Абсурдина Пептидовна: другие произведения.

Тотальная поэзия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сложно определить жанр этой поэмы. Автор определяет этот текст как философско-ироническую сверхпоэму.




Уважаемые читатели!

У автора только одна просьба: если можно, не читайте мою поэму сразу целиком,
самый лучший режим — в день по главе.

Большое вам спасибо за интерес к этому тексту.






Тотальная поэзия





Содержание

  • Vol. 01. Добро пожаловать
  • Vol. 02. Кто есть Поэт?
  • Vol. 03. Искусственность
  • Vol. 04. Естество стиха
  • Vol. 05. Остановившемуся поэту
  • Vol. 06. Любовь
  • Vol. 07. В чем смысл поэзии?
  • Vol. 08. Игра
  • Vol. 09. Добро пожаловать в реальность
  • Vol. 10. Форма и содержание
  • Vol. 11. Школа выживания поэта
  • Vol. 12. Три источника и составных части
  • Vol. 13. Ответственность за базар
  • Vol. 14. Тотализатор
  • Vol. 15. The Game isn't over!








  • Vol. 01

    Добро пожаловать!





    Welcome to the soldier side...
    "System Of A Down"



    Скажи, зачем расставил ты слова так, чтобы ритм выстукивался чёткий? Зачем "слова" рифмуешь к "голова", зачем перебираешь эти чётки? Признайся, для чего твои стихи? Какую рану прячет этот пластырь? Зачем ты оторвался от сохи, перо схватив, о, бесприходный пастырь?

    На кой, свои обидки записав в неровный столбик, ты его всем кажешь? Зачем, портрет любимой набросав, его чужими красками бодяжишь? Какая власть играется тобой, толкая мысль твою под танк сонета? Какой творец, на искренность скупой, ведет тебя рифмованным сюжетом?

    Ну почему ты мучаешь листки заветно охраняемой тетради? И трешь полночи бешено виски, ловя фотоны слов - тот самый радий? А в дождь, убрав лицо под капюшон, шагаешь, превращая в тексты всплески, - ну разве ты, мой милый, не смешон, антигерой печального бурлеска?

    Голубочка, зачем тебе силки глубоких фраз, в которых не утонет и курица, настоль они мелки, и здравый смысл насилуемый стонет? Поверь, душа, твой внутренний мирок, обставленный чужими мебелями (чуть-чуть поэтов старых, русский рок), не оценен самцами-кобелями. Они тебя уж точно не в стихи... Ну, понимаешь, ведь уже пятнадцать. Не раздувай дырявые мехи, бросай в чужих объедках ковыряться...

    Какая сила вас влечет плести стихов мелкоячеистые бредни? Какая страсть толкает вас нести весь этот бред от первой до последней?.. Во имя чье? Ну, для чего? На кой? Зачем вы разрушаете покой? И коль душой строфа сочинена, то почему неряшлива она?

    Я стану здесь искать простой ответ на эти неудобные вопросы. Добро пожаловать на борт! Вот мой корвет, а вы... Пускай вы будете матросы. Конечно, все вы любите комфорт и в этой жизни больше пассажиры, но мы не для забав оставим порт, а чтобы сбросить килограммы жира. Сейчас ведь модно бешено худеть, моя стихоплетущая Рассея. Я предлагаю жить, а не глядеть, как проживу я эту одиссею.

    Я вам никто. И это - то, что надо: приязни нет и шлейфа старых дел. В своем пути я всем ужасно рада, лишь бы и ты, товарищ, захотел сыграть мою немаленькую пьесу для сотен рук, отчаянных голов. И мы поймаем лжи коварных бесов, ведь я в округе первый бесолов.

    Порука мне - желанье стать поэтом, а не болтуньей в рифму, как сейчас, мечась по этим вашим интернетам и поведеньем странным тролля вас. Ведь можно целый век стихотворенья строчить в глуши забытого СИленья, так толком ничего не смастерив... Не лучше ли прервать тупую строчку и, выбив дно, покинуть эту бочку, безрадостность и леность отпустив?

    Ну что, готовы? Кто же не рискует, тот водку пьет и горестно тоскует.







    Vol. 02

    Кто есть Поэт?





    Метаметафора - это метафора, где каждая вещь - вселенная.
    Такой метафоры раньше не было. Раньше все сравнивали. Поэт
    как солнце, или как река, или как трамвай. Человек и есть
    все то, о чём пишет. Здесь нет дерева отдельно от земли, земли
    отдельно от неба, неба отдельно от космоса, космоса отдельно
    от человека. Это зрение человека вселенной.
    Константин Кедров



    Кто есть Поэт, хорошие мои? Быть может, вечно пьяный кучерявчик, который извлекает суть любви из слов, навек в учебниках застрявших? А может, се - усердный графоман, под сединою опыт накопивший, который не бывает сильно пьян, блюдя контроль, и мастером прослывший? Иль барышня кхе-надцати годков, сливающая сопельки в реторту своих гормонобрызжущих стихов, венчающих позорную когорту? Унылый скунс, политики певец, пихающий в стихи то "мать", то "кворум"? А может, комплексующий юнец, сливающий эякулят стихов на форум? Ну... тетушка невыясненных лет, столь склонная к словесным натюрмортам?.. Иль склочник, рифмой хлещущий по мордам?..

    Нет, милые, все это не Поэт.

    А кто же он, сферичный жеребец, пасущийся в пространстве безвоздушном? Какой же райской кущи он жилец, в астрале зависающий нескучном? В какие телескопы отловить? Какой бы снял Поэта папарацци? Ах, боже ж мой! Кого теперь любить? Кому в лиричной муке поклоняться?.. На каждый существующий вопрос всегда найдутся верные ответы. Придет зима, за ней прикатит лето - циклично все.

    Поэт - Уроборос?!..

    Коль внутренние взоры устремить на ауру искомого Поэта, то можно моментально прояснить, каков Поэт, Уроборос ли это. И я, войдя в Гирлянды Чистых Глаз, с любовью бесконечною сливаясь, готова правду выплеснуть на вас, ничуть ее бесстыдства не стесняясь. Вот если сочинитель не горит, замкнув энергии в колечко частной жизни, что ж, тот в самодостатке индивид, но не Поэт. Не морщитесь капризно, ведь истина буквально за углом (хотя какие тут углы - в астрале-с?!) в моем рассказе близок перелом, и истины гонцы сюда прокрались. Итак, второй пред нами видится герой: захватывая праздные вниманья, глядящих он лишает упованья, и этим схож он с Черною дырой.

    Поэт есть Ад?!..

    Я видела такое: метался в муках пишущий паяц, стараясь удержать людей с собою, питаясь, как вампир, любовью масс. И, вроде бы, немного отдавая, он получал и славу, и венец; блистал, но постепенно остывая, пленял, но убивая под конец. И канувший за горизонт событий, он погибал, для публики живя. И тщетно ждали от него открытий, за черный магнетизм его любя... Но тот, кто прозревает сквозь пространства, кто входит в Измерения Ума, тот видит мертвечину Постоянства и Измененье - то, что Жизнь сама. И вот мы приближаемся к развязке, и видим Излучателя Добра в доспехах из астрала серебра...

    Поэт - Поток. И это всё не сказки.

    "Светить - всегда"... Вы помните Его, вы ощущали Нечто между делом, когда вам было, может быть, всего лет семь, и вы впитали юным телом живительные токи Тех, Кто Был, живительные строки - витамины, и, может, кто-то в полудреме плыл за ними в страшные зовущие стремнины! То был - восторг!!!.. Но ваши годы шли, и детский Ум уже зашел за разум, вы отключились, может быть, не сразу...

    А впрочем, стоп.

    Потом продолжим ли?..







