Спирин Владимир Георгиевич : другие произведения.

Иго-жило,иго-живо,иго-будет жить!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Над памятниками В.И.Ленину надстраивается конная статуя Чингизхана, оба указывают в одно направление, которым шли и затесавшиеся между ними цари.


   0x08 graphic
   0x01 graphic

МЕТАФИЛОСОФИЯ

Клуб   им. ЛОБАЧЕВСКОГО Н.И.

   0x01 graphic
  
  
   В.Спирин

"Иго - жило, иго - живо, иго - будет жить"

(Приложение к народному скетчу "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru)

 

    
   Часть I. "Народ-умный, страна-дураков..."
   Часть II. "Можно хотеть как лучше, но получится как всегда..."
    

* * *

    
   Настоящее Приложение к народному скетчу "Сократ сегодня" посвящено опасному и неблагодарному занятию, а именно: анализу текущих тенденций общественного развития и перспективному прогнозированию этого развития.
   Для этого раскроем одну из "майевтик" (сжатая мудрость) скетча, разительно отличающую истоки нашего общества и государства от общепринятых и широко растиражированных:
   "Иго жило, иго живо, иго будет жить". Над памятниками В.И.Ленину надстраивается конная статуя Чингизхана, оба указывают в одно направление, которым шли и затесавшиеся между ними цари. Ниже мелким шрифтом: "Куликова битва была разборкой между элитой о переносе столицы с сохранением чингизхановской системы управления. Народ, как оказалось, непричем".[1]
  
    

* * *

    
   Часть I. "Народ-умный, страна-дураков..."
    
   "Быть или не быть?.."
   "Что делать?.."
   "Как нам реорганизовать?.."
  
   А, возможно ли вообще сколь-нибудь надежное прогнозирование в такой сложнейшей системе, как человеческое общество?..
   Если использовать терминологию метасистемной философии (МСФ), то речь в данном случае идет о комплекс-качествах "системы в системе систем" и ее основных подсистем. Именно эти комплекс-качества и подразумеваются под "параметрами порядка" и "компонентами вектора состояния системы"...
   Отсюда следует немаловажный вывод: нет смысла стремиться к жестко (финитно) заданной и чрезмерно детализированной модели общества. Гораздо эффективнее и проще по реализации задание "прообраза результата" в самых общих чертах; важно обеспечение основных "параметров порядка" или комплекс-качеств желаемого общества.
   Указанная необходимость ориентации именно на тенденции, а не на конкретное состояния (как текущие, так и будущие) полностью согласуется с тем выводом народного скетча "Сократ сегодня", согласно которому только при этом условии возможно обеспечение поступательного - без сильнейших потрясений - его развития...
    

* * *

    
  
   На реальное общество воздействуют не столько материальные, сколько духовно-нематериальные факторы, поэтому мы не будем замыкаться рамками лишь классового подхода (не только в привычной его, "классической" форме, но и скорректированной), хотя и будем его использовать в качестве некоего знакомого большинству "стрежня".
   Российский дух
   "Там русский дух, там Русью пахнет..." И пахнет густо...[2]
   Общество -- материально-духовное образование, в котором сложное взаимодействие материальных и духовных факторов не исчерпывается вопросом их первичности или вторичности. Самосознание, духовность, дух (это однопорядковые понятия) -- активное, избирательное начало жизнедеятельности как отдельного человека, так и человеческий сообществ, племен, народов, наций, то есть любых социумов. Дух социума, таким образом, является отношением людей ко всем сферам их бытия. И отношение это может быть как созидательным, так и разрушительным. В последнем случае духовная деградация неизбежно приводит к утрате социумом своих специфических черт. Такой социум покидает историческую арену, как это произошло с римлянами, духовное разложение которых предрешило их судьбу.
   Духовность социума формируется под воздействием многообразных факторов, природных и социокультурных. Поскольку эти факторы имеют конкретно-исторический характер, то каждому социуму присущ свой дух, отличающийся самобытностью. Это не дает оснований для возвышения духа одного социума над другим, но позволяет их достоверно описать.
   Дух социума объективируется в обычаях, ритуалах, фольклоре, произведениях искусства, народных движениях, производственной деятельности, образе жизни и других социокультурных явлениях. Носителями духа являются все люди социума. Следует, однако, подчеркнуть важную роль той части социума, которая активно культивирует дух, обеспечивает его самодостаточность и жизнеспособность. Таковы духовные авторитеты, люди, умудренные опытом, сказители и проповедники, полководцы, деятели искусства и культуры, хранители обрядов и обычаев и т.п. Как и все живое, дух испытывает и спад и подъем, периоды апатии и обострения, здоровья и болезни. Именно духовные авторитеты призваны оберегать дух социума от негативных проявлений, укреплять его в народных массах.
   Российский дух адекватен условиям бытия людей, обитающих на равнинных суровых просторах России. Только такой дух и обеспечивает жизнь народа. Это дух соборности (общинности) и человечности, правды и чести, равенства и справедливости, неизбывной тяги к социальности. У россиян на первом плане духовность личности и общинность, духовная наполненность патриотизма. Нравственность основополагающая черта российского духа. Митрополит Иоанн (Снычев) так пишет о русском человеке: "Верный -- без лести, щедрый -- без расточительства, стойкий -- без фанатизма, сильный -- без гордости, милосердный - без тщеславия, ревностный -- без гнева и злобы". Можно конечно продлить этот перечень, назвать такие нравственные качества, как целомудрие, скромность, смиреномудрие, миротворчество и другие. В духе народа было заложено богатое содержание.
   Россиянин в принципе не хищник. Ему нужен оптимальный достаток и тогда он доволен. В этом случае, если ему предложат сто "баксов", чтобы он за это что-то сделал, он предпочтет запланированную рыбалку, или какое-нибудь другое предусмотренное им занятие. Это и есть российский дух, дух нестяжательства. Россиянин в принципе не торгаш. Поэтому, кстати, "буксуют" демреформы и не приносит народу провозглашенных благ рынок западного образца. Ведь и о реформах Столыпина радетели русского духа писали, что реформы насилуют российский дух, наносят удар по духу общинности. "Успехи" сих реформ явно преувеличиваются. Надо сказать, что примат материальных ценностей над духовными искажает личность, "овеществляет" и обессмысливает ее, ориентирует на квазипотребности. При этом не берется в толк древняя истина о том, что из мира ничего унести нельзя.
   Духу присущ инстинкт самосохранения. Но этот инстинкт может быть ослаблен или даже подавлен целенаправленной духовной агрессией, в ходе которой осуществляется подмена ценностей. Личности противопоставляется индивид с его материальными (меркантильными) интересами, а соборности (общинности, коллективизму) -- конкуренция. Внедряется мораль стяжательства и бездуховности, необузданного эгоизма.
   Как уже отмечено, духу свойственно переживать фазы упадка и подъема. В России фазы упадка приходились на смутное время, провоцируемое внешней агрессией. Вражеское же нашествие вызывало духовный подъем. В ответ на клич "Вставайте, люди русские!" проявлялась всеобщая готовность к защите Руси. Находились достойные предводители народных масс, титаны русского духа: Дмитрий Донской и Александр Невский, Минин и Пожарский, Суворов и Кутузов, Брусилов и Жуков. Российский дух на ниве искусства укрепляли Пушкин и Лермонтов, Достоевский и Толстой, Есенин и Шолохов...
   Для Европы Россия была (и остается) не только загадкой, но и объектом вожделений. "Европейцам,- писал И.А. Ильин, нужна дурная Россия: варварская, чтобы цивилизировать ее по своему; угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; завоевательная, чтобы организовать коалицию против нее; реакционная, религиозно-разлагающая, чтобы вломиться в нее с пропагандой реформации или католицизма; хозяйственно не состоятельная, чтобы претендовать на ее "неиспользованные" пространства, на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договоры и концессии".
   Смутное время в России сопровождалось апатией. Казалось, российский дух окончательно подорван, близка победа над ним. Но наступает фаза духовного сосредоточения, подъема соборной силы и воли, сплоченное единство обретает мужество и решительность, и смута разрешается торжеством русского духа и крахом отщепенцев. Наполеон, изведав русский дух, считал, что на свете лишь две могущественные силы -- сабля и дух. В конечном счете дух побеждает саблю. Наверное, дух, владеющий саблей. Так и было и в первую, и во вторую смуту.
   Нынешняя, третья смута имеет существенные отличия. Внешняя агрессия осуществляется идеологическими средствами, располагает сетью агентов влияния. На разрушение российского духа направлены мощные средства массовой информации. Дух оказался под серьезной угрозой. Удары наносятся по самым фундаментальным духовным ценностям, вместо которых назойливо навязываются псевдоценности. В стан противников российского духа перебежала часть интеллигенции. Драматизм ситуации усиливается активностью поборников западной цивилизации и их покровителей. Но именно это выдает их неуверенность в успехе начатого коварного эксперимента. Есть достаточно фактов, свидетельствующих о том, что российский дух не сломлен, жив. Значит, жива и Россия. Народ, пока стихийно, сопротивляется навязываемому одичанию, распаду души, слому важнейших культурных норм и запретов, болезни страха, тоски и непредсказуемости. Идет процесс сосредоточения, работает неторопливая народная мудрость. Российский дух, российская идея, российская цивилизация притягательны своей нравственной высотой, своим самостояньем и не нуждаются в каком-то дополнении чуждыми ценностями. Более того, евразийской стране -- России -- предназначено быть духовным лидером в мире, ибо кроме России некому возглавить духовное обновление человечества.

* * *

    
  
   ... К концу 80-х годов в нашей стране разразился мощнейший кризис, обусловленный прежде всего сложившимся (в терминах разновидности финитной философии - материализма) глубинным противоречием между качественно изменившимися (по сравнению с началом XX века) производственными силами и господствовавшими производственными и другими общественными отношениями, характеризовавшимися командно-административной системой управления и приоритетом идеологии над экономикой. Кризис, который быстро перекинулся на все сферы общественных отношений в нашей стране. Итак, перестройка.
  

ПЕРЕСТРОЙКА...ЧЕГО?

   Мы жили и продолжаем жить лишь для того, чтобы послужить каким-то важным уроком для отдаленных поколений, которые сумеют его понять; ныне же мы, во всяком случае, составляем пробел в нравственном миропорядке.

