Incognito: другие произведения.

039: Это только сон...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


Это только сон...

   Холод сковывал и упорно не давал уснуть. Ознобная дрожь выматывала так, что хотелось скулить, но Антон, сжав зубы, заставлял себя молчать, чтобы не разбудить Сашу и Ирину. Укрыться было нечем: остальные ребята уже заботливо соорудили себе гнездо из всех валявшихся в подвале лохмотьев, но даже в нём зябко сворачивались калачиками во сне. Лохмотья воровали у нищих, облепивших днём Ивановскую церковь. С наступлением декабря их стало ещё больше, и зачастую живых невозможно было отличить от мёртвых - они так и замерзали с жалостливо протянутыми руками, обезумевшими ввалившимися глазами и открытыми ртами. У некоторых в руках застревали хлебные крошки, и Антон, бывало, приняв такого нищего за труп, принимался тайком эти крошки выковыривать, когда обтянутые тонкой кожей кости рук начинали вдруг сжиматься, не давая ему добычи.
   В этот день он не ел даже крошек, и потому к ознобу примешивалось мучительное чувство голода. Единственным способом обмануть это чувство был сон, но уснуть до того, как голод окончательно разыграется, удавалось не всегда. Глупо было надеться, что ему это удастся сегодня, если, героически нарушая комендантский час, Антон только что прибежал домой, в их родной подвал с первой в своей жизни партизанской вылазки.
   Он лежал и смотрел в потолок - грязный, покрытый тонким ледяным слоем, в котором читались замёрзшие выпуклые капли воды. А ещё в подвале было одно неоценимое богатство - ржавая труба. Из её кусков можно было делать железные пульки, и, когда к подвалу по довоенной привычке слетались птицы, обстреливать их из смонтированного из той же трубы ствола, снабжённого специальной резинкой. Ещё живые, но израненные, подстреленные птахи начинать истошно кричать, хлопали крыльями, разбрасывая на снег перья и капли крови. Они с Сашей наперебой бросались к добыче и добивали птиц. Антон помнил, какую истерику закатила Ирина, когда ей первый раз было предложено пожарить голубя.
   - Ты женщина, ты должна уметь готовить, - авторитетно заявил Саша.
   Готовить семилетняя Ира не умела, но дело было даже не в этом. В ужасе смотрела она мягкое, тёплое ещё птичье тельце с неестественно откинутой головкой, и плакала, мелко и беззвучно трясясь. Саша махнул рукой и принялся разводить костёр.
   Однажды кровь на снегу у подвала заметили американцы, залезли внутрь, нашли лежанку из лохмотьев и подожгли её. Запах гари потом долго не выветривался. Ребятам повезло, что все они в тот момент промышляли на рынке, торгуя газетами. Несколько ночей после этого случая Саша организовывал дежурство по ночам, боясь, что враги вновь вернуться сюда проверить, чьё гнездо разворошили...
   Антон вздрогнул и проснулся. В помещении действительно было очень холодно - отопление на космической станции то и дело выходило из строя, не приспосабливаясь к резко сменяющемуся климату Марса. Наверное, из-за озноба ему и приснился сейчас этот отрывок из далёкого детства - той страшной войны, которая застала его ещё восьмилетним мальчишкой. Последнее время она снилась ему всё реже, и то урывками, щадяще выбрасывая из памяти самые страшные картины убийств. Гуманизмом пришлые "демократы" не отличались, и Антону с друзьями пришлось испытать это на собственной шкуре.