    Vol. 03

    Искусственность





    Минута, и стихи свободно потекут...
    А. С. Пушкин



    Нет ничего искусственней стихов.

    Шокирую?! Что ж, убедитесь сами: попробуйте сказать "дитя грехов" и "я ладья с любови парусами" на встрече деловой. Да, здесь! сейчас! Дерзайте, разожгите пылко очи! Вас тут же отвезут не на Парнас - в казенный дом, где все печально очень.

    Ну да, всему есть время, место, да! Да-да-да-да́, да-да́-да, да-да-да́-да. Да-да́? Да-да-да-да́-да-да, да-да́!.. Каких еще вам доказательств надо?! Внимайте тарахтенью ровных строк, услышьте: "Здесь ты ритм не удержала... А здесь точнее подойдет "пророк"... А здесь рифмовка явно убежала..." Чу, критик говорит - румяный брат, прекрасный рыцарь, дон Силлабо-Тоник, - словесный проповедует изврат, немолодой знаток архитектоник. Он икты посчитает и стихи, он взвесит образы, метафоры, сравненья... Ф-фух, третий раз пропели петухи, и критик сгинул. Страшное виденье...

    Не подкачал очерченный мной круг, не одолел заклятия нечистый. Да, я умею в рифму, милый друг, притом умею медленно и быстро. Ну да, протарахтеть для озорства, везде попасть (умелая какая!)... Голубчики, се - морок мастерства, се - трюк из арсенала попугая!

    Вы хвастаетесь навыком ходить? Уменьем ездить на велосипеде? В каком году, позвольте уточнить, родные умилялись и соседи? Как ложку вы подносите к устам? Как дышите, с какой ноги встаете? Какой уход даете тем местам? Какие звуки в туалете издаете?

    Неужто это все не "просто быт", набор рефлексов, кислая рутина?! Неужто живописец тем и сыт, что грамотно написана картина? Ведь грамота - всего лишь ремесло, рука, что подчинилась распорядку. Куда вас, к черту, сударь, занесло? - Стремились в лес, а выбрели на грядку, где ровных строк безмолвные ряды застыли в ожиданье теплоты, но всходов нет - тепло идей забыли, и замысла семян не уронили...

    Нет ничего искусственней стихов.

    Рассмотрим твердой формы совершенство: рифмовка - чудо, но ценней всего второй терцет - не строки, а блаженство! А звукопись? Эй, автора сюда! Ведите нас, его мы жаждем видеть!..

    - Постойте, милые! О чем сонет?

    - Ах, да... О том, что праздность должно ненавидеть...

    Свежее мысли прямо-таки нет! Шекспир, в гробу вертяся, нервно курит, пока версификатор лже-поэт восторженных зевак, зевая, дурит. Поверив алгеброй, штампует он хиты, в которых форма обретает силу, и капли отфильтрованной воды гламурно льются. Да, журчит красиво, но, извините, братцы, ни о чем, и голем бездыханен, хоть красавчик, - как ни колдуй над нашим Ильичом, но неподъемен ссохшийся картавчик.

    Но, чу! Искусство! Здесь не может быть ни споров, ни дешевеньких сомнений - и формообразующий пиит формально мастер и почти что гений! Здесь - музыка, застывшая в словах. Здесь - безупречность звукописи милой. Здесь - идеал, застрявший в головах. Почти Шекспир, восставший из могилы!

    Ловушка!

    Что и требовалось мне вам доказать: стихи, друзья, искусство, искусственны... И где-нибудь вовне сонет о праздности потешит чьи-то чувства, но внутренне блистательный дворец безлюден, ни души, лишь пыль да ветер. Пример я оставляю, наконец, вы поняли, все взрослые, не дети.

    Допустим, есть и чудный смысл в стихах, и он ласкает души, лечит раны, и побеждает, скажем, чей-то страх... Но... Милые, ну разве вам не странно? - Зачем же в столбик? Рифма-то на кой? Неужто так доходчивей, честнее, чем запросто сказать: "Хороший мой, я так тебя люблю..."?! Но - зеленеют нивы, шепчет лес, опять я к вам пишу, мне скучно, бес, к поэтам льнут красавицы-березы и... отдаленные седой зимы угрозы.

    Нет ничего искусственней стихов, особенно каких-то поздравлений и рэпа для прыщавеньких лохов, и графоманьих детям вразумлений. Итак, навязан ритм и дан размер, подбита рифма - где все это в жизни?! Сезонность? Сутки? Сердце? Кавалер, о фрикциях не надо!

    Дверь не взвизгнет, огонь не вспыхнет, душу холодит - зловещая гармонь опять в атаке. Да! Музыка! В ней тот же червь сидит - искусственность... Но, милые, всё - враки!

    Нет ничего естественней стихов!!!

    Шокирую?! Что ж, сами убедитесь, но не сейчас: порядок мой таков, четвертой главки, светлые, дождитесь.







    Vol. 04

    Естество стихов





    ...Что где-то между радостью и болью,
    Что где-то меж реальности и сна,
    И где-то меж фатальности и воли
    Находится чудесная страна,
    Где жители не знают о разлуке,
    Где жителям неведома печаль,
    Где музыка не делится на звуки,
    Где времени и нету, и не жаль.
    П. Кашин



    Однажды я лежала на траве, и облака, бесстрастно проплывая, незримо отражалися во мне, тенями землю нежно накрывая. Я вобрала в себя тогда века и поле, и июль, и небо, и ветер - тот, что гладил облака, - и мысли, что топорщатся нелепо на внутреннем экране бытия, который очищался с каждым вдохом... Так уходила вглубь душа моя, белея, словно парус одинокой... Но вот простыл туман воспоминаний, и удалились рифы суеты. Зажглись во мне десятки осознаний и - канули в сиянье пустоты!

    Ах, этот опыт не опишешь словом... Все будет бледным, что ни говори... Но знайте, я была в пространстве новом, где сходятся Реальности Цари. И я внимала царственному слову и вглядывалась в мудрые глаза, потом струилась медленно к былому - к истории Земли и даже за. Свернулось время змейкой, в точку сжалось, а я внутри и вне ее осталась!

    И в этом всеобъемлющем Нигде, сияющем в безвременье мгновенном, плыла я, словно батискаф в воде, как лейкоцит восторженный по венам. Была я и пространством, и мечтой, светилом яростным, затерянной песчинкой, причалом, кораблем и даже той, кто с берега махала мной-косынкой. Я проникала в сущность бытия и тут же проникалась этой сутью, я распрощалась с призраком себя, запачкавшимся суетливой мутью.

    И здесь я узнавала отчий дом - То, из Чего, и То, Куда вернемся... Я трогала руками звук потом, вздыхая смело ароматы Солнца...

    Но хватит, я вас, верно, утомила (в чужом приходе многая тоска), подробностей балластом притопила, и... кто-то пальцем крутит у виска, но, милые, я, право, не хотела, я это неспроста... Теперь же к делу.

    Поэзия - не склонность рифмовать, крепя слова на ритма позвоночки. Среди поэтов я могу назвать таких, кто в столбик не родил ни строчки, но стоило отверзнуть им уста (вы оценили вычурность, родные?), и время, как в присутствии Христа, вдруг замирало на отметке "ныне"! Они объяли мыслью верх и низ, их души пропитали мир собою, к ним люди потянулись, миг завис, оружие сложил готовый к бою, болезный передумал умирать, отчаявшийся улыбнулся кротко, и духов зла бежала спешно рать, а дальний путь вдруг сделался коротким.

    Такие люди ходят среди нас. Их страшно мало, но они реальны. И вот, вы, верно, вспомнили сейчас кого-нибудь из этих "ненормальных", кто не от мира, может быть, сего, но тем и побеждающий мир здешний, или напротив - проще он всего, но, в то же время, это взгляд поспешный... Ах, сбивчиво!.. Мне трудно говорить, ведь вторглась я в страну неизъяснений, в которой дух несется во всю прыть, а ум не поспевает, к сожаленью.

