Старец Виктор: другие произведения.

Прибалтийская мясорубка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.74*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья книга трилогии "Боевой 41 год". Заключил договор с издательством АСТ. В связи с этим снес большую часть текста оставил только начало и конец. Книга вышла в издательстве АСТ. Сыылка: https://ast.ru/book/pribaltiyskaya-myasorubka-853512/

  
  
  0. Введение.
  
  Осенью 1939 года И. В. Сталин круто поменял внутриполитический курс. Это изменение было вызвано изменением его оценки внешнеполитической ситуации, прежде всего вероятности нападения фашистской Германии на СССР. В реальной истории Сталин после заключения договора Молотова - Риббентропа считал нападение Германии до 1942 года практически невероятным. В альтернативной варианте истории он пересмотрел свою позицию и начал серьезную подготовку к отражению вероятного нападения в 1940 году. Когда нападения не последовало, в связи с вторжением Германии во Францию, Сталин стал готовить страну к стратегической обороне в компании 1941 года.
  Были амнистированы уцелевшие в огне репрессий военные и гражданские специалисты. Сокращены сроки и облегчены условия содержание осужденным по политическим статьям рабочим и крестьянам. Осужденные рабочие и ремесленники привлечены к работе по специальности на военных заводах. Облегчено ведение личного подсобного хозяйства колхозниками.
  В Красной Армии в качестве основной, вместо наступательной, введена оборонительная доктрина. Доктрина предусматривала глубоко эшелонированную маневренную оборону на трех оборонительных рубежах. Главный оборонительный рубеж создавался на основе существующей линии укрепрайонов вдоль старой границы (линии Сталина). Рубеж строился на основе дивизионных укрепрайонов и насыщался долговременными оборонительными сооружениями. На новой границе предусматривалась очаговая оборона основных дорог и направлений силами пограничных войск и войск прикрытия границ.
  Между новой границей и линией Сталина создавалась зона укрепленного предполья шириной 200 - 300 км. В этой зоне все значимые мосты защищались опорными пунктами. Все второстепенные мосты, путепроводы, водопропускные сооружения и дефиле минировались и готовились к подрыву. В лесах закладывались партизанские базы и формировались партизанские отряды. Задачей войск обороны границы и предполья ставилась задержка продвижения противника к главному рубежу на две недели с целью проведения в стране мобилизации и перевода экономики на военные рельсы. Под эту доктрину проведена оптимизация структуры и вооружения сухопутных войск. Большая часть авиации и все бронетанковые соединения отведены за главный рубеж. Все войска в предполье и на главном рубеже были развернуты по штатам военного времени.
  В тылу по линии река Пярну - Псков - река Днепр - Николаев в 150 - 350 километрах от главного рубежа создавался тыловой оборонительный рубеж с полевыми укреплениями. На этом рубеже в мирное время создавались склады имущества и вооружения для развертывания по мобилизации 200 дивизий, а также формировался кадровый костяк этих дивизий. Программа производства вооружений была пересмотрена в пользу модернизации имеющихся вооружений и выпуска запасных частей к ним вместо производства нового вооружения. Выпуск тяжелой артиллерии сокращен в пользу производства противотанкового вооружения, включая крупнокалиберные пулеметы и противотанковые ружья. Увеличено производство малокалиберной зенитной артиллерии. Во флоте прекращено строительство линейного флота в пользу легких кораблей и подводных лодок. Эти события описаны в книге "Накануне" трилогии "Боевой 41 год".
  После нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года войска обороны предполья выполнили поставленную им задачу. За две недели боевых действий немецкие войска вышли к главному оборонительному рубежу на всем его протяжении. Советский Союз провел, в основном, мобилизацию. Потери сторон в приграничном сражении оказались сравнимыми. РККА сохранила количественное превосходство над Вермахтом в танках, авиации и артиллерии. В результате мобилизации РККА получила полуторное превосходство и в личном составе. С оставляемой нашими войсками территории вывезены все материальные ценности и мобилизовано боеспособное мужское население. В Прибалтике Вермахту удалось прорвать главный рубеж. 4-я танковая группа прорвалась к Пярну, где была остановлена и отсечена. Финляндия в войну не вступила. "Дебют" закончился в пользу Советского Союза. Война вступила в решающую фазу. Описанию сражения в предполье главного рубежа посвящена книга "Крах "Барбароссы" трилогии.
  
