Созутов Семен Евгеньевич: другие произведения.

Самхейн. Восхождение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Конец Эпохи Света. Мэртис под "мудрым и справедливым" правлением Орсиллианта находится на пике своего могущества. Но звёзды ясно говорят, что уже близится тот час, когда родится Разрушитель, который повергнет могучего Бога Света и принесёт на земли его империи хаос и террор. Это первая книга о Самхейне, которая повествует о его долгом восхождении к вершинам власти и могущества. Восхождении длиною в жизнь...

   Цикл: Мир Силоры.
  
  
  
   Самхейн. Восхождение.
   Книга Силы.
  
  
   "Сочинить красивую сказку может каждый. Не
   каждый может сделать эту сказку былью".
  
   Из поздних мемуаров Самхейна.
  
  
  
  
  
  
   Пролог. 3830 г. Э. С.
  
  
  
   В темном зале заклинательного покоя собрались трое. Все они были облачены в чёрные накидки с глухими капюшонами, скрывающими их лица. Нет, на самом деле они ни от кого не прятались, просто так уж повелось, что именно подобным образом должны были одеваться оракулы, странные чародеи из числа магов Атонфересса. Чародеи, не обладающие магией. Предсказатели, в способности и пророчества которых уже давно толком никто не верил. Никто, кроме них самих.
   Сегодня все они были ни на шутку встревожены, что было весьма заметно по их слегка подрагивающим пальцам и напряжённым спинам. Каждый из них был лучшим в своём роде. Каждому из них не было равных в составлении различного рода гороскопов и натальных карт, но сейчас перед ними стояла куда более серьёзная проблема. Проблема, сулившая, если они, конечно, не ошиблись, очень большие неприятности этому миру.
  -Итак, брат Беллар, тебе удалось выяснить, то, о чём мы тебя просили? - наконец, подал голос один из оракулов.
  -И да, и нет. - Уклончиво ответил названный Белларом. - Звёзды ясно говорят о том, что наш мир вот-вот ждёт появление Разрушителя, но...
  -Это нам ведомо и без тебя. - Довольно невежливо прервал его первый. - Что ты можешь нам сообщить о его предполагаемом месте рождения?
  -К сожалению, немного. - Ответил слегка обиженный тем, что его прервали, Беллар. - Мне удалось выяснить лишь то, что родится он, скорее всего где-то на территории империи света, точнее сказать не могу, но даже в этом я до конца не уверен.
  -М да, негусто. - Наконец, подал голос третий оракул, до сего времени хранивший молчание. - И что же нам теперь делать?
  -Что делать? ... Будем надеяться, что Великий Орсиллиант окажется достаточно силён, для того чтобы предотвратить угрозу, какую бы форму она не приняла, хотя, в свете последних событий, верится в это с трудом...
  
  
   Часть первая. Начало.
  
  
  
   Глава первая. Ирме.
  
  
  
  
   В небольшой, уютной хижине ведуньи Херреи сегодня не горел свет. Зачем? Ведь сегодня она не перебирала, как обычно, допоздна различные травы и не составляла зелий и лекарств. Нет, сегодня Херрея была занята совсем другим делом, о чём свидетельствовал и тихий скрип нехитрого деревянного ложа, застеленного звериными шкурами, в основном волчьими, и сладкие женские стоны, перемежаемые сдавленными всхлипами, в тот момент, когда наслаждение было особенно острым.
   Наконец, нехитрая возня на ложе затихла, и влюблённые, оторвавшись друг от друга, решили немного поговорить.
  -Тебе надо уходить! - Горячо шептала женщина. - Слуги Света вот-вот выследят тебя! Я не хочу, чтобы ты погиб так же, как остальные!
  -Не волнуйся, любимая, ничего со мной не случится. - С тихим смехом отмахнулся мужчина. - Не по зубам я ищейкам этого вашего Столпа Света, благо следы путать я ещё не разучился. Гораздо больше я волнуюсь о тебе и нашем будущем ребёнке... Ты ведь знаешь о том, что даже один раз с оборотнем всегда ведёт к зачатию? - Слегка волнуясь, спросил мужчина.
  -Конечно, знаю ... мальчишка... - Ласково проворковала Херрея - Неужели ты думаешь, что я избавлюсь от плода? Даже и не мечтай! У нас с тобой будет замечательный сын, Ирме...
  -Сын?! ... Ты в этом точно уверена? - Боясь поверить своему счастью, прошептал названный Ирме.
  -Уверена. - Смеясь, подтвердила ведунья. - Не забывай, я всё-таки ведьма, а мы чувствуем такие вещи наперёд....
  -Я счастлив. - Бесхитростно признался мужчина. - Ты просто не представляешь, как на самом деле я счастлив! Это будет великий воин! Он будет водить в походы целые армии, и отомстит за попранную отцовскую гордость! - С явно наигранным пафосом продекламировал Ирме.
  -Ну, ну, мечтать не вредно, воин.... - Обиженно пробурчала Херрея. - А может быть, он будет великим волшебником, и пойдёт по стопам своей матери, а?! ... Или ты против?! - Ведунья грозно посмотрела на своего возлюбленного.
  -Нет, нет, что ты! - Закрываясь руками в притворном испуге, зачастил оборотень. - Волшебник, так волшебник, я разве против, ... - и тихо про себя добавил - но ничто не помешает ему быть при этом ещё и воином...
  -Что?!
  -Я спросил, не хочешь ли ты травяного чаю, дорогая...
  
  
   * * *
  
  
  
  -Вам удалось выследить это отродье Тьмы? - надменный суровый голос говорившего тяжело ронял слова, и при каждом звуке его звуке двое мужчин в светлых золотистых балахонах ощутимо вздрагивали.
  -Ппока нет, почтенный Тибериус, но в скором времени мы его обязательно отыщем...
  -Даю вам три дня. - Жёстко отчеканил худой плешивый мужчина лет сорока с безумным взором фанатика и убийцы. - Если к концу этого срока оборотень так и не будет найден, то вы оба лишитесь глаз, ушей и языка и будете изгнаны из рядов слуг Света. Вам всё ясно? ...Так идите и ищите его, а не стойте здесь столбом!...
  
  
   * * *
  
  
  
   Жизнь в деревне, в которой проживала ведунья Херрея, ничем не отличалась от жизни сотен таких же деревень, разбросанных по всей необъятной Империи Света. Те же селяне, работающие от зари до зари, чтобы прокормить себя и своих детей, те же нехитрые житейские радости и проблемы. В общем, все, как у других.
   Необычным было лишь одно. Именно это селение избрала для своего проживания Херрея, для непосвящённого простая сельская ведунья, живущая, как и положено таким как она, на отшибе, ну, а для тех, кто знает и видит несколько больше, нежели простые смертные, могучая чёрная ведьма, использующая Силу Тьмы.
   Впрочем, была и третья правда, неведомая никому кроме самой ведуньи. Херрея была последней в своём роде Чёрной Сестрой, чей клан в течение многих столетий наводил ужас на простых обывателей Империи Света.
   Клан Чёрных Сестёр возник приблизительно три столетия назад. Он был создан могучей черной ведьмой Истрис, которая, будучи дочерью тогдашнего шаргрского графа, сумела объединить под своим началом около трёх десятков таких же, как она. Когда сам граф узнал об этом "увлечении" своей дочери, то пришёл в неописуемую ярость, но отдать свою единственную дочь в руки слуг Света всё же не смог.
   Вместо этого он объявил во всеуслышание, что самолично сжёг проклятую, предавшую своего родного отца ведьму на костре, а сам помог ей тайно покинуть Шаргру, жёстко предупредив при этом, что если она посмеет вернуться в провинцию, то её точно будет ждать костёр.
   Надо сказать к данному предупреждению Истрис отнеслась весьма серьёзно, благо крутой нрав своего отца она знала слишком хорошо, чтобы питать по этому поводу какие-либо иллюзии, и вместе со своими немногочисленными соратниками перебралась в баронство Кварис, отдалённую провинцию, где власть слуг Света хотя и ощущалась, но всё же не была столь сильной, как в самом Мэртисе или, скажем, Гиноре.
   В Кварисе ей удалось очаровать местного барона, который, глядя на свою возлюбленную, тоже стал заниматься чёрной магией. Постепенно число адептов новоиспечённой секты увеличивалось. Причём, главенствующую роль в их организации играли исключительно женщины. Мужчинам же отводилась роль простых воинов и охранников правящей элиты секты, на вершине которой находилась сама Истрис.
   В итоге слухи о существовании кого-то сборища чернокнижников достигли ушей Орсиллианта, и он, собрав внушительную армию, двинулся к границам баронства. Чары Чёрных Сестёр были куда как сильны, но они всё же не смогли противостоять божественной мощи Столпа Света.
   В ходе решающей битвы барон и более половины правящей элиты секты были уничтожены, однако самой Истрис с горсткой верных соратников снова удалось ускользнуть. На этот раз они бежали в княжество Санарис и обосновались там, однако действовали теперь уже с куда большей оглядкой, нежели в Кварисе.
   Видимо этим и объясняется тот факт, что им удавалось ускользать от ищеек Орсиллианта в течение почти трёх столетий. Сама Истрис прожила полторы сотни лет, столько, сколько позволяли различные магические ритуалы, которые она проводила для того, чтобы вернуть себе молодость, после чего стареющая предводительница клана передала власть самой способной своей ученице Херрее и благополучно отправилась на тот свет.
   Херрея также руководила кланом в течение около полутора сотен лет, но затем им всем очень не повезло. Слуги Света, донельзя разозлённые неуловимостью жуткой секты, которая порой не брезговала и человеческими жертвоприношениями, наконец, основательно сели им на хвост.
   В конце концов, приспешники Орсиллианта во главе с ним самим обнаружили тайное логово чернокнижников, представляющее собой целый замок, настолько искусно укрытый чарами от посторонних глаз, что даже сам Столп Света с трудом сумел его обнаружить. В ходе штурма цитадели Тьмы, как пафосно окрестили пристанище секты слуги Света, все члены клана Чёрных Сестёр были перебиты.
   Сама Херрея спаслась лишь чудом и уже в течение двадцати лет скрывалась от ищеек Бога Света на необъятной территории его великой империи. Сначала она вынашивала планы о мести, но долгие годы скитаний среди простых смертных научили её тому, чему не смогла научить суровая жизнь среди Чёрных Сестёр длиной почти в два столетия.
   Предводительница ныне мёртвого клана научилась состраданию, внезапно поняв, что те, кого она раньше считала лишь безмозглыми пешками для достижения своих целей на самом деле так же, как и она, имеют чувства и способны радоваться и страдать. Желание мстить ушло, но вот долгожданная смерть от старости всё никак не наступала.
   Херрея тогда ещё не знала, что обладает сильным природным божественным даром Тьмы, и потому подобная смерть ей не грозит. Внешне она оставалась всё такой же, как и была тогда, когда впервые вступила на тёмную тропу. Довольно красивая женщина примерно тридцати лет, она могла бы составить неплохую пару любому зажиточному фермеру, а то и купцу средней руки, но мужчины быстро теряли к ней интерес, узнавая о том, что она ведунья.
   Вообще, ведуньи и ведуны в отличие от тёмных магов не преследовались слугами Света, если у них не было магического дара, и они ограничивались лишь тем, что лечили людей различными травами, но всё равно отношение к ним со стороны ищеек Орсиллианта было весьма неприязненное. Достаточно было одного малейшего подозрения, что ведун или ведунья обладают несколько большими возможностями, чем им положено, и такого несчастного тут же ждал костёр. Что характерно основанием для подобного порой был банальный анонимный донос со стороны какого-нибудь недовольного селянина, которому данный ведун чем-то не угодил....
   Херрея со вздохом отогнала от себя дурные мысли, как бы то ни было ей сейчас нельзя волноваться, чтобы не дай боги, ничего не случилось с её ребёночком, который, как она замечала, созревает намного быстрее нежели обычно бывает в таких случаях.
   Херрее было невдомёк, что это будет первый ребёнок от оборотня и человека с божественным даром Тьмы, который когда-либо появлялся на свет в этом мире....
  
  
   * * *
  
  
   Ирме задумчиво рассматривал своё отражение в прозрачной воде небольшого ручейка, на берегу которого он сидел вот уже несколько часов кряду. Он уже который раз задавал себе вопрос, за что он заслужил такое счастье. Да, да, несмотря на объявленную на него охоту, и на то, что они с Херреей встречались лишь по ночам, он был счастлив. Счастлив до безумия. Счастлив оттого, что его выбрала самая лучшая и красивая женщина в мире, и оттого, что у них в скором времени будет ребёнок. Их сын....
   Ирме был оборотнем из Клана Саблезуба, чьи земли находились в загадочной Героне, что располагалась за Чертой. Воспоминания же о том, почему ему пришлось покинуть родное племя, до сих пор жгли его душу неостывающим пламенем...
  
  
   * * *
  
  
  -Вождь, но почему нет? Мы с Заурией любим друг друга, и...
  -Я сказал нет! - Нетерпеливо прорычал в ответ на пламенную речь юного оборотня громадный черноволосый гигант, коренастый настолько, что при своём росте в два с лишним метра казался карликом. - Она уже предназначена другому воину!
  -Скажи мне кто он, и я убью его!
  -Проклятие, дерзкий щенок! - Окончательно потерял терпение великан. - Я же сказал тебе нет! У нашего племени и так хватает врагов, чтобы вы тут ещё бились между собой из-за женщин!
  -Согласно нашим законам ты не можешь мне запретить...
  -Законы здесь устанавливаю я!!! Разговор закончен! А если ты ещё раз пристанешь ко мне с этой ерундой, я сам убью тебя своей собственной рукой!... Пошёл вон отсюда...
  
  
   * * *
  
  
  -Что он сказал?
  -Велел мне убираться и больше не приставать к нему с подобной ерундой...
  -Я так и знала ... Ирме, я не хочу становиться женой Кароха! Он груб и заносчив, к тому же я люблю совсем не его....
  -Ты никогда не станешь его женой.... Слышишь, Заурия, никогда! Мы убежим ... в Загорье. ... Быть может там вовсе и не так ужасно, как рассказывает Уррх.... Ты пойдёшь со мной?
  -Хоть на край света....
  
  
   * * *
  
  
  -У меня для тебя неприятные новости, Карох, твоя невеста сбежала.
  -С кем?! ... Вождь, позволь мне найти и покарать его! ... Задета моя честь!
  -Ну, я думаю, что ты сам уже догадался, с кем именно сбежала Заурия, а вот насчёт последнего.... Да, найди и уничтожь этого дерзкого наглеца, который осмелился так нагло и цинично наплевать на наши обычаи! Но девку не трогай... В последнее время у нас слишком много потерь в битвах с Медведями, поэтому её ты доставишь сюда живой и по возможности целой.... И вот ещё что, возьми себе кого-нибудь в помощники.
  -При всём уважении, Вождь я справлюсь с этим сосунком и сам!
  -Я сказал, возьми. - С нажимом повторил Уррх и Карох под пристальным взглядом полубога вынужденно склонил голову в знак согласия. - Я не хочу потерять такого доблестного воина как ты, а любовь порой придаёт невиданные силы даже таким молокососам как Ирме.... Ступай.
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Их настигли, когда они уже перебирались через горы Ужаса. Ирме отказывался верить своим глазам. Рорх, друг детства, товарищ, с которым они прошли уже, несмотря на молодость не через одну битву и не раз прикрывали спину друг другу, теперь охотился на него, как на дикого зверя....
  -Ну, что, нашёл его следы?
  -Не пойму, сквозь землю провалился он что ли?
  -Ты, давай, лучше смотри, а то за просто так Уррх не сделает тебя младшим вождём!
   При этих словах Кароха, голову Ирме мгновенно заполнила багровая пелена. Так вот, значит как! Вот какой оказалась цена их с Рорхом дружбы! Место младшего вождя....
   С хриплым яростным рыком молодой оборотень выпрыгнул из своего малозаметного укрытия, располагавшегося прямо над головами преследователей, и, не обращая внимания на отчаянные крики Заурии, изо всех сил обрушил свою секиру прямо наголову своего вероломного дружка
   Рорх не успел среагировать. Его череп раскололся как гнилой орех, кровь вперемешку с мозгами брызнула во все стороны. Однако Карох ничуть не растерялся при столь неожиданном появлении своего соперника и резво отпрыгнул назад, разрывая дистанцию.
   Он не особенно нервничал, понимая, что намного опытнее и сильнее своего противника, однако ярость Ирме была настолько велика, а сам он был так страшен в своём гневе, что Карох решил не рисковать, и вынул из-за пояса небольшую метательную секиру.
   Его бросок был великолепен. Секира промелькнула в воздухе подобно молнии и вонзилась ... прямо в грудь Заурии, которая покинула убежище следом за любимым и сейчас в последний момент успела прикрыть его своим телом.
   Вопль, полный тёмной подсердечной ненависти и невыносимой боли разнёсся далеко окрест. Ирме обезумел от ярости и бросился на своего противника, совершенно не думая о защите. Карох сумел отразить чудовищный удар секиры, который обрушил на него его соперник, но, отступая, он оказался слишком близко к краю обрыва, за которым была многокилометровая пропасть и сила столкновения сбросила его вниз.
   Фигура Кароха с коротким криком исчезла внизу, но Ирме этого уже не видел. Вместо этого он склонился над телом своей возлюбленной, которая явно доживала последние секунды. Да, сильнейшие из оборотней способны очень быстро заживлять даже самые опасные раны, но, к сожалению, у женщин эти способности проявлялись намного слабее, нежели у мужчин, и Заурия не была исключением.
   Она отошла тихо. Почти незаметно. Просто в один момент перестала дышать. Но даже после этого Ирме ещё долго сидел над телом своей возлюбленной, смерть которой, как казалось ему в тот момент, навсегда, лишила его способности радоваться жизни.
   Юный оборотень тогда ещё не знал, что в скором времени ему суждено будет встретить Херрею....
  
  
   * * *
  
  
  
   Ирме встряхнулся, отгоняя мрачные мысли, и одним неуловимым движением сбросил с себя одежду, превратившись в гигантского зверя со светлой серой шерстью. Зверь грациозно потянулся и ... замер от удивления. На него широко распахнутыми детскими глазёнками смотрела девочка лет восьми-девяти. Ребёнок настолько испугался от увиденного, что не мог сделать ни шагу.
   Дикая круговерть мыслей лихорадочно пронеслась в голове у оборотня. Он знал, что его давно уже ищут слуги Света. Он знал, что девочка в любом случае расскажет своим родителям о том, что видела сегодня.... Казалось бы, так просто! Всего одно движение могучей лапы, и она уже никогда и никому ничего не расскажет.... Всего одно движение.... Лапа саблезуба медленно поднялась и ... бессильно опустилась на землю. Как бы там ни было, он не мог просто так взять и лишить жизни ни в чём неповинного ребёнка. "Но ведь тогда пострадаешь ты сам!" - Шептал Ирме предательский внутренний голос. - "Пострадает твоя возлюбленная, твой нерождённый сын, в конце концов!" ... Нет, - оборотень решительно тряхнул головой - Херрея и ребёнок не пострадают, а что же касается его самого, ... что ж, просторы империи света велики, мир Силоры ещё больше, уж как-нибудь да выкрутится.
   Саблезуб ещё несколько мгновений вглядывался в застывшие от ужаса глаза девочки, а затем одним гигантским прыжком бесшумно исчез в густых лесных зарослях. Он очень торопился, ему ещё предстояло попрощаться с любимой....
  
  
   * * *
  
  
  
  
  
   Его настигли через два дня после того, как он покинул оказавшуюся такой гостеприимной хижину Херреи, поцеловав на прощание свою ведунью, которая не смогла сдержать слёз при расставании. На его поимку были стянуты почти все силы воинов Света, которые располагались в округе. В итоге его обложили со всех сторон. Гнали и днём и ночью, как лесного зверя, и вот, наконец, развязка.
   Полсотни воинов Света, ухмыляясь, окружили злобное отродье Тьмы, которое яростно рычало на них и размахивало здоровенной секирой, которой попросту не смог бы орудовать обычный человек. Вот только почему у этого злобного нелюдя в глазах застыла смертная, совсем человеческая тоска?
   Воины Света не стали ломать голову над этим вопросом. В конце концов, они простые воины и лишь исполняют отданный им начальством и лично Столпом Света приказ. А думать,... думать за них должны другие....
   Загонщики, несмотря на ухмылки заметно нервничали. Они слишком хорошо представляли себе, на что способен разъярённый, доведённый до отчаяния оборотень, и не обольщались по поводу лёгкости будущей схватки.
   Первым не выдержал напряжения Ирме. Взревев, как горный див, он со страшной силой метнул свою секиру прямо в гущу врагов. Воины света не ожидали подобного поворота, и не успели отреагировать. Двоих из них смело чудовищным оружием выходца с Тёмной стороны, а сам оборотень не мешкая, тут же принял своё звериное обличье.
   Гигантская туша саблезуба, глухо взрёвывая, помчалась на ощетинившийся загонными копьями строй врагов. Сухо защёлкали арбалеты, и разом пять болтов вонзилось в тело Ирме, но это не остановило его гибельного разбега. Восьмисоткилограммовый зверь на полной скорости врезался в ряды противника, разом подмяв под себя троих из них. Тушу бестии кололи копьями, но Ирме продолжал остервенело рвать зубами и когтями тех, кто отнял у него право на счастье и семейный покой....
  
  
   * * *
  
  
  
  -Ты гляди, подох, кажись! - радостно пробормотал крепкий розовощекий воин из числа нового набора.
  -Оно и не удивительно. Коли в тебя три десятка болтов всадят, а потом ещё и на копья подымут ты как, живой будешь? - Насмешливо спросил юнца его товарищ постарше.
  -Тьфу ты, типун тебе на язык, Грин! - Досадливо отмахнулся молодой. Язык у тебя совсем без костей.... Придумал тоже, три десятка болтов....
  -Да ладно, не ной, пошутил я! - Со смехом отозвался названный Грином. - Пойдём лучше поближе посмотрим, кажется, наш сотник сейчас будет с него шкуру снимать.... А оборотень-то куда как силён был, пятерых наших положил, да ранил двоих.... Знатный получится трофей....
  
  
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Она рожала долго и мучительно. Младенец, которому было от силы всего три месяца, упорно не желал выходить. Херрея выгибалась дугой от дикой боли, но рядом не было никого, кто смог бы помочь ей разрешиться от бремени. Рядом не было вообще никого. Да селяне приносили ей различного рода продукты в благодарность за оказанную помощь, так как Херрея была очень толковой целительницей, к тому же лечившей не только и не столько травами, и вежливо здоровались с ней при встрече, но вот помогать ведьме рожать .... Нет, на такой подвиг никто из них способен не был.
   Наконец ведунью скрутил особенно сильный спазм, и младенец покинул её чрево вместе с комком кровавых внутренностей. Херрея расслабленно откинулась на ложе. Ну вот, вроде бы всё.... Хотя нет, ... почему младенец до сих пор не кричит.... Ну же! ... Страшный дикий басовитый рык неведомого зверя, рвущего свою добычу на части, который даже отдалённо не походил на детский плач внезапно заполнил окрестности....
  
  
  
   Глава вторая. Детство.
  
  
  
  
  
   Херрея со смесью ужаса и восторга оглядывала своего младенца. Надо сказать на обычного новорожденного он походил очень мало. Плотная красная кожа, которая была даже грубее чем у прокаленного солнцем и лишениями какого-нибудь кварисского наёмника, бугры гипертрофированных мышц по всему телу, на котором не было даже малейшего намёка на детский жир. Громадные острые зубы, причём все сплошь клыки, лысая голова и абсолютно чёрные бездонные глаза, которые смотрели на ведунью с недетской серьёзностью.
   Прибавьте к этому вес почти в шесть килограмм, и вы получите полное представление о том, кого именно довелось произвести на свет чёрной ведьме с красивым и запоминающимся именем Херрея.
  -Как же ты будешь жить с такой внешностью, сынок? - Сквозь слёзы прошептала ведунья. - Видно так меня Всевышний Атон наказывает за все мои прошлые прегрешения....
   Тем временем чудовищный младенец посмотрел на ведьму каким-то особенным хитрым взглядом и требовательно рявкнул, иным словом назвать тот ужасный звук, который он издал, было просто нельзя.
  -Ох, что ж, это я, ты, наверное, кушать хочешь.... - Засуетилась Херрея и торопливо сунула младенцу свою крепкую грудь.
  -Ба! - С явным отвращением вновь рявкнул младенец и выплюнул непонравившееся кушанье.
   Ведьма задумчиво прикусила губу.
  -Что же тебе дать....
   И тут внезапно её осенило. Дура, знала же от кого рожала! Ну, конечно! ... Херрея торопливо направилась к столу и вытащила завёрнутый в широкие листья лопуха кусок сырого мяса, истекающего кровью.
  -Оррр.... - Издал удовлетворённое утробное ворчание жуткий младенец и нетерпеливо протянул руки к угощению.
  -Кушай, сынок, кушай.... - Улыбаясь сквозь слезы, шептала ведьма, видя с какой жадностью кошмарный ребёнок поедает сырое мясо. - Набирайся сил, тебе их понадобится очень много....
   Она нежно погладила сына по голове, и тот немедленно заурчал от удовольствия. На глазах Херреи заблестели слёзы радости. Всё таки какой-никакой, но свой....
  
  
   * * *
  
  
   Время шло, и младенец, которому Херрея пока ещё не решилась дать имя, понимая, в силу специфики своей профессии, какой это на самом деле серьёзный шаг, постепенно подрастал.
   Он уже научился превращаться в маленького чёрного зверя, размером примерно с небольшую собаку, и похожим на гепарда (хотя по пластике движений и строению мышц, костей и жесткости волосяного покрова это была чистой воды рептилия) и его любимым развлечением стало незаметно подкрадываться к матери сзади и ухватить зубами за ногу, не больно, а так чтобы не забывала, кто в доме хозяин, да и мясца с кровью любимому отпрыску подкинуть лишний раз тоже не помешает
   Громадного чёрного кота по кличке Осс жуткий ребёнок полюбил сразу и навсегда, правда, довольно странною любовью, и, потому подолгу сладострастно и с упоением целовал последнего в морду и вообще всячески тискал, невзирая на яростные протесты последнего. Порой приходилось вмешиваться самой Херрее, когда младенец чересчур уж распоясывался, а кот глядел на неё умаляющими глазами приговорённого к смерти, и тогда ведьма попросту отбирала животное, которому, к слову сказать, её сын никогда не причинял боли, несмотря на всё выше сказанное, у своего отпрыска, невзирая на явное недовольство последнего.
   Иногда младенец, находясь в особенно хорошем настроении, начинал громить хижину (сила у него была далеко недетской) швыряя на пол различные склянки и пучки трав, которых у ведуньи было довольно много и тогда, Херрее приходилось запирать расшалившегося отпрыска в подпол, откуда потом ещё долго слышалось его глухое недовольное ворчание.
   Первые слова, которые выучил необычный ребенок, были "мама", что было как раз таки неудивительно и "жрать", что уже настораживало. Правда если вы представите картину, когда жуткое краснокожее чудовище, очень низким басом, которым и здоровый мужик то не сможет говорить, умильно произносит слово "мама", то такая картина, я думаю, не покажется вам обыденной.
   Слово же "жрать" кошмарный младенец произносил довольно часто и с явной охотой. Громадные куски сырого мяса, ничего другого ребёнок есть попросту не желал, проваливались в него, как в чёрную дыру, Херрея никогда не видела, чтобы он мочился или испражнялся, что с её точки зрения было весьма неплохо, потому что если бы он ещё и гадил....
   У ведуньи вообще закралось подозрение, что её сын и вовсе не нуждается в пище, и пожирает тёплую плоть лишь ради удовольствия. Но вот поставить эксперимент над собственным ребёнком, ведьма, которая в прошлом нередко лишала жизни не только простых людей, но даже порой и членов своего клана, всё же не решалась.
   Купаться жуткий младенец тоже не любил, правда, сам при этом не потел и не издавал неприятных запахов, а если быть точнее, не издавал вообще никаких запахов. Однажды Херрея попыталась всё же искупать нерадивого отпрыска, но тот, оказавшись в холодной воде ручья, легко вырвался из рук матери и резво побежал обратно в хижину, что-то злобно ворча при этом по дороге.
   Больше ведунья сына не купала.
   Холод и жара тоже не оказывали на жуткого младенца особого эффекта, правда снег он не любил и потому зимой предпочитал улице тёплую и уютную хижину, которую можно было вдоволь громить (до тех пор, пока мать не запирала в подпол) и где было так много всего интересного, например, тот же кот и сырое мясцо с такой вкусной и сладкой кровью....
  
   * * *
  
  
   Однажды к Херрее заглянул старик Трикл, которого постоянно мучили головные боли, и которому ведунья давала специальную настойку, от которой ему становилось легче.
  -Матушка Херрея ... - неуверенно зачастил старичок - что-то у меня опять голова разболелась, а я вот вам мясца свежего принес, как просили.... Ой, а это что же, ваш ребёночек....
  -Да, не правда ли чудный малыш....
   "Чудный малыш" в это время как раз вгрызался своими жуткими зубами в сырую, истекающую кровью печень, сладострастно урча при этом, и так рявкнул на бедного Трикла, недовольный излишним вниманием, что последний чуть ли не на карачках пулей вылетел из хижины.
  -Мматушка Херрея ... - Заикаясь от пережитого ужаса, проблеял старичок - ппойду я ... лучше мне уже ... я в другой раз лучше зайду....
  - А как же настойка....
  -Не надо, ничего не надо! ... Лучше мне уже ... боль, как рукой сняло!
  -Ладно, иди.... - Вот только про то, что здесь увидел, особо языком не болтай. - Неожиданно жёстко добавила Херрея. - А не то, ... в общем, ты меня знаешь....
  -Знаю, как не знать-то.... Не извольте беспокоиться матушка Херрея.... Буду нем, как рыба!
   Старый Трикл действительно слишком хорошо знал Херрею, чтобы болтать о её делах. Три года назад один из местных жителей по имени Тарн, отличавшийся весьма скверным характером из-за чего-то поссорился с ведуньей и решил донести на неё слугам Света, однако на пол пути неожиданно чудовищно раздулся и его начало рвать чернотой, которая при этом принялась активно растворять его тело. В итоге от незадачливого доносчика остался один лишь пепел.
   Слуги Света потом, узнав об этом происшествии, придирчиво проверяли Херрею на наличие колдовских способностей, к своему глубокому разочарованию так ничего и не обнаружили. Больше на странную ведунью никто доносить не осмеливался....
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Дни тянулись за днями, а ребёнок всё рос и набирался сил. Он уже вовсю шнырял по окрестностям и сам охотился на мелких зверьков, с которыми, в отличие от своих домашних (Херреи и кота Осса), к которым он никогда не применял насилия, не церемонился. Ему было уже четыре года, но по уровню развития он напоминал десятилетнего, хотя и с некоторыми оговорками. Например, Херрею до сих пор бросало в дрожь при воспоминании о том моменте, когда её сын впервые попытался проявить чувство юмора....
  
  
  
   * * *
  
  
  
  -Мать, смотри, я белке башку оторвал! - Жизнерадостным басом прорычал четырёхлетний мальчуган, демонстрируя Херрее обезглавленный труп упомянутого животного, и залился отвратительным злобным хохотом, который даже отдалённо не походил на обычный детский смех. - Кровищи было.... - Ребёнок от удовольствия даже прицокнул языком.
  -Сынок.... - Херрея пристально взглянула в глаза мальчика. - Запомни, никогда не причиняй зла живым существам без крайней на то необходимости. Пойми, им также больно, как и тебе когда ты поранишься.... И ещё, сколько раз тебе говорить, называй меня мамой! Что это ещё за мать?!
   Со словом "мать" была отдельная история. Дело было в том, что сын ведуньи с поразительной охотой запоминал именно грубые, бранные слова, которые с удовольствием потом и повторял назло негодующей Херрее.
   Что же касается пресловутого слова "мать", то его ребёнок также употреблял нарочно, чтобы позлить ведунью, которой хотелось, чтобы её сын относился к ней поласковее.... Но на этот раз мальчуган не принял обычных правил игры, вместо этого он в свою очередь уставился на ведьму своим не по-детски серьёзным взглядом и непривычно тихим голосом прошептал.
  -Хорошо, я запомню ... мама....
  
  
   * * *
  
  
  
  
  -Ё...ный топор! Ё...ный топор, твою мать! - Упоённо кричал жуткий ребенок, прыгая по хижине.
  -Прекрати немедленно!
  -Ё...ный топор! - Не унимался пацан. - Я уронил на ногу ё...ный топор!
  -Я же тебе запретила его трогать!
  -Я не трогал! Я в лесу лесорубов видел, а один из них как уронит топор себе на ногу! ... Ё... ный топор!
  -Я же говорила тебе, чтобы ты не приближался к людям! Они могут убить тебя!
  -Что ещё за новости?! - Неожиданно набычился ребёнок. - Я их сам всех поубиваю! Пусть только сунуться!
   Херрея задумчиво прикусила губу. Слова её сына, несмотря на крайне юный возраст последнего отнюдь не были пустой похвальбой. Однажды ведунья взяла его с собой собирать травы, надеясь, что это отвлечёт мальчугана от всяких глупостей. Надежды оказались напрасными.
   Кошмарный ребёнок носился по поляне за белками, абсолютно не интересуясь тем, чем занималась его мать, как вдруг неожиданно на поляну вышел матёрый волчище и угрожающе оскалился на мальчугана. Херрея даже не успела ещё толком ничего понять, а её сын уже, приняв свой звериный облик, ринулся на лесную бестию.
   Он был в два раза меньше своего соперника, но это его ничуть не обескуражило. Упругий чёрный комок мышц и когтей резво прыгнул на волчару и впился ему зубами в нижнюю челюсть, а затем резко мотнул головой в сторону, вырывая её с корнем. Раздался жалобный скулёж, и матёрая зверюга рухнула на землю, обливаясь кровью, и вскоре затихла.
  -Хорошая добыча! - Радостно прорычал жуткий ребёнок и легко вырвал у своего мёртвого соперника пару верхних клыков. Растерянной Херрее оставалось только одобрительно кивнуть, отчего мальчуган расплылся в кошмарной улыбке, которая, наверное, довела бы до обморока и матёрого воина Света...
  -Ё... ный топор! - Вновь напомнил о себе неугомонный отпрыск.
  -Если ты немедленно не прекратишь ругаться, я запущу в тебя тарелкой!
  -Только попробуй! ... Ой, ё...ный топор! - Жуткий ребёнок, видя, что мать и впрямь взяла в руки обозначенный ею предмет, решил больше не искушать судьбу и пулей вылетел на улицу...
  
  
   * * *
  
  
  
   А время всё продолжало свой бесконечный забег. Прошло ещё четыре года, а у восьмилетнего мальчугана так до сих пор и не было имени. Надо сказать за последнее время он изрядно изменился. Его кожа потемнела, приобретя оттенок тёмной бронзы, тело стало намного более пропорциональным, а черты лица потеряли гротескную уродливость и стали, несмотря на явную хищность, весьма привлекательными. Правда, голова и тело оставались абсолютно лысыми без малейшего намёка на волосяной покров, но всё равно теперь он уже не столь сильно напоминал кошмарного выходца с земель Тьмы.
   Что же касается характера мальчугана, то здесь тоже произошли довольно существенные перемены, правда не в столь глобальном масштабе. После того памятного разговора с Херреей он перестал охотиться на лесное зверьё ради удовольствия, убивая лишь в случае крайней необходимости, к тому же парень изрядно поумнел и даже стал почитывать те немногие книги, которые ведунье чудом удалось вынести из цитадели Чёрных сестёр.
   Но вот что касается различного рода проделок и шалостей то здесь всё осталось без изменений, разве что теперь его жертвами становились не домашние, а все без исключения селяне, так как Херрея, видя, что её сын теперь вполне похож на человека, разрешила ему не таясь ходить по деревне, о чём потом, кстати говоря, сильно пожалела.
   Стремясь отвлечь сына от проказ, Херрея пробовала загружать его домашней работой, но и здесь особо не преуспела, поскольку работник из мальчугана, несмотря на его недюжинную физическую силу, оказался на редкость хреновый. Часто случалось так, что, наказав сыну нарубить дров для очага ещё утром, она уже вечером обнаруживала, что к топору за весь день так никто и не притрагивался.
   Тогда ведунья сама принималась за дело, а её нерадивый отпрыск орал на неё, говоря, что ей вредно заниматься тяжёлым трудом, и что он всё сделает сам, о чём тут же благополучно забывал, поскольку слишком много мыслей, далёких от работы постоянно вертелось в его бедовой голове. Да, вот такая вот жизнь без затей и без прикрас...
   Однажды, читая очередную книгу из коллекции ведуньи, которую она каким-то чудо умудрилась вынести из замка своего гибнущего клана, он натолкнулся на приключения какого-то героя, и ему встретилось слово "Хаос", которое раньше ему никогда не встречалось, написанное на древнем языке эрдов, которому начала обучать его Херрея, и замер, как громом поражённый.
   Внутренний голос прошептал ему "твоя Сила", мальчуган принялся лихорадочно обдумывать новую информацию. "Раз моя Сила это Хаос - рассуждал он - значит, и звать меня должны как-то похоже, а то до сих пор хожу без имени, как идиот! Как же назвать себя, что бы за имя придумать, чтобы оно звучало достаточно грозно и было мне под стать?" ... И внезапно его осенило.
  -Мать! - Громко рявкнул кошмарный ребёнок Херрее, которая в это время спала на своём ложе, так как время было уже довольно позднее. - Мать, твою мать!!! - Уже громче рявкнул нерадивый отпрыск, видя, что ведунья не просыпается.
  -Ты, что очумел совсем? Ты знаешь, сколько сейчас времени?! - Недовольно заворочалась на своём ложе Херрея.
  -Да неважно! Мать, я себе имя придумал!
   Сон ведуньи как рукой сняло. Ну, наконец-то! А то она уж думала, что её сыночку, словно лесному зверю абсолютно всё равно, как его будут называть, и ей придётся придумывать ему имя самой.
  -И какое же имя? - С внутренним трепетом спросила Херрея, интуитивно чувствуя, что оно вряд ли будет связано с чем-то хорошим и добрым.
  -Моя сила - Хаос! - Гордо прорычал мальчуган. - А сам я воин! Значит, теперь меня будут звать Меч Хаоса! А на том древнем языке, которому ты меня начала учить, Меч Хаоса будет ... Самхейн!...
  
  
   * * *
  
  
  
  -Самхейн!... Самхейн, ну-ка иди сюда! Ты зачем вчера кошку к забору старосты привязал?
  -А чо, смешно...
  -Я тебе дам смешно! Ко мне сегодня староста приходил скандалить! Почему я должна страдать из-за твоих шалостей!
  -Он что тебя обидел? Щас пойду ему е...ло набью! - Угрожающе прорычал Самхейн.
  -Не надо никому ничего бить! И прекрати ругаться, в конце концов!... Хотя бы при мне!
  -Ладно, не буду...
  -Сынок, пойми, ты живёшь среди людей, а с этим надо считаться! Да и потом кошке, наверное, тоже не сильно понравилось, когда ты её к забору привязал! А если бы тебя кто-нибудь также привязал?
  -Пусть только попробует... - С мрачной угрозой прорычал Самхейн.
  -Ну, хорошо, а если Осса кто-нибудь...
   Лицо отпрыска Херреи заметно побледнело, а его самого начала бить мелкая дрожь.
  -А где Оссик? Его что, правда... Кто?!
  -Да успокойся ты, никто твоего Оссика не трогал, гуляет он где-то, весна же... Сынок, давай договоримся, что ты больше не будешь доставлять другим неприятности, ты же уже не маленький и должен понимать, что нам не стоит привлекать излишнее внимание.
  -Хорошо, мама,... а Оссика, правда, никто не трогал?
  -Правда, правда,... - усмехнулась Херрея. - Сынок, пойди, наруби дров, а я пойду травы собирать. Если придёт Трикл, то его настойка стоит на столе вот в этой склянке. Смотри, не перепутай. Если же кто другой заглянет, то пусть меня подождет... И давай без глупостей, ладно?
  -Ладно, ладно... - Пробурчал нерадивый отпрыск, и поплёлся во двор. Настроение у него было хуже некуда. Вместо того чтобы играть или заниматься каким-нибудь другим интересным делом ему придётся снова рубить эти проклятые дрова, чтоб их разорвало...
   Колка дров была для Самхейна самым нелюбимым занятием из всех сродни наказанию божьему, но как ни крути, работу эту за него никто не сделает, поэтому мальчуган, тяжело вздохнув, взял в руки топор. Он разрубил всего три поленца, когда во дворе неожиданно промелькнул чёрный смазанный силуэт.
  -О, а вот и Оссик вернулся! Ну, иди ко мне мой маленький... Да не кусайся ты, скотина такая!
  -Мяя...
  -Ори громче, никто тебя не услышит... - Самхейн повинуясь давней привычке, которая с возрастом так никуда и не ушла, принялся с упоением тискать кота, начисто забыв о дровах.
  -Кх, кхм....
  -А ... Что! ... Кто! - Заполошно рявкнул Самхейн, дико озираясь, недовольный, что его застали за таким странным занятием.
  -Я извиняюсь.... - Старый Трикл переминался с ноги на ногу, избегая смотреть на Самхейна. - А матушка Херрея дома?
  -Нет!!! ... Чего тебе?!
  -Так это ... от головы что-нибудь есть?
  -Есть.... Топор.- Самхейн мрачно продемонстрировал старику означенное орудие для рубки дров. - Голова не болит, тогда, когда её нет.
  -Иизвиняюсь... - Испуганный Трикл поспешно скрылся от греха подальше, а то кто знает, что у этого чудовища на уме...
  
  
  
   * * *
  
  
  
  -Эй, Ворв, ну-ка подойди сюда! - стайка пацанов лет девять окружила такого же худощавого паренька, со спокойными карими глазами и длинными каштановыми волосами, сидевшего на поваленном бревне.
  -Зачем? - голос названного Ворвом звучал слегка растеряно, чувствовалось, что он побаивается остальных детей и в особенности крепкого белобрысого паренька, который к нему и обратился.
  -Ну, подойди, подойди, не бойся, бить не буду. - Протянул блондинистый мальчуган, чувствовалось, что в этой шайке он был заправилой и вожаком.
   Названный Ворвом нехотя подошёл.
  -Это ты что ли тут песенки распеваешь? - Недобро прищурился белобрысый.
  -Ну, я...
  -Ты что, девка, что ли?
  -Нет...
   Бац! Крепкий кулак блондина одним ударом сбил кареглазого паренька на землю.
  -Что б больше я не слышал, твоих песен, понял?... Понял, я тебя спрашиваю?!
  -Это не твоё дело... - Явно пересиливая себя, выдавил Ворв, поднимаясь на ноги.
  -Тебе чо, мало что ли? - Недобро окрысился белобрысый. - Ну, щас ты у меня...
  -Оставь его в покое, Дряг. - На поляне появился ещё один мальчуган с абсолютно лысой головой. - Мне нравится, как он поёт.
   Названный Дрягом в нерешительности замер. Он слишком хорошо знал вновь пришедшего сынка ведуньи, которая, как судачили бабы, родила его то ли от какого-то демона, то ли ещё от кого, и в другой ситуации ни за что не стал бы с ним связываться, но сейчас на него смотрели другие мальчишки, у которых он считался за вожака, поскольку был самым сильным, и это придало ему смелости.
  -А кто ты такой, чтобы мне указывать, ведьмино отродье! У тебя даже имени нормального нету! И родила тебя мамаша непонятно от кого!
  -Ты ошибаешься, у меня есть имя. - Абсолютно спокойно ответил Самхейн, но от его голоса у всех присутствующих побежали мурашки. - А вот насчёт моей матери ты зря...
   Сильнейший удар ногой в живот заставил крепыша Дряга согнуться от невыносимой боли, и в следующий миг острые зубы сына Херреи впились парню в ухо. Раздался истошный визг, и Дряг принялся кататься по земле, прижимая руки к тому месту, где только что находилась его ушная раковина.
  -Это тебе на память о нашей сегодняшней встрече, падаль. - Брезгливо процедил оборотень, швырнув искалеченному парню окровавленный кусок плоти, бывшей некогда его ухом. - И на будущее запомни. Меня зовут Самхейн.
  -А вы чего тут встали?! - сын Херреи внезапно повернулся к остальным мальчишкам. - Ну-ка живо с...бли отсюда!
   Испуганных пацанов как ветром сдуло, и Самхейн, наконец, обратил своё внимание на Ворва, который глядел на него широко распахнутыми карими глазищами.
  -А ты что же, меня не боишься, что ли?
  -Нет....
  -А почему?
  -Ты добрый...
  -Ха, ха, ха, ... - Весело рассмеялся оборотень, а потом вдруг неожиданно серьёзно и даже как-то по-детски спросил. - Разве?
  -Да ... добрый.... Не такой, как Дряг.... Вот только ухо ты ему зря откусил, ... как же он теперь будет ... без уха-то....
  -Ничего, новое себе вырастит.... Ах, да вы же люди не умеете себя восстанавливать! Ну, всё равно, сам виноват, нечего было на мою мать обзываться! ...
  -А тебе, правда, понравилось, как я пою?
  -Ага, ещё бы! - Самхейн мечтательно закатил глаза. - Очень красиво....
  -А ты сам умеешь петь?
  -Не знаю, не пробовал.... Но я могу говорить голосом любого, кого услышу!
  -Ух, ты! А моим сможешь?
  -Ух, ты! А моим сможешь? - Повторил оборотень голосом Ворва.
  -Ничего себе! А давай, я начну петь, а ты подхватишь!
  -Давай....
   Ребята весело затянули какую-то незамысловатую детскую песенку, которая, кстати, получалась у них весьма неплохо, за счёт наличия у обоих музыкального слуха и недюжинного вокального таланта Самхейна, который благодаря своей физиологии мог вытягивать даже самые сложные ноты.
  -А можно к вам? - На поляну, застенчиво улыбаясь, вышел ещё один паренёк с длинными золотыми волосами и уже очень красивым, несмотря на юные годы лицом.
  -А ты умеешь петь, Морт? - Вопросом на вопрос ответил Ворв.
  -Конечно. - Важно кивнул названный Мортом. - Все полуэльфы умеют петь, это каждый знает.
  -Ну, тогда присоединяйся. - Великодушно разрешил Самхейн, и весёлая песня зазвучала уже на три голоса.
  
  
   * * *
  
  
  -Пап ... папа.... - Ворв осторожно приблизился к отцу.
  -Ну, чего тебе, сынок? - Недовольно проворчал могучий черноволосый мужчина, облачённый в кожаный фартук, откладывая в сторону здоровенный молот. - Ты же видишь, я сейчас занят.
  -Пап, я себе друга нашёл ... вернее даже двух.
  -Ну, наконец-то. - Добродушно проворчал кузнец. - А то я уж думал ты так будешь один на звёзды свои заглядываться....
  -Пап, он меня от Дряга защитил! Дряг меня бить начал, а он сам его побил! Правда, ещё ухо зачем-то отгрыз....
  -Подожди, ты о ком сейчас говоришь? - Посерьезнел отец.
  -Так о Сэмхе, сыне ведуньи Херреи!
  -Понятно.... Знаешь, сынок, я думаю, что тебе не стоит с ним общаться. В деревне на него итак уже косо смотрят, вот-вот кто-нибудь слугам Света донесёт, а у них сам понимаешь, разговор короткий, если что и нас заодно могут прихватить....
  -Пап, ну как же так! Он же хороший! Он же меня от Дряга спас!
  -А ухо парню отрывать зачем было, а? Хороший человек так бы не поступил....
  -Да нет же! Дряг про его мать начал всякие гадости говорить, вот он и не стерпел!
  -Да.... Ну, не знаю.... Ладно, вот что. Ты давай-ка, приводи своих друзей завтра ко мне. Познакомимся поближе.... И ещё, давно пора уже научить тебя драться как следует, а то, что за срам, сын бывшего наёмника не может сбить рога какому-то отпрыску деревенского старосты....
  
  
   * * *
  
  
  
  
  -Я тебе сколько раз говорил, уйми своего зверёныша! - Захлёбывался визгом староста, коренастый, крепкий мужик лет сорока. - Он моего сына искалечил! А что дальше будет?! Он людей убивать начнёт?!
  -Подожди, Хирн, не кипятись. - Примирительно подняла руки Херрея. - Я уверена, ничего страшного не случилось. Приводи своего сына ко мне, я его осмотрю....
  -Не случилось?! Да он ему ухо отгрыз! ... Напрочь!!! Парень до сих пор в себя прийти не может! ... Нет, моё терпение лопнуло! Или убирайся отсюда вместе со своим отродьем к чертям собачьим, или пусть с тобой слуги Света разбираются!
  -Что за крики? - Из близлежащих зарослей показалась фигура Самхейна.
  -А это ты, адское отродье! Ну, ничего, недолго тебе тут шляться!
  -Ты кого назвал адским отродьем, ты, мешок с дерьмом! - Оскалил клыки оборотень. - Может тебе тоже ухо оторвать?
  -Самхейн! ...
  -Не вмешивайся, мама, это наши мужские дела!
  -Ах ты, тварь! Да я тебя.... На костёр пойдёшь! - Истерично взвизгнул староста.
  -Нет, не пойду. - Жёстко отрубил Самхейн и неожиданно с совершенно недетской серьёзностью уставился в глаза ошарашенного Хирна. - Ты никому ничего не расскажешь, потому, что если слуги Света всё же заявятся сюда, я всё равно успею ускользнуть, а потом вернусь и сожгу твой дом вместе со всей твоей поганой семейкой. Понял? - Тяжёлый звериный взгляд оборотня буравил лицо испуганного старосты, который под ним враз растерял всю свою самоуверенность. - Понял, я тебя спрашиваю?
  -Понял....
  -Ну, тогда вали отсюда и не смей больше показываться мне на глаза.... И вот ещё что, сынка твоего моя мать лечить не будет, нечего ему было её оскорблять....
  
  
   * * *
  
  
  
  -Мам, а кто был мой отец? - После основательного выговора, устроенного ему Херреей, Самхейн решил немного подластиться к матери, и спросил первое, что пришло ему в голову.
  -Ты скучаешь по нему?
  -Нет, с чего бы? - Искренне удивился оборотень. - Я же никогда его не знал! Просто интересно....
   Херрея закусила губу. Просто интересно.... Да, не похож её сын на своих сверстников, ох не похож.... Если читать выучился раньше, чем спросил, кто его отец.... Да и как спросил....
  -Он погиб, сынок. - Печально вздохнула ведунья. - Погиб, защищая нас....
  -Правда? - Жадно вскинулся оборотень. - А от кого?
  -Я скажу, если пообещаешь, что не будешь делать глупостей.
  -Нет, конечно, ты же меня знаешь....
  -Вот в том то всё и дело, что я тебя знаю.... Твоего отца убили слуги Света, потому что он был оборотнем.... Сынок, я давно хотела тебя спросить, ты ведь на самом деле не нуждаешься в пище, ... ну в смысле ты ведь можешь и не есть?
  -Естественно.... А ты разве нет?
  -Нет, сынок. Мне еда необходима, для того чтобы не умереть с голоду, ... да и твоему отцу, кстати, тоже.... Сынок, ты уже большой, поэтому я скажу тебе откровенно. Ты особенный. Я знавала несколько случаев, когда люди рожали от оборотней, но такие дети всё равно нуждались в пище, и у них раны не заживали в считанные секунды, как у тебя. Ирме, так звали твоего отца, рассказывал мне, что такое под силу лишь сильнейшим из оборотней, да и то далеко не всем.... Ты обладаешь Силой, сынок. Силой с большой буквы, поэтому тебе надо учиться отвечать за свои поступки, ибо большая сила налагает большую ответственность, а великая сила....
  -Ещё большую ответственность?
  -Да, сынок....
  -Мам, я должен отомстить за смерть отца!
  -Я так и знала.... Месть, это не выход.... Но ведь ты всё равно не послушаешь....
  -Мам ... ну ты чего? - виновато пробормотал Самхейн, видя, что ведунья вот-вот расплачется. - Я же не собираюсь мстить им сию минуту! Вот вырасту, наберусь сил, и тогда уже....
  -В таком случае я бы хотела, чтобы ты рос помедленнее.... - Улыбаясь сквозь слезы, прошептала Херрея.
  -Мам, а я вот ещё что хотел спросить.... А что такое умереть с голоду? - Вновь пристал со своими бесконечными расспросами Самхейн, когда Херрея, наконец, успокоилась.
  -Ну, если человек долго не ест, то он начинает худеть, ... как бы истончаться, а затем умирает.
  -Понятно. - Тряхнул головой Самхейн. - Мне будет нетрудно отомстить за отца. Вы, люди такие слабые.... Мам, а кто такой Орсиллиант?
  -Это Бог Света, он правит нашей страной... - Херрея нисколько не была удивлена тем фактом, что её сын, обладая недюжинным умом для своих лет, не знает таких простых вещей, поскольку у неё самой всё как-то руки не доходили объяснить, а ни с кем другим Самхейн больше не общался....
  -И он такой же слабый, как другие люди?
  -Нет, сынок. Он очень силён, он ведь бог.... Я заклинаю тебя, не иди против него! Я не хочу потерять ещё и тебя!
  -Силён, говоришь... - Недобро, совсем не по детски прищурился Самхейн. - Ничего, я посильнее буду...
  
  
  
  
  
   Глава третья. Юность.
  
  
  
  -Сэмх! Сэмх, ну ты идёшь?! Начнётся же скоро!
  -Да иду я, не ори, Морт! - Недовольно прокричал в ответ Самхейн. - Успеем, чего суетиться...
  -Слушай, а ты, правда, там всех побьёшь?
  -А ты сомневаешься?
  -Нет, но...
  -Вот и не задавай глупых вопросов... Пошли...
  -Пошли...
   После того памятного дня, когда Самхейн спас Ворва от крепких кулаков сына деревенского старосты прошло почти восемь лет. Ворв, Самхейн и Морт стали друзьями не разлей вода и встречались почти каждый день. Их любимым развлечением было уйти куда-нибудь подальше ото всех и отдаться искусству пения. Надо сказать, что в этом каждый из них оказался настоящим мастером.
   У Морта был прекрасный звонкий тенор, Ворв обладал приятным, хотя и несколько хрипловатым баритоном, ну а Самхейн мог брать вообще весь диапазон от баса-профундо до колоратурного сопрано и даже выше, так как был оборотнем и обладал чрезвычайно гибкой гортанью.
   Сперва это увлечение частенько становилось поводом для насмешек со стороны остальных детей, но после того, как особо рьяные насмешники свели знакомство с железными кулаками сына Херреи, от ребят, наконец, отстали.
   Пение было не единственным, чем занимались друзья. Например, отец Ворва тогда сдержал обещание и пригласил всю троицу к себе на обед. Надо сказать, ребята ему понравились сразу, и Фарл, так звали отца Ворва, сразу же предложил ребятам поучить их искусству боя. Самхейн до сих пор не мог забыть свой первый урок...
  
  
   * * *
  
  
  -А ты ничего крепкий.... - Довольно прицокнул языком Фарл, оглядывая мускулистую, раздетую до пояса фигуру Самхейна, не то, что мой Ворв.... Ну-ка давай, бей меня в живот! - Похлопал по своему плоскому животу кузнец, на теле которого до сих пор не было ни грамма жира, несмотря на его сорок с лишним лет. - Изо всех сил!
  -Ты уверен? Я ведь так могу и убить...
  -Ты?! ... Меня?! ... Бей, тебе говорю! ...
  Хрясь! Литой кулак оборотня звонко впечатался в живот Фарла и тот согнулся от невыносимой боли, не в силах вдохнуть.
  -Я же предупреждал....
  -Пап, с тобой всё в порядке? - Встревожено спросил Ворв, беспокойно поглядывая на корчившегося уже на земле отца.
  -Ничего ... отпускает уже.... Ну, парень и силища у тебя! Никогда такого не видал, чтобы восьмилетний пацан вот так вот.... Кто был твоим отцом? ... Хотя ладно, можешь не отвечать, если не хочешь... - Поспешно добавил он, видя, что оборотень заметно напрягся при последнем вопросе. - Как же мне тебя учить? При такой-то силе....
  -Я бил тебя не в полную силу. Ударь я тебя сильнее, ты сейчас был бы мёртв.
  -А показать сможешь? - Деловито потёр руки Фарл, он был несказанно рад оттого, что ему встретился человек, с таким невероятно могучим талантом воина.
  -Давай.... А на чём?
  -Да вот хотя бы на том полене!
  -Хорошо. - Равнодушно пожал плечами Самхейн и направился к указанному полену. Теперь он бил с особенным остервенением, вымещая на ни в чём неповинной деревяшке все своё недовольство оттого, что ему столько лет приходилось почти каждый день рубить дрова....
  -В щепки! - Поражённо выдохнул Фарл. - Ну, парень, быть тебе великим воином! ... Я знаю даже, как я тебя буду обучать.... Будешь ко мне ходить? - С надеждой спросил он у сына Херреи.
  -А то...
  -Отлично! Тогда прямо сейчас и приступим! ...
  
  
   * * *
  
   После этого случая Самхейн начал ходить к кузнецу почти каждый день, и они с ним подолгу, насколько позволяло свободное время Фарла, которого впрочем, теперь стало намного больше, так как оборотень с охотой помогал ему проделывать самую грубую и тяжёлую работу, которая не требовала особого умения, тренировались. Иногда к их тренировкам присоединялся Ворв, реже Морт, но их это занятие особенно не увлекало, в отличие от Самхейна, который, казалось, жил боем.
   Надо сказать, тренировки эти были весьма своеобразными. Несмотря на большую разницу в весе не в пользу юного оборотня, Самхейн намного превосходил силой своего наставника, и поэтому тот больше объяснял своему ученику технику и специфические особенности проведения некоторых приёмов, нежели проводил реальные спарринги.
   Сложность обучения заключалась ещё и в том, что физиология сына Херреи существенно отличалась от физиологии обычных людей, и некоторые правила обязательные для последних с ним не срабатывали.
   Например, Фарл объяснял оборотню, что сжимая кулак, не следует убирать большой палец вовнутрь, но Самхейн на это вполне резонно возражал, что так он не чувствует своей силы и поэтому будет сжимать кулак так, как ему удобно. На замечание же кузнеца о том, что так он сломает себе палец, сын Херреи молча сжал кулак своим способом и со всей дури хрястнул в толстенный ствол дуба, произраставшего неподалёку. На коре исполина появилась существенная вмятина, а палец Самхейна остался целым....
   Помимо этого было ещё много курьёзных случаев, например, когда Фарл начал учить оборотня искусству борьбы и так и не смог оторвать от земли пацана, весившего от силы килограмм тридцать, но в целом можно сказать, что эти тренировки пошли Самхейну на пользу. Он перестал доставлять неприятности соседям, почти исчезла его чрезмерная грубость и нетерпение к окружающим, да и матери он стал помогать не из-под палки, а самостоятельно, без её подсказок.
   Сын Херреи начал взрослеть....
  
  
   * * *
  
  
   Восемь лет промелькнули как единый миг. Уже давно не стало кота Осса, смерть которого Самхейн переживал очень тяжело.... Кому-то смешно читать эти строки? Скажите об этом самому оборотню. Может и не убьет... Сразу...
   Теперь сыну Херреи было пятнадцать и это означало, что он уже мог принимать участие в деревенских кулачных боях. И вот на его первый бой как раз и торопил его неугомонный Морт....
  
  
   * * *
  
  
  -Ну, что, правила все знают? - Фарл, бывший в деревне помимо всего прочего ещё и кем-то вроде главного распорядителя кулачных боёв, весело оглядел сосредоточенных ребят. - Вот и славно. Кто первый?
   На импровизированную арену, представляющую из себя участок земли, очищенный от постороннего мусора и ограниченную чертой молча вышел высокий черноволосый парень несколько худощавого сложения.
  -Ну что, кто будет биться с Меклом?
  -Можно мне дядюшка Фарл? - Нетерпеливо прорычал Самхейн, уж очень ему хотелось сегодня показать себя.
  -Ты уверен. - С сомнением протянул Фарл, он слишком хорошо знал всю чудовищную силу своего ученика и понимал, что Мекл ему совершенно не соперник. - Может, пока дашь шанс другим?
  -Да ладно тебе Фарл, пусть дерётся, если хочет! - Раздались из окружавшей бойцов толпы нетерпеливые выкрики.
  -Да, правильно посмотрим, на что он сгодится!
  -Ну, хорошо. Первый бой! Мекл против Сэмха!
   Надо сказать, что Сэмхом Самхейна звали из-за того, что селянам, которые никогда в жизни не держали в руках даже самой завалящейся книги, было трудно выговорить такое сложно для них слово как "Самхейн". Имя же Сэмх оборотню придумал Ворв в самый первый день их знакомства, сказав, что ему будет сложно запомнить слишком уж заковыристое настоящее имя друга, и спросил, не обидится ли он, на что Самхейн философски пожав плечами в свойственной ему грубоватой манере заявил, что на дураков не обижаются, чем вызвал искренний смех у обоих своих приятелей.
   Вообще сын Херреи обладал странной особенностью, которая позволяла ему беспрепятственно хамить направо и налево, а люди почему-то воспринимали его поведение как должное, и совершенно не обижались на оборотня, причём дело тут было совсем не в банальном страхе. Короче говоря, любое грубое слово, сказанное оборотнем, селяне как бы не воспринимали на свой счёт, если, конечно, Самхейн сам не желал обратного....
   А тем временем бой начался. Мекл был на голову выше Самхейна, но примерно одного с ним веса, оба парня весили примерно по шестьдесят килограмм. Черноволосый Мекл начал поединок первым, наступая на сына Херреи и нанося ему частые быстрые удары руками, от которых впрочем, оборотень легко уклонялся. По правилам кулачного боя бить противника можно было только кулаками, никаких ударов ног. К тому же запрещено было бить ниже пояса.
   Этот бой завершился быстро. Дав своему сопернику показать все, на что он способен, Самхейн выждал, когда тот откроется, и мощным хуком справа прямиком в нижнюю челюсть отправил своего противника в глубокий нокаут.
  -Спокойной ночи, Мекл. - Злорадно пробормотал себе под нос оборотень и молча покинул арену.
  -Ну, что ж, начало положено, победил Сэмх. - Усмехнулся Фарл. - Кто следующий?
   Очередная пара участников шагнула за черту.... Поединки продолжались и продолжались. Самхейн уже умудрился повергнуть троих парней примерно своего возраста, Дряг, которому оборотень в детстве отгрыз ухо, и который тоже участвовал в сегодняшних боях, побил двоих. Даже Ворв, сподобился разделаться с одним не в меру наглым веснушчатым парнем из числа прихлебателей Дряга.
  -Эй ты, певун! - Насмешливо прокричал сын деревенского старосты. - А слабо со мной?
  -Нет не слабо. - Спокойно ответил Ворв и шагнул в круг.
  -Осторожней, Ворв, он тяжелее тебя! - Обеспокоено прокричал Самхейн.
  -Ну, тебя же это не останавливает. - Отшутился сын Фарла, и молча поднял кулаки.
   Дряг был очень крупным парнем. В свои шестнадцать он весил около восьмидесяти килограмм против шестидесяти килограмм Ворва и был очень опасным соперником. Однако сын кузнеца спокойно ждал своего противника, за последнее время он многому успел научиться, в том числе и тому, что не всегда в драке побеждает тот, кто сильнее. Иногда последнее слово остаётся за ловкостью и смекалкой.
   Тем временем лицо Дряга налилось дурной кровью, и он яростно пошёл в атаку. Ворву пока удавалось уходить от сильных размашистых ударов своего соперника, который, несмотря на большую физическую силу, был не слишком умел. Выждав, когда противник откроется, сын Фарла неожиданно нанёс ему сильный прямой удар в лицо. Дряг отшатнулся и отступил на три шага. Его нос был расквашен, и из него ручьём текла кровь.
  -Ах ты, падла! - Взревел разъярённый сын старосты и с удвоенной силой заработал кулаками, но теперь уже Ворв окончательно просчитал своего соперника и все удары и все его удары пропали втуне. Видя, что его атаки не производят никакого эффекта, Дряг решился пойти на хитрость. Выждав, когда сын Фарла в очередной раз плавным движением ушёл с линии его атаки, он неожиданно кинулся противнику в ноги и повалил его на землю.
  -Не по правилам! - Прокричал Самхейн.
  -Нет, формально не запрещено! - Прокричал в ответ обеспокоенный Фарл.
   А картина поединка теперь кардинально изменилась. Оказавшись наверху, Дряг сполна воспользовался своим преимуществом в физической силе, и обрушивал на Ворва, который боролся не очень хорошо мощные удары сверху. Сын Фарла был растерян, он не знал, как ему от этого защищаться и по сему, раз за разом пропускал удары. Уже всё его лицо было в крови, но Дряг всё не унимался.
  -Фарл, останови бой! - Надрывался Самхейн. - Он же убьет его!
  -Всё прекратите! Бой завершён! ... Да, прекрати же ты! - Фарл с трудом оттащил осатаневшего от крови Дряга от своего сына, который теперь лежал без движения.
  -Ворв, с тобой всё в порядке? - Самхейн участливо наклонился над избитым другом.
  -Нничего.... - Слабым голосом отозвался Ворв. - Выживу....
  -Морт ... да Морт же! Отведи его к моей матери! Пусть осмотрит его! ... Ты как, Ворв идти сможешь?
  -Попробую....
  -Вот и славно.... А с тобой, гнида, я сам разберусь! - Жёстко бросил сын Херреи в нагло ухмыляющееся лицо Дряга. - Один на один!
  -Нетерпиться отправиться следом за дружком? - Гнусаво протянул сын старосты, стараясь не показывать своего страха перед оборотнем. - Ничего, ты у меня так легко не отделаешься!
   Противники молча шагнули в круг.
  -Сэмх против Дряга! - Только и успел сказать немного растерянный от всего произошедшего Фарл, как сын старосты ринулся на своего противника, осыпая его градом ударов. Надо сказать, что предыдущий поединок абсолютно ничему не научил сильного, но не слишком умного Дряга, и он вновь избрал свою излюбленную тактику. Однако на этот раз противник ему попался намного более серьёзный.
   Мало того, что Самхейн существенно превосходил Ворва, да и самого Дряга силой, так он ещё и двигался при этом намного быстрее обычного человека. Умения же оборотня хватало не только на то, чтобы держаться в недосягаемости от ударов сына старосты, но ещё и на то, чтобы попросту издеваться над ним.
   Первый свой удар Самхейн нанёс прямиком в солнечное сплетение противника. Стоило ли говорить о том, что этот удар легко достиг цели и заставил Дряга упасть на колени, судорожно хватая ртом воздух.
  -Проси прощения, падаль, а не то я тебя изувечу. - Спокойно процедил оборотень.
  -Пошёл ты.... - Сын старосты наконец-то сумел подняться на ноги и вновь пошёл на Самхейна. Следующий удар оборотня пришёлся по зубам обидчика его друга, и выбил половину из них. Дряг вновь оказался на земле.
  -Ну, что не передумал?
  -Не дождёшься....
  -Ну, тогда на, держи. - Ещё два молниеносных боковых удара справа и слева отправили здоровяка Дряга в глубокий нокаут.
  -Сынок! ... Сыночек! - На арену выскочила толстая неопрятная женщина лет сорока и принялась баюкать голову сына старосты.
  -Ты что же с ним сотворил, ирод! Мало ты его в детстве искалечил! Думаешь, на тебя управы нет!
  -Успокойся, Тильда, - решил вмешаться Фарл - Сэмх победил честно. Здесь тебе бои, а не ярмарочная клоунада. Да и потом, твой ведь сына моего тоже куда как крепко отделал, но я же не ору.
  -Да кто ты такой, чтобы мне указывать!!! - Окончательно вышла из себя Тильда. - Будто бы никто не знает, что ты с отродьем этим возишься! А может, быть наша ведьма его от тебя и прижила? Неспроста ведь....
  -Хирн, либо ты сейчас уймёшь свою жену, либо я заткну ей рот сам. - Спокойно процедил Фарл.
  -Староста злобно покосился на него, но смолчал. Вместо этого он взял за плечи свою жену и увёл её от тела неподвижно лежавшего Дряга, к которому уже спешили несколько парней из его ватаги. Затем Хирн кивком головы подозвал к себе здоровенного парня лет восемнадцати, который на голову возвышался над толпой и что начал нашёптывать ему, при этом злобно поглядывая на Самхейна.
  -Эй, ты! - Гулким басом обратился здоровяк к сыну Херреи, который как раз в этот момент счищал с кулаков кровь Дряга. - А слабо со мной? Или ты дерёшься только с теми, кто не может дать сдачи?
  -Да не вопрос. - Беспечно пожал плечами оборотень.
  -Да ты что, парень, это же сам Трог! - Горячо зашептал Фарл на ухо сыну Херреи. Не рановато тебе с ним драться?
  -Нет, дядюшка Фарл, не рановато.
  -Да он вдвое тяжелее тебя!
  -Ты тоже в своё время был вдвое тяжелее меня, но разве тебе это помогло?
  -Ну, смотри.... - Фарл не нашёлся, что возразить на это и растерянно отступил.
   Тем временем Трог, уверенно улыбаясь, шагнул в круг, это был уже шестой его поединок за сегодняшний день, но он был по-прежнему свеж и полон сил, главным образом потому, что все его противники падали после первого же его удара.
   Трог был реальным кандидатом в победители сегодняшнего турнира, но был настолько уверен в себе, что решил перед своим финальным поединком проучить эту дерзкую блоху, которая в свой первый же турнир позволяет себе так нахально себя вести, и за победу над которой староста обещал ему целый золотой. Вес Трога при росте в два метра составлял примерно сто двадцать килограмм, и он действительно был вдвое тяжелей своего соперника, но Самхейна это ни капельки не смущало.
   Противники начали сближаться. Трог был намного опытнее того же Дряга, это был его четвёртый турнир и поэтому он не частил с ударами, а выжидал, выцеливая. Самхейн же лёгким танцующим шагом кружил вокруг своего противника и явно провоцировал его на действия. Наконец Трог не выдержал и с яростным рыком нанёс два молниеносных удара подряд. Оборотень не ожидал от великана такой прыти и потому слегка замешкался. Ему удалось пропустить первый удар над собой, на второй достиг своей цели, вонзившись в голову Самхейна, заставив его отступить на три шага.
   Сказать, что Трог был удивлён, значило ничего не сказать. Сопляк, которого он и за противника то не считал, не только не вырубился от его удара, но даже не упал! "Наверное, вскользь зацепил". - Утешил себя гигант и вновь начал наступать на сына Херреи, но тот теперь и не думал отступать. Обжигающая ярость оттого, что какой-то человек сумел его зацепить, огненной волной ударила в голову Самхейна и он сам шагнул навстречу своему сопернику, нанеся ему жесточайший удар в печень, от которого Трог согнулся и упал на колени, и завершил дело сокрушительным апперкотом правой, от которого великан мгновенно рухнул на спину как поваленное бревно.
   Зрители ошарашено молчали. У них попросту не укладывалось в голове, что только что на их глазах, Трога, который был одним из фаворитов сегодняшнего турнира, побил какой-то пацан. Но, тем не менее, факт оставался фактом, и Фарлу, который был растерян не меньше других, оставалось лишь засчитать победу оборотню.
  -Итак, победил Сэмх.... Постойте ... что-то наш Трог подозрительно не шевелится.... А ну.... Твою мать ... Парень ... - кузнец растеряно повернулся к Самхейну - да ты его убил....
  