    Но главное - любой из вас там был! Любой и каждый, пусть на две минуты, но в терема Поэзии входил, вдруг становясь Потоком пресловутым. Я повторюсь: вы помните Его, вы ощущали Нечто между делом, когда вам было, может быть, всего лет семь, и вы впитали юным телом живительные токи Тех, Кто Был, живительные строки - витамины, и, может, кто-то в полудреме плыл за ними в страшные зовущие стремнины! То был - восторг!!!.. Но ваши годы шли, и детский Ум уже зашел за разум, вы отключились, может быть, не сразу и вот остались словно на мели... Ваш Питер Пен заснул, ведь сон могуч; от той страны давно потерян ключ.

    А что нас приводило в те края? Кто отпирал заветные ворота? Проводника, конечно, знаю я.

    Его зовут Игра.

    Ах, это что-то! Послушайте, ваш крепкий взрослый ум давно поддался жесткому контролю, он будто заперт в некий шоурум. А как уйти? - не знаете пароля. И все, что есть - просчитанный товар, а также блеск и прелести продажи. Вам продают, а вы берете - пар! Или его удобный образ даже. Твой день заполнен, впихнуты дела, здесь ты клиент, а там ты мерчендайзер, чуть-чуть любовник (ах, тела-тела!..), а также mother, lover, pusher, father. Ролей полно, нет прелести игры! Все, что ни есть, досадная рутина... Нет, все вы замечательны, добры, никто не идиот и не скотина, но жизнь напоминает ипподром: за кругом круг, за годом год галопом, и бег хорош, пока не грянет гром и - лошадь пала (а возможно, скопом). Так что ж способно этой схеме дать и жизнь, и смысл, и даже пульт контроля?..

    Любовь.

    Она заставит вас Играть и подчинять реальность вашей воле! Задышит смыслом каждый новый вдох, и токи целей побегут по венам, и вот оно предчувствие: ты - бог, любовью заливающий арену, где смотрят на тебя и Те, Кто Был, и те, кто есть, и даже те, кто будут; и это все - твой крепкий добрый тыл, и ты гуляешь - радостен - повсюду. Но... Это все не обсказать в главе. Игра, Любовь - отдельные все темы, а здесь я говорю о естестве Поэзии самой, а так же где мы.

    Нет ничего естественней стихов, ведь не случайно с наших губ слетают молитвы строк и заклинанья слов и в тишине прекрасным светом тают... Стихи должны звучать. Молчащие стихи - убоги и мертвы, точней, убиты, растерзаны и навсегда забыты родителями. Страшные грехи... И как же без Игры создать звучанье? Как жизнь вдохнуть без таинства Любви? Без Л. у вас получится бренчанье. Без И. - настойка сопель на крови...

    Но уж о том не в этот раз, конечно, и если будет милостив Господь, то я продолжу... И чистосердечно желаю всем и хрени не пороть, и не гневиться попусту на ближних, и дальних просто так не обижать, и, бросив курево, вставать скорей на лыжи, и от унынья весело бежать!

    "А где же тут, пардон, о естестве? - конечно, кто-то скажет, - погодите!" Кому не ясно - лучше перечтите:

    Однажды я лежала на траве...







    Vol. 05

    Застывшему поэту





    О, сын благородной семьи, слушай, не отвлекаясь.
    "Бардо Тхедол"



    Итак, тебя тошнит. Ты пил, и выпил много. Случайный экипаж в локальный Спиртостан вокруг тебя уснул. И вот она - дорога: остаться иль уйти? Ох, как же ты устал!.. Она не началась, не сделал ты и шага, но даль уже не та, и тусклый свет мечты не манит, как тогда, когда казалось: шпага и плащ, и добрый конь - и вечно счастлив ты!..

    Хотелось пожелать, да как-то отложилось. Планировал начать, да всё не приступил. А время - тот товар, что не дают "на вынос"... И ты не помнишь, что, когда и с кем ты пил... Да, пишешь иногда - частушки обезьяньи - и радуешь друзей пошлятиной крутой, но что писал всерьез - бессильное кривлянье, пародия на жизнь, фальшивка и отстой.

    Сын правильных людей! На что ты тратишь время? На дно какой беды ты вперил жадный взгляд? Ответь себе сейчас: а ты сегодня с теми и там, где должен быть?..

    Откатимся назад...

    Возможно, пятый класс. Скорей всего, влюбленность. И многое в душе, но не хватает слов. Тетрадка. Лист. Конверт. Ночь. Света яркий конус, и он благословил фальцетное "I love..." Ты позже перечтешь, и от стыда пылая (ну, как же - первый курс, ты взрослый, все дела), помыслишь: "Хорошо, что это не отправил..."

    Ты так и не рискнул. Ты так и не сказал.

    И в этом ты и есть, не вышедший, не ставший, застывший в двух шагах от финишной черты. Для истинной любви ты - без вести пропавший, для истинных стихов - застывший у мечты.

    Ты это знаешь сам, и я тебе не пастор, открывший правду вдруг да пробудивший вмиг. Ты сам давно просек, самокопанья мастер, что закопал талант, шагнув не дальше книг, в которых что ни ночь - то новая красотка, в которых что ни день - то новая судьба, в которых что ни шаг - то новая высотка, в которых что ни час - то новая борьба, где ты всегда герой, пространство восхищенно взирает на тебя, а ты - Король Игры! Здесь всё предрешено: сдаются обреченно красотки и враги, высотки и миры. Но в тех чужих мирах, услужливо-опасных, которые тебе подсунул коммерсант, ты - чей-то рядовой, обманутый несчастный, подсевший на простой лже-антидепрессант.

    Накатывает, да? Чего-то не хватает? Отсюда и они, собратья во спирту. И если жизнь свеча, то как бездарно тает!.. И коль унынье - яд, то он уже во рту.

    Но это не конец. Глоток еще не сделан. И выбор за тобой - принять его as is иль сделать первый шаг, как раньше - неумелый, - но непременно свой. И этот путь - не вниз!

    Ну, как же, "не сейчас"... Конечно, "слишком поздно"... И, ясен перец, "нет, не буду, не хочу!" Кто, я?! Зачем? К чему? Занудлива?! Стервозна?! Проспись, хороший мой. И далее к врачу. Мне это не затем, чтоб выглядеть умнее, чтоб тихо поучать, тщеславием лоснясь. Беседуя с тобой, я делаюсь полнее, не в смысле, что толста, а "самообретясь": возможно, я иду Путем Деяний Добрых, и этот ПДД окончится дырой, но сделав первый шаг, но кинув камень пробный, я не остановлюсь, мой пьяненький герой.

    Ах, мудрости янтарь философа Емели! Под этот камень лжи ничто не затечет! Приверженцев печи уж как ни отымели, но их ряды растут. Ну, что ж, зачет, зачет... Жизнь - не автосалон с гламуром шоурума, с моделями печей, с призывом "Buy today!" Подумай, мушкетер, но трезвеньким. Подумай, скорбящий о себе сын правильных людей.







    Vol. 06

    Любовь





    А не спеть ли мне песню...
    "Чиж и К"



    Пожалуй, будет слишком трудно объять все случаи любви. Зарифмовать ее паскудно к моркови, нови и крови?.. Нет, я дерзну писать картины, в которых промелькнет она, как тень по хронике старинной, и вот мы видим (тишина!), как мать склоняется над дочкой, ловя ноздрями сонный вздох, как парень прячет за цветочки стихов бессонных свой листок, как смотрит дед, трепля макушку уставшего от жизни пса, как плачет девочка в подушку, как ждет беспутный сын отца, который слег вчера в больницу... Как светятся все эти лица...

