Старцев Дмитрий Евгеньевич: другие произведения.

Путешествие Оленьки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  О книге. Современный, сказочный мир маленькой девочки. Оленька- это чувствующий, трепещущий ребенок, умеющий создавать целые миры из маленькой снежинки. Присутствие совершенной серьезности в совершенно не серьезных вещах помогает Оленьке расти познавая этот мир.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Содержание.
  
  Путешествие Оленьки на седьмую планету. Стр 4.
  
  Куда уходят трамваи. Стр 32.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  "Путешествие Оленьки на седьмую планету"
  
  Пролог.
  
  "Сказка на ночь"
  
  Оленька сидела на кровати, прижав к себе подушку, она знала, что вот-вот дверь распахнется и в комнату войдет Мама, но мамы все не было.
  - Ма... ма..., - Закричала она, но ей никто не ответил, тогда она встала с кровати, и приоткрыв дверь, вдруг увидела пробежавшую, по темному коридору, тень. - ой,- каким то странным голосом, пискнула Оленька, и запрыгнув на кровать, спряталась под одеяло. - монстр... сейчас этот монстр, попытается меня съесть...- прокартавила Оленька, и в ее голове тут же возник образ этого монстра; огромный, с щупальцами, и бородой, он забирает у детей их голоса, а потом получает за них конфеты.
  Дверь открылась, Оленька взвизгнула, но вместо монстра, вошла мама и села на край кровати.
  - Ты чего спряталась? Давай вылезай... - проговорила Мамочка, потеребив одеяло.
   - нет,... ты монстр, ты меня съесть пришел! - прошептала Оленька, - Сейчас моя Мамочка придет, и... и... так что уходи.
  - я добрый монстр, я тебе историю рассказать хочу, - Мамочка приподняла краешек одеяла, и засунув туда руку, начала щекотать Оленьку, - но раз ты не хочешь, то я пошла, спать, - встав с кровати сказала Мамочка.
  - Нет! - взвизгнула Оленька, - не уходи, - она высунула голову из-под одеяла, - если ты пришел, чтоб рассказать историю, рассказывай, но не ешь меня...
   - буду рассказывать, и одновременно тебя есть, - вдруг Мамочка развернулась, и в два шага подойдя к кровати, поцеловала, торчащую из-под одеяла голову Оленьки. - Вот так.... Хорошо?
  - Хорошо, - ответила Оленька и, схватив Мамочку за руку, посмотрела на нее своими голубенькими глазками. - Давай про Любовь... - Мамочка немного растерялась.
  - Жила- была... - она выдохнула,- Жили - были... Слушай... - и Мамочка начала рассказывать.
  
  "Мальчик и Девочка"
  
  Далеко-далеко на планете Земля, жили-были мальчик и девочка, они очень любили друг друга, а еще любили путешествовать. И вот однажды, спасаясь от маленького, но очень вредного гнома, они вдвоем забрались на огромную радугу. Гном прыгал, прыгал, но не как не мог достать до них, так как рост его был не больше пятидесяти сантиметров, а радуга вздымалось чуть ли, не на полкилометра, так что они спокойно принялись уплетать конфеты, которые нашли у подножья радуги. Ведь каждый знает, что у обоих подножий радуги стоит по чугунку с конфетами, и на эти два чугунка, есть один вредный гном, так что если он отвлекся, на чугунок у одного подножья, то у другого подножья можно без проблем полакомиться конфетами. Что и сделали Мальчик и Девочка. Они сидели на радуге и ели вкусные, превкусные конфеты и поэтому даже не заметили как утро, день, вечер, закончились, начиналась ночь, радуга стала рассеиваться. Они быстро сбежали по ней вниз и оказались у подъезда дома, где жила Девочка. Вдруг все фонари погасли, они попрощались, ведь Мальчику нужно было идти домой, но из-за того, что они очень долго прощались, даже звёзды куда-то спрятались, и луна ушла за тучу. Стало совсем темно. Девочка очень не хотела его отпускать, но было очень поздно, да и ей самой нужно было идти домой, ведь мама уже трижды высовывалась из окна и звала её.
  - Люблю тебя, - прошептал ей на ушко Мальчик.
  - Я тебя тоже очень, очень, очень.
  И вот, они расстались, она пошла к маме, а он через весь, темный и страшный город к себе.
  - Дочка, почему так поздно, - с укоризной спросила мама.
  - А что я могу поделать?! - начала оправдываться девочка, - я же не виновата, что утро, день, и даже вечер так быстро кончились, они же меня не спрашивали просто взяли и закончились. Вот если бы они меня спрашивали тогда да, Я была бы, хоть в чём-то виновата, а так это не моя вина, это Солнце так решило, так что во всём виновато оно.
  - Прямо таки во всём? - улыбнувшись, спросила мама.
  - Да, - утвердительно ответила девочка.
  - Во всём? во всём? - не унималась мама.
  - Абсолютно.
  - Даже в том, что вы вместе?
  - Нет, это мы сами виноваты, - с улыбкой ответила Девочка.
  -Ай, ай, ай, - помотала головой Мамочка, взглянув в окно. - Как же он до дома доберётся, ведь на улице так темно, ты бы ему хоть фонарик дала.
  - Точно,- Девочка вдруг оживилась, вскочила со стула и, достав из шкафа фонарик, выбежала на улицу, но его нигде не было видно, - что же я наделала, отпустила его, ночью, одного и без фонарика.
  Девочка знала, что когда Мальчик от неё уходит то всю свою смелость и храбрость, он оставляет с ней, чтобы ей было не страшно без него. Она выбежала из подъезда, но куда идти не знала. Ее дом находился на одном конце города, а его дом на другом, да и к тому же, к его дому вело целых пять тропинок. Она решила пробежать по первой, по второй вернуться домой, по третей опять дойти до его дома и по четвёртой вернуться к себе. Вот, что делать с пятой, если вдруг она его не встретит, на первых четырех, она не знала. Ведь если она пойдёт по пятой и, встретив его, отдаст ему фонарик, то тогда как, же она сама вернется домой, к маме? И пока она рассуждала, батарейки в фонарике успели разрядиться, и он погас.
  
  ***
  -А продолжение истории ты услышишь завтра, а сейчас ложись спать, поздно уже. - поправляя одеяло, проговорила Мамочка.
  - Мамочка, расскажи сейчас, он же может заблудиться, или на него кто-нибудь нападёт. Он же остался без смелости и храбрости, он же оставил всё с девочкой, - на лице Оленьки, вдруг появилось то выражение, после которого она обычно начинала плакать, она поджала губы, и ее щечки немного вздернулись вверх, а в глазах вдруг заиграл отблеск ночной лампы.
  - Мамочка расскажи, ты же знаешь, что я не усну , пока не удостоверюсь, что у них все хорошо, и мальчик добрался до дома. - не унималась Оленька, но мамочка была непреклонна, она поцеловала дочку и потянула руку, чтоб выключить ночную лампу.
  - Не выключай, а то будет совсем темно и Мальчик никогда не доберется до дома. - Мамочка оставила ночную лампу включенной. - Мамочка, ну как же так, он всю свою смелость оставил с ней, он же потеряется? - уже засыпая, пробормотала Оленька.
  - Не волнуйся, Девочка тоже дала ему очень важную вещь. - целуя, прошептала Мамочка.
  - Какую? - зевая, спросила Оленька.
  - Любовь, а когда появляется любовь, начинаются чудеса. Спокойной ночи, Люблю тебя доченька моя. - Но этого Оленька уже не услышала, так как, положив голову на подушку, она тут, же уснула.
  
  Глава 1.
  Оленька встречается с кондиликционером, и спасение Фили.
  
