Сергеев Станислав Сергеевич: другие произведения.

Достойны ли мы отцов и дедов Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.26*151  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация "Что делать если нет выхода и все погибло. Если сидишь в бункере и считаешь дни оставшиеся до смерти, а наверху радиоактивная пустыня. Если появляется возможность все изменить, что делать и чью сторону принять." Выкладываю первые десять глав для ознакомления. Все остальное в бумаге. Книга выходит в Ленинградском издательстве в сентябре 2010 года под названием "Всегда война". Выложил обложку. Отпечатано 5 тыс, доптиражи: 3 тысячи

  Сергеев Станислав Сергеевич
  Достойны ли мы отцов и дедов
  (рабочее название)
  
  Пролог.
  Лето в самом разгаре и духота в глубине леса просто изматывает, приходится время от времени откидывать накидку маскировочного костюма и делать частые остановки. Но все равно пот застилает глаза, и усталость дает о себе знать. Сказывается малоподвижный образ жизни в последние полгода.
  Скинув груз на землю, я с облегчением присел, прислонившись спиной к дереву, и закрыл глаза. Попытался максимально расслабиться и ощутить обстановку вокруг. В вершинах деревьев гулял ветер, но у земли движение воздуха почти не ощущалось. В обычные звуки летнего леса иногда вторгалась, на пределе слышимости, далекая канонада, которую можно было бы принять за раскаты далекой грозы. Но, к сожалению, это не так. Это грохочет артиллерия и все чаще можно различить особенно громкие взрывы, видимо мы с зоной боевых действий движемся навстречу друг к другу.
  Чтобы оправдать свой более продолжительный отдых, решил просканировать радиодиапазон. Немного модернизированный портативный радиосканер в комплекте с КПК очень помогают в такой ситуации. Картина та же самая - в основном работают станции в средневолновом и коротковолновом диапазонах. Выше ста мегагерц практически ничего нет. Много морзянки и в последние пять часов появилось множество коротковолновым передатчиков. Судя по частотам армейские. Ради интереса послушал несколько - в основном немецкая речь, судя по отдельным фразам, корректировщики авиацию наводят, несколько раз ловил русскоязычные передачи. Все военного содержания с позывными и кодированными фразами. Компьютер оказался весьма кстати, для перехвата и просмотра сообщений морзянкой. Несложная программка позволяла сразу выводить последовательности символов на экран. Пока ничего интересного.
   На длинных волнах поймал московское радио, а вот это было интересно послушать - знаменитый голос Левитана вещал: 'От Советского Информбюро. Днём 5 июля развернулись ожесточённые бои наших войск против крупных мотомехчастей противника на Островском, Борисовском, Бобруйском и Новоград-Волынском направлениях. С утра 5 июля на Островском направлении наши войска перешли в наступление и отбросили противника на юг от города Остров, уничтожив 140 его танков и значительную часть моторизованной пехоты. На Полоцком направлении противник пытался форсировать реку Западная Двина. Наши войска перешли в решительную контратаку и отбросили противника на южный берег Западной Двины...'. Если перефразировать единственное что мне было интересно это дата и точность сводки. Все пока совпадало. Это была вечерняя сводка от 5 июля 1941 года. Уже две недели как идет Великая Отечественная война и мне как осколку будущего придется, так или иначе, принять определенную сторону и вмешаться в ход событий. Конечно, при условии, что меня не грохнут, в первом же контакте приняв за немца.
   Интересно, на графике, выводимом на экран КПК, отображающем частотный диапазон и мощность сигналов, появился особенно сильный всплеск активности - где-то рядом заработал передатчик. Послушаем, кто там вещает - ну конечно немцы. Видимо передовой отряд немцев продвигается поблизости и отчитывается перед руководством. Вот по старой генштабовской карте сороковых годов, в пяти километрах как раз проходит грунтовая дорога. Придется принимать серьезные меры по скрытности перемещения. Правда немец еще не пуганый и вряд ли я наткнусь на какую-нибудь ягдкоманду, они появились только в сорок втором, в противовес партизанскому движению, но меры предосторожности нужно принимать особенно, еще не хватало наскочить на отступающих наших и получить глупую пулю. Они ж сейчас битые и каждого куста боятся, начнут стрелять по глупости и зеленка не поможет.
   Пройдя еще метров триста, нашел приметное место недалеко от лесного ручейка - для временной базы подойдет. В густом кустарнике аккуратненько срезаю раскладной лопаткой дерн, и выкапываю яму, лишний грунт складываю в мешок и отношу к ручью, чтоб не демаскировать закладку свежевырытой землей, туда складываю ненужное пока оборудование, оружие и боеприпасы. Сверху закладываю небольшой, но очень мощный взрывающийся сюрприз и запросный радиомаяк - по специальной кодированной команде он начнет подавать в эфир на высокой частоте сигнал, по которому я его найду.
   Вот теперь будет полегче. Еще раз проверив оружие, для верности попрыгал, чтоб ничего не звенело, тихо, стараясь не шуметь и избегая прогалин и открытых пространств двинулся к грунтовой дороге.
   Вдруг совсем рядом раздался взрыв, захлопали винтовки и заработал пулемет. Звук был знакомым. С такой характерной скорострельностью может лупить только пулемет Дегтярева. Как-то недавно, точнее, в далеком будущем, наша группа схлестнулась с бандой татарских мародеров на улицах Симферополя, вот один бородатый джигит высадил в нас весь диск на сорок семь патронов, пока наша снайпер Катерина не завалила его из 'винтореза'. Так что звук был уж очень знакомым.
   Рефлекторно падаю на землю и сразу же уползаю в сторону. Что сделаешь, привычка. Я сюда тоже не с выпускного попал. Тоже повоевать пришлось.
   Опять раздалось несколько взрывов. Судя по звуку наступательные осколочные гранаты. Но звук боя изменился, загрохотал немецкий MG-34, и в общий звук влилось неторопливое стрекотание нескольких MP-38. В свое время, когда еще служил в морской пехоте, сопровождал бойцов для участия в реконструкции боев по освобождению Севастополя и наслушался, как характерно звучит эта техника. Видимо предки наткнулись на немецкую разведку и первыми успели среагировать, но бронетранспортер не удалось уничтожить и теперь немцы грамотно давят их огнем. Любопытство вещь опасная тем более на войне, но надо бы глянуть, может нашим чем помогу.
  Тем более вооружение у меня неслабое, есть чем помочь. Когда я отправлялся в эту экспедицию, то экипировался очень тщательно, учитывая весь свой боевой опыт и свои немалые возможности. За время войны в свою нору много чего успел натащить, так что было из чего выбрать. Одна маскировочная накидка 'Кикимора' чего стоит.
   В качестве оружия для близкого и скоротечного огневого контакта выбрал новый российский пистолет-пулемет ПП-2000. Мне он достался случайно в 2011, когда в составе Севастопольского сводного батальона морской пехоты в Новороссийске пришлось поучаствовать в уничтожении турецкого десанта. Там с нами работала российская МВДшная спецура, они первые отреагировали и соответственно попали под раздачу турецкой палубной авиации, которая прикрывала десант. Конечно, турки отгребли знатно, особенно когда РК 'Москва' противокорабельными ракетами с предельной дистанции потопил большую часть эскадры. Вот там мне и досталась парочка таких автоматов в спецназовском исполнении с возможностью установки глушителя, коллиматорным прицелом и с шестью запасными магазинами. Еще один большой плюс то, что эти автоматы разрабатывались под 9мм патрон Парабеллума, который активно использовался в немецкой армии, так что проблем с боеприпасами быть не должно.
   Для дальних дистанций прихватил свою любимую СВУ (снайперскую винтовку укороченную), которая тоже разрабатывалась для спецподразделений и имеет кучу достоинств в виде неплохой дальности действенного огня, малых размеров по сравнению с СВД, сошками и эффективным пламегасителем. И одно большое достоинство - она сделана под стандартный российский винтовочный патрон, так что и для этого оружия, проблем с боеприпасами не будет. Ее я просто выменял на ящик тушенки у новороссийских морпехов. Откуда они ее достали, ведь им по штату они не положены, как-то не удосужился спросить. Время было такое.
  А вот пистолет у меня был знатный. Попав в юности под влияние великолепно проведенной рекламной компании австрийской оружейной фирмы 'Glock', я, сняв с трупа турецкого офицера 'Глок-17', так и не смог с ним расстаться, хотя до этого все время бегал сначала с ПМ потом с ПММ. Но, 'Глок-17' удобней, да и исполнен под патрон Парабеллума, что немаловажно и глушитель к нему в наличии. За спину закинул одну 'Аглень'РПГ-26 - в этом времени возьмет любую бронированную цель.
   В закладке, как натуральный хомяк-прапорщик спрятал еще одну 'Аглень', МОН-50 с набором взрывателей, ПКМ с двумя лентами и кучу другого барахла.- может пригодиться.
   Накрутив на ствол ПП-2000 глушитель, осторожно двинулся в сторону стрельбы, стараясь забирать влево, чтоб зайти в тыл к немцам и при этом не наткнуться на их группу, которая по идее должна попытаться охватить засаду с фланга. Это ж стандартные антизасадные действия. Подавление огнем, охват и уничтожение засады.
   У меня преимущество - слух, как у подводной лодки перед кораблем, я их раньше, если что услышу. Вот накаркал, ломятся как лоси. Шесть человек. Один тащит MG-34, остальные с винтовками. Но не лохи, идут парами, подстраховывая друг друга. Меня пока не увидели, я сместился еще левее, пропустив их чуть вперед, начал работать. Две короткие очереди, средняя пара валится. Глушитель хорошо подавил звук. Немцы не успели среагировать на необычный звук, есть запас по времени. Еще две короткие очереди. Вторая пара валится. Один догадливый из последних, что-то понял, повернулся и закричал. Но это было все, что он успел сделать. Точка прицеливания коллиматора остановилась у него на груди. Очередь. Крик захлебнулся. Но раздался винтовочный выстрел. Стрелял последний и явно на звук, меня он не видел.
   Выхватываю из разгрузки гранату и кидаю, не выдергивая кольца, и кричу:
   - Ахтунг, граната!.
   Немец заученно падает за дерево, а я успеваю сместиться влево, и немец сразу попадает в сектор моего обстрела. В положенное время взрыва не последовало. Он поднял голову в каске. Вот под каску я ему очередь и вогнал. Раздался звук, как будто молотком ударили по листу железа. Немец дернулся и затих. Видимо одна из пуль все-таки попала в каску. Вроде все.
   Подхожу к каждому немцу и делаю контрольные выстрелы - нельзя за спиной оставлять недобитого противника. Подобрав свою гранату, побежал в сторону выстрелов, забирая немного левее. Вряд ли за этой группой немцев идет еще кто-то, так что вероятность кого-нибудь встретить, весьма мала.
  