    Кругом она - сюжет затаскан, как стук тамтама там, в груди... Но это присказка, а сказка, родные, будет впереди.



    Кто не любил, тот нравственный калека, прости мне эту резкость, милый друг. Я прозреваю сущность человека, и вижу я все тот же скорбный круг. О нем писала я - о беге масок, рутинном ипподроме бедных душ, чреде закономерных неувязок (вот здесь, маэстро добрый, вжарьте туш). И скучный бег тогда лишь оживает, когда в него спускается она, бессмысленности четкий смысл давая и связывая в судьбы времена.

    Любовь отца, влюбленность, верность сердца, любовь к земле, к природе, к мастерству - все есть Она, как сказочная дверца, ведущая поэта к естеству. И там, где все сошлось и испарилось и вновь сложилось в истинный сюжет, там всё - Любовь, Спасенье, Счастье, Милость! Вот там-то и рождается Поэт.

    (Вы помните, как мы его искали, но в косном мире так и не нашли, мне ж поле с облаками помогали и растворяли физику Земли, и в этом всеобъемлющем Нигде плыла я, как молекула в воде.)

    Поэт - не человек, а состоянье, Поток неиссякающей Любви, там нет различий меж борцов и пьяни, там каждый сам с собою vis-à-vis, будь ты хоть повар, шут, палач, философ... Ответы есть в отсутствии вопросов.

    Конечно, это мнение не очень готов принять рациональный ум, но неспроста водица камень точит и шепчет о любви прибоя шум. Как проявиться ей в подлунном мире? Ведь коль в Нигде она одна и есть, то здесь, где мочат, кажется, в сортире, и без нее могучих сил не счесть. И оттого приходится двоиться: субъект-объект, родитель и дитя, мужчина-женщина и... жертва-кровопийца, мир и война, Балда и попадья. Лишь разведя в пространстве плюс и минус, вплетя возможность встречи в ткань судьбы, она явилась призраком... (Я сдвинусь вещать о том, что знаете и вы). Потенциал - прекрасное словечко! В нем - вероятность, вызов, выбор, шаг. В нем - меткий выстрел или же осечка. В нем - новый друг, а может быть, и враг... Все это ключ от самой главной двери, веками спрятанной от краткосрочных нас, и только разгоришься в полной мере предчувствием, вдруг - щелк! - и ты погас...

    Но есть она. Одна. Оттуда родом и бойкий плут, и одинокий сыч, и электролиз, и клочок с pin-кодом, и вакуоли, и шахтер Лукич. Любой из нас, протанцевав и сгинув, бесплотно возвращается в нее, вот почему копытушки откинув, мы не совсем, простите-ка, умрем. Но жизнь прожить - не в поле прогуляться, и праздный дух спасенья не найдет. Хм, я об этом буду закругляться, оффтопиками славен рифмоплет, я ж претендую на ступень повыше... Чего? Зазналась? Ладно, тише, тише...

    Любое творчество питается любовью, не в смысле жрет, а из нее растет! И, как ни странно, это же к злословью пытливый ум, конечно, отнесет. И даже в самых страшных проявленьях, что ненавистью жгут сердца чтецов, почувствуешь возможность примиренья, услышишь зов великих праотцов. "Убей фашиста..." Симонов... Напомнить? Не просто так, а если дорог дом, и мать, и сестры... Ненависть наполнить любовью нужно. Дело, братцы, в том, что без нее любое чувство - кукла, любое слово - дребезжанье букв, а Истина - развесистая клюква, а враг - такой же звук, как друг...

    Во имя... каждый знает это имя: кому-то муж, кому-то жизнь детей, кому-то Родина, кому раскопки в Риме, кому-то торжество благих идей... Отважный рыцарь, что там на штандарте? О... Дульсинея?! Вот! Она, она! А если вместо флага счет на карте, то это не любовь. Не в том вина, что люди предают в себе поэтов, а в том, что слишком чтут бессмысленность предметов.

    Любви учиться - дело из пустых, стремиться будешь, и придет когда-то. Любовь - она и в репликах святых, и в грешных воплях чудищ бесноватых. Но в том и фокус, что на уровне словес святой - такой же образ, что и бес. А за словами правда и пропала. Ну что ж, нагородила я немало, размер ломала и комедию слегка, мораль же и прозрачна и легка:

    Ни толком жизнь прожить, ни написать стишочек без Л. и не получится, дружочек.







    Vol. 07

    В чем смысл поэзии?





    "Мистики и шизофреники попадают в один и тот же океан, -
    сказал он торжественно, - но если мистики там плавают,
    то шизофреники в нем тонут"
    Р.-Д. Лэйнг (Фритьоф Капра, "Уроки мудрости")



    Возможно, я кого-то удивлю, но смысл поэзии равняется нулю.

    В чем смысл дыхания? Похоже, чтобы жить. Простая цель, ничуть не сверхзадача. Позвольте мне стихами изложить, какого хрена мы стихи хреначим. Стихи хреначат люди:

    - просто так,
    - чтобы смешно,
    - вот, сердце попросило,
    - любовь пришла (ушла),
    - поэт - дурак,
    - ну, тянет неврубительная сила...

    И сотни прочих глупеньких причин, похожих на диагноз и отмазки.

    Поэт меняет множество личин, ведь так удобней сочинять все эти сказки про жизнь без света, пламя без огня, пустыню влаги, скачки без коня, оковы счастья, снящуюся явь, а ты, читатель, шире рот раззявь.

    Но как не потеряться в мире фраз, где призрачный успех - сказать свежее? Поэт, увы, беспечный водолаз с пустым баллоном, якорем на шее, и погружаясь в темный мир пучин, он грезит, кислородно голодая... Отсюда и мелькание личин, отсюда поиск внутреннего рая. Но что бы ни писалось на листках, в конце концов, осыплется и сгинет. Мы пляшем на подпиленных мостках: мгновение - и нету нас в помине.

    Стремление заполнить пустоту ведет людей коварною тропою: поймав словами в клетку красоту, ты делаешь ее полуживою.

    Но все, что говорила я сейчас, является пусть правдой, да неполной!..

    Представьте, дорогие: свет погас... вы слышите - шумят спокойно волны... удобно вам... и с каждою волной теплее кровь, а веки тяжелее... расслаблены... вокруг любовь... покой... ни мыслей, ни тревог, ни сожалений... оставлена пока что суета... вы осознали умиротворенье... вы словно переноситесь туда, где обретают силу и смиренье...

    Возможно, это поле... облака... возможно, море с теплым, мирным бризом... быть может, сад, застывший на века... Здесь вы готовы к радостным сюрпризам, и мир вам раскрывается цветком! Возможно, это лотос или роза... Всё - красота! Всё - повесть ни о ком! Но в этом счастье мнится вам угроза...

    Прекрасный Гумилев в своих стихах предупреждал, что рядом бродят волки... "Споткнешься и замедлишь..." Вот он - страх: в астрале нет спасительной двустволки! Так что же - смерть?! Погибнуть? Почему?! Клыки блестят, горят глаза. Где ясность?.. Не страшно лишь холодному уму, но ты не только ум, вот в чем опасность! Животное срывается на бег, но волк быстрее, три прыжка - и здравствуй. Нет, не бежать. Ты все же человек и над животным, будь любезен, властвуй. Пусть волк, но ты в глаза его смотри и улыбнись, показывая зубы. И четко распознай себя внутри него! Мгновенье до зарубы, но ты увидишь: ты и он - одно, а грызть себя - глупейшая забава, от собственных клыков не суждено погибнуть... Волка скроют травы, он отступил, он проиграл дуэль, а ты узнал себя и силу духа. Всё - в голове, прекрасный Доуэль. Астральность - дело тонкое, Петруха.

