он ответит нам и за это.
   -- Что значит "ответит"? -- я замерла, испугавшись за Десмонда, и посмотрела на мужчину. -- Где он?
   -- Думаю, где-то среди твоих друзей, -- подал плечами Правящий. -- Как оказалось, этот глупец не слишком стремиться к свержению своего папочки. Ну что ж, бывает и такое, однако это совершенно ничего не меняет, у нас все еще остается претендент на престол.
   -- И кто же?
   -- Я, -- спокойно ответил он, внимательно следя за моей реакцией.
   -- Но как же... -- у меня пропал дар речи от изумления.
   -- Уверяю тебя, Рианоэль, я с удовольствием отвечу на любые твои вопросы, в разумных пределах, разумеется, но чуть позже, когда мы окажемся подальше отсюда, -- Ричард напрягся, впившись взглядом в заросли позади меня. -- У нас теперь будет уйма времени для разговоров, дорогая, ведь как только я стану правителем, ты будешь моей. Если помнишь, именно ты должна подарить нам наследника. А теперь, если ты пообещаешь вести себя хорошо, я избавлю тебя от этой боли, чтобы мы смогли быстрее передвигаться. Обещаешь?
   Я смогла лишь ошарашено кивнуть.
   -- Вот и славненько. А теперь иди вперед и не останавливайся.
   Боль действительно прошла, уступив место облегчению и пустоте. Мыслей было столько, что ухватиться конкретно за одну из них совершенно не получалось. Оглянувшись по сторонам и заметив идущих впереди меня учеников, я облегченно выдохнула. Нисса держалась все время рядом, не сводя напряженного взгляда с заговорщиков, и с каждым шагом придвигалась ближе ко мне. Самым паршивым было то, что я понятия не имела, что было делать дальше. Без способностей, ослабевшая, с толпой учеников в придачу, я была абсолютно бессильна, но сдаваться даже и не собиралась. Надежду давал Эрик, которому удалось скрыться в общей суматохе -- он должен был привести помощь. Нам же оставалось лишь продержаться до этого времени.
  
  

Глава 14

  
   Идти пришлось довольно долго и, вопреки моим ожиданиям, вовсе не к особняку, а все глубже в чащу леса. На мои робкие попытки расспросить Ричарда о том, куда же мы все-таки направлялись, он упорно молчал и лишь улыбался. Нехорошо так, с каким-то мрачным предвкушением, чем медленно, но верно выводил меня из себя. И судя по довольному блеску каре-зеленых, болотного цвета, глаз, скрыть это от Правящего мне не удалось. Прошло не менее четырех часов с того момента, как мы покинули поляну, прежде чем Ричард разрешил сделать привал. Только минут на десять, чтобы выпить воды и съесть по небольшому яблоку, лишь усилившему голод. Еще через час я с беспокойство отметила необычную бледность своих учеников. Вечерело и в глухой чаще леса стало уже достаточно темно, но даже в наступивших сумерках лица Чувствующих выделялись своей нездоровой серостью. Все десять молодых целителей, еще недавно стойко переносивших пленение, вызывая во мне чувство гордости за этих ребят, теперь еле передвигали ноги. Но упорно шли дальше, совершенно не обращая внимания на постоянные насмешки и тычки в спину. В душу закралось нехорошее предположение. Простая усталость не могла проявиться столь внезапно!
   -- Эль, ты видишь? -- очень тихо, чтобы слышала я одна, спросила Нисса и указала взглядом на ребят.
   -- Вижу, -- точно также подтвердила я, -- и мне это совсем не нравится.
   -- Как думаешь, что это? -- судя по голосу, подруга действительно переживала.
   -- Не знаю, -- я покосилась на идущего впереди Ричарда, -- но что-то мне подсказывает, что наш претендент на престол принял в этом самое непосредственное участие. Возможно, с ними он проделывает то же самое, что и со мной, и блокирует силу. Хотя... Я не уверена, что он настолько силен, чтобы контролировать сразу одиннадцать человек.
   Тревога усилилась, особенно после того, как, оступившись, одна из девушек, Летта, без сил опустилась на землю и больше уже не поднялась. Испуганно вскрикнув, я бросилась к ученице, но была безжалостно остановлена перехватившим меня Правящим.
   -- Полегче, Чувствующая, твои детки вполне способны справиться самостоятельно, не так ли? -- спросил он, взглянув на столпившихся возле девушки ребят, и совершенно не обратил внимания на мои попытки вырваться из его железной хватки.
   Ученики одарили его яростными взглядами, полными ненависти и презрения.
   -- Не переживайте, госпожа, с ней все будет в порядке, -- попытался утешить меня Майкл, второй по старшинству после сумевшего скрыться Эрика. -- С нами все хорошо, -- вновь повторил он уже более уверенным тоном, видимо поняв, что успокаиваться я и не собиралась.
   -- Пусти, -- яростно прошипела я, вновь попытавшись вырваться. -- Отпусти меня!
   -- Ну-ну, -- усмехнулся Ричард и негромко добавил, чтобы слышала я одна, -- чем больше ты рвешься прочь, кошечка, тем сильнее у меня желание заставить тебя повиноваться, запомни это.
   -- Что ты с ними делаешь? -- я замерла, поняв всю тщетность своих попыток освободиться.
   -- Ничего, что могло бы угрожать их жизням, -- он так и не выпустил меня из кольца своих рук, но хватку немного ослабил. -- Пока ничего, -- угрожающе добавил мужчина. -- Не бойся, это всего лишь подстраховка.
   -- Подстраховка? -- повернувшись к полукровке лицом, я удивленно заглянула ему в глаза.
   -- Всего лишь небольшой настой, вызывающий легкое недомогание и сонливость, -- взгляд мужчины горел опасным пламенем. -- Им это серьезно не повредит, а мне будет спокойнее знать, что эти милые ребята не испортят наши планы.
   -- Сволочь... -- сквозь зубы выдавила я. -- Какая же ты сволочь, Ричард.
   -- Пусть так, -- он зло прищурил глаза и резко притянул меня к себе, сжав так, что даже при особом желании я не смогла бы отодвинуться. Приблизив свое лицо практически вплотную к моему, он прошептал, -- но лучше бы тебе эту сволочь слушаться, котенок, и не нарываться, если не хочешь, чтобы я пообрывал твои коготочки.
   -- Только попробуй причинить им вред, и я убью тебя, -- произнесла я спокойным и ровным тоном, которого совершенно от себя не ожидала.
   -- Ты бросаешь мне вызов, девочка? -- усмехнувшись, он отпустил меня и, отступив на шаг, бросил предвкушающий взгляд на напряженных Чувствующих. -- Смотри, как бы у меня не возникло желание его принять.
   У меня по коже поползли мурашки -- Правящий не шутил. Но и я была абсолютно серьезна в своих словах.
   -- Позволь мне осмотреть девочку, -- попросила я мужчину, мысленно приказав себе успокоиться. -- Ты прекрасно знаешь, что пока они под твоим контролем -- я не убегу. Позволь мне прсото убедиться, что с ней действительно все в порядке.
   -- Хорошо, -- после небольшой паузы нехотя согласился он. -- Но имей в виду, у тебя лишь минута.
   Не тратя время попросту, я ринулась к Летте, которую поднял на руки один из парней, и провела рукой по ее влажному от пота лицу. Плохо дело. Силы у меня не было, но и без нее я могла определить состояние девушки, как крайне тяжелое. Сильный жар и то, что она до сих пор не пришла в себя, были не слишком хорошими признаками. Очень плохими, если говорить откровенно. А учитывая то, что остальные ребята выглядели не лучше, ситуация беспокоила меня все сильнее и сильнее. Что такого дал им выпить Ричард?! Проклятье, если бы я знала, из чего состоял тот отвар, то возможно смогла бы отыскать среди лесных трав противоядие!
   -- С ней все будет хорошо, госпожа Рианоэль, -- тихо прошептал Майкл. -- Не волнуйтесь, я за ней присмотрю.
   -- Не сомневаюсь, -- кивнула я и, сделав вид, что осматриваю ученицу, тихонько спросила. -- Вам давали пить что-нибудь кроме воды на привале?
   -- Нет, -- удивленно ответил парень.
   -- Тогда как...
   -- У нее был немного странный привкус, -- вклинилась в наш разговор Элайна, самая младшая из четырех девушек. -- Я тогда не обратила на это внимания, так как очень хотела пить, но теперь вспомнила.
   -- На что он походил? -- я напряженно посмотрела на ученицу, молясь про себя, чтобы она смогла мне ответить.
   -- Рианоэль, -- донесся до нас голос Правящего, -- думаю, ты и так уже слишком задержалась.
   -- Вспоминай! -- требовательно прошипела я и медленно отстранилась от Летты.
   -- Корица... -- вдруг прошептала Элайна, -- Корица, но чуть горьковатая.
   Едва заметно кивнув, я показала, что услышала ее, и отошла от учеников. Вновь присоединившись к Ричарду, Ниссе и еще одному из заговорщиков, внимательно следившему за каждым движением Дарракши-Лан, я глубоко вздохнула и задумалась. Горькая корица. Привкус этой пряности имели несколько отваров, в том числе и лечебных, но вот горьковатость меня настораживала. И как им удалось напоить молодых целителей подобной гадостью, не вызвав подозрения? На привале все делали по небольшому глотку из одной фляжки... Стоп! Я постаралась припомнить все детали, замеченные мной во время последней остановки -- вот мы с Ниссой жадно смотрим на темную фляжку, поданную нам Ричардом, и не решаемся протянуть к ней руки, не без основания не доверяя мужчине; вот Правящий с усмешкой наблюдает за тем, как с небывалым удовольствием мы поглощаем необычайно вкусную и чистую воду, а чуть в стороне от нас притупляют жажду ученики. Так, значит, емкостей для питья было действительно две, а не одна, как пытался нас уверить полукровка, когда говорил, что запасы воды ограничены и то, что находится у нас в руках необходимо растянуть на всех людей. На его людей. Проклятье!
   -- Что с ней? -- одними губами спросила Пьющая Жизнь, поймав мой взгляд.
   -- Отравили, -- едва слышно ответила я и предостерегающе качнула головой, заметив, как сжав кулаки, девушка с ненавистью посмотрела на Ричарда. -- Даже не думай.
   -- Я сделаю все быстро, он ничего и не поймет, -- с шипением выдохнула она, чем привлекла внимание своего стражника, угрожающе двинувшегося вперед.
   -- Думаешь? -- мрачно усмехнулась я и вперила яростный взгляд в спину идущего впереди меня полукровки. -- Спешу напомнить тебе, дорогая, о том, что перед тобой не невинная овечка, а...
   -- Настоящий козел! -- закончила за меня подруга.
   Я даже остановилась от неожиданности, представив себе Правящего с козлиными рогами и редкой бородкой. А что, очень даже неплохой представитель домашней скотинки получался! Губы сами собой растянулась в мечтательно улыбке и, не сдержавшись, я громко расхохоталась. И вдруг замерла.
   -- Нисса, ты -- гений, -- чуть слышно прошептала я
   Отбросив глупые фантазии, я огляделась вокруг и изо всех сил попыталась рассмотреть в наступивших сумерках довольно распространенный "козлиный корень", отвратительно-горькую, но необычайно действенную при отравлениях травку. Я не знала, чем именно напоил моих ребят Правящий, но подобное противоядие навредить никак не могло, а вот облегчить страдания -- запросто.
   -- Эль... -- озадачено посмотрев на меня, Дарракши-Лан чуть придвинулась ближе. -- С тобой все хорошо?
   -- Угу, -- напряженно протянула я.
   -- Ну что тут опять?! -- буквально подскочил к нам Правящий и застыл на месте, удивленно наблюдая, как сосредоточенно я осматривала ближайшие кусты. -- Могу я спросить, что тебя так рассмешило, радость моя? И что ты там потеряла?
   -- Нет, не можешь, -- отмахнулась я, даже не повернувшись к нему лицом. -- Поверь, это ради твоего же самолюбия.
   -- Мое самолюбие как-то зависит от этих зарослей? -- в голосе мужчины явно звучала насмешка.
   -- От них зависит все, -- многозначительно произнесла я, повернулась к нему, и, словно смутившись, потупила взгляд. В голове созрел план. -- Мне необходимо уединиться.
   -- А больше ты ничего не... Хм... -- мужчина быстро замолчал, видимо поняв, на что именно я намекала. -- Проклятье! А потерпеть ты никак не можешь?!
   -- Я уже и так целый час терплю! -- возмущенно пробормотала я и упрямо сложила руки на груди.
   -- Ладно, пошли, -- обреченно вздохнув, полукровка направился к густым кустам.
   -- Я, конечно, понимаю, что пленники не имеют никаких прав и привилегий, но все же думала, что хотя бы немного уважения к себе заслуживаю, -- я не двинулась с места, посмотрев на него сузившимися от злости глазами.
   -- В чем на этот раз проблема? -- надо отдать должное, терпения Ричарду было не занимать.
   -- Я лучше лопну, чем стану делать это перед тобой.
   -- Чтоб тебя! -- и все же Правящего надолго не хватило.
   Глянув на меня так, что волосы на голове встали дыбом, он жестом подозвал к себе одну из следивших за нами женщин и указал на меня.
   -- Проводи ее и смотри, чтобы не сбежала.
   -- Мне нет резона бежать пока в твоих руках Чувствующие и тебе это прекрасно известно, -- пробормотала я и под пристальным взглядом нового конвоира быстро направилась в сторону.