  - Первым делом нужно найти батарейки,- подумала Оленька, соскочив со своей воздушной кровати. Она открыла шкаф и, достав все свои игрушки, вдруг обнаружила, что многие из них были механические, и работали не от батареек, а от поворота ключика, другие же были пластмассовые или тряпичные. - Где же мне взять батарейки, - отбросив последнюю куклу, пробормотала Оленька. - Точно, в пульте от телевизора или кондиликционера (она ещё не выучила, это длинное и непонятное слово). Одев свои, совсем недавно купленные тапочки, она отправилась в гостиную, но открыв дверь, увидела перед собой длинный, тёмный, без единого пятнышка света, коридор. - Страшно... Оленька, - твёрдо сказала она, сама себе, - от тебя зависит жизнь Мальчика. Так, что не трусь. Это твой дом и здесь не может быть никаких космических или не космических монстров. - И она сделала первые шаги в темноту. - Вот видишь, глазки уже привыкли и совсем не страшно... - Успокаивая себя бормотала Оленька, всё дальше и дальше идя по тёмному коридору, пока наконец, не дошла до дверей гостиной. Дотянувшись до ручки двери, она услышала какие-то страшные, скулящие охи и ахи за ней. - Это страшный Кондиликционер, наверное, он услышал мои шаги и сейчас ждёт меня за дверью, ой...- она закрыла рот своими маленькими ручками,- может быть он добрый, и не тронет меня, хотя, когда он узнает, что я затеяла, позовёт Мамочку и всё пропало. Нужно подождать пока он уснёт, решила Оленька. Когда за дверью всё стихло, она открыла дверь в гостиную, на носочках подошла к журнальному столику, и только взяла пульт от телевизора, как Кондиликционер проснулся.
  - Кто-с посмел-с явиться-с сюда-с, сейчас-с, - он сильно тянул букву "С", от этого его голос становился ещё страшнее, - Заморожу-с!
  И он так сильно дунул, что двери и окна тут же покрылись толстым слоем льда, сосульки на потолке и полу вырастали так быстро, что Оленька только и успевала отбегать от них. Ведь иначе, они подбросили бы ее вверх и она проломив потолок, оказалась бы на крыше дома, или что хуже, они проткнули бы ее на сквозь.
   - Стой! Остановись! - закричала она, - я не хотела тебя тревожить, мне просто нужны батарейки... из пульта... для того, чтоб спасти Мальчика на планете Земля. Он сейчас там, в абсолютной темноте, не может дойти до дома, а у его Девочки в фонарике сели батарейки, и только я могу им помочь. - Выслушав её, страшный Кондиликционер улыбнулся и, вобрав в себя немного воздуха, дунул, на этот раз тёплым воздухом, и всё сосульки и лёд тут же исчезли.
  - Хорошо-с, я не буду-с тебя морозить-с, но и батарейки-с не позволю-с тебе взять-с, так как они нужны-с и мне в моём пульте-с и телевизору-с, иначе-с он не сможет включиться-с, и мне не с кем-с будет-с разговаривать-с.
  - А где же мне взять батарейки, времени совсем мало, Мальчик может окончательно потеряться. И тогда он больше никогда больше не увидит свою Девочку.
  - Батарейки-с есть в чулане-с. Там их полно-с, только знай-с, что там живёт-с ужасный-с, беспощадный-с Пылемонстр-с.
  - ужасный-с, Пылемонстр... -с !!! - в ужасе повторила за Кондиликционером Оленька.
  - Он засасывает-с всех и вся вовнутрь себя-с, Так как внутри-с у него огромная чёрная-с дыра, так что будь осторожна-с и не разбуди-с его, ведь тогда-с тебе несдобровать-с...
  - А если он, всё-таки проснётся?- не дослушав, перебила его Оленька.
  - Хватай батарейки и беги-с. Ты поняла-с меня?
  - Да,- обреченно пробормотала она и направилась в сторону чулана.
  Через несколько секунд, она уже стояла у дверей чулана, и, держась за ручку, думала, стоит ли ей туда входить, - Вдруг я сама погибну и мальчика не спасу. - Пронеслось в ее голове.- И тогда моя Мамочка будет плакать, а я этого не хочу,... кто же тогда будет слушать ее истории, - и только она собралась отпустить ручку чулана, как за дверью кто-то жалобно зашипел. - Кто там? - очень тихо спросила она, а в голове вдруг отчётливо представила, что там сидит связанная жертва Пылемонстра-с, ждёт своей смерти, и только она может спасти её. Собрав всю свою смелость, Оленька открыла дверь.
  - Эй, вы здесь, отзовись, - все еще шепотом проговорила она,- Я пришла спасти вас. Вдруг где-то в дальнем углу, кто-то с восторгом отозвался на ее слова, - Ты пришла, чтобы спасти меня?
  - Да, только не кричите, а то монстр услышит.
  - Монстр, о, ужас! Где он?
  - Где то здесь.
  - А... Ты решила меня спасти. Это так ошеломляющ-щ-ще, - вдруг взвизгнул он.
  - Тише, - остановила его шипение Оленька.
  - Тише, тише,- вновь прошипел голос в темноте.
  - Вы разбудите Монстра, и он нас съест.
  - съест, это не очень хорош-ш-шо.
  - Так... я спасу вас, но прежде мне нужно найти батарейки, - очень серьёзно проговорила Оленька.
  - Они там, на верхней полке, - из темноты высунулся длинный хобот, очень похожий на хобот слона, но на конце, которого была широкая, белоснежная улыбка. Хобот очень близко придвинулся к лицу Оленьки, так будто хотел поцеловать её, но он лишь улыбнулся ещё шире и взлетел вверх, на самую верхнюю полку, а затем спустился с упаковкой батареек в зубах. - Спасибо вам, я бы до туда полночи лезла, а у меня очень мало времени, - она схватила батарейки и сунула их в карман.
  - А ты куда-то спешиш-шь? - проговорил хобот и скривился, если бы у него были глаза, наверное, он бы заплакал, подумала Оленька.
  - Да, очень-очень, - Оленька только собралась выйти из чулана.
  - И ты даже не посидишь со мной? - жалобно пробормотал хобот, преградив ей дорогу.
  - Я открыла дверь, вы свободны.
  - Но это мой дом, я здесь живу.
  - Почему же вы скулили?
  - Мне одиноко. Я так редко выхожу отсюда, ведь я боюсь выходить один, а когда я выхожу с кем-нибудь, меня никто не хочет слушать, даже тот с кем я вышел, и все мои попытки завязать, хоть с кем-нибудь разговор, безуспешен. От волнения я начинаю кричать, но сейчас я не волнуюсь... - и он вновь улыбнулся.
  - Некогда мне тут разговаривать, - перебила его Оленька, - вы извините меня, но я очень спешу, так, что вы можете или идти со мной, или сидеть здесь.
  - А можно?
  - Что можно?
  - Пойти с тобой.
  - Можно?! - она задумалась, - только нам нужно будет спешить.
  - А это как?
  - Что как?
  - Спеш-шить.
  Оленька и сама не знала, что значит "спешить", она слышала, как это слово, постоянно говорила мама. "Оленька, мы опаздываем, нам нужно спешить", или "я не могу говорить, я спешу". При этом нужно кричать на папу, если, он вдруг что-то увидел в телевизоре, и перестал "Спешить", нужно говорить на повышенных тонах, при этом глубоко и часто дышать, а еще "нервничать".
  - А это как? - совершенно запутавшись, поинтересовался он.
  - Вот так. - и Оленька показала ему как нужно нервничать,
  - Хорошо, я понял, - вылезая из темного угла, проговорил он.
  - Какой вы смешной. У вас очень длинный нос и очень пухленькое туловище, смешно, вы, наверное, Слонёнок.
  - Нет, я не Слонёнок, я Филя, это моё имя. Почему ты говоришь мне вы?
  - Потому что я вас не знаю и не знаю, сколько Вам лет.
  - Мне три, это конечно, не много, но и не мало, - с гордостью произнес Филя. - А мне шесть, - услышав это, Филя растерялся,
  - ты можешь пойти со мной! - и тут Оленька вдруг вспомнила, что она должна спешить, - нам нужно спешить, - повторила она, - и они принялись дергаться, но через двадцать секунд устав "спешить" остановились.
  - А можно я не буду "спешить" буду просто идти за тобой, а то у меня голова начинает болеть. - отозвался Филя. - Не знаю,... давай не будем "спешить" вместе,- предложила она,- а то я и сама устала "спешить" - Давай. - И они направились по коридору, в сторону Космолёта. (Для этого нужно было спуститься в подвал).
  - Я - человек, и зовут меня Оленька, а ты, наверное, не маленький слоник, а слоник мутант и зовут тебя Филя. - Оленька вспомнила, как папа однажды смотрел, что-то по телевизору, про мутантов, они всегда странные, не такие как люди, и обладают какой-то супер силой, у Фили, наверное, супер длинная шея, подумала Она. Филя не знал, что противопоставить ей и поэтому согласился.
  И вот они дошли до Космолёта.
  
  
  2 глава.
  " Планета Критиканов"
  
  10, 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1 - Пуск! - прокричал Филя.
  Они вылетели. Пролетая мимо соседнего дома, они чуть не сбили с крыши телевизионную тарелку, с которой ел маленький домовой, он недобро замахал ложкой в их сторону и, не удержавшись, скатился с крыши прямо в сад позади дома.
  - Это злой домовой,- сказал Филя, - Я его знаю, он такой вредный, прикручивает на крыши домов эти тарелки, и через них выкачивает из семей все семейное счастье. Нужно вернуться и извиниться, иначе он, прикрутит тарелку вам на крышу, и ваше семейное счастье уйдет ему на ужин, или обед...
  - Ничего страшного, - серьёзно проговорила Оленька, - Мы очень спешим, - она нажала на приборной доске какую-то кнопку и дважды мигнула всеми фонариками Космолёта. - Когда папа летает на Космолёте и случайно кого-то обижает, он всегда делает так. А за крышей я после прослежу, и если увижу тарелку, то собью ее мячом, я мячом два раз стекло разбивала так, что тарелка, мне точно не страшна... ой!!! - она увидела большую красную кнопку около штурвала, - Что это за кнопка? Я её раньше не замечала.
  - Не нажимай, может это катапульта и нас выкинет в открытый космос.
  - Я, что я маленькая, чтоб нажимать неизвестные мне кнопки... но это красная кнопка... - в ее глазах заиграл какой-то странный блеск, и она нажала на кнопку. Космолёт взревел и перешёл на скорость света. Они пролетали мимо спутников и звёзд, мимо горящих комет и астероидов. Космические мошки постоянно врезались в смотровые стёкла, и совсем их испачкали, а как включить очистку стекла Оленька не знала, ей так хотелось видеть, мимо чего они пролетают, поэтому начала нажимать на все кнопки подряд. - Что ты делаешь? - закричал Филя, но не успел он закончить фразу, как двигатель выключился, их Космолет, закрутившись, стал снижаться.
  - Что же я наделала,- их очень сильно начало крутить, - ой меня укачивает, - закричал Филя и забился под одно из штурманских сидений.
  - Мы падаем, - закричала Оленька и начала снова, с ещё большей силой нажимать на все кнопки подряд. Когда до жесткого приземления на какую-то неизвестную планету оставалось около десяти метров, она нажала синюю кнопку, и они зависли в воздухе.
  - представляешь, вся жизнь перед глазами пронеслась; первые шаги, первые проблемы - открывая глаза, прокартавила Оленька.
  - Оленька, - прошипел Филя из-под кресла, - не нажимай больше никаких кнопок.
  На приборной доске вдруг загорелась Зелёная кнопка.
  - Даже эту, - с блеском в глазах спросила Оленька.
  - Конечно, - но не успел он и хобота вытащить из-под кресла, как Оленькина рука уже нажала зелёную кнопку. Космолёт приземлился.
  - Я же попросил не нажимать ни какие кнопки! - закричал Филя, - Мне всего три года, и я хочу дожить до четырех.
  - А мне шесть, так, что я здесь старшая, и ты будешь слушать меня. - Филя не нашёл слов чтобы ответить. - А что это за планета, может это "Земля" и мы уже прибыли?
  - Я не знаю, - обиженно проговорил Филя, - Нужно выйти и спросить у кого-нибудь.
  - Точно, пошли. - И они вышли на неизвестную планету, оглядевшись, увидели за космолетом табличку, и подошли к ней. - "Критикангород", - прочитала она по слогам.
  - Ну, кто так читает!? - раздался голос неизвестно откуда.
  - Кто здесь? - испугавшись такой неожиданности, проговорил Филя.
  - Ну, кто так пугается? - ещё раз проговорил голос.
  Космолёт приземлился на огромное поле, покрытое белой травой с ярко голубыми одуванчиками, кое-где виднелись синие ромашки и ещё какие-то фиолетовые цветы, названия которых Оленька не знала. Но никого, кто бы мог говорить, не увидела.
  - Ну, кто так ищет? - вновь раздался голос
  - А я по-другому не умею, - ответила Оленька.
  - Покажись! - крикнул Филя.
  - Эх. Ну, кто так кричит!?
  - А как нужно? - спросил Филя.
  - Не знаю как, но точно не так, - отозвался голос.
  - Извините меня, пожалуйста, - произнесла Оленька, начав крутиться вокруг себя, Мамочка учила её быть вежливой и не поворачиваться спиной к тому с кем разговариваешь, а так как она не знала, где находится владелец голоса, начала крутиться вокруг себя.
  - Ну и кто так крутится? - вновь прозвучало где-то справа, и Оленька провернулась туда.
   - А подскажите, пожалуйста, что это за планета?
  - Ты же прочитала, что это за планета! -огрызнулся голос
  - А далеко от сюда "Земля"?
  - Земля!? Нашли куда лететь, по-моему, моя планета лучше, чем какая-то там "Земля". Оставайтесь у меня... - довольно грубо, практически над самым ухом, прозвучал еще раз этот странный голос.
  - Мы не можем, нам очень нужно попасть на "Землю", - уже не скрывая своего возмущения, проговорила Оленька.
  - А мы вас не отпустим! - раздались множество других голосов вокруг.
  - Что вы сказали?! - не расслышав, переспросила Оленька.
  - Хватай их!!! - и откуда-то из воздуха вдруг появилось много маленьких человечков. Они как будто вырастали прямо из травы, с начало появлялись их бороды, потом носы и глаза, а после уж они сами, целиком. Через секунду они уже окружили Оленьку и Филю.
  - Но так не принято! - заявила Оленька. - Мы же гости, гостей не хватают.
  - Ну, кто так защищается?! - теперь они увидели владельца голоса. Это был мужичок ростом чуть ниже Оленьки. С огромной розовой бородой и жёлтыми глазами. В руке он сжимал трость, сделанную из одуванчика, а на носу него сидела огромная муха. Он вышел вперед и злобно улыбнулся.
  - У вас муха на носу, - сказала Оленька.
  -Это мушка, - ответил тот, - взять их!
  И на наших героев со всех сторон, бросилось, наверное, двадцать "Критиканцев"
  - Кто так хватает!? - Кто так держит!? - Кто так критикует!? - Кто так отбивается!? - Кто так...!? - Кто так...!? - Раздавалось в этой огромной толкотне, но вдруг раздался страшный рёв, Филя взревел так сильно, что с трости начальника "Критиканцев" слетели все парашютики, (так как трость была сделана из одуванчика), а все человечки упали в траву и поползли от Фили, трое из них всё же схватили Оленьку и потащили за собой, но Филя увидел это и, схватив её за ногу, оттащил обратно к Космолёту.
  - Заводи! - крикнул он, - Быстрее! Я задержу их.
  Оленька нажимала все кнопки подряд, но Космолёт не заводился. Критиканцы увидев, что Филя уже устаёт, вооружившись огромными тюльпанами, возвращались, во главе с розовобородым начальником.
  - Нашла!.. - закричала Оленька из открытого иллюминатора, - Садись, полетели. Мотор затарахтел, и космолет тут же приподнялся на пять сантиметров от земли, Филя, заскочив в открытый иллюминатор, упал без чувств, на заднее сидение.
  - Весело, - обратилась Оленька к Филе.
  - Ничего тут весёлого нет, они же могли нас похитить, - возмущался он.
  - Мы же спаслись, и теперь это станет интересной историей, которую я расскажу Маме, когда буду её укладывать спать.
  - У тебя есть мама? - когда они уже довольно высоко поднялись, спросил Филя
  - Конечно, у всех есть мамы.
   - У меня нет.
  - Как это нет?! Мамы не может не быть, тебе всего три года и ты живёшь без мамы? Это страшно,- заключила Оленька, - наверное, у слонов мутантов другие обычаи, а ты хотя бы знаешь свою маму?
  - Не знаю, - проговорил Филя и свернул свой хобот под лапку.
  - Филя? - Обратилась Оленька, но тот не ответил, - Наверное, уснул, - сама себе пояснила Оленька.
  На самом деле Филя плакал, ему было очень обидно, что у него нет мамы, ведь ему так хотелось кого-то укладывать спать и рассказывать истории.
  - Хочешь, я буду твоей мамой? - заявила Оленька, поняв, что он не спит. - Я старше, значит, имею право... Вот.
  -Давай! - И Филя, высунув хобот, улыбнулся.
  Оленька увидела, что впереди появилась ещё одна планета.
  - Так, иди сюда, мы прибываем на другую планету. Может это "Земля"? - И Филя перескочил на переднее сидение. - Земля Мы летим к тебе, - победно протрубил он.
  