  
   Глава 1
   Я вырос в военной среде, отец был офицером, мать настоящей офицерской супругой, которая стоически моталась по гарнизонам на окраинах Советского Союза. Поэтому желание стать военным было у меня с детства. Но жизнь сложилась так, что сразу после школы пришлось пойти в гражданский университет по радиоэлектронной тематике. Все-таки с детства был радиолюбителем и частенько допоздна просиживал с паяльником. Как раз начался распад Союза, и поступить в Благовещенское военное училище гражданину независимой Украины уже не получалось.
  По окончанию университета попал в доблестные ряды Вооруженных Сил Украины и пришлось отбегать год простым 'портяночником' в дивизии ПВО в Севастополе. Тут как раз в управлении кадров в Киеве нарисовался старый сослуживец отца и помог поступить в Севастопольский военно-морской институт. Отучившись, полные пять лет, на факультете радиотехнических систем, должен был вроде как попасть в морскую авиацию, но так как самолеты и вертолеты присутствовали только на бумаге, то попал в морскую пехоту. Тогда еще полк базировался в Севастополе. Абсолютно никакой романтики, тупые серые казарменные будни. Да и в военной службе начал сильно разочаровываться. Учитывая политические процессы в стране вообще и в частности кадровую политику в вооруженных силах смысла служить уже не было. С горем пополам уволился, переехал в Симферополь и занялся бизнесом.
   Перед увольнением женился. С будущей женой, Светланой, познакомился случайно на пляже, недалеко от Херсонеса. Обычный курортный роман не более того, но зацепило. Она приехала к своей подруге посмотреть город и отдохнуть. После нескольких бурных летних дней, я случайно узнал, что Светлана тоже военная и больше того - офицер и приехала к сокурснице, которая служит в той дивизии ПВО, где я когда-то бегал солдатом. В отличие от меня, она закончила Харьковский военный университет, и служит в Одессе, в штабе округа. Когда я задал один важный вопрос и получил положительный ответ, признался что увольняюсь, на что получил философский ответ: 'В семье не может быть двух военных, тем более офицеров, рано или поздно или тебе или мне пришлось бы уволиться, я рада, что не придется выбирать, жизнь сама за нас все решила'. После этого нам удалось устроить ей перевод в Симферополь. Там она служила в штабе 32-го армейского корпуса пока не родился сын, маленький Славик. Забросив воинскую службу, погоны, должности, она с головой погрузилась в семейные хлопоты.
   Я сначала работал в компьютерной фирме, собирал компьютеры, потом их продавал. Через некоторое время созрел к открытию своего дела и со временем, с двумя друзьями открыл свою фирму. Занимались всем, собирали и продавали компьютеры, ремонтировали и заправляли картриджи, прокладывали сети и устанавливали системы безопасности. Радиоэлектронное образование очень даже пригодилось и наконец-то приносило свои плоды. Сначала было очень трудно, но со временем все наладилось, и появилась возможность заняться любимым делом - охотой. Как любой мужчина всегда любил оружие, и послужив в армии научился его уважать. Долго перебирал варианты и подкупил себе два полуавтоматических карабина - один под 12-й калибр 'Вепрь', второй под патрон 7,62х39 гражданская переделка АКМа со всеми наворотами типа тактической рукоятки и коллиматорного прицела. Средства позволяли. Но вот охотиться не любил - как-то жалко было убивать зверей, а вот в тире пострелять да на полигоне - самое то. Со временем навесил на свой АКМ прицел ПСО-1 и на расстоянии 100 метров начал давать неплохие результаты в стрельбе по малоразмерным целям.
   По прошествии некоторого времени, случайно встретился с бывшим сокурсником по университету, Витей Кузьминым, который, отслужив в Службе Безопасности Украины, устроился начальником службы безопасности в крымское отделение одного из крупных киевских банков. Он предложил идти к нему замом по техническим средствам защиты. Так как на тот момент, отношения среди учредителей внутри фирмы пошли в разнос, я согласился, продав свой бизнес своим компаньонам, устроился в банк. Расстались хорошо. Ребята в принципе неплохие, только у каждого в жизни свои цели и приоритеты. Впоследствии, с одним из них, Борисычем, во время войны пересеклись, и те давние хорошие отношения помогли спасти много жизней.
   Жизнь наладилась, зарплата устраивала. На деньги, полученные от продажи бизнеса, за городом прикупил участок с недостроенным домом, простаивающий с середины девяностых. По слухам он принадлежал одному из преступных авторитетов, погибшим в бандитских разборках девяностых. Дом простаивал, и сельсовет с удовольствием избавился от простаивающей недвижимости.
   На работе, благодаря моей настырности, удалось выявить и локализовать источник утечки информации. Киевские хозяева сначала отнеслись к этому холодно, но проведенное расследование вскрыло крупные махинации с подставными кредитами. Хозяева как узнали, схватились за голову. Наш отдел службы безопасности был отмечен и со временем, как экспертов, стал привлекаться для мониторинга других филиалов, и это принесло свои плоды. В общем, по прошествии времени я стал известным в своей среде специалистом по банковской безопасности, как в технической области, так и в области оперативной проработки персонала. Это позволяло выбивать фонды на закупку специального оборудования. Радиосканеры, детекторы магнитного поля, нелинейные локаторы постепенно заполняли наш маленький склад и редко простаивали без дела. Через год удалось даже выбить полиграф и проводить выборочную проверку персонала.
   На фоне вроде как радужной картины личной карьеры, ситуация в мире да и в Крыму серьезно ухудшалась. Влияние исламских фундаменталистов создавало в Симферополе и пригородах напряженную обстановку. Самозахваты земли, откровенная агрессивность к славянскому населению нарастала и готова была вылиться в кровавые столкновения. Заигрывание Украинского руководства с татарскими сепаратистами вели только к ухудшению обстановки. Противостояние на Ближнем Востоке продолжалось, и в ближайшее время должно было перейти в активную фазу. Американская ударная группировка, нацеленная на Иран, уже сформирована и заканчивает последние подготовительные мероприятия. В Афганистане участились случаи нападения на оккупационные части американцев и их приспешников. Сильные волнения в Пакистане и на границе с Индией, грозили перерасти в активное противостояние. Китай производит постоянные переброски войск и наращивание морской группировки в районе Тайваня, не отказываясь от своих исторических прав на такой лакомый кусок с высокотехнологической начинкой. На Кавказе опять запылала война. Грузия все никак не угомонится, обвиняя в своих экономических проблемах Россию. Турция завязла в горах Курдистана.
   Такая обстановка заставляла напрягаться и готовиться к худшему. Я не стал терять зря время. При реконструкции дома обнаружилось, что преступный авторитет не зря выбрал такое экзотическое место для строительства загородного особняка. Дом был построен как раз поверх немаленького противоатомного убежища, еще советских времен, которое строилось явно не для нужд гражданской обороны. Об этом говорила, более разветвленная система галерей, качество постройки и большее количество резервных выходов, оборудованных переходных тамбуров. Что еще удивило, это наличие караульного помещения и оружейной комнаты, с установленными в ней металлическими шкафами для стрелкового оружия и боеприпасов. Предыдущие хозяева неплохо замаскировали бомбоубежище. Да и я его обнаружил случайно - вход в него был качественно замаскирован фальшивой отодвигающейся стеной, где уже находилась, известная мне по знакомствам с аналогичными бункерами в Севастополе, тяжелая стальная дверь. Судя по остаткам одежды и цепям, бандиты использовали бункер в качестве тайной тюрьмы для неугодных. Учитывая ситуацию в мире, когда неизвестно, что и как закончится, я решил не афишировать наличие такой вот незадокументированной недвижимости, а доработать и использовать под свои нужды. Все-таки опыт монтажей и строительства был, да и первоклассный инструмент всегда под рукой. Пришлось полностью перекладывать всю электрику и систему снабжения водой. Естественно денег не хватало и пришлось в своем же банке взять крупный кредит. Но чутье подсказывало, что времени осталось мало. Бункер был сделан очень основательно с многоуровневой герметичной защитой. Большие запасы воды, продуктов, горючего, несколько дизель-генераторов. Как правило, такие укрытия обеспечиваются артезианскими скважинами, но в моем случае, скважина оказалась сухой. Продумывалось все тщательно. Тем более Витька Кузьмин, пронюхав про мою стройку, во время корпоратива вызвал меня на откровенность. Я ему все рассказал. Он-то тоже не дурак, и знал, что часто моя интуиция приносила плоды в совместной работе. Обсудив ситуацию, он подключился к проекту. Все закрутилось намного быстрее. Бункер был оборудован на два семейства, жизненное пространство увеличено. Со временем пара ребят из банковской службы безопасности присоединилась к нашему проекту. Все были бывшими военными и имели некоторый опыт. Так что со временем мой бункер разросся. Коля Ремезов капитан служил в Старом Крыму в спецназе ВДВ, а Мишка Авдеев отслужил прапорщиком в 'Беркуте'.
  По Витькиным каналам достали определенное оборудование, оружие и боеприпасы. Установили специальные сервера и информационные накопители, и теперь они вбирали в себя горы информации, которую только можно было достать и вытянуть из Интернета.
  Об этой гонке на выживание, сейчас вспоминаю с улыбкой. Мы успели.
  Гром грянул в конце 2010 года. Американцы попробовали атаковать Иран. Но как только начались боевые действия, на территории США смертниками были подорваны несколько тактических ядерных зарядов, причем пара зарядов была весьма мудро подорвана в районе Калифорнии на месте тектонического разлома. Мощнейшие сейсмические толчки начали трясти восток США. Один заряд был взорван в Лондоне, и Великобритания сразу потеряла на время управление. Паника охватила мир. По Ирану в ответ наносится серия ядерных ударов. Радиоактивное облако сносит в сторону Турции. Китай нападает на Тайвань. Но модернизированная система ПВО Тайваня позволяет отразить первый удар и нанести урон китайской морской группировке противокорабельными ракетами. Спустя сутки ядерный боеприпас взорван в Москве. Отрядом боевиков захвачена и взорвана Ленинградская АЭС. Индия высаживает десант в столице Пакистана и наносит массированный ракетно-бомбовый удар по военным объектам. Пакистан в ответ наносит ядерный удар по Дели.
  В Симферополе крымские татары начали захват военных объектов и отделов внутренних дел. Управление городом было потеряно в течение суток. Уличные бои с участием внутренних войск и татарских бандформирований разгораются и принимают затяжной характер. Толпы татарских женщин и детей перекрыли основные магистрали, блокируя переброску дополнительных воинских подразделений. Давно подготовленная и налаженная система мобилизации позволила поднять под ружье около сорока тысяч боевиков. Военные части в Феодосии, Старом Крыму, Перевальном были внезапно атакованы. Контрактники из татар провели на территорию частей отряды боевиков и не позволили военным воспользоваться бронетехникой и средствами усиления. Офицерский состав уничтожался в первую очередь. Бои были кровопролитными и скоротечными. В частях потери личного состава составили более шестидесяти процентов. Но отбить нападение и вывести технику из автопарков все-таки удалось. Связь с командованием была потеряна. Все основные линии связи были выведены из строя. Мобильная связь не работала. Части были настолько обескровлены, что реально вмешаться в ситуацию в Симферополе и пригородах уже не смогли. В городе началась резня.
   Мы в это время были на работе, а наши семьи уже заперлись в бункере, а верхний дом заминирован. Мы специально его сделали недостроенным, создавая видимость того, что там брать нечего.
   Когда в городе началась стрельба, и недалеко от офиса банка загрохотал КПВТ с БТР, то стало понятно, что час 'Ч' пришел. В последнее время мы возили форму, наше законное оружие, а это были АКМы, разгрузки, и даже бронежилеты, которые в свое время приобрели на нашу службу безопасности, с собой. Витькин джип стоял во внутреннем дворике, там же стояла Колькина 'Тойота'. Быстро сбегали и принесли сумки со снаряжением и начали торопливо экипироваться.
   Хорошо, что в связи с такими обстоятельствами банк не работал, и в здании была пара дежурных операционистов, да дежурная охранная служба. Нам пришлось здесь находиться по личному приказу Главного из Киева. На тот момент основные активы уже были вывезены. Остался только депозитарий. На верхнем этаже сидел наблюдатель с радиостанцией, и докладывал, что в центре города, где располагались республиканские управлении СБУ и МВД, идет бой и наблюдается высокая задымленность. Слышались отдельные взрывы. С помощью сканера прослушивали частоты. На частотах простых портативок в основном переговаривались татары, на военных и милицейских каналах шла постоянная ругань и просьба помощи. Отключилось электричество. Совместно приняли решение вскрыть депозитарий и на банковском инкассаторском броневике прорываться к бункеру.
   Но события сами пришли к нам: ко входу подкатила маршрутка и грузовая 'Газель' из них к банку побежали около десятка вооруженных бородатых боевиков. Вооружение в основном состояло из охотничьих стволов, но была и пара АК-74. Мы-то подсуетились, и заблокировали входные двери. Но непонятливые джигиты начали их ломать. Увидев через стекло, что в помещении есть охрана, они открыли стрельбу. Судя по всему военных среди них не было. Мы разделились на две группы. Я с Мишкой Авдеевым выпрыгнули через окно на соседней улице и начали обходить их с фланга, а Витька с Коляном открыли ответный огонь из окон. Потеряв двоих возле дверей, бандиты попрятались. Тут и мы с фланга из полуавтоматических АКМов открыли беглый огонь. Мерседесовская маршрутка слабая защита от автоматного патрона 7,62мм. Через десять секунд все было кончено. Так мы еще легко отделались.
   Решили пробиваться к бункеру. Колона, из банковского броневика, джипа и 'Тойоты', рванула по улицам к выезду из города.
   Тогда нам очень повезло, что татары не успели создать надежных кордонов для предотвращения бегства людей из города, и мы ушли, присоединив по дороге несколько машин с сотрудниками российского консульства и простыми людьми, желающими покинуть охваченный боями город. Вырвавшись на окраину, мы забазировались, но наличие бункера пока афишировать не стали. На выезде из города, столкнулись с группой сотрудников городского управления государственной автоинспекции, которые пытались организовать спасение своих семей и обеспечить подобие порядка хотя бы в пригороде. Вооружив их трофейным оружием, организовали блокпост и стали формировать мобильные группы. Из степных районов подтягивались автобусы с вооруженными боевиками. Два таких автобуса и 'Газель' попали в нашу засаду и без сожаления были расстреляны из гранатометов и стрелкового оружия в районе поселка Молодежное.
  Тогда все еще было просто. Уничтожив группу боевиков, получилось вооружить несколько десятков сотрудников милиции и госавтоинспекции и на базе нашего поселка организовать небольшой укрепрайон. Бои в городе разрастались и происходили с переменным успехом. Когда на помощь подошла колонна бронетехники российской морской пехоты из Севастополя, положение стабилизировалось и позволило наладить эвакуацию гражданского населения. Бункер пока законсервировали, а сами влились как отдельное подразделение в состав сводного батальона морской пехоты. Тогда у нас была жаркая пора, приходилось многим заниматься: на броне сопровождали колонны беженцев, выбивали из пригородов татар, деблокировали здания СБУ и МВД в центре города. Потери были немалые, но наша четверка как костяк отряда оставалась неизменной.
  Киев уже ничего не мог контролировать. Паника и парад суверенитетов пошли лавиной. Экстремисты, да и просто бандиты, повылазили из всех щелей. Националисты, наконец-то дорвавшись до власти, сразу стали сводить счеты с неугодными. Грабежи и бардак стали обычным явлением.
  Со временем мы уже переоделись в форму российской морской пехоты, и наши армейские звания были утверждены. Я сначала командовал взводом, потом сводной ротой. Часто работали в зеленке против татар. Недалеко от Симферопольского водохранилища произошло крупное боевое столкновение с организованными татарскими формированиями. Они на захваченной бронетехнике двигались к Симферополю. Но спецназ украинских 'внутряков' успел их засечь и сообщить нам. Мы уже давно работали в плотном контакте, поэтому развернутые батарея Д-30 в парке симферопольского университета и две установки 'Град' их накрыли на марше, а тех, кто попытался удрать, 'внутряки' пожгли из гранатометов.
  Мы метались по Крыму. В Симферополе искали выживших и добивали группы мародеров. По селам искали пленных и рабов. В холмах вокруг Севастополя отлавливали разведывательно-диверсионные группы. У нас тогда сработалась своя рейдовая группа из четырнадцати человек на БТР-80 и БМП-2 и в качестве передового дозора джип 'Тойота' с пулеметом на специальной сварной раме. Оружие и боеприпасы, которые мы захватывали у боевиков, складывали в специальные схроны, количество которых со временем росло, оружия по Крыму гуляло очень много. Периодически наша четверка выезжала и собирала содержимое этих схронов и перевозила в бункер. По прошествии времени, в оружейной комнате накопился значительный и весьма разнообразный арсенал.
  В одной из таких вылазок от пули снайпера погиб Колька Ремезов.
  С Турции, покрытой радиоактивными осадками, повалил народ, в основном татарская диаспора, и начался сущий ад. Корабли Черноморского флота топили все, что плыло с юга. Украинские ВМС попытались качать права, но после того как корвет 'Луцк' был на рейде атакован и взят штурмом морскими пехотинцами, разговоры про власть в городе утихли. Город готовился к третьей обороне. Вскоре нам пришлось отражать турецкий десант в районе Ялты и Алушты.
  Мир сошел с ума. Наша часть оказалась одной из максимально боеспособных и нас часто бросали закрывать дырки. Вскоре в срочном порядке пришлось грузиться на БДК 'Азов' и нестись в Новороссийск бороться с еще одним турецким десантом. Там пропал без вести Витька Кузьмин. Турки подбили БТР из гранатомета и добили раненых. Но труп Витьки я так и не нашел. Ни мы, ни они тогда тоже уже не брали пленных и добивали всех, но отсутствие его тела давало надежду, что он мог попасть в плен.
  Когда в Германии взорвали тактический ядерный боеприпас, я понял что начинается конец.
  В мае 2011 нашу группу срочно вызвали в штаб. Там я получил команду погрузиться на корабль 'Бора' и в срочном порядке идти в Новороссийск для эвакуации секретного груза. Тогда я оставил в городе Мишу Авдеева и отправил его сопровождать наши семьи к бункеру.
  Когда США нанесли ядерный удар по России и Китаю, а Россия в ответ раскатала США и Европу в придачу, всем стало понятно, что цивилизации конец. В этот момент мы были на траверсе Симеиза. Зловещий гриб вырос в стороне Севастополя. Корабль застопорил ход - идти больше было некуда. Рядом, в районе Мухолатки, находился запасной командный пункт ВМС Украины, и было принято совместное решение с капитаном корабля идти туда. Не успели мы, сменив курс, набрать ход, как по Мухолатке был нанесен ядерный удар. Мощный ЭМИ спалил электронику, а ударная волна покалечила корабль и бросила его на выступающий в море мыс. Как я тогда выжил, не знаю. Из нашей группы осталось шесть человек. Выбравшись на берег, смогли найти несколько уцелевших машин. Вместе с грузом мы двинулись в Симферополь к бункеру. Добрались почти без проблем, но у самого города попали в засаду. Мне удалось прорваться на иссеченной пулями и осколками машине в сопровождении двух трупов своих друзей. Затемно я добрался к бункеру. Машину оставил за два квартала, и пешком с грузом еле дошел до бункера.
   Там меня встретили только моя жена c нашим сыном, жена Витьки с детьми, и Мишкина пятилетняя дочка. Ни Мишки, ни его супруги не было. По дороге они нарвались на банду мародеров. Первую машину, в которой был Мишка с семьей, обстреляли в упор из пулемета, сразу убив жену и тяжело ранив самого Мишку. Он сумел вылезти из машины и в тяжелом состоянии стал отстреливаться. Вторая машина, в которой за рулем была Светлана, сумела быстро сдать назад и уйти из сектора обстрела. Когда-то мы с Витькой стали брать наших жен на стрельбище и тренировать вместе с нами, и теперь это пригодилось. Марина из 'Мухи' умудрилась попасть в джип с бандитами, а Светка из автомата отогнала остальных. Когда бандиты отступили, женщины вытащили из машины тяжелораненого Артема, который прикрыл собой младшую сестренку Оленьку. Через десять минут он умер так и не отпустив сестренку. С трудом удалось разжать руки мертвого мальчика. Там их и похоронили на пригорке, Мишу, его жену Анжелу и сына. Маленькую девочку, оставшуюся без родителей, конечно, забрали с собой. После этого они только по ночам, не зажигая фар, двигались к бункеру, используя прицел ночного видения, который был в машине у Мишки.
  Радиационная обстановка снаружи все ухудшалась и мы приняли решение окончательно закрыться в бункере. Состояние снаружи контролировалось несколькими видеокамерами и территория участка была буквально напичкана минами. По задумке, в случае попытки проникновения в бункер, дом взрывался и заваливал основной вход. Резервный ход был прекрасно замаскирован, так же оборудован переходным тамбуром, пылесосом и душем, как и основной. Для экстренной эвакуации и разведывательных выходов был прорыт длинный подземный ход, который выходил в сточную канаву на расстоянии более трехсот метров от бункера. Естественно все было замаскировано и заминировано. Бункер погрузился в тягостную тишину.
  