   "Козлиный корень" был не редкостью и рос практически везде, будь то грядка, поле, город или лес. Однако чтобы отыскать его требовалось время, которого у меня не было. Тьма побрала бы этого полукровку! Ну кто просил его отправлять со мной еще кого-то? Ведь он прекрасно знал, что мне даже в голову не пришла бы мысль о побеге. Теперь вот приходилось изображать из себя полную дуру и придирчиво разглядывать каждый попадавшийся на пути куст.
   -- Ну а этот-то чем тебя не устраивает?! -- уже, наверное, в восьмой раз спросила женщина, когда я вновь вылезла из очередного кустарника и горестно вздохнув, покачала головой.
   -- Там муравьи! -- пожаловалась я. -- А они, между прочим, кусаются!
   -- Если ты сейчас же не найдешь себе подходящий туалет, то узнаешь, как Я могу кусаться! -- не выдержала она.
   -- И давно у тебя такие наклонности, позволь узнать? -- удивленно протянула я и тут же заткнулась, заметив, как потемнели от гнева глаза разъяренной заговорщицы. Причем Воина, а с ними лучше было не шутить.
   Пробормотав, что попробую справиться побыстрее, я обогнула стоящее на пути дерево и глубоко вздохнула. Дольше тянуть я не могла, а заветная травка все так и не находилась. Нет, ну почему, когда не надо, всего всегда было вдоволь, а сейчас, как назло... Я замерла, заметив темно-красные листочки, растущие у самых корней дерева. Сердце пропустило удар. Неужели? Собрав волю в кулак, я заставила себя двигаться как можно спокойнее, чтобы не дать сновавшей рядом женщине повода усомниться в истинном назначении этого небольшого похода. Минута-две и вот драгоценные стебельки оказались у меня в ладони.
   -- Ну что, скоро ты там? -- раздалось неподалеку.
   -- Иду, -- поднявшись с корточек, я запрятала "козлиный корень" в длинный рукав платья, радуясь, что каким-то чудом в наступившей темноте смогла разглядеть заветное лекарство, и поплотнее закуталась в прихваченный в палатке мужской плащ.
   -- Давай быстрее, холодно все-таки!
   -- Поверь мне, я это чувствую гораздо лучше тебя, -- тихо пробормотала я, появившись из-за деревьев, и с завистью осмотрела ее с ног до головы.
   Кожаные высокие сапоги, явно теплый, толстый добротный плащ, защищавший от ветра, перчатки. Куртку и брюки, которые так любили представительницы нашей гильдии, видно не было, но я была уверена, что качеством и теплом они не уступали уже увиденному мной. Ей явно было намного теплее, чем мне, в тоненьком платьице и чужом плаще. Отвернувшись, я глубоко вздохнула и выдохнула, постаравшись расслабиться и не думать о пронизывающем насквозь ветре, как делала это последние несколько часов.
   Нас ждали с нетерпением. Стоило только появиться перед Ричардом, как тот мгновенно оказался рядом и до боли сжал мое предплечье, подтолкнув вперед.
   -- Надеюсь, ты не пытаешься меня обмануть, дорогая? -- в тихом шипении мужчины послышались нотки ярости и напряжения.
   -- Обмануть? -- меня бросило в жар при мысли, что он догадался о моих действиях.
   -- Решила потянуть время? -- он ускорил шаг, оказавшись во главе отряда. -- Не думаю, что это хорошая идея, малышка. Я не терплю непослушания.
   -- А ведь ты боишься, -- внезапно заметила я. -- Боишься, что они найдут нас быстрее, чем мы доберемся до вашего логова. Вот только кого, интересно, страшишься больше, Десмонда или Дана? А может Грейгора? Мой наставник весьма поднаторел за свои годы в искусстве ведения боя.
   -- Я бы на твоем месте замолчал и не выводил меня из себя, Рианоэль, -- по голосу полукровки теперь было невозможно понять его чувства, но напряжения скрыть ему все же не удалось. -- Я всегда гордился тем, что не поднимал руку на женщин, но если ты не закроешь свой рот, мне придется отойти от этого правила.
   -- Так значит, ударить самостоятельно не можешь, а вот посылать своих людей на убийства -- пожалуйста? -- я едва поспевала за Правящим, который так и не отпустил мою онемевшую руку. -- Какие интересные у тебя принципы.
   -- Поверь, они покажутся тебе еще более интересными, если сейчас же не заткнешься!
   Я решила послушаться совета, тем более что бежать и разговаривать было не слишком удобно. Да и стальная хватка мужчины причиняла очень даже ощутимую боль. Меня интересовало одно: как скоро должен был закончиться этот марафон, и я смогла бы дать противоядие ученикам. Про собственное состояние думать было некогда, а за Ниссу я была спокойна, все-таки Дарракши-Лан не зря так боялись люди. Нечисть есть нечисть, у нее свои способы борьбы за жизнь. Да и нашей безопасности, учитывая то, что нигде не было даже намека на присутствие Рейны, ничего не угрожало. Хотя, возможно в этом был виноват блок Ричарда.
   Ноги гудели от усталости, горло пересохло и безжалостно болело, тело, словно одеревенело, а зубы от холода против воли выбивали монотонную дробь. В голове пронеслась мысль, что если Правящему я нужна была в роли жены и матери наследника, то ему стоило бы немного обеспокоиться некоторыми деталями моего состояния. Как же было плохо... Но я упрямо молчала, прекрасно понимая, что ребятам приходилось намного хуже. Первой, однако, не выдержала Нисса.
   -- Если вы планировали нас убить, то могли сделать это сразу, а не доводить до измождения, -- как бы, невзначай заметила девушка. Никакой реакции. -- Или же вам, ребята, нравится мучить людей? -- снова молчание. -- Мда... И это нас еще обвиняют в жестокости!
   -- Заткнись, тварь, пока я не помог тебе это сделать! -- раздался справа низкий мужской голос одного из заговорщиков. -- Ты явно не принадлежишь к числу людей, так что и на снисходительность не рассчитывай.
   -- Ты мне тоже очень нравишься, красавчик, -- ехидно отозвалась подруга. -- Именно тебя я и убью первым.
   -- А ну...
   Позади нас раздался характерный звук пощечины. Споткнувшись, я попыталась обернуться, чтобы убедиться, что с Ниссой все в порядке, но была остановлена Ричардом.
   -- Замолкни, Карл, и убери от нее руки -- это приказ.
   -- Но эта тварь...
   -- Ты смеешь мне перечить? -- полукровка чуть снизил темп и, оглянувшись через плечо, посмотрел на мужчину. -- Действительно смеешь?
   -- Нет, господин, -- спустя пару секунд заминки глухо пробормотал тот, -- не смею. Я был не прав.
   -- Помни об этом, -- холодным тоном закончил Правящий, и в кое-то веки взглянув на меня, внезапно напрягся. -- Осталось совсем немного, ты сможешь дойти сама?
   Сказать, что я была удивлена -- все равно, что ничего не сказать. Мне послышалось, или в его голосе действительно были обеспокоенные нотки? Переживал? За меня?! В голове промелькнули две мысли: либо Правящий сошел с ума, либо я действительно напоминала окоченевший от холода труп. В лучшем случае -- нежить. Я попыталась ответить положительно, искренне надеясь, что он обратит свое внимание на кого-нибудь другого, но губы наотрез отказывались шевелиться, поэтому пришлось лишь кивнуть головой.
   -- Действительно? -- недоверчиво протянул мужчина. -- Что-то мне так не кажется.
   Не дав мне опомниться, он подхватил меня на руки и понес дальше, ничуть не сбавив шага. А я что? Мне оставалось лишь прижаться к нему еще ближе и спрятать заледеневшие руки у него на груди. Гордость гордостью, а умирать от переохлаждения я не собиралась, к тому же, весила я порядочно, явно больше перышка, как любили приукрашивать правду поэты, так что удовольствия таскать мое замерзшее тело по лесу было минимальным. Заглянув за плечо полукровки, я заметила, что мои ребята точно также несли на руках измученных целительниц и пешей осталась лишь Дарракши-Лан, выносливость которой объяснялась ее расой. Нечисть может выслеживать свою жертву целыми сутками, отказывая себе в еде и отдыхе.
   Прошло совсем немного времени, прежде чем Ричард, наконец, остановился и указал кивком головы одному из отряда на черневшуюся впереди стену. Я заставила себя собраться и пристальнее вглядеться туда, куда только что убежал мужчина. Не стена, а скала, уходившая далеко в небо, возвышалась сейчас над нами. Рассмотреть что-нибудь в наступившей темноте было практически невозможно, поэтому пришлось вместе с остальными дожидаться возвращения гонца.
   -- Все в порядке, они нас ждут, -- доложил спустя некоторое время мужчина.
   -- Лилиан уже добралась?-- судя по тону, Правящего это не слишком то и волновало.
   -- Еще нет, -- последовал ответ.
   -- Ну что ж, у нее все еще есть шанс, -- равнодушно произнес полукровка и двинулся прямо на скалу.
   Какое интересное, однако, было у заговорщиков логово... Хотя нет, логовом можно было назвать особняк, а это скорее, тайное убежище, где они могли чувствовать себя в полной безопасности. Внутри скалы оказалась очень глубокая пещера с множеством переходов и ответвлений, которые некие умельцы переделали во вполне уютные (по меркам пещерной жизни) комнатки. В одну из них нас и завели.
   -- Девушки останутся здесь, а вас, молодые люди, мне придется попросить еще немного прогуляться со мной, -- произнес Ричард и опустил меня на сделанный из сваленных в кучу одеял лежак. -- Карл, Марта, присмотрите за нашими гостьями, пока я не разберусь с остальными.
   -- Да, господин, -- дружно ответили мужчина, сцепившийся по дороге с Ниссой, и сопровождавшая меня женщина.
   -- И держи себя в руках, Карл, -- напомнил полукровка, многозначительно взглянув на высокого широкоплечего блондина с густой бородкой.
   -- Слушаюсь, господин, я вас не подведу.
   -- Куд-да ты их ув-водишь? -- все еще стуча зубами от холода, едва вымолвила я и вцепилась одеревеневшими пальцами в подол плаща Ричарда.
   -- Не волнуйся, Рианоэль, этим юношам предоставят не менее роскошные апартаменты, чем вам. Не могу же я разочаровать своих гостей.
   -- Здесь всем места хватит, -- я попыталась подняться, но ноющие от усталости ноги попросту отказывались слушаться. -- Оставь их здесь.
   -- К сожалению, не могу, -- излишне печально вздохнул полукровка, -- пока ты будешь беспокоиться за их безопасность, я могу рассчитывать на твое повиновение. Считай это моей страховкой.
   -- Не волнуйтесь, госпожа, с нами все будет в порядке, -- попытался подбодрить меня бледный от переутомления и плохого самочувствия Майкл.
   -- Позволь мне хотя бы убедиться, что они не погибнут из-за той гадости, что ты им подлил! -- я упрямо поджала губы и все-таки поднялась на дрожащие ноги.
   -- Я ведь уже говорил, что отвар не причинит им особого вреда, лишь временно ослабит и лишит силы, -- недовольно посмотрел на меня мужчина. -- Ты не доверяешь моему слову?
   -- А я должна тебе доверять? -- искренне удивилась я. -- Ты мне не муж и не любовник, коими так стремишься стать, не брат или отец, и даже не друг! Да и вижу я тебя всего во второй раз в жизни. Мне абсолютно наплевать какие планы ты строишь относительно меня, но вредить своим ребятам я тебе не позволю, чего бы мне это, ни стоило.
   -- Какие громкие слова... -- холодно протянул он.
   -- Ты знаешь, что это правда.
   -- Именно это меня и удивляет, -- усмехнувшись, он резко отвернулся и посмотрел на целителей. -- Можете подойти к своей найрин, детки, но не советую вам заставлять меня долго ждать.
   Дважды повторять не пришлось: едва Ричард закончил фразу, как шестеро парней, едва не сбив его с ног, ринулись ко мне. Я все-таки не удержалась на ногах.
   -- Госпожа, не переживайте, мы обязательно что-нибудь придумаем, -- одними губами произнес Майкл и опустился на корточки рядом со мной.
   -- Да, мы вас не бросим! -- поддержали его ребята.
   -- С нами все в порядке!
   -- Никакой отвар на нас не действует, -- твердо прошептал самый младший из парней посиневшими от холода губами.
   Я даже не знала, плакать мне или смеяться, наблюдая, как храбрились мои ученики. Старались не выдать своего измождения и страха. Дети выросли. Вот только глаза выдавали их с головой.
   -- Значит так, -- я даже не пыталась понизить голос, прекрасно зная, что Правящий все равно услышит каждое слово, -- кажется, пришло самое время напомнить вам ваше обещание беспрекословно меня слушаться и выполнять все, что я скажу. Поэтому, во-первых, -- я посмотрела на опустившего взгляд Майкла, -- вы немедленно оставите свои -идиотские планы по освобождению, а во-вторых, дадите мне слово, что не будете нарываться на неприятности. Мне и так хватает головной боли. А теперь помолчите минутку, и дайте мне удостовериться в вашем состоянии.
   -- Как будто у вас на это есть силы, -- едва слышно пробурчал один из ребят, за что заслужил увесистый подзатыльник. -- Ащщщ...
   -- Попререкайся мне тут, -- процедила я сквозь зубы, в который раз убедившись, что эти негодники замечали абсолютно все. -- А ну-ка повторите мне все триста заповедей и правил поведения истинного Чувствующего.
   -- Что?
   -- Прямо сейчас?!
   -- Нет, завтра! -- раздраженно фыркнула я и обхватила ладонями лицо Майкла, порадовавшись тому, что он сидел спиной к полукровке. -- Вспоминай, родной, вспоминай, напрягай мозги.
   -- Госпожа...