   Часть 1. Прибалтийская мясорубка.
  
  
  1. Моонзунд.
  
  
  1.1. Конвой на Пярну.
  Из монографии "История Отечественной войны 1941 - 1943 годов".
  
  В первые три недели войны стороны не вели активных боевых действий на Балтике. ВМС Германии в Балтийском море представляли минимальные силы: 5 подводных лодок, 6 минных заградителей, 20 тральщиков и 22 катера*. Как видно из перечисленного корабельного состава, немецкое командование и не собиралось вести активные действия в Балтийском море. Согласно плану "Барбаросса", все базы нашего Балтфлота в скором времени должны были быть захвачены немецкими сухопутными войсками, и вопрос с Балтфлотом решился бы сам собой.
  Потенциально союзный немцам финский ВМФ насчитывал 2 броненосца береговой обороны, 5 подводных лодок, 4 канонерских лодки, 10 минных заградителей, 25 тральщиков и 20 катеров. Однако, благодаря дальновидной политике советского руководства, финский флот в боевых действиях не участвовал. Исключение составили лишь тайные минные постановки с подводных лодок, которые финские ВМС проводили под давлением немцев.
   Советский Краснознаменный Балтийский флот (КБФ) включал в себя 2 старых линкора типа "Севастополь", построенных еще перед первой мировой войной и модернизированных в начале тридцатых годов, 2 легких крейсера, 12 (19) эскадренных миноносцев, 7 сторожевых кораблей, 75 (33) тральщиков, 16 (4) минных заградителей, 46 (65) подводных лодок, 16 (2) подводных минных заградителя, 30 (63) торпедных катеров, 62 (30) сторожевых катера и охотника за подводными лодками, 656 боевых самолетов**.
  В ночь на 22 июня и немцы и КБФ одновременно начали активные минные постановки, в ходе которых произошло несколько боестолкновений между минными заградителями и кораблями охранения***. КБФ приступил к выполнению разработанного плана минной войны. К 1 июля устье Финского залива было перекрыто сильной минно-артиллерийской позицией. Фланги позиции прикрывали тяжелые береговые артиллерийские батареи на полуострове Ханко и на мысе Тахкуна острова Хиума. Устье залива перегородили 12 минными линиями. 4 линии мин предназначались против малых кораблей, 4 - против подводных лодок и 4 - против крейсеров и эсминцев. Всего было выставлено 6378 мин и 1584 минных защитника. Немецкий флот, стремясь запереть наши корабли в Финском заливе, также выставил у входа в залив плотные минные заграждения. У входа в Рижский залив в Ирбенском проливе минные заградители Балтийского флота также создали мощное минное заграждение, прикрытое береговой батареей на мысе Сырве острова Сарема. Подводные лодки-минзаги и воздушные минные заградители ТБ-3М каждую ночь выставляли минные банки у входов в военно-морские базы Германии и у входа в Ботнический залив.
  За первые три недели боевых действий, Балтийский флот потерял один эсминец, два минных заградителя и три тральщика, в основном от подрывов на минах. Немецкий флот потерял один три транспорта, миноносец и два тральщика.
  После окружения 4-ой танковой группы у Пярну, для переброски войск из Финляндии, организации снабжения окруженной группировки и оказания ей артиллерийской поддержки, в составе германского ВМФ был создаван флот Балтийского моря в составе новейшего линкора "Тирпиц", двух "карманных" линкоров "Лютцов" и "Адмирал Шеер", двух старых линкоров "Шлезиен" и "Шлезвиг-Гольштейн", четырех легких крейсеров "Эмден", "Лейпциг", "Нюрнберг" и "Кельн", 8 эсминцев, 10 миноносцев, 26 тральщиков, 7 подводных лодок, 28 катеров, большого количества транспортных судов и десантных паромов.
  Вечером 15 июля из порта Кенигсберг вышел конвой в составе 8 транспортов и 16 десантных паромов общим водоизмещением 27 тысяч тонн. Груз составляли боеприпасы, запчасти, горючее и продовольствие для 4-ой танковой группы. В охранение конвоя входили восемь тральщиков, два эсминца, шесть миноносцев и 15 катеров. Ближнее прикрытие конвоя осуществляли легкие крейсера "Эмден" и "Лейпциг" в сопровождении двух эсминцев, шести катеров и четырех тральщиков. На случай появления линейных кораблей Балтфлота в отдалении конвой сопровождали тяжелые крейсера "Лютцов" и "Адмирал Шеер" с четырьмя эскадренными миноносцами.
