Соул Мария: другие произведения.

Герцогиня

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
      
       Файл обновлен 6.07.20


   1
  
   Герцогиня Мария-Елизавета Уилсон-Эрандел-Хорлфолк, уверенной походкой шла по садовой дорожке к дому Рочфор, сильно опаздывая на собрание почтенных дам Уитлона. К слову сказать, собрание устраивалось каждый четверг для обсуждения насущных вопросов и проблем, которые решились бы и без него, но ведь надо же было чем-то заняться женщинам, чтобы почувствовать свою значимость или просто посплетничать вдали от мужчин.
   − Добрый вечер, леди Хорлфолк − дворецкий услужливо распахнул двери, а затем помог снять гостье пальто и проводил в гостиную.
   Огромная комната, оформленная в современном стиле, была заполнена дамами из высшего общества. Двадцать две леди, удобно расположившиеся на диванчиках и стульях, чуть привстали, приветствую припозднившуюся гостью. Леди Мария, в свою очередь, извинилась за опоздание и села в предложенное ей мягкое кресло у камина.
   − Что нового в Уитлоне, леди Рочфор? - спросила она из вежливости, принимая тут же принесенный слугой чай.
   Леди Элеонора Рочфор, весьма не худенькая дама в возрасте с выбивающимися седыми прядками из под накрахмаленного чепца и горящим, сохранившим былую молодость, взором, была главной собирательницей сплетен города. Удачное замужество за состоятельного графа и рождение двух сыновей, дало дочери простого помещика возможность прочно укрепиться в благородных домах Уитлона. А позже и открыть в своем доме клуб собрания почтенных дам города.
   Леди Рочфор, с несвойственной для ее возраста и положения живостью, села в кресло рядом и наклонилась к леди Марии настолько, насколько позволяла ей ее полнота, со скрытой радостью в голосе, жарко зашептала:
   − Леди Камилла неудачно упала с лошади во время утренней прогулки и повредила ногу.
   − О, какой ужас! − постаралась изобразить та переживание, так как терпеть не могла эту расфуфыренную сплетницу. − Надеюсь, она скоро поправится.
   − О, да, бедняжка так сильно страдает.
   И, конечно же, она не преминула оповестить об этом всю округу!
   − Как только разберусь с доходными бумагами, обязательно навещу ее - добавив в голос сочувственные нотки, произнесла герцогиня.
   − Да-да, она вас рада будет видеть.
   'Как и любого другого слушателя' − усмехнулась про себя леди Хорлфолк, делая маленький глоток из чашки.
   − Мы слышали, вы подбираете партию для кузины Анны − перевела тему леди Джейн. Молодая обаятельная девушка брачного возраста с забавными непослушными кудряшками, пухленькими губками, голубыми глазками и розовыми оттенками в одежде. Ее внешность полностью компенсировала недостаток ума и весьма скудного приданого.
   − Возможно − загадочно улыбнулась леди Мария.
   − Знаете, мой брат полностью очарован леди Анной − продолжила она, хотя ее брат Льюис в глаза не видел эту девушку, зато он мог получить за нее хорошее приданое и связи.
   − Да, что вы говорите леди Джейн! − вмешалась леди Элис: признанная в юности первой красавицей Уитлона, неудачно вышла замуж хоть и за молодого, но не обеспеченного симпатичного баронета Уолтера. Вскоре родив ему двух сыновей, она окончательно погрязла в домашних хлопотах и единственное, что еще осталось от былого величия - это блеск в глазах, застенчивый румянец и густые, чуть тронутые сединой, волосы. − Ваш брат уже шесть месяцев ухаживает за леди Лукас, в то время как мой сын Джошуа...
   'Началось!' − леди Мария старалась не закатывать глаза и не расхохотаться, слыша, как каждая из двадцати двух леди пытались предложить ей одного из своих братьев, сыновей, кузенов, а то и просто знакомых. Но больше всех удивила престарелая баронесса Мегги Фочфор.
   − Дамы, вы зря тут сотрясаете воздух по поводу леди Анны. Она уже давно помолвлена с моим внуком Дэсмондом. Не так ли голубушка?