   -- Молчи и вспоминай! -- едва слышно прошипела я, резко перебив парня, и незаметно засунула ему в рот несколько листиков "козлиного корня". -- Не смей думать ни о чем другом, кроме заповедей! И вы тоже, -- добавила я, быстро взглянув на остолбеневших целителей.
   -- Триста заповедей? -- во взгляде старшего Чувствующего появилось понимание. Чуть отстранившись, он переглянулся с друзьями и, чуть повысив голос, начал, -- Первое правило гласит, что в любом месте и в любое время Чувствующий должен быть готовым придти на помощь больному или раненому. Второе...
   Слав Богам, что отсутствием сообразительности мои ученики не страдали. Воспользовавшись тем, что Майкл вполне успешно отвлекал внимание наших "тюремщиков", я по очереди накормила оставшихся парней противоядием, время от времени напоминая, что спросить могу каждого и с любого пункта. Да, мне было чем гордиться... Все триста правил эти юные целители знали назубок, заставив меня, бессовестно прогуливавшую историю знахарства, смущенно потупиться. Мои познания ограничивались базовым курсом, а жить и поступать я предпочитала все же по совести, а не по писаным правилам. Иначе те, кого мне удалось спасти, давно были бы за Гранью, так как рисковать собственной жизнью Чувствующим было строго запрещено.
   -- И как долго будет продолжаться этот урок? -- донесся до нас раздраженный голос Правящего.
   -- Мне надо было убедиться, что твоя отрава не затуманила им разум, -- спокойно ответила я, посмотрев на мужчину. -- Ничем другим, благодаря твоему блоку, помочь я им не могу.
   -- Поэтому решила добить их этой чушью?
   -- Они Чувствующие и всегда должны помнить об этом, -- мой голос зазвенел от напряжения. -- Не Воины, чтобы лелеять наивные мечты о битвах и идиотских вылазках, а подобные мысли у них были, и ты об этом прекрасно знаешь.
   -- Уж поверь, мне об этом известно, -- усмехнулся полукровка. -- Зато теперь, благодаря твоим стараниям, эти юноши рьяно штудируют в памяти все ваши драгоценные правила.
   -- Я просто не хочу потерять никого из них, -- устало произнесла я и прислонилась спиной к холодной каменной стене, полуприкрыв глаза. -- И если это убережет их, я готова целыми сутками лично читать им все имеющиеся в нашей библиотеке лекции и прочую чушь.
   -- Лучше побереги силы, -- быстро сократив расстояние между нами, Ричард на удивление нежно и ласково коснулся моей щеки, не обратив никакого внимания на словно окаменевших от напряжения парней. -- Обещаю тебе, Рианоэль, твоя энергия нам еще очень пригодится.
   У меня по коже побежали мурашки, а горло перехватило от леденящего чувства надвигающейся опасности. Его взгляд не оставлял сомнений -- полукровка не собирался ждать ни окончания войны, ни возведения себя на престол, ни брачного обряда. Ричарду нужен был непобедимый наследник, с помощью которого он прочно утвердил бы свое положение в обществе, и он готов был приступить к осуществлению своего плана немедленно. Меня охватило оцепенение, длившееся все время, пока он уходил, ведя за собой моих ребят, и прикрывал длинную штору, заменившую в этом углублении пещеры дверь. Дан, где же ты?!
  
  

Глава 15

  
   -- Придержи ей голову.
   -- Так? -- Нисса старательно выполняла мои распоряжения.
   -- Нет, чуть выше. Вот так, отлично. Ну давай, девочка, открой рот, ну же...
   Заставив себя очнуться, я разделила остатки противоядия между ученицами и сосредоточила все свое внимание на Летте, до сих пор не пришедшей в сознание. Карл и Марта, видимо посчитав, что никакой угрозы мы не представляем и шансы сбежать исключены, оставались снаружи. Чему лично я была очень рада, используя эту возможно для оказания помощи девушкам.
   -- Проклятье! Нисса, у тебя случайно нет кинжала? -- я обреченно посмотрела на подругу, прекрасно понимая, что мой вопрос не имел смысла.
   -- Хочешь облегчить ей страдания? -- Дарракши-Лан, к моему удивлению, восприняла все лишком серьезно.
   -- Госпожа, не надо!
   -- Госпожа Рианоэль, Летта сильная, она выкарабкается, -- со слезами в голосе встали на защиту подруги целительницы.
   -- Да не обираюсь я ее убивать! -- раздраженно фыркнув, я бросила на Пьющую Жизнь мрачный взгляд. -- Нечего забивать им голову подобными мыслями. Мне нужно лишь разжать ей челюсть, чтобы дать "козлиный корень", а для этого нужен какой-нибудь твердый и плоский предмет.
   -- Такой подойдет? -- Элайна сняла с шеи и протянула вперед круглый тонкий серебряный амулет.
   -- То, что надо! -- взяв из рук девушки украшение, я принялась за дело и привычными движениями ловко разжала зубы ученицы и просунула между ними последние измельченные листья противоядия. -- Проглотить -- не проглотит, но сок должен попасть в организм.
   -- Она поправится? -- Нисса ласково погладила девушку по волосам и осторожно уложила ее голову на ворох тканей.
   -- Обязательно, -- кивнув, я завернулась в одно из теплых одеял, недостатка в которых в пещере не было, и откинулась на стену. -- Ричард сказал, что отвар лишь ослабляет, но не причиняет вреда.
   -- И ты ему веришь?! -- подруга удивленно воззрилась на меня.
   -- Нет, конечно, -- я лишь пожала плечами и обняла одну из целительниц, крепко прижав к себе ее подрагивавшее от страха, холода и усталости тело. -- Я верю в холодный расчет этого полукровки. Ему не выгодно убивать кого-то из моих ребят, ведь еще неизвестно, как я на это отреагирую. Не удивлюсь, если он хорошенько запомнил, как на мне отразилась новость о смерти Дантариэля, помнится, тогда я все же сумела высвободить свою силу.
   -- Значит, ты можешь вернуть силу? -- Дарракши-Лан подалась вперед.
   -- Могу, -- подтвердила я, -- если полностью потеряю над собой контроль до такой степени, что не буду отличать врагов от друзей.
   -- А разве так бывает? -- тихо спросила Элайна и повернула ко мне голову, устремив на меня взор своих прекрасных глаз цвета шоколада. Бедняжка, как же она устала.
   -- Во мне течет не только кровь Чувствующих, для которых жизнь бесценна, но и Воинов, а у них убийство в порядке вещей. И порой бывает очень трудно подавить в себе их начало.
   -- Вы не убийца, госпожа, -- твердо произнесла еще одна ученица.
   -- В душе -- нет, но иногда обстоятельства вынуждают нас делать страшные вещи.
   На какое-то время мы замолчали, переживая все последние события и приводя мысли в порядок. Заговорщики не появлялись, но в наступившей тишине отчетливо слышны были нетерпеливые шаги за ширмой и приглушенное бормотание. О, боги, как же я устала. Хотелось выбраться отсюда, оказаться в своем маленьком уютном домике, вдохнуть родной запах, крепко прижать к сердцу дочурку и уснуть в собственной постели, под звуки ворчливого шепота брата. А еще не хватало ласковых и нежных объятий Дана. В воздухе буквально повисла атмосфера безнадежности и отчаяния.
   -- Так, все, с меня хватит, -- решительно произнесла Нисса и поднялась на ноги. -- Вы как хотите, а я предлагаю выбираться отсюда, причем немедленно.
   -- Немедленно не получится, -- я посмотрела на подругу и взглядом попросила ее сесть обратно, заставив нехотя подчиниться. -- Скоро вернется Правящий, а он мигом вычислит ваше местоположение.
   -- Почему это наше? -- Нисса напряглась, окинув меня крайне подозрительным взглядом.
   -- Потому что мне надо сначала отыскать ребят.
   -- Ладно, в таком случае сначала убиваем тех двоих снаружи, ищем наших мальчиков и дружненько убираемся подальше отсюда.
   -- Тоже вариант, но на деле -- ты забираешь с собой этих четырех, -- я указала на внимательно прислушивавшихся к разговору девушек, -- и как можно быстрее выводишь их из пещеры. А я выигрываю вам время и, заодно, узнаю, где остальные ученики.
   -- Решила погеройствовать? -- в свете двух факелов, прикрепленных на каменных стенах пещеры, стало видно, как яростно сжались кулаки Дарракши-Лан. -- Не выйдет! Если ты думаешь, что я позволю тебе остаться здесь одной, то глубоко ошибаешься!
   -- Мне ничего не угрожает, -- глубоко вздохнув, я поняла, что это будет тяжелая битва и попыталась успокоить девушку. -- Честно, Нисса. Ты же и сама прекрасно знаешь, что Ричарду я нужна живой.
   -- А разве это значит, что он не сможет причинить тебе вреда? -- спросила она, выразительно повысив голос, и медленно покачала головой. -- Не думай, что тебе удастся вновь оставить меня не у дел. Только не в этот раз, Эль.
   -- Ты же понимаешь, чем может обернуться твое упрямство? -- я открыто встретила ее взгляд.
   -- Абсолютно, -- кивнула Пьющая Жизнь. -- Я не оставлю тебя, Рианоэль.
   -- Ну и дура, -- обреченно вздохнув, я потерла руками лицо и признала свое поражение.
   -- Как говорится, с кем поведешься! -- проворчала подруга, довольно усмехнувшись.
   -- Госпожа, мы тоже...
   -- Даже не думай! -- резко прервала я подавшую голос Элайну. -- Как только Летта придет в себя, вас тут не будет.
   -- Но...
   -- Дорогая моя, лучше послушайся свою найрин и делай, как она велит, -- поддержала меня Дарракши-Лан. -- Поверь, еще одного неповиновения она не переживет.
   -- Нисса!
   -- А что я такого сказала? -- притворно удивилась она.
   -- Рада, что ты не утратила чувство юмора, -- мне захотелось придушить ухмыльнувшуюся подругу.
   -- Оно всегда со мной.
   Мы все замерли, услышав тихий стон, донесшийся из угла, где лежала Летта. Стон повторился.
   -- Летта! -- вскрикнув, молоденькие целительницы дружно бросились к очнувшейся девушке.
   -- Что здесь происходит?! -- раздражено откинув полог занавеси, Карл внимательно оглядел небольшое пространство комнаты и остановил свой взгляд на открывшей глаза Чувствующей. -- И как это понимать?
   -- Судя по всему, -- я специально говорила немного небрежным тоном, -- Ричард сдержал свое слово, пообещав, что та дрянь, которой вы их напоили, не причинит серьезного вреда. Слава богам, девочка пришла в себя, хотя все еще очень слаба.
   Минуту он сверлил меня тяжелым подозрительным взглядом, после чего перевел его на склонившуюся над целительницей Ниссу.
   -- А ЭТО почему рядом с ней? -- он с отвращением скривился. -- Неужели вы действительно так доверяете этой твари, что подпустили ее к ребенку?
   -- На твоем месте я бы тщательно выбирала выражения, -- медленно поднявлась на ноги Дарракши-Лан и с ненавистью посмотрела на мужчину.
   -- На твоем месте я бы даже пискнуть боялся лишний раз, -- точно также ответил он.
   -- За что ты так ненавидишь нашу расу?
   -- А разве вас можно любить? -- казалось, заговорщик искренне удивился ее вопросу. -- Вы не люди, паршивая нечисть, которую нужно истреблять!
   -- Что же это? -- подруга сделала шаг вперед, заставив его напрячься. -- Получается, раз вы люди, то лишь по праву рождения можете делать все, что вам заблагорассудится, а нас ненавидят даже за то, что мы живем и дышим с вами одним воздухом. Я все правильно поняла?
   -- А разве вас незаслуженно называют Пьющими Жизнь?
   -- О да, мы действительно высасываем жизненную энергию, -- не стала отпираться Нисса, -- но тогда как назвать вас, убивающих ради интереса, удовольствия и личной выгоды?
   -- Заткнись!
   -- Что, правда глаза колет?
   -- Я сказал, замолчи!!!
   Я знала, что должно было произойти в следующее мгновение. Знала, но все равно не успела вовремя отвернуться, чтобы не видеть жестокой расправы Дарракши-Лан над мужчиной. Дважды... Уже дважды подобное происходило на моих глазах, однако сегодня все было по-другому. В свой первый и единственный приезд на земли Пьющих Жизнь мне не посчастливилось увидеть, как Дантариэль использовал свою силу для наказания сородича. Однако тогда это действительно было лишь наказанием, теперь же Нисса убивала. Словно в оцепенении я смотрела, как мрачно улыбающаяся девушка медленно подошла к не двигавшемуся с места заговорщику. Как с поразительной нежностью провела отросшими когтями по его лицу. Я не могла видеть ее глаз, однако не сомневалась, что они сейчас горели двумя голубыми огнями, с завораживающе вращающимися звездами внутри. Она была прекрасна в своей убийственной мощи, в смертельной опасности, читающейся в каждом грациозном движении Нечистой. На нее хотелось смотреть бесконечно. Однако столь же сильным было желание отвернуться, закрыть ладонями уши и забиться в самый дальний угол пещеры. Эмоции и боль Карла были слишком сильны, чтобы их можно было не заметить. Рядом раздались всхлипы и приглушенный стон молоденьких целительниц. Держитесь... Держитесь... Чувствующие должны стойко переносить страдания тех, кого им довелось вытаскивать с Грани. Перед глазами замелькали кадры из жизни мужчины, его прошлое, настоящее, надежды и планы на будущее. Все мое естество восстало против его мук, но я решительно подавила в себе желание помочь и защитить умирающего заговорщика. Не в этот раз, когда над жизнями моих учеников нависла реальная угроза. Раньше я не задумываясь, встала бы между ним и Ниссой, сделала бы все возможное, чтобы оставить его в живых. Но с тех пор слишком многое изменилось в моей судьбе. Появились те, чьи жизни стали для меня дороже всего остального.