  По плану немецкого командования, тяжелые крейсера должны были подойти к устью Финского залива и воспрепятствовать выходу из него тяжелых кораблей Балтийского флота. Легкие крейсера имели задачей прикрытие конвоя от атак советских эсминцев, дислоцированных в портах Рижского залива. Воздушное прикрытие конвоя возлагалось на 1-й и 5-й воздушные флоты.
  Согласно плану действий Балтфлота в поддержку операции "Нептун" командование КБФ разместило в Рижском заливе следующие силы флота: в порту Куресаре на острове Саремаа - дивизион эскадренных миноносцев из 7 кораблей, в порту Виртсу - дивизион из 7 сторожевых кораблей, в порту Мынту на полуострове Сырве в узости Ирбенского пролива - бригаду торпедных катеров, в порту Куйвасту на острове Муху - два дивизиона малых подводных лодок из 11 единиц. На траверсе Лиепаи, поперек всего Балтийского моря был развернут постоянно действующий дозор из 9 подводных лодок типа "С".
  На островах Моонзундского архипелага размещалась смешанная авиадивизия в составе двух штурмовых, двух истребительных и одного бомбардировочного полка флотской авиации. Командование КБФ и наркомат ВМФ сумели уберечь флотскую авиацию от использования против наземного противника во время сражения у Саласпилса, на чем настаивало руководство Прибалтийского фронта. Наркому ВМФ Н. Г. Кузнецову пришлось, даже, обращаться по этому поводу к Верховному Главнокомандующему. Благодаря этому, к середине июля авиация КБФ сохранила почти штатный состав.
  Утром 16 июля подводная лодка С-3 обнаружила отряд тяжелых крейсеров в сопровождении миноносцев, о чем сообщила в штаб КБФ. Лодка дала четырехторпедный залп с большого расстояния, но попаданий не достигла. Двумя часами позже подводная лодка С-1 засекла конвой и силы ближнего прикрытия. Командующий КБФ вице-адмирал В. Ф. Трибуц сделал вывод, что конвой будет у входа в Рижский залив около 24-00 и попытается пройти Ирбенский пролив ночью.
  В полдень, после дополнительной авиаразведки, отряд тяжелых крейсеров был атакован бомбардировщиками морского полка, поднятыми с аэродрома Кярдла на острове Хиума. Полк потерял два самолета, но не смог поразить корабли. В 20-40 в 70 км от входа в Ирбенский пролив конвой одновременно атаковали два полка штурмовиков с аэродромов острова Сарема. Истребители сопровождения связали боем эскадрилью Ме-110, прикрывавшую конвой. Две эскадрильи штурмовиков атаковали с пикирования РС-ами и бомбами корабли охранения, отвлекая на себя огонь зенитных средств, а две эскадрильи ударили по транспортам. Атака штурмовых полков была более успешной: потоплен один миноносец и два десантных парома, потоплен один и серьезно повреждены два транспорта. Повторить атаку до темноты штурмовики не успели. Наши потери составили 6 самолетов.
  Получив подтверждение от авиаразведки о подходе конвоя, командование флота вывело на позиции вблизи Пярну два дивизиона подлодок типа "М", эсминцы и сторожевые корабли заняли позиции у выхода из Ирбенского пролива в Рижский залив. Торпедные катера должны были атаковать конвой ночью в проливе в момент прохождения через минные поля. Все силы авиации флота были готовы атаковать противника с утра в Рижском заливе.
  Корабли прикрытия конвоя вошли в Ирбенский пролив в 0 часов 10 минут 17 июля. Маршрут был проложен в шести-семи километрах от занятого немецкими войсками западного берега. В голове кильватерной колонны крейсеров и эсминцев строем пеленга следовали 4 тральщика, за ними, также строем пеленга - катера, которые должны были расстреливать подсеченные тралами мины. Через 15 минут по протраленному фарватеру в пролив длинной колонной втянулся и конвой. Транспорта и десантные паромы шли за тральщиками и катерами двумя параллельными колоннами. Миноносцы следовали в колоннах среди транспортов и паромов. Эсминцы замыкали колонны.
  При прохождении четырнадцати линий мин, перекрывавших пролив, подорвались и затонули один тральщик, два катера, один транспорт и два десантных парома. Немецкие корабли, подсвеченные светом горевшего транспорта, который довольно долго держался на плаву после подрыва, были атакованы из темноты торпедными катерами. Малая осадка катеров позволяла им не опасаться мин, установленных для подрыва более крупных кораблей. Катерникам удалось торпедировать один транспорт и один тральщик. Ответным артиллерийским огнем были потоплены три катера.
