Сергеев Станислав Сергеевич: другие произведения.

Достойны ли мы отцов и дедов Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 6.30*102  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга вторая. Уже готовится к изданию в срочном порядке в концу ноября. По требованию редакции оставляю десять глав для ознакомления. Тем кто помог особая благодарность. Выложил обложку книги, в которой она пойдет в продажу....

  Сергеев Станислав
     
     Достойны ли мы отцов и дедов. Часть 2
     (Рабочее название).
     
     Пролог.
     Октябрьское солнце нежно согревало кожу лица. Обер-лейтенант Курт Мельнер наслаждался последним теплом осени, расслабленно развалившись на деревянной скамейке, расстегнув мундир и подставив лицо и грудь теплому солнцу. Состояние умиротворения периодически нарушалось криками из деревянного дома, где бойцы его подразделения, занимались привычным делом, уничтожая евреев и коммунистов, в этом забытом богом селе, под Киевом.
     На пороге дома появился фельдфебель Йосип Кендзер, на ходу застегивая штаны.
     - Дуже гарна жидовочка, пан офицер.
     Мельнер поморщился. Будучи коренным немцем, он с презрением относился к своим подчиненным, украинским националистам, солдатам "Буковинского куреня", подразделения вспомогательной полиции, в которое его перевели месяц назад после неудачной деятельности в Белоруссии.
     Ему еще повезло, его друг, и сокурсник Отто Шлеер пропал без вести, скорее всего, стал жертвой истребительных отрядов НКВД, как и сам Мельнер.
     Будучи выходцем из интеллигентной семьи, Курт с детства в совершенстве владел несколькими языками, в том числе и русским, и конечно пойдя на военную службу, оказался в разведке. Военная судьба свела его со старым другом отца, Теодором фон Хиппелем, который занимался созданием диверсионного подразделения в составе Абвера. Пойдя служить рядовым бойцом, Курт, благодаря своим качествам, был выделен и стал быстро продвигаться по служебной лестнице. Начиная еще служить в отдельной роте, он стал свидетелем, как она была преобразована в батальон, а затем, перед началом русской компании, в полк "Брандербург-800".
     Карьера складывалась весьма удачно, Голландия, Бельгия, Франция. Везде успел побывать Мельнер со своей группой. Но после начала русской компании, дела пошли не самым лучшим образом. Органы государственной безопасности русских сумели организовать эффективную систему противодействия разведывательно-диверсионным силам Абвера. Особенно это проявилось во время обороны Могилева, где заброшенная в тыл противника группа Мельнера, под видом бойцов НКВД, была практически сразу раскрыта и уничтожена, а сам обер-лейтенант попал в плен. Только стремительное наступление Вермахта позволило избежать Курту смерти, но его послужной список после этого был испорчен. А в отношении него было начато служебное расследование.
      На время его отстранили от работы и откомандировали в распоряжение специального отдела Абвера, занимающегося националистическими движениями на Украине. По ходатайству старого друга отца, его на время поставили командиром отряда вспомогательной полиции, пока не закончилось разбирательство по его делу.
     Но тут его ждало разочарование. Хорошо подготовленное и экипированное подразделение, становилось неуправляемой стаей, когда они входили в любой поселок и слышали русскую речь. Уничтожение поляков, евреев, коммунистов и их семей, они считали своим правом победителей и непременно выражали возмущение, когда им мешали этим правом пользоваться. Если бы не негласное указание не мешать таким вот чисткам, Курт давно прекратил такие развлечения, но после разговора с нынешним своим руководством, он в некоторой степени был согласен с такой политикой чистки вновь приобретенных земель Великой Германии.
     Остановившись на постой в небольшом селе, они нашли на ком выместить звериную злобу. Несколько еврейских семей были уже уничтожены. Молодых евреек, которые вполне подходили для нужд молодых и здоровых мужчин, оставили в живых до утра. К вечеру, секреты, выставленные вокруг деревни, доложили о подходе к селу небольшой группы русских окруженцев, которые были весьма профессионально захвачены и обезоружены. Их заперли в амбаре, выставив охрану.
     Вот сейчас Курт сидел и делал вид, что он спокойно относится ко всему происходящему, хотя в душе содрогался от омерзения. Солдаты не должны себя так вести, их призвание выигрывать сражения, а не уничтожать мирное население. Даже когда он со своей группой резал красноармейцев в Белоруссии, он не испытывал таких чувств. Это война, и уничтожать противника его обязанность.
     Йосип Кендзер смотрел на нового командира и в душе усмехался. Осужденный до войны польским судом к смертной казни за изнасилование и убийство польской учительницы, выжил только благодаря началу войны. Попавшие в тюрьму несколько авиационных бомб, позволили ему сбежать в поднявшейся неразберихе и панике. Впоследствии, после захвата Польши немцами, примкнуть к организации украинских националистов, где его судимость была расценена как часть борьбы с поляками.
     Сейчас он стоял в сторонке и слушал, как его друзья, заканчивают развлекаться с молодой жидовочкой. Та уже не кричала, не хватало сил, а только всхлипывала. Но ничего, у них еще есть ее младшая сестрёнка. Чистоплюй обер-лейтенант, никогда не принимал участия в их развлечениях, всем своим видом показывая свое презрение. Ничего, придет время, и с ним разберемся.
     Но тут внимание было отвлечено шумом двигателей. К селу подъезжали странные машины. Впереди ехал автомобиль, выкрашенный в пятнистый камуфляж, с пулеметом на раме, в котором сидели офицер и несколько солдат в форме войск СС. За ним шли две боевые приземистые многоколесные машины, выкрашенные в такой же камуфляж. За то, что это боевые машины, говорила компоновка корпуса и небольшая башня с крупнокалиберным пулеметом, или малокалиберной пушкой. На броне вольготно расположились солдаты войск СС, облаченные в полевой камуфляж.
     Как офицер военной разведки, Курт, сразу определил войсковую принадлежность. Это были бойцы моторизованной дивизии СС "Райх", но странно, что они тут делают. После понесенных потерь и гибели ее командира оберстгруппенфюрера СС Пауля Хауссера, во время столкновения с русскими диверсантами, дивизия была выведена на переформирование и впоследствии принимала активное участие в сражении за Смоленск. По службе Мерльнер ни разу не пересекался с личным составом этой дивизии, сказывалась давняя вражда разведки и СС. Но вот такую технику он видел в первый раз. Наверно что-то новое, тем более СС всегда были любимчиками и новинками снабжались в первую очередь.
     Быстро приведя себя в порядок, застегнув китель и поправив пояс с кобурой, он крикнул Кендзеру, чтоб тот приструнил своих солдат, тут СС появилась. Как бы опять не нарваться на насмешки, а иногда дело доходило до кулачных стычек. Да и за свое буйное воинство он не ручался.
     Недалеко от дома, где стояли два "Опель-Блица", на которых передвигалось подразделение Мельнера, остановилась легковая машина с пулеметом. Бронетранспортеры грамотно перегородили улицу, один выехал чуть дальше, второй остановился сзади, прикрыв, таким образом, своими пулеметами улицу и все близлежащие подходы.
     "Вполне правильно, сразу стали хозяевами положения, тут СС в профессионализме не откажешь" - подумал про себя Мельнер.
     Из автомобиля выскочил оберштурмфюрер СС облаченный в полевой камуфляж, интересной деталью была открытая кобура с черным пистолетом на бедре, а не как обычно на левом боку, как принято у офицеров Вермахта или СС и необычный прибор на проводе, вставленный в ухо, похожий на уменьшенный вариант наушника от радиостанции. Аналогичные приборы были и у остальных бойцов в машине и у некоторых, расположившихся на бронетранспортерах. За ним из машины выпрыгнул худощавый боец и за шиворот вытащил из машины избитого и связанного подчиненного Мельнера, который должен был находиться в боевом охранении на дороге.
     Как будто получив команду, с бронетранспортеров попрыгали остальные бойцы и грамотно стали брать улицу и близлежащие дома под контроль. Подходивших бойцов Мельнера, они деловито, не говоря ни слова, разоружали, и сгоняли в небольшую группку возле колодца. Все это время оберштурмфюрер СС стоял и спокойно смотрел в глаза Курту. В его взгляде читалась легкая насмешка и скука. А вот лицо оберштурмфюрера было Курту знакомо.
     На попытку заговорить с ним, он спокойно поднял руку ладонью вперед и спокойно сказал:
     - Хальт!
     Курт остановился, не зная, что делать. Мысль, что это могут быть русские, исчезла сразу, уж слишком они были спокойны и деловиты, да и такой техники у русских быть не может. Рядом с оберштурмфюрером, остановилась стройная симпатичная блондинка, облаченная тоже в форму СС, густые волосы которой были упрятаны под форменный головной убор, что вызвало удивление. Обычно девушки в боевых подразделениях СС не служат, если и есть некоторое количество, то только во вспомогательных частях. В руках у нее была странная винтовка с толстым стволом и оптическим прицелом, что никак не соответствовало правилам об вспомогательных частях. Холодный, равнодушный взгляд скользнул по Курту и побежал дальше, по его подчиненным. Мельнер содрогнулся, он знал такие взгляды, так равнодушно смотрят снайперы на свои цели. Холодок страха пробежал по его спине.
     За оберштурмфюрером тут же стали два бойца, вооруженные знакомыми МП-40, и тоже, молча, наблюдали, ожидая действий своего командира.
     После того, как из дома, где развлекались Кендзер со своими дружками, вытащили последнего солдата, на ходу застегивающего штаны, офицер наконец-то соизволил заговорить. Причем заговорил по-русски, сильно коверкая слова.
     - Ви есть кто, свиньи?
     Курт отдал честь и представился. Эсесовец его внимательно выслушал, и с задумчивым видом приблизился не к Курту, а к Кендзеру, оглядел его с ног до головы, остановив взгляд на знаках различия фельдфебеля.
     Кендзер, испуганно глядя на эсесовца, кивнул головой, вытянулся по стойке смирно и попытался доложить по всей форме, но оберштурмфюрер выхватил из набедренной кобуры черный пистолет и выстрелил ему в голову. Со стороны колодца, где были собраны в кучу остальные солдаты Курта, загрохотали пулеметы.
     Обер-лейтенант попробовал схватиться за кобуру, но голубоглазая блондинка очень ловко, ногой обутой в тяжелый рифленый ботинок, ударила его в пах. Остальных солдат, которых повытаскивали из дома, где насиловали евреек, повалили на землю и быстро, с определенной сноровкой связали необычными белыми ремешками.
     Минут через десять, когда Курт пришел в себя от болевого шока, он смог уже спокойно проанализировать обстановку. Пятеро его солдат лежали связанными возле забора. Возле них, молча, стояли два бойца. То, что это враги, Курт не сомневался. Но какая наглость и самообладание. Сразу видно профессионалов. Наверно коллеги с русской стороны.
     Он позвал одного из бойцов и на русском попросил позвать к нему командира. То, что боец, его прекрасно понял и последующий разговор, убедил его в том, что это русские. Вот тут Курт удивился еще больше. Вместо того чтобы побежать или отправить посыльного, тот нажал небольшую кнопочку, и вызвал командира по радиосвязи:
     - Феникс, это Зяблик. - выслушав ответ, он продолжил.
     - Тут обер-лейтенат пообщаться хочет.
     Повернув голову к Курту, он пояснил.
     - Командир сейчас подойдет.
     Через две минуты подошел уже знакомый оберштурмфюрер, лицо которого было смутно знакомо Мельнеру, хотя он был уверен, что никогда с этим человеком не встречался.
      Тот чуть устало, но спокойно и почти равнодушно спросил, на чистом русском языке.
     - Ну и что ты мне хотел сказать?
     И тут Курт наконец-то вспомнил. Человек был очень похож на русского, которого они искали вместе с СС в окрестностях Могилева. Капитан НКВД Зимин. Лично его не видел, а вот портрет, нарисованный, по словам свидетелей, показывался всем участникам поисковой операции. И обстоятельства гибели командира дивизии СС он тоже знал. Это все говорило о том, что перед ним не простые диверсанты. Курт испугался еще больше. Как разведчик, он понимал, что в живых они не оставят никого.
     - Вы думаете после всего, что вы тут натворили, у вас есть шанс выжить? - и Зимин с угрозой кивнул в сторону дома, откуда рослый солдат выносил на руках полуголую девушку, в изорванном и окровавленном платье.
     - Капитан Зимин. Я могу быть вам полезен.
     Брови капитана удивленно поднялись.
     - Смотрю, моя персона становится очень популярной в определенных кругах. Ну, излагай, жертва фашизма, свою версию непричастности к злодеяниям этих унтерменшей. И запомни, жив ты до сих пор потому, что единственный из этого стада, кто был захвачен с застегнутыми штанами. - и Зимин кивнул в сторону лежащих солдат 'Буковинского куреня'.
     
     Глава 1
     Полет на советском самолете-разведчике меня разочаровал. Неудобное сиденье, сильный сквозняк и громкое тарахтенье двигателя. А о лимонаде, преподнесенном вежливой девушкой-стюардессой, даже и мечтать не хотелось, чтоб не травить душу. В молодости я закончил военное училище по направлению военно-морской авиации, но благодаря 'блестящей' экономической политике правительства Украины того времени, не только в воздух не поднялся, даже к самолету близко не подходил. Поэтому все мое знакомство с авиацией ограничивалось учебниками, интернетом и полетами на пассажирских самолетах.
     Мы спокойно летели и перекрикивались с пилотом через специальное устройство. Удовольствие еще то. Поэтому через некоторое время, почти сорвав голосовые связки, заставил его надеть радиопередатчик, который я ему всучил перед полетом. Он сначала отнекивался и требовал соблюдения режима радиомолчания, но после лекции о системах кодирования с плавающей частотой, немного успокоился. Да и прибор ночного видения произвел на него впечатление. Мы с ним даже познакомились: Матвей Иволгин, пилот специального авиаотряда НКВД. По его словам, сейчас мы летели на небольшой, спешно организованный недалеко от линии фронта, аэродром, южнее Рославля, на котором нас должны будут заправить горючим. Дальше наш путь лежал до фронтового аэродрома под Вязьмой, где ожидал уже военно-транспортный самолет, который и доставит меня в Москву.
     Но меня заинтересовало местоположение этого аэродрома. Как я помнил, под Рославлем, если еще не начались, то в скором времени начнутся тяжелые бои. Но Матвей успокоил, это поле, вполне пригодное для посадки и взлета самолета его класса, и охрана там выставлена из бойцов полка НКВД.
     Вот за таким почти нормальным времяпрепровождением мы подлетели к аэродрому подскока. После набора высоты, издалека были видны огни, показывающие в темноте местоположение посадочной полосы.
     Но, подлетев ближе, при заходе на посадку, нам открылась совершенно другая картина. Вместо костров, указывающих место и направление приземления, на поле горели несколько автомобилей, и были видны вспышки выстрелов и взрывов. Делая пролет над полем, удалось разглядеть немецкие танки и бронетранспортеры в сопровождении пехоты, которые отжимали от леса редкую цепочку бойцов НКВД.
     Я во всю силу закричал.
     - Быстро уходи.
     Но Иволгин сам все понял, резко накренил самолет влево и стал уходить в сторону леса с набором высоты. С земли, в сторону самолета, потянулись трассирующие очереди зенитных пулеметов и автоматических пушек. Самолет затрясся от многочисленных попаданий. По нам сразу стали работать не меньше пяти-шести точек. С края поля ударил луч прожектора. Он скользнул по самолету, но пилот вовремя успел свалить самолет вниз и нырнуть в спасительную темноту.
     Двигатель резко сменил звук, и через некоторое время окончательно заглох.
     За время непродолжительного планирования, Иволгину, благодаря прибору ночного видения, удалось рассмотреть в лесу небольшую прогалину, на которую он смог посадить самолет с первого захода. Перед падением я успел крикнуть: 'Береги прибор', и сорвал с головы 'ночник', чтоб не повредить при посадке глаза. Когда коснулись земли, самолет подпрыгнул, и, с хрустом подмяв молодую поросль, врезался в деревья. Сильный удар в грудь выбил весь воздух из легких. Не в силах вздохнуть, я целую минуту хрипел от дикой боли, пытаясь восстановить дыхание. Отойдя от удара, первой мой мыслью было покинуть самолет и убежать на порядочное расстояние, взрыв может произойти в любую минуту. Но больше на автомате, нежели по велению души, стал выкидывать из самолета свои вещи и оружие, после чего, перелез вперед и попытался вытащить пилота. Это оказалось не таким простым занятием, он был пристегнут, и пришлось повозиться и помахать ножиком, освобождая его от удерживающих лямок. Особенно меня интересовали радиостанция и прибор ночного видения. Радиостанцию нашел рядом с Иволгиным, она сорвалась с пояса, утянув с собой гарнитуру, и упала под сиденье. А вот прибор ночного видения я с трудом вытащил из его руки. Видимо, перед ударом, он успел сорвать устройство с головы. Мне пришлось очень помучиться, вытаскивая раненного пилота. Меня спас бронежилет, принявший на себя удар, а вот Иволгину не повезло. Судя по его состоянию, он получил сильное сотрясение мозга и возможно повредил грудную клетку, но времени, проводить диагностику, не было.
     До рассвета оставалось полтора часа, поэтому необходимо срочно покинуть место посадки, хотя я сомневался, что в условиях ожесточенных боев, кто-то будет гоняться за экипажем деревянного самолета-разведчика. Но была гаденькая мысль, не дающая покоя, что весь этот цирк был устроен в нашу честь.
     Вытащил из подвешенного сигарообразного контейнера остальные свои вещи, стал стаскивать все на расстоянии метров шестидесяти от самолета. Самое трудное было дотащить туда Иволгина, ведь и меня тоже неслабо приложило. Очень спасал 'ночник', иначе бы не раз упал или бы вообще потерялся.
     Минут через двадцать, когда отошел от удара, и смог достаточно вдумчиво оценить ситуация, стал собираться в дорогу. Естественно ничего высокотехнологического оставлять в самолете нельзя было. Поэтому вернулся и еще раз все облазил, проверяя, не забыл ли чего. Оставалось решить, как тащить на себе пилота и свои вещи.
     Срезав несколько ветвей, сделал что-то типа волокуш, на которые погрузил Иволгина и привязал к нему свои вещи и часть оружия. Автомат, приготовил для стрельбы и повесил так, чтоб в любой момент им мог воспользоваться. Упаковку с принтерной бумагой пришлось распотрошить, одну пачку взять с собой, а все остальное прикопать в лесу.
     Рассвет нас застал на расстоянии двух километров от места посадки. Со стороны, откуда мы прилетели, все еще была слышна канонада. К счастью самолет так и не загорелся и тем самым не выдал места нашего падения.
     По предварительным прикидкам мы упали где-то в районе Рославля. В нашей истории немцы здесь окружат группу войск 28-й армии и потом после ее разгрома, мой старый знакомый, Гудериан, совершит свой знаменитый поворот 2-й танковой группой на юг, для разгрома группы войск Юго-Западного фронта. Мое вмешательство уже в некоторой степени изменило сроки и расстановку сил, поэтому расчет положения наших войск, в зависимости от даты уже не подходит. Единственным плюсом в такой ситуации было то, что немцы совершали прорывы мобильными частями, поэтому на начальном этапе, сплошной линии фронта не было. Это давало возможность просочиться в расположение советских частей с меньшим риском.
     Исходя из рассказа Иволгина, в районе Смоленска уже окружена крупная группировка советских войск в составе 16-й и 20-й армий, и позавчера началось контрнаступление по освобождению, оказавшихся в кольце, частей Красной Армии.
     Прежде чем лететь, естественно я работал в нашем вычислительном центре и собирал информацию по обстановке на фронтах. То, что мое вмешательство сместило сроки наступления немцев на неделю, не многое поменяло, и знание истории не сильно помогло советскому руководству.
     Оперативная группа генерал-лейтенанта Качалова, наступающая со стороны Рославля, как и в нашей истории, столкнулись с частями 9-го армейского корпуса. Наступление было остановлено, и после обходных ударов 24-го механизированного корпуса, пять дивизий так же оказались в котле, в районе Рославля. Вот сейчас мы как раз и находимся возле линии фронта, где группа войск 28-й армии генерал-лейтенанта Качалова пытаются пробиться из окружения. В реальной истории они вырваться так и не смогли. Сам Качалов погиб в танке при попытке прорыва из окружения.
     По всей видимости, мы находимся в полосе наступления 7 армейского корпуса Вермахта. Судя по звуку канонады, до самой линии фронта нам осталось идти не более десяти километров.
     Обо всем этом, я вспоминал, когда тянул на себе волокуши с раненным летчиком.
     По мере продвижения, лес начал редеть. Оставив Иволгина, который не приходил в себя после падения, в глубине леса и, сгрузив ему все тяжелое, в том числе бронежилет, сам двинулся на разведку.
     Я вышел к небольшой деревне. Естественно сходу туда никто соваться не стал. В полосе фронта, такие вот населенные пункты, как правило, используются для размещения тыловых служб.
     Уже на выходе из леса были видны следы ожесточенных боев. Линия окопов, недалеко от деревни, представляла жалкое зрелище. Полузасыпанные траншеи, большое количество воронок и разбитая техника. Все говорило о том, что только недавно отсюда удалось выбить советские части. Запах гари стоял до сих пор. Вдалеке, на другом конце большого поля работала команда немецких трофейщиков, собирая материальные ценности, которые могут пригодиться Вермахту. Чуть в стороне, прямо на поле небольшой группкой разместились пленные красноармейцы. Их было немного, человек двадцать. Почти все были перевязанные бинтами. В прицел СВУ все это хорошо просматривалось. Самые здоровые, под присмотром немцев, таскали тела убитых и сбрасывали их в несколько больших воронок, при этом немецкий унтер-офицер обыскивал каждого, освобождая от документов и копаясь в карманах убитых, разыскивая портсигары, кольца, часы и другие мелочи, имеющие ценность.
     Рассматривая такую идиллическую картинку, думал, что сам далеко пилота на себе не протащу и хотя бы парочка красноармейцев меня бы устроила. Вот с такими мыслями я вышел на предполагаемую позицию для стрельбы.
     Канонада не смолкала, видимо немцы опять наткнулись на организованный отпор и смешивали с землей очередной рубеж обороны.
     Возле деревни ситуация изменилась. Со стороны фронта пригнали колонну пленных. Тех, которые помогали трофейщикам таскать убитых, прикладами погнали в общую колонну. Пару человек, что не смогли подняться и идти, тут же пристрелили. В колонне я увидел несколько командиров. С такого расстояния рассмотреть знаки различия не мог, но вот командирские бриджи увидел. В колонне было человек шестьдесят, в охране с трофейщиками, ну человек двадцать от силы. Все, в основном, вооружены винтовками. До них расстояние метров сто пятьдесят, для снайперской винтовки идеальная дистанция. Приняв для себя решения, быстрым шагом двинулся в сторону, подальше от места, где оставил Иволгина. Если немцы сильно разозлятся, и додумаются организовать преследование, пусть ищут в другой стороне. Хотя, тут по лесам столько народа прошло, что и следы слона разглядеть не получится.
     Двадцать человек на открытом пространстве для снайпера с автоматической винтовкой, не такая уж большая проблема, вот только наши пленные мешают и загораживают немцев. Я долго примеривался, с кого и как начать стрельбу. Но здравый смысл победил. Стиснув зубы, смотрел, как немцы уводят колонну пленных на запад.
     Опять бег по лесу. Шуршание листвы и периодические остановки, чтоб послушать лес.
     Минут через пятнадцать, я уже осторожно приближался к месту, где оставил летчика. СВУ закинул за спину, а сам вооружился автоматом, накрутив на него глушитель.
     Время близилось к обеду, и чувство голода давало о себе знать. Когда копался в кабине пилота, нашел пару плиток шоколада и фляжку с водой, которые сейчас, как раз, хотел и употребить. У меня, конечно, была и своя, пластиковая фляга, но специально подсоленную воду в ней, я пока решил не использовать, оставив для лучших времен.
     Ненадолго в себя пришел Иволгин. Он спросил, где мы, и я как мог ему ответил. Невеселые мысли гуляли у меня в голове. Вот делать было нечего, как играть в такие игры. Сидел бы себе в бункере и переправлял информацию через того же Строгова и по ночам получал грузы. Так нет же, захотелось с самим Сталиным встретиться. Ничего путного не придумав, отошел от места привала и стал ножом копать тайник для лишнего груза. Думаю, предки, на первое время, могут ограничиться и одним ноутбуком, чтоб на себе еще не тащить принтер со всеми расходниками.
     Снова в себя пришел Иволгин, и шепотом попросил разрезать шов на локте его куртки и достать там шелковый платок, который является документом, подтверждающим и мои и его полномочия. После того, как пилот опять потерял сознание, я аккуратно разрезал шов и действительно там был особый документ, за личной подписью первого заместителя Народного комиссара внутренних дел Меркулова. Этот кусок шелка позволял напрягать всех встречных, вплоть до командующего армией. Серьезная вещь.
     Когда уже подготовил место для тайника, на пределе чувствительности услышал слабые голоса.
      Пришлось сделать небольшой крюк, чтоб зайти к говорящим с противоположной стороны, относительно места, где остался Иволгин и груз.
     Интересная картина мне открылась.
     На земле на самодельных носилках лежал раненный командир, судя по знакам различия, или майор или подполковник, с моего места плохо было видно, возле него сидела девушка в форме и что-то поправляла у него под головой. Рядом топтались два бойца и выжидательно смотрели на парочку, которая выясняла отношения. Это были артиллерийский лейтенант и политрук. Крик стоял основательный. Причина спора состояла в выборе направления движения, и кто будет командовать.
     Судя по голосам, оба были на взводе, и политрук вытащил из кобуры наган и начал махать им у лейтенанта перед носом.
     Я приблизился и, спрятавшись за деревом, взял гранату в руку, разогнул усики и зацепил кольцом за крючок на 'разгрузке' так, чтоб можно было одним движением вырвать кольцо и кинуть. В другой руке был подготовленный для стрельбы автомат. Чуть пройдя вперед, выглянул из-за дерева и вполголоса сказал:
     - Политрук, что за крики?
     Немая сцена. Они меня услышали. Сразу прекратили ругаться и схватились за оружие.
     Солдаты присели, и защелкали затворами карабинов. Политрук сразу направил в мою сторону наган, а артиллерийский лейтенант с задержкой достал ТТ, и присоединился к общей картине подозрительности. Одна девушка испуганно сидела возле импровизированных носилок и хлопала глазами.
     Политрук, как старший по званию взял на себя разговор.
     - А ну кто там, покажись, а то стрелять буду.
     - Ну, стреляй герой, рядом немцы, через пять минут тут их человек сорок будет. А я тебе, из особой благодарности, под ноги гранату кину. Понятно? А теперь слушай сюда, крикун. Пистолет в кобуру, это и лейтенанта касается, бойцы, карабины на предохранители и поднялись.
     - Ты кто такой чтоб отдавать приказы?
     - Я тот, кто уже полчаса слушает ваши истерические крики. Хотел бы положить вас, давно бы уже остывали. Значит так, считаю до пяти. Не выполняете команду, бросаю гранату. Все, отсчет пошел.
      Они переглянулись, но решили, что для немца я слишком необычно себя веду.
     Когда они попрятали оружие, а бойцы поднялись, я спокойно вышел из-за дерева, направив на этих крикунов свой короткоствольный автомат с глушителем.
     Общий вздох. 'Леший'.
     - И не делайте глупостей. - добавил я, для общей убедительности.
     На мою экипировку в масккостюме 'Кикимора' смотрели во все глаза. Через прорези накидки я спокойно наблюдал за ними и продолжил диалог.
     - Я, на вашем месте, не хватался бы за оружие. Рядом немцы, ни вам, ни мне сейчас не нужно обнаруживать себя.
     Но политрук решил показать, что он тут не последний человек.
     - Кто вы такой?
     - Прежде чем задавать такие вопросы, представьтесь, а я посмотрю, стоит ли с вами вообще разговаривать.
     Молчаливая пауза.
     - Политрук Строгов, 403-й стрелковый полк, 145-й стрелковой дивизии.
     - Лейтенант Павлов, 516-й гаубичный полк, 145-й стрелковой дивизии.
     - А бойцы? А раненный?
     - Тоже из нашего полка, бойцы ездовые из хлебопекарни, раненный - начальник штаба 403-го полка.
     - Понятно, а девушка?
     - Телефонистка с батальона связи. Может, теперь, вы представитесь?
     Я подошел чуть ближе, не опуская автомата.
     - Капитан Зимин, главное управление государственной безопасности.
     Политрук удивленно посмотрел на меня.
     Ого, как их проняло. Таких визитеров не часто встретишь, а тут госбезопасность почти в полном составе, только товарища Берии для полного комплекта не хватает.
     А вот у политрука разгорелись глаза. Он почти спокойно, подчеркнуто по уставу, снова решил обратить на себя внимание.
     - Товарищ капитан, разрешите обратиться, начальник особого отдела 403-го стрелкового полка, старший сержант госбезопасности Строгов.
     О как. Я думал, у нас тут замполит всех строит, а оказывается настоящий штатный 'молчи-молчи'.
     - Обращайтесь сержант.
     - Вы можете подтвердить вашу личность?
     - Сержант, ты, по-моему, не понял, где мы находимся. То, что ты до сих пор жив, это лучшее доказательство. И кто в тыл к противнику берет с собой документы. Хотя. Подойди, остальные на месте.
     Он подошел ко мне поближе, но руку держал недалеко от кобуры.
     - С глазу на глаз.
      Он кивнул. Отойдя чуть в сторону, я ему протянул шелковый платок.
     - Думаю, ты знаешь, что это такое.
     Строгов, с некоторой дрожью, пробежался взглядом по тексту, потом вернул лоскут обратно, стал по стойке смирно.
     - Теперь, надеюсь, сомнений относительно меня нет?
     - Никак нет.
     - Значит так, поступаете в мое непосредственное распоряжение.
     - Есть.
     Мы уже спокойно вернулись к оставленной группе. Бойцы, лейтенант и девушка связистка с надеждой посматривали на нас.
     Строгов, подошел и вполголоса сказал.
     - Все спокойно, это свои.
     Все сразу расслабились. А я смог откинуть накидку масккостюма и все увидели мою размалеванную тактической краской физиономию.
     Девчонка аж прыснула. Но увидев строгий взгляд полкового особиста, сразу нахмурилась и отвернулась к раненному.
     - Скажи сержант, а у тебя брата, служащего в нашей организации нет? А то недавно с таким вот Строговым встречался и очень плотно работал вместе.
     Тут же наткнулся на удивленный взгляд.
     - Есть, товарищ капитан.
     - Такой плотный, брови еще белесые.
     - Да это Сашка. Вы что-то знаете про него?
     - Да не волнуйся, жив он. Воюет как все. Правда, зануда редкостная.
     Особист аж засветился.
     - Точно, Сашка. Мы ж с ним с самого начала войны не виделись.
     - Ну и ладно - оборвал я разговор.
     - Теперь рассказывай откуда вы такие красивые, и куда следуете?
     
