Старицкий Дмитрий: другие произведения.

Всемирный M&aневры вокруг никеля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данное эссе было написано уже после выхода второго издания книги "Игры в "Русский M&A" поэтому в нее не вошло.

  
  
  ВСЕМИРНЫЕ М&АНЁВРЫ ВОКРУГ НИКЕЛЯ
  
  Никель стал первым неблагородным металлом, чья стоимость превысила $1 за тройскую унцию, что в одночасье поставило его в один ряд с золотом, серебром и платиной, а также заставило аналитиков задуматься. "Вы, скорее всего, не увидите обручальных колец и сережек из никеля, но цены на него переступили очень интересную черту", - пророчествует аналитик Australia and New Zealand Bank Эндрю Харрингтон. Последние два года американские инвестиционные фонды хеджируют себя от падающего доллара вложениями в цветные металлы, периодически устраивая почти обвальную коррекцию, но тренд цен на никель, до ввода в строй новых крупных рудников, скорее всего, будет двигается к их повышению, потому как даже спотовый рынок цветных металлов стал спекулятивным. Производители на происки финансистов ответили мегасделками M&A, потому как купить компанию сейчас, даже очень крупную, даже переплатив, даже целиком за наличные стало выгоднее, чем осваивать новые месторождения. В борьбу за контроль над никелевым рынком втянуты как антимонопольные органы Канады, Австралии, США и Евросоюза, так и стоящие за ними политики, но пока отказывают только китайским компаниям. И все ждут появления на мировом рынке сырьевых монстров.
  
  ПРОРЫВ НА ЗАПАД
  Покупка в конце июля "Норильским никелем" - через оффшорную "дочку", - за $6,4 миллиарда долларов наличными 90% акций канадской компании LeonOre Mining International Ltd., которая владеет никелевыми рудниками в Южной Африке и Австралии, вызвала кроме неоднозначной реакции в отечественной прессе, еще и требования повышения заработной платы рабочими заполярного филиала компании.
  Общее мнение таково, что за LeonOre переплатили. С первого взгляда это действительно так, если не учитывать патенты и ноу-хау канадцев в обработке бедных руд, в чем так остро нуждается "Норникель". И не только в освоении новых своих месторождений на Таймыре, но и в переработке оставшихся от советского времени 250 млн. т "хвостов", в которых зачастую содержание чистого металла выше, чем в нетронутой руде. Покупать такие технологии по отдельности вышло бы дороже, а тут и владеющий вопросом персонал в наличии, что немаловажно. Кроме этого существенно расширилась география российского присутствия на этом рынке. Бралась в расчет и близость новых приобретений к основному покупателю - Китаю. А если еще учитывать: какие деньги сегодня готовы платить сырьевые транснациональные компании за поглощение себе подобных корпораций, то выходит вполне "по деньгам".
  Стремительная консолидация черной металлургии в 1980-2000 гг. заставила подтянуться смежные отрасли - в том числе и никелевую, продукт которой на 70% потребляется металлургами для производства легированной и нержавеющей сталей. Вслед за поголовной всемирной приватизацией и консолидацией черной металлургии, на чем, к примеру, сделал свое фантастическое состояние Лакшми Миттал , эпидемия слияний охватила в конце прошлого века и частные металлургические активы Европы . Но ожидаемой синергии не произошло, в лучшем случае объединенные компании работали с минимальной прибылью, в худшем - как англо-голландская Corus, - с миллиардными убытками .
  На рубеже миллениума от обвала европейский рынок спас Китай, который последние десятилетия импортировал любой металл во все возрастающих объемах. Кроме того, в структуре ассортимента продукции черной металлургии несколько лет наблюдается постоянно растущий выпуск нержавеющих сталей, который не покрывает спрос. Соответственно, спрос на никель вызывает и рост цен на этот металл.
  Устойчивый рост цен на цветные металлы и алармизм аналитиков привлекли к этому рынку инвестиционные и хедж-фонды, которые искали надежное вложение капитала на тренде падающего доллара. При некотором дефиците металла на рынке, цена действительно могла вырасти как на дрожжах. Все игроки уже были к этому психологически готовы.
  И дефицит возник.
  В этот находящийся в шатком равновесии рынок вторглись инвестиционные фонды, хеджируя свои валютные риски вложениями в металл в "чушке". Они и обеспечили первый рывок цен, опустошив спотовые склады цветных металлов, создав, таким образом, дефицит на рынке. Хедж-фонды за первое полугодие 2006 года вывели из рыночного обращения, худо-бедно справлявшегося с равновесием спроса-предложения, десятки тысяч тонн цветных металлов. Биржевая цена на никель сразу взлетела на 43%. Спотовая - еще выше. И, при некоторой волотильности рынка, цена на никель растет до сих пор, побивая двадцатилетние рекорды.
  Рынок к этому готов не был. Он до сих пор весьма нервно реагирует за количество складских запасов. Летнее падение цен на никель было обеспечено растущими складскими запасами, так как хедж-фонды фиксировали прибыль, продавая металл.
  Свалили все, как водится, на Китай, который в западной деловой литературе иначе, чем бездонной бочкой и не представляется. Однако китайские компании повинны в этом безудержном росте цен на никель меньше всего. В последние годы Китай металл в "чушке" интересует намного меньше, чем контроль над никелевыми рудниками. К тому же в прошлом году его металлургические компании превратили страну из импортера нержавейки в ее экспортера, к чему на мировом рынке также готовы не были.
  