  На рассвете, когда конвой отошел от узости Ирбенского пролива на 30 км, в бой вступили эсминцы и сторожевые корабли. Дивизион эсминцев атаковал корабли эскорта. Немецкий эскорт имел значительное преимущество в артиллерии над нашими эсминцами. Против 18 орудий калибра 150 мм и 20 - калибра 128 мм на немецких кораблях, наши эсминцы имели 28 орудий калибра 130 мм. Немецкие легкие крейсера, в отличие от наших эсминцев, имели серьезное бронирование.
  Когда немецкий эскорт отвлекся на бой с нашими эсминцами, дивизион сторожевых кораблей атаковал конвой. Немецкие корабли непосредственного сопровождения конвоя также имели значительное превосходство в артиллерии над нашими сторожевиками. Против 10 орудий калибра 128 мм и 19 орудий калибра 105 мм, наши имели всего 14 орудий калибра 102 мм. Поэтому артиллерийский бой, проходивший на дистанции 80 - 100 кабельтовых, сложился не в пользу наших кораблей. У нас были серьезно повреждены эсминец "Смелый" и два сторожевика, которые вышли из боя. Остальные корабли остались в строю, хотя и получили повреждения. После двадцатиминутного артиллерийского боя командующий нашими кораблями контр-адмирал Дрозд отдал приказ отступить. Эсминцы и сторожевики разорвали дистанцию, оставаясь в виду конвоя.
  Затем, в дело вступила авиация КБФ. Полк торпедоносцев Ил-4Т атаковал соединение прикрытия в 40 километрах северо-западнее острова Хиума. Мощный зенитный огонь соединения, имевшей 12 орудий калибра 88 мм, 32 автомата калибра 37 мм и 16 автоматов 20-миллиметрового калибра, не позволил торпедоносцам добиться успеха. Наши потери составили 3 самолета.
  Два полка штурмовиков с острова Сарема и два полка с латвийских аэродромов последовательно атаковали корабли эскорта. Две эскадрильи истребительного прикрытия немецкой эскадры не смогли оказать сопротивления восьми нашим истребительным эскадрильям штурмовых полков и были почти полностью уничтожены. Первым заходом штурмовики залпами РС-ов и огнем курсовых пулеметов расстреливали зенитные орудия и выбивали их расчеты. Каждый из немецких кораблей получил множество попаданий. На кораблях отмечены многочисленные пожары. Вторым заходом проводилось бомбометание с пикирования. Было отмечено не менее 8 попаданий по кораблям. В итоге было потоплены тральщик, десантный паром, пять катеров и миноносец. Еще один тральщик потерял ход, отстал от эскадры и был добит нашими эсминцами. Штурмовые полки потеряли 11 самолетов.
  Затем конвой атаковали два полка флотских бомбардировщиков в сопровождении двух полков истребителей. Бомбометание проводилось с высоты 3000 метров, чтобы исключить воздействие малокалиберной зенитной артиллерии и пулеметов, в большом количестве установленных на десантных паромах и транспортах. Подошедшие от западного берега Рижского залива 26 немецких истребителей были перехвачены нашими истребителями и не смогли помешать прицельному бомбометанию. Сброс бомб эскадрильными залпами не позволял кораблям маневрированием уклоняться от бомб. Бомбардировщики потопили один транспорт, три десантных парома, два тральщика и один миноносец. Наши потеряли 14 самолетов.
  В 8 часов утра вблизи острова Кихну, лежащего перед входом в залив Пярну, конвой и эскорт снова были атакованы штурмовиками. Зенитный огонь кораблей конвоя к этому времени заметно ослаб. На многих кораблях горели непогашенные очаги пожаров. Катера охранения интенсивно ставили дымовые завесы. Штурмовики ценой потери шести самолетов сумели повредить один эсминец, который выбросился на мель у острова. Его примеру последовали горящий транспорт и миноносец. Один тральщик, четыре катера и пять десантных паромов удалось утопить.
  Через сорок минут у входа в залив Пярну конвой пересек завесу из 12 подводных лодок типа "Малютка". Подлодкам удалось торпедировать эскадренный миноносец, легкий крейсер "Эмден" и транспорт. Легкий крейсер остался на плаву, хотя и потерял ход. Эсминец и транспорт выбросились на мель у берега в расположении окруженной немецкой группировки. Через час экипажу легкого крейсера удалось отремонтировать поврежденные машины.