Чаадаев

I

   Чтобы ответить на вопрос, вынесенный в заголовок, возьмем в поводыри Н.Бердяева, который утверждал, что в России не может быть в принципе революции западноевропейского толка.
   Итак, захват власти так называемыми "демократами" многим представляется какой-то страшной катастрофой, чем-то совершенно новым в судьбах России. Так как жизнь наша очень начинает напоминать кошмар, то все представляется нам в преувеличенном виде. Мы совершенно утеряли перспективу событий. Все происходящее в России - чистейшие призраки и галлюцинации, во всем этом нет ничего существенного и подлинно реального. То, что произошло в самое последнее время, очень мучительно и тяжело в перспективе личной жизни людей. Пролилась кровь, много было и будет невинных жертв, жизнь человеческая стала ещё более необеспеченной и невыносимой. Но нужно сознать, что ничто существенно нового не произошло. Катаклизмы и нелегитимная смена власти присуща самой структуре власти России, начиная с Чингисхана. Перестановка элементов системы, пребывающих в том же инертном состоянии, ничего не может изменить ни в какую сторону. Вообще в русских революциях ничего нового не случается, в них нет никакого настоящего движения. И то, что именуется у нас революцией, есть сила инерции, есть мертвая бездвижность с точки зрения метасистемной философии (МСФ). В коловращении хаоса и анархии никогда ведь не бывает настоящего движения и творческой новизны. Хаотическая перестановка и круговращение мертвой материи никуда не движется и никакой новой жизни не творит. Как сказал Жванецкий, а приватизировал Черномырдин: Хотели как лучше, а получилось как всегда. В душах людей и в душе народа, в источниках творческой энергии ничто не изменилось, ничего нового не народилось. Действуют все те же старые инстинкты, все те же ветхие чувства. Новый человек не рождается. Ни одной новой души не народилось в ходе перестройки. Все осталось очень старым на Руси, вся психология отдельных людей и целых групп осталась ветхой. Вся ткань общественная расползается и раздирается, как гнилая материя. Души людей все те же рабьи души. Маскарадное переодевание никого не должно вводить в заблуждение.
   "Когда бордель не приносит прибыли - американцы меняют девочек, а мы - передвигаем кровати, посмотрите на портреты! (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU). Под новыми масками слишком видны старые лица. Рабы и насильники, в которых не изменилось ни одно чувство и не появилось никаких проблесков нового, лучшего сознания, расхаживают и разъезжают в костюмах новых русских. Но звериное хрюканье все время слышится под личинами, которые вводят в обман лишь очень наивных и темных людей.
   Смешно и нелепо, что у нас серьезно говорят о "перестройке", спорят о путях развития русской "демократии". Все это, как говорят дети, не на самом деле, а понарошку. Вся "перестройка" есть тяжелый кошмар, приснившийся народу от его бессилия и болезни, есть призрак, созданный расстроенным воображением народа слабого и потерявшего духовный центр. "В России все ворованное (заимствованное, благоприобретенное): элита - от варягов; вера - от евреев; управление - от византийцев и монголов; один дух - от скифов, который те испустили, пройдя и оплодотворив всю Европу так, что та до сих пор помнит амазонок и кентавров. Поэтому в смутные времена, когда надоедает кривляться на чужой манер, проступает воровское, простое и надежное. Так было и при Тушинском воре и при нынешних. (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU) Кошмары и призраки дома умалишенных выпущены на свободу и гуляют по земле русской. Все, что происходит, есть лишь иллюстрация к "Бесам" Достоевского, книге поистине пророческой. Все безысходно, как в кошмаре, все повторяется и возвращается, бесы кружатся, и нельзя вырваться из этого бесовского круга. О бессилии власти демократов и ненародном характере их власти говорят так же, как говорили о бессилии и ненародном характере власти гг. коммунистов. С того времени глубоко и существенно ничто не изменилось. Все старое повторяется и действует лишь под новыми личинами. Бурные процессы происходят лишь на поверхности. Процессы эти есть лишь тление ветхих одежд России невозрожденной. Мы изживаем последствия наших старых грехов, страдаем от наших наследственных болезней. В России никогда не было легитимной смены власти. Пора уже сорвать маски и изобличить подлинные реальности.
   Старая монархия не была у нас свергнута революцией, она сгнила, разложилась и бесславно пала, как падает гнилое яблоко с дерева. Но яд от гниения старой России остался внутри народного организма и продолжает разлагать жизнь русского народа. Чудовищный нигилизм, торжествующий в этих процессах разложения, есть явление старой России, а не творчество новой России. То, что у нас называют "перестройкой", есть сплошная дезорганизация и разложение, смерть государства, нации, культуры.
   II
   Ход "перестройки" не есть драма, развивающаяся от одного акта к другому. В ней нет истинного драматизма, нет истинных героев. Ход этой "перестройки" более напоминает хаотическое крушение. Безысходность и неразрешенность особенно для нее характерны. "Перестройка социального организма. Причем доктор не знает зачем, как и что из этого получится. Но очень хочется! Особенно с таким пятном на политическом лице. " (МАЙЕВТИКИ VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU)
   Мы переживаем не столько революционную, сколько смутную эпоху. Все отравлены в эту эпоху, все безрадостны, все несчастны, у всех муть в глубине души. Сами делатели "перестройки" не чувствуют радости и подъема, в них нет настоящей веры. "Перестройка" страдает собачьей старостью, она не пережила периода молодости, молодого энтузиазма, молодого увлечения освободительными идеями. Все перестроечные идеи давно уже выветрились, все перестроечные слова опошлились. Эстетически и нравственно чуткий человек не может уже без краски стыда прибегать к "перестроечной" терминологии. Нельзя вынести этой зияющей пустоты всех перестроечных понятий! Все давно уже остыло и заледенело под перестроечными фразами, не чувствуется горячего человеческого сердца, горячей человеческой мысли. Перестроечные слова сразу же оказались стары и выветрились на протяжении нескольких месяцев. В первые дни перестройки жертвенная энергия не была истрачена на борьбу с властью коммунистов. Старая власть пала без борьбы и сопротивления, победа далась слишком легко. А много злобы накопилось в прошлом, от старого рабства и старого унижения. И начали искать объекта для этой неразрешенной злобы, образ врага. Объективация злобных чувств создала образ "коммуняк". Массы народные отравили нечеловеческой злобной ненавистью к "коммунякам", понятой в очень расширенном смысле, как все государственное устройство. Сами же "коммуняки" обнаружила неорганизованность, пассивность и уступчивость невиданные. С самого начала "перестройка" одержима низким страхом перед "коммуняками", и в этом постыдном страхе чувствуется страшное бессилие демократов, отсутствие молодой веры, молодого энтузиазма. Делатели "перестройки" обнаружили инстинкты, свойственные дряхлеющей и разлагающейся силе. Все это понятно, если признать наконец ту истину, которая пока ясна лишь немногим, - что в России перестройки и не было, а было и есть лишь продолжающееся разложение и гниение старого, лишь длительное безвластие и безгосударственность, лишь развитие и углубление самовластья. При чем тут марксисты-коммунисты? Наш "социализм" идет еще от скифов. Общинное ведение хозяйства в деревне, соборность в общественной жизни, да и наше православие выделились по заповеди "Скорее верблюд пройдет в угольное ушко, чем богатый попадет в рай" в отличие от католицизма, где накопительство никогда не считалось грехом. Маркс не принимал Россию всерьез. А тут такая беда: опять своих идолов поменяли на чужих. (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU)
   Мы уже долгое время живем под диктатурой "демократии". И в этом отношении перестройка ничего нового с собой не принесла. Но что представляет собой эта "демократическая демократия", которую хотят выдать за организующую и творческую силу? Это есть прежде всего господство темной и разлагающейся силы, господство денег в руках темных людей, первобытные инстинкты которых разнуздывались вовсю. Российские ученики американского Запада, признали монетизацию главным определяющим фактором исторического развития. Некоторые из них, именующиеся "правыми", даже уверены, что деньгами можно радикально изменить соотношение экономических сил.
   Русский медведь, вместо того, чтобы обустраивать собственную берлогу, лезет присоединиться в западноевропейский теремок. Но там хорошо знают, чем закончилась эта сказка и говорят: "Миша, мы тебя можем впустить только по частям. Давай разрежем тебя на части?" Похоже, медведь согласился и на это! ". (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU)
   Такое монетарное перерождение элиты марксизма в России поистине изумительно, оно возможно лишь в совершенно нравственно некультурной стране. Чудовищная неправда утверждать, что господство криминала, основанное на физическом насилии, имеет хоть какое-либо отношение к цивилизации. Темная масса охласа, отвыкшая от всякого труда, того охлоса, на который недавно ещё опиралось коммунистическое самовластье, ни с какой точки зрения не есть мыслящий и социально чувствующий народ. "Демократы" опираются на ту же темную и грубую физическую силу, на которую опиралась и старая, разлагающаяся власть. Ничего не изменилось. Масса осталась той же самой.
   Где же та новая психика, вырабатываемая коллективным мышлением, которую демократы всегда признавали необходимой предпосылкой цивилизации? Есть ли признаки этой новой психики в беспорядочных толпах челноков, торгующих всем, чиновников и криминала, совершающих насилие над рядовыми гражданами? Не случайно так трудно отличить в этой темной массе "депутатов" от братков. Тот же дух, те же приемы насилия и террора, то же надругательство над свободой и правом, то же глумление над достоинством человека.

III

   Народ продолжает разлагаться от бессилия, от тиранической анархии, от невежества и тьмы, от неорганизованности и недисциплинированности, от отсутствия руководящих созидательных сил. "Демократическая перестройка" есть один из моментов разложения старой России, одна из трансформаций старой русской тьмы. Во всем этом нет ничего похожего на сколько-нибудь глубокое изменение в обществе и народе. Все это - жуткий и зловещий маскарад. Начала самовластья и деспотизма продолжают своё торжество и чинят оргию. В КПСС-ном самовластье было слишком много мафиозного и слишком мало объективных правовых начал. И сейчас анархия и самовластье убивают всякое право, всякую объективную и закономерную правду. В компартийной России не было достаточно уважения к человеку, к человеческой личности. Но сейчас этого уважения ещё меньше. В целых классах общества отрицается человек, не уважается личность, совершается духовное человекоубийство, которое легко переходит в человекоубийство физическое. Единство человеческого рода отрицается в большей степени, чем во времена рабства. И во времена рабства, и во времена крепостного права привилегированные христиане все же видели в рабах и крепостных человека, образ и подобие Божье, т. е. на какой-то глубине преодолевали все сословные и классовые противоположности и преграды. Нынешнее же яростная и злобная монетизация есть окончательное отрицание человечества, как единого рода.
   В этом можно видеть тяжкую расплату за старые грехи, за старую рознь и неправду, но безумно видеть в этом что-то новое, творческое, преображающее жизнь. Судорожный и уродливый конец ветхого человека нельзя принимать за начало новой, лучшей жизни.
   "Демократы" господствовали с самого начала "перестройки", и в нынешнем торжестве их нет ничего нового. Все "развитие и углубление реформ" шло по указке "демократов", вдохновлялось их духом, если это можно назвать духом, постепенно принимало провозглашенные ими начала. "Переход к рынку" - это такой же удар большевистского бича как и "коллективизация", "электрификация", "химизация" и т.д. Рынок нельзя включить или выключить. Если есть товарно-денежные отношения (а они есть) - значит есть и рынок. Другое дело, что он пропускался через партийное ушко - но это уже другая песня. Сегодня вчерашние партайгеноссе устроили базар, где каждый делает свой личный коммунизм. А вы идите ...к рынку!" М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU
   Другие партии шли на буксире у "демократов", они были менее последовательны и тот же яд был у них лишь менее сгущен и сконцентрирован. Никогда они не могли решительно и радикально восстать против "демократов", потому что "демократы" были для них людьми одной веры. "Наши партии - КПССки по форме (как ленинские партии нового типа) и путаны по содержанию из бюджета. Им неведомы кухаркины нужды, поскольку они занимаются себе полезным делом, т.е. меняют власть на деньги. " (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   Нормальный социальный организм имеет два полушария, допустим, республиканское и демократическое. Тогда механизм народовластия прост и эффективен: сразу видно "Кто виноват?" и "Что делать?". У нас этих полушарий, т.е. партий, или одна или 300. Поэтому мы вертимся в перестройках, приглашая даже кухарок управлять государством. Меж тем кухарка (и это архиважно для государства) должна квалифицированно печь блины и бездумно, одной ногой педалировать то полушарие, которое обеспечит ей более дешевое масло. Тогда каждый будет заниматься своим делом и есть блины с маслом. (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   И в победе "демократов" над другими группами есть имманентная справедливость, это - естественная кара за их собственные грехи. Болезнь должна развиться до конца, должна быть изжита в своих крайних последствиях. Почему произошел такой разлив "демократии" по всей российской земле, почему ей досталась такая легкая победа? Потому, что власть валялась на улице! Почему у нас вообще зачастую власть валяется на улице, как это было и в случае с захватом власти большевиками? Может быть это связано с извечной индеферентостью русской души к власти? Помните: Придите княжить! Нет, причина в ином и сложнее. Это прежде всего связано со структурой системы власти.
   "Москва", как много в этом звуке для сердца русского слилось! Действительно, слилось много: и власть, и деньги, и слава, т.е. мозг, сердце, мышцы, желудок, и, извините, клоака. "Колосс на глиняных ногах", как говорят враги. И, действительно, системно державе нужна пропорциональная столица, чтобы голова не перетягивала тулово. (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   Письмо из провинции: Вы угорели там в своей Москве. (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   Самой Москве здоровый государственный организм только пойдет на пользу: голове рахита не легче оттого, что она большая. (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   Структурно государственный механизм напоминает не матрешку и не медведя, а спрут или медузу, где все жизненно важные органы расположены в центре, в пределах Садового кольца. Захвати их и вся Россия будет только дергаться в судорогах не в силах помочь ни царю, ни генсеку, ни президенту. Это генетически идет от Чингисхана и означает, что Россия - это то, что в пределах Садового кольца, дальше идет уже колония. Американцы говорят: "Вашу перестройку мы проводим в деревне Вашингтон за ночь после выборов. В Москве же легитимная ротация людей в элите невозможна. В нее как в бочку с огурцами бросай свежих: грузина, хохла, екатерин- и питер-буржца - всех освоит и останется Бахчисараем" (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   "Объявляем выборы ЦК юбилейной 300-ой общероссийской партии. Кто ежемесячно сможет приезжать в этот подвал на заседание ЦК? Все москвичи? Единогласно!" В Москве проблема - куда не плюнь, попадешь в генерального секретаря, а то и в дважды генсека. (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   "Демократия" стала линия наименьшего сопротивления для естественных и элементарных инстинктов всякой человеческой природы. "Демократами" сделались все те, кто не преуспел как хотел, кто не хотел ничем жертвовать, но хотел бы получить как можно больше и сразу. То, что называется "перестройкой" и что сейчас завершается, имеет один постыдный и горестный для нас смысл: народ не выдержал великого испытания, в страшный час мировой информационной борьбы он ослабел и начал разлагаться. Он духовно не был готов к мировой борьбе, он утерял всякую идею этой войны. А без великой идеи нельзя идти на жертвы и страдания. Шикльгрубер был последним территориальным завоевателем. Будучи ефрейтором он не знал системной философии. Иное дело американцы! На хрена нам завоевывать вас, а потом кормить, когда мы вас в вашем естественном состоянии выдоим так, как это не снилось Гитлеру. А еще раньше это знали еврейские пророки, играючи размыв Римскую империю, владевшую всем известным в то время миром. Историю надо учить самим, а не на себе других. (М А Й Е В Т И К И - VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   Сейчас много говорят и пишут о столкновении цивилизаций: восточной и западной, и это, действительно, столкновение цивилизаций. России, так стесняющейся своих азиатских черт, самое время подумать "А не дура ли я, что так хочу быть чистой европейкой?" (М А Й Е В Т И К И - VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   Мораль же, которой обучает "перестройка", довольно проста и элементарна, хотя и горька для нас. Необходимо расстаться со многими иллюзиями. Народ российский утерял веру в себя, изменил вечной святыне, а цивилизации не имеет, своей культуры чурается. "Россия должна улыбаться! Иначе она пропадет!" (М А Й Е ВТ И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   "В 1929 г Рузвельт вывел Америку из кризиса тем, что приказал американцам: "Улыбайтесь!", и ненавязчиво, введя государственное регулирование, без тачанок, Маркса и Троцкого, произвел социалистическую революцию. И американцы улыбаются по сей день. (М А Й Е В Т И К И - VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   Конечно Россия не пропадет, вопрос в другом: как скоро мы найдем себя в России? И нам необходим долгий труд цивилизации, в которой есть своя секуляризованная российская правда. Необходимо вновь собирать Россию. Великие испытания подтверждают правду Чаадаева. Сейчас мы переживаем период глубокого нравственного и духовного падения. Русские станут нацией, когда поймут Россию. Причем поймут умом, и соотнесут с общим аршином. И делать это им придется на имперском уровне вместе со всем Советским народом. Вот такой получился интернационализм с хреном. Американцы - это что, нация? Если, да, то какая: английская (по языку)? сборная мира по авантюризму (по складу ума)? дубль Израиля (по экономике)? Скорее национальный винегрет с американской индейкой. А если не станет индейки? (М А Й Е В Т И К И - VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU).
   Даже в культурном нашем слое многие так низко пали, что поддались всеобщему гипнозу и поверили тому невежественному вздору, что сейчас происходит на телевидении и СМИ. Когда российские люди очнутся от гипноза и духовно отрезвятся, они поймут, что всякая великая борьба в мире есть духовная борьба, столкновение разных идей и что "нет ничего практичнее чем толковая философия" (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU) .
   К сожалению, приходится признать, что "буржуазность" сейчас означает элементарную культурность. В низах российской жизни - первозданная тьма, там все элементарно, все ещё в первобытном прошлом. На верхах же духовной жизни происходит столкновение разных духов и идей. В середине борьба воспринимается как столкновение мира "буржуазного" и мира "социалистического". Но оба эти мира стоят на одной почве и вдохновляются одним духом земным.
   Метасистемная философия снимает этот антагонизм, в интеллектуальном плане низводя его до уровня "перетягивания философского каната" (М А Й Е В Т И К И VGS-PHILOSOPHY.NAROD.RU). Духовная борьба сложно вплетается в эту серединную материальную борьбу, и из этого серединного смешения необходимо выделить высшие и чистые духовные начала и противопоставить торжествующей тьме и торжествующему хамству: но и самая высшая духовная борьба в серединном царстве должна проявить себя, как борьба за творчество культуры в объявшей нас тьме.
  