   Глава 2
   Заблокировав входные двери в бункер, и активировав систему безопасности, я отсыпался несколько дней. Пару раз ощущались сильные землетрясения, что говорило о неоднократном применении ядерного оружия. Приборы на поверхности начали показывать очень высокий уровень радиации, а камеры транслировали нерадостную картину ядерной зимы.
   Аккумуляторы пока давали достаточно энергии для работы бункера, и не было необходимости запускать дизельные генераторы. Но с женщинами договорились по максимуму экономить энергию и воду. Окончательный вариант бункера предполагал автономное проживание пятнадцати человек в течении года, но нас осталось всего семь. Я, моя супруга, Светлана с сыном, супруга Витьки Маринка с двумя детьми и дочка Миши Авдеева. Настроение было подавленное и угнетенное. Маринка не часто выходила из своего блока и тихо плакала. Светке было проще, но и она была на грани. Мне, как главе такого маленького островка стабильности необходимо было срочно что-то предпринять. У военных всегда с этим было проще - устраивался внеочередной парково-хозяйственный день. Маринка, которая до рождения второго ребенка работала в СБУ-шной поликлинике педиатром, была нагружена приведением в порядок медицинского модуля, систематизированием лекарственных препаратов, которые в основном по ее рекомендациям и закупались. Затем потратили полдня на запуск аппарата УЗИ, который в последний месяц перед ядерной бомбардировкой, мы с Мишкой Авдеевым экспроприировали в центральной областной больнице. Весь следующий день чистили, убирали, пылесосили, покрывали и утепляли стены в жилых блоках. Затем был проведен всеобщий медицинский осмотр. В общем, всех загрузил и на первое время отвлек от тяжелых мыслей. Информационный центр был на время обесточен, работала только система мониторинга радиодиапазона. Ничего кроме сильных помех в эфире не было слышно. Пару раз пробивались КВ радиостанции, но на пределе слышимости.
   Появилось время, чтобы попытаться осмыслить все случившееся и решить, что делать дальше. Разобрал оружие и снаряжение, которое мы насобирали за прошедший год. Все смазал, расставил по оружейным пирамидам. Разложил боеприпасы, рассортировал. Провел занятия с женщинами по обращению с оружием. Все может пригодиться, а культура обращения с оружием вообще - вещь необходимая для любого человека.
   Потихоньку со временем напряженность боев и рейдов начала отпускать меня и жизнь в нашем маленьком мирке стала входить в привычное русло. Дети освоились и уже с радостным гомоном носились по галереям бункера.
   Теперь пришло время разобраться с секретным грузом, который мы, такой ценой, вывезли из Новороссийска. Это был контейнер в виде дипломата из специального тугоплавкого сплава.
  То, что там была система самоликвидации, я не сомневался. Поэтому со всеми мерами предосторожности, я его пытался вскрыть в течении недели и это удалось. По всей видимости, электромагнитный импульс ядерного взрыва, уничтожившего ЗКП ВМСУ, повредил систему самоликвидации контейнера и дал мне возможность ознакомиться с его содержимым. К счастью, опасения насчет наличия в нем биологического оружия не оправдались. Там лежали несколько электронных модулей, внешний жесткий диск и два вытянутых тяжелых цилиндра из матового материала.
  Когда начал знакомиться с содержимым жесткого диска, я просто впал в ступор. Такого я не ожидал.
  История данного груза началась в конце 2008 года в самый разгар Грузино-Югоосетинского конфликта. Когда российская морская пехота под прикрытием РК 'Москва' захватила грузинский порт Поти и перетопила там все ВМС Грузии, точнее оба катера и переломала все весла, был захвачен и транспорт с американским грузом: 'Хаммеры', оснащенные разведоборудованием, вроде как для грузинской армии. Но видимо, по недосмотру, к русским попало оборудование, которое принципиально не должно было там находиться, и именно из-за этого после заключения перемирия морская пехота еще несколько недель никого не подпускала к порту, пока спецы, из Главного разведуправления, потрошили странный груз. Как оказалось, янки готовились к конфликту с Ираном, и на территории Грузии должен был быть размещен один из излучателей геопогодного оружия. Смысл оружия состоял в создании над определенной территорией противника области разреженного воздушного давления, за счет дистанционного локального воздействия на атмосферу, в результате чего ухудшались летные качества авиации, задыхались люди, останавливалась техника с двигателями внутреннего сгорания. По косвенным данным, такой же излучатель американцы собирались разместить в Старом Крыму на Украине, но после массовых акций протеста и конкретной засветки объекта, они отказались от таких планов, выбрав в качестве альтернативной площадки Грузию.
  В срочном порядке группа российских ученых начала разбирать объект и разрабатывать свою математическую модель процессов. В кратчайшие сроки удалось выработать методики и создать опытный образец системы противодействия данному виду оружия. Но вмешался случай. Обычная российская безалаберность при сборке и наладке прибора привела к невероятному результату. Удалось случайно создать волновую линзу и достичь немыслимой для современной науки концентрации электромагнитного и гравитационного полей в ограниченном объеме. По сути это был генератор 'черных дыр'.
  Ученые стояли в шаге от создания межпространственного пробоя, когда исследовательский центр был уничтожен прямым ядерным ударом. То, что мне попало в руки, является резервным банком данных этого проекта.
  На базе такого устройства был собран прибор-локатор, который позволял не создавать, а находить такие пробои в природе и по возможности к ним подключаться. Это позволяло затрачивать на сотни порядков меньше энергии, нежели для создания нового канала. И приводилась информация по найденному каналу. А вложенные в контейнер продолговатые цилиндры использовались как фокусирующие элементы. Но исследовать их свойства россияне уже не успели. Тут до меня дошло, что я заполучил себе в руки. Крамольная мысль, что война могла начаться из-за этого революционного открытия, мягко говоря, напугала и не давала покоя. Еще много времени после этого, я ждал какую-нибудь штурмовую группу, которая придет за содержимым контейнера. Несколько раз я перебирал сам контейнер и груз на предмет маячков, и других средств слежения, по которым нас можно найти. Но время шло, и никто не пришел. Я остался один на один с этим изобретением.
  Тут как раз пригодилось мое высшее физическое академическое образование. Теперь у меня появился смысл жизни. Когда все выяснил, и сделал первичные прикидочные расчеты, прошло больше полугода. Женщины, будучи в курсе моего открытия и планов, по возможности старались не мешать, видя в работе шанс для нас и наших детей.
  Тем более ситуация в бункере складывалась тоже не самым лучшим образом. Портативная автоматическая метеостанция, выставленная снаружи, регулярно давала безрадостные показания о высоком уровне радиации, который конечно упал в разы по сравнению с первыми месяцами после ядерного конфликта, но все равно оставался высоким и очень небезопасным для человека. Поднявшиеся огромные массы радиоактивной пыли и пепла резко изменили климат на планете. Солнечные лучи не могли пробиться к поверхности и прогреть землю. Средняя температура резко упала до минус двадцати и сопровождалась сильными ветрами. Вряд ли что-то живое могло выжить в таких условиях. Предполагалось, что бункер в течении первого месяца должен быть полностью герметичен, на случай применения химического и бактериологического оружия. Но со временем уже оранжерея не справлялась с поглощением углекислого газа - на ее освещение элементарно не хватало энергии, а регенерационные модули закончились еще в первый месяц изоляции. Несколько раз приходилось менять воздушные фильтры в системе вентиляции и все чаще и чаще закачивать воздух снаружи. Аккумуляторы начали постепенно выходить из строя, и приходилось запускать дизеля для подзарядки. При реконструкции убежища, предполагалась возможность радиоактивного загрязнения и дизеля были установлены отдельно и имели возможность сжигать кислород с поверхности, а не внутренний чистый воздух. Думаю, что радиоактивность воздуха не сильно скажется на технике в ближайшие три-четыре года. Как правило, 'фонит' не сам воздух, а пыль, поднятая взрывами. Поэтому многоуровневая схема очистки, позволяла функционировать системе, не сжигая драгоценный чистый воздух внутри бункера.
  Через семь месяцев несколько раз приходилось подниматься на поверхность, исправлять мелкие неисправности и, учитывая сильные ветры снаружи, попытаться установить и запустить ветросиловой генератор. Делался он не так уж сложно. Несколько лопастей и генератор от автомобиля через подобие редуктора. Вот тебе и двенадцать вольт. Через месяц поставил еще парочку таких генераторов, и частично проблема энергии на мелкие бытовые нужды была решена.
  Все эти проблемы отвлекали от решения задачи подпространственного туннеля. Пришлось поднимать старые учебники по высшей математике, тензорному исчислению. Как я благодарил бога, что не поскупились, и вычислительный модуль был собран на паре профессиональных многопроцессорных серверов. Вычислительные задачи готовил на ноутбуке, и когда встал вопрос о полном просчете задачи, пришлось тратить драгоценное горючее и запускать дизеля.
  Для безопасности обитателей бункера, пришлось использовать отдельную дальнюю галерею, углубив ее и расширив, и там уже готовить помещение для размещения установки. Причем галерея имела несколько переходных тамбуров из металлических дверей, которые впоследствии были загерметизированы и несли на себе функцию переходного тамбура в случае химического или бактериологического заражения и функцию силовых прокладок на случай взрыва установки. Комната была оснащена зарядом напалма, на случай бактериологического заражения. Это был титанический труд. Но женщины и дети много помогали. К концу первого года затворничества, установка была готова и проводилась юстировка волновой линзы. Для обеспечения энергетики, пришлось поставить на улице еще несколько ветряков и гонять дизеля.
  Вот настал знаменательный день запуска системы. Естественно, в зале никого не было и все делалось дистанционно, а вход и прибор были заминированы на случай непредвиденных ситуаций. Сам портал был под прицелом установленного на станине гранатомета.
  Линзу удалось сформировать и неделю пришлось настраивать параметры, чтоб настроиться на мощный и устойчивый канал. Вот только что это и куда он ведет, я не представлял. Надеюсь не пожалею об своих опытах.
  Линза стабилизировалась, и энергетические показатели показывали точную настройку на мощный подпространственный канал. В описании указывалось, что канал нестабильный, но работает с определенной периодичностью. Пришлось нарядиться в бронежилет, ОЗК и противогаз. Ведь случаи бывают разные. Как нормальный любопытный мужчина я туда ради интереса начал кидать всякие ненужные вещи. Но практичная жена предложила туда кинуть груз, привязанный к веревке и попытаться вытянуть обратно.
  'Что ж очень трезвая мысль, иногда от женщины, тем более жены можно услышать что-то дельное в промежутках между упреками, что не помогаю и приношу маленькую зарплату' - промурлыкал себе под нос, чтоб жена не услышала. Настроение было просто великолепным.
  Экспериментируя с веревками и грузилами, удалось установить, что портал работает двунаправлено при активной подпитке линзы энергией. Неоднократно включая и выключая оборудование, подбирая коэффициенты управления полями, удалось добиться стабильной работы окна. Попытался осветить портал лучом лазерного целеуказателя. Никакой реакции. Луч просто пропадает. Такая же картина с радиоволнами.
  Неугомонная Маринка предложила взять пробы воздуха на той стороне и провести анализ. Используя приборы радиационного, химического и бактериалогического контроля провели первичную разведку. Уровень радиации был в норме, химических загрязнений тоже не было. Мышка, помещенная в воздушную среду, взятую с той стороны, нормально чувствовала себя по истечении двух суток. Пробы, помещенные в питательную среду, не показали ничего экстраординарного. Все в пределе нормы.
  Использовав в качестве грузила связанные между собой рыболовные крючки на длинной веревке, получил результат, который вызвал радость всех обитателей бункера. За рыболовный крючок зацепились несколько травинок. Простых травинок, которые пахли просто великолепно - они пахли лесом, но для нас это был запах надежды. Бедные дети с удивлением смотрели на взрослых, прыгающих и обнимающихся от радости.
  
  
  