     Глава 2
     Наша небольшая группа уже второй день продвигалась в сторону канонады. Я, как более опытный и экипированный разведчик, шел впереди, за мной на удалении метров в восемьдесят, шли остальные. Того же Строгова и Павлова нагрузил своими пожитками, причем особист головой отвечал за их сохранность. Обоих научил пользоваться радиопередатчиком и, будучи в головном дозоре, регулярно поддерживал связь.
     Выходить к окруженным войскам, которые в ближайшее время будут разбиты, конечно, не самая лучшая идея, но узел связи у них пока должен еще функционировать и отправить сообщение в Москву, о появлении у них в расположении Зимина, вполне по силам.
     К вечеру добрались еще до одного прорванного рубежа обороны. Абсолютно такая же картина. Воронки, полуразрушенные траншеи, трупы и запах гари. Немцы даже не оставили трофейной команды и рванули дальше. На пределе слышимости ощущались звуки работы двигателей иногда выстрелы орудий.
     Уставшие люди расположились недалеко от небольшой речушки, в перелеске, которых тут было в изобилии. Я присел чуть дальше и спокойно посматривал на спутников, с которыми свела судьба, при этом, не забывая контролировать окрестности. После того, как народ немного отдохнул, у людей появился зверский аппетит, но в суматохе отступления никто, не успел озаботиться продуктовым вопросом, поэтому все угрюмо сидели, стараясь не думать о еде. По молчаливому согласию, никто не поднимал эту тему. Остатки шоколада и пару консервов, которые я прихватил с собой, съели еще в вчера. А вечером похоронили Иволгина, не вынес дороги и внутреннее кровотечение. Без экстренной хирургической помощи у него не было шансов. Ближе к вечеру он еще раз пришел в себя. Когда я нагнулся к нему, он шепотом попросил навестить его семью в Москве и отдать его вещи. Эта фраза забрала все его оставшиеся силы. Он опять потерял сознание и через три часа умер. Мы его похоронили в лесу. Его летную кожаную куртку, шлем, и планшет с документами я забрал с собой, на немой вопрос Строгова ответил, что пилот из специального авиаполка НКВД. О его смерти нужно будет отчитаться.
     Я, сидел и думал совсем о другом. Сейчас мы выйдем в расположение остатков частей 28-й армии, которые доживают последние дни. Мои спутники - остатки разгромленной 145-й стрелковой дивизии, которая должна была прикрывать с запада контрнаступление по деблокаде смоленской группировки. Странно, весь расклад по Смоленской оборонительной операции я передал Судоплатову еще неделю назад. Но как таковых результатов в изменении оперативной обстановки не увидел, ну разве что, вместо пяти дивизий, как в нашей истории, 28-й армии на этот момент было придано восемь. Причем, три дополнительных стрелковых дивизии, переданные из состава Резервного фронта, создавали эшелонированную систему обороны на пути 7-го армейского корпуса. 145-я, как и в нашей истории, приняла на себя первый и самый тяжелый удар немцев и в течение двух дней была разгромлена, вот благодаря такой расстановке сил, стремительного окружения группировки 28-й армии не получилось, и теперь немцы, следуя ранее намеченному плану, прорывались к Рославлю, пытаясь замкнуть кольцо окружения.
     От тягостных мыслей о большой стратегии, меня отвлек вопрос Строгова. Я его пропустил мимо ушей, поэтому пришлось уточнить.
     - Не понял, что?
     - Товарищ капитан, что дальше делать будем? Люди, уставшие и голодные. Долго так не протянем, да и майору хуже стало.
     - Хорошо, сейчас что-нибудь придумаю.
     Поднялся, порылся в вещах и достал вторую радиостанцию второй 'ночник', которые были у Иволгина. В качестве сопровождающего для разведки решил взять артиллерийского лейтенанта, как более спокойного и выдержанного. На время, свою СВУ отдал Строгову, в ночном рейде она вряд ли пригодится, а Павлова перегружать лишним оружием тоже смысла не было, устраивать большую войны мы не собирались. Думаю, в окопах подберем ему что-то подходящее. Провел быстрый инструктаж по пользованию радиостанцией и 'ночником'.
     Пока Павлов готовился к ночному выходу, я решил глянуть, что там с раненным майором. Он уже второй день без сознания.
     Нагнувшись к майору, в полумраке сумерек попытался оценить состояние. На губах была видна красная пена. По еще многим показателям явно не жилец.
     Девушка, которую звали Зоя, с надеждой глянула на меня.
     Я глубоко вздохнул и отвернулся. Потом спокойно констатировал.
     - Не жилец, к утру умрет.
     - Вы врач?
     - Да нет, скорее наоборот. Просто насмотрелся такого. Проникающее ранение грудной клетки, повреждены легкие, большая потеря крови, дыхание поверхностное, пульс еле прощупывается. Шансов нет, если не оказать немедленную хирургическую помощь.
     Все сидели и молчали. А я повернулся к артиллерийскому лейтенанту.
     - Ну что, освоился с радиопередатчиком?
     - Так точно, товарищ капитан.
     - Ну, тогда пошли, посмотрим, может, что и получится найти, людей кормить надо.
     Через пять минут мы растворились в темноте леса. Я шел и про себя думал, какой позывной дать лейтенанту. Что-то настроение было не самое лучшее и никаких птичьих позывных на ум не приходило.
     В итоге, решил не мучиться и сам обратился с вопросом к лейтенанту.
     - Придумай себе позывной, а то что-то фантазия не работает.
     - А можно 'Мозг'?
     - С чего такой, странный позывной? У нас принято птичьи клички давать, как-то привычней.
     - Да это у меня еще с артучилища. Я пошел в армию после второго курса института. На одном из занятий, наш преподаватель по баллистике меня так и назвал. Вот кличка и привязалась.
     - Хорошо. Мозг, так Мозг. А в институте, на каком факультете учился?
     - Математическом.
     - Ну, тогда понятно, для артиллерии самое то. Приготовь оружие, одевай 'ночник', фуражку сними. На, вот возьми тактическую краску, измажь лицо, как у меня полосами, а то его метров на сто видно при хорошей Луне. Пошли, старайся не топать как слон и смотри под ноги, хруст веток ночью тоже далеко слышен.
     Осторожно продвигаясь, вышли на открытое пространство. Вдалеке за линией окопов, в развалинах небольшой деревеньке явственно были видны немецкие танки и несколько грузовых автомобилей, вокруг которых расхаживали солдаты. Ветер был на нас, поэтому очень быстро ощутили запахи стоящей на отдыхе воинской части. Что особенно раздражало, так это отдельно стоящая полевая кухня, с которой раздавали ужин. Нам, полуголодным, это было особенно труднопереносимо. Ну, я то, еще терпимо, только сутки не ел. А вот лейтенанта было жалко. Мы склонили головы друг к другу и стали шептаться.
     - Павлов, значит так, я пойду, пробегусь по окопам, может, что и найду для вас. Ты с этого места наблюдаешь за немцами, и, даже если начнется стрельба, не вмешиваешься. Стрелять начнешь только тогда, когда получишь команду. Сейчас ты просто наблюдатель. Понял?
     - Так точно, товарищ капитан.
     - Вот и хорошо. Смотри внимательно. Я пополз.
     Проведя такой вот инструктаж, сам через поле, от воронки к воронке стал продвигаться к линии окопов. На всякий случай, лежа в одной из воронок, пока догорала пущенная немцами осветительная ракета, накрутил и на пистолет массивный глушитель. В случае чего, он грохочет намного тише, чем тактический глушитель автомата и это может дать некоторое преимущество. Еще одно приготовление заключалось в том, что достал из подсумка две светошумовые гранаты, которые в последнее время стал с собой почти всегда брать, и положил в кармашек, чтоб можно было сразу ими воспользоваться.
     Двигаясь короткими перебежками, и иногда ползком, добрался до второй линии окопов. Тут разрушения были меньше, поэтому найти что-нибудь из съестного было более вероятно.
     Судя по сырой земле, окопы были вырыты совсем недавно. Спрыгнув в ход сообщения, уже более спокойно пошел в сторону командного пункта, по возможности осматривая боковые ответвления, на предмет солдатских вещмешков.
      Когда нужно было рассмотреть что-то более детально и света луны не хватало, включал небольшой инфракрасный фонарь, который шел в комплекте с прибором ночного видения.
     Пару раз, Павлов заметив вспышки моего фонаря, вышел на связь и попросил быть осторожнее и не выдавать себя, на что получил вполне логичный ответ:
     - Посмотри без прибора, видишь свет фонаря? Нет. Вот и немцы не видят. Все успокойся, не отвлекай.
     После чего, я принялся шарить по покинутым окопам, заглядывая в ячейки и пулеметные гнезда, в надежде найти оставленные боеприпасы и консервы. Как нормальный солдат, я вытаскивал документы у каждого попавшегося мне погибшего бойца. Если получится выйти к своим, можно будет, хоть таким образом, сохранить о них память. Чтоб родные и близкие знали, где погиб человек, и не считали его пропавшим без вести. Они выполнили свой долг. И забывать о них будет преступлением.
     Мои поиски увенчались успехом. В одном из ходов сообщения нашел убитого бойца с вещмешком, который никто не успел распотрошить. Там нашел две банки тушенки. Рядом, недалеко от пулеметной позиции, лежал солдат подносчик, с цинком винтовочных патронов. У него из брезентовой сумки позаимствовал две наступательные гранаты. А и сам цинк прихватил, вдруг пригодиться. Винтовки Мосина, которыми были вооружены бойцы, принципиально игнорировал, больше искал автоматическое оружие.
     По количеству погибших и виду разрушений, можно было сказать, что возле командного пункта батальона разыгралась самая ожесточенная схватка. Тут бойцы уже лежали вперемешку и под ногами при каждом шаге звенели стрелянные гильзы.
     Около получаса пришлось переходить от тела к телу, разыскивая боеприпасы и продукты, доставая красноармейские книжки. У мертвого капитана позаимствовал полевую сумку, куда сложил все найденные личные документы красноармейцев и командиров.
     Результатам таких поисков оказались еще несколько гранат, и практически целый пулемет Дегтярева и три диска к нему. Вот как раз цинк с патронами и пригодится.
     - Мозг, это Феникс.
     - На связи.
     - Что у тебя там?
     - Пока все тихо. Немцы ближе не подходят.
     - Хорошо. Перемещайся ко мне, я тут пулемет нашел, надо его забрать и набить диски патронами.
     - Понял. Сейчас подойду.
     Пока Павлов сюда подойдет, решил еще пошарить по окопам. Все-таки столько бесхозного оружия и боеприпасов. Хотя немецких трупов не видно, значит, своих они убрали в первую очередь.
     Минут через двадцать, когда я еще нашел ППД и пытался оценить, насколько он пригоден, для использования, в проходе показался крадущийся Павлов, который по дороге прихватил винтовку.
     Я ему помахал рукой. Увидев меня, он приблизился и мы зашептали.
     - Павлов, смотри , вот пулемет, и три диска к нему, проверь, рабочий ли он, и если да, набей диски, вон я целый цинк с патронами нашел. А я пока за немцами посмотрю и немного еще пошарю по окопам. Этот ППД кажется поврежден. Надо что-то еще Строгову найти.
     Дождавшись его кивка, пошел дальше, осматривая всех попадавшихся мертвых бойцов, вдруг кто-то живой остался.
     Но тут меня срочно вызвал Павлов.
     - Феникс, это Мозг.
     - На связи.
     - Справа от вас вижу движение. Светят фонарями, вроде как немцы.
     - Понял, сейчас гляну.
     Чуть приподнявшись над окопом, увидел метрах в сорока идущую четверку немцев. Они, освещая фонариками окопы, выискивали оставшихся в живых. И судя по раздавшейся автоматной очереди, еще и добивали.
     - Феникс, что делать?
     - Оставайся на месте, я отхожу к тебе.
     Двое немцев спрыгнули в окоп и стали шарить по карманам убитых, попросту говоря, мародерничали. Другие два остались наверху, стоя на бруствере, для прикрытия.
     Пришлось снова отступать по ходу сообщения к Павлову. Но немцы шли так, что могли спокойно разглядеть, если мы попытаемся покинуть окопы. Пока была возможность, Павлов вооружившись штыком затаился в полуразрушенном блиндаже, а я приготовив для стрельбы 'Глок-17' с глушителем, отошел чуть назад и спрятался за поворотом, ожидая когда один из немцев залезет в блиндаж. Тогда у меня будет возможность положить остальных трех.
     Немцы, спокойно переговариваясь, приближались. Один из них рассказывал что-то смешное и трое остальных периодически начинали смеяться. Такая беззаботность меня разозлила.
     Поэтому сквозь зубы зашептал:
     - Мозг, что там, готов?
     - Да готов.
     - Как прирежешь одного, сразу дай знать. Я тут остальных приложу.
     Время текло раздражающе медленно. Вот раздались шаги и скрип земли под сапогами и уверенные голоса.
     Выглядывая из-за поворота, прикрываясь телом убитого бойца, осторожно посматривал за немцами. Вот они начали ощупывать карманы пулеметного расчета. Один, быстро разочаровавшись, осветил фонариком вход в блиндаж и двинулся туда. Время спрессовалось. Осторожно поднимаю пистолет с толстым стволом глушителя на немца, стоящего на бруствере. В блиндаже раздается вскрик и хрип.
     Выстрелы из пистолета, снаряженного глушителем, напоминают щелчки хлыста отрывистые, и резкие. Хлоп. Хлоп. С бруствера в окоп падает тело дальнего немца. Второй так и остается лежать, только винтовка, звякнув, упала. Третий, оставшийся в окопе, среагировал вполне предсказуемо. Рванув в сторону блиндажа, услышав хрип своего товарища, вполне красиво повернулся ко мне спиной. Хлоп. Хлоп. Он так и остался лежать, обняв тело погибщего красноармейца. Выскочив из своего убежища, пригнувшись, подбежал к телам, и уже почти открыто каждому еще раз выстрелил в голову. После чего тела поскидывал в окоп, где у меня будет возможность спокойно покопаться у них в карманах.
     Павлов, выполз из блиндажа, со штыком от трехлинейки в одной руке и ТТ в другой. Мы осторожно выглянули из-за бруствера и огляделись, чтоб в будущем опять не получить сюрприз в виде того, с которым только что разобрались.
     Пока я копался в карманах немцев и стягивал с трупа подсумок с магазинами для МП-40, Павлов чуть нервно, но уже более уверенно стал продолжать набивать диски для пулемета Дегтярева. Документы убитых немцев и их медальоны тоже прихватил для отчетности.
     На этот раз мы отошли в небольшое ответвление, так, чтоб можно было контролировать все подходы.
     Когда уже вроде как все было собрано и приготовлено для отхода, невдалеке опять заметили движение. Но судя по тому, что люди шли скрытно, они вряд ли были немцами. На это раз решили поступит несколько проще.
     Я выбрался за бруствер, стал ожидать гостей, приготовив уже свой короткоствольный автомат с глушителем. Павлов, снарядив пулемет, залег в окопе, взяв на прицел весь проход.
     Минут через пять раздалось шуршание, осторожные шаги и тихий голос. В проходе появились несколько людей в камуфляжных костюмах, советского образца. Один из них сразу стал ощупывать трупы немцев.
     - Вот они, товарищ сержант.
     - Так они уже трупаки, может не те?
     - Эти. Они еще теплые и в карманах у них кто-то уже покопался.
     - Кто их так мог, сразу четверых, прирезать.
     Раздалось шуршание. Я со своего места видел как один снова начал шарить по трупам.
     - Товарищ сержант, а их не прирезали. Вот все трое в голову застрелены.
     - Ничего не понимаю.
     Ну, я, в отличие от сержанта, то примерно понял. Наша разведка шарит у немцев по тылам и скорее всего, собирались этих четырех отработать, троих прирезать и одного с собой утащить. А тут мы с Павловым мародерничаем. Придется выходить на сцену. Осторожно подполз к брустверу, вытащил пистолет с глушителем. Дождавшись момента, когда один из бойцов поднимет голову и окажется на моем уровне, упер ему в затылок ствол и тихо, почти на ухо сказал.
     - Спокойно, не дергайся. Подзови сержанта, скажи, что с ним поговорить хотят.
     Но все остальные бойцы разведгруппы услышали новый голос, и синхронно повернули головы. Кое-кто схватился за оружие.
     Боец, продублировал мой приказ.
     - Товарищ сержант, тут с вами поговорить хотят.
     - Кто?
     - Не знаю, но ствол мне в затылок уперся.
     Тут я решил выйти на сцену поактивней.
     - Сержант, времени мало, скажи своим, чтоб не дергались, иначе гранат в окоп накидаю.
     - Человека отпусти.
     - Щас. Поговорим, потом отпущу. Ну?
     Смотрю, он еще сомневается. Я спокойно, в полголоса говорю.
     - Павлов.
     В стороне прохода раздался лязг затвора пулемета. Разведчики были не дураки, сразу поняли, что это за звук. После небольшой паузы, сержант согшласился.
     - Хорошо.
     Он спокойно подошел ко мне ближе, хотя трое его человек меня взяли на прицел.
     - Сержант, представьтесь.
     Тот посопел носом, но не стал качать права.
     - Сержант Никоноров. 222-я стрелковая дивизия.
     - Понятно. Капитан Зимин, разведка главного управления госбезопасности. Боец свободен, дай мне поговорит с сержантом.
     Отпустив бойца, сам спрыгнул в окоп. Разведчики сами облаченные в армейские маскировочные костюмы, двухцветки, с удивлением рассматривали при слабом освещении мой наряд. Но все еще меня держали на прицеле. Сержант сразу обратился, показывая рукой в сторону мертвых немцев.
     - Товарищ капитан это вы их?
     - Да пришлось, не вовремя они на нас вышли. Значит так сержант, я не знаю какое задание тебе дали, скорее всего 'языка' приволочь, но у меня особые полномочия. Вся твоя группа поступает в мое распоряжение.
     - Товарищ капитан я не могу, у нас языка ждут. И так еле держимся.
     - Сержант, у меня особый груз который еще вчера должен был быть в Москве. Если он попадет к немцам, это будет намного хуже.
     - Товарищ капитан, что делать?
     - Далеко тут до наших позиций?
     - Километров восемь, если через лесок и речку. А по прямой, километра три.
     - Значит так, твои люди обязаны помочь моей группе пройти через линию фронта, к ближайшему особому отделу, желательно дивизии не ниже. В метрах двухстах расположились окруженцы. С ними особист 145-й дивизии и груз. Сейчас отправишь двоих человек с моим лейтенантом в лес, и вместе с ним пусть проводят группу к нашим. А мы тут с тобой посмотрим, чтоб шума не было, а то наследили. Если что прикроем отход.
     И кивнул в сторону мертвых немцев. Подозвав Павлова, объяснил ему ситуацию. Тот вместе с двумя разведчиками, забрали с собой все, что мы приготовили, пулемет, немецкий автомат, полевую сумку с документами погибших бойцов и убитых немцев, и вещмешок с собранными продуктами.
     Но один из магазинов для МП-40 я оставил себе, нащелкал восемь патронов себе в руку и когда бойцы уползли с Павловым, достал из пистолета магазин и снарядил его.
     Все это время сержант с интересом наблюдал за моей экипировкой и особенно его заинтересовал пистолет с глушителем.
     - Это та штука, из которой вы немцев постреляли?
     - Ага, глушитель называется.
     - Я такие видел, только для наганов. Но к нам не попадали.
     - Ну, это немного другого типа, специально для осназа НКВД делался. Ладно, пока наши будут по лесу ходить, надо подумать, где мы 'языка' возьмем и если возьмем, как его унести и не помещать моей группе спокойно выйти в расположение наших войск. Риск конечно велик, но мне тоже интересно знать, что тут немцы на завтра задумали.
     