  
   * * *
  
  
  -Слушай, Сэмх, а чего ты не стал дальше-то участвовать. Ты ведь вполне мог выиграть титул чемпиона, я же вижу.... Это всё из-за Трога, да?
  -Да нет, Фарл, дело не в нём.... В конце концов, он сам виноват.... Просто мне не хотелось привлекать излишнее внимание.
  -Да ты его с самого рождения привлекаешь!
  -Так-то оно так, но.... В общем, не стоит давать людям повода уж слишком сильно тебя ненавидеть. Сейчас я ещё выгляжу как подросток, и многие не захотят видеть такого победителя.... Вообще, конечно, плевал бы я на их мнение, если бы не матушка.... Короче говоря, сегодня ещё было рано, а вот на следующий год, когда я поднаберу веса....
  
  
   * * *
  
  
  
   На следующий год Самхейн стал безоговорочным победителем турнира, легко расправившись со всеми своими соперниками и побив в финале предыдущего чемпиона, здоровенного мужика по кличке Голован. Помня случай с Трогом, за который, кстати говоря, ему ничего не было, поскольку смерть на таких турнирах была не такой уж большой редкостью, а Трог, к тому же, был ещё и круглым сиротой, сын Херреи не наносил удары в полную силу, и потому Голован умудрился выдержать аж целых пятнадцать ударов в свою чугунную голову, за которую и получил своё прозвище, прежде чем рухнул на землю без сознания.
   Ещё через год он выиграл вновь, а когда ему, наконец, стукнуло восемнадцать, Фарл решил отправиться вместе с ним на большой турнир в Орте, который ежегодно проходил в столице княжества Гинор, где собирались лучшие бойцы со всей округи....
  
  
   * * *
  
  
  
  -Мам, ну ты чего? Я же совсем ненадолго уезжаю! Вот побью там всех, денег тебе привезу, ты себе платье новое купишь!
  -Все вы так говорите.... Зачем мне платье, сынок, был бы ты у меня....
  -Да никуда я от тебя не денусь! Ещё выгонять будешь, хрен уйду! Сказал же ненадолго....
  -Ладно, ладно, верю. - Устало улыбнулась Херрея. - Ты уж постарайся там не влипнуть в какую-нибудь историю....
  -Конечно, о чём разговор, что ты меня не знаешь, что ли? ...
   Самхейн тогда ещё и не подозревал, что это был последний раз, когда он видит свою мать живой....
  
  
   * * *
  
  
  -Слышь, Сэмх, а я вот спросить тебя хотел.... - Морт неуверенно глянул на друга. - Тебе тогда не страшно было?
  -Когда, тогда? - Лениво потянулся Самхейн. Он, Морт, и Фарл удобно расположились на поляне вокруг костра. Они направлялись в Орту, и решили устроить привал. Морт увязался с Самхейном потому, что хотел принять участие в состязании лучников. Ворв тоже хотел пойти, но Фарл запретил, наказав парню, приглядывать за кузницей к явному неудовольствию последнего.
  -Ну, ... когда ты Трога убил?
  -Нет, а с чего мне должно было быть страшно? - Философски пожал плечами сын Херреи.
  -Ну, как же ... всё-таки живой человек.... Тебе, что, его не жаль совсем?
  -Знаешь, Морт.... Ты помнишь, когда умер Осс, я три дня просидел возле его могилы.... Да, да, когда ты брякнул, что это всего лишь кот и я тебя чуть не прибил.... Так вот, я тогда никак не мог понять, почему вы люди считаете себя выше всех остальных? То есть, например, если у тебя умирает пёс, который служил тебе верой и правдой, то ты лишь сочувственно вздохнёшь. Да мол, жалко собаку, хотя на самом деле тебе жалко тех денег, которых он стоил, а если вдруг умирает твой сосед, от которого ты никогда ничего хорошего не видел, то ты вдруг ни с того, ни с сего начинаешь плакать, мол, какой хороший человек был, который на самом деле был редкостным дерьмом.... Короче говоря, мне нисколько не жалко Трога! ... Нисколько! Ему староста денег отвалил за то, чтобы меня искалечить! ... Да, да не удивляйся, слух у меня гораздо острее, чем у людей.... Так что даже если бы у меня была возможность повернуть время вспять, то я всё равно не стал бы ничего менять. Что случилось, то случилось.... Вот так-то.... - Самхейн смешался и умолк, сам несколько удивлённый своим невесть откуда взявшимся красноречием.
   К восемнадцати годам его внешность полностью сложилась. Теперь это был крепкий молодой человек среднего роста с хищным красивым лицом, весом примерно в восемьдесят килограмм. Его фигура не выглядела особенно могучей, но, казалось, была отлита из металла, который по крепости намного превышал обычную сталь.
   В своём зверином облике чёрного саблезуба-рептилии он весил более семисот килограмм и был сильнейшим хищником в этом крае. Ни волчьи стаи, ни лесные рыси, ни даже чёрные медведи, не рисковали переходить ему дорогу и трусливо прятались в кустах или на деревьях, когда он величественный и гордый выходил на ночную охоту.
   Однажды правда один из особенно агрессивных самцов чёрного медведя, решил таки проверить, на самом ли деле этот чужак так силён, как выглядит, за что тут же и поплатился. Саблезуб легко повалил своего двухсоткилограммового противника на землю и одним движением своих кошмарных челюстей сломал ему шею. С тех пор любому зверю в окрестностях хижины Херреи оставалось только сжиматься в ужасе, слыша ужасный рык чудовищной бестии, и надеяться, что на этот раз смерть обойдёт его стороной.
  
  
   * * *
  
  
   Херрея неподвижно стояла на пороге хижины, вглядываясь в непроглядный ночной мрак. Они все уходят.... Сначала Ирме, теперь вот и Самхейн.... Она постоянно задавала себе вопрос, чем же именно она, почти двухсотлетняя старуха приглянулась красавцу оборотню, которому тогда не было и тридцати вёсен. И не находила ответа. Неважно, всё сложилось так ... как сложилось. У неё есть сын, которым она, несмотря ни на что, страшно гордится и очень сильно любит. А в этой деревне она нашла если не дом, то, по крайней мере, более или мене спокойное пристанище....
  -Матушка Херрея! ... Матушка Херрея! - Неожиданно возник перед ведьмой всклокоченный мужик с испуганными глазами. - Соне плохо! ... Уже три дня беднягу рвёт не переставая! А теперь она, кажись, помирать собралась!
  -Почему сразу её ко мне не привели?
  -Так это, ... думали, само пройдёт, отравилась баба ягодами там или грибами какими.... А оно вон как повернулось....
  -Где она сейчас?
  -Так здесь! ... Вон её уж невестки тащат!
  -Давайте быстро её сюда!
   Когда несчастную Сону привели под руки две крепкие грудастые девки, Херрея невольно отшатнулась, настолько жутко выглядела женщина. Сона в свои сорок с лишним лет никогда не отличалась особой дородностью и дебелостью, что вообще-то обычно было весьма характерно для крестьянок её возраста, но сейчас она и вовсе напоминала живой труп. Неестественно бледная кожа, покрытая нездоровыми нарывами, чрезмерная худоба. На первый взгляд, очень сильное отравление, но вот если смотреть глазами ведьмы....
   -Как же это тебя угораздило получить Тёмного Червя? - Пробормотала ведунья. - Ладно, разденьте её до пояса, сейчас мы его быстро выведем.... Да не тряситесь вы, дело то плёвое! Надо будет только узнать, кто навёл на тебя эту гадость....
   Невестки, трясясь от ужаса, поспешили выполнить требование ведьмы и поспешно отошли в сторону. Херрея лишь невесело усмехнулась, глядя на них, и, не мешкая, приступила к делу. Положив обе руки на обнажённую грудь Соны, она сосредоточилась на своей силе и начала сканировать энергетические поля больной. Обнаружив паразита, ведьма, начала отслеживать его астральный след, который и должен был привести её к тому, кто наложил порчу.
  -Ага, вот оно! - Херрея удовлетворённо выдохнула, а затем, резко отстранившись от больной, проделала какие-то сложные пассы руками. То, что произошло дальше, повергло невольных зрителей этого необычного исцеления в самый настоящий шок. Из шеи безвольно обмякшего тела несчастной Соны довольно резво выполз небольшой, хорошо различимый, несмотря на ночное время суток, сгусток мрака и тут же растворился в воздухе.
  -Ну, вот и всё. - Удовлетворенно выдохнула Херрея. - Теперь она поправиться. А вот тому, кто наложил порчу, сегодня не повезло....
  -А кто это был-то, матушка Херрея? - Решился таки спросить давешний мужик.
  -Завтра узнаешь. - Уклончиво ответила ведунья. - Вот только о том, что здесь сегодня было, чтобы никто из вас не болтал, это ясно?
  -Конечно, конечно, матушка, что же мы, не понимаем что ли? ...
   Наутро деревню облетела весть о том, что ни с того ни с сего, скончалась жена старосты Тильда, причём на её теле не было обнаружено никаких внешних повреждений, так что установить причину смерти было абсолютно невозможно. Селяне сочувственно повздыхали, да и вернулись к своим обычным занятиям, как никак смерть одного из них не была для деревенских чем-то из ряда вон выходящим, а твою семью за тебя самого никто кормить не будет....
  
  
   * * *
  
  
  -"...Однажды к одному праведнику на закате его жизни явился Всевышний Атон. - Густой неторопливый голос служителя храма неторопливо разносился по залу. - И сказал ему Всевышний: "смотри, вот твоя жизнь как этот морской песок, на котором видны две пары следов. Одна из них твоя, а другая принадлежит мне, ибо на протяжении всего твоего земного существования я шагал рука об руку с тобой".
   Посмотрел праведник в указанном ему направлении и увидел, что на том отрезке, на котором его жизнь была особенно тяжела и безрадостна, виднеется лишь одна пара следов. И тогда воскликнул праведник: "Господи, почему же в тот самый момент, когда мне особенно была нужна твоя помощь, ты покинул меня?" И ответил ему Всевышний: "я не покинул тебя, сын мой. В тот самый момент я нёс тебя на руках...."
  
  
   * * *
  
  
   Выходя из храма Атона, Херрея не смогла сдержать слёз. И когда же это она успела стать такой сентиментальной? Это она-то, которая, не задумываясь, могла приказать умереть любому из членов своего клана! Надо будет сводить сюда сына, который, правда, на дух не переносит все разговоры о Всевышнем, может, глядишь, и перестанет вынашивать планы о мести всем и вся....
   Да, как сильно мы меняемся с возрастом! И даже бессмертные, которые думают, что уже познали все возможные стороны жизни рано или поздно убеждаются, что на самом деле знают не намного больше обычного смертного, чей срок существования ограничивается полусотней, или от силы семью десятками лет. Жизнь всегда преподносит свои сюрпризы, и бьет порой очень больно, нам же остаётся лишь стоически переносить эти удары судьбы, и несмотря ни на что продолжать жить вопреки всему.... Вопреки всему....
   Херрея вытерла слёзы и решительно тряхнула головой. Как бы там ни было, надо жить дальше....
  
  
   * * *
  
  
  -Ну, что, Сэмх, как настроение? - Фарл выжидающе поглядел на своего ученика.
  -Не знаю.... Нормальное.
  -Ты что же, не волнуешься совсем?
  -А чего мне волноваться? - Спокойно пожал плечами сын Херреи.
  -Ну, как всё-таки тут будут лучшие бойцы со всей округи....
  -А, ну да, конечно.... - Рассеяно ответил Самхейн. - Вот пусть они и волнуются....
   Большой турнир, проходивший в Орте, состоял из четырёх частей. Сначала между собой состязались лучники, затем наступал черед кулачных бойцов из числа простолюдинов, ну и под конец мерялись силами конные рыцари из числа благородного сословия. Самым последним состязанием были поединки пеших воинов, также из числа дворян.
   Тем временем на каменную площадь Орты вышел высокий худой человек в пышных одеждах и объявил о начале турнира лучников.
  -Ну, всё, я пошёл. - Морт решительно тряхнул золотистыми кудрями и начал прокладывать себе путь среди зевак.
   Состязание лучников проходило следующим образом. В центре площади, очищенном от народа было поставлено пять мишеней, представляющих собой плоские круги, разделённые на зоны. Участникам предлагалось попасть в эту мишень с расстояния в тридцать метров. Состязающиеся выходили к барьеру по пять человек за раз, что несколько затягивало весь процесс, но, как правило, не слишком, поскольку количество участников в этом состязании никогда не было особенно большим.
   Вот и сегодня их число составляло не более четырёх десятков. В основном это были местные гинорцы, но встречались также и выходцы из других провинций.
  -Эй, смотрите! Не иначе эльф! - пронеслось по толпе, и Морт, польщенный таким вниманием собрался, было изящно раскланяться во все стороны, но затем, наконец, заметил, что на этот раз говорят вовсе не о нём. Изящный светловолосый остроухий незнакомец в длинных зелёных одеждах, прошедший к барьеру какой-то неземной воздушной походкой попросту не мог быть человеком. А значит, он был эльфом.
   "Ну, наконец, то, сородич!" - радостно подумал Морт - "Теперь можно будет узнать у него что-нибудь о моём отце!"
   Вообще, надо сказать, Морт был весьма примечательной личностью. С самого его детства про мать мальчика ходили слухи, что она родила его от дивного, к немалому неудовольствию её мужа, и Морт, страшно возгордившись этим фактом, стал считать себя полуэльфом. За это ему частенько крепко доставалось от других ребят, в том числе и от того же Дряга, до тех пор, пока он не свёл дружбу с Самхейном, с которым он и решил познакомиться, чтобы обрести могучего покровителя. Морт вообще был весьма хитрым и расчётливым парнем....
   Наконец, состязание началось. Из первой пятёрки в мишень не попало двое, эльф же всадил стрелу в самый центр деревянного круга, совершенно не целясь. Дальше всё проходило примерно по похожему сценарию, из пятерых участников как минимум один не попадал в мишень и под обидное улюлюканье зрителей выбывал из состязания.
   Морт легко попал в свою мишень. Расстояние было для него пустяковым, поскольку он с самого детства упражнялся с этим оружием, считая, что раз уж он полуэльф, то должен соответствовать своему статусу, и уже был очень хорошим стрелком, в отличие от того же Самхейна, у которого с луком получалось не очень хорошо.
   Во втором туре осталось двадцать шесть участников, и борьба стала более напряжённой. Теперь мишень отодвинули еще дальше, и попасть в неё соответственно стало намного труднее. Эльф, как и в первый раз, попал в яблочко, Морт где-то совсем близко от него, остальные проявили себя по-разному, и в итоге в третий тур прошло лишь пятнадцать человек.
   В третьем туре расстояние до мишеней осталось прежним, но теперь участникам для выхода в следующий необходимо было попасть в круг за красную линию, которая делила мишень примерно на две равные части. С этим заданием справились далеко не все, и потому всего девять человек вышло в четвёртый тур. Стоило ли говорить, что Морт и загадочный эльф, чьё имя так никто и не решился спросить, были в их числе.
   В четвёртом туре мишень отнесли ещё дальше, теперь от участников её отделяло поистине огромное расстояние. Зрители заметно заволновались. Наступал кульминационный момент. В этом туре из состязания выбыло четверо. Двое из них попросту не смогли достаточно сильно натянуть лук и их стрелы, ударившись о мишень, отскочили от неё. Ещё один участник промахнулся, а у последнего во время выстрела порвалась тетива и хлестнула его по лицу, при этом начисто выбив глаз. Стрела ушла в небо, к счастью никого не покалечив, а незадачливого стрелка под руки увели куда-то в толпу.
   Морт и на этот раз умудрился попасть в цель, но это далось ему с невероятным трудом, в этот раз он даже не попал за красную линию, но к счастью для него в четвёртом туре это было необязательно. Эльф опять попал в яблочко....
   В пятом туре, простите за тавтологию, осталось пятеро участников, и теперь они напряжённо приглядывались друг к другу. Победить хотел каждый. Помимо эльфа и Морта в своеобразный финал вышло двое гинорцев, один из которых был явно воином Света лет двадцати пяти от роду, а второй сорокалетний наёмник с длинными жилистыми руками и небольшой проседью на висках.
   А вот пятый участник состязания выглядел ничуть не менее экзотично, чем даже Дивный. Широкие синие шаровары выглядели довольно нелепо на фоне его могучей грузной раздетой до пояса фигуры с начисто выбритой головой и длинным чубом, свисающим с макушки. Но самым необычным был его лук, слишком короткий для мэртисского, но явно очень тугой с тетивой, сплетённой из стальных полос.
   По команде распорядителя участники заняли исходную позицию и выпустили стрелы. В этот раз выбыло двое, воин Света не сумел попасть за красную линию, а странный мужик в шароварах, как шепнул Морту сорокалетний наёмник, джерриец, вообще промахнулся, и его стрела угодила в шею какого-то придурка, который за каким-то хером, по-другому и не скажешь, выперся в зону обстрела, хотя она и была чётко очерчена белыми линиями, за которые нельзя было заступать. Несчастный захрипел и рухнул на землю, обливаясь кровью. Через несколько секунд он был уже мёртв.
   Осталось трое соперников, и теперь они должны были по очереди стрелять в мишень для того, чтобы, наконец, выявился победителя. Морт выбыл из состязания после первого же выстрела. Его стрела попала близко к центру мишени, но его соперники умудрились всадить свои стрелы прямиком в яблочко. Теперь борьба продолжалась между эльфом и наёмником. Надо сказать, складывалась она весьма и весьма напряжённо. Каждый из них уже сделал по три выстрела и попадал при этом неизменно в яблочко.
   Тогда распорядитель по знаку гинорского князя Гортеуса, который сидел на возвышении и также наблюдал за турниром, два невзрачных человечка из числа обслуги вынесли продолговатый железный столб с импровизированной чашей на одном конце и установили его рядом с мишенью. Затем служки водрузили поверх чаши небольшое яблоко тёмно-красного оттенка, и распорядитель вновь дал команду. На этот раз всё-таки лучшим оказался эльф. Его стрела прошила яблоко насквозь, в то время как стрела наёмника задела его лишь самым краем, при этом слегка оцарапав плод и сбив его на землю.
  -Итак, победителем турнира становится непревзойдённый Ормалис из Дивного леса! - Напыщенно провозгласил церемониймейстер. По его знаку служки вынесли массивный золотой кубок, который и был торжественно вручён победителю под восторженный рёв зрителей.
  -Извините.... - Робко тронул за рукав величественного эльфа, когда тот, наконец, направился в толпу, немного растерянный Морт. - Я полуэльф и хотел бы узнать что-нибудь о своём отце....
  -Полу кто? - насмешливо переспросил Ормалис и внезапно расхохотался. - Ну, ты парень, даёшь! И кто же вбил тебе в голову подобную чушь?
  -Это не чушь! - Вспыхнул задетый за живое паренёк. - Я действительно полуэльф, моя мать....
  -Парень. - Проникновенно произнёс Дивный, пристально глядя в глаза ошарашенному Морту. - Мой тебе совет, выбрось эту дурь из головы. У эльфов и людей не может быть общего потомства, понял? Ни при каких обстоятельствах! И уж если бы каким-то чудом в тебе оказалась хотя бы капля нашей крови, то поверь мне, я бы это сразу почувствовал. Ты обычный человек, парень, нравится тебе это или нет.
  -Но как же, я же.... - Растеряно бормотал Морт, у которого в этот момент перед глазами рушился весь его мир, но эльф уже потерял всякий интерес к разговору и спокойно пошёл дальше.
  -Ну что, Сэмх. - Фарл ободряюще хлопнул по плечу сына Херреи. - Готовься. Скоро твой выход.
  
  
  
  
   Глава четвёртая. Изгой.
  
  
  
   Граф Григориус Шаргрский вольготно расположился на своём роскошном ложе, пристально вглядываясь в начищенное до зеркального блеска лезвие кинжала из превосходной стали онглонов, бессмертных карликов, ростом немногим выше гномов, что обитают в горах Ужаса на самой границе земель Света и Тьмы.
   Клинок отражал худое бледное лицо с небольшими чёрными усиками. Наверное, графа с небольшой натяжкой можно было бы назвать красавцем, если бы не застывшее на его лице выражение брезгливости и жестокости по отношению ко всему, что его окружало.
  -Вы вызывали меня, Ваша Светлость? - в дверной проём с трудом протиснулась грузная могучая фигура военачальника Отрама.
  -Отрам... - Лениво процедил Григориус, не вставая с ложа - тебе не кажется, что моя армия давно уже не ходила в походы?
  -Так, это ... Ваша Светлость ... только прикажите!
  -Приказываю. В воинах нужно постоянно поддерживать боевой дух.
  -Слушаюсь.... Когда прикажете выступать?
  -Завтра же. Наведаемся к нашему обожаемому соседу Гортеусу, а то что-то он в последнее время изрядно заскучал. - Граф злорадно захохотал, довольный собственной шуткой, и Отрам поспешил к нему присоединиться. Людям, на свою беду вовремя не оценившим его юмор по достоинству, Григориус приказывал обрезать губы....
  
  
   * * *
  
  
  
   В кулачных поединках принимало участие всего два десятка бойцов. На вопрос Самхейна, почему их так мало, Фарл охотно пояснил, что здесь практически нет правил в отличие от деревенских состязаний подобного типа.
  -Тебя могут ударить ногой, в пах, и даже укусить, здесь это не запрещено. Не разрешается только выходить за пределы арены во время боя и использовать оружие. Заступишь за черту и считай, ты проиграл.... Ну, как не раздумал участвовать? - старый кузнец вопросительно уставился на сына Херреи.
  -Шутишь, что ли. - Пожал плечами оборотень. - Мне всё одно, какие правила. Ногами я махать и сам умею, а кусаться... - Самхейн обнажил свои внушительные клыки - в общем, вряд ли меня кто-нибудь здесь чем-то удивит.
   Для кулачных боёв в этот раз был сооружён целый помост с деревянным настилом.
  -Ты гляди-ка! - Фарл восхищённо цокнул языком. - Раньше такого не было! - А затем внезапно его лицо омрачилось. - Ох, и не завидую я тому, кто случайно упадёт с него на мостовую, ох, не завидую....
   Тем временем распорядитель боёв, похожий на предыдущего, словно родной брат, видимо, так оно на самом деле и было, начал объявлять первую пару.
  -Ирольн длиннорукий против Казара Лучника!
   Участники молча поднялись на помост. Ирольн был молодым парнем высокого роста, чем-то неуловимо похожий на Мекла, которого Самхейн вырубил в своём самом первом поединке ещё в родной деревне. Казаром же оказался давешний джерриец, принимавший участие в турнире лучников. Морт при виде него как-то по-особенному дёрнул щекой, но смолчал. На вопрос Фарла, что с ним не так, парень не ответил. Самхейн вообще заметил, что после того разговора с эльфом, Морт ушёл в себя и практически перестал реагировать на то, что происходит вокруг.
   Тем временем поединок начался. Ирольн оказался похожим на Мекла не только внешне. Его манера боя была тоже вполне под стать, правда, действовал он намного умелее и решительнее, чем тот пятнадцатилетний парнишка в своё время.
   Казар скупо уклонялся. Он был ниже своего соперника, но примерно одного с ним веса, и при всей своей грузности обладал довольно хорошей подвижностью. Этот поединок закончился быстро. Казар, пропустив два несильных удара в голову, неожиданно подсёк ноги соперника быстрой круговой подножкой, и повалив его на землю, нанёс мощный удар кулаком прямо в кадык несчастного парня. Ирольн судорожно дёрнулся, из его рта пошла густая чёрная кровь, а затем он обмяк.
  -Твою мать! Ты посмотри, что творит! Сука.... - Фарл в сердцах сплюнул. - Я всегда говорил, что эти джеррийцы - нелюди! Доводилось мне однажды с ними схлёстываться... чистые звери!
  -Ага, твоя правда, дядюшка Фарл. - Неожиданно подал голос доселе молчавший Морт. - Мне Грин, это тот наёмник, что второе место взял, шепнул, что Казар не промахнулся тогда на состязаниях. Он нарочно в того несчастного выстрелил.... Ну, который за линию сунулся.... Ты уж с ним поосторожней, Сэмх....- Произнеся эту непривычно длинную для него тираду, Морт замолчал и вновь погрузился в себя.
  -Ярис из Квариса против Строна из Шаргры! - вновь подал голос распорядитель.
   Этот поединок закончился ещё быстрее. Могучий светловолосый бородач Ярис на первых же секундах поединка легко сгрёб в охапку коротышку Строна, и, не обращая внимания на его яростное брыкание, вышвырнул бедолагу с помоста. Победу засчитали квариссцу.
  -Гизар Огненный Меч против Гарольда из Гинора!
  -Ого! - Восхищённо выдохнул Фарл. - Гизар, знатный боец! Смотри, Сэмх, это, наверное, будет твой главный противник.
   При виде Гизара народ действительно заметно оживился. Это был невысокий крепкий мужчина лет тридцати облачённый в золотистую безрукавку, открывающую зрителям мощные руки, перевитые жгутами стальных мышц, с коротко стриженными золотыми волосами и холодными голубыми глазами.
   Его противник был обычным селянином, облачённым в серую домотканую рубаху с тёмными в отличие от Гизара волосами и изрядной толикой лишнего веса. Этот поединок также не продлился долго. Дав своему сопернику показать все, на что он способен, Гизар с неожиданной силой ударил его кулаком в живот, от чего Гарольд согнулся пополам не в силах вдохнуть, а затем, схватив несчастного за волосы, от души добавил коленом прямо в лицо и брезгливо отбросил от себя изувеченного селянина.
  -Сэмх Чёрный Саблезуб против Харна из Мэртиса!
  -Давай, твой выход, парень. - Шепнул Фарл сыну Херреи и тот неторопливо направился к помосту.
   Его противник уже поджидал его там. Им оказался невзрачный на вид худощавый паренёк лет двадцати, весящий от силы килограмм пятьдесят. Самхейн поначалу даже позволил себе слабую усмешку. Этот-то что здесь забыл? Однако, посмотрев в тёмные глаза паренька, он понял, что первое впечатление оказалось обманчиво. На него смотрели глаза настоящего воина. Глаза убийцы.
   Едва прозвучал гонг, Харн тут же растерял всю свою апатию и яростно ринулся на противника. Оборотень, не ожидавший от него такой прыти, инстинктивно выбросил вперёд кулак. Эффект оказался поразительным. Бедолагу Харна ударом Самхейна отбросило метра на три, а затем он рухнул прямо на край помоста, широко раскинув руки, и больше уже не поднялся.
  -Вот это удар! - Радостно рявкнул Фарл, на секунду оглушив стоявших рядом с ним зрителей. - Молодец парень!
  -Гарат из Орты против Вонга с острова Ис Сай Ши!
  -Ни хера себе! - выматерился неугомонный Фарл от избытка чувств. - А этот-то как здесь оказался! Ну, парень, держись. - Повернулся он к подошедшему Самхейну. - Сегодня тебе выиграть будет ох как непросто....
   Гарат обладал длинными светлыми волосами и довольно высоким ростом, его соперник был куда ниже и отличался необычным раскосыми глазами и странным желтоватым оттенком кожи. Его облачение составляла просторная серая одежда необычного для жителей империи света покроя.
   Вонг начал поединок весьма необычно. Легко уйдя от удара Гарата, он неожиданно нанёс тому сильный удар голенью по колену. Гинорец, который раньше никогда не сталкивался с противниками, умеющими бить ногами, взвыл от резкой боли в ноге и упал на одно колено. Иссайшинец не замедлил добить бедолагу, нанеся ему сильнейший удар ногой с разворота прямо в лицо. Изо рта несчастного вылетели выбитые зубы вперемешку с кровью, и он рухнул без сознания на помост лицом вниз.
  -Харл из Мэртиса против Быдлана из Гинора!
   Харл был крепким, кряжистым наёмником уже довольно пожилого возраста, ну а Быдлан вполне оправдывал своё имя. Это был здоровенный парень под два метра ростом с выбритой налысо головой и наглой красной мордой, которая просила даже не кирпича и целого булыжника.
   Как ни странно и этот поединок продлился недолго. Харл был очень опытным бойцом, это чувствовалось и по его стойке и по манере двигаться, но как бы то ни было, он не смог сдержать бешеного напора Быдлана и пропустил сильнейший удар кулаком в лицо, который мгновенно его вырубил. Однако Быдлан на этом не успокоился.
  -Вставай, слабак! - хрипло проревел он и пнул неподвижное тело Харла ногой, но, видя, что всё это не производит на его противника ни малейшего эффекта, злобно сплюнул прямо на голову наемника, и, грубо распихивая народ, исчез в толпе.
  -Сарн из Гинора против Кхора Душителя!
   Сарн из Гинора был по виду обычным парнем, каких много среди селян. Молодой, налитый нерастраченной силой, с короткими темными волосами он дерзко поглядывал на своего соперника. Кхор Душитель выглядел немного старше Сарна. Он был обнажён до пояса, выставляя напоказ своё несколько худое, но при этом будто сплетённое из стальных канатов тело. С самого начала поединка стало понятно, что Кхор скорее борец, нежели ударник, в то время как его противник был типичным деревенским кулачным бойцом.
   Сарну удалось нанести своему сопернику несколько ударов, но они не произвели на Кхора особого эффекта. Наконец, Душитель изловчился и сумел захватить обе ноги противника, повалив его на землю, а затем тут же, не теряя времени даром, стальным захватом, который был явно отработан им не один раз, сжать его шею. Сарн захрипел, тщетно пытаясь освободиться, а Кхор, видя беспомощность соперника, с каким-то поистине садистским наслаждением одним резким движением сломал ему шейные позвонки.
  -Слушай, парень, что-то я волнуюсь за тебя. - Озабоченно протянул Фарл. - На моей памяти ещё такого не было. Уже вторая смерть за первый тур! Да и участники все сплошь нелюди какие-то.... Может, откажешься от дальнейшего участия, а?
  -Да ты что, дядюшка Фарл, белены объелся? Ты бы сам разве на моём месте отказался? Ничего, не переживай, всё будет нормально.... Пусть наши противники волнуются....
  -Мэрв из Орты против Мохамбы Костолома!
   Да, воистину в этот раз турнир собрал всех представителей человеческих рас мира Силоры. Мохамба, в отличие от своего соперника, который был на вид обычным ремесленником, являлся представителем чернокожей расы, обитавшей в далёкой Моханне. По всей видимости, организаторы сегодняшнего турнира специально разбивали бойцов по парам таким образом, чтобы сильнейшие в первом туре сражались с более слабыми, неопытными соперниками. Делалось это для того, чтобы в финале остались лучшие из лучших.
   Мэрв был довольно худощавым мужчиной лет тридцати, но двигался он при этом очень резко, если не сказать дёргано. Моханнец же спокойно держал дистанцию и выжидал удобный момент для атаки. Это был высокий мускулистый воин с очень длинными конечностями. Наконец, Мохамба изловчился и нанёс своему противнику мощнейший удар голенью сразу по обеим ногам. Эта атака попросту снесла хрупкого гинорца с помоста, который упав, сильно ударился боком о его край. Хрустнули сломанные рёбра и к искалеченному Мэрву поспешили его товарищи по гильдии.
  -Хур Рыжий против Гасана Живодёра!
   Эта пара смотрелась даже, пожалуй, несколько комично. Хур Рыжий, крупный парень с длинными огненно-рыжими волосами, за которые он, по всей видимости, и получил своё прозвище, был откровенным задирой с явно очень острым характером, а его противник выглядел натуральным бандитом с большой дороги. Неопределённого возраста, крепкий, заросший густой чёрной щетиной, он мрачно разглядывал всех из-под своих кустистых бровей.
  -Эй, петух! А ну иди сюда, посмотрим, на что ты сгодишься! - Грубым голосом рявкнул Гасан, явно желая вывести противника из себя. Надо сказать, он полностью добился своего.
  -Что?! ... Ты кого это петухом назвал, харя небритая?! - Налился дурной кровью Хур. - Щас я тебя.... - Парень не договорив, яростно бросился на своего обидчика. А тому только этого было и надо. Легко уйдя с линии атаки Рыжего, Гасан от души приложил его локтем по затылку, а затем начал остервенело пинать распростёртое тело парня, выкрикивая оскорбления. Когда Живодер, наконец, закончил, весь помост оказался забрызган кровью несчастного Хура....
  -Последний бой первого тура! - Напыщенным голосом произнёс распорядитель. - Микки Стальной Кулак против Большого Кали!
   Микки Стальной Кулак был, судя по прозвищу явно не новичком в подобного рода схватках. Об этом говорил и его сломанный как минимум в трёх местах нос и могучая мускулистая фигура кулачного бойца, а Большой Кали и в правду оказался очень большим. Этот уроженец Сархалиона был намного выше двух метров и даже по самым скромным прикидкам весил не менее ста восьмидесяти килограмм.
   Кали сражался обнажённым до пояса. Из одежды на нём были лишь белые широкие штаны, какие обычно носили сархалионские мужчины. Уроженец султаната не обладал чёткими выпирающими мускулами в отличие от того же Мика, но на его тугом могучем теле также не было и ни капли жира.
  -Не завидую я этому Мику. - Прошептал на ухо Самхейну Фарл. - Драться с таким гигантом без оружия себе дороже.
   А тем временем схватка началась. Микки выбрал единственно возможную в такой ситуации тактику, он старался держаться от противника на дистанции и измотать его короткими ударами по корпусу. Но как оказалось, Кали тоже был далеко не новичком в подобного рода схватках. Выждав, когда его противник вновь приблизиться для атаки, он с неожиданной для его комплекции ловкостью перехватил руку соперника и резко ударил его кулаком в лицо. От чудовищного удара Мик тут же обмяк в руках исполина, а последний, перехватив несчастного правой рукой за горло и легко подняв, изо всех сил приложил его головой о настил ринга.
   Брызнула кровь, но и этого гиганту показалось мало. В очередной раз, подняв изувеченное тело Мика, Большой Кали, обхватив соперника поперёк туловища, с довольным рычанием принялся сдавливать ему рёбра и поясницу. Наконец, позвоночник Мика не выдержал и с жутким хрустом переломился надвое.
  -Урррр.... - Довольно взревел Кали и торжествующе поднял руки над головой, выпустив, наконец, изувеченное тело своего соперника.
  -Сэмх, ты точно уверен, что тебе стоит в этом участвовать? - В очередной раз озабоченно спросил своего ученика Фарл. - Это ведь даже не Трог, а настоящая живая гора....
  -Уверен, дядюшка Фарл, уверен.... Вот именно теперь я уверен, как никогда....
  
  
   * * *
  
  
  
   Большой отряд в две сотни всадников под покровом ночи неслышно пересёк границу Шаргры и Гинора. То, что граф Григориус напыщенно именовал походом, на самом деле было самым что ни на есть заурядным разбойничьим набегом, целью которого был захват рабов из числа гинорских смердов и банальное удовлетворение непомерной жажды крови жестокого властителя Шаргры.
   Пограничные заставы, в изобилие разбросанные на гинорской границе отряду Григориуса удалось благополучно избежать, благо это был далеко не первый набег жестокого графа. Его расчёт строился на том, что он успеет разорить пару близлежащих деревень до того, как об этом узнает гинорский князь и спокойно уйти на свою территорию с новыми рабами, которых потом можно будет выгодно продать, например, в тот же Харбрад.
   Григориус с огромным удовольствием затеял бы и большую войну со своим соседом, но за такой фортель, Орсиллиант, вассалом которого он являлся, мог очень жестоко покарать мятежного графа, у которого не было бы ни малейшего шанса справиться с могучей армией Столпа Света.
  -Ваша Светлость! - Почтительно отрапортовал немолодой уже воин из числа передового дозора. - Впереди деревня!
  -Отлично! - Жестоко усмехнулся Григориус. Худой, в пластинчатых чёрных латах, с длинным аристократическим носом и тёмными безжалостными глазами, он действительно напоминал коршуна, как за спиной называли его подданные. - Большая?
  -Четыре сотни дворов будет.
  -Хорошо. Отрам! Возьми десятка три воинов и прошвырнись по окрестностям! Ищи всяких там влюблённых, которым по ночам не спится и жилища ведунов. Никто не должен узнать о том, что мы здесь были....
  
  
   * * *
  
  
  
   В ту ночь Херрее не спалось. Её почему-то с самого утра не оставляло тяжёлое ощущение тревоги, и самое неприятное было в том, что ведунья никак не могла определить причину своего непонятно откуда возникшего волнения.
   Наконец, устав бороться с бессонницей, Херрея решила выйти на улицу. Улица встретила её ночной прохладой, которая немного освежила разгорячённую голову ведуньи. Ведьма тихонько присела на крыльце и принялась задумчиво вглядываться в непроглядный ночной мрак. Интересно, как там сынок....
   Внезапно её отвлёк от размышлений тяжёлый стук копыт. Ведьма сразу же подобралась. Она инстинктивно почувствовала, что от незваных ночных визитёров ей вряд ли стоит ждать чего-то хорошего, и потянулась к своей силе....
  
  
   * * *
  
   Тем временем отряд, состоявший из трёх десятков всадников, наконец-то показался вблизи хижины. Увидев прямо перед собой неподвижно стоящую фигуру в чёрном плаще, Отрам, не мешкая, достал свой арбалет и выстрелил прямо в грудь местного обитателя.
   Невероятно, но тяжёлый арбалетный болт почему-то пролетел мимо, а тёмная фигура неожиданно резко вскинула руки над головой. Надо сказать, отреагировал Отрам мгновенно.
  -Колдун! Это колдун! Стреляйте в него, пока он....
   Сразу три арбалетных болта прошили фигуру чародея, но заклятие уже начало действовать. Два десятка всадников неожиданно свалились прямо под копыта своих коней. Заклятие Херреи в один миг разорвало их сердца. Отрам грязно выругался. Проклятый ведун! И куда только смотрят эти хвалёные слуги Света! Проморгать у себя под носом такого сильного чародея, да ещё и к тому же явно тёмного.... Ну, ничего! Сейчас грязный ведун сполна ответит ему за смерть его людей....
   Приблизившись к неподвижно лежащей фигуре, Отрам с изумлением обнаружил, что их противником оказалась женщина, которой, судя по виду, было не больше тридцати лет. Два болта вонзилось ей в грудь, а ещё один насквозь прошил живот, однако, несмотря на это она до сих пор была жива.
  -Что, ещё не сдохла, тварь? Ничего, щас мы это исправим....
  -Ты сам скоро сдохнешь, подонок.... - С трудом прохрипела ведунья, прежде чем тяжёлая секира военачальника Шаргры со всего маху опустилась на шею Херреи и начисто отделила её голову от тела.
  -Так вы двое. - Отрам небрежно указал пальцем на двух из оставшихся в живых воинов. - Проверьте хижину. Всех, кого найдёте, убить. Халупу сжечь вместе с этой. - Он брезгливо указал пальцем на обезглавленное тело ведуньи. - Остальные за мной! Пошевеливайтесь! - Отрам быстро вскочил в седло и впустил жеребца галопом. Он очень нервничал, хотя и старался скрыть этот факт от подчинённых за показной грубостью. Военачальник Шаргры прекрасно понимал, что ему будет очень тяжело оправдаться перед графом за потерю двух десятков своих воинов....
  
  
   * * *
  
  
  
   Тем временем отряд графа Григориуса обрушился на ничего не подозревающую деревню. Её жители не смогли оказать достойного отпора закалённым воинам шаргрского властелина, которые до этого принимали участие не в одной битве. Сонных селян вытаскивали из домов и деловито вязали. Тех, кто пытался сопротивляться, тут же убивали.
   Никто из нападавших не пытался, однако насиловать понравившихся женщин или искать хмельное, благо граф держал их в ежовых рукавицах, да они и сами понимали, что времени у них в обрез. Наконец, всё закончилось. Трое нападавших были легко ранены, один убит, вот и все потери, которые сегодня понесли люди Григориуса.
   Сам граф бегло произвёл осмотр захваченных в плен, приказав убить тех из крестьян, кто на его взгляд был или слишком слаб или ещё чем-нибудь ему не угодил и приказал выступать в обратный путь.
  -Пошевеливайтесь, ленивые свиньи! - Орал он на своих воинов. - К рассвету мы уже должны быть в Шаргре!
  -Ваша Светлость! - К Григориусу подъехал могучий всадник на вороном жеребце. - Ваша Светлость! Окрестности очищены, как вы и приказали!
  -Почему с тобой так мало людей? - Недовольно нахмурился граф. - Где остальные?
  -Ваша Светлость.... - замялся Отрам. - Они погибли. Мы наткнулись на какую-то очень сильную чёрную ведьму, вот она их и.... - Договорить ему не удалось. Вечно багровое лицо военачальника внезапно посинело, и он уже мёртвый рухнул под копыта своего коня. Секундой позже к нему присоединились и все воины, участвовавшие в схватке с матерью Самхейна.
   Отрам оказался прав. Херрея действительно была очень сильной ведьмой....
  
  
   * * *
  
  
  
  -Итак, второй тур! - Вновь вышел на помост распорядитель после пятиминутного перерыва. - Казар Лучник против Сэмха Чёрного Саблезуба!
  -Давай, парень, не подкачай! - Пихнул локтем молодого оборотня Фарл. - Задай ему по первое число!
   Второй тур, несмотря на те же самые правила, всё же несколько отличался от первого. Оставшиеся бойцы были все как на подбор достаточно опытны и не лезли в схватку очертя голову.
   Вот и Казар, который в первом туре хорошо видел поединок Самхейна, не спешил подставляться под его чудовищный удар. Вместо этого он старался наносить быстрые круговые удары ногами, на которые был большой мастер, с дальней дистанции. Оборотень пока легко уклонялся от этих атак и всем своим беспечным видом приглашал соперника к более смелым действиям. Наконец, нервы джеррийца не выдержали.
   Проведя быструю круговую подножку, которая принесла ему победу в первом туре, и от которой Самхейн опять таки легко уклонился, он со всей скоростью, на которую был способен, бросился в ноги противника, стремясь повалить его на землю и ... напоролся на сокрушительный удар коленом в голову, который отбросил его метра на два назад.
   Ошеломлённый джерриец ещё попытался, было, из последних сил подняться на ноги, но оборотень хладнокровно добил его, попросту наступив сапогом на горло. Никакой жалости этот ублюдок, расстреливающий людей ради забавы, по мнению сына Херреи, не заслужил.
  -Ярис из Квариса против Кхора Душителя!
   На первых же секундах поединка здоровяк квариссец попытался провести свой излюбленный приём, то есть попросту вышвырнуть своего соперника с помоста, однако здесь коса, как говориться, нашла на камень.
   Душитель при своём относительно малом весе, оказался чудовищно силён и не сумел только устоять на ногах, но и даже разорвать захват Яриса, одновременно нанеся тому хлёсткий удар пальцами прямо по глазам.
   От неожиданности квариссец отшатнулся и полностью потерял ориентацию на несколько секунд, чем сполна и воспользовался его противник, от души добавив здоровяку головой в переносицу и столкнув его с помоста.
  -Вонг с острова Ис Сай Ши против Мохамбы Костолома!
   Этот поединок обещал быть интересным. Оба бойца обладали великолепной ударной техникой и смотрелись при этом весьма экзотично. Первым бой начал Мохамба, проведя мощнейший лоу-кик , который, правда, не достиг цели, поскольку Вонг легко ушел в сторону. Чернокожий атлет превосходил своего соперника в весе и длине конечностей, но на стороне иссайшинца была несравненная выучка таинственного Храма Совершенства, в котором, как говорят, готовят лучших воинов этого мира.
   Поединок не продлился долго. Каким бы хорошим бойцом не был моханнец, до иссайшинца ему оказалось весьма далеко. В очередной раз уйдя с линии атаки соперника, Вонг вдруг резко подпрыгнул и с неожиданной силой ударил Костолома обеими ногами прямо в пах. Мохамба скорчился от невыносимой боли и принялся кататься по помосту. Его противник не преминул его добить, нанеся ему короткий, резкий удар ребром ладони за ухо. Тело моханнца расслабленно вытянулось на деревянном настиле.
  -Как думаешь, убил? - Напряжённо выдохнул Фарл.
  -Нет, я бы почувствовал. - Покачал головой сын Херреи. - Он просто без сознания.... Однако же, какой хитрый удар.... - задумчиво протянул оборотень. - Надо бы научиться....
  -Быдлан из Гинора против Большого Кали!
   Быдлан, грубо распихивая народ, устремился к помосту, на его лице была написана тупая самодовольная уверенность, однако, когда он увидел своего соперника вблизи, эта гримаса начала стремительно исчезать, заменяясь сперва растерянностью, а затем и откровенным ужасом. Похоже, парень впервые сталкивался с противником, настолько тяжелее себя.
   Кали же откровенно наслаждался ужасом Быдлана и начал медленно наступать на растерянно пятящегося парня. Страх не самый лучший помощник в бою, кто бы там, что не говорил по этому поводу, и Быдлан пропустил первый удар, к счастью для него, пришедшийся вскользь, и всего лишь расквасивший ему губы.
   Второй удар сархалионца также попал неплотно и разбил гинорцу нос, заставив его отступить на три шага. После этого попадания Быдлан решил больше не искушать судьбу и под обидный свист черни спрыгнул с помоста. В него тут же полетели яблочные огрызки и гнилые помидоры, однако когда Быдлан грозно сжав кулаки, двинулся к своим обидчикам, особо рьяные из них тут же поспешили ретироваться, ведь, несмотря на позорно проигранный бой, сила Быдлана и его вес, зашкаливающий за сто килограмм никуда не исчезли.
  -Последний поединок второго тура! - Торжественно возвестил распорядитель. - Гизар Огненный Меч против Гасана Живодёра!
   Гизар, облачённый всё в ту золотистую безрукавку, молча шагнул на помост.
  -Аа, сопля раззолоченная! - Грубо проревел Гасан, который уже был там. - Сейчас я тебя немного испачкаю!
   Однако Гизар был слишком опытным бойцом, чтобы поддаться на такую откровенную провокацию. В ответ на оскорбления Живодёра он лишь холодно посмотрел ему глаза и надменно процедил:
  -Моли Великого Орсиллианта, чтобы твой удар оказался столь же острым, как и язык.
   Противники начали медленно сближаться. Гасан насмешливо скалил зубы, по всей видимости, высокий статус Гизара, как победителя прошлого турнира его не смущал абсолютно. Сделав вид, что собирается нанести удар рукой, Живодёр со свойственной его разбойничьей натуре подлостью, неожиданно сильно ударил Гизара ногой в пах, однако Огненный Меч был готов к подобному повороту событий, поэтому он легко перехватил ногу бандита и резко нанёс своему сопернику удар кулаком между ног.
  -Аа, ... бл...дь!!! - Заорал Гасан от дикой боли, катаясь по помосту под довольный смех зрителей. - Сука!!! ... Ё... твою мать!!! ... Ты у меня, падла, сейчас кровью умоешься!!! - С этими словами Живодёр достал из-за голенища небольшой засапожный нож, который он неведомо как умудрился пронести на помост, хотя бойцов вообще-то перед каждым поединком обыскивали, и бросился на соперника.
   Гизар сохранивший в отличие от соперника абсолютное спокойствие молча шагнул в сторону и, перехватив, руку Гасана, сжимавшую нож, резко дёрнул её вперёд. Живодёр, повинуясь силе соперника и инерции собственного тела кувыркнулся через голову и упал на спину, а его противник, не теряя времени даром, взял его руку на болевой захват и одним движением сломал её, а затем, вырвав нож, вонзил его в плечо незадачливого бандита.
  -А ты, оказывается, обычная подзаборная шваль, свое слово не держишь. - Брезгливо процедил Гизар и спихнул искалеченное тело Гасана с помоста, где его уже ждали двое дюжих стражей, которые, сноровисто подхватили Живодёра под белы рученьки и поволокли в местную каталажку, где ему, по всей видимости, и было самое место.
  
  
   * * *
  
  
  
  -Третий тур! - Вновь объявил распорядитель, после того как участники немного перевели дух. - Большой Кали против Вонга с острова Ис Сай Ши!
  -Ну, если узкоглазый и этого гиганта положит, то я и впрямь поверю, что иссайшинцы, лучшие воины в мире! - Вновь вставил свою реплику неугомонный Фарл.
   Однако с гигантом сархалионцем у Вонга неожиданно возникли проблемы. Всё дело было в том, что Кали был очень опытным бойцом, а отнюдь не тупой молотилкой, коей он изо всех сил старался выглядеть, и обладал очень хорошим чувством дистанции, и потому не подпускал своего юркого противника в ближний бой.
   Тогда иссайшинец решил испробовать другую тактику и атаковал ноги исполина. Однако и здесь Кали был начеку и, выждав момент атаки, неожиданно резко выбросил вперёд правую руку. Реакция у Вонга оказалась отменной. Он почти сумел уклониться от удара сархалионца. Чугунный кулак Кали лишь самую малость зацепил его голову, однако и этого оказалось достаточно, чтобы иссайшинец на секунду потерял ориентацию.
   Кали сполна воспользовался этой неожиданной удачей. С проворством, которого трудно было ожидать от человека его комплекции, он подхватил лёгкого соперника на руки и изо всех сил ударил его спиной о колено. Хрустнул сломанный позвоночник, и гигант, подняв изувеченного противника высоко над головой, швырнул его тело прямо в шарахнувшихся в разные стороны зрителей.
  -Вы все слабые бабы! - Свирепо прорычал Кали. - Идите сюда, я разделаюсь со всеми разом!
   -Ну вот, а говорят, иссайшинцы непобедимы! - Досадливо сплюнул Фарл. - Видно верна поговорка....
  -Это какая же? - С интересом спросил Самхейн.
  -Что против лома нет приёма. - Серьёзно ответил ему бывший наёмник. - Давай, иди уже, сейчас тебя объявят....
  -Сэмх Чёрный Саблезуб против Кхора Душителя! - И в самом деле объявил распорядитель.
   Кхор Душитель, как и предыдущий противник оборотня не спешил бросаться в схватку, опасаясь сильного удара Самхейна, однако Кхор был не очень хорошим ударником и потому пока не знал, что же конкретно ему предпринять.
   Сын Херреи же напротив был абсолютно уверен в своих силах и потому вдруг неожиданно резко ударил противника ногой в живот. Этот удар отбросил Душителя почти на самый край помоста, однако железные мышцы пресса помогли ему пережить эту атаку практически без потерь. Резво вскочив на ноги, Кхор бросился на соперника, стремясь повалить его на землю, однако Самхейн легко ушёл с линии броска и от души добавил Душителю ногой пониже спины. От этого позорящего удара Кхор пролетел через весь помост и рухнул на каменную мостовую, правда, умело при этом сгруппировавшись при падении.
   Итак, в финал вышло трое бойцов. Вообще-то по правилам участники первого поединка должны были определяться жеребьёвкой, но так как Гизар воспользовался своим правом победителя прошлого турнира и не участвовал в третьем туре из-за нечётного количества его участников, теперь он должен был участвовать обязательно, а вот его противника должен был определить жребий.
  -Итак, у меня в мешочке два камня! - Надрывался распорядитель. - Один белый и один чёрный! Если сейчас я вытащу чёрный камень, то участвовать в поединке с Гизаром будет Сэмх Чёрный Саблезуб! Если же белый, то Большой Кали!
   Среди зрителей промелькнули приёмщики ставок. Тотализатор был очень прибыльным бизнесом и курировался здесь самим князем, который получал с него весьма солидный доход в казну....
   По закону подлости, драться Гизаром выпало именно Самхейну, однако тот абсолютно не был обеспокоен данным фактом.
  -Тем убедительнее будет выглядеть моя окончательная победа. - Заявил он опешившему Фарлу и неторопливо шагнул на помост. Оборотень был одет в чёрную кожаную безрукавку, в то время как его противник, как уже не раз говорилось, был облачён в золотую, что придавало предстоящему поединку даже некоторый символизм.
   Гизар ожидал своего соперника на помосте, спокойно смотря перед собой холодным взглядом. Он был явно не намерен проигрывать. Однако как ни хорош был Огненный Меч, он всё же не мог соперничать с оборотнем, который был намного сильнее и быстрее его.
   Самхейн не стал затягивать этот поединок. Дождавшись когда Гизар молниеносно, как тому казалось, попробует ударить его в челюсть, оборотень резко нанёс точно такой же удар на опережение. Эффект был просто поразительным.
   Нет, Гизара не отбросило далеко в сторону, а его голова не разлетелась вдребезги, просто для зрителей всё предстало таким образом, что их любимец, не знающий поражений, вдруг провёл резкий удар кулаком в лицо загадочного юнца и сам же от него упал. Молниеносного движения Самхейна никто из них заметить не успел. Князь Гортеус даже привстал со своего кресла, чтобы получше разглядеть происходящее.
  -Ну что ж. - Ничуть не обескуражено заявил распорядитель. - Теперь у нас новая звезда! Победил Сэмх Чёрный Саблезуб! Кстати - он доверительно наклонился к Самхейну, понизив голос - почему у тебя такое прозвище, парень?
  -Я больно кусаюсь. - С очаровательной улыбкой, способной, казалось, напугать даже горного дива ответил сын Херреи.
  -Желаешь передохнуть перед финальным поединком?
  -Нет. - Отрицательно покачал головой Самхейн. - Давайте сюда этого вашего Кали, пора уже заканчивать этот цирк.
   Распорядитель как-то странно посмотрел на оборотня, но не нашёл, что возразить и объявил.
  -Итак, финальный бой! Сэмх Чёрный Саблезуб против Большого Кали!
   Однако тут произошло непредвиденное. Похоже, у гиганта от обилия крови совсем помутился рассудок, и он вместо того, чтобы напасть на Самхейна, неожиданно схватил за горло распорядителя, который хотел уже, было, покинуть помост.
  -Аа ... лёгкие, ... слабые.... - Свирепо прорычал исполин и, подняв над головой тщедушное тело несчастного распорядителя, швырнул его на каменную мостовую. Брызнула кровь, и тело распорядителя боёв распласталось на камнях в совершенно неудобной для живого человека позе. У него была сломана шея.
  -А теперь займёмся тобой! - Довольно прорычал Кали и начал надвигаться на оборотня. Однако на этот раз занялись им. Легко уйдя с линии движения сархалионца, Самхейн изо всех сил ударил его ногой в колено, одновременно как бы наступив на него. Брызнула кровь, и из ноги гиганта показался белый обломок кости. Кали с глухим рыком упал на одно колено, а оборотень, не теряя времени даром, тут же добавил ему ногой в переносицу, как бы ставя последнюю финальную точку в этом турнире.
   Тело Кали рухнуло, как поваленное дерево, огласив площадь жутким грохотом, из его разбитого лица целым ручьём стекала кровь.
  -Итак, у нас новый чемпион! - Из-за нелепой кончины распорядителя, его обязанности взял на себя какой-то дворянин из ближайшего окружения князя. - Сэмх Чёрный Саблезуб показал себя достойным бойцом и ему полагается награда в размере пятидесяти золотых монет! Наш светлейший князь Гортеус Гинорский решил собственноручно наградить победителя и пригласить его вечером на пир в его дворце, где чемпиону и будет вручена его награда!
   Затем наступил черёд состязаний благородных, но, ни конные схватки, ни поединки на мечах абсолютно не впечатлили сына Херреи.
  -Ерунда всё это. - Пренебрежительно заявил он опешившему от такого Фарлу. - Копья эти для человека неподъёмные, в реальном бою толку от них будет мало. А поединки на мечах вообще детская возня. Дерутся в полных доспехах тупыми клинками, и за всё время турнира ни одной смерти! Вот если бы оружие было настоящим.... - Самхейн мечтательно закатил глаза.
  -Экий ты кровожадный. - Неодобрительно протянул старый наёмник. - Что же хорошего, если бы участники мёрли как мухи? Тут тебе не война, парень.... А вот насчёт копий ты верно подметил. В настоящем бою они куда легче и тоньше. Турнирными могут орудовать только сильнейшие из рыцарей.
  -Несправедливо всё это. - Мрачно протянул Самхейн. - В кулачных боях вон, сколько погибших, а приз всего в пятьдесят золотых, зато у благородных с их детскими играми целых две сотни.
  -Да ты чего, парень, а как по-другому то? - Искренне удивился Фарл. - На то они и благородные! Хотя с другой стороны, может быть, ты в чём-то и прав....
  
  
   * * *
  
  
  -Ну, парень, вот это тебе подфартило! - Фарл от избытка чувств звучно хлопнул Самхейна по плечу. - С самим князем пировать будешь! А это я тебе скажу не хухры-мухры! Это ... он тебя в свою дружину зачислить может!
  -Подфартило, говоришь? ... Ну-ну.... - Неопределённо протянул оборотень. Чувствовалось, что перспективы, обрисованные старым наёмником, его не особенно радуют.
  -Да ты чего, Сэмх? - В небольшую комнату трактира, в котором путники решили ненадолго остановиться, вбежал сияющий Морт. - Не рад, что ли? Я вон всего третье место взял, так мне князь место воина Света предложил! В его личной охране!
  -И ты согласился?
  -Спрашиваешь! Конечно, согласился!
  -Но, насколько я помню, ты мечтал переехать в Гитс и стать менестрелем, ... мы втроём об этом мечтали....
  -Ну.... - Замялся несколько смущённый Морт. - Когда это было.... Да и потом, ехать в неизвестность.... А здесь всё же как-никак стабильное жалование в пять золотых монет каждый месяц, представляешь! ... Сэмх, князь велел мне передать тебе, чтобы ты непременно сегодня явился на пир, понимай, приказал.... Чую, быть тебе как минимум десятником!
  -Вот как, приказал.... А с чего это он решил, будто может отдавать мне приказы?
  -Да ты что, Сэмх? ... Это же, как-никак, сам князь....
  -А мне насрать!!! - С неожиданной злостью рявкнул Самхейн. - Хоть сам его засратое совершенство Орсиллиант! Мне нельзя приказать, словно какой-нибудь шавке! Я вольный зверь, в отличие от тебя, это ясно?! ... Ясно, я спрашиваю!!!
  -Да ты чего ... Сэмх ... друг ... я же за тебя радею.... - Испуганно попятился Морт.
  -Я вижу, как ты радеешь.... - Уже тоном ниже проворчал немного успокоившийся оборотень. - В общем, так, Морт. Сейчас мы с Фарлом покинем этот город. Своему придурку князю скажешь, что меня ты не нашёл. Если же вздумаешь со мной шутить.... В общем, ты меня понял.
  -Понял, ... понял, ... успокойся, друг ... мы же друзья. - Испуганно промямлил Морт, избегая смотреть на звериный оскал оборотня.
  -Надеюсь, что так. - Ничуть не смягчился Самхейн. - В общем, бывай, ... друг.
  
  
   * * *
  
  -Слушай, парень, может, всё-таки передумаешь? - С робкой надеждой протянул Фарл, когда они вдвоём с Самхейном, наконец, покинули город.
  -Нет, дядюшка Фарл. - Твёрдо ответил сын Херреи. - Не передумаю. Я, видишь ли, не цепной пёс, который готов своему хозяину пятки лизать и даже не волк, которому нужна стая себе подобных. Я - саблезуб, а эти звери предпочитают ходить поодиночке.... Кстати, о зверях, пора бы тебе уже кое-что обо мне узнать. Я думаю, ты давно уже догадался, что я скажем так, не совсем обычный человек....
  -Ну, ещё бы. - Усмехнулся Фарл. - Ни в жисть не поверю, что меня мог положить обычный восьмилетний пацан, хотя сейчас.... - Наёмник вновь позволил себе слабую усмешку, но на этот раз она получилась какой-то грустной. - В общем, старость не радость.
  -Ну, так вот, пора тебе узнать и кое-что ещё. - Не принял шутливого тона Самхейн. - Короче говоря, я оборотень. Не чистокровный, конечно, но, тем не менее.... Сейчас я перекинусь, и ты дальше поедешь на мне.
  -Я догадывался.... А зачем это?
  -Ну, ты меня удивляешь! Чтобы избежать возможной погони, конечно! Хотя я думаю, князь не будет поднимать излишний шум из-за одного строптивого юнца, но ... тем не менее. Я не хочу, чтобы у матушки из-за меня были проблемы....
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Самхейн молча сидел у порога своего дома. Дома, которого у него больше не было....
   Хижина ведуньи встретила их обгоревшими развалинами. Фарл, увидев подобную картину, очертя голову бросился в деревню. Оборотень, не долго думая, кинулся за ним. У старика и так на сегодня хватало потрясений, например то же сомнительное удовольствие видеть его в зверином облике, и Самхейн всерьёз опасался, за его рассудок.
   В самой деревне путников ожидала не лучшая картина. Повсюду были разбросаны изуродованные трупы их односельчан. Местного старосту нашли распятым на воротах. Из его живота торчало два арбалетных болта, но, несмотря на это он до сих пор ещё был жив.
  -Кто?! Кто это сделал?! Отвечай!!! - Фарл яростно встряхнул истекающее кровью тело Хирна.
  -Пить.... Пожалуйста, воды....
  -Сэмх, дай ему! ...
   Самхейн протянул старику небольшую кожаную флягу и тот начал жадно глотать освежающе холодную воду.
  -Много их было.... - С трудом прохрипел староста. - Ночью напали.... Всех наших похватали.... Многих порубили, ... остальных куда-то увели....
  -Кто это мог быть? - Спокойно в отличие от Фарла спросил Самхейн. - Что ещё ты запомнил?
  -Не знаю.... Главного ихнего остальные вроде Вашей Светлостью называли.... Ещё одного звали то ли Отрин, то ли Отрам ... не помню....
  -Ты видел мою мать? Она была среди полона?
  -Погибла она .... - С трудом выдавил из себя староста. - Этот самый Отрам так главному и сказал ... мол, нашли ведьму, а она ...- старик закашлялся - а она много ихних положила, ... но и сама не уцелела....
  -А Ворв? - Нетерпеливо спросил Фарл. - Ты знаешь, что случилось с Ворвом?
  -Нет.... Его я не видел.... Сэмх, я знаю, ... раньше мы не ладили с тобой, но ... молю, покарай этих ублюдков! ... Я знаю, ты сможешь.... И ещё ... спаси моего сыночка, если он ещё жив.... У меня там, в подполе золотишко припрятано ... возьми его себе.... Только спаси сына.... - Голова старика бессильно обмякла, и он умер.
   -Фарл, я знаю, кто мог это сделать. - Оборотень повернулся к старому наёмнику, однако тот, казалось, не слышал его. Вместо этого он неподвижно глядел перед собой и побелевшими от горя губами непрерывно повторял.
  -Ворв ... сыночек ... как же так.... Не уберёг я тебя.... Ворв....
  -Дядюшка Фарл, ты чего? Ещё рано отчаиваться! Ты же не видел его мёртвым!
  -Да чего уж теперь.... Знаю я, кто на нашу деревню-то напал.... Ваша Светлость.... Граф Григориус никого не щадит ... попасть в его руки хуже смерти.... Лучше бы Ворв был сейчас мёртвым....
  -Фарл, не надо так говорить, всё ещё можно исправить.... Дядюшка Фарл.... Дядюшка....
   Старый наёмник вдруг как нехорошо захрипел, а его лицо налилось смертельной бледностью. Самхейн так ничего и не успел сделать. Видно боль от потери сына явилась той последней каплей, которая окончательно добила старого наёмника, который уже давно жаловался на то, что у него пошаливает сердце. Фарл умер на пятьдесят пятом году жизни. Умер, так и не узнав, что его сыну удастся не только выжить, но и впоследствии стать.... Впрочем, это уже совсем другая история....
  