  
  

* * *

   .
   Реформы принесли значительные негативные для общества последствия. И одним из основных факторов, оказавших сильнейшее негативное влияние, явилось господство московской элиты в системе общественного управления. Говоря прямым текстом, перестройка и реформы явились способом метрополии (Москвы) в очередной раз грабануть свою колонию (Россию). При этом выбор способа в исторической ретроспективе не имеет особого значения и зависит от политической погоды: можно с поляками пить и гулять "по-европейски", можно с западниками "возвращаться на мировой путь развития". Вы никогда не задумывались, почему три тысячи ополченцов, включая детей и старых, собранных на последние серьги татарином Мининым и захудалым князем Пожарским, пошли "чистить Москву", где в это время сто пятьдесят тысяч долбо_бов, пили и гуляли вместе с поляками, плюя на эту Россию. Ополченцы, понятно, сильны были российским духом, а москвичи - каким? Не повторяется ли все это сегодня в ином антураже? Ясно одно, Нью-Бахчисарай, угорая от собственной безнаказанности, время от времени, как та пушкинская старуха из "Золотой рыбки", оставляет Россию у разбитого корыта.
  
   Здесь необходимо сделать лирическое отступление от совпартшкольного изложения событий в сторону метасистемной философии (МСФ).
  
      -- Согласно Бердяеву в России невозможны революции западноевропейского толка. Маркс стоптался по ноге России сразу после победы Великой октябрьской революции 1917г. Вообще, русские бунты - синдромы застарелой болезни России, заложенной Чингизханом, прочно внедрившим восточную деспотическую систему управления генетически вольнолюбивыми скифами, которую мы никак не можем (или не хотим?) преодолеть. Поэтому "общемировой путь развития" в западном понимании для России - заведомо ложная цель.[3]
      -- Укоризненное словосочетание "Административно-командная система управления" - очень удачная современная транскрипция древнего и емкого слова "иго". С системной точки зрения такое ругательство безграмотно, поскольку система управления должна быть и административной и командной. Но педалирование такого словосочетания в центре которого непонятное, пугающее и ненавистное слово "система" очень помогло создать образ врага. Поэтому, "Иноперестройка. Мы не просто выплеснули с водой ребенка, а, выбросив ребенка, вот уже десять лет купаемся в помоях, дурно пахнущих американскими отходами. Мы бездумно разрушаем целую цивилизацию. И великую!"[4]
      -- Финитные философы очень любят объяснять наши беды "приоритетом идеологии над экономикой". Но, милые, так и должно быть, а философия имеет приоритет и над идеологией. Надо не пугаться и пугать, полезно поучиться МСФ[5].
  