  3 глава.
  "Планета Школяндия".
  
  - Смотри, вот там можно приземлиться, - указывая на стадион, произнёс Филя.
  - Приземляюсь, всем пристегнуть ремни. - Пошутила Оленька, Филя пристегнулся. - К их Космолёту тут же набежали мальчики, почти все они были в рваных штанах и с сигаретами в зубах. Они начали внимательно изучать Оленькин космолет. - Это Космолёт, - с гордостью заявила Оленька, открыв иллюминатор. - Мальчики, что это за планета? - пытаясь казаться взрослее, спросила Оленька.
  - Школяндия! - хитро шмыгнув носом, ответил самый Толстый.
  - Скажите мне, пожалуйста, мальчики, как мне долететь до "Земли"? - На что все мальчишки залились хохотом, а самый Высокий, подойдя к ней, сказал - Ты нас, что за ботаников... эволюционеров считаешь?
  - Революционеров ты хотел сказать? - вмешался Толстый.
  - Какая разница... - и Высокий дал ему затрещину. - Ты в кладовую хочешь?
  - Нет, нет, - испугался Толстый, и спрятался за спину других мальчиков.
  - Но мне очень нужно узнать, как добраться до "Земли", чтобы спасти одного Мальчика.
  - Я знаю, кто тебе может помочь, пойдём со мной, - хитро шмыгнув носом, проговорил Высокий, и все мальчишки расступились перед ними, как бы пропуская их вперед.
  - что-то мне не это не нравиться,- шепнул филя на ухо Оленьке, - может, полетим дальше?
  - Филя, не веди себя как ребенок, - одернула его Оленька, и пошла за самым Высоким мальчиком.
  - я тебя здесь подожду... - но мальчишки перегородили дорогу в сторону космолета, и он был вынужден идти за Оленькой, - Оленька подожди,- крикнул он, догоняя ее. Все вместе они зашли в тёмное здание, на табличке Оленька прочла "Шко - ла"
  - Это школа, и здесь знают всё. Мне мамочка рассказывала, что в школе дети всё узнают, - прошептала она Филе, но тот не отреагировал, только смотрел вперёд. Их вели по тёмному коридору до какой-то двери, из-под которой бил яркий жёлтый свет. - Входите, - очень любезно произнёс самый Высокий мальчишка.
  - Очень любезно с вашей стороны. - Сказала Оленька и сделала книксен, (она конечно же не знала, как именно он называется, да и как правильно его делать, тоже, поэтому сделала, как смогла). Они вошли. В центре огромного спортзала, (она поняла это потому как по краям стояли футбольные ворота.) на огромном постаменте стоял стол, а за столом сидел очень толстый дяденька, и что-то жевал.
  - Здравствуйте, - обратилась она к нему, - вы не могли бы мне сказать... подсказать, - переправила она сама себя,- где находится планета "Земля", мне очень нужно туда попасть. - Дяденька не отвечал, даже не поднял глаз на неё. - Это вопрос жизни и смерти, - продолжила она, - там Мальчик потерялся и только я могу ему помочь, - но тот все равно не отвечал.
   - Он глухой, наверное, - шепнула Оленька Филу. - Вы не могли бы ... - закричала она. Но не успела закончить фразу, как Дяденька отложил бутерброд и крикнул, - Сколько будет два плюс два, - крикнул так, что маленькие кусочки хлеба полетели в Оленьку.
  - Еду нужно дожёвывать, это не прилично, когда крошки летят в другого человека. - резко сказала ему Оленька. Все мальчишки, стоящие вдоль стенки втянули шеи и закрыли глаза, видимо ожидая чего-то страшного.
  -Ответь, - шепнул толстячок.
  -Как? - отреагировала Оленька.
  - О, великий Министр Школяндии, и дальше, - но не успел закончить. Как Министр ещё раз крикнул ей, - Сколько будет два плюс два.
  - Да, что вы пристали ко мне с этим глупым вопросом, заявила Оленька, четыре будет, я же спросила вас как мне до Земли добраться?
  - Виновна!- вновь прокричал дяденька, заглянув в какую-то бумажку на столе, видимо посмотрел правильный ответ.
  -В чём виновны?! - удивился Филя.
  - В нарушении закона, вместо того чтоб гулять, курить, драться, вы молодая леди учились, а это запрещено, в кладовую её, - проорал Министр, и вновь принялся поедать свой бутерброд.
  - Я ничего не понимаю, - уже в кладовке прошептала Оленька Филе. - Мама меня всегда хвалила, если я правильно отвечала ей по математике и никогда не сажала в кладовку.
  - Здесь другие законы, - сказал чей-то голос в дальнем углу кладовки.
   - Кто здесь? - испугался Филя.
  - Мы отличники, - заявил, выйдя из темноты мальчик, за ним вышло ещё десять ребят. - Мы хотели учиться, но у нас это запрещено и поэтому нас посадили сюда. - Раньше, - начал один из них, тот, что был в очках,- был другой Министр Школяндии, но потом на выборах, кто-то что-то перепутал и победил тот, который сейчас. Иностранные языки, Литература, Математика, Физика, Химия, - запрещены. Можно только ходить в столовую и спортзал.
  -Как это ужасно, и давно вы здесь сидите? - спросила Оленька.
  -Давно, - сказал мальчик в очках, - очень давно, но, не смотря на всё это, мы делимся знаниями друг с другом. И поэтому нас им не победить. Мы хотим учиться.
  - Я тоже хочу, сказала Оленька, - только я ещё маленькая, но вернувшись, домой, буду снова читать, вместе с мамой.
  - Спроси где "Земля", - прошептал ей на ушко Филя.
  - А что это за животное? - спросил Рыжий в веснушках.
  - Это Филя, мой сын, он слоник-мутант.
  - Ух, ты, - в восторге закричали ребята, и, окружив Филю, стали его изучать.
  - А вы не знаете, как мне добраться до Земли?
  - Я знаю, - сказал мальчик в очках, и, достав карандаш и бумагу, нарисовал Оленьке карту.
  - Вот здесь "Школяндия", а вот здесь "Земля".
  - Как далеко, - с грустью произнесла Оленька. - А как нам отсюда выбраться, чтобы продолжить наш путь, мы не можем сидеть в кладовке всю жизнь, нам очень нужно на "Землю".
  - я не знаю, - грустно проговорил мальчик, - мы пробовали, но все безуспешно... безуспешно совершенно, - подхватили его остальные ребята.
  - Есть способ, - прошептал Филя,
  - какой? какой? - раздавалось со всех сторон.
   - раз всех кто, что-то знает, сажают сюда, нужно чтоб все, хоть что-то знали, тогда всех посадят сюда, и некому, даже будет закрыть двери в кладовку. - с некоторым восторгом заключил Филя.
  - Точно, ура... - закричали ребята.
  - Что вы там кричите, раздался чей-то голос за дверью.
  - Один плюс один равно два, три минус один, тоже два, змеи это земноводные, курица это птица, на руке пять пальцев... - И они кричали, кричали пока к двери не подбежал сам Министр Школяндии. Выхватив их кармана длинную линейку, он открыл дверь в кладовую, и только собрался ударить, как со всех сторон на него набросились ребята: и отличники, и хулиганы. Все вместе они связали его и засунули в кладовку.
  - Почему вы помогли нам, - спросил рыжий в веснушках самого высокого хулигана.
  - Потому как даже я теперь знаю, что дважды два четыре. Мы все что-то узнали. Узнай это Министр Школяндии, нас всех бы посадил в кладовку. А я этого не хочу. Да и устали мы. Мы хотим учиться. Ценность прогула, возможна только тогда, когда есть что прогуливать. А если прогул это хорошо, а мы хулиганы, и раз в нашем образовании запрещено учиться, значит, мы хотим делать то, что запрещено, то есть учиться.
  - Все это здорово, но мы можем не успеть спасти Мальчика, - со слезами на глазах заявила Оленька.
  - Так нужно улучшить её Космолёт, мы можем это сделать.
  - Да, да! - закричали и отличники и хулиганы и побежали к Космолёту.
  Они усовершенствовали её Космолёт, и через несколько минут Оленька вместе с Филей неслась в сторону планеты "Земля".
  