  
   * * *
  
  
   Самхейн молча сидел у порога своего дома. Дома, которого у него больше не было. Теперь, когда он, наконец, осознал, что же именно произошло, его душила бешеная ярость. В один день он потерял друга, наставника и мать. Мать, которой он, как и обещал, купил роскошное белое платье (не беда, что деньги за победу ему так и не вручили, благо в Орте много тёмных подворотен и идиотов с тугими кошельками, у которых хватает глупости по ним ходить, и Самхейн вполне логично, как ему казалось, посчитал, что раз деньги ему должен князь, то не грех взыскать этот должок с его поданных).
   Белое платье .... Как будто чувствовал, кому именно он его покупал! А ведь от матери не осталось даже тела. Всё, что нашёл оборотень в обгоревших развалинах хижины, это несколько обугленных костей....
   Из глотки Самхейна вырвался ужасающий рык, перепугавший всё окрестное зверьё на добрый километр в округе, а потом неожиданно зазвучала красивая грустная песня. Песня, которую в детстве пела ему мама, чтобы унять его неугасимую жажду разрушения. Последняя песня Самхейна в этой эпохе....
  
  
  
  
   Глава пятая. Месть.
  
  
  
   Громадный чёрный саблезуб гигантскими скачками нёсся по направлению к Шаргре. Самым удивительным в этом необычном звере были отнюдь не его исполинские размеры или длинные торчащие из кошмарной пасти клыки, нет. Самым удивительным было, то, что этот необычный зверь нёс в зубах походный кожаный мешок, а на его могучей шее болталась перевязь с довольно длинным мечом, который он позаимствовал в доме ныне покойного старика Фарла.
   Вообще-то простолюдинам было запрещено держать в доме подобное оружие, но Фарл, как бывший наёмник не смог заставить себя расстаться с любимым клинком, и оборотень с самого детства знал, где хранится этот меч. Теперь волею судьбы этому клинку предстояло отомстить за хозяина....
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Гизар Огненный меч неподвижно лежал на роскошном ложе в богатом особняке своего отца. Его отец в недавнем прошлом купец средней руки Самор, а ныне уважаемый дворянин Саморус позаботился о том, чтобы его сын ни в чём не знал отказа.
   С того самого поединка с загадочным юнцом Гизар так и не пришёл в себя. Удар Самхейна начисто отбил парню мозги и теперь он превратился даже не в инвалида, а в самый натуральный овощ, банальное растение, которое только и умело, что самопроизвольно мочиться и испражняться под себя.
   Лекари, на которых бывший купец не жалел денег только разводили руками, не в силах ничем помочь несчастному парню. Отчаявшийся отец даже пробовал обращаться к целителям, но и они со всей своей магией оказались бессильны.
   Тогда разгневанный дворянин поклялся, что отыщет и покарает того, кто искалечил его сына, чего бы это ему не стоило, и поэтому сегодня в рабочем кабинете Саморуса находился человек, который не походил на лекаря, чьё постоянное присутствие в этом доме стало уже для всех привычным, даже отдалённо.
  -Мне сказали, ты искал встречи со мной. - Негромко произнёс незнакомец, с ног до головы закутанный в тёмный плащ, несмотря на летнюю жару.
  -Да, искал. Мне нужно найти одного человека.
  -Я не занимаюсь поисками. - Слабо улыбнулся незнакомец.
  -Мне нужно найти одного человека и покарать его. - Как будто не слыша собеседника, повторил Саморус, тучный человек, лет пятидесяти с окладистой чёрной бородой.
  -Это другое дело. - Усмехнулся незнакомец. - Имя.
  -Этот человек намедни выиграл турнир кулачных бойцов. Распорядитель выкрикивал его как Сэмха Чёрного Саблезуба.
  -Что ж, это будет несложно. За эту работу я возьму триста золотых.
  -По рукам. - Не торгуясь, согласился Саморус. - И ... сделай так, чтобы подонок, искалечивший моего сына подольше мучился перед смертью.
  
  
   * * *
  
  
  
   Морт радостно шагал по направлению к казарме. Настроение у него было просто превосходное. Мало того, что князь распорядился выделить ему целых десять золотых монет, так ему ещё полагалось три дня отпуска! А уж как его повести он знает! Его новые товарищи уже просветили его о том, где здесь находятся все самые интересные места. Если кто не понял, кабаки и публичные дома, хотя последние существовали на подпольной основе, поскольку Великий Орсиллиант считал подобное занятие недостойным и сурово карал как жриц любви, так и их непутёвых клиентов, если они имели глупость попасться слугам Света.
   Правда, воинам Света и иным сильным мира сего в этом отношении делались некоторые послабления и на их похождения обычно смотрели сквозь пальцы, если они уж чересчур не наглели.
   Когда Морт уже почти подошёл к своему новому дому, чья-то сильная рука неожиданно рванула его за плечо и бесцеремонно оттащила за угол.
  -Не вздумай дёргаться, иначе прирежу. - Жёстко предупредил перепуганного парня незнакомец, закутанный в тёмный плащ и для убедительности продемонстрировал Морту длинный кинжал из превосходной стали.
  -Ччего тебе надо? - заикаясь от ужаса, выдавил новоиспечённый воин Света.
  -Где мне найти того человека, который выиграл турнир кулачных бойцов? ... Ну! Я знаю, что вы знакомы!
  -Нне знаю.... Он ко мне по дороге прибился.... Нне знаю....
  -Ну, тогда ты мне больше не нужен. - Равнодушно резюмировал незнакомец, поднимая кинжал.
  -Постой! ... Подожди, я скажу! ... Только не убивай!
  -Это зависит от того, насколько полезна будет твоя информация. - Жестоко усмехнулся незнакомец.
  -Конечно, конечно! - закивал Морт. - Мы выросли в одной деревне.... Он сын местной ведуньи....
  -Где находится эта твоя деревня?
  -На самой границе с Шаргрой! К югу! Вы местных спросите! Спросите про ведунью Херрею! К ней иногда даже из других деревень лечиться приезжают!
  -Сэмх его настоящее имя?
  -Ну да, его в деревне все так называют....
  -Понятно.... Ладно. Считай, ты выкупил свою жизнь. Но если вздумаешь болтать языком.... В общем, ты меня понял.
  -Да, конечно! - Горячо закивал обрадованный сверх всякой меры Морт. - Я могила! Забуду всё, как страшный сон!
  -Да, забудь. Это в твоих же интересах....
  
  
   * * *
  
  
  
   Для того чтобы добраться до замка Григориуса Самхейну понадобилось около суток. На его счастье ему удалось вовремя выяснить, что графа нет в столице Шаргры Имре, поскольку Его Светлость изволила направиться в свой охотничий замок. Все участники набега на его деревню тоже были там. Жестокая усмешка тронула губы оборотня. Что ж, тем лучше. Разделаемся со всеми подонками одним ударом.
   Замок графа Григориуса был вполне под стать его хозяину. Мрачная чёрная громада была обнесена довольно высокими стенами и окружена рвом. Для своего нападения Самхейн решил дождаться ночи. Он был далеко не глупцом и понимал, что граф при всей своей жестокости и подозрительности вряд ли сейчас будет ожидать нападения. Скорее всего, он будет дожидаться послов из Гинора, которым наверняка наврёт с три короба о том, что он якобы ничего не знает о нападении на владения князя Гортеуса.
   Самхейн вновь позволил себе мрачную усмешку. Как бы там ни было, ночь, это лучшее время для оборотней и им подобных. Так что сегодня обитатели замка, наконец, поймут, что они не зря в детстве так панически боялись темноты....
  
  
   * * *
  
  
  
  
   На ночь массивный замковый мост был поднят, но Самхейна это ни капельки не смутило. В конце концов, плавать он умел, а стражники вряд ли сумеют его обнаружить. Тёмная тень неслышно скользнула в мутную грязную воду и, казалось, растворилась в ней.
   Стены замка оказались довольно высокими, но из-за времени и отсутствия должного ухода были испещрены довольно широкими трещинами и выступами, так что оборотню, возможности которого намного превосходили возможности обычного человека, не составило никакого труда взобраться по ней.
   Стражники, совершающие обход, лениво бродили по стене, негромко переговариваясь друг с другом, и так до сих пор и не обнаружили незваного гостя.
   Первому встреченному им стражу Самхейн свернул шею, неслышно подкравшись сзади. Несчастный умер мгновенно, так и не успев толком ничего понять. Двоих его товарищей оборотень, не мудрствуя лукаво, попросту столкнул со стены (а нечего им было стоять так близко к краю парапета). Два тела с коротким криком исчезли внизу.
  
  
   * * *
  
  
  
  -Эй, Гант, ничего не слышал? - Окликнул своего приятеля один из тех стражей, что находились в караульном помещении в компании с бутылкой дешёвого вина.
  -Да нет, кажись, а что? - Лениво протянул названный Гантом.
  -Да вроде кричал кто-то....
  -Да, нет, показалось тебе, Фирт. - Вмешался в разговор третий стражник. - Да и потом даже если и кричал кто.... Слыхал я, Его Светлости рабыню новую привезли откуда-то из Сархалиона. Вот он ее, наверное, и того....
  -А ну тогда понятно. - Понимающе осклабились остальные.
  -Ох, и не завидую я этой девке! - вновь подал голос названный Фиртом. - Попасть к нашему господину в руки.... В общем, лучше смерть!
  -Ты говори потише, не дай Атон, кто услышит! - оборвали его товарищи. - Да и потом девка сама виновата, нечего было этому поганому султанату с нами войну затевать! Так что пусть теперь, так сказать, искупает свою вину! - И стражники разразились грубым хохотом, даже не подозревая о том, что это была последняя посиделка и последняя бутылка вина в их жизни....
  
  
   * * *
  
  
  
   А Самхейн тем временем продолжал своё кровавое шествие по замку. Встреченных воинов он легко убивал одним ударом меча Фарла, причём, делая это настолько быстро, что несчастные даже не успевали издать перед смертью ни единого звука.
   Наконец, вместо стражника на пути оборотня попался какой-то молодой слуга, который невесть почему не спал в столь позднее время. Он даже не успел толком ничего сообразить, как железная рука уже намертво сжала ему горло.
  -Пикнешь, сверну шею, как цыплёнку. - Жёстко предупредил Самхейн. - Где покои графа знаешь?
  -Дда....
  -Отведёшь меня туда. - Нетерпящим возражений тоном заявил оборотень. - Потом я тебя отпущу. Если заведёшь в засаду, то умрёшь первым, ты понял?
   Парень испуганно закивал, подтверждая, что всё понял очень хорошо.
   Покои графа располагались на верхнем этаже. У его дверей дежурило двое гвардейцев из числа личной охраны. Эти в отличие от стражей снаружи не спали и были абсолютно трезвыми.
   Осторожно выглянув из-за поворота, Самхейн спокойно повернулся к перепуганному парню.
  -Эти?
   Слуга ответил утвердительным кивком, и оборотень, не мешкая, от души приложил его кулаком по затылку, осторожно опустив обмякшее тело парня на каменный пол. Самхейн позволил себе слабую усмешку. Не беда выживет. Правда без сознания проваляется не менее пары часов, как раз столько, сколько ему нужно для того, чтобы исполнить задуманное.
   С грехом пополам пристроив тело парня на полу, Самхейн не мудрствуя лукаво, вылетел из-за поворота прямиком на опешивших стражей. Их отделяло от оборотня не менее десяти метров, но он двигался настолько стремительно, что когда до гвардейцев, наконец, дошло, что на них напали, один из них уже лежал с разрубленной головой.
  -Тревога! - Оглушительно рявкнул второй, прежде чем присоединиться к своему товарищу. Человеку, пусть даже и хорошо обученному не равняться с оборотнем в скорости и силе.
   Понимая, что у него осталось совсем немного времени до того как сюда прибежит подмога, Самхейн изо всех сил ударил ногой в массивные створки покоев графа. Толстенные обитые железом двери с грохотом вылетели из дверного проёма, как будто бы в них попал снаряд из катапульты, и рухнули вовнутрь.
   В покоях Григориуса, несмотря на ночное время суток, оказалось светло, поскольку на стене висел довольно ярко горевший факел, а сам граф уже поджидал своего противника со своим длинным чёрным мечом в руке. На шаргрском властелине не было доспехов, он был облачён лишь в белую шёлковую рубашку и чёрные штаны.
  -Кто ты такой? - Надменно процедил граф, несмотря ни на что, он вовсе не был трусом.
  -Сын убитой тобой ведьмы. - Спокойно ответил оборотень и атаковал. Его клинок был несколько короче длинного меча графа и потому он резко прыгнул вперёд, разрывая дистанцию. Широкое чёрное лезвие едва не снесло ему голову, но Самхейну в самый последний момент удалось уклониться и одновременно нанести удар самому.
  -Ааа.... - Истошно заорал Григориус. Его правая рука была отсечена по локоть.
  -Тебе не стоило соваться в мою деревню, падаль. - Спокойно процедил Самхейн и одним мощным ударом развалил тело шаргрского властелина от плеча до пояса.
  -А у тебя хороший меч. - Оборотень внезапно наклонился над вражеским клинком. - Возьму-ка я, пожалуй, его себе....
  
  
   * * *
  
  
   Этой ночью замок всемогущего шаргрского властелина до самого утра оглашался криками и звоном железа. Самхейн носился по нему как одержимый, убивая любого, кто был при оружии и осмеливался оказывать ему сопротивление. Несмотря на колоссальное численное превосходство, воины Григориуса так ничего и не смогли сделать с жутким пришельцем, ибо обжигающая ярость на тех, кто убил его мать и друзей, казалось, удесятерила его и без того далеко не малые силы.
   К рассвету замок был весь завален трупами с кошмарными рублеными ранами и залит человеческой кровью. Из всех его обитателей в живых осталась лишь немногочисленная попрятавшаяся по закоулкам челядь, которая теперь тряслась от ужаса, ожидая, что скоро настанет и их черёд.
   Но им повезло. Покончив со стражниками Самхейн не стал искать уцелевших. Вместо этого он направился прочь от замка. В его голове стоял туман. Он не знал, куда ему теперь идти, но инстинкт гнал его прочь от жуткого места, ставшего сегодня братской могилой для его врагов.
   Самхейн мрачно усмехнулся. Он внезапно осознал, что именно сегодня закончилась его юность. А значит, пришла пора окончательно повзрослеть.
  
  
   * * *
  
  
  
   Тёмная фигура, закутанная в чёрный тяжёлый плащ с глухим капюшоном, неподвижно глядела на огонь. Наёмный убийца по прозвищу Тень. Его задание оказалось несколько сложнее, чем он думал вначале.
   Ему удалось выяснить, что деревня, в которой проживала названная Мортом ведьма, была разорена шаргрскими солдатами. Вначале он подумал, что его подопечный тоже разделил судьбу своих сородичей, но затем, прикинув время нападения и то время, которое бы потребовалось юнцу для того чтобы сюда вернуться, он пришёл к выводу, что это вряд ли возможно.
   К тому же жители окрестных сёл поведали ему некоторые подробности относительно сына Херреи, которые убийце почему-то не пришло в голову узнать у Морта. Знали селяне не много, но и того, что они рассказали, с лихвой хватило Тени, чтобы понять, что предстоящая охота лёгкой не будет.
   Прикинув все за и против, убийца решил идти в Шаргру. Если истории, рассказанные про юнца хоть на малую толику верны, то он непременно постарается отомстить обидчикам.
   Тёмная фигура гибким движением потянулась, хрустнув суставами. Как бы там ни было, обо всём этом он будет ломать голову завтра. А сейчас ему нужен отдых, а то он не спал уже почти двое суток.
  
  
   * * *
  
  
   Самхейн наконец-то пришёл в себя. В замке Григориуса один из стражей, которого ему удалось выловить уже после погрома, рассказал ему, что весь полон, набранный в его деревне был, не мешкая, продан графом в Харбрад, так как последний стремился как можно скорее замести все следы своего пребывания на территории Гинора.
   Оборотень задумчиво прищурился. Соваться на земли зеленокожих крайне опасно даже для него, но ничего не поделаешь. Если Ворв жив, то он обязан его спасти. Или, по крайней мере, попытаться сделать это.
   Самхейн решительно тряхнул головой. Что ж, меч у него есть. Его могучая сила и способность к смене обличья тоже вроде бы никуда не исчезли. Значит, медлить не стоит. Ибо каждая секунда промедления уменьшает его шансы на то, что он сможет увидеть друга живым.
  
  
   * * *
  
  
  
   Границу с Харбрадом он пересёк этим же днём в облике чёрного саблезуба. С пограничной заставы его заметили, но преследовать не стали, ограничившись лишь удивлёнными выкриками. В конце концов, воинам была поставлена задача отслеживать и задерживать разумных существ, а не лесное зверьё, тем более такое, связываться с которым себе дороже.
   Самхейн чётко не знал, в какую сторону ему двигаться и потому бежал наугад. В его ближайшие планы входило найти какого-нибудь местного жителя, желательно орка и как следует его расспросить. От матери оборотень знал, что жители Харбрада довольно хорошо говорили на Всеобщем языке. Даже не отличающиеся большим умом гоблины могли более или менее сносно изъясняться на нём.
   Долго ждать подходящего случая ему не пришлось. Внезапно на горизонте показалось три пыльных облачка, которые на большой скорости направлялись прямиком в его сторону. Самхейн не долго думая, устремился навстречу. Ему совершенно не было страшно, напротив его сжигал интерес, так как он никогда в жизни не видел живого орка или гоблина.
   При ближайшем рассмотрении облака пыли оказались тремя здоровенными орками верхом на ещё более внушительных зверях, покрытых лохматой коричневой шерстью и отдалённо напоминавших волков. Надо сказать, настроены эти субъекты были весьма решительно, и, не утруждая себя никакими приготовлениями, тут же ринулись в атаку.
   Однако верховые животные орков были явно совсем другого мнения, нежели их хозяева, и потому они при виде саблезуба сначала попятились, а затем и вовсе ринулись прочь. Зеленокожие сперва попытались, было, успокоить взбесившихся зверей, но затем, поняв, что это ни к чему не приведёт, стали с проклятиями спрыгивать с сёдел.
   Самхейн усмехнулся. В чём, в чём, а в отваге этим зеленокожим не откажешь. Втроём с одними саблями идти на семисоткилограммового зверя решится далеко не каждый.
   Орки же тем временем стали медленно брать его в кольцо, однако оборотень тут же разрушил их планы, резко прыгнув на одного из них. Атака была настолько стремительной, что зеленокожий не успел вовремя среагировать и оказался погребён под массивной тушей зверя.
   Молниеносно оторвав голову незадачливому воину, Самхейн, не мешкая, развернулся к оставшимся противникам. Теперь орки слегка растерялись их осталось всего двое, и они прекрасно понимали, что справиться с такой зверюгой столь малыми силами будет ох как непросто.
   Дальнейшее развитие событий показало, что их опасения отнюдь не были напрасными. Прыгнув на следующего врага, оборотень прямо в прыжке сменил обличье и ударил опешившего от такого зеленокожего ногой в горло. Несчастный умер мгновенно, ибо удар Самхейна переломил ему шейные позвонки. Оставшийся в живых орк ещё попытался достать оборотня своим клинком, но, но сын Херреи легко перехватил его руку и одним движением сломал её, одновременно бросив противника через себя.
   От подобного оставшийся в живых харбрадец на миг потерял ориентацию и лежал на земле, тяжело дыша и морщась от боли в сломанной руке.
   Самхейн спокойно наклонился над телом незадачливого орка.
  -Сейчас я задам тебе пару вопросов. - Тихо произнёс он. - Если ответишь, то обещаю, что оставлю тебя в живых.
   Орк с ненавистью уставился в глаза оборотня, но ничего не сказал. Несмотря на то, что он был довольно храбрым воином, харбрадец отнюдь не хотел умирать.
  -Итак, первый вопрос. На днях граф Григориус продал твоим сородичам около двух сотен пленников. Где они теперь?
   Харбрадец лихорадочно размышлял. Незнакомец явно очень силён и если сказать ему, где находится новая партия рабов, то могут пострадать многие из его соплеменников.
  -Их убили. - Наконец нехотя выдавил он.
  -Что всех? - Недоверчиво поднял бровь Самхейн.
  -Да, всех. Один из рабов затеял бунт, и моим сородичам пришлось их всех убить.
  -Ну что ж, тогда ты тоже умрёшь. - Самхейн медленно начал поднимать свой кулак над поверженным орком.
  -Постой! Ведь ты обещал не убивать меня! Я не участвовал в убийстве этих людей, даю слово! Но видел всё своими глазами!
  -Поклянись, что всё, что ты мне сейчас рассказал, правда! ... Ну же!
  -Я клянусь тебе, что все рабы, проданные нам вашим вождём Григориусом теперь покойники. - Отчеканил орк.
  -Можешь проваливать. - Устало выдохнул Самхейн и, повернувшись к харбрадцу спиной, медленно побрёл прочь.
   Орк, видя это, злобно усмехнулся и, подобрав свою саблю начал медленно приближаться к оборотню со спины. Как бы там ни было, он практически не солгал чужаку по поводу рабов, поскольку на рудниках Южных гор и в сархалионских борделях долго не живут, а именно там жалкие людишки вскоре и окажутся.
   Самхейн не стал даже поворачиваться к вероломному противнику. Вместо этого он неуловимым скользящим движением ушёл с линии его атаки и, практически не глядя, нанёс орку молниеносный удар локтем в горло. То, на что у обычного воина уходили годы тренировок, у оборотня получалось как бы само собой. Зеленокожий захрипел и рухнул на землю, захлёбываясь собственной кровью. Через несколько секунд он был уже мёртв.
   Самхейн же, в свою очередь даже не оглянулся в сторону умирающего, вместо этого он медленно побрёл прочь, не забыв, правда, прихватить свёрток со своей одеждой и оружием. Его фигура, казалось, постарела лет на двадцать. Юному оборотню было пока ещё невдомёк, что хотя орки обычно и держат своё слово, всё же и из этого правила порой бывают свои исключения.
  
  
  
  
   Глава шестая. Новые друзья.
  
  
   Входя в Зал Совета, юный Оргелос заметно нервничал. Он понимал, что по сартским законам совершил тяжкий проступок, а именно не выполнил приказ своего командира, но вот виноватым молодой сарт при этом себя почему-то совершенно не чувствовал.
   Нет, дело было вовсе не в том, что Оргелос обладал дерзким или чересчур независимым характером, просто доблесть и честь он ставил выше, чем даже законы родной страны, за которую он, не задумываясь, был готов умереть в любую секунду. Воспоминания о том злополучном дне в очередной раз возникли перед ним....
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Молодые сарты плотной толпой обступили импровизированную арену. Шутка ли? Не каждый день какой-то жалкий раб, илот, которого они и за человека то не считали, осмеливается бросить вызов сартскому воину. Вот сейчас они и наблюдали, как могучий сарт, вооружённый традиционным для этого народа коротким широким клинком неспешно надвигается на худого согбенного человека лет сорока, опирающегося на короткое копьё, которое ему бросил какой-то сердобольный воин.
   Геор, так звали илота, молча ожидал приближения противника. Он прекрасно понимал, что справиться с "железным лбом" у него нет практически никаких шансов, но это его совершенно не волновало. Почти десять лет жизни в качестве сартского раба отучили его испытывать страх перед чем-либо. Нет, сарты не издевались над своими пленниками подобно оркам или сархалионцам, но вот как только раб старел или по какой-то другой причине лишался возможности работать, его хладнокровно убивали, словно отжившую свой век скотину.
   Вот и в этот раз, видя, что старый Тром подвернул ногу, какой-то молодой сарт не стал долго размышлять и попросту пронзил его своим копьём. При виде этого зрелища нервы Геора, наконец, не выдержали и он высказал стальноголовому ублюдку все, что он думает о нём и его проклятом Атоном народе.
   Сарт, спокойно выслушав всю его гневную тираду, в ходе которой Геор весьма нелестно отозвался не только о нём самом, но также и о его отце и матери и вообще всех его родственниках вплоть до двенадцатого колена, абсолютно ровным тоном, в котором, однако, слышалась едва сдерживаемая ярость, предложил невольнику подтвердить свои слова при помощи клинка.
   Геор, не долго думая, согласился. Он прекрасно понимал, что после всего сказанного им сарт так и так не оставит его в живых и потому решил попытать счастья в поединке....
   Противники медленно сближались. Невольник понимал, что в открытом столкновении у него нет абсолютно никаких шансов против сарта, который был намного моложе и сильнее его, и, потому, решил пойти на хитрость.
   До того, как стать рабом, Геор почти десять лет отрубил наёмником и побывал практически во всех уголках необъятной империи света, и, потому знал, с какого конца браться за меч (или, в данном случае копьё), но вот противостоящий ему сарт об этом даже не догадывался, поскольку Геора повязали в родной деревне вместе с остальными мужиками, и он тогда даже не успел обнажить оружие, и вот на этом-то невольник и решил сыграть.
   Проведя неумелый выпад, который "железный лоб" отбил безо всякого труда и с явным презрением, Геор вдруг неожиданно собрался и молниеносно провёл повторный удар, вложив в него всё своё умение, выработанное долгой жизнью среди наёмников и всю свою ненависть к бессердечному ублюдку, убивающему стариков.
   Невероятно, но этот удар достиг своей цели и пробил горло молодого сарта, который оказался настолько самоуверенным, что даже не стал надевать шлем. "Железный лоб" ещё успел, прежде чем рухнуть на землю, инстинктивно отмахнуться своим клинком, и Геор покатился по земле с рассечённой щекой, но эта рана не была смертельной или даже хоть сколько-нибудь опасной, поскольку лезвие лишь слегка задело кожу и не было отравлено.
   Сарты застыли с разинутыми ртами. До них никак не могло дойти, что только что на их глазах их товарища убил какой-то невольник.
  -Что здесь происходит? Почему вы не на учениях? - Суровый голос сотника Церроса моментально вернул молодых сартов в реальность.
  -Этот человек вступил в поединок с Терросом, командир, и победил ... честно. - Оргелос, находившийся среди молодых сартов твёрдо взглянул в глаза сотнику.
  -Так ли это? - Церрос сурово оглядел опустивших головы "железных лбов".
   Те нехотя склонили головы в знак согласия.
  -Понятно.... Ну, что ж, раз так, то этот человек заслужил свободу. Пусть все знают о том, что мы, сарты, ценим и уважаем мужество и боевой дух даже у своих врагов.... Эй, ты! - Окликнул сотник растерянного Геора. Ты свободен. Можешь идти на все четыре стороны.... А вы чего застыли? Бегом на учения! ... Оргелос! Ты останься.... Вот что, Оргелос.... - Церрос уставился на юношу испытующим взглядом. - Ты сейчас пойдёшь за этим илотом и, ... в общем, никто не должен знать, что какой-то раб сумел одолеть одного из сартов. Ты хорошо меня понял?
  -Не вполне, командир....
  -Проклятие! Что ж ты такой непонятливый! Убьешь его и вся недолга! Только сделай это так, чтобы никто ничего не видел. Пусть невольники думают, что его убил кто-то из них самих.... Кстати, больше никто из илотов не видел этого поединка?
  -Да вроде бы никто, командир....
  -Вот и хорошо. Выполняй приказ.
  -Я не стану этого делать.
  -Что ты сказал? - Теперь голос сотника звучал намного более сурово.
  -Я сказал, что не буду выполнять этот приказ. Он противоречит моим убеждениям и понятиям о чести.
  -Да ты что, воин, совсем страх потерял?! Я что, по-твоему, поступаю не по чести? Да ты представляешь, что может начаться, если этого раба отпустить живым?! Да ещё и если илоты к тому же узнают, что именно тут произошло?! Да они поднимут бунт! Ты этого хочешь?!
  -Никак нет, командир, но ты сам дал слово этому илоту, что отпустишь его живым, а слово сарта....
  -Больше его жизни, знаю! - Раздражённо отмахнулся сотник. - Но пойми, никто и не собирается его нарушать! Я сказал, что он может идти на все четыре стороны, и что он свободен, но я вовсе не говорил ему о том, что никто не будет на него нападать! Ты понимаешь?
  -И всё равно это бесчестно.
  -Проклятие, дерзкий щенок! - Наконец, потерял терпение Церрос. Если ты не выполнишь мой приказ, то будешь наказан! Надеюсь, ты не забыл, какое именно наказание грозит тому, кто не выполняет приказы командира? - Вкрадчиво добавил сотник.
  -Не забыл. И, тем не менее, я остаюсь при своём решении. А если ты, командир ещё раз позволишь себе оскорбить меня, то так и знай, я вызову тебя на поединок! Надеюсь, ты не забыл, что по нашим законам я вправе это сделать? - С этими словами, юный сарт круто развернулся и пошёл прочь, не дожидаясь разрешения застывшего с открытым ртом от подобного поведения своего лучшего воина командира....
  
   * * *
  
  
  -Так мы ждём объяснений, Оргелос. - Голос председателя Совета Старейшин Торквелоса, казалось, источал яд. - По какой же такой причине ты не выполнил приказ своего командира?
   Зал Совета представлял из себя довольно просторное круглое каменное помещение, практически лишённое каких-либо украшений и изысков, но довольно привлекательное своей суровой простотой. Всего в Совет входило два десятка старейшин, включая самого председателя. Все они были исключительно мужчинами уже довольно преклонных лет, при этом каждый из них был не только воином, что было обязательно, но ещё и талантливым политиком, хитрым и расчётливым, пробившимся на самый верх благодаря интригам, а вовсе не личной доблести и отваге, как это было принято среди военачальников и царей Сарты.
  -Потому, что этот приказ противоречит моим понятиям о чести. - Ничуть не смущаясь, твёрдо ответил юноша.
  -Вот как? А разве ты не знаешь, что по нашим законам ты обязан выполнять любые приказы командира во время учений? - Вкрадчиво поинтересовался старейшина.
  -Знаю. - Утвердительно кивнул головой Оргелос. - И, тем не менее, я не считаю себя виноватым. Сотник Церрос поступил против чести, приказав мне убить того илота.
  -Нет. Это ты поступил против чести и против наших законов, наплевав на приказ командира, и поставив под угрозу благополучие нашей страны. Сотник Церрос уже изложил нам свою версию развития событий. Никаких оснований недоверять его словам у нас нет. Что же касается тебя, то ты сам признался, что не выполнил приказ, хотя по закону обязан был это сделать, следовательно, ты должен понести наказание.... Уважаемые члены Совета! Каков будет ваш вердикт?
  -Виновен!
  -Виновен!
  -Виновен! ...
   Все двадцать членов совета проголосовали за виновность Оргелоса.
  -Какой же приговор мы вынесем преступнику? - Вновь подал голос председатель.
  -Изгнание!
  -Изгнание!
  -Изгнание! ...
   Иначе и быть не могло. По сартским законам именно такое наказание полагалось за намеренное невыполнение приказа командира, так что вопрос Торквелоса был скорее риторическим, формальным соблюдением процедуры.
  -Решено! Совет решил, что воин Оргелос ... бывший воин Оргелос не достоин того, чтобы быть гражданином великой Сарты! Не позднее, чем завтра он должен навсегда покинуть нашу страну, либо быть убитым на месте! К тому же Оргелос навеки лишается права носить благородное имя "Оргелос", и да будет оно заменено на "Оргел", ибо отныне не сарт он более и даже не воин, а изгой! Именем Великого Атлантора объявляю данный приговор окончательным и не подлежащим обжалованию! Да будет так!
  -Да будет так! - Хором подтвердили остальные старейшины, и Оргелос, точнее теперь уже Оргел, чувствовал, что каждое слово Совета незримым камнем падает ему на плечи, пригибая его к земле.
   Когда приговор, наконец, прозвучал, юноша не стал унижаться перед Советом и просить о снисхождении, так как прекрасно понимал, что это бесполезно. Вместо этого он медленно побрёл прочь. Ему ещё предстояло собраться в дорогу....
  
  
   * * *
  
  
  
   Подходя к своему дому, Оргел с изумлением обнаружил, что перед его дверью стоит охрана в составе двух молодых воинов. Из самого жилища доносился шум возни и грохот переворачиваемой мебели.
  -В чём дело? По какому праву вы здесь хозяйничаете? - С негодованием обратился юноша к одному из воинов.
  -Приказ старейшины Торквелоса. - Бесстрастно ответил на его вопрос сарт. - Всё оружие и иные ценные вещи, находящиеся в этом доме подлежат изъятию. - Тебе же сюда входить запрещено. - Добавил он, видя, что Оргел направился к входу. - В случае твоего неподчинения нам даны полномочия убить тебя на месте.
   На губах Оргел промелькнула горькая усмешка. Вот значит как.... Невзирая на все его прежние заслуги, довольно немаленькие, надо сказать, несмотря на возраст, невзирая на все заслуги его отца, ему не оставили даже права взять с собой своё оружие, которое не раз выручало его в битвах.
   Отец Оргела погиб всего год назад в одной из приграничных стычек с санариссцами, неудачно нарвавшись на стрелу какого-то наёмника, и с тех пор всё в жизни юного сарта пошло наперекосяк.
   Ещё через полгода умерла мать, не перенеся гибели мужа, которого горячо любила, и после этого Оргела и вовсе, казалось, потерял вкус к жизни. Он бросался очертя голову в самую гущу сражений, стремясь обрести, наконец, желанную гибель в бою, но смерть почему-то всякий раз обходила его стороной.
   Оргела уже начал, было, думать, что он заговорённый, и вот на тебе. Позорное изгнание из страны, да к тому же ещё и лишение благородного имени. Худшее наказание для воина-сарта. Намного хуже смерти....
   Оргел встряхнулся, отгоняя дурные мысли. Однако же, как ловко они всё провернули с этим изгнанием! До него только сейчас начало доходить, что всё это, скорее всего, было спланировано заранее с целью завладения имуществом семьи Оргела, которая всегда отличалась изрядной состоятельностью, что и неудивительно, поскольку отец юноши к моменту смерти был уже тысячником.
   Да, ловко.... И свидетелей не вызывали, которых было изрядное количество в тот момент, когда Церрос обещал илоту свободу, хотя вообще-то на таких судилищах весь процесс должен проходить при личном участии подозреваемого, но ... как говориться, после драки кулаками не машут, так что нечего теперь и думать об этом. Приговор прозвучал и отменить его не в силах даже сам царь, так что ему остаётся лишь уйти. Уйти с надеждой на то, что за пределами своей страны ему удастся найти своё место в этом мире ... или же погибнуть в поисках оного.
  
   * * *
  
  
  
   Скрытый ночным покровом, Оргел крадучись пробирался к своему дому. К своей великой радости он не обнаружил перед дверьми стражи. "Ага, значит, всё мало-мальски ценное уже успели вывезти" - подумал юноша - "что ж, будем надеяться, что они не обнаружили тайник отца".
   Тайник представлял из себя довольно просторную нишу, находившуюся в подполе. Вернее даже под подполом. Как и ожидал Оргел, прихвостни Торквелоса не сумели его обнаружить. Запустив руку в тайник, юноша бережно достал из него длинный продолговатый предмет, завёрнутый в грубую кожу.
   Нетерпеливо развернув свёрток, Оргел извлёк на свет широкий сартский клинок, с первого взгляда ничем не отличающийся от сотен таких же, бывших в обиходе у воинов Сарты. Но это только на первый взгляд. На самом деле отличие было и заключалось оно в том, что этот меч был целиком от лезвия до рукояти сработан из чистейшего мифрила, металла, который стоил баснословно дорого, и оружие из которого могли позволить себе иметь только очень богатые люди. Насколько Оргел знал, даже у царя Аркелоса не было подобного клинка.
   Юноша поднял меч и сделал пару пробных выпадов. Клинок был сбалансирован просто идеально. На губах Оргела промелькнула слабая усмешка. Что ж, по крайней мере, он уйдёт в изгнание не с пустыми руками.
  
   * * *
  
  
  
   Самхейн медленно, но верно пробирался к границе княжества Санарис. Его искали и днём и ночью, но пока ищейки Орсиллианта не слишком преуспели в своих изысканиях, поскольку они искали человека, а оборотень путешествовал в основном в своём зверином обличье да к тому же ещё и по ночам.
   В пище Самхейн не нуждался, но всё же изредка позволял себе полакомиться лесным зверьём, чтобы не терять вкус к жизни.... И не забывать вкус крови.
   Обширную территорию Шаргры он пересёк всего за трое суток, поскольку двигался намного быстрее, чем даже самая стремительная из лошадей, и вскоре оказался в приграничье Санариса.
   Провинция Санарис несколько отличалась от остальных провинций империи света. Всё дело было в том, что княжество Санарис граничило с востока с Сартой, а с севера с Горхеймом, ужасным и суровым краем, обитателями которого были огры-людоеды, и потому, как следствие, находилось в состоянии постоянной боевой готовности.
   Жизнь здесь была намного более вольной, нежели в иных провинциях, крепостное сословие отсутствовало напрочь, а вместо него здесь проживали свободные санарисские общинники, которые могли при случае не только пахать землю и собирать урожай, но и дать отпор любому неприятелю, буде он вздумает напасть.
   Вот потому-то именно сюда и направлялся Самхейн, для того чтобы подготовится к путешествию в загадочную Герону, откуда, как говорила мать, был родом его отец. Он ещё не знал, что всемогущая судьба уготовила для него совершенно иной путь....
   Перейдя границу, юный оборотень решил, несмотря на опасность, остановиться в придорожном трактире. Деньги у него были, благо тайник, указанный старостой сделал его счастливым обладателем почти полусотни золотых монет, для крестьянина, пусть даже и свободного суммы не просто баснословной, а попросту невероятной, и по сему он вполне справедливо рассчитывал на тёплый приём.
   Так оно и оказалось. В первом же трактире, который, к слову сказать, не отличался особой роскошью и чистотой, его встретили с распростёртыми объятиями, практически как родного, едва увидев сверкнувший в густом полумраке зала золотой. Трактирщик, оказавшийся, как и большинство представителей его профессии, довольно тучным и не слишком опрятным, чуть ли не приплясывал вокруг такого клиента, так как в основном с ним рассчитывались серебром, а то и вовсе медью.
   В трактире было довольно многолюдно. В основном тут хлестали пиво местные мужики из близлежащих деревень, но встречались также и путники явно не из этих краёв. Такие, как правило, старались держаться особняком и не вливались в шумные компании деревенских.
   А последние действительно вели себя довольно шумно, особенно выделялся один, могучий чернобородый мужик лет сорока, налитый нерастраченной звериной силой. Он вызывающе поглядывал на остальных посетителей и то и дело предлагал побороться с ним на руках. Один из молодых парней, тоже явно не слабый смачно сплюнул прямо на грязный пол трактира и решил таки попытать счастья. Завсегдатаи заметно оживились и тут же начали делать ставки, причем, судя по всему, в фаворитах сегодня был явно не юноша. Дальнейшее развитие событий показало, что тот, кто поставил на бородача, не ошибся в своём выборе. Хрипло взревев, тот играючи прижал руку соперника к дубовой поверхности стола, причём сделал это настолько грубо, что умудрился сломать парню запястье.
  -Ха! - Радостно осклабился бородач, видя страдания юноши, который не сдержался и заплакал от боли. - Да ты ещё щенок, раз ноешь как баба! Давай вали домой к мамке пусть она тебе сопли подотрёт! - С этими словами бородач разразился грубым хохотом, к которому присоединились и некоторые из завсегдатаев. Остальные же поглядывали на бородача с явным отвращением, но вступиться за паренька не решился никто, настолько грозно и страшно выглядел его соперник.
   Тем временем Самхейн как раз оглядывал зал в поисках места, куда бы он мог присесть. Свободных столов к несчастью для него не оказалось и оборотню волей неволей пришлось присоединиться к компании из пятерых местных мужиков, которые были уже в изрядно пожилом возрасте, и потому не принимали участия в общем веселье, а вместо этого спокойно тянули дешёвое местное пиво, при этом о чём-то негромко переговариваясь. Заметив подсевшего к ним молодого парня явно не из этих краёв, местные заметно оживились.
  -Здорово, парень! - Дружелюбно поприветствовал его один из мужиков с изрядным фингалом под левым глазом. - Ты откуда будешь?
  -Из Шаргры. - Почти не соврал Самхейн. - Вот прослышал о том, что жизнь здесь у вас повольнее будет, чем у меня на родине. Решил проверить.
  -Ну, это ты парень, как говориться, в самую точку попал! У нас жизня, слава Орсиллианту ничего.... Холопов опять же нет. Заплатил князю подать и живи себе спокойно!
  -Ясно.... Ну, значит, я не ошибся. - Якобы удовлетворенно кивнул оборотень, но тут неожиданно их разговор грубо прервали. Всё дело было в том, что давешний бородач, который ещё когда боролся с искалеченным им парнем, был изрядно навеселе, напузырился пивом по самое не балуй, и теперь у него похоже, окончательно сорвало крышу.
  -Вы все щенки! - Хрипло проревел он, с трудом поднимаясь из-за стола. - Я с лёгкостью уделаю любого из вас! - По всей видимости, оскорблений ему показалось мало, и бородач ни сколько не смущаясь, швырнул полуобглоданную кость прямо в направлении стола, где сидел Самхейн. Кость угодила в полную кружку одного из сидевших, и пиво, расплескавшись, попало Самхейну прямо на штаны.
  -Бл...дь! Ты что совсем ох...ел! - Рявкнул Самхейн на опешившего в первое мгновение от такого гуляку. - Е...ло давно никто не бил?!
  -Чего?! - Грозно набычился бородач. - Ты чего себе позволяешь, сопляк?! Да тебя сейчас из трактира вперёд ногами вынесут!
  -Да ладно тебе, Харт. - Весело протянул один из сидевших с ним за одним столом гуляк. - Охота тебе потом за него отвечать.... Вы лучше вон на руках поборитесь! Кто выиграет, тот и прав!
  -И то правда! - Поддержали гуляку местные завсегдатаи. - Посмотрим, на что он сгодится! ... Ты как, парень, не забоишься с Хартом то бороться?
  -Ха ... со мной? ... Да вы посмотрите, у него уже от страха штаны промокли! - Насмешливо рявкнул Харт, и что самое интересное, ничуть не погрешил при этом перед истиной. Штаны
  Самхейна действительно были мокрые....
  -Вот сука... - Злобно процедил сквозь зубы сын Херреи. - Ну, ничего, сейчас ты у меня попляшешь...
   Подойдя к столу, за которым его уже поджидал ухмыляющийся Харт, Самхейн понял, что противник ему попался весьма серьезный. Харт оказался очень крупным и коренастым мужчиной весом около ста тридцати килограмм и при этом состоял из одних мышц без малейшего намёка на лишний жир.
  -Ну, давай щенок, покажи, на что способен. - Насмешливо процедил Харт и поставил руку на стол намного ближе к своему краю, чем это полагалось по правилам. Самхейн в ответ на это лишь презрительно взглянул в глаза гуляки, давая понять, что его хитрость раскрыта, однако ничего не сказал. " Тем позорнее будет его поражение" - Рассудил сын Херреи. Остальные тоже не решились ничего возразить, поскольку парень придёт и уйдёт, а с Хартом, чей дурной характер славился на всю округу им потом ещё жить....
   Самхейн молча вложил свою смуглую ладонь в громадную лапищу Харта, который тут же стиснул её своей медвежьей хваткой. На лице сына Херреи не дрогнул ни один мускул, и бородач теперь смотрел на него уже чуточку недоумённо. По всей видимости, он ожидал, что Самхейн заорёт или на худой конец хотя бы поморщится от боли.
  -Начали! - весело воскликнул давешний гуляка, который и предложил идею о борьбе, и Харт с первых же секунд попытался прижать руку соперника к краю стола. Однако тут, как говориться, нашла коса на камень. Не слишком крупная на фоне могучей лапищи бородача, но, казалось высеченная из камня рука оборотня осталась на месте, а сам он продолжал спокойно сидеть на месте бесстрастно глядя прямо перед собой и не делая пока попыток бороться. Тем временем Харт уже начал уставать. Он из кожи вон лез, чтобы положить руку этого дерзкого юнца, отчаянно напрягая все свои далеко немалые силы, но у него ничего не выходило.
  -Что не выходит, падаль? - ласково поинтересовался оборотень у покрасневшего от натуги Харта. - И не выйдет. А теперь мой черёд. С этими словами Самхейн стиснул руку своего соперника и начал медленно пригибать её к столу. Стальная хватка оборотня с каждым мигом становилась всё сильнее и, наконец, кости Харта не выдержали. С противным хрустом ладонь бородача сплющилась, брызнула кровь, а сам Харт неожиданно завыл тоненьким заячьим голосом, так непохожим на его прежний уверенный зычный бас.
  -Что не нравиться? - вновь обратился к побелевшему от невыносимой боли сопернику. - Это тебе наука. Впредь знай, что как бы силён ты ни был, на твою силу может найтись гораздо большая сила. - Произнеся эту тираду, сын Херреи неуловимо резким движением, наконец, прижал изувеченную руку Харта к поверхности стола, а затем, брезгливо выпустив окровавленную культю, в которую превратилась ладонь незадачливого силача, неторопливо направился на своё место.
  -Ну, парень, ты даёшь! - поражённо выдохнул давешний мужик с фингалом. - Знатно Харта уделал! И поделом ему, давно пора было его проучить.... - С этими словами крестьянин обиженно потёр свой порядком заплывший глаз.
  -Слушай, а это случайно не он тебя разукрасил? - повинуясь внезапному озарению, спросил Самхейн.
  -Он самый. - Согласно кивнул мужичонка. - Я вчерась вечером домой возвращался, смотрю, Харт навстречу прёт залитой до краёв. Прет, значит, на меня, рожа красная, и говорит, какого это хера ты, Хильт, по моей дороге шастаешь? Я ему говорю, ты чего, Харт, как же по твоей дороге? Дорога то общая.... А ему всё одно, заладил одно и тоже, а потом и вовсе... мужичонка досадливо хмыкнул, потирая фингал. - В общем, повздорили...
  -Понятно.... - Неопределённо протянул оборотень и молча принялся за еду.
  -Слышь, друг.... - К столу Самхейна неуверенно подошёл давешний гуляка, предложивший Харту побороться с сыном Херреи. - Тут такое дело ... в общем надо бы, тебе раскошелиться маленько....
  -Это с какой такой радости? - удивлённо поднял бровь оборотень.
  -Ну, как же ... ты Харта искалечил? Ты. А как он теперь работать будет, а? Он же у нас лесоруб.... В общем, с тебя два золотых!
  -А в рыло заодно не хочешь? - ласково протянул сын Херреи, сжимая кулак.
  -Ты силён, кто спорит? - примиряюще поднял руки гуляка. - Только подумай вот о чём. Ежели княжьи стражники узнают, что ты искалечил его поданного, то мало тебе не покажется, можешь мне поверить.
  -Ну, до завтрашнего утра они об этом вряд ли узнают, ... если им никто не скажет....
  -Вот-вот, если им никто не скажет.... - Гуляка выжидающе уставился на оборотня.
  -Понятно... ну что ж, ладно, твоя взяла. Держи. - Самхейн протянул гуляке два сверкающих кругляша. - Только учти - оборотень уставился на гуляку своим чугунным взглядом, от которого последний тут же побледнел - если стража всё же узнает о происшедшем раньше завтрашнего утра, то то, что я сделал с твоим дружком Хартом покажется тебе раем в сравнении с тем что я уготовлю тебе. Ты понял, что я тебе сказал?
  -Ппонял, как не понять.... - Неуверенно протянул гуляка - только как я остальным то рот заткну?
  -А вот это уже меня не волнует. - Жёстко отрубил оборотень. - Ты взял деньги, стало быть, с тебя и будет спрос если что. А теперь проваливай отсюда, я хочу поужинать спокойно.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Выходя из трактира, Самхейн грязно выругался. Как же не вовремя сунулся этот проклятый Харт с его наглостью! Если бы не он, то оборотень сейчас бы спокойно отдыхал в одной из многочисленных комнат трактира, а так пришлось срочно уходить, соврав трактирщику, что он всего лишь отошёл по малой нужде.
   Конечно, вряд ли тот гуляка осмелится его сдать, ведь для него это не обернётся никакой выгодой кроме проблем, которые у него непременно возникнут, если Самхейну всё таки удастся вывернуться, но оборотень все же не хотел рисковать и сажать себе на хвост половину санарисской дружины, поскольку убийство благородного, тем более такого ранга как Григориус является очень тяжким государственным преступлением особенно для простого смертного, и сильные мира сего не успокоятся до тех пор, пока преступник будет не только схвачен, но ещё и наказан таким образом, чтобы навсегда отбить охоту у простого люда посягать на освящённое солнцем сословие.
   Занятый своими мыслями, сын Херреи не сразу заметил, что за ним из трактира неслышно вышел человек, с ног до головы закутанный в плотный тёмный плащ. Тень всё-таки настиг свою жертву. Тот факт, что они пересеклись в одном из придорожных трактиров, нельзя было объяснить ничем кроме как банальным совпадением, но, тем не менее, наёмный убийца был не намерен упускать свой шанс. Он преследовал оборотня с самого Гинора и, узнав о разрушении охотничьего замка Григориуса и о гибели шаргрского властелина, но, не имея более никаких зацепок, решил идти в Санарис, справедливо полагая, что именно там его жертва решит укрыться от гнева властей и оказался в этой провинции с Самхейном в одно и тоже время, поскольку последний задержался в Харбраде, и эта задержка свела на нет всё преимущество сына Херреи в расстоянии.
   У оборотня оказалось звериное чутьё. Он почти сумел увернуться от арбалетного болта, но убийца оказался всё же немного быстрее, и срезень вонзился в правый глаз Самхейна, насквозь пробив голову. От дикой боли у сына Херреи потемнело в глазах. Точнее в глазу. Но оборотень невероятным усилием воли сумел не только удержаться от того, чтобы не потерять сознание, но ещё и притвориться мёртвым, лежа на земле абсолютно неподвижно.
   Убийца неторопливо подошёл к поверженной жертве. Всё оказалось уж слишком просто. А жаль. Тень до последнего надеялся, что на этот раз ему попадётся достойный соперник, но он преувеличил силы юнца. Быть может он и хорош в рукопашном бою, но против опытного убийцы у него не было ни единого шанса.
   Наклонившись над трупом, убийца начал торопливо обшаривать вещи оборотня, надеясь найти что-нибудь ценное, но едва он коснулся небольшого кожаного мешочка доверху набитого золотыми монетами, как на него неожиданно обрушился сокрушительный удар и свет померк в его глазах.
   Убедившись, что незнакомец не шевелиться, Самхейн поспешил выдернуть арбалетный болт, причиняющий ему невыносимую боль. Подождав несколько секунд, пока его рана, которая на самом деле не была для него не только смертельной, но и даже хоть сколько-нибудь опасной, затянется, он со зловещей усмешкой перевернул тело незадачливого убийцы, лежавшего лицом вниз на спину и тут же с досадой выругался. Незнакомец был мёртв. Будучи в ярости от дикой боли терзавшей его, Самхейн не рассчитал силы удара и случайно сломал своему сопернику шейные позвонки.
   Выругавшись ещё раз, сын Херреи быстро проверил карманы убитого, и, забрав всё мало-мальски ценное, поспешил покинуть место преступления. На его счастье, на улице уже стемнело и поэтому труп вряд ли обнаружат до утра, но рисковать всё равно не стоит. Его путь лежал дальше на север в загадочную Герону, где его уж точно не достанут прихвостни Орсиллианта. Самхейн даже не догадывался, что если бы наёмник остался жив, и он сумел бы узнать у него имя того, кто именно навёл убийцу на его след, то избежал бы в будущем очень больших проблем....
  
  
  
   * * *
  
  
  
   На следующее утро Самхейн был уже довольно далеко от места преступления, но неугомонная судьба в очередной раз подбросила ему неожиданный сюрприз в лице пятерых человек, судя по виду явно бандитов с большой дороги нападавших на невысокого мускулистого воина вооружённого коротким мечом с очень толстым лезвием. Надо сказать, что, по всей видимости, этот воин был весьма умелым, поскольку у его ног валялось уже два тела, принадлежавших товарищам нападавших.
   Самого оборотня разбойники пока ещё не заметили, поскольку он наблюдал за разворачивающимся действом из придорожных кустов, однако сын Херреи, несмотря на это и тот факт, что юноша был ему абсолютно никем, всё же решил вмешаться в происходящее. Свистнул арбалетный болт, выпущенный из оружия, позаимствованного Самхейном у своего неудавшегося убийцы, и вонзился прямиком в грудь одного из нападавших. Второй выстрел был не столь удачен, поскольку у оборотня не было достаточного опыта в обращении с этим оружием, и сын Херреи едва не угодил в голову воина, которого вообще-то собирался спасать.
   Тогда плюнув с досады и отбросив арбалет в сторону, Самхейн с диким рёвом ринулся в рукопашную. Рисунок боя тотчас же кардинально поменялся. Двое из оставшихся в живых нападавших развернулись навстречу новому противнику, однако не смогли его даже задержать. Первый тут же свалился разрубленный от плеча до пояса, несмотря на выставленный для защиты клинок, меч Григориуса играючи рассёк и сталь, и потёртые кожаные доспехи и саму плоть незадачливого разбойника. Второй нападавший получил сильнейший удар ногой в живот, от которого отлетел на добрых три метра и больше уже не поднялся.
   Тем временем давешний воин легко расправился с оставшимися в живых головорезами, одному пронзив грудь, а второму попросту снеся голову и напряжённо уставился на пришедшего ему на выручку оборотня. Самхейн в свою очередь вопросительно смотрел на спасённого. Эта игра в гляделки длилась примерно секунд тридцать, после чего незнакомец неожиданно сделал вывод.
  -Ты не человек.
  -С чего ты это взял? - Иронически поднял бровь сын Херреи.
  -Ты движешься не так как человек, ты слишком силён для человека, да и даже для сарта.... - Незнакомец неожиданно смешался и умолк, поняв, что сболтнул лишнего.
  -Понятно. Значит, вот какие вы на самом деле....
  -Кто это вы? - Немного резче, чем это полагалось, чтобы не выдать своего волнения, спросил незнакомец.
  -Сарты, ясен пень. - Ничуть не смущаясь, ответил оборотень. - В одиночку противостоять пятерым ... нет семерым мужчинам.... Да и к тому же клинок, характерный для вашего народа.... Кем ещё ты можешь быть?
  -Ну, если ты знаешь, кто я, то, может быть, скажешь, наконец, кто ты?
   Самхейн в очередной раз уставился на незнакомца, размышляя над тем, стоит ли ему говорить правду. При ближайшем рассмотрении сарт оказался очень молодым, практически юношей, лицо у него было открытым и честным, по крайней мере, на первый взгляд, и, потому, сын Херреи решил рискнуть.
  -Я оборотень, правда, не чистокровный, мой отец происходил из Клана Саблезуба, если тебе это название о чём-нибудь говорит.
  -Говорит. - Усмехнулся незнакомец. - Мне доводилось сталкиваться с вашим братом на поле боя, правда, я имел дело лишь с Волками, но и этого опыта мне хватило, чтобы понять, что с вами лучше не связываться.
  -Ясно, а имя у тебя есть?
  -Есть. Меня зовут Оргелос ... точнее Оргел, после того как меня изгнали.... - Сам того не заметив, юный сарт рассказал Самхейну всё о своей короткой, но очень непростой жизни. Оборотень в свою очередь не остался в долгу и ответил откровенностью на откровенность. Если бы в тот момент кто-нибудь спросил их о том, что подвигло их довериться друг другу, то они вряд ли бы смогли ответить на этот вопрос. Скорее всего, молодые люди просто устали от одиночества и враждебности окружающего мира и инстинктивно искали поддержки друг у друга....
  -Слушай, а что мы будем делать с трупами? - Опомнившись, спросил Оргел. - Не оставлять же их здесь на дороге?
  -Нет, конечно, затащим в ближайшие кусты, а там пусть лесное зверьё заканчивает нашу работу. - С этими словами, Самхейн деловито наклонился к ближайшему покойнику, но с удивлением обнаружил, что "покойничек" то оказывается живее всех живых. Разбойник, получивший удар ногой в живот от оборотня хрипло стонал и дрожащим голосом просил воды.
  -Надо бы добить. - Равнодушно процедил сын Херреи и хотел уже было свернуть головорезу шею, но тот, поняв, что находится на волосок от гибели торопливо зачастил.
  -Подожди, не убивай! ... У нас в ухоронке золота немеренно! ... Я покажу! ... Только не убивай!
  -Ну, что Оргел? Как считаешь, стоит верить нашему другу?
  -Не знаю.... - Неуверенно протянул сарт. - Но золото бы нам не повредило.
  -Это верно. - Соглашаясь, кивнул Самхейн. - Ладно, веди, но учти, что если наведёшь на засаду, то погибнешь первым. Это ясно?
  -Яясно. - Заикаясь, проблеял разбойник. - Оборотень с его тяжёлым звериным взглядом внушал ему самый настоящий ужас, да и второй, оказавшийся сартом, тоже, как выяснилось, был далеко не невинной овечкой.
  
   * * *
  
  
  
   Лотос с трудом разлепил веки. Его сознание было мутно, и он с трудом соображал, где находится. Наконец, немного собравшись с мыслями, он обнаружил себя крепко привязанным к дереву, правда одна рука почему-то оказалась свободна. Попробовав ей пошевелить, Лотос понял, почему так произошло. Всё дело было в том, что у него было перебито запястье, и, видимо, поэтому те, кто пленил его, поленились привязывать искалеченную конечность.
  -А, очухался, наконец! - Насмешливо рявкнул грязный небритый человек, вооружённый тяжёлым разбойничьим топором.
  -Да пошёл ты. - Лениво огрызнулся Лотос.
  -Хамишь? Недобро осклабился разбойник. - Ничего, нелюдь, скоро остальные вернуться, мы тебе устроим весёлую жизнь! Тогда совсем по-другому запоёшь.... - говоривший зло сплюнул на землю и отвернулся от пленника.
   Лотос начал лихорадочно соображать, как же он угодил в такое дерьмо, поскольку иным словом его положение сейчас назвать было просто нельзя. Если ему не удастся освободиться до прихода остальных головорезов, то его шансы на спасение окажутся равными нулю. Прикинув все за и против, Лотос понял, что у него есть только одна возможность и, стиснув зубы, изо всех сил хрястнул покалеченной рукой о землю. Брызнула кровь, из запястья показался белый обломок кости, и Лотосу пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не заорать от боли. Спрятав дважды искалеченную руку за дерево, пленник презрительно окликнул сторожившего его головореза.
  -Эй ты, грязная свинья! Я хочу пить!
  -Ну и что, мне то что с того. - Равнодушно пожал плечами бандит.
  -Что, пленнику не полагается даже глотка воды? Видимо правильно мои сородичи снимают с вас живьём кожу, потому что вас и разумными то назвать нельзя. Так, полуживотные....
  -Заткнись. - Вновь лениво процедил головорез.
  -Жаль что мы сейчас не в Дивном лесу, тогда я бы показал тебе, как сыны леса поступают с такими как ты, шлюхиными отродьями!
  -Если ты сейчас не заткнёшься, я отрежу тебе язык! - Рассвирепел головорез.
  -Что, правда глаза колет? - Не унимался пленник. - Признайся, ведь твоя мать была законченной шлюхой и родила тебя не пойми от кого!
  -Ну, всё, сука, ты напросился! - Окончательно вышел из себя бандит и, достав нож, ухмыляясь, направился к пленнику. - Так что ты там вякал про мою мать? ...
   Хрясь! - Реакция мастера меча не подвела, и чёткий удар Лотоса пробил человеку горло острым обломком кости запястья. Бандит сдавленно захрипел и рухнул на землю, обливаясь кровью. От дикой боли у Лотоса потемнело в глазах, но он всё же сумел удержаться и не потерять сознание. Ему ещё нужно было освободиться от верёвок, а так как пальцы сломанной руки его не слушались, а освободить вторую не было никакой возможности, у него оставался лишь один выход....
  
  
   * * *
  
  
  
   Разбойничья ухоронка оказалась в минутах двадцати ходьбы от места боя, она представляла собой пещеру, настолько искусно укрытую ветками, что её можно было обнаружить, лишь подойдя к ней вплотную.
  -Сколько твоих дружков скрывается здесь? - Самхейн тяжело уставился на испуганно сжавшегося разбойника.
  -Только один. - Поспешил заверить сна Херреи головорез. - Клянусь Атоном только один!
  -Ну-ну....
   При ближайшем рассмотрении оказалось, что разбойник не соврал. Возле входа в пещеру действительно обнаружился только один головорез ... а, точнее его труп. Рядом с трупом неподвижно лежал странный зеленокожий воин с перебитым запястьем отдаленно похожий на орка, но более изящного сложения и с гораздо более правильными чертами лица.
  -А это ещё кто такой? - Рявкнул Самхейн, указывая на находящегося без сознания воина.
  -Так это ... пленник наш ... дриада... зелёный ублюдок.... Мы его, суку, хотели живьём сжечь, да, жаль, не успели.... - Головорез злобно сплюнул и с ненавистью уставился на лежащего воина.
   Надо сказать, причины для ненависти у разбойника были. Дриады вообще, скажем так, не пользовались особой любовью у других рас из-за своей чрезмерной жестокости. Всякого, кто осмеливался оказаться слишком близко от Дивного леса, вернее от той его части, которая принадлежала им, ждала ужасная участь быть пойманным и замученным до смерти различными изощрёнными способами, придуманными сынами леса для умерщвления своих пленников.
   Ко всему прочему добавьте тот факт, что Лотос (а именно так звали пленного воина), прежде чем быть пойманным умудрился убить троих товарищей пойманного Самхейном головореза, и вы получите полную картину того какие "тёплые" чувства испытывал разбойник по отношению к дриаде.
  -Смотри, у него запястье перебито. - Вмешался в разговор Оргел. - Надо бы перевязать....
  -Не надо, так заживёт.... - Отозвался слабым голосом неожиданно пришедший в себя пленник. - Через три дня буду как новенький.... У нас дриад сильная регенерация, не то, что у вас людей....
  -Реге... что? - Недоумённо переспросил сарт.
  -Восстановление тканей, заживление ран. - Со знанием дела пояснил оборотень. - Сильная регенерация говоришь? - Насмешливо переспросил сын Херреи. - Вот - Самхейн неторопливо сделал разрез на запястье кинжалом, позаимствованным у своего несостоявшегося убийцы, который тотчас же затянулся. - Вот это - чудовище, по какому-то недоразумению принявшее облик человека, помахало зажившей рукой - сильная регенерация, а у тебя, так одно название. - Оборотень насмешливо уставился на дриаду, довольный произведённым эффектом.
  -Кто ты? - Поражённо выдохнул Лотос.
  -Кто я? О, это долгая история....
  
  
   Глава седьмая. Ис Сай Ши.
  