   Продолжим изложение в традиционном стиле, помня при этом приведенные выше ремарки.
   При отсутствии системы легитимной смены власти субъективный подход инициаторов реформ к преобразованию общества способствовал тому, что на начальном этапе основной движущей силой этого преобразования оказалась командно-административная система с аппаратом КПСС во главе; система, единственно способная на необходимое глобальное воздействие на общество сила. Однако сама командно-административная система составляла главную опору общественных отношений, которые необходимо было разрушить на пути реформ, и являлась основным тормозом становления отношений новых. "Ваучеризация всей страны" прошла под знаком доброго старого большевистского лозунга (сказалось совпартшкольное воспитание элиты): "Фабрики - рабочим, земля - крестьянам, моря - морякам!" И охлос сделал единственно разумное, что он мог сделать с ваучерами - это поскорее пропить их, чтобы побыстрее подпасть под организующее начало элиты, без которой он пропадет."[6]
   Таким образом было гарантировано, что получится "как всегда": реформы осуществлялись той элитой, которую саму необходимо было заменить в ходе этих реформ как способа чрезвычайного (революционного - Горбачев) нелегитимной ротации персоналий в элите. И вот новые контрреволюционеры (Гайдар и другие двоечники от КПСС) развернули очередь наоборот и стали первыми у двери, ведущей в зад Европе. Россия стала страной с рыЛочной экономикой.[7]
   Итог был закономерным: вместо необходимой ротации кадров в элите ротация общественные отношений, как в том заявлении Перта Сраки: В виду неблагозвучности моей фамилии прошу заменить имя Петр на Иван. Командно-административная система по привычке послушно выполнила приказ руководства о "самоликвидации", а по существу мимикрии, сохранив единственную цементировавшую общество элиту, на смену которой другие силы (при отсутствии легитимной системы смены власти) придти не могли в принципе. Разрушение командно-административной системы, лежавшей в основе классовой собственности на средства производства, подорвало основу господствующего положения класса аппарата управления и создало угрозу его существованию. В этих условиях интересы класса неизбежно отступили на второй план перед интересами сословий и более мелких групп, что вылилось в открытую борьбу между сословиями и отдельными группами представителей класса аппарата управления за обладание сохраняющимися рычагами власти, за свое место в новых условиях.
   Используя лозунг ликвидации партийной монополии и департизации государственных структур сословие производственно-управленческого аппарата (ранее находившееся лишь на второстепенных ролях) постепенно отстранило от власти значительную часть сословия партийного чиновничества, лишив аппарат КПСС рычагов реального воздействия на общественные процессы. Инициаторы реформ оказались отлученными от их проведения. Радикальная попытка части класса аппарата управления сохранить командно-административную систему летом 1991 года (события ГКЧП) послужила лишь катализатором и ускорила этот процесс. ГКЧП: у обеих сторон руки дрожали от алкоголя, но у ГКЧП это было заметнее.[8]
   Смена руководства реформ ввела их в качественно новое русло: резкое ускорение общественных преобразований осуществлялось на фоне разрушенной первоначальной силы, на фоне обломков командно-административной системы, уже не составлявших единое целое. Управляемость реформами из центра реально была сведена к минимуму, что привело к сильнейшей дифференциации глубины и скорости перемен в различных регионах, отраслях хозяйства и системах общественного регулирования.
   Быстрое разрушение централизованной командно-административной системы неизбежно послужило причиной ослабления центральной власти, вылившегося в конечном итоге в ослабление государственности. Каждый местный правитель стремился не только сохранить господствующее положение в своем регионе, но и упрочить это положение посредством увеличения независимости от ослабевающей центральной власти. Стремительно нарастающие центробежные тенденции стали причиной развала некогда единой страны на множество "удельных княжеств", а использование "удельными князьями" в этом процессе накопившихся национальных проблем вместо их решения превратило в ряде регионов центробежные тенденции в национальные столкновения, конфликты и войны со всеми их трагическими последствиями.
   Те же причины (ослабление центральной власти; ликвидация ранее господствовавшей партийной монополии и отсутствие единой целенаправленной концепции и идеологии реформ) обусловили еще одно дополнительное негативное последствие: в подавляющем большинстве региональных "удельных княжеств" князья остались прежними. Местное руководство партийного чиновничества лишь сменило "окраску", пересев в новые кресла и сохранив свое господствующее положение. После краткого "периода хаоса" (а в ряде регионов и без него) ключевые посты в административном управлении, финансовых и коммерческих структурах регионов оказались в руках все тех же представителей бывшего партийного чиновничества. Это, во-первых, резко затормозило проведение каких-либо реформ в регионах; во-вторых, обеспечило мощнейшую монополизацию властных рычагов на региональном уровне; и в-третьих, дало время бывшему партийному чиновничеству на "мимикрию", создав благоприятные условия для сближения позиций и интересов этого чиновничества с местными представителями сословия производственно-управленческого аппарата.
   Негативные результаты реформ в значительной степени усугубились попытками правящего класса сохранить классовую собственность на средства производства как в явной форме, так и под другой личиной, и использовать проводимые реформы для укрепления господствующего положения другими формами собственности. Программа приватизации заведомо осуществлялась в интересах лишь правящего класса аппарата управления. "Ваучеризация всей страны" прошла под знаком доброго старого большевистского лозунга (сказалось совпартшкольное воспитание элиты): "Фабрики - рабочим, земля - крестьянам, моря - морякам!" И охлос сделал единственно разумное, что он мог сделать с ваучерами - это поскорее пропить их, чтобы побыстрее подпасть под организующее начало элиты, без которой он пропадет.9
   Неформальная классовая собственность на средства производства в результате программы приватизации "законными" и незаконными путями была трансформирована в формализованную собственность узких групп представителей класса аппарата управления. При этом значительная часть средств производства так и осталась реально классовой собственностью, лишь спрятавшись под личиной различных акционерных и смешанных обществ и оставшись в полном распоряжении того же класса аппарата управления. Этому в значительной степени способствовало сохранение системы централизованного распределения финансовых инвестиционных ресурсов, целиком оставшейся под контролем правящего класса. Разгосударствление и приватизация средств производства на деле вылились в борьбу представителей этого правящего класса между собой за передел собственности.
   Основная масса населения была умело выведена из этого процесса передела собственности всего лишь несколькими "удачными" приемами.
   Прием первый. В целях снижения давления на экономику со стороны денежной массы, не обеспеченной реальными товарами (что, в принципе, делать было необходимо), была осуществлена программа либерализации цен, начатая еще Павловым и развернутая в полную силу Гайдаром. Буквально в одночасье (за каких-то полгода-год) сбережения основной массы населения превратилось в прах. Процесс сбалансирования денежной и товарной масс мог бы быть более плавным и менее болезненным для населения, если бы в это время была уже ликвидирована монополия государства на валютные операции и торговлю драгметаллами (что дало бы возможность населению сохранить часть своих сбережений переводом рублевой массы в более надежные активы). Но по якобы "случайному" стечению обстоятельств реальная ликвидация этой монополии была осуществлена как раз на те самые полгода-год позже либерализации цен и начала гиперинфляции.
   Прием второй: чековая приватизация "по-Чубайсу". Как "случайно" удачно для правящего класса затормозилась ликвидация монополии государства на валютные операции и торговлю драгметаллами, так же удачно "случайно" реальное проведение чековой приватизации отстало на год от либерализации цен. Если в самом начале идеологической и пропагандистской кампании проекта чековой приватизации номинальная стоимость чека (10 тыс. рублей или порядка нескольких тысяч долларов США) еще имела некоторую реальную ценность (как в финансовом, так и в психологическом отношении), то на момент реализации программы, рыночная стоимость чека упала аж до 7 долларов. Вот во что правящим классом в итоге была оценена доля каждого простого гражданина страны в общенациональном богатстве.
   Следует отметить, что все попытки "списать" негативные последствия этих двух мероприятий на некую нерасторопность и медлительность законодателей, якобы вследствие ретроградности их большинства (а именно такое оправдание приводилось Гайдаром, идейным вдохновителем реализованного варианта либерализации, и Чубайсом, "отцом" чековой приватизации), не выдерживает никакой критики. И прежде всего потому, что несмотря на все противоречия между различными сословиями и группами правящего класса управления, у них оставался единый общий интерес: сохранение власти и собственности на средства производства фактически в тех же руках одного класса, к которому они и принадлежали. И это не только в теории, - практические результаты этих двух реформ показывают, что и "реформаторы", и "ретрограды" получили максимальную выгоду от упомянутых "случайных" задержек.
   Косвенным подтверждением общности глобальных интересов "реформаторов" и "ретроградов" может служить и то, что несмотря на важнейшую роль для экономики страны ликвидации государственной монополии на операции с валютой и драгметаллами и проведения приватизации, Ельцин проявлял казалось бы необъяснимую медлительность, хотя в решении других вопросов он совсем не церемонился и не обращал никакого внимания на законодателей...
   Прием третий. Весь процесс приватизации проходил под полным контролем представителей класса аппарата управления. Они определяли перечень приватизируемых предприятий, порядок и условия приватизации, список участников приватизационных конкурсов (там, где они были); они же и осуществляли непосредственную передачу средств производства в "частные руки". Как говорится, ежу понятно, кто в этой ситуации оказывается в лучшем положении: лишь тот, кто устанавливает "правила игры" (особенно при том, что он же в эту игру и играет). В результате зачастую целые предприятия за бесценок оказывались в руках нескольких человек из руководства этих предприятий.
   Прием четвертый: финансовые пирамиды и "липовые" инвестиционные фонды. Этот прием позволил не только изъять у большой части населения остатки сбережений (избежавших обесценивания в процессе либерализации цен), но и изъять у того же населения существенную часть "грошовых" приватизационных чеков. Наивно было думать, что в результате этого приема выиграли лишь некие "жулики", не имеющие к правящему классу никакого отношения. Скажем, на деятельности той же "Властилины" неплохо нагрели руки некоторые представители высшего эшелона МВД (которые уж свои-то вклады получили назад со всеми процентами); а с помощью лопнувших впоследствии инвестиционных фондов формировались большие пакеты приватизационных чеков, позволявших тем же представителям класса аппарата управления за бесценок отхватывать самые лакомные куски собственности, ранее числившейся "общегосударственной".
   Прием пятый: целенаправленное сохранение монополии правящего класса в сфере распределения финансовых ресурсов. Эта монополия имеет две составляющих: монополия в сфере распределения бюджетных средств и монополия в банковской сфере. Первая монополия за все время реформ претерпела только одно изменение: исчезло лишь прямое вмешательство руководящей верхушки аппарата КПСС по причине исчезновения самого этого аппарата.
   (Аппарат, правда, не захотел исчезать в полном одиночестве, а успел прихватить с собой существенную часть национального достояния и опустошить копилку под названием "золото-валютные резервы государства". Ныне эти средства фигурируют уже под названием "частного" или "иностранного" капитала, сосредоточенного в руках представителей все того же класса аппарата управления.)
   Сохранение монополии на распределение бюджетных ресурсов не только обеспечило правящему классу сохранение и мощнейшего рычага власти, но и источник дешевых и невозвращаемых кредитов, предоставлявшихся (и предоставляющихся!) строго по списку того же класса аппарата управления. Для тех, кто пытался заняться т.н. "коммерцией" или "частным бизнесом" в сколь-нибудь серьезных масштабах, данный вывод не представит из себя какого-либо "открытия"...
   Монополия в банковской сфере все-таки частично была нарушена, поскольку без системы негосударственных (частными их и язык не повернется назвать) банков экономика бы просто не выжила. Но, во-первых, в силу отсутствия сколь-нибудь ощутимого частного капитала все эти банки так и остались в мощнейшей зависимости от бюджетных ресурсов и от централизованных кредитов Центробанка, т.е. в зависимости от благосклонности представителей класса аппарата управления, который вскоре и занял руководящие пост в успешных "альтернативных" банках.
   А во-вторых, были жестко пресечены всяческие попытки проникновения в пространство экономики нашей страны иностранных банков, деятельность которых была настолько ограничена решениями ЦБ и правительства (читай: того же правящего класса), что не могла оказать какого-либо серьезного воздействия на процессы в финансовой сфере. Оно, конечно, понятно: присутствие иностранных банков на нашем рынке банковских услуг не только снизило бы эффективность финансовых рычагов власти, но и серьезно нарушило бы весь процесс "прихватизации" собственности, - скупать за бесценок собственность классом аппарата управления считалось нормальным, а "чужого" пускать нельзя ни в коем случае!.. И действительно: ведь тогда бы пришлось полностью менять правила игры в приватизацию, а кто бы из правящего класса это допустил!?. Думается, что именно в подобной политике и в том периоде следует искать корни того, что иностранный капитал никак не хочет быть инвестированным в нашу экономику...
   Представляется достаточно очевидным, что в условиях, обрисованных выше, никоим образом не мог сформироваться т.н. "средний класс", на который многие политологи и экономисты возлагают надежды как на главного стабилизатора общественных отношений и главного гаранта от социальных потрясений. Но что до того правящему классу аппарата управления!?. Он не только не дал окрепнуть этой "курице, несущей золотые яйца", но и съел ее еще желторотым цыпленком... Окончательные надежды на скорое формирование среднего класса были уничтожены приемом шестым: искусственным обрушением финансовой пирамиды под названием ГКО, который обычно обозначают термином "дефолт". (Кстати, за созданием пирамиды ГКО стоял уже известный нам "архитектор" - г-н Чубайс, ныне сооружающий вексельную пирамиду и готовящий приватизацию РАО ЕЭС. Процесс продолжается...)
   Конечно, цифра "шесть" далеко не исчерпывает всего количества приемов, использованных правящим классом аппарата управления для ликвидации конкуренции в процессе дележа собственности. Общему числу этих приемов, пожалуй, позавидовал бы и Остап Бендер, похвалявшийся своими познаниями по "честным" способам изъятия денег у граждан...
   Но вернемся к последствиям таких "реформ".
   Первым (и пожалуй, основным) негативным результатом явилось окончательное лишение основной массы населения надежд и иллюзий стать собственниками средств производства. Теперь она уже "на полностью законном основании" осталась без всякой собственности (кроме лишь квартир, лишить которых массу населения правящий класс до поры до времени просто не имел сил и возможностей, и лищь сейчас приступил к грабежу последних "живых" денег населения, к "реформе ЖКХ").
   Вторым глобальным результатом стал глубочайший спад экономики вместо обещанного его подъема (цифры якобы роста производства в последние полтора года являются полностью и целиком "дутыми", поскольку выражаются в рублях без учета последствий "дефолта" для этих самых рублей). Да по-другому просто и не могло быть. В условиях борьбы за передел собственности и власти основные начальные цели реформ по решению задач экономики и удовлетворению социальных потребностей общества неизбежно отошли на второй план. Вместо стимулирования переструктурирования хозяйства и модернизации производства, необходимых для преодоления экономического кризиса, происходит усиление налогового бремени и ужесточение фискальных мер, нацеленных на пополнение государственного бюджета, ставшего объектом передела между властными структурами. Общим результатом становится рост внешнего долга (каждый гражданин страны, получивший на 7 долларов собственности в виде чеков от государства, теперь должен более 1000 долларов иностранным кредиторам), спад производства во всех отраслях и развал экономики, углубляющие в значительной степени социальные противоречия в обществе.
   Печальное положение экономики, кроме того, обуславливается не только тем, что правящему классу не до нее. Пожалуй, даже наоборот: еще хуже для экономики становилось тогда, когда взоры правящего класса обращались именно на нее. Скажем, в процессе "прихватизации" руководству предприятий и другим представителям класса аппарата управления (от которых зависела судьба этих предприятий) становилось чрезвычайно выгодным не развивать производство, а доводить его до разорения (так меньше реальная цена "приватизационной продажи" предприятия). В результате буквально "чудодейственным образом" те производства, которые, казалось бы, обречены на высочайшую рентабельность, вдруг оказывались в долгах как в шелках.
   Для подъема экономики (как очевидно любому мало-мальски в ней разбирающемуся) необходимы инвестиции в производственную сферу. Это лозунг превратился в "лозунг дня" уже не один год назад. Но откуда взяться этим средствам?..
   Первый возможный источник, - бюджетное финансирование, - парализован доминированием в господствующем классе (распоряжающимся этими ресурсами) интересов, перечисленных выше. Поскольку передел собственности еще весьма далек от своего завершения, постольку в ближайшее время серьезной смены бюджетной политики от правящего класса ожидать не приходится; а следовательно, - не следует ожидать и сколь-нибудь серьезных бюджетных инвестиций.