  4 глава
  "Неизвестная планета"
  
  - Помогите, помогите, - раздалось из радиоприёмника.
  - Что это было? - спросил Филя у Оленьки.
  - Не знаю, мне кажется, сигнал идёт вон с той маленькой планетки, её нет на карте, но думаю там, кому-то нужна помощь, - и, вывернув штурвал, они начали снижение.
  - Мы не можем всем помогать, - возмутился Филя.
  - Что за глупости ты говоришь, мы обязаны помочь, если мы это можем. - Она нажала на фиолетовую кнопку, и они приземлились.
  - Что это за планета?
  - Филя, я не знаю.
  -Здесь никого нет, посмотри, даже травы.
  - Но, кто-то, же просил о помощи, значит, здесь кто-то есть, пойдём, поищем.
  Через пять минут, обойдя всю планету вокруг, они вернулись к Космолёту.
   - Я же говорю, что здесь никого нет. Всё Оленька, полетели.
  - Не понимаю, кто-то же просил о помощи. Может быть, мы перепутали и приземлились не на ту планету?
  - Кто это? - произнёс Филя, когда из-за Космолёта вышла огромная медведица.
  - Помогите! - завопила она.
  - Наверное, она голодная и просто хочет, есть, - с ужасом произнёс Он. - Бежим отсюда. - И они начали пятиться назад и даже не заметили, как обойдя планету вокруг, вернулись к Медведице.
  - Помогите! - завопила она вновь.
  Оленька и Филя сели от страха на землю. - Не ешьте меня, - произнесла Оленька, - я не вкусная. - Я тоже не вкусный, - добавил Филя.
  - Помогите, я потеряла своего единственного сыночка. - Обратилась медведица, к Оленьке.
  -Я знаю, кто это, - шёпотом проговорила Филу Оленька.
  - Кто?
  - Большая медведица, мне мамочка говорила, что она живёт в космосе.
  - А мамочка тебе не говорила, чем она питается?
  - Мамочка говорила, что она просто живёт там. - Медведица села, облокотившись на Космолёт, и продолжила плакать.
  - Извините, пожалуйста, - начал Филя, медленно подходя к Космолёту, - но мы не знаем где ваш сын. Мы обошли всю планету, но его нигде не видели.
  - Он улетел, я ему говорила, чтобы он не прыгал, но он так любит прыгать, и вот сегодня так прыгнул, что улетел, а я слишком тяжёлая. Сколько не прыгала, больше чем на метр не взлетаю.
  - Мы вам поможем, - пытаясь утешить медведицу, сказала Оленька, - давайте вы полетите с нами.
  - Что ты говоришь? - Филя ткнул её хоботом. - Посмотри, какая она огромная, мы не взлетим.
  - Попробуем, к тому же здесь совсем другая "Градитация" (Она, когда то слышала это слово, но совершенно не запомнила, как оно пишется, или хотя бы произноситься.) поэтому медведица, здесь совсем легкая. - Строго отрезала Оленька, - людям нужно помогать, так моя мама говорит.
  - Она медведь, это другое.
  - Нет, одно и то же, - возразила она ему. - Садитесь в космолёт на задние сидения, только прошу вас ни чего там не есть...
  - И нас не есть, - подхватил Филя.
  - И нас тоже. - Подтвердила Оленька, - Хорошо?
  - Да... Конечно, я не буду.
  - Всё, садитесь, полетели.
  Они завели двигатель, но сразу подняться в воздух не смогли, - "Градитация...Градитация" - пробубнил Филя, но пробубнил так чтоб только Оленька его смогла услышать. Оленька посмотрела на него, и их взгляды встретились, еще сильней она вжала педаль газа в пол, космолёт немного покряхтел, но, всё же взлетел. И когда они поднялись уже достаточно высоко, Оленька показала Филе язык. (Сделала она это не со злобой, а по совершенной любви и дружбе) - Куда он мог полететь? - тут же спросила Оленька у медведицы.
  - Не знаю! - и она вновь заревела, да так, что стекла иллюминатора начали дрожать.
  - Перестаньте выть, я вас очень прошу, - проскулил Филя, и достал карту, - Так... Он у вас сладкое любит?
  - Конечно, - без ложной скромности ответила Медведица, - он же ещё ребёнок, а все дети любят сладкое...
  - Мне три года, - остановил её Филя, но я не люблю сладкое.
  - Филя, перестань, - перебила его Оленька.
  - Я ничего плохого не сделал, вот, - и он показал на карте, которую им нарисовали в Школяндии, большую планету.
  - Она похожа на конфетку, - произнесла Оленька и облизнулась.
  
  5 глава
  Шоколадная планета.
  
  И только они выключили двигатель, как что-то под ними хрустнуло, и Космолёт начал погружаться в какую-то коричневую густую субстанцию.
  - О, ужас, мы тонем,- завопила Медведица.
  - Без паники, - попытался успокоить её Филя. - Оленька заводи двигатель. - вдруг не выдержал он сам.
  - я и не глушила его... мы приклеились, и тонем! Субстанция доползла уже до иллюминатора и последние лучики, необычного солнечного света исчезли. Все замолчали, даже Медведица, от ужаса закрыла пасть лапами. - Всё не так плохо, - попыталась подбодрить сама себя Оленька, - Мы вместе.
  - ага, вместе, - со странной ухмылкой проговорил Филя, - с медведицей на заднем сиденье... Я не хочу вас обидеть, - обратился он к Медведице, - но если это вас задевает, то ... - он попытался подобрать, хоть какое-нибудь слово, но странный скрежет, испугал его, - Что это было?
  -Что-то скребётся, - пояснила Оленька.
  - Нет, это не что-то скребётся, это у неё в животе, она сейчас меня съест, а я так молод. Я жить хочу, мне всего три года, Оленька старше, ешьте её, ей шесть, она уже пожила. -А-а-а-а-а... - закричал он и начал биться хоботом о крышу Космолёта.
  -Филя, - со слезами на глазах сказала Оленька, - Не ожидала от тебя такого...- она не смогла договорить фразу, - Я тоже не хочу, чтоб меня съели. Мамочка, что же я не послушала тебя и не осталась в своей кроватке. А-а-а-а-... -захныкала она.
  Медведица сидела на заднем кресле и молчала, наблюдала, не понимая, почему они себя так ведут.
  Вдруг опять раздался тот же самый звук.
  - Она нас сейчас съест, - ещё громче закричал Филя, и начал биться хоботом, обо все подряд, даже нажал какую-то кнопку, дворники начали ерзать по лобовому стеклу.
  -Тихо, - проговорила Оленька, но дворники, так жалобно и громко скулили, что Оленька закричала, - Тихо... Выключи ты их пожалуйста - Филя замер, он молча нажал на ту кнопку, которую нажал еще секунду назад - Слушай... Филя... Слушай. - Филя уставился на нее, не понимая, что она хочет.
  -Я слышу, - пробасила Медведица,- Это оттуда и ткнула ногтем в крышу.
  - Здесь есть люк, - Оленька начала искать нужную кнопку.
  -Нет... - пробубнил Филя, - Эта жижа затечёт сюда, и мы утонем. - но Оленька, так строго посмотрела на него, что тот осекся.
  Наконец-то Оленька нашла жёлтую кнопку и нажала её. Люк скрипнул, и яркий солнечный свет ударил им в глаза. Филин хобот, осторожно высунулся наружу. - Всё хорошо, жижа затвердела, - воскликнул Филя, всунув хобот обратно в Космолёт. Они все вылезли наружу и обнаружили маленького медвежонка, который сидел возле утонувшего, почти по крышу Космолёта и лизал его.
  -Сынок, - закричала Медведица, но медвежонок, не обращая внимания, продолжал лизать Космолёт. - Что ты делаешь? Сынок!!! Оленька отломила кусочек застывшей жижи, и сунула его в рот. И тут же, забыв про всё, присоединилась к Медвежонку. -Это шоколад, - пробубнила она с набитым ртом.
  Филя и Медведица пытались оторвать их от шоколада, но это было совершенно бесполезно, оттащив одного, другой продолжал, есть, а когда оттаскивали другого, то первый начинал снова. Промучившись с ними минут пятнадцать, они совершенно выбились из сил. -Оленька, а как же Мальчик, он же совсем потеряется, - но Оленька даже не услышала Филю. - И девочка останется одна... - совершенно беспомощно проговорил он. Уставшая Медведица села на небольшую горку шоколада, и, почесав свой затылок, проговорила, - Филя, я знаю, как мы поступим. Раз моему сыночку здесь так хорошо, мы с тобой оттащим Оленьку в ваш космолет, а я присоединюсь к сыну и через пару минут мы съедим весь шоколад вокруг вашего корабля, и вы сможете полететь дальше. У Оленьки где-то там, далеко-далеко тоже есть Мама, и если Оленька не вернётся к ней, это будет очень плохо, дети должны быть вместе со своими родителями.
  Филя смотрел на неё, и не мог поверить в то, что он мог так плохо к ней отнесся, что мог подумать, будто она их съест. Он подошёл к ней, и обняв хоботом за шею проговорил: -Простите меня, вы потрясающая мама. Я вёл себя как трус, который, который заботится лишь о своей жалкой жизни.
  -Будет тебе длинноносый, хватаем её. - Они схватили Оленьку и засунули в Космолёт, та кричала, билась руками и ногами. Пока Филя пристёгивал её к заднему сидению, она продолжала кричать. Медведица же попробовав кусочек шоколада, набросилась на него, и, через пару минут, Филя смог завести двигатель. Он открыл иллюминатор и прокричал.
  -Залезайте, полетим вместе, - но Медведицу было уже невозможно оторвать от шоколада. Оленька все еще продолжала кричать, она кричала про то, что Филя предатель, что она не хочет быть его Мамой, и ещё много-много очень обидных слов. Филя, молча, вёл Космолёт вперёд, он понимал, что всё, что она сейчас говорит, вызвано лишь тем, что он лишил её шоколада. Вскоре, Оленька успокоилась и замолчала. Филя не смотрел на неё, так как в глазах его стояли огромные слёзы, ведь он не мог поверить в то, что произошло. А особенно в то, что Медведица пожертвовала собой ради них. На приборной панели загорелся красный датчик, что означало "Энергия на нуле", двигатель последний раз, что-то протарахтел и заглох, они резко полетели вниз, навстречу какой-то чёрной неизвестной планете. Они летели вниз, все Филины попытки хоть что-то изменить, были тщетны. - Мы не сможем спасти их, - проговорил Филя, повернувшись к Оленьке, всё ещё привязанной на заднем сидении. - Прости меня Оленька, за те слова, что я сказал, когда мы тонули. Прости. Я не хотел...
  -Это ты прости, за то, что я здесь наговорила. - и слезинки покатились по ее щекам, - Жалко мамочку, жалко, она будет плакать, Девочку жалко, её Мальчик, наверное, уже совсем заблудился, и мы слишком долго летели, и батарейки уже никому не нужны.
  -Что ты сказала?
  -Жалко... Всех, всех жалко....Тебя и Себя...
  -Нет, после, про батарейки, - Филя вдруг взбодрился, - точно, давай мне быстрее, мы ещё можем спастись.
  -Но, как, же Девочка и Мальчик?
  -Если мы погибнем, будет хуже, да я думаю, мы не весь их заряд истратим.
  -Да, - Оленька подёргалась, но она была крепко связана, - вот здесь в кармашке, хватай их быстрее.
  В последнюю секунду, когда они, чуть было не врезались, заработали двигатели, и они зависли на один сантиметр от поверхности планеты.
  -все жизнь перед глазами, теперь там даже это путешествие есть, - заявила Оленька,
  -У меня тоже.
  И они залились громким смехом. Вдруг двигатель Космолета затарахтел и заглох.
  
  6 глава
  Чёрная планета.
  