   Лишь минута понадобилась Дарракши-Лан, чтобы убить мужчину, и еще столько же, на обеспокоено заглянувшую к нам Марту. Путь был свободен.
   -- Судя по выражению твоего лица, ты не поражена, -- мельком глянув в мою сторону, Нисса снова отвернулась, явно не желая встречаться со мной взглядом.
   -- Я уже видела однажды, как вы используете силу.
   -- Дай угадаю, Дан?
   -- Именно, -- я кивнула, зная, что она все равно не увидит и подошла к медленно поднимавшимся на ноги девушкам.
   -- Странно, что после этого ты смогла его вновь принять. Чувствующие весьма щепетильны в этом вопросе, -- в голосе подруги послышалась самая настоящая мука.
   -- Тебе ведь тоже не слишком приятно это делать, не так ли? -- убедившись, что с целительницами все в порядке, я подошла к Пьющей Жизнь и коснулась ее плеча, заметив, как разом напряглась девушка. -- Я не считаю вас монстрами, Нисса. Да, не скрою, в тот раз я была поражена до глубины души и некоторое время ненавидела присущую вам жестокость, но потом очень быстро поняла, что это не главное. Главное то, что вы с этим боретесь и одерживаете победу. Я тоже не ангел, да и вся наша гильдия, если уж на то пошло, так что нечего от меня отворачиваться. Возможно, ты только что спасла нам жизни.
   -- Все-то у тебя легко и просто... -- глубоко вздохнув, она нехотя повернулась ко мне, и некоторое время пристально смотрела в глаза, ища в них опровержение моих слов. -- Ты, правда, меня не ненавидишь?
   -- Глупая! -- мне захотелось хорошенько ее встряхнуть. -- Ты моя подруга. Ну, выпиваешь ты жизнь из людей, так что с того? У всех есть свои минусы.
   -- Эль, ты знаешь кто? -- в глазах Ниссы стояли слезы.
   -- Кто?
   -- Ты моя самая лучшая подруга! -- счастливо улыбнувшись, она порывисто меня обняла.
   -- Ну вот, а я то уж испугалась, что будет хуже. Все, хватит нюни распускать, Ричард медлить не будет, а значит и нам задерживаться нельзя.
   Подав знак боязливо косившимся на Дарракши-Лан ученицам следовать за нами, мы с Ниссой осторожно отодвинули тяжелую ткань, отделявшую нас от основной пещеры и, не обнаружив ни единой души, крадучись вышли в длинный и широкий каменный тоннель.
   -- Ты хоть представляешь, где выход? -- я говорила еле слышно.
   -- Конечно, -- быстро кивнула подруга. -- У меня отличная зрительная память, так что через несколько минут будем у выхода. Если нас не задержат, конечно.
   -- Тогда выводи девчонок.
   -- Даже не надейся, Эль, -- резко остановившись, Дарракши-Лан схватила меня за локоть и придвинула к себе. -- Либо мы выводим их отсюда вместе и ищем парней, либо прямо сейчас разворачиваемся обратно и ждем прихода твоего будущего мужа.
   -- Не шути так, -- меня аж передернуло при мысли, что Правящий действительно сможет осуществить задуманное. -- Ричард никогда им не будет.
   -- А кто сказал, что я говорила про него? -- усмехнувшись, Нисса невинно похлопала длинными ресницами, в ответ на мой удивленный взгляд. -- Все, дальше без разговоров, нам надо торопиться.
   Выход мы действительно нашли спустя минут семь, как и сказала Пьющая жизнь, и, подтолкнув вперед одну из учениц, я как можно тише, практически одними губами быстро дала наставления.
   -- Сейчас темно, так что заметить вас будет сложно. Старайтесь держаться поближе к кустам, деревьям и зарослям, и вести себя как можно спокойнее. Чем меньше звуков вы издадите -- тем лучше, -- найдя взглядом Летту, я обеспокоенно нахмурилась. -- Ты действительно пришла в себя настолько, что сможешь выдержать весь путь?
   -- Да, госпожа, я справлюсь, -- по едва слышному шепоту невозможно было определить, так ли это, но я искренне понадеялась, что сил у девушки все же хватит.
   -- Отлично, тогда как только отойдете на приличное расстояние от скалы -- бегите без оглядки к лагерю. Ну, или к тому, что от него осталось. Все равно по пути вы встретитесь с кем-нибудь из наших.
   -- Госпожа, как же мы можем уйти без вас? -- Элайна изо всех сил вцепилась напряженными пальцами в мою руку. -- Вы должны пойти с нами!
   -- Мы последуем за вами, как только отыщем ребят. Не можете же вы допустить, чтобы с ними что-нибудь случилось.
   -- Да, конечно.
   -- Ну тогда поспешите, -- я решительно высвободила руку и подтолкнула ее наружу.
   -- Обещайте, что будете беречь себя, госпожа! -- девочки оказались на удивление упрямы.
   -- Думается, эту фразу должна была сказать я, -- криво усмехнувшись, я быстро оглянулась и прислушалась к оглушающей тишине.
   Странно. Почему-то мне всегда казалось, что в логове заговорщиков должно было быть более оживленно. Ну, и хотя бы пара человек на пасту у входа. Слишком уж было тихо, словно все разом вымерли. Или же притаились.
   -- Быстро уходите! -- нутром почувствовав, что здесь что-то было не так, я попятилась к стене. -- Я сказала, быстро!
   Дважды им повторять не пришлось. Видимо что-то было в моем голосе, возможно страх, но подействовало это на девушек лучше всяких убеждений. Не сговариваясь, они бросились прочь из темной пещеры и как раз вовремя, так как спустя лишь пару мгновений меня скрутило от дикой боли, а позади нас раздались оглушительные крики. Видимо стражники все же были.
   -- Стойте! Я разорву каждого, кто сделает еще хотя бы шаг! -- раздалось рядом со мной яростное шипение Ниссы.
   Мне пришлось закусить губу, чтобы не закричать от невыносимой боли, буквально раскалывавшей голову на части. Ричард был зол. Нет, он был в ярости и выплескивал все эмоции на меня, в попытках прорваться к моему разуму. Возможно, то вино, которое мне подсунул Десмонд, было вовсе не спасением, как все думали раньше. Во рту появился привкус крови.
   -- Я сказала не подходите! -- вновь повторила Дарракши-Лан.
   -- Ну-ну, девочка, не горячись, -- раздался на удивление спокойный голос Ричарда.
   -- Смотри, как бы эта "девочка" не порвала тебя на мелкие кусочки, -- язвительно произнесла подруга.
   -- Не льсти себе, - усмехнулся Правящий. - На твоем месте, я бы лучше обратил свое внимание на нашу дорогую Чувствующую. -- Рианоэль, надеюсь, ты как всегда в добром здравии?
   -- Пошел ты! -- едва вымолвила я, опустившись на каменный пол и запустив руки в волосы.
   -- Как грубо, радость моя, как грубо.
   -- Что ты с ней делаешь?! -- Нисса опустилась рядом со мной на колени и со страхом коснулась плеча.
   -- Всего лишь хочу напомнить, что могу убить ее раньше, чем ты доберешься до меня. Поэтому, если не хочешь потерять свою подругу, или кем она там тебе приходится, то спрячь свои коготки и отойди в сторону.
   -- Нет... -- я попыталась успокоить девушку, но вместо слов из горла вырвался лишь слабый хрип.
   -- Прекрати делать это! -- она вновь вскочила на ноги.
   -- Сначала успокойся, -- полукровка сохранял хладнокровие.
   -- Ей больно! Прекрати!
   -- Я уже сказал -- сначала успокойся и отойди в сторону, тогда ей станет легче.
   Внезапно что-то изменилось. Нет, боль не уменьшилась, скорее, стала сильнее, и Нисса все так же не сдалась. Просто появились чувства отчаяния и всепоглощающей ненависти. Но ко мне они не имели никакого отношения, как и ко всем присутствовавшим рядом людям. Слишком знакомая энергетика, слишком родная... Боль. Ричард слишком быстро пришел в себя после секундного ослабления контроля над моей силой. На смену удивлению пришло разочарование. Не смогла. Не успела понять, кому принадлежал отголосок чувств.
   -- Соскучилась? -- каким-то образом Ричард оказался рядом со мной.
   -- Нисса? -- я попыталась приподняться и отыскать взглядом подругу.
   -- Я здесь, -- ее голос раздался позади меня.
   -- Зря вы все это затеяли, скажу я вам, -- присев на корточки, Правящий с каким-то мрачным предвкушением посмотрел мне в глаза. -- Ты ведь знаешь, что за все приходится платить, не так ли?
   -- Что ты собираешься делать? -- он, наконец, оставил в покое мою голову и дал возможность нормально мыслить.
   -- В этом то и вся прелесть, -- от его улыбки меня бросило в дрожь, -- все, что захочу. А чтобы у тебя вновь не возникло желания повторить подобную глупость, я приготовил сюрприз. Жаль лишь, что придется показать его раньше времени.
   Этот взгляд. О, боги, как же мне не понравились искорки торжества в его пронзительных глазах. Что за гадость он еще приготовил? Грубо схватив меня за локоть, Ричард заставил подняться на ноги и буквально потащил за собой. Ниссу вели следом.
   -- Думаешь, ты их спасла? -- негромко поинтересовался Правящий, чуть наклонив ко мне голову. -- Тех девочек. Ты, правда, считаешь, что им удастся сбежать от моих ребят?
   -- По крайней мере, я дала им шанс.
   -- Напротив, -- возразил он, -- ты лишь еще больше разозлила меня. Им ничего бы не угрожало, будь ты послушной, я всегда держу свое слово.
   -- Будь ты на моем месте, поверил бы подобным обещаниям? -- я говорила спокойно, стараясь не показывать собственного волнения и страха.
   -- Думаю, нет, -- он резко отстранился и, ускорив шаг, молча повел меня дальше.
   На этот раз путь показался мне бесконечно долгим. Возможно, все дело было в накопившейся усталости, а может, из-за давящего чувства неизбежной беды, обреченности и опасности. Что бы ни задумал Правящий -- ничем хорошим это для нас кончиться не могло. Я буквально кожей ощущала торжество и злорадство, исходившие от мужчины, поэтому не удивительно, что к тому времени, как мы остановились посреди неосвещенного углубления пещеры, я остро реагировала на каждый шорох. Вокруг нас сгустился мрак, не позволяющий разглядеть даже поднесенную к лицу ладонь. Стало действительно страшно.
   -- Куда... Что происходит?!
   Вздрогнув от взволнованного крика Дарракши-Лан, я резко обернулась и подалась к подруге. Ричард легко удержал меня на месте, мертвой хваткой вцепившись в мое плечо.
   -- Нисса!
   -- Куда вы меня тащите?! -- голос девушки звенел от ярости. -- Эль!
   -- Пусти! -- я попыталась вырваться.
   -- Спокойно, девочка, -- руки полукровки тисками сжались на моей талии, буквально пригвоздив к месту, а голос эхом отозвался даже в самых дальних уголках пещеры. Возня впереди нас на какое-то время прекратилась. -- С твоей дорогой Дарракши-Лан ничего плохого не случится, если, конечно, ты не будешь больше устраивать мне неприятности. Тебя же, Пьющая Жизнь, это тоже касается, -- добавил он чуть громче. -- Те ведь не забыла, какую власть я имею над ней? Прошло всего пару минут, но если ты хочешь, чтобы я напомнил...
   -- Не смей! -- испугано вскрикнула подруга. -- Я помню.
   -- Ну вот и умница, -- довольно произнес мужчина. -- В таком случае ты должна понимать, что не следует злить моих ребят. Надеюсь, я ясно выразился?
   -- Только тронь ее, и я лично вырву тебе сердце.
   Я не могла видеть ее лица, но в голосе Ниссы больше не было страха, лишь спокойная решимость и твердая уверенность. Она не угрожала, а предупреждала Правящего о последствиях, и нисколько не сомневалась в правдивости своих слов и собственных силах.
   -- Ну что ж, -- медленно протянул Ричард, прижавшись щекой к моей голове, и сильнее притянул к себе, -- я был бы дураком, если бы отмахнулся от подобного заявления Дарракши-Лан. Не сомневаюсь, у нас еще будет возможность сразиться, однако сейчас у меня несколько иные планы. Не так ли, дорогая?
   Последний вопрос он произнес чуть приглушенно, потершись губами о мои волосы. Впереди раздалось яростное шипение. Пьющие Жизнь не только обладали прекрасным слухом, но и видели в темноте, как кошки. Что касается меня, то в данный момент я почти с обожанием вспоминала свою силу, от которой порой так мечтала избавиться. Я похолодела, как только его пальцы едва ощутимо прошлись по моему животу, и почувствовала, как что-то в душе оборвалось. Я прекрасно знала, что было на уме у этого ублюдка, так как буквально кожей чувствовала степень его желания обладать мной не только как пленницей или матерью, способной произвести на свет сильного наследника, но и как женщиной. И от этого становилось еще страшней. Нет, страх -- это не то слово, чтобы передать эмоции, роем клубившиеся у меня в груди, скорее смесь ужаса, ненависти, отвращения и беспомощности одновременно. Он связал меня по рукам и ногам, пленив учеников и отобрав силу.
   -- Эль... -- голос подруги звучал напряженно.
   -- Иди с ними, -- я заставила себя произнесли это более уверенно, чем было на самом деле. -- Я в порядке. Иди и не делай глупостей.