   Второй возможный источник, - иностранный капитал, - был отсечен от возможностей серьезного участия в нашей экономике на самой ранней стадии "реформ" (см. ранее о монополии в банковской сфере). Теперь у него есть еще перед глазами и все те "страшилки", которые произошли в нашей стране за последние 10 лет (ГКЧП, конституционный переворот 1993 года, чехарда с правительствами, дефолт и т.д.). Ясно, что нормальный человек будет держаться подальше от подобных рисков.
   Третий возможный источник, - внутренние ресурсы населения в виде потенциальных частных инвестиций. Но у широкой массы данные потенциальные возможности в результате нескольких волн разорения сведены почти к нулю. Что касается самого правящего класса, то и его возможности переоценивать не стоит. Если в условиях политической и экономической нестабильности не находится "дураков" среди иностранных инвесторов, то глупо надеяться, что наши вдруг станут "круглыми дураками". Наш правящий класс предпочитает инвестициям два основных способа вывода присвоенных им ресурсов из экономического оборота нашей страны. Способ первый: закапывание. Имеется в виду не закапывание на поле чудес подобно Буратино, а приобретение фешенебельного жилья и строительство коттеджей-вилл стоимостью до нескольких миллионов долларов. Если учесть, что при этом "устройстве гнездышка" имеет место явное предпочтение импортных товаров и материалов, то будет ясно, что уходящие на это "устройство гнездышка" средства не вовлекаются в экономический оборот страны даже единожды. Способ второй: бегство капиталов за рубеж. Его объем уже давно сопоставим с бюджетом страны.
   Таким образом, следует признать, что в ближайшее время не приходится ожидать никаких серьезных положительных сдвигов в нашей экономике, переживающей вместо жизненно необходимых структурных реформ лишь перераспределение собственности между прежними владельцами. По сути, вместо реальных и существенных реформ всего комплекса общественных отношений, проведено переструктурирование их лишь в той его части, которая касалась взаимоотношений между сословиями класса аппарата управления. Это, конечно, стабилизировало и стабилизирует на какое-то время общество, но не исключает коренных противоречий, которые неизбежно приведут к новым кризисам.
   В качестве иллюстрирующего примера слабой эффективности осуществленного переструктурирования отношений вернемся еще раз к такому важному макроэкономическому показателю как сбалансированность денежной и товарной массы.
   Перед проведением реформ не только на руках населения находились "излишние" финансовые ресурсы, необеспеченные реальным товаром. Еще большее их количество находилось на счетах предприятий. Показателем этого излишка служило наличие громадной разницы между наличными и безналичными деньгами (реальная "стоимость" безналичных денег была в несколько раз ниже "стоимости" наличных). Фактически в стране сосуществовало сразу два вида различных финансовых ресурсов, что обуславливало широкое распространение т.н. бартерных сделок, означавших, по сути, натуральный обмен.
   Либерализация цен в совокупности с жесткой кредитно-финансовой политикой позволила ликвидировать эту разницу между наличными и безналичными деньгами в довольно сжатые сроки; и ныне "стоимостной" разницы между ними нет практически никакой. И это - несомненный признак оздоровления экономики по сравнению с "застойным периодом". Далее надо было лишь соблюсти полученный в тот момент баланс между товарной и денежной массой и равенство различных форм денег, а это требовало смягчения кредитно-финансовой политики (кстати, это смягчение пошло бы на пользу и развитию производства, т.е. и нарастанию товарной массы).
   Правящая группа "либералов" увлеклась идеей монетаризма, корне чуждую "русскому космизму", и продолжила жесткую кредитно-финансовую политику даже тогда, когда это стало наносить прямой вред производству. В результате выросла целая система т.н. "взаимозачетов", когда в расчетах между предприятиями начали фигурировать некие "цифры" и "суммы", которые резко отличались по качеству и по реальной "стоимости" от сумм на расчетных счетах (т.е. безналичных денег) и "в карманах" (т.е. наличных). Снова возникла двух-денежная система, и появились в обиходе даже специальные термины: "живые" и "неживые" деньги.
   Спрашивается: почему люди, провозгласившие переход к товарно-денежным рыночным отношениям в качестве главной своей цели, фактически вернулись к порочной "застойной" системе финансов. Отвечается: это было выгодно той группе класса аппарата управления, которая находилась у власти. И развернем ответ: это позволило ей сохранить в своих руках основной властный рычаг - распределение финансовых ресурсов - в максимальной степени.
   Ведь основная масса тех самых взаимозачетов так или иначе была связана с госбюджетом, который, с одной стороны, был в долгах как в шелках перед предприятиями, а с другой - тщетно пытался получить с тех же предприятий налоги (образовался замкнутый круг: не получив налоги, нельзя было рассчитаться с предприятиями; а не рассчитавшись с предприятиями, нельзя было получить налоги). А право на разрешение проведения взаиморасчетов с бюджетом правящая группа закрепила в своих руках (требовались визы Госналогслужбы и Минфина, а эти самые визы не ставились автоматически при соблюдении законных формальностей, - сильное влияние имел как раз именно субъективный фактор, связанный как со взятками, так и с лояльностью к власти). В итоге, выступая на словах против денежной эмиссии, эта правящая группа на деле проводила эмиссию скрытую, запуская в денежное обращение те самые "цифры" и "суммы" для взаимозачетов.
   (Заметим в скобках, что возглавлял правительство в то время г-н Гайдар, а во главе Минфина стоял г-н Чубайс... Рыжайс. Рыжий ваучер. Рыжий выключатель. А в итоге рыжими оказались именно мы, т.к., не выработав лично ни одного рыжего ватта, он сумел нанести стране большой экономический эффект.[9]
   Важны не персоналии, - они лишь олицетворяют интересы весьма широкой группы класса аппарата управления. И замена персоналий вряд ли чего-нибудь могла серьезно изменить.)
   С принятием законодательства по вексельному обращению взаимозачеты постепенно переходят с "цифр на бумаге" к векселям. Но векселям, резко отличающимся от векселей в развитых рыночных отношениях, где вексель практически равен деньгам. У нас вексель - это тоже "цифры на бумаге". Только бумага изменилась: ранее - банковские выписки со спецсчетов, ныне - красиво оформленный лист с водными знаками (вексель). Но суть не изменилась. Опять мы имеем двух-денежную систему обращения; при этом опять-таки один из видов этих денег (векселя) не обеспечен товарной массой. И эту необеспеченность стало возможным оценить: реальная стоимость на рынке основной массы векселей предприятий колеблется в пределах 20-50% от номинала (даже у векселей с наступившими сроками погашения); а векселя, скажем, "Энергогаза" (детища Газпрома и РАО ЕЭС) вообще обращаются на рынке по стоимости всего лишь в несколько процентов от номинала!..
   Так что все вернулось на круги своя: опять одни "деньги" (те, что "неживые") в несколько раз дешевле других денег (те, что "живые"), которые и фигурируют в официальных данных о состоянии нашей финансовой системы (вексельные суммы в официальных отчетах не фигурируют). И когда рванет эта бомба, заложенная под экономику, неизвестно... Пока она лишь увеличивает свою мощь...
   Но что это мы все об элите?.. Пора вспомнить и об охлосе...
   Объективности ради, следует уточнить, что не только класс аппарата управления принял участие в борьбе за передел собственности. Борьба между различными группами внутри правящего класса аппарата управления за сохранение господствующего положения, сопровождавшаяся ослаблением государственности, неизбежно ослабила позиции самого этого класса. В этих условиях в борьбу за передел собственности и власти включился класс новой буржуазии, давно жаждавший этого передела и более приспособленный к формируемым рыночным отношениям. Следствием этого стала сильнейшая криминализация власти и коррупция государственных структур, что еще более способствовало параличу власти и послужило одной из основных причин небывалого разгула преступности. "Теневая экономика? Смотри, от кого тень и помни о сообщающихся сосудах!" 10
   Необходимо отметить, что взаимоотношения класса аппарата управления и класса новой буржуазии прошли три характерные фазы.
   Фаза первая характеризовалась относительно слабым взаимодействием этих двух классов. Класс аппарата управления на этом этапе был занят исключительно проблемой собственного выживания и перераспределением властных рычагов. А класс новой буржуазии использовал возможности, появившиеся вследствие реформ и введения элементов рынка (к которому он еще был и более приспособлен, нежели класс аппарата управления). Этот класс частично легализовал свою деятельность, которую отныне не было необходимости ограничивать лишь рамками "теневой экономики". Как бы это ни показалось парадоксальным, но именно этот класс можно было бы выделить в качестве основной движущей силы рыночных преобразований в период, когда рухнула система КПСС, начавшая реформы.
   Фаза вторая отмечена сильным сближением двух классов как по интересам, так и по общему характеру деятельности их представителей. Класс аппарата управления прошел "психологическую адаптацию", перейдя от смутной (но еще вполне реальной в период начального "хаоса") надежды на возвращение в "социалистический способ хозяйствования" к осознанию неизбежности рыночных преобразований. Ранее резко обособлявшиеся от "всяких кооперативщиков", руководители предприятий и производств сами окунулись в т.н. "бизнес" и "коммерцию", сразу заняв в нем (благодаря средствам производства, сконцентрированных в их распоряжении) лидирующее положение. К этому же времени набрал силу и класс новой буржуазии, уже легализовавший свою деятельность в достаточной для взаимодействия двух классов мере. Слияние опыта работы в условиях денежно-рыночных отношений класса новой буржуазии с возможностями сословия производственно-управленческого аппарата по распоряжению собственностью давало настолько мощный эффект, что было чрезвычайно выгодным для представителей обеих сторон. И это слияние не замедлило проявиться во всей его полноте, перейдя фактически к слиянию сословия производственно-управленческого аппарата с наиболее успешной частью класса новой буржуазии (давшей первую волну т.н. "олигархов").
   Именно это слияние и принесло с собой неизбежные "издержки" в виде криминализации отношений на все уровни власти. Отстрел неугодных конкурентов переместился с уровня торговых палаток на уровень руководства крупнейших производственных предприятий; представители силовых ведомств все чаще стали выступать в роли "крыши" экономических структур и отодвигать на второй план конкурировавших в этом с ними откровенных бандитов и т.д. и т.п.
   Но постоянно растущие аппетиты класса новой буржуазии, естественно, не могли ограничиваться лишь экономической сферой. Они стали покушаться на "святая святых", - на обладание властными рычагами. Этого класс аппарата управления, сам опирающийся в собственном благополучии на эти рычаги, позволить ни в коем случае не мог. События перешли в третью фазу, знаменующуюся лозунгом борьбы с преступностью (конечно же, этот лозунг представители класса аппарата управления понимают по-своему). Правящий класс аппарата управления уже получил достаточную для себя дозу вливаний "свежей крови"; дальнейшее увеличение этой дозы угрожало его здоровью...
   Следует отметить, что "удачным" подспорьем в переходе к этой третьей фазе послужил известный дефолт, который провел резкую грань между разными слоями класса новой буржуазии и резко ограничил количество новоиспеченных нуворишей, претендовавших на свой кусок властного пирога. Лишь те из них, кто сумел в достаточной мере приспособиться к правилам игры во властных структурах и сохранил свой капитал благодаря этим правилам, смогли остаться в числе "избранных", допущенных к сколь-нибудь серьезным постам в экономике и политике. Да и этот список был значительно сокращен в ходе кампании по "борьбе с преступностью", опять же вылившейся лишь в очередной передел собственности. Места выбитых из "борьбы за место под солнцем" заняли т.н. "хозяйственники" (представители сословия производственно-управленческого аппарата), которые и сформировали вторую волну "олигархов"...
   Но вернемся к массам, которые стояли в стороне от этих событий и лишь ощущали на себе их последствия...
   Ориентация реформ и государственной политики не на нужды всего общества, а на удовлетворение интересов правящего класса, привела к сильнейшей дифференциации общества, к обогащению ограниченного круга лиц за счет основной массы населения, отстраненного от процесса передела средств и ресурсов общества. Вся тяжесть финансовой реформы легла на плечи трудящихся классов и нетрудоспособного населения. Программа "приватизации" окончательно юридически отлучила основную массу населения от средств производства. А переход к рыночным отношениям лишил класс наемных работников последних гарантий стабильности их хотя бы нищенского заработка. Государство (как инструмент власти правящего класса аппарата управления) еще сильнее обособилось от масс.
   Неизбежным следствием этой политики явились запущенность и обострение социальных проблем, усиливших внутреннее напряжение в обществе, периодически прорывающееся в различных социальных конфликтах, от забастовок и митингов до войн под национальными лозунгами. Передел благ и власти между правящими социальными слоями сопровождается мощным давлением "снизу", со стороны основной массы населения.
   Политика неприкрытого отстаивания интересов правящего класса, углубление экономического и социального кризисов неизбежно усугубили идеологический и духовный кризис. Нормой общества стал правовой нигилизм, неуверенность в завтрашнем дне, духовная опустошенность и эмоциональная раздражительность. Накапливается и негативное отношение к ходу и результату реформ. Все это, в свою очередь, значительно усиливает социальные конфликты и повышает вероятность социальных взрывов в обществе, что представляет серьезную угрозу как для отдельных социальных слоев, так и для всего общества.
   В таких условиях любая группа представителей господствующего класса, приходящая к власти, вынуждена осуществлять ряд мер, единый для всех таких групп вне зависимости от их состава и принадлежности к конкретному сословию господствующего класса и вне зависимости от тех конкретных сил, которые приводят эту группу к власти. Вследствие этого правительственная чехарда последних лет ничего принципиально не изменила и изменить не могла.
   Поскольку процесс передела собственности не бесконечен, а спад производства может продолжаться лишь до определенных пределов, преодоление которых вызывает серьезную угрозу для господствующего положения класса аппарата управления в целом и правящей группы в частности, постольку объективные условия заставляют правящие круги активно воздействовать на экономику.
   Слабость сформированных к настоящему времени экономических рычагов регулирования хозяйственного механизма вынуждает правящие круги ориентироваться прежде всего на методы внеэкономического воздействия, поддерживая в целом систему приоритета политики над экономикой.
   Под давлением "снизу" правящая группа вынуждена периодически гасить непрерывно стремящиеся вырваться наружу социальные противоречия и социальные конфликты, затыкать дыры в социальной политике. Отсюда неизбежно широкое использование популистских мер в борьбе за власть и обилие "подачек", не решающих в корне социальных проблем, но значительно отягощающих экономические реформы и возврат на общемировой путь развития.
   Стремление обезопасить господствующее положение заставляет любую правящую группу, приходящую к власти, бороться с правовым нигилизмом, захлестнувшим общество на всех уровнях. Отсюда неизбежны ее усилия, направленные на правовое и идеологическое подкрепление достигнутого положения, на борьбу с разгулом преступности и на построение некоего подобия правового общества.
   Но возможно ли вообще построение реально правового общества в подобных условиях?.. На этом вопросе стоит остановиться подробнее.
   "Рыба гниет с головы, а чистить ее начинают с хвоста."11. Поскольку нашей целью является не чистка, а анализ причин гниения, - с головы и начнем...
   Поскольку в чингизхановской системе управления не существует легитимной смены власти, в России всякая группа, приходящая к власти путем бунта или переворота, естественно стремится обезопасить свое господствующее положение. Соответственно, эта группа стремится переделать под свои интересы и действующее на момент переворота законодательство. Следовательно, новая группа власти неизбежно вынуждена начинать с прямого нарушения действующих законов (ведь они приспособлены к интересам предыдущей группы).
   Более того, представители правящей верхушки (как и все другие представители господствующего класса аппарата управления) помимо общих интересов класса обладают и личными интересами. А личный интерес в условиях передела собственности неразрывно связан со стремлением к обогащению в той или иной форме. Обогащение же представителей властных структур ограничено формально "правилами игры во власть" и неизбежно подпадает под категорию "коррупция" или "злоупотребление служебным положением". И еще более того, ближайшим к правящей верхушке финансовым источником является государственный бюджет, куда всякий желающий обогащения чиновник неизбежно будет стремиться запустить руки. А это классифицируется как "хищение государственных средств" (чаще всего - "в особо крупных размерах"). Таким образом, личные интересы правящего сословия административно-управленческого аппарата целиком и полностью противоречат принципам правового государства.
   Единственным более-менее "законопослушным" способом обогащения для правящей верхушки в этих условиях остаются законодательно закрепленные привилегии. Именно поэтому т.н. "борьба с привилегиями" конца 80-х - начала 90-х очень быстро сошла на нет, и ныне привилегии правящей верхушки многократно превышают ранее имевшиеся...