  КОМУ НУЖЕН КИТАЙСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ?
  Рынок впервые задумался о будущем никеля, когда аналитик канадского инвестиционного банка Canaccord Capital Г. Барнс прославился в 2004 году алармистским докладом, основная мысль которого состояла в том, что если в ближайшем же будущем канадские компании не начнут добычу никеля на месторождениях Goro и Caniambo (Новая Каледония) или Onca-Puma (Бразилия), то к 2010 году спрос на никель превысит предложение на 10%, а в натуральном выражении дефицит составит180 тысяч тонн в год.
  По странному совпадению этот доклад прозвучал незадолго до парламентских слушаний в Канаде по вопросу выдачи китайской государственной металлургической компании China Mineral & Metals Group (Minmetals) разрешения на покупку 42% пакета акций канадского горно-металлургического концерна Noranda Inc., (шестого в мире производителя никеля с активами в Канаде, Чили и США) за $6 миллиардов. Наличными! Рыночная капитализация поглощаемой фирмы, по самым оптимистическим оценкам не превышала $5 миллиардов. Конкурентом китайцев в борьбе за этот актив выступала бразильская горнорудная Companhia do Vale do Rio Doce (CVRD), но ее в пылу полемики не принимали в серьезный геополитический расчет даже с предложением дружественного слияния и обменом акций на сумму $5,4 миллиарда.
  Весной 2005 года China Minmetals приобрела контрольный пакет акций североамериканского глинозёмного комбината Sherwin Alumina - второго по величине в Северной Америке, и хотя экспансия этой компании в Америку, весьма робкая и, похоже, только в начальном этапе, обозреватели бились в истерике. Вопрос, как всегда на западе, быстро перешел в политическую плоскость. Все четыре фракции канадского парламента, обсудив создавшуюся проблему, по разным политическим причинам пришли к одному выводу: "Нам не нужен китайский менеджмент!". И, несмотря на то, что консультантом по сделке у Minmetals выступала "входящая во все двери" опытнейшая Sitygroup, ничего китайцам не обломилось.
  Северная Америка готова допустить на свой рынок импорт дешевого китайского текстиля и бытовой электроники. Даже, скрепя сердце, продать знаменитую IBM (все равно все компьютеры давно уже собираются в Поднебесной), но допускать в святая святых - в контроль над сырьем, - никогда!
  В соседних США, в то же время, - ни за какие деньги! - не продали китайцам обанкротившуюся нефтяную компанию Unocal потому, что она давала контроль над нефтяными запасами. И делали это с таким азартом, будто бы эти нефтяные резервы находились непосредственно под Белым домом, а не Юго-Восточной Азии.
  Владельцы мажоритарного акционера Noranda уже и не рады были, что, желая избавиться от непрофильного горного бизнеса, выставили оферту на продажу никелевой компании. Под давлением общественного мнения в стране, они вынуждены были отказать сынам Поднебесной, а заодно и бразильцам.
  От греха подальше Noranda спешно "семейно" слили с ее же собственной же "дочкой" Falconbridge. Доля Brascan в объединенной компании составила 51%. Новое юридическое лицо получила название Falconbridge Limited, и контроль над 8% мирового рынка никеля, что, однако, сделало ее еще более привлекательной для поглощения, потому как уже в 2006 г. любому горняку стало ясно, что в сложившихся обстоятельствах, купить старую компанию, даже чересчур дорого, все равно будет дешевле, чем поднимать новое месторождение. К тому же покупка действующего производителя начинает приносить прибыль со следующего же дня, а месторождение до первой прибыли надо еще несколько лет осваивать. При сопоставимых вложениях.
  
  КРУПНЫЕ ХОТЯТ БЫТЬ ЕЩЕ КРУПНЕЕ
  В то же время на другом конце планеты, в Австралии, англо-швейцарский концерн Xstrata Plc. - мирровый лидер в поставке энергетических углей, - пытался за $5,5 миллиардов недружественно поглотить пятого в мире производителя никеля (5% мирового рынка) WMC Resources Ltd. (WMC), но акционеров не устраивала предложенная цена, хотя премия составила солидные 24% от биржевой цены за бумагу.
  Сопротивляющиеся поглощению директора WMC после того, как австралийское правительство дало Xstrata разрешение на покупку компании, выплатили, в качестве "акульего репеллента" промежуточные дивиденды по 0,2 доллара на акцию. Менеджмент Xstrata решив, что вывод денег из компании, даже в виде дивидендов акционерам, есть прямой грабеж "почти их" фирмы, снизил на эти же 20 центов предложение о покупке: с $7,2 за акцию до $7.
  Обидевшиеся, в свою очередь, владельцы WMC пошли на "патриотический" шаг и присоединились к австралийскому же горному монстру BHP Billiton (четвертое место по объему производства никеля или 6% мирового рынка), как только его владельцы выразили согласие стать "белым рыцарем".
  Xstrata резко развернулась, пересекла обратно половину земного шара и, буквально в последний момент, успела выкупить 19,9% в объединенной Falconbridge Ltd. с заявив, что на этом останавливаться на собираются, сделала заявку на поглощение всей компании, вмешавшись в уже почти сложившееся полюбовное слияние Falconbridge с канадской же International Nickel Company of Canada Limited (Inco Ltd.), которая контролирует 17% мирового рынка никеля и занимает второе место в мировом рейтинге вслед за "Норильским никелем". Но на свободном рынке Xstrata смогла довести свою долю лишь до 20% уставного капитала Falconbridge Ltd.
  Скупка шла трудно, поелику канадскими пиарщиками одновременно велась массированная пропаганда "Новой Inco", которой она "станет" после слияния с Falconbridge Ltd. - крупнейшей в мире компанией на рынке никеля. "Это особенно важно сейчас, когда в долгосрочной перспективе прогнозируется дальнейший рост цен на металл, в связи с тем, что спрос в Китае только растет, а возможности увеличения предложения ограничены", - заявлял тогда представитель Inco Ltd. Стив Митчелл, - "С учетом запланированного ввода новых месторождений и расширения производства никеля "Новая Inco" к 2009 году вырастет на 30%, а производство меди фактически удвоится уже к 2011 году". По его мнению, синергия от слияния могла бы составить $500 миллионов.
  Игроки никелевого рынка взахлеб обсуждали угрозу создания нового монстра-монополиста, которой, если учитывать только никелевые активы, сразу подомнет под себя свыше четверти мирового рынка никеля, а после ввода в 2008-2010 годах новых рудников, то и все 34-35%. К тому же у Inco Ltd. в запасе сильное конкурентное преимущество - новая прогрессивная технология обогащения латеритовых руд.
  Но это еще не все сюрпризы прошлого года. В самый разгар шумной дуэли появился еще один игрок, который окончательно запутал все карты - канадская же добывающая компания Tack Cominco, в капитале которой сильны американские инвестиционные и хедж-фонды, инициировала "патриотическое", но уже враждебное поглощение самой Inco Ltd.
  Teck Cominco сделала Inco Ltd "завлекательное" предложение о поглощении за $17,1 миллиардов (из которых 36% наличными. Менеджмент агрессора успел придумать и обнародовать название новой объединенной компании - New Teck Cominco, и объявить, что эта диверсифицированная корпорация будет мировым лидером по добыче цинка, производству индия, а также выйти на второе место в мире по объемам добычи никеля и поставок коксующихся углей, к тому же одновременно занять значительную нишу на мировых рынках меди, золота, серебра, платиноидов и молибдена, но... как американская компания. Особенно пиарился тот тезис, что при такой конфигурации не будет никелевого монополиста.
  Грэг Воллер, директор Teck Cominco по связям с инвесторами, заявил тогда рынку, что условием поглощения Inco Ltd. является ее отказ от борьбы за Falconbridge: "Нам нравится, что у Inco много крупных месторождений с низкой себестоимостью добычи, и проекты мирового уровня по разработке новых месторождений, а покупать Falconbridge мы не хотим" - привел он свои аргументы.
  Никелевый рынок оказался перед дилеммой: создания одного никелевого монстра или двух крупных диверсифицированных компаний, в которых никель важная, но все же не основная часть бизнеса. Первый вариант имел открытую поддержку канадских властей, второй - американских, но скрытую. Зримо проглядывалось только сильнейшее стремление всех игроков к консолидации активов.
  "При ралли цен на металл, выгоднее, даже очень дорого, купить действующую компанию, чем инвестировать эти те средства в новое месторождение и несколько лет ждать первой прибыли", - прокомментировал этот факт журналу "Слияния и поглощения" директор Info Mine Research Group Игорь Петров. А вот редактор авторитетного отраслевого журнала Metal Bulletin Дэйвид Брукс сильно сомневался, что стоит ожидать продолжения консолидации: "Никелевая отрасль и так сильно консолидирована, и чем бы не завершилась эпопея с Inco, потенциал слияний почти исчерпан. Часто в числе компаний, которые могут выступить в качестве новых агрессоров, называют еще Rio Tinto, но это очень консервативная компания, а никелевые активы сейчас довольно дороги", - утверждал он год назад и оказался неправ.
  Рейтинг мировых лидеров производства никеля перед всплеском агрессии поглощения уже претерпел существенные изменения. Отрасль заметно укрупнилась. Обнаружилась явная тенденция к олигополии.
  На вершине рейтинга пока оставалась российская ГМК "Норильский никель" с 18-19% рынка, а под ней же - в первой десятке производителей - все перемешалось, в большей степени за счет того, что в никелевый рынок активно внедряются крупные транснациональные горнодобывающие компании, которые раньше не интересовались этим металлом
  А уж когда второй мировой производитель никеля (17% рынка) канадская Inco Ltd. подала в конце 2005 года заявку на поглощение объединенной Falconbridge Ltd., всем стало "очевидно", что Канада решила вернуть себе место мирового лидера в отрасли, которое она занимала до ввода в строй в СССР производства в Норильске. Объединенная компания "Новая Inco" безусловно вышла бы на первое место в мире по производству никеля: в 2004 году на долю "Норникеля" пришлось 242,5 тыс. т, Inco Ltd. - 236,8 тыс. т, Falconbridge Ltd. - 100,9 тыс. т. А с учетом поглощенной ею в 2005 г. Noranda, к этому следует прибавить еще 45 тыс. т. Итого: 382,7 тыс. т. В 2008 году Inco Ltd. планирует запустить рудник Goro в Новой Каледонии, который увеличил бы ее объем производства никеля еще на 40%.
  Канадское правительство моментально благословило объявленное обеими компаниями дружественное слияние, но возникли проблемы в антитрестовских органах США и Евросоюза.
  "Первой возмутилась Франция", - рассказал журналу "Слияния и поглощения" директор Info Mine Research Group Игорь Петров, - "и не только в лице национального производители никеля - компании Eramet. Роль тяжелой артиллерии взяло на себя Министерство обороны республики. Основная претензия: монополизация рынка жаростойких спецсплавов, необходимых для лопаток авиационных двигателей, задвижек управляемого сопла и т.п."
  С Евросоюзом вроде бы договориться удалось на условиях продажи европейским структурам норвежского производителя этих сплавов Nikelwerke, принадлежащего Inco Ltd..
  Американские регулирующие органы долго хранили молчание, но по всему видно, что они были не в восторге от появления в соседней стране монополиста, от которого будет зависеть их экономика. И Inco Ltd., находясь в подвешенном состоянии, вынуждена была постоянно пролонгировать свое предложение о слиянии, "до их решения".
  Xstrata же с самого начала рассматривала Falconbridge Ltd. как свою законную добычу, и в феврале 2006 года выразила готовность выкупить оставшиеся 80% ее уставного капитала. Наличными! Это уже никого не удивило, только включило механизм аукциона между ней и Inco Ltd. Суммы, предлагаемые за Falconbridge за полгода выросли в полтора раза.
  Менеджмент Falconbridge склонялся к слиянию с Inco Ltd., и находил предложение Xstrata попыткой враждебного поглощения, хотя последняя никаких выпадов в отношении менеджмента компании-цели не делало. В качестве защиты от претензий швейцарцев Inco Ltd. и Falconbridge даже пошли на материальное стимулирование своего слияния: в случае отказа от сделки, виновная сторона обязалась выплатить почти $400 миллионов долларов неустойки. Вскоре Falconbridge, чтобы привязать к себе Inco Ltd. покрепче, штраф за отказ от слияния повысила до $450 миллионов, что, по мнению менеджмента, должно было послужить "пугалом для агрессора" .
  А по рынку ползли новые слухи, что кроме Teck Cominco, компанию Inco Ltd. не прочь приобрести еще несколько горно-металлургических грандов - BHP Billiton, Rio Tinto и Anglo American. Так что аукцион еще только начинался. Некоторые наблюдатели даже строили предположения о том, что - назло Европе и США, - могут слиться все три канадские никелевые компании в "патриотического" монстра.
  