  Около 10 часов утра конвой в составе двух транспортов встал на якорь в полутора километрах от берега. Уцелевшие 3 десантных парома и 6 катеров приступили к разгрузке транспортов, совершая челночные рейсы от транспортов к берегу и обратно. Легкие крейсера патрулировали у острова Кихну, не подпуская к берегу наши эсминцы и сторожевики. Два эсминца обеспечивали зенитное прикрытие разгрузочных работ. Два миноносца и пять тральщиков, ходя галсами вдоль берега, разгоняли глубинными бомбами подводные лодки. С берега корабли прикрывала зенитная артиллерия 4-ой танковой группы.
   Разгрузка транспортов продолжалась до 19 часов. Все это время штурмовики и бомбардировщики непрерывно атаковали конвой. К флотской авиации присоединились 120 штурмовиков и 70 бомбардировщиков фронтовой авиации.
  В 18-20 конвой, в котором к тому времени уцелели два крейсера, один эсминец, один миноносец, три тральщика и четыре катера, двинулся в обратный путь. Единственный уцелевший транспорт и два десантных парома были посажены на мель у берега, чтобы не ограничивать скорость боевых кораблей. Все корабли имели повреждения, поэтому максимальная скорость группы не превышала 16-ти узлов. Переход до Ирбенского пролива таким ходом занял 6 часов. На переходе атаки флотской авиации на корабли продолжались. Люфтваффе не имела достаточных сил для плотного прикрытия кораблей на всем пути. Были потоплены миноносец, катер и тральщик.
  Вечером нанес удар и полк торпедоносцев КБФ. На этот раз главной целью были немецкие легкие крейсера. Постоянные атаки штурмовиков к этому времени практически полностью выбили зенитное вооружение кораблей. После двух попаданий торпед крейсер "Эмден" затонул. "Лейпциг" получил попадание, но остался на плаву.
  В течение дня немецкие пикирующие бомбардировщики неоднократно группами по 9 - 18 самолетов атаковали в Рижском заливе наши эсминцы и сторожевики, прикрываемые истребителями с аэродромов острова Саремаа. Противнику удалось потопить эсминец "Стерегущий" и сторожевой корабль "Туча".
  Перед самым входом пролив, перегороженный минным полем, эсминцы и сторожевики снова атаковали конвой. На этот раз значительное огневое превосходство имели наши корабли. Против уцелевших на немецких кораблях девяти 150-мм, четырех 128-мм и трех 105-мм орудий наши имели 20 орудий калибра 130 мм и 8 орудий калибра 102 мм. К тому же, на немецких кораблях большая часть приборов управления огнем была уже уничтожена. Бой начался на дистанции 110 кабельтовых, которая впоследствии сократилась до 60 кабельтовых. В этом бою немцы потеряли тральщик и два катера. Остальные немецкие корабли получили значительные повреждения. Наши корабли прекратили огонь, лишь, когда немцы углубились в минные поля.
  Горевшие немецкие корабли, хорошо заметные ночью, обстреляла береговая 180-мм батарея с полуострова Сырве. Последний сохранившийся тральщик от многочисленных попаданий затонул, а оставшийся без тральщиков "Лейпциг" подорвался на мине и потерял ход. Береговая батарея добила неподвижный крейсер. Из всего состава конвоя в Лиепаю вернулись лишь один сильно поврежденный эсминец и два катера. Тем не менее, несмотря на потерю почти всех кораблей и транспортов, конвой свою задачу, правда, в минимальном объеме, выполнил. По немецким данным, в расположение окруженной группировки было доставлено 2700 тонн грузов, главным образом боеприпасов и горючего. С затонувших и выбросившихся на мель кораблей на берег было снято 2400 человек личного состава, пополнивших состав окруженной группировки.
   После разгрома конвоя, немецкое командование отказалось от проводки второго конвоя из порта Турку, который должен был перебросить из Финляндии на плацдарм у Пярну немецкую пехотную дивизию. Гитлер решил, что без захвата острова Саремаа, проведение конвоев в Рижский залив обходится слишком дорого(4*). Кригсмарине, Люфтваффе и Вермахт получили приказ провести десантную операцию по захвату острова.
  