    И вот, вернувшись в счастье с той тропы, познав, что страха нет, есть только радость, мы узнаем поэзию судьбы, мы чувствуем душою эту сладость, которая не приторна ничуть, а беды и печали - позабудь.

    Что ж, просыпайтесь!.. Раз... Вы снова здесь... Два... Телу мягко, мыслям столь свободно... Три... Глазки открываем, сила есть, и хочется творить... да что угодно! Стихи, скульптуры, музыка, спектакль - всё в наших силах, мы готовы к чуду! Все будет хорошо. Да. Только так. Ну, милые, занудничать не буду...

    Возможно, я кого-то удивлю, но смысл поэзии равняется нулю.

    Но если б всё со смыслом делалось людьми, мы были б гужевыми лошадьми.







    Vol. 08

    Игра





    Замрите, ангелы! Смотрите, я играю...
    Ю. Ким



    Что наша жизнь? Игра. Театр. И мы - актеры. Слова поистрепав, забыли мы о том. Но суть большой Игры втекает через поры, вдыхается чрез нос, и естся жадным ртом. Ты вышел из Игры, в нее же возвратившись, аспектами ее пронизан каждый вздох. И кто-то проиграл, ничем не насладившись, а кто-то - чемпион. Но это не итог.

    Ммммм... Взрослые умы готовы согласиться, мол, так-то оно так, но есть, конечно "но" - метафора остра, да как ей воплотиться, когда война и смерть и счастья не дано... Ведь всякая игра - беспечная забава, стремление забыть проблемы и нужду... Нет, милые мои, вы несколько неправы, и праведный ваш гнев я кротко пережду.

    Итак, игра - фигня и времени убийца, и жить через нее способен только фрик. Ну, ласковый ты мой, скажи так олимпийцу, который проиграл один короткий миг, и "золотом" теперь соперник обладает, а годы-то бегут, их спурт неукротим, на пятки мастерам зеленый наступает, и будущий сезон останется за ним... Проклятая игра! Поставлено все на кон, и вот финальный раунд, а выпало - зеро! Вы ж видели футбол?.. Да, как Рональдо плакал... Богач, красавчик, бог. Поверженный Пьеро...

    Вот так и жизнь твоя - чреда упорных матчей, а может, проходных... договорных пяток... И, может быть, сейчас другой Рональдо плачет, но завтра матч-реванш... и это не итог!

    А вот аспект ролей. Немного притвориться, поверить в эту ложь и стать собой-другим. И новая душа тобою окрылится, и новая мечта затеплится внутри! Ты - дочь, подруга, мать, сотрудница, соседка; личинами сундук заполнен - не закрыть. Но ты играешь роль безрадостно нередко... И пьесу ждет провал... Какой там быть?! Не быть!!!

    Но ты не торопись, я, помнится, сказала, что игры без любви - бездушный ипподром. Любовь и страсть - вот то, что властвует над залом (упавший номерок грохочет, словно гром!).

    Ты смотришь на меня, ты грустен, ты печален, и я смиряю смех, хотя он рвался ввысь... Подыгрываю, да, но мне ты благодарен. Игра - она во всем. Игра - она есть жизнь! Смирить немножко спесь, чуть-чуть сказать добрее, а может, обнажить характера гранит. Игра и охладит, где надо подогреет. Игра - она спасет. Игра - она бодрит.

    Что есть в моих руках? Лишь я... и мир-площадка, чтоб танцевать начать, чтоб запустить игру. И вот тебе вопрос. Скажи-ка: ты лошадка на скачках или ты поэт в своем миру? Готов ли ты найти гармонию рутины и творческого "я", бунтующего так, что, кажется, сейчас ты станешь Абсурдиной, несущей полный вздор, неясный для зевак?

    Спасение - в Игре! Начни, что мелочишься! Играя, человек приходит к точке "Бог"!

    Вот эта цель есть Цель. И ты не огорчишься, "game over" прочитав.

    Ведь это - не итог.







    Vol. 9

    Добро пожаловать в реальность





    Синяя или красная?
    Морфеус, герой "Матрицы"



    Ты видишь, жизнь игра. И кто ж тому виною, что кто-то спасовал, а кто-то взял джек-пот... Бывает, что бежал и встал перед стеною - тупик, провал, конец. Один неверный ход.

    И каждый человек в пространстве лабиринта решает за себя, а, может, за страну (допустим, ты де Голль или позорник-Клинтон) - кто с крысами долой, кто с кораблем ко дну... Затейливая жизнь плетет свои интриги, и смыслы их постичь не каждому дано, ведь у нее всегда в кармане по три фиги, на твой удачный ход своих припасено - бессчетное число, но это не мешает бороться и искать, и выбрать сложный путь.

    А кто-то послабей, случается, решает оружие сложить, забыться и уснуть. Не мне их осуждать - история рассудит, хотя, конечно, бред - история слепа. Их много, слабачков, печально стихоблудит, не зная о стихах буквально ни хрена.

    Поэзия - Игра, забава, наслажденье. И слышу я о ней "наркотик", "морок", "сон". Поэзия не сон, а суперпробужденье. И даже не запой, а трезвости сезон. Конечно, маскарад! И, безусловно, сказки! Решительная чушь совпавших в мире слов. Но только для того, чтобы сорвать все маски. Но только для того, чтобы вернуть из снов.

    Предельная любовь. Предельная открытость. Предельный результат, достигнутый в себе. Вот почему излом, обменянный на сытость, держащую людей, как гиря, на земле. "Ах, как недолго жил!", "Ах, пил!", "Ах, сколько б сделал!.." - знакомые всё "ах", носимые толпой. Вчерашний дебошир запомнился весь в белом - прекрасный великан, обласканный судьбой.

    Но ласки ли ему подарены судьбою? За что он заплатил уходом в цвете сил? И - к зеркалу: а ты? что делаешь с собою? и что ты, милый друг, у жизни попросил? Волшебную свирель? Большие капиталы? Что? Благосклонность муз? Неслабенький навар? Уменье видеть суть? Способность править балом? Проклятье быть певцом? Талант толкать товар?..

    Зачем ты, дорогой? Во что играешь, милый? Где цель твоя, стрелок с нечищеным ружьем? Ты - все-таки поэт, осознающий силы, иль фраер городской, барыжащий рыжьем?

    Опасен путь из сна. Он взламывает душу, ведь совесть не унять, когда ушел обман: реальность такова, что лучше и не слушай, забудься у TV, как в кайфе наркоман. Кто видел правды лик, кто видел суть реала, тот силится уснуть, и многим повезло. Но кто-то не посмел забыть оскал Ваала и помнит, как в добро принарядилось зло.

    Конечно, это груз, и он сжигает сердце, да только есть пути не спать и не сгорать. Случается ж в игре случайно отвертеться, исполнить чудо-финт иль мячик отобрать. Но в легкости всегда упорность тренировки, сто тысяч неудач, таланта - разве треть. Я позже расскажу о тайне рокировки, дающей нам баланс и шанс не прогореть.

    Вам нужен кислород, но дышите угарным... Реальность, да, мерзка, но тем-то и смешна! Возможно, мой рецепт покажется коварным, лишающим ума, но разве я сошла?