   -- На твоем месте я послушался бы слов Рианоэль, она знает, когда следует отступить.
   На какое-то мгновенье наступила тишина, а потом раздался тяжелый вздох и звук удаляющихся шагов, и я поняла, что Нисса все же смирилась с неизбежным.
   -- Ты приняла верное решение, -- чуть погодя произнес Ричард подтолкнув меня в непроглядную тьму.
   -- А у меня был выбор? -- я изо всех сил старалась не распластаться на каменном полу пещеры.
   -- Конечно, -- стало слышно, как он усмехнулся, -- либо заставить ее подчиниться, либо оставить все как есть, и позволить мне ее убить.
   -- Думаешь, Дарракши-Лан так легко убить?
   -- А ты действительно считаешь их бессмертными? Не смеши меня, девочка? истинно бессмертных не существует, уж тебе ли ни знать об этом.
   -- Возможно, -- я не могла ни согласиться, -- однако...
   Я резко замолчала и замерла на месте под напором знакомых эмоций, которые уже ощущала на выходе из пещеры. Боль, обреченность, ярость и лютая злоба. Все настолько сильное, что легко пробилось в сознание через блок Правящего. Все настолько родное, что сердце невольно сжалось в груди. Я знала. Еще до того мгновения, как Ричард зажег факел, я знала что должно было предстать передо мной в этом проклятом месте. Но все же не была готова к увиденному.
   -- Эль?!
   Я буквально приросла к месту, не в силах пошевелить даже пальцем от сковавшего меня ужаса и невероятности происходившего вокруг. Хотелось выть и кричать от ярости и боли, однако губы отказывались слушаться, а голос, похоже, начисто пропал. В голове крутилась лишь одна мысль: история не может повториться, не может...
   -- Крил... -- едва слышно вырвалось у меня.
   Я не могла поверить в то, что это был действительно он. Практически обнаженный, окровавленный, с огромными ранами по всему телу и заплывшим от побоев лицом -- передо мной в слишком тесной для человека клетке лежал незнакомец. Он просто не мог быть моим братом. Только не он! Вот только глаза, обращенные ко мне, я ни узнать не могла.
   -- Эль...
   Всего лишь стон, одно слово, имя, сорвавшееся с разбитых в кровь губ... И я уже стояла на коленях, в мгновенье ока оказавшись рядом с клеткой, и, протянув руки меж железных прутьев, дрожавшими от ужаса пальцами дотрагивалась до слипшихся от крови волос.
   -- Крил... О, боги, Крил... Что они с тобой сделали...
   -- Не бойся сестренка, все не так плохо, как кажется, -- этот несчастный все еще пытался шутить.
   -- За что? За что?! -- резко развернувшись, я с лютой ненавистью посмотрела на невозмутимого Ричарда, с легким любопытством наблюдавшего за моей реакцией.
   -- Так тебе не понравился мой подарок на будущую свадьбу, радость моя? Очень жаль, я действительно старался, -- горестно вздохнув, он с наигранным сожалением покачал головой и медленно двинулся ко мне.
   -- Старался? -- я вновь посмотрела на изуродованное тело брата. -- Действительно, старался. Ты за это ответишь, -- мой голос дрожал от едва сдерживаемой ярости. -- Клянусь Жизнь, я заставлю тебя заплатить за то зло, которое ты совершил!
   Правящий резко остановился, буквально пригвоздив меня пронзительным взглядом к месту. Наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием израненного оборотня. Видимо в голове полукровки не укладывалось, как Чувствующая могла дать подобную клятву, невыполнение которой грозит ей неминуемой смертью. Надо же, меня начали воспринимать всерьез!
   -- Дурочка... -- едва выдохнул позади меня напряженный Крилман.
   -- Полностью согласен, -- сквозь зубы процедил Ричард, не спуская с меня горящих яростью глаз. -- Лишь полная дура могла с такой легкостью распорядиться тем, что ей не принадлежит.
   -- Это моя жизнь, и лишь мне решать, стоит ли ей рисковать.
   -- Ошибаешься, девочка, -- он в мгновенье ока оказался рядом и резко притянул меня к себе. -- Ты, твое тело, жизнь и воля -- все это отныне принадлежит мне. Ты хоть понимаешь, что означает твоя клятва?!
   -- Конечно, -- я криво усмехнулась, глядя ему прямо в глаза. -- Либо ты умрешь, либо погибну я сама.
   -- Идиотка!
   Последовавшего за этим поцелуя я никак не ожидала. Страсть, нежность и любовь? О нет, мужчина, державший меня в своих объятиях и не позволивший двинуться с места, не испытывал ко мне ничего кроме чувства собственичества и злости. Этот поцелуй был призван указать на мое место, наказать, причинить боль и унизить.
   -- Гадина! -- дернувшись, Ричард машинально отступил на несколько шагов и недоверчиво дотронулся до прокушенной губы, на которой уже выступили капельки крови. -- Ты меня укусила! -- взгляд мужчины с каждой секундой становился все злее.
   -- Только попробуй повторить то, что ты только что сделал, и лишь укусом я не ограничусь!
   -- Правда? -- от его усмешки меня бросило в жар. Медленно, словно опасный хищник, он вновь подошел ко мне и неожиданно, со всего размаха, ударил по лицу, заставив свалиться на пол и больно удариться спиной о прутья клетки. Позади меня взвыл брат. -- Запомни, Рианоэль, ты моя собственность, вещь, с которой я могу сотворить все, что мне заблагорассудиться. Не смей мне угрожать, девочка.
   -- Не смей к ней прикасаться!!! -- яростное рычание Крилмана заглушило все вокруг, но внезапно что-то изменилось, и оборотень ревел уже не от ярости, а от нестерпимой боли.
   Все произошло за долю секунды, и я даже не успела понять, каким образом клетка вспыхнула ярким голубым пламенем, заставив брата в агонии забиться на каменном полу.
   -- Нет! -- я бросилась было к нему, но была отброшена назад силовым щитом, словно куполом, окружавшим своеобразное орудие пыток. -- Нет!!! Крил! -- вскочив на ноги, я вновь устремилась к клетке, но была вовремя остановлена перехватившим меня за талию Ричардом. -- Отпусти меня! Крил!
   -- Если ты не успокоишься, ему станет только хуже, -- Ричарду явно доставляло удовольствие мое отчаяние.
   -- Прекрати... -- я с ужасом почувствовала катившиеся по щекам слезы и собственное прерывистое дыхание. Только не это... Меньше всего сейчас мне хотелось разрыдаться на глазах у этого подонка, но собственному телу, по всей вероятности, было на это абсолютно наплевать. -- Не делай ему больно...
   -- Попроси, -- стиснув пальцами мой подбородок, полукровка приподнял мое лицо и заглянул в глаза. -- Хочешь, чтобы он перестал мучиться -- попроси меня об этом.
   -- Что? -- я на секунду оторопела, но времени на раздумья уже не было. Крил взвыл еще сильнее. -- Не мучай его... Прошу... Умоляю.
   В глазах Правящего отразилось наслаждение победой, и в то же мгновенье все прекратилось -- прутья клетки потускнели, а оборотень затих, забившись в угол, и обхватил дрожавшее от напряжения и пережитой боли тело.
   -- Не смей указывать, что мне делать, Нечистый, -- надменно протянул Ричард, пристально посмотрев на пленника. -- Это тебе урок на будущее.
   -- Ублюдок! -- буквально выплюнул Крил и поднял на него пылающий ненавистью взгляд. -- Ты за это ответишь.
   -- Кому же это, интересно? -- притворно удивился мужчина, чуть отстранившись, и посмотрел на меня. -- Возможно тебе? Отнюдь. На тебя, девочка моя, у меня совсем другие планы, нежели простые разговоры.
   -- У тебя все равно ничего не выйдет, -- я попыталась вырваться из кольца его рук, но потерпела поражение.
   -- Ошибаешься, дорогая, у меня в этом плане большой опыт, -- зловеще усмехнувшись, мужчина медленно прошелся по мне похотливым взглядом, уделив особое внимание груди, обтянутой тонкой тканью платья. -- Поверь, ты останешься довольной.
   -- Не трогай ее! -- Крил попытался было приподняться, но по всей вероятности, сил пошевелиться у него уже не было. -- Не прикасайся...
   -- Кажется, ты все-таки меня не понял...
   -- Я убью его, -- мой шепот заставил Правящего позабыть об оборотне. -- Ты не получишь наследника, как бы ни старался. Если я забеременею, то убью себя и его заодно.
   -- Что?
   -- Ты никогда не получишь желаемое, -- твердо проговорила я, посмотрев ему прямо в глаза и отчетливо увидев во взгляде смятение. -- Пусть я пойду против всего, что мне дорого, но этому никогда не бывать.
   -- Ну, это мы еще посмотрим!
   У всех есть свои страхи и кошмары, преследовавшие их в самые мрачные и темные ночи. Моим кошмаром на протяжении нескольких последующих месяцев стал именно этот момент. Я ослепла. Каким-то образом, не сходя с места, Ричард погасил единственный факел, окунув нас в первородный мрак пещеры. Я остолбенела. Каждая клеточка тела буквально вопила об опасности, умоляя бежать, вот только куда? Где можно было укрыться, когда вокруг тебя кромешная тьма, а единственный звук и ориентир -- яростный рев взволнованного брата? Я осталась одна. Без способности чувствовать окружающее, без зрения, без оружия и, скорее всего, без надежды. Если честно, поверить в то, что каким-то образом этот кошмар закончится, я уже действительно не могла, однако было кое-что, что придавало мне сил -- ярость и отчаяние. Образ улыбающейся Лиры, вставший перед глазами, заставил меня очнуться и, наконец, взять себя в руки. Просто сдаться и покориться судьбе? Ну уж нет, этого позволить себе я не могла. Если не из-за себя, то ради дочери я должна была бороться.
   -- Что случилось, Рианоэль? -- казалось, насмешливый голос Ричарда доносился отовсюду. -- Разве ты не способна видеть в темноте? Как жаль... Мне казалось, Дарракши-Лан способны делиться своими способностями или же это еще одна легенда, как и слухи об их бессмертии?
   -- Чего ты добиваешься? -- я чуть попятилась назад, беспомощно озираясь в кромешной тьме. -- Хочешь напугать? Поздравляю, тебе это отлично удалось. И что дальше?
   -- О, -- раздалось в нескольких сантиметрах от моего уха, -- дальше будет куда интереснее.
   -- Тварь! Отойди от нее! Отой..!!!
   Голос брата сменился яростным рычанием взбешенного зверя, и мне даже не нужно было видеть клетку, чтобы понять, что теперь в ней безумствовал огромный снежный барс. Вой, рев, звук цеплявшихся за металлические прутья когтей и гневный крик полукровки -- все слилось в один сплошной гул, эхом отразившийся от стен пещеры. Эмоции Крилмана обрушились на меня совершенно внезапно. Не отголосок, как раньше, а абсолютно все чувства, распиравшие его душу изнутри, заставляющие раз за разом прыгать на прутья клетки и испытывать почти нестерпимую боль. Колени подогнулись, и я осела на пол и изумленно огляделась вокруг. Я не знала как, возможно из-за чувств брата или ошибки Правящего, однако тот обжигающий жар, клубком разворачивающийся в моей груди я ни с чем бы не перепутала, а появившиеся вокруг очертания комнаты и находившихся в ней живых существ не оставляли сомнений -- блок Ричарда пал, вернув мне силу. Нет, ни брата, ни полукровку как таковых я не видела, лишь их ауру, однако и этого мне было достаточно, чтобы сориентироваться и, быстро поднявшись на ноги, броситься к выходу.
   -- Ах ты, тварь!
   Крик Ричарда сменился протяжным воем оборотня, а потом наступила тишина. Зловещая, напряженная тишина, заставившая меня резко остановиться и посмотреть туда, где находился брат. Нет...
   -- Крил!!! -- в мгновение ока я оказалась рядом с неподвижным зверем.
   Он был еще жив -- едва уловимое свечение ауры слегка пульсировало, даря надежду -- однако нельзя было сказать, надолго ли его хватит.
   -- Не пойму, неужели тебе все это нравится? -- полукровка невозмутимо обошел меня по кругу и, подойдя к выходу, отрезав путь, остановился и посмотрел на меня. -- Ты ведь испытываешь все его чувства, не так ли? Чувствуешь, как он умирает. Разве ты не должна ненавидеть его за это?
   -- Ненавидеть? -- мой голос больше походил на карканье вороны. -- Ненавидеть?! Да ты хоть понимаешь, о чем говоришь? Единственный, кого я ненавижу в этой комнате -- это ты! Я...
   Боль. Нестерпимая боль в груди мешала дышать, становясь с каждой секундой все сильнее. Перед глазами все поплыло, а во рту появился металлический привкус крови. Я попыталась успокоиться, но ничего не вышло и это лишь добавило панику в общую кучу чувств.
   -- Спокойнее радость моя, спокойнее, -- голос мужчины чуть дрогнул, когда он понял, что со мной происходило, -- ты же не хочешь уничтожить наше убежище, не так ли? Имей в виду, то, что не дает тебе покоя, вмиг снесет это место, не оставив никого в живых. Кроме тебя естественно. Так что прежде чем совершить очередную глупость, подумай, как ты будешь жить, зная, что на твоих руках кровь брата, учеников и подруги.
   Я старалась успокоиться, честно старалась. И дело даже не в словах Правящего, хотя все сказанное было правдой -- выпущенная на свободу сила действительно разнесла бы все вокруг, не оставив и камня от этого места. Однако сдерживать ее с каждой секундой становилось мучительнее.