  
   Глава 3
  Что ж. Теперь мне придется переквалифицироваться из исследователя и первооткрывателя в разведчика и защитника. Как ни странно, эта мысль заставила меня встряхнуться и снова превратиться в капитана морской пехоты. Жена это поняла, когда увидела, как я после ужина пошел в каптерку готовить для себя и ушивать новенький камуфляж. Теперь даже по бункеру ходил в форме, берцах и с пистолетом в тактической кобуре на правом бедре. Надо снова привыкнуть к форме, чтоб она стала второй кожей. Неизвестно, что нас ожидает на той стороне.
  Опыты по исследованию портала стали более осмысленными и системными. Теперь на ту сторону в жестком прозрачном боксе перекинули видеокамеру и через некоторое время вытащили обратно. Запись показала обычный лес, правда более подходящий к средней полосе России, нежели к Крыму и Южной Украине. Еще камера показала, что портал выходит на высоте трех метров над землей и ничем не выделяется, никакого свечения, как с нашей стороны.
  Теперь осталось узнать, как переносят биологические объекты переход через портал. Для этого пришлось использовать обычную мышь, которая имела наглость завестись в моем бункере. Все прошло нормально. Затем проверил, как работает передача электричества по проводам, перекинутым через портал. Просто взял лампочку на длинном проводе подключил ее к сети через амперметр и закинул в портал. Показания прибора не изменились, значит, ток течет. В конце концов, проверил, как течет время, если временно отключить портал. Закинул туда часы и выключил установку и через десять минут подключился и выловил часы. Время и там и здесь течет одинаково. Одна из главных гипотез, что портал ведет на землеподобную планету.
  Настал момент, когда мне нужно было самому пройти через портал и провести детальную разведку. Упаковавшись по полной программе в камуфляж, бронежилет, сверху маскировочный костюм 'Кикимора', вооружившись АК-74 с подствольным гранатометом и коллиматорным прицелом. В качестве альтернативного оружия взял 'Глок-17' и на всякий случай прихватил с собой РПО 'Шмель'. Посидев на дорожку, по специальному поддону шагнул в портал, таща за собой кабель выносной антенны, чтоб быть постоянно на радиосвязи с бункером. Земля упруго ударила по ногам, как при прыжке с парашютом, упал на бок, откатился, вскочив на ноги, отбежал от точки высадки и занял оборону. В течение десяти минут лежал и слушал лес, на предмет необычных звуком и запахов. Но ничего пока не настораживало.
  Обходя точку выхода, по расширяющейся спирали, старался оставлять поменьше следов и искал следы присутствия людей или животных. Была вероятность, что точку выхода могут держать на контроле что равносильно засаде.
  Затем, возвратившись к порталу, собрал все вещи, которые мы выкидывали через портал, чтоб не демаскировать место высадки. Армейский вариант радиостанции 'Моторола' с плавающей частотой и кодировкой сигнала позволяла держать связь с базой на расстоянии до восьми километров, но это в лучшем случае.
  Ну, пока все вроде тихо. Можно приступить к дальнейшему исследованию. Достав портативный радиочастоный сканер, и подключив его к КПК, стал сканировать эфир на предмет источников радиоизлучения. Каково же было мое удивление, когда оказалось что в диапазонах средних и коротких волн работает много передатчиков и многие работают морзянкой. Но больше всего поразила передача московского радио. То, что я услышал, было поразительно. Голос известного в середине двадцатого века диктора Левитана вещал: 'С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Чёрного моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Во второй половине дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии. После ожесточённых боев противник был отбит с большими потерями. Только на Гродненском и Кристынопольском направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов и занять местечки Кальвария, Стоянув и Цехановец (первые два в 15 км и последнее в 10 км от границы). Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населённых пунктов, но всюду встретила решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие потери противнику. Нами сбито 65 самолётов противника.'
  -..... мать!- выразился я и грязно выругался, и на базе это услышали.
  - Сережа что случилось? - взволновано вышла на связь, голосом моей жены, база.
  - Это портал во времени. Здесь сейчас 22 июня 1941 года. Я только что прослушал сообщение Левитана о нападении немцев на Советский Союз. Осталось узнать, где выходит портал и что дальше делать. Сбрасывайте лесенку.
  С той стороны скинули веревочную лесенку. Вернувшись обратно, мы собрались, так сказать, на расширенный семейный совет. Надо было обдумать ситуацию. Маринка взяла слово.
  - Если там война, то мы должны помочь нашим, сообщить Сталину. Ты сколько накачал информации, да и сам неплохо в этом разбираешься.
  - Марина это все конечно хорошо, но есть несколько проблем, которые существенно усложняют задачу. Одна из главных - это инертность мышления самих людей и жесткая консервативность госаппарата страны. Если я приду туда и скажу что пришелец из будущего, то в лучшем случае, сочтут больным и запрячут в больницу. В худшем грохнут тут же. Сейчас война, а в прифронтовой зоне действуют кучи диверсантов и агентов. Немцы неплохо подготовились и их легендарный полк 'Брандербург-800' наследил в первые дни войны очень основательно. Я как-то читал воспоминания сотрудников Смерша, что в первые дни войны диверсантов просто уничтожали. Это уже потом, когда фронт стабилизировался, их начали отлавливать и перевербовывать. А сейчас просто грохнут. Если получится убедить в своем иновременном происхождении, то распотрошат и запрячут куда-нибудь подальше, потому что информация о будущем является стратегическим секретом, намного важнее технологии производства ядерного оружия. Плюс мы знаем, что развалится Союз, крах идеологии, а это такая тайна, что только за одно знание этого мы исчезнем. И дети тоже, потому что могут запомнить правду. Правда этому краху очень даже помогли, но нас это не спасет. Они не злые и не палачи, просто, когда на кону стоят вопросы государственной безопасности, действуют другие безжалостные законы и правила. Но и затаиться мы не сможем. Уже не сможем.
  - А что делать? - подала голос жена.
  - Я думаю в первую очередь нужно определиться с точным месторасположением точки выхода. Если она попадает в возможную зону оккупации, это еще хуже и необходимо будет действовать быстрее. В течении года возможности и запасы бункера уже не смогут обеспечивать нам нормальное существование и придется либо выходить наружу, либо в прошлом организовывать резервную базу или хотя бы элементарные поставки воды и продуктов. А это контакты с местным населением. Еще не хватало попасть в руки к немцам. Как вариант действий на ближайшее время, поднять на метеозонде видеокамеру и попробовать снять топологию района, и попытаться его прогнать по карте, или хотя бы выявить поселок поблизости, или дорогу и получить более точную информацию о местоположении. Это на ближайшее время. На долгосрочную перспективу, девушки, у меня есть идея. Чтобы обезопасить себя, мы подсадим Сталина с командой, на информационную иглу. Мы не будем афишировать свое присутствие и свое происхождение, но начнем ему передавать дозированную информацию по немецкой технике, их планам, и возможным вариантам развития ситуации. Скажем так, появится источник информации под псевдонимом Странник или там Оракул, и начнет морзянкой сообщать важные вещи, пока они не перепроверят много раз нашу информацию, поверят в ее достоверность и источник станет стратегически важным и ценным настолько, что мы сможем диктовать уже свои условия.
  Пока других вариантов действий я не вижу.
  Для вас задание - перекопать все базы данных, но найти информацию по порядку радиообмена, кодах, шифрах, частотах, командном составе Главного управления государственной безопасности, оргштатной структуре. Все что можно найти: воспоминания, мемуары, фотокопии документов и приказов. На время развернем сетку, и будете работать сразу с двух терминалов, а я пока займусь метеозондом и видеокамерой. Хотя вряд ли вы найдете что-то стоящее, кроме отфильтрованной ФСБ информации, но все же. Но у меня есть задумка и на этот случай.
  - Сережа, а почему ты сам не пошел служить в СБУ, тебе же вроде как предлагали? Ты ж такой умник, тебе как раз там было бы место - высказалась моя благоверная, не привыкшая кого-то слушать более пяти минут, не вставив свои пять копеек.
  - Если честно, очень хотел, но когда встретил тебя, подумал, что опять как молодой лейтенант буду уходить рано утром и приходить поздно вечером. А с женой видеться как с любовницей. Ты ж сама бы не захотела так жить. Да нет, уж я лучше с семьей и на гражданке. Надоело мне как-то всяким дядькам с большими звездами подчиняться.
  - Вот-вот, а Витька не понимал этого, пока мозги не стали на место, и не уволился - подала голос Маринка.
  Вспомнив, что на складе у меня лежит роботизированная IP-камера, которую Витька по моей наводке свинтил со здания нашего банка, я пошел готовить метеозонд к вылету, взяв с собой бухту 'Витой пары' и ноутбук. Опытным путем пришлось устанавливать с какой длиной кабеля камера будет нормально управляться и передавать сигнал. Сто пятьдесят метров вытянула.
  Рано утром 23 июня, по времени 1941 года, я опять в полной выкладке вывалился из портала. Как охотничья собака взял стойку и пробежался по спирали изучая обстановку вокруг зоны высадки. Убедившись, что все нормально дал сигнал на базу. Из портала сразу выкинули упакованный контейнер с кабелем, камерой, ноутбуком и метеозондом. Метрах в ста от портала была небольшая полянка, которая полностью подходила для моих нужд. Но, в первую очередь следовало обезопаситься. По большому периметру посекторно расставил шесть мин МОН-50, и натянул шнуры, подсоединенные к сигнальным минам. На всякий случай для усиления прихватил с собой ПКМ и РПО 'Шмель'.
  Чтобы зонд не утянуло, пришлось забить несколько кольев с блоками в землю и для контроля привязать провод к дереву. Подключив все и проверив электронику, начал нагнетать водород в зонд из специального баллона. Хорошо, что сильного ветра не было, а то бы получил кучу проблем, бегая по лесу и ловя шарик.
  Вытравив кабель на все сто пятьдесят метров, начал развлекаться, управляя камерой. Как оказалось на большом удалении видна крупная река, оценивая расстояние - километров двадцать. И поблизости, километров семь явственно наблюдается населенный пункт. Наметив азимуты объектов, стал торопливо спускать зонд, а то в деревне началось какое-то нездоровое движение.
  Собрав все оборудование, спустив газ из зонда, закинул все это в портал, и в срочном порядке деактивировал свои ловушки. Что ж, вторая разведка оказалась тоже результативной.
  На ночь была назначена вылазка в поселок. Пока оставалось время до вечера, копался в базах данных и искал важнейшую информацию для небезызвестного Лаврентия Павловича, которая не оставила бы его равнодушным. В принципе, первый шаг был продуман и подготовлен. Осталось только выяснить местоположение и, исходя из этого, уже строить планы по контакту с местной госбезопасностью.
  На ночь экипировался, как для работы в 'зеленке'. Камуфляж, разгрузка, маскхалат 'Кикимора', прибор ночного виденья и репеллент для сбивания нюха у собак. В качестве оружия выбрал укороченный автомат Калашникова с глушителем, тоже достался по случаю. Несколько гранат, в том числе пара светошумовых. На всякий случай взял с собой дистанционный микрофон. Может пригодится.
  Как я ждал этого выхода - как первого свидания! Видимо мне этого не хватало, засиделся.
  Ночной лес. Аккуратно перемещаясь, стараясь не хрустеть ветками, двигался, по азимуту на поселок. Со мной высадилась Светлана, тоже по случаю одевшая камуфляж и, вооружившись автоматом, проводила выгул детишек на природу. Маринка спустила сверху стремянку, чтобы всем удобно было выбираться. Развернув портативный радиосканер, Светка контролировала радиодиапазон и поддерживала связь. Прежде чем уходить к поселку, я снова расставил растяжки с сигнальными минами.
  - Феникс это база, как там дела?
  - База это Феникс, все нормально, не засоряйте эфир.
  Вот так иногда переговариваясь с женой, я подходил к поселку. Уже чувствовались запахи жилья, лай собак. В поселок решил проникнуть с противоположной стороны, чтобы не выдать направление, с которого пришел.
  - База, это Феникс. Я у поселка провожу наблюдение.
  - Феникс, это База. Сережа, не рискуй.
  - Понял, конец связи.
  Обычная крупная деревня, деревянные дома, дворов на семьдесят. Слышна гармонь. Скорее всего, перед отправлением на фронт народ гуляет. Война идет уже третий день.
  Так я пролежал два часа, изучая деревню. Прибор ночного видения давал неплохое изображение. Благодаря ему, в двухстах метрах от себя, увидел какое-то странное шевеленье. Странно, значит я не один тут наблюдатель. Посмотрим. От кромки леса отделились два человека и короткими перебежками через поле начали передвигаться к крайнему дому. Наши бы не стали прятаться, значит, немцы. Или у них тут агент, или за языком пришли.
  Пока одна пара гуляет по деревне, пойду пообщаюсь с остальными, может что интересное и узнаем. Снявшись со своего места осторожно ступая, углубляюсь в лес. Там накручиваю на 'Глок-17' глушитель и загоняю патрон в патронник. Забирая по длинной дуге, захожу немцам за спину. Затаился на минут пять. Потом по шагу, очень осторожно ступая, выверяя каждый шаг, направив пистолет в затылок одному из них, медленно сокращаю дистанцию. Они одеты в маскировочные костюмы. Тот, в кого я целился, видимо что-то почувствовал и начал вертеть головой. Второй злобно на него зашипел, и это видимо было не пожелание здоровья. То, что шипел не на русском, это сто процентов - значит враги. Работаем. Хлоп. Хлоп. Точно в затылок.
  Периодически посматривая в глубину леса и в сторону деревни, решил пошарить в карманах у мертвецов. Вот планшет с картой меня обрадовал. Все были вооружены советским оружием. На поясах были пистолеты ТТ в кобурах, и пара ППД с запасными дисками. Под маскировочными костюмами оказалась советская форма и на петлицах офицерские кубари. В нагрудных карманах документы, подтверждающие принадлежность данных индивидуумов к НКВД. Что ж удостоверения знатные, пригодятся, да и форму не мешало бы снять, правда постирать придется, а то у меня кроме современных камуфляжей ничего не осталось. Следующее что я сделал, это обнюхал трупы. Судя по запаху, их недавно забросили, потому что запреть от долгого марша или блуждания по лесу они еще не успели. Пока было время, раздел обоих. Оружие документы, форму, обувь все свернул в один сверток и спрятал в кустах.
  Мне пришлось со жмуриками провести еще два часа, пока пара, которая пошла в деревню, не вернулась. Причем возвращались не двое, а трое. И судя по походке, третий был пожилым человеком. Причем, шел добровольно, без принуждения. Точно, контакт в деревне. Сместившись чуть правее лежки, затаился.
  Подойдя к кустарнику, один из пятнистых тихо позвал. Не получив ответа, передернул затвор ППД и стал подбираться к месту лежки с моего края. Второй синхронно сделал тоже самое, присел, направив ствол автомата в сторону леса. Что-то зашипев, он схватил дедка за рукав и потянул к земле. В принципе все трое были в секторе стрельбы.
  Работаем. Тот, что двигался к месту лежки стоял ко мне вполоборота. Стреляю ему в правое плечо. Хлоп. Он вскрикивает, роняет автомат и падает на колени. Сразу переношу мушку прицела на второго, в голову, расстояние небольшое. Хлоп. Он закидывает голову и падает на спину. Дедок вскрикнул, но бежать не стал. Подбежав к раненому, в лучших футбольных традициях бью его ногой в голову. Затих.
  Выхожу к дедку.
  - Лежать. Лежать я сказал. - грозно, но негромко наезжаю на дедка.
  - Они меня заставили, я не виноват.
  - Молчать, падаль. Руки за голову. Ноги широко расставить. Двинешься - стреляю. Вякнешь - стреляю.
  Дедок не стал спорить и покорно улегся на землю. Вытащив из разгрузки простую пластиковую стяжку, какие используются при монтаже проводов, связываю ему руки. Насколько помню америкосы в Ираке именно так стяжки и использовали. У меня еще с тех времен, когда гоняли татар по Крыму, парочка всегда имеется.
  Оттащил его метров на пятьдесят в глубину леса, двинул по печени и кинул на землю.
  - Лежать. Двинешься куда-нибудь, грохну без суда и следствия.
  Сбегал, связал раненому руки за спиной, стянул ноги и тихо матерясь, оттянул его в лес. Четвертого, стопроцентного жмурика просто затащил в кусты и бросил к уже остывшим напарникам. Оружие сложил отдельно.
  Вернулся к дедку. Включил цифровой диктофон. Перевернул его и ткнул стволом глушителя в шею.
  - Имя, фамилия.
   - Се-е-елантий мы, Перпутько... Пан офицер, я не виноват. У-у-у-у. - завыл дедок, получив берцем по голени.
  - Давно на немцев работаешь?
  - Нет, пан офицер. У меня брат под Брестом живет, в Польше. Недавно от него передали привет, и сказали, что если не помогу, всю семью брата убьют. Что мне делать?
  - Что хотели?
  - Сказали раненый у них. Нужно спрятать его, потом за ним придут и все.
  'Хм. Видимо при десантировании кто-то поранился и не простой. Может даже командир группы. Вот почему их четверо, а не шестеро. Один остался с раненым. Группы такого плана. как правило, комплектуются из шести человек.'
  - Где раненый не говорили?
  - Сказали тут недалеко, в балке. Хотел телегу запрячь, но они сказали не привлекать внимания.
  - Хорошо. Верю. Пока. Но на десять лет строгого расстрела ты себе уже заработал. Помощь немецким шпионам в условиях войны, сам понимаешь, чем это пахнет.
  - Как ваш поселок называется?
  - Вильницы.
  - А что за река недалеко?
  - Так Днепр.
  - Какой большой город рядом есть
  - Пан офицер, а зачем вам это? О-у-у-у-у - опять пришлось вразумлять говорливого дедка, берцами по ногам. - В следующий раз прострелю ногу. Ходить не сможешь, но говорить будешь.
  - Слышишь, дедуля здесь вопросы задаю я. Ты что еврей? Немцы кстати, их сразу стреляют, не раздумывая, уж очень они Гитлеру нелюбимы. Повторяю вопрос: какой рядом есть большой город?
  - Так Могилев в тридцати верстах.
  - .....мать. - не сдержался я. Теперь все понятно. Не самый лучший результат.
  - Значит так. Где балка и как туда пройти?
  - Вот так через лес.- он бородатой мордой показал в сторону леса - Там будет вырубка. И за вырубкой направо будет балка.
  - Если соврал, ты труп. Причем не один. Я найду всех твоим родственников и накажу, даже собаку грохну, чтобы все знали, что ты, тварь, Родину продал. Пока полежи здесь, а я пойду с ранеными разберусь. Времени мало, скоро светать будет.
  Теперь займемся подранком. Прислонил его к дереву, и дал пару оплеух. Он более-менее пришел в себя после шока от ранения.
  - Ты меня понимаешь?
  -Да.
  - Имя.
  - Александр Бергман.
  -Из поволжских немцев что ли?
  - Нет, Литва.
  - Понятно. Теперь давай о ваших баранах поговорим. Состав группы. Цели. К какому ведомству принадлежите. Кто ранен при высадке.
  Раненый, опустив голову, что-то не спешил отвечать. Ладно. Будем стимулировать, у татар многому можно научиться. Сильно ногой бью ему в раненное плечо. Он замычал и упал на бок. Пришлось снова его поднимать. И почти ласково с отеческими нотками обращаюсь:
  - Пушистик, мне тут с тобой недосуг трепаться, меня там жена с детишками ждет, борщ на столе стынет, а ты тут говорить не хочешь. - добавив кавказского колорита в голос - Обидно, да? Не хочешь говорить, я тебя чуть-чуть рэзать буду.
  Достав нож, провел длинную полосу у него на щеке. Его видимо проняло.
  - Группа шесть человек. Командир гауптман Отто Шлеер. Это он сломал при высадке ногу. Цели - диверсии в районе Могилева. - опять замолчал видимо сил не хватает.
  - Ладно я за тебя продолжу. 'Брандербург-800', 'Нахтигаль'?
  Он только кивнул. Понятно все с ним. Простые диверсанты, ничего интересного. Этот уже не жилец. Просто без сантиментов стреляю ему в голову. Хлоп. Тело дернулось и завалилось на бок. Невдалеке начал подвывать дедок, услышав хлопок выстрела.
  Надо на что-то решаться.
  Там в балке еще парочка дожидается, и пока я с ними в прятки играть буду, время уйдет. Тем более, судя по тому, где я сейчас нахожусь времени у меня мало. Это Могилевская область и сам город является крупным транспортным узлом. Насколько я помню, по истории Великой Отечественной войны, немцы сюда подойдут где-то числа 5 июля, и начнется бойня до 25-го числа. Сам город будет окружен, и шестидесятитысячная группировка советских войск разгромлена. После чего немцы двинутся на Смоленск. Из окружения выберутся всего несколько сотен человек. Под Смоленском будет снова котел и снова бойня.
   - Значит так, Селантий. Ты мне нужен. Пока живи. Дети взрослые-то есть?
  - Да, сын и дочь. Дочь замужем, в другой деревне, а сыну шестнадцать годков.
  - С этого момента ты являешься внештатным агентом органов госбезопасности Советского Союза. Сам понимаешь, что с этим связано. Сболтнешь что лишнего, и будешь ликвидирован незамедлительно. Ты меня понял?
  Он быстро-быстро закивал головой.
  - Кстати что это за гулянье в деревне?
  - Дык, завтра мужчин на войну забирают, с города, с военкомата приехать за ними должны.
  - Это хорошо. Когда их забрать должны?
  - К обеду обещались.
  - Значит так. Ты сейчас идешь за сыном, и трупы самостоятельно закапываете в лесу. Потом идете в балку и закапываете тех тоже. Это первое задание. Все время пошло, только быстро.
  - А как же брат, его семья?
  - Не дергайся. Видимо ты у них был на крайний случай. А так группа пропала и все. Никто ничего не видел и не слышал. Все, иди, выполняй, а то мне кажется, что ты не все мне рассказал. И смотри без глупостей, я тут не один, если что сразу завалят.
  Пока он ходил за сыном, я раздел остальных и выгреб все документы и оружие, все это добавил в первый сверток.
  Минут через пятнадцать, дедок привел своего сына, предусмотрительно прихватив лопаты. Я снова спрятался и пока он стоял и озирался по сторонам, я его негромко окликнул.
  - Ну что?
  - Вот привел, как обещал.
  - Как придет машина из военкомата, сразу идешь сюда. Я тебя здесь ждать буду. Понял? - дождавшись кивка головой, продолжил - Ну работайте. И... дедуля, следи за языком, если еще, какие визитеры появятся, сразу иди в НКВД.
  Напоследок напугав семейку, подхватив сверток с трофеями, растворился в лесу.
  - База это Феникс, прием.
  - База на связи. Как там дела?
  - Познакомился с местными. Готовь посылку, времени мало. К обеду должен быть на месте возле поселка. Прием.
  - Вас понял.
  - Все конец связи, скоро буду на базе.
  Постараюсь успеть. Мне еще в балке нужно найти двух последних диверсантов.
  Сбросив сверток у приметного дерева, побежал к балке. Все как рассказывали - вырубка. Пришлось обходить вырубку, наверняка там наблюдатель сидит. Сделав крюк так метров триста, пересек вырубку и стал заходить с фланга к балке. Все-таки прибор ночного видения вещь великолепная. Свинтив с пистолета глушитель, спрятал его в кобуру, а из-за спины выхватил укороченный автомат Калашникова с глушителем, передернул затвор и взял его наизготовку.
  Очень трудно подбираться к бодрствующему противнику, особенно ночью. У человека особенно обостряются слух и обоняние, а если он внимательно наблюдает, то нужно быть десять раз осторожным, чтоб не выдать себя и к нему подобраться. Я конечно не специалист в таких вопросах, не охотник и специально никто не готовил. Так немного пришлось побегать по Крымским горам и все. Так что страшно. Одно преимущество, что вижу в темноте лучше противника.
  Так осторожно мне пришлось пробираться с полчаса. Видимо наблюдатель нервничал, ожидая людей посланных в деревню и начал ворочаться, чем себя и выдал. Остальное дело техники. Но где же второй?
  Потратив еще минут десять, чтоб приблизиться поближе, наконец-то рассмотрел и второго, он лежал в низине на нарубленном лапнике и тихо постанывал. Пришлось с трудом выбирать место, с которого видны обе мишени.
  Как ни был осторожен, но под ногой все-таки хрустнула ветка.
  Наблюдатель сразу обернулся, но оружие вскинуть не успел, слишком долго разворачивать громоздкий ППД в мою сторону.
  Пришлось стрелять. Автомат дернулся у меня в руках, выдав короткую очередь. Наблюдатель захрипел. Но, звук у автомата с глушителем, конечно, громче, чем у пистолета. Раненный зашевелился и попытался выхватить пистолет. Пришлось прыгать на него. Сильный гад конечно, даже через маскхалат основательно кулаком дал мне в грудь, хорошо, что там разгрузка с магазинами для автомата. После того, как несколько раз коленом дал по сломанной ноге, он потерял от боли сознание. Забрал у него оружие и по-быстрому обыскал. Пока он в отключке, поднялся на пригорок и, взяв за шиворот уже мертвого наблюдателя, стянул его в низину, к последнему, оставшемуся в живых, диверсанту.
  Пока мне везло. Но нужно быть поосторожней. Насмотрелся в свое время на таких везунчиков, начинали верить в свою неуязвимость, теряли осторожность и погибали.
  Тем более, со временем проблема. Гауптман не пришел в себя, пошмонаю труп. Тот же набор документов и та же форма. Заляпанную кровью форму снимать не стал. Просто забрал документы и оружие.
  Что-то раненый не приходит в себя, видимо шок сильный. Похлопал его по щекам, не помогает. Можно конечно кольнуть ему противошоковое из аптечки, но жирно будет. Самим мало. Ну и ладно. У меня со временем проблема. Тут такие дела намечаются. Подняв автомат, дал короткую очередь в голову.
  Странно. За сегодня погасил шесть жизней и никаких эмоций. Там в Крыму все было иначе, наверно что-то перегорело. Надо будет с девчонками поговорить на эту тему, а то слышал что такое синдром войны, когда все проблемы хочется решить с помощью насилия. Или может это результат сиденья в бункере или перехода через портал. Но все же в памяти оставил галочку, тема серьезная. Психологическое состояние нельзя запускать.
  Собрал все свои трофеи, разбросанные по лесу, пришлось устраивать марш-бросок до портала.
  Светка, предупрежденная по рации, дожидалась меня. Велико было ее удивление, когда я приволок целый тюк с формой и оружием. Все, уходим. Поднявшись по стремянке, с трудом закинул в портал тюк и перебросил свое тело. Уж набегался сегодня. Там уже ждали объяснения.
  - Девушки, дорогие, все потом. Дайте отдышаться, и перекусить, набегался я за ночь.
  - А это откуда? - не сдавалась Светлана. Развернула тюк и рассматривала сапоги, форму. На одной гимнастерке были видны следы крови. Особое внимание привлекли документы сотрудников НКВД, изъятые и диверсантов
  - Твоя работа? Ты что там, отряд НКВДшниквов уничтожил?
  Я устало, стянув с себя маскхалат, сел на стул.
  - Нет, радость моя, напоролся на немецких диверсантов. У них при высадке командир ногу сломал, вот они у одного предателя в том поселке пытались его пристроить. Предатель перевербован, диверсанты уничтожены. Все в ажуре. Давай сначала перекусим, потом поговорим.
  Светка все поняла и уже доставать не стала. Знает ведь, что когда я голодный меня лучше не доставать. Конечно, послать не пошлю, но вот изыскано нахамить и нагрубить, это мы можем.
  После плотного обеда наконец-то собрали совещание. Кратко рассказав про события ночи, получил целую гору упреков, наездов и недовольства. По большому счету они правы - разведка есть разведка, а устраивать охоту с сомнительным исходом, это верх непрофессионализма. Попытка сослаться, что я все-таки не разведчик, а банковский служащий, вызвала новую бурю упреков. Что ж, они правы.
  После того как девчонки вывалили на меня свои нервы, все успокоились, и наконец-то начался нормальный диалог.
  - Сережа, что ты думаешь делать дальше? Ты сказал, что у нас мало времени.
  Мне пришлось провести маленький ликбез по истории Великой Отечественной войны, особенно тому, что касается обороны Могилева, и разгрома наших войск под Смоленском.
  - Таким образом, где-то 18-20 июля эта территория станет фронтом, причем бои тут будут очень тяжелые, а потери просто ужасающие и после 25-го тылом немецких войск. Учитывая, сколько тут будет разбито частей и соединений, через эти леса пройдет много окруженцев. Значит, наши выходы в это время могут быть сопряжены уже с большим риском. Поэтому, начинаем нашу операцию по внедрению и по влиянию на исторический процесс.
  Света, что там с письмом? Думаю можно написать и на принтере, пусть ломают голову, что за новая такая печатная машинка.
  Марина, тут просьба к тебе, мне на завтра нужна чистая и отглаженная форма сотрудника НКВД, из тех, что я принес. А я пока займусь оружием и документами.
  После распределения заданий, все принялись за дело - времени оставалось мало.
  К обеду следующего дня, я уже был на месте. В наглаженной форме. В наличии имелись документы, выполненные лучшими немецкими специалистами и немного подправленные нами. На ремне висела кобура с пистолетом ТТ. В планшете лежал конверт с очень важным письмом, которое нужно было обязательно отправить, ради чего это все было затеяно.
  Около одиннадцати нарисовался Селантий. Как бы случайно он прошелся к лесу. Я его окликнул. Он испуганно смотрел на меня. Видимо и в балке побывал, увидел там мои художества.
  - Ну, здравствуй Селантий, как спалось? - дедка аж передернуло, - мое задание выполнил?
  - Все сделал товарищ командир. Все сделал, как вы приказывали.
  - Ну и ладушки, что там, пришла машина с сопровождающими?
  - Да только недавно, целый капитан приехал и с ним старшина.
  - Хорошо пойдем. Идем раздельно. Нечего тебе со мной светиться. Сиди дома и не высовывайся пока машина не уйдет. Как пройти к сельсовету?
  Он вполне толково объяснил и мы расстались.
  Идя по селу, с интересом смотрел по сторонам. Люди смотрели на меня заинтересовано, но без страха, как это писалось в наше время. Я, представитель другого времени, смотрел на этих людей, и мне было грустно, думал о том, что многих из них скоро не станет: кто от голода погибнет, кого на работы угонят, кого живьем каратели сожгут, кто в партизанах будет сражаться.
  Увидев молодую женщину, поздоровался.
  - Добрый день. Не подскажете, как к сельсовету пройти? А то я немного заблудился.
  Женщина, улыбнулась и стала рассказывать, а потом предложила провести. Вот так в приятной компании подошел к сельсовету. Человек тридцать мужчин призывного возраста и куча родственников и знакомых толпились около машины. В машине копался водитель, солдат средних лет. Увидев меня, он стал по стойке 'смирно' и отдал честь. Козырнув ему в ответ, спросил:
  - Вольно. Где сопровождающий?
  - В сельсовете списки сверяет с председателем, товарищ капитан.
  - Не капитан, а лейтенант госбезопасности, боец - поправил его и двинулся в здание сельсовета.
  Там столкнулся лицом к лицу с моложавым капитаном, с орденом Красной Звезды на груди.
  - Капитан Звонарев - представился он, отдав честь.
  - Лейтенант госбезопасности Зимин - в ответ представился я. Именно такая фамилия была вписана в документы, которые сейчас были у меня.
  - Товарищ капитан, можно вас на пару слов, с глазу на глаз. - И показал председателю кивком на дверь, тот все сразу понял и, сославшись на необходимость, выскочил за дверь. Мы зашли в помещение, там солдат средних лет с петлицами старшины что-то писал.
  - Старшина, выйди - приказал Звонарев. И после того, как тот вышел, повернулся ко мне - я вас слушаю лейтенант.
  - Капитан, как вас по имени-отчеству?
  - Алексей Семенович.
  - Так вот Алексей Семенович у меня вопрос и просьба, начну с вопроса. Когда вы уезжаете и когда ехали сюда, не видели ли ничего необычного?
  - Да нет, ничего такого. А что случилось?
  - Вчера вечером был зафиксирован пролет самолета над этим лесным массивов и не исключена возможность выброски разведывательно-диверсионных групп, так что просьба, когда будете ехать, у любого встречного патруля, который проявит к вам нездоровый интерес, требуйте документы и страхуйтесь. По нашим данным, немцы понабирали диверсантов из числа прибалтов, поволжских немцев, которые великолепно говорят на русском, служили в РККА и спокойно могут выдавать себя за граждан Советского Союза. Так что не закрывайте кобуру и страхуйтесь. Особенно они любят сами проверять документы.
  Капитан задумчиво выслушал, кивнул пару раз.
  - Да, у нас слухи про такое уже ходят.
  - И у меня будет просьба. Вы ведь в Могилев едете? - дождавшись утвердительного кивка, продолжил - Вот вам пакет с документами. По оперативной обстановке я не могу сам его доставить, потому что я должен быть здесь. Его нужно доставить дежурному по Управлению НКВД в Могилеве, для начальника управления, майора госбезопасности Пилипенко. Это очень важно. Если на вас нападут, вы обязаны сначала уничтожить документы, а потом можете умирать. Возьмите с собой канистру с бензином и если что, жгите.
  Я протянул ему большой конверт, на котором размашистым почерком было написано: 'Куда: Управление НКВД г. Могилев. Кому: майору госбезопасности Пилипенко'. Видимо капитан проникся моментом. Сначала у него наверно была мысль, что я шпион, но после такого, думаю, все сомнения пропали.
  - Вы когда думаете выезжать?
  - Через полчаса. Списки уже согласованы, народ собран.
  - Хорошо. Я подожду и провожу вас, у меня время есть.
  - А что сказать, от кого документы?
  - Скажите лейтенант Зимин, осназ главного управления государственной безопасности, антидиверсионное подразделение 'Вымпел'. - с серьезным видом выдал я.
  