   Леди Хорлфолк удивленно приподняла брови. До чего же еще может дойти жажда наживы? Но пришлось вежливо улыбнуться, сказав, что окончательный выбор на притязание руки и сердца кузины будет решать ее отец. Если он кого-то из родственников здесь присутствующих сочтет достойным, то так тому и быть.
   − Ах, голубушка, кто, если не он?
   Леди Мария неопределенно пожала плечами. Сорокалетний внук баронессы, мягко говоря, допек уже всех девушек на выданье. Не имея богатого наследства, игрок, любитель горячительных напитков, он хотел исправить свое бедственное положение за счет выгодной женитьбы. Причем и невесту хотел не абы какую, а очень красивую. Но объяснять всю несостоятельность притязания Дэсмонда на руку Анны, герцогиня не стала, поспешив перевести тему разговора, спросив у, сидящей в окружении двух пятнадцатилетних внучек, виконтессы Освольд о ее здоровье.
   − Ох, герцогиня, и не спрашивайте! - гордо поправив пенсне, она отбросила вязание на колени и, чуть откинувшись назад, начала говорить, то срываясь на шепот, то переходя на визг − От этих сезонных дождей у меня снова насморк обострился и головные боли мучают каждый день. Вчера с постели не могла встать, так мигрень разыгралась, что пришлось сэра Дэнверса вызывать...
   Все, теперь главное кивать в такт и изредка вздыхать о печальной судьбе "мученицы". Стараясь игнорировать осуждающие взгляды остальных дам, леди Мария стала размышлять о трех подходящих кандидатур в мужья кузине. Мистер Соленд, граф Роберт Стэмптон и граф Эсмонд Эджуорт. Все они имели хорошее состояние и немалый доход от судостроения и экспорта товаров. Ко всему прочему были достаточно молоды, обходительны и не лишены здравомыслия, что так не хватало кузине Анне. Правда, мистер Соленд недавно стал вдовцом с тремя детьми на руках, но из всех он казался наилучшей партией, так как его спокойный нрав и жизненный опыт усмирили бы вздорный и шумный нрав Анны, а его природная тихость и не обидчивость самым благотворным образом сказалась бы на семейной жизни. С другой стороны их союз породнит двух крупных судостроителей, что даст возможность герцогине рассчитывать на определенную помощь и бессрочные кредиты в судоходстве. Особенно сейчас, когда последние три корабля с товаром попали в шторм и потерпели крушение.
   Графы Эсмонд и Роберт так же были не плохи: начинающие предприниматели, молоды, решительны, красивы, виртуозны, но на данном этапе жизни совершенно леди Хорлфолк бесполезны.
   − Леди Мария. Герцогиня! - голос графини Рочфор вывел ее из задумчивости.
   − Да, леди Элеонора?
   − Что вы думаете о постройке нового приюта для бедных?
   − Я не только думаю, но и финансирую его постройку. Надеюсь, и вы составите мне компанию в этом.
   − Ах, леди Мария, вам хорошо говорить, у вас нет детей. Мне едва хватает времени на то, чтобы уследить за Никки, а ведь еще и у Эммы начались резаться зубки, да и Дэнни простыл - все время сижу у его кроватки. Вот выдалась свободная минутка - и то я вся на нервах. А сколько они требуют денег... Тут бы самим нищими не стать.
   Леди Кэтрин Фиджеральд, в девичестве Парсонс. Она всей душой ненавидела леди Хорлфолк, как и половина дам и пэров Уитлона. Все, кто мечтал породниться с герцогом Хорлфолком, и у кого были вполне неплохие шансы на "пока не влезли эти бедняки Гиллтон". Но, пожалуй, леди Кэтрин имела больше всех прав на обиду. Генри Парсонс и Томас третий Хорлфолк были близкими друзьями, и, по негласному правилу, брак между детьми был делом решенным. Но тут в игру вступила болезнь младшего Томаса и отсутствие всяких других наследников. Род Уилсон-Эрандел-Хорлфолк славился своей незавидной мало рождаемостью и болезненностью. Один-два ребенка - это все, на что им, по иронии судьбы, приходилось рассчитывать. И тогда Томас старший сделал ставку на самую плодовитую семью, теша надежду, что девушка из нее, наконец, подарит его внуку много сыновей. И ошибся! О чем не преминула позлорадствовать добрая часть семей Уитлона. Теперь, на протяжении десяти лет, каждый считал своим долгом упомянуть в присутствии герцогини о том, какие у них замечательные крошки, о новой беременности, или пригласить на крестины; наигранно посетовав о том, как же леди Марии не повезло, или о том, что "ох, вам меня не понять, у вас же нет своих детей" - причем, этой фразой заканчивалось все - от рассказа о режущемся зубике до охватившей ребенка икоте.