   -- Помоги... -- обреченно вздохнув, я посмотрела в глаза напряженно застывшему возле меня Ричарду. -- Поставь блок... Я не буду сопротивляться...
   -- Думаешь, я не пытался?! -- судя по панике в голосе полукровки, тот уже явно жалел, что притащил меня сюда. -- Да тебя легче убить, чем остановить!
   -- Ошибаешься. Стоит лишь ее сердцу перестать биться -- как сдерживать этот поток силы будет уже некому.
   -- Кто... Как ты здесь оказалась?! -- резко обернулся Ричард и напряженно замер.
   -- Ты получишь ответы на все свои вопросы, но позже, моя мать давно уже жаждет встречи с тобой, -- голос Рейны больше походил на могильный шепот, от которого стыла кровь в жилах, а тело деревенело от страха. -- Сейчас же это не имеет никакого значения. У тебя осталось совсем мало времени, полукровка, -- она медленно подходила все ближе. -- Если хочешь успеть выбраться отсюда -- советую уносить ноги как можно скорее.
   -- Ты... -- судя по ужасу, исходившему от Правящего, тот все же догадался о том, кто стоял перед ним под личиной хрупкой девушки.
   -- Выбор за тобой, -- Посланница невозмутимо обошла его стороной и села на пол, положив мою голову себе на колени. Стало легче, по крайней мере, я смогла, наконец, вздохнуть. -- Ну что же ты ждешь, идиот? Либо погибаешь от того, что пробудил в ней, либо от меча, но уже в бою. Тебя в любом случае ожидает смерть, вопрос лишь в том, как именно ты ее примешь.
   Подруга замолчала и ласково погладила меня по волосам холодной ладонью, даруя, я прекрасно это понимала, лишь короткую передышку в борьбе с рвущейся наружу силой. Прошло еще несколько секунд, прежде чем я услышала торопливые удаляющиеся шаги Правящего. Что ж, он принял решение.
   -- Давно ты здесь? -- каждое движение и слово давались с трудом, но я все же немного повернулась, чтобы видеть очертания лица девушки.
   -- С тех пор, как он угодил в ловушку, -- Рейна посмотрела на лежащего без признаков жизни Крилмана, даже не пытаясь скрыть от меня своих чувств.
   -- Ты любишь его.
   Это не было вопросом, но Посланница сочла нужным ответить:
   -- Да. Это странно и немножко страшно, но мне нравится, -- она улыбнулась. -- Ни Смерть, ни ее дочери не способны на любовь, в противном случае мы не смогли бы выполнять свое предназначение. А вот я полюбила... Смешно, правда?
   -- Нет, -- я ободряюще сжала ее ладонь и попыталась улыбнуться. По крайней мере, я искренне надеялась, что это выглядело именно как улыбка, а не безумный оскал. -- Это прекрасно. А он?
   -- Сказал, что как только выберемся отсюда -- положит на колено и выпорет за то, что полезла за ним в самое пекло. А потом уже никогда не отпустит.
   -- Я рада, что это именно ты.
   -- И тебя не пугает моя сила?
   -- В данный момент именно МОЯ сила может всех нас погубить, так что это был дуратский вопрос, -- сжав ладонь девушки еще сильнее, я содрогнулась от боли и закрыла глаза, стараясь сконцентрироваться на внутренней защите.
   Вдох-выдох... Вдох-выдох... Я ощущала себя сосудом, в котором плещется рвущееся наружу пламя, чьи языки пытали мое изможденное тело не хуже самых кровожадных палачей гильдии Воинов.
   -- Ты должна держаться, Эль, -- голос Рейны теперь доносился до меня словно издалека. -- Потерпи еще немного, это скоро закончится.
   -- Больно...
   -- Знаю, я знаю, подруга, но если сдашься, будет еще больнее и на этот раз не только тебе.
   -- Не уходи... -- я уткнулась лицом в ее живот и обняла дрожащими руками за талию, прильнув всем телом. -- Не уходи...
   -- Не волнуйся, мы будем с тобой до конца. Я и Крил.
   Минуты, часы, года... Время для меня остановилось, слившись в бесконечность. Посланница что-то тихо напевала и это, почему-то, давало мне надежду и решимость бороться до конца. Песня, тепло ее тела и присутствие брата. Едва ощутимое, но такое родное. Не знаю, сколько мы так просидели, возможно, несколько минут, показавшиеся мне годами, а может и несколько часов. Я слишком отстранилась от реального мира, поэтому не сразу заметила перемен вокруг: голоса, шаги, чей-то крик и паника. Внезапно все стихло, и я почувствовала чье-то дыхание на своей щеке.
   -- Моя смелая лиарни... Храбрая, сильная малышка...
   Дантариэль. Здесь. Рядом. Со мной.
   -- Отпусти девочку, любовь моя, я тебе помогу. Ну же, Эль... Разожми руки...
   О чем он говорил? Отпустить? Разжать руки? Нет... Я не хотела шевелиться, ведь движение -- это боль. Нет...
   -- Посмотри на меня, лиарни, открой глаза и посмотри. Ты меня узнаешь? -- голос Дарракши-Лан дрогнул. -- Эль, девочка моя, посмотри на меня. Ты меня слышишь? Не пугай меня так, любовь моя.
   Дан волновался. Действительно волновался за меня. Он не Чувствующий, поэтому не мог понять, что со мной происходило. Я должна была его успокоить... Я должна... Тело слушалось с трудом, но мне все-таки удалось расцепить одеревеневшие пальцы и чуть приоткрыть глаза. Совсем немного, недостаточно для того, чтобы что- либо увидеть, но вполне заметно для напряженного мужчины.
   -- Молодец, Рианоэль, вот так...
   Я почувствовала, как оказалась в надежных руках принца, ощутила жар его тела, биение сердца и непонятную решимость, буквально исходившую от всего его естества. Что-то происходило? Но что? Не сейчас! Я вновь усилила давшие трещину внутренние щиты. Я не могла позволить себе думать о чем-либо, кроме бушевавшего в душе урагана силы.
   -- Это точно поможет?
   Все-таки им вновь удалось привлечь к себе мое внимание. Еще бы! Сложно удержаться, когда в нескольких метрах от себя слышишь голос Ронуэрта ля Риддоуна, правителя расы людей.
   -- Да, -- тон Посланницы не допускал возражений.
   Да что тут творилось?!
   -- В любом случае, Дан сможет остановиться, если что-то пойдет не так, -- это заявление Шилинэра отнюдь не прибавило мне оптимизма.
   -- Что... -- договорить у меня не получилось.
   -- Тшшш... Все будет хорошо, лиарни, верь мне.
   Верить ему? Сделав последнее усилие, я распахнула веки и встретилась взглядом с удивительными синими глазами Дарракши-Лан, жутковато блестевшими в свете зажженных факелов.
   -- Твои глаза... звезды... они вращаются...
   -- А твои чернее ночи, -- улыбнувшись, Дантариэль нежно очертил кончиком пальца линию моих губ.
   -- Это все моя сила... -- я говорила еле слышно.
   -- Да, -- он наклонился ниже, остановившись всего в нескольких миллиметрах от моих губ. -- И моя.
   Этот поцелуй отличался от всего ранее мною испытанного. Он ласкал, успокаивал и приносил облегчение. Я даже не сразу поняла, что по щекам текли слезы, а руки запутались в густых волосах возлюбленного. Для нас не было никого, кроме друг друга. Он требовал -- я подчинялась, он просил -- я отдавала, он умолял -- я с любовью выполняла все, что от меня требовалось. Дан пил излишки моей силы, как обычно выпивал жизненную энергию людей. Забирал через поцелуй боль и залечивал раны. Успокаивал и дарил наслаждение.
   -- Вот все и закончилось, любовь моя, -- чуть отстранившись от меня, произнес Дарракши-Лан, как только я посмотрела на него все еще затуманенным после поцелуя взглядом, -- мы победили.
  
  

Эпилог

  
   -- Госпожа Рианоэль, вы опоздаете!
   -- Ну поторопитесь же, а то все самое интересное пропустим!
   -- Я говорила, что не хочу никуда идти, и уж тем более на этот дуратский праздник! Сами виноваты, -- резко отвернувшись от учениц, я раздраженно прошлась по комнате, и удрученно подумала, что убирать весь беспорядок, учиненный этими девицами, придется именно мне. -- И вообще, что я там забыла?
   -- Как это "что"?! -- на лицах Чувствующих было написано неподдельное удивление. -- Так вашу же победу праздновать будут!
   -- Ну во-первых, победа была общей, а во-вторых, нечего здесь праздновать,-- я вновь отвернулась, не дав им заметить промелькнувшей в моем взгляде боли. Да, мы победили, вот только какой ценой. Никогда мне уже было не забыть растерзанное тело Эрика, успевшего за подмогой, однако не сумевшего увернуться от смертоносной силы полукровок. Не выбросить из головы остекленевший взгляд Вейна. Братья, друзья, семья... Нас слишком много связывало, чтобы я могла улыбаться и с легкостью жить дальше. С детства я запрещала себе привязываться к другим, опасаясь боли потери. Видимо раньше я была мудрее.
   -- Мам, ты еще не готова?!
   Обернувшись, я не смогла сдержать улыбки, глядя на маленькое чудо, грозно упершееся кулачками в бока и посматривающее на меня из-под недовольно сведенных бровей.
   -- Мааам!
   -- Может, ты все-таки сходишь на площадь с Крилом? -- я вновь попыталась уговорить дочурку оставить меня в покое, заранее зная, что ничего у меня не выйдет.
   -- Ты обещала! -- на меня укоряюще направили пальчик.
   -- Знаю-знаю, -- пришлось тяжело вздохнуть и вновь посмотреть на платье, которое для меня откопали эти девчонки: длинное, белоснежное, с затейливыми узорами, похожими на те, что рисовал мороз в зимние деньки на окнах, и золотой вышивкой по краям подола, длинных рукавов и лифа. -- Где вы его нашли?
   -- Крил принес, -- слишком быстро ответила Лира, потешно шикнув на взрослых учениц. -- Он сказал, что это тебе в подарок, -- чуть нахмурившись, девочка снова обратила свое внимание на меня. -- Тебе не нравится?
   -- Нравится, -- вздохнув, я села на постель и провела рукой по мягкой теплой ткани, -- но слишком уж шикарно.
   -- Тогда надевай, -- дочь была непоколебима, -- и накидку не забудь!
   Выйдя через пятнадцать минут из своей комнаты в академии, где мы продолжали жить последние три недели после всех событий, я вымучено улыбнулась ожидавшей нас парочке. Крил и Рейна. С тех пор, как брат очнулся после плена, он уже ни на шаг не отпускал от себя Посланницу, буквально пожирая взглядом довольную девушку. Все-таки как мало нужно было нам для счастья -- лишь знать, что твои чувства взаимны. И ему было абсолютно наплевать на то, кем она являлась, что еще больше трогало сердце отважной маленькой Посланницы.
   -- Какая ты красивая, Эль! -- во взгляде подруги было столько восхищения, что я невольно смутилась.
   -- Моя сестренка! -- с гордостью в голосе выдал Крилман, звонко чмокнув меня в макушку и взяв под руку. -- Ну что, красавицы, покажем народу, как веселятся настоящие герои?
   -- Иди уже, герой, -- усмехнувшись и взяв за руку светившуюся от радости дочурку, я позволила брату нас увести.
   Много всего произошло за эти недели. Начну с того, что наутро после битвы в пещере проснулась я уже в своей комнате... и не одна. Дан не разжал своих объятий даже когда, распахнув дверь, к нам вбежала зареванная Лирица. Как объяснил он, часом позже, оставшись со мной наедине, чуть покусывая мою шею и исследуя руками обнаженное тело, девочка должна была привыкать стучать в родительскую дверь и дожидаться ответа. Ведь кто знал, чем мы могли заниматься в нашей спальне. Спорить с ним было бесполезно, ведь наследный принц умел таааак убеждать... А потом сказка кончилась, явив жестокую правду жизни. Ричард, как и говорила Посланница, погиб в бою, как и многие его последователи, а моя тетка была взята в плен вместе с уцелевшими. Они были уже приговорены. Отдать последнюю дань памяти погибшим пришли все: люди, оборотни, Дарракши-Лан, полукровки. Нас объединило горе, а в день казни сплотил гнев. Тело Эрика, возле которого безутешно рыдала мать... Ледяные губы Вейна, в которых больше не было жизни... Больше всего времени я провела возле него, Чувствующего, полюбившего меня всем сердцем и отдавшего жизнь ради спасения нескольких рас. Разве могла я предположить, что его не станет? Моего ученика, соратника, возможного спутника. Разве могла подумать, что карие глаза, с любовью и теплотой взиравшие на меня, навсегда погаснут? Именно я провожала его в последний путь и, поцеловав неподвижные губы, зажгла яростное пламя, очистившее тело и освободившее его душу от безжизненной оболочеки.
   Наверное, это не правильно -- схоронив одного дорогого тебе мужчину, забываться в объятиях другого. Но иначе я бы не смогла жить. И то, что я чувствовала к Вейну, нельзя было сравнить с тем, что пробуждал во мне Дантариэль. Чувствующий был схож с легким летним ветерком, способным унести все печали и невзгоды, заставить улыбнуться и почувствовать душевную теплоту. Дан же... Он был моим воздухом, тем, без кого я не смогла дышать, жить и идти по жизни. Он был тем, кого я выбрала, кого полюбила и кому доверилась. Он был моей жизнью. И тем больнее было мне узнать о его отъезде на свои земли всего через неделю, что мы провели вместе.
   -- Мам, смотри, там дядя Гор! -- восторженный голосок Лирицы вернул меня в настоящее.