    Vol. 10

    Форма и содержание





    В тот момент, когда ты заговариваешь о чем-то, ты не достигаешь цели.
    Дзенский афоризм



    Искала ежедневно подтвержденья, что я не зря играю в куклы слов. Казалось мне, что это наважденье сильнее страсти, больше чем любовь. Я слово препарировала мыслью, как скальпелем орудует хирург, и позже растекалась шустрой мысью, и мнилось мне: я тоже Демиург!
    Цоколь... цоколь, цо-коль, а если быстро - кольцо.
    Кольцо, кольцо, коль-цо, а в кольцах - цоколь.
    Так на холсте зву-чаяний взошло лицо.
    Лицо улыбалось, языком цокая...
    И форму наполняя клокотаньем да цоканьем, да шумом языка, я отправлялась в вольные скитания - бессмысленна и ветренно-легка. В моих стихах стихии грохотали, грачи гремели граем гордецов, стаккато стыков поезда роптали и ухала унылость ушлых сов. Но этот гам случался ниоткуда и быстро уносился никуда, как тучка в форме сизого верблюда - пролилась и исчезла навсегда. И наигравшись в игры с пустотою, спросила я с привычной простотою: к чему греметь брильянтами словес? зачем плодить слова, чей жалок вес?

    Тогда я стала жить во имя смысла и темы поднимать (не надо ржать!), но форма невесомая провисла, не в силах массу темы удержать. И щелканья да щебеты словечек, забавны и легки еще вчера, вдруг превратились в блеянье овечек и в грязный звон тупого топора:
    О, милая-премилая Отчизна!
    О, Троица! По ком сегодня тризна?
    О, звон церквей - проржавленных цепей!
    О, воздух Родины, колючий, как репей!..
    Мою кунсткамеру заполнили уроды - орлы с утиным клювом, зайцебык, - то гимны звукописные свободы, с частушками стоящие впритык, то песни о любви в жужжащем рое желтеющих листов, желанных глаз, то мерзкие алоэ с аналоем, проникшие в стихи, как в унитаз слетаются рекламные микробы, за жопу укусить сидельца чтобы...

    Я, форму упростив, баланс искала. Казалось мне, что недалек баланс, что смысл и звук (его осталось мало) вот-вот войдут в искомый резонанс...

    Они вошли.

    Точь-в-точь как те солдаты, шагающие в ногу по мосту. Вернулась я все к тем же "нивы сжаты", горящему рябинному кусту... Как будто Герберт Уэльс или Азимов меня переместил в век Золотой, где речку в лед заковывают зимы и вечный поп дрожит перед Балдой. Нет-нет, в том путешествии нет грусти, в нем - смысл ученья, подступ к мастерству, но повторять, что знала наизусть я, все ж стыдно, хоть и близко к естеству. Ведь это те подвымершие строки, с которых начинался путь туда, где все мы - в этом мире одиноки - становимся любимыми всегда! Но то, что открывало нам дорогу, когда мы были молоды, юны, теперь нам помогает лишь немного, теперь пути иные суждены в страну, где каждый может воплотиться и, утонув в безбрежности Игры, своей любовью с миром расплатиться и стать поэтом, сбыться... И миры, услышав эту поступь, содрогнутся! И главное здесь - вовремя вернуться.

    В том и секрет, что как ни поверяли гармонию матметодами, нет рецепта творчества и многие застряли, где только начинается поэт. Поэзия искусственна дотоле, доколе делается прихотью "творца". Гармония рождается на воле, а не в потугах жадного скопца.

    Нет алгоритма. Есть чутье и сердце. И никуда гармонии не деться.







    Vol. 11

    Школа выживания поэта





    Не вынесла душа поэта...
    М. Ю. Лермонтов



    Любой из нас подобен чудо-бомбе: потенциал творца - вот наш тротил. И кто-то свой талант давно угробил, а кто-то в радость жизни превратил. Мы все скорбим о гениях погибших столь рано, что и больно, и смешно, но, черт возьми, томами натворивших (стебаться так, конечно, не грешно). Где этот жар, спаливший их в мгновенья? Где этот рок, обрекший их на смерть, заставивший их вспыхнуть и гореть, чтоб снова села муха на варенье?..

    Я обещала рассказать о том, как не погибнуть в вихре сверхусилий. И эта главка дастся мне с трудом, тем более, меня и не просили - я будто набиваюсь, мол, сенсей и гуру, методист-преподаватель, трясущий в классе гирями персей, заумничая... Ах, прости, Создатель!

    Итак, весь этот мир - в твоих мозгах. Но он таков, что может по мозгам же так настучать, что просто ох и ах, и далее словами чуть погаже... Мы вместе сочиняем этот мир и в тот же миг его же воплощаем. Кому-то нужен лидер и кумир, и вот вам all inclusive обещают в том случае, когда живешь вот так, вот эдак мыслишь, что-то соблюдаешь, а кто не с нами, тот, братушки, враг, и - горе, коль его ты не раздавишь. А кто-то наособицу живет и видит морок страшного обмана, когда в загробье вам обещан мед за счет лояльности, смиренья и... кармана.

    Но - стоп! Ты посмотри-ка на себя! С чем ты пришел? С чем ты уйдешь отсюда? Есть только ты, сгорающий, любя, иль тлеющий бессмысленный зануда. Что ты оставишь? Счастье, коль детей. Приятно, если что-то для собратьев. И горе, если вырастишь блядей, тебя же разменявших на объятья каких-то хищных целей да мечты, мол, оторвись, будь в теме и отхапай и с этой гнойной мнимой высоты насри на всех, включая маму с папой!

    Ужасно, правда? Не дай бог врагу, не то что мне... тебе... Ну как, мурашки? Поэзия! Ой, я, блин, не могу! О чем мы здесь, заснувший житель Рашки?!

    Каких тебе, хороший мой, стихов, когда твой мир придуман не тобою?! Каких, прости за грубость, ебуков тебе раздать, прикинувшись судьбою? Ведь что в моих руках? - слова, слова, а ты в словах увяз и смысл потерян... И кажется, что в чем-то я права, но просто троллю... в этом ты уверен...

    Итак, во-первых, надо сбросить сон. Проснуться. Осмотреться. Ужаснуться. Потом проснуться снова - хитрый он, Морфей чужих внушений. Развернуться к тому себе, который в восемь лет бежал по лужам, восхищаясь светом, и не готов был к тем ударам бед, которые отмеряны поэтам. Но в этой слабости - источник светлых сил, твой персональный вход в чертоги Истин. И жаль того, кто это загасил в себе и падает - осенний жухлый листик. Годами увядание течет, его не видно - нет зеркал для духа. Вот так, мой друг. Даешь переучет! Конечно, будет страшно. Но - спокуха!..

    Второе. Изучи, познай себя. Найди в себе три странных ипостаси. И сердце одинокое скрепя, узнай, что не один, что мир - прекрасен. Что, невзирая на смертельный бой, который протекает здесь веками, Любовь незримо нянчится с тобой, и ты стремишься изъяснить стихами вот этот самый главный парадокс: страданий - океан, а счастье - остров. И если быть слепым, сорвется vox. И если слабым быть, зарежут острым...

    Кто эти три, которые ты есть? Ведь ты хотел спросить, я это чую. Но главку делать длинной не хочу я. Чуть позже, ладно? Let us have a rest.

    Да, главное - познанье ипостасей нас приведет к гармонии внутри. Тогда тот жар так рано не угаснет, ты не взрывайся, а твори, твори... Ты мощен, словно атомный реактор...

    (как хорошо, что я себе редактор)







    Vol. 12

    Три источника и составных части





    Когда я работаю, я оставляю тело за дверью,
    как мусульмане оставляют свою
    обувь перед входом в мечеть.
    Пабло Пикассо



    Удел ума - ошибочность и ложь: нам врут по ящику, на рынке, даже дома. И как ни больно, но признаем всё ж, себе мы тоже врем, причем весомо. Без лжи нельзя, ведь правда не всегда красива, словно девственница в душе. Бывает правда стерва ещё та, и тут уж, коль не любо, тоже слушай.