   − Вы абсолютно правы, леди Кэтрин, мой Микас все время где-то бегает с ребятами. Я так за него волнуюсь! - подхватила леди Кэролайн − Но, конечно, вам меня не понять, леди Мария.
   'Конечно, ведь мне всего лишь приходиться управлять поместьем в Уитлоне, поместьем в Хемптшире и домом в столице и Эдинбурге, еще тремя судоходными верфями, колонией в Айхике и золотым прииском в Бронте. Но да, вы правы, это ничто по сравнению с детьми за которыми присматривают нанятые няни и гувернеры' - пронеслось у нее в голове, но вслух этого она никогда не смогла бы сказать, ибо никогда леди не смеет сказать другой леди, особенно другим леди, а особенно пожилым леди, что их занятия ничто по сравнению с ее.
   − Я каждый день молю бога, чтобы не унаследовать участь женщины неспособной родить - взволнованно прижала к груди руки одна из внучек виконтессы Освальд.
   − Как я вас понимаю - сочувственно покивала не так давно вышедшая замуж и произведшая на свет крепенького Бенсона младшего леди Бекка.
   − Ну, будет вам, раскудахтались, как курицы над своими цыплятами.
   И не успела герцогиня кинуть благодарственный взгляд в сторону престарелой баронессы, как леди Фочфор продолжила:
  − Если я не забыла, то сегодня должна была быть ваша годовщина, не так ли, голубушка?
  Чуть побледнев, та лишь кивнула в ответ, не желая развивать данную тему дальше.
  − Точно, это же было двадцатого октября! - всплеснула руками леди Абигайл Арон, старшая сестра леди Элис - Какая красивая свадьба и ... какая трагедия!
  − Жаль, что у вас не получилось ребеночка - сочувственно вздохнула леди Освальд - с ребеночком как-то легче переносить горе.
  Все дамы сочувственно вздохнули и скорбно посмотрели на герцогиню.
  − Брак продлился два месяца? - будто вспоминая, наморщила лоб леди Кэтрин, нарушая тишину - Странно, что ничего не получилось. Я вот, хоть и не из плодовитой семьи, понесла сразу.
  Чашка чуть дрогнула в руке леди Марии, но более ничем она не выдала своего чувства, что еще более раззадорило общество дам.
  − Какой конец, страшный конец рода Хорлфолк, кто бы мог подумать - похлопала ее по руке, сидящая рядом леди Рочфор.
  − А как тщательно выбирал невестку герцог, до десятого колена просмотрел родословные архивы всех подходящих и не очень − быстрый взгляд на герцогиню леди Аштон - элегантная, с хищными чертами лица и слишком гордым взглядом женщина, являлась законодательницей моды для дам бальзаковского возраста − семей в округе. Смерть сына и отсутствие внука, кто бы мог подумать... Бедный лорд Томас! Бедное герцогство!
  'Все! С меня хватит!' − поставив чашку на стол, леди Мария встала, внутренне кипя от ярости, а внешне сохраняя спокойную, дружелюбную улыбку. С этой же улыбкой она попрощалась с дамами, сославшись на то, что дела 'бедного герцогства' требует немедленного решения, чтобы герцогство не стало совсем уж бедным. И с той же улыбкой она покинула их общество, спиной ощущая довольные взгляды, и с той же улыбкой, приняв пальто из рук дворецкого и отказавшись от экипажа, покинула 'гостеприимный' дом леди Рочфор. И только выйдя за калитку, позволила опустить себе плечи и скатиться слезам вниз по лицу.
  Резко выдохнув, леди Мария гордо подняла голову, беря эмоции под контроль и, оглядываясь в поисках экипажа, вышла на дорогу.
  