   -- Вижу, дорогая, -- улыбнувшись дочери, я вновь посмотрела на наставника, что-то активно обсуждавшего с мужчиной, который находился к нам спиной. -- Думаю, не стоит его пока отвлекать, как ты считаешь?
   -- ДЯДЯ ГОР!!! -- на окрик громогласной малышки обернулась половина площади. И Грейгор в том числе.
   -- Ох, и кто это тут у нас? Неужели моя любимая девочка?! -- ловко подхватив на руки подбежавшую к нему девчонку, Чувствующий довольно потерся щекой о ее волосы и поцеловал в щечку. -- Ну, Ваше Величество, как вам наша малышка? Правда, она просто красавица?
   -- Истинно так, -- при звуке этого голоса, я так и замерла на месте, всеми силами постаравшись скрыть взбунтовавшиеся эмоции. -- Но это и не удивительно, -- меж тем продолжил правитель Дарракши-Лан и обернулся ко мне, -- учитывая какой красотой наделена ее мать.
   -- Благодарю вас, Ваше Величество, -- мне все-таки удалось спокойно улыбнуться и присесть в неглубоком реверансе.
   -- К чему эти условности, Рианоэль? -- мужчина сморщился, словно вместо обычных норм этикета я заставила его проглотить целый лимон. -- Во-первых, мы слишком обязаны тебе, чтобы позволить приклоняться. А во-вторых... -- он внезапно осекся. -- Впрочем, пока хватит и первого. К тому же, на наших землях, помнится, мы общались куда свободнее.
   -- Что ж, в таком случае, Лиэр, -- я выделила его имя и мягко улыбнулась, -- я очень рада вновь тебя видеть. Как поживает Тайра?
   -- Как счастливая беременная женщина.
   Правительница Дарракши-Лан появилась так незаметно, что я еле удержала собственную руку со спрятанным в рукаве небольшим кинжалом. Еще один отпечаток, оставленный мне этой войной -- теперь безоружная из дома я не выходила. К сожалению, мой жест не остался незамеченным.
   -- Ваше Величество, я бы посоветовал вам впредь не подходить ни к кому из-за спины. К тому же столь резко, -- Грейгор опустил Лиру на землю и укоризненно взглянул на меня.
   -- Я что-то сделала не так? -- улыбка Тайры несколько потухла.
   -- Нет, все в порядке, просто в последнее время нам через многое пришлось пройти, вот нервы и расшалились, -- искренне улыбнувшись, я подошла и обняла успокоившуюся после моих слов девушку, и обернулась к стоявшим поодаль брату с Посланницей. -- Крила вы оба знаете, а это моя подруга и судя по всему, будущая невестка, Рейна. Ну о Лирице, вы, я думаю, уже наслышаны... Постой... Беременная женщина? -- до меня только сейчас начали доходить слова правительницы. -- Ты беременна?!
   Не знаю, кто из нас визжал больше -- я, Тайра или же подоспевшая к последней фразе Нисса. Вообщем, застряли мы надолго. И так бы и простояли на одном месте, восторженно обсуждая будущего младенца и осыпая поздравлениями супругов, если бы ни спустившийся с помоста Силиэр.
   -- Как поживает наша Чувствующая? -- меня обняли, приподняли над землей, звонко чмокнули в нос и поставили на ноги, внимательно оглядев с ног до головы. -- Судя по всему, в мое отсутствие тебя не обижали.
   -- Ха, обидишь ее!
   -- Кто бы говорил!
   Обернувшись, я с улыбкой взглянула на препиравшихся Дарракши-Лан, еще одну мою любимую парочку -- Ниссу и Шилинэра. Судя по взглядам, которые оба бросали друг на друга, когда думали, что этого никто не видел, этих двоих ждало неплохое будущее.
   -- Тоже заметила? -- усмехнулся Сил, проследив за моим взглядом.
   -- Этих невозможно проглядеть, -- вновь обернувшись к принцу, я нежно потрепала его вихры и, не сдержавшись, крепко обняла. -- Я рада, что с тобой все хорошо.
   -- Я тоже рад, что все сложилось столь удачно, -- парень погладил меня по спине, так и не разжав объятия.
   Как мы узнали во время битвы, Вейн, Грейгор, Силиэр и мои ученики наряду с несколько десятками представителями разных гильдий, после идеи, поданной Вейном, стали осваивать и другие особенности нашей силы. Правитель полностью поддержал эту идею. А Сил и Десмонд, которого после окончания противостояния и встречи с отцом приняли в гильдию Правящих, являлись представителями двух рас, наблюдавших за этими экспериментами. Не так давно мне все же удалось встретиться с полукровкой и серьезно поговорить.
   Он пришел ко мне в академию сразу после отъезда Дантариэля, и застал врасплох. Я на какое-то время даже замерла у открытой двери, держа его на пороге комнаты.
   -- Не впустишь? -- он окинул меня насмешливым взглядом и усмехнулся, однако исходившее от него напряжение не могло меня обмануть. Он переживал и боялся, что я могла его оттолкнуть после всего произошедшего.
   -- Как же я могу отказать Вам в гостеприимстве, Ваше Высочество? -- я растянула губы в подобострастной улыбке и присела в реверансе, после чего посторонилась. -- Прошу Вас, проходите.
   -- Нет, -- он остался стоять на месте, -- если я и зайду к тебе, то только как друг и родич, а не сын правителя. Эль... -- во взгляде Десмонда мелькнули боль и сожаление. -- Я пришел сюда, чтобы поговорить и объясниться. Прости, что так поздно, но раньше не вышло. Я... Я все тот же полукровка, которого ты встретила однажды в подворотне и хорошенько приложила о стену. Я...
   -- Не надо, -- твердо произнесла я и прошла вглубь комнаты, остановившись возле окна. На губах заиграла нежная улыбка, но мужчина этого не видел, так как я осталась стоять к нему спиной. Ничего, он заслужил того, чтобы немного помучиться.
   -- Ты не хочешь меня видеть? -- голос Десмонда звучал глухо.
   -- А как бы ты вел себя на моем месте? -- я заставила себя говорить ровным, ничего не выражающим тоном, и даже в мыслях постаралась не показывать полукровке, что давно уже его простила. -- Ты хоть понимаешь, что я почувствовала, поверив, что ты мог нас предать? Что было бы, если бы я сдалась и не вернулась с Грани? Так играть чувствами... Ты хороший актер, Десмонд, просто великолепный.
   -- Проклятье, я вовсе не хотел всего этого! -- он все же вошел в комнату, громко захлопнув за собой дверь, и быстро подошел ко мне. -- Поверь мне, Эль, я безумно испугался, когда понял, что мы натворили. Тогда, в моем доме... -- он глубоко вздохнул и выдохнул, выдав свое волнение. Я обернулась. -- Твои мысли не давали мне покоя. Ты даже не представляешь, сколько раз я порывался рассказать тебе все до мельчайших деталей, только бы, не слышать, как ты думаешь о смерти. Это было невыносимо, -- он с болью посмотрел мне в глаза. -- Я не хочу тебя терять, сестренка.
   -- А та воронка? -- я была неумолима и била точно в цель, мгновенно заметив, как побледнел после моего вопроса Правящий. -- Ее ведь наслал ты, не так ли? Не так давно ты хотел меня убить, а теперь боишься потерять? Не находишь, что это немного странно?
   -- Тогда мы не были знакомы, -- было видно, что каждое слово давалось ему неимоверно тяжело. -- Мне было необходимо доказать свою преданность Лилиан, но убивать тебя я не собирался. Эта стерва отыскала меня в Меркойне и сочинила красочную историю о том, как безумно сожалеет, что отказалась от меня, и открыла правду об отце. Сначала я не поверил, но позже она предоставила мне слишком много фактов, чтобы сомневаться в ее словах. Тогда же я и узнал про заговор, -- Десмонд отошел от меня и устало опустился на постель, словно силы вдруг его покинули. -- Я не знал, что мне делать и посоветовался с кормилицей. Надеялся, что она, с ее даром, смогла бы мне что-нибудь подсказать. Элана посоветовала мне обратиться к ее сестре, которую весьма ценил правитель, -- он напрягся и вскинул голову, посмотрев мне в глаза. -- Ее звали Друсилла.
   Я обомлела и с трудом перевела дыхание. Так вот кого мне так напоминала радушная старушка, встретившая в ненавистном мне особняке. Она ведь упоминала, что тоже потеряла кого-то в этой бессмысленной войне, вот только не уточнила, кого именно.
   -- Так значит...
   -- Именно, -- подтвердил полукровка, прекрасно зная, что я хотела сказать. -- Госпожа Друсилла была родной сестрой моей кормилицы. По отцу. Как ты понимаешь, от Видящих скрыть что-то просто невозможно, тем более, родственные связи.
   -- Понятно, -- пробормотала я.
   -- Она знала, что на площади в день праздника тебя не будет, и пообещала защитить Ниссу, -- вновь продолжил он, отведя взгляд. -- Тогда я напал в первый раз, прекрасно зная, что Ричард следил за каждым моим шагом. Ты даже представить себе не можешь, как я был счастлив, когда узнал, что с Дарракши-Лан все действительно было в порядке. Я ведь боялся, что убил ее, -- он горько усмехнулся и потер руками лицо. -- Потом я встретил тебя. Друсилла говорила мне, что ты сильная и вполне способна устоять перед проявлением моего дара, но я, честно говоря, ей не поверил. Тогда на кладбище я отчаянно пытался найти другой выход из положения, не хотел причинять тебе вреда, но за мной все время наблюдали, и пришлось напасть во второй раз, понадеявшись лишь на чудо. К счастью, ты спутала все карты моим наблюдателям, когда едва не забрала меня с собой за Грань. Я тогда подумал, что в первый раз на собственной шкуре ощутил свою силу, -- он задумчиво посмотрел на меня. -- Это больше походило на расплату за все мои действия и здорово напугало Лилиан. Она боялась остаться без основного козыря в моем лице, поэтому тебя было решено оставить в живых и привести в Меркойн.
   -- Чтобы стать твоей женой и матерью наследника, -- холодно добавила я. -- Эту часть я прекрасно помню, можешь не продолжать.
   -- По крайней мере, тебя больше не пытались убить, -- мрачно произнес Десмон и вновь вскочил на ноги. -- Я виноват перед тобой, Эль, но ни о чем не жалею. Я поступал так ради спасения многих людей, да и твоего тоже, если подумать. Поэтому ты не имеешь права меня осуждать! Ты не можешь меня ненавидеть за то, что я старался тебя защитить! Ты не... -- он осекся, заметив насмешливую улыбку и считав все мои мысли, которые я только что ему открыла. -- Как тебе это удалось?!
   -- Я быстро учусь, -- усмехнувшись, я медленно направилась к нему. -- Как видишь, не ты один обладаешь хорошими актерскими способностями.
   -- Так ты не сердишься на меня? -- полукровка пытливо заглянул мне в глаза.
   -- Уже нет, -- я покачала головой и улыбнулась, -- просто хотела, чтобы ты немного побыл в моей шкуре, прежде чем узнал правду.
   -- Стерва, -- фыркнул он и с любовью прижал меня к своей груди, крепко обняв.
   -- Не правда, -- возмутилась я. -- Я сама доброта и невинность.
   -- Кто спорит то? -- насмешливо протянул родич. -- Своя жизнь дороже!
   Мы оба засмеялись, и некоторое время простояли совершенно неподвижно, наслаждаясь покоем и единением душ. У меня появился еще один брат, и я была этому по-настоящему счастлива.
   -- Не грусти, -- тихо прошептал на ухо Силиэр, оторвав меня от воспоминаний. -- Сегодня нет места для печали.
   -- Я постараюсь, -- глубоко вздохнув, я отстранилась и, наконец, решилась задать вопрос, интересовавший меня сейчас больше всего. -- А где Дан? Он не приехал?
   -- Приехал, но... Видишь ли, он слишком занят, -- Сил отвел взгляд, словно не решаясь посмотреть мне в глаза.
   -- Слишком занят? -- на душе стало тяжело, а сердце тревожно забилось. -- Что-то случилось?
   -- Нет, все в порядке. А тебе, Силиэр, не следовало бы ее пугать, -- Тайра с укором посмотрела на стушевавшегося парня.
   -- Дантариэль -- наследный принц, у него есть обязанности, от которых он не вправе уклониться. Просто подожди его еще немного. И, кстати, нам тоже пора, -- с этими словами правящая династия Дарракши-Лан удалились, успев напоследок мне улыбнуться, а Силиэр даже подмигнул.
   Если Лиэр таким образом хотел меня успокоить, то старался он напрасно. Напротив, после этих слов, тяжесть на душе стала еще ощутимее, а в голову лезли самые паршивые идеи. Он возвращался домой и никогда больше не вернется на земли людей? Или Рихнер снова не пропустил его ко мне? Нет, глупости, Сил же сказал, что он приехал. Но тогда что могло означать его отсутствие? Почему он сразу не пришел ко мне? Наследный принц... Что если он осознал реальность и понял, что мы не могли быть вместе? Это уже больше походило на правду.
   -- Эль...
   -- Мама, смотри, начинается! Мама, там правитель! Мама, смотри! -- резко перебив дернувшегося ко мне брата, Лира нетерпеливо запрыгала на месте и попыталась утянуть меня в самую гущу столпившихся на площади людей.
   -- Хорошо-хорошо, идем, дорогая, -- я заставив губы растянуться в улыбке, и, взяв дочку на руки, направилась вперед.
   -- Грейгор! -- голос Крилмана звенел от напряжения.
   -- Ну-ка дай сюда мне мою малышку, Эль, -- наставник, словно по команде забрал у меня дочь и незаметно переглянулся с оборотнем.-- Не дело девушке таскать дитя, когда рядом есть мужчины.