     Глава 3
     До позиции немецкой части, которая нас теперь стала очень интересовать с точки зрения захвата языка, было метров двести. Поэтому все внимание было направлено туда.
     Желание наделать немцам гадостей не покидало меня. Находясь в полуразрушенном окопе, рядом с погибшими советскими солдатами, я чувствовал только желание отомстить. Но вот, как оно принято с криком 'ура' бросаться на немцев, завалив два или три человека, а потом сгинуть, как-то не хотелось. Надо мыслить категориями человека двадцать первого века, и попытаться понять наше преимущество. А главное это информированность и связь. Вот оно, связь. Повернув голову к Никанорову, шепотом спросил.
     - Скажи сержант, от немцев до наших позиций километра три?
     - Да, ну может чуть дальше.
     - А гаубичная батарея сохранилась? Немцы ее не разбомбили?
     - Есть, она чуть дальше, мы как раз должны были разведать, где немцы расположились, чтоб артиллеристы утречком накрыли их.
     - Как думаешь, смогут гаубицы накрыть вот это расположение немцев, если корректировать огонь?
     - Тогда накроют, конечно.
     - Вот что мы сделаем. Лейтенант останется с нами, он артиллерист и будет корректировать огонь, а с группой отправим к нашим радиостанцию. Когда начнется обстрел, мы по-тихому в беготне умыкнем кого-нибудь из офицеров, да и из бесшумного оружия немного постреляем. Надо за наших отомстить. А то они тут лежат не погребенные, а эти уроды, жрут, веселятся рядом и гадят на нашей земле.
     - Дело. Умно придумано.
     - Да. Ты вот что, своих людей обряди в немецкие шмотки, чтоб при случае не сильно выделялись, а в суматохе, так никто вообще внимания не обратит. Подумают, свои раненного тащат. Да, еще скажи своим, чтоб пошукали по окопам гранат. Если что, будем чем немцев задержать на время.
     Пока сержант разбирался с двумя оставшимися разведчиками, я связался с Павловым.
     - Мозг, это Феникс.
     - На связи.
     - Вы где?
     - Нашли нашу группу, готовимся уходить.
     - Значит так, слушай внимательно. Ты остаешься здесь, возвращаешься к нам. Передатчик отдашь Строгову. Он его на время передаст нашему командованию. Пока они будут пробираться мы разведаем цели для гаубичной батареи. Ты сможешь корректировать огонь?
     - Конечно.
     - Вот когда они начнут немцев долбить, мы пошумим и возьмем языка. Теперь передай рацию Строгову.
     Строгову, я дал жесткие инструкции относительно его действий. Объяснил ситуацию и уникальную возможность безнаказанно нанести немцам серьезные потери.
     Минут через двадцать приполз Павлов. И вот тогда началась интересная работа. В леске, недалеко от лагеря, обнаружились позиции немецкой артиллерии, которая, как оказалось, целый день обстреливала наши позиции. Пока группа Строгова не добралась до наших, мы осторожно облазили все подступы и обнаружили еще несколько интересных объектов для обстрела.
     Томительно тянулось время. Прошло два часа, когда на связь вышел Строгов.
     - Феникс, на связь.
     -Наконец-то заждались уже. Скоро рассвет, а вы только проснулись. Ну что там, огонек будет?
     - Да, но только хотят поговорить с сержантом-разведчиком.
     - Понял. Щас организую.
     Повернул голову к Никанорову, который вопросительно смотрел на меня.
     - Сержант, там с тобой хотят пообщаться. Им нужно подтверждение, что все, так как рассказали мои люди. Вот возьми это воткни в ухо.
     И быстро объяснил ему, как пользоваться радиостанцией. Никаноров сначала неуверенно, а потом уже увлеченно разговорился со своим руководством. Я стоял рядом и внимательно слушал. Судя по фразам, его сначала спросили про меня, а потом про немецкие позиции.
     После чего он вернул аппарат обратно, и мне уже пришлось пообщаться с начальником особого отдела дивизии.
     - Вы уверены, что наш разговор не прослушают?
     - Абсолютно, это новая система связи, у немцев нет такой аппаратуры, чтоб нас прослушать.
     - Хорошо. Мы недавно получили информацию о вашем возможном появлении. Я стразу же радировал в штаб армии.
     - Представьтесь, с кем я разговариваю.
     - Начальник особого отдела 222-й стрелковой дивизии, капитан госбезопасноти Кутепов.
     - Хорошо, сойдет. Строгов сообщил о нашем плане пощипать немцев? А то у меня к ним должок, да и грех было не воспользоваться такой возможностью.
     - Да. Но вы слишком рискуете. На ваш счет даны особые инструкции, поэтому я требую немедленно отменить операцию. Ваш груз под надежной охраной. К вам навстречу вышла усиленная группа, для сопровождения.
     - Капитан, вы, по-моему, что-то не поняли. Если мы сейчас не раскатаем немцев, они завтра раскатают вас. Так, что пока есть возможность нанести максимальный вред противнику, я это буду делать. Это наша с вами обязанность. Потом выполните требования командования. Понятно?
     Дождавшись его утвердительного ответа, продолжил.
     - Давайте тогда не терять времени. Передаю радиостанцию артиллеристу, пусть они договариваются.
     Передав, радиостанцию Павлову, мы с Никаноровым и двумя его бойцами стали готовиться к выходу. Я их проинформировал, про наличие у меня светошумовых гранат, и какое это удовольствие глядеть на них, особенно в темноте. Поэтому пришлось их учить новой команде 'Глаза'. Если не хотят остаться слепыми на всю ночь, то должны запомнить. Но, в разведку, какой-никакой отбор, то существует, поэтому, что меня поняли, сомнений не было. Перед самым выходом снова обратился к Павлову, с последним инструктажем.
     - Значит так лейтенант, сначала накрываете вот эту деревеньку, это будет первой целью. Пусть сделают пять-шесть залпов, чтоб основательно накрыть. Когда немцы начнут разбегаться как тараканы, мы подойдем поближе и кого-нибудь прихватим, ты в это время переносишь огонь на артиллерийские и танковые позиции. Когда я начну моргать фонариком, снова переносишь огонь на первую цель, это обеспечит нам прикрытие, для отхода. Все понял? Пока мы пробираемся ближе, у тебя есть время оговорить с артиллеристами порядок огня. Если нас сильно прижмут, прикроешь из пулемета. Все. Не подведи лейтенант.
     Он закивал. Я ему пожал руку и затем уже осторожно, за сержантом полез через бруствер, в сторону немецкого лагеря.
     Мы осторожно ползли, приближаясь к расположившейся на ночлег немецкой роте. Через прибор ночного видения уже хорошо были видны тентованные грузовики, полевая кухня и несколько часовых, сонно прогуливающихся невдалеке от бревенчатых изб, в которых, по-видимому, расположилось начальство, а простые солдаты расставили несколько походных палаток. Возле одной из изб стояла легковая машина, и это наводило на мысль, что там ночуют немаленькие чины, на которых было бы неплохо обратить внимание. Мы с Никаноровым и двумя разведчикам, облаченными в немецкую форму, расположились в небольшой воронке, где я ему надел на время 'ночник' и обратил внимание на избу, возле которой стояла легковушка. Он кивнул. Пошептался со своими людьми. Ну, все, до позиций немцев метров семьдесят и можно устраивать концерт. Повернувшись назад, три раза моргнул Павлову инфракрасным фонариком.
     Секунд через тридцать раздался свист и в поле, за домами вырос столб огня. Перелет. Второй взрыв уже был в поселке. После пристрелки, начала работать вся батарея. Вот тут я начал гордится советскими артиллеристами. В течение двух минут расположение немецкой роты и какого-то штаба заволокло дымом и пылью. Многочисленные пожары освещали всю картину и необходимости в 'ночнике' уже не было. Немцы действительно как тараканы разбегались. Тут батарея перенесла огонь на позиции немецких артиллеристов, а мы, пока было время побежали в сторону разгромленного лагеря. Впереди шли два разведчика в немецкой форме, мы с Никаноровым за ними. Большинство людей было контужено и напугано, поэтому на бегущих в их сторону разведчиков, никто не обращал внимание. Вот тут была возможность разгуляться. На хлопанье автоматного глушителя, никто почти не обратил внимание. Рядом бежал сержант и из моего 'Глока' с глушителем, отстреливал всех, кто попадался на пути. Мы целенаправленно бежали к зданию, где остановился какой-то штаб. Тут человека три выносили какие-то документы, и немец, в белой футболке и брюках, махая пистолетом, отдавал команды. На наше появление, он отреагировал слишком поздно. Переодетые разведчики не вызвали у него никакого интереса, а вот наши с Никаноровым наряды вызвали у него недоумение, а затем желание наделать в нас дырок. Он, конечно, попытался выстрелить, но брошенная, одним из разведчиков граната без запала, ударила его в живот и он, уронив пистолет, согнулся и упал.
     Его подчиненные, попытались что-то предпринять, но хлопки оружия из двадцать первого века, быстро пресекли всякое сопротивление. Разведчики подхватили офицера, двинув ему еще раз для приличия по затылку, а мы с сержантом стали собирать все попавшиеся под руку документы. Сержант успел крикнуть, чтоб на белую футболку что-то накинули, а то в темноте будет выделяться. Один из разведчиков сорвал китель с лежащего тут же немца, и накинул на пленного.
     Но время стремительно убывало и немцы, придя в себя, стали более осмысленно оглядываться вокруг себя. Картина бегущих в сторону леса людей, одетых в камуфляжные костюмы, причем один из них вообще был похож на персонажа из сказок, вызвала у многих недоумение, но они были одними из лучших солдат Европы и попытались организовать сопротивление. Но на нашей стороне была внезапность напор и просто наглость. Я успел поменять в автомате магазин и снова открыл огонь короткими очередями.
     Мы бежали в темноту и нам в след стали раздаваться редкие хлопки выстрелов. Слева загрохотал пулемет и над нашими головами прошли трассеры. Уже заученно народ попадал в воронки, и затаились, а я, чуть высунувшись из воронки, заморгал фонариком Павлову.
     Немцы, насобирав человек пятьдесят, видимо всех кого смогли найти, растянувшись в цепочку, бежали в нашу сторону, постреливая из винтовок. Пока нас не поддержала артиллерия, пришлось ввязываться в перестрелку, иначе в поле нас просто перестреляют. На фоне пожара в поселке, фигуры немцев контрастно выделялись в коллиматорном прицеле, и вести по ним огонь было одно удовольствие. Мой автомат практически не давал пламени и звука, поэтому обнаружить мою позицию было не так уж и просто. Это дало мне возможность, сильно проредить цепочку немцев, пока на них не обрушился очередной вал гаубичных снарядов.
     Человек двадцать залегли, не попадая при этом под непосредственный огонь нашей артиллерии, и короткими перебежками стали приближаться к нам. Бой переходил в затяжную фазу. Но тут у нас было маленькое преимущество: противник нас пытался разглядеть в темноте. Поэтому, закричав во все горло 'Глаза'. Кинул в немцев светошумовую гранату.
     После грохота гранаты, выскочив из воронки, побежав навстречу ослепшим немцам метров десять, стал кидать в их сторону все наступательные гранаты, имеющиеся у мена в наличии. Да и сержант не остался в долгу, с его стороны тоже в сторону немцев полетело несколько взрывающихся подарков.
     Не дожидаясь взрывов, бросился обратно, пытаясь догнать разведчиков, которые благодаря паузе уже успели метров на пятьдесят опередить меня в беге в сторону леса.
     Минут через пять интенсивность обстрела стала спадать, огонь опять перенесли на позиции немецкой артиллерии, которая пыталась поучаствовать в контрбатарейной перестрелке, но быстро замолчала под градом гаубичных снарядов.
     Дикая гонка закончилась в лесу, где к нам присоединился Павлов с пулеметом. Оказывается, он тоже поучаствовал в перестрелке и успел разрядить все три диска.
     В предрассветной темноте, мы, в бешенном темпе, неслись через лес, в сторону наших позиций, пока не наткнулись на группу встречающих, в которой были разведчики Никанорова, знающие наш маршрут движения. В таком составе, на рассвете оказались в передовых окопах 774-го стрелкового полка, где нас с распростертыми объятиями ждал дивизионный особист, командир полка и еще несколько командиров рангом пониже. В сторонке стояла охрана из нескольких бойцов.
     
     Глава 4
     Особист, сразу рванул в нашу сторону, безошибочно выбрав меня из всей возвратившейся группы.
     - Вы, капитан Зимин?
     - Да.
     - У меня приказ срочно вас доставить в штаб армии.
     - Меня одного?
     - Нет. Еще людей, которые с вами контактировали.
     - Ну, бойцов не обязательно, а вот Строгова, Павлова и телефонистку не мешало бы изолировать.
     - Уже сделано и ваш груз под надежной охраной.
     - Хорошо. Когда мы едем?
     - Машина уже ждет. Пришлось забрать транспорт в артдивизионе. Тут проехать всего километров десять, где вас встретят сотрудники из особого отдела армии.
     - Понятно, тогда поехали и верните мне мое оружие. Оно тоже является частью груза, и я за него отвечаю.
     Пока я отошел, сказать пару слов разведчикам и забрать свое снаряжение, Кутепов развил бурную деятельность. Раненного майора, который так и не пришел в сознание, сразу отправили в медсанбат.
     Пройдя цепочкой в сторону штаба, где нас ожидала полуторка, стали грузиться. В кабину к шоферу сел сам Кутепов, а с нами в кузов в качестве охраны или конвоя уселись еще шесть бойцов, причем один из них был вооружен пулеметом. Со стороны особиста была попытка разоружить моих спутников, но я настоял этого не делать, мотивируя тем, что в дороге может случиться все что угодно и пара проверенных вооруженных бойцов не помешает. Строгов сидел тут же, демонстративно охраняя мой груз, вооружившись трофейным МП-40. Рядом с ним примостилась телефонистка, с интересом наблюдающая за всеми движениями вокруг. По-моему, оно еще до конца не поверила, что просто так смогли прорваться в расположение своих частей.
     Уже рассвело, поэтому необходимости в приборах ночного видения не было. Я их тут же спрятал подальше, чтоб не привлекать внимание. Машина урча, прыгая на неровностях дороги, увозила нас с передовой. Я грустно смотрел назад, зная, что большинство тех людей, которых сегодня видел скоро не останется в живых. Я, как мог, постарался помочь им, против здравого смысла и природного эгоизма человека нашего времени. Ведь что было проще, пробраться в расположение наших частей и по-тихому просто уехать. Но ведь, вмешался же, и полез в бой. По большому счету в этом никакой необходимости не было, во всяком случае, для меня. Да и авантюризмом никогда не страдал. А тут постоянно какие-то приключения. За пару месяцев уже успел столько натворить, что самому не верится, хотя ведь всегда считал себя выдержанным человеком, не способным на неоправданный риск в жизни.
     Вот, озабоченный такими мыслями, я трясся на кочках в этой допотопной машине.
     Мои размышления были прерваны беспорядочной стрельбой как раз по нашему направлению движения. Застучав кулаком по кабине, привлек внимание Кутепова, заставив свернуть машину с дороги в лес.
     Кутепов, абсолютно правильно, решил послать разведку вперед. У меня была идея оснастить их радиостанцией, или послать с ними Строгова или Павлова, но особист дивизии яростно зыркнув на меня отказался.
     Пока было время, я стал снова готовиться к бою. Забрав у Строгова свою СВУ, отошел чуть в лес, занял позицию. Из груза, на всякий случай, вытащил одноразовый гранатомет и закинул его за спину. Рядом примостился Павлов, приготовив свой пулемет для стрельбы. Строгов, вытащив из машины мои вещи, отошел чуть в лес, где расположился вместе с девушкой и двумя бойцами охраны. Пока было время, остальные бойцы и водитель, по моему совету рубили в лесу ветки деревьев и маскировали автомобиль. Перестрелка впереди все разрасталась, и в нее влились хлопки танковых пушек и характерные очереди немецких пулеметов, которые уже трудно было не узнать.
     Я выругался. Опять окружение. Пришлось идти к Кутепову.
     - Капитан. Это опять окружение. Мы точно не проедем. Бери водителя и выдели ему одного бойца в сопровождение, пусть едут обратно и известят командира полка. Судя по звуку, опять мотоциклисты и танки. В лес они не полезут. Будут двигаться по дороге, и уничтожать все на своем пути. А мы попытаемся лесом выбраться. Я смотрю это у нас уже привычка такая, по лесам из окружения выходить.
     - Я вас не могу оставить.
     - Я и не предлагаю. Но вот известить командира полка, что они могут получить удар в тыл, это ты обязан сделать. Так что действуй, а мы будем готовиться к движению.
     Через две минуты машина уже на всей максимальной скорости неслась обратно, в расположение полка, а мы, замаскировавшись, ожидали возвращение разведки.
     Ожидание затягивалось, пока наконец-то не появились оба запыхавшихся бойца, отправленных Кутеповым в разведку. Ничего нового для меня они не сказали. Немецкие танки, мотоциклы и пехота. Если мне не изменяет память, опять подвижные части 2-й танковой группы Вермахта. В этой полосе должен был наступать 24-й механизированный корпус.
     Кутепов вопросительно глянул на меня. Я ему высказал свое мнение. Что это завершающий удар окружения группы войск 28-й армии. Так что опять придется осторожно идти, стараясь не ввязываться в бой. Тем более, здесь наступают отборные и хорошо укомплектованные части.
     Наша группа снова двинулась через лес, стараясь забираться подальше, ориентируясь по звукам боя. Я, не смотря на протесты Кутепова, снова решил пойти в разведку, а то, как эти орлы топают в лесу, даже мне, насквозь городскому жителю, резало слух. И уже в сопровождении Павлова двинулись в сторону дороги. Радиостанция опять была включена и оставлена, уже имеющему опыт обращения с ней Строгову.
     На дороге была уже знакомая картина, колонна немецкой техники, танки, грузовики, артиллерия. Картина оказалась нерадостная. При такой плотности войск движение только лесными массивами оказывается единственно правильным.
     На привале Кутепов подсел ко мне. Руководство в отряде потихоньку переходило ко мне и многие это понимали, сказывался опыта скрытного передвижения в лесу, да и мой статус сотрудника центрального аппарата госбезопасности, выводил меня сразу на руководящую роль.
     - Ну что капитан будем делать? - сразу перешел к основной теме Кутепов.
     - Остается пробираться лесами. С юга ударили части 24-го механизированного корпуса немцев. На востоке окружение завершают части 9-го армейского корпуса Вермахта. В общем, опять окружение. Мо моим прикидкам, нам придется идти до самой Десны, по идее там части нашей 43-й армии смогут организовать нормальную, устойчивую линию обороны.
     - Жаль, что ты не успел сообщить нашему руководству. Наверно поэтому тебя и хотели так быстро эвакуировать.
     - Да знают они все. Информация по этим планам немцев уже переправлена командованию, по нашей линии, но реально при таком соотношении сил что-то предпринять существенное, трудно. Хотя есть у меня мысли по этому поводу, но извини капитан, не твой уровень.
     - Да я понимаю. Видел, как в штабе армии всполошились, когда про тебя сообщил. Не простой ты человек. Да это и заметно.
     Вот так мы двигались целый день. Ближе к вечеру вышли к небольшой деревне. Но по запаху гари поняли, что война и ее стороной не обошла. Понаблюдав с полчаса, два бойца двинулись к крайнему дому. На удалении с Павловым мы двинулись за ними. Но вскоре один из них вышел и замахал рукой. Но я был все-таки осторожным, сам такие фокусы с немцами выделывал. Но на этот раз все было спокойно. Но вот картина, которая нам открылась, спокойствия не прибавила. В эту деревню, спасаясь от немецкого наступления, заехал транспорт с нашими раненными. Тут их и догнали немецкие мотоциклисты. Всех кто мог ходить согнали к стене большого дома и расстреляли из пулеметов. Остальных, лежачих просто убили штыками в телегах. Недалеко от телег лежала санинструктор. Видно ее долго насиловали, а потом добили, чтоб не мучилась. После такого развлечения немцы подожгли деревню, но из-за того что недавно шли сильные дожди сгорели только те дома, на которые не пожалели бензина.
     Картина не радостная. Ходя по домам, так больше и не нашли никого из местного населения.
      Вызвав из леса остальных, выставил боевое охранение на въезде в деревню. Вид расправы над нашими раненными, заставлял моих спутников сжимать кулаки и стискивать зубы. Пока было время, часть бойцов разбрелась по домам в поисках продуктов.
     Я ходил по деревне, но взгляд постоянно возвращался к расстрелянным. Наконец-то собравшись с мыслями, подошел к Кутепову и попросил уточнить название деревни. Затем достал маленький цифровой фотоаппарат и сфотографировал все что видел. Это было тягостное зрелище, но это мы забывать не должны.
     В амбаре на окраине села нашли всех местных жителей. Немцы их согнали туда, пока расправлялись с раненными, а потом решили не оставлять свидетелей, подожгли деревянное строение с живыми людьми.
     Через час, найдя немного продуктов, мы отошли от деревни метров на сто и разбили лагерь. В этом месте мертвых никто не хотел оставаться.
     Все сидели молча. Зоя, девушка телефонистка, сидела с бледным лицом и отказывалась от ужина. Тягостное впечатление от увиденного в деревне никого не оставило равнодушным.
     Наконец-то Павлов не выдержал и спросил меня.
     - Товарищ капитан, как же это может быть. Какие же они звери.
     Я чуть подумал и бросил короткую фразу.
     - План 'Ост'.
     Даже Кутепов, сидевший с понурой головой бросил удивленный взгляд на меня.
     Павлов решил прояснить мои слова.
     - Что за план 'Ост' такой? Это не секретно?
     Я вздохнул. Придется рассказывать. Да и авторитет нужно поднимать, мне с этими людьми идти еще долго, расскажу им немного, чтоб дурных мыслей разбежаться по дороге не возникало.
     - Для немцев пока секретно. Начальник СС Генрих Гиммлер подписал с ведома Гитлера, так называемый план 'Ост'. Очистка земель Советского Союза от неполноценных народов, для немецких колонистов. Будут создавать специальные команды карателей, причем многие из них будут формироваться из прибалтов, выходцев с Западной Украины, пленных красноармейцев перешедших на сторону противника. Основная задача борьба с партизанами, которых тут в скором времени, очень много появиться и уничтожение население. План предполагает уничтожение в течение десяти лет девяноста процентов населения. Остальные будут использоваться в качестве рабов. Это конечно данные неточные, но то, что план начали выполнять, это вы уже видели. Думайте. Если у кого появилась мысль убежать и где-нибудь затаиться, то рано или поздно немцы придут. Тут идет уже вопрос в уничтожении народа. И единственная возможность противостоять этому - уничтожать этих нелюдей. Подумайте.
     На этой ноте я прекратил свое выступление, дав каждому осмыслить мои слова.
     Чуть позже Кутепов подсел и спросил.
     - Может зря раскрыли такие сведения государственной важности?
     - Да нет. Люди не глупые, сами все видят. Просто у некоторых начинают опускаться руки. Вот я им и объяснил, что выжить и спасти свои семьи они смогут, только уничтожая противника. Есть такая наука, психология.
     Утром, часовой услышал в деревне шум моторов, о чем сразу известил всех нас.
     Мысль, что это могут быть наши, посетила не меня одного. Немцам здесь делать нечего. Все что могли, они уже натворили. Но соблюдая все меры предосторожности, я Павлов и Кутепов пробрались к деревне и из леса наблюдали за приезжими. К сожалению это оказались немцы. Два тентованных 'Опель-Блица'. Из них выскакивали солдаты, человек десять-пятнадцать и вытаскивали с собой канистры с бензином. Тут же из машин вытаскивали наших военнопленных и сгоняли в небольшую группу. Я их насчитал человек пятнадцать. А вот немцы меня заинтересовали. Сразу было видно, что эсесовцы, но вот к какой дивизии принадлежали, с такого расстояния рассмотреть даже в оптический прицел не получалось.
     Рассмотрев пленных, я удивился, среди них была пара знакомых лиц. Ткнув в бок Кутепова, указал ему в сторону деревни и передал СВУ, чтоб он глянул, может, я ошибаюсь. Среди пленных был недавний знакомый, сержант Никаноров, еще один разведчик. Кутепов подтвердил, что это бойцы из 774-го стрелкового полка, который мы только вчера утром покинули.
     - Ну что ты думаешь об этом? - обратился он ко мне.
     - Скорее всего, уроды, вчера заскочили в деревню и постреляли всех, может пьяные были. Сейчас одумались, прислали команду зачистки. Пленные в качестве рабочей силы. Покидают трупы в дом, этих расстреляют, и сожгут все, не оставив следов.
     - Зачем им это все?
     - Да они пока на запад оглядываются, насколько знаю, Гитлер хочет с англичанами помириться, поэтому слухи о массовых расстрелах ему не сильно нужны. Вот и подчищают за своими вояками. Вот только что тут СС делает. Вроде как их тут не должно быть.
     - Что будем делать?
     - Освобождать наших конечно. Тут их человек пятнадцать, немцы выбрали самых крепких, чтоб могли трупы таскать. Освободим, ты их застращаешь, что в плен попали и под ружье. Нам бойцы нужны.
     - Не опасно? Немцев человек пятнадцать, нас меньше.
     - То же мне, проблема. Значит так. Павлов, выдвигаешься вон к той околице, там как раз все пространство просматривается. Кутепов, берешь своего пулеметчика, заходишь чуть левее, перекрываешь отход, чтоб ни одна крыса от сюда, не убежала. Трех бойцов со мной. Строгов на хозяйстве. Понятно? Павлов берешь вторую радиостанцию.
     Дождавшись, когда ко мне подойдут бойцы, обошли деревню, и вышли на окраине так, чтоб не попасть в поле зрения немцев. Приготовив СВУ для стрельбы, я залег, взяв на прицел деревню, кивнул бойцам, чтоб они выдвигались к крайнему дому.
     Короткими перебежками мы добрались огородика, где перепрыгнув через низкий, забор, спрятались в зарослях.
     - Значит так бойцы. Работаем тихо. Никто вперед не лезет. Стреляете только тогда, когда я дам команду. Сейчас главное немцев не переполошить. Понятно? Ну, все, действуем.
     Опять накрутив на пистолет глушитель, стал осторожно продвигаться на звук голосов и гула двигателей.
     Первых двух немцев, увидел, когда они выходили из дома, прихватив какие-то вещи. Я прятался среди зарослей в огороде, поэтому разглядеть меня они не смогли. Они прошли буквально в трех метрах от меня и когда подставили спины, не задумываясь, выстрелил. Хлоп. Хлоп. Один упал без звука, зато другой захрипел. Пришлось еще раз выстрелить, что не поднимать шум раньше времени.
     Подняв руку, махнул в сторону залегших бойцов. Двое сразу, пригнувшись, подбежали ко мне, подхватили тела немцев и утащили их в кусты. А я с интересом посмотрел на них.
     - Ого, старые знакомые. Вот только интересно чего они тут делают.
     Один из бойцов, решил, что я чем-то недоволен, обратился.
     - Товарищ капитан, что случилось?
     - Да старые знакомые. Их здесь по идее быть не должно.
     - А кто это?
     - 2-я моторизованная дивизия СС 'Райх'. Я с ними еще в Могилеве встречался. Но вот как они сюда попали, надо будет выяснить. Ладно, работаем дальше.
     Опять стали продвигаться ближе к гомонящим немцам. Но на этом наше везение закончилось. Немцы выставили боевое охранение и сразу обнаружили движение в лесу и открыли огонь. Захлопали винтовки, и загрохотал короткими очередями пулемет.
     - Мозг, это Феникс, это по тебе немцы стреляют?
     - Нет, Кутепова засекли.
     - Что там пленные?
     - Они положили их на землю, пока не расстреливают.
     - Хорошо. Присоединяйся к веселью. Положи их всех, чтоб меньше бегали, попытаются обойти, мы их тут и положим, а потом с тыла ударим.
     - Вас понял.
     Тут же ход боя изменился. Короткими очередями застучал Дегтярев Павлова. Через некоторое время к нему присоединился второй наш пулемет. Видимо фактор неожиданности сыграл свою роль, и немецкий пулемет сразу замолчал. Реже стали хлопать винтовки. Пару раз закашлял сто стороны леса МП-40, кажется Строгов присоединился.
     Мы с бойцами короткими перебежками приближались к месту боя. Немцы оказались верными себе и попытались обойти. Но тут я бойцов остановить не успел. Выскочившие нам на встречу пять эсесовцев были удивлены, столкнувшись с нами. Это дало преимущество. Захлопали выстрелы винтовок, на фоне чего, выстрелы пистолета с глушителем были вообще не слышны. Все пятеро были убиты, Но немцы тоже успели отстреляться и один боец остался лежать возле забора.
     Мы уже осторожно стали продвигаться вдоль забора. Спрятав пистолет, вытянул автомат и приготовился к стрельбе. Выбежавший из-за дома немец сразу получил короткую очередь и завалился, тут же в его сторону хлопнули две винтовки. И когда выскочил второй немец, только мне удалось его остановить, хлестнув короткой очередью ему по груди, бойцы в панике щелкали затворами винтовок. Из-за угла вылетела граната. Один из бойцов ловко ее подхватил и кинул обратно. Она не долетев, взорвалась в воздухе, осыпав мелкими осколками все вокруг.
     Учитывая расположение наших пулеметов, у немцев был только один вариант, прорываться на западную окраину деревню и уходить лесом. Поэтому перебежав огородами к другому дому, постарался зайти с той стороны, не оставляя им возможности прорваться. Но нарвавшись на выстрел, отпрянут от дома и скорее больше по привычке, нежели обдуманно закинул за угол гранату. Хлопнул взрыв.
     Быстро выглянув из-за угла, сделал пару коротких очередей, и снова спрятался. Но там уже были слышны крики и русская мат. Пленные, увидев, что немцев осталось совсем мало, бросились на них, и началась рукопашная схватка. Мы подбежали, когда уже почти все было закончено, только и успели добить несколько особо ретивых немцев. Исход бой был не очень плохим. Из нашего состава потеряли двоих. Боец что был со мной и пулеметчик, что шел с Кутеповым. Из пулемета пришлось стрелять самому капитану, и справился с этим он вполне пристойно. Среди пленных были убиты пять человек.
     Никаноров, оказавшийся в числе живых, с удивлением рассматривал меня, а потом просто полез обниматься, не смотря на все звания.
     - Ну, рассказывай сержант, как вы докатились до жизни такой.
     - Да навалились с утра, а потом и в тыл ударили. Смяли полк и потом по частям разбили. У нас в окоп снаряд попал, когда очнулся, вокруг уже эти ходят.
      - Хорошо. Документы твои где? Обыщи немцев забери их документы, жетоны, оружие и поищи свои. Я тебя отмажу, но я не могу все время спасать, пора и в Москву возвращаться, а тебя потом на фильтре замордуют.
     - Интересные слова. 'Отмажу'. Не слышал, но понятно. А что за фильтр?
     Я оглянулся, рядом стояли остальные бывшие пленные и с интересом прислушивались к нашему разговору.
     - Фильтр или фильтрационный лагерь. Когда выходишь из окружения, туда помещают и проверяют, кто ты и что ты. Просто немцы очень часто с окруженцами пытаются внедрить своих агентов, а как работает НКВД, ты знаешь. Так что ищи у немцев свои документы.
     - Есть товарищ капитан.
     Тут подошел Кутепов. Павлов, по моему указанию сместился дальше в сторону, прикрывая подходы к деревне со стороны дороги.
     - Надо уходить, могут немцы нагрянуть.
     - Никто не нагрянет. Они тут послали команду зачистки, и если услышат, то подумают, что пленных расстреляли. Организуй, чтоб похоронили людей. Насколько я вижу, практически все погибшие из вашей дивизии, попробуйте их опознать и составить список. А я гляну трофеи, может, что и интересное найду.
     