  
  
  -... Слушай, Лотос, а почему вы так ненавидите другие народы? Что плохого они вам сделали?
  -Ну, вообще, мы, дриады считаем деревья живыми существами и относимся к ним соответственно, и по сему те, кто занимается вырубкой лесов для нас всё равно, что убийцы.
  -То есть, если я сейчас разожгу костёр, ты кинешься на меня с кулаками? - Насмешливо спросил Самхейн.
   Трое молодых людей, если, конечно можно было так назвать дриаду, который разменял уже вторую сотню лет и выглядел юным только внешне, удобно расположились на лесной поляне неподалёку от ручья и неспешно беседовали.
  -Ну, вообще-то, честно говоря, я не вполне разделяю взгляды своих сородичей, те не стали бы даже разговаривать с вами и убили бы при первой возможности. Именно поэтому я и покинул Дивный лес....
   Покинув Дивный лес, Лотос решил немного постранствовать по миру. Будучи в свои относительно молодые годы уже мастером меча "зелёный лист", что считалось очень почётным званием, он имел на это право. Понимая, что при своей внешности ему не стоит бывать на виду, дриада старался путешествовать по ночам и носить глухой капюшон, скрывающий лицо, однако этот маскарад не обманул одного чересчур наблюдательного гинорского трактирщика, у которого он остановился в ту злополучную ночь, когда его схватили стражники князя Гортеуса.
   Поимка дриады, да к тому же ещё и мастера меча, событие далеко не заурядное, и по сему пленника тут же поместили в специальную клетку, примыкающую к гладиаторской арене, на которой сражались бойцы на потеху местной знати.
   Победив в трёх поединках лучших воинов князя, Лотос стал считаться очень перспективным бойцом, который к тому же ещё и приносил своему хозяину стабильный доход, но затем Гортеусу поступило предложение от графа Григориуса продать дриаду в обмен на слиток мифрила величиной с человеческую голову.
   Взвесив все за и против, Гортеус решил принять предложение графа и продал ему своего лучшего гладиатора. Теперь Лотос сражался уже для шаргрского властелина, который выпускал на него порой не только людей, но и диких зверей, заставляя его драться с ними голыми руками.
   Затем его снова продали, на этот раз санарисскому князю, однако на этот раз его тюремщики проявили беспечность во время перевозки, и Лотосу удалось бежать, убив восьмерых стражников, но сам он при этом был ранен.
   Подумав над своим положением, мастер меча решил пробираться в Кварис, чтобы там сесть на корабль иссайшинцев, которые порой брали бессмертных на свой остров с целью обучения последних своему боевому искусству. Однако ему вновь не повезло. Раненый он наткнулся на шайку головорезов, промышлявших на дорогах Санариса и был взят ими в плен.
   Увидев, кто именно им попался, бандиты пришли в неописуемый восторг. Несмотря на то, что они никогда не видели дриад, они сразу догадались кто перед ними, благо весть о том, что санарисский князь купил себе живого сына леса, да потерял по дороге, облетела провинцию со скоростью молнии.
   Дальнейшее развитие событий читателю известно, и Лотос неожиданно для себя был освобождён двумя совершенно невероятными субъектами, с которыми, забегая вперёд, скажу, ему предстоит в будущем пройти очень долгий и непростой путь.... Путь, длиною в жизнь.
  -... А куда ты сейчас направляешься?
  -Туда же, куда и раньше. Хочу попробовать попасть на Ис Сай Ши. Говорят, они лучшие воины этого мира. Мне, как мастеру меча очень хотелось бы у них поучиться.
  -Лучшие воины, говоришь? - Прищурился Самхейн. - Довелось мне видеть одного иссайшинца на турнире кулачных бойцов в Гиноре....
  -Ну и как?
  -Да никак, проиграл он бой одному сархалионцу. Я тогда тоже там участвовал....
  -И кто в итоге стал победителем турнира?
  -А ты сам как думаешь? - Самодовольно усмехнулся сын Херреи.
  -Понятно... мог бы и не спрашивать.... А вы что думаете делать?
  -Не знаю. - Вздохнул Оргел. - А ещё, честно говоря, об этом не думал.... Если не возражаешь, я хотел бы пойти с тобой.
  -Ну а ты, чудовище? - Лотос повернулся к Самхейну.
  -Вообще-то я хотел идти в Герону ... но, думаю, что без меня вы пропадёте, так что, решено! Так уж и быть пойду с вами. - Решительно тряхнул головой оборотень.
  -Вот как, решено? А нас ты не забыл спросить?
  -А вы что, против?
  -Да нет, конечно, от тебя разве отвяжешься...
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Трое молодых людей двигались в сторону баронства Кварис. Путешествовали в основном по ночам, поскольку за Лотосом в Санарисе шла настоящая охота, благо князь выложил Григориусу за дриаду сумму в целых три тысячи золотых и был не намерен терять её. Самхейна дружинники князя тоже разыскивали, но с куда меньшей охотой, поскольку никому доподлинно не было
  известно, куда именно направился загадочный убийца шаргрского властелина.
   Надо сказать, что путешествие, несмотря на то, что спутникам пока удавалось ускользать от своих врагов проходило весьма занимательно, так как Самхейн не давал своим товарищам скучать, то и дело, устраивая им различного рода каверзы. Как-то сразу получилось так, что именно сын Херреи стал старшим в их импровизированном отряде.
   Его главенство признал даже Лотос, понимая, что даже его столетний опыт жизни в Дивном лесу и несравненное боевое искусство проигрывают невероятной мощи оборотня и его нестандартному уму, способному, казалось, найти выход из любой даже самой трудной и неожиданной ситуации.
   Вообще поведение Самхейна и его непростой характер зачастую ставили его спутников в тупик. Например, он вполне спокойно вытащить у Оргела его бесценный меч, в то время как последний спал, а потом когда сарт обнаруживал пропажу, с самым невинным видом утверждать, что тот его потерял, возвращал клинок сын Херреи только после того, как Оргел битый час безуспешно искал его в окрестных зарослях.
   Когда сын Херреи провернул подобный фокус в первый раз, Оргел даже бросился на него с кулаками, однако оборотень играючи скрутил далеко не слабого сарта и посоветовал ему развивать чувство юмора.
   После этого случая Оргел сперва вообще хотел уйти из отряда, поскольку, как он считал, была задета его честь, но потом неожиданно для себя остался. Лотосу тоже доставалось от сына Херреи, которому Самхейн не раз разрисовывал лицо во время сна, чем доводил дриаду до бешенства. Однажды устав от бесконечных проделок оборотня, спутники подсыпали ему в пищу какой-то пыльцы, от которой он долго чихал и кашлял, и предупредили его, что если он не прекратит свои издевательства, то это будет происходить каждый день. После этого урока Самхейн стал вести себя намного спокойнее.
   Достигнув баронства Кварис, спутники стали вести себя намного увереннее и даже остановились в одном из трактиров (дриаде при этом пришлось снова прибегнуть к маскировке и носить глухой капюшон, скрывающий лицо), располагавшихся не далеко от причала. Надо сказать, что вид моря произвёл на Самхейна неизгладимое впечатление, а Оргел, который не только не раз видел море, но даже однажды и сам плавал на корабле, и Лотос, чей Дивный лес тоже граничил с Древним морем, лишь снисходительно посмеивались, наблюдая за восторгами друга.
   Иссайшинские суда не были такими уж редкими гостями в Кварисе, так как с этим народом у империи Света шла активная торговля, причём легальная, так как Орсиллиант не считал иссайшинцев, проклятым Атоном народом, подобно сархалионцам, харбрадцам и онглонам, так что друзьям посчастливилось в первый же день найти подходящее судно.
   Капитан корабля невысокий полный иссайшинец по имени Люй, лицо которого напоминало застывшую маску из-за отсутствия на ней даже малейшего намёка на какие-либо эмоций, равнодушно оглядел компанию.
  -Хотите стать ученикам Храма? Хорошо. Это можно устроить. Но за то, что я возьму вас с собой, вам придётся заплатить.
  -Сколько? - Самхейн сразу взял быка за рога.
  -Всем, что у вас есть.
  -А если ничего нет?
  -Тогда платить необязательно. - Пожал плечами иссайшинец. - Суть платы состоит не в том, чтобы, я нажился на вас, а в том, чтобы вы смогли отказаться от всего, что вас связывает с прошлой жизнью. Богатство лишь мешает постижению пути.... Но, предупреждаю сразу, лгать мне у вас не получиться, так что не советую и пробовать. Так сколько у вас денег?
  -Ровно сто золотых. - Поспешил ответить Лотос, видя, что Самхейн уже открыл рот с явным намерением соврать.
  -Хорошо. Давайте сюда. Наше судно отплывает завтра с утра, так что советую не опаздывать, ждать вас никто не будет. И ещё одно. Один из вас смертный. Я думаю, мне не стоит объяснять, что излучение Той стороны опасно для таких как ты? - Иссайшинец повернулся к Оргелу.
  -Не стоит. - Кивнул Оргел. - Но я сарт, я выдержу.
  -Да. - Согласился Люй. - У нас бывали случаи, когда сарты становились учениками Храма. Будь ты человеком, я не стал бы тебе даже предлагать...
  
  
   * * *
  
  
  
   После разговора с торговцем, Лотос с Оргелом решили немного побродить по окрестностям, а Самхейн, угрюмо буркнув, что он не намерен, гулять с "идиотами, которые просрали все его сбережения", направился в трактир.
   На самом деле сын Херреи немного слукавил, сказав, что друзья отдали иссайшинцу всё, что у них было. Всё дело было в том, что после того, как давешний разбойник, показал им тайник, в котором было целых семьдесят золотых монет, Самхейн, недолго думая, втайне от остальных прикарманил с десяток, вполне справедливо, как оказалось, считая, что его друзья законченные дурни и неумехи, и посему пустят всё золото по ветру.
   Разбойника, к слову сказать, Лотос после убил, сломав ему шею, одним мощным ударом ноги. На замечание же оборотня, что они с Оргелом дали слово его не убивать, дриада вполне резонно заметил, что лично он никакого обещания головорезу не давал...
   Зайдя в трактир, который, кстати говоря, был намного приличнее того, в котором он боролся с Хартом, оборотень тут же кликнул трактирщика, велев ему подать, как он выразился: "самой лучшей жратвы, которая есть в этой вонючей дыре", в комнату, которую Самхейн делил со своими спутниками, и небрежно бросил ему золотой. Трактирщик, угодливо кивая, заверил, что всё будет исполнено в лучшем виде.
   Снедь, поданная сыну Херреи худощавым помощником трактирщика, действительно оказалась роскошной. Жареные перепела, огромная баранья нога, молодое вино, которое оборотень, правда брезгливо отставил в сторону, так как на дух не переносил хмельное, ну и конечно, различного рода овощи, поданные как гарнир.
  -Такс, ну что ж, приступим. - Оборотень довольно оглядел стол и неожиданно добавил. - Ну а вас, голубчики, когда вы наконец-то соизволите прийти, ждёт один пренеприятнейший сюрприз.....
  
  
   * * *
  
  
  -Так, я не понял, а где еда? - Лотос недоверчиво уставился на остатки пиршества, устроенного Самхейном.
  -Я все съел.
  -Как съел? Мы же отдали тебе последние деньги?!
  -Я всё съел.
  -Как съел!?
  -А вот так. Нечего было клювом щёлкать! А то прогулка у них, видите ли.... Кстати, как окрестности?
  -Да, ничего интересного, три сотни лачуг и небольшой рынок.... Подожди! Ты почему нам ничего не оставил?
  -А потому что вы дурни. - С подкупающей откровенностью озвучил своё мнение Самхейн. - Отдали этому ушлому торговцу все наши деньги..., а дурни остаются голодными. Закон жизни. - Оборотень отвернулся к окну, как бы давая понять, что разговор закончен.
  -Оргел, я его убью.... - Простонал Лотос. - Ты знаешь, что ты законченная скотина? - Вновь обратился дриада к оборотню. - Ты единственный из нас, кто не нуждается в пище, но при этом оставил нас голодными перед таким важным путешествием!
  -Я не пойму, а чего ты разнылся? - Якобы недоумённо пожал плечами Самхейн. - Хочешь жрать, сходи, да купи...
  -На что, твою мать? Ты же сам отобрал у меня последний золотой?! - Это было действительно так. Когда друзья передавали Люю плату за проезд, тот милостиво разрешил им оставить один золотой себе на пропитание, который Самхейн тут же отобрал у Лотоса, сказав, что больше он не доверит ему и Оргелу даже самого завалящегося медяка.
  -На... - Оборотень с деланным равнодушием бросил дриаде золотой.
  -Не понял... Ты где его взял?
  -Мне бог дал...
  -Ккакой бог? - Опешил Лотос.
  -Лохматый... грязный и небритый... Тебе не один хер, а? Бери пока дают... Кстати, вот вам бутылка. - Самхейн движением заправского фокусника извлёк из под стола молодое вино, которое сам пить отказался. - Выпейте за моё здоровье. Завтра у нас начинается новая жизнь.
  
  
   * * *
  
  
  
   Корабль иссайшинцев представлял собой небольшое, но довольно вместительное судёнышко, насчитывающее тридцать человек экипажа. На вопрос Оргела, почему у него так мало людей, Люй вполне резонно ответил, что их как раз столько, сколько нужно, чтобы управлять подобным судном.
  -А если нападут пираты?
  -Если нападут пираты, то поверь, нам найдётся, чем их удивить. - Бесстрастно ответил торговец, и Оргел озадаченно умолк.
  -Как тебе наша каюта? - К сарту подошёл ухмыляющийся Самхейн.
  -Не знаю, могла бы быть и попросторнее... - Неуверенно протянул Оргел.
  -Ещё бы за такие-то деньги! - Оборотень нарочно повысил голос на этой фразе, надеясь, что её услышит стоявший в этот момент неподалёку Люй, однако тот если и услышал, то никак не показал этого.
   Самхейн с проклятием выругался. Он был не слишком доволен тем, что на иссайшинцев его провокации не действовали совершенно.
  -Железные ребята! - Оборотень вновь повернулся к Оргелу. - Вот уж кого воистину можно назвать стальным народом так это их, а не вас сартов!
  -Много ты о нас знаешь... - Пробурчал обиженный Оргел, но в спор вступить не решился, понимая, что если оборотень увидит, что эта тема его задевает, то уже не отвяжется.
  -Проклятье, эта качка действует мне на нервы! - К друзьям подошёл хмурый невыспавшийся Лотос.
  -Я же говорил вам вчера, не пейте лишнего! - Всплеснул руками сын Херреи. - Так нет же, не послушались! За каким хером вы вообще лакаете эту бурду из перебродившего виноградного сока? По мне так лучше пить его свежим...
  -Лично я больше ни капли в рот не возьму. - Мрачно пообещал Оргел, которому тоже было не слишком хорошо после вчерашних обильных возлияний.
  -Поздравляю, дружище, с почином тебя! - Хлопнул по плечу товарища Лотос. - Все мы так говорим после первого запоя! И после второго, и после третьего...
   Оргел в ответ лишь хмуро пожал плечами. До вчерашнего дня он действительно не пил хмельного, так как в Сарте это было не принято, но вчера поддался таки на настойчивые уговоры дриады, и они вместе нализались до зелёных чертей, несмотря на яростные протесты Самхейна, не переносившего хмельного, как уже говорилось на дух.
  -Ладно, господа пьянчуги, вы как хотите, а я пошёл каюту, а то дорога дальняя, а я выпросил у Люя одну интересную книженцию...
  
  
   * * *
  
  
  
   На четвёртый день путешествия Люй неожиданно постучал в дверь их каюты.
  -Внимание. Скоро мы пересечём Черту.
   На лицах друзей отразилось тщательно скрываемое волнение. Особенно это было заметно у Оргела, который понимал, что очень скоро ему предстоит одно из тяжелейших испытаний в его жизни.
  -На Той стороне тебя будет постоянно тошнить. - Как ни в чём не бывало, продолжал Люй. - Это будет длиться до тех пор, пока мы не достигнем нашего острова, который защищён от излучения. Вот возьми. - Торговец протянул сарту небольшую кожаную флягу. - Это облегчит твои страдания. Не более трёх глотков в день. Большая доза может тебя убить. - С этими словами иссайшинец молча развернулся и покинул каюту.
  -Ну что господа путешественники, пошли на палубу. - Нарочито бодрым голосом сказал Самхейн после небольшой паузы. - Не знаю, как вы, а я никогда не видел Черту...
  
  
  
   * * *
  
  
  
  -Это и есть ваша хвалёная Черта? - Презрительно поморщился Самхейн.
  -А что, собственно, тебя не устраивает? - Вопросом на вопрос ответил Оргел.
  -Да, в общем-то, ничего. - Пожал плечами оборотень. - Просто я её как-то немного по-другому себе представлял.
  -Как, по-другому? - Скептически хмыкнул Лотос. - Небось, нечто вроде сверкающей стены огня от горизонта до горизонта?
  -Ну, в общем-то, что-то в этом роде. - Не стал отрицать сын Херреи.
   При ближайшем рассмотрении Черта действительно не выглядела особенно впечатляюще. Она представляла собой нечто вроде искажения, вокруг которого воздух как бы слегка преломлялся, и потому очертания горизонта казались несколько расплывчатыми.
  -Ну, как ты, Оргел? - С заметным напряжением в голосе спросил Лотос, когда путники, наконец, пересекли Черту.
  -Да вроде бы нормально.... - Не слишком уверенно протянул сарт. - Ничего не чувствую.
  -Не тошнит? Головушка не болит? - Притворно засюсюкал Самхейн, который на самом деле тоже переживал за товарища, но по своему обыкновению, старался не показывать этого.
  -Ой, да отстань ты со своими шуточками, Самхейн! - Наконец не выдержал Лотос. - Не до них сейчас!
  -Ладно, тогда пойду-ка я в каюту, а то что-то скучные вы какие-то....
  
  
   * * *
  
  
  
   Оргела начало тошнить минут через десять после того, как корабль иссайшинцев пересёк Черту.
  Зелье, выделенное сарту Люем, помогало мало, и если бы не оборотень, который, зная вследствие специфической профессии своей матери, чем может обернуться превышение дозы некоторых особенно сильнодействующих лекарств, строго следил за тем, чтобы Оргел придерживался наставлений торговца, то сарт вылакал бы весь отвар ещё в самый первый день.
   Плохое самочувствие уроженца Сарты не добавляло ему хорошего настроения, и посему Лотос и Самхейн, как правило, всё свободное время проводили на палубе за разговорами.
  -Слышь, Лотос, а я вот не пойму, а зачем ты всё-таки решил учиться у иссайшинцев? Ну, научат они тебя нескольким приёмам, зато в твоём Дивном лесу, я от матери слыхал, можно научиться гораздо большему. Магии, например.... Или я не прав?
  -Прав, конечно, но тут, видишь ли, вот в чём дело, я магией не могу владеть от рождения, понимаешь? Нет у меня к этому никаких способностей
  -Понимаю. - Вздохнул оборотень. - У меня та же проблема. Матушка пыталась как-то обучить меня парочке заклятий, но у неё ничего не вышло. Как она потом мне сказала, моя энергия слишком уж сильно замкнута сама на себя.
  -Зато как воину тебе равных точно нет! - Завистливо вздохнул дриада. - А я сам, когда ещё в Дивном лесу жил, думал, что настоящий мастер, а как оказалось, даже простым головорезам дать отпор не сумел.
  -Кстати, я всё тебя спросить хотел, а как ты тогда сумел освободиться? Ну, когда, мы тебя нашли? Или тебе помог кто?
  -Да нет, тогда я помог себе сам, сломал себе руку, пробил костью тому ублюдку горло, а потом пришлось пилить верёвки....
  -Чем, ножом?
  -Не ножом. А вот этой самой костью. - Усмехнулся дриада, кивком указывая на свое зажившее запястье.
  -Твою мать, ну ты даёшь! Представляю, какую боль ты испытывал!
  -Поверь, не представляешь. Я от этого тогда сознание и потерял.... А ты думал я настолько слабый, что вырублюсь от простого перелома? Нет, брат, у нас мастера меча ещё и не через такое проходят....
  -Ладно, братец, пошли-ка спать, а то завтра, как шепнул мне Люй, мы прибываем на остров....
  
  
   * * *
  
  
  
   К немалому удивлению Самхейна и компании, иссайшинцы в основной своей массе оказались вовсе не грозными воинами, а обычными крестьянами и ремесленниками, носившими просторные серые одеяния наподобие одеяния самого Люя.
  -А я то думал, что все иссайшинцы - ученики Храма. - Удивлённо протянул Оргел.
  -Ты почти прав. - Снисходительно улыбнулся Люй. Все иссайшинцы в той или иной степени владеют нашим боевым искусством, поскольку с пяти до двенадцати лет в обязательном порядке обучаются в специальных школах.
  -А ты не боишься нам всё это рассказывать? - Встрял неугомонный Самхейн. - А вдруг мы шпионы?
  -Если бы вы были шпионами, то, поверь мне, вы бы никогда не попали на наш остров, да и потом, а кто тебе сказал, что то, что я тебе рассказываю, действительно правда? - Хитро прищурился иссайшинец.
  -Твою мать, ну ты и жук! Жучара! У нас в деревне даже папаша Морта, у которого зимой снега не выпросишь, тоже, кстати говоря, торговец, не был таким хитрецом!
  -Я рад, что ты оцениваешь мои скромные таланты столь высоко. - Улыбнулся ничуть не обидевшийся Люй. - Кстати говоря, мы пришли.
  -Это и есть ваш хвалёный Храм Совершенств? - Недоверчиво прищурился оборотень, вглядываясь в приземистое темно-серое здание сложенное их мраморных глыб. - Что-то маловат....
  -Основная его часть располагается под землёй. - Объяснил ничуть не обескураженный Люй. - Сейчас мы с вами пройдём внутрь, и вам покажут ваши комнаты.
  -Слушай, Люй, а ты ведь не простой торговец. - Проницательно заметил сын Херреи. - Ведёшь себя здесь как хозяин.
  -Ты прав, я в этом месте не чужой, когда-то, до того, как стать торговцем, я был учеником Храма.
  -Ну, тогда понятно....
   Люй не солгал друзьям, сказав о том, что он когда-то был учеником Храма, но он забыл уточнить, что все без исключения иссайшинские торговцы, плавающие за Черту, являются бывшими учениками Храма, причём, в ранге не ниже шестого дзэна, поскольку только бессмертные могут пересекать Черту, а обретение бессмертия и было самым главным достижением в этой ступени....
   Во дворе Храма, несмотря на дневное время суток, практически никого не было, лишь двое молодых то ли послушников, то ли учеников усердно отрабатывали удары ребром ладони по здоровенному бревну, да какой-то старик в оранжевой хламиде довольно бодро, несмотря на годы, подметал ступени.
  -Я привёл новых учеников. - Обратился Люй к старику. - Настоятель не у себя?
  -Нет, он пока занят, но я непременно доложу ему об этом. - Заверил старик и вновь принялся подметать ступени.
  -Чего-то я не пойму, этот старик кто: приближённый к настоятелю или обычный слуга? - Вновь обратился с вопросом к Люю оборотень. - Странно у вас тут всё устроено.
  -Узнаешь в своё время. - Загадочно пообещал иссайшинец.
   Тем временем путники незаметно для самих себя оказались внутри здания. Надо сказать, что и внутри обстановка не отличалась роскошью, хотя и была довольно опрятной. Комнаты, выделенные друзьям Люем также не отличались богатым убранством и скорее напоминали монашеские кельи, однако это никого не смутило, кроме, пожалуй, Самхейна, который как вы, наверное, уже заметили, отличался весьма несносным характером.
  -Ну, всё, теперь я отбываю, а к вам вскоре пришлют послушника, который и отведёт вас к настоятелю. Моя же миссия на этом закончена. Прощайте и успехов в обучении.
  -И тебе того же ... по тому же месту. - Угрюмо буркнул оборотень. - Что-то не нравиться мне этот остров, парни. Заметили, ни охраны, ни дозорных, ничего! Что они за воины, если пренебрегают такими элементарными правилами?
  -Ну, - Тонко усмехнулся Оргел, который по приезду на остров враз излечился от своего недуга - может быть, они в них просто не нуждаются....
  
  
   * * *
  
  
  
   Когда их, наконец, таки соизволили отвести к настоятелю, на улице стоял уже поздний вечер, а Самхейн уже всерьёз намеревался идти искать здешнего набольшего сам, не спрашивая ничьего разрешения.
  -Вот, наконец, я и освободился. - Произнес невысокий сухонький иссайшинец, оказавшийся к немалому изумлению оборотня, да и остальных друзей давешним стариком, который подметал ступени. - Давайте знакомиться, меня зовут брат Го, я - настоятель этого Храма, а как ваши имена?
   Путники назвали себя, и брат Го довольно кивнул. - Хорошо, правда, признаюсь, я несколько удивлён, впервые вижу перед собой такую необычную компанию, странствующую вместе, особенно мне диковинно видеть тебя, Лотос, ибо дриады, как мне известно, не слишком-то жалуют остальные народы.
  -Изо всякого правила бывают исключения. - Тонко усмехнулся сын леса, и иссайшинец склонил голову в знак согласия.
  -Что ж, хорошо.... Вы прибыли на Ис Сай Ши, чтобы обучаться нашему боевому искусству?
  -Нет, бл...дь, мы просто приехали полюбоваться местными видами! - Не удержался от грубости оборотень.
  -А ты должно быть тот самый, который чуть было, не довёл беднягу Люя до белого каления? - Усмехнулся брат Го, но внезапно его голос посерьезнел. - Я ощущаю в тебе огромную силу, Самхейн, но дух твой мятежен. Борись с собой, ибо ты можешь принести этому миру, как великое благо, так и великое зло.
  -Спасибо, я учту. - Вновь не удержался от колкости сын Херреи, и брат Го лишь сокрушённо покачал головой, не вступая в бесполезный спор.
  -Ваше обучение начнётся завтра и будет продолжаться пять лет, в ходе него вам предстоит пройти шесть ступеней и девять дзэнов мастерства. Скажу сразу, что никто не будет здесь держать вас насильно, вы вольны уйти в любой момент, и ещё добавлю, что на протяжении всего существования Храма лишь один человек сумел получить девятый дзэн.
  -Уж не ты ли это, настоятель?
  -Нет. - Слабо улыбнулся брат Го. - Я овладел лишь восьмым, что же касается обладателя девятого ..., что ж, возможно вам и удастся встретиться с ним, ... если, конечно, он сам этого захочет....
  
  
  
   * * *
  
   На следующее утро друзей разбудил молодой послушник и сообщил, что их первая тренировка будет проходить во дворе Храма через десять минут, и путники принялись со стонами и жалобами вытаскивать свои тела из ласковых и затягивающих объятий своих постелей, так время было ещё очень раннее.
   Во дворе Храма помимо них самих находилось ещё человек тридцать раздетых до пояса юношей, видимо из числа нового набора. Напротив учеников возвышался суровый наставник ростом около двух метров и очень могучего телосложения.
   Свирепо рявкнув что-то по иссайшински враз подобравшимся юношам, богатырь насмешливо уставился на вновь прибывших друзей.
  -Я, Вэй, ваш старший наставник! - Хрипло прорычал гигант. - Как и наш настоятель, я владею восьмым дзэном! С этого момента и до конца обучения я ваш царь и бог! Будете делать всё, что я скажу, это ясно? Абсолютно всё!
  -Ни хера не ясно. - Вновь выразил своё недовольство сын Херреи. - Я тебе кто, раб? Да если на то пошло, я могу уделать тебя прямо сейчас!
  -Ну, что ж, попробуй. - Согласился гигант. - Думаю, вам не повредит небольшая демонстрация наших возможностей.
   Самхейн, в ответ на эту тираду, не обращая внимания на попытавшегося схватить его за локоть Лотоса, молниеносно ринулся в атаку. Однако Вэй оказался поистине настоящим мастером, невероятно, но он сумел уклониться от стремительно летящего на него оборотня, который если бы врезался в него, то, как минимум, переломал бы гиганту все кости, и в ответ атаковал сам, нанеся одновременно три хлёстких удара по глазам, паху и горлу Самхейна.
   Но и сам иссайшинец не учёл всей звериной мощи своего соперника, которого эти удары, моментально вырубившие бы любого человека или даже бессмертного, не просто не остановили, но даже не замедлили. Напротив ярость от боли и неудавшейся атаки придали сыну Херреи еще больше резвости, и он вновь бросился на гиганта, который на этот раз не успел вовремя отреагировать и сбил его на землю, одновременно вывернув ему руку и нанеся жесточайший удар кулаком в лицо.
   От чудовищного удара иссайшинец тут же обмяк, всё его лицо было залито кровью. Неподвижно застывшие ученики с ужасом смотрели на тело своего наставника, которого считали непобедимым, и на чужака, который только что разрушил их мир. Мир, в котором иссайшинцы были лучшими воинами во всей Силоре....
  -Ну и что ты наделал? Кто теперь нас будет обучать? - Накинулся Оргел на оборотня.
  -А на хера тебе такой наставник? - Вопросом на вопрос ответил сын Херреи. - Чему он может научить, если сам толком драться не умеет?
  -Не умеет?! Да он бы играючи уделал нас с Лотосом! Да и тебя тоже, будь ты человеком!
  -Но я же не человек. - Пожал плечами Самхейн.
  -Вот то-то и оно!
  -Хватит спорить! - Оборвал друзей Лотос. - По-моему, вы упускаете главное.
  -Что именно?
  -Что мы с вами сильно разозлили этих ребят, и что, возможно, придётся выбираться отсюда с боем.
   Тем временем иссайшинцы, наконец, опомнились, и один из них опрометью ринулся внутрь Храма, по-видимому, докладывать о произошедшем. Остальные же смотрели на друзей с явной неприязнью, которая вот-вот была готова смениться откровенной враждебностью.
  -Сейчас начнётся. - Тоскливо резюмировал Самхейн. - Сплавали на остров, твою мать.... Держитесь поближе ко мне, я этим щенкам не по зубам.
   Однако драки не получилось. В тот момент, когда ученики уже готовы были ринуться на вставших спина к спине друзей, показался паренёк, который до этого бегал в Храм.
  -Ты. - Указал пальцем юноша на Самхейна. - Тебя зовёт настоятель.
  -Это может быть ловушкой. - Предостерегающе произнёс Лотос.
  -Тогда пойдём все вместе. - Решил оборотень, и, не слушая слабых возражений посыльного, уверенно зашагал по направлению к Храму.
  
  
   * * *
  
  -Ну, и что мне с вами делать? Хотя, признаться, я ожидал чего-то подобного.... В общем, так. С этого момента ты - брат Го указал пальцем на Самхейна - будешь обучаться отдельно от остальных, если ты, конечно вообще не раздумал учиться у нас. Твоя сила слишком велика....
  -Не раздумал. Кстати говоря, надеюсь, этот неприятный инцидент с Вэем не повлияет на наши дальнейшие взаимоотношения?
  -Никакого неприятного инцидента не было. Вэй просто столкнулся с мастером, который его превосходил, и потому проиграл бой. У нас говорят, проигранный бой намного ценнее выигранного, поскольку он даёт мастеру возможность познать предел своих сил и подумать над тем, как его преодолеть. Вот увидишь, Вэй ещё поблагодарит тебя за этот урок. В нашем храме учат прежде всего побеждать свою гордыню, а уже потом противника. Потому что победа над собой гораздо важнее, чем даже победа над целой армией врагов. Надеюсь, скоро ты сам это поймёшь.
  
  
  
  
   Часть вторая. Камни Силы.
  
  
  
  
   Глава восьмая. Задание.
  
  
  
  -...Помимо того чтобы ловко двигаться и не раскрываться перед противником в чистой технике владения оружием и рукопашным боем, следует также блюсти внутренний энергетический баланс. - Наставительно поднял палец брат Го, в очередной раз ловкой подсечкой сбивая с ног изящного зеленокожего воина, орудовавшего длинным травяным клинком.
   Сам мастер довольствовался длинным бамбуковым шестом, которым умудрялся отбивать атаки дриады столь филигранно и ловко, что тому никак не удавалось не то что достать наставника, но и даже перерубить его посох, хотя обычно для его "зеленого листа" это было раз плюнуть.
   По его кивку дриада вновь поднялся на ноги и атаковал. Несмотря на то, что он был сильно обескуражен падением и изрядно выбился из сил, клинок в его руках порхал со скоростью стрекозиных крыльев.
   Тем не менее, наставник плавными текучими и на первый взгляд даже немного неторопливыми полукружными движениями легко гасил его порывы, казалось, опутывая его меч своим посохом со всех сторон, как будто бы это была веревка, а не жесткий боевой посох. Зеленолицый воин и сам толком не понял, что его руки уже сжимают пустоту, а его противник спокойно стоит в трех метрах от него и с улыбкой протягивает ему его оружие.
  -Ничего не понимаю. - Тряхнул волосами Лотос. - Как вам удается отражать удары моего клинка? Вы, несомненно, лучший боец, здесь вопросов нет, но эта палка... Она должна была переломиться после первого же столкновения с моим клинком! Это оружие сработано нашими умельцами, и поверьте, я знаю, о чем говорю!
  -Вот об этом я и толкую. - Мягко усмехнулся иссайшинец. - Энергетический баланс... Я не могу подобно магам двигать предметы силой мысли и разрушать камни на расстоянии, но зато я могу как бы передать часть моей внутренней силы этому посоху. - Брат Го похлопал своей жесткой жилистой ладонью по упругому дереву боевого шеста. Таки образом неказистая на вид палка получает возможность противостоять лучшему оружию дриад. Не обижайся... К тому же ты заметил, что во время твоих атак я крайне редко применяю жесткие блоки. В основном я отвожу твое оружие в сторону, пользуясь твоей собственной силой и инерцией. Она же помогла мне и завладеть твоим мечом.
  -И как овладеть этим внутренним балансом?
  -Ты большой мастер, Лотос. Я это вижу. Ты много тренировался на своей родине и уже сейчас ты равен нашим мастерам шестого, а то и седьмого дзена. Также ты не мог не слышать о медитации.
  -Да, наши мастера меча практикуют ее. - Кивнул головой дриада.
  -Но у постижения внутреннего баланса и овладения собственной энергией нет границ обучения. Ты владеешь самыми начальными азами, я знаю чуть-чуть больше, но есть мастера, которые во всем подобны магам за той лишь разницей, что они, как правило, не имеют природного дара и мощь их проистекает от внутренней силы и упорных тренировок. Медитируй как можно чаще, настраивайся на потоки своей внутренней силы, также не забывай о технике и физических упражнениях и рано или поздно ты сможешь то же что и я. И даже много больше...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Оргел сосредоточенно сложил руки перед грудью, глубоко погрузившись в свою суть и приводя себя в полную боевую готовность. Сегодня ему предстояло одно из самых сложных испытаний. Обитель деревянного человека. В глубоких катакомбах Храма находилось специальное подземелье, где обычно и происходило сие действо.
   Испытание это выдерживали лишь единицы. Лишь лучшие из лучших. Ибо далеко не все даже коренные обитатели острова, обучавшиеся здесь, достигали даже высших ступеней посвящения, не говоря уже о дзенах, ибо это было связано с колоссальным трудом и внутренними изменениями храмовника.
   Хотя при всем при том все иссайшинцы без исключения в той или иной степени владели боевыми единоборствами, ибо это было, если угодно их неотъемлемой чертой национального характера. На Ис Сай Ши существовало огромное количество школ, стилей и подстилей сего восточного боевого искусства.
   В том же Храме Совершенств никого и никогда не учили одинаково. Под каждого строилась отдельная программа, кроме, разумеется, начальных этапов обучения.
  Каждый иссайшинский мастер был своего рода штучным воином со свои неповторимым ни на что не похожим стилем, а вовсе не шаблонным инструктором-десятником с одними и теми же приемами и ухватками, как это было принято на западе мира.
   Так, например стиль Оргела был скорее силовой, скупой, экономный, без лишних движений. Примерно также его обучали и в Сарте, и мудрые наставники прекрасно это видя, не ломали его под себя, а тупо совершенствовали уже наработанные сартом за прошлую жизнь приемы, хотя, конечно не забывая давать ему и новые знания. Техника Лотоса была более гибкая, пластичная и зрелищная, насыщенная акробатикой, прыжками и кульбитами, но только лишь потому, что дриада имел к этому сильную природную склонность.
   Ну а с Самхейном вообще была отдельная история. С его чудовищной силой и метаморфизмом, иссайшинцы старались дать ему как можно больше умений, отточить его грубую природную мощь и по возможности исправить характер. Правда, в последнем они совершенно не преуспели. Оборотень был наголову сильнее любого обитателя Храма, не исключая даже верховных наставников, и посему не шибко прислушивался к их советам.
   Однако Оргел в этом отношении выгодно отличался от своего несносного товарища, и пусть тренировки давались куда тяжелее, но на его терпение, стойкость, внимательность и главное истовое желание обучаться наставники не могли нарадоваться.
   Однако сейчас железному сарту было не до пространных размышлений. По знаку молчаливых мастеров, Оргел решительно шагнул внутрь подземного коридора. Он был невероятно узким, лишь один человек мог здесь пройти, не рискуя застрять. Однако это было далеко не самым главным неудобством подземелья. Не пройдя и десяти шагов, Оргел внезапно почувствовал опасность. Короткая деревянная оглобля с утолщением на конце внезапно с огромной выметнулась с правой стороны стены прямо ему в лицо.
   Уроки мастеров не прошли для сарта даром, и жесткий блок предплечья отразил эту атаку. Но с каждым шагом все новые и новые руки-оглобли били и били в железное тело сарта. проползти меж ними не было никакой возможности, ибо деревянные руки высовывались не только из стен, но и из низкого потолка и даже из пола, заставляя Оргела то низко пригибаться, то совершать высокие, насколько это позволял потолок, прыжки.
   Пока сарту удавалось отражать сыпавшиеся со всех сторон атаки, но каждый новый принятый на блок удар отзывался в его теле ощутимой болью, так как иссайшинцы знали свое дело, и атаки были более чем серьезные, один такой пропущенный удар, к примеру, мог легко сделать обычного неподготовленного человека инвалидом или даже убить. Коридор тянулся метров на сто, причем он то понижался, то повышался, что еще более усугубляло положение испытуемого.
   Наконец коридор был пройден до конца, и Оргел облегченно вступил под сень небольшой пещеры, в конце которой виднелся выход из катакомб. Он уже изрядно выбился из сил и шатался от усталости. Но как оказалось, это был не конец, и иссайшинцы преподнесли ему еще один пренеприятнейший сюрприз в виде огромного каменного шара на железной цепи, который на огромной скорости устремился к его голове.
   Сарт успел увернуться лишь чудом, но еще несколько таких же снарядов устремились к нему из темноты, и тогда, совершив отчаянный перекат по каменному полу, обливающийся потом Оргел вывалился из пещеры с обратной стороны на улицу, где его уже поджидал улыбающийся Вэй.
  -Поздравляю. - Одобрительно рыкнул он. - Ты воистину воин стального народа. Правда, теперь некоторые механизмы нуждаются в починке... Но это не страшно. Отныне ты по праву мастер пятого дзена.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Как продвигаются успехи? - Улыбнулся Го, глядя на сосредоточенно тренирующегося с клинком на заднем дворе Храма Лотоса.
  -Весьма неплохо, наставник. - Коротко поклонился дриада. - По крайней мере, теперь мне удается лучше чувствовать свою энергию и соблюдать внутренний баланс.
  -Что ж, проверим. - Усмехнулся мастер и одним неуловимым движением запрыгнул на протянутую меж двух деревянных столбов веревку на высоте примерно в два человеческих роста.
   Лотос, с секунду поколебавшись, ловко взобрался по столбу к наставнику и также вскочил на веревку. Мастер при этом, что характерно даже не покачнулся.
  -Начнем. - Го приглашающе отсалютовал посохом своему оппоненту и тот осторожно атаковал. Мастер легко отразил атаку и сам в свою очередь нанес удар. Лотос парировал с трудом, было видно, что стоять на тонкой бельевой веревке ему в отличие от наставника довольно тяжело.
   Правда, Го, надо отдать ему должное, пока сильно не нажимал на ученика, давая ему возможность освоиться на новом месте. И тот, наконец, почувствовав уверенность, взялся за дело уже всерьез. Несколько минут напряженной работы посохом и мечом на очень высоких скоростях, и Лотос с проклятием спрыгнул с импровизированной "арены". Продолжать схватку далее он больше не мог.
  -Вот видишь, уже гораздо лучше. - Улыбнулся наставник. - А ведь когда ты только прибыл к нам, ты даже толком стоять на ней не мог. Еще с полгода тренировок, и ты вполне будешь готов для овладения восьмым дзеном мастерства. Только не ленись понапрасну, и все у тебя получится...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну что, ты чувствуешь?
  -Да не выходит ни хера!
  -Так я и думал. Мне в своё время тоже не удалось овладеть искусством направления энергии во вне. Остаётся лишь один выход.
  -Какой?
  -Отвести тебя к тому, кто этим искусством овладеть сумел.... Если конечно он не откажется тебя принять.
  -Разве не ты здесь главный?
  -Тут случай особый, мастер Синх был моим наставником ещё в пору моего ученичества. Это он сделал меня настоятелем Храма.
   С момента прибытия друзей на Ис Сай Ши прошло четыре года. Надо сказать, все они блестяще проявили себя в ходе обучения. Например, Лотосу был присвоен аж шестой дзэн уже через полгода обучения, а Оргелу - через два года. Но друзья не собирались останавливаться на достигнутом и продолжали упорно тренироваться.
   Что же до Самхейна, то тут, как уже говорилось, случай был особый. После того неприятного инцидента с Вэем настоятель Храма Го принялся лично обучать необычного воспитанника и под его чутким руководством оборотень из могучего чудовища, которое не ведает предела своих сил, превратился в совершенную боевую машину, отточив те свои навыки, которые у него раньше были не слишком развиты. Например, владение стрелковым и метательным оружием.
   Надо сказать, не последнюю роль в этом сыграл и выше упомянутый гигант Вэй, который вопреки ожиданиям сына Херреи ничуть не обиделся на него за своё поражение и с радостью вручил ему восьмой дзэн, как только оправился от ударов оборотня. Теперь все силы и время Самхейна уходили на то, чтобы получить, наконец, таки вожделенный девятый дзэн и обучиться управлению энергией.
   Вообще нельзя сказать, что в этом деле он не добился абсолютно никаких успехов, к примеру, брат Го объяснял ему, что вначале нужно научиться представлять своё тело единым сгустком Силы, а в этом проблем у сына Херреи не было, поскольку он с детства привык ощущать себя комком тёмной негативной энергии, ... уверенной такой, наглой....
   Но вот что касается направления этой самой пресловутой энергии на внешние объекты, то здесь он потерпел полное фиаско, так как его организм был, по сути, живой чёрной дырой, которая поглощала всё, что в неё попадало, и отнюдь не желала отдавать это обратно. Отчаявшись добиться от своего ученика успеха, брат Го решил обратиться к своему наставнику, чтобы тот помог оборотню преодолеть этот барьер....
  
  
   * * *
  
  
  
  -Ты хотел видеть меня, ученик? - У говорившего были белые как снег волосы, уложенные на голове в причудливую причёску и мягкий мелодичный голос.
  -Это так, наставник, простите, что прервал ваше затворничество, но дело, с которым я к вам пришёл должно вас заинтересовать.
  -Я тебя слушаю.
  -У нас появился ученик, необычный ученик, оборотень, так вот, он уже дошёл до восьмого дзэна....
  -А с девятым не выходит?
  -Вы зрите в корень, наставник, я пробовал его обучать и....
  -И совершил ошибку. - Мягко улыбнулся Синх. - Тебе следовало бы помнить, что нельзя обучать тому, чем ты сам не овладел.... Прости, если ненароком обидел тебя. - Поспешно добавил наставник Го, видя, что его собеседник при последней фразе заметно помрачнел.
  -Что вы, наставник, разве смею я....
  -Ты ещё овладеешь своей энергией, в конце концов, какие твои годы.... - Синх имел полное право так обращаться к своему лучшему ученику, поскольку был гораздо старше разменявшего уже вторую сотню лет Го....
  -Так вы будете его обучать?
  -Да, я попробую обучить этого, хм, оборотня, хотя оборотнем его можно назвать лишь с очень большой натяжкой, но не ручаюсь за успех, поскольку, как ты сам прекрасно знаешь, здесь всё сугубо индивидуально.
  
  
   * * *
  
  
  -Оргел, ты готов? - Вэй пристально вгляделся в глаза ученика.
  -А разве у меня есть выбор? - вяло отшутился сарт.
  -Это не ответ. - Нахмурился гигант. - Отвечай чётко и по существу, иначе я отменю испытание.
  -Сейчас и всегда, наставник. - Отчеканил воин стального народа.
  -Отлично, тогда приступим.
   По его знаку в центр широкого двора Храма из неподвижно стоящих рядов учеников вышло восемь человек, причём все как один шестой ступени посвящения, и молча атаковали сарта.
  -Давай, железный лоб, не подкачай! - Весело гаркнул Самхейн, не обращая внимания на яростно пихающего его в бок Лотоса. - Задай им всем жару!
   И "железный лоб" не подкачал. Уже на первых секундах боя ему удалось вырубить двоих противников, нанеся обоим сразу сильнейший удар ногой с разворота в голову. Остальные после этой неожиданной атаки стали держаться куда осторожнее и уже не нападали всем скопом.
   Но им это не помогло. Один обладатель седьмого дзэна оказался сильнее восьмерых воинов шестой ступени. Сыпавшиеся на него со всех сторон удары Оргел или пропускал мимо себя, или принимал на блоки, а сам в ответ бил максимально быстро и максимально чётко, так что каждому его противнику хватало одного удара для того, чтобы покинуть поле боя.
  -Первое испытание завершено! - Оглушительно рявкнул Вэй. - Теперь кандидат немного отдохнёт, а после настанет черёд второго испытания!
   Второе испытание обещало быть совсем недолгим, для того, чтобы пройти его, Оргелу нужно было всего лишь, простите за грубость, разбить башкой бревно, ... всего лишь разбить башкой бревно....
  -Ты как нормально? - Весело спросил сарта неугомонный Самхейн.
  -Да, я в порядке.
  -Нервничаешь, небось, перед вторым испытанием? - Не унимался оборотень, злорадно поглядывая на Оргела.
  -Вот сейчас как врежу тебе по башке! - Взвился, наконец, вышедший из себя Оргел. - Бревном....
  -Нервничаешь, значит. - Удовлетворённо протянул Самхейн. Это хорошо, нервничай, нервничай,... когда ты нервничаешь, из тебя выделяется энергия,... а я её пью....
  -Ты бы лучше ей управлять научился, вампир хренов.
  -Ах, ты, говно такое, ты со мной ещё пререкаться будешь?! - В притворной ярости подпрыгнул Самхейн, при этом смешно хлопнув себя руками по коленям.
  -Слушай, Самхейн, если ты не уймёшься, - вставил своё слово бывший рядом Лотос - то я ей богу соберу человек пятьдесят местных ребят ... да, да, не удивляйся, ты умудрился достать тут многих, и мы все вместе тебя отмутузим!
  -Кишка у вас тонка... - задумчиво протянул оборотень, глядя куда-то в небо - ... сосунки....
  -И что с ним прикажешь делать? - Повернулся Лотос к Оргелу. - Может, связать его, когда он будет спать и выбросить в море к такой-то матери?
  -Спасибо, что поделился своими планами - немедленно отозвался оборотень - я теперь спать вообще не буду.
  -Ладно, спорщики, пошли, что ли, а то я испытание пропущу....
  
  
   * * *
  
  
   Второе испытание действительно не продлилось слишком долго. Оргел сумел таки расколошматить своей головой здоровенное бревно из морёного иссайшинского дуба, правда, после этого фокуса ему пришлось некоторое время полежать на земле, чтобы, так сказать привести свои мысли в порядок.
  -Вот теперь я понимаю, почему вас называют "железными лбами"! - К сарту подошёл ухмыляющийся Самхейн. - И почему ты порой бываешь таким тупым!
  -Оргел в ответ на это замечание лишь вяло отмахнулся, спорить у него уже не было ни сил, ни желания.
  -Да будь ты человеком, в конце концов, дай ему отдышаться! - Вновь вмешался Лотос. - Ему же сейчас с самим Вэем драться!
  -Подумаешь, событие.... - Хмуро пробурчал оборотень, но всё же отстал от Оргела, понимая, что предстоящее испытание не будет для сарта таким лёгким, как в своё время для него самого.
  
   * * *
  
   Поединок Оргела со старшим наставником состоялся спустя два часа после второго испытания. Посмотреть на него собрались практически все ученики Храма во главе с самим настоятелем Го. Ещё бы, не каждый день воспитанник, да к тому же ещё и чужак, проходит испытания на восьмой дзэн! Все ждали поединка со страхом и предвкушением.
   Иссайшинцы боялись, что Вэй, как и в прошлый раз потерпит поражение, и тогда авторитет Храма будет окончательно подорван (впрочем, так считали только молодые и неопытные воспитанники), ну а друзья вполне резонно переживали за Оргела и от души желали ему победы. Впрочем, для получения восьмого дзэна победа и не требовалась. Достаточно было продержаться против гиганта определённое время и показать себя при этом достойным бойцом (время поединка и уровень мастерства Оргела должен был определить настоятель), и тогда восьмой дзэн будет у сарта в кармане.
   Поединок начался со стремительной атаки Вэя, однако Оргел сумел уклониться от сильнейшего удара ногой, который, достигни он цели, легко вырубил бы даже непробиваемого "железного лба" и нанести молниеносный апперкот на опережение. Но и гигант иссайшинец был не так прост и сумел принять удар сарта на блок и резко отпрыгнуть назад, разрывая дистанцию.
  -Давай, Оргел задай ему по первое число!
  -Если ты будешь мешать поединку, я удалю тебя отсюда! - Повысил голос обычно спокойный как удав настоятель Го.
  -Какие мы суровые, етит твою мать.... - Недовольно пробурчал оборотень, однако всё же стал вести себя спокойнее.
   Тем временем, поединок стал складываться явно не в пользу сарта, который умудрился сначала пропустить короткий прямой удар в лицо, а затем и сильный удар ногой в живот, и оказался на земле.
  -Вставай, твою мать! - Вновь не выдержал оборотень. - Покажи, чего стоит ваш хвалёный сартский боевой дух! ... Всё, всё, молчу, молчу.... - Поспешно добавил Самхейн, видя, что Го уже подзывает к себе пятерых воинов Храма и указывает на него. Калечить иссайшинцев и пропускать из-за этого поединок друга ну никак не входило в его планы.
   И Оргел встал. И не только встал, но и даже умудрился достать гиганта ногой в лицо и разбить ему нос.
  -Всё, хватит, поединок завершён! - Вновь подал голос настоятель. - Кандидат Оргел доказал что достоин того, чтобы обладать восьмым дзэном! Поприветствуйте нового мастера!
   Ответом на это стали чёткие слитные аплодисменты. Не все искренне радовались успеху чужака, но ни у кого не возникло и мысли о том, чтобы каким-либо образом выразить своё недовольство. Дисциплина в Храме была железной, причём основывалась она не на страхе, а как бы ни парадоксально это не звучало, элементарном уважении к страшим, впитанном иссайшинцами, наверное, ещё с молоком матери.
  
  
   * * *
  
  
  -Я поздравляю тебя, Самхейн, ты удостоишься чести быть принятым в обучение самим мастером Синхом.
  -Да ну, вот счастье то подфартило! - С явно наигранной радостью воскликнул оборотень.
  -Я тебя умоляю, воздержись при нём от своих шуток и поменьше груби.
  -Ладно, так уж и быть, не трону я твоего Синха.
  -Ты не понял, я беспокоюсь отнюдь не за него....
  
  
   * * *
  
  
  
   В этой части внутреннего двора Храма Самхейн ещё никогда не был. Всё дело было в том, что она была ограждена от остальной площади высокой каменной стеной метров в пять высотой. Внутри этого мини укрепления оказался небольшой садик, отличающийся просто немыслимой красотой и завороживший ею даже обычно непробиваемого для таких вещей (и не только для таких) оборотня. Всё в этом произведении оранжерейного искусства было пропитано духом ранней осени, когда листья уже успели пожелтеть, но ещё не успели облететь с веток, оставив после себя лишь голые чёрные деревья.
   В небольшой беседке на белом резном кресле сидел довольно высокий худощавый человек с длинными белыми волосами, собранными в какую-то совершенно невероятную причёску и в белой просторной одежде.
  -Дай угадаю. - В свойственной ему грубоватой манере усмехнулся сын Херреи. - Ты должно тот самый Синх, о котором я столько наслышан.
  -Именно так. - Слабо улыбнулся иссайшинец. - А ты должно быть тот самый оборотень, о котором Го последнее время прожужжал мне все уши.
  -Ага, он самый. - Радостно осклабился Самхейн. - Ну что, давай.
  -Прости, не понял. - Нахмурился Синх.
  -Давай, обучай меня, говорю, что тут непонятного.
  -Сразу берешь быка за рога? Что ж это радует. Но хочу предупредить, овладение своей энергией, занятие не из лёгких, уроки Го покажутся тебе сущим раем Всевышнего Атона по сравнению с тем, что ждёт тебя у меня.... Хотя если.... Ты, говорят, умудрился побить Вэя сразу после прибытия на наш остров?
  -Это было не слишком сложно. - Вновь усмехнулся оборотень.
  -Тогда попробуй заодно побить и меня, возможно в бою у тебя сразу получится то, на что некоторым порой не хватает целой жизни....
   Синх не успел ещё окончить фразу, а Самхейн уже ринулся в атаку. Атака оборотня - это стремительный росчерк, прорезающий пространство и отправляющий его противника в небытие в течение одного мгновения. Это смазанный силуэт, который появляется перед тобой, хотя секунду назад его обладатель вроде бы был так далеко. В эту атаку Самхейн вложил всё своё умение, выработанное в Храме и всю свою мощь оборотня-герона и потенциального Бога Хаоса. По всем законам этого мира Синх не мог, не должен был отразить эту атаку. Но отразил.
   Сын Херреи так и не понял, что сделал его противник, но его кулак пронзил пустоту.
  -Я здесь. - Произнёс насмешливый мелодичный голос, и потрясённый оборотень обнаружил, что соперник со спокойным видом стоит у него за спиной.
   Второй прыжок Самхейна был, как бы ни невероятно это не звучало, ещё быстрее и смертоноснее, но и он пропал втуне, а с рук его противника неожиданно вырвался сплошной поток энергии, напоминающий ворох мерцающей зелёной листвы, который, окружив незадачливого оборотня, швырнул его прямо на произраставшее неподалеку дерево, которое немедленно сломалось под тяжестью его тела.
   Рев, вырвавшийся из глотки сына Херреи можно было бы, наверное, сравнить с рёвом голодного горного дива, у которого из под самого носа увели добычу. На протяжении всей своей жизни Самхейн никогда не сталкивался с противником, который бы его превосходил, и потому сейчас он вовсе не намерен был признавать своё поражение. На этот раз оборотень сменил обличье прямо в воздухе во время третьего прыжка и не прогадал! Энергия Синха не сумела вовремя отшвырнуть тело горного саблезуба, который весил раз в восемь больше, нежели человек, и когти зверя оставили на бедре мастера неглубокий, но весьма болезненный порез.
  -Неплохо. - Усмехнулся ничуть не обескураженный Синх. - Но это всё равно не то, чего я хочу от тебя добиться.
  -Ещё не вечер! - Невнятно проревел получеловек-полузверь, поскольку Самхейн решил приостановить полную трансформацию (ему были доступны и такие фокусы) и атаковал вновь. Однако Синх был не из тех, кто повторяет свои ошибки дважды, и теперь уже все атаки Самхейна шли прахом, а сам он то и дело оказывался впечатанным в какое-нибудь дерево. Но этот поединок не проходил бесследно и для самого иссайшинца, его сила бы отнюдь не беспредельной, и он уже начал уставать, в то время как оборотень, казалось, не проявлял ни малейших признаков утомления.
   Наконец, устав от того, что его швыряют словно какую-нибудь надоевшую игрушку, Самхейн неожиданно для себя ощутил чёрную тяжёлую ненависть по отношению к этому прилизанному хлюпику, который побеждает его каким-то непонятным колдовством, и, собрав эту ненависть в тугой комок, он неожиданно даже для самого себя швырнул образовавшийся сгусток негативной энергии прямо в изумлённое лицо Синха.
   Иссайшинец ещё успел выставить щит из собственной энергии, но он оказался смят, а сам мастер отброшен прямо на искусно вырезанные белоснежные перила беседки. В итоге деревянные перила разлетелись в щепки, а сам Синх с изрядным усилием, но всё же поднялся на ноги. В этой схватке он, как и его противник, оказался выжат досуха. Самхейн тоже держался на ногах с заметным трудом. Выкинув из себя энергию, которую он обычно привык поглощать, он ощущал себя так, как будто из него вынули душу.
  -Ничья? - Тяжело дыша, прохрипел иссайшинец.
  -Так уж и быть, не стану тебя добивать. - "Великодушно" согласился оборотень и с трудом направился к выходу из сада.
  
  
   * * *
  
  
   После поединка с Синхом Самхейн стал приходить к нему каждый день, и они вместе до изнеможения отрабатывали приёмы работы с энергией. Надо сказать, эти уроки пошли на пользу не только самому оборотню. Синх, пользуясь случаем, не преминул попросить сына Херреи обучить его искусству, так сказать, противоположному его собственному, то есть поглощению энергии и добился в нём некоторых успехов.
   Наконец, настал день окончания обучения. К слову сказать, Лотос и Оргел тоже испробовали свои силы в поединке с верховным наставником, но их обоих после этого вынесли из рощи Синха вперёд ногами (в смысле без сознания, а не мёртвыми), и они так и не смогли овладеть даже азами этого удивительного и сложного искусства.
  
  
   * * *
  
  
  -Ты считаешь его достойным кандидатом?
  -Да, учитель, я думаю, если кто и способен справиться с этим поручением так это именно он.
  -У него непростой характер. Он порой не контролирует собственные эмоции и желания.
  -Это так, но вспомните все наши предыдущие попытки! Ни один из наших доблестных и дисциплинированных воинов не вернулся! ... Ни один! Но ... быть может там, где не сработала наша выдержка и самоконтроль, сработает бесшабашность и способность нестандартно мыслить?
  -Что ж, возможно ты и прав. Поговори с ним. Надеюсь, он согласиться, хотя, если честно я считаю, что шансов выжить у него и принести нам все камни практически нет.... И ещё, ты не вполне справедлив к нашим воинам. Из прошлых походов за камнями Силы действительно не вернулся ни один иссайшинец.... Ни один ... кроме тебя....
  
  
   * * *
  
  
  -Ну, господа ученики, вот и подошло к концу наше обучение! - Самхейн весело оглядел пакующих свои немногочисленные пожитки друзей. - Завтра мы покинем сию юдоль знания и совершенства. Не все из нас сумели пройти обучение до самого конца, кто именно не сумел, пальцем показывать не будем....
  -Оргел, давай его убьем!
  -Ты хоть знаешь, как его убивать то?
  -Интересный вопрос, ... давай ему голову отрежем что ли.... Слышь, Самхейн, если тебе голову отрезать ты её назад прирастить сумеешь?
  -Не знаю, не пробовал. - Пожал плечами сын Херреи.... Эй, ты что делаешь?! - В притворном испуге возопил оборотень, видя, что Лотос со зловещей усмешкой достаёт свой "зелёный лист", который он не иначе как чудом сумел сохранить в течение всех перипетий, происходивших с ним. - Ну-ка положи свою зубочистку на место! У меня, знаешь ли, нервы ... чувствительные....
  -Самхейн, тебя вызывает к себе настоятель. - В дверь скромной комнаты друзей, напоминающую келью, просунулась Глова молодого послушника. - Вы двое тоже можете пойти, если хотите.
  -Это что нечто вроде последнего напутствия? - Насмешливо поднял бровь сын Херреи. - Типа, не делай добра, не получишь зла, или как там у них....
  -Нет, чудовище, у них совсем не так, а вот у тебя....
  -А что у меня?
  -Ничего, пойдём, нечего заставлять наставника Го ждать.
  
  
   * * *
  
  
  -Ну, и зачем ты нас вызывал, хочешь попрощаться? - Сразу взял быка за рога оборотень, едва войдя в кабинет настоятеля.
  -Не совсем. - Слабо улыбнулся Го, который за прошедшие годы успел свыкнуться с грубоватыми манерами Сына Херреи и ничуть на них не обижался. - Уезжаете вы завтра, поэтому попрощаться мы с вами ещё успеем. Речь у нас с вами пойдёт совсем о другом.
  -И о чём же?
  -Вы когда-нибудь слышали что-либо о Камнях Силы?
  -Я слышал. - Подал голос доселе молчавший Лотос. - Эти камни были принесены Орсиллиантом из какого-то другого мира, и были вделаны в его корону. Бытует мнение, что именно с помощью них он сумел открыть портал на Силору, впоследствии камни были им утеряны.
  -Ты прав, все, что ты сказал, соответствует действительности. От себя же могу лишь добавить, что я знаю, где хранятся эти камни.
   В кабинете повисло молчание.
  -То есть, ты хочешь сказать, что тебе известно их местонахождение? - Подал голос Оргел.
  -Он же только что это сказал, дубина! - Не удержался от шпильки Самхейн.
  -Да и я хотел бы, что бы вы помогли мне их добыть. - Спокойно ответил на вопрос сарта брат Го, не обращая никакого внимания на реплику оборотня.
  -Ну, тогда нам следует узнать побольше об этих камнях. - Вполне справедливо отметил сын Херреи.
  -Хорошо, я расскажу вам.... Всего Орсиллиант принёс с собой восемь камней. Каждый из них соответствует восьми Великим Силам, действующим в Сотворённых Мирах. Надеюсь, что такое Великие Силы, никому из вас объяснять не надо? ... Так вот, Рубин Крови соответствует Инфракосмосу, Сапфир Смерти соответственно Смерти, Жемчужина Льда - Силе Высшей Материи, Изумруд Жизни, как вы уже, наверное, догадались, Жизни, Топаз Тьмы - Хаосу, Аметист Порядка - Силе которой служат твои, Оргел сородичи. Адамант Света и Алмаз Слёз уже находятся в наших руках, скажу без утайки, в своё время я едва не лишился жизни, добывая их, но это было так давно.... Настоятель расслаблено откинулся в своём кресле и немного прикрыл глаза вспоминая....
  -А за каким хером вам вообще понадобились эти камни? - Громко рявкнул оборотень, возвращая своего наставника в реальный мир.
  -Видишь ли, Самхейн, если соединить все камни с короной Орсиллианта, то мы сумеем открыть портал практически в любое измерение, какое только пожелаем, в частности на Аркант, мир, в котором находится Школа Богов.... Если ты добудешь для нас камни и корону Столпа Света, то мы с радостью поможем тебе попасть в это замечательное во всех отношениях место.
  -Звучит заманчиво.... Ну, что ж, я согласен. Тем более что с Орсиллиантом у меня свои счёты. Давай мне координаты нахождения этих твоих камней.
  -Итак, начнём с Сапфира Смерти....
  
  
   Глава девятая. Дивный Лес.
  
  
  
   Провожать друзей из Храма вышли практически все его обитатели. Шутка ли? Не каждый день из храма выпускаются обладатели восьмого дзена, а уж о девятом и говорить нечего, тем более, если его получил не иссайшинец, а какой-то чужеземец. Но, увы, ничего не поделаешь. Звание заслужено честно и всем тем, кто не слишком-то хотел, чтобы Самхейн его получил, оставалось только кусать локти в бессильной зависти. Таких к счастью было немного.
   Обратно на Ардонис друзья отправились всё с тем же Люем, который вновь отправлялся туда по своим торговым делам и который на этот раз не стал брать с новоиспечённых выпускников никакой платы, к немалой радости оборотня.
   Путешествие проходило спокойно вплоть до самого конца, и вновь оказавшись в баронстве Кварис, друзья стали думать, что же им делать дальше.
  -Ну что, с какого камня начнём первым? - Задал вполне резонный вопрос Оргел. Он вместе с Лотосом и Самхейном уютно расположились в небольшой таверне неподалёку от побережья.
  -Думаю, стоит начать с Изумруда Жизни. - Ответил оборотень. - Ты как, Лотос, не против? - Сын Херреи злорадно покосился на дриаду.
   Надо сказать, причины для злорадства у оборотня были. Всё дело было в том, что Изумруд Жизни, если верить словам брата Го, находился ни где-нибудь, а в самом Дивном Лесу, причём в той его части, которая как раз принадлежала дриадам, которые явно не обрадуются, узнав о намерениях спутников своего сородича.
  -Нет не против. - Вполне спокойно вопреки ожиданиям Самхейна парировал Лотос. - Дивный лес находится ближе всех к тому месту, где мы сейчас находимся, так что думаю, ты прав.
  -У, ты мой маленький, дай я тебя поцелую! - Оборотень и впрямь сделал попытку поцеловать дриаду, лицо которого было скрыто глухим капюшоном, сын леса брезгливо отстранился.
  -Фу, не знал, что у тебя склонность к таким забавам!
  -А чё, артист я или не артист! - Весело рявкнул оборотень. - В Гитсе, говорят, ещё и не такое творится!
  -Ладно, господа ловеласы, - пресёк дальнейшие споры Оргел - о своих чувствах друг к другу поговорите после. Сейчас давайте решать, как нам добыть этот самый Изумруд Жизни.
  -Да, это проблема. - Уже серьёзнее протянул Самхейн. - Насколько я знаю твоих сородичей, они убьют нас сразу, как только мы подойдём к границам их владений. Так ведь, дружище?
  -Именно так, дружище. - Согласно кивнул Лотос. Поэтому в лес я пойду один. Вы останетесь неподалёку.
  -И что ты собираешься выкрасть этот камешек в одиночку?
  -Именно так.
  -А совесть не замучает? - ехидно протянул оборотень. - Как никак, своих обворовываешь.
  -Не замучает. Видел я этот камень и вот что я вам скажу, друзья. - Лотос тяжело уставился в глаза спутникам - Немалая в нём Сила, да только недобрая она, совсем недобрая. Я когда на него смотрел, так словно бы в голове голос какой слышал. Мол, бери меч и убивай всех, кто к твоей расе не принадлежит без разбору. Да ещё желательно так убивай, чтобы они при этом мучались подольше.... Нет, думаю, без этого камня моему народу будет намного лучше.
  -А не боишься, что мы этот артефакт заимев, сами в чудовищ превратимся? - вновь поддел своего друга Самхейн.
  -Так ты ж сам говорил, что к магии невосприимчив, а теперь выходит, испугался?
  -Ах, ты ж, дрянь такая, ты меня ещё трусом будешь называть?! ... Эй, трактирщик! Вот этому - кивок на неподвижно сидевшего сына леса - больше вина не неси, а то болтает уже всякую чушь, добрых людей позорит.
  -Слушай, а ты уверен, что вот так запросто сможешь его взять? - Прервал дурашливо-гневливую тираду оборотня Оргел.
  -Думаю да ... в любом случае, это единственное что нам остаётся, если хотим заполучить камень. Я, например, очень хотел бы посмотреть на иные миры....
  
  
   * * *
  
  
  
   До границ Дивного Леса друзья добрались примерно за полторы недели. Погода стояла по-весеннему тёплая, и потому путешествовать было одно удовольствие. Граница представляла собой практически идеально ровную линию могучих лесных исполинов, отдалённо похожих на дубы, которая чётко отделяла земли эльфов от владений Орсиллианта.
  -Значит вот он какой, ваш хвалёный Дивный Лес. - Неопределённо протянул Самхейн, вглядываясь в неестественно ровные и гладкие стволы деревьев, росшие так плотно друг к другу, что между ними не проскочил бы, наверное, и заяц. - Что-то выглядит не слишком грозно.
  -Поверь, это только на первый взгляд. - Спокойно парировал Лотос. - К тому же, эта часть Леса принадлежит эльфам, наши владения лежат дальше.
  -Ну, так что вперёд?
  -Куда вперёд? Хочешь, чтоб тебя остроухие стрелами утыкали? - осадил Оргела Самхейн. - Эльфы конечно не сыны леса и с остальными народами стараются дружить, но в свой лес просто так никого не пускают. Я ведь прав? - Оборотень вопросительно повернулся к Лотосу.
  -Более чем, мохнатый друг мой, более чем, и откуда ты столько знаешь о нашем лесе?
  -Матушка рассказывала.... - Самхейн болезненно дёрнул щекой. - Ей в своё время много где довелось побывать....
  -В общем, так, разбейте лагерь неподалёку и ждите меня здесь. Я постараюсь обернуться как можно быстрее. В лес не суйтесь ни в коем случае. В общем, бывайте.... - Лотос в последний раз оглянулся на друзей и уверенной походкой зашагал по направлению к зелёной роще.
  
  
   * * *
  
  
  -Сколько раз я повторял тебе, Фиалка, что срез должен быть ровным. - Чёрный Тюльпан с раздражением отпихнул от себя ногой изуродованный труп взрослого мужчины лет тридцати с рассечённым надвое туловищем. - Пока не научишься делать ровный срез, звания мастера меча тебе не видать как своих ушей.
  -Я буду стараться, наставник. - Виноватым голосом проговорил совсем ещё юный сын леса, преданно глядя в глаза учителя.
  -Для того чтобы стать истинными воинами леса вам нужно ещё многому научиться. - Вновь подал голос Чёрный Тюльпан, обращаясь теперь уже ко всей группе молодых дриад стоявших неподалёку и взирающих на него как на бога. - Вот смотрите - мастер меча подошёл к связанному по рукам и ногам молодому парню из числа людей, пойманных в то время, когда они подошли слишком близко к границам владений сынов леса, и одним движением "зелёного листа" отсёк ему верхнюю половину черепа. Несчастный, не издав ни звука, рухнул на зелёную траву Дивного Леса, обливаясь кровью. - Видите, какой ровный срез? А теперь.... - Чёрный Тюльпан отошёл на пять шагов и метнул клинок в следующую жертву, оказавшуюся молодой женщиной, которая непонятно зачем забрела на свою беду к границам Дивного Леса. "Зелёный лист" с большой скоростью устремился к несчастной и в горизонтальном вращении легко отделил её голову от тела.
  -Тебе не кажется, что это уже слишком, Тюльпан? - вопрос был задан суровым мужественным голосом так непохожим на виноватое блеяние Фиалки, и заставил мастера меча вздрогнуть от неожиданности. Впрочем, сын леса быстро пришёл в себя.
  -Ба, кого я вижу! - Чёрный Тюльпан издевательски поклонился вновь прибывшему. Лотос! С возвращеньицем, с возвращеньицем! Вижу, твоя глупая любовь к смертным расам так никуда и не ушла.
  -Я узнал смертных достаточно для того, чтобы полюбить их ещё больше, хотя и среди них подонков хватает, ... как и среди нас.
  -Это что оскорбление? - грозно нахмурился Чёрный Тюльпан. - Может быть, ты желаешь поединка?
  -Ты не представляешь, насколько я его желаю, но, к сожалению, нас осталось слишком мало, и поэтому ... нет, я имел в виду не тебя.
  -Я не знаю, почему наш Отец до сих пор не приказал тебя уничтожить, но впредь следи за своими словами, ибо могут они стать последними. - Произнеся эту тираду, Чёрный Тюльпан резко развернулся и, не глядя, метнул свой клинок из-за спины в последнюю жертву, крепкого кряжистого наёмника, который, судя по полным ненависти взглядам, бросаемым на дриад, сумел сохранить присутствие духа. Впрочем, это ему не помогло. "Зелёный лист", описав широкую дугу, вонзился прямо в макушку воина, погрузившись в неё на добрую треть....
  