  - Неужели батарейки уже сели? - раздалось с заднего сидения. Филя проверил все датчики, но все было в норме, - я не знаю, может что-то в двигатель попало...Вон... все стекло грязное - Он нажал на кнопку, дворники несколько раз скользнули по стеклу, но ничего не изменилось, тогда он открыл иллюминатор. Все вокруг было черным, даже их космолет уже покрылся чем-то черным. - тут все черное! - обратился Филя к Оленьке,- нужно выйти и проверить, что с двигателем.
  - Не уходи... я хочу с тобой... мне страшно, отстегни меня, пожалуйста, - попросила Оленька, и когда он ее отвязал они вышли наружу.
  -Что это под ногами? - спросила Оленька.
  -Это... Филя приложил хобот к земле, - Это пепел.
  -Пепел? А что же здесь горело? - Они огляделись вокруг, но ничего кроме чёрного пепла, не было видно, лишь где-то вдали, что-то дымило. Они проверили двигатель, тот был совершенно забит , и нужно было найти способ его отчистить.
  -Пойдём туда, - предложил Оленька, и побежала в сторону дыма.
  -Оленька, я могу... я могу - кричал ей в след Филя, но она его не слышала.
  Спустившись с чёрного пепельного бархана, они остановились около огромного завода, который разве, и можно было разглядеть только вблизи, так как он сливался со всем вокруг.
  У ворот сидел Нигрятенок, они направились к нему.
  -Здравствуйте, - обратилась к нему Оленька, -нам нужно двигатель почистить, у Космолета.
  -Вот там речка, только вряд ли вы сможете там набрать воды, и почистить, что вы там... почистить хотели?
  - космолет - растерявшись, произнесла Оленька.
  -А что у вас здесь случилось? - спросил Филя.
  -Прогресс... - произнес Нигрятенок и хитро усмехнулся. - У нас заводы по всей планете, мы производим чёрные дыры и экспортируем их на всю вселенную.
  -Зачем же вы всё это делаете, если это убивает вашу планету? - обратился к нему Филя.
  -В начале, мы не знали, что отходы настолько опасны, а потом было уже поздно, мы вступили во Всемирную Товарищескую Общину, и единственными производителями чёрных дыр стали мы. - Все остальные планеты отказались от этого, - он тяжело вздохнул, - Вы впервые гости на этой планете за многие годы. Сюда прилетают Космолёты, забирают чёрные дыры и улетают. Мне даже поговорить не с кем. Все давно покинули эту планету, а ведь когда-то это была прекраснейшая планета во вселенной. Когда-то давным-давно, речка была чистой, и я сидел на берегу и ловил рыбу.
  -Ей же было больно, - возмутилась Оленька.
  -В сачок, а потом отпускал, помню старого Сома Сёму, бывало, выловлю его и мы часами с ним на берегу и о жизни разговариваем. Да, были времена.
  -А её никак нельзя очистить? - вмешался Филя.
  -Может и можно. Но для этого нужна прирученная чёрная дыра, чтоб всосать в себя всё это, а такие механизмы производят на другой планете и к нам не доставляют, незачем, - пояснил он.
  -Внутри меня есть чёрная дыра, - и Филя заревел, да так сильно, что не было слышно ничего вокруг, он начал всасывать в себя весь чёрный пепел. Затем поднял хобот и стал всасывать чёрный воздух, потом опустил его в речку и стал всасывать слой чёрной воды. Через несколько минут всё вокруг преобразилось, поверхность планеты стала коричневой с маленькими еле видными, но всё же, видными ростками зелёной травы, речка стала синей, а воздух, стал воздухом, а не чёрным туманом. Когда Филя закончил работу, оказалось, что и Нигрятенок вовсе не Нигрятенок, просто он был грязным, вот и всё. Всё вокруг приобрело свой естественный цвет. Нигрятенок так и сел на свою чистую табуреточку.
  -Неужели это возможно, - не веря своим глазам, произнёс он. - Как мне вас отблагодарить. За спасение моей планеты.
  -Ну, так как вы единственный жилец на ней, значит, она принадлежит вам. Правильно?
  - Да, - не понимая, к чему ведёт Оленька, ответил он.
  -Выходите из этой Всемирной Товарищеской Общины и выключайте заводы.
  -С радостью, - закричал тот и, забежав на завод, нажал какую-то кнопку. И всё остановилось. - Слышите, - спросил он, вернувшись.
  -Что? - не понимая, ответила Оленька.
  -Тишина, только журчание речки. Ура, ура, ура, - и он с разбегу прыгнул в неё. Его примеру последовали и наши герои, вернувшись в космолёт, включили специальную печку, и вещи сразу же высохли. Оказывается, теперь, когда воздух чистый, космолет сразуже завелся, и они поднялись в воздух. -Подожди. У тебя внутри чёрная дыра, - вдруг неожиданно произнесла Оленька.
  -Ага, - с гордостью ответил Филя.
  -Так значит ты Пылемонстр, про которого мне рассказывал Кондиликционер. Так значит ты монстр, - толи с огорчением, толи с разочарованием сказала Оленька, - ты мне врал.
  -Нет, не врал, просто ты не спрашивала, - испугавшись того, что Оленька расплачется, защебетал Филя. - Я же говорил тебе, что ни с кем из нашего дома никогда не разговаривал, вот они и решили, что я монстр. Но я не Монстр, я не монстр, - пояснил Филя. - Ты же знаешь, что я не монстр, - и Филя уткнулся хоботом в кресло.
  -Ты чего Филя, сынок мой, это же замечательно, ты спас целую планету. Да и к тому же я люблю тебя такого, какой ты есть. Будь ты не монстр или монстр. Какая разница, ты мой друг. Мой самый лучший, во всей вселенной друг.
  -Честно? - он поднял не неё глаза.
  -Честно, полетели на Землю, а то не успеем.
  Перед ними уже возникла следующая планета, "Планета Земля".
  
  
  7 глава
  Земля.
  
  -Смотрите две планеты сразу, маленькая желтая и вторая синенькая. На какую полетим? - обратился Филя к Оленьке.
  - я думаю, что нам на синенькую. Видишь, как по ней тьма крадётся. Сейчас, наверное, Мальчик бежит от неё и не успевает. А Девочка где-нибудь там во тьме стоит и от окон дома отойти не может. Так как батареек нет, а мы с тобой их истратили.
  -Не переживай у нашего Космолёта Фары есть, мы сейчас Мальчика найдём и полетим к Девочке.
  -Филя, - с восторгом проговорила Оленька.
  -Что?
  -Какой ты у меня умный, - и она погладила его по голове. Давай снижайся.
  - Это самая большая планета из всех, где мы были, и так просто Мальчика нам не найти. знаешь, что Летим туда где кончается тьма, скорее всего, Мальчик там, бежит от неё. - И они спустились почти к самой Земле, они летели очень быстро, но тьма гналась за ними буквально по пятам, в нескольких метрах от хвоста космолета. - Вот там смотри, - и направив фары на Землю, они увидели, как внизу, за Мальчиком гналась Тьма. - Это он, - и они спустились ещё ниже, Мотор ревел, как сумасшедший, Мальчик поднял голову и увидел, что к нему подлетает Космолёт.
  -Прыгай скорее, - крикнул Филя через открытый иллюминатор. Оленька тем временем открыла боковую дверь и скинула вниз один из ремней безопасности. -Цепляйся, - прокричала она. Мальчик прыгнул и схватился за спасительную ниточку, Он начал подтягиваться, но видимо бежал так долго, что совсем обессилил.
  -Я не могу, - проскулил на последнем дыхании Мальчик, я сейчас упаду.
  -Филя садись, - прокричала Оленька, - Иначе он сорвётся. Космолет приземлился, и только тогда мальчик сумел заскочить, на заднее сидение и захлопнуть дверь, свет в салоне космолета начал мерцать.
  -Что нам теперь делать? Солнце встаёт только через шесть часов.- переводя дыхание проговорил Мальчик.
  -Мы отправимся к твоей Девочке домой, там у неё горит свет, и ничего не страшно... - Я сомневаюсь, - остановил ее Филя, - остатка энергии не хватит даже на то, чтоб взлететь, эта погоня сожгла всю энергию.
  - А её хватит, чтоб переждать тьму? - обеспокоенно спросил Мальчик.
  -Её хватит на пять минут, а дальше тьма, - ответил Филя и замолчал.
  -Зачем я ушёл от неё, - через минуту произнес Мальчик, - Нужно было остаться у неё в гостях.
  -Ну и что нам остаётся? - обратилась Оленька к Филе.
  -Не знаю, мы попадали в различные ситуации, но эту нам не преодолеть. - И Филя достал из Кармана кусочек шоколада, который он припрятал на шоколадной планете.
  -Это тебе.... а это тебе, - сломал он шоколадку и передал Оленьке и Мальчику.
  -Я так люблю шоколад, Спасибо, - поблагодарил Мальчик.
  -Я тоже. - И вдруг Оленька вспомнила, что сказала Мамочка, ведь Девочка дала Мальчику более важное и нужное "Любовь".
  -Где у тебя Любовь, - стала допытывать его Оленька, - С той Любовью, что дала тебе Девочка, мы можем, что-то и сможем сделать. - Мальчик проверил все свои карманы, но Любви, не нашёл. - Наверное, я её потерял, пока бежал.
  - Ну и глупый же ты, любовь нельзя потерять, она внутри тебя, так что ищи там. - Но и там Мальчик ничего не нашёл, может он просто и не знал, что ему нужно искать. Свет в Космолёте начал потихоньку гаснуть.
  - Всё, - заявил Филя, - Мы пропали. Прощай Оленька, прощай Мальчик.
  - Прощай Филя и ты Оленька.
  - Прощай те друзья.
  - Мамочка я так люблю тебя, но жизнь жестокая вещь, и видно, больше никогда я тебя не увижу. - Свет погас. Тьма тут же пробралась вовнутрь, и по коже Оленьки пробежались здоровенные мурашки.
  -Я понял, - прокричал радостно Мальчик, она здесь в Сердце, - и свет настолько яркий забил из его груди, что не только осветил улицу, но и зарядил двигатель Космолёта.
  -Ура... - закричали все, - Полетели!!!
  Они отвезли Мальчика к Девочке, которая всё так же стояла на улице и не знала, что делать. Она очень обрадовалась, когда увидела Мальчика, выходящего из Космолёта. Они обнялись и пошли к Маме, но тут Мальчик вернулся к Оленьке и Филе.
  -Спасибо Вам, вы спасли меня. Я этого никогда не забуду, прилетайте к нам ещё, только когда будет утро, и тогда мы с вами вместе погуляем, а теперь, мне пора... ещё раз спасибо, - Мальчик вернулся к Девочке, и они зашли в дом.
  -Ну, что возвращаемся обратно, - проговорил Филя, - Твоя Мамочка тоже ждёт тебя.
  -Да. Полетели, она даже не сможет представить, какие приключения мы пережили, что бы спасти Мальчика. - Они сели в Космолёт и полетели обратно, пролетая мимо уже известных планет, они смотрели в иллюминатор, и видели как их жители, махали им, завидев их Космолет. Бывший Нигрятенок, сидел на берегу и беседовал с вернувшимся в реку Сомом Семой. Медведица с Медвежонком, наевшись, сидели у кучки шоколада и тоже махали им лапами, так же как и все жители Школяндии. Только Критиканы сидели и критиковали друг друга, - "Но кто так машет?! Вот так надо".
  -А вот и твой дом, - сообщил Филя, Оленьке.
  -Знаешь, что я решила, я каждый день буду тебя выгуливать. Хочешь?
  -Конечно.
  И они крепко обнялись.
   ***
  Все бегали по дому.
  -Где она? - раздавалось со всех сторон.
  И только, когда Мамочка зашла в гараж, она увидела Оленьку, спящую на переднем сидении Машины обнимающую старый пылесос, она успокоилась. - Оленька, как же ты меня напугала, - произнесла мама.
  -Мамочка!!! Мы спасли Мальчика, - сквозь сон проговорила Оленька.
  -Молодец, доченька моя, - и, взяв Оленьку на руки, она отнесла её в кроватку. - Молодец.
  
  Конец.
  