     
     Глава 5
     Найдя в одной из машин уполовиненный ящик с толовыми шашками, советского производства, решил немцам приготовить небольшой сюрприз. По карте, до дороги, по которой двигались немцы, было километра четыре. Поэтому расположив в кабине одного из грузовиков взрывчатку и используя в качестве детонатора обычный взрыватель от гранаты, подготовил неплохую ловушку, которая должна сработать при открывании дверей. Машину отогнали к дороге, посадив на оба сиденья трупы эсесовцев, чтоб замаскировать расположенную там мину. Включив фары для привлечения внимания, если машина простоит до темноты, благо аккумулятор был в наличии, привели взрывное устройство в боевое положение и вернулись обратно в деревню.
     Работы по захоронению уничтоженными немцами раненными и мирными жителями, были практически закончены и бывшие пленные энергично засыпали большую братскую могилу. Кутепов по моему совету, составил список тех кого удалось опознать и краткое описание событий, спрятал все это в бутылку и горлышко залил воском. Бутылку положили в братскую могилу, чтоб в будущем люди не забывали, что произошло в этой деревне.
     Около трех часов дня мы снялись и ушли из деревни на восток. Радостной вестью был грохот взрыва ловушки, донесшийся до нас.
     Уже ночью, головной дозор наткнулся на часовых, расположившейся на ночлег в лесу роты, отступающего 757 стрелкового полка 222-й дивизии. Узнав, таким образом, где примерно находится командование полка, к утру, мы уже разговаривали с командиром. Пользуясь своими полномочиями начальника особого отдела, Кутепов связался со штабом дивизии и организовал нашу эвакуацию. К этому моменту командир дивизии, потеряв связь с 774 полком, решил идти на прорыв. Постоянно подвергаясь массированным налетам и отбиваясь от наседающих немцев, достигнув Десны, остатки дивизии соединились с частями 43-й армии.
     Возле переправы, нашу группу наконец-то встретили представитель особого отдела армии и сопровождающие его бойцы комендантского взвода, срочно привлеченные для охраны, при поступлении информации о выходе Кутепова с капитаном Зиминым в расположение частей армии.
     Кутепов с бойцами и бывшими пленными, отправился обратно в сторону штаба дивизии, а мы, с моими спутниками, снова погрузившись в кузов полуторки, отправились в сторону Кирова. На прощанье, я отвел в сторону Кутепова и попросил отнестись внимательно к освобожденным и поставить их в строй и особенно упирал на счет Никанорова. Чем-то он мне понравился, очень сильно напоминает Вяткина, такой же спокойный и основательный. Мне кажется именно на таких держится армия.
     Дорога. Опять дорога. Один раз попали под авианалет. Немецкий истребитель развлекался тем, что охотился на тыловых коммуникациях наших войск, хотя тут рядом была переправа, более интересная цель для штурмовки, нежели одиночные машины, хотя и прикрытая зенитной батареей. Ну ему видимо было интересно расстреливать беззащитные цели.
     К вечеру наконец-то добрались до станции Киров, где нас разместили в отдельном вагоне санитарного эшелона отправляющегося в тыл. Тут с нами разместились уже молчаливые сотрудники НКВД. Общая напряженность немного действовала на нервы, но то, что фронт остался за спиной, и можно расслабиться сказалось, и люди просто отсыпались, после бессонных ночей в лесу. Я давно уже стянул с себя маскировочный костюм и щеголял в камуфляже, более привычном для нашего времени, нежели для 41-го года. Поэтому мои спутники и сопровождающие с интересом иногда косились на такую необычную расцветку и обилие карманов. А у меня было единственное желание выкупаться и побриться. К сожалению, для этого в поезде не было возможностей и пришлось ограничиться умыванием в тазике, принесенном по моей просьбе одним из сопровождающих на небольшой станции. Выходить нам строго запретили, но старались быть максимально корректными во всех остальных вопросах.
     Нас не разоружали, но при этом разрешили оставить только личное оружие. Пулемет Павлова и автомат, с которым бегал по лесам Строгов, были сложены отдельно под присмотром одного из бойцов охраны. Мое оружие и груз были упакованы и лежали рядом. На попытку их перенести их в другое купе, под охрану, я, поскандалив, не согласился, и по тому, что они не стали качать права, понял, что мой особый статус тут очень высок.
     Судя по обрывкам разговора, этот санитарный поезд, в котором нас везут до аэродрома, постоянно прикрывают две, сменяющие друг друга эскадрильи истребителей.
     Но и это путешествие было недолгим. Примерно часов через десять, нас высадили на небольшом полустанке, где ожидали несколько машин, набитые бойцами НКВД, и в сопровождении такой охраны, приехали на аэродром. Где мы, я уже не мог знать, как-то потерял связь с пространством и временем и во всем полагался уже на наших провожатых. День клонился к концу и до наступления сумерек, когда в целях безопасности был назначен перелет в Москву, оставалось еще часа полтора. Я попросил предоставить возможность привести себя в порядок и к моему удивлению в хозчасти батальона аэродромного обеспечения мне и моим спутникам организовали помывку. Там наконец-то вымывшись и побрившись, я смог переодеться в форму более подходящую к этому моменту времени. Единственное что я позволил себе использовать из нашего времени это бритву. Ну не могу я и не умею бриться опасными бритвами. Я к 'Жилету' привык, чтоб со многими лезвиями, тем более перед вылетом поставил себе один из последних новых станков. Строгов и Павлов, увидев у меня такое новшество удивились, пришлось пояснить что штучка заграничная, трофейная и очень удобная. Они, попробовав, согласились. В общем, время провели с пользой и некоторым удовольствием. Ребят, по моей просьбе обеспечили бельем, а у меня, как запасливого человека все было с собой, в свертке с формой капитана НКВД, которую я и надел, перед вылетом в Москву.
     Зоя, наша спутница, мылась отдельно и стеснялась завести разговор о чистом белье, пришлось мне, как более продвинутому, наехать на сопровождающих и решить вопрос. Тут на аэродроме женщин хватало, поэтому, кого они там раскулачили, мне было не интересно, но вот то, что молодая девушка, с которой мне предстояло еще и лететь вместе, перестала дичиться из-за вопроса личной гигиены, это было приятно. Тем более и девушка симпатичная, не был бы женат, приударил бы.
     В общем, когда я облаченный в чистую и выглаженную форму с орденом, вышел к своим спутникам, фурора не произвел, но вот удивление точно было. Привыкли меня видеть с измазанной тактической краской физиономии и маскировочном костюме, а тут как все, да еще выглаженный и чистенький.
     Наши сопровождающие демонстративно не разговаривали и старались свести контакты к минимуму. Строгова и Павлова это напрягало, и они все чаще бросали настороженные взгляды в мою сторону.
     Вот в таком, немного нервозном состоянии, мы наконец-то загрузились, в специально пригнанный для мой персоны, 'Дуглас'.
     Полет даже в самолете американского производства тоже не сильно впечатлил. Тряска, сквозняки, гул двигателей, жесткие сиденья. Пара часов такого лета и мы сели на одном из подмосковных аэродромов, где нас уже встречали по серьезному.
     Судоплатова я узнал сразу, рядом с ним были еще несколько чинов НКВД, и все пространство вокруг самолета было оцеплено бойцами того же ведомства, что и наши встречающие. Поэтому кратко поздоровавшись, моих спутников отвели в автобус, а мы с Судоплатовым и с комиссаром 3-го ранга Морошко, сели в легковую машину, мой груз в виде большого свертка забрали с собой.
     Уже тут смогли нормально пообщаться.
     - Ну, Сергей Иванович, заставили вы нас понервничать. Ваши друзья отказались с нами общаться, до выяснения судьбы Курьера, обвиняя нас в вашем исчезновении. Я смотрю, приключения за вами ходят прямо по пятам. У меня иногда возникает мысль, что вы не боевой командир, а мальчишка, начитавшийся книг про пиратов.
     - Вы знаете, если честно, то у меня такие приключения не вызывают особого удовольствия, я и так наигрался в войну. А вот к вам у меня есть пара вопросов по этой поездке. У вас утечка, причем серьезная. Но разговор будет не в этом месте.
     Дождавшись кивка Судоплатова, продолжил.
     - Кстати что будет с моими спутниками? Они вообще не в курсе, с кем именно они находились столько времени. Разве что могут быть вопросы по технике связи и приборам ночного видения. Но тут можно отделаться простыми подписками.
     - Давайте поговорим об этом позже, когда приедем. Им никто не причинит вреда.
     - Хорошо. Я вам доверяю, но так или иначе буду отслеживать судьбу моих спутников, тем более лейтенант весьма заслуживает внимания.
     Судоплатов удивленно на меня посмотрел.
     - Нет, просто толковый командир инициативный и труса не празднует. Технически грамотный. Может пригодиться.
     На этой ноте разговор затих, оставив некоторую горечь недоговоренности. Я сидел и смотрел, как за окнами автомобиля проносится Москва 41-го года. Интересное зрелище. Никаких бигбордов, неоновых реклам и большущих цветастых витрин. Несколько раз видел проходящие патрули. Интересно было бы пройтись по улицам днем и посмотреть на людей. Но поездка все не заканчивалась, по виду мы выезжали из города, значит, меня везут в какую-то очередную загородную резиденцию, где со мной будут работать специалисты. В принципе верно, город уже подвергается бомбардировкам, и погибнуть от простой авиационной бомбы в Москве было бы верхом глупости.
     По прошествии часа мы выехали из города и двигались по шоссе, с которого свернули и немного потряслись по грунтовке и остановились перед глухими воротами. По гудку створки ворот открыли два бойца, вооруженных автоматами, пропустили машины и так же быстро закрыли за въехавшими машинами. Я оглянулся, автобуса, на котором ехали Строгов, Павлов и девушка не было. Морошко понял правильно мой интерес и сразу пояснил.
     - Они будут размещены в другом месте. Это необходимо.
     - Да я понимаю.
     Мы вышли из машины, один из сопровождающих нес за мной тюк с грузом. Поднявшись по широкой лестнице, оказались в просторном зале, из которого вели несколько дверей. Но мои спутники повернули направо и мы вошли в столовую, где стоял накрытый белой скатертью стол.
     - Сергей Иванович, по моим данным вы давно не ели, не против, если мы с вами позавтракаем?
     - Да вообще-то вы тут хозяева, а я гость, хотя согласен, что перекусить было бы неплохо.
     - Ну и хорошо.
     Мы расселись за столом, неслышно открылась еще одна дверь и зашла девушка в форме сержанта НКВД, и быстро стала сервировать стол на три персоны.
     Дождавшись, когда девушка уйдет, Морошко, который был видимо на этот момент ведущим в этой компании, взял графин с водкой и разлил по рюмкам.
     Я не стал кочевряжиться, тем более снять стресс не помешало бы, и поднял рюмку.
     - Ну, за встречу.
     Мы выпили, и в течение нескольких минут было слышен только стук ложек о тарелки. Когда первый голод был утолен, выпили еще, и уже могли приступить к разговору. По себе знаю, что именно в такие моменты или чуть позже обсуждаются столько серьезных вопросов.
     - Хорошо. Первый голод утолили, теперь можем поговорить. Если не ошибаюсь, Александр Александрович, вы командир подразделения, которое занимается Странником? - обратился я к Морошко.
     - Да, вам не откажешь в проницательности. Поэтому, нам бы хотелось выяснить правду о вас и вашей организации.
     - Надеюсь что наше иновременное происхождение не вызывает сомнений?
     - Ну, сомнения всегда есть, но ваш ход с генералом Романовым, заслуживает уважения. Да и ваши цели вы высказали достаточно прозрачно, но понимаете, выходить на высшее руководство страны, надо с определенными предложениями, а мы их пока не слышали.
     - Что ж я вас понял. Вас интересует, что мы можем вам предложить, чтоб это же не попало в другие руки, правильно?
     Дождавшись кивка, продолжил.
     - Мы же достаточно однозначно подтвердили, что собираемся общаться только с вами, так как являемся вашими потомками и судьба России, вне зависимости от общественного строя, нам небезразлична. При необходимости, мы можем провести посланника в наше время, чтоб вы удостоверились в наших словах. Но и у нас есть потребности и как вы их сможете удовлетворить, мы знаем. Поэтому давайте более предметно поговорим, что мы вам можем помочь, и чем поможете вы.
     Тут слово взял Судоплатов.
     - Сергей Иванович, информация, предоставленная вами, очень важна, а последняя посылка заставила пересмотреть некоторые взгляды на науку. Мы это очень ценим, правда, возникает вопрос, насколько наши миры соответствуют друг другу. Уже сейчас предоставленные вами данные по немецкому наступлению уже сильно различаются и по срокам и по направлениям.
     - Пока для меня это загадка. Или мы находимся в разных мирах, у нас это называется реальностями или изменения, возникшие в результате действий на основе информации из будущего, достигнут нашего времени с некоторым запозданием. Пока мы не можем ответить на это вопрос, к сожалению. Давайте считать, что мы находимся в разных реальностях разделенных еще и временным промежутком. Путешествия во времени для нас такая же необычная вещь, как и для вас. Но в данной ситуации и мы, и вы, находимся в трудной ситуации и можем помочь друг другу. С нашей стороны это знание военно-политической истории, общих тенденций развития науки и много другого, что может помочь советскому руководству избежать многих ошибок, совершенных в нашей реальности и приведших впоследствии к развалу Советского Союза. Хочу оговориться сразу. Я родился и вырос в Советском Союзе и видел его распад, и мне бы не хотелось, что бы это произошло в вашей реальности.
     - Хорошо, вы ответили на один из вопросов, который нас интересовал. Что будем дальше делать?
     - Интересно, я ждал, что вы мне что-то расскажете. Или вы думаете, что мы больше зависимы от вас, нежели вы от нас? Вопрос поставлен не совсем корректно. Просто если прервется контакт, мы погибнем быстрее. Вот и все. Поэтому я думаю, что нужно говорить о взаимном сотрудничестве, которое рано или поздно выльется во взаимную интеграцию. А учитывая нашу малочисленность, с вероятностью в девяносто девять процентов, могу говорить о том, что мы будем интегрироваться в ваше общество. Естественно не безвозмездно. Технологии, знание ошибок на ближайшие семьдесят лет и поступков ваших оппонентов в политике. Плюс реальная возможность помочь нашей армии в борьбе с фашизмом. Я не оговорился, в нашей армии, потому что я, так или иначе, себя уже отождествляю с бойцом Красной Армии. И для меня фашисты не меньше враги, чем американцы, англичане и араба в нашем времени. Надеюсь, я достаточно полно выразил свою позицию?
     Тут вмешался Морошко.
     - Конечно Сергей Иванович. Давайте обсудим, чем мы сейчас можем быть полезными друг другу. Естественно ваши предложения будут озвучены руководству СССР.
     - Я думаю сначала нужно составить контактную группу, состоящую из доверенных специалистов, с которыми можно будет проводить консультации по использованию и внедрению информации из будущего. Установить постоянный безопасный канал связи. В ближайшее время мы запускаем большую установку, через которую можно будет отправлять в это время образцы боевой техники, модернизировать нынешнюю производственную базу за счет станков из будущего, которые мы сможем поставить. Перечень очень большой. Как по мне, сейчас очень важны средства радиоэлектронной разведки, системы подавления радиосвязи противника, и свои системы шифрованной оперативной связи. Необходима модернизация средств ПВО и оснащения ее новыми радарами и средствами управления огнем существующих систем и создания новых, на основе ракетного оружия, что было реализовано в нашем времени. Немцы пока побеждают за счет лучшей организации армии, великолепной согласованности действий различных видов войск на поле боя, что достигается развитой системой радиосвязи и конечно господством в воздухе немецкой авиации. Но думаю, это мы еще будем обсуждать. Какие у нас планы на ближайшее время?
     - Вам надо отдохнуть. И еще Сергей Иванович, ваши заслуги по достоинству оценены.
     Я его перебил.
     - Это вы на счет присвоение звания Героя Советского Союза? Спасибо, немцы мне уже сообщили.
     Но мои собеседники не оценили шутку. Видно тема была больная.
     - Да. Это я и хотел с вами обсудить. На аэродроме подскока нас ждали. Ждали именно самолет, только мы прилетели раньше. Не будут немцы в передовых порядках тащить с собой зенитные прожекторы. Только если они хотят сбить определенный самолет. Так что ищите, где у вас 'течет'. У меня завтра назначена встреча с вашим руководством?
     - Пока нет. Мы рассчитывали сначала пообщаться с вами, а потом по результатам назначать встречи. Но товарищ Сталин хочет с вами встретиться.
     - Это по поводу его сына Якова?
     - Не знаю. Возможно.
     - Хорошо, только у меня просьба.
     - Да я слушаю.
     - Я бы хотел встретиться с семьей старшего лейтенанта Иволгина, пилота. Я ему обещал перед смертью. Дальше, меня интересует судьба моих спутников. И третье, все бойцы 172-й дивизии, которые вошли в мою группу официально переходят служить в органы госбезопасности и откомандировываются в мое расположение. Фамилии их вы знаете. Просто хотел, что бы их семьи, не остались без внимания и помощи.
     Морошко с Судоплатовым переглянулись. Слово взял Морошко.
     - Я думаю это все решаемо.
     - Вот и хорошо. Ночь была трудной. Давайте возьмем тайм-аут.
     Морошко удивленно поднял брови, но Судоплатов, который долгое время работал нелегалом за границей, пояснил 'Перерыв'.
     Все согласились, что в этом есть смысл и после церемонии прощания меня провели в комнату, где была подготовлена постель, и я смог наконец-то выспаться на чистых простынях и на свежем воздухе, а то как-то одно с другим не состыковывается.
     