  
  
   * * *
  
  
  
  
  -Что-то наш общий друг изрядно задерживается... - Самхейн обеспокоено поцокал языком. - Тебе не кажется, что с ним могло что-то случиться?
  -Ну и что ты предлагаешь?
  -Как что? Пойти в этот Дивный, мать его, лес и разнести там всё к чертям собачьим!
  -А силёнок у нас с тобой на это хватит?
  -Но не сидеть же нам с тобой просто так, сложа руки!
  -Ну не знаю, Лотос сказал именно сидеть и ждать, а уж он то намного лучше разбирается в обычаях своего народа. К тому же разнеся, как ты говоришь, всё там к чертям собачьим, не сделаем ли мы так, что Лотос потеряет свою родину? А мы соответственно друга?
  -Да, наверное, ты прав, я сморозил глупость... Ну что ж тогда будем сидеть и ждать.
  
  
  
   * * *
  
  
   Скрытый непроглядным ночным покровом громадный чёрный зверь крадучись пробирался к границе Дивного Леса, оставив Оргела беззаботно дрыхнуть в лагере. "Нет, ну а что вы хотели? Сидеть и ждать? Да лучше уж сразу, как говориться, головой в петлю! Нет, лучше уж я сам посмотрю, что за дела у них там творятся, а потом уже и буду думать, кого бить всерьёз, ну а кого просто за уши оттаскать, так сказать для профилактики".
   Размышляя примерно в таком духе, Самхейн не заметил, как подошёл почти вплотную к неподвижной дубовой (или хрен его знает какой) роще.
   И вот тут чрезмерная самоуверенность наконец-то подвела чёрного саблезуба. Два ближайших к нему древа вдруг совершенно неожиданно для оборотня вытащили корни, которые мгновенно оплели его со всех сторон. С глухим рыком чёрный зверь принялся кататься по земле, пытаясь разорвать опутавшие его тенёта, но у него ничего не выходило, поскольку ещё два дерева, вытащив корни, довольно резво спешили в его сторону, а взамен каждого оторванного его клыками корня тут же вырастал новый.
   Но, как оказалось, живые деревья были не единственными неприятными сюрпризами этого места. Со всех сторон, откуда ни возьмись сына Херреи принялись окружать высокие стройные воины, затянутые в светло-зелёные облегающие костюмы, бывшие, несомненно, эльфами.
  -Так, так посмотрим, кого это у нас сегодня хьорны поймали ... осторожно, Финве! - запоздало крикнул один из Дивных, видя, что его товарищ подошёл слишком близко к непонятному зверю, но было поздно. Могучая лапа саблезуба, которая ещё не до конца утратила свою подвижность, одним молниеносным движением разорвала незадачливому эльфу горло.
  -Ах ты тварь! - рассвирепел кричавший и вскинул свой длинный лук, изготовленный из какого-то белого дерева, но остальные осадили его. - Подожди, не кипятись Зариэль, видишь это не просто зверь, это же самый натуральный оборотень!
  -Да мне наплевать, он моего брата убил!
  -Вот и подумай, от твоего лука он примет лёгкую смерть, а вот ежели мы его в плен возьмём....
  -То отдадим дриадам. - Мрачно закончил за говорившего названный Зариэлем. - Пусть с ним сыны леса забавляются как можно дольше...
  
  
   * * *
  
  
  
   Самхейна и в самом деле отдали дриадам. Но не сразу. Сначала его долго допрашивал какой-то местный маг, пытаясь выяснить с какой целью он пытался проникнуть в их королевство, но разъяренный до крайней степени тем фактом, что его смогли спеленать, как какого-то мальчишку, оборотень ответил оскорблениями. Так ничего и не добившись от упрямого пленника, чародей разрешил таки Зариэлю и ещё одному воину на время покинуть свой пост и отправится к сынам леса.
   Нет, конечно, колдуну, который к тому же ещё был начальником лесной стражи, не очень хотелось отпускать двух своих бойцов, но и ссориться без нужды с Зариэлем, в которого после смерти брата словно бы бес вселился, ему не хотелось ещё больше.
   А что же касается оборотня, то его чародею было ни капельки не жалко, да и ценности этот пленник не представлял никакой, поскольку Герона, родина оборотней была от Дивного Леса куда как далеко, и никаких отношений между этими двумя странами не было и в помине. С другой стороны Столп Света, с которым у эльфов был какой-никакой союз, как раз таки отличался крайней нетерпимостью к различного рода тварям Тьмы к коим он относил (и не без основания) оборотней, так что в любом случае от исчезновения незваного гостя Лорна бы только выиграла.
  
  
   * * *
  
  
  
   Самхейн был просто раздавлен. Нет, не просто раздавлен. Уничтожен! Развеян в прах! Его непобедимого бойца неодолимой силы сначала пленили какие-то остроухие сопляки, которых он никогда и за воинов то не считал, а затем продали, словно жалкую скотину сородичам Лотоса, которые, как он узнал впоследствии, походили на его друга только внешне. Что же касается всего остального....
   Осознавая всю чудовищную силу своего пленника, эльфы опутали его с ног до головы какой-то живой лианой, которая непрестанно взбрызгивала в его тело яд через специальные шипы, в изобилии произрастающие на ней. Этот яд мешал оборотню не только двигаться, но и даже нормально соображать.
   Его сознание постоянно плавало в каком-то вязком тумане, пробиться через который не представлялось никакой возможности. Как догадывался оборотень любого другого, пусть даже и представителя бессмертных рас капля этого яда просто убила бы на месте.
   Дриады же в свою очередь сполна воспользовались беспомощностью своего пленника. Для начала они отрезали ему пальцы на руках и ногах, но когда на следующий день пальцы отрасли снова, восторгам сынов леса не было предела. Особенно усердствовал один по имени Черный Тюльпан, который то вырезал оборотню глаза своим зелёным клинком похожим на меч Лотоса как две капли воды, то обрубал руки и ноги, причём всё это сопровождалось подробнейшими комментариями, обращёнными к остальным, как и что нужно делать, чтобы пленник сильнее мучился.
   В общем если до этого у оборотня и оставались сомнения по поводу страшных баек ходивших про этот народ, то теперь все они были полностью развеяны, и сын Херреи поклялся себе нерушимой клятвой, что если каким-то чудом ему удастся уцелеть и вырваться из плена, то он не будет знать покоя до тех пор, пока вся эта мерзкая раса не канет в небытие....
  
  
  
   * * *
  
  
  
  -Отец, почему ты дозволяешь Чёрному Тюльпану и остальным так издеваться над пленниками? Это же противоестественно! Мы должны жить в мире с остальными расами! - Лотос в отчаянии пустил голову.
  -А когда их лесорубы изводят лес, оставляя после себя лишь пни да колоды, они думают о милосердии? - Глубоким голосом, в котором отчётливо слышался треск дерева, прогудело гигантское существо, возвышавшееся над дриадой на три головы.
  -Но прикажи хотя бы отпустить оборотня! Он мой друг, мы немало прошли с ним, и он не сделал нам никакого зла!
  -Нет. - Решительно отрубило существо. - Он, как и остальные хотя бы раз в своей жизни поднимал руку на растения, на наших братьев, а, значит, повинен в смерти.
  -Но он мой друг! - В отчаянии выкрикнул Лотос.
  -Сын леса не может водить дружбу с убийцей деревьев. Советую тебе запомнить это. С моей стороны было ошибкой разрешить тебе оставить наш лес, отныне я запрещаю тебе его покидать. Теперь ступай, и чтобы больше я не слышал от тебя всяких глупостей.
  
  
   * * *
  
  
  
  -Самхейн.... Самхейн, ты слышишь меня, это я, Лотос! Я пришёл, чтобы освободить тебя!
  -Ллотос? ...
  -Да, да, это я ... подожди сейчас я сниму с тебя эту дрянь.... - Несколько взмахом клинка сына леса и впрямь освободили оборотня от жуткой лианы, чьи истекающие ядом обрубки сейчас бессильно корчились на чёрной земле глубокой ямы, в которую бросили сына Херреи.
  -Ну что, как, ты приходишь в себя?
   Организм Самхейна был настоящим чудом природы. Воплощённым совершенством. Для того чтобы прийти в себя после бесконечных пыток и издевательств ему понадобилось меньше минуты.
  -Ох, ну и потеха же теперь пойдёт! - Свирепо рявкнул оборотень, разминая кулаки.
  -Подожди, друг, не горячись! Ты что же думаешь, что ты справишься со всеми сынами леса?
  -Ты со мной? - Вопросом на вопрос ответил оборотень.
  -С тобой, но против своих я не пойду, ты должен меня понять.
   С секунду сын Херреи буравил друга тяжёлым звериным взглядом, но тот не отводил глаза, и Самхейн с тяжким вздохом опустил взор первым.
  -Прости. - Через силу выдавил он. - Сам не знаю, что на меня нашло.
  -Слушай, у меня есть план, как добыть Изумруд Жизни. - Торопливым шёпотом зачастил Лотос. - Наш Отец Умбурум запретил мне покидать Дивный Лес, но ты ещё сможешь ускользнуть, если будешь действовать так, как я тебе скажу.
  -Ты хочешь, чтобы я оставил тебя здесь с этой мразью?! Плохо же ты меня знаешь....
  -Послушай, если ты унесёшь отсюда этот камень, то возможно чары, которые наполняют моих сородичей злобой и ненавистью перестанут действовать и мне вновь позволят покинуть Дивный Лес.
  -А если нет?
  -Боюсь, что у нас нет другого выхода. Против своих я не пойду, да и бесполезно это, против мощи Умбурума мы всё равно не сможем ничего сделать.
  -Кто такой этот чёртов Умбурум?
  -Это наше божество. Поверь, он не слабее чем даже Столп Света.
  -Тоже мне нашёл пример силы.... - Проворчал оборотень.
  -В общем так. Сейчас ждёшь меня здесь. Остальные вряд ли появятся здесь до утра, но всё же лучше не вылазь из ямы до тех пор, пока я не приду, после я подскажу тебе твои дальнейшие действия....
  
  
   * * *
  
  
   Пробираясь в самое сокровенное место Дивного Леса, Лотос, непревзойдённый воин, прошедший суровую школу храма Совершенств самым натуральным образом трясся от ужаса и дело тут было даже не в том, что если его поймают на краже самой значимой реликвии дриад, его будет ждать участь намного хуже смерти. Нет просто тот поступок, который он собирался совершить представлялся ему самым натуральным кощунством, и сын леса никак не мог заставить эту мысль умолкнуть.
   Сколько он себя помнил, Изумруд Жизни всё время находился здесь на этой поляне на резном деревянном пьедестале. И сколько он себя помнил, этот Камень всегда был полон злой яростной Силы, которая только и ждала момента, чтобы излить всю свою ярость на чужаков. Вот как раз на этом Лотос и решил сыграть.
   Сегодня Камень был удивлён, если к нему вообще было применимо это слово. Никогда ранее к нему никто не смел прикасаться. Никто кроме самого Умбурума. Поэтому сейчас Камень, чувствуя, что его сжала совсем другая рука, уже хотел, было, обратиться к разуму бога этого места, чтобы он покарал святотатца, но затем те вещи, которые начал говорить сын леса заставили его умолкнуть. Умолкнуть, а затем прислушаться. Войну. Тотальную войну на истребление против всех, кто не принадлежит Дивному Лесу, обещал ему этот странный дриада, войну, на которую ему не удалось уговорить самого Умбурума, который, как бы ни ненавидел представителей иных рас, всё же понимал, что такая война принесёт его народу поголовную гибель. Но Камень этого понимать упорно не желал. Не будучи разумным в истинном смысле этого слова он мог делать лишь то для чего его создали. А именно антагонистировать с другими Силами. Или с их миньонами.
   И вот именно это и обещал ему сын леса, и Камень по своей природе не мог ему отказать. Сжав Изумруд Жизни в ладони, Лотос опрометью ринулся бежать, стараясь не думать об истиной цели своего бега. "Враги, много врагов". - Раз за разом твердил он Камню. - "Убивать, убивать, убивать".... "Убивать, убивать, убивать" - соглашалось творение неведомых сил....
  
  
   * * *
  
  
  -Самхейн! ... Вот он! ... Теперь бери Камень, превращайся в саблезуба и беги. Беги, что есть мочи! Когда достигнешь цепи хьорнов, это те живые деревья, которые пленили тебя, прыгай как можно выше! Главное не приближайся к ним и не пытайся с ними драться!
  -А как же ты? Тебя убьют за то, что ты мне помог!
  -Бей меня по голове! Бей, чтоб я до утра не очухался! Я скажу, что ты оглушил меня и сбежал! Тогда мне оставят жизнь....
  -Но....
  -Проклятье, у нас нет времени на споры! Камень уже чувствует подвох, ... нет времени объяснять! Ударь меня и беги! ... Бей, твою мать!!!
  -Я вытащу тебя отсюда, друг. Обещаю. - С этими словами оборотень резко обрушил свой могучий кулак на затылок дриады и, подхватив Изумруд Жизни, опрометью ринулся бежать.
   Камень же, как только оказался в руках чужака, тут же воззвал к хозяину этих мест. Он был вне себя от ярости оттого, что его обманули, но, к сожалению, ничего не мог поделать. Каким бы могучим вместилищем Сил он не был, он не мог использовать их сам без направляющего разумного существа. А такового сейчас поблизости не наблюдалось.
   Самхейн же продолжал свой безумный бег. У него хватило ума не приближаться вплотную к тем хьорнам, что встречались у него на пути, но пока это были лишь одиночки, да к тому же в отличие от тех, что росли на границе, находящиеся в полудрёме.
   До границы он добежал примерно за час. Нет, не к той, на которой его схватили эльфы, а к южной, к границе с Джеррой. Звериное чутьё безошибочно указывало ему путь. Когда же впереди, наконец, показалась сплошная стена живых древ, Самхейн не добегая до неё примерно двух метров, но и не снижая скорости, совершил прыжок.
   Так он не прыгал ещё никогда в своей жизни. Оборотень пролетел на метр выше остроконечных вершин хьорнов. Живые ветви попытались, было ещё схватить его, но куда там! Громадная туша зверя приземлилась далеко за пределами Дивного Леса, и у полуразумных деревьев не было никакого шанса догнать беглеца. Да они и не пытались.
  
  
   Глава десятая. Сапфир Смерти.
  
  
  
   Покинув оказавшийся таким негостеприимным Дивный Лес, Самхейн оказался в необъятных степях Джерры. И надо сказать, он не сильно огорчился, очутившись в этой совершенно незнакомой ему стране, поскольку вполне справедливо полагал, что здесь вряд ли окажется хуже, чем там, откуда он сумел выбраться.
   Взвесив все за и против, оборотень решил не возвращаться в то место, где он оставил Оргела. Отлично зная твёрдый, но слишком уж прямолинейный характер сарта он понимал, что тот вне всяких сомнений последует за ним в Дивный Лес, а вызволить его оттуда у сына Херреи, как не прискорбно это осознавать, не хватит ни сил, ни возможностей.
   Так что остаётся только один выход. Найти все эти чёртовы камни, а уже потом, как говориться в силах тяжких явится в Дивный Лес, и выжечь там всё к чертям собачьим. Идею о том, чтобы выкупить жизнь друзей ценой Изумруда Жизни Самхейн отверг сразу как не стоящую внимания. Ведь и дураку ясно, что как только он явится с этим предложением к древним расам, Камень тут же отберут, а его самого уничтожат, не утруждая себя ни вопросами, ни сомнениями, поскольку он сумел изрядно насолить как эльфам, так и дриадам. Просить помощи у иссайшинцев тоже бесполезно. Во-первых, не помогут, а во-вторых, даже если бы и захотели помочь, всё равно не осилят магию проклятого леса. Так что придётся действовать самому.
   Снова прикинув весь расклад, оборотень решил направить свои стопы в пустыню Сали где, по словам Го, находился Сапфир Смерти, так как она была ближе всего к тому месту, где он сейчас находился. По землям Джерры Самхейн шёл с тяжёлым сердцем. Уже во второй раз по его вине пострадали его близкие.
   Ведь как ни крути, не отлучись он тогда на этот проклятый турнир, его мать, Ворв, да, наверное, и Фарл тоже были бы живы. И вот теперь опять. Переоценил свои силы, полез на рожон, ну и получил, как говорится то, что заслужил. Ну да ничего. Ещё не вечер. Мы ещё повоюем. Главное найти Камни, а там уж он заставит и остроухих и ублюдочных сородичей Лотоса горько пожалеть о том, что они сделали с ним и его друзьями. Обуреваемый примерно такими мыслями оборотень продолжал путь.
  
  
   * * *
  
  
  
   Когда на горизонте необъятной степи показалось облако пыли, Самхейн даже обрадовался. Уже третий день он брёл по территории Джерры и если бы не его способности оборотня-герона, он давно бы уже погиб от недостатка пищи и воды. Хотя, как считал сам сын Херреи, ещё быстрее он погиб бы от банальной скуки, так что предстоящая схватка (благо с джеррийцами он уже успел познакомиться, чтобы питать на их счёт какие-либо иллюзии) его только радовала.
   Как показало дальнейшее развитие событий, оборотень попал в самую точку. Отряд примерно из двух десятков степняков с длинными чубами и голыми торсами, не утруждая себя расспросами, а что это этот чужак делает на их землях, ринулись в атаку.
   Самхейн не теряя более ни секунды, принял звериный облик. Эффект не заставил себя ждать. Примерно половина лошадей (все джеррийцы были на конях) с диким ржанием сбросила своих седоков (двое из степняков при этом сломали себе шеи, а один - ногу), невзирая на их отчаянное желание удержаться в седле, так как пешими джеррийцы сражаться не привыкли, и бросилась наутёк. Остальные сумели обуздать своих коней и с дикими криками ринулись на сына Херреи.
   Все степняки сражались длинными кривыми саблями, настолько гибкими, что напоминали плети, но как показала практика, это оружие оказалось не слишком эффективным против семисоткилограммового зверя, который к тому же двигался намного быстрее человека.
   Раны, нанесённые этим оружием, лишь ещё больше разозлили Самхейна и без того разъярённого своим позорным как он сам считал поражением в Дивном Лесу, потому потеряв примерно половину своих, (Самхейн, не мудрствуя лукаво, тупо поотрывал им головы), джеррийцы попытались использовать свои короткие, но очень сильные луки.
   Однако и это им не помогло. В итоге все они остались лежать истерзанными трупами, у многих из которых не хватало конечностей, на высушенной нещадным солнцем земле Джерры (бегства с поля боя гордые сыны степей не признавали), а Самхейн прежде с дикой злобой переломав луки, через которые в него вонзилось аж шесть стрел, продолжал путь уже не пешком, а верхом на прекрасном джеррийском скакуне, который в Мэртисе потянул бы, наверное, на добрую сотню золотых монет.
  
  
   * * *
  
   Границу Джерры и Сархалиона он пересёк на пятый день своего путешествия. В фарту, единственный город находящийся поблизости от него, Самхейн заезжать не стал, поскольку, во-первых, не знал местного языка, а во-вторых, ему не стоило терять времени даром, поскольку каждая секунда его промедления уменьшала шансы на выживания Лотоса, да, наверное, и Оргела тоже, хотя ещё доподлинно неизвестно, что там на самом произошло с бесстрашным сыном сартского народа.
   Конь подох уже практически на самой границе султаната и великой пустыни. Нет, ну а что вы хотели, источников воды на километры в округе нема, с растительностью дело обстояло тоже немногим лучше, так что у Самхейна не было совершенно никакой возможности его спасти.
   Однако, подходя к границам Сали, оборотень наткнулся на весьма занятное зрелище. Какой-то смуглокожий воин довольно умело отмахивался кривым сархалионским ятаганом с вороненой сталью от гигантского чудовища похожего своим видом (но отнюдь не размерами) на маленького чёрного скорпиона, в изобилие водившегося на территории султаната.
   Тварь же в отличие от него имела тускло-белый окрас и, по всей видимости, довольно прочный хитиновый панцирь, так как её клешни вполне успешно отражали клинок неведомого воина. Самхейн задумчиво прищурился. Яснее ясного, что если он не вмешается, человек этот бой проиграет, вон его конь уже валяется неподалёку с разорванным горлом, но вот стоит ли ему вмешиваться?
   Взвесив все за и против, оборотень решил, что всё же стоит. Как никак матушка, светлая ей память, учила его по возможности помогать тем, кто угодил в беду, и нарушать её заповеди он не хотел.
   Яростно взревев, сын Херреи ринулся в бой. Он успел вовремя. Тварь как раз собиралась проткнуть неведомого воина своим жуткого вида хвостом, увенчанным смертоносным костяным жалом, причём, явно ядовитым.
   Джеррийская сабля, которую оборотень взял у одного из убитых им степняков, отсекла этот природный клинок у самого его основания как раз в тот момент, когда он уже почти вонзился в грудь несчастного путника, который изумлённо вытаращился на неожиданно явившегося спасителя.
   Лишившись своего главного оружия, чудовище издало яростный звук, напоминающий скрежет железа по стеклу, только звучащий на очень высокой ноте, оно явно не собиралось сдаваться. Но теперь расклад сил стал для него прямо противоположным, и как бы ни сильна была тварь, ей не удавалось двигаться также быстро как Самхейну, который, не останавливаясь на достигнутом, отсёк ей одну из шести многосуставчатых лап, из обрубка которой тут же брызнула светло-зелёная жижа, после этого гигантский скорпион совершенно утратил подвижность и оборотню не составило никого труда вместе со своим союзником поневоле очень быстро изрубить бестию на куски. Хитиновый панцирь ей на этот раз не помог.
   Покончив с чудовищем, оба воина напряжённо уставились друг на друга. Первым не выдержал напряжения путник и что-то спросил Самхейна на незнакомом языке.
  -Нет, так дело не пойдёт, брат. - Ответил тому оборотень. - Говори на Всеобщем, не понимаю я твою тарабарщину.
  -Откуда ты, воин? - Как оказалось на Всеобщем путник говорил довольно хорошо практически без акцента, что, в общем-то, не было особым достижением, поскольку, забегая вперёд, скажу, что все языки Силоры принадлежали к одной из двух огромных лингво-групп и восходили либо к языку эрдов (язык эльфов, Всеобщий, язык Героны), который отличался изрядной красотой и мелодичностью, либо к языку хорхов (языки гномов, сархалионцев, джеррийцев и харбрадцев), который, как вы уже, наверное, догадались, особой мелодичностью и красотой не отличался. - Я повидал на своём веку много стран, но никогда прежде мне не доводилось встречать такого могучего воителя как ты.
  -Хм, спасибо за комплимент, ты тоже неплохо дрался. А что до вопроса, откуда я.... Да, отовсюду! Хотя родом из Мэртиса ... вроде бы.
  -Ты очень странный человек, но всё равно, спасибо тебе. Без тебя я бы не одолел эту тварь.
  -Не за что. Всегда пожалуйста.... Слушай, а что ты вообще здесь делал?
  -Вообще-то я не привык говорить о своих делах с первым встречным, - нахмурился незнакомец - но ты спас мне жизнь и поэтому.... Я хочу попасть в город Крон, говорят, это древнейший город этого мира и в нём таятся бесчисленные сокровища только и ждущие того смельчака, который дерзнёт их взять. Если хочешь, то можешь отправиться со мной.... Кстати, меня зовут Рамзан, я воин и самую малость поэт.
  -Самхейн, воин и, как ты выражаешься, самую малость менестрель.
  -О, ты не представляешь, как приятно встретить родственную душу! - Оживился незнакомец. - А то мои соотечественники.... В общем, они не отличаются большой любовью к поэзии. Особенно к моей.
  -Что так?
  -А ты послушай, может быть, сам поймёшь.
  -Ну, что ж, давай. - Согласился Самхейн. - Поэзию я люблю.
  -Вообще-то обычно я пишу на сархалионском, но вот это на Всеобщем.... - И Рамзан начал красивым проникновенным голосом.
  
  
  
   Не знаю, кто и где сказал
   что наша жизнь несовершенна.
   Коль жить давно ты опоздал,
   Тогда, конечно же, всё верно.
  
   Коль мучают же вас ханжи
   Всё разговорами о Боге.
   В ответ ты им тогда скажи,
   где Он и кем ты стал в итоге.
  
   Несчастный глупый мракобес
   во тьме невежества заблудший,
   В тебя безумья вторгся бес?
   Считаешь мрак незнанья лучше?
  
   Свет знаний, вот единый путь,
   что всем откроется в итоге
   Познать попробуй свою суть.
   В себе, не в небе видя Бога.
  
  
  -Твою мать! ... Рамзан! - Восторженно рявкнул Самхейн - да ты не поэт! Ты, мать его, настоящий философ! Хотя конечно я бы поспорил с тобой по поводу света знаний и мрака незнанья.... По мне, так наоборот мрак знания и свет незнания, ... но ладно, это всё лирика! И как тебя за такой вот стишок в твоём Сархалионе не казнили ?
  -Чудом. Пришлось бежать. А до этого я однажды даже в самом Хатуме при дворе султана свои стихи читал.... Да было время.... - Рамзан задумчиво прикрыл глаза. - Может быть, и ты споёшь мне что-нибудь?
  -Позже. Сейчас я думаю нам пора отправляться в путь, я тоже иду в Крон, меня интересует один артефакт, который по слухам там хранится.
  -Что за артефакт?
  -Сапфир Смерти, может, слышал?
  -Слышал. Один из Великих Камней древности.... Но я не знал, что он хранится в Кроне.
  -В Кроне, в Кроне, не сомневайся.... Кстати, может быть, поменяемся оружием? А то эта дрянь - Самхейн указал на свою саблю - гнётся, как сопля, во все стороны, ... в общем, не привык я!
  -А зачем же ты ходишь с таким оружием?
  -Да, видишь ли, я её у одного джеррийца отобрал, их там два десятка было.... В общем, я забрал лучшую.
  -Ты в одиночку справился с двумя десятками? - Не поверил Рамзан. - Или с тобой был ещё кто-то?
   Вот тут Самхейн понял, что сболтнул лишнего, но новоявленный товарищ вроде бы был порядочным человеком, поэтому он решил рассказать ему правду.
  -Да нет, Рамзан, я был один. - Тяжело вздохнул сын Херреи. - Скажу больше, у меня даже не было при себе оружия.
  -Как же ты их одолел?
  -Видишь, ли, друг мой, ... как ты относишься к оборотням?
  -Не знаю, - пожал плечами Рамзан - я никогда не сталкивался с ними.... Постой, ты хочешь сказать...
  -Именно так. - Кивнул головой Самхейн - Смотри. - Оборотень вытянул левую руку, которая на глазах изумлённого поэта начала покрывать густой чёрной шерстью, а ногти превратились в длинные тридцатисантиметровые когти, заточенные до немыслимой остроты. - Спокойно! - Предостерегающе поднял другую руку сын Херреи, видя, что Рамзан начал медленно доставать свой клинок. - Я не причиню тебе вреда! Не уподобляйся своим сородичам, которые оценивают человека лишь по внешним проявлениям, не вглядываясь в его суть!
  -Прости, друг. - Выдохнул сархалионец, возвращая свой ятаган в ножны. - Я просто испугался.... Но своё оружие я тебе, прости, всё равно не дам, это фамильный клинок, видишь руны? Так что извини.
  -Ничего, бывает. - Широко улыбнулся оборотень. - А что же до оружия... Думаю, мы ещё наверняка встретим кого-нибудь, у кого хватит глупости напасть на нас, и у кого будет что-нибудь более подходящее для меня.
  
  
   * * *
  
  
  
   Когда день начал клониться к вечеру путники решили устраиваться на ночлег, так как Рамзан изрядно выбился из сил, да и самому Самхейну было не слишком то привычно идти по палящей жаре пустыни.
  -Фу, наконец-то привал!... Боюсь, друг мой, теперь нам придётся путешествовать по ночам. Ночи здесь должны быть намного прохладнее.
  -Ничего не имею против, по ночам, так по ночам.
  -Слушай, может быть, ты всё-таки споёшь что-нибудь? Давно не слушал менестрелей....
  -Извини, друг. Что-то у меня от вида той твари совсем голос пропал.
  -Что-то ты темнишь, брат-обротень. Нутром чую, тебя что-то гнетёт... Может, поделишься?
  -Как-нибудь в другой раз... Не обижайся, Рамзан, просто у меня сегодня нет настроения изливать душу.
  -Ну, как знаешь...
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Немного передохнув, Рамзан и Самхейн вновь тронулись в путь. Стемнело, и жара как будто бы действительно пошла на убыль.
  -Слушай, а ведь действительно ночью здесь намного лучше.
  -Ну а я что говорил.
  -Ночь, это наша пора. - Мечтательно протянул сын Херреи. - Пора оборотней и им подобных... Подожди... Ты слышишь?
  -Нет ... ничего.
  -Какой-то шорох из-под земли...
  -Да о чём ты?
  -Сзади!!!
   Надо сказать, реакция у Рамзана оказалась отменной. Молниеносно развернувшись вокруг своей оси, сархалионец описал широкий полукруг своим клинком и не иначе как при помощи какого-то шестого чувства умудрился попасть по неведомому врагу. Им оказался синевато-розовый червь длиной примерно до бедра взрослого человека и с оное бедро же и толщиной. Фамильный ятаган не подкачал, его лезвие играючи разрубило тело жуткой твари надвое.
  -Ааа... - истошно заорал Рамзан, судорожно прижимая руку к телу и катаясь по земле от невыносимой боли. Всё дело было в том, что кровь бестии, в обилии попавшая на кисть сархалионца, оказалась концентрированной кислотой, моментально разъевшей его руку до кости.
  -Что с тобой? - обеспокоено склонился над товарищем Самхейн.
  -Их кровь - яд... - Задыхаясь, прохрипел поэт, прижимая к себе искалеченную конечность.
   Тем временем прямо из уже немного остывшего под воздействием мягкой ночной прохлады песка Сали выскочили ещё три похожие твари. Каждая из них имела по четыре мощных коротких щупалец-присосок у самого основания туловища и жуткую зубастую пасть шириной с тело в самом его конце. К тому же двигались бестии более чем проворно, совершая прыжки метра на два ввысь, и Самхейну пришлось собрать все свои силы, чтобы достойно встретить их атаку. Первую тварь он встретил ещё в полёте гибельным сполохом джеррийской сабли и рассёк её надвое. Руку обожгло, но плоть оборотня не сравнится с человеческой, да и крови на сына Херреи попало гораздо меньше, чем на беднягу Рамзана.
   Вторая бестия оказалась намного более осторожной и не спешила подставляться под смертельное жало двуного врага, которое под воздействием кислоты начало стремительно оплавляться. Осознав, что ещё чуть-чуть, и он останется без оружия, оборотень проворно прыгнул к телу впавшего в забытье от болевого шока Рамзана, и, не мешкая, подхватил его клинок, который видимо, был насыщен какой-то магией, поскольку его лезвие ничуть не пострадало от соприкосновения с кровью червя. Жалкий огрызок сабли, сын Херреи метнул в третьего противника, который, правда, с лёгкостью от него уклонился.
   Второй же бестии тем временем надоело ждать и выцеживать, и она атаковала ногу герона. Однако и на этот раз оборотень оказался быстрее. Воронёный ятаган вновь разрубил червя надвое, но последний враг, воспользовавшись тем, что его противник отвлёкся, уже успел оплести своими щупальцами голову лежавшего на земле Рамзана.
   Не теряя времени даром, Самхейн одним прыжком оказался рядом с чудовищем и молниеносно отсёк твари верхнюю часть туловища, стараясь чтобы его кровь ни в коем случае не попала на сархалионца. Однако он просчитался. Умирая, бестия несколько раз конвульсивно дёрнулась, и струя зелёной крови с резким кислым запахом попала поэту прямо в полуоткрытый рот. Рамзан судорожно захрипел, а затем кислота проела его горло насквозь. Небольшая часть её даже выплеснулась на песок, который немедленно задымился.
   Самхейн обхватил голову руками. Какая нелепая гибель! Да, видно ему на роду написано терять друзей во время таких вот стычек, а самому оставаться невредимым, бессмертным чудовищем могучим ... и проклятым. "Так, стоп". - Оборвал сам себя оборотень. - "Сейчас не время раскисать, тряпка, забыл, кто ты есть"? Главное - добыть Камни, а Рамзан.... Нечего сожалеть о мертвых. Сархалионец погиб, и не в его Самхейна силах вернуть поэта к жизни. Так что остаётся одно похоронить невольного спутника и продолжать идти вперёд, чтобы смерть Рамзана не оказалась напрасной. В конце концов, он ведь тоже хотел увидеть Крон...
  
  
   * * *
  
  
  
   Похоронив сархалионца, Самхейн продолжил путь. На песке, в котором было зарыто тело Рамзана, оборотень, повинуясь странному наитию, написал одну фразу из стихотворения поэта, которое тот читал ему намедни: "в себе, не в небе видеть бога". Эта фраза, пожалуй, вполне могла бы стать и его собственным девизом и плевать, что уже к концу этого дня, а может, и раньше от букв на песке не останется и следа, в конце концов, как сказал один мудрец похороны - это скорее утешение живым, чем последняя дань мёртвым.
   Он шёл и днём и ночью, практически не делая перерывов на отдых. Песчаные черви ещё пару раз нападали на него, но после того как оборотень положил с десяток этих тварей, его оставили в покое. И вот, на четвёртый день пути, ему, наконец-то, открылись развалины древнего города.
   Вход в развалины начинался циклопических размеров аркой выполненной из белого мрамора. Неподалёку возвышалась огромная статуя, выполненная из того же материала, изображавшая человекоподобное существо, но с гораздо более тонкими и изящными пропорциями. Чересчур тонкими и чересчур изящными даже для эльфа.
   Самхейн сразу догадался, что видит перед собой изображение эрда, благо в книгах, которые его мать вынесла из гибнущей цитадели Чёрных Сестёр, их описание изредка встречалось.... Да хорошие были книги, жаль, все погибли в огне... - Сын Херреи усилием воли отогнал дурные мысли прочь. Сейчас нужно быть начеку как никогда. Неизвестно, какие ужасы хранит в себе древний город, но, что хранит, это точно, поскольку, как говорил Го, а никакого основания не доверять словам старого мастера у оборотня не было, ни один из воинов Храма, посланный за Сапфиром Смерти, не вернулся назад.
  
   * * *
  
  
  
  
  -Чужак, у нас объявился чужак. - Дракс вздрогнул, с трудом возвращаясь из мира грёз в мир реальный. Появление чужака в его владениях было столь же редким событием, как, например возможность встретить орка во дворце Столпа Света. Ну что ж, по крайней мере, в ближайшее время ему будет, чем себя занять....
  
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Как и ожидал Самхейн, Крон оказался не самым гостеприимным местом. Зайдя в первое же полуразрушенное строение, напоминающее гигантский каменный шатёр, он был немедленно атакован каким-то высохшим трупом, который, судя по всему, при жизни был эрдом. Возможно, кто-то бы остолбенел при виде подобного зрелища, но оборотень лишь произнёс парочку непечатных выражений и ничтоже сумнящееся сноровисто покромсал мертвяка на мелкие кусочки трофейным клинком.
   Слухи о том, что зомби обладают способностью восстанавливаться даже из такого состояния, оказались в корне неверны. (Забегая вперёд, скажу, что такими возможностями в Сотворённых Мирах обладали лишь демиурги, да и то не все, и ещё некоторые создания, о которых будет сказано несколько позже. Сам Самхейн, к примеру, такими возможностями не обладал).
   Однако это оказались лишь цветочки, приём, выражаясь языком метафор, даже толком нераспустившиеся цветочки, ягодки оборотня ждали в самом большом здании, похожем на огромный амфитеатр, вокруг которого явно ощущалась аура злой враждебной всему живому силы. Изумруд Жизни немедленно отреагировал на неё всплеском ярости. Он чуял своего антагониста и попросту кипел от гнева.
   Едва ступив на арену импровизированного Колизея, сын Херреи был тут же атакован почти пятью десятками ходячих трупов далеко не первой свежести. Кого тут только не было! Эрды, люди, орки, какие-то и вовсе неведомые гиганты, и все сейчас желали только одного. Чтобы неведомый чужеземец присоединился к ним, став ещё одним безликим воином этой неупокоенной орды. Клинок покойного Рамзана замелькал со скоростью молнии, рассекая тварей на части, но из катакомб амфитеатра продолжали прибывать новые неупокоенные.
   Поняв, что таким образом он мало чего добьётся, Самхейн устремился вглубь загадочного подземелья, из которого и исходил источник неведомой чудовищной силы. Эти катакомбы оказались в отличие от своих прочих собратьев довольно сухим местом, правда, за века в нём скопилось изрядное количество пыли. Впрочем, сыну Херреи не было времени обращать внимание на подобные мелочи, поскольку ему каждую секунду приходилось отбиваться от настоящих толп нежити, непрерывно наседающей на него.
   Наконец впереди оборотень заметил фигуру, от которой и исходило эта враждебная всему живому Сила. Несмотря на то, что его руки были постоянно заняты, Самхейн всё же нашёл в себе силы удивлённо присвистнуть. Перед ним стоял, если опять же верить гравюрам, в изобилии присутствующим в сгоревших книгах его матери, самый настоящий хорх. Около двух метров ростом сплошь покрытый мелкой серой чешуёй и с выступающими игольчатыми клыками, он казался настоящим воплощением ночного кошмара. В одной руке он сжимал великанскую двулезвийную секиру из неведомого чёрного металла, а в другой.... А в другой руке исполина яростным синим светом, сверкал Камень, величиной примерно с голубиное яйцо. Вожделенный Сапфир Смерти.
  -Ты выбрал подходящее место для того, чтобы умереть, странник. - К удивлению Самхейна на Всеобщем, низким голосом прорычал хорх.
   Однако спустя секунду удивляться у него времени уже не осталось. Вокруг представителя самой древней расы этого мира начало сгущаться облако смертоносной силы, и оборотень, повинуясь внезапному наитию, тут же не мешкая, воззвал к Изумруду Жизни. Вообще-то Камень подобного рода, как правило, не отзывается на зов представителя иной Силы, но сейчас случай был особый. Смерть по своей природе всегда была антагонистична Жизни, и по сему Сапфир Смерти Камень Самхейна ненавидел гораздо сильнее, нежели самого оборотня.
   Два могучих потока силы сшиблись в самом центре между двумя противниками, и мощь столкновения расшвыряла мертвецов, окружавших сына Херреи в разные стороны. Не устояли на ногах и Самхейн с Драксом, оба же камня, отдав всю свою силу на это столкновение, изрядно потускнели и перестали проявлять какую-либо активность.
   Осознав, что Сапфир Смерти не отвечает более на его зов, хорх сжал в руке свою исполинскую секиру и начал медленно приближаться к сыну Херреи. Он был силён, этот представитель древнейшей расы с необычным именем Дракс, около столетия назад его изгнали с острова Имерос последнего пристанища хорхов на Силоре его же собственные сородичи, и, проскитавшись по миру почти половину столетия, в течение которого его травили словно дикого зверя, он, наконец, нашёл свой приют здесь, в этих развалинах. Питался он мясом гигантских скорпионов. О том же, как к нему попал Сапфир Смерти, будет рассказана отдельная история и по сему нет смысла останавливаться на ней сейчас.
   Самхейн в свою очередь оценивающе вглядывался в движения противника. Он ни секунды не сомневался, что легко одолеет врага в рукопашной, но если хорх окажется ещё и искушённым в магии.... Не оказался. За пятьдесят лет Дракс хорошо научился обращаться с Камнем Силы (в принципе особого умения тут и не требовалось, хорхи по природе своей были ярыми приверженцами Силы Смерти, и по сему Камень сам делал все, что от него требовалось, Драксу было достаточно лишь приказать), но вот своей магической силы у него не было ни на грош, и по сему ему оставалось рассчитывать только на ближний бой. Яростно взревев, хорх совершил длинный прыжок и одновременно обрушил на оборотня свою секиру. Сын Херреи легко уклонился и в свою очередь нанёс противнику резкий удар ногой в колено. Дракс покачнулся, но вопреки ожиданиям Самхейна сумел устоять на ногах.
   "Ну что ж, бить, так бить" - решил оборотень и от души добавил хорху рукоятью клинка по зубам. Двигался он при этом намного проворнее своего массивного, но не слишком поворотливого противника, и на этот раз Дракс не устоял. С глухим рыком хорх рухнул на грязный каменный пол подземелья, который ощутимо дрогнул под его непомерной тяжестью.
   Самхейн склонился над поверженным противником. По всем законам теперь его нужно было добить. Чёрный клинок поднялся, целя хорху в защищенное прочной чешуёй горло,... и опустился обратно. Как бы там ни было Самхейн вот так просто взять и убить минутой ранее грозного и сильного, но теперь совершенно беззащитного гиганта, к тому же представителя древнейшей и практически вымершей расы. Постояв ещё несколько секунд над неподвижным телом хозяина здешних мест, оборотень, плюнув с досады на свою, как он считал, мягкотелость, направился прочь, не забыв, однако прихватить с собой Сапфир Смерти.
  
  
   Глава одиннадцатая. Рубин Крови.
  
  
  
  
   Завладев Сапфиром Смерти, оборотень направил свои стопы на север. Теперь его целью было попасть на остров Насилия, где по сведениям иссайшинцев должен был находиться Рубин Крови, жуткое место ссылки для различного рода отребья, которое в совершенно нечеловеческих условиях добывало там кобальтовую руду для нужд Империи Света. Живые мертвецы Дракса к изрядному удивлению Самхейна его преследовать не стали, а остались лежать на каменном полу подземелий амфитеатра, построенного неведомо кем и неведомо для каких целей бесполезными грудами мёртвой плоти. Теперь уже окончательно мёртвой.
   Сыну Херреи было невдомёк, что именно Сапфир Смерти поддерживал в них их отвратительное подобие жизни, но, столкнувшись с Изумрудом Жизни, этот Камень лишился на время всех своих сил, и по сему мертвецы остались без магической подзарядки.
  
  
  * * *
  
  
  
   Путь до южных границ Мэртиса Самхейн одолел примерно за две недели, путешествую в обличии чёрного саблезуба, и обойдя при этом по широкой дуге недоброй памяти Дивный Лес, ставший для оборотня в своё время настоящей Рощей Кошмаров. Путешествие прошло на удивление спокойно. Сыну Херреи даже практически не пришлось ни с кем драться, если не считать парочки пьяных оборванцев, приставших к нему в одном из трактиров уже в Мэртисе. Пришлось преподать этим господам пьянчугам урок вежливости, в результате которого один низ них недосчитался половины зубов, а второй потом неделю валялся с переломанными рёбрами и отбитыми почками.
   Здесь в Мэртисе сын Херреи рассчитывал попасть на корабль, занимающийся перевозкой заключённых на остров насилия. Ему повезло, в Коруме, небольшом приморском городишке, оборотню удалось пробраться в трюм одного военного корабля, где уже находилось примерно три десятка головорезов, изумлённо вытаращившихся на странного пришельца.
   Впрочем, никто из них оборотня не сдал, при своей, мягко говоря, не слишком интеллигентной внешности, Самхейну не составило труда затеряться среди прочих ссыльных, ну а уж самим преступникам он быстро объяснил, что будет с тем, у кого хватит ума заложить его корабельной команде (как именно он объяснял, я думаю, уточнять не надо).
   Конечно, не обошлось и без курьёзных случаев, например, когда один не в меру ретивый головорез попытался оспорить у оборотня его лидерство, а потом этому бедолаге пришлось петь фальцетом, хотя на самом деле у него был хриплый баритон, одну из любимых песен сына Херреи, причём по ходу этого процесса Самхейн довольно серьёзно рассуждал вслух, а не отрезать ли новоиспеченному певцу яйла, чтобы голос был нежнее.
   Охрана заключённых тоже ощутила на себе всё обаяние неугомонного оборотня, когда он ночь напролёт орал требуя еды, выпивки и женщин, не давая доблестным воинам спать, хотя вообще то по уставу они должны были неустанно следить, чтобы никто из их подопечных не сбежал, а когда последние, разозлённые до предела, вламывались в трюм и избивали всех без разбора, так как не знали, кто именно это орёт, спокойно сидел на потолке и наслаждался этим бесплатным развлечением. Ручные кандалы, обязательные для каждого ссыльного ему при этом совершенно не мешали, да и вообще надевал он их лишь тогда, когда следовало показаться на глаза охране.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Оргел напряжённо вглядывался в горизонт. Как сообщил ему капитан, до острова Насилия они доберутся лишь на следующие сутки, но сарт всё равно не мог отвести взгляда от безбрежной морской глади. Вид моря вообще всегда успокаивал его и помогал привести мысли в порядок, а сейчас он нуждался в этом, как никогда.
   После того, как Оргел проснулся и обнаружил что проклятый оборотень, которого он точно прибьёт, если конечно найдёт, благополучно слинял, ему не составило труда догадаться, куда именно тот направился. Сарт не был бы сартом, если бы немедленно не последовал за ним. Эльфы повязали его практически в том же месте, где и самого оборотня, только в отличие от последнего у Оргела хватило ума не сопротивляться и спокойно дать себя связать. После этого его доставили к какому-то местному набольшему, который долго расспрашивал его о цели его визита.
   Взвесив все за и против сарт решил ничего не скрывать и честно поведал, эльфу о том, что разыскивает дриаду по имени Лотос и ещё одного донельзя нахального оборотня, на что Дивный сообщил ему, что оба находятся у дриад, присовокупив к последнему все обстоятельства поимки Самхейна.
   Тогда Оргел предложил эльфу всё своё золото, которым они вместе с дриадой и сыном Херреи успели разжиться во время путешествия по Мэртису и которое у него не отобрали, поскольку сарт не оказывал сопротивления при аресте, в обмен на организацию встречи с Лотосом. После недолгих раздумий местный лесной смотритель, должность у Дивного народа более чем почётная, ответил согласием и уже через трое суток сарт встретился со своим другом, который хоть и не мог покидать Дивного Леса, но на территорию эльфов доступ имел.
   Узнав от Лотоса, что Самхейну удалось сбежать из плена и даже унести Изумруд Жизни, Оргел очень обрадовался, но его радость была омрачена тем фактом, что сам Лотос стал пленником собственного народа.
   Кстати говоря, план дриады, придуманный им вместе с оборотнем, полностью удался. Ему удалось убедить Умбурума в том, что пленник сбежал не по его вине, точнее по его, конечно, иначе как бы он сумел освободиться, но лишь отчасти, а сам он лишь пытался задержать святотатца, похитившего святыню его народа, но был побит в неравном бою.
   Бог Растений поверил сыну леса, ему, существу, прожившему многие тысячелетия, и бывшему самым древним богом Силоры и в голову не могло прийти, что кто-либо из дриад сможет вот так вот по своей воле отдать в руки чужака столь могущественный артефакт, на который сыны леса молились, чуть ли ни как на божество. В общем, Лотос отделался тем, что его продержали двое суток в той самой яме, где раньше держали Самхейна, а затем прилюдно, или точнее придриадно, отлучили от звания мастера меча, так что свой клинок сыну леса пришлось отдать.
   Выяснив всё, что ему было нужно, Оргел попрощался с другом, пообещав вытащить последнего из плена и двинулся обратно в Мэртис. Сарт решил по примеру Самхейна не искать оборотня, а сразу заняться поисками камней. Просчитав, что Самхейн, скорее всего, двинется за Сапфиром Смерти, Оргел решил в свою очередь добыть Рубин Крови. Однако в одном трактире (кстати, в том же Коруме) где он решил остановиться, с ним произошла неприятная история, в ходе которой ему довелось сцепиться с шайкой тамошних головорезов.
   В итоге, полтора десятка бандитов отправились на тот свет, но и сам сарт получил серьёзное ранение, один из нападавших (дело происходило в полутёмной трактирной зале) умудрился разбить ему голову тяжёлым шипастым кистенем. Когда на заполошные крики хозяина таверны прибыла городская стража, всё уже было кончено. Бандиты валялись на забрызганном кровью полу злосчастного трактира, а сам сарт сидел в углу, держась за проломленную голову.
   Провалявшись три недели (обвинений ему не предъявили никаких, так как трактирщик, видевший всё от начала до конца, подтвердил, что сарт лишь защищался) Оргел решил попытаться наняться стражником на корабль который перевозит заключённых. Это ему удалось сразу же после того, как он шепнул капитану, что он сарт.
   Вообще, сарты, конечно же, считались проклятым Атоном народом, но в качестве наёмников в империи Света их использовали не так уж и редко, неофициально, конечно, за их непревзойдённое боевое умение. А что, всё просто, внешне сарты от людей не отличаются, так что вычислить их практически невозможно, а если и вычислят, то всегда можно соврать слугам света что, мол, ничего не знал о том, кого именно нанимал.
   Так что в итоге получилось так, что корабль, вёзший Самхейна, опережал судно Оргела всего лишь на одни сутки....
  
  
  
  
   * * *
  
   Плавание продлилось двое суток, и на третий день начальник охраны огромный ражий детина грубым голосом рявкнул новоиспечённым товарищам Самхейна.
  -Выходи по одному, сучье отродье! Закончилась ваша лафа! Готовьтесь, ха, ха, ха, к тёплому приёму!
   Бандиты, следуя указаниям начальника стражи, начали медленно тащиться к выходу. У многих на лицах было написано откровенное отчаяние. Ещё бы! Об острове Насилия страшные байки ходили по всей Империи Света. Даже самые отчаянные головорезы боялись попасть сюда, поскольку, его жители были, если можно так выразиться, совсем из особого теста. Всё дело было в том, что преступники различных категорий и мастей (исключительно мужчины) стали ссылаться сюда примерно с середины Эпохи Света.
   Будучи предоставленными сами себе, поскольку никакой охраны на самом острове не было, охранялось лишь его побережье, да и то при помощи патрульных боевых трирем, заключённые установили свои звериные порядки с избиением и изнасилованием слабых и привилегированной верхушкой сильных. Стоило ли говорить, что слабые здесь не могли продержаться и года, так что обитатели острова были в своём роде преступниками среди преступников, головорезами среди головорезов. И вот именно в это кошмарное место и довелось попасть сыну Херреи.
  
  
   * * *
  
  
  
   Остров не пришёлся Самхейну по нраву с самых первых минут пребывания на нём. Во-первых, здесь практически полностью отсутствовала какая-либо растительность, вследствие чего воздух был до предела насыщен кобальтовой пылью, а во-вторых, первый же встреченный им головорез, из числа местных старожилов тут же попытался сделать его своей "женой".
  -О, баба!!! - Радостно взревел грязный небритый мужичина при виде оборотня, хотя на женщину тот вроде бы был совсем не похож.
  -О, труп!!! - Не менее радостно рявкнул в ответ Самхейн и от души двинул головореза кулаком прямо в распахнутый рот.
   Любитель плотских утех, обливаясь кровью, рухнул на каменистую почву острова. Вне всякого сомнения, он был мёртв. Сын Херреи презрительно сплюнул, вернее, попытался это сделать, поскольку наличие слюны в его организме не было предусмотрено природой. Он пощадил хорха, который, как ни крути, был воином до мозга костей, но этого омерзительного скота, который давно уже перешагнул черту, отделяющую человека, нет даже не от зверя, а от чего-то ещё похуже, и испытывающего радость только от низведения остальных до своего уровня (оборотень нутром чуял такие вещи), он щадить не собирался, и был несказанно рад, что эта мразь отправилась на тот свет, причём, скорее всего прямиком в ад, если, конечно, последний существует.
   Надо сказать, остальным спутникам Самхейна повезло несколько меньше. Двоих или троих убили, когда они попытались дать отпор местным ловеласам, ну а остальных за исключением пятерых самых крепких, среди которых оказался и бандит, на время ставший по воле сына Херреи менестрелем, уже вовсю деловито насиловали под хохот и насмешки ждущих своей очереди товарищей ловеласов-затейников.
  -Эй, падаль, слушать сюда! - Эти слова зычным басом произнёс настоящий гигант двух с половиной метров ростом окружённый со всех сторон отборными головорезами, судя по всему телохранителями. - Я Гронт, хозяин здешних мест, с этого момента я ваш царь и бог! Будете делать то, что я вам скажу, ослушаетесь хоть в малом, и тут же присоединитесь вот к этим. - Кивок на насилуемых несчастных. - Девки нам нужны всегда! - Головорезы, окружавшие исполина, отозвались грубым хохотом. - Всем всё ясно?
  -Нет, не всем. - Спокойно ответил оборотень, но от его голоса веяло смертельной угрозой.
  -Это что за блоха там вякает? - Грубо взревел Гронт.
  -С тобой, скотина, не вякает, а разговаривает новый хозяин! - Злобно прорычал Самхейн, впрочем, эта злоба во многом была наигранной.
  -Да ну? - Не поверил Гронт. - Эй, Джамиль, а ну-ка объясни этому сосунку, как со мной нужно себя вести...
   Джамиль, оказавшийся могучим сархалионцем с крупной серьгой в ухе, ухмыляясь, направился в сторону Самхейна. Впрочем, как оказалось, сделал он это напрасно. Сильнейший удар ногой в один миг сломал головорезу шейные позвонки, все остальные даже толком не успели понять, что же произошло, а сархалионец уже рухнул на землю неподвижной тушей.
  -Эй, как там тебя, Гронт, кончай этот цирк! - Насмешливо рявкнул Самхейн. - Покажи, что ты мужчина и дерись сам!
  -По закону нашего острова, прежде чем бросить вызов мне, ты должен побить пятерых моих бойцов! - Злорадно прокричал Гронт, похоже, оскорбления оборотня его не тронули совершенно.
  -Ну, так давай их сюда!
  -Шадди, Борг! Сбейте ему рога!
   Шадди и Борг оказались невысокими, но очень коренастыми воинами, причём, судя по пластике движений бывшими намного более опытными бойцами, нежели Джамиль. Но как бы там не было соперничать со скоростью и силой оборотня оказалось не под силу и им. Уже на первых секундах боя Шадди поймал могучий апперкот, после которого его нижняя челюсть превратилась в кровавое месиво, а Борга Самхейн не мудрствуя лукаво, поднял за одежду и приложил головой о каменистую почву острова.
  -Дарм! Давай покончи с ним! - С явно наигранной усталостью протянул Гронт, но было видно, что на самом деле он был очень заинтригован, поскольку Шадди и Борг считались более чем серьёзными бойцами даже по меркам этого жестокого острова.
   Дарм был крепкий, но несколько худощавый уроженец Мэртиса, в руках он сжимал длинный шест и, судя по всему, знал, как им пользоваться. Самхейн в ответ на это только презрительно усмехнулся. У него не было оружия, поскольку свой клинок он оставил в, как ему казалось, надёжном месте (протащить на остров он его вряд ли бы сумел), но это его нисколько не смущало.
   Первым делом оборотень нанёс молниеносный удар ногой, который переломил деревянный посох надвое, однако мэртиссец ничуть не смутился и принялся весьма умело вращать обеими половинками шеста, наступая на сына Херреи. Но тут, как говорится, нашла коса на камень, всё с той же полупрезрительной усмешкой, которая так и не сходила с его лица на протяжении всего поединка, Самхейн выждав, когда противник откроется, нанёс ему сильнейший прямой удар кулаком в лицо. От чудовищного удара мэртиссца отбросило метра на три. Из его ушей брызнула кровь, а сам он пару раз судорожно дёрнулся и, наконец, окончательно затих.
  -Слушай, парень, а ты мне нравишься! - Одобрительно прорычал Гронт. Может, хватит с тебя? Считай место моего личного охранника тебе обеспечено!
  -Извини, нет.
  -Ну, тогда держись! - Весело гаркнул некоронованный король острова Насилия. - Орэн! Твой выход!
   Орэн был похож на Гронта как младший брат походит на старшего. Почти такой же высокий, хотя и не столь массивный, этот воин сжимал в руках длинный железный лом, мечи и прочее оружие, как вы понимаете, были на острове запрещены. Орэн оказался превосходным бойцом он так хорошо держал дистанцию и двигался столь стремительно, что даже Самхейн восхищённо присвистнул.
   Но как бы не был хорош фаворит Гронта, ему всё равно оказалось далеко до оборотня, у которого фактически не было предела сил. Первый же лоу-кик сына Херреи в одночасье сломал его сопернику правую ногу. Со сдавленным стоном Орэн осел в грязь и Самхейн не замедлил добить его, добавив ребром ладони по затылку в лучших традициях иссайшинского боевого искусства.
  -А ты и впрямь знатный боец, парень. - Уважительно покачал головой Гронт. - Орэна до тебя побить не мог никто.... Давай, Здак, закончи уже это представление!
   По знаку Гронта вперёд выдвинулась настоящая живая гора мяса. Даже по самым скромным прикидкам Здак весил не менее полутора центнеров. Этот боец не был слишком высок, хотя и маленьким его ни в коем случае назвать было нельзя, но при своём росте примерно в метр восемьдесят Здак казался квадратным. Его рука была толщиной с кабаний окорок. Огромный молот, который он сжимал в руках и который местные заключенные, как правило, использовали для добычи кобальта был вполне ему под стать.
   Наверное, Гронт рассчитывал, что удары восьмидесятикилограммового Самхейна попросту не пробьют гигантскую тушу Здака, но он просчитался. Да, вне всякого сомнения, противник оборотня был очень силён, но ему не хватало проворности, поскольку огромное брюхо гиганта мешало ему нормально двигаться. Самхейну же напротив абсолютно ничего не мешало, и потому он уже на первых секундах боя нанёс своему сопернику сразу три сильнейших удара ногой в живот. От ударов сына Херреи по телу Здака заколыхались, если можно так выразиться, жировые волны, а сам он сдавленно хрюкнув, рухнул на землю, которая весьма ощутимо вздрогнула под его чудовищной тяжестью.
  -Ну, что может быть, наконец, перестанешь прятаться за своими воинами? - Насмешливо рявкнул оборотень.
  -Тебе не справиться со мной, я раздавлю тебя как червя! - Рыкнул Гронт и медленно двинулся навстречу противнику.
   Самхейн озадаченно задрал голову. Такого гиганта ему видеть, ещё не доводилось. Даже недоброй памяти Большой Кали был на его фоне явно мелковат. При своих двух с половиной метрах роста хозяин острова Насилия состоял из одних мышц, настолько сухих и крепких, что они казались тугими корабельными канатами. При этом, однако, Гронт не был худым. И руки и ноги его были чудовищно толстыми и напоминали неошкуренные дубовые брёвна. Двигался же этот титан со скоростью змеи и грацией горного леопарда.
   Гронт вообще был человеком примечательной судьбы. Он родился и вырос в Джерре. С детства поражая соплеменников огромным ростом и недюжинной силой, он так и не сумел найти с ними общего языка, поскольку уже в юности был настолько тяжёл и высок, что ни один джеррийский скакун, порода которых отличалась скоростью и выносливостью, но, увы, отнюдь не грузоподъёмностью, присущей, к примеру, тем же кварисским тяжеловозам, не мог его выдержать, а у джеррийцев мужчина не ездящий верхом не считался мужчиной вовсе.
   Однажды один не в меру ретивый соплеменник, к слову сказать, один из лучших наездников своего народа, пошутил прямо при исполине, что тому надо одевать паранджу, поскольку он не имеет коня, и, следовательно, не может считаться мужчиной, на что Гронт молча сбросил обидчика с седла, в котором он и пребывал на момент спора, и также молча изнасиловал его прямо на глазах ошарашенных соплеменников.
   За это деяние гиганта изгнали из Джерры, а его жертву прилюдно казнили, так как тот по разумению джеррийцев перестал быть мужчиной, а, следовательно, и жить ему теперь было незачем. Поскитавшись по Сархалиону и повесив там себе на хвост добрую половину отборных стражей султана за убийство одной важной шишки, будущий хозяин острова Насилия бежал в Мэртис, где примкнул к одной из разбойничьих шаек, в которой быстро сумел стать вожаком. Однако счастье его продлилось недолго. Всю его банду сумели выследить слуги Света и головорезам (тем, которые выжили после поимки), среди которых оказался и сам атаман предложили на выбор либо смерть, либо высылка на Остров Насилия. Стоит ли говорить, что все разбойники выбрали второй вариант.
   На Острове Насилия Гронт сразу же сумел выбиться в лидеры, так как никто из старожилов не смог ничего противопоставить его чудовищной силе. В общем, на момент описываемых событий Гронт правил на острове уже более пяти лет, что вообще то было делом неслыханным, поскольку стычки между заключёнными случались с завидной регулярностью. На период правления титана, к слову сказать, пришлось вторжение нордиссцев, страшных бессмертных воинов с острова Нордис, которое головорезам удалось отбить с немалым трудом, и с тех пор женщины северян пугали своих детей рассказами о страшном человеке-горе, который живёт на острове, на самом западном краю мира....
   Вот с таким вот чудовищем и предстояло сразиться сыну Херреи, однако это было ещё не всё. В правом ухе исполина сверкал яростным кроваво-красным светом довольно крупный камень, который оборотень заметил не сразу, поражённый размерами противника, очень похожий на те Камни, что уже ранее добыл Самхейн. Рубин Крови собственной, так сказать, персоной.
   Уже на первых секундах боя оборотень понял, что с таким сильным противником ему встречаться ещё не доводилось, если, конечно же, не считать Синха, но тогда всё происходило как бы не всерьёз. Здесь же расклад был совсем иным. Возможно, сам по себе Гронт и не был соперником бессмертному оборотню, но Рубин Крови, впитав эманации страданий всех убитых Самхейном воинов, насыщал своего хозяина яростной мощью, делая его опаснее, чем он был на самом деле. И Камни Силы на этот раз не могли помочь сыну Херреи, поскольку среди них не было антагониста артефакту Инфракосмоса.
   Но Самхейн был не из тех, кто может вот так просто сдастся, и по сему он принялся кружить вокруг своего соперника лёгким, танцующим шагом, обдумывая свои дальнейшие действия. И, наконец, придумал. Да, Гронт бесспорно, очень силён, как и его Камень, но вот в скорости с оборотнем-героном он сравниться не сможет ни при каких обстоятельствах, следовательно, ставку нужно делать на быстроту.
   Выждав, когда хозяин острова Насилия попробует ударить его ногой в голову, Самхейн резко разорвал дистанцию и, пропустив над собой это летящее бревно, коим казалась означенная конечность исполина, от души саданул соперника локтем в лицо. От этого удара Гронт тотчас рухнул на землю, но вопреки ожиданиям сына Херреи, не потерял сознания, а довольно резво вскочил на ноги.
  -Ну, держись, щенок! - Теперь Гронт разозлился по настоящему и превратился в настоящий живой вихрь. Даже Самхейну со всеми его способностями и выучкой Храма Совершенств с трудом удалось сдержать этот осатанелый напор. Будь на его месте человек, сколь угодно сильный, он не устоял бы точно. К счастью для сына Херреи человеком он не был никогда, и потому ему удалось не только выстоять, но и ловко подсечь ногой гиганта под колени, от чего тот вновь оказался на земле.
   Теперь уже Гронт посматривал на соперника с настороженностью. Он уже жалел, что не вышел на бой со своим любимым ломом, исполинских размеров, поднять который на острове не мог никто кроме него самого. Но как говориться сделанного не воротишь, поэтому хозяин острова Насилия решил пойти на хитрость.
  -Ты прыткая блоха! - Вроде как насмешливо прорычал титан. - Но если бы мы боролись сила на силу, без всяких хитростей, я бы играючи раздавил тебя!
  -Да, ну? Давай попробуем. - Спокойно пожал плечами оборотень и шагнул навстречу исполину. Противники взялись за руки, словно дети, и принялись изо всех сил сжимать друг другу кисти, одновременно пытаясь свалить оппонента на землю.
   Гронт не мог поверить своей удаче. Сопляк таки клюнул на его ловушку! Слишком молод, задирист, ещё не понимает, что нужно пользоваться своими сильными сторонами и умело скрывать слабые, ведь как бы ловок он ни был, ему ни за что не пересилить человека вчетверо тяжелее его самого, да ещё и обладающего таким артефактом!
   Гронт ещё не знал тогда, что его блестящая, как он считал хитрость, обернётся против него самого. Да, Самхейн был вчетверо легче своего соперника, но вот сила его была отнюдь не человеческой, и по сему, когда их ладони соприкоснулись, гигант, ожидавший, что запястья его противника тут же переломятся под воздействием его непомерной мощи, с удивлением обнаружил, что и в силе странный юнец ничуть не уступает ему самому.
   Противники боролись, сжимая кисти, друг друга, и Гронт чувствовал, что проигрывал, проклятый юнец не просто не уступал ему в мощи, но даже превосходил. Хозяин острова Насилия даже не догадывался, какие титанические усилия прилагает Самхейн для того, чтобы заставить своего соперника выглядеть слабаком, хотя на самом деле это было далеко не так. Тяжёлая энергия Инфракосмоса незримым прессом давила на сознание оборотня, но он всё равно одолевал. Наконец ценой невероятного напряжения сил ему удалось поставить Гронта на колени.
   Такого унижения хозяин острова Насилия вынести не смог, никогда прежде ему не доводилось встречать соперника, который мог бы составить ему хоть какую-нибудь конкуренцию. Из глотки исполина вырвался яростный рык, и Самхейн, пользуясь ошибкой оппонента (во время борьбы ни в коем случае нельзя отвлекаться ни на секунду, а уж тем более орать, как последний придурок, отдавая энергию противнику), одним движением сломал титану оба запястья, а, затем, не мудрствуя лукаво свернул шею, одновременно вырвав из уха Гронта вожделенный Камень.
   Головорезы замерли как громом поражённые. Их вожак, который казался им вечным как звёзды на небе, был только что на их глазах убит каким-то юнцом, который, казалось, даже не запыхался после поединка! Самхейн жёстким пронизывающим взглядом обвёл заключённых. Выдержать его чугунного взора не смог никто.
  -Теперь я ваш хозяин! - Сурово отчеканил оборотень. - Кто-то не согласен?
   Головорезы угрюмо молчали.
  -Что ж, значит, возражений нет. Это хорошо. Сейчас я вас покину. В моё отсутствие сами выберете себе главного. Но помните, я вернусь. А, вернувшись, поведу вас к свободе, которую у вас незаслуженно отняли!
   Заключённые с секунду молчали, а затем разразились восторженным рёвом.
  -Но как ты сумеешь выбраться с острова? - Насмешливо спросил крепкий небритый головорез, загорелый до черноты.
  -Как твоё имя? - Вместо ответа спросил сын Херреи.
  -Арбал. - Всё тем же насмешливым тоном произнёс бандит, судя по имени, уроженец Сархалиона.
  -Ты мне нравишься, Арбал. - Одобрительно протянул Самхейн. - Когда я вернусь, ты займёшь достойное место подле меня. - Что же до того, как я сумею отсюда выбраться, то это не твоя забота, поверь, я отвечаю за свои слова.
   Головорез кивнул и больше не стал лезть с расспросами, понимая, что ничем хорошим это для него не кончится. Он и с Гронтом то в своё время справиться бы не сумел, а уж с этим чудовищем, (будто не видно было, что во время борьбы с прежним атаманом сквозь личину человека у чужака явственно проступали звериные черты) справиться, по мнению разбойника, и вовсе было не в силах человеческих.
  