  
  
  
  
  
  "Куда уходят трамваи?"
  
  - Куда уходят трамваи? - еще раз повторила Оленька, но ей никто не ответил. - Мама! - мелкие мурашки пробежали по ее спине, - Мама... - повторила она чуть тише и спрыгнула со стула на пол. Беленькие башмачки наступили на ворс ковра, и теперь ее собственные шаги стали совершенно беззвучны.
  - Мама, - уже шепотом пробормотала она, подойдя к двери, но леденящий металлический звук тормозов остановил ее. В секунду она влетела обратно на стул, прижала ладошки к уже замерзшему стеклу и сквозь образовавшуюся проталину увидела, как желто-красные глаза трамвая моргнули, и в заднем стекле Оленька увидела свою маму.
  - Мама, - она села на стул, ее щечки немного передернуло, и словно ручьем слезы полились на джинсовый комбинезон.
  - Так, все! - через тридцать одну секунду она остановила себя, - поплакали, теперь пора что-нибудь сделать... Чтобы спасти Маму, нужно придумать план, - она вытащила белый ватман и цветными карандашами написала:
  
  "План."
  1. Спасти Маму.
  Конечно, она хотела так написать, но она еще плохо знала орфографию и грамматику - только через год она должна была отправиться в школу, и поэтому она написала: "СПОСМИ МАМА". Как бы то ни было, она сама понимала, что написала, а это самое главное.
  2 - "ТРАВАЙ"
  Что означало найти трамвай.
  3 - "ДЕТСЯ"
  Одеться.
  4 - "ЭНУТСА"
  Это, наверное, самый важный пункт. Это вернуться, вернуться со спасенной мамой.
  Вот такой не замысловатый, на первый взгляд, план составила Оленька, но тут же столкнулась с первой проблемой, Љ1 было "Спасти маму", а Љ3 - "Одеться".
  - Буду действовать по обстоятельствам, - решила Оленька и побежала одеваться, - но придерживаться плана все равно нужно.
  Через несколько минут Оленька вышла из своего дома на улицу. Совсем не большие хлопья снега сразу же покрыли ее протянутую варежку,
  - Ветер северный или южный? Конечно, северный, - сама себя перебила Оленька, - с севера летит снег, с востока - листья, с запада - дождь, а с юга - птицы.
  То, что снег лежит на севере, знают все, поэтому Оленька и решила, что снег с севера; а что с юга птицы - это тоже знают все, но вот про дождь и листья она сама придумала. Но не будем надолго отступать от повествования, так как, пока я все это говорил, Оленька успела дойти до того места, где совсем недавно стоял тот самый трамвай, что забрал Маму.
  - Так, так, так, ... - оглядываясь вокруг, бормотала Оленька, - и что мне теперь делать? План...
  Она достала огромный ватман, но не успела его даже развернуть. Он выскочил из рук, распахнувшись, взвился в воздух и уже через секунду летел выше деревьев.
  - Это все злые друзья трамвая хотят мне помешать! - пронеслось в ее чудной голове. - Я все равно найду ее, - прокричала она вслед ватману, и, сделав два шага, упала.
  - Что это? - под слоем снежинок она увидела рельсу, - железяка, наверное. Да нет, точно! Это следы! По ним-то я и выслежу трамвай.
  Снега было так много, что ей постоянно приходилось наклоняться и стряхивать снежинки с рельсы, чтобы не сбиться с пути
  - Эх, я так буду очень долго идти, нужно что-нибудь придумать, - пробурчав себе под нос, Оленька сошла с путей и начала что-то искать, но ничего подходящего не нашла.
  И это даже хорошо, ведь именно в эту секунду по рельсам проехал другой трамвай. Он тарахтел, скулил и стучал, его круглые глазки жалобно сверкнули, когда он проехал мимо Оленьки.
  -Стой! - крикнула она, но, наверное, он ее не услышал, так как проехал дальше, даже не притормозив. - Стой!
  У людей есть близорукость и дальнозоркость, скорее всего у трамваев есть "близослухость" и "дальнослухость", подумала Оленька, увидев, что он остановился.
  - Сейчас, сейчас, - Оленька опять вбежала на трамвайные пути, где сквозь тысячи снежинок вдалеке виднелись желтые прищуренные глазки трамвая. - Их, наверное, не тысячи, а тысячи тысяч или миллион, может даже два, - на бегу было очень сложно что-либо говорить вслух, поэтому она закрыла рот, и мычала, - нет... растерянно сказала Оленька, когда трамвай подмигнул ей обоими глазами и скрылся за поворот.
  - Мне, наверное, никогда теперь не найти Маму! Злой трамвай, наверное, слишком злой и властный. Его все боятся, и ему все подчиняются. Вот этот хотел мне помочь, но его тут же заколдовали и утащили, чтобы разобрать. Так как, если невозможно что-то починить или настроить, то это перебирают, - так говорил Папа, когда пытался починить Мамин миксер, но тот был не настраиваемым, и до сих пор лежит разобранный в кухонном шкафу. Вот и этот трамвай сейчас утащат и разберут, а собрать обратно не смогут, и все из-за меня, - с укоризной пробубнила себе под нос Оленька.
  Ветер поднялся такой силы, что сдувал с ног. Дважды она падала, но все равно поднималась, натягивала шарф по самые глаза, и шла дальше, уже не расчищая рельсы, а пиная их своими маленькими валенками. Дойдя до перекрестка, на котором трамвай утащили направо, она остановилась.
  - Вот... новый поворот... - вспомнив мотив какой-то песенки, пропела Оленька, - и куда мне идти? - она сняла варежку, и, словно веником, расчистила то место, где рельса разъезжается.
   Ничего себе: оказалось, что здесь не только поворот направо, но и налево, и прямо.
   - Как в сказке у богатырей, только камня не хватает. Наверное, его просто убрали, ведь мы в двадцать первом веке живем, и все про все знают. Надо вспомнить... надо вспомнить... Направо - коня потеряешь, себя спасешь; налево - противоположное: то есть, себя потеряешь, а коня найдешь. Фу, зачем мне конь, у меня совсем маленькая комната, и конь мне совсем не нужен. А прямо... прямо... и себя, и коня... потеряешь. Ну, следовательно, мне нужно идти направо, себя не потеряю, коня потеряю, а коня у меня нет... так что мне терять нечего. Правильно! - обрадовалась Оленька и, повернув направо, продолжила свой путь.
  Вдалеке контур какого-то замка пробивался сквозь снежинки. Раскачивающийся фонарь возле замка освещал ноги четырех великанов, их толстые стопы прижимали, наверное, сразу триста или даже больше снежинок. Те стонали, звали на помощь, но никто не откликался на их зов.
  - Помоги им, - раздался голос у самого Оленькиного уха.
  - Кому помочь? - озираясь по сторонам, спросила Оленька.
  - Моим сестричкам-снежинкам. Они так мучаются, посмотри, сколько из них уже раздавлены или скатаны в снежок. Видишь снеговика - вон там, справа?
  Оленька провертелась вокруг, увидела снеговика, посмотрела налево, так как если говорят, что слева, значит, человек стоит справа, но и там никого не увидела.
  - Кто ты?
  - Я снежинка, меня зовут Ю.
  - Ю... это такое имя? Этого не может быть, таких имен нет.
  - А вот и есть, - немного надменно ответила ей Ю.
  - Хорошо.- "Наверное, это китайская снежинка", - подумала про себя Оленька и в тоже время ответила, - И чем я могу помочь?
  - Спаси их.
  - Как?
  - Ты - человек, вы их слепили, вы их и разлепите.
  Оленька подошла к снеговику, обошла его вокруг, но так и не поняла, что значит разлепить снеговика.
  - А как можно разлепить снеговика? Я могу его сломать, но ведь от того, что я его сломаю, снежинки из комков не раскатаются обратно, - возмутилась Оленька.
  - Ломай, - прозвенел голос Ю.
  - Хорошо, если это необходимо, я сломаю, - и только она собралась стукнуть по снеговику рукой, как раздался еще один незнакомый голос.
  - Не надо, - сказал он.
  - По-моему, я схожу с ума, - с улыбкой проговорила Оленька. - Ю, это к тебе какая-то другая снежинка... упала?
  - Первый раз слышу, - невозмутимо пропищала Ю.
  - Я снеговик, не ломай меня! Меня сделали только вчера. Дайте хоть пару дней пожить, - немного с хрипотцой отозвался голос.
  Оленька обошла его, и там, где была воткнута ветка вместо носа и камни вместо глаз, ей улыбалась большая, выложенная ягодами рябины улыбка.
  - Привет, - проговорил еще раз Снеговик.
  - Здравствуйте, - тоже улыбаясь, ответила Оленька.
  - Salut - "Наверное, по-китайски", - подумала Оленька про приветствие Ю.
  - А вы давно здесь стоите? Вы не видели злой трамвай, что похитил мою Мамочку? - выпалила ему Оленька и с надеждой уставилась в его два серо-коричневых камешка.
  - А как выглядит твоя Мамочка? - с важным тоном спросил Снеговик.
  - Хорошо... На ней была синяя, как у меня куртка, только длиннее, до сюда, - и она показала на свое колено, шапка с помпончиком, и... и... и... не помню.
  - Что это такое, - возмутилась Ю, - ты первая должна мне помочь, ломай его, ломай сейчас же, а уж потом спрашивай.
  - Ю, как я буду его спрашивать, если я его сломаю? Ты говоришь какой-то бред, ты маленькая, злая... жадина! - не найдя больше слов, рассердилась Оленька. - Ты думаешь только о себе, так нельзя, и я с тобой больше даже разговаривать не буду.
  - Но я первая! - не унималась Ю.
  - Нет, я первая! Во-первых, потому что моя просьба никому не причиняет каких-либо увечий и травм, а, во-вторых, я старше... - вдруг заключила Оленька.
  - И сколько же тебе? - все тем же надменным тоном продолжала Ю.
  - Мне шесть лет... понятно?
  Кажется, снежинка такого не ожидала, она думала, что ей пять или шесть часов, но уж никак не лет. Поэтому она, наверное, насупилась и замолчала, так как больше ее возражений Оленька не слышала.
   Вдруг из-за поворота, у которого еще совсем недавно Оленька решала куда идти, повернул трамвай. Он пронесся мимо нее, остановился у замка и, забрав великанов, отправился дальше.
  - Так куда уходят трамваи?
  - Я вспомнил: тот трамвай поехал вон туда, прямо, в ту же сторону, что и этот, который только что был здесь. Тебе нужно пробраться в него, и тогда ты доберешься до того места, куда они ходят, -радостно, почти с восторгом произнес Снеговик. - Если я еще чем-то могу помочь, то обращайся.
  - Да, да... мне можно вас сломать? - спокойно сказала Оленька, от чего и вызвала у Снеговика какую-то нервную дрожь. Он никогда не думал, что можно вот так спокойно, совершенно без зазрений совести, кого-либо сломать.
  - Зачем,... зачем... ты-то хочешь меня сломать? - сквозь слезы отозвался Снеговик, - о великий сугроб, зачем, зачем ты меня создал, за что мне такое наказание, я же не сделал никому ничего плохого; собаки меня всего обметили, вороны обклевали, мальчишка один пнул, вот - полтуловища снес. И сейчас, от кого! - от маленькой девочки, я должен принять свою суровую учесть! - маленькие комочки слез скатывались с его глаз.
  - Снеговик, но ты же сделан из снежинок, и я обещала Ю спасти их. Я обещала.