     Глава 6
     Поспать мне дали до обеда. Когда периодически хлопает дверь, и, пахнущий куревом и вонючей ваксой для сапог, НКВДшник, почти на цыпочках, подходит и смотрит, не проснулся ли я, то тут долго не поспишь. Пришлось подниматься. Проведя уже даже не утренний, а обеденный моцион, надел все еще свежую форму и вышел в коридор, где на стуле сидел лейтенант госбезопасности, который видимо и все время меня беспокоил. Он поднялся по стойке 'смирно' и доложил, что обед готов и комиссар госбезопасности Морошко несколько раз звонил и интересовался.
     - Как зовут?
     - Лейтенант госбезопасности Маркьянов.
     - Ну, пойдем лейтенант, пообедаем и займемся делами.
     Но тот не повелся на шутку. Сказал что не положено, поэтому, когда я зашел в столовую, там нарисовалась уже знакомая девушка и стала сервировать стол на меня одного.
     Быстро перекусив, стал ждать приезда Морошко. На желание прогуляться по парку мой телохранитель отреагировал вполне нормально и когда вышли на улицу в прямой видимости я срисовал не меньше пяти охранников вооруженных автоматами.
     Честно сказать я шел по небольшому парку и наслаждался чистым воздухом, тем, что не надо ждать шороха или выстрела, перебегать и рассчитывать возможные сектора обстрела. Вот бы сюда мою Светку и ребенка. Славку жалко, растет в этом бункера, в затхлом воздухе. Иногда всех обитателей бункера под большой охраной выводили через портал и то ночью, чтоб посидели на природе и подышали лесом. А лес там великолепный.
     Вот за такими мыслями меня застал приезд Морошко. Он, узнав от охраны, что я пошел прогуляться, быстро нашел меня, не став качать права, присоединился ко мне. Вот за что я ему был благодарен. Но и то, что он просчитал меня, пошло ему в зачет.
     - Наслаждаетесь чистым воздухом, Сергей Иванович?
     - Да. И спокойствием. Как-то все бегом, со стрельбой получается. А вот так просто пройтись, чтоб не было опасности на немецкую ягдкоманду нарваться или под обстрел попасть. Жаль моих здесь нету.
     - Семьи?
     - Да.
     - Да, кажется, вашу супругу зовут Светлана?
      - Строгов наблюдательный. Это у них семейное. У меня еще и сын имеется. Ему скоро четыре будет, а всю сознательную жизнь ребенок провел в бункере.
     - Трудно в это поверить, что все так обернулось. Хотя у нас нет повода не доверять вам, ну за исключением мелких несостыковок в ранних донесениях.
     - Есть, но не принципиальные. Надо было вызвать интерес вашей организации и исключить попытку захвата и перехода к конфронтации, вот и разработали такую операцию.
     - Наши специалисты тоже сошлись на этой версии. Расскажите про свой мир Сергей Иванович.
     - Что вы хотите узнать?
     - Ваше мнение, мы давно уже убедились, что вы человек незаурядный, умудрялись выкручиваться в тех ситуациях, где большинство сложило бы голову. Но, тем не менее, ваши поступки иногда ставят в тупик. То вы поступаете как матерый разведчик, то действуете как профессиональный диверсант, то наоборот ведете себя как восторженный мальчишка.
      - Знаете, Александр Александрович, ваше поколение как раз и сможет меня понять. Я жил в большой и сильной стране, отец был военным. Я тоже мечтал им стать с детства. На моих глазах развалилась страна. Вы пережили Гражданскую, наверно, даже, скорее всего, воевали. Знаете что это такое. Это страшно когда власть получают бандиты и лгуны. Когда то ради чего воевали наши деды, строили и добывали наши отцы, продавалось и разворовывалось. Когда в публичных домах всего мира русский и украинский язык становятся постоянным явлением, и наших женщин, самых красивых в мире продают как скот за границу. Заводы остановились. Ученые вынуждены были на рынках торговать женскими трусами. Когда во всех союзных республиках начинают уничтожать русское население. А Россия ничего не могла и не хотела делать. Героями стали мужеложцы и предатели. Сотрудник военной разведки, перебежавший к англичанам, и заочно приговоренный к смертной казни, издавал книги огромными тиражами. Потом вроде как поутихло все. Войны затихли, все, что можно было, разворовали и пришлось поднимать производство заново, но пока мы этим десять лет занимались, к нашим границам опять подошел враг. В мире уже правили американцы от имени мировых банкиров. Самое смешное, что когда в старых книгах говорят про мировой капитал, я уже не смеюсь, реально он существует. Американцы не справились с ролью супердержавы и довели мир до глобального конфликта, которому предшествовали многочисленные локальные войны. Вот в одной из таких войн в Крыму я повоевал. Ну что как вам краткая история нашего мира?
     - Страшно слушать. Неужели так оно и есть?
     - Да и то в общих чертах. Просто не хочу вдаваться в крайности. У меня свой взгляд на происходящее. Но так получилось, что к вам на контакт вышел не торгаш, которых в наше время было с избытком, а военный.
     - Вы вполне неплохо описали ваши побудительные мотивы. Что мы будем делать дальше?
     - Знаете, в наше время много писали что товарищ Сталин тиран и мясник. Не кривитесь. Я вам дам ознакомиться с определенными документами, сами поймете. И о вашей эпохе было составлено определенное мнение и стереотипы. Я уже почти два месяца общаюсь со своими предками и честно сказать поражаюсь, как нам промыли мозги. Ну не может страна запуганная и истощенная террором и репрессиями, даже под заградительными отрядами выиграть такую войну.
     - О чем вы? Что за заградительные отряды?
     - Должен выйти приказ за подписью Сталина 'Ни шагу назад', кажется так назывался, так вот на основании этого приказа за регулярными частями ставились заградительные отряды НКВД, которые расстреливали отступающих. Нам демократами это так преподносилось, каково оно было по настоящему, нам еще предстоит увидеть. Кстати, по этому поводу, если я вас буду шокировать своими заявлениями, то учитываете то, что нам долго и упорно промывали мозги и доказывали что Советский Союз - 'Империя зла'.
     - Интересно, вы нам об этом не рассказывали.
     - Так я много чего не рассказывал. История этой войны это целая летопись и тут столько материала, что не один историк сделал себе имя на исследованиях. А многие, когда Союз развалился, доказывали что войну выиграли только такими вот заградотрядами. Но это так к слову. Какие у нас планы дальше?
     - Вы собирались предоставить еще информацию и показать какое-то специальное оборудование. Тем более ваша просьба на счет переменного напряжения в двести двадцать вольт выполнена.
     - Хорошо. Забирайте весь тот груз, что я привез, но как будет возможность я должен заехать к семье пилота, Иволгина. Если вас не затруднит, уточните, где они находятся. Еще надо послать радиограмму том, что я удачно добрался до Москвы, но думаю, это уже сделаем в управлении.
     - Это будет несложно, только потребует время. Сейчас вы готовы отправиться на переговоры?
     - К Лаврентию Павловичу?
     Морошко ухмыльнулся.
     - И к нему тоже. Хотелось бы очертить список первоочередных вопросов, да и личное впечатление руководство хочет составить.
     - Хорошо, конечно поехали. Времени и так мало осталось.
     Мы, захватив груз, опять расселись по машинам и выехали в сторону Москвы. Пока ехали, снова и снова продумывал основные тезисы будущего разговора с Берией. Это не просто разговор, тут в первом приближении решается наша судьба.
     Я в столице был давно, еще в советские времена, поэтому с большим интересом рассматривал город при дневном свете. Он был похож на то, как представляют в фильмах и одновременно не похож. По улицам ходили такие же люди, было много военных, но, тем не менее, чувствовалась какая-то напряженность.
     Я, следуя своим мыслям, задал вопрос Морошоко.
     - По Ленинграду уже приняли решения? Надо срочно эвакуировать всех кого можно, особенно детей, да и про Бадаевские склады я тоже вам писал.
     - Да мы уже приняли меры. В экстренном порядке дети вывозятся из Ленинграда в глубокий тыл и город пополняется продуктами и боеприпасами.
     - Надеюсь, успеете. У нас блокада Ленинграда унесла много жизней, особенно детей. Я вам дам материалы почитать, сами поймете.
     - Хорошо. Давайте об этом поговорим в управлении.
     Через пол часа мы подкатили к знаменитому зданию на Лубянке, и в сопровождении охраны оказались в святая святых советской госбезопасности. Мы поднимались по лестницам и шли коридорами. Впереди шли два сотрудника и сзади. Получилась такая вот импровизированная 'коробочка'. Наконец-то мы оказались в просторном кабинете, выходящем окнами на внутренний дворик.
     - Располагайтесь Сергей Иванович. Сейчас нас примет товарищ Берия. Он сначала хотел сам с вами поговорить.
     - Не проблема. Давайте с ним сначала пообщаемся.
     Морошко вышел из кабинета, оставив меня наедине с двумя сопровождающими, которые вполне спокойно сидели, не стараясь завести разговора. Предполагая, что возможно придется ждать долго, намекнул одному из них, что было бы неплохо выпить чайку. Моя просьба сразу была удовлетворена, и за таким времяпрепровождением нас застал Морошко. Минут через десять раздался звонок телефона.
     Морошко поднял трубку внутреннего телефона, дождался ответа и доложил.
     - Он здесь... Есть, сейчас будем.
     Поднявшись, он кивнул мне.
     - Пойдемте, нас ждут.
     Мы опять шли по коридорам, сопровождаемые молчаливыми охранниками, судя по моторике движений, имеющим непосредственное отношение к осназу или другим подразделениям силовой поддержки. Зайдя в приемную, где наши охранники остались в компании секретаря, зашли в кабинет, в котором по здравому размышлению я никогда не должен был оказаться.
     Со своего места поднялся невысокий человек ярко выраженной кавказской внешности, которого я спутать ни как не мог, потому что, при подготовке к этой поездке много перерыл информации по такой одиозной фигуре. В большинстве случаев информация был противоречивая, но я старался быть объективным, оценивая человека. Пока я старался быть нейтральным, человек такого уровня сразу почувствует негативное отношение и соответственно это может рано или поздно привести к конфронтации и провалу всей моей затеи.
      Он вышел из-за стола и протянул руку, которую я не замедлил пожать, и практически без акцента поздоровался. В принципе неплохой знак. Но и я бы на его месте с посланцем из будущего постарался бы подружиться, вдруг знаю что-то, что сможет ему пригодиться лично.
     - Здравствуйте Сергей Иванович. Давно хотел с вами встретиться, но как-то не получалось. То вы от нас бегаете, то немцы мешают. Присаживайтесь.
     Но вот его кавказская харизма конечно производила впечатление. Сильный человек, с таким нужно быть очень осторожным. И если он ходит под Сталиным, то попал я знатно, повертеться придется как карасю на сковородке. Эта парочка меня сделает и глазом не моргнет.
     Мы разместились за столом, а Берия вернулся на свое место. Он сидел, и некоторое время пристально меня разглядывал. Но мне пришлось делать вид, что на меня это не действует. Я не его подчиненный. Он перевел взгляд на мой орден.
     - Это правильно, что вы носите награды. Вы их действительно заслужили. Если наши потомки такие прыткие, странно, что довели страну до полного уничтожения.
     - Страну развалили продажные политики, среди которых было много бывших партийных работников, которые быстро переметнулись к демократам. А я, Лаврентий Павлович, всего лишь военный, который с детства вырос в казарме и помотался с отцом по гарнизонам Советского Союза. Поэтому армейская жилка у меня в крови. Все мужчины в моей семье носили погоны. Мой дед был военным, прадед погиб при освобождении Будапешта.
     Берия удивленно смотрел на меня. Но я понял причину его удивления и вполне спокойно продолжил.
     - В 1943 году в Красной Армии снова введут погоны в виде знаков различия и звания офицеров, солдат. Поэтому мои оговорки это не результат монархического воспитания. Для нас это реальные исторические факты. Это была идея товарища Сталина, что бы указать на преемственность традиций русского воинства. Поэтому часто оговариваюсь, что офицер. Так оно и есть. Мне стыдиться нечего, но буду стараться не употреблять таких выражений, чтоб не ставить ваше ведомство в неудобное положение.
     Во время всего монолога, Берия спокойно на меня смотрел, как бы соглашаясь, покачивая головой.
     - Хорошо, я вас понял. Прежде чем организовать вашу встречу с товарищем Сталиным, я хотел сам с вами пообщаться и понять, что вы за человек и насколько вам можно доверять.
     - Насколько я знаю, то судят по делам, а не по словам и мы все время старались помогать своим предкам. Свою позиция и свою методы я обосновал, так как за мной стоят многие люди из умирающего мира, у которых единственный шанс выжить, это воспользоваться возможностями и ресурсами вашего времени. При этом они хлебнули полной меры такой вещи как 'западная демократия'. И я думаю, что более преданных последователей и помощников чем они, у вас не будет. В мире существовало два основных проекта развития будущего цивилизации. 'Демократия' и 'Коммунизм', демократия стала доминировать и результат - полное уничтожение цивилизации. Поэтому выбора у нас нет. Только с вами. Но при этом мы хотим быть полезными, и помочь своим предкам используя технические возможности и знания, наработанные за семьдесят лет технического прогресса. Чтоб не начинать новый виток боевых действий в нашем времени, существование портала в прошлое является тайной, потому что есть много людей зараженных так называемыми 'демократическими свободами', которые не применут воспользоваться возможностью опять навредить Советскому Союзу.
     'Это я правильно загнул, пусть знает, что лучше поддерживать нас, иначе другие могут и к их нынешнему и будущему противнику обратиться' - подумал я про себя.
     Берия откинулся на спинку стула и внимательно слушал. Судя по всему, разговор ему не очень понравился и он, видимо от злости или раздражения, заговорил с более выраженным акцентом. А что он думал, что мы в ноги покланяемся и позволим на себе ездить? Но Берия решил доиграть партию по спокойному варианту, видимо у него не было четких инструкций относительно меня, только ознакомление и предварительный разговор, в данной ситуации для него это лучшая тактика.
     - Это хорошо, что вы понимаете. Жаль нельзя многим товарищам пояснить, к чему приведет мягкотелость и вседозволенность.
     Вот тут я могу ему подсказать. Мысли на эту тему давно блуждали, да и опыт нашего времени тут может пригодиться.
     - Ну почему есть много возможностей. Средства массовой информации. Книги. Например, выпустить серию книг научно-социальной фантастики 'Воспоминания о будущем' и там расписывать, что было бы, если к власти придут прозападные демократы, а точнее плутократы. Думаю, всем будет очень познавательно. Не забывайте, что фантастику в основном читает молодежь, самая политически активная часть населения, подверженная влиянию в первую очередь, чем, кстати, западный мир и воспользовался, проводя идеологическую работу против Советского Союза. Документальную литературу с высокой степенью достоверности выпускать под видом сказок. Как старики бутылки по мусоркам собирают, потому что, пенсии не хватает на еду, как гениальные ученые мотаются в Турцию и покупают там дрянные крутки и женское нижнее белье и потом стоят на рынке продают. Как стать бандитом и проституткой для молодежи становится мечтой. Да еще потом и вашу рецензию, что возможно у западных капиталистов есть такие планы. Проглотят. И если какая мразь заикнется, что там больше свобод и возможностей, то его сразу отдернут и вам сообщат. Ну, это так прикидка или скорее пожелание. Но более продуктивно конечно это кинофильмы и мультфильмы. Книги не все читают, а вот такая наглядная агитация будет более действенной. Но это на будущее, сейчас главное это помощь в войне.
     Его взгляд загорелся. Идея ему понравилась. Не то что это было чем-то новым, но вот подход для этого времени явно неординарный.
     - Неплохая идея, Сергей Иванович. Я вижу, что не ошибся в вас. Думаю, наше сотрудничество будет весьма плодотворным, тем более по свидетельствам наших сотрудников вы весьма изобретательный человек.
     'Что-то он дифирамбы мне поет, ой не к добру, сейчас начнет руки выкручивать' - подумал про себя. Но, как я и ожидал, Берия наехал.
     - Но вот ваши поступки иногда нас разочаровывают.
     - Это вы на счет того, что мне пришлось выйти к немцам в Каштановке? Так там был трезвый расчет. Я был ранен. Немцы взяли в заложники всех детей, в том числе дочерей, той женщины, у которой я прятался. Рано или поздно те же жители деревни сами бы меня вытащили и сдали немцам, став, таким образом, врагами. А на такой случай в лесу была подготовлена ловушка. Так что тут в той ситуации у меня просто не было выбора. А так сам Хауссер, один из основателей войск СС, попал под пулю.
     Берия, некоторое время, молча, смотрел на меня. Взгляд был жестким. Так смотрит хищник на добычу, но потом видимо что-то решив для себя, хлопнул двумя ладонями по столу, продолжил разговор. И в его голосе проскользнули некоторые интонации угрозы. Вообще он был вполне спокойным, только моя обострившаяся наблюдательность позволяла бесстрастно фиксировать такие нюансы поведения.
     - Все равно вы часто подвергаетесь неоправданному риску, в вашем положении посланника это выглядит глупо. Постарайтесь на будущее, больше не ввязываться в приключения. Я недавно изучил рапорт о ваших приключениях в полосе обороны 222-й дивизии. Вы не подумали, что попав в руки противника, можете нанести огромный вред и своим знакомым и нашей стране?
     Я решил показать зубки, а то ведь построят и заставят плясать под их дудку. Пришлось его перебить.
      - Лаврентий Павлович, этих приключений не было, если бы нас на аэродроме подскока не ждали. Благодаря профессионализму летчика удалось избежать захвата немцами. А то, что там именно нас ждали, я уже докладывал. Надеюсь, вопрос, о наличии у вас в центрально аппарате немецкого агента, решен? А то если до немцев дойдет реальная информация по Страннику, то все: Вермахт, Абвер, СС, будут за нами охотится. Это при условии, что они не договорятся с англичанами и американцами, чтоб совместно раскатать Советский Союз, пока вы не успели воспользоваться информацией из будущего.
     Видимо задел наркома за живое, но он, казалось, и не заметил подколки. Правда, так его носом в ошибки никто еще не тыкал. Ой, зря я это сделал. Вспомнит он мне это, хотя меня там чуть не угробили по его милости. Столько виртуальных шпионов нашли, а реального пропустили. Надо срочно подсластить ему пилюлю. Берия быстро взял себя в руки.
     - Мы работаем над этим вопросом.
     Попробуем теперь доброжелательность, после хамства.
     - От себя могу предложить помощь, в частном порядке, не афишируя свое участие.
     Он удивленно уставился на меня. Такой переход от одной манеры общения к другой явно его удивил. И на фоне искусственной маски дружеского спокойствия в его интонациях проскочил реальный интерес. Я ему давал понять, что помогу выявить агента, не приписывая себе лавры победителя.
     - Вот как? Вы знаете имя агента?
     - Нет, не знаю. Как правило, информация о таких случаях всегда была содержимым спецархивов и в свободную печать не попадала. Но, вам наверно говорил Судоплатов, я достаточно продолжительный срок являлся сотрудником службы безопасности коммерческого банка и после определенных событий, получил репутацию профессионала. Мои функциональные обязанности полностью совпадали с обязанностями контрразведчика. Разница в том, что я искал воров коммерческой информации и денежных средств, а контрразведка ищет предателей и агентов. Хотя методы одни и те же. И на нашей службе не экономили, оборудование закупалось самое осовремененное.
     Берия по-настоящему заинтересованно на меня уставился. Что-то я соловьем заливаюсь а они меня слушают, нормальная ситуация при расспросе любителя поговорить, главное направлять разговор в нужное русло. Но и я это прекрасно понимаю. Опять выждав небольшую театральную паузу, продолжил.
     - Не знаю, обращали вы внимание на разработку и использование у американцев такого прибора как 'полиграф', а в простонародье детектор лжи.
     - Мне сообщали об этом, мы рассматривали вариант приобретения этого прибора, но отказались.
     - Зря. Очень удобная вещь. Я привез с собой многофункциональный вычислительный прибор и к нему есть приставка, превращающая его в детектор лжи. От вас потребуется только составить корректно список вопросов и ограничить список подозреваемых. А там дело техники. Если честно я лично заинтересован в этом, это вопрос моей безопасности и безопасности всего проекта. Думаю, если с такого начнется наше плотное сотрудничество, это станет весьма мощным положительным сигналом для расширения взаимоотношений.
     Я говорил весьма спокойно, ровным голосом. На Берию это произвело впечатление. С кавказским темпераментом он воскликнул.
     - Я смотрю, Сергей Иванович вы подготовились к разговору. Но мне ваша идея нравиться. Поймать немецкого агента используя прибор из будущего. Но ведь его можно спугнуть или выдать наличие у нас такого прибора.
     - Нет, американцы его уже вовсю используют и к концу войны такие приборы, правда намного примитивнее, чем у меня, будут поставлены в армию и флот. А чтоб не выдать, сделаете пять-шесть кабинок с имитацией прибора, всем объявить, что это какой-то опыт, и практически всех сотрудников прогнать через эти кабинки, где все будет похоже, датчики, вопросы, только в одной из них буду сидеть я, и ко мне вы направите именно тех, кто на подозрении. Вот и все.
     Берия посмотрел на Морошко, который заинтересованно слушал меня.
     - Ну что Александр Александрович. Мне кажется идея неплохая, только давайте сначала проверим прибор.
     Я опять вполне спокойно.
     - Конечно. Это не проблема. Только просьба. У вас должен быть скоро сеанс связи с моей базой. Вы наверно отправили уже сообщение, что я вышел к вам?
     - Да, и ваши ответили, что пока не верят.
     - Конечно. Этот вариант рассматривался. Дайте опять подтверждение моего выхода и в конце радиограммы добавьте подпись 'Кентавр-26'. Это кодовая фраза, что добрался целый, но с приключениями, не зависящими от принимающей стороны.
     Морошко чуть ухмыльнулся, оценив мою предусмотрительность.
     - Какие у вас еще сигналы предусмотрены?
     - Многие. Но регулярные. На всякий случай мы предусмотрели разные варианты развития ситуации и временные рамки подачи сообщений.
     Берия, удовлетворенно покачал головой, давая понять, что оценил мою предусмотрительность.
     - Что ж Сергей Иванович, вы убедили меня, что с вами как минимум интересно иметь дело, да и пользы уже много принесли. Теперь давайте поговорим о текущих вопросах. Чем вы сейчас можете помочь нам, за исключением конечно поиска немецкого агента?
     - Я ж сказал, что привез многофункциональный электронный комплекс, с большим объемом информации за определенный промежуток времени по военному направлению, технологиям, истории войн и локальных конфликтов, воспоминаниями немецких, наших генералов и маршалов, по которым можно создавать психологические портреты и прогнозировать возможные действия. Подборка о перспективных разработках, которые ведутся у противника и у союзников, ключевых фигурах в проектах. Примерно, то же самое, что вам было предоставлено по ядерному оружию только, более шире. По сути дела я вам передаю данные о всех ваших победах и поражениях. Никто и никогда не получал такого, даже астрологи и провидцы вам не дадут большего. Надеюсь, это будет оценено. Но информация разбита на блоки и закодирована. И пароли на базе. Мы рассматривали возможный вариант, что я могу попасть в руки противника. Поэтому вся конфигурация системы безопасности портала изменена после моего выхода, а пароли на привезенную информацию будут переданы в радиограммах, после подтверждения, что мы с вами пришли к взаимопониманию.
     Берия и Морошко молчали. Потом нарком встал и немного прошелся мимо нас по кабинету. Видимо эмоции распирали его. Такая несговорчивость и предусмотрительность Странника его только раззадорила. Он себе представлял этот разговор несколько иным. Что удастся договориться и получить информацию сразу. Изначально Странник создавал впечатление умного, но увлекающегося человека, а тут настолько все продуманно и просчитано. С другой стороны потомки знали про наркома многое, чего он еще не знал сам, поэтому подстраховались и перевели переговоры в такую плоскость, что Берия, волей не волей, должен был быть осторожным в переговорах. Вот он сидит спокойный и усталый, рассматривает портрет товарища Сталина над его рабочим столом. Личность Странника интересовала Берию все больше и больше. То, что этот человек не боится смерти, он видел. Сам вышел к эсесовцам, не побоялся. Пробивался с боями. Достойный человек. Не зря Хозяин предложил его наградить, и повысить в звании, попытавшись сыграть на его тщеславии. Но Лаврентий Павлович не был уверен, что это что-то изменит. Да, этот человек сейчас на их стороне. Но что будет потом. Не придя к определенному мнению, он решил оставить решение вопроса на потом, после доклада Сталину.
     Я краем глаза наблюдал за Берией и представлял, о чем он сейчас думает. Надо срочно его и Морошко отвлечь от плохих мыслей о своей персоне.
     - Единственная проблема состоит в том, что представленная информация по истории, которая не знала нашего вмешательства. С того момента, когда я передал вам первый пакет, все стало меняться. Но ценность информации в том, что она показывает общие тенденции развития человечества, стратегические и тактические ошибки в будущем, которые можно избежать.
     Но мои собеседники уже сидели и блестели глазами. Берия снова порывисто поднялся.
     - Хорошо когда сеанс связи?
     Он уже обратился к Морошко, который сразу с готовностью доложил.
     - Каждый четный час суток. У нас до очередного сеанса связи еще полчаса.
     Берия посмотрел на часы, согласился и уже другим тоном, скорее даже дружественно деловым продолжил.
      - А сейчас покажите, что вы привезли.
     - Всё наше электрооборудование рассчитано на определенное электрическое питание, поэтому нужен защищенный кабинет с таким электрическим напряжением, которое я просил обеспечить.
     Берия глянул на Морошко, но тот спокойно ответил.
     - Все давно готово.
     Берия опять обратился ко мне.
     - Вам много времени нужно для установки?
     - Несколько минут и текст ответной телеграммы после отправки сигнала 'Кентавр-26'.
     -Хорошо. Александр Александрович подготовьте и отправьте шифрограмму к друзьям нашего гостя.
     И дождавшись, когда Морошко выйдет, продолжил.
     - А мы с вами Сергей Иванович давайте еще побеседуем о нашем будущем. Ваш разговор Морошко мне передал и то, что вы неравнодушны к будущему Советского Союза я понимаю. Но хотелось бы услышать от вас лично.
     И пока Морошко организовывал передачу радиограммы и получение ответа, мы с Лаврентием Павловичем, под тут же появившийся коньяк, стали разговаривать о войне, точнее он меня расспрашивал об интересующих его темах, а я напрягал мозги, пытаясь для него что-то вспоминать.
     Минут через десять, когда разговор зашел про гибель Ватутина, Берия изменился в лице, немой вопрос застыл у него в глазах. Я понял, любому человеку страшно знать эту дату. Пришлось ответить.
     - Не стоит Лаврентий Павлович. История пошла по другому пути, и у вас есть шанс прожить намного больше.
     'Что я несу'- думал я. Хотя надо встряхнуть. Чтоб не думал о себе слишком много.
     Он смотрел пронзительно, сощурив глаза. Но я как сфинкс продолжал сохранять спокойствие, показывая, что в своем мнении непреклонен.
     - Лаврентий Павлович, это будет не скоро, но есть мнение и его многие поддерживают, что за всю историю России вы были одним из лучших управленцев и организаторов. Давайте об этом поговорим чуть позже, когда вы будете реально мне доверять, и я смогу аргументировано вам все пояснить. Тем более, если бы я смотрел на ярлыки, то давно бы уже на задних лапках, виляя хвостиком, заигрывал с подлыми и хитрыми англичанами или американцами. А так я у вас в кабинете, значит, свой выбор уже сделал.
     По мере моего повествования Берия немного успокоился. Ненадолго задумался. Не каждый день вываливают на человека такую информацию.
     - Хорошо, поговорим позже.
     