  
   * * *
  
  
   Самхейн действительно отвечал за свои слова, говоря, что сумеет выбраться с острова. Как это сделать? Да просто дождаться очередного корабля, везущего новую партию заключённых и, обернувшись зверем, проникнуть в трюм судна, схоронившись в самом глухом его углу. Затея оборотня полностью удалась, и уже через три дня он вновь оказался в Коруме.
   Остановившись в одном из трактиров, Самхейн стал думать о том, что ему делать дальше. Итак, три из шести камней у него, и теперь, по логике вещей ему следовало идти в Сарту за Аметистом Порядка. Сын Херреи тяжело вздохнул, да вот когда бы очень пригодилась помощь Оргела, но, ... увы, их дорожки разошлись, и теперь неизвестно, пересекутся ли снова.
   Погружённый в свои думы оборотень не сразу заметил, как на его плечо легла чья-то тяжёлая рука
  -Слышь, пойдём-ка, прогуляемся.... - Грубым голосом протянул неизвестный.
  -Уверен? - Самхейн, наливаясь тяжёлой злобой, начал медленно поднимать голову, но, увидев, кто перед ним мгновенно растерял весь свой боевой пыл.
  -Твою мать, ты живой?!!!! Вот уж воистину мысли имеют обыкновение материализоваться....
  -А ты что, не рад меня видеть? - Широко улыбнулся Оргел.
  -Ты что, шутишь что ли?! ... Дружище! Я уж думал, тебя и в живых нет!
  -Да, уж, эльфы не отличаются гостеприимством.... Постой, а откуда ты узнал, что я был в Дивном Лесу?
  -Ну, положим, наверняка я узнал об этом лишь сейчас, но, зная твой характер, не трудно было догадаться.
  -Ты бы лучше включил свои мозги, когда к эльфам совался, мудрец х...ев! И ладно уж, хрен с ним, что сунулся, но почему, твою мать, без меня!
  -Да, прости, я виноват.... - Согласно наклонил голову Самхейн. - Хотел сперва разведать, что к чему и, попал впросак.... Кстати, завяжи ругаться, тебе это не совершенно идёт!
  -С кем поведёшься....
  -А что с Лотосом? - Наконец-то соизволил вспомнить о друге оборотень, хотя его вряд ли можно было за это упрекать, учитывая, всю внезапность встречи с сартом. - Он жив?
  -Живёхонек. Правда, эти зелёные твари запретили ему покидать Дивный Лес, в яму посадили, где до этого тебя держали.... Слушай, я узнал, что они с тобой творили,... как ты выдержал?
  -Чудом, дружище. - Помрачнел сын Херреи. - Не иначе, как чудом, если бы не Лотос.... Слушай, ты же понимаешь, почему я не пришёл к тебе на выручку?
  -Понимаю, за кого ты меня держишь.... Дивный Лес и войску таких, как ты, штурмом не взять.... Нам надо вытащить Лотоса оттуда, Самхейн. - Оргел тяжело уставился в глаза оборотня, но тот не отвёл взгляд. - Вытащить любой ценой, потому что без него, мы бы были сейчас мертвы... и потому, что он наш друг.
  -Вытащим, не сомневайся. Но для этого нам нужно овладеть поистине исполинскими силами, а где нам их взять, думаю, объяснять не надо. Достанем все Камни. Отправимся на этот как его, Аркант, станем богами, а потом устроим этим лесным пидорам такое светопреставление, что они потом всю жизнь будут проклинать тот день, когда связались с нами.
  -На том и порешим. Какова наша следующая цель?
  -Сарта, мой добрый друг, Сарта.... Слушай, но ты ведь так и не рассказал мне, что конкретно с тобой приключилось ...
  
  
   * * *
  
  
  
   В непроглядной ночной темноте осторожно крались двое. Они шёпотом переругивались между собой и вообще, старались держаться как можно увереннее, хотя было видно, что они изрядно напуганы. Вот уже почти сутки прошли с момента отплытия странного чужака, который играючи уничтожил их предводителя, а к телу Гронта, которого, как и его Камень, всегда окутывала загадочная мистическая аура, так никто и не решился приблизиться. Всем казалось, что гигант тут же оживёт и оторвёт смельчакам головы.
   Но вот наступила ночь, и страх перед неведомым начинал потихоньку улетучиваться из голов местных бандитов. Как ни крути, на теле Гронта остались драгоценные золотые браслеты, которые можно было отдать стражникам в обмен на дополнительный провиант. Конечно, цена товара и плата за него будет абсолютно несоразмерной, но всё же даже стражи не решались совсем уж внаглую обманывать головорезов, и не дать за драгоценности совсем уж ничего.
   Обуреваемые примерно такими мыслями двое храбрецов продолжали подкрадываться к телу своего бывшего атамана. Чем они неуловимо напоминали сейчас шакалов, эти тощие, небритые, но при этом крепкие и жилистые, бородатые мужики, но, похоже, их это совершенно не смущало.
  -Ну что, нащупал? - Жадным шёпотом спросил один у другого, деловито обшаривая тело.
  -Да не снимается, падла.... - похрипел в ответ его напарник.
  -Эх, сука, надо было молот взять. - Разочарованно протянул другой. - Расплющили бы ему руку и все дела! Теперь возвращаться придётся....
  -Сейчас бы сюда мою сабельку.... - Мечтательно протянул его товарищ.
  -Какую тебе на хер сабельку, забыл, что Гронт делал с теми, кто пытался без его ведома себе клинок сварганить? Знал, падла, что с саблями да ятаганами у нас и на его силу управа бы нашлась! - Головорез со злобой пнул распростёртое тело бывшего атамана, которого при жизни боялся как огня.
   Внезапно тело Гронта судорожно дёрнулось.
  -Твою мать он живой!!! - Головорез так испугался, что тут же обгадился со страху. Валим на х...й отсюда!!! - Но было поздно. Громадная рука сжала его шею и одним движением раздавила гортань. Второй, так и не пришедший в себя от шока, получил могучий удар ногой в грудь, от которого пролетел добрых три метра и рухнул на землю с раздавленными рёбрами и лёгкими.
   Хозяин острова Насилия возвращался к жизни...
  
  
   Глава двенадцатая. Аметист Порядка.
  
  
  
  -Слушай, Оргел, а ведь теперь тебе придётся идти против своих сородичей, тебя это как, не сильно огорчает?
  -Ты знаешь, я много думал об этом, ... нет. Ни капельки. В конце концов, они изгнали меня.... Тем более что Камень хранится в здании Совета, а у меня со старейшинами свои счёты.
  -А, ну тогда понятно...
   Два друга удобно расположились на опушке леса и мирно беседовали. Через сутки после того, как Самхейн покинул остров Насилия, на него прибыл корабль, на котором находился Оргел. Выгадав момент, сарт подозвал к себе одного из тамошних головорезов и расспросил его о том, не происходило ли каких-либо необычных событий на острове в ближайшее время. Получив поощрение в виде увесистой золотой монеты, бандит охотно поведал Оргелу о том, что всего сутки назад к ним приплывал какой-то странный пришелец, убивший их атамана, и забравший его камень, которого все заключённые боялись как огня, а затем непонятно куда исчезнувший.
   Прикинув все за и против, сарт решил, что, скорее всего, даже наверняка, этим пришельцем был его непутёвый друг, и поспешил покинуть остров. Плавание заняло, как обычно трое суток, и сарт решил искать оборотня в Коруме, справедливо полагая, что последний вряд ли успел покинуть его, так как опережал Оргела всего лишь на сутки.
   Вычислить, где именно остановился Самхейн, особого труда не составило, благо постоялых дворов в городе было не так уж и много. Ну, а остальное читателю известно.
   Дорога от Корума до Сарты протекала практически без приключений, благо путешественники уже были достаточно опытны, несмотря на юные годы, и старались не привлекать излишнего внимания. Они уже подошли к самой границе Мэртиса с Гинором и решили немного передохнуть.
  -...Так ты говоришь, Камень хранится в Зале Совета, а он хорошо охраняется?
  -Более чем. Хотя ночью охраны вполовину меньше чем днём.
  -О, это уже лучше, это уже радует! Ночь как раз моё время!
  -Здорово, парни. - На поляну, выбранную друзьями для отдыха, уверенной походкой вышел крепкий мужик с тяжёлым арбалетом и грязной нечесаной бородой. - Как жизнь?
  -Да вроде неплохо. - Пожал плечами оборотень, насмешливо разглядывая оружие разбойника. (Ну а кем еще он мог быть)
  -Да? А вот у нас жизня не очень.... В общем, парни, надо бы вам поделиться с нами всем, что у вас есть, а то, ... в общем, мы и обидеться можем.
  -Во как! - Самхейн даже всплеснул руками от удовольствия. - А поделиться, я так понимаю, это значит, отдать вам всё, что у нас есть, включая и исподнее?
  -Ага! - Довольно осклабился головорез. - Ты я вижу, понятливый, видать, не в первый раз с нашим братом дело имеешь.... В общем, давайте сюда всё ваше золото и оружие!
  -А ты не боишься зубы обломать? - С холодной злостью протянул сарт. - У тебя ведь есть шанс всего на один выстрел, с оставшимся тебе придётся драться в рукопашной.
  -Неа, не боюсь. - Вновь осклабился головорез. - Парни, покажись! - Вдруг неожиданно рявкнул он, и в ответ на его крик из близлежащих кустов начали вылазить грязные небритые рожи, во всём под стать своему вожаку. Было их примерно с десяток, и каждый второй был вооружён тяжёлым арбалетом.
  -Ну, что Оргел, как ни прискорбно, боюсь, нам придётся отдать им всё наше добро. - С притворной грустью протянул Самхейн ... и неожиданно метнул короткий швыряльный нож, которым успел разжиться по дороге у одного кузнеца, прямо в горло вожака. Сарт, не отставая от своего товарища, метнул сразу пару похожих клинков, поразив ими двоих из арбалетчиков. Оставшиеся трое стрелков не успели даже поднять своё громоздкое оружие, а оборотень уже молниеносно сократил с ними дистанцию и тремя точными ударами перебил головорезам гортани.
   Последние четверо грабителей попытались, было обратиться в бегство, но друзья не дали им такой возможности. Одного мечом в спину прикончил Оргел, ну а оставшихся двух зарубил оборотень трофейным клинком Рамзана. Надо сказать, у Самхейна с этим клинком вышла довольно занимательная история, которая, наверное, могла приключиться только с ним одним.
   Всё дело было в том, что когда сын Херреи плыл на остров Насилия, он спрятал ятаган в трюме корабля, где его держали вместе с остальными заключёнными. На сам остров Самхейн клинок не взял, чтобы не было проблем с конвоирующей его стражей, но по возвращении в Корум, оборотень заметил, что на причале стоит тот же самый корабль, что и перевозил его на остров. Тогда взвесив все за и против, сын Херреи решил рискнуть и вновь пробраться в трюм, чтобы забрать клинок.
   И надо было видеть лица очередной партии ссыльных, когда массивный люк трюма, где их держали легко отодвинулся в сторону и к ним преспокойно безо всяких приспособлений спустился какой-то мужик, порылся в прогнивших деревянных досках внутренней обшивки корабля, причём место, где он шарил, располагалось на высоте метров трёх от днища, вытащил чёрный сархалионский ятаган и был таков. Да история достойная того, чтобы рассказывать её потомкам.... Если, конечно они у них каким-то чудом появятся.
  
  
   * * *
  
  
  -Кто такие? - Могучий темноволосый дружинник с длинными вислыми усами требовательно смотрел на путников. - С какой целью направляетесь в наши земли.
  -Так, говорят, у вас жизнь вольная. - Широко улыбнулся Самхейн. - Вот, хотим проверить.
  -Жизнь у нас и вправду вольная. - Стражник взглянул на друзей уже несколько более доброжелательно. - Вот только неспокойные времена вы выбрали для путешествия.
  -Чего так? - Удивился оборотень.
  -Так война у нас, не слыхали что ли? - В свою очередь удивился дружинник.
  -Нет, не слыхали. Мы, видишь ли, к вам с самых сархалионских границ, так что извиняй. А с кем война то?
  -Как это с кем? С сартами ясен пень! ... Стальноголовые ублюдки! - Стражник злобно сплюнул на землю. - Опять им новые пленники нужны! Ну, да ничего мы им еще зададим по первое число! ... А вы часом не наёмники!
  -Они самые. - Кивнул Самхейн, незаметно беря за локоть красного от гнева Оргела, которому явно очень не понравилось, в каких выражениях дружинник отозвался о его народе.
  -Так это ж здорово! - Расплылся стражник в довольной улыбке. - Вы, судя по виду, парни бравые, а такие нам сейчас как раз очень нужны. Так что вступайте в войско нашего князя, не пожалеете!
  -Спасибо дружище, мы, скорее всего так и поступим. - Согласно наклонил голову сын Херреи.
  -Кстати, а что там, на границе, чернозадые не сильно балуют?
  -Да нет, не сказать, чтобы сильно. - Пожал плечами Самхейн. - Стычки, конечно, бывают не без этого, но ничего особенного.
  -Понятно.... Ну, бывайте.
  -И ты бывай, дружище, ещё раз спасибо за добрый совет.
   Разобравшись с головорезами и вкусив краткий отдых, друзья двинулись дальше. По здравому размышлению, они решили не идти в Гинор, благо Самхейна там могли ещё помнить, а идти в Сарту через Санарис. Вот на границе с этим княжеством их и остановил один из дозорных. Впрочем, всё обошлось благополучно, и друзья двинулись дальше.
  -Слушай, Оргел, мне кажется идти в Сарту через Санарис, в связи с тем, что мы узнали, неразумно.
  -Да, я тоже об этом подумал, что будем делать?
  -Твою мать, это ты мне скажи, что мы будем делать, я в твоих краях не бывал.... Может быть, попробуем со стороны Горхейма?
  -Да, в этом есть определённый резон. Но, правда, есть опасность нарваться на огров, а это ещё те твари.... Сладить с ними будет непросто.
  -Но по мне, так это всё же лучше чем сажать себе на хвост половину санарисской дружины или добрый отряд твоих, Оргел, сородичей, ты не согласен?
  -Да, думаю, ты прав.
   -Ну и чудненько. Так и поступим.... Кстати, а на что вообще похожи эти огры? ...
  
  
   * * *
  
  
  
   Границу с Горхеймом путешественники пересекли довольно легко, поскольку пограничные отряды со стороны Санариса высматривали угрозу с той стороны, но отнюдь не препятствовали проникновению одиночек на территорию огров-людоедов, так как шансов выжить у последних в этом суровом краю было крайне мало. К тому же большую часть дозорных из-за войны перебросили на границу с Сартой, так что можно сказать, что друзьям в этом отношении очень повезло.
   Горхейм встретил путников заснеженными вершинами гор, то тут, то там показывающихся на горизонте и, несмотря на летнее время, пронизывающим до костей ледяным ветром. Впрочем, Самхейн по своей природе ни капельки не страдал от холода, хотя и не любил его, а Оргел был с детства приучен выносить самые разнообразные лишения, поскольку в Сарте выживали только сильнейшие, и он, естественно, не был исключением.
  -Мда, ну и дыра! - С отвращением процедил оборотень, хмуро разглядывая окружающий пейзаж. - Как тут вообще может кто-либо жить?
  -Ну, живут же как-то.
  -Вот и именно как-то... Ты говорил, огры обитают преимущественно в пещерах, следовательно, нам нужно держаться равнинной местности.
  -Насколько мне известно, таковой здесь не слишком много. К тому же больше вероятности, что тебя заметят именно на открытом пространстве.
  -Да? ... Ну, тогда и хер с ним! Пойдём, как карта ляжет, а ежели эти твои огры вздумают напасть, то им же и хуже! Верно я говорю?
  -Верно, брат оборотень. Хватит прятаться. В конце концов, мы воины, а не жалкие черви!
  -Красиво завернул, братишка, тебе бы поэтом быть, а не воином.
  -Почему именно поэтом?
  -Да так вспомнилось кое-что - Задумчиво вздохнул Самхейн, и Оргел поразился тяжкому выражению скорби, отразившемуся на миг на его лице. - Идём. Хватит лясы точить, всё же Камень за нас никто не добудет...
  
  
   * * *
  
  
   Огры напали ночью, привлечённые разведённым спутниками костром. Вообще-то Оргел всячески отговаривал оборотня от этого шага, ссылаясь на то, что свет пламени и дым от огня могут привлечь незваных гостей, но Самхейн в ответ на это высокомерно обронил, что если таковые гости и объявятся, то они станут изящным дополнением к его ужину, на который сын Херреи умудрился поймать небольшого горного козла.
   Несмотря на свои исполинские размеры огры подкрались настолько бесшумно, что даже Самхейн со своим звериным чутьём, увидел их только тогда, когда его голову чуть не размозжил исполинский валун, пронёсшийся всего в нескольких сантиметрах от его виска.
  -Тревога, Оргел! - Заполошно рявкнул оборотень, вскакивая на ноги. - Огры напали!
   Тот, кто никогда не видел вживую настоящего огра, тот, наверное, грохнулся бы в обморок при одном только виде этого жуткого страшилища. Ростом около трёх метров, с плотной светло-коричневой кожей, выступающими из-под нижней губы мощными клыками и колоннообразными руками и ногами, они действительно были более чем опасными противниками.
   Но на этот раз им противостояли не обычные слабые людишки, которых огры, не мудрствуя лукаво, попросту называли мясом, нет. На этот раз им противостояли могучие и грозные, а самое главное очень быстрые и вёрткие противники, чьи резкие отточенные движения сильно смущали исполинов, которые сами как раз таки не обладали большой подвижностью.
   Всего друзьям противостояло трое чудовищ, но, похоже, это их ничуть не обескуражило. С яростным рыком Самхейн изо всех сил обрушил свой ятаган на колено одной из тварей. Огр жалобно взревел и рухнул на холодную землю Горхейма с отсечённой нижней конечностью. Из её обрубка непрерывно хлестала кровь.
   Оргел не был так силён, как его могучий приятель и по сему он предпочёл сначала нашпиговать всеми имеющимися у него метательными ножами голову ближайшего к нему чудовища, а затем, когда исполин рухнул на колени одним движением перерубить ему сонную артерию.
   Тем временем Самхейн схватился с последним из чудовищ. Отбросив в сторону клинок, он с поистине звериной радостью сцепился с колоссом в рукопашной. Огр радостно рыкнул, ощутив у себя под лапами миниатюрное тело соперника. Сейчас он сдавит его изо всех сил и расплющит в лепёшку, а его погибшие друзья будут отомщены.
   Но не тут-то было! Проклятый карлик оказался не только невероятно вёртким, но и чрезвычайно сильным для своего веса, он сумел вывернуться из костедробительных объятий великана и изо всех своих немалых сил воткнуть разом отросшие тридцатисантиметровые когти прямо в глаза чудовища. Исполин утробно взревел и в следующее мгновение испустил дух. Когти оборотня пронзили громадную голову насквозь, сильно повредив при этом крошечный мозг гиганта.
  -Ну, вот и всё, всего и делов то. - Резюмировал оборотень, хладнокровно добив по ходу тирады последнего исполина с перерубленной ногой, перерубив ему мечом гортань. - А то чудовища, чудовища! Мы сами пострашнее всяких чудовищ! Верно я говорю, Оргел? - Самхейн жизнерадостно хлопнул друга по плечу.
  -Как бы другие не пожаловали. - Не разделил восторгов товарища сарт. - Если таких тварей сюда два десятка стянется, отбиться будет непросто.
  -Ну, так зачем дело стало, давай дальше поедешь на мне. Я тебя до сартских границ в один миг домчу!
  -Ты ж всегда говорил, что бег не есть твоя сильная сторона. - Удивился Оргел. - Я же помню, как ты ещё на Ис Сай Ши на какие только ухищрения не шёл, чтобы пропускать тренировки подобного рода.
  -Ну, ... как тебе сказать. - В некотором смущении замялся оборотень. - А ладно, скажу как есть. В общем, мы, гигантские кошки, бег не сильно любим, это правда. Точнее сказать, сильно не любим. Но уж если припрёт.... Короче говоря, при необходимости я и джеррийскому жеребцу фору дам. И большую фору.
  -Ах, ты ж прохиндей! - Сарта даже затрясло от возмущения. - Это что получается, когда мы с Лотосом тренировались до седьмого пота, ты заливал Го, что для твоего организма это якобы очень вредно, хотя на самом деле.... У тебя вообще совесть есть?!
  -Да вроде бы была где-то, ... теперь не знаю, куда завалилась.... Да и вообще, не на...бёшь, не проживёшь. - Пожал плечами оборотень. - Вы тоже могли бы что-нибудь выдумать, а вы .... Одно слово: дурни и неумехи ... два слова....
  -Просто мы в отличие от тебя стараемся жить честно, а тебе бы не в Храме Совершенств обучаться, а на большой дороге грабить! Там тоже не слишком любят честный труд!
  -Это все, потому что у меня очень слабое здоровье и тонкая душевная организация - наглым голосом протянул Самхейн - а вы, два чурбана неотёсанных этого понять не в состоянии.... И как только я вас терплю....
  -Ах, ты ж...! - Оргел даже поперхнулся от возмущения, но не нашёл, что на это возразить. Как это обычно и бывало, Самхейн своими, ... сентенциями в очередной раз поставил его в тупик.
  -Ладно, поехали, что ли. - Оборотень вновь снисходительно похлопал сарта по плечу. - Только отвернись, когда я одежду снимать буду ... извращенец хренов...
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Границу с Сартой друзья пересекли в тот же день, правда, Самхейн после продолжительной гонки в образе чёрного саблезуба изрядно выбился из сил, которые впрочем, довольно быстро восстановились. Для того чтобы незамеченными пробраться в стан "железных лбов" путники ничтоже сумнящееся оглушили двух первых попавшихся сартов (убивать их Оргел своему другу запретил), при этом забрав себе всё их оружие и снаряжение.
   Таким образом, теперь они вполне могли сойти за рядовых воинов родины Оргела, правда Самхейн был слишком уж темнокож для истинного сарта, но и эта проблема довольно быстро разрешилась после того, как оборотень после нескольких неудачных попыток сумел заставить свою кожу изменить оттенок на более подходящий.
   Дорога до одноимённой столицы Сарты заняла ещё примерно двое суток, поскольку Самхейн не решился использовать звериный облик в охваченной лихорадкой войны стране. По дороге их не раз и не два останавливали сартские патрули, но Оргел говорил им, что они направляются в столицу с особым донесением для старейшины Торквелоса и их отпускали восвояси.
   Добравшись, наконец, до столицы друзья решили дождаться ночи, чтобы осуществить захват Камня тогда, когда этого меньше всего будут ожидать. Оргел бывал в здании Совета неоднократно и потому прекрасно знал, где именно хранится Аметист Порядка, и сколько примерно воинов его будут охранять.
  -Вообще будь готов к любым неожиданностям - наставлял он Самхейна - кто знает, не увеличилось ли количество стражников за то время, пока я отсутствовал, да и война всё-таки как никак.
  -Думаю, вряд ли. - В свою очередь отозвался оборотень - война у вас с санариссцами, значит и воины все в основном стянуты к их границам. Здесь, в самом сердце своих земель сарты вряд ли ожидают нападения.
  -Будем надеяться, что ты окажешься прав брат оборотень, будем надеяться....
  
  
   * * *
  
  
  
   Как только наступила ночь, друзья, не мешкая, направились к зданию совета.
  -Ну что, каков наш план? - Быстрым шёпотом спросил Оргел у сына Херреи, оба они лежали сейчас в зарослях неподалёку и изрядно нервничали. Сарт потому что не хотел, буде придётся, драться со своими сородичами, а Самхейн не хотел убивать "железных лбов", чтобы не испортить отношения с Оргелом.
  -Сейчас я пойду, малость потолкую со стражниками, благо их всего двое, ну а ты лежи здесь и не высовывайся до моего возвращения.
  -Э нет, брат, ты итак уже достаточно один повоевал, я с тобой пойду. К тому же внутри охраны может быть и больше.
  -Да ладно брось, я же вижу, что ты не хочешь драться со своими. Предоставь всё мне, не бойся, постараюсь по возможности никого не убивать. - С этими словами оборотень, не слушая слабых возражений друга, неуловимо быстро оказался на открытом пространстве.
  -Здорово, мужики, чё охраняем? - Жизнерадостно поинтересовался он у стражей, которые при виде него на мгновение растерялись, но тут же взяли себя в руки и наставили на пришельца свои короткие копья.
  -Назови своё звание и отряд, воин - холодно процедил один из них - а так же причину, по которой здесь оказался.
  -Да так прогуляться вышел - пожал плечами сын Херреи - а что до отряда, так это ... "педерасты Торквелоса" не слыхали разве? Элита! - С этими словами Самхейн, не мешкая боле, мгновенно оказался прямо перед впавшими в ступор от его слов воинов и нанёс каждому по одному молниеносному удару в горло.
   Сарты сдавленно захрипели и распростёрлись на земле, какими бы хорошими бойцами они не были, им было куда как далеко до могучего оборотня, прошедшего к тому же суровую школу Храма Совершенства.
   Неторопливо войдя в круглое помещение зала Совета, Самхейн молча направился к неприметной двери в самом углу, за которой, по словам Оргела и должен был находиться вожделенный Камень. Однако на этот раз ему не повезло. Внутри здание охранялось аж восемью стражниками, которые, увидев незнакомца, тут же ринулись в бой.
   Оборотень не стал орать им, что послан сюда якобы самим Торквелосом, незачем ему было подымать лишний шум. Вместо этого он на огромной скорости пронёсся между двух ближайших к нему охранников и, не снижая скорости, сшиб плечом одного из тех, кто стоял несколько дальше. От чудовищного удара несчастный пролетел метра два и врезался в каменную стены зала Совета, разбив себе голову, правда, не смертельно. Сын Херреи держал своё обещание и старался по возможности щадить сородичей своего друга.
   Оставшиеся воины обрушили на оказавшегося таким стремительным врага настоящий град из копий, от которых оборотень, правда, сумел легко уклониться, поскольку сарты бросали практически в одну точку. Самхейн яростно зарычал и сшибся с ещё одним противником, опрокинув последнего на спину и от души добавив ему тяжёлым сапогом в лицо. "Ещё минус один" - злорадно подумал сын Херреи, и в этот момент в залу ворвался Оргел, сразу же вступив в бой с тремя из оставшихся воинов.
   Осознав, что время игр подошло к концу, оборотень начал драться уже всерьёз, о чём тут же пожалели его соперники, один из которых практически сразу же лишился руки, а второй осел с распоротым животом. Тут до сартов, наконец, дошло, что если так пойдёт и дальше, то от них останется одно мокрое место и потому один из тех, кто схлестнулся с Оргелом, соизволил таки поднять тревогу.
  -Что, суки, очко заиграло! - Радостно рявкнул Самхейн и атаковал с удвоенной яростью.
   Тем временем у Оргела дела складывались не очень хорошо. В обычной ситуации ему, наверное, не составило бы труда положить насевшую на него троицу, но тот факт, что это были его сородичи, мешал сарту сражаться в полную силу, поэтому он лишь отражал сыпавшиеся на него со всех сторон удары. Этим фактом сполна воспользовался один из нападавших, который под прикрытием остальных сумел таки вогнать свой меч аккурат под правое лёгкое Оргела.
  -А!!! ... Мрази!!! - Как сотня горных саблезубов взревел Самхейн, увидев медленно заваливающегося на пол своего друга, и превратился в настоящий живой вихрь, из которого то и дело вы летали куски тел противостоявших ему. Клинок покойного Рамзана не подвёл оборотня и на этот раз, легко рассекая тела сартов на части.
   Всё оказалось кончено в несколько секунд. Все враги застыли неподвижными грудами мёртвой плоти, и оборотень, не мешкая, бросился к двери, где и должен был находиться Аметист Порядка. Массивная железная дверь в один миг вылетела из петель под ударом могучего тела сына Херреи, и взору Самхейна предстало небольшое помещение, внутри которого оказался один лишь каменный постамент, на котором, излучая спокойный фиолетовый свет, и находился заветный Аметист Порядка.
   Небрежно подхватив Камень и сунув его в мешок, оборотень поспешил к раненому другу, который неподвижно лежал на полу и сдавленно хрипел.
  -Потерпи, дружище, сейчас мы с тобой отсюда свалим. - Торопливо проговорил Самхейн и начал быстро срывать с себя одежду, по ходу дела запихивая её в кожаный мешок. - Как я перекинусь, лезь ко мне на спину, сможешь?
   Оргел судорожно кивнул.
  -Ну, вот и хорошо. - С этими словами сын Херреи мгновенно сменил обличье и, дождавшись, когда сарт взберётся ему на загривок, резво скаканул в сторону выхода, ловко избегнув набежавших на зов безымянного воина стражников. Те толком ещё не успели понять, что произошло, и потому не перекрыли выход из здания. Для Самхейна это стало настоящим подарком, и он сполна им воспользовался. Как ни хороши были сарты как воины, им все одно так и не удалось настигнуть стремительного чёрного зверя. Копья же пущенные ими вдогонку по счастливой случайности пролетели мимо, так никого и не задев.
  
  
   Глава тринадцатая. Жемчужина Льда.
  
  
  
   Оторвавшись от погони, оборотень остановился в густых зарослях небольшой рощицы, чтобы, наконец, осмотреть своего раненого товарища. Надо сказать, выглядел последний неважно. Рана, нанесённая сартским мечом, оказалась довольно глубокой, к тому же было задето правое лёгкое, что ещё более ухудшало положение. Прибавьте к этому тот факт, что теперь их обоих разыскивали сартские патрули, и вы поймёте в какой же на самом деле глубокой, простите за грубость, заднице оказались наши друзья
  -Ну, как ты, дружище? - Обеспокоено спросил сын Херреи пребывающего в полубессознательном состоянии Оргела.
  -Бывало и хуже. - Слабым голосом прохрипел сарт. - Ничего выживу.... Правда, теперь в бою я тебе не помощник....
  -Как будто раньше было по-другому.... - шутливо проворчал в ответ Самхейн - ... Ничего, без тебя справлюсь. Ты мне лучше скажи, дорогу в Кварис выдержишь?
  -Постараюсь....
  -Ну, вот и хорошо, тогда поехали. Кровь, я смотрю, у тебя остановилась, повязку я наложил, так что давай, лезь обратно, так сказать, в седло...
  
  
   * * *
  
  
  
   Дорога до границ Квариса заняла у чёрного саблезуба около суток. По счастливой случайности сартские патрули так и не сумели их обнаружить, правда, уже возле самой границы друзьям пришлось вновь прибегнуть к маскараду, в ходе которого Самхейн и Оргел прикинулись санарисскими наёмниками, якобы отбившимися от своего отряда в ходе боя с "проклятыми сартами". На вопрос же командира кварисских дозорных, из какого именно они отряда оборотень ответил, что вообще то они только хотели вступить в дружину, но не успели этого сделать, так как на отряд напали "железные лбы".
   Естественно командира не мог удовлетворить подобный ответ, и он предложил друзьям пройти вместе с ним к сотнику для так сказать выяснения всех обстоятельств.... Короче говоря, в конечном итоге Самхейну пришлось решать эту неожиданно возникшую проблему радикальными мерами. А если ещё конкретнее, то всех дозорных ему пришлось убить.
  
  
   * * *
  
  
  -Мда, что-то не везёт нам. - Неопределённо протянул Самхейн, задумчиво оглядывая тела квариссцев. - И откуда только они взялись?
  -Я же говорил тебе, надо было взять немного южнее - Резонно заметил Оргел, так до конца и не оправившийся от своей раны. - А ты, граница большая, граница большая....
  -Ой, да ладно ты ещё мне тут начни! - Раздражённо отмахнулся оборотень. - Граница и в самом деле большая, вероятность того, что мы встретили бы их южнее точно такая же, как и та, что мы их встретили здесь. Так что не жужжи ... подранок хренов....
  -Ты мне лучше скажи, каковы наши дальнейшие действия?
  -Идём к побережью, там я нанимаю корабль до Нордиса, ну а ты остаёшься в Кварисе, и будешь, маня ждать, как верная жена....
  -Я тебе сейчас устрою жену! - Оргел потянулся, было за мечом, но вместо того чтобы вытащить клинок, неожиданно охнул и начал заваливаться на спину.
  -Эй, эй! - Самхейн сноровисто подхватил под руки почти уже упавшего сарта - Ты того ... не пугай меня! ... Я ж чувствительный!
  -Ничего отпускает уже....
  -В общем, так, друг мой ситный. - Самхейн жёстко взглянул прямо в глаза Оргелу. - Остаёшься и точка. А не дай боги увяжешься за мной, я тебя сам лично первый убью до того, как это успеют сделать нордиссцы, ясно?
  -Ясно.... - Нехотя проворчал Оргел, будучи воином, он прекрасно понимал, что в предстоящем приключении со своей раной будет только обузой.
  -Да и потом про излучение забыл что ли? - Не унимался оборотень. - Хочешь опять всю дорогу блевать и злиться на весь белый свет? ... Вот то-то же....
  
  
   * * *
  
  
  
   Дорога до побережья заняла у друзей ещё около двух суток, поскольку Оргел из раны не мог быстро передвигаться, а путешествовать в обличье чёрного саблезуба, Самхейну с учётом их плана было, по меньшей мере, неразумно.
   Расположившись в небольшом приморском трактире, молодые люди обсуждали план своих дальнейших действий.
  -Слушай, я вот тебя всё спросить хотел, а как ты собираешься судно то нанимать? На Нордис поплывёт только законченный идиот.
  -Я думал об этом. Будем надеяться, что наши друзья иссайшинцы не забыли дорогу в Кварис из-за этой чертовой войны.
  -Ты хочешь нанять судно иссайшинцев?
  -Вообще то я рассчитываю, что они довезут меня туда бесплатно, да ещё и в поисках помогут, но, ... в крайнем случае, я согласен и на найм...
  
  
   * * *
  
  
  
   Самхейну повезло, одно из судов иссайшинцев и впрямь стояло на якоре в кварисском порту.
  -Кто здесь капитан?! - громко рявкнул Самхейн уперев руки в бока. - Капитан?! - Вновь заорал оборотень, видя, что его крики не производят на матросов никакого впечатления (не все иссайшинцы знают Всеобщий) - ... Я спрашиваю, есть среди вас, идиотов, капитан?!
  -Не кричи, чужеземец, я капитан. - На борту показался невысокий сухощавый иссайшинец. - Чего ты хотел? ... А, это ты.... Ну тогда понятно.... Поднимайся на борт. Поговорим без лишних ушей.
   Как только оборотень поднялся на борт, капитан пригласил его к себе в каюту, так как понимал, а точнее, интуитивно чувствовал, что разговор будет непростым.
  -И что же у тебя ко мне за дело? Кстати, не стоит тебе сейчас привлекать к себе излишнее внимание, а то здесь война...
  -Знаю уже.... А ты знаешь кто я?
  -Да мне доводилось видеть тебя в Храме, ты хороший боец ... очень хороший.... Меня, кстати, зовут Хой.
  -Х...й?!
  -А ты всё такой же.... Твоя дерзость может однажды сыграть с тобой злую шутку. - Покачал головой иссайшинец.
  -Слушай твои соплеменники все такие зануды, а? ... Ладно, речь не об этом.... В общем, мне нужно на Нордис.
  -Хочешь добыть Жемчужину Льда?
  -Значит, Го тебя уже просветил.
  -У нас, людей востока, нет секретов друг от друга.
  -А если среди вас завёдётся предатель?
  -Не заведётся, можешь мне поверить.
  -Ну, так как, ты поможешь мне?
  -Да, помогу. - Задумчиво прищурился иссайшинец. - Я доставлю тебя на Нордис. Я бы с радостью присоединился к тебе в твоих поисках, но, к сожалению, я не могу сделать этого без прямого приказа настоятеля.
  -Ну, спасибо и на этом. - Недовольно проворчал оборотень. Надеюсь, хоть плату за путешествие ты с меня не потребуешь?
  
  
   * * *
  
  
   Хой сдержал своё обещание и уже на следующий день небольшое судёнышко с звучным названием "Морская Жемчужина" (интересное совпадение, не находите?) на всех парусах помчалось в сторону загадочного Нордиса, острова, о котором все жители империи Света говорили не иначе как шёпотом, боясь накликать беду в виде жутких серокожих пришельцев оттуда.
   Вообще раса нордиссцев была особенной. Существует мнение, что раньше ещё до Краха Времён нордиссцы были людьми, но потом чудовищное излучение Той стороны изменило их тела и души, превратив их в безжалостных монстров, неспособных на сострадание. Вторжение этих тварей не раз и не два заставляли квариссцев браться за оружие, а иногда даже и просить помощи из Гинора или даже самого Мэртиса.
   Самхейн обо всём этом конечно знал, благо его мать в своё время озаботилась тем, чтобы её сын имел какое никакое представление об окружающем мире, но вот страха перед этими загадочными северянами не испытывал никакого, вполне справедливо полагая, что даже нордиссцам, обладавшим по слухам чудовищной силой, не сравниться с ним ни в ней, ни в воинском искусстве.
  
  
   * * *
  
  
  -Эй, капитан! ... Как там тебя ... Хой! Иди скорей сюда!
   Капитан Морской жемчужины поспешил на палубу, потому что, судя по встревоженным крикам матросов (и наглым крикам Самхейна) происходящее там и впрямь требовало его внимания.
  -Капитан, похоже, у нас проблема. - На этот раз голос оборотня звучал более чем серьёзно. - Взгляни.
   Иссайшинец проследовал взглядом за рукой сына Херреи и озадаченно прикусил губу. Всего в сорока метрах от судна резвился громадный морской змей, покрытый голубовато-бирюзовой чешуёй и с длинным шипастым гребнем того же цвета.
  -Если эта зверушка вздумает напасть ... - Начал, было, оборотень, но Хой уже не слушал его. Вместо этого он что-то негромко скомандовал по иссайшински и двое матросов опрометью бросились в трюм, откуда вскоре вернулись, сжимая в руках широкие полые трубки и небольшие мешочки, наполненные, по всей видимости, каким-то порошком.
  -Будем надеяться, что змей проплывёт мимо, потому что если он всё же нападёт ... - иссайшинец покачал головой - ... то отбиться будет непросто.
   Как показало дальнейшее развитие событий, змей действительно напал. Видимо он давно не ел или его попросту заинтересовала "Морская Жемчужина", кто может сказать, что творилось в тот момент в сумрачном мозгу бестии, но так или иначе громадная двадцатиметровая туша на большой скорости начала приближаться к, казалось, уже обречённому судну. Однако стоило змею подплыть вплотную и разинуть громадную пасть полную острейших зубов длиной в локоть, оба иссайшинца державшие в руках полые трубки как по команде выдохнули белый порошок, который до этого находился в мешочках прямо в глаза и пасть бестии.
   Что начало твориться после этого с чудовищем, словами не передать. Тварь утробно взревела и начала конвульсивно дёргаться, её громадная башка несколько раз ощутимо ударила в борт судна, существенно повредив его, а затем резко оттолкнулась могучим хвостом и отпрыгнула от корабля разом метров на двадцать. Волна, поднявшаяся от погружения в воду такого громадного тела, отшвырнула "Морскую Жемчужину" ещё дальше от бестии, а сам змей бесследно исчез в морской пучине.
  -Фу, чёрт, неужели отбились? - Облегчённо вздохнул Самхейн.
  -Да, теперь она вернётся нескоро, наша смесь никогда не даёт сбоев.
  -Это радует, а то я уже хотел, было, петь вам прощальную песню....
  -Хорошо ещё, что змей повредил обшивку выше ватерлинии, а то боюсь, тебе действительно пришлось бы петь всем нам прощальную песню... Если бы змей не оторвал тебе голову раньше при звуках твоего голоса...
  
  
   * * *
  
  
  
  
  -Ну, вот и всё, мы практически прибыли. - Капитан Хой задумчиво глядел на видневшийся вдали на горизонте силуэт земли. - Дальше я, прости, не поплыву. Нордиссцы превосходные мореходы и совсем не жалуют чужаков, а настоятель не давал мне разрешения вступать с северянами в конфликт. Так что я дам тебе лодку, и дальше ты пойдёшь на вёслах.
  -А если я не умею грести?
  -Извини, ничем не могу помочь, дать тебе гребцов, это практически наверняка обречь их на смерть.
  -Ладно, я пошутил. Давай сюда свою лодку.
  -Ещё кое-что.... - Капитан Хой пошарил в карманах своего просторного одеяния и извлёк на свет небольшую синевато-серую коробочку из неведомого оборотню металла. - Я не знаю, поможет это тебе или нет, но эта коробочка сделана из кобальта и ещё какого неизвестного мне металла. В общем, любой предмет положенный туда полностью теряет все свои магические свойства.
  Естественно когда ты достанешь его обратно, свойства восстановятся. Думаю, лучшего хранилища для Жемчужины Льда, если конечно тебе удастся её добыть, не придумать.
  -Отлично, спасибо тебе, Хой, думаю, она мне пригодится. Кстати, может, всё передумаешь и пойдёшь со мной?
  -Извини, нет. Приказы настоятеля не обсуждаются.
  -Ну, тогда прощевай, значитца. Увидимся через пять дней. Смотри не опаздывай...
  
  
   * * *
  
  
  
   Остров Нордис встретил оборотня ледяной метелью и жестоким холодом, пронизывающим до костей. Брр, и как они тут живут невольно подумал сын Херреи, поплотнее запахиваясь в полушубок, загодя купленный им в Кварисе.
   От брата Го Самхейн знал, что Жемчужина Льда, скорее всего, находится в ледяной цитадели Лодрейн, чертогах местного бога Льдана, который, по словам всё того же Го, слыл ещё более могущественным, чем даже сам Столп Света. Где именно искать этот самый Лодрейн оборотень примерно знал, но из-за проклятой метели ему всё никак не удавалось как следует оглядеться.
   В общем, то и дело озираясь по сторонам, Самхейн сам не заметил, как провалился в какую-то присыпанную снегом яму. Осознав, куда именно он угодил, оборотень выдал такую тираду, которая заставила бы покраснеть, наверное, добрую дюжину кварисских наёмников, о грубости которых в империи Света слагали легенды. Непонятная яма, как оказалось, служила берлогой для каких-то совершенно отвратительных тварей покрытых белым мехом и отдалённо похожих на медведей. По всей видимости, здесь обитала целая семья этих чудовищ и так сказать глава семейства, до это пребывавший в спячке, не мешкая, открыл глаза и довольно резво для своей комплекции ринулся на чужака.
   Прыжок оборотня был неотразим. Вместо того чтобы уворачиваться от своего более тяжёлого соперника, Самхейн сам прыгнул ему навстречу и одновременно изо всех сил обрушил ятаган покойного Рамзана прямо на уродливую башку твари. Клинок не подвёл и в этот раз, и зачарованная сталь рассекла голову бестии надвое до самой шеи. Чудовище несколько раз конвульсивно дёрнулось, а затем рухнула на тёплый земляной пол берлоги неподвижной грудой мёртвой плоти.
   Вторая бестия, бывшая, по всей видимости, особью женского пола, так была несколько меньше своего супруга, глухо взревела и в свою очередь бросилась на вторгшегося чужака. Самхейн насмешливо скривился. Да, видимо, разума у твари нет ни на грош, раз такая скорая гибель своей второй половины так ничему её и не научила. С ней оборотень справился ещё легче. Взял, да и попросту метнул своё оружие прямо в пасть бестии, и чёрный клинок легко пробил её голову насквозь, выйдя из затылка.
   Двое детёнышей были ещё слишком малы и не представляли для оборотня никакой угрозы, поэтому сын Херреи не стал их трогать. Да, скорее всего теперь без помощи родителей они умрут от голода и холода, но, в конце концов, он если и виноват в этом, то лишь отчасти. Не мог же он дать чудовищам убить себя лишь ради того, чтобы их детеныши выросли и превратились в точно таких же чудовищ! Вот и именно. Так что нечего забивать себе голову всякой ерундой, пора уже вплотную заняться поисками камня....
  
  
   * * *
  
  
  
  -Я же сказал, что ты ничего не узнаешь от меня, грязный чужак! Давай пытай меня, пусть все знают, что Скальди и на смертном одре не уронил своей чести!
  -Ты помешан на воинской чести? - Прищурился Самхейн.
  -Да, но тебе этого видно не понять, поганое отродье импов, нападающее из-за угла...
   Дальше оборотень слушать не стал, громадный нордиссец, которого он поймал недалеко от его родной деревни орал что-то ещё, но Самхейн уже не слушал. Вместо этого он прикидывал, как бы добиться от упрямого северянина рассказа о местонахождении Лодрейна.
  -В общем, так, заткнись и слушай, я иду в Лодрейн для того, чтобы бросить вызов вашему богу, кажется Льдану? Если сейчас не расскажешь мне, где его чертоги, то тем самым ты покажешь, что твой бог - ничтожный трус, избегающий поединка.
  -Что ты сказал, червяк?! - Яростно зарычал нордиссец и в который уже раз попытался разорвать опутывавшие его верёвки. - Никто не смеет оскорблять Владыку Льдана, называя его трусом! За это оскорбление ты умрёшь в страшных мучениях!
  -Вот и скажи мне, где найти этот твой чёртов Лодрейн, чтобы это поскорее случилось!!! - Потерял, наконец, терпение сын Херреи.
  -А где гарантия, что всё, что ты мне сейчас сказал, не есть гнусная ложь, и что ты не вражеский лазутчик?
  -Не смеши меня. Чей лазутчик? Орсиллианта что ли? Да я его ненавижу намного сильнее, чем твоего Льдана, который мне пока ничего плохого не сделал. И потом о местонахождении Лодрейна в империи Света все давным-давно итак знают. Просто в этих снегах заблудиться, как два пальца обоссать...
  -Ладно, я скажу тебе, ибо никто не смеет называть нашего Владыку трусом! ...
   Подробно объяснив, дорогу до ледяной цитадели, Скальди, наконец, выдохся.
  -Ну, вот и всё, всего и делов то было, сейчас я разрежу верёвки и отпущу тебя. Если будешь вести себя благоразумно, то я тебя даже убивать не буду.... - По ходу этой тирады Самхейн и впрямь вынул свой клинок и легко рассёк опутывавшие северянина верёвки.
   Почувствовав свободу, нордиссец начал лихорадочно растирать затекшие руки, оборотень же деланно равнодушно повернулся к нему спиной. Издав яростный рык, северянин бросился на своего обидчика, стремясь сгрести его в свои медвежьи объятия и сдавить изо всех сил, почувствовать хруст костей проклятого чужака, нанёсшего непоправимый урон его чести.
   Однако сын Херреи ожидал подобного, поэтому легко шагнул в сторону и лёгким в чём-то даже небрежным движением рассёк своим клинком нордиссцу горло. Северянин рухнул как подрубленное дерево, кровь хлестала из него целым ручьём. Самхейн брезгливо отстранился от хлынувшего потока, а затем, дождавшись, когда он, наконец, иссякнет, отрастил себе когти и двумя ударами расширил рану на горле Скальди и добавил ещё несколько разрезов по всему телу северянина. Пусть его соплеменники думают, что его задрал голодный имп, а то излишнее внимание ему сейчас абсолютно ни к чему.
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Цитадель Лодрейн действительно поражала воображение. Вся высеченная как будто бы из единой гигантской глыбы льда, немыслимо тонкая, изящных пропорций, она воистину была достойна быть обителью одного из сильнейших богов этого мира. Бога Холода Льдана.
   Самхейн устало вздохнул, почти сутки ему пришлось добираться до этого шедевра архитектурной или, чем чёрт не шутит, природной мысли, и обычно неутомимый оборотень сейчас чувствовал себя абсолютно выжатым. Причиной тому был самый, что ни на есть банальный холод, который сын Херреи, как уже говорилось, не переносил на дух, и который ощутимо мешал ему при беге в зверином обличии. "Ну да ничего - утешил себя оборотень - "зато уж в бою он мне нисколько не помешает, скорее уж нордиссцам, которые хотя и бессмертны, но всё же не обладают столь мощной энергетикой как я...". Рассуждая примерно в подобном духе, Самхейн, прячась в близлежащем сугробе, пытался прикинуть, как бы ему проникнуть вовнутрь чертогов Бога Холода.
   Как оказалось, задача эта была весьма непростой. Мало того, что массивные ледяные ворота были наглухо закрыты, так ещё и окон в ледяной башне, по всей видимости, не было отродясь. Однако неожиданно удача всё же решила повернуться лицом к сыну Херреи, и огромные створки, которые сможет прошибить далеко не всякий таран, медленно поползли в стороны.
   "Ждут кого-то что ли?" - Мельком подумал оборотень, и, не теряя времени даром, проворно юркнул в открывшуюся щель. "Даже если ловушка, плевать - рассуждал про себя Самхейн - другого шанса может и не представиться, ну а со стражей, если она там конечно есть, я уж как-нибудь сумею разобраться".
   В ледяной цитадели Лодрейн было даже холоднее чем снаружи. "Как они здесь живут, сами изо льда что ли? - Изумился сын Херреи - Хотя, что же это я, забыл, о чём Го мне толковал.... Да, чувствую, непростое будет дельце...."
   Недлинный коридор вывел оборотня в просторную залу. Из ледяного пола то здесь, то там вырастали громадные ледяные же колонны, упиравшиеся своим концом в полукруглый арчатый свод. В конце холла виднелась монументальная лестница, сложенная, как и всё здесь из массивных ледяных плит.
   "Ну что ж, наверх, так наверх" - решительно тряхнул головой оборотень и принялся проворно подниматься по ступеням.
  
  
   * * *
  
  
  
  
  -Ну, здравствуй, чужеземец и что же привело тебя в наши края? - эти слова насмешливым тоном произнёс громадный мужчина, закутанный с ног до головы в белую меховую накидку. Волосы мужчины так же отличались немыслимой белизной, а кожа казалось, была высечена из белого мрамора, что добывается на рудниках Южных гор. Мужчина величаво восседал на громадном ледяном троне, а по обе его стороны стояло семь поистине устрашающих существ похожих на ожившие глыбы льда.
   Самхейн с проклятием выругался. Похоже, его здесь ждали....
  -Мне нужна Жемчужина Холода. - Ничуть не смущаясь, брякнул оборотень, когда попадаешь в такую ситуацию, то лучшее оружие это нападение.
  -Вот как ...хм, честный ответ. - Слабо улыбнулся давешний мужчина, но его глаза оставались при этом абсолютно холодными. - За твою смелость я бы, пожалуй, даже мог бы тебе её отдать.... Вот только ничего не даётся в этом мире просто так, ты не согласен со мной? ... Поэтому, поступим следующим образом. Ты сойдёшься в поединке с одним из моих детей. Если выиграешь, то так уж и быть, Жемчужина твоя, ну а если проиграешь...
  -То твоя голова станет удачным дополнением к моей коллекции! - Грубо проревел один из ледяных гигантов. - Я, Айсберг, сильнейший из детей Великого Льдана! И ты, червь, поплатишься жизнью за свою неслыханную дерзость! И смерть твоя лёгкой не будет.... Владыка, дозволь мне поднести тебе его голову на блюде!
  -Ну что ж, если таково твоё желание.... - Вновь усмехнулся мужчина, по всей видимости, бывший ни кем иным, как Богом Холода Льданом. -... Начинайте!
   Едва команда к началу поединка была подана, Айсберг тут же сорвался с места. Самхейн не ожидал от него такой прыти и потому пропустил сильнейший удар плечом в грудь, от которого отлетел на добрых четыре метра. Не упал оборотень при этом лишь чудом.
   Айсберг же, как ни в чём небывало, продолжал наступать, развивая свой успех. Он был вооружён двумя тяжеленными палашами с очень толстыми и широкими лезвиями, которыми орудовал на удивление проворно. Однако как бы быстр не был ледяной гигант, он всё же уступал своему сопернику в скорости и уступал существенно. Но недостаток скорости Айсберг компенсировал поразительным чувством дистанции и абсолютной неутомимостью. Его клинки вращались, словно гигантские лопасти чудовищного весла неведомого гребца-великана и не давали сыну Херреи прорваться в ближний бой.
   Самхейн же пока выжидал. Его клинок был, к сожалению слишком коротким, чтобы хоть как-то зарекомендовать себя на длинной дистанции, но оборотень не терял надежды, что его противник рано или поздно совершит ошибку. И таки дождался! Айсберг, разозлённый тем, что ему никак не удаётся попасть по этой прыткой маленькой блохе, решил закончить дело одним ударом и послал в сторону оборотня Волну Холода.
   Самхейн в последний момент успел отпрянуть в сторону, а вот скульптуре, изображавшей могучего воина с секирой, на лице которого почему-то был запечатлён невыразимый ужас перед чем-то неведомым, повезло меньше. Её разорвало на куски. Да, видно не всегда холод холоду друг, товарищ и брат....
   Однако, призвав на помощь магию, ледяной гигант на секунду открылся, чем не преминул воспользоваться сын Херреи, проворно подскочив к нему и изо всех своих немалых сил обрушив ему на голову сархалионский клинок. От этого удара голова Айсберга, похожая на громадную неправильной формы ледяную глыбу разнесло на куски. Ятаган же рассыпался чёрным пеплом, по всей видимости, отдав все свои силы на то, чтобы уничтожить полубога.
   Тело ледяного гиганта ещё секунду стояло, а затем начало стремительно таять, на глазах превращаясь в обычную лужицу не слишком чистой талой воды.
  -Хм, а ты сильнее, чем я думал. - Если Льдан и был растерян, то он не подал виду. По подобиям же лиц ледяных гигантов и вовсе невозможно было что-либо прочитать. - Ну что ж, слово есть слово. Подойди и возьми то, что ты заработал. - С этими словами Бог Холода изящным движением извлёк из под складок своей накидки небольшой камень, мерцающий холодно-голубым светом. Его глаза при этом, не отрываясь, насмешливо глядели на сына Херреи.
   "Так, понятно. - Усмехнулся про себя Самхейн. - Сейчас ты ждёшь, что я протяну руку и возьмусь за камень, который тут же и превратит меня в глыбу льда..... Не дождёшься. Мы попробуем по-другому".
   Не прекращая улыбаться, оборотень спокойно сунул руку за пазуху и вытащил коробочку, ту самую, что дал ему капитан Хой, а затем вдруг резко подскочил к Льдану и одним движением зажал Жемчужину между створок своей шкатулки, просунул камень вовнутрь, захлопнул шкатулку и опрометью бросился бежать вниз по лестнице. На всё это Самхейну понадобилось чуть больше секунды.
   Надо сказать, Бог Холода опомнился довольно быстро.
  -Задержать его! ... Быстрее, глупцы, пока он не выбрался наружу! - Теперь в голосе Льдана не осталось и следа от былого спокойствия. Он уже жалел, что настолько заигрался и позволил чужаку зайти так далеко, но в этих пустынных снегах порой бывает так скучно...
   Самхейн же мчался, так сказать во весь опор. Он с самого начала не сомневался, что Бог Холода и не подумает выполнить своё обещание, благо уроки подлости и коварства жизнь преподала ему более чем хорошо, поэтому у него ещё во время поединка с Айсбергом созрел план дальнейших действий. Главное, это успеть покинуть Лодрейн до того, как захлопнутся ворота, то, что Льдан умеет открывать и закрывать их с помощью магии, сын Херреи не сомневался ни на секунду.
   Как показало дальнейшее развитие событий, оборотень не ошибся. Ему удалось проскользнуть между смыкающихся створок в самый последний момент, но, к сожалению, его полушубок оказался защемлён между их краями, и освободить его у Самхейна не было никакой возможности. Тогда помянув всех чертей, сын Херреи одним движением вывернулся из полушубка и со всех ног бросился прочь.
   Погоня сразу же осталась далеко позади, так как, во-первых, ледяные гиганты, как бы это помягче сказать, бегают не слишком быстро, а во-вторых, ещё некоторое количество времени Льдану пришлось затратить на то, чтобы вновь отпереть ворота. Короче говоря, погоня отстала, а Самхейн отбежав достаточно далеко преспокойно сменил обличье на звериное и направился к побережью, где закопался в самый глубокий из сугробов. Ему предстояло ждать корабль иссайшинцев, который по их договорённости с Хоем должен был прибыть ещё только через пятеро суток....
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Эти пять дней и ночей стали для Самхейна настоящим кошмаром. Всё-таки провести столько времени под снегом без еды и воды непростая задача даже для бессмертного оборотня. Хотя если быть уж совсем откровенным, то будь сын Херреи обычным чистокровным оборотнем или простым полукровкой ему ни за что бы не удалось продержаться так долго.
   После того как Самхейн похитил Жемчужину Холода весь Нордис ещё долго стоял, что называется на ушах. Северяне были превосходными следопытами, но их сбило столку то, что они искали человека ... или того, кто был на него похож, а вовсе не огромного семисоткилограммового саблезуба.
   К тому же сын Херреи не был дураком и постарался насколько это возможно запутать свои следы, а если прибавить к данному обстоятельству ещё и тот факт, что на Нордисе пурга и метель отнюдь не редкие гости, то понятно, что его следы в скором времени оказались занесены снегом, и нордиссцам пришлось вернуться к своему богу несолоно нахлебавшись. Тот факт, что пришелец мог закопаться под снегом в голову ни пришёл никому.
   Самхейн же, выждав положенное время, преспокойно покинул давший ему временный приют сугроб и направился к морю. Как он и ожидал, там вдалеке уже виднелся смазанный силуэт судна. Время было ночное, поэтому оборотень не опасался встречи с аборигенами.
   Деловито откопав лодку, которую тоже спрятал неподалёку, благо его огромная сила позволила ему оттащить её довольно далеко от воды, сын Херреи спустил её на воду и принялся энергично грести по направлению к судну, моля всех богов, чтобы это оказались именно иссайшинцы, а не один из нордисских драккаров.
   Ему повезло, корабль действительно принадлежал иссайшинцам, а точнее нашему старому знакомому капитану Хою, с которым Самхейн договорился встретиться именно в это время, и именно ночью, поскольку в противном случае нордиссцы предприняли бы попытку преследования непонятного судна.
  -Рад тебя видеть, друг мой. - Мягко улыбнулся Хой при виде оборотня. - Ну что, твоя затея увенчалась успехом?
  -Увенчалась, увенчалась.... - Неприветливо пробурчал оборотень, пять суток под снегом изрядно измотали его, и сейчас он мечтал только о тепле. - Если бы знал, через что мне пришлось пройти, добывая вот это.... - Самхейн небрежным движением извлёк из-за пояса шкатулку Хоя.
  -Подожди, не открывай! - Поспешно схватил оборотня за руку капитан, видя, что первый собирается открыть шкатулку. - Льдан слишком силён. Неизвестно, как поведёт себя Камень в такой близости от его владений.
  -Ладно, не паникуй. - Проворчал оборотень, и убрал шкатулку обратно. - Пойду, отдохну.... И убедительная просьба, капитан, меня без крайней на то необходимости не тревожить.
  
  
   Глава четырнадцатая. Топаз Тьмы.
  
  
  
   По прибытии в Кварис Хой мягко, но настойчиво попросил Самхейна отдать ему Жемчужину Холода.
  -Это с какой это, простите, стати? - Возмущался сын Херреи. - По моему это я добыл Камень, вы господа иссайшинцы здесь, опять же простите, совершенно не причём, так что я оставлю его себе.
  -Ты не совсем справедлив к нам, мой дорогой друг. - Покачал головой иссайшинец - В конце концов, если бы не моя шкатулка, то тебе не удалось бы добыть артефакт, так что всё же наша заслуга в этом есть. К тому же я вовсе не хочу лишить тебя твоей доли добычи. Не забывай, что с тобой многое может случиться во время твоих поисков. На Ис Сай Ши Камень будет в куда большей сохранности. Да и потом вспомни, разве мы когда-либо обманывали тебя? Разве хоть раз дали повод сомневаться в наших словах?
  -Вообще-то, нет. - Нехотя признал очевидное сын Херреи. - Ладно, убедил. Всё равно я не смогу воспользоваться его силой. Так уж и быть, держи. Но смотри, - взгляд оборотня потяжелел - ежели ты меня обманул, я спрошу за обман лично с тебя. Понял? Лично с тебя.
  -Нисколько не сомневаюсь в твоей способности сделать это. - Серьёзно кивнул головой капитан. - Но пойми, мне действительно нет никакого резона обманывать тебя. Ведь без остальных Камней портал на Аркант всё равно не открыть.
  -Откуда мне знать, зачем вам действительно эти Камни. - Пробурчал Самхейн, но было видно, что слова Хоя его заметно успокоили. В конце концов, иссайшинцы действительно ни разу не дали ему повод усомниться в их порядочности. - Слушай, кстати ты не знаешь, как там Оргел, ... а хотя откуда тебе знать, я же не рассказывал тебе о том, что мы вместе.... Ладно, всё давай бывай, меня ждёт ещё много неоконченных дел.
  
  
   * * *
  
  
  
   Оргела Самхейн нашёл на том же постоялом дворе, где и оставил. Сарт пребывал в весьма бодром расположении духа, хотя и жалел, что ему пришлось пропустить такое приключение.
  -Топаз Тьмы пойдём добывать вместе. - Отрезал он в ответ на робкое предложение оборотня провести в трактире ещё некоторое время. - Рана моя, как видишь, зажила, а всё остальное, как говориться, приложится.
  -Но излучение....
  -Какое излучение, друг?! Ты что?! А шестую ступень посвящения разве не я проходил?! Идём вместе и точка.
  -Какой умный стал, убивать пора.... - Недовольно проворчал оборотень, поняв, что его незатейливая хитрость не сработала. Вообще-то, если серьёзно, то я рад, что ты идёшь со мной. Одному, понимаешь ли, как-то ... тоскливо, что ли.
  
  
   * * *
  
  
   Кварис друзья покинули вполне благополучно. В Санарисе у путников тоже не возникло особых проблем, а вот в Горхейме, через который они решили идти вновь, на них напал какой-то полуголодный вконец одичалый огр, по всей видимости, изгнанный из клана своими же соплеменниками. Впрочем, с ним Самхейн не церемонился. В один миг вскочив ему на плечи и сломав двумя ногами шею. Трюк вполне достойный иссайшинских мастеров рукопашного боя.
   Дальше друзья продвигались уже без лишних помех.
  
  
   * * *
  
  
  
  -Так, так, горы Ужаса, так сказать, воочию! Это уже почти что Герона, друг мой! Моя родина....
  -Ты же никогда здесь не был!
  -Мой отец здесь родился.... - Непривычно тихим голосом прошептал оборотень - Это была его земля, а значит, и моя тоже....
  -Я вот тут подумал....
  -Ну, давай говори чего там у тебя, не съем же я тебя! - Нетерпеливо проворчал Самхейн, видя, что сарт отчего-то замялся.
  -Да просто вот смотри, мы оба по своей сути изгнанники ... и Лотос тоже.... И я вот думаю, то, что мы встретились судьба или совпадение? ... Ты как думаешь?
  -Не знаю.... - Пожал плечами сын Херреи - Тебе не всё равно, а? Главное, что мы встретились, и я обрёл в лице вас двух верных друзей.... А уж случайно это произошло или нарочно, по мне так дело десятое...
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Мургр с усмешкой наблюдал за двумя воинами, что деловито пробирались через горный перевал. Один, судя по виду явно сарт, а другой вероятно мэртисский наёмник.... Ну и что эти идиоты, скажите на милость забыли в горах Ужаса? ... Впрочем, неважно. Главное, что они станут для него весьма лёгкой добычей ... и донельзя вкусной, поскольку мясо смертных грызть намного слаще, чем тугую плоть бессмертных, изуродованных излучением.
   Мургр принадлежал к расе горных дивов, расе весьма необычной и донельзя свирепой и неуживчивой. Наверное, этим и объяснялся тот факт, что на момент описываемых событий горные дивы были практически полностью уничтожены и лишь отдельные их экземпляры ещё скрывались в глубокий пещерах гор Ужаса.
   В том, что он легко справится со своими потенциальными жертвами, Мургр не сомневался ни секунды. Огромное двух с половиной метров чудовище, покрытое плотным коричневым мехом, который просечёт не всякая сталь, коренастое настолько, что кажется квадратным, с поразительной способностью к регенерации, горный див был практически непобедим. К примеру, оборотни выходили против него только впятером, да и то это было далеко не всегда залогом успеха. Что же тогда говорить о двух жалких смертных, которые не сравняются с оборотнями ни в силе, ни в скорости даже отдалённо.
   На свою беду Мургр тогда ещё не знал, что те, кого он принял за смертных, на самом деле отнюдь не являлись таковыми...
  -И что же привело двух могучих воителей в мои владения? - Нахально проревел Мургр, вываливаясь из-за ближайшей скалы.
  -Да вот идём себе мирно, никого не трогаем.... - Не менее насмешливым тоном проговорил мэртиссец, хотя может и не мэртиссец, решил про себя див, слишком уж смуглокож. - А это что, значитца твоя земля?
  -Ага! - Довольно осклабился Мургр. - И за проход вам придётся заплатить....
  -И какова же твоя цена?
  -Ваши жизни, естественно! - Ничуть не смущаясь, прорычал горный див. - Я, видите ли, очень хочу кушать и давно жду обеда.... Вы как раз подходите.
  -Ну, вообще то мы хотели идти в Герону, а не становиться обедом для голодного чудища....
  -Тогда я тем более вас съем. Раз вы решили идти в Герону, значит, убив вас, я спасаю вас от гораздо более худшей участи быть уничтоженным излучением бессмертных земель. Вы ещё поблагодарите меня, когда окажетесь в чертогах вашего как его там ... Всевышнего Атона.
  -Да? - Задумчиво поднял бровь смуглокожий. - Ну, хорошо.... Только вот беда ... мы не верим во Всевышнего Атона.
   С этими словами воин с неожиданной ловкостью как-то вдруг сразу оказался рядом с дивом и нанёс ему сильнейший удар мечом. Мургр инстинктивно успел поднять правую лапу для защиты, и меч незнакомца, вместо того чтобы разрубить чудищу голову всего лишь отсёк ему руку чуть выше локтя.
   Вопль, который издал горный див, перепугал, наверное, всю живность на добрые километры в округе. Никто и никогда кроме других дивов ещё не смел давать ему отпор, и сейчас тварь была переполнена жаждой мщения. Мощный удар уцелевшей лапой достигни он цели, должен был переломать его противнику все кости, но незнакомец неожиданно легко уклонился и сам в свою очередь нанёс своему сопернику сильнейший удар ногой в грудь.
   Диву не повезло. Он стоял слишком близко к краю обрыва и потому удар смуглокожего воина попросту сбросил его в пропасть. Издав короткий гортанный крик, Мургр исчез внизу.
  
  
   * * *
  
  
  
  -Фу, чёрт, ну и бестия! - Устало выдохнул Самхейн, утирая несуществующий пот со лба.
  -Да ты справился с ним играючи!
  -Нам просто повезло. Ты не представляешь, насколько нам повезло. Если бы я не застал его врасплох.... В общем, ладно, нечего говорить о несбывшемся.
  -Ты что уже встречался с подобными созданиями?
  -О чём ты, нет, конечно же! Но, судя по матушкиным рассказам, это был горный див. Ей о них рассказывал отец.
  -Я слышал о горных дивах, но вот сталкиваться с ними мне не доводилось. Вообще-то я думал, что они гораздо опаснее.
  -Он был очень опасен, поверь мне.
  -Да с чего ты это взял?
  -Инстинкт, мой дорогой друг, мой звериный инстинкт, который меня ещё ни разу не подводил, поведал мне об этом. И тебе я тоже, кстати говоря, советую развивать внутреннее чутьё на опасность, а то так и будешь: "вперед, на смерть, за честь и славу наших предков!" - передразнил оборотень сарта - а врага нужно побеждать, а не погибать геройски от его рук... Ладно всё-всё, не кипятись! - Примирительно поднял руки Самхейн, видя, что Оргел начал темнеть лицом. - А то того ... ещё помрёшь от горя, а мне тебя хоронить здесь негде...
  