  ШУМНАЯ ДУЭЛЬ
  или
  СПАСАЕТ ЛИ "ЗОЛОТОЙ ПАРАШЮТ"?
  Ситуация усугублялась еще и психологическим фактором. Ни в одной из поглощаемых компаний не было контролирующих акционеров и всеми процессами, в том числе и M&A, рулил менеджмент. Причина накала страстей была в том, что в этой ситуации менеджмент, который не контролирует капитал компании, чувствовал неуверенность в завтрашнем дне, несмотря на прописанные в контрактах "золотые парашюты". Новый собственник, тем более собственник, контролирующий капитал, может сменить менеджмент одним росчерком пера, а вот в компании, где капитал предельно распылен и крупными пакетами акций считаются 1-2%, это собственникам сделать намного труднее, если не невозможно вообще.
  В Falconbridge самым крупным собственником была Xstrata - 20%. Ее владельцы желали контролировать компанию-цель полностью, а менеджмент сопротивляется, потому, как уже привык управлять, особо не оглядываясь на акционеров. Да и Inco Ltd. по корпоративной культуре им было ближе, чем Xstrata несмотря на то, что та не жалела денег. Предпоследнее предложение Xstrata за 80% Falconbridge составило $18 миллиардов наличными (бешеные деньги!), в то время как слияние с Inco планировалось проводить обменом акций, практически без премии. Как заявляла представитель Xstrata Клэр Диввер: "финансирование сделки будет осуществляться через привлечение обеспеченных банковских кредитов".
  Оба-на! LBO. С момента этого признания Xstrata в глазах менеджмента Falconbridge автоматически из предложений агрессора переквалифицировалась в заявления рейдера. Соответственно менеджмент Falconbridge встречал в штыки любые предложения Xstrata, и больше всего боялся что та, приобретя 25% уставного капитала Falconbridge, заблокирует ее слияние с Inco. Талдыча журналистам как мантру: "сделка, которую предлагает Xstrata не в интересах наших акционеров", менеджмент включил механизм защиты от враждебного поглощения - "poison pill" , по которой в случае угрозы блокировки со стороны Xstrata слиянию с Inco Ltd., Falconbridge эмитирует дополнительно 20% голосующих акций, которые будут распределены между акционерами за половину рыночной цены, и таким образом пакет акций Xstrata будет размыт", злорадно комментировал старший вице-президент по коммуникациям Falconbridge Дени Кутюр.
  Представитель Xstrata Клер Диввер в ответ заявила, что: Inco "вводят в заблуждение, мы четко декларировали, что нам нужно все 100%" Falconbridge. И канадская компания нужна швейцарской компании для диверсификации бизнеса, получения доступа в Северную Америку", и добавила, что обжалует в Комиссии по ценным бумагам провинции Онтарио законность введения этой защитной меры. Но в то же время, в ту же комиссию, Xstrata уже подала заявку на покупку еще 5% акций Falconbridge на свободном рынке. Так что Дени Кутюр не зря опасался блокировки сделки с Inco со стороны швейцарцев.
  Тогда же Керри Смит из канадской Haywood Securities предположил, что "Inco Ltd. добавит наличных, чтобы ее предложение было более привлекательным для акционеров Falconbridge". Но "Xstrata тоже может увеличить свое предложение еще процентов на четырнадцать", - парировал аналитик инвестиционного банка Lehman Brothers Кристофер Ла Фамина. Аукцион продолжался почти весь прошлый год, хотя он все больше и больше напоминал забытый финский танец "Летка-енька".
  