  2
  
  Экипажа не было, а был лишь пронизывающий ветер и моросящий дождь. Решив, что это подходящее окончание для этого дня, герцогиня, поглубже спрятав руки в муфте, зашагала по направлению к ближайшей гостинице.
  Через пятнадцать минут решимость сбежала вместе с упрямством, уступив место отчаянию и холоду. Старые, но любимые, ботинки промокли, пальто отсырело, и молодая женщина вздрагивала от каждого порыва ветра, проклиная собрание почтенных леди, погоду, Уитлон и своего управляющего, который, кажется, подворовывал. Но особенно, почему-то, отца, так опрометчиво отдавшего свою дочь за богатого герцога. Еще и промчавшаяся мимо карета окатила с ног до головы. Пришлось вытаскивать холодную дрожащую руку из муфты и смахивать ледяную воду с пальто и лица.
  − Извините, вас подвести? - раздался мужской голос с хрипотцой из приоткрытой дверцы остановившейся кареты.
  − Спасибо, буду очень признательна, − и, с несвойственной леди прытью, герцогиня Хорлфолк заскочила в долгожданную теплоту, чуть не сбив при этом вежливого незнакомца. − Простите − смущенно пробормотала она, устраиваясь напротив.
  − Если вы о бумагах, то да - их не спасти.
  Осторожно отодвинувшись в сторону, леди Мария слезла с уже изрядно промоченных и помятых ею бумаг. Еще раз извинившись, предложила свою помощь в их сушке. На что вежливо получила ответ, что это были важные договора по поставке леса, которые, благодаря ее неловкости, придется только переписывать. Второе извинение мужчина просто проигнорировал, отвернувшись к окну.
  'Обиделся. Черт, ну и угораздило же меня!' - с сожалением подумала она, стараясь больше не шевелиться, чтобы не испортить ненароком еще чего-нибудь.
  − Вы вся промокли и замерзли − вдруг заметил он.
  'Не просто замерзла, а окоченела так, что зубы начали стучать'
  − Спасибо, я согреюсь в ближайшей гостинице, если вы будете так добры, что подвезете меня к ней.
  − Но может, вам подойдет мой дом? − задал незнакомец вопрос, когда экипаж остановился.
  − Простите? − растерялась леди Мария от такой наглости.
  − Может, вам подойдет мой дом для того чтобы согреться и обсохнуть? − по своему истолковал ее замешательство он.
  − Леди не может принимать приглашение от непредставленного ей мужчины - гордо выдала леди Хорлфолк, даже подбородок вздернула, но в темноте экипажа владелец экипажа это вряд ли увидел.
  − Странно, значит, в карету к незнакомому мужчине среди ночи леди сесть может, а в дом, полном слуг, зайти нет? - в его голосе слышалась улыбка, скорее добрая, ироничная, чем оскорбительная. − А в прочем, кучера по такой погоде гонять я не буду. Так что выбор у вас не велик: либо здесь просидеть до утра и замерзнуть, либо принять мое приглашение.
  Протянутая им в этот момент рука выбора не давала. Переступив с ноги на ногу, в ботинках захлюпало, и герцогиня решилась. Приняв его предложение и поправ все нормы морали, чинно последовала с ним по дороге из гравия, и только его рука удерживала ее от того, чтобы позорно не бежать к дому, теплу и огню.
  Довольно таки небольшой из двух этажей дом, встретил распахнутыми дверями и кланяющимся слугой с горящей свечой в руке:
  − Мистер Соленд, мадам.
  Мистер Соленд? Леди Мария резко развернулась, чуть не сбив его с ног, но темнота коридора позволяла рассмотреть только то, что мужчина был чуть ниже нее. Дальше смутно. Вроде темные волосы и правильные черты лица. Неужели это он?
  Пропустив гостью вперед, хозяин дома отдал распоряжение слуге позаботиться об гостье, после чего решительным шагом прошел мимо, даже не взглянув на нее.
  − Помочь? − услужливо спросил дворецкий, заметив, как женщина, замерзшими пальцами, пытается расстегнуть пуговицы пальто. Та легким кивком приняла помощь, затем, дав распоряжение появившейся служанки, дворецкий тихонько удалился.
  Пожилая горничная проводила леди в спальню для гостей. Просторная комната с тремя окнами, кроватью под балдахином, массивный шкаф, трюмо с зеркалом и наполненная ванна за ширмой. Удивляло то, что комната была женской и выглядела так, как будто тут постоянно жили. Потертый диванчик у окна, раскрытая книга на столике, пару волосинок на расческе, продавленный стул у трюмо и исхоженный персидский ковер на полу.
  − О, мадам, эта комната волшебная - ответила на немой вопрос служанка − все дамы, что в ней засыпают, просыпаются в комнате хозяина.
  От ее многозначительного взгляда бросило в жар и запылали щеки, но леди Хорлфолк все же с серьезным видом ответила:
  − Благодарю за информацию. Обязательно помолюсь пресвятой деве Марии, чтобы она избавила меня от такой напасти.
  Шутка не впечатлила служанку, но продолжать тему она не стала. Раздев и забрав одежду, она удалилась.
  Погрузившись в ванную, леди Мария постаралась согреться, но вода быстро остыла, а от персикового запаха мыла разболелась голова. Завернувшись в махровое полотенце, она подошла к разобранной кровати и тихонько рассмеялась при виде легкого халатика и еще более легкой, неприлично открытой, ночной сорочки, украшенной кружевами по низу и с тоненькими лямочками-тесьмой сверху. Служанка явно решила постараться для своего хозяина.
  − Вот вы какой, оказывается, на самом деле мистер Соленд − с грустью произнесла герцогиня, отбрасывая полотенце и одевая это холодное недоразумение.
  В ее доме такого не было. Для гостей всегда были приготовлены теплые халаты, горячий чай с медом от простуды и сытный ужин, вместо вазочки фруктов и графина с водой... холодной, что стояли сейчас на прикроватном столике. Хорошо, что одеяло пуховое, но и оно не могло унять дрожь замерзшего тела, к тому же лишенного привычного вареного кофе на ночь. А варила его герцогиня себе сама. Удивительно, но процесс варки напитка успокаивал, избавлял от засевших за день мыслей о делах, расслаблял и как ни странно давал крепкий сон.
  − Хватит! − после очередного приступа зубной дрожи, леди Мария откинула одеяло и встала, накинув слишком легкий халат, пусть и подходящий к ночной сорочке, но никак не согревающий в это время года.
  'Мне нужен кофе!' - с этой мысль, герцогиня покинула спальню и направилась на кухню.
  