   Глава 4
  Вечером 26 июня 1941 года майор госбезопасности Пилипенко засиделся у себя в кабинете. Только что, распустив начальников отделом с очередного совещания, разбирал накопившиеся за день документы, требующие его внимания. Большой странный конверт сразу привлек его внимание.
  Вскрыв конверт, он вытащил оттуда еще один плотный конверт, на котором был указан адрес, который вызвал у хозяина кабинета оторопь. На конверте значилось: 'Народному Комиссару Внутренних Дел товарищу Берии Л.П.' Вслед за конвертом с таким грозным адресом выпал листок. Адресованный лично ему.
  'Майору госбезопастности Пилипенко А.И.
  Товарищ майор, в конверте адресованном Народному Комиссару Внутренних Дел товарищу Берии Л.П., содержатся стратегические сведения государственной важности. Ценность информации такова, что они могут коренным образом повлиять на ход войны с фашисткой Германией. Ситуация сложилась таким образом, что из-за боевых действий нет возможности штатно передать данные сведения.
  Вам рекомендуется максимально быстро передать данный конверт в Москву, любыми возможными путями и обеспечить его сохранность.
  Вы можете взять на себя ответственность и ознакомиться с содержимым пакета, адресованного Народному Комиссару Внутренних Дел, но при этом обязаны, ни при каких обстоятельствах не попасть к противнику живым.'
  Письмо было без подписи, отпечатанное типографским способом на белой, качественной бумаге. Конверт, адресованный товарищу Берии, жег руки. Что-то нужно было предпринять. Закурив новую папиросу, Александр Иванович Пилипенко задумался. Что бы потом в далеком будущем не говорили про работников НКВД, но дураки, алкоголики и психопаты там встречались очень редко. Специфика спецслужб такова, что жестокий отбор быстро отсеивает таких. Либо уходят сами, либо попадают под 'случайную' машину, тонут в ванной, выкидываются из окна. Для него организация представлялась как клинок острый и весьма опасный, а они, сотрудники - лезвие этого клинка. Его задача карать, находить и карать. А еще защищать Родину. Сейчас, когда идет война, он должен быть втройне, нет в десять раз бдительнее и беспощаднее.
  Александр Иванович дослужился до майора, начальника областного управления. Чин не малый и за годы службы у него уже выработалось звериное чутье, которое не раз помогало ему. И сейчас это чутье просто кричало, что тут не все так просто. Но при этом, он видел в этом деле какой-то шанс проявить себя, продвинуться. Как умудренный жизненным опытом человек, он считал карьеризм нормальным явлением, если он был в разумных рамках и не толкал к необдуманным поступкам, авантюрам и хуже - к предательству.
  Подняв трубку внутреннего телефона, он вызвал дежурного.
  - Дежурный.
  - Дежурный, мне пришел пакет, откуда он и кто его доставил?
  - Час назад приезжал капитан Звонарев с горвоенкомата, сказал, что конверт передал лейтенант главного управления госбезопасности Зимин в селе Вильницы. История вообще странная.
  - Вызови ко мне капитана Чистякова. Направь сержанта Демина, пусть привезет мне этого капитана из военкомата.
  Через полчаса в кабинете стояли клубы дыма и два сотрудника НКВД слушали рассказ капитана Звонарева.
   -.. вот так вот он и сказал, чтоб рядом с конвертом была канистра с бензином, и он никаким образом не попал в руки к противнику.
  - Что вы еще заметили?
  - Взгляд. Это был взгляд спокойного, усталого человека, но при этом взгляд волка, и когда он сказал что из осназа, я сразу поверил. Что-то в нем было такое безжалостное. Еще очень интересно, что он очень бледный, как будто на солнце не выходит. Когда он сидел в сторонке ждал нашего отъезда, я увидел, как этот человек сидит и просто наслаждается солнцем. Вот что меня поразило.
   - Вы не подумали, что это может быть немецкий диверсант?
  - Была такая мысль, но когда он выдал пакет и сказал кому, и долго говорил о мерах предосторожности, я решил, что он наш.
  - Хорошо, товарищ капитан, вы свободны. Спасибо и запомните - об этом случае ни слова никому.
  - Да понятно. Не дурак, сразу было ясно, что тут не все так просто.
  Когда капитан вышел, Свиридов обратился к своему заму:
  - Ну что, Коля, думаешь по этому поводу?
  - Темная история. Скорее всего, что кто-то из разведки потерял штатные средства передачи информации и ищет резервный выход на Москву и информация действительно может быть важной. Саша, ты напиши рапорт о событиях, свои мысли о том, чтоб конверт проверили на предмет ядов, чтоб нас потом крайними не сделали и отправь этот конверт в Москву, от греха подальше, а я завтра возьму пару человек и сгоняю в это село, покручусь на местности, может, что новое и узнаю. Не зря ж этот человек там объявился. Если это действительно так, как мы думаем, это шанс. Тем более в том районе недавно пролетал неопознанный самолет, и выходила на связь радиостанция.
  Тем же вечером конверт с описанием спецсвязью был срочно отправлен в Москву. Извещенные шифрограммой сотрудники Главного Управления Государственной Безопасности НКВД СССР с нетерпением ждали этот груз. После второй шифрограммы полученной через сутки, составленной на основании расследования капитана Чистякова в селе Вильницы, груз в сопровождении офицера Смоленского НКВД был отправлен военным самолетом.
  Отправке второй шифрограммы предшествовали интересные события. К вечеру 27 июля 1941 в кабинете начальника управления Могилевского НКВД проходило совещание по результатам расследования в с. Вильницы. Докладывал капитан Чистяков.
  - Информация, переданная капитаном Звонаревым, полностью подтвердилась. Почти такое же описание сотрудника НКВД дал председатель сельсовета и несколько свидетелей. Предположив, что неизвестный вышел из леса, обследовали близлежащий лес. На расстоянии ста метров от крайних домов, в кустах, на краю леса обнаружено место, с которого проводилось наблюдение за селом. Предположительно два человека. Там же обнаружена кровь. На расстоянии пяти метров обнаружены четыре гильзы предположительно от пистолета Парабеллум или Вальтер. По расположению гильз и крови можно предположить, что два наблюдателя были застрелены сзади в голову, с расстояния 4-5 метров. Исследуя отпечатки обуви, выявили, что наблюдатели были одеты в командирские сапоги. Стрелок же был обут в нестандартную тяжелую обувь на рифленой подошве. Также были обнаружены еще два пятна крови, но они находятся несколько левее места наблюдения, что говорит об уничтожении не менее четырех человек. Учитывая количество и расположение гильз, и количество возможных уничтоженных противников, можно сделать вывод о высоком профессионализме стрелка.
  - Безжалостный волк -процитировал Звонарева начальник управления. - Что еще?
  - Явственно были видны следы волочения тел. Проследив эти следы, нашли место, где один из них допрашивался. Там натекло крови и след крови на дереве. Видимо один был ранен, допрошен и потом застрелен. Пулю с фрагментами мозговой ткани в дереве нашел наш эксперт. Проследив, куда все трупы были утащены в ста метрах в небольшой балке, нашли захоронение. Шесть трупов. Три полностью раздеты, с характерными ранениями в голову. Двое в затылок один в лоб. Один был связан по рукам и ногам странными белыми ремешками, с защелкой. Эксперт говорит, что это какой-то странный материал. Человек был ранен в руку, а потом застрелен в голову, видимо его как раз и допрашивали. При этом он был одет в маскхалат, используемый немецкой армией, а под маскхалатом была одета форма старшего лейтенанта НКВД, со всеми знаками различия.
  - Раздеты. Хм. А не в этой ли форме этот лейтенант Зимин был? Может, поэтому и стрелял в голову, что ему нужна была форма. Что еще? - напомнил Пилипенко, пока Чистяков переводил дух.
  - Еще было два трупа также в маскхалатах и под ними форма НКВД. Один застрелен в спину и грудь. Другой имел свежий перелом ноги, и был застрелен в голову двумя выстрелами. Видимо это произошло там же в балке, судя по следам крови на земле. Удалось найти гильзы от оружия и вот это как раз поразительно. Гильза стальная, покрытая лаком. И главное - калибр около пяти с половиной миллиметров. Потом оказалось, что два последних были застрелены именно такими пулями. - Чистяков поставил на стол перед начальником две такие гильзы, от самого обычного автомата АК-74. И тут же положил маленькую пулю. Таких патронов я никогда не видел, и если посмотрите, то на донышке гильзы есть звездочка. Такая маркировка ставится только на наших заводах.
  - Какая-то она маленькая, несерьезная.
  - Но при этом раны у трупа смертельные.
  - Что еще?
  - Мы проследили, откуда пришли эти шестеро и стрелок. Шестеро пришли со стороны Днепра, на поляне нашли парашюты, семь штук: шесть в обычном исполнении, седьмой транспортный.
  - Диверсанты?
  - Да. Точно подтверждено. И наш стрелок их всех уничтожил, при этом одного допросил.
  - А стрелок, откуда пришел?
  - С восточного направления, потом его следы теряются.
  - Может, их там несколько было, все-таки один шестерых подготовленных диверсантов.
  - Нет, мы все там облазили и нашли только его следы, уж слишком они необычные. И вот что еще интересно, столько выстрелов, а в деревне никто ничего не слышал. Значит, пользовался бесшумным оружием.
  - И что ты думаешь?
  - Может действительно осназ, какое-нибудь особое подразделение, бесшумное и необычное оружие, в одиночку уничтожает отряд и вспомни, как он Звонареву представился? Специальное антидиверсионное подразделение. Может оно так и есть? По-моему, это все нужно изложить в докладе и отправить в Москву. Пусть они там разбираются. У нас тут фронт подходит.
   - Хорошо. Так и сделаем.
  На этом совещание закончилось.
  