  ТЕ ЖЕ И ТЕНЬ ШЕРМАНА
  Первый залп французской антимонопольной "артиллерии" удалось завершить компромиссом: Inco Ltd. согласилась "добровольно" продать свой актив в Норвегии - завод Nickelwerke. В июне прошлого года, до сделки с Falconbridge (!), Inco Ltd. уже объявила о продаже этой норвежской компании, вместе с маркетинговыми и сбытовыми подразделениями. Правда, в объявлении не было ни слова о французской компании Eramet, интересы которой с таким усердием лоббировали французские военные.
  Слиянию Inco-Falconbridge очень симпатизировали на родине, и оно имело в Канаде хорошую прессу. Как отмечали наблюдатели, в Канадском бюро по конкуренции особых проблем не предвиделось, но Федеральный департамент юстиции США вел несколько двойственную политику. Сотрудник пресс-офиса Минюста США Линн Фрэнсис заявляла, что: "департамент не нашел никаких препятствий с точки зрения антимонопольного законодательства для слияния Xstrata и Falconbridge". В то же время она не смогла сообщить, когда завершится рассмотрение заявки Inco Ltd., хотя последняя подала заявку на полгода раньше, чем Xstrata. Европейские регуляторы тоже тянули с ответом до средины прошлого года, хотя их заявленные условия Inco Ltd. заранее выполнила. Дата вердикта канадского антимонопольного ведомства оставалось интригой, как в хорошем театре. Получить комментарий в канадском Бюро по конкуренции автору не удавалось почти полгода.
  "Из-за действий Xstrata тормозится одобрение нашей сделки с Inco Ltd.", - жаловался г-н Кутюр, - "судьбу компании должны решать не чиновники в Вашингтоне, Оттаве или Брюсселе, а акционеры, мы лишь хотим дать им право выбора".
  В ответ на давление в американской и европейской прессе менеджмент Falconbridge не чурался административного ресурса. Комитет по промышленности парламента Канады даже попросил министра промышленности отложить завершение рассмотрения заявки Xstratа до того, как другие международные регуляторы примут решение по сделке Inco-Falconbridge.
  В разгар жарких споров о том кто кого и как поглощает, и поглощает ли, на протяжках выдачи американскими регуляторами разрешения Inco Ltd. на поглощение Falconbridge, проявилась американская горнодобывающая компания Phelps Dodge (третий в мире производитель меди) с заявкой о своем интересе получить долю мирового никелевого пирога. Свежий агрессор был готов купить все! И дорого. К тому же за него горой встали, как водится, и американская пресса и американские политики. И канадцы сдались южному соседу.
  Схема сделки, предложенная Phelps Dodge? поражала оригинальностью. Сначала должно было произойти слияние Inco-Falconbridge по заявленной ими схеме, затем Phelps Dodge покупает объединенную компанию, выплачивая акции и деньги Inco Ltd., а заключительным аккордом Inco передает акционерам Falconbridge в качестве премии по $5 за акцию.
  В середине лета подтянулись "к раздаче" и бразильцы. Наверное, взять реванш за неудачу с Noranda. 11 августа 2006 г. CVRD, которая, благодаря поставкам в Китай, заработала в прошлом году $20,363 миллиарда, предложила за Inco Ltd. (без Falconbridge) $17.4 миллиарда наличными денежными средствами.
  С фантастической скоростью, уже 1 сентября, CVRD получила добро на поглощение от американского и канадского регуляторов.
  Менеджмент Inco Ltd. "директорским циркуляром" призвал акционеров отклонить предложение CVRD и продолжить слияние с Phelps Dodge, но рыночные аналитики расценили этот демарш как лукавство и попытку директората сохранить лицо. Всем уже было известно, что большинство доверенностей от акционеров на голосование, которые получил совет директоров Inco Ltd., рекомендовали не поддерживать сделку с Phelps Dodge и поискать другую альтернативу. Альтернатива была одна - CVRD. О претензиях Teck Cominco уже никто не вспоминал. В итоге CVRD получила 75, 66% акций Inco Ltd., заплатив за них $17,1 миллиардов. И оставила открытой оферту на покупку остальных 14,34% акций. Несмотря на внешнюю враждебность к CVRD, бразильцы обязались оставить менеджмент Inco Ltd. в их теплых креслах.
  В том же сентябре Xstrata выиграла схватку за Falconbridge, заплатив наличными $17,3 миллиарда. Xstrata в августе 2006 г. сделала последнее предложение о враждебном поглощении и получило, минуя менеджмент, прямое согласие акционеров Falconbridge, владеющих 67,8% уставного капитала, на выкуп их акций по цене $55,74 за бумагу. Наличными. К концу месяца Xstrata уже аккумулировала 92,1% обыкновенных акций Falconbridge. Слияние Inco-Falconbridge, несмотря на близость корпоративных культур, общую комплиментарность, высокую синергию и "патриотизм" сломил, как водится, голый чистоган.
  В нынешнем году Xstrata решила закрепить свою победу в Новом свете, сделав предложение о поглощении канадской никелевой компании LeonOre Mining International Ltd. (десятого в мире производителя никеля) за $4 миллиарда наличными, и под эту сделку в апреле продала свой алюминиевый бизнес компании Apollo Management за $1,15 миллиарда. Предполагалось, что сделка по поглощению будет профинансирована частью собственными средствами, а частью заемными. Xstrata предложила по $16,5 за каждую обыкновенную акцию, таким образом, что премия составила 16% от рыночной цены акций за последние 30 дней. Но вместо легкой сделки Xstrata напоролась на дуэль с внезапно возникшим, давно списанным со всех счетов, "Норильским никелем".
  Оставшись в одиночестве Inco Ltd. неожиданно для наблюдателей рынка отказалась от слияния с Phelps Dodge, выплатила ей неустойку в размере $125 миллионов, и гарантировала еще выплату $350 миллионов, в случае если Inco Ltd. перейдет под контроль какой-либо компании до 07 сентября 2007 г. О том, что американцы получат эти деньги, никто не сомневается.
  Phelps Dodge вполне могла еще выиграть битву за Inco Ltd., так как ее предложение по сумме было больше, чем бразильское, почти на миллиард долларов ($17,95 миллиардов). Разница была только в том, что бразильцы платили наличными, а Phelps Dodge предлагала комбинацию из денег и обмена акций Inco Ltd. на свои акции. К тому же не ко времени внутри самой Phelps Dodge начались рейдерские маневры. Крупный акционер корпорации - инвестиционная компания Atticus Capital, владеющая 10% уставного капитала Phelps Dodge выступила против поглощения Inco-Falconbridge. А когда менеджмент корпорации не прислушался к крупному акционеру, Atticus Capital стала неприкрыто искать потенциальных покупателей активов самой Phelps Dodge. И менеджмент медного гиганта вышел из игры, обеспечив тем самым победу бразильцам.
  24 октября 2006 года 75,66% акций Inco Ltd. перешли в собственность CVRD за 19,4 миллиарда канадских долларов ($17,3 млрд) или по 86 канадских долларов за бумагу. На остальные акции была оставлена открытая оферта. Самое интересное то, что CVRD, после завершения поглощения, планирует не только избрать новый совет директоров Inco Ltd., но и приватизировать эту компанию, выведя ее акции из листинга Нью-йоркской и Торонтской фондовых бирж. Новое название канадской компании, которая стала подразделением CVRD - CVRD Inco Ltd., а никелевые активы составили в этой горнодобывающей корпорации пятую часть.
  И вообще планы у CVRD глобальные. Ее менеджменту мало того, что она стала самой крупной добывающей компанией в мире. Наблюдатели считают, что совместная разработка инковского месторождения Onça Puma с тремя перспективными рудниками на севере Бразилии, а также запуск в четвертом квартале 2008 г. рудников Goro в Новой Каледонии позволит CVRD выйти на первое место по объему производства никеля в мире, обойдя "Норникель", которому еще Inco Ltd. "в спину дышала". В планах выпускать 300 тыс. т уже в 2009 г. и 500 тыс. т никеля в 2010 г. Inco Ltd. добывает 220 тыс. т., освоение только Onça Puma даст 55 тыс. т в год. Goro, по расчетам, добавит еще 60 тыс. т металла в год. Наверное, революционный прирост обещают северобразильские рудники. Кроме того, в настоящее время CVRD ведет еще разведку никелевого месторождения в São João de Piauí.
  Бразильцы спешат, так как их преследуют слухи, что они - следующая цель. При таком обилии свободных средств на рынке и стремлении вложить дешевеющий доллар во что-то осязаемое и всегда имеющее цену, может оправдаться, особенно если за дело возьмется пул американских инвстфондов. Выход у CVRD один: стать настолько крупными, чтобы ничей рот не смог так широко распахнуться. Инвестиционный бюджет CVRD уже в этом году увеличен до $7,35 миллиардов. Кроме того, по рынку ходят упорные слухи, что CVRD, англо-швейцарская Xstrata и англо-австралийская Rio Tinto составили пул в $80 миллиардов для поглощения одной из крупнейших в мире добывающих компаний Anglo American. Говорят, что ждкт только ухода на пенсию Тони Трейхара, главы Anglo American, который против поглощения своей компании. Но официально этого никто не комментирует.
  Еще один очень важный штрих к пейзажу: если раньше компании обивали пороги банков в поисках средств на LBO, то теперь, по свидетельству главного исполнительного директора CVRD Роджера Аньелли, с того самого момента как бразильцы заявили о намерении поглотить Inco Ltd., руководство компании с того же дня стала постоянно получать инициативные предложения от банков о предоставлении займов на совершение этой сделки.
  Проиграв бразильцам, Phelps Dodge вполне удовлетворилась $231 миллионом компенсации от Inco за срыв слияния, и уже в ноябре прошлого приняла предложение американской же Freeport-McMoRan & Gold о слиянии. Сумма сделки составила рекордные $26 миллиардов. Сделка должна быть закрыта в течение этого года и по ее результатам будет создана самая большая в мире публичная компания по производству меди.
  Всего канадская горная промышленность собрала в 2006 г. 34 миллиарда и заняла второе место по M&A после слияний и поглощений в британском секторе услуг, которые оцениваются в $54 миллиарда.
  Остальной мир тоже не сидит сложа руки. Anglo American расширяет производство ферроникеля в Barro Alto до 36 тыс. т. в год, вкладывая в проект $1,2 миллиарда. Компания Codemin уже увеличила производство ферроникеля с 6,5 тыс. т до 10 тыс. т и, как заявляет ее менеджмент, не собирается останавливаться на достигнутом. Всего, как ожидают эксперты из Votorantim, к 2011 г. производство ферроникеля в мире возрастет в 10 раз - до 100 тыс. т. И всем будет нужен никель.
  