  Мистер Джерольд Соленд был сегодня сильно не в духе. Жесткая переписка с утра с поставщиками, которые непомерно завысили цену на не слишком качественный товар, поминки в обед плюс еще и это - он с брезгливостью отбросил, принесенные слугой промокшие документы из кареты.
  Посидев, массируя пальцами виски, пытаясь унять накатившую головную боль. Боль не ушла, зато взгляд натолкнулся на портрет умершей год назад жены. Заныло сердце и почему-то в глазах защипало. Странно, он не плакал уже целый год.
  − Со временем все пройдет, забудеться... − передразнил Джер сочувствующих друзей. − Вот только ничерта не проходит и не забывается!
  Распахнув дверцу секретера, он достал графин с бренди и изрядно плеснул из него в свой стакан и выпил, потом еще и еще. Легче не стало, но хотя бы ушла головная боль.
  Вот так же ровно год назад, Джерольд сидел совершенно один в своем кабинете и напивался, не чувствуя вкуса выпитого, не видя ничего, кроме портрета жены и все еще не веря, что его Лиззи, этот маленький ангел, мертва. И не родильная горячка, как часто бывает у женщин, ее унесла и не лошадь, понесшая, испугавшись чего-то, и не страшная болезнь - грипп, переполнившая опекаемые ей больницы, а просто остановившееся сердце, будто срок ее жизни был предопределен заранее. И вот он уже завидный вдовец с тремя маленькими мальчуганами в придачу.
  − Завидный вдовец! - горько усмехнулся Соленд, одним махом выпивая вновь наполненный стакан.
  Да, представление, что устроили девицы сегодня на кладбище, было впечатляющим. Разряженные в черное и ярко намалеванные куклы строили ему глазки, пытались прикоснуться к его рукам, плечам, спине. Щебетали писклявыми голосками слова сочувствия, страстно выдыхая его имя. Просились посидеть с его сыновьями и чуть ли не делали ему предложение руки и сердца, но только ради 'безвинных крошек'.
  Противно! Как же противно от всего этого.
  Рука снова потянулась к графину, оказавшемуся пустым.
  − Ну вот и ты меня, друг, подводишь - со вздохом произнес Джер, все еще ощущая в себе трезвого человека, а этого ужасно не хотелось. Хотелось просто напиться и вырубиться, перестав, наконец, чувствовать эту ноющую боль и забыть весь день и всех этих кукол.
  