     
     Глава 7.
     Пока мы сидели у Берии в кабинете и ждали результатов сеанса радиосвязи, переговорили на многие темы. Его интересовало буквально все. И кода победим, как будут себя вести союзники, кто из генералов проявит себя, а кто будет наказан. Это была не просто беседа, реально я себя чувствовал как на допросе у матерого следователя. Я не врал, но старался давать краткие ответы, не вдаваясь в объяснения, хотя Лаврентий Павлович умел задавать вопросы. Поэтому, к концу разговора, когда зашел довольный Морошко с папкой в которой, скорее всего, была шифрограмма, полученная с нашей базы, я успел рассказать про Мехлиса, Власова, который великолепно воевал под Москвой, но впоследствии стал предателем, про Карбышева, который попал в плен, но так и не сдался.
     Удовлетворившись моими объяснениями и самим разговором, Берия дал команду проследовать в специально выделенное помещение.
     Мы спускались в подвал здания. Морошко шел за нами, но чуть задержался, дав команду одному из сопровождающих принести мои вещи. Процессия выглядела великолепно. Вперед вырвался, догнавший нас Морошко, показывая путь, за ним Берия и потом я, а уже за нами три бойца охраны.
     Спустившись в подвал, остановились у неприметной двери, которую охранял лейтенант госбезопасности с автоматом. Такие предосторожности в здании на Лубянке, говорили о очень высокой степени секретности и уважения к моей персоне. Зайдя в небольшую комнату, Берия оглядел стол и три стула, за ним вошел я. Но пока не принесли груз, было время поговорить, и Лаврентий Павлович решил его использовать с пользой. Посмотрев на Морошко, он почти сквозь зубы выдавил 'Выйди'. Тот сразу понял, вышел, оставив нас двоих. Я уже догадывался, что он сейчас спросит.
     - Кто и когда?
     - Хрущев, Маленков, Жуков. Сразу после смерти.
     Я не стал уточнять после смерти кого, он и так понял.
     - Хрущев потом и от них избавится. Маленкова выведут из состава ЦК и отправят командовать какой-то фабрикой на периферии. Жуков до смерти под домашним арестом просидит на даче.
     У Берии недобро загорелись глаза.
     - Я думаю, Лаврентий Павлович, товарищ Сталин поддержит ваши идеи. Ведь именно Хрущев первым заговорит о культе личности Сталина и назовет его мясником.
     Я стоял и думал, как я отношусь и к Берии и к Сталину. Сейчас я по сути дела подписал смертный приговор тому же Хрущеву, а когда начнут разбираться в реальных обстоятельствах, то и еще многим. Но я был спокоен, нормальный человеческий эгоизм сейчас двигал мной. Просто хотел, чтоб мои Светка с ребенком гуляли по тому парку и наслаждались чистым воздухом. А в этой банке с пауками шла своя возня, и я просто помог парочке из них и все. Подло? Может быть. Но это политика и здесь все мерится другими категориями.
     Берия уже успокоился, а я внимательно лазил под столом и искал розетку. Но она, конечно, не подходила к моему евроразъему на ноутбуке. Поэтому когда принесли тюк с вещами я достал маленький цифровой тестер и сперва померил переменное напряжение. Берия и Морошко с большим интересом смотрели на прибор. Затем, достав простой сетевой фильтр-удлинитель, и разборными кусачками срезал вилку и зачистил провода. На немой вопрос Морошко ответил, что вилка не подойдет, придется на первое время все делать на скрутках.
     Вставив провода в розетку, щелкнул кнопкой на удлинителе, и она привычно загорелась красным цветом. Затем началось самое интересное. Размотав сверток, достал оттуда упакованную в целлофан сумку с ноутбуком. Священнодействие продолжалось. Аккуратно достал сам ноутбук, открыл крышку и запустил загрузку. Сначала, сверившись с шифровкой, набрал один пароль на включение стартовой загрузки, потом пароль на зашифрованный жесткий диск и после того, как на экране появилась знакомая картинка загрузки операционной системы, достал из сумки блок питания для ноутбука и мышку.
     Все это происходило при внимательном наблюдении и Берии и Морошко.
     Когда система загрузилась, я уже сидел за компьютером и повернул голову, задал вопрос.
     - На этом расшифрованном блоке информации есть данные по Т-34, все, что смогли собрать, технические данные, хронологию модернизаций и воспоминания тех, кто его производил, и кто на нем воевал, вплоть до конца войны. Так же есть документальный сериал 'Броня России', о развитии всей бронетанковой техники вплоть до конца века. Вам было бы интересно посмотреть, чтоб знать, куда двигаться, и каких прожекторов не слушать, а к кому лучше прислушаться.
     Для начала запустил фильм, и чуть откинувшись на стуле, стал наблюдать за тем, как Берия и Морошко буквально прилипли глазами к экрану ноутбука.
     Интересно было бы посмотреть на себя со стороны. Конечно зрелище еще то. Сижу в подвале НКВД в форме, ненавистной демократам, за мной на стуле примостился Берия и его сотрудник и я им показываю историю создания и модернизации советских танков и бронемашин. Фильм был сам по себе познавательный и снят очень профессионально, так что нарком и Морошко, с большим интересом уже больше часа смотрели не отрываясь.
     После третьей серии, я предложил, чтоб сюда принесли чаю и бутербродов, на что, дождавшись согласного кивка Берии, Морошко выскочил, быстро дал распоряжения и вернулся обратно к увлекательному и познавательному зрелищу.
     По моим подсчетам было около семи вечера, когда пришлось прекратить просмотр. Нарком внутренних дел засуетился и я понял, что подходит время его визита в Кремль и отчета об общении со мной. Когда, все было собрано и убрано, и заперто в этой же комнате, к которой, по распоряжению Морошко приставили еще трех бойцов охраны, я попросил Лаврентий Павловича, остаться переговорить с глазу на глаз. Он удивленно на меня посмотрел, но согласился.
     Когда дверь закрылась, я достал из кармана и протянул ему малогабаритный цифровой диктофон.
     Берия спросил, что это. Пришлось объяснить.
     - Лаврентий Павлович, по моему разумению, вы в ближайшее время окажетесь на докладе у товарища Сталина. Я понимаю событие эпохальное, визит потомков, готовых рассказать о будущем. Вот это цифровой малогабаритный диктофон. Это мой подарок вам. Здесь запись нашего разговора у вас в кабинете, все, что я вам рассказывал про будущее. Потом я его отключил, и некоторые ваши вопросы не были записаны. Вы можете проверить, что это не оружие и не несет угрозы товарищу Сталину. Но вам, в качестве доказательства можно будет продемонстрировать эту запись.
     Берия долго смотрел мне в глаза. Я так же спокойно смотрел в ответ. С моей стороны это было рискованно так его подставлять. За такие игры можно и пулю схлопотать, но тут был расчет на то, что я для них неприкасаемый, хотя бы временно, и показать свою независимость. Может потом и пожалею.
     После того, как нарком, справился с противоречивыми чувствами, я ему объяснил, как пользоваться диктофоном и особенно как стирать записи, после чего, клятвенно уверил, что никаких таких сюрпризов от меня он больше не получит. Это был первый и последний раз. А товарищу Сталину будет очень интересно послушать, как и о чем товарищ Берия разговаривает с посланцем из будущего.
     После такого окончания вечера меня, в сопровождении охраны отвезли обратно на безымянную дачу, и, дав нормально поужинать, оставили в покое до утра.
     
     ***
     Вечером в своем служебном автомобиле в сопровождении охраны, Берия ехал в Кремль, доложить о результате первой встречи со Странником. Его обуревали противоречивые чувства. Странник сумел несколько раз удивить наркома, что бывало не так уж часто. Специально демонстрируемая независимая позиция, которая видимо была отрепетирована и давно подготовлена, говорила о серьезности намерений. Сам посланник старался показать, что он прибыл не как проситель, что и ожидалось, а как человек, призывающий к сотрудничеству, но при этом не забывающий и свои интересы. Умело раззадорив перспективами и продемонстрировав самую малую толику своих возможностей, Странник все равно остался независим и также непонятен, хотя все его слова о ненависти к прозападным демократам, доведшим огромную страну к развалу и нищете, вполне искренни. А выходка с записывающим устройством, вообще вывела Берию из себя. И только то, что на счет Зимина были особые указания и планы, не позволили тут же поставить его на место. Хотя Лаврентий Павлович уважал смелых людей, умеющих добиваться своих целей. В этой ситуации Странник недвусмысленно дал понять, что не до конца показал свои возможности, но при этом готов стать на сторону товарища Сталина и Берии, при соблюдении его интересов. А возможности у потомков были немалые. Этот 'ноутбук', поразил наркома, который курировал многие технические направления и видел почти все новинки, своей рациональной красотой и тонкостью исполнения. И Странник оговорился, что для его времени это обычное устройство, имеющееся почти у каждого человека, не считая индивидуальных переносных радиотелефонов, называемыми 'мобильниками'. А вскользь брошенное предложение перенести в этот мир такую телефонную станцию и запустив ее, обеспечить всех руководящих работников оперативной связью, вызвало у Берии живой интерес.
     Занятый такими мыслями нарком внутренних дел въехал в Кремль, где пройдя несколько постов охраны, зашел в приемную, но секретарь товарища Сталина предложил ему подождать несколько минут.
     Ожидание затянулось, только по прошествии получаса, Сталин смог принять Берию.
     Постучавшись и войдя в кабинет, нарком поздоровался и стал по стойке смирно. Верховный, продолжал рассматривать бумаги, после чего оторвался и заговорил.
     - Присаживайся Лаврентий, как я понял, разговор нам предстоит долгий.
     - Да Иосиф Виссарионович. У меня сегодня состоялся достаточно долгий и интересный разговор со Странником. Многие вопросы, которые нас интересовали по союзникам, немцам, японцам он раскрыл. Даже, исходя из полученной информации на сегодняшний день, можно считать, что операция 'Оракул', принесла огромную пользу нашей стране.
     Сталин, сделав паузу, задал вопрос, который Берия ожидал и особо приготовился к ответу.
     - Скажи Лаврентий, как он тебе вообще как человек? Можно ли ему доверять, и насколько он искренен.
     - Он другой.
     - Как это понять?
     - Он мыслит совершенно иначе. Некоторые вещи видит очень глубоко, не каждому такое дано, а в некоторых вопросах путается и показывает поразительное незнание. Но наши специалисты все это относят к системе обучения будущего, которая сильно отличается от нашей.
     Как человек, он мне понравился, смелый, умный, изобретательный, способен к оправданному риску. При специальном рассмотрении и анализе, большинство случаев, когда Странник, по нашему мнению неоправданно рисковал, подтверждают эти характеристики. Хороший командир. Многие, кто с ним воевал, отмечают явно выраженные лидерские черты. Умеет собрать возле себя людей и организовать в одну слаженную команду. Находясь в районе Рославля, сумел снова сколотить отряд, разгромить подразделение СС, освободить пленных и, оставив после себя ловушки, безнаказанно уйти и выйти в расположение наших частей. Образец настоящего советского командира.
     По моему мнению, если предположить достоверность информации Странника о прошедшей в будущем войне, то неудивительно, что он выжил и смог организовать проникновение в наше время.
     Судя по показаниям генерала Романова, командиров групп, контактировавших с фигурантами по операции 'Оракул', любые попытки расспроса о политическом устройстве будущего Странником пресекались и давались объяснения о том, что данная информация будет доведена только до руководства СССР. Таким образом, Зимин благоразумно пресекал любую утечку информации о развале советского государства, что говорит о высокой степени лояльности к Советскому Союзу и политическим убеждениям, сочувствующим коммунистическим идеалам. По словам самого Странника, его отец, член Коммунистической партии, прослужил продолжительный срок в вооруженных силах Советского Союза и после развала, был уволен, как и тысячи остальных командиров, умер в нищете.
     Мы считаем, что у Странника есть серьезные причины помогать советскому государству, пытаясь таким образом изменить будущее, добиться сохранения Советского Союза и избежать глобальной войны, уничтожившей всю цивилизацию.
     На этом Берия остановился, ожидая пока Сталин воспримет и переварит информацию.
     - Лаврентий, ты говоришь, что Зимин ведет себя достаточно независимо и осторожно, с чем по твоему мнению это связано. Они нам не доверяют?
     - Да, Иосиф Виссарионович, они нам не доверяют. По словам Странника, после его ухода вся система безопасности туннеля в прошлое изменена. Даже он не знает теперь, как туда без специальной проверки проникнуть. По его словам это делалось на случай захвата курьера. Но он мудро умолчал, что они рассматривали и захват курьера не только немцами, но и нами. По мне, так они очень нас боятся.
     - Как наши потомки нас могут бояться? Это наши внуки и правнуки, и мы будем им причинять вред?
     - Я тоже удивился, но Зимин прояснил вопрос.
     Берия сделал некоторую паузу и про себя усмехнулся, вот теперь он сам начинает изменять свое будущее и ситуация прямо сказать подходящая, о чем ему Странник и намекнул, рассказывая о борьбе с культом личности Сталина.
      - Ваш приемник, не обладал таким политическим весом и уважением народа, пошел самым простым путем. Он очернил вашу память, сравнив с Иваном Грозным, называя Мясником, таким образом, он боролся с культом личности Сталина, как это говорилось в то время. Потом, когда Советский Союз развалился, пришедшие к власти демократы еще больше стали вас обливать грязью. Они создали у тогдашних людей образ настоящих врагов народа, с которыми мы сейчас боремся. Поэтому наши потомки так осторожны, ожидая от нас кровожадности, которой их долго пугали.
     Сталин встал. Такое ему очень не понравилось и, стараясь успокоиться, он стал прохаживаться по своему кабинету. Потом подойдя к окну, отодвинув штору, долго смотрел на башни Кремля невидящим взглядом. Через некоторое время, не оборачиваясь, спросил демонстративно спокойным голосом.
      - Лаврентий, если я Иван Грозный, то ты наверно Малюта Скуратов при мне?
     Он повернул голову и пристально посмотрел на Берию, который от такого взгляда пробрало холодом. Таким раздраженным Хозяина он еще никогда не видел.
     - Скажи и кто это у нас такой умный будет?
     Вот тут Берия и в душе сказал спасибо Зимину, за его предусмотрительность и специально проведенную беседу. Теперь то, он отомстит, за свой проигрыш в той реальности, которая стараниями Странника, а теперь и наркома не состоится.
     - Хрущев.
     Вопреки ожиданиям Берии, Сталин не выругался и никак не выказал своего отношения, что еще больше напугало наркома. Но тот не сомневался, что дни Хрущева сочтены. Сев снова за стол, Верховный только поинтересовался.
     - Доказательства есть?
     - Пока только слова Странника, но я уверен, что доказательства он продемонстрирует. Его подготовка к этому визиту вызывает уважение, наши потомки знали, что нас может заинтересовать.
     - Лаврентий, а что с тобой он сделал?
     И Сталин прищурил глаза, внимательно наблюдая за реакцией своего подчиненного.
     - Расстрелял через несколько месяцев после вашей смерти, а вашего сына Василия продержали в тюрьме несколько лет, затем отправили в ссылку, где он и спился.
     Про сына Берия специально добавил, зная традиционно кавказское отношение к родным Сталина. После такого у Хрущева выжить шансов уже не было.
     Сталин долго сидел молча, затягиваясь уже потухшей трубкой.
     - Что он еще рассказывал?
     - Я могу вам дать прослушать весь наш разговор. Странник схитрил, записав все на специальное устройство, которое он называет цифровой диктофон и потом передал мне в качестве подарка, научив им пользоваться.
     Сталин спокойно отреагировал на это заявление, видимо занятый своими мыслями. Потом немного опомнившись, взглянул на Берию. Тот с готовностью достал диктофон, вытащил наушники и, передав все Сталину, объяснил, как пользоваться.
     Потом в кабинете воцарилась тишина. Верховный главнокомандующий, молча слушал запись разговора наркома внутренних дел с посланцем из будущего, а сам Берия терпеливо дожидался окончания записи, которую сам недавно прослушал перед выездом в Кремль.
     Минут через сорок, когда запись закончилась, Сталин молча отдал диктофон Берии. Увидев вопросительный взгляд наркома, он ответил.
     - Да, я хочу завтра встретиться с этим человеком.
     
     Глава 8
     Два немецких грузовика медленно подъезжали по разбитой дороге к месту засады. Юрий Борисович Панков прижал плотнее приклад немецкого пулемета к плечу, сопровождая стволом головную машину. Но команды стрелять пока не было - сначала отработают снайперы и если ситуация выйдет из-под контроля подключатся он и еще пулеметчик, расположенный по другую сторону дороги.
     Кто мог еще десять дней назад предполагать, что он, глава одной из небольших групп, выживших в ядерной войне благодаря случайно найденному убежищу гражданской обороны, будет сейчас находиться в белорусском лесу с пулеметом и готовиться уничтожать немцев в 41-м году. Было не совсем привычно лежать в легком камуфляже без противогаза и вдыхать чистый лесной воздух. Только тот, кто пару лет провел в тесных комнатах убежища, вдыхая запахи нечистот и давно не мытых человеческих тел, может понять какое это удовольствие вот так просто лежать и дышать чистым воздухом.
     Все началось дней пятнадцать назад. Большинство людей в группе Панкова стали терять надежду. Приходилось применять крутые меры, а иногда и пускать в ход кулаки, чтобы поднять людей и заставить встряхнуться. Чистые продукты были на исходе, а если точнее - их вообще не осталось, и поисковым группам приходилось все дальше и дальше удаляться от развалин Симферополя, где располагалось убежище. Пока получалось сливать горючее у брошенных нетронутых, такими же поисковиками из других группировок, автомашинами, но уже и это становилось проблемой. Местная татарская банда во главе с Ильясом, бывшим разнорабочим из маленькой пекарни, терроризировала весь район, перехватывая поисковые группы. Поэтому пришлось оборудовать несколько автомобилей армейскими радиостанциями, что для Борисыча было не так уж и сложно, учитывая его большой опыт в роли главы сервисного центра компьютерной фирмы.
     Когда одну из групп, где находилась его дочка, бандиты зажали в районе Молодежного, Борисыч бросил все и на последнем оставшемся транспортном средстве, переделанном микроавтобусе, бросился на выручку, мысленно простившись с жизнью, так как у боевиков был явно перевес и в оружии и в боеприпасах. Но тут произошло чудо. Вышел на связь человек, которого Борисыч давно уже похоронил. Серега Оргулов, с которым начинали самостоятельный бизнес.
     Тогда, несколько лет назад, отношения испортились из-за амбиций третьего компаньона и Серега, который всегда был хитрым и имел на будущее два-три резервных варианта, продал свой бизнес и ушел в службу безопасности коммерческого банка, где по слухам очень неплохо устроился. То о чем предупреждал Сергей, а Борисыч, по своей природной доброжелательности, не хотел замечать, вылилось во внутренний конфликт, приведший к развалу фирмы. Но тут началась война, и Юрию пришлось возглавить небольшой территориальный отряд ополчения, который часто привлекали для патрулирования окрестностей Симферополя. В то время часто пересекались с российскими морпехами, которых привлекали при обнаружении особо крупных банд. Вот командиром одной из таких групп и оказался Серега Оргулов, который до прихода в компьютерный бизнес служил в украинской морской пехоте. Чего он подался к россиянам, Юрий не понимал, но Сергей всегда держал нос по ветру и загадывал на пару лет вперед. Хотя и сам Борисыч понимал, что украинские власти уже ничего не могли сделать для наведения порядка на полуострове. Поэтому Черноморский флот становился единственной реальной силой, с которой считались все вооруженные группировки региона. И не удивительно, что там Оргулов и пристроился.
     Потом была война. А после того, как Севастополь был уничтожен прямым ядерным ударом, Панков собрал всех знакомых с семьями и спрятался в давно разведанном убежище гражданской обороны.
     И вот после таких событий из ниоткуда снова появляется Оргулов и спасает его поисковую группу. И опять исчезает, прихватив кучу трофеев и бронетранспортер с джипом.
     Потом общение с Черненко, новенькие немецкие винтовки, которые произвели фурор, опять стычка с Ильясом и полное уничтожение банды. Захват бункера с богатыми трофеями. Судя по тому, как Сергей распоряжался и действовал, опыт в таких вот делах у него был и не маленький. Поэтому Черненко так его и стал бояться, потому что сам зажирел и старался особо не втягиваться в разборки, имея прибыль с торговли продуктами, привозимыми из Украины, военными караванами.
     Тайна, открытая Серегой, поразила Панкова своей невероятностью. Портал в прошлое. Правда и там война, но и здесь Оргулов сумел пристроиться, завоевав авторитет и наладив поставку продуктов и боеприпасов в обмен на информацию. И вот недавно совместными усилиями его отправили в Москву на встречу с тамошним руководством Советского Союза. Трагическая весть, что Серега не прилетел в Москву, произвела тягостное впечатление на обитателей бункера, но была еще надежда. Сигнал бедствия так и не был получен. Поэтому ждали, как будет развиваться ситуация.
     Несколько дней прошло в деловой суете. Осваивали новый бункер, пересчитывали трофеи. Как оказалось ситуация и у бандитов с продуктами и горючим была не лучше. По словам одной из женщин, Ильяс с подельниками уже обдумывали варианты уничтожения части рабов, для уменьшения расхода ресурсов. Но самой большой проблемой было горючее. Его катастрофически не хватало. Запас, хранящийся в бункере Сергея, единогласно решили не трогать и использовать только для поддержания систем безопасности, жизнедеятельности бункера и конечно установки перемещения во времени. Поэтому логичным было предложение поискать горючее и продукты в прошлом. Но приказ Командира не устраивать шума в прошлом, выполняли беспрекословно.
     Но пока решили не сидеть без дела, и прапорщик Артемьев, входивший в состав группы Оргулова еще во время гражданской войны, взяв на себя военное руководство, предложил организовать разведывательный рейд и заняться поисками оружия, продуктов и горючего на местах прошедших боев. Конечно, была опасность нарваться на немецкие разведгруппы, которыми буквально кишели окрестности деревень Запрудье и Вильницы, в поисках русского укрытия. Для большего утверждения немцев в том, что вход в таинственный бункер находится там, выход в эфир, для отправки сообщений в Москву, производился специально из того района. Поэтому на другом берегу Днепра, на удаленности больше пятнадцати километров, от места проведения поисковой операции, можно было вполне спокойно выходить из портала и совершать непродолжительные экспедиции. По прошествии двух дней поисков, столкнулись с проблемой отсутствия бесхозных продуктов и горючего, оставшихся в местах боев. Местные жители, напуганные зверствами своих же соплеменников, перешедших на сторону оккупантов, под любыми предлогами старались не оказывать помощь. А может просто не могли, но факт остается фактом, что в таких условиях пришлось выходить на 'большую дорогу' в поисках одиноких машин немцев, перевозящих необходимые для бункера грузы.
     Небольшой отряд состоящий из выходцев 41-го года, с которыми Оргулов воевал в Могилеве, Борисыча, Екатерины, оказавшейся профессиональным снайпером, под командованием Саньки Артемьева, вышли ночью из портала и двинулись на юг к ближайшей дороге, по которой часто проезжали немецкие машины, направляющиеся к переправе через Днепр. Днем раньше Малой и Миронов облазили окрестности, разведывая пути подхода к дороге, возможных постов и засад противника.
     Общая идея похода предполагала перехватить одну-две машины с нужным грузом и по грунтовой дороге, проехать максимально близко к точке перехода в наше время. Затем в ночное время уже на руках перенести все в бункер. Машины замаскировать и заминировать. По возможности их потом использовать для аналогичных рейдов.
     Естественно, жена Командира Светлана, была против, считая такие походы ненужным риском, и к ней прислушивались, но идея, отвлечь внимание от возможных поисков ее мужа, была воспринята положительно, хотя многие понимали, что это все авантюризм Артемьева, которому новые возможности вскружили голову. Да и Борисыч с ними пошел ради новизны впечатлений, все никак не мог поверить, что увидит живых немцев. А вот тут, совсем рядом, как в кино, спокойно катят по дороге и в ус не дуют, что их сейчас будут зачищать.
      С такими мыслями Борисыч с волнением рассматривал через прицел немецкого MG-34 головной грузовик.
     В наушнике радиопередатчика раздался спокойный голос командира группы, Артемьева. Странно, в жизни он явный холерик, а сейчас это был голос абсолютно невозмутимого человека.
     - Всем. Внимание. Работают снайпера. Белка, головная машина, Кукушки по второй. Остальным ждать команды.
     Дождавшись подтверждения, он, выждал, когда обе машины окажутся в секторах поражения всех пулеметов, дал команду снайперам на стрельбу.
     Хлоп. Хлоп. Это невдалеке от Борисыча расположилась Катерина и из ВСС расстреливала обоих немцев, сидящих в кабине головной машине. Напротив каждого немца, в лобовом стекле появилось по небольшому отверстию. Водитель упал головой на руль, а его напарник завалился набок. Машина чуть вильнула в сторону и остановилась. Почти тоже самое произошло со второй. На такой дистанции снайпера сработали ювелирно и еще два немца разлеглись в разных позах, где их застала смерть.
     - Всем внимание. Ждем две минуты. Досмотровая группа выдвигается вперед.
     Недалеко от дороги чуть сдвинулись кусты и облаченные в камуфлированные накидки Вяткин и Воропаев стали выдвигаться к первой машине со стороны кабины.
      Тут раздались крики и из кузова головной машины выпрыгнули два немца с винтовками наперевес, они увидели, что стало с водителем и сопровождающим второго грузовика и решили попытаться вырваться из засады. Но сразу попали под перекрестный огонь снайперов и два тела остались лежать возле кузова машины. На счастье во второй машине никого не оказалось, и на этом боевая фаза операции по захвату материальных ценностей перешла в стадию вывоза захваченного.
     Убитых немцев покидали в машины. Сами грузовики отогнали в лес по грунтовой дороге, ведущей к небольшому селу. От этого села можно было проехать еще километров семь в сторону Днепра, а там до точки выхода оставалось три километра лесом.
     Съехав с большака и остановившись под прикрытием леса, смогли наконец-то рассмотреть свои трофеи. В первой машине лежали тюки с немецкой формой, короткие сапоги, два ящика с гранатами, шесть ящиков с патронами. Но больше всего радость вызвали коробки и ящики с консервами, галетами, кофе, сахаром. И самое главное пара ящиков с французским вином. Неплохо живут даже тыловые немцы. Во второй машине были восемь двухсотлитровых бочек с бензином. Это была действительно удачная вылазка. В качестве дополнительного сюрприза оказалась большая упаковка с шоколадом, спрятанная под водительское сиденье. Скорее всего, это была обычная водительская заначка.
     Теперь осталось все это в целости дотянуть до бункера. Вот это и вызывало самую сильную озабоченность. Если немецкую форму, обувь, боеприпасы и продукты вполне реально было унести на себе, то транспортировка бензина в бочках была связана с большими трудностями, ведь машину к точке перехода подогнать было не реально.
     Небольшое село проскочили почти в сумерках, даже не остановившись пообщаться с местными полицаями, которых срисовали Малой и Миронов, заранее разведывая путь выхода на дорогу и возможности эвакуации.
     Сейчас важнее было доставить в бункер груз. Уже в темноте, машины вышли на просеку, где проезда дальше для машин не было. Выставив боевое охранение из Маркова с пулеметом и Воропаева, который с полюбившимся ему гранатометом, перекрыли единственную дорогу до просеки, стали разгружать первую машину и распределять груз для переноски.
     Но на базе, с которой постоянно поддерживали связь, тоже думали над проблемой переноски грузов и предложили свое решение. На верхнем ярусе бункера, была строительная двухколесная тележка, которую использовали для перевозки тяжелых и сыпучих грузов. Как вариант для перевозки, а не переноски грузов был вполне подходящим.
     Основная группа, нагруженная продуктами и захваченными боеприпасами, двинулась в сторону портала, а возле машин остался сам Артемьев, который сразу принялся устраивать многочисленные минные ловушки и Борисыч с пулеметом, который давно сорвал себе спину и большие тяжести носить не мог.
     Выдвинувшись вперед по грунтовой дороге в сторону села, оборудовали себе позицию и заложили фугас. Так что немцев, которые рискнут организовать преследование, ждет весьма ощутимый и смертоносный сюрприз. А тех, кто разбежится и решит обойти с флангов очень удивят несколько хитрых растяжек, где заряды, утяжеленные дополнительными поражающими элементами, были замаскированы на высоте человеческого роста.
     Через полтора часа вернулась команда, катящая строительную двухколесную тачку, с которой сняли корыто для сыпучих материалов, несколько вместительных вещмешков, множество пластиковых канистр и длинную тонкостенную стальную трубу.
     Теперь дело пошло веселее, в тачку положили бочку с бензином, остатки продуктов, боеприпасов, форму и обувь связали в тюки, и привязали к стальной трубе, которую два человека закинули на плечо и сразу двинулись в сторону портала. Остальные разливали бензин по емкостям и готовили его для переноски. За такими работами прошла вся ночь, и когда стало светать, в кузове машины осталось всего две полупустые бочки с горючим.
     Даже полупустые бочки, содержимое которых было перенесено в канистрах, были на третьей и четвертой ходке подвязаны к стальной трубе и тоже унесены в бункер.
     Но и с рассветом работы по переноске трофеев не закончились, пара человек была снята с работ и использована в качестве дополнительной охраны.
     Когда солнце взошло, и начало уже немного припекать, Артемьев снял последние растяжки, заминировал, прикрытые нарубленным лапником автомобили, и поставил невдалеке табличку 'Осторожно мины', вдруг кто-то из местных забредет. На дороге, ведущей на вырубку, поставил фугас нажимного действия, рассчитанный на вес грузового автомобиля, местные жителя вряд ли будут разъезжать на таком транспорте. А вот грузовик с пехотой или бронетранспортер, вполне ожидаемо подорвутся.
     На этом первая активная акция с участием Артемьева в качестве командира была завершена с большой прибылью для обитателей бункера.
     То, что немцы начнут активные поисковые мероприятия по поводу двух пропавших машин, никто не сомневался, но вера в свою безнаказанность сыграла с обитателями бункера злую шутку. Ночью в селе услышали шум двигателей проезжающих автомашин, но не придали этому значения, при наведении переправы, немецкие инженеры часто гоняли автотранспорт на просеку - для заготовки леса.
     К обеду этого же дня, староста деревни, обязанный снабжать продуктами немецкое подразделение, задействованное на охране переправы, был остановлен патрулем. Узнав, что у немцев пропали два автомобиля, он без задней мысли сказал, что слышал как вчера вечером какие-то машины проехали к просеке на заготовку леса, но так и не возвратились. После получения такой информации, немцы отконвоировали старосту в комендатуру, где уже с ним разговаривал следователь местного отделения гестапо, которое согласно специальному распоряжению, уделяло особое внимание любым случаям пропаж автотранспорта, солдат, офицеров в этом районе в рамках поиска особой группы русских диверсантов.
     Основные розыскные мероприятия проводились Абвером и СД на другом берегу Днепра, но дальновидные руководители поисковой операции не оставили своим вниманием и этот район, разумно полагая, что русские могут переправиться через реку и уйти в другом направлении.
      Поэтому получив такую информацию шарфюрер СС Карл Мосс, прикомандированный к комендатуре, решил не терять времени даром и провести расследование по горячим следам, не забыв при этом проинформировать свое непосредственное начальство телефонограммой.
     Через час, колонна из двух мотоциклов, в передовом дозоре, двух грузовиков, набитых солдатами из комендантского взвода, и легкового автомобиля с самим комендантом, пожелавшим поучаствовать в облаве на русских диверсантов, и Карла Мосса, въехала в село.
     Благоразумно предположив, что кто-то из местных жителей может быть связан с противником, Мосс предварительно отдал команду части солдат спешиться и окружить село. К его удивлению, никто не попытался убежать в лес и предупредить диверсантов. Но для следователя гестапо это ничего не говорило. Просто русские были уверены, что немцы ничего не подозревают.
     Проведя ускоренный обыск в селе, немцы снова погрузились на грузовики и ведомые старостой проехали в сторону просеки, пустив вперед для разведки мотоциклистов.
     Разведка, проскочив место закладки фугаса, без особых трудностей обнаружила замаскированные автомобили, но при этом табличка с надписью про мины, также не осталась незамеченной, поэтому, оставив один экипаж для наблюдения, второй рванул обратно к колоне с известием о находке.
     В это время, навстречу неприятностям, двигался отряд обитателей бункера из будущего, которым не давали покоя две бочки с бензином, оставленные в одной из машин. По заведенной традиции впереди двигались снайперы Малой и Миронов, которые выдвинувшись вперед, выполняли функции разведки.
     Солнце как раз светило со стороны дороги, по которой подъезжали немцы, поэтому остановившихся в кустарнике немецких мотоциклистов разглядели в тот момент, когда они открыли огонь из пулемета, по выходящим из леса людям.
     Имеющие опыт многочисленных стычек, бойцы попадали на землю, и, расползаясь в разные стороны, сразу открыли ответный огонь. Пулемет еще несколько раз огрызнулся и затих. Пулеметчик, получив сразу три пули в грудь, свесился с люльки мотоцикла. Два его товарища, лежали тут же в кустах и отстреливались из винтовок. Но фактор внезапности был потерян, и снайперский огонь русских, быстро заставил их замолчать.
     На звук стрельбы из леса выскочил второй мотоцикл, и, не успев затормозить, выехал на открытое пространство и сразу стал великолепной мишенью. Тут внезапность была уже на стороне обороняющихся. Хлопки снайперских винтовок были заглушены характерным грохотом пулемета Калашникова. На бой это не походило, три мотоциклиста были убиты практически в одну секунду. Но из леса раздалось надсадное урчание двигателей грузовиков, которое заглушилось громким взрывом фугаса, заложенного прямо перед въездом на просеку, как раз ради такого случая.
     Сильный взрыв разорвал машину на части вместе с полутора десятками немецких солдат. Кусок борта ударил в кабину второго грузовика, идущего следом, убив водителя и пассажира. Ударной волной сорвало трубочный каркас с тентом, разметав и покалечив десяток солдат, а сам автомобиль развернуло и бросило набок. Единственные кто отделался незначительными повреждениями, это были водитель и пассажиры легковой машины, которая на счастье офицеров, не сильно спешила за мощными грузовиками к месту боя.
     Развернуться на узкой проселочной дороге возможности не было, поэтому бросив машину, немцы в панике убежали в сторону села и не могли видеть как группа бойцов, наряженных в необычные камуфляжи, отступала в глубину леса, унося два неподвижных тела.
     