   -- Эль, думаю, будет лучше, если я тебе кое-что объясню...
   Голос брата потонул в восторженном гуле толпы при виде вышедшего на помост правителя, позади которого встал Десмонд. Я не думая, двинулась вперед и постаралась получше рассмотреть друга, поэтому даже не заметила, как меня оторвало волной людей от семьи. Я медленно пробиралась вперед, поражаясь и до слез радуясь каждому слову Ронуэрта ля Риддоуна. Радовалась и одновременно не могла поверить, как впрочем, и все присутствующие на площади люди. Этот день точно войдет в летописи, так как не часто правитель извинялся за свои ошибки перед народом, приклонив перед ним голову. Не часто он признавал свое поражение перед сердцами тех, кто был в изгнании. Еще реже он называл своим наследником полукровку, не только признав в нем сына, но и раскрыв невозможную и запретную во все времена связь. Больше не существовало запрета на браки разных гильдий, больше не следовало бояться детей смешанных кровей, отныне матерям не пришлось бы укрывать свое чадо и опасаться за его жизнь. Наступала новая эра, новый виток в истории нашего мира.
   Ронуэрт поведал людям все, не став утаивать о поселении полукровок, их роли, как хорошей, так и плохой, в истории с заговорщиками, но не обошел вниманием и жестокость людей, сделав упор на то, что между нами не было никакой разницы. Было еще много слов, но в них я уже не вслушивалась, не в силах сдержать счастливой улыбки и слез радости. Какое же это странное чувство -- осознание того, что мечта, с которой ты жила на протяжении всей жизни наконец-то сбылась. То, ради чего погибли мои родители, ради чего мы сами бились и многие сложили головы -- мир, объединение, счастье.
   -- Мы должны сплотиться, если не хотим повторения этой войны, -- меж тем продолжал правитель. -- Люди и Нечистые, разные расы, которых связывает стремление к миру и процветанию. И в знак объединения наших народов, для меня четью будет объявить о свадьбе наследного принца Дарракши-Лан Дантариэля нэй Аррткура, которая состоится сегодня же, да на самом деле, прямо сейчас, -- усмехнулся правитель, -- если он, конечно, добьется согласия невесты.
   Дантариэль был прекрасен. Черные, как смоль волосы чуть подстрижены и убраны назад, широкие плечи подчеркивал белоснежный камзол, с золотой вышивкой по краям, а взгляд не оставлял сомнений в силе его обладателя. Он был настолько прекрасен, что мне на миг стало нечем дышать при виде того, как медленно он вышел на помост. А может дыхание перехватило из-за боли? Свадьба. Только теперь слова Лиэра о долге наследного принца полностью дошли до моего сознания. Только теперь стало понятно поведение Силиэра. Жизнь жестока, слишком жестока, вот только, похоже, в череде событий последних лет, я совершенно об этом забыла.
   Не в силах вынести вида невесты того, кому отдала свое сердце, я ринулась прочь, отчаянно пробираясь через толпу и практически ничего не видя полными слез глазами. Лишь на мгновенье остановилась и подумала о дочери, но та осталась в надежных руках. Ничего страшного не произойдет, если несколько часов она побудет в обществе полностью покоренных ею мужчин. Мне же это время было необходимо, чтобы взять себя в руки. И тогда, возможно, я снова смогла бы улыбаться.
   До конца площади оставалось совсем немного, когда что-то перегородило мне дорогу. Что-то, при ближайшем рассмотрении оказавшееся огромным шипастым хвостом.
   -- Куда-то спешишь, девочка? -- на меня с пониманием взглянули мудрые глаза древнего как мир дракона.
   -- Рихард? -- замерев от неожиданности, я с изумлением окинула взглядом эту огромную тушу, не совсем понимая, что он здесь делал. -- Но как?
   -- На крыльях, -- он оскалился, заставив кого-то за моей спиной истерично взвизгнуть и потерять сознание. Ничего удивительного, улыбка дракона кого хочешь напугает.
   -- Я не об этом. Как... Впрочем, неважно, -- я откинула с лица выбившиеся волосы из уложенной короной косы, и, глубоко вздохнув, собралась с мыслями. -- Надеюсь, мы еще увидимся, Рихард, а сейчас мне нужно идти.
   -- И куда это, позволь спросить, ты собралась?
   Этот голос. Низкий, чарующий и приносящий страдания. Мне надо было бежать, наплевать на гордость и нестись отсюда сломя голову, но вместо этого я обернулась, чтобы встретиться взглядом со звездами в темно-синих глазах.
   -- Странно слышать от Вас подобный вопрос, Ваше Высочество, -- я заставила себя чуть склонить голову в знак приветствия и сцепила за спиной руки. -- Не ожидала, что мой маршрут Вас так заинтересует.
   -- Поверь мне, интересует, еще как интересует, -- медленно, словно хищник, нацелившийся на свою жертву, он двинулся на меня, не отрывая взгляда от моего лица. Напряженный, собранный, опасный. -- Спасибо, Рихард, отныне я твой должник.
   -- Всегда пожалуйста, -- за моей спиной раздалось довольное урчание. Никогда бы не подумала, что драконы были способны издавать подобные звуки. -- И кстати, девочка, надеюсь, ты скажешь ему об этом сама.
   -- Что? -- обернувшись, я замерла под тяжелым взглядом огромной ящерицы, как любила его когда-то называть, и почувствовала, как заалели щеки. Я знала, что он имел в виду. Точнее узнала... Только что.
   -- Так что ты должна мне сказать? -- жаркое дыхание коснулось волос... уха... щеки... шеи... Его руки обхватили меня за талию и медленно, но настойчиво развернули к себе лицом.
   -- Отпусти, -- я напряглась, вспомнив, наконец, где мы находились. Люди с любопытством наблюдали за нашими действиями, ожидая финала этой истории. К сожалению, среди них была и его невеста. -- Пусти! -- я изо всех сил попыталась вырваться, но не смогла сдвинуться ни на шаг.
   -- Ты действительно этого хочешь? -- в голосе Дантариэля проскользнули непонятные мне нотки. Словно он... боялся. Вот только с чего бы Дарракши-Лан бояться?
   -- Хочу, -- я медленно приподняла подбородок и заставила себя посмотреть ему в глаза. -- Если ты не уважаешь меня, так пощади, хотя бы чувства своей невесты. Не думаю, что ей понравится устроенное тобой представление.
   -- Пощадить чувства невес... -- несколько огорошено начал было мужчина и внезапно рассмеялся. Счастливо, заразительно и облегченно. -- Ты сумасшедшая, знаешь об этом? Самая чокнутая Чувствующая в мире и именно поэтому, наверное, я так сильно тебя люблю. Хочешь познакомиться с моей невестой? -- не обратив внимания на мой огорошенный вид и отчаянье, мелькнувшее во взгляде, он чуть отстранился, что-то достал из кармана, сжав в кулаке, и только после этого хитро взглянул на меня. -- Рианоэль, как ты думаешь, где меня носило все это время?
   -- Понятия не имею, -- я изо всех сил старалась сохранить хладнокровие и не рвануть прочь.
   -- Если бы ты меня об этом спросила, я бы ответил, что две последних недели как идиот метался между нашими землями и старался найти подходящий дом, в который приведу свою жену. Точнее два дома: один здесь, а другой на землях моего народа.
   -- Меня это не каса...
   -- Также, -- перебил меня Дантариэль и продолжил, чуть приблизившись и обхватив мои сцепленные за спиной руки, словно боялся, что я могла убежать, -- я заканчивал и передавал все свои дела, чтобы иметь возможность без каких либо казусов, вступить в должность посла Дарракши-Лан на землях людей. Тем более что после того, как Тайра родит сына, именно он будет наследным принцем.
   Здорово, значит, мне придется лицезреть его счастливую семью всю оставшуюся жизнь, если я захочу сохранить хорошие отношения с Нечистыми. Впору было выть от счастья!
   -- А еще, -- внезапно Дан прижал меня к себе так сильно, что на миг у меня перехватило дыхание, и едва ли не замурлыкал на ушко, -- это время я потратил на мечты о том дне, когда увижу ту, кого люблю больше жизни в белом платье с символами нашего рода. Символами, -- он чуть отстранился, следя за тем, чтобы я слышала каждое его слово, -- вышитыми золотом на белоснежном полотне. -- Поднеся руку к моей щеке, он дразнящее прикоснулся к коже и медленно спустился вниз, к лифу, туго обтянувшему мою судорожно вздымающуюся грудь. -- Ты видишь, лиарни? Золотое на белом. Правда, это прекрасно?
   Меня бросило в жар. Дан не мог лгать, это было бы слишком жестоко. Не мог. И не лгал. Это читалось в его глазах, в каждом его жесте, в том, как крепко, словно боясь отпустить, он прижимал меня к себе, как забыв о своем статусе, пытался что-то доказать глупой девице, до сих пор не верившей в свое счастье.
   -- А знаешь, любовь моя, о чем я еще мечтал? -- он нежно обхватил пальцами мой подбородок и чуть приподнял его так, чтобы наши взгляды встретились. -- Как загляну в ее глаза и медленно, не спеша, надену на палец кольцо, скрепив клятвы. Как вновь поцелую сладкие губы, сводящие меня с ума. Как назову ее своей и никогда уже не отпущу. Ты ведь понимаешь, о ком я сейчас говорю, не так ли, Рианоэль? Ты же не могла усомниться в моей любви к тебе, лиарни, не так ли? Ты ведь не настолько глупенькая, девочка моя, чтобы подумать о том, что я могу захотеть кого-то другого, правда? Ты ведь доверяешь мне, Рианоэль?
   -- Дан... -- дыхание сперло от рвущихся наружу эмоций. -- Я такая дура... О боги, как же я тебя люблю! -- обняв Дантариэля, я уткнулась лицом в его камзол, надеясь, что он не заметил моих слез. Заметил.
   -- Действительно любишь? -- приподняв мое лицо, он грозно сдвинул брови, однако глаза его лучились счастьем. -- И будешь любить всегда?
   -- Всегда.
   -- И не будешь мне перечить?
   -- Не буду, -- я отчаянно замотала головой и искренне улыбнулась.
   -- Будешь почитать меня своим мужем, и подчиняться во всем? -- его взгляд казалось, проник мне в самую душу.
   -- Только если это не будет противоречить моим желаниям! -- мне все-таки удалось вправить себе мозги и не наобещать того, о чем впоследствии смогу пожалеть. Позади нас раздался взрыв хохота -- мы вновь позабыли о свидетелях этого разговора.
   -- Так ты согласна стать моей женой? -- улыбнувшись, спросил Дантариэль, не позволив мне отвести взгляд.
   -- Да, -- я все же успела заметить, каким торжеством вспыхнули его глаза перед тем, как он надел мне на палец кольцо в форме переплетенных меж собой двух тонких веточек, со звездой на каждом листочке. Я -- Жизнь, целительница, Чувствующая, и он -- Дарракши-Лан, Пьющий Жизнь, моя звезда.
   Рядом взревел Рихард, объявив всему миру о сплетении двух судеб, я же, оторвавшись от губ возлюбленного, привстала на цыпочки и потянулась к его уху.
   -- Лира ведь знала, не так ли?
   -- Конечно, -- он усмехнулся и потерся губами о мою шею, вызвав дрожь удовольствия, -- эта девочка первая, у кого я попросил твоей руки и поверь, досталась она мне ох как нелегко.
   -- Ты будешь хорошим отцом, Дантариэль нэй Аррткур, -- я провела языком по его уху и чуть укусила за мочку, заставив дернуться и чуть крепче сжать объятия.
   -- Я буду прекрасным мужем Рианоэль и великолепным отцом для всех детей, которых ты мне подаришь, будь то Лирица или те, кто появятся позже, -- произнес он чуть охрипшим голосом, заставив меня довольно улыбнуться.
   -- Видимо придется тебе всерьез взяться за Лиру, чтобы через восемь месяцев не ударить в грязь лицом, любовь моя.
   Нежно поцеловав застывшего после моих слов принца в щеку, я выбралась из его рук и, медленно пошла прочь, заприметив нетерпеливо прыгающую возле Грейгора Лирицу. Интересно, сколько же времени понадобится Дану, чтобы...
   -- Рианоэль!!!
   Нет, все-таки иногда меня просто поражала скорость, с которой двигался этот Дарракши-Лан. Нечисть и есть нечисть, что с него взять?
   -- Ты уверена? -- голос мужа чуть дрогнул, когда он робко прикоснулся ладонью к моему пока еще плоскому животу.
   -- Я Чувствующая, мы это знаем наверняка.
   -- Моя! -- сколь нежными были объятия, словно Дантариэль боялся повредить нам с малышом, столь же страстным был поцелуй, которым наградил меня этот принц с самыми прекрасными глазами, которые, я надеялась, скоро будут и у его сына. -- Люблю тебя, жена моя.
   -- Люблю тебя, муж мой.
   Прижавшись к нему всем телом, я улыбнулась. Вот и у моей истории оказался счастливый конец. Хотя почему же конец? Начало. Это было лишь началом нашего совместного путешествия по дороге жизни. И кто знает, какие приключения ждали нас в будущем. Кстати новость о братике привела Лирицу в такой восторг, что я искренне посочувствовала мужу и всем окружавшим нас мужчинам, которых эта малышка взяла "на обучение, чтобы показать как детей воспитывать надо". И наблюдая, как любимый ласково возился с девочкой, как нежно улыбался мне, я вдруг поняла, что действительно знала, что такое счастье.
  
  
   Конец
  
  
   Казань, июль 2012г.
Оценка: 8.11*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"