Станиловский Сергей Алексеевич: другие произведения.

Неудавшаяся поездка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  "Неудавшаяся поездка"
  
  А вот подтверждение слов, прозвучавших в конце предыдущего рассказа. Следующая поездка оказалась самой дурацкой за всю историю наших путешествий в Прибалтику.
  Приехав в Вильнюс, мы позвонили нашей старой знакомой, Оле, в расчете, что она пустит нас к себе переночевать. Но романтический период наших отношений был закончен. Поначалу согласившись принять нас, она, судя по всему, вскоре передумала, исчезнув из своей квартиры в неизвестном направлении перед самым нашим приездом. Заблаговременно выпорхнув в ночь, она поставила нас перед реальной перспективой ночевать на лестнице. По этому поводу мнения разделились. Нашлись среди нас и оптимисты, говорившие, что есть ведь в Вильнюсе и другие адреса и телефоны, и что ни на одной Оле свет клином сошелся. Однако, большинство, полностью деморализованное вероломным исчезновением хозяйки, предпочли туманному поиску ночных приключений - ночлег в подъезде.
  Привлеченный шумом голосов, слишком оживленно обсуждавших перспективы сегодняшней ночи, на лестничную площадку высунулся сосед, лицо которого выражало крайнюю степень ехидства.
  - Вы что, Олю из 87-ой квартиры ждете? - спросил он злорадным голосом. - Так она вместе с друзьями полчаса назад уехала куда-то. Она, вообще...
  Он расположился, видимо, еще долго обсуждать с нами свою соседку, но кто-то из нас решительно прервал потоки его красноречия, попросив принести стакан воды.
  Сосед ненадолго исчез за дверью, а затем снова появился уже с чашкой, ворчливо сообщив, что это у него последняя оставшаяся питьевая вода в чайнике, ибо на ночь холодную воду перекрывают.
  Мы поблагодарили его за такую любезность, и он, недовольно бурча что-то себе под нос, скрылся за дверью. Больше его комментариев мы не слышали.
  В общем, на нашем собрании голоса разделились. Большинство решило остаться ночевать в подъезде, благо для многих были еще живы уроки путешествий по югу, где приходилось коротать ночи на камнях, скамейках, автобусных остановках, пляжных топчанах и тому подобных благоустроенных местах. Но среди нас нашелся некто, по имени Саша, который заявил, что он не за тем ехал в такую даль, чтобы ночевать на лестнице. Лестница, мол, у него есть и дома, и чтобы спать на ней, вовсе не обязательно было покупать билет и садиться в поезд. В конце концов, он всегда может с удобством устроиться у себя в подъезде, когда захочет представить, что приехал в Прибалтику. Нет, такая романтика не для него. И он оставил нас, гордо удалившись в ночь, сказав, чтоб мы искали его завтра у Гали, Олиной подружки, жившей неподалеку.
  В результате, он один принял на себя весь заряд приключений, предназначавшийся для нашей компании.
  У Гали он застал ее знакомого, которого звали Миндаугас. Саша проникся большой любовью к последнему, но никак не мог выучить его имени, все время повторяя: Миндаугаскас, - что делало его еще более непроизносимым. На это литовец сказал, что в армии его звали Митя, и что новый московский друг может тоже называть его так. Но в Сашу вселился бес противоречия, он неизменно, при каждом новом обращении к собеседнику, старательно выговаривал своим заплетающимся языком "Миндаугаскас", чем постепенно довел того до холодного бешенства.
  Среди ночи друзья отправились в город за водкой. На точке, где ее тогда можно было купить, именуемой "Нямунас", под покровом ночи стояли несколько мрачных, безмолвных фигур, словно угрызения совести старого греховодника, столпившиеся вокруг площади в своей картинной неподвижности. Это были продавцы водки. Саша, будучи на взводе, тут же проникся к ним нехорошими чувствами. Он вышел в центр их круга, и, встав в трагическую позу Мефистофеля, обличающего род людской, произнес историческую фразу, ставшую впоследствии крылатой:
  - Все литовцы - п..., если это не так, дайте мне п...
  Стоявшие на площади никак не отреагировали на Сашин вызов, - скорее всего, они его просто не поняли, - но он расценил это, как молчаливое подтверждение своих слов.
  Окрыленный успехом в деле обличения людских пороков, Саша не заметил, как сам впал в порок пьянства, злоупотребив спиртным несколько больше, нежели мог вместить его организм. В результате он приехал к хозяйке уже под утро, излив все переживания бурной ночи ей прямо на ковер.
  На утро мы нашли его, проявившего накануне столь бурную активность, помятым и притихшим. Но у него-то как раз дела обстояли лучше, чем у нас, ибо его зимняя сессия была сдана досрочно, в отличие от нас, которым все прелести, с нею связанные, еще только предстояло пережить.
  Единый порыв, вызванный этими соображениями, вкупе с ужасными событиями предыдущей ночи, суммировались для нас двумя словами: "В Москву!" Саша, правда, пытался мутить воду, предлагая ждать денежного перевода и требуя продолжения банкета, но его призывы не вызвали ни в ком ответного движения.
  - Конечно, хорошо тебе предлагать остаться еще на недельку, - говорили мы (кстати, день без денег в чужом городе можно смело считать за три), - когда в Москве тебя ничего не держит, а на друзей наплевать!
  - А чего вас, вообще, в сессию понесло в Вильнюс? - резонно возразил Саша.
  Этот предмет мы предпочли вовсе не обсуждать.
  Устремившись в город на телеграф давать срочный сигнал о помощи в Москву, мы оказались на автобусной остановке, где привлекли своим поведением, не совсем вписывающимся в общепринятые рамки, всеобщее внимание.
  Дело в том, что в Прибалтике, в отличие от средней полосы России, на остановке не принято делать ничего другого, кроме как ждать транспорт. Если у нас на остановке люди разговаривают, смеются, жуют, пьют и делают еще сотню других дел, никак с самим ожиданием не связанных, то в Прибалтике - просто молча стоят. Они заняты делом, от которого ни на что не отвлекаются. Мы своим смехом и разговорами внесли некоторое оживление в это занятие, чем привлекли к себе недоуменные взгляды окружающих.
  Саша после событий бурной ночи вел себя, как настоящий раненный герой. Он подошел к остановке по широкой синусоиде, приблизился к скамейке и упал на нее, широко разбросав в стороны руки и ноги. Все, не сговариваясь, удивленно воззрились на него. Саша, чувствуя себя объектом всеобщего внимания, снял шапку и начал картинно взбивать свои живописно всклокоченные кудри. Но в кудрях оказались застрявшие остатки вчерашнего вечера и все, также, не сговариваясь, брезгливо отвернулись.
  В общем, следующей ночью, поучив перед этим на телеграфе долгожданный перевод, мы уже катились в поезде "Вильнюс-Москва".
  Поскольку на следующий день утром нас ожидал экзамен, Саша, как уже сдавший его, устроил нам краткий "ликбез" по предмету. И наше купе сделалось род филиала студенческой аудитории, в которой двоечники, прогулявшие весь семестр, наверстывают упущенное с утроенным старанием. Вообще, эта последняя поездка нас кое-чему научила, в частности, что во время сессии вовсе не обязательно ездить неизвестно зачем за 700 км с одной единственной целью - киселя хлебать. 06.10.2004 г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"