   Единственное, за что Антон и его соотечественники могли быть благодарны американцам - это только лишь за то, что те так и не решились применить ядерное оружие, справедливо полагая, что подобная война сотрёт с лица земли всё человечество. Ободрённые "оранжевым" бунтом, истощившим и без того хрупкую на тот момент Россию, они решили захватить обширные просторы страны "по старинке", при помощи бомбардировок и сухопутных войск. Просчитались захватчики только в одном - они не ожидали, что на помощь изрядно потрёпанной за предыдущее двадцатилетие "Рашке" придут те, кто по всем законам жанра должны были её ненавидеть. Разве мало было сделано для того, чтобы Украина, Белоруссия и другие страны начали считать Россию оккупантом и источником кровавой диктатуры? И всё же почему-то вопреки всякой логике война охватила всё пространство бывшего СНГ, заполыхала, разлилась кровавой лавой по огромным территориям, вплёскиваясь в каждый дом, в каждую судьбу, в каждое сердце.
   Антон с друзьями, рано оставшись сиротами, так и не простили оккупантам смерти родителей от бомбардировок, со временем включившись в партизанскую войну. В перелом хода боевых действий они верили тогда странно, по-детски фанатично, вопреки очевидности. А ещё через несколько лет этот перелом всё же произошёл, и началась тяжёлая пора восстановления мирной жизни...
   Человеческую природу невозможно изменить. В свои пятьдесят с лишним лет Антон понимал это очень чётко. Но, похоже, в той далёкой войне природа эта всё же как-то по-особенному переплавилась, обнажив глубинную человеческую суть и дав людям проявиться во всей их подлинности. Выжили самые "настоящие", и затем оставалось главное - создать условия, при которых их лучшие качества могли бы развиваться. Антон много раз задавал себе потом вопрос: а всё ли было сделано для этого? Ответить на него до конца он не мог, но всё равно мир медленно, но верно менялся к лучшему.
   Антон помнил каждую чёрточку, каждую веху этого изменения. Помнил, с каким трудом приходилось восстанавливать разрушенную и спившуюся ещё до войны деревню. Перед глазами чётко вставало зажатое между оврагами село, к которому даже не были проложены дороги, а повозки намертво утопали в жидкой грязи. Гать, проложенная давным-давно, уже больше ста лет назад, к тому моменту была уже вся разбита, и грузовики, проезжая по ней, проваливались в болото по самую крышу кабины. В этих самых лачугах, где давно уже никто не жил, а забитая пылью печь занимала собой треть горницы, они с товарищами, ещё молодые и полные сил и иллюзий, обсуждали создание новых колхозов и долго спорили о том, как они будут сочетаться с крепким фермерским землевладением...
   Холод стал уже совсем невыносимым, и Антон, недовольно ворча, поднялся с постели и подошёл к доске приборов. Немудрено, что терморегуляция вышла из строя - ещё несколько часов назад температура на планете зашкаливала за 50 градусов тепла. Давало его не солнце, казавшееся отсюда крохотным и едва различимым на фоне других планет, а соседняя, совсем недавно обнаруженная астрономами звезда. Ночь наступала, когда свет от звезды заграждался вращающимся вокруг Марса астероидом, и тогда температура резко падала до почти стоградусного мороза.
   - И как прикажете такую планету осваивать? - вполголоса возмущался Антон, забивая в программное обеспечение корабля новые данные. - Сашке легко рассуждать - он дальше Луны вообще никогда не летал, сидит себе на Земле и командует. Ещё говорит, что результаты тестов предварительно показывают, что здесь есть какие-то живее существа. По-моему, здесь даже тараканы - и те не выживут. И правда, свезти сюда, что ли, всех вредных насекомых с Земли? Пусть создают себе новую цивилизацию...
   Внезапно его взгляд упал на аккуратное красное изображение конверта на приборной доске. Антон улыбнулся про себя: Ирина. Она запрограммировала письмо на беззвучный режим, чтобы не разбудить его, совершенно точно рассчитав, что на Марсе в это время должна уже наступить ночь. С нежностью он провёл пальцем по конверту, и тут же на огромном, во всю стену, плоском экране распахнулся аккуратный двухэтажный домик на залитой солнцем зелёной лужайке, утопающей в цветах и том удивительном, сияющем ощущении счастья, которое передавалось даже на столь огромные расстояния. Ира писала из дома.