  − Лиззи? - удивленный окрик сзади, заставил леди Мари вздрогнуть и чуть не вылить почти сваренный кофе на себя. Неужели ее узнали? Но, почему тогда назвали вторым именем?
  Постаравшись сохранить спокойствие, она обернулась и скользнув взглядом по вошедшему мужчине, недоуменно приподняла брови. Волосы всклокочены, белая рубашка расстегнута на половину и вытащена из брюк, на ногах вместо туфель домашние тапочки. В правой руке пустой графин - в левой ключ от погреба. И по запаху, исходящего от вошедшего, было не трудно догадаться, куда делось содержимое графина. Нет, кажется, он просто ее с кем-то спутал.
  − Лиззи? - снова хрипло переспросил мужчина, неверяще рассматривая гостью.
  − Элизабет - поправила она, доставая с полки две чашки и разливая по ним кофе - будете? - вопросительно посмотрев на него, женщина подошла к столу и поставила на него наполненные чашки. - Извините, не знаю, где у вас печенье.
  − На верхней полке в третьем шкафчике - машинально ответил мужчина, нетвердой походкой подходя к столу и несмело протягивая к ее лицу руку.
  Вздрогнув, леди Хорлфолк, быстро отвернулась, скрывая замешательство за суетой в поисках печенья. Оно, как назло, быстро нашлось. И пришлось снова возвращаться к столу. Но незнакомец уже чинно сидел на стуле по ту сторону стола, держа в подрагивающих руках чашку.
  − Извини - произнес он, когда Мери села - ты очень на нее похожа, только выше ростом.
  − На вашу жену? - все же тихо спросила она, сопоставив информацию.
  − Да, она... - было видно, как тяжело даются ему эти слова - умерла год назад. В этот день... У вас кто-нибудь умирал? - вдруг почему-то спросил он - Кого вы очень сильно любили.
  Умирал? Леди Мери кивнула не в силах поднять взгляд от столешницы. К чему все это? Опять разговоры о ее несостоятельности ни как жены, ни как матери? Нет, их снова она не вынесет.
  Но вместо этого мистер Соленд произнес:
  − Понимаю.
  − Я, наверно, вас тоже − зачем-то ответила Мери, робко улыбнувшись.
  − Выпьем?
  Неуверенно пожав плечами, она робко кивнула.
  