   Но каковы бы ни были законодательно закрепленные привилегии, они уже давно не могут удовлетворить запросы представителей правящей верхушки. Поэтому основной их привилегией стала (не закрепленная юридически, но существующая в реальности норма) привилегия нарушать закон. (Следует отметить, что в некоторых случаях им все-таки удается юридически закрепить и эту норму в виде т.н. депутатской или губернаторской неприкосновенности).
   Результаты и подтверждение вышесказанному легко может обнаружить любой: при окладах в несколько тысяч рублей масса чиновников (как бывших, так и нынешних) имеет особняки в миллионы долларов; обладают (сами или через подставных лиц, - чаще родственников) собственностью в виде средств производства на десятки и сотни миллионов долларов и т.д. и т.п.
   Далее. Поскольку основным источником финансовых ресурсов и опорой власти правящей верхушки является государственный бюджет, а наиболее простым способом этой "кормушки" остаются налоги (особенно в условиях, когда о подъеме экономики никто реально не заботится), постольку налоговый пресс быстрее растет, чем ослабевает. А помимо очевидных негативных последствий простого изъятия денег из экономики данный факт имеет и другое отрицательное следствие: любому производственнику становится невыгодным честно платить налоги. В результате преобразования последнего десятилетия не только не привели к сокращению и уничтожению т.н. "теневой экономики", а наоборот, - стимулировали ее рост. И более того: сформировался мощный т.н. "серый сектор", сочетающий в себе легальную деятельность и вполне уже привычное уклонение от налогов всеми возможными способами.
   Представляется достаточно очевидным, что никакими репрессивными мерами (конечно, до определенного уровня, связанного уже по сути с физическими репрессиями) невозможно заставить человека разорять самого себя. Поэтому он уходил, уходит и будет уходить от налогов, нарушая законодательство и отдаляясь от правового государства все дальше и дальше...
   Теоретически, может быть два выхода из сложившейся ситуации (вариант жестких репрессий мы рассматривать не будем). Первый: очень существенное (в два-три раза) снижение налогового бремени; второй: переориентация расходов бюджета из сферы потребления правящего класса в сферу стимулирования производства в виде инвестиций и структурных экономических реформ. Но это - в идеале. Реально же это будет означать серьезное ослабление основного рычага власти правящего класса. Пойдет ли он на то, чтобы своими собственными руками лишить себя господствующего и привилегированного положения?.. Ответ представляется однозначным, не правда ли?..
   Важным вопросом для любой правящей группы во всех перечисленных выше условиях является укрепление государственности, способствующее сохранению власти этой группы. Отсюда неизбежно стремление к формированию и укреплению собственных структур власти, поддержка центростремительных сил и управляемости обществом из центра. Это вынуждает правящие круги искать опору в силовых структурах, чья роль в обществе в этом случае резко возрастает, способствуя и росту их собственных притязаний на власть.
   И как легко видеть, именно этот путь и выбран ныне. У Путина В.В. просто нет выбора в рамках чингизхановской системы управления; помните притчу "Убить дракона"?
   "Семигенеральщина" уже стала свершившимся фактом. Процесс "силовизации" власти идет полным ходом и вширь и вглубь. Генералы-силовики различных мастей на посту губернатора, главы городской или районной администрации уже давно ни у кого не вызывают удивления. По сути, мы имеем постепенный, "мирный" переход к "силовой хунте". Сможет ли она удержаться от прямой или скрытой диктатуры?.. Думается, что вряд ли... Помимо прямого искушения любой власти применить силу, есть еще и немаловажный психологический фактор: силовики привыкли приказывать и подчиняться, а не обсуждать и искать консенсус. Этому была посвящена вся их сознательная жизнь. Это у них, как говорится, вошло в плоть и кровь... И это прослеживается на всех уровнях, начиная самого верха. Уже стали привычными фразы типа "принятое решение обсуждению не подлежит", "указания президента будут выполнены неукоснительно" и т.д. и т.п. И мало кто осмеливается вслух повторить знаменитую фразу Жванецкого: "А почему, собственно?.."
   Усиление вертикали власти, "военизация" органов управления, укрепление централизованной государственности в условиях сохранившейся сильнейшей монополизации основного ядра экономики... Ничего это не напоминает читателю?.. Правильно, г-да Думающие, это - та самая командно-административная система!.. Только "модифицированная", приспособленная к изменившимся условиям... Это та же самая чинзизхановская система управления, родное "иго"! Вашу перестройку мы проводим в деревне Вашингтон за ночь после выборов. В Москве же ротация людей в элите невозможна. В нее как в бочку с огурцами бросай свежих: грузина, хохла, екатерин- и питер-буржца - всех освоит и останется Бахчисараем.[10]
   Чего в ней не хватает по сравнению с предыдущей, хорошо известной старшему поколению?.. Опять правильно: идеологического стержня всего этого!.. Но свято место пусто не бывает.
   Посмотрите, как поднимает голову церковь. Не религия вообще, а именно церковь (как институт и своего рода административный аппарат идеологии под названием "религия")!.. Стало "модным" для представителей власти светской демонстрировать свою якобы "набожность", участвовать в крупных церковных мероприятиях и приглашать на государственные мероприятия власти церковной. Автор уже давно не видел политика или чиновника, публично гордящегося тем, что он атеист..., а ведь большинство из них, вступая в КПСС давали "честное пионерское" на верность атеизму! "Раз солгавший, кто тебе поверит?" Как будто атеизм вымер и перестал существовать как мировоззрение...
   Пока еще церковь формально отделена от государства, и высшие представители церковной власти заявляют о невмешательстве в дела власти светской. Однако не надо тешить себя иллюзиями, что так будет всегда. Церковь все сильнее проникает в систему образования, постепенно осваивается в армии (это вообще идет в нарушение принципа департизации и деидеологизации армии, - но кто на это обращает внимание?..). Любая партия позавидует тому количеству информационного пространства и времени, предоставляемому (кстати, практически бесплатно!) средствами массовой информации для освещения вопросов религии и церковных мероприятий. А ведь у церкви совершенно шикарное финансовое положение, - она полностью освобождена от налогов, жирует на "старушечьи деньги", в то время как народ голодает и бедствует.
   И уже слышны призывы некоторых деятелей церкви о необходимости ее вовлечения в политическую жизнь страны... И пусть авторами этих призывов являются лишь ее "функционеры средней руки": средний эшелон сегодня - это высшее руководство завтра... Вот вам и лицо завтрашнего дня...
   И не беда, что в нашей стране нет единой доминирующей религии. Ну, будет вместо "веры в коммунизм" две или три господствующие идеологии: православие, ислам и буддизм (в качестве "запасного" варианта). Руководство этих церквей может быстро договориться друг с другом (активные их контакты по согласованию деятельности уже имеют место), благо для этого есть и фундаментальная основа: Магомет всегда подчеркивал, что его Бог - это Бог иудеев и христиан...
   Возврат к командно-административной системе (пусть и в модифицированном виде) помимо прямого совпадения с интересами господствующего класса аппарата управления имеет и весьма реальную основу. Во-первых, советская цивилизация фактически сохранена в самых крупных производственных монополиях. Газпром, МПС, РАО ЕЭС, как бы ее несущие конструкции не подгрызали монетизаторы - каждый из них, это как бы советское государство в миниатюре с жесткой административной структурой и сильно централизованным управлением. Во-вторых, в каждом "удельном княжестве" каждый "князь" стремится (и часто не без успеха) к воссозданию административного управления в своей "вотчине". Ясно, что данная тенденция способна лишь усиливаться с приходом на руководящие посты в регионах представителей силовых структур. И в-третьих, армия чиновников (необходимых для командно-административной системы) непрерывно растет. Ее численность в России уже превышает численность чиновников до реформ во всем СССР вместе взятом!.. И уже мало кто вспоминает лозунг "сокращения бюрократического аппарата", столь популярный на заре реформ.
   Признаки процесса возврата к командно-административной системе в "модифицированном" виде легко обнаруживаются практически во всех сферах нашей реальности. И, пожалуй, одним из самых показательных примеров настоящего этапа является ситуация с энергетическим кризисом в Приморье, который решается исключительно методами централизованного командного управления: "барин приедет из Москвы, барин рассудит"; как только "барин" уезжает, - все возвращается на круги своя...
   Среди других симптомов возврата можно отметить и стремление к закреплению сложившейся расстановки сил во властных структурах. Приток "свежей крови" усиленно пытаются прикрыть на всех уровнях. Уже губернаторы получили возможность "избираться" на свои посты в третий и четвертый раз; предпринимаются попытки поднять "потолок" возраста членов Конституционного Суда с 65 до 70 лет; и в качестве "пробного шара" уже запускался проект об увеличении сроков президентства до 7 лет (для проверки реакции общественного мнения).
   И даже по структуре реальной власти мы уже все ближе к командно-административной системе. Все больше получает полномочий Администрация Президента страны (одно из последних "новшеств" - возложение на Администрацию "координации" деятельности представителей Президента в регионах). Администрация Президента все более приближается по своей значимости и роли к тому, что имел ранее Центральный аппарат ЦК КПСС (она даже располагается в тех же помещениях на Старой площади, - вот уж задумаешься: а может быть, все-таки "место красит человека"?..). Роль же и власть Политбюро сконцентрирована ныне фактически в руках Президента, но Политбюро хоть придерживалось видимости коллегиальности...
   Считается, что серьезной помехой правящему классу в возврате к командно-административной системе является многопартийность и свобода слова. Но что же мы видим в текущий период?..
   Проправительственные и пропрезидентсткие партии и движения вырастают как грибы после дождя. Верховодят в них (как это видно любому проницательному стороннему наблюдателю) те же представители правящего класса аппарата управления, которые абсолютно не стесняются использовать свой т.н. "административный ресурс" для обеспечения господства "своих" партий и движений в политической жизни страны. Но этого им явно мало, - им хочется окончательно гарантировать себя от какой-либо потенциальной конкуренции. Закон о политических партиях и движениях, центральной идеей которого является установка дополнительных труднопреодолимых барьеров на пути партий, не поддерживающих господство и политику правящего класса аппарата управления. Наши партии - КПССки по форме (как ленинские партии нового типа) и путаны по содержанию из бюджета. Им неведомы кухаркины нужды, поскольку они занимаются себе полезным делом, т.е. меняют власть на деньги. 11.
   Чингизхановская система управления предпологает однопартийность: монголы, царская элита, КПСС, "Наш дом - Россия" (казна + элита). Нынешняя политическая система России - вариант однопартийной системы "Слон и Моськи". Слон купается в шоколаде, а Моськи как второразрядные нукеры питаются объедками (но все-таки питаются, в отличие от охлоса), грызутся между собой и кусают Слона за пятки. Человеческий организм имеет два необходимых и достаточных полушария в голове, так и России как социуму необходимы два равновеликих Слона, или хотя бы Слона и Осла.
   Что касается свободы слова, то не надо быть "семи пядей во лбу", чтобы заметить целенаправленные действия правящей верхушки в сторону существенного ограничения этой свободы.
   Конечно, в целом, правящие круги объективно заинтересованы в стабилизации общества и выходе на поступательный путь развития. Однако закрепление сложившейся расстановки сил в обществе при любой смене правящей группы одного и того же господствующего класса означает сохранение социальной структуры общества, сопровождающееся целым рядом негативных черт.
   Прежде всего, в этих условиях неизбежна ориентация политики власти и государственных структур не на интересы всего общества, а на интересы лишь правящего класса. При всем многообразии возможных вариантов конечная структура экономики в условиях такой политики оказывается неизбежно ориентированной на сохранение господствующего положения класса аппарата управления вне зависимости от того, под каким видом средства производства закрепляются в собственности этого класса: в форме частной собственности или в форме классовой собственности под личиной "общенародной" или "государственной".
   Различие интересов правящего класса и интересов основной части общества при закреплении на государственном уровне различий в возможности реализации этих интересов разными классами обуславливает неразрешимость социальных проблем и означает сохранение в обществе источника социальной напряженности, способного вызывать серьезные социальные конфликты.
   Нестабильность социального положения в этих условиях неизбежно будет порождать у правящих кругов искушение ограничить права и свободы классов и социальных слоев, отдаленных от власти самой структурой общественных отношений, что значительно повышает вероятность рецидивов жесткого авторитарного режима общественного управления.
   В принципе, для введения авторитарного управления уже есть почти вся необходимая основа. Даже юридическая и законодательная база, которая начинала закладываться еще при Ельцине и которая чрезвычайно расширила полномочия силовых структур. Период непрерывной реорганизации (то дробления, то слияния, то ликвидации, то опять введения) силовых структур неизменно сопровождался то малым, то значительным усилением их возможностей по нарушению гражданских прав и свобод, пусть даже и закрепленных в Конституции.
   Естественно, что все реконструкции силовых структур были направлены прежде всего на кадровую чистку их состава. Но ныне данные кадры уже полностью привержены центральной власти и готовы переключиться со "своих внутренних" на "внешние" проблемы. Им нужна только команда "фас"...
   А ведь параллельно с укреплением силовых структур и юридическим подкреплением расширения их полномочий формировалась и развивалась система тотального контроля за гражданами. И дело не только в возможностях силовых структур по прослушиванию телефонных линий, перехвату пейджерных и радиотелефонных сообщений и контролю за электронной информацией. Банки уже обязаны осуществлять отдельный контроль за "крупными" финансовыми операциями с частными счетами; а также проводить любые валютообменные операции частным лицам лишь при предъявлении документов, удостоверяющих личность, с оформлением соответствующей справки, один экземпляр которой остается в банке (в некоторых банках информация с этих справок уже автоматически заносится в компьютерную базу данных).
   Под предлогом совершенствования пенсионной системы каждому взрослому гражданину присваивается персональный учетный номер, а фонды социального страхования требуют от предприятий указания этих номеров для всех работников предприятия. Подкрепляет эту систему и персональные налоговые декларации (хотя введенные еще пока не для всех) и "эксперимент" по присвоению каждому гражданину ИНН (налогового идентификационного номера), проводящийся в некоторых городах... Скажем, в Москве многие предприятия уже не берут на работу даже жителей Подмосковья (куда этот эксперимент еще не распространился) без получения ИНН.
   А теперь присовокупите сюда необходимость предъявления справок о доходах при осуществлении крупных покупок и объедините все вышеизложенное в единую систему!.. И вы получите такие возможности для тотальной слежки со стороны силовых и фискальных органов, которым позавидовал бы "всесильный КГБ"...
   Ясно, что в таких условиях вполне закономерно "наведение порядка", порядка авторитарного...
   Однако стабилизация сложившихся общественных отношений за счет некоего "наведения порядка" будет лишь временной, поскольку не разрешает кардинальным образом накопившихся проблем общества и сохраняет внутренний очаг социальной напряженности. Загоняя эти проблемы вглубь, такая "стабилизация" не только не обеспечивает бескризисности дальнейшего развития общества, но и закладывает основу для будущих мощных социальных взрывов.
   Даже в случае наиболее благоприятного развития событий проводимые реформы смогут дать лишь некое приближение к модели развитых стран, отягощенное дополнительными национальными особенностями. Гигантские монополии в экономике, стремление к монополии власти и идеологии неизбежно будут переводить противостояние государства и общества, в социальные потрясения и взрывы.
   Печальный прогноз, не правда ли?..
   Но что поделать... Ведь именно данный вариант развития событий ныне наиболее вероятен.
   Однако "вероятен" вовсе не означает "однозначен" и "неизбежен"!..
   Современные тенденции общественного развития вполне позволяют спрогнозировать такой его вариант, который способен привести общество к гармоничному бескризисному состоянию со структурой общественных отношений, ориентированной на интересы всех слоев общества и гибко меняющейся в зависимости от конкретно-исторической ситуации и достигнутого обществом уровня. Формирование правового демократического государства оказывается в этом случае лишь промежуточным шагом на пути построения такого "общества гармонии", что переводит задачу реформирования общества из плоскости разрушения и устранения отклонений от общемирового пути развития в плоскость созидания прогрессивных общественных отношений.
   Конечно, хотелось бы реализации именно такого пути. Однако есть один немаловажный момент: свойства любой системы в сильнейшей степени зависят от ее структуры. Поэтому наличие какой-либо структуры системы определенным образом ограничивает поле возможных ее свойств, и для того, чтобы кардинальным образом изменить свойства системы, нужно изменить ее структуру. Для общества это означает необходимость изменения общественных отношений, среди которых и т.н. структура власти и государственная структура. Таким образом, это означает в том числе и изменение государственного строя, призывы к чему запрещены действующим законодательством. Поэтому автор не будет заниматься какими-либо призывами, а лишь попробует обрисовать вариант, альтернативный описанному ранее.
    