    Поэзия ведь тем-то и мудра, что из вранья возводит истин храмы. Пусть ложь на них и льет, как из ведра, но в правду не подмешано ни грамма. А что поэт?.. О, вечный пилигрим, идущий к миражам самообмана! Ведь все дороги приведут не в Рим, а в Киев к дядьке. Вынет из кармана веселый месяц финку и гуд бай - всего лишь лажу в рифму загибай.

    Кто суеслов, тот правде не родня. Игра в слова - от лютого безтемья. Что? Без стихов не можешь ты ни дня, как будто изнутри стучатся в темя? Возможно, это клиника, дружок, но это лечат, слава Гиппократу! Давай уже, дописывай стишок и - к доктору, сестричке и медбрату. Ведь если ты не знаешь, на хрена ты бодр и весел, словно пенис конский, то не пиши. Послушай, старина, что написал тебе Я. П. Полонский:

    Писатель, если только он
    Волна, а океан - Россия,
    Не может быть не возмущен,
    Когда возмущена стихия.
    Писатель, если только он
    Есть нерв великого народа,
    Не может быть не поражён,
    Когда поражена свобода.


    Не призываю никого писать о горестях народных (о них писать - трудней всего, хотя опять ужасно модно). Всего лишь где-то глубоко осознавайте сопричастность, но это тоже нелегко, и здесь потребуется ясность: чума, но можно пировать, чтоб не погибнуть от унынья, страшна, но можно и в кровать, когда захочется, и сильно... Возможно всё - давать и брать, но главное - себе не врать.

    Ты - человек, а не хорек. Не отгрызай от правды много, природы-матери царек, в себе насилующий Бога...

    Итак, готова рассказать про три главнейших ипостаси, но я не стану притязать на истинность ни в коем разе. У правды - многие пути, пусть каждый выберет по силам, но ты, дерзнувший всё ж пойти, не останавливайся, милый! Где слабость под ноги легла, там вырастают кривды травы: "Бывает истина нагла, бывает истина неправой"... Развей сей морок и - вперед, услышишь, как душа поет!

    Итак, во-первых, ты - дитя. Ну, вспомни, как все это было: ты трогал мир, а он тебя, ты брал на зуб - его сводило... А это - вкусно... Горячо!!!.. Цветасто... Весело!.. И - грустно... Как чудом, ты владел свечой, берег огонь, как бабка чувства, когда смотрела на тебя, пока в морщинах смерть плутала, и угасала, не скорбя, ведь продолженье - ты! Немало, обидных ссадин получив, ты совершал открытий за день, немало маму огорчив, озоровал познанья ради... И этот милый сорванец еще внутри тебя томится, и я видала - ах, стервец! - как проступает он на лицах в минуты радости простой и в дни печали непустой...

    Второе "ты" (второе "я") - благоразумнейший родитель. Спасайся, милое дитя, ведь на арене укротитель! Да, это выросший мудрец, кто игры детские оставил, он по рутине первый спец, плюс автор и заложник правил. Он в жизни - важный командир, тебя приведший в лигу взрослых, точней, оживший твой мундир, тобою рулящий без спросу. Но он - важнейший твой кусок, он - ум, он - мощен, он - высок. Да только я напомню всё ж: удел ума - сплошная ложь.

    А третий... Ну, подумай сам: когда ты не "родитель" строгий, когда не в роли сорванца... ("Неужто Абс о боге?!") Да, милый, именно о нем, ведь если бы не он, то где же мы б взяли творческий объем, крутясь весь вечер на манеже? Проникнись ересью крутой, отец и сын, и дух святой!

    Ничуть на веру не крамолю, коль хочешь, веруй хоть и в Ра, я о поэзии глаголю, вертя узорами ковра, который здесь, в шестой палате мово досужего ума, и я аж бухнулась с кровати, когда поверила сама в то, что сейчас нагородила.

    О! See you later, крокодилы!







    Vol. 13

    Ответственность за базар





    Однако, говоря об этом, я не беру лампу истины
    в руки, а просто гну перед ней пальцы слов,
    создавая новые и новые тени. Поэтому лучше
    вообще не открывать рта...
    Виктор Пелевин



    Итак, в тебе - дитя, родитель, бог. И первый озорник, второй спокоен, а третий... Если б кто нащупать мог, каков он, тих, сокрыт и вечно волен... Его найти чудовищно легко - достаточно остановить двух первых, но как бы тут не жахнуть "в молоко", спалив свои расшатанные нервы. Ведь этот бог не существо внутри, а личные парадные ворота. Я говорю: "Ну, вот они, смотри!" Ты отвечаешь: "Э... Не видно что-то..."

    В тот раз, когда лежала на траве и вдруг попала в Истинное Царство, мой разум плыл, заметьте, не во сне, не с глюками рискнула я сражаться. Я мысли замедляла в облаках, отказывая суетным проблемам, держала роли в призрачных руках, отбрасывая прочь любые темы.

    Прислушайтесь, как трудится ваш ум. Вы думаете словом, монологом. Эмоции здесь - просто легкий шум, словечки дополняющий немного. И вдруг - вам больно! Где же монолог?! Есть боль, отодвигающая слово! И лишь потом: "не чувствовала ног" - в словечки чувство приоделось снова.

    Лукавый ум! Он вечно норовит вещать, как радио, то яростней, то тише. И если он чего-то говорит, то значит кто-то эти бредни слышит. А если перекрыть мыслепоток, по духу пробежится холодок, и новое почувствуешь ты что-то... И вот они - незримые ворота!

    Ах, как это легко читать в словах, хотя как раз в словечках и проблема! Болтает ум в смышленых головах, а в туповатых он бормочет ленно. Трещит, поганец, да не об одном: чем больше тем, тем треплется бодрее... Родные! Называю я умом не то, что позволяет быть хитрее, а внутреннюю льющуюся речь, которой невозможно пренебречь.

    Слова - одежда знанья, но не суть. Ведь лифчик - лишь намек на форму сисек. Так для чего ж словами так трясут и меряют длину словесных писек?!

    Взгляни в окно. Ты видишь не пейзаж, а облако заученных понятий. Бордюр, трава, кирпич, проем, этаж, собака, стекла, план мероприятий... Все это - вздор! Банальный интерфейс, а суть предметов держишь ты не словом! (Да-да, толкаю свод простых идей-с, притом идей мучительно неновых, зато сгодится в поиске себя - пролившегося в мир стихами - бога). Довольно спать, словечки теребя! А ну-ка, просыпаемся немного!

    Мы все одели бесконечный свет в вериги правил да в колодки рамок, по радио ума гоняя бред: жизнь, дескать, тяжела, а смерть упряма, и счастья нет, и радости чуть-чуть, и грамм любви отмерен человечку, уж стерпим-слюбим вместе как-нибудь, пока и нам бог не задует свечку... Но сколь убого мыслить о конце! Как жутко глупо пить из лужи скорби, нося страдальца маску на лице и поклоняясь недостатков торбе! А кто открыл в себе заветный ход, тот знает - все совсем наоборот!

    И каждый, вдохновение ловя, заглядывал в то Царство, узнавая, что жить возможно, искренне любя, в себе неся клочок прекрасный рая, что остальное жизнью не назвать - существованье в призраке достатка! И эту правду можно продавать, но как потом на сердце будет гадко! И зная правду, здесь, в системе лжи, поэты плачут песнями-слезами, грызя сансары вечные коржи, и - догорают, угасают сами... Ведь дар творца нельзя пустить под нож, прельщая разум играми словечек, штампуя "тра-та-та" одно и то ж без меры, пробуксовок и осечек. Ведь если дали в руки чудо-меч - изволь им не дрова для печки сечь.

    Слова есть ложь. Поэт - великий маг, который, ложь взболтав, дарует правду. А умножать число досужих врак, прошу вас, милые и славные, не надо...