  РУССКИЙ БЛИЦКРИГ
  Казалось, что на фоне таких развернутых баталий "Норникель" должен был сказать свое веское слово лидера отрасли. Но компания блюла омерту. Наблюдатели уже решили, что ГМК "Норильский никель" смирилась с потерей свого лидирующего положения на мировом рынке никеля, даже если слияния Inco-Falconbridge не произойдет.
  Сохраняя валовую добычу никеля, компания неуклонно теряла свою долю мирового рынка. В 70-е годы прошлого века отечественная промышленность добывала четверть всего никеля в мире, в начале нынешнего века компания "Норильский никель" - 20%, в начале года у нее было чуть больше 18% мирового рынка с тенденцией к понижению.
  Учитывая, что Inco Ltd., внедряет новые технологии добычи, постоянно наращивает не только добычу и производство металла, но и свою долю мирового рынка (которая уже сейчас составляет весомые 17%), то, с вводом в строй новых рудников в 2008 - 2011 годах, она по любому вышла бы в лидеры рынка, даже ни с кем не сливаясь. А в условиях волотильного рынка в выигрыше всегда оказывается тот, кто обладает большей его долей.
  Вице-президент "Норильского никеля" Леонид Рожецкин по этому поводу в прошлом году меланхолично замечал, что "нарастить производство компания может, но только за счет увеличения себестоимости", и давал понять, что за желтую майку лидера в никелевой отрасли компания не цепляется.
  В 2002 году "Норникель" попытался проявить экспансию в Новую Каледонию, но вышел из проекта уже через год, по словам источника из компании "ввиду невыгодности добычи". В первую пятилетку третьего тысячелетия Норникель больше интересовали золото и палладий. Ему удалось консолидировать треть отечественной золотодобычи и купить американского монополиста производства палладия Stillwater Mining.
  В прошлом году "Норникель" создал в России геологическое СП с Rio Tinto по поиску и освоению полезных ископаемых на территории России и, вполне возможно, впереди у него битва с "УГМК" и "Казахмыс'ом" за Удоканское медное месторождение , которое раньше "Норникель" не интересовало, но по слухам на рынке очень интересует его нового партнера. Запасы в 20 миллионов тонн меди, не считая сопутствующих драгметаллов, кусочек лакомый.
  Кроме того, наверное, не последнюю роль в пассивности "Норникеля" играл тот факт, что с конца 2005 года - как раз с начала "Большой никелевой игры в M&A", - контрольные владельцы "Норникеля" активно делили бизнес "под ковром". Им было не до мировых реалий, они и так не скучали: зимой Прохоров, как "международный сутенер" успел отсидеть во французской кутузке, а Потанин, как "международный меценат" получить от французского правительства орден. Но, в конце концов, все решилось для стороннего наблюдателя полюбовно: Прохоров отказался от своей доли в ГМК "Норильский никель" и активы были поделены. С этого момента Потанина уже ничто не сдерживало, и он с головой нырнул в "Большие никелевые маневры".
  На фоне куршавельского скандала незаметно прошло поглощение "Норильским никелем" за $408 миллионов американского производителя никеля - OM Group. Этим "Норникель" исподволь снова вознес себя на пьедестал в мировой табели о рангах производителей этого металла. И вновь начальник управления по работе с инвесторами российской компании успокаивал рынок заявлениями, что компания не планирует в будущем объединения с кем-либо из иностранных гигантов по производству никеля, так как это "не соответствует интересам по повышению эффективности компании". И ведь не лгал: LeonOre Mining International Ltd. (десятый в мире производитель никеля), на которую положил глаз Потанин, вроде бы не является грандом мирового рынка. Она производит всего 43 тыс. т никеля в год. Но эта канадская корпорация была последней независимой компанией никелевого рынка. К тому же у нее было одно веское преимущество перед другими корпорациями - эксклюзивный патент и ноу-хау на новую технологию Activox для разработки сульфидных месторождений с низким содержанием металла в руде. Головной офис в Канаде дает доступ к дешевым кредитам, а географическая диверсификация в Австралию и Южную Африку приближает к основному покупателю - Китаю.
  И все бы было хорошо и гламурно, но "девушку уже ужинали". Агло-швейцарская Xstrata уже предложила в марте за LeonOre 4,6 миллиарда канадских долларов наличными, и отступаться от цели не собиралась. Но "Норильский никель" посчитал эту цену за активы LeonOre заниженной и перебил ее практически издевательской для Xstrata офертой в 4,77 миллиардов канадских долларов.
  Упертый менеджмент Xstrata, у которого так много раз уводили из под носа приглянувшиеся активы, русским уступать не собирался. Его майское предложение было увеличено до 5,6 миллиарда. В Xstrata почему-то были уверены, что русские играют своими деньгами, и знали, что у них годовая прибыль не превышала $6 миллиардов.
  Совет директоров LeonOre приветствовал дуэль претендентов, так как это только повышало цену их акций. В итоге LeonOre заключила соглашение с Xstrata, в которое было включено беспрецедентная компенсация для Xstrata, в случае разрыва сделки - 4,9% от суммы предложения. Свыше 300 миллионов канадских долларов.
  "Норильский никель", которому пришлось получать разрешения на сделку от регуляторов чуть ли не всех стран, куда случайно попадала чушка с клеймом LeonOre, пропустил этот ход, но 23 мая выставил обновленную оферту на 6,8 миллиарда канадских долларов. По 27,5 за акцию. Наличными. Деньги на поглощение были к удивлению Xstrata заемными . Как предупреждение канадским акционерам ограничить себя в жадности стало публичное выступление Прохорова, который заявил, что голосовал против увеличения оферты, и что канадский актив не так привлекателен, как видится на первый взгляд.
  Несмотря на эти возражения покупателя, акции LeonOre существенно подорожали на бирже. Стали разноситься слухи, что за LeonOre сейчас прибегут драться и другие серьезные игроки этого рынка. CVRD называлась даже по имени, но конкретные заявления так и не прозвучали. Все ждали продолжения дуэли, но Xstrata неожиданно сдалась.
  Менеджмент и акционеры вняли предупреждению и в начале июля неназванная "дочка" "Норникля" аккумулировала 90% обычных акций канадского производителя никеля и меди. Оставшиеся 10% и конвертируемые облигации "Норникель" планирует приобрести по упрощенной схеме. Общая сумма за компанию составила 6.3 миллиарда канадских долларов. Плюс 300 миллионов компенсации Xstrata "за поругание чести".
  Сама по себе покупка LeonOre добавляет "Норникелю" не больше 2% мирового рынка, или 12% к собственной добычи никеля, это без учета новых проектов, которые войдут в строй в 2008 г., но в планах российской компании увеличение производства на LeonOre в два раза - до 80 тыс. т в год. А это уже почти 4%. В любом случае эта сделка позволяет на время оторваться от догоняющего лидера - CVRD-Inco. В данной горизонтальной интеграции сложно говорить о какой-либо синергии, но уникальные технологии LeonOre безусловно повысят продуктивность и производительность заполярного филиала "Норникеля". Для такой технологически отсталой компании, как "Норильский никель" - это манна небесная. Только за счет их внедрения можно нарастить производство никеля в России на 2-3% в год. Из дополнительных плюсов сделки можно отметить, что LeonOre хорошо дополняет зимнюю покупку "Норникеля" - американскую OM Group, у которой в Австралии рудники в совместной собственности с LeonOre.
  Учитывая, что "Норникелю" хватило двух месяцев от первого предложения до завершения сделки, его можно считать рекордсменом по блицкригу в M&A. Особенно на фоне тягомутных сделок с никелевыми компаниями в прошлом году. Переплата в полтора раза от первого предложения тоже не самая большая на рынке. Та же Xstrata в прошлом году вдвое переплатила за Falconbridge от первоначальной оферты. И что-то не жалуется.
  Победа "Норникеля" не только в покупке крупного актива "в логове врага", куда нашим компаниям практически путь закрыт. Важно другое: "Норильскому никелю", впервые в России, удалось цивилизованно купить крупную публичную компанию в западном полушарии, в честной конкурентной борьбе, а не посредством закрытой закулисной сделки. Ведь в отрытой дуэли приватные договоренности и даже большие компенсации за "разрыв отношений", как мы уже убедились, ничего не стоят. Здесь давят деньгами, как в покере. И трудно предугадать, кто и на каком этапе вмешается в уже вроде бы заключенную сделку и просто предложит жадным акционерам больше денег. Менеджмент "Норникеля" учел все ошибки российских предшественников по выходу на западные рынки активов, и заранее просчитали все возможные варианты, как и вероятную реакцию на них менеджмента Xstrata, и LeonOre. Так что честь и хвала нашим корпоративным разведчикам.
  