* * *

    
   Часть II. "Можно хотеть как лучше, но получится как всегда..."
  
   "Партия нового типа?..
   Есть такой тип, и вы его знаете!.." [11]
    
   Кардинальное изменение общественных отношений в ходе каких-либо реформ позволяет сопоставлять эти реформы с революцией (даже если никакого революционного взрыва в виде "бунта" нет). По сути, такие реформы и революция - две формы одного и того же процесса; хоть и весьма различные, но обладающие и огромным сходством.
   В свое время В.И.Ленин сформулировал идею о том, что коренной вопрос всякой революции - это вопрос о власти. Весьма краткий и емкий тезис. Но чем короче тезис, тем больше вариантов его смыслового наполнения. Так в каком смысле понимать этот "коренной вопрос"?..
   Обычно на него отвечают самым простым способом (то, что называется "в лоб"): дескать, самое главное - кто именно будет стоять у власти. И следует согласиться, что от этого зависит очень многое. Особенно - в переходные периоды, периоды нестабильности общества.
   Действительно, в любой неоднородной системе неоднородно и влияние отдельных элементов и подсистем на свойства и поведение системы в целом. Какие-то элементы практически не оказывают влияния на поведение системы, а какие-то способны сильнейшим образом определять его. Говоря языком физики, разные элементы имеют и разные весовые коэффициенты влияния на поведение системы.
   Общество, как неоднородная система социума, также обладает подобным свойством: некая группа индивидов всеми доступными ей способами (которые мы называем "рычагами власти" и которые имеют как материальное, так и духовно-нематериальное содержание) осуществляет максимальное воздействие на жизнь общества в целом. И эту-то группу часто обозначают термином "властная элита".
   Данное свойство общества вызвало на свет множество вариантов "теории властной элиты", которая не только пытается сформулировать закономерности как самой этой "элиты", так и ее представителей, но и ставит поведение всего общества в прямую зависимость от свойств "властной элиты". Но мы не будем вдаваться в подробности этой теории, а зададимся вопросом: насколько вообще правомерен подобный подход?..
   Даже поверхностный взгляд на чингизхановскую систему управления способен выявить ее глобальный недостаток: она не учитывает факта возрастающей роли масс в жизни общества.
   А ведь с XIX века по нынешнее время роль масс только возрастала (хотя бы вследствие роста населения и развития средств коммуникации). И если ранее воздействие индивидов, не входящих во "властную элиту", на общество в целом, действительно, было ничтожным по сравнению с воздействием "властной элиты", то теперь эти одиночные индивиды, объединяясь в те самые массы, способны резко увеличивать (пусть пока еще лишь на некий ограниченный период времени) весовой коэффициент своего влияния.
   И здесь мы выходим на другое смысловое наполнение тезиса о "коренном вопросе революции". Именно на то, которое акцентируется не на вопросе о том, кто находится у власти, а на вопросе о самой роли власти, о ее взаимоотношении с обществом в целом и теми самыми массами, в частности.
   Но может ли вообще быть несколько различных вариантов взаимоотношений "властной элиты" и общества?..
   Действительно, вследствие сильной инерционности общественных отношений, обуславливаемой малой скоростью изменения массового сознания и культурных традиций общества, может сложиться иллюзия "инвариантности" отношений между властью и обществом. Особенно, если ограничиваться периодом с "царя Гороха", приняв буквальное значение слова "царь"... Но это будет лишь иллюзией.
   Возьмем, к примеру, нашу страну, в истории которой можно выделить несколько больших, но очень разных по своей сути периодов.
   Период первый: Докняжеская Русь. Этот период характеризуется общинной родоплеменной демократией. Власть есть. Но она направлена прежде всего на интересы всей общины, а не некоей "властной элиты", основная жизнь которой мало отличается от жизни других членов общины.
   Период второй: Княжеская Русь. В этот период уже "властная элита" формируется как довольно обособленная от остального общества группа. Но князья выступают пока лишь в роли "судей" и "организаторов", а не властителей (в привычном для нас понимании). Они призваны для выполнения определенных общественных функций и изгоняются обществом со своего властного положения, если не исполняют этих функций.
   Период третий, Чингизхановский: Царская Русь (Россия). Этот период характеризуется наличием сильно обособленной и ярко выраженной "властной элиты". Данная обособленность неизбежно выливается в определенное противоречие между собственными интересами "властной элиты" и интересами общества в целом.
   В подавляющем количестве исследований на тему "власть и общество" в качестве модели их взаимоотношений берется форма отношений именно третьего периода. Но недостаток "теории властной элиты" еще и в том, что она полагает неизменность отношений власти и общества и в дальнейшем. А как мы видим из нашей истории, эти отношения могут быть весьма различными. Но вернемся к периодам...
   Четвертый период, начавшийся на рубеже XIX и XX веков, в полной мере отражает появление на авансцене нашей истории нового "действующего игрока" - масс. Рядовые члены общества, объединяясь в массы, периодически пытаются повлиять на отношения в обществе, сбросив иго подчиненности жизни общества лишь интересам "властной элиты". Этот период характеризуется чередой попыток перехода к демократии с рецидивами предыдущего периода (обусловленных инерционностью общественных "привычек").
   Приверженцы "теории циклов" могут обнаружить здесь замыкание цикла развития, - "возврат" к обществу первого и второго периода. Но данный "возврат" является скорее "ходом по возрастающей спирали", нежели "бегом по кругу"...
   Любопытно отметить, что непосредственным выводом как из "теории циклов", так и "теории развития по спирали" является необходимость и неизбежность выхода общества на "функциональность" власти через и с помощью развития демократических отношений; смену роли власти с господства в обществе на обслуживание интересов общества.
   Можно получить аналогичный вывод и другим способом...
   Бурно развивающаяся сейчас биофилософия правомерно сравнивает организм социума (и его структуру - государство) с живым организмом: "мозг" - система власти и управления, "тело" - все остальное. Исходя из такого подхода следует признать, что никакой "мозг" не сможет эффективно управлять "телом" (а тем более обеспечивать "комфортность" его состояния, - конечная цель центральной нервной системы, в принципе), без широкой и разветвленной "нервной системы", не только и не столько спускающей сверху вниз некие "указующие сигналы", сколько отслеживающей потребности "клеток тела" и доводящей до "мозга" информацию об этих потребностях. Для любого физиолога очевидно: от того, насколько неискаженно будет доводиться информация снизу вверх до "мозга", и насколько адекватны будут принимаемые им решения, зависит жизнеспособность всего "организма". Отсюда неизбежно следует потребность в том, чтобы не "тело" обслуживало "мозг", а наоборот - задача "мозга" в обслуживании потребностей "тела"... (Хотя еще более корректным будет вывод о необходимости того, чтобы и "мозг" и "тело" обслуживали друг друга, т.е. весь организм в целом, находясь в гармоничном единении.)
   Однако вернемся к традиционному изложению материала.
   Почти вся известная история (за исключением лишь самого раннего периода) характеризуется раздробленностью человеческого общества на различные социальные группы, слои, классы и нации с отличающимися друг от друга интересами и борьбой между ними за господство и доминирующее положение в обществе. Как самые грандиозные социальные эксперименты под лозунгами построения общества равенства основывались на борьбе социальных слоев и классов и на ее использовании для достижения победы одних классов над другими, так и современные "национально-освободительные" движения отражают лишь стремление одной нации господствовать над другими. МСФ снимает прелесть межнациональной грызни, предоставляя более увлекательное занятие под названием "Война миров, переходящая в симбиоз".[12]
  
   Любой социальный слой, пришедший к власти и добившийся доминирования над другими социальными слоями, стремится поддерживать именно ту структуру общественных отношений, которая обеспечивает господство этого слоя и которая неизбежно устаревает на определенной стадии развития общества, тормозя это развитие и входя в противоречие с интересами этого общества. Противостояние социальных слоев в этих условиях порождает кризисы и общественные потрясения. Маркс в своей теории классовой борьбы (грамотнее симбиоз различных клеток в социальном организме) блистательно доказал, что движущей силой истории являются рабочие (мышцы). Но, заставив мышцы бороться с мозгом и нервной системой (надстройкой), он разработал превосходные рецепты как доводить организмы до кризисов (революций), в то время как надо стараться искать гармонию клеток, чтобы сохранить гомеостаз (целостность) человечества. Ложная цель оправдывает любые средства.[13]
   Особенностью современной эпохи является чрезвычайное ускорение темпов развития общества, приводящее ко все более быстрому старению систем общественных отношений, жестко ориентированных на какую-либо конкретную расстановку социальных слоев внутри общества, к сокращению периодов стабильности в обществе и к учащению социальных потрясений. Урон, наносимый этими социальными потрясениями обществу в целом, все меньше компенсируется выигрышем от очередной перемены расстановки сил в обществе, от смены господствующего социального слоя и от соответствующего изменения общественных отношений.
   Широчайшее развитие информационных, экономических и культурных связей в современном обществе в громадной степени усиливает взаимодействие членов общества и социальных слоев друг с другом.
   Общество образует единую тесную систему, социум, с целым комплексом внутренних связей и взаимозависимостей, в которой любое противостояние, любая борьба социальных слоев, классов и наций наносит вред всему обществу. Любая "победа" одного социального слоя над другим - это проигрыш всего общества, в том числе и "победителей".
   В этих условиях гармоничное бескризисное развитие общества возможно лишь при условии перехода от противостояния социальных слоев, классов и наций, от борьбы их за доминирующее положение к конструктивному сотрудничеству на благо всего общества, на благо всех его социальных слоев; при коренном изменении подхода социальных слоев к собственному положению, к другим социальным слоям и ко всему обществу. Общественный идеал произрастает из живых человеческих личностей. Этот идеал устанавливается философией в качестве основной нравственной нормы. Личность несет элементную нравственную основу, которая прежде всего должна быть охраняема в каждом поколении и в каждую эпоху как источник и цель прогресса, через которую мир может достичь общественно-природной гармонии с целью сохранения своего гомеостаза. С другой стороны личность как клетка социального организма должна сознавать свою взаимозависимость с обществом. В этом нет противопоставления личности и общества. Наоборот, такое противопоставление будет в том случае, если исходить из произвольных представлений об "интересах общества", оказывающихся на поверку интересами стремящейся властвовать личности или группы (партии). Если исходить из рассмотрения личности во всей полноте ее нравственных аспектов то в ней обнаружится стремление и к общему и индивидуальному. Как жизнь и функционирование клетки немыслимо рассматривать вне организма, так и в жизни общества открывается возможность установить связь отдельных лиц между собой и вывести основание общественного идеала. Общество не должно невилировать личность, но эффективно реализовывать симбиоз различий. Тогда происходит системная гармония личности и общества. Поэтому, моделируя государство, прилежно изучай жизнь клеток в организме![14]
  