    Vol. 14

    Тотализатор





    Лучше будет, если взамен тысячи слов
    Ты отыщешь одно, но такое, что вселяет Мир.
    Лучше будет, если взамен тысячи стихов
    Ты найдешь один, но такой, что покажет Красоту.
    Лучше будет, если взамен тысячи песен
    Ты найдешь одну, но такую, что дарует Радость.
    Дхаммапада



    Молчанье - золото... Прекрасные слова! Стихи - алмазы в золоте молчанья. Моя идея будет не нова, но без нее какое окончанье? Любой товар на рынке тем ценней, чем дефицитней - это знает каждый. В поэзии (мы все-таки о ней) любой к чему склоняется однажды? - тогда писать, когда созрела мысль, когда сошлись порывы и способность. Не надо, чтоб стихи песком тряслись, как из дедка, простите за подробность.

    Поэт, родные, - золотой молчун, который если скажет, то - зарежет. Обидеть никого я не хочу, но лучше бы вы говорили реже. Когда-то что ни слово - бриллиант, а нынче тоннами ссыпают в строки бисер. Не зарывай в бренчание талант! И не меняй звучание на высер!

    Ах, резко?! Неуместное словцо?! Но называть своими именами (мурло всегда немного не лицо) давным-давно заведено не нами. Цени заряд, не трать патроны зря! Ведь бомба круче, чем ведро картечи. Есть дар молчать, пустого не творя. Рискни взрастить его, о человече! Вот парадокс: кто мало говорит, тот, очень вероятно, что пиит.

    Сегодня в каждом слове - целый мир. Плюс шлейф стихов, написанных когда-то. И если голосить, как пел кумир, то это путь, увы, дегенерата. И если собирать брильянты слов, таская их из диадем прекрасных, то это детский, в общем-то, улов, пустое воровство воронье... Ястреб! Ты ястреб или заунывный гриф, питающийся падалью убого? Знай, бакенбарды с Пушкина обрив, ты наворуешь, в общем-то, не много...

    Когда ты внутрь себя направишь взор, очищенный от повседневной пыли, ты вдруг узришь космический простор, в котором и поныне не открыли и пятой части! Там же голос твой - особый, смелый, чудный, золотой. Расслышать - вот удача для поэта (ну да, спасибо космосу за это).

    Кто есть Поэт, хорошие мои? Поток, Свеченье, Состоянье, Сила, Присутствие и Божество Любви (об этом всю дорогу говорила). Поэт - тот ты, который, суть прознав, пытается ее отдать стихами; тот ты, кто, не достигнув дна, бездонностью готов делиться с нами.

    Нет ничего искусственней стихов, когда они насквозь декоративны, запиханы в ячеечки слогов, слащавы, механичны и противны. Но если в них дыхание, тепло, искомая душа и место взлета, нет ничего естественней стихов, и - горе вам, бездушным рифмоплетам!

    В живых стихах - Игра, но не на жизнь, а на смерть, на покой, на честь, на совесть. Здесь не "договорняк", ты не ложись и бейся до конца, как лютый горец. В такой Игре поблажки - путь назад, в ней бой вполсилы - проигрыш мгновенный, в такой Игре гордыня - страшный яд, ведь на кону - рождение вселенных. И стоит только фальши подпустить, вмиг рушатся прекрасные чертоги. Поэты, сколько раз себя простить вы сможете, споткнувшись на дороге, где коль заминка - умершая жизнь, а коль паденье - смерть для миллионов? Не бойся, ищущий, скорей, насторожись, ведь зло уже забросило шпионов в твой мир творца - в театр твоей души! Alarm! Пожар! Скорей его туши! Ведь я недаром повторять люблю, что смысл поэзии равняется нулю!..

    Что?.. Лгу?.. Прекрасно, ты уже готов, избавившись от встроенных понтов, проснуться в мир и загореться темой и выйти вон из строя тех, кто не́мы! (Немы́, немы́, я знаю, что немы́, не тем сейчас вы заняли умы!)

    У мастерства есть дар и ремесло. Один ведет, другое исполняет. И кто умелый бездарь, тот не зло, но все же он пространство засоряет. А кто зарыл талант в дурных стихах, что пляшут и ломаются, как спички, к тому, в конце концов, приходит страх: "Неужто это - вопли истерички, кривлянье незеленого юнца, загубленные дурнем деревца?!.."

    Гармонию искать - вот путь творца. Поэзия есть труд, прав Маяковский. Никто не понимает до конца, но прав Владимир был, он прав чертовски! И здесь не столько изученье форм, подгонка рифм и ритма удержанье, не столько освоенье старых норм, а внутреннее наше содержанье. Зачем, милок, ты открываешь рот, когда дерзаешь нас отвлечь поэмкой? Какой готовишь душ переворот, какой воспламенить нас хочешь темкой? Возможно, кто-то за тобой следил и ждал, и заплатил за книжку гроши, а ты - фигакс! - и злоупотребил вниманием читателей хороших?

    Но коль не можешь ты уже молчать, то - вот оно! - стихи должны звучать!

    И в час, когда почувствуешь Поток, ты вправду ощутишь: поэт есть бог.







    Vol. 15

    The Game isn't over!





    О сколько нам открытий чудных
    Готовят просвещенья дух
    И опыт, сын ошибок трудных,
    И гений, парадоксов друг,
    И случай, бог изобретатель...
    А. С. Пушкин



    Пожалуй, здесь прервется одиссея (тут, как ремонт: нельзя закончить - лишь прервать). Идейки изложила, ох, не все я и умудрилась сильно не приврать. Итак, не мысля свет потешить грозный, я родила пятнадцать пестрых глав: пускай полусмешных, полусерьезных - небрежный плод моих простых забав, бессонниц тяжких, легких вдохновений, незрелых и увядших зим и лет, мово ума холодных наблюдений, а также сердца горестных замет. (Я наше всё люблю, вы ж оцените, насколь смешон цитатности любитель).

    Спасибо вам, кто странствовал со мною! Я этот путь бы не прошла без вас. Мне было трудно (это я не ною!), но тем труднее будет мне сейчас: подбить итог - нелегкая задача, в стихах нет сумм, их функции сложней. Вам интересно, кем поход был начат, но предо мной проблемы посложней.

    Я виртуал, я шут, да-да, и что же? Кто там, под маской, - мелочный вопрос. Он не о том, меня другие гложут. К примеру: кто-нибудь со мной подрос? Хоть на полдюйма над собой поднялся? Иль просто над дурехой посмеялся?..

    Увы, увы, была я многословна. Чем больше слов, тем истина бледней. И рифмовала, скажем так, неровно, и повторялась много (так нудней). О да, разобралась в себе я лихо, и, может быть, кому-то помогла, в посудной лавке лирики слониха, дерзнувшая поумничать - нагла.

    Казалось мне, что, мысли в стих пристроив, я выведу какой-то эликсир, какой-то ключ, он двери все откроет, какой-то всеприродный балансир... Но все пароли к Истине не годны, и поле ввода, видимо, висит для издевательства. Искатели свободны: она проста, но стерт начальный бит.

    Дебаггеры - фуфло. Реаниматор не справился. Люби теперь винду. Любой из нас - слепой дефрагментатор, таскающий обрывки по винту. И познавая красоту осколков, и склеивая целые куски, мы можем слышать только эхо Толка, зажатое в убогие тиски.

    Где сектор мой, в какой архив я кану, когда меня настигнет мой Delete?.. Включите напоследок мне "Нирвану", когда прочту

    Your mission is completed.




    P. S.

    Вот он, удел простого виртуала, что головы морочил вам немало.
    Но вы - живые - вход найдете в Царство, где вручат вам Поэзии богатство.



    17/09-27/12 2010 г.






    Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

    РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
      V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Леди-Бунтарка, или Я решу сама!" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | |
    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

    Как попасть в этoт список
    Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"