  
   * * *
  
  
  
  
   К главной деревне Клана Саблезуба друзья пришли примерно через двое суток после того, как встретились с горным дивом. Дорогу узнали у одного молодого воина из этого же клана, которого Самхейн поймал недалеко от гор Ужаса. Сначала гордый оборотень не пожелал говорить с пленившими его, но затем, когда сын Херреи рассказал ему о цели своего визита и о том, кто он такой, юноша всё же согласился ему помочь.
   Он сразу почувствовал огромную силу, исходившую от этого странного чужака, и поверил, что тот в действительности сможет повергнуть Уррха, который уже изрядно достал всех своей тиранией и нетерпимостью к чужому мнению. Его давно бы сместили, но Уррх, сын великого Бога Хаоса Гертероса и сам бывший полубогом был слишком силён, и никто так и не решился бросить ему вызов.
   Когда путники, наконец, подошли к деревне, стояла уже глубокая ночь, но на удивление, никто из воинов не спал. Вместо этого огромное их количество, наверняка практически все, собрались возле самого большого шатра сложенного из шкур пещерного медведя (горный саблезуб по понятным причинам считался у клана Уррха священным животным, и убивать его без крайней на то необходимости было запрещено).
  -Интересно, чего это им не спиться? - Шёпотом поинтересовался Оргел. Они вместе с сыном Херреи удобно расположились в близлежащих зарослях.
  -Ждут, наверное, чего-то ... вот сейчас и поглядим, чего...
  
  
  
   * * *
  
  
  
  -Рах! Все ли воины в сборе? - Голос говорившего скорее напоминал звериный рык, нежели человеческую речь, впрочем, говоривший никогда и не был человеком.
  -Да, вождь все воины собрались снаружи, они ожидают приезда гостей.
  -Это хорошо - довольно прорычал громадный черноволосый исполин - пусть все они станут свидетелями моего триумфа!
  
  
   * * *
  
  
  -Ну и зачем ты позвал нас, Уррх? - Низким голосом проревел не слишком высокий, но очень коренастый воин с густой чёрной бородой до пояса. - Предупреждаю, если это какая-то ловушка....
  -Давай без взаимных угроз и оскорблений, Берр. - Примирительно поднял руки названный Уррхом. - Моё слово крепко, вы все об этом знаете, вам не причинят вреда, если вы сами не спровоцируете агрессию.
  -Так зачем всё же ты нас всё-таки созвал? - Эти слова произнёс уже другой воин, более высокий и изящный по сравнению с Берром. Его волосы были белее снега, а глаза не имели радужной оболочки, и потому при свете факелов казалось, что они полыхают зловещим красным огнём.
  -Я тут размышлял на досуге, ... зачем нам всем эта постоянная война? Мы каждый день истребляем друг друга, а всё ради чего? Чтобы, в конце концов, уничтожить друг друга окончательно и бесповоротно?
  -Насколько мне известно, это твои воины нападают на наши селения. - Вновь подал голос воин с белыми волосами, и логика подсказывает мне что в случае с Берром ситуация та же самая.
  -Довольно, Велг, не будем вспоминать старые обиды. - Поморщился Уррх. - Я предлагаю вам реальный выход из положения.
  -Это какой же? - Вопросительно рыкнул Берр.
  -Я предлагаю вам обоим сойтись со мной на ристалище. - Напыщенно бросил Уррх. - Победитель будет провозглашен вождём всех трёх племён!
  -Это немыслимо! - Вновь рявкнул Берр. - То, что ты предлагаешь, абсурд! Медведи никогда не пойдут ни за кошачьим отродьем, ни за волчьим племенем!
   После этих слов многие из Клана Саблезуба недовольно заворчали, кое-кто даже потянулся за оружием.
  -Тихо! - Оглушительно рявкнул полубог, и порядок моментально восстановился. - Всем оставаться на своих местах! ... Иными словами, ты боишься.... - Уррх деланно равнодушно пожал плечами. - Ну что ж раз так....
  -Никто не смеет называть меня трусом! - Запальчиво заорал предводитель Клана Медведя, несмотря на прожитые тысячелетия, он во многом оставался задиристым мальчишкой, которого при наличии достаточного интеллекта можно было направить в нужную сторону. Уррх таким интеллектом обладал. - Я согласен! Слышите вы все, я согласен биться с тобой, но вождём моего племени ты не станешь! Если я погибну, то медведи выберут себе нового вождя, того, кого они посчитают достойным!
  -А что скажешь ты, Велг?
   Предводитель Клана Волка задумчиво прикусил губу. Он не был столь горячим как Берр, но понимал, что своим отказом серьёзно подорвёт свой авторитет среди своих воинов, которые сейчас вопросительно глядели на него.
  -Я согласен сразиться с тобой... - медленно, взвешивая каждое слово, проговорил Велг - ... на тех же условиях, что и Берр. В случае моей смерти волки выберут вожака из своих соплеменников.
  -Ну, что ж, хорошо, среди своих, так среди своих. Я же хотел как лучше.... - На самом деле Уррх вовсе и не рассчитывал на то, что враги согласятся на его условия, его целью было как раз склонить их вождей к поединку с ним. Уничтожив сильнейших представителей обоих кланов, а в том, что выиграет, лидер саблезубов не сомневался ни секунды, он серьёзно подорвёт боевой дух своих извечных соперников и тогда уже рано или поздно и волки и медведи ему покорятся ... или будут уничтожены. - Поскольку идея принадлежала мне, предлагаю вам сражаться со мной по очереди.
  -Нет, так не пойдёт! - Вновь выказал своё недовольство Берр. - Я не желаю, чтобы мне поддавались, словно я какая-то слабая баба! Я хочу победить честно!
  -А ты что скажешь, Велг? - Уррх повернулся к альбиносу.
  -Согласен с Берром.
  -Тогда предлагаю провести жеребьёвку. Кинем в кувшин три камня разного цвета. Чёрный, это естественно я, коричневый - Берр, ну а белый ... хм, Белый Велг.
   При этих словах полубога среди воинов всех трёх кланов раздались сдержанные смешки. Всё дело было в том, что за Велгом давно уже закрепилось прозвище Белый за его волосы и чистую белоснежную шерсть без единого пятнышка, которая покрывала его, когда он превращался в гигантского матёрого волка.... Ну а если кому из читателей юмор варваров покажется не шибко смешным, то, как говорится на то они и варвары, примитивная, так сказать, культура, чего же вы от них хотите....
   По знаку полубога один из молодых воинов опрометью метнулся в шатёр и через некоторое время вернулся, неся все обозначенные Уррхом предметы.
  -Подходящие Камни у тебя оказались, конечно же, совершенно случайно! - Не удержался от шпильки Велг, который давно уже разгадал все примитивные хитрости лидера саблезубов, но, к сожалению, пока не знал, что им противопоставить.
  -Если тебе что-то не нравиться, мы можем изменить регламент. - Пожал плечами полубог.
  -Да ладно, чего уж там.... - С насмешливой полуулыбкой отмахнулся альбинос, но глаза его при этом оставались абсолютно холодными. Как ни крути, они с Уррхом были смертельными врагами. И они оба прекрасно об этом знали.
  -Да, Уррх, я думаю, тебе всё же придётся изменить регламент! - Эти слова произнёс невысокий, но крепкий смуглокожий воин, по меркам могучих оборотней так и вовсе карлик.
  -Этто ещё что за блоха.... - Скорее изумлённо, чем рассержено протянул вождь Клана Саблезуба.
  -Я, Самхейн, сын изгнанного тобой Ирме, знакомое имя? Я заявляю, что ты недостоин править племенем и потому я бросаю тебе вызов!
  -Это с какой такой стати? Разве ты член клана, чтобы обладать таким правом? Жалкая полукровка.... Взять его!
   Однако вопреки ожиданиям полубога никто и не подумал выполнить его приказ.
  -Полукровка?! - Насмешливо процедил Самхейн. - Да разуй глаза, образина, во мне сплелись две древних крови! Я обладаю силой Хаоса также как и твой отец Гертерос, или ты унизишься ложью, утверждая, что это не так?
  -Не смей упоминать имя моего отца всуе, дерзкий щенок! - Гневно прорычал Уррх. - Ты не стоишь даже его мизинца! ... Взять эту дерзкую блоху, или вы хотите, чтобы я оторвал вам головы за неисполнение моего приказа?!
   Здесь надо сказать, Уррх ничуть не погрешил против истины. Он действительно отрывал головы тем, кто, так или иначе, бунтовал против него. Не отрезал, а именно отрывал. Голыми руками. Чтоб сильнее боялись....
   Однако на этот раз воины похоже всерьёз решились на открытое неподчинение. Они тоже, как и сам жестокий полубог чуяли в пришельце громадную силу и потому надеялись на его победу.
  -Он не лжёт, Уррх. - Эти слова произнёс могучий немолодой уже воин со свежим рубцом на щеке. - Тебе следует принять его вызов, если ты хочешь и дальше оставаться нашим вождём.
  -Кто ещё так считает? - На этот раз голос полубога был абсолютно спокоен, но от этого спокойствия ощутимо веяло смертью.
   Пронизывающий взор главы клана медленно обводил лица воинов, и некоторые, как правило, из числа молодых не выдерживали и опускали глаза, но старшее поколение большей частью смотрело твёрдо, похоже они были согласны со шрамолицым.
  -Хорошо, я приму его вызов. - Холодно улыбнулся Уррх. - Но после моей победы, многие из вас лишаться голов, и ты, Вурм, - полубог повернулся к шрамолицему - будешь первым.
  -Это если ты победишь. - Отпарировал воин.
  -А ты сомневаешься, что ли? Ты что, всерьёз считаешь, что этот сопляк сумеет побить меня?!
  -Поживем, увидим. - Пожал плечами названный Вурмом.
  -Ну что ж, тогда я предлагаю следующее. Устроим мини-турнир! Сейчас вытащим один из трёх камней. Тот, чей камень будет вытащен, сразится с чужаком, оставшиеся двое - друг с другом. Победители же этих поединков встретятся в финале.
   Все участники предстоявшего состязания кивками выразили своё согласие.
  -Тогда начнём!
   По знаку полубога воин, принёсший кувшин, вытащил наугад один из камней.
  -Коричневый! - Громко прокричал он, демонстрируя означенный камень.
  -Значит, с чужаком "выпала честь" сражаться Берру. - Резюмировал Уррх - Тебе повезло, племянничек - повернулся он к вождю медведей - поединок будет для тебя лёгким. Думаю, он против тебя и минуты не продержится.
   По знаку полубога двое воинов из его клана быстро расчистили поле для импровизированной арены. Остальные же расположились по кругу. Все с нетерпением ждали поединка.
   Самхейн задумчиво разглядывал своего соперника. Он нисколько не обольщался по поводу будущей сватки. Похоже, его противники день ото дня становятся всё сильнее и сильнее. И непонятно радоваться этому факту или напротив горевать. Уррх назвал Берра племянником, следовательно, в нём тоже течёт кровь Гертероса. Ну что ж, посмотрим, насколько далеко потомки ушли от своего великого предка.
   Тем временем Уррх поднял руку, обозначив сигнал к началу поединка. Берр был вооружён громадным топором, выкованным целиком из стали онглонов, бессмертных карликов, проживающих в недрах гор Ужаса. Самхейн довольствовался простым полуторным клинком из хорошей человеческой стали, купленный им в Кварисе.
   Предводитель Клана медведя вопреки ожиданиям оборотня не ринулся в схватку очертя голову, вместо этого он принялся кружить вокруг сына Херреи, явно выбирая удобный момент для нападения. "Чёрт подери, да у него же моя манера ведения боя!" - потрясённо подумал Самхейн - "вот что значит, вернулся домой...."
   Впрочем, удивляться ему пришлось недолго. Издав яростный рык, Берр атаковал, и сыну Херреи понадобилось всё его немалое умение, чтобы уклониться от этой атаки. Топор сверкающей смазанной полосой просвистел в считанных миллиметрах над его головой, которой бы оборотень точно лишился, достигни этот удар цели.
   Самхейн атаковал в ответ, но Берр парировал с такой неистовой силой, что оборотень едва не выронил меч. "Силён - подумал сын Херреи - но не слишком, я всё же буду посильнее, ... да и побыстрее".
   Поняв, что так просто ему не победить, сын Херреи решил пойти на хитрость и сделал вид, что при столкновении с топором вождя медведей он повредил руку. Берр радостно взревел. Конечно, куда ему сопляку, не прожившему и сотни лет тягаться с ним, сыном могучего Урсуса, сына непобедимого Гертероса, прожившему уже более двух тысячелетий!
   Поверив в беспомощность противника Берр расслабился и как следствие совершил ошибку, открывшись, чем сполна и воспользовался Самхейн, легко уклонившись от сильной атаки и ловким движением располосовав бедро своего соперника.
  -Ах ты, щенок! - Изумлённо выдохнул внук Гертероса. - Ну, держись....
   С этими словами Берр начал вращать топором с просто таки головокружительной скоростью, наступая на сына Херреи. Только феноменальная реакция оборотня-герона и навыки, полученные в Храме Совершенств, позволяли Самхейну избегать этих атак. Пока позволяли. Однако одной обороной поединок не выиграешь, и посему Самхейн решил удивить своего противника. Тот дрался хорошо, но он не бывал в Храме Совершенств, вот на этом-то сын Херреи и решил сыграть.
   Выждав, когда Берр в очередной раз занесёт топор для удара, он вместо того, чтобы парировать или уклоняться, вдруг с неожиданной силой метнул свой клинок прямо в голову вождя медведей.
   Не ожидавший подобного Берр инстинктивно успел выставить своё оружие для защиты, но при этом на секунду потерял ориентацию, чем и воспользовался хитрый оборотень, сперва нанеся своему сопернику чудовищный удар ногой в горло, от которого любой другой бы немедленно откинул копыта, а затем изо всех сил добавив кулаком в переносицу от чего внук Гертероса немедленно рухнул на землю без сознания, из его разбитого носа ручьём текла густая тёмная кровь.
  -Так ... - Самхейн устало вытер пот со лба - ... уф и повозиться же пришлось ... спокойно.... Этот - кивок на неподвижно лежащего Берра - выживет.... Ничего с ним не случится, просто без сознания.... Ну что, кто-нибудь сомневается в моей победе или мне его добить?
   Уррх попытался, было настоять на том, чтобы оборотень именно так и сделал, но члены Клана Медведя, которых здесь собралось немало, в ответ на это выхватили своё оружие и зарычали, что убьют всякого, кто посмеет прикоснуться к телу их вождя, так что в итоге полубогу пришлось уступить, поскольку большое кровопролитие отнюдь не входило в его планы. Пока не входило.
  -Ладно, будем считать, что чужак победил. - Недовольно прорычал Вождь Клана Саблезуба. --Теперь наш черёд, Велг, если конечно ты не раздумал сражаться со мной ... братец.
  -Ты слишком далеко зашёл, Уррх. - Покачал головой альбинос. - Я не хочу убивать тебя, но ради блага моего клана я сделаю это.
  -Ну-ну, мечтать не вредно.... Сегодня твоя голова украсит вот этот замечательный шест подле моего шатра. Я вообще-то рассчитывал, что Берр тоже присоединится к тебе, но раз уж наш новоявленный мститель столь великодушно его помиловал, то я с радостью заберу в качестве трофея его голову, ха, ха, ха! - Раскатисто рассмеялся Уррх и вальяжной походкой направился на импровизированную арену, где его уже поджидал его соперник, его единокровный брат....
   Белый Велг был спокоен, как никогда в жизни. Он слишком хорошо представлял себе всю мощь своего брата, и прекрасно понимал, что только абсолютное спокойствие и сосредоточенность могут даровать ему победу в предстоящем поединке.
   Альбинос был вооружён лёгкой обоюдоострой секирой на длинной рукояти с двумя полукруглыми как бы несколько сглаженными лезвиями, чтобы оружие было ещё и удобно метать. Уррх же и вовсе довольствовался простым каменным топором, сделанным к тому же очень грубо из какого-то непонятного белого камня. Однако Самхейн при виде этого нелепого оружия только восхищённо присвистнул. Сила от него исходила поистине завораживающая. Непростое оружие, очень непростое....
  -Ну, что, братец, ты готов к смерти? - Зловеще прошипел Уррх.
  -К твоей, да. - Спокойно отпарировал Велг, и в следующую секунду полубог атаковал.
   Вождь саблезубов сразу же, не дожидаясь сигнала к началу поединка, изо всех сил метнул свой тяжеленный топор в своего противника, по всей видимости, решив повторить маневр Самхейна, однако Велг в отличие от Берра оказался готов к подобному повороту событий и успел проворно отпрянуть в сторону. Но Уррх на этом не успокоился и тут же безо всякого перехода молниеносно ринулся в ближний бой.
   Этот бросок альбинос уже прозевал и оказался погребён под массивной тушей своего соперника, правда, при этом всё же не растерялся и сумел обеими ногами, используя свою силу и инерцию броска противника, перекинуть его тело через себя. Уррх тут же вскочил и нанёс своему брату мощнейший удар кулаком в челюсть. Велг успел закрыться и принять удар на плечо, которое тут же онемело. Полубог же, воспользовавшись временным замешательством противника, умудрился вырвать у него из рук секиру, который тот до сих пор сумел сохранить при себе, но вопреки ожиданиям зрителей не воспользовался ей, а брезгливо отшвырнул в сторону.
   Теперь противники принялись медленно кружить вокруг друг друга, оба с напряжением ожидали, кто из них первым допустит ошибку. Уррх насмешливо скалил зубы. Он прекрасно понимал, что в рукопашном бою Велг, который был намного легче него как в человеческом, так и в зверином облике, ему не соперник. Альбинос же напротив был каменно спокоен. Собственно говоря, спокойствие - это всё, что ему ныне оставалось.
   Первым не выдержал Уррх, издав низкий рёв, он прыгнул на своего соперника. Велг сумел уклониться и достать полубога ногой под колено. Вождь Клана Саблезуба сдавленно рыкнул. Удар оказался болезненным.
   Но, к сожалению этого было явно недостаточно, чтобы победить такого титана как Уррх. Следующий прыжок полубога достиг цели, и альбинос оказался погребён под массивной тушей своего противника. Поняв, что в силе ему с братом не тягаться, Велг принял единственное возможное в такой ситуации решение, он сменил облик на звериный. Уррх, не мешкая, последовал его примеру и теперь уже по земле катались, рыча два чудовищных зверя: громадный белый волк и ещё более громадный саблезуб с тёмно-серой шерстью. Вот тут то и сказалось громадное преимущество Уррха в чистой мощи. Волк был ловок и увёртлив, но в том положении, в котором находились оба, сцепившись в клубок, эта ловкость не могла быть хоть сколько-нибудь эффективно применена.
   Оба зверя наносили друг другу глубокие рваные раны когтями и зубами, но силы Белого Велга таяли на глазах. Саблезуб вырывал из своего противника громадные куски мяса пополам с шерстью, и, наконец, альбинос ослабел настолько, что не смог больше защищаться. Уррх прижал его к земле и вцепился ему в глотку. Мощные челюсти гигантской кошки играючи перервали гортань и сломали шейные позвонки. Вождь Клана Волка сдавленно захрипел, а Уррх, не мешкая, сменил облик на человеческий и одним движением могучих рук оторвал своему сопернику голову, завершив тем самым его агонию.
  -Ну что теперь скажете?! - Оглушительно взревел Вождь Клана Саблезуба, сжимая в руке свой кошмарный трофей. - Либо вы все покоритесь мне, либо вас всех ждёт подобная судьба! - С этими словами полубог поковылял прочь в свой шатёр, ему тоже изрядно досталось, и он был весь в крови. - Поединок между мной и этим сосунком состоится завтра вечером! А пока устраивайтесь на ночлег, отдыхайте и не забудьте то, что сегодня видели...
  
  
  
   * * *
  
  
  
   На ночлег воины каждого клана расположились особняком, не забыв при этом выставить сторожей, а то мало ли что...
  -Ну что, тебе удалось выяснить, где находится этот Топаз Тьмы? - Самхейн выжидающе уставился на вышедшего из тени сарта.
  -Ага, нам повезло. Этот камень Уррх хранит у себя в шатре.
  -Отлично, я знал, что могу на тебя положиться!
  -И что ты намерен предпринять? Может быть, стоит выкрасть его?
  -Нет, скорее всего, Уррх способен чувствовать его энергию и на большом расстоянии, как только мы это сделаем, он сразу же вышлет погоню. Нет, друг мой, единственный способ завладеть камнем, это одолеть его владельца в честной, так сказать, схватке.
  -А ты уверен, что сумеешь с ним справиться?
  -Ну, не на все сто, конечно, но, по крайней мере, я сделаю всё, что от меня зависит...
  
  
   * * *
  
  
  
   Следующим вечером все воины вновь собрались перед шатром вождя Клана Саблезуба. Все они с нетерпением ожидали поединка. Сам полубог вышел последним. Несмотря на вчерашний тяжёлый бой, он выглядел вполне свежим и отдохнувшим, так что надежды Самхейна на то, что его соперник будет ослаблен полученными накануне ранами, не оправдались. Регенерация Уррха, по всей видимости, практически не уступала регенерации сына Херреи.
  -Ну что, щенок, готов к смерти? - Хмуро поинтересовался полубог у замершего напротив него Самхейна.
  -Знал бы ты, сколько раз мне уже доводилось это слышать....
   Не успел оборотень закончить эту фразу, как Уррх молниеносно атаковал. Самхейн уклонился лишь чудом. Топор исполина взрыл землю в считанных сантиметрах от него. Следующий удар полубога сын Херреи принял на свой клинок, постаравшись отвести оружие своего оппонента в сторону, но тут сказалась магия странного оружия Уррха, и меч оборотня неожиданно сломался пополам.
  -Скоро твоя голова украсит мой шест! - Торжествующе взревел вождь Клана Саблезуба и атаковал с удвоенной силой. Теперь сын Херреи только и делал, что уклонялся от сыплющихся на него со всех сторон ударов. Несмотря на гигантские размеры, скорость Уррха поистине впечатляла, и Самхейну приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы оставаться невредимым. Ему никак не удавалось сократить дистанцию со своим соперником, и это крайне раздражало оборотня.
   Забегая вперёд, скажу, что впоследствии сын Херреи будет вспоминать эту схватку, как одну из самых тяжелейших, если не самую тяжёлую в своей жизни. Это было самое настоящее испытание на прочность, когда в ход идут все резервы духа и организма, и когда ты воистину работаешь на самом крайнем пределе своих сил и возможностей...
   А тем временем оба участника поединка зашли в тупик. С одной стороны Самхейн никак не мог приблизиться к полубогу, но с другой стороны и самому Уррху никак не удавалось зацепить юркого оборотня хотя бы краем своего оружия. Поняв, что так просто ему бой не выиграть, исполин яростно взревел и со злостью отшвырнул свой топор в сторону.
  -Давай, щенок, покажи, на что способен! - Рыкнул вождь Клана Саблезуба и лихо ринулся в рукопашную. И для Самхейна начался кошмар. Уррх, как выяснилось, абсолютно не уступал ему ни в силе, ни в скорости, ни в воинском умении. А прыжок полубога был настолько стремительным, что оборотень попросту не успел отпрянуть в сторону и тут же оказался в медвежьих объятиях вождя Клана Саблезуба, который принялся изо всех сил сдавливать талию сына Херреи.
   От дикой боли у Самхейна потемнело в глазах, однако ценой невероятного усилия воли он всё же сумел не потерять сознание и в свою очередь нанести своему сопернику хлёсткий удар по глазам. Уррх сдавленно рыкнул, но всё равно не ослабил хватку. Тогда оборотень начал медленно давить большими пальцами на глаза полубога, и этого вождь Клана Саблезуба уже вытерпеть не сумел. Ему пришлось выпустить сына Херреи и резко сократить дистанцию чтобы прийти в себя.
  -Что тварь, не по нраву угощение? - хрипло прокаркал Самхейн, ему казалось, что внутри у него вместо лёгких сплошное кровавое месиво.
  -Тебе конец. - Свирепо рыкнул Уррх и вновь бросился в атаку.
   Однако на этот раз Самхейн был готов и потому он ещё в воздухе встретил противника молниеносным апперкотом в челюсть, который отбросил исполина далеко в сторону. На этот раз полубог посмотрел на своего соперника уже чуточку удивлённо, если не сказать растеряно. Он явно не ожидал от столь хлипкого на вид юнца подобной силы.
   Но всё же Уррх не зря правил своим племенем уже более двух тысячелетий, он был намерен драться до конца. Оглушительно взревев, нагнетая боевую ярость, он сменил обличье на звериное. Самхейн, не мешкая, сделал то же самое, понимая, что для него это единственный способ уцелеть и выиграть схватку.
   Оба саблезуба начали медленно кружить вокруг друг друга, выгадывая удобный момент для нападения. Уррх не выдержал первым. Издав оглушительный рёв, он совершил гигантский прыжок, от которого оборотень умудрился не только уклониться, но ещё и достать своего соперника лапой по плечу, тем самым нанеся ему довольно болезненную хотя и неглубокую рану.
   Рев разъяренного зверя перепугал, наверное, всё зверьё на добрых пять километров окрест. От следующего прыжка Уррха Самхейн не стал уклоняться. Вместо этого он сам прыгнул навстречу противнику, вложив в этот рывок всю свою силу и умение. Две громадные туши столкнулись в воздухе и со звуком похожим на звук падающего тюка с тряпьём весом эдак тонны в две рухнули на землю.
   Самхейн, несмотря на свой относительно малый по сравнению с его противником вес, как то сразу сумел оказаться сверху, чем тут же и воспользовался, нанеся Уррху три мощных удара лапами по голове, стараясь при этом зацепить глаза, а затем вцепившись полубогу в загривок.
   Вождь Клана Саблезуба сдавленно рыкнул, но каким-то совершено невероятным образом сумел извернуться и подмять соперника под себя. Теперь уже Самхейну приходилось нелегко. Когти громадного зверя рвали его плоть, несмотря даже на природную шерсть-чешую, причиняя попросту адскую боль. В конечном итоге сыну Херреи всё же удалось сбросить с себя противника, прибегнув к частичной трансформации, которая обратила его в полузверя.
  -Ну, ты силён... - С невольным уважением выдохнул Уррх. - Так даже я не умею ... Но, это тебе не поможет...
   Поединок между Самхейном и его соперником продолжался много часов. Инициатива переходила то к одному, то к другому, но никто из них никак не мог поставить, наконец, финальную точку и завершить бой. Оба бойца были сильно изранены. У Самхейна были выбиты передние зубы. "Не беда, новые вырастут" - утешал себя оборотень.
   Уррх заметно прихрамывал на правую ногу, а его левый глаз был весь залит кровью и ничего не видел. Да, противники стоили друг друга, но всё же воинам было заметно, что чужак сохранил больше сил, чем его грозный соперник, и они искренне желали ему победы. Старший сын Гертероса, как я уже говорил, успел достать здесь очень многих, практически всех.
   Самхейн был на пределе. Всё его несравненное боевое умение, ничего не могло поделать с титанической мощью грозного полубога. "А если попробовать обхитрить его?" - подумал оборотень. Прикинув наскоро ход своих дальнейших действий, сын Херреи начал воплощать задуманное в жизнь. Перво-наперво он сделал вид, что совсем уже выбился из сил, что на самом деле было не так уж и далеко от истины, и рухнул на землю.
   Уррх довольно взрыкнул и торжествующе направился к своей жертве. Он абсолютно не заподозрил подвоха, скорее он недоумевал, каким же это образом столь жалкая козявка сумела продержаться против него так долго. В общем, недооценка противника практически всегда ведёт к поражению. Вождь Клана Саблезуба в полной мере почувствовал на себе всю мудрость данного изречения.
   Схватив своего соперника за ноги, полубог поднял его параллельно земле и начал вращаться вокруг своей оси, намереваясь изо всех сил швырнуть чужака о землю. "А вот хрен тебе" - злорадно подумал Самхейн, и, выждав момент, вырвал правую ногу из железных тисков Уррха и смачно звезданул ей его по лицу.
   От этого удара вождь Клана Саблезуба, несмотря на свои гигантские размеры, отлетел метра на три в сторону, при этом выпустив своего соперника. Сила вращения отшвырнула Самхейна в сторону прямо противоположную той, куда улетел полубог и он приземлился аккурат рядом с каменным топором, который Уррх выбросил ещё в самом начале боя.
  -Ну, всё, теперь тебе хана. - Даже с каким-то сожалением протянул сын Херреи и направился к своему оппоненту, сжимая в руках топор. Но, как оказалось, поединок был ещё далёк от завершения. К тому моменту, как оборотень приблизился, Уррх был уже на ногах и изрядно зол.
   Ринувшись на сына Херреи, полубог повалил его наземь и вырвал топор, Самхейн же вновь прибегнул к приёму, который некоторые самбисты в земном мире называют "колобок" и перекинул своего соперника через себя. Дальнейшее развитие событий показало всё преимущество Самхейна в выносливости и регенерации.
   Дождавшись, когда полубог попробует ударить его топором, сын Херреи пропустил оружие над головой, а затем нанёс вождю Клана Саблезуба два мощных хука слева и справа, а затем поднял его на плечи, словно гигантский куль с тряпьём и изо всех сил швырнул на землю. Невероятно, но Уррх сумел встать и после этого, правда, похоже, он уже совершенно не соображал, где находится, а Самхейн воспользовавшись беспомощностью противника, схватил топор и изо всех сил обрушил его на голову вождя Клана Саблезуба.
   Это походило на сказку, но полубог устоял и в этот раз, правда, его череп треснул чуть ли не напополам, но, несмотря на это он всё ещё был жив. Тогда оборотень вновь ударил своим оружием точно так же и в то же место, чтобы прервать, наконец, агонию этого чудовища.
   На этот раз топор рассёк голову полубога до самой челюсти, а из его головы на землю выплеснулась жёлтая раскалённая жидкость похожая на кипящую лаву, которая, по всей видимости, секунду назад была ничем иным как мозгами Уррха. Видно сработала магия чудовищного оружия. Жижа эта оказалась настолько горячей, что проела землю на добрых пол метра в глубину. Тело полубога ещё с секунду постояло на месте, а затем тяжело рухнуло на землю. Из него не вылилось ни капли крови, которая мгновенно свернулась сразу же после смерти своего хозяина.
   Самхейн рухнул рядом со своим теперь уже бывшим врагом. В этой схватке он отдал все свои силы до капли.
  
  
   * * *
  
  
   Очнулся он в какой то хижине от того, что какая то женщина осторожно трогала его лоб. Вполне себе симпатичная женщина, если не считать того факта, что она была раза в полтора крупнее далеко не маленького по человеческим меркам Самхейна.
  -Так и где это я? - хмуро пробурчал оборотень, он был не слишком доволен тем, что потерял сознание у всех на виду, словно какая-то слабая баба.
  -Лежи, тебе надо отдохнуть.
  -Хватит, наотдыхался уже... Слушай, я как-то слыхал от отца, что Уррх хранил у себя один необычный камень, чёрный такой...
  -Топаз Тьмы. - Понимающе произнесла женщина. - Теперь он по праву твой.
  -И где же он?
  -Вон он на стене висит, ... слушай, ... Самхейн, а у тебя есть возлюбленная? А то у меня растёт красавица дочь...
  -Прости, женщина, но твои матримониальные планы меня сейчас волнуют меньше всего...
  
  
   * * *
  
  
  
   Назад друзья возвращались глухой ночью, чтобы никто не узнал о том, что новоявленный вождь покинул своё племя. Вообще после того, как Самхейн потерял сознание, некоторые воины из Клана Саблезуба всерьёз хотели по тихому прирезать чужака, чтобы он не стал ещё более страшным тираном, чем его жуткий предшественник, но потом большинство, (и немалую роль в этом, кстати, сыграл шрамолицый Вурм), решило, что это будет бесчестно с их стороны и сыну Херреи оставили жизнь.
   Затем, когда оборотень пришёл, наконец, в себя, его провозгласили новым вождём племени, в честь чего и закатили грандиозный по меркам геронов пир, на который позвали даже представителей других племён, чего ранее не случалось никогда.
   После пира, когда большинство оборотней перепились дурман травой, (у геронов она заменяла алкоголь), Самхейн принялся искать Оргела, который всё это время прятался неподалёку от деревни. Найдя своего друга, которого сверхчувствительные оборотни не обнаружили только лишь потому, что сарты практически не издают никаких запахов (вообще, чем совершеннее существо, тем меньше от него идёт такого всего, ну, вы понимаете, о чём я, и исключений из этого правила обычно не бывает), сын Херреи направился в обратный путь в империю Света, не забыв при этом прихватить и вожделенный Топаз Тьмы, который он считал вполне справедливой наградой за свою победу над полубогом.
  -Ну что друг, основная работа сделана, теперь остался сущий пустяк.
  -Да, всего лишь пробраться во дворец Столпа Света, где хренова туча стражи, не считая самого небожителя, и похитить его корону.
  -Ну, я ж говорю, сущий пустяк....
  
  
  
   Часть третья. Стать богом.
  
  
  
   Глава пятнадцатая. Корона Орсиллианта.
  
  
  
  -Как считаешь, с чего нам следует начать?
  -Думаю, прежде всего, стоит поймать кого-нибудь из придворных нашего обожаемого Столпа Света и хорошенько его расспросить.
  -Рискованная затея....
  -Не менее рискованная, чем все наши предыдущие мероприятия. К тому же соваться во дворец Орсиллианта, предварительно не прощупав почву, чистой воды самоубийство, ты со мной не согласен?
  -Так-то оно так, но всё же?
  -Ты можешь предложить что-нибудь получше?
  -Нет, но....
  -Ну, вот и сиди того ... на жопе ровно.
  -Я тебя когда-нибудь прибью, грубиян хренов!
  -Все обещаешь да обещаешь...
   После того как друзья покинули Герону, они направили свои стопы в Мертис, а если быть точнее в сам стольный град Орс, который располагался несколько западнее Феарны, второй столицы империи света.
   Честно говоря, столица произвела на друзей довольно сильное впечатление. Всё в ней начиная от громадные ворот сработанных целиком из чистого золота высочайшей пробы, до самого дворца Столпа Света кричало о её непомерном богатстве. Особняки некоторых вельмож здесь выглядели внушительнее, чем замок гинорского князя, который Самхейн видел ещё на том злополучном турнире, который навсегда изменил его жизнь.
  -...Ну и кого именно ты намерен ловить? - Друзья по традиции расположились в одном из местных трактиров, не самом дорогом, чтобы не привлекать внимания.
  -Не знаю, как карта ляжет, думаю для начала надо осмотреться. Прежде всего, предлагая сменить это место на более дорогое, желательно то, в которое ходят благородные....
  
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Трактир "золотой лев" вполне оправдывал своё название, ибо был настолько роскошным и помпезным на вид, что его посещали только очень богатые люди, в основном дворяне и крупные купцы. Именно под представителей последнего сословия и решили замаскироваться друзья, когда входили в просторную залу таверны. Роль богатого купца выпала честь играть самому Самхейну, ну а Оргел удовольствовался скромной ролью его личного телохранителя.
  -Ну, чего уставился?
  -Да нет, ничего..., шикарно выглядишь.
  -Ой, да отстань ты от меня.... И вообще, поменьше привлекай внимание, не забывай, зачем мы здесь.
   Самхейн действительно выглядел, ... хм, ... скажем так весьма необычно в том просторном дорогом наряде, который они приобрели в самом дорогом здешнем магазине, где отоваривались только благородные. Чтобы избежать ненужных подозрений (Самхейн не был похож на аристократа даже отдалённо) в лавку пришлось отправиться одному Оргелу, который заявил, что покупает наряд для своего господина.
   На вопрос же торговца, почему его хозяин сам не пришёл (ну, примерка там и всё такое) сарт заявил, что его господин не совсем здоров и пожалует позднее, ежели костюм придётся не впору. Лавочник тоько покачал головой, удивляясь причудам благородных, но ничего не сказал. В конце концов, его дело продавать, а если у клиента есть деньги и он готов с ними расстаться ..., то значит он всегда прав.
   В общем, в итоге костюм то Оргел приобрёл, но, как бы это помягче сказать, слегка промахнулся с размером, и поэтому теперь Самхейн напоминал более какой разноцветный тюк с тряпьём, нежели зажиточного купца. "Ничего - решил оборотень - решат, что просто чересчур жирен, вот и старается навернуть на себя как можно больше одежды, что брюхо напоказ не выставлять".
   В трактире, несмотря на уже довольно позднее время народу было немного, поскольку, как я уже говорил (или ещё не говорил?), цены здесь изрядно кусались, а знать всё же предпочитала проводить время на балах и пирах у себя в замках, нежели заглядывать в какие то там трактиры, пусть даже и самой высшей пробы.
  -Чего изволите, господа? - К друзьям подошёл, улыбаясь, сам хозяин заведения, важный дородный господин с длинными вислыми усами.
  -А принеси-ка нам че нить попить ... и чё нить пожрать! - Громогласно рявкнул Самхейн, нагло оглядывая трактирную залу - Ну, ... в общем, ты понял меня.
  -Понял господин, не извольте беспокоиться, всё будет исполнено в лучшем виде. - Трактирщик поспешил прочь, пряча презрительную усмешку на лице. Понятно, купчишка пробился в люди из самых низов, вот и старается выглядеть внушительно, хотя на самом деле все его барские замашки вызывают лишь презрительную жалость, куда ему до настоящих родовых аристократов, у которых хорошие манеры впитаны, наверное, ещё с молоком матери... Впрочем, когда они доходят до нужной кондиции, то ничем вроде бы уже и не отличатся от этого неотёсанного мужлана...
   Размышляя примерно в подобном ключе, трактирщик подозвал к себе двух хорошеньких подавальщиц и велел обслужить новых гостей по высшему разряду. Он мог сколько угодно презирать своих посетителей, но престиж своего заведения ронять был не намерен, ведь от этого зависела его благосостояние... и жизнь.
   Спустя часа два, когда друзья уже полностью слились с местной публикой и на них совсем перестали обращать внимание, Самхейн, делая вид, что уже изрядно навеселе, поманил к себе пальцем хозяина заведения.
  -Чего изволите? - Угодливо поклонился трактирщик.
  -Слышь, хозяин. - Доверительно наклонился к нему оборотень и протянул увесистый золотой - а кто это у тебя вон за тем столиком сидит? - Сын Херреи указал на щегольски одетого молодого человека, от которого за версту, если можно так сказать, разило благородным происхождением
  -Так это виконт Лиарус Гинорский собственной, так сказать, персоной.... Частенько у нас бывает, замечательный во всех отношениях человек ... и очень щедрый клиент.
  -Это он Гортеусу нашему родня, что ли? Понятно.... Слушай, а он случайно к Его Совершенству Орсиллианту не вхож? ... Да чего ты так напрягся, дворянство я купить хочу, а сам знаешь, ежели тебя сам помазанник Всевышнего Атона произведёт, то это,... в общем, ты меня понял. - В руку трактирщика перекочевало ещё два золотых.
  -Насколько мне известно, его благородие частенько посещает дворец и частый гость на тамошних балах. Про его знакомство с Его Совершенством Орсиллиантом я не знаю, но...
  -Спасибо я тебя понял, на вот держи ещё золотой за труды, и давай проваливай отсюда, я хочу побыть один.
  -Как вам будет угодно. - Ещё раз поклонился трактирщик и направился прочь.
  -Ну что, будем брать?
  -Нет, бл..., за уши драть! Конечно, будем.... Правда, с ним два мордоворота. Их надо кончать быстро, чтобы не успели кликнуть стражу, ну а сопляк рыпаться не станет, я такие вещи нутром чую... Возьмём в ближайшей подворотне, как только решит уйти. Гляди в оба, Оргел, а то я должен казаться беспечным, чтобы не вызывать ненужных подозрений...
  
  
   ***
  
  
  
   Когда виконт, наконец, то соизволил покинуть заведение, на улице стояла уже глубокая ночь, практически раннее утро. Самхейн старательно изображал пьяного, уронив голову на стол, когда виконт, наконец, то, пошатываясь, встал из-за стола, Оргел сделал вид, что ему только сейчас удалось уговорить своего хозяина пойти домой, и, схватив оборотня в охапку, тоже направился к выходу.
   Кстати говоря, с мнимым опьянением сына Херреи тоже пришлось повозиться, поскольку, он как уже говорилось, на дух не переносил хмельное. Для этого Самхейну приходилось то и дело выбегать в уборную, якобы, чтобы опорожнить мочевой пузырь, но вместо этого оборотень брал с собой кувшины с вином (ну такой пьяница, что не может расстаться с ними даже в сортире) и выливал их туда, куда обычные люди сливали кое-что совсем другое. Винный дух, который будет стоять после этого в туалете, его не волновал нисколько (в конце концов, а чем ещё должна пахнуть моча здешних гуляк, ладаном, что ли... или мирой...)
   На улице Лиарус Гинорский его телохранители, как и ожидал оборотень, свернули в глухую подворотню, которая располагалась неподалёку от трактира.
  -Давай быстрее, это наш шанс! - Поторопил Самхейн Оргела, и они резво бросились за ними.
   В схватках на тёмных ночных улицах, одним из самых главных аргументов является внезапность, вот наши друзья и решили сполна воспользоваться этим аргументом. Первый из телохранителей даже ничего толком понять не успел, как уже свалился с ножом в горле. Второй попытался, было кликнуть стражу, но Самхейн не дал ему этого сделать, ударив его кулаком в солнечное сплетение с такой силой, что раздавил грудную клетку. Ошалевший от произошедшего виконт только и мог, что стоять и судорожно трястись, хватая ртом воздух, у него не было сил даже закричать.
  -Что нагулялся, щенок? - Злорадно прорычал оборотень - Небось, к мамке хочешь?... Теперь я твоя мамка... Вздумаешь пикнуть, зарежу, понял?
   Молодой человек судорожно кивнул, вид могучего обнажённого по пояс (Самхейн избавился от дурацкого костюма уже на улице, благо он специально был надет так, чтобы его можно было быстро снять) звероватого воина, который так легко расправился с его телохранителями внушал ему самый настоящий животный ужас, которому он не в силах был противостоять.
  -Говори быстро, во дворец доступ имеешь?
  -Аа, ... что?
  -Не тупи, а то яйца оторву! На балах у Орсиллианта бываешь?
  -Дда....
  -Во, пошло дело! ... Где он хранит свою корону?
  -Ккакую корону? ...
   -Не знаешь, стало быть?
  -Ннет...
  -Ну, тогда ты мне больше не нужен...
  -Подожди! - Истерично взвизгнул виконт, видя, что оборотень с усмешкой достаёт из-за голенища внушительный тесак. - Я понял, корону.... Я слышал, он её магам отдал ... в Атонферресс.... Для этих, как же их ... эксериментов!
  -Эксериментов, говоришь? ... Ну, раз, эксериментов .... Слушай, Оргел, ты посмотри на него. Ну, чистая девка.... Давай его, может того ..., ну, по разу....
  -Самхейн!
  -Ладно, я пошутил, ... давай, проваливай отсюда.
  -Ты отпускаешь меня? - Не веря своему счастью, прошептал юноша.
  -Отпускаю, отпускаю, ... вали быстрее, пока я не передумал.
   Юноша опрометью бросился прочь, но далеко ему уйти не удалось. Сын Херреи, видя, что Лиарус повернулся к нему спиной, изо всех сил метнул свой тесак прямо в затылок паренька. Виконт умер мгновенно, даже не успев испугаться.
  -Так оно лучше будет... - Проворчал оборотень и направился прочь.
   Так Самхейн впервые нарушил своё слово.
  
  
   ***
  
  
  
  -Что-то сегодня утром эта башенка казалась как-то... пониже что ли?
  -Хер ли ты хотел, закон подлости собственной, так сказать, персоной. Вечно нам с тобой везёт...
   Вяло переругиваясь между собой, друзья настороженно оглядывали высокую круглую башню с немыслимо ровными (явно не обошлось без колдовства) стенами. Сильнейшую цитадель магов на всём континенте. Атонфересс.
  -Ну что, полезли?
  -А ты разве не чувствуешь магию?
  -Ну и что, а кобальтовой пылью мы с тобой намазались, чтобы колдунов повеселить что ли?
  -Ты уверен, что тот волшебник не обманул и это и впрямь сработает?
  -Уверен, если ты помнишь, кобальт даже чары Жемчужины Льда остановил, а это как-никак всё же божественный артефакт, не людским чета.
  -Ну, тогда полезли...
   После того, как Самхейн убил Лиаруса, Оргел долго с ним не разговаривал, поскольку считал, что оборотень поступил против чести, он вообще был несколько не похож на остальных своих сородичей, которые к людям относятся, как к скотине, и совершенно их не жалеют. Недаром же за того илота Геора вступился именно он, а не кто-нибудь другой.
   Но, после, взвесив все за и против, сарт оттаял и решил простить своего друга, благо от этого зависела судьба ещё одного их товарища, и посему в этой ситуации Оргел решил закрыть глаза на свои принципы.
   Узнав, где именно находится корона Орсиллианта, друзья решили захватить кого-нибудь из учеников или подмастерьев, живших там, чтобы выведать все слабые места башни. Это им легко удалось, поскольку ученики старших, а иногда даже и младших курсов нет-нет, да и выбирались в город в поисках сомнительных ночных развлечений, несмотря на строгие запреты наставников.
   В общем, когда молодой веснушчатый паренёк увидел приставленный к его горлу нож, который со свирепым видом сжимал здоровенный мрачный детина самой отталкивающей наружности, он тут же позабыл обо всём чему его учили в школе магии и, запинаясь и бледнея от страха, выдал друзьям не только местонахождение короны Его Совершенства, но и даже подсказал, как обойти магические ловушки на стенах. Более того, ко всему прочему, он ещё и указал адрес торговца, у которого можно было купить ту самую пресловутую кобальтовую пыль, о свойствах которой как раз и спорили друзья.
   На стену друзья поднялись без особых хлопот и трудностей. Ещё бы, за всю историю существования Атонфересса, (а он существовал уже более трёх тысячелетий), попыток проникнуть в башню было раз-два, и обчёлся, к тому же все, абсолютно все из них заканчивались для незадачливых воров весьма плачевно. Так что стражники на стенах из числа обычной городской стражи, не наделённые никакими магическими способностями и в ус себе не дули. Сидели себе преспокойненько в караулке и бухали дрянное местное пиво, обсуждая в самых непечатных выражениях своего десятника, который... ну просто козёл и скотина и всё тут, десятник же, а они простые стражи... В общем, всё как всегда.
  -Стражников надо валить.
  -Может, не будем поднимать лишний шум?
  -Ты что, идиот?! Тебе лишние враги нужны, если нас засекут?! Завалим этих, у них смена только через два часа, а за это время мы уже всё обтяпаем!
  -А если они успеют поднять тревогу?
  -Не успеют, можешь даже не сомневаться.
  -Всё тебе валить да валить....
  -Да, а мальчишку этого, сопляка недоделанного я разве убил, а? И всё по твоей просьбе.... Не дай боги, проблемы будут....
  -Не будут.
  -Ага, оптимист ты наш.... Ладно хватит болтать, пошли, а то завалим всё дело....
   Надо сказать, что после того, как юный недоучка-волшебник выложил друзьям всё, что знал, Самхейн хотел поступить с ним так же, как поступил с Лиарусом, но на этот раз Оргел упёрся рогом и заявил, что если оборотень убьёт и этого мальчишку, то их пути разойдутся раз и навсегда, так что оборотню пришлось уступить.
   Правда, насчёт того, что он не убил молодого мага, сын Херреи всё-таки солгал, поскольку, когда друзья уже выходили из комнаты, в которой оставили связанного по рукам и ногам юношу, Самхейн незаметно для сарта ткнул слабо постанывающего юношу двумя пальцами чуть-чуть пониже уха. Приём "отсроченная смерть", которому оборотень научился на Ис Сай Ши, как правило, не даёт сбоев....
   Стражники даже не успели толком понять, что же произошло, как друзья уже уничтожили двоих из них метательными ножами. Оставшиеся двое только смотрели на это, выпучив глаза, до тех пор, пока их не постигла та же судьба.
  -Так, а это оказалось даже проще, чем я думал.
  -По-моему мы с тобой стали слишком легко убивать, друг мой.
  -Не мы такие, жизнь такая, Оргел, что уж тут поделаешь.... Ладно давай уже, наконец, завершим начатое.
  
  
   ***
  
  
  
   По словам несчастного послушника, корона Столпа Света находилась в заклинательном покое, который в свою очередь располагался на самой вершине башни, намного выше той караулки, в которой друзья оставили после себя четыре трупа незадачливых вояк.
   Пробравшись на самый верх без особых помех, (сказалась нечеловеческая сила и выносливость обоих), Самхейн и Оргел, заглянув в окно покоя, забранного массивной железной решёткой, обнаружили неприятный сюрприз в лице пожилого мага, который сосредоточенно смотрел на некий предмет их необычного металла, отдалённо похожего на червонное золото.
  -Падла! ... Он же сказал, что они в это время все спят! - Сквозь зубы выругался оборотень.
  -Видимо у этого бессонница. - Невозмутимо прокомментировал Оргел.
  -Как некстати .... Ладно, придётся действовать быстро. - С этими словами Самхейн вдруг резко и безо всяких видимых усилий вырвал толстенную решётку из стены и, не теряя времени даром, разбил кулаком стекло.
   Наверное, маг, находившийся в покое, был не ниже, чем в ранге магистра, поскольку он не только не растерялся при виде двух вооружённых мужчин, но и успел послать в их сторону довольно внушительный фаербол.
  -Аа, жжёт, тварь! - Скорее удивлённо, чем по настоящему встревожено рявкнул Самхейн, на которого и пришёлся весь основной удар вражеской магии, и всей массой обрушился на старика, в один миг переломав ему все кости.
  -Всё, Оргел, она у меня! Ходу! - С этими словами оборотень резво подхватил золотистый обруч и ринулся обратно к окну. Здесь ему, равно как и сарту больше делать было нечего.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ха ха ха, брат Оргел, ну и знатная была у нас заварушка!
  -Да уж, чего не отнять, того не отнять....
  -И главное как эти холуи то забегали, когда мы эту чертову корону умыкнули, страшно сказать, из самого Атонферресса! Цитадели Света и знаний! ... Воображаю, как им теперь Орсиллиант задницы то поджарит!
  -Не знаю, я не уверен, что хочу, чтобы из-за меня страдали невинные.
  -Да какие они невинные, брось ты! ...
  После того, как Самхейн забрал корону из заклинательного покоя, у него и Оргела неприятности начались ещё на спуске. Оставшиеся магистры почуяли творившуюся боевую магию, причём ни где-нибудь, а в высшем заклинательном покое, и подняли на уши всех от мала до велика. Надо сказать, что разобрались они во всём довольно быстро, так что в друзей летели и фаерболы, и потоки воды и молнии и арбалетные стрелы и ещё много всего другого. Спасло их только то, что оба были практически совершенно невосприимчивы к магии и обладали хорошей, если не сказать феноменальной реакцией даже по меркам этого мира .
   Их пытались преследовать и после, но, во-первых, маги потеряли слишком много времени пытаясь уничтожить лазутчиков на стенах и не сообразили вовремя послать кого-нибудь вниз для перехвата, а во-вторых, где обычным людям, пусть даже и волшебникам тягаться с в скорости с оборотнем и "железным лбом" вся жизнь которого проходила в тяжелейших тренировках с целью достичь совершенства духа и тела.
   Далее друзья, следуя заранее обговоренному плану, разделились. Самхейн с короной направился в сторону Квариса через Санарис, а Оргел взял южнее, двигаясь к той же конечной цели, но через Гинор и Шаргру. Сделано это было для того, чтобы сбить со следа возможных преследователей (ведь свидетели нападения видели, что святотатцев было двое). Следовательно, и искать, скорее всего, станут двоих.
   В общем, всё прошло вполне себе благополучно. Маги, бывшие в ту ночь в Атонферессе, не сумели чётко разглядеть грабителей из-за ночного времени суток, и поэтому обоим друзьям удалось добраться до пункта назначения без особых происшествий. Нет, ну а что вы хотели, у Оргела короны не было, а Самхейн вообще путешествовал в зверином облике, приняв человеческий лишь в Кварисе, где практически не было лесов.
   В порту Квариса друзья сели на один из иссайшинских судов, благо личность оборотня была известна всем их капитанам без исключения и на момент описываемых событий, мило беседовали друг с другом, удобно расположившись в каюте выделенной им для проживания.
  -Ну, зато теперь всё! Корона и камни при нас, так что осталось только господам иссайшинцам соединить, так сказать, части в единое целое и добро пожаловать на Аркант, мир богов! Чёрт, жду, не дождусь когда же, наконец, стану богом!
  -И я тоже, брат оборотень, и я тоже... Ведь это наш единственный способ спасти Лотоса....
  
  
  
   ***
  
  
  
   В зал, где происходил процесс восстановления древнего артефакта, друзей не допустили. И не в последнюю очередь из-за несдержанности Самхейна, который в любой момент мог чего-нибудь отчебучить.
   Как только процесс слияния был завершён, сарта и оборотня тут же пригласили вовнутрь. В зале, который, к слову сказать, как и высший заклинательный покой Атонферресса, не был особенно большим, их уже ждали наставник Го, Мастер Синх, Вэй и ещё четверо мастеров в ранге восьмого дзена.
  -Ну что ж, вы выполнили свою часть сделки, теперь пришло время нам выполнить часть своей. - Мелодичный голос Синха звучал несколько насмешливо, но отнюдь не издевательски.
  -Отлично, поскорее бы! - Нетерпеливо прорычал оборотень.
  -Всему своё время, мой неугомонный друг. - Вновь усмехнулся Синх. - Кстати говоря, на Аркант я пойду вместе с вами, я тоже планирую стать учеником у Высоких.
  -Ты?! ... Чей-то ученик?! - Изумлённо вытаращил глаза сын Херреи. - Как-то я это с трудом себе представляю.
  -Нет предела совершенству. - Философски пожал плечами иссайшинец. - Здесь я уже достиг своего максимума. Теперь пришла пора двигаться дальше. Го отлично справляется с ролью настоятеля. Пусть так будет и дальше.... Ладно, хватит разговоров. Сейчас мы откроем портал. Как только я это сделаю, вам следует незамедлительно в него войти. Кто не успеет, тот ... не успеет. Корону Орсиллианта я возьму с собой, и я не знаю, сколько я там пробуду до тех пор, пока не смогу снова вернуться на Силору. День, месяц, год, возможно больше.... Не знаю.
  -Хм, понятно, значит, это ради тебя мы рисковали своими жопами! - Не удержался от шпильки Самхейн.
  -Ничего тебе не понятно. Ты даже представить себе не можешь, какие могущественные враги угрожают нашему миру. Я думаю, только сами Высокие сумеют объяснить тебе весь расклад.
  -Да кто, в конце концов, такие эти, мать его, Высокие?
  -Скоро узнаешь. - Загадочно улыбнулся Синх. - Скоро ты всё узнаешь....
  
  
  
   Глава шестнадцатая. Аркант.
  
  
  
  
   Шагнув в голубовато-синий круглый портал, вызванный волшебством Синха, все трое моментально оказались в совершенно ином месте. Оно представляла собой небольшую круглую комнату из серого камня, в которой не было даже и намёка на какие-либо двери или окна.
  -Так, и куда мы, мать твою, попали? - Неприятным голосом протянул Самхейн. - А, Синх, куда нас, по-твоему, занесло?
  -Всё в порядке, мы там, где и должны быть.
  -Это в этом склепе что ли? - Усмехнулся оборотень. - Не знаю, как ты, а я пока умирать не собираюсь.
  -Наберись терпения, скоро за нами придут.
   Иссайшинец оказался прав. Вскоре за ними действительно пришли здешние обитатели. Прямо посреди комнаты вдруг неожиданно возник круглый портал, той в той такой, каким недавно воспользовался Синх, и из него вышло трое людей, с ног до головы закутанных в простые серые плащи с глухими капюшонами.
  -Добро, пожаловать чужеземцы. - Звучным приятным голосом проговорил тот, что стоял в середине, по всей видимости, старший из этой тройки. - Я, Тиерос, первый помощник Демиурга Знаний Великого Кармоса, который возглавляет нашу общину. С какой целью вы прибыли в наш мир?
  -А я думал, что вы в курсе, ну там мысли наши прочитали и всё такое ... - Начал было Самхейн, но под взглядом Синха внезапно осёкся и замолчал. Нет, он не испугался самого взгляда иссайшинца, но ему неожиданно пришло в голову, что он своей бестактностью может оттолкнуть от себя нынешних заправил, и они не возьмут его в ученики. А стать богом он очень хотел...
  -Мы прибыли в Мир Знаний с целью Ученичества. - Смиренным голосом ответил Синх, как бы извиняясь за несколько грубоватое поведение своего спутника, хотя на самом деле для Самхейна оно было наоборот чересчур мягким. К счастью, жители Арканта этого не знали... Пока не знали...
  -Что, все трое? - Мягко улыбнулся Тиерос.
  -Именно так, о, Высокий. - Вновь подал голос Синх, и оборотень при словах "о, высокий" насмешливо закатил глаза. Излишних церемоний он не любил.
  -Ну, что ж, в таком случае сейчас я отведу вас Великому. - В этих словах Тиероса чувствовалось искреннее и глубокое почтение к тому, кого он называл Великим, в котором не было и следа от банальной лести и лизоблюдства. Друзья это сразу оценили. - Он объяснит вам наши правила, и то, чем вы в дальнейшем будете заниматься. Следуйте за мной. - С этими словами Тиерос шагнул в портал, секундой позже за ним последовали все остальные.
  
  
   ***
  
  
  
   На этот раз друзья очутились в довольно просторном зале со стенами, сплошь завешенными тёмно-бордовыми шёлковыми занавесами без малейшего просвета. Самхейн при виде этого великолепия аж прицокнул языком от удовольствия.
  -Эх, я бы так жил! ...
  -Вполне возможно, что и будешь. - Великолепно поставленным баритоном проговорил высокий мужчина, сидевший в сером тёмно-коричневом резном кресле, которое находилось в дальнем конце залы. У мужчины были коротко остриженные темные с изрядной проседью волосы, строгие темно-серые глаза и твёрдый волевой подбородок. Вообще всё в его облике дышало гордостью и властностью. Этому человеку хотелось повиноваться. - Ведь боги могут многое....
  -А ты, я так понимаю, здешний набольший ... Кармос, да? - Ничуть не смущаясь, прищурился Самхейн. - Значат ли твои слова то, что ты принимаешь нас в ученики?
  -Погоди, не спеши. - Рассмеялся мужчина. - Для начала я должен исследовать вас, чтобы увидеть ваш потенциал, ведь стать богом может далеко не каждый. То, что вас привёл сюда Синх, говорит в вашу пользу, ибо я давно знаю его и доверяю.
  -Ха, а я думал, что он, как и мы видит тебя впервые.
  -Так оно и есть. - Загадочно усмехнулся мужчина. - Но не будем забегать вперёд. Для начала я вас осмотрю. - С этими словами Демиург начал пристально вглядываться сперва в Оргела, а затем и в самого оборотня. Всё это продолжалось где-то около минуты, после чего Кармос удовлетворённо кивнул каким-то своим мыслям и проговорил. - Что ж, у вас обоих есть необходимый потенциал, особенно в тебе чужеземец, не знаю твоего имени. - Кивнул он на сына Херреи. - Сейчас вас отведут в комнаты для гостей, а после я сообщу вам своё окончательное решение.
  
  
   ***
  
  
  
  
   Друзей действительно отвели в комнаты для гостей, которые в отличие от келий иссайшинцев отличались прямо таки кричащей роскошью к немалой радости оборотня. Сарт же остался к этому великолепию совершенно равнодушным.
   Затем их вновь отвели к Демиургу Знаний, и тот сообщил им, что, переговорив с Синхом, готов взять их в ученики, но прежде они должны будут выполнить одно его поручение...
  
  
   ***
  
  
  
  -...И что же это за поручение такое? Говорил я тебе, Оргел, бесплатный сыр ....
  -Я с большим удовольствием не брал бы платы вовсе, но помимо нашего и вашего мира существуют и много других миров, в которых обитают порой существа настолько отвратительные и жестокие, что их приходиться уничтожать для того, чтобы сохранять безопасность нашего мира и прилежащих к нему. В процессе обучения я расскажу вам больше, пока же вам нужно знать следующее. Вот это - палец Демиурга указал на объёмную карту на стене зала - Эрра, один из близлежащих миров. В последнее время в одном из его государств под названием Тарра стала набирать власть секта, которая использует для достижений своих целей ритуальное мучительство и человеческие жертвоприношения. Ваша задача будет заключаться в том, чтобы убить главу этой секты, некоего Саарона, который провозгласил себя чуть ли не живым богом, хотя на самом деле никаким богом он, конечно же, не является ... пока не является. - Многозначительно добавил Кармос, пристально глядя на друзей. - Посему вам стоит поторопиться, пока этот фанатик не набрал чересчур уж большую силу.
  -Всё ясно, и когда отправляться? - Тоскливо протянул Самхейн. Перспектива отправляться в совершенно незнакомый мир абсолютно не радовала его.
  -Не вешай нос, друг мой. - Рассмеялся Синх, который также присутствовал при разговоре. - Я отправлюсь вместе с вами, к тому же нам дадут проводника, который уже не раз бывал в этом мире.
  -А почему на это задание посылают именно нас? Что у вас не нашлось никого получше?
  -Мы не можем действовать напрямую. - Тяжело вздохнул Кармос. - Почему - я расскажу тебе позже.
  -Почему не сейчас?
  -Всему своё время. Не думай, могучий воин, мы не собираемся обманывать тебя. Как только вы выполните часть своей сделки, мы выполним часть своей.
  -Хм ... - неопределённо пожал плечами оборотень. Его несколько покоробила выражение Демиурга: "могучий воин". Оно прозвучало несколько насмешливо, что ли? Навроде как по настоящему сильный и могучий отец смеётся над своим малолетним сыном, который наконец-то сумел поднять родительский меч, но держит его ещё еле-еле, на пределе сил... - Так, когда нам отправляться? - Вновь повторил свой вопрос сын Херреи.
  -Я думаю, лучше всего будет завтра, когда вы отдохнёте с дороги. А мы пока соберём для вас всё необходимое...
  
  
   ***
  
  
  
   На следующее утро друзья были готовы отправиться в путь и выслушивали последние наставления Кармоса.
  -...главное, если вас вдруг захватят в плен, ни в коем случае не говорите никому, кто именно вас послал на это задание. Жизнь вам это всё равно не спасёт, а вот у нас будут большие проблемы. Как только вы выполните задание, сразу же возвращайтесь обратно. У Синха есть Амулет Портала, который доставит вас на место. На всё про всё у вас неделя. Если не уложитесь в этот срок, то Синх выйдет с нами на связь, и мы скорректируем план наших дальнейших действий. В случае потери Амулета наш проводник укажет вам место, куда вам следует прийти, чтобы вас забрали. Всё ясно? ... Ну и отлично, теперь идите, я открою для вас портал...
  
  
   ***
  
  
  
  -Ты считаешь пора?
  -Да, думаю тянуть далее нет никакого смысла. Эти "Кровные Братья" слишком быстро набирают силу. Сегодня мы убьем этого Саарона и вернёмся обратно... Либо не вернёмся.
  -Ну, думаю, ты сгущаешь краски. В конце концов, кто он такой? Жалкий фанатик захолустного мирка, а мы всё же, как это ... благородные борцы за справедливость...
  -Хватит ёрничать, Самхейн! У этого фанатика на службе могут оказаться очень опасные сущности из иных миров, так что советую тебе отнестись к предстоящему мероприятию со всей серьёзностью.
  -А кто именно его покровители?
  -Не понял, ... откуда ты...
  -А я что похож на барана, по-твоему? Логика, элементарная логика! Откуда у него могут взяться эти самые сущности как не от покровителей? У него самого-то силы кот наплакал!
  -Об этом тебе лучше расскажет сам Кармос, как и о природе Силы. Давай пока сосредоточимся на насущном.
  -Как скажешь, командир...
   После того как друзья попали на Эрру, они в течение трёх дней разведывали обстановку, и эта разведка дала крайне неутешительные результаты. Из пяти стран единственного континента этого мира уже три приняли кровавую религию секты.
   "Кровные братья" пропагандировали добровольные человеческие жертвоприношения, надо сказать, что находились идиоты, которые соглашались выступать в роли жертв, с целью дальнейшего перерождения в лучшем мире, понимай раю.
   К тому же в подземельях многочисленных храмов совершались человеческие жертвоприношения, так сказать принудительные. Там исходили в муках различного рода бунтари и просто не слишком лояльные к новой религии, которых похищали по ночам.
   Резиденция Саарона находилась в столице государства Тарра и охранялась более чем хорошо. Задача осложнялась ещё и тем, что основной комплекс здания находился под землёй и, потому не было ни малейшей возможности заранее просчитать маршрут. Приходилось действовать по ситуации.
  
  
   ***
  
  
  -Ну что, ублюдки, всё вам неймётся?! Опять людей, как баранов на убой ведёте?! Да чтоб вы сдохли!!!... Чтоб у вашего Саарона хер отсох!!!
   Предводитель стражи "кровных братьев" Римаз радостно потёр руки. Ещё бы, невиданная удача! Поймать такого ярого святотатца, который даже и не думает отпираться или убегать при виде ночного патруля. Правда, сложен этот еретик как воин, да и кожа у него какая-то необычайно смуглая, какой он никогда ни у кого не видел... Ну да то не его дело. Может больной какой.... А вот за пойманного святотатца ему выплатят целый золотой, да по серебряной монете каждому из его пятерых воинов. Знатная будет попойка!
   Удивительно, но мужчина и не подумал сопротивляться, когда его сноровисто подхватили под руки двое дюжих стражей, вместо этого он продолжал выкрикивать оскорбления, до тех пока один из людей Римаза не ударил его древком алебарды по голове. Святотатец дёрнулся и затих. Что ж, тем лучше. А то уже голова болит от его воплей...
  
  
   ***
  
  
  
  -Ну что, вон его ведут...
  -Ждём с полчаса, как договаривались, а затем идём на выручку. Если я правильно изучил нашего общего друга, то там будет твориться такое, что мы без труда найдём и его, и местного заправилу...
  