  НИКЕЛЕВЫЕ М&АНЕВРЫ
  или
  ПРЕДВЕРИЕ БОЛЬШОЙ ТОРГОВОЙ ВОЙНЫ
  Новизна сегодняшнего положения в сегменте M&A в том, что колоссальные прибыли сырьевых диверсифицированных транснациональных компаний привели к тому, что они скупают не мелких игроков рынка, а себе подобных. Ближайших конкурентов. Все для того, чтобы не допустить резкого снижения задранных цен на металлы. Происходит именно то, от чего должен был защитить принятый еще в позапрошлом веке Шерман Акт и все последующее мировое антимонопольное законодательство. Но международные инвесторы ожидают дальнейшей консолидации в сырьевом секторе, и давно известно, что для рынка глас инвестора - глас божий. Хотя бы потому, что цена большинства объектов поглощений невысока относительно их денежных потоков и прибылей, да и синергия от слияния не заставляет себя долго ждать. Аналитики наблюдают забавную картину: сейчас каждая крупная компания-агрессор в любой момент может превратиться в цель. А огромное количество свободных денег на финансовых рынках, в любой момент, могут создать пул достаточный для поглощения даже самой крупной в мире компании. И все ожидают появления компании-монстра. А как еще Ленин говорил: мысль овладевшая массами становится материальной силой! Интересное время...
  Удивительно, что в такой ситуации, "Норникелю" так спокойно дали купить LeonOre.
  Мир меняет конфигурацию, а виной тому всего лишь то, что никель теперь продается не на тонны, а на унции.
  