  3
  
  Солнечные лучи только-только начали пробиваться сквозь завесу утреннего тумана. Городскую тишину спящих улиц нарушали лишь редкие звуки проезжавших карет да стук каблучков одинокой женщины по булыжной мостовой. Дойдя до гостиного двора она наняла экипаж и, провожая дома каким-то грустным взглядом, направилась за город в свое имение.
  Старенькая карета остановилась у закрытых ворот подъездной аллеи.
  − Спасибо, дальше не нужно - бросила кучеру молодая госпожа, сама открывая дверцу и выходя из нее.
  Протянув мужчине серебряную монетку, она направилась к калитке. Сонный сторож, вглядевшись в ее лицо, с поклоном распахнул перед ней калитку и удивленно проводил госпожу взглядом.
  Взбежав по белым мраморным ступеням огромной террасы с колоннами и войдя в дом, леди Мария отбросила подальше муфту и стала с остервенением стаскивать с себя пальто, затем вытаскивать шпильки, которыми наспех закрепила шляпку.
  − Госпожа - появившаяся молоденькая, лет четырнадцати, рыжеволосая служанка с волнением взирала на герцогиню.
  − Пенни? - будто очнулась леди Мари, в недоумении посмотрев на малышку - Что ты здесь делаешь? Почему не спишь?
  Та чуть отступила под напором вопросов и сердитым взглядом, но все же, сжавшись, тихо ответила:
  − Волновалась, вы вчера не вернулись с собрания. Я боялась, что могло что-то случиться.
  − Были неотложные дела в городе, я осталась ночевать в гостинице - сухо бросила леди Хорлфолк, усаживаясь на скамейку и стягивая ботинки - Наполни мне ванну, приготовь теплое домашнее платье и сожги все эти вещи - второй ботинок полетел в кучу к пальто, шляпке и муфте.
  − Да, госпожа - постаралась скрыть за расторопностью удивление Пенни.
  − И поживее!
  Быстро вбежав по лестнице, леди Хорлфолк почти пробежала по коридору, начиная с остервенением расстегивать ворот платья и, распахнув дверь спальни, будто ударилась о неведимую стену не в силах переступить порог.
  − Не сюда - резко бросила она слугам, несшим воду - приготовьте для меня гостевую комнату. И вещи все туда перенесите. Быстро! - развернувшись, открыла дверь в ближайшую спальню и прошла к креслу.
  Дождавшись, когда слуги выполнили приказ и наполнили ванну, она с остервенением скинула одежду и залезла в воду. Сдирая мочалкой кожу и чужой запах с себя, ей хотелось утопиться. Было так противно и тошно. То, что казалось вчера правильным, сегодня утром, превратило ее жизнь в кошмар.
  Как это произошло? Леди Мари даже сейчас не могла понять. Вот они сидят за столом, рассказывая друг-другу веселые истории из жизни за чашечкой кофе с коньяком, а в следующий момент у нее закружилась голова и она повалилась со стула. Ее поймали, не дав упасть. Горячие руки поддержали ее за талию, а взгляд карих глаз приковывал такой нежностью и добротой, что хотелось в них утонуть и не выныривать. Затем он ее поцеловал. Легкое прикосновение губ к губам и снова взгляд в глаза, будто спрашивая: 'можно?'
   'Да' - беззвучно ответила она, чуть наклоняясь к нему.
   И он снова ее поцеловал, теперь уже страстно, требовательно. А затем, крепко прижав к своему телу, поднял и посадил на стол.
   - Ммм - застонав, леди Хорлфолк опустилась на дно ванны, закрывая глаза руками.
   Ей хотелось стереть из памяти его руки на ее теле, поцелуи, и ее чувство неимоверного блаженства и единения с этим человеком.
   - Леди Мария, - раздавшийся стук в дверь, заставил девушку вынырнуть ѓ- к вам можно?
   Вздохнув, герцогиня потянулась за полотенцем и вышла из ванны.
   - Да, входите госпожа Емина - ответила она, закутываясь в теплый махровый халат.
   Открыв дверь, в комнату вошла женщина в строгом платье экономки и чепце из под которого выбивались пряди седеющих волос. Строгий взгляд Емины .... окинул леди Марию и сузился при виде бледного лица и зеленых кругов под глазами хозяйки. Неодобрительно покачав головой, она положила на журнальный столик стопку писем и утренних газет.
   Поблагодарив, леди Хорлфолк села за письма, попросив вызвать служанку.
   - Леди Мария - остановилась у двери экономка - с вами все хорошо?
   - Да, спасибо - выдавила та, еще сильнее наклоняясь над бумагами.
   - Извините за беспокойство, но вы поздно вернулись и сейчас...ведете себя странно.
   Вскинув голову, герцогиня посмотрела на нее внимательным взглядом, будто раздумывая отвечать или нет.
   -Все хорошо - наконец выдохнула она - можете идти.
   Но престарелая экономка и не подумала покинуть комнату.
   - Знаете леди Мария я служила еще герцогу Хорфолду старшему и не позволю позорить кому бы то нибыло память его сына... - и запнувшись под строгим взглядом вышла .
   Память сына, грустно улыбнулась герцогиня. Память сына.
   Ей было всего шестнадцать, когда держась дрожащей ручкой за крепкую руку отца она шла по проходу церкви к будущему супругу. Ей было всего шестнадцать, когда она, испуганная сидела на огромной постели в кружевной сорочке в ожидание своей первой брачной ночи. И ей было всего шестнадцать, когда она стала вдовой.
  
  
   
   

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"