  
  
  Глава 5
  А вот в Москве только начиналось. Естественно, странный пакет сразу не попал на стол к Берии. Его со всей тщательностью сначала проверяли и перепроверяли на наличие ядов и опасных болезней. Но так, как их там не было, то эксперты ознакомились с содержимым и, мягко сказать, были удивлены. Сначала было письмо, адресованное лично Лаврентию Павловичу Берии, так же напечатанное странным типографским способом. Затем была стопка технической документации и описаний, которые сразу заинтересовали экспертов. Но сначала со всем этим решил лично ознакомиться грозный нарком НКВД, после прочтения второй шифрограммы, в которой рассказывалось, как лихо и при каких обстоятельствах была уничтожена немецкая диверсионная группа.
  В первую очередь его заинтересовало сопроводительное письмо, адресованное лично ему:
  'Уважаемый товарищ народный комиссар внутренних дел.
  Ситуация сложилась так, что мы имеем доступ к информации имеющей стратегическое значение для Советского Союза. Нас ужаснули планы Ваших противников, направленные не просто на уничтожение Советского Союза как государственного формирования, а на геноцид Советского народа. И это не просто слова. Есть уже распоряжения рейхсфюрера СС Генриха Гимлера про создание огромных фабрик смерти - концлагерей, где уничтожение людей самых разных национальностей будет поставлено на поток с немецкой педантичностью. В Германии идет постоянное создание новых видов вооружения, которые со временем могут привести к огромным потерям РККА и мирного населения.
  Мы не имеем отношения к разведывательным и контрразведывательным структурам ни Ваших противников, ни Ваших теперешних союзников.
  Воспринимайте это обращение как инициативу третьих лиц, обеспокоенных угрозой уничтожения России вне зависимости от вида государственного строя в ней.
  В качестве жеста доброй воли предоставляем Вам материалы директивы ?21, известной как план 'Барбаросса' - войны против Советского Союза.
  Любую полученную информацию вы можете проверять любыми путями, чтобы убедиться, что это не дезинформация.
  В качестве подтверждения, что письмо дошло до Вас, и Вы готовы сотрудничать, прошу в вечерней сводке Совинформбюро указать что: 'За героизм и отвагу капитан Пронин награжден орденом Красной Звезды'. На следующий день, тем же каналом, через Могилевское управление НКВД, будет передан следующий пакет с информацией. В приложении к этим документам будут кодовая таблица, списки частот и порядок работы, согласно которым возможен обмен информацией с использованием радиостанций в случае невозможности передачи информации другим путем.
  Попытка физического захвата курьера, будет расцениваться как разрыв отношений и потери для Вас важного источника информации, в ценности которого вы скоро убедитесь.
  С уважением Странник.'
  В дополнении к письму, было несколько страниц, отпечатанных на привычном для человека двадцать первого века лазерном принтере, на которых были размещены фотокопии того самого плана 'Барбаросса', схемы, карты, таблицы с описанием количественного и качественного состава Вермахта, задействованного на Восточном фронте.
  Еще в одном приложении было изложено устройство глубинных магнитных мин, которыми была закрыта Севастопольская бухта и способы их поиска и разминирования.
  Информация была сверхважная. Если до этого советское руководство могло только догадываться об основных направлениях ударов и целях наступательных операций Германии, то теперь картина, в общем, была ясна, и опасность положения Красной Армии стала намного явственней и пугающей.
  Как любой государственный деятель, Лаврентий Павлович обладал определенной долей скептицизма и недоверия, и занимаемый пост к этому просто обязывал, но полнота информации, качество изложения, говорили сами за себя. И еще раз, сравнив схемы указанные в донесении с текущим положением на фронте, он убедился, что надо с полной серьезностью отнестись к этой информации и, соответственно, к источнику.
  Чтобы окончательно убедиться в ценности источника, он решил посоветоваться с кем-то из военных. Подняв трубку внутреннего телефона, вызвал своего адъютанта.
  - Соедини меня с Шапошниковым.
  Через пять минут раздался звонок.
  - Борис Михайлович, здравствуйте, - с легким кавказским акцентом сказал нарком.
  - Здравствуйте, Лаврентий Павлович.
  - Борис Михайлович, наша разведка достала интересные документы, и я хочу, чтобы вы с ними ознакомились и высказали свое мнение, как военный специалист. По моему мнению, важность этих документов такова, что попросил бы вас не затягивать с приездом. Тем более, насколько я знаю, вы неплохо владеете немецким языком.
  - Хорошо я скоро буду.
  Лаврентий Павлович не захотел выпускать из рук такие документы. Ведь именно его организация их достала и в условиях постоянного соперничества НКВД и военной разведки, это будет большим и очень жирным плюсом перед руководством.
  Через два часа в том же кабинете, Шапошников угрюмо вчитывался в страницы, делая пометки у себя в блокноте. Так продолжалось более сорока минут, но Берия терпеливо сидел и ждал вердикта.
  - Ну что ж, Лаврентий Павлович, это все очень серьезно, если вы обратили внимание, то тут приводится не только информация, но и сравнительный анализ состояния частей Вермахта, оргштатной структуры с частями РККА. Очень похоже на правду. И есть еще один неприятный момент. Мы предполагали, что Германия ставит перед собой задачи по захвату нефтеносных районов Кавказа, плодородной Украины и нарушение промышленного потенциала за счет захвата промышленности в европейской части страны. Это правильно все, но они решили не повторять ошибок Наполеона - в первую очередь уничтожить костяк РККА и потом по частям уничтожать отмобилизованные дивизии, которые по определению имеют более низкую боеспособность. А затем уже идти дальше. Все нанесенные удары полностью соответствуют концепции указанной в этом докладе. Лаврентий Павлович, судя по уровню данной информации, ваш источник вхож в высшие круги руководства Германии, есть ли у него более подробная информация? Сами понимаете это жизненно важно.
  - Мы сейчас работаем над этим вопросом. Источник новый и до конца не проверенный. Возможно, что это и масштабная дезинформация Абвера. Но ваше мнение для нас очень важно. Пока я вас попрошу не распространяться о полученной информации. Если все указанное здесь правда, то сами поймите таким каналом получения информации не стоит пренебрегать, и необходимо оберегать в первую очередь. Все, спасибо, я вас больше не задерживаю.
  После ухода Шапошникова, Лаврентий Павлович позволил себе выпить рюмочку армянского коньяку. События последней недели заставили его испытать много противоречивых чувств. В том, что проморгали начало войны, есть и его вина, и то, что Хозяин пока не наказал его - это дело времени. Если этот Странник действительно обладает информацией и это не игра немецкой или британской разведок, то это дает неплохие перспективы на будущее и возможность доказать свою незаменимость. То, что письмо написано от группы лиц, наводит на размышление. Один человек не смог бы просто так собрать и систематизировать такие данные. В письме говорится про следующую порцию информации, попробуем, получим, и уже будем делать выводы. Сказанное Шапошниковым, одним из лучших военных теоретиков, заставляет задуматься.
  Надо послать в Могилев своего человека с группой силовой поддержки и контролировать весь процесс. Пока курьера трогать не будем, как просили 'неизвестные друзья', но откуда поступают сведения нужно узнать и взять реальный источник на жесткий контроль. А пока идти к товарищу Сталину с такой непроверенной информацией преждевременно. Приняв для себя решение, Берия перешел к действию. Подняв трубку одного из телефонных аппаратов, дал команду адъютанту вызвать начальника главного управления государственной безопасности. Тот не смог приехать сразу, и встреча была назначена на вечер. Меркулов был изначально ставленником Берии, участвовал в чистках аппарата НКВД от людей Ежова, часто выполнял щекотливые поручения и поэтому пользовался большим доверием, насколько это возможно в такой среде. В данной ситуации Лаврентию Павловичу было необходимо провести работу по Страннику в условиях соблюдения максимальных мер секретности, поэтому комиссар госбезопасности 2-го ранга Меркулов Всеволод Николаевич подходил идеально. С подачей сообщения в сводке Совинформбюро, решил повременить до завтрашнего вечера, при этом подстраховав канал передачи информации из Могилева своими людьми. Дело Странника было выделено в отдельное производство под кодовым именем 'Оракул'.
  Поздно вечером, выслушав своего начальника и осознав всю важность задания, Меркулов принялся действовать.
  Собрав поздно ночью нескольких особенно доверенных сотрудников центрального аппарата, провел совещание, на котором были выработан план действий по операции 'Оракул'. И следующим вечером, 30 июня, в вечерней сводке Совинформбюро, было на всю страну объявлено о награждении капитана Пронина орденом Красной Звезды, а в Могилев отправилась группа работников ГУГБ НКВД во главе со старшим майором госбезопасности Киселевым.
  
  Глава 6
  Пока в Москве Берия с доверенными людьми ходили вокруг распечаток случайно скачанных в Интернете фотокопий плана 'Барбаросса', с личной подписью Гитлера, я думал о том что делать и как бы за это не получить по голове.
  Что под нас уже копают и вскоре в Могилеве появится группа сотрудников спецслужб, наделенная особыми полномочиями, я не сомневался. И то, как капитан Чистяков из Могилевского управления НКВД основательно рыл носом и носился по лесу вокруг села Вильницы, наводило на размышления о том, что надо больше думать, прежде чем действовать. Что точка выхода посещалась, я сразу узнал. Мне хватило ума высоко на дереве спрятать видеокамеру и малогабаритный видеорегистратор, настроенный на запись по движению. Поэтому надо провести какую-нибудь отвлекающую акцию, чтоб они тут поменьше крутились.
  За ужином Марина поразила меня простым по сути вопросом, которым я как-то не додумался озаботится:
  - Сережа, а почему портал именно здесь выходит, а не в Сибири или в Африке, и что будет, если установку передвинуть, ну допустим на верхний ярус бункера?
  Я надолго задумался. В принципе, установка настроена, но разбирать ее часа полтора, потом перенастройка на канал, еще часа два. Время для опыта есть. Особенно, если настроенные установки сохраняются с учетом привязки к определенному месту, к его гравитационным и электромагнитным параметрам. То, что сегодня вечером передадут в сводке про капитана Пронина, я весьма сомневался, они там еще дня два будут думать, поэтому надо попробовать. Еще одна причина состоит в том, что нужно отследить, как и куда будет перемещаться портал при изменении географических координат входа.
  Для этого есть ряд причин. Первая и основная - ресурсы бункера подходят к концу. Здоровье детей безвылазно сидящих в бункере, да и взрослых начало волновать Марину, и для этого есть основания. По нашим прикидкам у нас не более года, потом процессы станут необратимыми. Выход на поверхность исключен - уровень радиации таков, что не оставляет шансов на выживание. Попытка переселиться в 1941 год не менее опасна - территория Могилевской области в течение месяца будет оккупирована немцами, и даже если об этом спустить информацию Советскому командованию, то, по моему глубокому убеждению, мало поможет. Вермахт на пике силы и сейчас Красная Армия может его только потрепать, но не разбить и остановить. Слишком уж разные весовые категории.
  Так что мне остается два вида действия - играть в шпионо-информационные игры с элементами догонялок с НКВД и работать по модернизации установки, пытаясь сместить либо время, либо место выхода.
  Здоровый скептицизм и обычная человеческая лень, позволили не заниматься глупой работой и все заново продумать.
  Для начала нужно как-то отметить нынешнее место высадки. Для этого пришлось раскопать поисковый запросный маяк, который в нашей банковской практике использовался, когда мы водили по городу машину одного из сотрудников банка, подозреваемого в сливе информации мошенникам для получения кредитов. Он передавал импульсный радиосигнал по радиокоманде. Работал в пределах 6-8 километров, но и так хорошо. Пришлось снова включить машину и шагнуть в 1941 год. Там на дереве сделал тайник, куда спрятал маяк и простые электронные часы, которые отсчитывали еще и дату. Так что, в случае смещения по времени, я смогу определить, куда и как.
  Была гипотеза, что это параллельный мир и тогда я здесь ничего не должен найти. Что ж, проверим. Конечно, разбирать машину и перемещать ее наверх не стал. Просто лень было, да и параметры такого смешения будет трудно просчитать. По совету, просто подвинул машину вправо на полметра, предварительно отметив на полу первичное местоположение установки. Снова часа два перенастраивал - настройка безбожно сбилась.
  Найдя наконец-то канал и настроившись на него, решил провести опять все основные мероприятия по разведке. Маринка, которую пришлось поднимать с постели, конечно поворчала, но стала помогать. Тут и Светлана подтянулась, как же без нее.
  Пока девушки занимались проверочными мероприятиями, я, убедившись, что там нормальная атмосфера, решил провести прыжок для разведки. Но предварительно выкинул через портал видеокамеру для проверки и увидел ночное открытое поле. Выкинув антенну, просканировал радиодиапазон. Судя по передачам - тот же 1941 год. Осталось выяснить местоположение для первичной оценки смещения.
  Пришлось снова облачаться и вооружаться как для разведки. Высадившись, сразу спрятался в высокой траве. На проверку, это оказалось поле, засеянное пшеницей. Осмотревшись и послушав ночь, начал двигаться. Попробовав вызвать радиомаяк - ответа не получил, значит либо его нет в этой реальности, либо далеко. Нос сразу учуял человеческое жилье. Оставив в месте высадки еще один маяк, чуть прикопав его, двинулся аккуратно в сторону жилья, стараясь сильно не мять пшеницу - не оставлять следов. Минут через десять можно было нормально рассмотреть поселок. Света почти не было, но прибор ночного видения давал неплохую картинку поселка. Очень похоже на Вильницы, возле первого портала, но и различается размером. Надо получить информацию. Приближаться слишком близко к селу тоже не хорошо - собаки сразу учуют и начнут лаять на всю деревню. Пришлось обходить деревню по дуге, исследуя ее топографию. Может чего интересного и найду. Через полчаса, невдалеке от небольшого перелеска, наткнулся на добротный сарай, стоящий отдельно от деревни. Уже собирался пройти мимо, как услышал приглушенные голоса. Неужели снова диверсанты? Жена не поверит и решит, что я опять поохотиться вышел и устроит на целый вечер лесопилку на дому, точнее в бункере.
  Приблизившись к сараю, через широкую щель аккуратно заглянул туда. Немного посмотрев, чуть не упал от хохота. Какой-то паренек соблазнял девчонку, мотивируя, что сейчас война и он скоро уходит на фронт. А девушка ломалась и обещала ждать только его одного. Просидел возле сарая минут двадцать и стойко сдерживал хохот, наблюдая за действиями парочки, вовсю сочувствуя пареньку. Но пока ему удалось добиться только пары расстегнутых пуговиц на блузке. Но время дорого и надо получить информацию. Откинув накидку маскхалата и сняв прибор ночного видения, надел на голову фуражку офицера НКВД. И уже не таясь, подошел к входу в сарай. Потом, резко открыв дверь, включил фонарик, направив ее на парочку.
  - Стоять, НКВД. Кто дернется, стреляю без предупреждения!
  Девчонка пискнув, спряталась за спину белобрысого паренька. А тот замер, боясь пошевелиться, заворожено уставившись на ствол автомата. Но видимо, девчонка оказалось более психологически устойчивой, быстро пришла в себя и затараторила:
  - Товарищ командир не стреляйте, мы свои, советские. Меня Настя зовут, а это мой жених Николка, его завтра на войну отправляют, последний вечер.
   - Ладно, верю, не похожи вы на немецких диверсантов. Да и мы тут за вами уже минут двадцать наблюдаем. Думали, немецкие парашютисты спрятались.
   При этих словах девчонка засмущалась. А парень, наконец-то придя в себя, уже осмысленно вслушивался в разговор.
  - Вы тут давно шушукаетесь. Ничего особого не замечали? Там людей непонятных или может, кто из односельчан себя странно вести стал, радуется временным поражениям Красной Армии?
  - Нет, все готовы Родину защищать - снова затараторила девчонка, ткнув локотком своего ненаглядного, чтоб поучаствовал в разговоре.
  - Хорошо. Напомните мне, что это за село, не Вильницы ли случаем, а то, кажется не в ту степь забрели.
  - Нет, это Запрудье, до Вильницив километров двадцать будет - сказал уже паренек и начал странно коситься на мой маскировочный костюм 'Кикимора'. Поняв, что он подумал, решил сразу пресечь ненужные мыслишки у парня.
  - Ты парнишка глазками не зыркай, был бы я немцем, то не разговаривал, а сразу бы уничтожил и пошел дальше. А мы наоборот шатаемся тут по ночам, чтоб вы тут в тылу смогли нормально жить, вон по сараям невест тискать. Ладно, все недосуг мне с вами тут говорить, - и, обращаясь к воображаемому отряду, прикрикнул в темноту:
  - Сержант, все, уходим. Это просто дети.
  И повернулся уходить. Потом что-то подтолкнуло, повернулся обратно и сказал девчонке, смотря прямо в глаза. Мне их действительно было жалко - сколько таких молодых погибло не долюбив, не почувствовав.
  - Девочка, будь с ним поласковее, война будет тяжелая, знаешь, сколько их таких молодых не вернется. Они ж мальчишки. Сама потом жалеть будешь.
  И повернувшись, скользнул в темноту.
  Отойдя метров триста, снова облачился для движения в темноте, сверился с картой и компасом, пошел в сторону деревни Вильницы. Связался с базой по радиостанции, объяснил ситуацию. Мне еще всю ночь топать.
  Приходилось перемещаться достаточно быстро. Двадцать километров по ночи, считай по вражеской территории не легкое дело. Приходилось то бежать, то останавливаться и прислушиваться. Через два часа движения, я наконец-то получил ответ от оставленного возле первого портала маяка. Ну что ж, гипотеза об параллельных мирах не подтвердилась. Во всяком случае, пока, я пользуюсь одним и тем же пробойным каналом. Значит, все еще разгуливаю по одному и тому же миру, а вот в каком оно отношении относительного нашего мира придется еще выяснять. Или параллельный и канал их жестко связывает, так что время и там и там течет с одинаковой скоростью. Или это одна и та же историческая последовательность. Но вот то, что за счет перемещения установки можно менять координаты выброски - это очень хорошо. А то место выхода первого портала уже засвечено.
  Рассуждая на такие темы, я приблизился к знакомому уже лесу, не забывая оглядываться по сторонам. Благодаря этому, удалось вовремя увидеть движение на лесной грунтовке. Да что ж это такое, неужели опять диверсанты. Такое впечатление, что они под каждым кустом сидят. Но, посмотрев и понаблюдав, пришлось пересмотреть свое мнение. Когда, пропустив мимо себя, троих вооруженных винтовками красноармейцев, увидел длинную полковую колонну пехоты. В конце на конной тяге, двигались восемь сорокапяток, таких, как видел на фотографиях и в кино.
  Вот теперь понятно, пехота идет к фронту, по ночам. Правильно, а то не хватало, чтоб их на марше немецкая авиация расчихвостила. Удачи вам, ребята. Я обещаю, что постараюсь вам помочь. Мы ж с вами солдаты одной страны.
  Дальше путь был таким же, как и обычно. Найдя заветную полянку, нашел свой тайник с прибором и часами. Сравнил показания часов, со своими, эталонными. Разницы практически никакой. На всякий случай, достал блокнот, написал очень неприличное слово, вырвал страничку и спрятал в тайнике, а всю электронику забрал с собой.
  Рассвет застал меня на марше недалеко от Запрудья. Заметив там непонятное шевеление, я ускорил движение к месту портала. Уже подходя к точке выброски, я увидел интересную вещь, которая впоследствии может пригодиться. К селу подходили телефонные провода. Это может помочь. В уме уже появился интересный план, как можно немного поиграть с НКВД, чтоб нюх не теряли. Мало вы ребята смотрели фильмов про телефонных террористов.
  А на утро я попробую вернуть установку в первое положение и посмотреть, как портал вернет меня на то самое место, где я высадился в первый раз в этом мире.
  