   Общество - единое целое, отношения внутри которого должны регулироваться по принципам человеческого общежития, ориентированного не на подавление чьих-либо интересов в угоду другим, а на сочетание интересов всех социальных слоев ради общего блага и блага каждого. Распространение принципа человеческого общежития на все уровни общественных отношений между членами общества способно образовать основу того "общества гармонии", которое в своем развитии будет в минимальной степени подвержено социальным потрясениям и катаклизмам.
   Ориентация "общества гармонии" на интересы всех его социальных слоев может быть обеспечена только в условиях равенства прав, свобод и возможностей по реализации способностей всех членов общества вне зависимости от социального положения или национальной принадлежности. Ограничение свобод индивидов и социальных групп должно быть минимальным и определяться лишь из условий существования единого общества и условий сосуществования индивидов в едином человеческом общежитии. Допустимо все, что не вредит окружающим и не ограничивает их собственных прав и свобод.
   В силу этого "общество гармонии" не подавляет личность и не подчиняет ее неким чуждым ей интересам, а отдает личности приоритет. Богатство "общества гармонии" - это богатство его граждан; сила общества в силе его граждан; процветание общества складывается из процветания граждан.
   В целом, "общество гармонии" представляет собой человеческое общежитие, ориентированное на процветание всех членов общества и реализующее бескризисное гармоничное развитие на основе высокопрофессионального разумного управления в интересах всех социальных слоев. Это - общество с такой структурой общественных отношений, которая обеспечивает их автоматическое саморегулирование в сторону соответствия достигнутому уровню развития общества.
   Стремление к построению "общества разума и гармонии" на основе обеспечения принципов человеческого общежития, а не на основе жестко фиксированной конкретной формы "общества будущего", позволяет избежать негативных последствий догматизма и искусственного ограничения вариантов возможного реального развития, что значительно увеличивает вероятность достижения положительного результата.
   Поскольку система общественного управления является составной частью общественных отношений, постольку "общество гармонии" возможно лишь в том случае, когда общественные структуры и институты власти и управления ориентированы на интересы всех слоев общества, а не на интересы лишь господствующего класса или социального слоя. В таком обществе нет особых "государственных" интересов, поскольку государство служит обществу, а не наоборот.
   Служение государства обществу означает, что структуры общественного управления и регулирования ориентированы строго на обеспечение нужд всех членов общества, и прежде всего: на обеспечение безопасности граждан, на решение социальных вопросов (здравоохранение, образование, забота о нетрудоспособных членах общества), на поддержку материального и духовного развития членов общества и самого общества в целом (экономика, наука, искусство).
   Это возможно реализовать лишь в том случае, если система управления общественными отношениями будет строиться в соответствии с принципом саморегулирования общества, т.е. если структуры управления всех уровней формируются самим обществом по мере их необходимости для решения конкретных задач. При этом каждый уровень структуры управления должен заниматься обеспечением нужд общества на соответствующем уровне и не вмешиваться в деятельность других структур.
   Такая система управления может быть высоко эффективна лишь при широчайшем развитии самоуправления в обществе и при условии обеспечения равных возможностей для всех членов общества по обучению науке управления и выработке соответствующих навыков.
   При этом самоуправление не должно ограничиваться лишь одним производством. Необходимо, чтобы оно пронизывало все общество на всех уровнях: производственном, бытовом, общественно-политическом, образовательном и т.д.; начиная со школы и заканчивая "большой политикой". А для этого надо не только создать саму систему общественного самоуправления (начиная практически на пустом месте), но и систему обучения самоуправлению. И эти процессы невозможно оторвать друг от друга: грамотное и эффективное самоуправление нельзя обеспечить без соответствующих навыков, а навыки самоуправления можно развивать лишь на практике.
   Задача построения "общества гармонии" не только находится в русле многовековых идей, но и отвечает современным чаяниям общества, согласуется с современным массовым идеалом благополучия. Более того, она соответствует естественным тенденциям развития общества от конфронтации и борьбы за выживание между его частями к объединению в одно целое на основе гуманизации и терпимого отношения к интересам других членов общества.
   Построение "общества гармонии" на основе правил человеческого общежития является задачей не только необходимой для выживания нашего общества и человечества в целом, но и реальной по выполнению. Многочисленные проявления норм человеческого общежития во взаимоотношениях между людьми, народами и странами встречаются в реальной действительности все чаще, хотя многие из них вырабатываются на базе нелегкого исторического опыта, в результате тяжелых поисков.
   "Общество гармонии" не может быть объявлено в одночасье, равно как и правила человеческого общежития не могут быть насильственно утверждены. Они должны постепенно вырабатываться самим обществом, становясь его неотъемлемой частью во всей многогранности человеческого бытия. И хотя полное достижение "общества гармонии" может быть весьма удаленным от текущего момента, задача его построения является задачей не завтрашнего, а сегодняшнего дня, выполнение которой должно осуществляться и может ощущаться современным поколением на каждом своем шагу по пути к конечной цели. Каждый шаг в направлении "общества гармонии" - это улучшение условий жизни самих тех, кто делает этот шаг.
   В настоящее время имеются реальные объективные предпосылки для построения "общества гармонии". Более того, есть предпосылки для того, чтобы построение "общества гармонии" осуществлялось на основе лидирующего движения к конечной цели именно нашего общества, которое обладает целым рядом необходимых для этого специфических предпосылок.
   Во-первых, в нашем обществе имеются экономические предпосылки для того, чтобы не только вернуться на общемировой путь развития, но и сразу сделать значительный шаг вперед. Актуальность и объективная необходимость изменения производственных, финансовых и иных экономических отношений значительно облегчает задачу построения новых отношений, в которые изначально можно закладывать элементы "общества гармонии": равноправное сосуществование разных форм собственности, переориентация налоговой политики с интересов правящего слоя на интересы всего общества, развитие самостоятельности производителя, переход к мягкому внеидеологическому регулированию экономики.
   Во-вторых, текущий момент в нашей стране характеризуется сильной динамикой общественных отношений. Направление этой динамики в русло решения задач построения "общества разума и гармонии" позволит использовать и неизбежную в этом случае инерцию преобразований, инерцию динамики для ускорения продвижения к конечной цели.
   В-третьих, наше общество все еще обладает чрезвычайно высоким потенциалом духовных сил, сильным настроем масс на преобразование общества. Это, с одной стороны, усиливает актуальную опасность социальных взрывов, а с другой стороны, способно поддерживать динамику преобразований длительное время. Направление потенциала духовных сил общества на созидание, а не на разрушение, на построение "общества гармонии" способно значительно снизить вероятность социальных катаклизмов.
   В-четвертых, наше общество до сих пор ощущает на себе влияние многовековой традиции русской общинности, передаваемой от поколения к поколению и поддерживаемой всей культурой общества. Эта традиция в значительной степени способствует закреплению вырабатываемых обществом норм и правил человеческого общежития на всех уровнях, в самых широких слоях межличностных отношений.
   В-пятых, при всех практических недостатках коммунистической идеологии, господствовавшей длительное время в нашем обществе, она оказала и огромное положительное влияние, способствуя закреплению в отношениях между людьми тех правил человеческого общежития, которые вполне могут использоваться и "обществом гармонии".
   В-шестых, основная масса нашего общества, несмотря на обилие вспышек национальной розни, провоцируемых теми или иными политическими силами, обладает весьма невысоким уровнем национальной чванливости. Малая значимость национального вопроса для большинства населения, ставшая своего рода традицией нашего общества, является хорошей базой для "общества гармонии", в котором национальность граждан никак не отражается на их правах, возможностях и свободах.
   В-седьмых, наше общество, несмотря на все катаклизмы прошедшего столетия, обладает одним из самых высоких в мире уровнем образования и культуры, который способен стать хорошим заделом и составить базу формирования общества, ориентированного на разумное управление жизнью своих граждан, т.е. общества, ориентированного на бескризисное развитие.
   Достижение конечной цели - построение "общества гармонии" - очень сильно зависит от того пути, по которому пойдет общество в решении его текущих задач. Путь к этой цели может быть значительно сокращен, если уже сейчас на каждом шагу при решении задач возврата с пути "социалистического эксперимента" на общемировой путь развития будут закладываться основы "общества гармонии"; если в выстраиваемых новых общественных отношениях будут закладываться нормы человеческого общежития.
   Реализация задачи построения "общества гармонии" требует использования самых разнообразных способов и методов, в том числе методов политических и идеологических, эффективность которых заметно повышается в условиях их применения отдельных организаций в лице политических партий (в идеале двух). Цель таких политических партий и идея построения общества, регулируемого нормами и правилами человеческого общежития, в значительной степени определяют не только идеологию и принципы деятельности этих партий, но и их кардинальное отличие от всех традиционных политических партий и движений.
   Поскольку целью данных политических партий является достижение не той или иной конкретной формы общественного устройства, а лишь определенной совокупности общественных отношений, постольку эти партии имеют возможность организации своей работы в соответствии не с жестко фиксированной, а с гибкой программой действий, вырабатываемой на основе и с учетом текущей конкретно-исторической ситуации в самом широчайшем диапазоне ее изменения. Это позволяет максимально повысить эффективность повседневной деятельности партий, способных в таком случае отбрасывать устаревающие формы и концентрироваться на реализации наиболее перспективных мер.
   Поскольку конечной целью данных партий является достижение и укрепление определенных принципов взаимоотношений на всех уровнях в обществе, а не только в государственной системе управления, постольку основной для этой партии оказывается идеологическая работа. Деятельность политическая является для таких партий прежде всего средством повышения результативности деятельности идеологической.
   Партии, нацеленные на построение общества, направленного на удовлетворение нужд и интересов всех его граждан, является выразителем интересов не того или иного класса или социального слоя, а интересов всего общества. Это, с одной стороны, предоставляет таким партиям возможность опираться на самые широкие слои и привлекать широкий круг союзников к реализации ее целей и задач. С другой стороны, это требует от самих партий четкой ориентации в конкретно-исторической ситуации, грамотной оценки слагающихся интересов и тенденций в обществе и умения поиска взаимоприемлемых методов и форм в самых широких сферах общества.
   Нацеленность партий на построение определенной совокупности общественных отношений, а не на достижение конкретной формы управления обществом или расстановки сил в обществе, позволяет им и требует от них ориентироваться в своей деятельности на поддержку не конкретных лиц или организаций, а только тех реальных их действий, которые способствуют реализации конечной цели этой партии, способствуют построению "общества гармонии".
   Поскольку это в равной степени относится и к лицам внутри самих партий, представляющих ее в обществе, постольку от членов таких партий и ее структур требуется строжайшее соответствие слов и дела, соответствие обещаний и реальных возможностей.
   Партии, как объединение индивидов на основе общих устремлений, являются своеобразными системами. А свойства любой системы индивидов определяются не только качеством самих индивидов, но и взаимоотношениями между ними и структурой системы. Поэтому сама структура партий и принципы ее организации ее деятельности должна соответствовать их цели, - тем самым "общим устремлениям" членов партии.
   Партии, ставящие перед собой целью построить общество на принципах человеческого общежития, не может ставить себя над или вне самого общества. Она является частью этого общества и должна изначально строиться на тех принципах, которые она стремится воплотить в реальность, базировать на них свою повседневную деятельность. Такие партии должны строго соблюдать принцип демократизма в своих внутренних отношениях, обеспечивая общность интересов всех уровней своей структуры за счет их тесной взаимосвязи и невмешательства в дела друг друга. Структура каждого уровня партий должна заниматься лишь решением текущих задач, соответствующих своему уровню. Эффективность деятельности такой структуры достигается за счет сознательной самодисциплины членов партии. "Партии должны наливаться силой только в момент оплодотворения общества (выборы, референдумы), если же они постоянно будут находиться в состоянии эрекции как это было с КПСС, то социальный организм посинеет (Советский Союз)". 17
   Только при соблюдении этих условий данные политические партии смогут стать тем, чем они должна быть: прототипом того "общества гармонии", которое они призваны строить.
    

* * *

    
  
  
  
   0x01 graphic
  
   [1] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
   [2] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
  
   [3] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
   [4] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
   [5] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
   [6] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
   [7] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
  
   [8] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
  
   [9]"Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
  
   [10] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
  
   [11] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
  
   [12] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
  
   [13] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
   [14] "Сократ сегодня" www.metafilosof.narod.ru
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"