  
   ***
  
  
  
   Подземелье, в которое привели Самхейна, было пропитано самой натуральной аурой Зла. Даже обычно непрошибаемому оборотню было трудно здесь находиться. Казалось, сам воздух был наполнен стонами замученных до смерти жертв, которые, не понимая, что уже мертвы, тщетно умоляли его о спасении...
   Оборотень поспешил отогнать от себя подобные мысли. Нет, он совершенно не испытывал страха, но когда делаешь работу, не стоит отвлекаться на посторонние вещи, может сильно боком выйти...
   А тем временем палачи уже приковывали его раздетое догола тело к двум настенным железным кандалам, которые давно уже побурели от засохшей крови. Сын Херреи при виде них лишь презрительно поморщился. Такие цепи он разорвёт играючи.
   Как только всё было готово, в пыточную вальяжно вошёл тучный человек в кроваво-красном балахоне "Кровных Братьев".
  -Ну что, этот святотатец уже сказал что-нибудь?
  -Нет, Ваше преподобие, - униженно пробасил один из палачей - мы его ещё того, ... не трогали. Вас дожидались.
  -Ага! - Радостно рявкнул Самхейн - Я тоже как раз только тебя и дожидался! - С этими словами оборотень играючи вырвал толстенные цепи из стены и в один миг сломал шеи обоим палачам, не успевшим даже понять, что произошло.
  -Аа ... чтоо ... - толстяк, при виде подобной картины только и мог, что судорожно открывать и закрывать рот.
  -Ну а с тобой, тварь, мы сейчас немного побеседуем.... - Произнеся эту тираду. Самхейн с наслаждением двинул толстяка кулаком в живот, от чего последний согнулся пополам и обильно обгадился.
  -Ах, ты, падла, ты ещё мне здесь сортир устроить решил? - Брезгливо зажимая нос, процедил оборотень. - Живо оботрись! ... Где находятся покои Саарона?
  -Я не могу сказать, он убьёт меня...
  -Тебя убью я и прямо сейчас, если ты мне не поможешь. И смерть твоя лёгкой не будет. Решай быстро.
  -Ххорошо, я отведу, только не убивай меня!
  -Пошли, и помни, заведёшь в ловушку - умрёшь первым...
  
  
   ***
  
  
  
   Толстяк не солгал. Он действительно привёл Самхейна к самым покоям лидера секты, причём сделал это так, что на их пути практически не встречалось стражи. Те же из стражников, что попадались на пути, при виде них лишь вытягивались в струнку и не задавали абсолютно никаких вопросов. Видно жирдяй был здесь важной шишкой...
  -Он сейчас спит?
  -Нне знаю, ... никто не ведает о делах Его...
  -Ясно, ... почему у дверей нет охраны.
  -Три дня назад Сын Инфракосмоса сам приказал убрать отсюда стражу. Видно они ему чем-то помешали.
  -Всё сказал?
  -Дда вроде...
  -Ну, тогда ты мне больше не нужен. - С этими словами сын Херреи даже с какой-то ленцой обхватил голову толстяка руками и одним неуловимым движением свернул ему шею. Никакой жалости, по его мнению, этот подонок не заслужил.
   Толстенные железные створки, окрашенные в абсолютно чёрный цвет, с грохотом распахнулись от могучего пинка, и взору Самхейна предстали довольно обширные покои, в которых находился худой болезненного вида человек лет пятидесяти и совершенно невероятное существо похожее на парящего в воздухе гигантского чёрного кота, от которого за версту расходилась чёрная густая энергия Зла.
   Надо сказать, что сориентировались местные хозяева довольно быстро. Человек (по всей видимости, Саарон) резво вскочил со стола и, не утруждая себя расспросами, послал в сторону незваного пришельца поток тяжёлой энергии, который моментально затуманил сознание оборотня и едва не сбил его с ног. Чёрный кот тоже не терял времени даром, и рассерженно шипя, бросился на сына Херреи.
   Но противники не учли чудовищной силы оборотня и потому, когда жуткая тварь уже готова была располосовать его своими когтями, встретил её в воздухе коротким клинком, который он позаимствовал у одного из убитых им палачей. Однако вопреки ожиданиям Самхейна меч лишь бессильно скользнул по тугому телу монстра, которое, казалось, сплошь состояло из сгущенной до твёрдого состояния энергии.
   Тогда, помянув всех чертей, сын Херреи мгновенно сменил обличие и всей своей семисоткилограммовой массой обрушился на противника. И оказалось что когти саблезуба, которые на самом деле тоже не имели и грана костной материи, вполне способны убить кошмарное создание. Тварь сдавленно захрипела под непомерной тяжестью оборотня, но всё равно продолжала бороться.
   Самхейну тоже приходилось нелегко, для своих размеров бестия оказалась невероятно сильной и живучей. Даже находясь под оборотнем, чудовище умудрялось полосовать его живот своими жуткими когтями и это тоже не проходило бесследно для сына Херреи. К тому же Саарон как выяснилось, всё это время не сидел, сложа руки. Всё это время он готовил очередной удар, который не замедлил обрушиться на ничего не подозревающего оборотня.
   Сознание Самхейна опять заволокло туманом, и его соперник, воспользовавшись ситуацией, сбросил его с себя. Оказавшись под бестией, оборотень понял, что, скорее всего, проиграет эту схватку. Тяжёлая энергия Саарона продолжала незримым прессом давить на его сознание, и он чувствовал, что ещё немного, и чёрный кот, кем бы он ни был, его добьёт.
   Но тут неожиданно случилось чудо. Чудо, которое ворвалось в покои Сына Инфракосмоса в лице Синха и Оргела, которые, не мешкая, вступили в бой. Иссайшинец сразу же вступил в незримое противостояние с Саароном, а сарт бросился на подмогу к сыну Херреи.
  -Нет, я сам справлюсь, помоги Синху! - рявкнул оборотень, который, почувствовав, что энергия местного заправилы больше не давит на его сознание, сразу обрёл прежнюю самоуверенность.
   И действительно, оставшись один на один со своим противником, Самхейн тут же начал его одолевать. Сперва он вновь подмял его под себя, а затем громадные челюсти уже полузверя, а не саблезуба сомкнулись на голове твари и в один миг отделили её от тела.
   Саарон тоже не смог долго сопротивляться Синху и Оргелу. Ментальные силы иссайшинца и Сына Инфракосмоса оказались равны, и посему ничто не помешало сарту преспокойно подойти к местному главе, который не мог отвлечься от поединка с Синхом ни на секунду, и вонзить клинок ему в шею...
  
  
  
   Глава семнадцатая. Ученичество.
  
  
  
  -Значит, в своих мирах вы были воинами... - Насмешливо произнес Тиерос, приподняв высокую раскосую бровь. Выполнив задание, друзья сполна заслужили право на обучение на Арканте, а его жители были не теми, кто отказывается от своих обещаний. - Докажите. Синх. Ты первый.
   Мастер Синх, подчиняясь зову наставника, шагнул в круг тренировочной арены. Противника на миг замерли друг перед другом, а затем иссайшинец резко сорвался с места и атаковал Высокого быстрыми ударами своего боевого посоха. Миг, и в руке Тиероса возник меч из чистой голубой энергии. Атаки Синха Высокий парировал легко и даже с некоторой небрежностью. Чувствовалось, что он существенно превосходит иссайшинца по классу.
   Удар следовал за ударом, но иссайшинцу никак не удавалось даже слегка зацепить Высокого, который двигался настолько стремительно, что даже глаз оборотня с трудом успевал за его движениями. Наконец бой завершился, дав показать своему сопернику все, на что он способен, Тиерос особенно хитрым финтом отбил посох иссайшинца в сторону и легонько коснулся клинком шеи Синха, обозначая свою победу. Даже магия не смогла сегодня помочь иссайшинцу одержать верх.
  -Невероятно. - Синх почтительно поклонился Высокому, признавая его превосходство. - Никогда ранее не встречался я с подобным мастерством.
  -Буду надеться, что однажды ты превзойдешь меня. - Улыбнулся Тиерос. - Ты бился достойно. Нам очень нужны такие воины как ты. Однако твоя нынешняя слабость состоит в том, что ты излишне много уделяешь внимания внешней стороне силы, а твоя техника в некоторых аспектах сложнее и запутаннее чем ей должно быть. На предельной для тебя скорости ты запутываешься в собственных движениях и побеждаешь сам себя. Думаю, в процессе дальнейших тренировок я смогу более точно указать тебе, где именно ты допускаешь промахи.
  -Теперь ты. - Кивнул Высокий Оргелу. - Посмотрим, на что ты сгодишься.
   Оргел неторопливо вышел на арену, описывая неторопливые полукружья своим коротким клинком и копя силы для атаки. Внезапно он резко упал на колено и швырнул в Тиероса свой меч. Атака была настолько неожиданной и стремительной, что даже Высокий едва успел отпрянуть в сторону, и клинок успел слегка задеть ткань его просторных одежд.
  -Неплохо. - Усмехнулся он, дематериализуя свой силовой меч. - А теперь покажи мне свои навыки кулачного боя.
   Сарт медленно двинулся в сторону Высокого. Он уже инстинктивно научился худо-бедно чувствовать свою энергию и сейчас призывал внутреннюю твердость, во время которой он становился намного сильнее и был практически неуязвимым даже для клинков, не говоря уже о простых кулаках.
   Впрочем, как оказалось, кулаки Высокого были отнюдь не так просты, как казались на первый взгляд. Он был гораздо быстрее сарта, который в своем нынешнем состоянии не мог похвастаться особой скоростью. К тому же Тиерос на десять порядков лучше владел своей внутренней энергией. Сперва он нанес своему сопернику несколько прощупывающих ударов, легко уклонившись от ответных атак. Стиль боя Оргела очень сильно напоминал обычный бокс, удары ногами сарты практически не практиковали, однако, тем не менее, навыки кулачного боя были развиты у стального народа более чем отменно, и посему он отнюдь не казался в этом бою неумехой и неуклюжим увальнем.
   Но как ни крути, ранг Тиероса был намного выше. Осознав, что его удары не производят на Оргела особого впечатления, он вдруг стремительно развернулся на месте и, пропустив кулак сарта над собой, нанес ему резкий удар-толчок двумя руками в солнечное сплетение, вложив в него свою внутреннюю силу. От этой атаки сарта отбросило метра на три назад, и он рухнул на краю арены лицом вниз. С трудом поднявшись, Оргел сплюнул на пол кровавый сгусток и вынужденно признал поражение. Продолжать поединок дальше у него не было сил.
  -Твоя техника небезэффективна, но чересчур проста. - Покачал головой Тиерос. - Ты превратился в камень во время боя, я же стал водой и разрушил твою внутреннюю целостность. Энергия есть поток, она преодолеет все. Нет никакого смысла ставить ей преграды, она все равно рано или поздно сметет тебя со своего пути. Адепты Порядка всегда, как правило, предпочитают прямую силу изменчивости и гибкости. Надеюсь, во время твоего обучения мы сумеем исправить этот твой недостаток.
  -Ну а теперь ты. - Усмехнулся Тиерос, повернувшись к Самхейну. - Посмотрим, насколько на самом деле ты силен.
  -Не боишься драться со мной после двух боев? - Поднял бровь сын Херреи. - Ведь может статься так, что я стану для тебя куда более неприятным противником, нежели горячо любимые мной мои товарищи.
  -Что ж, в таком случае я получу от жизни хороший урок. - Флегматично пожал плечами Высокий.
   Самхейн грозно зарычал и прыгнул вперед с непостижимой скоростью. Намного быстрее Оргела. Но мало того в прыжке он ухитрился еще и метнуть свой полуторный меч, который подобно черной молнии прошил пространство, целя в Тиероса. Если бы Высокий подспудно не ожидал чего-то подобного, наученный горьким опытом с сартом, то проиграл бы точно. Несмотря на колоссальную разницу в выучке не в пользу сына Херреи последний обладал чудовищной природной силой и скоростью, которая делала его невероятно опасным соперником для кого угодно.
   Высокий при всем желании не сумел бы вовремя уйти с линии атаки меча. Вместо этого он мгновенно сгустил вокруг себя силовое поле, в которое и врезался клинок Самхейна. Сила удара отбросила Тиероса далеко назад, заставив рухнуть на землю. Оборотень, не останавливаясь на достигнутом, подскочил к упавшему противнику и замолотил по магическому щиту своими чугунными кулаками.
   Тиерос молниеносно ударил рассвирепевшего оборотня силовым разрядом. Тот сдавлено рыкнул и изо всех сил обрушил оба кулака на искривший синими молниями щит бессмертного. Подобного столкновения защита Высокого уже не выдержала и лопнула, и обрадовавшийся Самхейн схватил за грудки хрупкую фигуру противника с явным намерением швырнуть на каменный пол и лишить сознания. Ведь даже со всем своим мастерством Тиерос и отдаленно не мог тягаться с ним в грубой мощи.
   Что сделал Высокий, оборотень даже со всей своей сверхреакцией понять не сумел. Он просто вдруг в один миг исчез из его стальной хватки, чтобы секунду спустя появиться за его спиной и нанести Самхейну стремительный укол силовым мечом в затылок. Тот рухнул на одно колено, тряся головой, но все же инстинктивно сумел отмахнуться рукой от прыткой козявки. Удар вновь пришелся в ментальный щит и отбросил Тиероса на пару метров назад. Впрочем, на этот раз он сумел устоять на ногах.
  -Поединок завершен! - Прогремел Высокий, поднимая руки вверх. - Я нанес тебе смертельный удар.
   Самхейн в ответ на это лишь угрюмо заматерился, вспомнив всю родню Тиероса вплоть до двенадцатого колена, но увещеваниям противника, тем не менее, внял и не стал настаивать на продолжении боя. Впрочем, эта ругань была в большей степени не столько проявлением досады, сколько очередным спектаклем неугомонного сына Херреи, в ходе которого он попытался продемонстрировать "глубокую духовную любовь" ко всем без исключения участникам сего действа, ибо Оргелу и Синху также изрядно досталось за то что "они в недостаточной мере измотали проклятого юркого сморчка".
  -Вообще то такие как я не умирают от комариного укуса... - Наконец, более-менее взял себя в руки оборотень.
  -Вообще то ты дал мне достаточно времени на то, чтобы напрочь смахнуть твою непутевую голову с плеч. - Невозмутимо парировал Тиерос, ни капли не обидевшись на весьма и весьма хлесткие эпитеты, коими его только что наградил сын Херреи. - Надеюсь, ты не станешь винить меня за то, что я не сделал этого. Ты невероятно силен, Самхейн. Но ты не знаешь цену собственной силе. Ты пользуешься ей щедро и необдуманно как ребенок. Ты не просчитываешь свои ходы заранее и позволяешь своей ярости вести себя. Именно поэтому ты и проиграл сегодня... Хотя начальная атака меня порадовала, надо признать. Если бы ты действовал так во время всего поединка...
  -Мда, такие сморчки как ты только и годны, чтобы побеждать всякими хитростями... - Прорычал сын Херреи. - И как же ты умудрился вывернуться у меня из лап? Ты просто исчез и все!
  -Телепортация. - Усмехнулся Высокий. - У тебя свои фокусы. У меня свои. Надеюсь, ты не станешь утверждать, что ход был нечестным?
  -Конечно же, стану! - Злорадно ухмыльнулся Самхейн. - Ты говно, да притом говно еще и донельзя хитрое и прожженное... Буду только рад обучиться твоим трюкам и фокусам...
  
  
  
   ***
  
  -Даже не знаю что сказать, Великий... Его сила и впрямь не знает границ. - Тиерос покачал головой, глядя на Демиурга Знаний. После первой тренировки новобранцев он, как и было положено, явился в кабинет главы Арканта для доклада. - Тогда во время поединка я нанес ему укол в полную силу. Любого другого это убило бы на месте, а его даже не лишило сознания. Он обладает такой сильной степенью сопротивления энергиям, что я даже не уверен в том, что сумел бы обезглавить его своим клинком, буде это был бы реальный бой. У него просто потрясающие способности к регенерации и восстановлению...
  -Ну, думаю ему самому совершенно необязательно знать об этом. - Усмехнулся Кармос. - Самхейн не так плох, но уж чересчур самоуверен и непредсказуем. Ни в коем случае нельзя поощрять эту его черту, он и так темный и в любой момент может стать тем, против кого мы боремся... Однако тем не менее считаю, что нам следует принять его в ученики. Во-первых, мы дали ему слово, а во-вторых, такой союзник нам отнюдь не помешает. Посему займись его обучением лично и проследи, чтобы темная сторона его сути не вела его, и он научился в достаточной степени ее контролировать. А дальше,... а дальше поглядим по обстоятельствам...
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   - ... Итак, теперь, когда я рассказал вам о Великих Силах и их составляющих, самое время поговорить о тех, кто эти Силы, так сказать, использует. Начнём в порядке возрастания. Так вот существует два вида сущностей, так или иначе использующих Силу. Первые могут направлять энергию лишь внутрь себя, как бы подчиняясь Великому Закону Взаимопожирания, на котором мы с вами ещё остановимся, их общее название "монстры". Вторые могут направлять Силу как внутрь себя, так и на внешние объекты, их общее название "творцы". Сперва рассмотрим так называемых "монстров". Первая ступень данной категории "зверь", к этой ступени относятся все смертные существа, не обладающие магическим даром.
  -То есть обычный крестьянин из числа людей тоже "зверь"? - Спросил высокий молодой человек эльфийской наружности.
  -Именно так. - Кивнул Кармос - Не удивляйтесь, но люди это лишь поднявшиеся на очень высокую ступень развития обезьяны.
  -Ха, ха, ха, я так и думал. - Рассмеялся Самхейн. - А ещё меня зверем называют... Эй, Дихран, ты это ... банана там не хочешь? ... Или на дерево залезть...
   Названный Дихраном молча показал оборотню кулак, но этим его ответ на провокацию и ограничился. К обидным выпадам оборотня все уже давно привыкли и совершенно на него не обижались.
  -Прошу тишину, пожалуйста! - охладил пыл молодых людей Кармос. - Так вот - продолжил он, когда порядок, наконец, восстановился - далее за "зверьми" следуют "бестии". Это существа, которые не подвержены старению, но при этом не обладают особенной силой, например, эльфы, не обладающие колдовскими способностями.
  -О, и Элтерос теперь своё получил! - вновь подал голос оборотень - День прожит не зря!
  -Погоди, скоро и до тебя очередь дойдёт. - Усмехнулся Кармос. - После бестий идут непосредственно "монстры". К ним можно отнести молодых оборотней, различного рода бессмертных, проживших более двухсот лет.... Нет, ты к ним не относишься! Хватит меня перебивать! - Осадил Демиург неугомонного сына Херреи. - А вот "чудовище" это как раз ты, причём не только и не только и не столько по статусу.... Чудовища обладают хм, ... чудовищной силой и невероятной живучестью. Впрочем, так как Синх уже научил тебя основам обращения с энергией, "чудовищем" тебя можно назвать лишь с большой натяжкой.... После чудовищ идут реликты. По сути, реликтом может стать любая бессмертная тварь, прожившая более десяти тысячелетий, но бывает и так, что реликтами становятся намного раньше. Как правило, это происходит из-за межвидового скрещивания, причём оба вида должны быть не подвержены старению.... Да, да, это именно случай Самхейна.
  -То есть, чудовища и им подобные могут переквалифицироваться в творцов?
  -Именно так, а вот случаев, когда, "творцы" становились "монстрами" мне неизвестны, хотя это и не значит, что так не может быть.
  -Ну и когда я стану этим реликтом?
  -Никогда, садовая твоя голова! Ты чем слушал? Я же сказал, что ты уже научился направлять энергию на внешние объекты, следовательно, ты реликтом быть никак не можешь! ... Что происходит с реликтами далее мне неизвестно, но могу предположить, что они либо перерастают в "творцов", либо просто продолжают копить силу до бесконечности, пока их кто-нибудь не уничтожит. Кстати говоря, на Зарте живёт реликт Хаоса, которому уже намного больше, чем десять тысяч лет.... Так, с "монстрами" разобрались, теперь поговорим о "творцах". Первая ступень "творца" это маг. Маги это единственная смертная ступень в этой классификации. Маги хорошо направляют энергию на внешние объекты, но вот направлять её вовнутрь им довольно тяжело, поскольку они смертны, то бишь в их телах присутствуют процессы и потоки энергии, которые им неподконтрольны. Маги способны продлевать свою жизнь, но не более чем на пять сотен лет, далее уже требуется настоящее бессмертие, которое как раз есть у полубогов, стоящих на ступень выше. Полубоги без проблем направляют энергию как внутрь себя, так и вовне. Боги отличаются от полубогов тем, что могут пользоваться энергией лишь одного источника, например той же Энергией. Это необходимо для того чтобы завершить становление внутренней целостности их сущности. Правда, иногда сущность богов двойственна и образована сочетанием двух Сил, но это бывает крайне редко, к тому же, такие боги одни из слабейших, так как не имеют внутренней целостности. Старшие боги, являясь мощнейшим столпом определённой силы, могут пользоваться и другими источниками. Им уже доступно творение, пусть и в малых границах, они могут работать с мёртвой материей и преобразовывать живую, но не создавать жизнь, это доступно лишь демиургам и Творцам.
  -То есть и вам тоже?
  -Именно так.
  -То есть, вы уже создавали живое?
   Кармос загадочно улыбнулся, но ничего не ответил на этот вопрос.
  -...Творцы отличаются от демиургов лишь уровнем доступной Силы. Однажды я имел честь беседовать с одним из Творцов... В общем, словами этого не объяснить, вы должны испытать это сами... Ну и на высшей ступени Мироздания стоит Всевышний Атон, он всемогущ, достичь его уровня невозможно, поскольку он создал всё то что, вы видите, включая нас с вами.
  -А откуда вам это ведомо? - насторожился оборотень.
  -Ну, видишь ли, я просто знаю, что это так.
  -Откуда?
  -Изнутри себя.
  -То есть, никаких доказательств, что это так, у вас, получается, нет?
  -Получается что так. - Виновато улыбнулся Кармос.
  -Отлично, это я и хотел услышать.
  -Верить или не верить во Всевышнего, это ваше личное дело. Возможно после финального испытания, которое последует по окончании обучения, некоторые из вас изменят свою точку зрения... Ладно, теперь поговорим о Демиургах поконкретнее. Как вы уже знаете из моего курса лекций "о структуре Сотворённых миров " в нашем секторе Мироздания действует ограниченное количество демиургов, а если быть точнее то всего восемь.
  -По одному на каждую Силу?
  -Верно, но не совсем. По своей сути я Демиург Энергии, но прозываюсь Демиургом Знания, поскольку предпочитаю учить других, а не перестраивать миры под себя. Помимо меня, есть ещё один Демиург Энергии, его имя Теорус, он правит в мире под названием Файр. Ему где-то около пяти тысяч лет и он довольно силён. Демиург Высоких Сфер Мэртиэль старше его на два тысячелетия, она правит миром Солирра, и я вам скажу, что это лучший мир из всех, что мне доводилось видеть, включая и тот, в котором мы сейчас с вами находимся. Мэртиэль - могущественный демиург и уникальный в своём роде, поскольку владеющих Силой Высоких Сфер, как правило, убивают ещё в юности из-за слишком уж кроткого нрава. Лотариус, демиург Жизни - очень древен, ему более десяти тысяч лет и его мир Занна - это сплошные леса живых деревьев и прочих, подобных им созданий. На Занну не решаются нападать даже демиурги тёмных миров, о которых я расскажу в конце нашей лекции. Атлантор, вижу, Оргел, тебе это будет особенно интересно, Демиург Порядка. Это самый молодой из демиургов, ему всего три тысячи лет, но он довольно силён для своего возраста. Арменос, его мир, служит обиталищем для особого народа воинов, которые похожи на твоих, Оргел, сородичей, но при этом поднялись в служении Порядку на гораздо более высокую ступень. Их называют атлантами, и с ними силы Бездны тоже не рискуют связываться без веских на то причин...
   Ну, что ж, теперь, как я и обещал, я расскажу вам о тёмных демиургах. Всем им более десяти тысяч лет. Гексатрон, Демиург Совершенства, пожалуй, самый загадочный из всех. Он единственный из демиургов, кого я не знаю в лицо. В своём мире Горлат он специализируется на создании человекоподобных нано машин, что такое нано частицы, я расскажу вам позже... Это страшные противники, но их совсем немного, поскольку создание даже одной подобной боевой единицы требует колоссальных затрат энергии. Он пытается нападать лишь на те миры, где есть необходимые ему ресурсы... Тхэрсиорх, Демиург Смерти, правит в Мире Гашшарва. Поскольку сама его природа требует смертей живых существ, он один из самых агрессивных демиургов нашего сектора. Раса инсектов, к которой он принадлежит, обладает довольно высоким интеллектом, но холодной как лёд сферой чувств. Он специально вывел её для служения Смерти.... И, наконец, Инфрос, Демиург Инфракосмоса, считается наиболее сильным и опасным демиургом нашего сектора. Ему уже более двадцати тысячелетий, и он является настоящим кошмаром для нас всех. Всё дело в том, что ему самому и его миньонам необходим гаввах, энергетическая субстанция, которая выделяется при страданиях живых созданий. Для того чтобы получить его, Инфрос захватывает целые миры и умерщвляет всех живущих там самыми изощрёнными способами. Некоторых ждёт ещё более ужасная судьба, и они становятся рабами боли. Магия Инфроса не даёт им умереть от пыток, и их агония может длиться десятилетиями и даже столетиями. Вы, наверное, задаёте себе вопрос, почему отправляя вас на задания, мы не выступаем бок о бок с вами. Всё дело в том, что если мы не будем действовать тайно, то демиурги тёмных миров попросту уничтожат наш мир. Да мы достаточно сильны, чтобы заставить их дважды подумать, прежде чем нападать на нас, но если мы сами спровоцируем агрессию... - Кармос устало опустил голову. Было видно, что эта тема ему не слишком неприятна.
  -А что, разве у Хаоса нет собственного демиурга? - Напряжённо спросил Самхейн.
  -В нашем секторе нет, но существует древнее пророчество, что он скоро появится и будет самым молодым демиургом нашего сектора, но при этом, как ни странно, и самым могучим, после его появления расклад Сил должен кардинально измениться... - При этих словах Кармос как-то странно посмотрел на оборотня. - Так что-то я заболтался... - неожиданно оборвал сам себя Демиург Знаний - Всё, на сегодня лекция окончена! Завтра жду вас в это же время...
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Ну и как тебе сегодняшняя лекция?
  -Ой, отвали, у меня уже голова пухнет от всех этих монстров, зомби и прочей нечисти!
  -А мне интересно... Век бы отсюда не уходил... Ладно, слушай дружище, как насчёт того, чтобы устроить сегодня знатную попойку? А то Дихран хвастался, что принёс с последнего задания две бутыли какого-то наикрепчайшего напитка. Грех будет не попробовать.
  -Да ты же не пьёшь!
  -Но вы-то пьёте. - Пожал плечами оборотень. - А я посижу с вами за компанию, попою песни.
  -Повеселишься над нами пьяными, доведёшь всех до белого каления...
  -Ах ты, клеветник! Да я в жизни ни чем подобным не занимался!... Так устроим маленькую вакханалию, или нет?
  -Надо поговорить с Дихраном, может быть, он ничего подобного не планирует...
  -Дихрана я беру на себя, мне нужно твоё согласие.
  -Я не против.
  -Ну и отлично, эх и погудим же! ...
  
  
   ***
  
  
  
  -А всё-таки знатная тогда была заварушка!
  -Ага, нам тогда повезло, ещё бы чуть-чуть и нас бы сцапали!
   Пятеро человек уютно расположились в апартаментах оборотня и весело беседовали, не забывая при этом отдавать должное напитку Дихрана который и впрямь оказался наикрепчайшим. Впрочем, людьми присутствующих здесь можно было назвать лишь с большой натяжкой.
   Оргел и Самхейн, как вы понимаете, никогда не были людьми, Элтерос принадлежал к эльфийской расе, ну а Дихран и Синх хоть формально и были людьми, но уже обладали настолько впечатляющими возможностями помимо бессмертия, что их тоже вряд ли можно было в полной мере причислить к этой категории.
  -...а вы тогда меня спасли, ещё бы чуть-чуть и мне хана! - продолжал вещать оборотень.
  -Да ладно, ик ... чего уж там... - Вяло пытался возражать Оргел, который был уже изрядно навеселе (сарт сартом, но пять огромных бокалов чистейшего спирта, которым, по сути, и был напиток Дихрана, без всякой закуски, были способны напоить практически кого угодно).
  -Нет, не скажи, должен же я как-то отблагодарить своего лучшего друга... Ну-ка, дай я тебя поцелую! - с этими словами оборотень и впрямь наклонился и звучно чмокнул сарта в лысую голову.
  -Не надо этих нежностей, я ик ... воин!
  -А, ну раз иквоин, то тогда, конечно... - Глубокомысленно кивнул Самхейн под дружный хохот товарищей.
  -Ты что сказал... - Вдруг неожиданно набычился Оргел, пытаясь ухватить оборотня за грудки - ты что...
  -Тихо, тихо - рассмеялся сын Херреи, легко отрывая от себя сарта и усаживая на место - я же сказал - воин...
  -Ты как сказал, как сказал... - Вновь попытался, было качать права Оргел, но неожиданно осёкся на полуслове и захрапел...
   Вообще, друзья обсуждали своё первое задание, то самое, где фигурировал Саарон. Надо сказать, что спаслись они тогда действительно лишь чудом, поскольку после того как Сын Инфракосмоса погиб, за ними по пятам гналась целая прорва его солдат, человек пять жрецов, обладающих магией, и два создания, подобных тому, что уничтожил Самхейн.
   Кстати говоря, Кармос, когда узнал, что оборотень один на один справился с базлом, так назывались эти громадные коты, преисполнился к оборотню глубоким уважением, поскольку эти твари Инфракосмоса считались чрезвычайно опасными созданиями...
  -...так один готов, но остальные пока в строю! ... Элтерос! ... Мать твою за ногу! ... Спой нам песню!
  -Что желаете услышать? - Шутливо поклонился эльф "почтенной публике".
  -Давай на твоё усмотрение, но чтоб за душу брало! До самых, мать его, потрохов!
  -Ну, ладно слушайте.... - С этими словами Элтерос изящным движением взял в руки роскошную гитару из драгоценного красного дерева и начал красивым, проникновенным голосом.
  
  
   За окном снова дождь, кот крадётся в ночи
   Сердце рвёт острый нож, хоть ты криком кричи.
   Вспоминаю любовь, что сберечь не сумел,
   Говорю себе вновь, не того я хотел.
  
   Не хотел одиночества чёрного тлен,
   не хотел, чтоб бессмертье мой дух взяло в плен
   не хотел, чтоб амур обошёл стороной,
   чтоб слиянья двух душ не хватало порой.
  
   Сердце рвется, горит: " Дай же волю ты мне!"
   а душа всё болит и блуждает во мгле.
   За окном снова дождь, кот крадётся в ночи,
   Громко вскрикнет душа и навек замолчит.
  
  
  
   Когда смолк последний аккорд, аплодисментов не было. Не потому, что песня не понравилась, а потому, что каждый, даже неугомонный оборотень, сидел погруженный в свои думы. Как ни крути, все они не просто так оказались здесь. Жизнь каждого из них была достойна того, чтобы вписать её в анналы истории, и простой, лёгкой она, конечно же, уж точно не была. И песня Элтероса, казалось, была написана про каждого из них, про них всех...
   Гуляки разошлись под утро. Многие из них при этом с трудом держались на ногах. А ведь с утра у них должны были быть лекции...
  
  
   ***
  
  
  
   Дни тянулись за днями, а ученики всё продолжали постигать нелёгкое искусство быть богами. Всего на курсе было пятеро студиозусов, что и понятно, ведь божественный дар - явление довольно редкое.
   У каждого ученика была отдельная шикарно обставленная комната, но на пирушки все всегда собирались у оборотня, которого Кармос особенно ценил за огромный потенциал и вряд ли бы выгнал из школы за столь мелкие проступки (распивать спиртное было здесь формально запрещено).
   Впрочем, господа студиозусы довольно быстро научились оперативно убирать все последствия хмельного из своих организмов, благо были потенциальными небожителями, так что посему на учёбе их загулы практически не отражались, да и были они, надо сказать, не так уж часты.
   Основными занятиями аколитов "теоретический курс о Сотворённых Мирах и законах действующих внутри них Сил", который читал ученикам сам Кармос, и практические занятия по управлению собственной энергией, которые вёл уже известный читателю Тиерос. Кроме того, были различные дополнительные занятия, например различного рода правила этикета, владение холодным оружием и ещё много всего полезного, что должен знать любой мало-мальски уважающий себя бог.
   После каждого года обучения, а было их всего три, ученикам приходилось выполнять задания в различных мирах, целью которых являлось искоренение различного рода фанатиков, чудовищ и прочих адептов зла, как бы пафосно это ни звучало.
   Кстати говоря, кроме аудиторий и своих комнат аколиты так и не увидели более ни одного помещения здания, в котором они жили. Наружу их тоже не пускали. Точнее ни то чтобы не пускали, просто в башне не было дверей ведущих на улицу. На вопрос же Самхейна что творится за этими стенами, Кармос ответил, что там нет ничего кроме пустыни. Было видно, что эта тема ему неприятна. На более настойчивые расспросы оборотня Демиург попросту не стал отвечать.
   Когда уже подходил к концу последний год обучения, Кармос неожиданно вызвал всех учеников во внеурочное время, что случалось весьма нечасто.
  -Дорогие студиозусы! - Демиург Знаний обвёл присутствующих торжественным взглядом - Вам повезло. Завтра на наш мир пожалует сам Демиург Порядка Атлантор. Я не знаю того, кто владел бы клинком лучше него. И он выразил желание поучить вас искусству боя... Ну, не вижу радости на ваших лицах!
  -Вот это новость! - Неопределённо протянул Самхейн. - Эй, Оргел, не падай в обморок! Твой любимый божок скоро явится, для того чтобы ты ему воздал ... хм, почести...
  
  
  
   ***
  
  
  
   На следующее утро ученики по приказу Кармоса выстроились в ряд в тренировочном зале, где обычно проходили занятия по рукопашному бою и бою с оружием. Демиург Атлантор, который прибыл несколько позже, произвёл на всех студиозусов без исключения довольно сильное впечатление.
   Всё дело было в том, что он выглядел как ожившая статуя, целиком отлитая из жидкого серебра. Одет он был в плотно обтягивающую его мускулистое тело голубую тунику без рукавов и такого же цвета штаны, чем вызвал презрительную усмешку оборотня, который считал, что настоящие мужчины должны носить чёрное и только чёрное.
   Прежде чем заговорить, Атлантор не торопясь, пошёл вдоль шеренги, пристально вглядываясь каждому в глаза. Это было необходимо, для того чтобы ученики почувствовали его силу и превосходство, иначе учить их бою будет весьма проблематично.
   Надо сказать, что со своей задачей Демиург справлялся на ять. Никто так и не сумел выдержать его взгляда, даже иссайшинец Синх после полуминутной игры в гляделки со вздохом опустил глаза...
   И вдруг... Холодный пронизывающих подобно клинку взор ярко-синих глаз Атлантора разбился вдребезги о чугунный взгляд непонятного увальня, который стоял, широко расставив ноги и набычившись, глядел на Демиурга Порядка.
   Но к чести последнего следует сказать, что оправился он довольно быстро. Взор Атлантора поднялся было вновь ... и опять бессильно разбился о бездонное море мрака, бушевавшее в непонятном студиозусе.
   Теперь уже демиург был явно озадачен. Невероятно, но факт, но он не мог выдержать взгляд существа, которое даже не было полноценным богом! Этого просто не могло быть! ... Но это было. Впервые за незнамо сколько сотен лет Атлантор был по настоящему растерян. Он с удовольствием вызвал бы этого увальня на поединок, но, во-первых, на Арканте подобного рода бои были запрещены, а во-вторых, как ни прискорбно сознавать сей факт, но демиург не был на сто процентов уверен, что сумеет выиграть.
   Да, как "творец" он стоял на целых три ступени выше, что по идеи давало ему абсолютное преимущество в открытом столкновении, но в том то всё и дело, что изначально этот студиозус был "монстром" причём чудовищной силы, практически реликт ! А у этих тварей уж слишком много скрытых сил, точно определить которые не было совершенно никакой возможности. Только сами они знали, но что по настоящему способны, да и то не всегда.
   Демиург Порядка задумчиво прикусил губу. Давно прошли те времена, когда он был простым воином и бросался в схватку очертя голову, опасаясь лишь того, что его могут счесть трусом, теперь же он владел целым миром и прежде думал, чем делал. Потому и решение, как вывернуться из столь щекотливой ситуации, он нашёл довольно быстро.
  -Ну что ж, - Атлантор с деланной небрежностью повернулся к Кармосу - у тебя вполне достойные ученики, и я буду их тренировать. Всех кроме этого. - Он брезгливо указал на Самхейна. - Он дурно воспитан и плохо контролирует себя. Боюсь, из него не выйдет ничего путного. - С этими словами Демиург Порядка развернулся и молча вышел вон из зала.
  -Дурно воспитан, ... мать твою, он воин или барышня кисейная? - Проворчал в сторону удалившегося Демиурга Самхейн, правда, постарался сделать это так, чтобы Кармос его не услышал, поскольку по всему было видно, что тот всерьёз уважал Атлантора, а проблемы с главным наставником накануне выпускных экзаменов были ему абсолютно не нужны...
  
  
   ***
  
  
  
  -Все в сборе? - Атлантор холодно оглядел своих новоявленных учеников. - Вот и славно. Особенно радует то, что среди вас нет адептов темных сил, иначе обучение продвигалось бы весьма... затруднительно. Демиург Порядка слегка поморщился, вспомнив недавний инцидент с сыном Херреи. - Урок первый. Вы должны познать истинный предел своих возможностей. Атакуйте. С этими словами Атлантор сделал приглашающий жест.
   Ученики не заставили себя просить дважды, осторожно принявшись окружать демиурга, благо тренировочная арена Аркана, где и происходило все действо, была для этого достаточно просторной. Четверо против одного. Все противники демиурга Порядка были уже достаточно опытными воинами, для того чтобы не лезть в атаку очертя голову и выжидали удобный момент для нападения. Первым начал бой Элтерос. Он резко пропел слова древнего заклятия и выбросил руки вперед. Одновременно с ним демиурга атаковали и его соратники, которые уже научились настолько хорошо чувствовать один другого, что сражались словно единый живой организм.
   Демиурга Порядка внезапно оплел гигантский плющ, одновременно с этим в него полетел вихрь призрачной листвы, вылетевшей из рук Синха и живое лезвие Оргела. Дихран атаковал ментальным импульсом, стремясь хотя бы на долю секунды отвлечь разум демиурга от атаки его друзей. Однако все было тщетно. Мифриловое тело Атлантора полыхнуло холодным синим огнем, и атаки его соперников пропали втуне. В ответ в четверку молодых кандидатов в боги ударил мощный силовой разряд, застивший их упасть на пол, корчась от боли. Выставленная защита им в этот раз не помогла.
  -Все живы? - Скупо усмехнулся Атлантор.
  -Черт, мне даже после боев с Тиеросом никогда не было так паршиво... - Вполголоса выругался Оргел, с трудом поднимаясь на ноги.
  -Эта демонстрация была нужна для того, чтобы вы поняли свой реальный силовой ранжир. - Подытожил Атлантор, когда все ученики обрели способность худо-бедно соображать. - А теперь перейдем непосредственно к тренировке.
  -А я думал, мы на сегодня закончили... У меня до сих пор круги перед глазами... - Элтерос украдкой потер виски, не желая выказывать слабость перед мастером наставником.
  -Ты заблуждаешься. - Усмехнулся Атлантор, давая понять, что услышал последнюю реплику эльфа. - Выносливость - одно из наиглавнейших качеств воина. И если не заставлять вас выходить за рамки своих возможностей, вы никогда не улучшите этот свой навык... Разбиться на пары!
   Ученики тут же поспешили выполнить приказ сурового демиурга. Дихран встал напротив Элтероса, а Оргелу достался Синх. Каждый выбрал в партнеры того, с кем был более всего дружен. Впрочем, как показало дальнейшее развитие событий, сделали они это совершенно напрасно.
  -А теперь по очереди атакуйте друг друга силовыми ударами. Принимающий атаку должен отбить ее силой своего ментального поля. Уворачиваться запрещается.
  -Но почему, Великий? - рискнул задать вопрос Оргел. - Разве вся суть боя не состоит в том, чтобы использовать самые разнообразные техники и комбинации, в том числе и в защите?
  -Один великий мастер однажды сказал: "Я не боюсь того, кто изучает десять тысяч ударов, я боюсь того, кто изучает один удар, но десять тысяч раз". Навык невероятно важен в бою, вы сами должны это знать. В случае же прямой работы с силой он важен сугубо и трегубо. К тому же нынешняя тренировка - это тренировка на выносливость. Цель ее состоит в том, чтобы вы научились, как можно более стойко переносить энергетические удары и держать силовую защиту как можно дольше, потому что увернуться в битве получится не всегда. Всем все ясно? Тогда начали.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Проклятье, меня как будто весь день молотом лупили... - Элтерос с трудом разогнулся, сняв с ног сапоги, и завалился на ложе.
   Надо сказать, что первая тренировка у Демиурга Порядка надолго запомнилась студиозусам. Суровый Атлантор гонял их тогда даже не до седьмого пота, а до самого огня. После окончания занятий друзья выносили друг друга из тренировочного зала едва ли не на руках.
  -Ну а что ты хотел, братишка. - Рассмеялся Оргел, глядя на изможденного друга. - Атлантор - древний покровитель моего народа, который прозывается среди прочих рас стальным. А ведь жизнь на Силоре жестока, и слабаки там в принципе не выживают...
  -Да уж, если первое занятие было таким... насыщенным, то боюсь себе представить, что же буде дальше... - Элтерос блаженно вытянулся на ложе и кивком отправил друзей в свои покои, что те и не замедлили сделать, предварительно проводив Дихрана, которому также как и эльфу досталось больше остальных, ибо их двойка была объективно несколько послабже тандема Синх-Оргел, в его комнату. Им всем ныне как никогда ранее требовался отдых.
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  -Ты зря отказался от занятий с Атлантором, тот мог бы многому научить тебя.
  -Отказался?! ... Я?! ... Кармос, да он же сам про меня кучу гадостей наговорил и отказался обучать! ... Ты о чём вообще?!
  -Хватит паясничать, ты прекрасно понимаешь, о чём я говорю. Ну, подыграл бы ему немного, опустил бы очи свои распрекрасные, что от тебя убыло бы что ли?
  -А с чего это мне ему поддаваться, а? - Набычился оборотень. - Я никогда ни перед кем не прогибался и впредь этого не будет. Чтоб он потом орал на меня, как на какого-нибудь сопляка недоделанного... Нет уж, лучше смерть...
  
  
   ***
  
  
  -Ну, что, как продвигается обучение у Его Светлости Атлантора? Небось, дрючит вас во все щели, не вынимая...
  -Завидуешь, завидуй молча.
  -О, о, о! Было бы чему... Боится меня твой Демиург Порядка, вот что я тебе скажу.... На то я и воплощение Хаоса, чтобы всякий там порядок рушить....
  -Не смей так говорить о Великом! - Вскинулся Оргел.
  -А то что, убьёшь меня?! ... Меня, своего друга променяешь на эту дешёвку?!
  -Самхейн...
  -Да гниль он, понимаешь ты, гниль! Я это нутром чую! Тем самым нутром, которое столько раз нас спасало!
  -Ты ошибаешься. - Тихо, но твёрдо возразил сарт.
  -Да какое там... - Безнадёжно махнул рукой оборотень - Боится меня твой достославный демиург, боится и всё тут.
  -Это абсурд, его Сила намного превосходит твою! - вновь попытался возразить Оргел, но на этот раз в его тоне не было прежней уверенности, ведь он хорошо помнил, что случилось тогда, тем незабываемым утром... Тем незабываемым утром, которое раз и навсегда изменило его жизнь, хотя сарт пока ещё и не подозревал об этом.
  
  
   Глава восемнадцатая. Посвящение.
  
  
  
  -Ну что ж, дорогие мои, третий и последний год вашего обучения подошёл к концу, теперь вам осталось лишь выполнить моё последнее задание и после этого ... впрочем, всему своё время.
  -И что за задание?
  -Вам всем хорошо известен мир под названием Варнас, на него уже давно имеет виды Демиург Смерти Тхэрсиорх, и вот нам совсем недавно стало известно, что его последователям удалось создать очень необычного раттанха. Ваша задача его уничтожить.
  -Постой, ты хочешь сказать, что наша миссия всего лишь уничтожить самого заурядного раттанха? Не спорю, тварь опасная, но для последнего задания как-то уж слишком просто.
  -Ты невнимательно меня слушал, Самхейн, я же сказал, что раттанх этот весьма необычен. Во-первых, он создан из людей, которые при рождении срослись туловищем, но не это главное. Главное же состоит в том, что этот боевой зомби обладает слишком уж развитым интеллектом для своего вида, он даже имеет собственное имя, Гирион, к тому же он может повелевать другими раттанхами и более того, создавать их сам!
   При этих словах Демиурга все присутствующие разом крепко призадумались. Такого поворота событий не ожидал никто из них. Раттанх способный создавать других раттанхов был более чем серьёзным противником и если они сейчас не вмешаются, то на Варнасе может случиться то же самое что и на Зарте, которая стала вотчиной жуткого реликта Хаоса , уничтожить которого не сумели даже объединённые силы всего Арканта.
  -Когда нам отправляться? - Решительно тряхнул головой Оргел.
  -Как можно скорее, друзья мои. Как вы понимаете, раттанх вас ждать не станет...
  
  
   ***
  
  
  
   Варнас оказался вполне себе обычным мирком, каких сотни. Не слишком большой, имеющий два континента он был населён человекоподобными созданиями, которые обладали, правда, несколько необычным сероватым цветом кожи и имели по три глаза. В остальном же они ничем не отличались от обычных людей.
   Пещеру, где обитало кошмарное порождение местных некромантов, друзья нашли довольно быстро. На этот раз они отправились на задание впятером, что существенно увеличивало их шансы на победу. Увеличивало, но не делало её наступление неоспоримым.
   Неподалёку от пещеры располагался небольшой чёрный замок, по всей видимости, обитель местных служителей Смерти.
  -Так, эти голубчики могут нам помешать... - Недовольно прищурился Самхейн, который негласно считался старшим группы. - Вот что... Дихран и Синх! Вы будете следить за местными обитателями, ежели чего, не дайте им вмешаться. Мы с Элтеросом и Оргелом пойдём непосредственно в пещеру и надерём ублюдку его розовую, как у младенца, задницу.
   При последней фразе оборотня раздались сдержанные смешки. Никто не хотел этого показывать, но все заметно нервничали, и даже сын Херреи не был исключением, хотя боялся он больше не за себя, а за товарищей, которые ну такие дурни и неумехи, что хоть сопли им вытирай...
   Вход в пещеру казался истинным провалом в небытие, оказаться в котором было намного хуже смерти, он, несмотря на это друзья пересилили себя и шагнули внутрь, ибо, как бы пафосно это не звучало, но для простых обитателей этого мира они были воистину последней надеждой на выживание.
   Внутри пещеры оказалось неожиданно тепло, несмотря на осеннюю прохладу снаружи.
  -Чёрт, ну и темень! - Выругался Самхейн. - По идее, когда идёшь в логово врага нужно вести себя как можно тише, но здесь расчёт был именно на то, что их услышат и бросятся искать возмутителей спокойствия, и тогда можно будет перевести бой наружу, поскольку Оргел и Элтерос в отличие от оборотня плохо видели в темноте.
  -Куда же нас занесло ... - продолжал спектакль сын Херреи и вдруг...
  -Наружу быстро! - Заполошно рявкнул Самхейн и пулей вылетел из пещеры, секундой позже к нему присоединились его товарищи, усилив свои прыжки магией.
   Местные обитатели не заставили себя долго ждать. Сначала наружу выбралось аж четверо раттанхов, которые напоминали ходячие трупы с содранной кожей, чрезмерно могучими конечностями и длинными выступающими клыками. У всех у них было по три глаза.
   Выбравшись на свет божий, твари незамедлительно атаковали, попросту прыгнув на незваных гостей. Двигались они при этом с невероятной скоростью, опережая даже стремительного оборотня, и если бы не магия, друзьям пришлось бы туго. А так силовые щиты, воздвигнутые ментальной энергией учеников Кармоса, успешно отбросили бестий в сторону. Однако это их ничуть не обескуражило. Раттанхов вообще вряд ли что-либо способно обескуражить. Монстры атаковали с удвоенной силой, а тем временем на поле боя появился новый персонаж.
   Выглядел он как громадный раттанх почти четырёх метров ростом с двумя трёхглазыми головами. При одном лишь взгляде на него Самхейн сразу понял, что это и есть тот самый пресловутый Гирион, которого им и следовало убить. Как понял он и то, что сделать это будет крайне непросто.
   А король раттанхов тем временем поднял обе свои головы к небу и низко взревел. Его рык гулом отдался в головах друзей, и все они кроме оборотня почувствовали внезапную слабость. По всей видимости, голос чудища сам по себе был оружием.
   Самхейн же в ответ на это лишь покрепче сжал длинный чёрный меч, сработанный специально для него умельцами Арканта из какого-то очень необычного металла по крепости не уступающего мифрилу и прокричал.
  -Этого я беру на себя! Остальные на вас!
   Оргел и Элтерос были слишком заняты и потому ничего не ответили сыну Херреи, но он не сомневался, что они всё поняли правильно. Гирион же теперь молча ждал приближения своего противника, но когда между ними оставалось всего около трёх метров, неожиданно резко сорвался с места и хлестнул оборотня наотмашь своей чудовищной лапой, отчего тот, несмотря на воздвигнутый магический щит, отлетел на добрых четыре метра и врезался спиной одну из многочисленных скал, стоявших возле пещеры.
  -Ах ты ... нехилый удар... - Помотал головой сын Херреи, но пришёл в себя довольно быстро и вовремя, поскольку король раттанхов уже приближался к нему. Наскоро прикинув весь расклад, Самхейн понял, как ему дальше действовать.
   Собрав всю свою Силу в кулак, оборотень со всей скоростью, на которую был способен, прыгнул на раттанха и нанёс ему сильнейший удар мечом по колену. Прыжок был усилен магией, и Гирион не успел вовремя отреагировать. Клинок сына Херреи глубоко врубился в его левую ногу и, повинуясь инерции пролетающего мимо тела Самхейна, вывернулся из тела твари, прочертив неглубокую полосу сбоку на внешней стороне коленного сустава.
   Раттанх издал протяжный вопль и вновь заковылял в сторону оборотня. Рана, полученная им от сына Херреи, его замедлила, но, несмотря на это, поединок был ещё очень далёк от завершения. Самхейн это прекрасно понимал и посему, не мешкая, атаковал вновь. На этот раз он прибегнул к хитрости и сделал вид, что собирается снести противнику голову, но вместо этого в последний момент изменил направление атаки и снова ударил его в повреждённое колено. На этот раз чёрный меч сумел-таки перерубить жуткую конечность монстра и Гирион рухнул на землю. Из его тела, несмотря на чудовищную рану, не вытекло ни капли крови.
   Далее следовало действовать быстро. Не давая своему сопернику ни секунды передышки, Самхейн обрушил клинок сверху вниз на туловище бестии аккурат между двумя её уродливыми головами. Клинок врубился в туловище на треть. Затем, ускользнув от могучих лап чудовища, которые схвати его, непременно разорвали бы оборотня надвое, несмотря даже на всю его силу, он неожиданно оказался позади Гириона и ударил вновь в то же самое место. Теперь туловище раттанха было разрублено уже до половины.
   Раны эти оказались очень серьёзными даже для повелителя боевых зомби и сильно замедлили его. Так что ничто не помешало Самхейну следующим ударом наконец-то полностью рассечь тушу твари надвое, а затем по очереди отрубить обе головы, предварительно пронзив их насквозь своим мечом.
   Однако даже этого было недостаточно, чтобы окончательно убить монстра. Требовалось сжечь останки, чтобы у твари не осталось ни малейшего шанса возродиться вновь. Но это могло немного подождать. Сперва требовалось выяснить, как дела у остальных.
   А дела у остальных, как выяснилось, шли из рук вон плохо. Оргел с трудом отбивался от двух раттанхов и, кажется, уже был ранен, а вот Элтерос.... Элтерос судорожно дёргался под массивной тушей одного из боевых зомби. Ещё один его противник валялся рядом грудой обугленной плоти и не подавал признаков жизни.
   По всей видимости, эльф не рассчитал своих сил и, уничтожив первую тварь, не смог совладать со второй. Самхейну даже издалека было видно, что раттанх вырывает из своей жертвы громадные куски плоти, и прежде чем оборотень сумел что-либо предпринять, из земли рядом с эльфом внезапно принялись вырастать громадные белесые корни, густо усеянные мелкими шипами. Каждый корень был толщиной в руку человека. И вот эти корни начали деловито оплетать тело раттанха, глубоко врезаясь в его мёртвую плоть. Тот, почувствовав, что его разрывают на куски, пронзительно завизжал и принялся с удвоенной силой рвать Элтероса на части. Чудовищные лапы монстра изо всех сил сжали голову эльфа и в один миг раздавили её в кашу. Но заклятье своё дело сделало.
   Белёсые корни оторвали раттанху голову, а затем тело Элтероса, повинуясь последнему приказу хозяина, вспыхнуло ослепительным золотистым пламенем, которое за секунду пожрало и обезглавленного раттанха, и то, что осталось от эльфийского воителя.
   Самхейн при виде этого зрелища лишь молча стиснул зубы. Ему было искренне жаль эльфа, который за годы обучения стал ему если не другом, то, по крайней мере, хорошим боевым товарищем, но сейчас было не время и не место поддаваться скорби. Следовало помочь Оргелу, чтобы не потерять ещё и его.
   А у сарта дела шли совсем неважно. Теперь он уже стоял на коленях, из последних сил держа вокруг себя силовой щит, который ощутимо прогибался под ударами двух раттанхов. На голове и правом предплечье "железного лба" красовались глубокие порезы от когтей боевых зомби.
   Оборотень медленно развёл руки в стороны. Он был слишком далеко от Оргела и посему, боясь не успеть, решил призвать на помощь магию. Раскинув руки в стороны, Самхейн медленно свёл их вместе, а затем, крепко сжав пальцы, сделал вид, как будто что-то вкручивает в тело ближайшего к нему раттанха. Эффект не заставил себя ждать. Внезапно в спине боевого зомби появилась крошечная чёрная воронка, которая вращаясь, принялась стремительно расширяться. Миг, и вот уже вся тварь охвачена голодным Мраком, который принялся активно пожирать её плоть.
   Раттанх пронзительно завизжал. Он не был обычным зомби и обладал зачатками разума, так что расставаться со своим отвратительным подобием жизни не желал совершенно. Но, как бы там ни было, заклятие Тёмного Червя, усиленное в десятки раз победило реструктурированную плоть боевого зомби, и его тело рассыпалось чёрным пеплом.
   Оргел, видя, что с одним из его противников покончено, не растерялся и мгновенным импульсом Силы отшвырнул последнего раттанха подальше, а затем над его головой сгустилось серое призрачное лезвие, которое обрушилось на уже вскочившего на ноги боевого зомби и рассекло его напополам.
   Невероятно, но это не убило жуткую бестию, рассеченные части которой всё еще продолжали дёргаться в тщетной попытке добраться до обидчика. Тогда "железный лоб" страшным усилием воли заставил себя подняться, и, подойдя к верхней части туловища зомби, одним ударом своего короткого сартского клинка отсёк ему полголовы, обрушив широкое лезвие прямо на распахнутую пасть чудовища, усеянную жуткого вида зубами тридцатисантиметровой длины, тем самым прервав его агонию.
  -Ты как, нормально? - подскочил оборотень к Оргелу.
  -Да, я в норме. Что с Элтеросом?
  -Погиб, сгорел в собственном пламени.... Пошли, нужно глянуть, как остальные.
  
  
   ***
  
  
  
  
   Синху с Дихраном тоже приходилось нелегко. Как только Гирион понял, что проигрывает схватку с загадочным чужаком, он мысленно призвал на помощь некромантов из замка, которые не замедлили откликнуться на его зов, так как не хотели терять своё творение. Остаётся загадкой, почему на помощь своему королю не пришли раттанхи, бившиеся с Элтеросом и Оргелом. Скорее всего, объяснялось это тем, что подобных созданий крайне трудно контролировать, и, почуяв слабость своего вожака, те попросту перестали ему подчиняться.
   Как бы то ни было, но иссайшинцу с его товарищем пришлось столкнуться аж с тремя десятками служителей Смерти, один из которых, видимо глава их сообщества, обладал весьма внушительной магической силой.
   Друзьям повезло, некроманты не ожидали нападения в столь непосредственной близости от своего замка, и посему первым же ударом им удалось уничтожить аж пятерых из них. Но затем местный набольший быстро разобрался, что происходит, и заставил своих подчинённых выставить совместный магический щит, пробить который друзья никак не могли. Вообще, тот факт, что их до сих пор ещё не смели, объяснялся лишь их великолепной подготовкой, полученной на Арканте.
   Апогеем этого противостояния стало появление Самхейна, который, с ходу разобравшись в ситуации, изо всех сил метнул свой меч в грудь местного набольшего, подкрепив свой бросок ускоряющим заклинанием. Тот не успел отразить эту атаку и лишь сдавленно захрипел, захлёбываясь кровью, когда клинок оборотня насквозь пронзил его грудь, хищно высунув лезвие из спины.
   Остальные при виде гибели своего командира совсем растерялись и не смогли долго сопротивляться будущим небожителям. Когда со всеми ними, наконец, было покончено, Дихран устало вытер пот со лба.
  -Фу, вроде все... Самхейн, как там остальные?
  -Элтерос мёртв, Оргел сильно изранен.... Пойдёмте, нужно сжечь останки раттанхов, чтобы их никто не воскресил.
  -Как мёртв? - неверяще прошептал Дихран, который за годы обучения сильно сдружился с Элтеросом, сильнее чем с остальными.
  -Сгорел в собственном пламени, даже пепла не осталось.... Прости, я не сумел его спасти, сам чудом уцелел....
  -Мёртв,... как мёртв... - Словно бы не слыша оборотня, продолжал шептать побелевшими губами Дихран, а на лице его блуждала недоверчивая улыбка, которая особенно жутко контрастировала со смыслом сказанного....
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Дорогие ученики. - Голос Кармоса торжественно звенел, отдаваясь в сводах, просторного зала, в котором ученики ещё ни разу не бывали. - Вот и подошло к концу ваше обучение. Все вы не раз задавались вопросом, каково же будет последнее испытание, и вот вам мой ответ. Это - Демиург Знаний с благоговением указал на пылающий ослепительным белым светом столб пламени, бьющий из самого центра круглого зала облицованного пурпурным камнем неизвестного происхождения, в котором находились все собравшиеся - Священный пламень Всевышнего, возжённый им, наверное, в самом начале Времён. На протяжении трёх лет мы обучали вас использовать данные вам самой природой возможности. Теперь пришло время увеличить непосредственно вашу силу. Для этого вам нужно лишь войти в это очистительное пламя и простоять в нём как можно дольше. И тот, кто сумеет простоять полминуты, получит статус бога! Минута, проведённая там, даст вам право носить гордое звание Старшего бога. Если же каким-то чудом вы сумеете выдержать две минуты, то станете демиургами. Ну а пять минут пребывания в нём сделают вас Творцами.... Каждый из вас выбрал оружие, которое Пламень Атона соединит с вами незримыми узами, и которое будет основным источником ваших сил. ... Помните, что божественный пламень не причинит вам вреда, но будет причинять страшную боль. Как долго вы этого вынесете, зависит только от вас самих. Мы дали вам всё что могли.... Теперь дело за вами. - Произнеся эту тираду, Кармос устало вздохнул, а затем кивком подозвал к себе Самхейна. - Видишь ли, мой друг ... мне неловко об этом говорить, но на протяжении всего существования академии нам считанные разы попадались ученики с тёмным даром, и не один из них так и не решился войти в Пламень Атона, поскольку никто не ведает, как он отреагирует на такого адепта. Так что я бы не советовал тебе принимать участие в этом испытании. Считай, что статус бога ты уже заработал. Я сам проведу перерождение.
  -И всё же я попробую.
  -Подумай, за всю историю существования Арканта лишь единицы выдерживали в этом огне минуту, более не выдерживал никто, даже я сам.
  -Как же тогда ты стал демиургом?
  -Меня им сделало время.... И тебя оно им сделает, если проживёшь достаточно долго.
  -Прости, но я всё равно не отступлю. На Силоре у меня есть друг, которого я должен вызволить из плена, и который не сможет ждать столетия.
  -Что ж, я тебя понимаю. Поступай, как знаешь. Мы постараемся вытащить тебя, если что-то пойдёт не так.
  -Благодарю тебя, Кармос, я не забуду того, что ты сделал для меня...
  
  
   ***
  
  
  
  
   По взмаху руки Демиурга Знаний, Тиерос ударил в большой медный гонг, и испытания начались. Первым войти в пламень выпало Дихрану. Невысокий молодой человек с короткими чёрными волосами бесстрашно шагнул в огонь и тут же закричал от невыносимой боли. Его фигура корчилась в столбе ослепительного белого света, но было совсем непохоже, что он сгорает за живо, по крайней мере, внешне на нём это никак не отражалось.
   Дихран выдержал секунд десять, а затем со всхлипом вырвался из пламени и рухнул на пол, обхватив себя руками и дрожа от пережитого ужаса. Его короткая глефа валялась рядом и, судя по виду, никак не пострадала, побывав в божественном огне.
  -Статус Дихрана - полубог! - торжественно объявил Кармос, но по его лицу было видно, что он переживает за юношу. - Следующим испытание будет проходить Оргел!
   По его знаку сарт молча шагнул вперёд, сжимая в руке свой мифрильный клинок, верно служивший ему ещё на Силоре. Он сильно нервничал, хотя и старался не показывать этого...
   Оргел сумел таки простоять в пламени Атона полминуты, но затем так же, как и предыдущий участник испытания рухнул на каменный пол и приходил в себя гораздо дольше Дихрана, который к тому моменту уже полностью оправился от боли и напряжённо наблюдал за остальными.
   Лучше всех справился с испытанием Синх со своим боевым посохом, который продержался в огне аж сорок секунд, прежде чем с лёгким вздохом потерять сознание и выбыть из игры, но до Старшего бога ему всё равно не хватило времени, и он получил статус просто бога, как и Оргел.
   Когда все участвовавшие в испытании полностью пришли в себя, Кармос вновь обратился к оборотню.
  -Ну что, ты готов? Может, всё же откажешься?
  -Нет, я готов. - Решительно тряхнул головой Самхейн. - И будь что будет...
   С этими словами он, не теряя времени даром, отсалютовал друзьям своим длинным чёрным мечом и одним стремительным прыжком оказался в пламени и...
   Боль была довольно сильная, но отнюдь не невыносимая. "Чёрт, да я при большом желании и час так простою" - Озадаченно подумал оборотень, и тут его накрыло. Казалось чья-то злая воля начала рвать и ломать не только его тело, но и саму душу, если она, конечно, у него была.
   Предостерегающе крикнул что-то Кармос, но бросившихся к столбу пламени друзей, которые хотели вытащить оборотня, просто отшвырнуло в сторону, как нашкодивших котят. Кто-то или что-то желало выяснить отношения с оборотнем один на один.
   Тело Самхейна выгибалось дугой, невидимая сила плющила и рвала его на части, но всё никак не могла сломить окончательно. Десять секунд ... двадцать. Кожа сына Херреи полностью обуглилась.... Тридцать секунд ... сорок ... пятьдесят. У оборотня лопнули глаза.... Минута!
   Стремительным чёрным вихрем тело сына Херреи вырвалось из пламени и рухнуло на пол в десяти шагах, не подавая признаков жизни. Больше всего оно сейчас напоминало кусок хорошо прожаренного мяса. Свистопляска неведомых сил тоже прекратилась в одно мгновение, как только оборотень покинул Пламень Атона.
  -Самхейн, Самхейн! - друзья бросились к неподвижно лежащему телу сына Херреи. - Кармос, что с ним?!
  -Не знаю, ... никогда ещё не видел подобного.... - Потерянно пробормотал Демиург Знаний, хотя сейчас его титул звучал скорее насмешкой.
  -Что же теперь ... постойте! Он жив! - обрадовано вскричал Оргел, увидев, что грудь оборотня слабо вздымается. - Он жив!...
  
  
   ***
  
  
  
   Самхейн провалялся без сознания две недели. А когда, наконец, открыл глаза, то увидел перед собой совершенно незнакомую обстановку.
  -Очнулся? - участливо проговорил смутно знакомый голос.
  -Вроде того. - Пробормотал Самхейн, сознание которого до сих пор ещё плавало в некотором тумане. - Где я?
  -В моих покоях. Я подумал, что здесь тебе будет комфортнее.... Невероятно твои ожоги зажили без следа! А я уж думал, что это конец. - Потрясённо выдохнул Демиург Знаний.
  -Что со мной произошло?
  -Я и сам точно не знаю, но одно я знаю точно. Теперь ты по праву Старший бог...
  
  
  
   Эпилог.
  
  
  
  -...Как ты назовёшь свой меч?
  -"Стальная воля" - С гордостью ответил Оргел. - Как символ твёрдости и непоколебимости сартского народа. А ты? - после всего произошедшего друзья решили напоследок собраться вместе перед расставанием.
   Каждому из них предстояла своя дорога, и как знать, возможно, им и не суждено будет еще раз пересечься друг с другом на жизненном пути. В качестве места посиделок выбрали покои сына Херреи, который к тому моменту уже успел полностью оклематься и залечить свои ожоги.
  -Думаю, "вечная ветвь" будет самым подходящим названием. - Мягко улыбнулся иссайшинец. - Как символ нашего единства с природой.
  -Да, ладно, Дихран, не распускай сопли! Подумаешь, провалился! В следующий раз... - Договорить оборотень не успел, поскольку Дихран в ответ на эту реплику молча развернулся и вышел из комнаты, где сидели друзья.
  -Ну, вот всегда ты так. Мог бы хоть раз придержать язык за зубами.
  -А чё такого-то? - искренне удивился оборотень. - Я ж на правах друга...
  -Друга... да ты не друг, ты настоящий ходячий кошмар... вселенский...
  -О, вот и нашлось название и для моего чудесного клинка! - Радостно хлопнул Оргела по плечу сын Херреи.
  -Не понял, какое?
  -Как какое? "Вселенский кошмар", ясен пень!
  -Так ты что же... сам до сих пор ничего не придумал?
  -Нет, а зачем? По мне так меч есть меч, кусок металла... Ну пусть магического металла. А раз ты считаешь меня кошмаром вселенной,... то пусть будет "вселенский кошмар", с меня не убудет...
  -Мда.... - только и смог вымолвить Оргел. Самхейн своим мировоззрением как всегда в очередной раз поставил его в тупик.
  -Может быть, вы всё-таки останетесь с нами? - вновь, в который уже раз попытался уговорить друзей Синх. - Ваши силы, особенно твои, Самхейн, нам очень бы пригодились.
  -Нет, брат, прости. Во-первых, нам ещё нужно вызволить Лотоса, а во-вторых, после гибели Элтероса я дал себе зарок не выступать более ни под чьими знамёнами, только под своими собственными...
   После этих слов оборотня друзья сочувственно замолчали. Всё дело было в том, что на самом деле сын Херреи считал, что Элтерос погиб именно по его вине, так как он был старшим группы, и как сам считал, в принципе неверно организовал операцию.
  -Ладно, чего приуныли? Радоваться надо, жизнь-то продолжается! ... В общем, так, с Кармосом и остальными уже попрощались, Дихрана, по-моему, сейчас лучше не трогать, так что давай, иссайшинец, прощевай, значитца. Дай боги, ещё увидимся, а поскольку мы и сами не лаптем щи хлебаем, то... В общем, собирайся Оргел, Амулет Портала я уже взял,... Нас ждёт Силора.
  
  
  
   Июнь 2010 - май 2011.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"