   Вот на экране появилась и она сама: красивая, выглядящая удивительно молодо для своих лет, с любовью смотрящая на него. Объёмное изображение заполнило собой всё помещение, и воздух дома, манящий и такой реальный, залил всё пространство. Ирина рассказывала о том, что их младший сын Денис к написанию письма присоединиться не смог, потому что утром уехал в Китай, но к вечеру уже вернётся. Эта новость несколько насторожила Антона - и когда этот сорванец собирается заняться учёбой? Конечно, на сверхскоростном экспрессе добраться до Китая из окрестностей Петербурга действительно можно было за каких-нибудь пару часов, но всё же не слишком ли он зачастил туда?
   Впрочем, Антон тут же прогнал эту мысль прочь. Технически Китай до сих пор оставался чуть впереди Союза, отброшенного войной в развитии на много лет назад. Сейчас разрыв стремительно сокращался, но всё же не было ничего удивительного в том, что мальчишки предпочитали проектировать новые модели ракет или виртуальные технологии совместно с китайскими друзьями.
   Солнце сияло с огромного монитора и наполняло жизнью всё вокруг. Фоном за домом виднелись гибкие ленты мостов со скользящими по ним машинами, стеклянные небоскрёбы и утопающие в зелени экологически чистые заводы. Температура в помещении восстановилась, и ледяной холод, сковывавший всё ещё десять минут назад, тоже начал казаться сном. В конце концов, через пару месяцев он вернётся домой, в отпуск, и ждать оставалось совсем недолго.
   - Вы не спите? - Дверь бесшумно отъехала в сторону, и на пороге появился Герхард. Этот молодой парень был одним из самых талантливых помощников Антона, родом из Советской Германии, приехавший учиться в Петербург. Вообще в последнее время учиться за рубежом, то есть в СССР, у иностранцев стало модным, а многие из них и вовсе предпочитали потом оставаться в Советском Союзе. Герхард был как раз из таких, и Антон не без оснований считал его одним из лучших приобретений советской науки.
   - Я - нет, - отозвался Антон. - А ты что не отдыхаешь?
   - Какое там! - отмахнулся Герхард. - Тут такое дело. В общем, с Земли пришли результаты анализов наших образцов от Александра Николаевича.
   Антон улыбнулся про себя. С их общего с Сашей тяжёлого военного детства прошёл уже не один десяток лет, а он до сих пор не мог привыкнуть, что кто-то называет его друга по имени-отчеству.
   - И что там? - стараясь придать своему голосу заинтересованность и героически отгоняя сон, спросил он.
   - Первоначальная гипотеза подтвердилась, - торжествующе сообщил Герхард. - Здесь действительно есть живые организмы. Взгляните, - он протянул ему тонкий планшет. На нём шло видео, заснятое в советской лаборатории во время анализов. Увеличенные в миллионы раз странной формы организмы копошились на нём, сталкивались, разбегались, а затем вновь начинали стремиться друг ко другу. Вначале они притирались между собой робко, боязливо, а затем, вздрагивая, сливались и превращались во что-то уже совершенно новое.
   Тепло разливалось по станции, стирая в памяти последний след и свирепствовавшего над климатическим куполом мороза, и сна из далёкого прошлого, и всех былых сомнений. Антон видел, как на его руках упрямо и энергично пульсирует ЖИЗНЬ, горячая, стойкая в своём неизменном желании существовать. Он смотрел на эти на самом деле невидимые человеческому глазу молекулы и чувствовал, как заряжается от них силой. Ради вот этих неприметных существ стоило жить дальше, справляясь с жарой, холодом, разлукой с домашними и огромным множеством других трудностей. Настоящая жизнь всегда существовала не благодаря, а вопреки, и ради неё стоило двигаться дальше - к бесконечному горизонту новых побед...

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"