  Врез Љ1
  ЕВРОПЕЙСКИЕ СТРАСТИ ПО МЕТАЛЛУ
  В январе 2007 года Конфедерация индустрии железа и стали Eurofer, представляющая интересы европейских металлургов, объявила о намерении подать против Китая антидемпинговый иск в высшие органы Европейского союза в случае, если китайская промышленность добровольно не перестанет затоваривать дешевым металлом страны Запада. Резкое увеличение объемов стали, поступающей из Китая в Евросоюз, не на шутку обеспокоило стальное лобби стран ЕС. Как заявил глава Конфедерации Гордон Мофат: "Eurofer собирается инициировать антидемпинговое разбирательство в отношении продукции КНР". Он считает, что импорт из Китая некоторых видов стальной продукции составляет уже 40% от общего объема производства. При этом цены на китайскую сталь и изделия из нее значительно ниже мировых. Согласно статистике Евросоюза, Китай наращивает свои сталелитейные мощности угрожающими темпами - по 80 млн. тонн в год, что соответствует всему объему производства Германии. На фоне агрессивно растущего экспорта, импорт в КНР сократился по сравнению с предыдущим годом почти на 30% до 19 млн. тонн.
  По данным Международного института чугуна и стали, за 11 месяцев 2006 года Китай произвел 383 млн. тонн стали, что на 19% превышает показатель аналогичного периода прошлого года (321,5 млн. тонн).
  По подсчетам британской аналитической компании MEPS, китайские стальной сортамент примерно на $204 дешевле европейского в расчете на метрическую тонну. В декабре 2006 года средняя цена всех видов металлопродукции в Азии составляла $530/т, тогда как в Евросоюзе она - $734/т. Примечательно, что всего год назад ценовая вилка между этими регионами была менее $90/т, а в июне 2005 года разница между стоимостью стали в КНР и ЕС и вовсе составляла $23.
  По данным Eurofer, за 9 месяцев 2006 года поставки стальной продукции из Китая в Европу достигли 3,8 млн. тонн, что на 1,2 млн. тонн выше, чем в январе-ноябре 2005-го. "Это начало захвата рынка. Мы просто не выдержим атаки такого количества дешевого металла", - заявил г-н Мофат на конференции Мирового института чугуна и стали.
  Ответ Китайской ассоциации чугуна и стали, фактически выполняющей функции министерства черной металлургии в КНР, не заставил себя ждать. Ассоциация заверила европейцев, что добровольно сократит экспорт металлопродукции в страны ЕС в 2007 году. Но вряд ли правительство Поднебесной пойдет по европейскому пути сокращения рабочих мест и объемов производства. Экономика в КНР, хоть и рыночная, но плановая и европейский эксперты сомневаются в сокращении производства, предполагая, что Китай перенаправит поставки с Европы на другие регионы, результатом чего станет дальнейшее ожесточение конкуренции с индийскими, украинскими и российскими экспортерами металла. Если Китай послушается ЕС, конечно. Но уже, в результате "экспортного рывка" китайской стали, украинский металл почти полностью вытеснен из КНР и прилегающих к нему рынков юго-восточной Азии, на территории Ближнего Востока и даже Африки. Не исключено, что в 2007 году китайская сталь начнет вытеснять национальных производителей из самой территории Украины, а там до России недалеко. Хотя... в отношениях Китая и России не все так однозначно.
   "В мировом масштабе нас ждет очень жесткая борьба за никелевые месторождения и рудники. Поэтому процессы слияний и поглощений не остановятся, и их конфигурация, скорее всего, будет очень причудливая", - дал прогноз на будущее по просьбе журнала "Слияния и поглощения" директор Info Mine Research Group Игорь Петров.
  В свете этих тенденций становится понятен демарш Ангелы Меркель в сторону США с призывом создать между Северной Америкой и ЕС зону общего рынка. Кроме того, общий рынок ЕС и Америки может спасти саму парадигму "золотого миллиарда", которая в последнее время вытесняется в части элиты США парадигмой "Нового ковчега" , по которой из "золотого миллиарда" списывают Европу и Японию. И даже Великобританию, если она не завалит тоннель под Ла Маншем.
  
  Врез Љ2
  ЗАБАСТОВКА, КАК МАРКЕТИНГОВАЯ ТЕХНОЛОГИЯ
  Волотильность рынка при постоянно растущей цене на металл, раблезианский аппетит Китая и нежданное вторжение спекулятивных фондов, делает трейдеров рынка цветных металлов излишне пугливыми. Длящийся почти пять лет дефицит металла давит на психику: если в 2000 году на складах производителей и трейдеров скапливалось до 20 тыс. т никеля, то в 2005-м эта цифра опускалась до 3 тыс. т, очень нервируя игроков. Сколько металла оставят на складах инвестфонды завтра - никто не может предугадать.
  К скачку цен неоднократно приводили сообщения в прессе о забастовках на каком-либо никелевом предприятии, плановом ремонте завода или рудника. Реакция рынка на забастовки стала настолько предсказуемой, что кроме вооруженного нападения исламистских радикалов на канадских сотрудников Inco Ltd. в Индонезии, приведших к простою рудника, все остальные трудовые споры на никелевых предприятиях западных компаний странно совпадали с тенденцией к уменьшению биржевой цены на металл. И напрашивается такой вывод, что трудовой спор, при определенной постановке дела, вполне может быть хорошим маркетинговым ходом, если приводит к взлету цены на продукцию. Да и бастуют пока больше канадские горняки, которые за час, проведенный в шахте, получают так же, как шахтер в Новой Каледонии за месяц.
  Для повышения цены на металл производителями использовались также временные прекращения поставок на спотовый рынок.
  Но с 2006 года "падение цены, как правило, совпадают с коррекцией прибыли хедж-фондами, которые сбрасывают на рынок накопленный металл", - утверждает генеральный директор "Объединенной трейдинговой металлургической компании" Сергей Логунов, - "все спешат снять сливки, до того, как к концу десятилетия войдут в строй новые добывающие мощности, и тогда, вполне возможно, что мы столкнемся с реверсным кризисом цен. Вряд ли возникнет мировая торговая война, но за маневры холодной войны это вполне сойдет".
  Последняя "экологическая" забастовка туземцев Новой Каледонии летом этого года также по времени "удачно совпала" с падением цены на никель почти на четверть. И хотя рудником рулят уже бразильцы, хорошую маркетинговую технологию никто не скидывает со счетов.
  В июле бастовали рабочие канадских рафинирующих предприятий Falconbridge, требуя от новых швейцарских хозяев льгот и преференций.
  Ничто долго не может быть эксклюзивном: в эту увлекательную игру включились и финны, - национальный производитель нержавейки Outokumpu Oyj объявил о сокращении производства в третьем квартале текущего года. Заявленная причина: ослабление спроса со стороны дистрибьюторов. А компании Codelco даже пришлось пойти на существенные уступки и выплатить трети своих рабочих (10 тыс. чел.) единовременный бонус в размере $874. Но угроза забастовки была рынку явлена.
  Вполне резонный ответ продажам вопреки тенденциям рынка, отвязанной спекуляции и извлечению максимальной прибыли инвестфондами, которые сегодня являются "делателями рынка" и определяют нижний предел цен на цветные металлы. Лондонская биржа металлов оказалась легко манипулируема ими, и ее удел в настоящее время всего лишь ежедневный пассивный фиксинг.
  