  
  
  Глава 7
  До обеда я отсыпался после ночных приключений, и, проснувшись, намечал план действий на ближайшее время. Чувствуя некоторое раздражение моей второй половины, пришлось выдержать некоторый напор упреков про свою глупость, желание рисковать и т.д. Основной аргумент состоял в том, что в Крыму постоянно рисковал головой, хотя мог и отсидеться в бункере, и Витька и ребята были бы живы и здесь рискую, чтоб ее оставить вдовой. Никакие аргументы не принимались по определению. Женская психология. Тут ничего не поделаешь.
  После обеда произошло интересное, но немного неприятное событие. Решив попытаться уйти подальше от зоны боевых действий, передвинул установку к самой стене, по смещению, это было около полутора метров, и попытался ее настроить. Хорошо, что как технически грамотный человек, додумался в цепи питания поставить предохранители. Перегрузка установки была мгновенной, дальше выход из строя и вырубание всех предохранителей. По зрелому размышлению - установка не любит, когда рядом находятся материальные объекты. Поэтому, поработав немного перфоратором, лопатой и тачкой углубил стену. Но все равно, результат тот же. Попробовал передвинуть установку к противоположной стене. Опять тот же результат. Намучавшись, решил попробовать запуск установки на расстоянии семидесяти сантиметров от точки первичного входа. Установка заработала, но при этом силовые показатели оказались превышены на двадцать процентов. Увеличивая расстояние, удалось отметить точку нестабильной работы, что-то около девяносто восьми сантиметров. По зрелому размышлению получается, что установка производит нечто вроде энергетического отводка от главного канала и он имеет некие параметры и при смещении на расстояние больше некоторой величины, мы просто выходим за границы этого отростка.
  Перенастроив установку на старые параметры, сходил на ту сторону и убедился в наличии своей записки. Теперь некоторые вещи становятся более понятными. По моим прикидкам сегодня вечером в сводке должна фигурировать кодовая фраза насчет капитана Пронина. Значит, в Могилеве уже меня ждут спецы из Москвы.
  Как компромиссный вариант, передвинул установку не на полметра от первоначального положения, а на сантиметров сорок, и опять принялся за настройку. Процесс был уже отлажен и занял уже намного меньше времени.
  Необходимо было найти точку выхода возле деревни Запрудье, но желательно в лесу, чтобы скрыть факт высадки. В первый раз не получилось, и, ворочая здоровую махину аппарата, наконец-то додумался поставить его на небольшие рельсы или полозки, чтоб процесс поиска нужной точки был упрощен. Но это будет не сегодня. Надо подготовиться к передаче очередного конверта с информацией и маленького подарка.
  На всякий случай, попросил Марину, взяв использованные шприцы-тюбики от противошоковых средств из армейских аптечек, изготовить несколько со снотворным максимально быстрого действия.
  Учитывая, что на то время в таких районах не было телефонных станций, который поддерживали механизм автоматического набора номера, а использовались коммутаторы с живыми операторами, то решил не мудрствовать лукаво - просто подсоединиться к линии. Оборудование для этого к счастью было.
  Рассматривая варианты возможного развития событий, все больше приходил к выводу, что в одиночку я не справлюсь. Минимум необходима информационно-наблюдательная поддержка, максимум огневая. Ни на кого кроме моей супруги и Марины положиться нельзя было. Выбор был простой Марина - медик, Светлана хоть и не боевой, но все-таки офицер, да и стреляет неплохо. Так что, с данного момента придется планировать операции с ее участием. Кстати об этом она не раз уже намекала.
  Форма и снаряжение для нее есть, у меня даже где-то был припасен маскировочный костюм 'Леший' небольшого размера. Теперь нужно было подобрать соответствующее оружие. Желательно что-то снайперского типа, но с небольшой энергетикой учитывая женскую комплекцию. Обычная снайперская винтовка СВД тяжеловата и громоздка для женщины. СВУ тоже выполнена под винтовочный патрон и отдача немаленькая. Когда я пробивался к бункеру, у меня в машине оставалась ВСС - 'Винторез', которой пользовалась наша снайпер Катерина. Винтовка как раз под мою Светлану. Единственная проблема, что патронов под нее не больше сотни, а там идут специальные 9-мм патроны. В затяжные конфликты вступать не будем и с сотней патронов отстреляемся.
  Разработав операцию и обговорив все детали, приступили к подготовке и экипировке. Ближе к вечеру были готовы, посидели на дорожку и двинулись. Марина по заведенной традиции приготовила перевязочные материалы и нашу мини-операционную.
  Выйдя к грунтовой дороге, провели рекогносцировку будущего места контакта. Перед нами раскрылось большое поле, засеянное пшеницей, а с другой стороны дороги - кустарник, переходящий в лес. Еще одной важной вещью, которая заставила меня обратить внимание на этот участок, были телеграфные столбы, по которым протянута телефонная линия до Запрудья.
  С большим трудом, забравшись на телеграфный столб, подключился к линии своей телефонной трубкой, спустил вниз провод и замаскировал его. То, что придется залезать, раздражало больше всего - с детства ненавидел лазить по деревьям. При этом Светлана ушла подальше в поле и контролировала дорогу в обе стороны на сто пятьдесят метров.
  Когда все было налажено, приступил к действию. Включив трубку, вызвал коммутатор.
  - Город.
  - Город, дежурного по НКВД, пожалуйста.
  - Соединяю.
  Через некоторое время раздался щелчок и уже бодрый мужской голос ответил:
  - Дежурный по управлению сержант Голованюк.
  Я сам-то, был человек военный, так что представился, как положено:
  - Лейтенант Зимин, главное управление госбезопасности. Мне нужен или Чистяков или Пилипенко.
  - Есть Чистяков, сейчас позову.
  Видимо недостаточно плотно прикрыв трубку, сержант заорал:
  - Семен, позови Чистякова, тут его к телефону требуют.
  Прошла пара минут, и усталый голос ответил:
   - Капитан Чистяков, слушаю.
  - Николай Максимович, здравствуйте. Это Зимин. Наверно помните меня. Вы недавно с таким интересом рассматривали мои следы возле села Вильницы.
  Небольшая пауза. Видимо капитан думал, как повести разговор. И заговорил уже другим голосом.
  - Да, я вас слушаю.
  - Николай Максимович, надо бы встретиться пообщаться. Так сказать с глазу на глаз. Я думаю, москвичи еще в дороге, и вас уже известили. Скорее всего, это будут орлы из центрального аппарата, но ситуация такова, что хотелось бы с вами пообщаться на предмет оказания помощи в будущей обороне Могилева и его окрестностей. Остальное не по телефону.
  - Да я вас понимаю. Где и как? Я сейчас не могу.
  - Николай Максимович, я же прекрасно знаю, что вы сейчас хотите получить санкцию на встречу у Пилипенко и подготовиться. Но у нас мало времени. Поверьте, это в ваших интересах. Я для вас никакой угрозы не представляю, наоборот хочу помочь. Интерес со стороны Москвы тому доказательство.
  - Хорошо, что делать?
  - Езжайте в сторону Запрудного. Возле телефонного столба, на котором будет красная метка, остановитесь и зайдите в лес. Там и поговорим. И еще просьба - не делайте глупостей там с попыткой силового захвата - и людей погубите и неприятностей наживете. Все, жду вас через час.
  И отключился. Фух. Трудновато было корчить из себя такого крутого.
  - Стрелок, это Феникс. Разговор закончили - ждем гостей.
  - Феникс, это Стрелок, вас понял.
  Вот так вот, обменявшись репликами с женой по рации, стали дожидаться гостей. Пока было время, решил обезопасить себя по флангам и тылу, расставив сигнальные мины и на путях возможного отхода пару МОН-50 с натяжными взрывателями. В случае погони буду рубить хвосты, заведя преследователей на мины.
  После этого прошло чуть больше часа, пока не подъехала эмка, и из нее вышел сам Чистяков. В машине осталось два бойца НКВД и водитель. Если жена молчит, значит, особых сюрпризов нет.
  Пока Чистяков как носорог пробирался через кустарник, я старался осторожно следовать за ним. Это не представляло особого труда. Пройдя вглубь, метров пятьдесят он остановился и стал оглядываться по сторонам.
  - Николай Максимович, добрый вечер. - Проговорил я вполголоса.
  Он резко повернулся на голос и чуть не упал. Перед ним стоял леший, натуральный леший. Так выглядит человек в костюме 'Кикимора', дополнительно украшенном ветками и травой.
  - Николай Максимович, не пугайтесь, это всего лишь маскировочный костюм.
  Он себя взял в руки и уже спокойно ответил.
  - Добрый вечер, товарищ лейтенант.
  - Вы меня очень обяжете, если не будете дергаться за пистолетом в кобуре и особенно за тем, что у вас спрятан за голенищем сапога. Ну, ни к чему это.
  Тут Светлана вышла на связь. Через гарнитуру я услышал:
  - Феникс, это Стрелок из машины вышли двое, собираются идти в вашу сторону.
  - Понял, Стрелок.
  Чистяков удивился, но я ему пояснил:
  - Николай Максимович, скажите вашим людям, чтоб они сели в машину. Иначе они пострадают.
  Тот посмотрел на меня несколько удивленно и в тоже время зло, но взял себя в руки и крикнул:
  - Демин, Сорокин, вернитесь в машину.
  Дождавшись подтверждения от наблюдателя, я продолжил.
  - Николай Максимович так получилось, что наше подразделение обладает определенными сведениями относительно будущего наступления немцев на Смоленском направлении, и какими силами и где будут атаковать Могилев. Уж поверьте, это очень тяжелая ноша знать такие вещи, и в особенности, что ожидает город. Вот в этом конверте изложена диспозиция, численный состав и оперативно-тактические планы немецкого командования. И еще. Завтра утром, город ожидает очень массированный авианалет, в основном на вокзал, где стоят несколько санитарных поездов и на центр города. Жертвы будут большие. Потрудитесь подготовиться.
  Я протянул ему конверт с распечатками аналитической сборки по началу Могилевского сражения. И от себя добавил.
  - Немцами командует талантливый генерал Гейнц Гудериан. Противник очень опасный, любитель танковых прорывов и окружений. А теперь позвольте распрощаться. По идее сегодня должны приехать орлы Меркулова. Передайте, что я позвоню и договорюсь так же о встрече. До свидания.
  Чистяков взял конверт, кивнув, пошел к своей машине. Мы же дождались, когда она скроется из виду, для приличия еще полчасика посмотрели за дорогой, под моим прикрытием Светлана перебежала в лес, и уже вдвоем отправились к порталу.
  