     Глава 9
     Начинался вечер, и глава СС Генрих Гиммлер как всегда разбирал накопившиеся за день документы, требующие его непосредственного рассмотрения. После беглого просмотра доклада по действиям айнзатцгрупп на территории СССР, ему на глаза попало донесение о работе смешанной следственной группы СД и Абвера по событиям, произошедшим в окрестностях Могилева, повлекшим за собой гибель обергруппенфюрера СС Пауля Хауссера.
     Рейхсфюрер откинулся на спинку стула и еще раз перечитал донесение. История с гибелью командира 2-й моторизованной дивизии СС, до сих пор не давала покоя, и реальных результатов в расследовании пока не было, несмотря на кропотливую работу региональных следователей СД и специалистов Абвера. Тем не менее, таинственная база русских не была найдена до сих пор, но при этом регулярно выходила на связь с Москвой. Привлечение дополнительных сил в виде подразделений айнзатцгруппы 'В' во главе с Артуром Небе и специальной роты полка 'Брандербург-800' так же не дало результатов. Лесной массив неоднократно прочесывался, были найдены многочисленные следы пребывания русских, но место расположения самого убежища так и не обнаружили. Помимо следов немцы часто натыкались на изобретательно расставленные минные ловушки, которые с раздражающей периодичностью появлялись и доставляли много неприятностей поисковым группам. Проверка местного населения подтверждала отсутствие контактов персонала русской базы с мирными жителями.
     Но проблема требовала решения. Вроде как блестяще начавшаяся военная компания стала пробуксовывать, срывая все планы и руша надежду на быструю победу. Все возрастающее сопротивление русских, появление у них новых образцов боевой техники и применение совершенно иных тактических схем, заставляли задуматься. Уже сейчас дальновидные люди понимали, что с русской компанией не все так гладко.
     Полученная по каналам СД информация о том, что у русских есть фотокопия плана 'Барбаросса' вызвала дрожь у рейхсфюрера. Уже который день имперская безопасность проверяла и перепроверяла возможные каналы утечки столь важного документа, провела сотни допросов, накопав чемоданы компромата, не относящегося к направлению поисков, но так на данный момент ничего не нашла. Масла в огонь подлила вскользь брошенная фраза Канариса, у которого в русском штабе есть несколько своих агентов, что Сталин уже ознакомлен с основными положениями плана 'Ост' и в данный момент, эта информация тиражируется многочисленными типографиями и распространяется среди русских солдат и мирных жителей. Такая практика уже привела к определенным результатам, если раньше русские упорно сопротивлялись, хотя многие при этом и сдавались. Теперь поток сдавшихся в плен резко уменьшился, а сопротивление наступающим немецким войскам, уже носит фанатичный характер.
      Вчера пришло донесение, что на захваченных позициях противника найдено несколько газетных листков с пересказом этого документа. Причем газеты выпущены на двух языках, немецком и русском. Многие солдаты и офицеры Вермахта в такой экзотической форме смогли ознакомиться со сверхсекретной информацией Рейха. Такого позора органы государственной безопасности Германии еще никогда не испытывали.
     После всего этого пришлось, зажав свое самолюбие, отправить Гейдриха, лично встретиться с шефом Абвера Канарисом, и обменяться информацией.
     Оказалось, что в начале июля, в аппарате главного управления государственной безопасности НКВД СССР было создано особое секретное подразделение, функции, задачи, состав, которого неизвестны, но, по мнению аналитиков Абвера и ряду косвенных фактов, к большинству серьезных утечек сверхсекретной информации Германии оно имеет непосредственное отношение. Небезызвестный капитан Зимин, которого усиленно ищут под Могилевым, является сотрудником этого подразделения.
     Раздраженный периодическими разносами Фюрера, имевшего прекрасную память на такие проколы своих подчиненных, Гиммлер даже вызвал к себе Вольфрама Зиверса, генерального секретаря 'Аненербе' и поставил ему задачу, используя все у него имеющиеся возможности помочь в решении загадки 'Могилевского феномена'.
     Но и доклад Зиверса не помог рейхсфюреру с решением проблемы. Выслушав бред, относительно посланцев из другого мира, где русский капитан чуть ли не один из самых главных демонов, который стоит за многими будущими неприятностями Рейха, Гиммлер отправил главу 'Аненербе' заниматься своими обычными делами, хотя тот настаивал на немедленных действиях против русских.
     Более интересную информацию на следующий день ему предоставил Гейдрих. Со свойственной ему педантичностью и организаторскими способностями, собрал лучших криминалистов и следователей, которых он смог найти в Зипо, специальным авиарейсом отправил в Могилев, где под охраной СС они смогли провести свое расследование с использованием современной техники и методик криминальной полиции. И результаты не заставили себя ждать, хотя и они заставили задуматься.
     Присутствовавший там же Артур Небе, совмещавший должности начальника айнзатцгруппы 'В' и полиции безопасности Зипо РСХА, руководил следственными действиями. И благодаря его многолетнему опыту работы в криминальной полиции, удалось разглядеть много фактов, прошедших мимо ранее привлекавшихся к поискам специалистов Абвера и СД.
     В первую очередь были заново исследованы трупы солдат СС, гильзы, оставшиеся на месте столкновений, остатки противотанковых снарядов которыми уничтожались танки и мин. Вот тут то и были обнаружены интересные факты.
      Часть гильз для стандартных русских винтовок и пулеметов калибра 7,62 имели нестандартную маркировку. Если судить по принятой у русских системе, то часть патронов была выпущена вообще в конце этого века. Другие гильзы так же вызвали интерес. Это были малокалиберные стальные гильзы калибра 5,5мм, покрытые лаком имеющие тоже русскую маркировку. По данным СД нигде в мире, в том числе и СССР такие патроны не выпускались, а судя по количеству и качеству стрелянных гильз, это было серийное производство.
     Особый интерес вызвали собранные остатки мин и противотанковых снарядов. Использование реактивных двигателей и кумулятивных зарядов, которыми были поражены танки, удивили немецких специалистов. Такой техники они еще не встречали, поэтому с большим интересом исследовали фрагменты боеприпасов, которые удалось собрать. Судя по показаниям очевидцев, русские прекрасно понимали новизну такого оружия и перед уходом, потратив драгоценное время, провели поиски остатков этих снарядов.
     По предварительным данным можно предположить, что в окрестностях Могилева существует сверхсекретная база управления государственной безопасности СССР на которой занимались разработкой и испытанием новейших образцов военной техники.
     Судя по примерным характеристикам оружия, появление его на фронте в массовых количествах может существенно осложнить положение Вермахта.
     Но, к сожалению никакой дополнительной информации об этом таинственном подразделении НКВД и капитане Зимине и месте расположения бункера не удалось найти. Большой интерес вызвало недавнее нападение на грузовики перевозившие горючее и продукты, и последующее уничтожение поисковой группы. Проведенное по горячим следам расследование показало, что с большой вероятностью к этому причастна группа обитателей бункера. Так же использовалось нестандартное оружие, в первую очередь были похищены горючее и продукты, так необходимые для обитателей бункера. Но что больше всего заинтересовало то, что следы транспортировки грузов по лесу вели к поляне и там прерывались. Больше следы никуда не вели. Собаки уверенно брали след с места боевого контакта и здесь они его теряли. Такое впечатление, что люди погрузились в самолет и улетели. Обследовав весь район, специалисты Зипо так и не нашли никаких следов замаскированных укрытий и даже косвенных признаков, по которым можно обнаружить бункер. Но зато удалось найти взлетно-посадочную площадку, которой неоднократно пользовались и возле нее оставили засаду.
     Гиммлер внимательно слушал Гейдриха понимая, что поиски так ничего и не дали. Словно заколдованная, база русских все время ускользала, оставаясь ненайденной. Но время стремительно убегало и возможностей держать столько войск в глубоком тылу, становилось все меньше и меньше. Шальная мысль о том, что Зиверс может быть и прав и они ищут пришельцев из другого мира, пару раз посещала рейхсфюрера, но прагматичный ум сразу подсказывал ответ, пришельцы бы не стали пользоваться русским оружием и участвовать в боях.
     Не лучше дела обстояли и у Абвера. Попытка внедрить своего человека, не привела ни к какому результату, кроме пропажи самого агента.
     Получив информацию о перелете через линию фронта особо важной персоны, Абвер организовал прорыв силами 3-й танковой дивизии 24 механизированного корпуса Вермахта обороны русских и захват аэродрома, где ожидался прием самолета и его дозаправка. Но точно учесть время не получилось, и самолет прилетел во время боя за посадочную полосу, где солдаты русского НКВД яростно отбивались от нападающих сил Вермахта. Обстрелянный самолет упал в лесу, но, ни пассажира, ни пилота найти не удалось. Только через неделю расшифровав коды радиосвязи русской стрелковой дивизии, удалось узнать, что в самолете находился капитан Зимин и его успешно переправили в Москву, где русская контрразведка уже активно ищет утечку информации.
     После тщательного анализа имеющейся информации Гиммлер решил все-таки еще раз провести консультацию с Канарисом. Могилевская проблема не давала ему покоя, какая-то мистика присутствовала во всем этом деле. Как оказалось, и шефа Абвера интересовал тот же вопрос.
     Конечно, Гиммлер сам к шефу Абвера не ездил. Для этого у него был заместитель и великолепный организатор Гейдрих, который был знаком с Канарисом еще с молодых лет. Даже сейчас, они часто встречались и доброжелательно общались, но на деле СД и Абвер уже давно вели друг против друга весьма жесткую закулисную войну.
     Но сложившаяся ситуация требовала принятия особых мер, поэтому встреча с Канарисом была назначена на утро следующего дня.
      Следующим утром, в небольшом ухоженном парке, в окрестностях Берлина, прохаживались два человека, возглавляющие главные спецслужбы Третьего Рейха.
     Молодой, спортивного телосложения, с высоким лбом и зачесанными назад волосами, Рейнхард Гейдрих олицетворял нынешнюю Германию. Поколение, выросшее на позоре своей страны, проигравшей мировую войну, перенесшее тяготы революций, голода и национального унижения. Такие как он создавали новую Германию, очищая ее от заразы коммунизма, засилья евреев, строили победоносную армию, флот, авиацию, и целенаправленно шли к победе, не задумываясь о последствиях, свято веря в правоту своего дела. Сейчас Гейдрих возглавлял одну из самых влиятельных организаций Рейха - Главное управление имперской безопасности. В его руках находились судьбы многих высокопоставленных чиновников, военных, промышленников, политических деятелей, компромат на которых, старательно и регулярно накапливался в недрах созданной и возглавляемой им организации.
     Рядом с ним шел представитель старой Германии, уже пожилой человек, в гражданской одежде, но военная выправка выдавала в нем военного не одно десятилетие проносившего форму. Глава Абвера, Вильгельм Канарис, в связи со спецификой службы, в отличии от своего собеседника, позволял себе на такие встречи не одевать мундир. Он с интересом посматривал на своего собеседника, которого знал уже много лет, с тех пор, как оказал протекцию юному Гейдриху, только что закончившему военно-морское училище и тот попал во флотскую разведку. Опытным взглядом он насчитал несколько охранников, сопровождающих главу РСХА. Но в данной ситуации они не сколько охраняли своего патрона, а обеспечивали им возможность поговорить без лишних свидетелей. О бесстрашии Гейдриха ходили легенды. Недавняя история с его полетами на бомбардировщике, сбитом русскими, вызвала недовольство Гиммлера и строгий запрет на участие его подчиненного в такого рода боевых операциях. Хотя для самого начальника РСХА это было нормальным поведением, ничем не связанным с поиском острых ощущений и бравадой, в его представлении это ассоциировалось с образом идеального офицера СС, которому он всегда старался следовать.
     Не смотря на многолетнее знакомство, они были врагами. По инициативе Гиммлера, Гейдрих постоянно занимался поиском компромата на начальника военной разведки Вермахта. Часто проводились несанкционированные обыски и прослушивание телефонов руководящего аппарата Абвера. Но вот сейчас судьба сложилась так, что им придется снова стать союзниками, причем в очень необычном и затянувшемся деле.
     Они некоторое время шли молча, каждый думая о своем. Убедившись, что охрана обеспечила им возможность пообщаться без свидетелей, первым начал разговор Канарис, который на правах старшего, решил проявить инициативу.
     - Рейнхард, насколько я знаю, ваши специалисты из Зипо ничего не смогли найти стоящего в Могилеве, что бы пролило свет на загадку капитан Зимина и его таинственного убежища. Поэтому вы решили поискать помощи у Абвера. Чтобы не тратить драгоценного времени, сначала я бы хотел услышать, что все-таки нашли ваши специалисты. А по моим данным вы отбирали самых лучших криминалистов и розыскников.
      Полученная еще вчера у Гиммлера санкция на обмен информацией по 'Могилевскому феномену' с Канарисом, позволила достаточно подробно пересказать адмиралу доклад следственное группы Зипо.
     Внимательно выслушав Гейдриха, Канарис задал еще несколько вопросов и надолго замолчал, обдумывая полученную информацию. Пройдя так еще метров двадцать, Канарис задал еще, вроде бы незначительный даже с явно выраженной иронией вопрос.
     - Я знаю, что ваш патрон, Рейнхард, отправлял в Россию по этому вопросу своего специалиста по шаманам, Зиверса. И что вам поведали высшие силы?
     Гейдрих сначала отмахнулся от вопроса и правдиво ответил.
     - Ничего интересного, наговорили, что это пришельцы из другого мира и они должны сильно повлиять на судьбу Рейха. Обычный бред.
     Но тут же насторожился. Старый лис Канарис не будет просто так спрашивать и что-то говорить. Может именно из-за этого вопроса он и согласился на эту встречу.
     - Странно, что вас, адмирал, это интересует. Вы никогда оккультизмом и сверхъестественным не увлекались. Поясните, с чем связан ваш интерес в этой области, согласитесь, я был с вами достаточно откровенен.
     Пауза снова затягивалась, и тут Гейдрих понял, что Канарис не совсем уверен в своей позиции. Поэтому, не имея железных доказательств, не хочет высказывать какие-то свои соображения. Но откровенность Рейнхарда, которую он оценил, обязывала продолжать начатую мысль.
     - Рейнхард, мальчик мой, вся эта история давно не дает мне покоя. Вы знаете, что технические специалисты есть и у меня, поэтому как только у русских появились новые разработки в области подавления радиосвязи, мы взяли под особый контроль этот вопрос и уже два месяца стараемся найти ответы на многие вопросы. Мои специалисты считают, что в данных условиях и русские не могли построить такую систему. Тот агрегат, который они нам демонстрировали на поле и обломки которого нам достались, был всего лишь обманкой. Реальная система умещалась в небольшом плоском саквояже. Об этом говорят свидетельские показания и осмотр тайника в городе, где аппаратура была спрятана перед прорывом группы Зимина из Могилева. Представьте, что произойдет с нашей организацией войск, если у русских во всех частях будут такие устройства. Если вы немного разбираетесь в радиоделе, то должны были понять все особенности. Русские подавляли только наши передатчики. Их же техника работала без помех. С нынешним уровнем технического развития русских это сделать пока нереально, да и наши специалисты пока не в состоянии это реализовать. Допустим, русским удалось это сделать, создать новые приборы, маленькие радиостанции, по словам пленных, вся группа Зимина пользовалась такими, эффективные ручные ракетные противотанковые снаряды и многое другое. Наши противники всегда умели поражать мир своими открытиями и прорывами, не смотря на общую техническую отсталость. Но есть несколько фактов, которые ускользнули от внимания ваших дознавателей, Рейнхард.
     Гейдрих действительно заинтересовался. Значит, что-то Старый лис накопал и сейчас, кинув для затравки наживку, начнет торговаться. Но Канарис его удивил. Никакого торга. Его рассказ был похож больше как на попытку осмыслить факты самим собой, приглашая к этому процессу Гейдриха.
     - По большому счету все факты, касающиеся Зимина и секретного подразделения в составе центрального аппарата НКВД по отдельности весьма прозаичны и практически не заслуживают нашего внимания. Все это компетенция начальников отделов и профильных направлений. Но вот в совокупности все это создает интересную картину.
     По моей информации, все немецкие стратегические документы, высшего уровня секретности, всплывшие у русских, прошли по линии НКВД. И вероятнее всего к этому причастно это подразделение.
     Ваша организация в фильтрационном лагере сумела раскрыть унтер-офицера русской тайной полиции, который имел отношение к контактам с Зиминым. Он много чего рассказал интересного, исходя из чего, и мы и вы начали активные поиски. Ваши специалисты его допрашивали тоже, но сделали свои выводы. Недавно, моя аналитическая служба, занимающаяся сбором статистки по эффективности применения бомбардировочной авиации, столкнулось с интересным случаем. Перед началом боев под Могилевым, на основании информации полученной от нескольких разведгрупп заброшенных в тыл русских, было принято решение о нанесении массированного авиаудара по железнодорожному узлу города, где скопилось много эшелонов с живой силой, техникой, боеприпасами. Решение о бомбардировке было принято вечером и утром несколько авиасоединений 2-го воздушного флота нанесли удар по Могилеву. Но эффективность такого налета оказалась мизерной. Станция была пуста. Как оказалось вечером, когда еще принималось решение, русские активно начали эвакуацию составов со станции и стянули к ней все возможные средства ПВО, в результате чего Люфтваффе потеряло несколько бомбардировщиков. Вроде как все логично. Объясняется нормальной предусмотрительностью русского руководства. Но вот как оказалось, информацию о налете и особенно о точном его времени, русские получили за сутки от Зимина, до того как в нашем штабе вообще было принято решение о бомбардировке станции. Получается, что русские разработали великолепную ловушку и пустили дезинформацию через наши разведгруппы, которые постоянно контролировали? Но такого в принципе быть не может. Слишком все сложно. И результат три сбитых бомбардировщика? Ради такого результата столько сложностей? Хорошо допустим, русские предусмотрели налет, на станции действительно скопилось много эшелонов. Но как они получили фотокопии плана 'Барбаросса'? Насколько я знаю, управление имперской безопасности всех проверили и перепроверили и где результат? А план 'Ост'? Я узнал от русских намного больше об этом, чем мог добиться от вашей, Рейнхард, организации. Как разведчик, могу сказать однозначно, документы такого уровня не могут быть похищены при соблюдаемых у нас мерах предосторожности.
     Таким образом напрашивается вывод о избыточной информированности русских.
     И эта история с бомбардировкой Могилева. Откуда они за сутки до принятия решения могли знать точное время? Точный прогноз или знание будущего? Мы рассматривали и такие варианты, поэтому интересовался результатом поездки Зиверса. Но, к сожалению, все эти шаманы кроме расплывчатых формулировок с сотней возможных трактовок ничего дать не могут. Ни один прорицатель не выдаст вам фотокопию документа с личной подписью Фюрера.
     Мы даже рассматривали вариант, что русские сумели построить машину времени и получают информацию из будущего. Один из наших офицеров, начитавшись английского писателя Герберта Уэллса 'Машина времени', предложил такой вариант, указывая на необычную маркировку русских гильз. Но это, скорее всего, объясняется русским разгильдяйством. Каждый патронный завод маркирует патроны как им угодно.
     Гейдрих шел рядом и молчал. То что, сообщил ему Канарис, заставляло задуматься. Какой бы шеф Абвера не был, но дураком его назвать никто не мог.
     - Вы думаете, что это реально и русские могли нечто подобное изобрести?
     - Я не исключаю такой возможности. Но это все слишком невероятно. И не объясняет того, что этот русский капитан постоянно в центре событий. Правда ему везет. Он целым добрался до Москвы. Я не думаю, что начальник охраны столь серьезного стратегического проекта, как путешествие во времени мог бы охранять такой вот командир, даже русские с их бардаком, такого бы не допустили. Тут что-то другое, поэтому я хотел с тобой Рейнхард встретится. Мое мнение такое, что в верхних эшелонах власти зреет заговор, основная задача которого уничтожение нынешней Германии путем ее проигрыша в войне с русскими. Факт утечки документов такого уровня говорит сам за себя. Я уже говорил, что русские слишком информированы. Вполне не исключается здесь изощренное вмешательство англичан. Но и они должны были откуда то получать такую информацию.
     Конечно, Гейдрих все слова Канариса перепроверит, прежде чем идти с докладом к Гиммлеру. Но сейчас он твердо знал, что шеф Абвера не врет. Наконец-то он решился вслух высказать мысль, которую боялись высказать оба.
     - Вы думаете, что заговор имеет глубокие корни, таким образом, что русские оперативно получают информацию даже на тактическом уровне.
     - Для нас это было бы лучшим вариантом. Это объясняет все. Ту же историю с налетом на Могилев можно объяснить тем, что человек, который планировал налет, специально ориентировался на время указанное русским, или кто-то ему подсказал
     - Но если русские обладают такой информацией, то почему они отступают?
     - Вы сами знаете, что русские оказались просто не готовы к войне. Даже заговорщики переоценили их силы.
     - Это не объясняет неуловимую базу под Могилевым.
     - А ее скорее всего там и нет. Сейчас мы рассматриваем вариант, что русские используют специальный дирижабль, который летает только по ночам, а днем маскируется в специальном укрытии невдалеке в лесу. Поэтому то, следы отступающих русских и пропадают. Их просто затягивают наверх. Тем более следы лестниц мы обнаружили. Зачем спрашивается в лесу русским лазить по лестницам? Пока другого объяснения 'Могилевского феномена' мы не смогли найти. Я понимаю что натянуто, но пока другого рационального объяснения всех известных нам фактов нет.
     - Но почему они все еще остаются под Могилевым?
     - Вот этот вопрос нам и предстоит узнать. Возможно, у них там действительно база, но в другом месте и глубоко в лесу.
     - Хорошо, адмирал, все рассказанное вами вполне логично объясняет многие факты. Допустим, русские смогли разработать новое оружие и снабдить им элитное подразделение. Результат уничтожение командира дивизии СС 'Рейх' Пауля Хаусера. Возможно все эти события результат большого заговора против Германии. Но зачем вы это все рассказываете мне?
     - Рейнхард. Судя по уровню секретности информации ушедшей к русским, заговорщики близки к Фюреру. Это не мой круг. В войсках моя контрразведка тщательно разбирает все случаи так называемого 'прозрения' русских. Но мне не хватает сил и времени. Я чувствую, что трагедия может произойти в любой момент. Поэтому нам на время нужно забыть наши прежние распри и работать вместе.
     Гейдрих взял небольшую паузу, обдумывая все, что ему сказал Канарис. Это очень серьезно. Тем не менее, факты сами говорят за себя. Никаких шаманов, никаких машин времени. Только заговор против новой Германии. Его, как главу главного управления имперской безопасности это не могло не волновать и то, что Канарис пошел с этим сначала к нему, а не сразу к Фюреру, говорит о многом. Старый лис действительно боится, что времени осталось мало. Возможно, он даже не доверяет своим, раз решил дублировать процесс расследования силами имперской безопасности. Наконец-то приняв решение, Гейдрих продолжил разговор.
     - Вы думаете, специальное подразделение НКВД как раз занимается контактами с нашими заговорщиками?
     - Да. И капитан Зимин и его боевики использовались в качестве курьеров. А для обеспечения этой операции русские использовали свои самые последние изобретения в области вооружений и радиотехники, в которых они, скорее всего, добились серьезных результатов.
     - Скорее всего вы правы. - сказал задумчиво Гейдрих.
     - Ключ к расследованию это русский капитан, который обеспечивал транспортировку документов и силовое прикрытие контактов с заговорщиками. Поэтому то, он и остался на захваченной нами территории. И страшно подумать какой груз он в этот раз отвез в Москву своему руководству.
     - У нас нет возможности его достать. В Москве, насколько я знаю, на таком уровне, есть только у вас агентура.
     - Да. И за последнюю неделю она практически вся ориентирована на сбор информации по Зимину и специальному подразделению НКВД. Если я ошибаюсь, и русские раскроют в этом случае всю нашу сеть, которую строили годами, это будет грандиозным провалом, поэтому я и хотел заручиться вашей поддержкой. Возможно, понадобится проводить операцию по захвату курьера. Как говорит моя интуиция, он скоро должен будет снова появиться в районе Могилева. Иначе до этого странного подразделения НКВД нам не добраться.
     - Адмирал, спасибо за информацию. Наша беседа была очень информативна. Вы сами понимаете, что такие решения без согласия Гиммлера я не могу принимать. Для координации наших действий давайте встретимся сегодня около восьми вечера у рейхсфюрера. Я думаю, он очень заинтересуется вашими предположениями.
     На этом такой трудный и весьма важный разговор для глав спецслужб Третьего Рейха был закончен.
     