  Врез Љ3
  ТАК ЛИ УЖ СТРАШНА "ЖЕЛТАЯ ОПАСНОСТЬ"?
   "Китайский фактор, можно сказать, развратил в последние годы многие металлургические компании в мире", - рассказал журналу "Слияния и поглощения" генеральный директор "Объединенной трейдинговой металлургической компании" Сергей Логунов, - "Западные компании думали, что такое положение вещей сохранится вечно, но Китай построил несколько крупных сталелитейных комбинатов, и собирается построить их еще с десяток. А главное, в том, что китайцы отказались от промышленных идей маоизма - до 2010 года ожидается, что будут закрыты все мелкие сталелитейные заводики времен "культурной революции", особенно на Северо-Западе страны. Новые же комбинаты строят ближе к морским портам, в чем прослеживается их заданная экспортная ориентированность.
  Когда в начале 2006 года Китай из импортера нержавеющей стали, превратился в ее экспортера, - для многих это был шок. В Японии и Южной Корее производители нержавейки стали работать на пределе рентабельности. И уже сделали первые робкие шаги к консолидации своих активов. Всего за прошлый год в КНР было произведено 5,23 млн т нержавеющей стали. - на 59,2% больше, чем в 2005 г. Прогноз по росту производства нержавеющей стали в этом году на 40,7% больше, чем в 2006. Темпы "павкокорчагиские", западу не понять, как такое в принципе может быть.
  Китаю больше не нужны низкие переделы металла, ему нужно сырье и тот сортамент, которого пока у него пока недостаточно, например, нержавеющие трубы, которых он готов потреблять до полумиллиона тонн в год. Никелевые компании без запуска новых добывающих мощностей не успевают за спросом со стороны Китая, который все увеличивает объемы производства автомобилей и бытовой техники.
  В 2005 году производство нержавеющей стали, в которой используется никель, в КНР возросло на 47%, а вот импорт никеля "в чушке" в Китай за 2006 года снизился вполовину. Китайские производители стали делают все, чтобы сократить дефицит никеля в стране, но так, чтобы не задирать биржевую цену на металл. С 2002 года они заключают прямые долгосрочные контракты на поставку никелевых полуфабрикатов, с дальнейшей переработкой в металл их уже внутри Китая, с горными компаниями по всему миру. А в последние два-три года Поднебесная не жалеет прямых инвестиций непосредственно в никелевые рудники на Филиппинах, в Индонезии, Новой Каледонии и Латинской Америке. Только на Кубе Китай инвестирует $600 миллионов в разработку рудника San-Felipe и достроит никелевый комбината, брошенный советскими строителями в Перестройку. Инвестиции, запланированные КНР в добывающую промышленность Австралии, - это железная руда, уголь и никель - в ближайшие 3-5 лет превысят $8 миллиардов".
  Остается добавить, что мировая цена на железную руду давно уже складывается на основе цен контрактов между CVRD, Rio Tinto и китайскими компаниями-покупателями.
  Внедрение Китая в стратегические сырьевые активы, вызывает нездоровую реакцию в США, у которых с одной стороны экономика повязана дешевым китайским импортом и массированными американскими инвестициями в производство на территории Китая этого импорта, а политика исповедует сдерживание Китая, как военной и экономической державы - конкурента США, финансы же жаждут китайских вложений в государственные долговые бумаги США. Хамфри Хоуксли, эксперт по азиатскому региону и автор книги "Третья мировая война" ("Third World War"), комментирует американскую позицию весьма алярмистски: "Америка должна четко обозначить предел, который Китаю не следует переходить в Латинской Америке, если он не желает столкнуться с возрожденной доктриной Монро. Вероятнее всего, таким пределом станет военное сотрудничество. Китай, в свою очередь, должен наглядно продемонстрировать, что сравнивать его с СССР времен Холодной войны некорректно.
  Правительствам обеих стран необходимо принимать меры против усиления националистических тенденций на внутриполитической арене. Они должны, хотя бы на неофициальном уровне, признать, что метод, который сегодня называют "китайской моделью" - построение прочных рыночных институтов в условиях жестокой диктатуры - в свое время использовал сам Вашингтон, способствуя созданию эффективной экономики на Тайване и в Южной Корее (если речь идет об Азии), и в Чили на Латиноамериканском континенте. Если ситуация выйдет из-под контроля и возобладает истерия в духе Холодной войны, Америку ожидает немало неприятных сюрпризов. Китай - один из крупнейших кредиторов США, а американский потребительский рынок зависит от китайских товаров. Возможно, мы вновь увидим доктрину "взаимно гарантированного уничтожения" в действии - но обернется она, по крайней мере, поначалу, экономической, а не ядерной катастрофой".
  Как ожидается, процессы M&A в никелевой отрасли займут еще не один год. Самое интересное в этих никелевых маневрах, это то, что, несмотря на всю трескотню в прессе о "китайской экспансии", те же канадские фирмы весьма охотно идут на сотрудничество с Китаем в третьих странах, не говоря уже о прямых инвестициях в никелевую промышленность в самой Поднебесной. Та же Falconbridge еще в 2005 г. дала согласие на участие в разработку крупного никелевого проекта Koniambo в Новой Каледонии совместно с китайскими компаниями Minmetals и China Development Bank. Исполнительный директор канадской компании А. Регент пояснил, что "китайские компании заинтересованы в стабильных поставках никеля, а Falconbridge намерена привлечь из Китая не только финансы, но и оборудование".
  Нельзя не отметить и последние "выходки" китайцев: они стали скупать западные инвестфонды и банки. Когда китайцы вложили в частную американскую инвесткомпанию Blackatone почти $2 миллиарда, группа сенаторов пыталась призвать регулирующие органы если не отменить, то хотя бы отложить эту сделку. В аналогичных условиях политкорректная Британия промолчала, когда государственный китайский банк вложил в уставной фонд банка Barclays £1,5 миллиарда. И это не предел. По последним сведениям КНР создало государственный инвестиционный фонд в $200 миллиардов, специально для скупки зарубежных активов. Британская газета "The Guardian" отмечает, что: "приобретение иностранным государством акций или целых компаний - это сравнительно новый феномен, требующий, по меньшей мере, изучения".
  
  Москва, 2007
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"