  Глава 8
  Тем же вечером по настоянию Чистякова и при поддержке приехавшего с Москвы старшего майора ГБ Киселева, срочно была расчищена железнодорожная станция и к городу были стянуты дополнительные средства ПВО.
  Этому предшествовал долгий разговор с майором Пилипенко и капитаном Чистяковым.
  Поначалу Киселев думал сразу отстранить руководство Могилевского НКВД от работы по делу Странника, соблюдая все меры режима секретности, но Странник сделал свой шаг. Еще удивило то, что Странник уже знает ведомственную принадлежность контактной группы. Это говорит об очень высокой информированности о внутренних делах в сфере госбезопасности. Это наводило на неприятные мысли. Информированность по немецким вопросам, тоже наводила на размышления. В комплексе это все давало странную картину, того, что есть третья или даже четвертая сила, которая информирована по нынешним событиям намного лучше, чем даже сами участники событий. И личность курьера тоже вызывала ряд вопросов. В общем, все было туманно. Но реальная польза от этих странных людей уже была. Изначально была мысль, что это одиночка, хорошо подготовленный и информированный, но как оказалось, он минимум работает в паре. Анализ обстоятельств контакта курьера с капитаном Чистяковым весьма заинтересовал Киселева. Уровень профессионализма курьера вызывал уважение.
  Пока только Киселев получил команду разобраться в источнике информации, что за группа лиц, скрывается под псевдонимом 'Странник' и обеспечить канал бесперебойной передачи сведений имеющих стратегическое значение, в случае доказательства их достоверности.
  То, что Странник передал через Чистякова, является серьезным шагом и сейчас армейская разведка, агентурная, радиоэлектронная занимаются проверкой полученных сведений. Но уже по первичным прикидкам данные достоверны.
  Поздно ночью шифрограмма с докладом пошла в Москву.
  Той же ночью старший майор госбезопасности в сопровождении охраны срочно выехал в штаб 61-го стрелкового корпуса, который согласно полученным документам попадает под удар немецкой группировки.
  Массированный удар немецких бомбардировщиков, нацеленный на транспортный узел Могилева, оказался не настолько результативным, как в реальной истории, и было сбито три бомбардировщика.
  - И тут Странник не обманул.
  Кто же все-таки этот Странник? Чистяков стоял возле окна, смотрел на клубы дыма в районе вокзала и думал, что было, если там бы оказались эшелоны с техникой, войсками и ранеными. Уже, за одно это можно было Зимину многое простить.
  Встреча в лесу его поразила. Сам будучи далеко не новичком, Николай Максимович увидел перед собой профессионала. И то, что одним человеком уничтожена группа диверсантов, теперь его не удивляло. Так и должно быть. Видимо Киселев не все говорит, но так и должно быть. Еще один вопрос, который его волновал - почему эта группа работает только в окрестностях Могилева, а не переместится к той же Москве. Но это видимо уже не его уровень.
  Часа через два, когда Киселев вернулся из штаба 61-го стрелкового корпуса и успел побывать у командира 172 стрелковой дивизии, которая непосредственно должна оборонять Могилев, генерал-майора Романова, он поделился с ним своими мыслями, ожидая насмешек. Но старший майор не стал смеяться, а только кивнул головой и сказал:
  - Я тоже об этом думал. Есть мысли по этому поводу, но пока все на уровне предположений.
  Судя по полученным документам, их ожидает тяжелая битва. Чистяков верил в Странника как в нечто сверхъестественное и это его пугало. Что еще он плохого приготовил? Он видел как вокруг города тысячи жителей города и близлежащих сел рыли укрепления, противотанковые рвы. С каким энтузиазмом это все делалось. Люди верят и надеются на победу.
  От тягостных мыслей его оторвал звонок телефона.
  - Чистяков, слушаю.
  - Товарищ капитан, вас спрашивает лейтенант Зимин.
  Он вздохнул, кивнув, сказал:
  - Соединяй.
  Раздался щелчок, и он услышал уже знакомый усталый голос.
  - Николай Максимович, добрый день.
  - Для кого добрый, а для кого и нет - пошутил Чистяков.
  В трубке раздался вздох.
  - Да тут я согласен, дела не ахти, а точнее еще хуже. Вернемся к делу. Ситуация очень серьезная. Мне нужен выход на представителя Москвы.
  - Где встреча?
  - По той же дороге, теперь место отмечено двумя красными метками. Я не знаю насколько москвичи адекватны, но попросите их не делать глупостей, не тот момент и ситуация изменилась. Через час. Время пошло.
  - Хорошо. Я передам.
  Через час на том самом месте снова стояла эмка начальника управления Могилевского НКВД. Старший майор ГБ Киселев углубился в лес. Но в отличие от Чистякова, он не был простым розыскником, а имел большой опыт полевой работы - и в Испании отметился и в Финляндии. Потому-то его и послал Меркулов. Он почувствовал сзади движение, и почти сразу оружие ему уперлось в затылок.
  - Стойте на месте, товарищ старший майор. Это просто мера предосторожности. Руки за голову. Станьте на колени. Носки вовнутрь.
  Он послушно выполнил требования. Я его быстро обыскал. Вроде все нормально.
  - Можете сесть.
  Он повернулся, посмотрел на меня, оглядев с головы до ног, и весело сказал:
  - Москва передает вам большое спасибо.
  Я его понимаю. Маскхалат вещь смешная.
  - Да не за что. Это только начало. Если не начнете глупить и делать попытки захватить источник информации, вы получите очень много интересного. Да, еще вот видите этот пружинный выключатель.
  Я ему показал на выключатель-кнопку у меня в руке.
  - Он идет к электровзрывателю к нескольким толовым шашкам у меня на груди. При попытке захвата, я подорвусь. Но после этого отсюда никто живой не уйдет.
  - Это лишнее.
  - Не уверен. Когда на карте стоят вопросы глобальной безопасности, действуют другие безжалостные правила, и это вы не хуже меня знаете.
  - Хорошо, вы меня убедили. Как мне вас называть. Не лейтенант же Зимин.
  - Почему бы и нет. Называйте Сергей Иванович Зимин. Пока для идентификации этого достаточно.
  - Это имя наверно было в тех документах, которые вы изъяли у убитых диверсантов. Может, будем пользоваться реальными именами?
  - Как вас по имени-отчеству?
  - Георгий Дмитриевич.
  - Так вот, Георгий Дмитриевич, давайте опустим эти попытки подловить на слове, а, используя еврейскую манеру отвечать вопросом на вопрос, я могу часами. Но время дорого. Вам еще придется изучить ту информацию, которую я вам передам, составить донесение в Москву, а это время. Через два дня начнутся тяжелые бои за Могилев, и если не получится отбить немцев, в чем я очень сомневаюсь и для этого есть основания, нам придется менять операционную базу. И уходить в другой район. Я догадываюсь о вашем вопросе, почему именно Могилев. Рассказываю. По нашим данным в районе Могилева пройдут тяжелые бои, которые принесут тяжелые потери обеим сторонам. Но, учитывая качество командования, подготовку, и оснащение личного состава частей обороняющих город, мы считаем, что город будет взят, даже возможно окружение в городе крупной группы советских войск, которые впоследствии будут уничтожены. Но ценой этих потерь немцы будут задержаны на две недели. После чего Гудериан двинется на Смоленск. Где опять нанесет поражение.
  Мы хотим избежать такого сценария развития событий и помочь. Пока только информационно, но при развитии ситуации по указанному сценарию вмешаться в события, путем точечных ударов. Мы ждем от вас содействия, а не противодействия.
  Киселев сидел, опустив голову, и внимательно слушал. Потом резко поднял голову и спросил.
  - Кто вы такие чтоб рассуждать о таких вещах или что-то требовать?
  - Извините это вопрос не в вашей компетенции. Георгий Дмитриевич, давайте не углубляться в высокие материи. И примем как данность наши с вами отношения и приступим к конструктивному диалогу. Мы для вас подготовили весьма важную информацию, и она должна быть максимально быстро доставлена в Москву. О том, кто мы такие и откуда оставим вопрос открытым. Вы можете верить или не верить, это ваши проблемы. В данный момент главное, что наше сотрудничество приносит пользу государству и народу, а все остальное вторично. Под столбом, возле которого стоит машина, закопан пакет с посылкой. Дальше пусть разбираются специалисты.
  Выждав небольшую паузу, продолжил.
  - В течение суток вам будет передан еще конверт с информацией, но у нас есть еще пара дней, пока бои под Могилевом не перейдут в активную фазу, тогда уже будет трудно встретиться. Вот здесь, на всякий случай есть резервный канал связи - я протянул ему конверт.
  Будем использовать для контакта радиоузел связи 61-го стрелкового корпуса или 13-й армии. При необходимости я туда отправлю зашифрованную дополнительную информацию. Все, до свидания. - и протянул ему руку, он посмотрев сквозь прорези маскхалата мне в глаза, пожал чисто по-мужски, жестко. Сильный человек, не зря его Меркулов выбрал. Повернулся и пошел к дороге.
  Я решил на всякий случай его проконтролировать.
  - Стрелок, это Феникс. Что там гости?
  - Копаются у столба, достают твою посылку.
  - Движения на периферии не наблюдается?
  - Нет, пока все тихо.
  - Ждем их отъезда и уходим. Что радиосканер? Рядом никто по радио не задействовал?
   - Нет, стандартный фон.
   - Хорошо ждем и отходим.
   Уже подходя к порталу, я сказал, что прекращаем такие вот хождения, фронт уже рядом и все дороги будут забиты беженцами, и соответственно постоянно бомбиться. Если честно, то я удивлен, что пока не видел немецкой фронтовой авиации, наверно они больше по отступающим частям работают и по оборонительным линиям возле Могилева.
  Уже на месте, в бункере, Светлана спросила:
  - Сережа, а что ты им там такого тяжелого подсунул?
  - Да у меня на складе завалялся ППС-43, помнишь, я тебе рассказывал, как мы недалеко от Мангупа, это под Бахчисараем, с татарами лоб в лоб столкнулись. Они на джипах были, а мы на броне. Вот с одного мертвяка я эту экзотику взял. А аппарат хороший, как раз для войны, он и получше ППШ будет, легче, технологичней. Пусть лучше его штампуют. Тем более его с 43-го официально на вооружение приняли.
  А так передал ту информацию, которую вы с Маринкой накопали, плюс еще некоторые рекомендации по реорганизации армии и оперативная обстановка на фронтах, с раскладкой сил и ударов.
  
  
  
  Глава 9
  После встречи с курьером и получения груза, Киселев срочно отправился в Могилев для написания отчета о встрече и оправки посылки в Москву. Специально для этого в окрестностях города на военном аэродроме в Луполово, ожидал самолет. Отправлять его днем было опасно, потому что в воздухе уже господствовала немецкая авиация.
  Имея особые полномочия от руководства, Киселев вскрыл пакет и посылку. В посылке оказалось оружие, полностью металлический простой и грубовато сделанный пистолет-пулемет. Прочитав сопроводительное письмо к оружию, он несколько раз усмехнулся. Что ж очень интересно. Получается, что такое оружие смогут собирать чуть ли не в домашних условиях.
  Ознакомившись с остальными документами, он надолго задумался. Приводились данные по реорганизации артиллерии, танковых частей исходя из анализа действия моторизованных и танковых частей Вермахта и неудач РККА.
  Также детально описывались недостатки танка Т-34, КВ-1, КВ-2 и давались рекомендации по модернизации. Особенно указывалось на унификацию запасных частей для танков, произведенных разными заводами.
  Отдельно лежали материалы по противотанковым системам. Рекомендации по созданию ИПТАП (истребительно-противотанковый артиллерийский полк), противотанковым ружьям и новым кумулятивным боеприпасам, которые были способны прожигать броню, что активно использовал Вермахт. Очень заинтересовала описание немецкой новой разработки - фаустпатрона. Ручного устройства для поражения танков.
  Ценность информации была огромной и ее необходимо срочно доставить в Москву.
  Написав полный доклад об обстоятельствах встречи с курьером и своих выводах, Киселев в сопровождении охраны выехал на аэродром.
  В это время ситуация на фронте становилась угрожающей. Даже имея информацию от Странника о действиях немецких войск, сил отбить удары не хватало. В направлении Смоленска наступала 2-я танковая группа генерал-полковника Гейнца Гудериана.
  5 июля произошли первые столкновения частей 13-й стрелковой армии с передовыми подразделениями 46-го моторизованного корпуса, входящего в состав 2-й танковой группы, наступающего в направлении Могилева. Так же в состав 2-й танковой группы входили 47-й и 24-й механизированные корпуса. 47-й наступал севернее Могилева, а 24-й южнее. В течение недели, в упорных боях немцы оттесняли наши войска за Днепр. 10-11 июля началось форсирование Днепра. Попытки уничтожить немецкие плацдармы не увенчались успехом. Положение 13 армейского корпуса и остатков 20 механизированного корпуса, отступивших к Могилеву, становилось опасным. Создавалась угроза окружения крупной группировки советских войск. На фоне этого, происходили яростные воздушные бои, но превосходство немецкой авиации в количественном и качественном отношении, помогло ей захватить господство в воздухе, что позволило наносить огромные потери нашим войскам, еще до соприкосновения с пехотными и моторизованными дивизиями Вермахта. Постоянные и массированные бомбардировки особенно ощущались на транспортных коммуникациях в ближних тылах действующей армии, что существенно усложняло положение с продуктами, горючим и боеприпасами. Дороги, забитые беженцами, мешавшими передвижению войск, становились любимыми целями немецких пилотов.
  С большим трудом удалось устроить еще одну встречу с Киселевым, на которой ему были переданы материалы по технологии производства кирзы - как окажется, после разгрома 1941 года и захвата основных складов, в РККА остро стала ощущаться потребность в обуви.
  Так же переданы рекомендации по организации партизанского движения, данные по немецким ягдкомандам и способам противодействия и информация о вступлении японцев в войну и их планах нападения на Перл-Харбор в декабре 1941. Мы долго делали выборку по материалам, чтоб хоть как-то помочь, но при этом соблюсти историческую последовательность. Ведь уж слишком революционные данные могут привезти к недоразумениям.
  После того, как немецкие войска форсировали Днепр, наши походы стали небезопасными. Попытка 14 июля связаться с Киселевым не увенчалась успехом, видимо коммутатор в Могилеве был разбит во время бомбардировки. Связавшись с помощью радиостанции со штабом 61 стрелкового корпуса, передал запрос Киселеву на встречу. На тот момент я уже предполагал, что это последняя встреча в таком режиме.
  Вопрос был очень серьезным. Несмотря на наше информационное вмешательство, исторические события развивались в той же последовательности, как мы знали в нашем мире. Ну, разве что потери от авианалета 2 июля на Могилев, были на несколько порядков меньше, чем в реальной истории.
  Сейчас я нес пакет с более серьезными сведениями и при основательном анализе, можно заподозрить в 'Страннике' людей из другого времени. Но нам нужно было срочно добиться изменения истории и установить плотные отношения с руководством страны, чтоб покинуть умирающий мир в нашем времени. Из-за того, что порталы были почти постоянно включены, энергетические запасы бункера сократились в разы. И продержаться в нем в долгосрочной перспективе уже возможности не было.
  Пришлось долго готовиться к этому выходу. Я понимал, что это уже серьезная боевая операция и столкновение с немцами неизбежно. Фактически финальный выход. С женщинами договорились о порядке связи и включения портала, на случай если я не вернусь к крайнему контрольному сроку. И что делать, если я совсем не вернусь. Такой исход, конечно, всех не устраивал. Но у меня была идея в свое время пощипать немцев на предмет горючего, в котором бункер ощущал не сильный, но уже дефицит. Была правда пара резервных вариантов, которые я не стал раскрывать заранее, чтобы не выслушивать упреков и не видеть слез.
   Вот таким образом я, обвешанный оружием, кинулся помогать нашим бойцам, напоровшимся на немецкую мобильную разведку.
  
  Глава 10
  В Москве Берия, получив и проанализировав последнюю посылку, наконец-то решился пойти с докладом к Сталину. Информация была слишком серьезная. Последнее сообщение из Могилева гласило, что Странник вышел на связь через узел связи 61-го стрелкового корпуса с сообщением об очень важной информации. Это было очень хорошо. Одно описание шифровальной машины 'Энигма' и рекомендации по дешифровке сообщений вызывали радостное ликование грозного наркома.
  Но в этих сообщениях что ни лист, то государственная тайна или открытие. Кто же они эти Странники? Киселев, человек Меркулова, посланный для работы с курьером, утверждал, что Странник это один человек, скрывающийся под псевдонимом лейтенанта ГУГБ НКВД Зимина. Но Лаврентий Павлович не верил в это - не может один человек собирать, анализировать и выдавать такую точную и важную информацию. Значит это организация, которая пока на их стороне. Вроде как свои цели и задачи они определили, но такая уж работа у наркома внутренних дел - не верить.
  Аналитики утверждают, что анализы, приводимые в сводках Странника, говорят о великолепной осведомленности о состоянии, численности и практике применения не только Вермахта, но и РККА, что говорит о разветвленной сети в структуре военной разведки, ГУГБ, Народного комиссариата обороны и других министерств и ведомств. Это получается, что на его подконтрольной территории долгое время функционирует глубоко законспирированная разведывательная сеть неизвестной принадлежности. Причем сеть эта раскинулась не только на Советский Союз, но и на Германию, а по отдельным оговоркам и на территории Британии, США, Японии. Но в наше время такое не реально. Где-нибудь, когда-нибудь кто-нибудь ошибется и выдаст себя. Накрутив аналитиков произвести поиск информации по косвенным признакам существования такой вот разветвленной сети, он занялся текущими вопросами.
  Но мысли о Странниках не давали ему успокоиться и время от времени отвлекали. Практически вся информация, советы, рекомендации давались на злобу дня, применительно к нынешнему тяжелому положению. Один только дешевый и простой в использовании и производстве автомат, вызвал восхищение у специалистов. Причем для его производства не нужно проводить переориентацию производств. Зато сразу решится проблема превосходства Вермахта в автоматическом оружии.
  А рекомендации по созданию партизанского движения и противодействия специальным антипартизанским отрядам? Мы еще не столкнулись с такой проблемой, а нам уже дают подсказку. Значит, кто-то уже просчитывал развитие войны и возникновение партизанского движения на оккупированных землях.
  Один из аналитиков предположил даже, что это путешественники во времени, как в романе английского писателя-фантаста Уэллса. Лаврентий Павлович, конечно отмахнулся и посмеялся, но иногда мысль о живучести такой вот гипотезы его посещала. И ему становилось страшно. Страшно от того, что кто-то знает о его ошибках, о его поступках, о которых он хотел бы сам забыть и хуже того - об ошибках Хозяина. А это опасно. Но, судя по всему, Странники не хотят вредить, ни ему не товарищу Сталину, иначе бы они выдавали информацию их противникам.
  Он сам пока не определился Странники или Странник - один человек или организация.
  Сегодня вечером Лаврентий Павлович попросил Сталина принять его по очень важному вопросу и немного нервничал по этому поводу. Слишком уж вопрос был необычным. Тем более обстановка в районе Могилева резко ухудшилась и связь с Киселевым пропала.
  В договоренное время он был в приемной Сталина. Просидев минут двадцать, он был вызван.
  - Здравствуй, Лаврентий.
  - Здравствуйте, Иосиф Виссарионович.
  - Только что у меня был товарищ Тимошенко и товарищ Голиков. Обстановка на фронте крайне тяжелая. Мы терпим поражения, несмотря на героизм советского народа.
  - Иосиф Виссарионович. Дело, по которому я пришел как раз дает ответы на некоторые вопросы.
  - Это очень интересно, вы мне опять будете рассказывать про виновных во всем генералах?
  - Нет. Все серьезнее.
  И в течение сорока минут Берия изложил своему Хозяину всю историю по делу 'Оракул'. Сталин несколько раз прерывал и задавал уточняющие вопросы.
  - И что ты думаешь по этому поводу, насколько можно доверять твоему Страннику?
  - Иосиф Виссарионович, я не решался к вам прийти с этим делам, пока не перепроверил большинство информации, чтобы быть абсолютно уверенным в достоверности.
  Как говорят специалисты, практически все советы и рекомендации имеют смысл, основанный на глубоком анализе обстановки. Мое мнение, что на доске появился игрок, который, находясь в тени, играет на нашей стороне. Есть, конечно, более невероятные гипотезы.
  - Интересно, и что за гипотезы?
  - Что нам помогают пришельцы из будущего. Наши соотечественники. В одной из фраз, при разговоре с майором Киселевым, курьер сказал, что войну мы выиграем, но в течение трех-четырех лет. Учитывая нынешнее положение на фронтах, нам эта победа достанется дорогой ценой и возможно наши потомки решили помочь и уменьшить эти потери.
  - Я тебя понял Лаврентий. Сведения, которые принесли наши новые друзья, заставляют задуматься. Я думаю, надо план 'Барбаросса' дать на рассмотрение нашим военным товарищам для выработки и корректирования наших планов отражения нападения фашисткой Германии.
  - Я сразу же передам информацию в Генеральный штаб, проведя предварительно определенные мероприятия, что бы скрыть источник столь важной информации.
  - А что там со Странником?
  - На сегодня назначена встреча с Киселевым. Но на данный момент в связи с тяжелейшей обстановкой вокруг Могилева, контакт с нашей группой потерян. Сегодня вечером туда выслана еще одна группа для подстраховки.
  - Хорошо Лаврентий, держи меня в курсе. Это очень серьезно.
  - Конечно, Иосиф Виссарионович.
  С этими словами Берия покинул кабинет. После этого Сталин долго рассматривал и читал документы. Но с выводами он пока не спешил. Но идея с неизвестной сетью на территории его страны, ему очень не понравилась. Лучше уж путешественники во времени. Так спокойнее.
  На этом тема Странника в этом кабинете на сегодня была закончена.
  
Оценка: 6.26*151  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"