     Глава 10.
     После вчерашнего разговора с Берией, меня опять, в сопровождении охраны, отвезли на загородную дачу, и я был предоставлен сам себе до утра, хотя с большим удовольствием посидел бы за ноутбуком, посмотрел какой-нибудь фильм, ну на крайний случай разложил бы пасьянс. Но ноутбук уже был для меня недостижим.
     Анализируя весь разговор с Берией, я понял, что допустил множество ошибок, хотя учитывая фигуру наркома и его репутацию, можно сказать, что часть своей миссии я выполнил неплохо. В переговоры вступил, свою позицию дружественной независимости я выдерживал до конца. Но вот шутка с диктофоном была явным перебором. На мгновенье мне показалось, что Берия на меня с кулаками набросится и тогда придется просто ему дать в нос. Но к счастью он сдержался. И, если интуиция мне не изменяет, завтра ожидается судьбоносный визит к вождю мирового пролетариата товарищу Сталину. Значит надо лучше выспаться и отдохнуть. Думаю, встреча будет назначена на завтра на вечер, а до этого будут консультации со специалистами по техническим направлениям, допущенным до реальной информации по Страннику.
     Прекрасно выспавшись и приняв ванну, после завтрака пошел опять пройтись по парку, наслаждаясь тишиной и чистым воздухом, которых в наше время и до войны было не так уж и много. Опять мысли о жене и ребенке не давали покоя. Нынешняя полная опасностей и постоянного напряжения жизнь выматывала и не давала возможности, как следует, провести время со своей семьей. Действительно, за всеми приключениями, перемещениями во времени, боями с немцами и бандитами, как-то отодвинул семью на второй план. А ведь реально, то я сражаюсь за их будущее. И грош цена будет всем моим достижениям, если я не смогу им обеспечить нормальные, безопасные условия жизни, причем с отцом и мужем. Да и Маринка, жена Витьки, моего погибшего друга, тоже уже не чужой человек и ее воспринимаю как сестру, о которой тоже нужно заботиться. А ведь и у нее есть дети.
     За такими философскими размышлениями меня застал Морошко. Мы немного прошлись вместе, после чего он опять начал свои шпионские штучки, с доброй миной на лице капать на мозги.
     - Сергей Иванович, вы меня вчера удивили, своей позицией. Честно сказать, я думал, что все пройдет несколько иначе, да и товарища Берию вы заставили понервничать.
     - Интересно, это чем же? Александр Александрович. В наше время информированность людей, да и восприятие новой информации делают мир несколько иным, точнее делали. И прежде чем сюда лететь, я перечитал множество документов, мемуаров о вашем начальнике, о товарище Сталине. То, что я говорил про переписывание истории, реально было, и ваше ведомство в наше время имеет не самую лучшую репутацию. Поэтому, мое опасение и недоверие вполне оправданно. Вы же сам сотрудник органов госбезопасности и прекрасно понимаете правила игры. Доверие оно достигается в долгосрочной перспективе равными сторонами на взаимовыгодных условиях. А вы что думаете, раз мы ваши потомки, то по стойке смирно должны выслушивать команды? Да, мы хотим вам помочь, избежать тех трагических ошибок, приведшим к огромным жертвам, но и нам жить как-то нужно. Пока мы не поймем, как изменение хода истории вашего мира сказывается на состоянии нашего, вопрос стоит о выживании. Мы ваши потомки, наследники ваших же поражений и побед. Поэтому нам нужно сотрудничать и сотрудничать плотно и результативно.
     - Хорошо, я вас понял. Как вы себе представляете сотрудничество на практике? Просто передать нам информацию и несколько единиц боевой техники и за это мы должны вам поставлять продукты и горючее, которое и для нас сейчас на вес золота?
     Я про себя улыбнулся. Морошко получил от Берии задание прощупать меня в более жесткой форме. Что ж к этому тоже готовились. Как раз к такому именно варианту готовились в первую очередь.
     - Я вижу, Александр Александрович, вы получили соответствующие инструкции. Мы предусматривали и такой вариант. Точнее он рассматривался как основной. Поэтому тут как раз я могу вам все подробно пояснить. Ну для начала вы пока не испытываете таких уж особых проблем ни с продуктами ни с горючим. И то количество ресурсов, необходимое для обеспечения нашей группировки в том мире, для Советского Союза капля в море. А учитывая, что на ноутбуке есть информация по всем известным месторождениям полезных ископаемых имеющих стратегическое значение, на поиски которых были потрачены десятки лет и сотни миллиардов рублей, то на несколько составов с продуктами, боеприпасами и горючим мы уже наработали.
     - Ну, допустим это не вы занимались поисками, а советские граждане и в данной ситуации воспользовались результатами их трудов.
     'Ох, как вы заговорили, еще и торговаться пытаетесь? Если сейчас промолчу или пойду на поводу, то они начнут вертеть нами', подумал про себя, злобно усмехаясь.
     - Мы наследники, плохие или хорошие, но имеем моральное право пользоваться результатами труда. А такими темпами мы дойдем до мысли, что все должны просто так передать вам, не задумываясь о судьбе оставшихся в живых людей в нашем мире. Вам не кажется, что это смешно и такой торговлей мы просто осложняем ситуацию и вызываем взаимное недоверие? По мне, так вместо того чтоб платить американцам лучше сотрудничать с нами. Тем более тут нет торговли как таковой. Мы даем все что можем, чтоб помочь вам, в очень тяжелой ситуации, и просим вас помочь нам, в тех объемах, которые нам необходимы.
     Предотвращая его возражения, продолжил.
     - Да, пока нет условий для реального обмена материальными ценностями, но это технический вопрос и он будет решен в ближайшее время нашими специалистами. А вот обмен стратегической информацией идет активно и плодотворно. Так что в данной ситуации предъявлять претензии с вашей стороны минимум, я считаю, некорректно.
     'Вот насупился и обдумывает варианты действий. А ведь тебе таких полномочий не давали, выяснять со мной отношения. Твоя задача только согласовать вопросы сотрудничества, чтоб руководство успело подготовиться и собрать специалистов, а ты начал учить и попытался построить. Не на того напал', думал я, стараясь сохранять на лице невозмутимое выражение, видя как Морошко удивленно смотрит на меня.
     - Да. Тут вас понять можно. Такие вопросы вы будет обсуждать уже на другом уровне.
     - Александр Александрович, насколько я понял вашу роль, вы занимаетесь оперативным сопровождением всей операции по контакту с нами?
     - Да. Можно это назвать и так.
     - Я вам уже говорил, что имею некоторое представление об оперативной работе, поэтому некоторые несостыковки и вроде как определенное заблуждение немцев, наводят на размышление о проведенной вами операции прикрытия. Не поделитесь ли информацией? Ведь мне скоро придется возвращаться обратно, в район Могилева и есть большая вероятность того, что могу попасть к немцам. Поэтому хотелось быть в курсе ваших действий, и если немцы начнут допрашивать, то желательно выдавать информацию в свете проводимой вами операции. Ведь не зря вы мне присвоили звание и дали орден, и еще немцев про это известили. Кто в такой ситуации будет думать про путешественников во времени, если все можно объяснить происками грозного НКВД?
     Морошко тонко улыбнулся, давая понять, что он оценил мою прозорливость.
     - Со вчерашнего дня вы майор госбезопасности. Но это так к слову. Вы все правильно поняли. После получения от вас информации сразу встал вопрос, что ей придется воспользоваться и немцы рано или поздно задумаются о нашей информированности. Поэтому как первый вариант с самыми выгодными для нас последствиями, был выбран заговор в верхах командования Вермахта. Уже месяц активно готовятся материалы о якобы постоянных контактах с нами некоторых ключевых фигур из генерального штаба и по нашим данным, немцы активно по этому направлению работают. Фотокопия плана войны против Советского Союза с личной подписью Гитлера, это огромная удача. Показав ее нескольким немецким агентам, которых мы пока не трогаем и используем для дезинформации, добились ожидаемых результатов от руководства Абвера и немецкой госбезопасности.
     - Интересно, что вы придумали для объяснения загадок нашего появления под Могилевым? Не буду заблуждаться, мы по незнанию там неплохо наследили и теперь немцы все перерывают, в поисках скрытой базы. Естественно они там ее не найдут, и тогда они начнут искать другие объяснения.
     - Да мы об этом думали. Но пока как вариант им подсунули данные об использовании специального дирижабля в военных нуждах и размещении на нем разведывательного радиолокатора. Пусть ищут. Когда они поймут что это дезинформация, мы им подкинем еще пару фактов. Пока они их будут проверять, о вашем реальном происхождении никто не догадается.
     - Вполне остроумное решение. Если честно, то я уже грешил тем, что нам самим придется озаботиться проблемой легендирования нашего присутствия тут.
     - Тут лучше дайте нам заниматься такими вещами, не в обиду будет сказано, наследили знатно и постоянно приходится за вами подчищать.
     - Хорошо. Здесь я с вами согласен. Ваша территория, вам и карты в руки.
     Выдержав паузу, дав друг другу небольшой перерыв, продолжили разговор уже в другом русле.
     - Сергей Иванович, как руководитель подразделения непосредственного занимающегося контактом с потомками, я бы хотел обсудить основные направления нашего сотрудничества, чтоб со своей стороны обеспечить своевременное привлечение с нашей стороны специалистов. А тут, сами понимаете, кого попало брать нельзя. Надо обязательно их предварительно проверить, да и с вами списки согласовать, вдруг в будущем эти товарищи себя зарекомендовали не лучшим образом.
     - Вполне с вами согласен. Разумный подход. Давайте для начала обозначим моменты, требующие немедленного вмешательства и корректировки на основании информации из будущего. Конечно, на первом месте стоит война и очень тяжелое положение на фронтах. Поэтому для начала рассмотрим, чего не хватает Красной армии для качественного противодействия противнику, почему она проигрывает и отступает?
     Опять пауза. Морошко дает понять, что весь во внимании.
     - На мой взгляд, это психологическое состояние личного состава. То, что они сдаются тысячами в плен это показатель. И все ваши возражения относительно предателей я, конечно, могу выслушать, но в армии-победительнице такого количества сдавшихся в плен быть не может. Значит, что-то вы не учли, где-то перегнули палку. Этот вопрос весьма важен, но тут его лучше обсуждать с высшим руководством страны, так как он больше идеологический, нежели технический.
     А сейчас для начала заострим внимание на немцах. В чем их стратегия и тактика и почему они так легко громят Красную Армию? В наше время было много мнений, теорий, которые вроде как давали рекомендации. Тут вам смогу вам выдать мой взгляд, выходца из будущего, но при этом имеющего большой боевой опыт войны и в нашем времени и в вашем, поэтому могу, более-менее, объективно давать свое видение ситуации.
     Морошко шел рядом, заинтересованно слушая меня. Шальная мысль, что в данный момент у него в кармане лежит диктофон, который я вчера подарил Берии, развеселила меня. Поэтому решил, немного пошутить.
     - Александр Александрович, если у вас будут проблемы с диктофоном, не стесняйтесь, спрашивайте. Я потом вам таких еще несколько привезу.
     По тому, как он на мгновение дернулся, я понял, что угадал. Пристальный взгляд на мою довольную физиономию был ответом. Но потом до него дошло, что мне это все равно. Поэтому и улыбаюсь.
     - Александр Александрович, ну что вы. Просто в наше время такими штучками многие увлекались, и писать важный разговор это нормальная практика. Да и вам проще будет, потом перед руководством отчитываться и отчет тоже писать придется. Привыкайте. Да и прошу прощения за мое несколько извращенное чувство юмора. Иногда заносит. Но это уже издержки профессии, сами понимаете нервы, сколько всего испытать пришлось, только юмор и ирония помогают держать себя в психологической форме. Так на чем мы остановились?
     - Вы говорили про свое видение причин поражения Красной Армии.
     - Да, извините, отвлекся. Я не буду глубоко вдаваться в философию и теорию, так как сам являюсь практиком. Конечно в первую очередь это организация. В нашей армии она сильно хромает. Низкая инициативность и качество командного состава сказываются в первую очередь. Насмотрелся я в Могилеве на таких командиров. Тем не менее, при правильном руководстве наши бойцы могут творить чудеса. Вы знаете, что уничтожение нескольких сотен эсесовцев дело рук нашей небольшой группы, где в основном собрались бойцы 172-й дивизии. Вот вам и ответ. Еще Наполеон говорил, что войско баранов, возглавляемое львом, всегда одержит верх над войском львов, возглавляемых бараном. Метко замечено. Наверно вам придется при подборе руководящего состава вводить систему психологических тестов, как возможность хоть в такой степени не допускать идиотов, непрофессионалов, трусов, авантюристов, демагогов, которые своей болтовней скрывают трусость, до командования крупными соединениями. Что явно проявилось в начальном периоде войны и привело к огромным потерям. Потом на руководящие посты были выдвинуты действительно толковые командиры, но для этого понадобилось целых три года и сотни тысяч погибших. Не кажется, что слишком уж дорогая цена?
     - Да, тут вы правы. Про эту проблему мы знаем и стараемся по мере сил ее решать.
     - Да знаю я ваши методы. Одного под трибунал, второго запугали так, что боится проявить хоть какую-то инициативу и ждет приказа от вышестоящего начальства. Тут в принципе мы вам можем помочь, используя методики отбора руководящего состава распространенные в нашем мире, поищем специалистов психологов, подготовим местные кадры.
     Дав Морошко обдумать и переварить услышанное, продолжил разговор, перейдя на тему, в которой я больше понимал.
     - Теперь давайте рассмотрим, насколько немцы нас превосходят в техническом плане. По большому счету реального превосходства как такового нет. Своим военным искусством они добиваются подавляющего превосходства на нужном им направлении, прорывают фронт подвижными соединениями и проводят окружение. Затем подтягиваются полевые армии, создают сплошной фронт и все. Крупный кусок Красной Армии откушен и потом пережеван медленно и со вкусом. На этих же направлениях абсолютное господство авиации. Ну, это прописные истины вы их и без меня знаете. Что сейчас мы сможем противопоставить. Я думаю надо ломать всю немецкую систему взаимодействия разных родов войск. Что и было продемонстрировано под Могилевым. Небольшое устройство избирательного подавления радиопередатчиков противника помогло добиться весьма интересных и серьезных результатов. Так же существует огромная проблема взаимодействия наших войск, не просто разных видов вооруженных сил, а даже между отдельными подразделениями. Радиопередатчиков практически нет. Я когда наблюдал за сражением под Могилевым и сканировал радиодиапазон, так практически одни немцы работали, наши изредка. И то я прекрасно слышал, кто и о чем говорит. А у немцев еще с Первой Мировой войны служба радиоразведки была на высоте.
     После такого длинного монолога, я решил дать Морошко возможность высказаться, ведь реально я ничего нового не сказал.
     - И что в такой ситуации можете посоветовать вы, а еще лучше помочь?
     - Наши тактические кодированные радиостанции с прыгающей частотой вы видели. Немцы нас по ним так и не смогли выловить. Но зато как изменилась эффективность подразделения в бою. Аналогичные системы, в принципе, мы можем поставлять для уровня 'Взвод-Рота', 'Рота-Батальон', 'Батальон-Полк' и так далее. Все зависит от частот и дальности. Но в принципе обеспечить реальную защищенную связь вполне реально. Правда затраты будут большими, но тут мы можем поднатужиться. В нашем времени такого добра много наделали и технология производства отлажена, но в ближайшее время больших объемов мы обеспечить не сможем. Нам еще нужно время на восстановление всей технологической цепочки. Вам будем поставлять уже готовые решения, но скорее всего уровня дивизии, не ниже. Разве что возможна поставка малогабаритных комплексов для спецподразделений, аналогичных тому, что действовало под моим командованием.
     Еще одно перспективное направление это радиоэлектронная разведка и дешифровка немецких кодов тактического, оперативного и стратегического уровней. С использованием нашей вычислительной техники это становится намного проще и быстрее, причем используя те же компьютеры можно организовать оперативную и разветвленную систему контроля и управления войсками, но это пока в перспективе. Самое интересное, что уже сейчас сможете пользоваться возможностью расшифровки немецких сообщений.
     Увидев, как у Морошко заинтересованно поднялись брови, усмехнулся про себя и продолжил.
     - Для ускорения процесса кодирования и раскодирования донесений немцы пользуются шифровальной машиной 'Энигма'. На ноутбуке, который я вам привез, есть специальная программа, которая позволит в кратчайшие сроки расшифровывать эти сообщения. Англичане смогли подобрать коды, только, кажется, уже в 43-м и это было одним из самых больших их секретов.
     - Да, Сергей Иванович, то, что вы предложили и рассказали весьма интересно. И я чувствую, вы тщательно продумывали свои предложения.
     - Конечно, в наше время выигрывает войну та армия, у которой лучше связь и разведка. Вот тут высокотехнологические изобретения будущего для вас будут весьма востребованы. А оружие. Тут вы и свое неплохое сделаете. Ну, передадим мы вам десять, двадцать, сто танков, бронетранспортеров, боевых машин пехоты, боевые самолеты, вертолеты, а кто их будет обслуживать, откуда запчасти брать? Смысла нет. Для создания отдельного подразделения прорыва, когда нужно добиться абсолютного преимущества над противником на определенном небольшом участке фронта, вполне реально. Но до этого еще нужно дожить. Так что на первое время мы вам предлагаем информацию о противнике, всю, что мы сможем собрать, и оснащение армии новыми средствами связи, радиоэлектронной борьбы, разведки и дешифровки немецких кодов. Думаю такое предложение должно вас заинтересовать.
     - Это очень интересное предложение. Но как я понял ваша техника весьма сложна, ведь даже управление тем же ноутбуком не сразу освоишь.
     - Да, тут я с вами согласен. Поэтому возможно, что мы будем поставлять не только технику, но и инструкторов, обслуживающий персонал, программистов, которые вам будут вскрывать немецкие коды и помогать организовывать защищенную связь. Вариантов для взаимовыгодного сотрудничества много. Главное не разрушить все необдуманными действиями.
     Каждый из нас получил пищу для размышления. Насколько я понял, беседа со мной имела для Морошко предварительный характер, в которой он и Берия хотели до конца определить мою позицию и темы для будущих переговоров.
     Тут уже решил расставить последние акценты.
     - Александр Александрович. Давайте сделаем проще. Вам нужно определить круг специалистов, которые будут обрабатывать и адаптировать информацию, пришедшую от нас. Но перечень направлений очень велик, поэтому для начала давайте попробуем использовать оборудование, которое я привез для дешифровки немецких донесений. Тут понадобится кто-то из криптологов. После обеда я получу очередные коды и смогу продемонстрировать большее количество информации, что там будет, я сам до конца не знаю, поэтому смотреть мы будем вместе и желательно с товарищем Берией и уже после этого очертим круг специалистов, которых вы будете задействовать в первую очередь. Не забывайте что скорее всего сегодня мне предстоит встреча с товарищем Сталиным.
     Морошко молча, кивнул головой. После недолгого молчания, он согласился с моими доводами.
     - Хорошо Сергей Иванович. Так и сделаем. А теперь давайте собираться, но сначала вы переоденетесь.
     Увидев уже мой удивленный взгляд, он с легкой усмешкой пояснил.
     - Вы уже майор госбезопасности. Так что нужно соответствовать своему званию.
     - Хорошо, как скажете.
     Пройдя в свою комнату, я там нашел на застеленной кровати, разложенную новую форму. Но к ней были приложены, нижнее белье, новые хромовые сапоги и ремень с кобурой. Пока я переодевался, рядом со мной стоял мой охранник и внимательно за мной наблюдал.
     'Ну конечно, после истории с диктофоном они хотят быть уверенными, что я ничего такого с собой не принесу'. Как ни странно никакого возмущения с моей стороны не было. Все правильно и логично с их стороны.
     Переодевшись, я вышел на улицу и сел рядом с Морошко, в дожидавшуюся нас легковую машину. Когда выехали за ворота, впереди и сзади нас сопровождали несколько автомобилей, и на небольшом удалении при повороте я увидел грузовик, кузов которого был забит вооруженными бойцами в форме НКВД.
     На мой молчаливый вопрос, Морошко пояснил, что есть данные о возможной попытке захвата меня немцами.   'История становится все интересней', угрюмо подумал я, рассматривая проносившиеся мимо пригороды Москвы.
Оценка: 6.30*102  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Ильина "Мама для Мамонтёнка" (Короткий любовный роман) | | Л.Миленина "Жемчужина гарема " (Любовное фэнтези) | | Vera "История одной аренды" (Современный любовный роман) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | М.Тогер "Иная" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"