  Он немного успокоился и уставился на нее своими серо-коричневыми глазками.
  - Но это невозможно, дождь превращается в снежинку, снежинка в комок, комок в снеговика, затем снеговик тает и превращается в ручей, а ручей в озеро, пруд или реку, дальше река в облака...
  - Что? - Оленька не знала, что река превращается в облака, и поэтому еще внимательней стала слушать снеговика. Она скрестила пальчики в варежке, чтобы запомнить, и потом задать свои вопросы.
  - Облака в дождь, дождь в снежинки, и возможен только такой порядок, и никакой иначе. Сломав меня, комки обратно в снежинки не переделать.
  - Врешь, - раздался голос Ю.
  - Нет, попробуйте сами, - крикнул ей Снеговик. Оленька взяла на левую варежку несколько десятков снежинок и сжала их, потом попыталась образовавшийся комок разложить на снежинки, и у нее действительно ничего не получилось.
  - Убийца! - раздался голос Ю. - Они же живые, а ты их сейчас убила.
  - Нет, не убила, - вмешался снеговик, а превратила в комок. Вот и все. Слышишь, это трамвай едет, беги быстрей, иначе не успеешь. - И Оленька побежала в сторону замка, так и держа скрещенные пальцы в правой варежке.
  - Я совсем забыла у него спросить, ой,... а что же я хотела спросить? - пронеслось в ее голове.
   Добежав до замка, она замерла: из-за поворота показались круглые глаза трамвая. Он звякнул, скрипнул и стукнул несколько раз, перед тем, как остановиться. Будто огромный хищник, он открыл свою пасть. Оленька подняла ногу и ступила на первую ступень трамвая, затем вторую, третью и, спокойно пройдя под валидатором, села на кресло. С тем же скрежетом дверь закрылась. В салоне никого не было.
  - Следующая остановка Ч-й пруд, - прозвучал голос какого-то мужчины.
  Тусклый свет в салоне, замерзшие окна и стук колес создавали довольно странную, даже жуткую атмосферу, от чего Оленьке стало еще холоднее.
  - Как же моя Мамочка ехала в таком же монстре. Ю, ты здесь? - ей никто не отзывался, - Ю, я серьезно, - раздавшийся страшный скрежет испугал Оленьку так, что она вжалась в кресло и закрыла варежками глаза. - Что же я вечно попадаю во все эти неприятности, ни одно путешествие без этих страшилок не обходится. Ю, если ты сейчас не отзовешься, я отряхнусь.
  - Ну здесь, я, - пропищала Ю, с ее правого плеча.
  - То-то же... ой, а что это там, - в конце салона Оленька увидела какое-то движение, - Ю, ты видела?
  - Нет там ничего.
  - Ну и хорошо, пойду, проверю. - И, соскочив с кресла, Оленька пошла в хвост состава. - Эй... здесь есть кто-нибудь? Я очень опасная, так что не вынуждайте меня, вас.... - с полминуты она думала, что же ее не вынуждать, - кусать вас! Я стольких перекусала! - придумала Оленька, но ей все равно никто не ответил, - ну все... я сейчас буду кусаться, - еще громче сказала она.
  - Я железный, ты зубы сломаешь, - раздалось из за последнего кресла. - я не боюсь тебя, ты же просто девочка, причем даже очень маленькая, наверное, самая маленькая из всех, что я видел, а видел я их немало.
  - Ну и кто же ты? - пытаясь не показать обиду, спросила Оленька.
  - А вот я тебя съем, давно я не ел девочек, - и тут же задние кресла отскочили в потолок. В свет тусклого трамвайного фонаря вышла огромная металлическая коробка, напоминающая черепаху. Она распахнула огромную металлическую пасть, переполненную всякими гайками и шурупами. - Я съем тебя... - и, распихивая кресла, металлический монстр стал приближаться к Оленьке.
  - Ю, что мне делать?! Ю! Помоги мне! - но Ю не отзывалась.
  Отойдя практически до валидатора, Оленька уперлась в стену. - Как же, как же моя Мамочка, наверное, этот монстр ее и съел! - Я не боюсь тебя... - и она сделала несколько шагов вперед, - не боюсь...- и она зарычала, громко-громко, то ли от страха, то ли от смелости, - иди сюда... давай... - и она сделала еще несколько шагов вперед. Они практически вплотную подошли друг к другу.
  - Я тебя съем, - проговорил металлический монстр
  - А я не боюсь,... ешь!... Я должна спасти свою Мамочку, и я готова к любым трудностям.
  - А я...я...я... - Монстр не знал, что сказать.
  - Ты хам! Потому что мы с тобой первый раз встретились, и ты сразу решил меня съесть, даже не поинтересовавшись "Кто я?", "Откуда?" и "Куда иду?". У меня очень важная миссия, и мне с нее нельзя сворачивать. Или... или... ты чего? - металлический монстр вдруг, ни с того, ни с сего, отвернулся и ушел в угол, откуда вышел. - Ты чего, я же не закончила... ты чего... я обидела тебя?
  - Уходи... - пробубнил монстр из своего угла.
  - Куда уходят трамваи? - спросила его Оленька, подойдя совсем близко и погладив по металлической голове, - ты можешь мне ответить?
  - Я не могу сказать, если я скажу, меня переплавят на гайки и винтики.
  - У вас все так строго... Ты можешь мне хоть как-то помочь?
  - Нет,... уходи, - и он посмотрел на нее своими маленькими лампочками. Дверь опять с тем же скрипом открылась, порыв ветра ворвался внутрь салона, - уходи, - еще раз проговорил монстр, - сейчас... - и он моргнул одной из своих лампочек.
  В ответ Оленька моргнула ему и выскочила на улицу.
  Открою небольшой секрет, Оленька не знала, что у него немного испорчена проводка, и это подмигивание было вызвано не тем, что он хотел помочь Оленьке, а тем, что, открыв пасть, он закоротил их, и теперь она оказалась в совершенно незнакомом месте города. На улице было уже совсем темно.
  - А вдруг Мамочку... уже... какой-нибудь вот такой монстр, у которого совсем нет чувств...
  Перед ней возникла огромная белая площадь, в центре которой стояла плохо украшенная елка. На вершине ее красовалась красная звезда, а по веткам была рассыпана елочная мишура, которая бросалась то влево, то вправо, в зависимости от потока ветра. Елка была воткнута прямо в снег, и выглядела так, будто в нее врезался кто-то на велосипеде.
  - Пизанская елка, - сказала Оленька и направилась через площадь к ней, но только она наступила на поверхность площади, как тут, же поскользнулась, и покатилась прямо к елке. С минуту она пыталась подняться на ноги но, то руки разъезжались, то ноги.
  - Да что же это такое... - не вставая, она поползла обратно, к тому месту, где вышла из трамвая. - Зачем я хотела идти к елке, ведь новый год уже прошел, даже старый новый год прошел, рождество прошло, так что там подарков точно нет... - бормоча себе под нос, она все ползла и ползла,- вот... что за человеческая алчность... увидела елку, и сразу пошла за подарками, бесплатный сыр бывает только в мышеловке, ах...- она прислонила лоб к льду чтоб немного охладиться, так как уже совсем выбилась из сил. - Я поняла, это ловушка, злой трамвай специально так все подстроил, чтоб я никогда не смогла спасти свою маму. Ну уж нет, - и она с еще большей силой принялась ползти к берегу, уже через минуту она сидела на берегу.
  - Ю... Ю... а ты что скажешь? - переводя дыхание поинтересовалась она. - Это ловушка или нет?
  - Мне кажется, с твоей стороны было глупо выходить из трамвая, так как твоей Мамочки здесь точно нет, здесь вообще кроме этого замерзшего пруда, ничего нет.
  - Как это ни грустно, но нас обманули, а мы как маленькие поверили. - Строго проговорила Оленька, отряхиваясь от снега.
  - Я не верила! Я вообще была нейтральна, - возмутилась Ю.
  - Вот я и говорю, как маленькие, я поверила, а ты промолчала. Если бы ты хоть чуть-чуть возмутилась, тогда да, а так... - она тяжело выдохнула,- как маленьких.
  - Ну если на то пошло, то вон там кажется еще один трамвай, так что мы можем продолжить наше, то есть, ты можешь продолжить свое путешествие, - и, фыркнув, Ю, наверное, отвернулась. Наверное - потому как Оленька ее не видела, а могла лишь предположить, что она и сделала.
  В отличие от предыдущего, зловещего и странного трамвая, перед ними предстал совершенно другой - он был голубого цвета, и когда он подошел, то широко улыбнулся, и пригласил их войти.
  - Дамы и господа, добро пожаловать в Голубой вагончик, - произнес тот, и двери закрылись, - вы едете по самым прекрасным и замечательным местам нашего старинного города...
  - Извините, пожалуйста, - попыталась остановить его Оленька, но он, не обратив внимания, продолжил.
  - То, что вы видите справа - это старинный монастырь семнадцатого века, основанный еще...
  - Извините, пожалуйста, - прокричала Оленька, но тот все равно продолжал свою речь.
  - А вот слева находится музей старинной техники. Раритетные машины, первые двигатели внутреннего сгорания, и самый первый трамвайный вагон нашего города, кстати, дата его изготовления...
  - Я поняла! Там, там! - и Оленька ткнула пальцем в замерзшее стекло, - там, если кто-то не работает по своей профессии, а занимается всякой чушью, так говорил мой Папа, то тот озлобляется, становится мстительным, обидчивым, скорее всего мою маму похитил самый первый трамвай. Выходим. Остановите, пожалуйста...
  - А прямо перед вами находится Литературный музей, но сейчас он заброшен и исторической ценности не представляет, также как и заброшенная школа за ним, а вот сейчас перед вами предстанет первый в России ресторан быстрой еды, который работает уже двадцать два года, обеспечивает вкусной едой, от пяти до семи тысяч людей в день...
  - Он врет, ты слышишь Ю? Он врет, - он на стороне злого трамвая,
  - Следующая остановка отменена, - и трамвай проехал мимо остановки.
  - Он нас везет к своему злому начальнику, - вскричала Оленька. Конечно, не от этого экскурсионный вагончик взбесился и понесся прямо, а от того, что пожилая женщина, сидящая за рулем, вдруг заснула, и уснув, нажала на какую-то кнопку.
  Вагончик проскочил еще две остановки, при этом невозмутимо продолжая расписывать прелести старой части города.
  - У меня ощущение, что мы уже где-то в Африке, или Америке, на такой скорости, мы могли уехать куда угодно, - вцепившись в кресло, проговорила Оленька, да и к тому же сквозь замерзшие окна было совершенно не видно, куда несся этот трамвай, поэтому в ее голове и возникали всевозможные страны, острова и даже континенты.
  - Впереди все видно, иди туда,- подсказала ей Ю.
  Сквозь лобовое стекло было видно, как мимо вагона мелькают дома, перекрестки, удивленные лица людей, увидевших вагон трамвая без водителя.
  - Что делать Ю? - спросила у нее Оленька,
  - Нужно пролезть вот здесь, и выключить трамвай, остановить его.- Кричала ей на ухо Ю.
  - А сейчас мы проезжаем мимо прекраснейшего парка, где еще в семнадцатом веке любил прогуливаться великий русский поэт....
  Оленька пролезла сквозь небольшую щель рукой, нащупала рычаг двери и открыла ее. У ее ног лежала пожилая женщина в красном платке.
  - Проснитесь! Проснитесь!- кричала Оленька в надежде ее разбудить, но ничего не получалось. Тогда Оленька взобралась на кресло водителя, перед ней предстала огромная приборная доска со всевозможными кнопками и рычагами. - Я думаю это не сложней, чем управлять космолетом, а я однажды летала. Так нужно нажать нужную кнопку, - она нажала на "Желтую", и все двери распахнулись, ледяной ветер тут же заполнил весь салон. - Нет, не то, - она нажала на нее еще раз и двери закрылись. - Может эта, - и она нажала на "Зеленую"; свет, голос трамвая, фары все погасло, но трамвай продолжал ехать. - И это не то.
   Она нажимала на все кнопки подряд: то включались дворники, то объявлялись остановки, то двери вновь открывались и закрывались. Проверив все кнопки, она увидела рычаг "STOP" и опустила его вниз. Трамвай остановился. От резкого торможения женщину, лежащую на полу, немного дернуло, и она проснулась.
  - Что случилось? - сквозь дрему спросила она.
  - Все хорошо, вы спите, я трамвай уже остановила. А вы не подскажете, куда уходят трамваи? - спросила у нее Оленька.
  - В депо. - Пробубнила женщина, пытаясь встать. Оленька не стала ей мешать, она нажала на "Желтую" кнопку, и вышла на улицу. Перед ней стояло огромное ярко освещенное здание, множество рельсовых путей соединялись в одни и уходили в темноту огромной арки с тяжелыми металлическими, распахнутыми настежь воротами.
  - Только не говори, что нам туда, - почти спокойно шепнула ей Ю.
  - Туда, мама где-то там...эх...- она тяжело выдохнула, и пошла в сторону "Депо".
   Оленька вошла вовнутрь. Множество трамваев жалобно смотрели на нее со всех сторон, скулили и просили помочь.
  - Только я прошу вас, не говорите, что видели меня, не говорите, - проговаривала она, проходя мимо трамваев, - извините, вы не видели мою Мамочку? Ее забрали от моего дома.
  - Сюда, сюда, иди сюда, - услышала она уже знакомый голос металлического монстра, она стала пробираться под днищами трамваев, чтобы сразу выйти к монстру, а не обходить их все, но вдруг она замерла, прямо под днищем одного из них. Пред ней предстала ужаснейшая картина: огромный робот сидел в углу и держал тот самый трамвайчик с металлическим монстром. Он дернул один раз, и задние колеса трамвайчика отлетели в ящик возле стены, дернул еще раз, и вторая пара колес отскочила туда же. Еще и еще, и вот у трамвайчика не осталось не одной пары колес.
  - Как это ужасно! И все из-за нас! - зажимая себе рот от ужаса, проговорила Оленька.
  - Из-за тебя, - ответила ей Ю.
  - Ну и вредина же ты, вот сейчас дуну на плечо, и ты растаешь! - Ю ничего не ответила, лишь пискнула, потому как робот уже успел вырвать вагончику все двери и начал вырывать окна. - Если мы ничего не сделаем, он совсем разберет его, - вдруг металлический монстр выскочил из вагончика, попытался отбежать, но его тут, же поймала цепкая рука робота. - Нет! - одно движение, и разобранный металлический монстр отправился в один из контейнеров.
  - Так ему и надо, - как бы про себя сказала Ю, при этом так, чтобы Оленька это услышала.
  - Ю... ты совсем не понимаешь, что он такой же живой, как ты или как снеговик? Да, я поняла, - Оленька вдруг сняла варежку, и вспомнила тот вопрос, который хотела задать снеговику, - чтобы вновь делались новые трамваи нужно, чтобы старые разбирались. Из винтика делают трамваи, из трамвая - винтики. А люди, у людей так же, когда появилась я, кто-то... исчез. Так , что ли... какая это без... без ...- она не знало какое слово здесь нужно, - жестокая... жизнь. Нет, это не справедливо, у этого трамвая была своя жизнь, как и у каждой снежинки, каждой девочки, и каждой Мамочки. Я остановлю этот круговорот разрушения и создания.
  Оленька вскочила и побежала прямиком на робота, слезы из ее глаз капали прямо на бетонный пол, робот увидел это и остановился.
  - Что тебе нужно, девочка? - спокойно, даже величественно произнес робот.
  - Я пришла, чтобы остановить тебя.
  - Я элемент системы и меня не остановить, - рассмеявшись, продолжал тот. - Я нужен этому миру, я часть его...
  - Ты часть жестокого и несправедливого мира, и тебя нужно остановить.
  - Ты тоже когда-нибудь станешь частью этой системы, - не унимался робот.
  - Нет, я все изменю, я сделаю мир другим, чтобы дети рождались, не обязательно, чтоб кто-то умирал...
  - Обязательно. - Как бы с сожалением сказал робот. - Пойми, когда-нибудь и меня разберут, мне будет жалко себя, обидно за себя, за то, что я всю свою жизнь работал как проклятый, и в конце получаю то, что... получу, - с еще большим сожалением закончил он.
  - Отпусти мою маму, отдай ее... - не зная, что еще противопоставить ему, крикнула Оленька.
  - У меня нет твоей мамы, у меня только мои трамваи.
  - Я видела, как один из твоих трамваев увез ее, отдай ее мне! Она моя!
  - Ха-Ха... - ты проделала такой путь и даже не поняла, что мы не посягаем на вас, как снег не посягает на нас, так и мы не посягаем на вас! Кто вез ее маму? - раздался его громогласный голос.
  - Я - прошипел красно-желтый трамвай, - она вышла на остановке! Школа".
  - А я ее потом отвез домой, - отозвался в другом конце депо синенький трамвай.
  - Вот видишь, - вновь робот обратился к Оленьке, - твоя мама дома, а ты здесь с нами. Представь, что сейчас творится в душе твоей мамы. Что она думает? Она же не знает, что ты здесь. Она думает, что ты потерялась.
  - Да,- пронеслось у Оленьки в голове, - я даже не оставила записки, где написала бы, что пошла ее спасать, вечно я так, сначала что-то придумаю, а потом мучаюсь.
  - Это очень жестоко с твоей стороны, - произнес робот и замолчал. - С минуту он даже не двигался, не шевелился, - я придумал, раз ты такая непослушная, я разберу тебя.
  - Что? - удивилась Оленька.
  - Что? Что? Как...? Раздавалось с разных концов депо, скопившиеся трамваи были в шоке.
  - Как это разберешь? Не понимаю, - повторила Оленька, - мы же во всем разобрались, все, я пошла домой.
  - Стоять, - заревел он. Все трамваи задрожали от страха, впервые они видели его в такой ярости.
   - я разберу тебя, как сломавшийся ни к чему не пригодный трамвай, отделю ножки, ручки и все остальное тоже...
  - Что-то мне это не нравится - немного растерянно прошептала ей на ушко Ю.
  - Ты думаешь, мне это нравится, - ответила ей Оленька.
  - Беги....
   Оленька принялась прятаться от робота под трамваями, он подхватывал один трамвай, тряс его и отбрасывал в сторону, еще и еще.
  - Нам нужно что-то придумать, - прошептала ей Ю.
  - Что я могу придумать, когда меня пытаются разобрать на кусочки? - пролезая по очередной трамвай, пробубнила Оленька.
  - Помнишь кнопки?
  - Какие кнопки?
  - Когда мы ехали в этом болтливом вагоне, ты дернула рычаг, и все остановилось, нужно найти такой же рычаг у него, и он тоже остановится.
  - Тебе легко сказать - найти рычаг! Ты снежинка, он тебя не разберет, - пробираясь под последний, еще стоящий вагон, проговорила Оленька, - упс...
  - Что?
  - Что, что?
  - Ты сказала упс.
  - Да, я сказала "упс", потому что мне бежать некуда, - она потрогала холодную бетонную стену, - все... прощайте, все мои игрушки. Прощайте все...- и она закрыла глаза, робот поднял последний вагончик и, увидев под ним Оленьку, не на шутку обрадовался.
  - Наконец ты, я так долго тебя искал, - он схватил ее и поднял высоко вверх.
  - Можно, я, - с последней надеждой вымолвила она, - позвоню.
  - Маме? Нет, нельзя, я сентиментален и боюсь, что ты растрогаешь меня, а я этого не хочу.
  - Нет, не маме, а вон в тот колокольчик, что возле вон той стеклянной будки. - И она указала пальцем на него, - мне он так понравился,
  - Я тебя собираюсь разобрать, а ты хочешь позвонить в колокольчик. - Не понимая, возмутился робот. - Уж не хочешь ли ты меня обмануть и сбежать.
  - Куда я сбегу, до дверей вон, сколько идти, - действительно, до дверей, в которые вошла Оленька, было метров двести, поэтому, даже если бы он ее и отпустил возле будки, она не успела бы убежать. Он посмотрел на нее еще раз.
  - Обмануть хочешь? Зачем звонить в колокольчик?
  - Ты вроде робот, а такой не сообразительный. Я же ребенок - мне свойственно хотеть во что-нибудь позвонить, во что-нибудь стукнуть, крикнуть... АУУАЙ! - крикнула Оленька каким-то не естественным голосом.
  - Хорошо, звони быстрее в свой колокольчик, - он отпустил ее возле самой будки, она подошла к колокольчику, и стукнула первый раз.
  - Ну, все, - раздался голос Робота, и только его рука придвинулась к ней, как она ударила еще раз,
  - Еще! - крикнула она, - еще! - и она ударила в третий раз,
  - Нашла, - раздался голос Ю, - вон там справа, у стены!
  - Кто здесь еще? - взревел робот.
  И только он собрался схватить Оленьку, как та ловко юркнув в будку, опустила рычаг вниз.
  - Я тебя.... - робот остановился.
  Оленька осторожно вышла из будки и пошла в сторону дверей, но вдруг остановилась, развернулась, и в куче валяющихся вагонов начала искать Синенький.
  - Кто вез мою маму до дома, отзовись!
  Сквозь груду разбитых трамваев раздался голос.
  - Я... вез... Тебе нужно выйти на улицу и на остановке сесть на любой трамвай, и он довезет тебя до дома, к твоему дому идут все трамваи, все кроме сломанных и старых. - Его голос вдруг замолк.
  - Спасибо, - сказала Оленька и отправилась на остановку.
  - Они теперь все будут разобраны,- по-видимому, в слезах произнесла Ю.
  - Да, на маленькие-маленькие винтики, - тоже в слезах ответила ей Оленька, залезая в подъехавший трамвай.
  Они, молча, доехали до той остановки, где стоял снеговик.
  - Оленька, - вдруг нарушила тишину снежинка, - ты можешь меня отнести к снеговику?
  - Да, - и выскочив из вагона, Оленька подошла к снеговику. - Привет, это снова я.
  - Я вижу, только, по-моему, ты повзрослела?
  - Да, немного. Моя подруга Ю... она хочет остаться с тобой.
  - Это та, что просила меня разобрать? - насупился снеговик, - никогда! Слышишь? Где бы ты там ни была.
  - Прости меня, - раздалось с правого Оленькиного плеча, - я тоже очень повзрослела и я хочу быть с тобой. Ты мне нравишься.
  - Ну, если так, - снеговик немного растерялся, пока Оленька аккуратно переложила снежинку со своего плеча на плечо снеговика. - Оленька, трамвай...
  - Да... мне пора, - Оленька залезла в трамвай и вернулась домой.
  Вот, в следующий раз мама спросит: "Куда уходят Трамваи?", а я отвечу, что они не уходят - они возвращаются, возвращаются домой.
  
  Конец.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"