  
  Примечание 1. Такие силы имел немецкий флот в начале войны на Балтике в нашей реальности (см. (50) стр. 34).
  
  Примечание 2. В скобках указан корабельный состав КБФ в нашей реальности (см. (50) стр. 25). В альтернативной реальности флот имеет значительно больше тральщиков, минных заградителей, сторожевых катеров, но меньше эсминцев, торпедных катеров и подводных лодок. Увеличение корабельного состава достигнуто за счет отказа от строительства тяжелых кораблей в конце 1939 г. Устаревшие эсминцы типа "Новик" переоборудованы в быстроходные минные заградители.
  
  Примечание 3. В нашей реальности немецкий флот начал минные постановки еще до начала войны - 21 июня в 23-30. Корабли Балтфлота начали минные постановки 23 июня в 01-10. Несмотря на то, что постановка немцами минных полей была своевременно обнаружена дозорами, командование флота не учло минной опасности. При проведении минных постановок 23 июня на немецких минах подорвались крейсер "Максим Горький", эсминцы "Гордый" и "Гневный". (см. (50) стр. 53 - 59).
  
  Примечание 4. В "реале" немцы неоднократно проводили в июле 1941 г. конвои в порты Рижского залива с приемлемыми для себя потерями, несмотря на полное превосходство нашего флота над немецким. Из-за плохой организации разведки, связи и управления, немецкие конвои пересекали Рижский залив прежде, чем корабли КБФ успевали их перехватить (см. (50) стр. 93 - 102).
  Балтийский флот в 1941 году понес тяжелые потери. Погибли 16 эсминцев, 4 сторожевика, минный заградитель, 20 тральщиков, 27 подлодок, 88 катеров (см. (50) стр. 362). Еще больше кораблей получили тяжелые повреждения. Большая часть погибших и поврежденных кораблей подорвались на минах, или были потоплены авиацией противника. Потери на минных полях вызваны недостаточным количеством тральщиков в составе флота, а также отсутствием средств борьбы с магнитными и акустическими минами. Потери от воздействия авиации объясняются тем, что силы флотской авиации были израсходованы на сухопутном театре воздушных действий.
  
  
  
  
  
  
  1.2. Десант на Саремаа.
  Из монографии "История Отечественной войны 1941 - 1943 годов".
  
  После разгрома Балтийским флотом конвоя на Пярну, немецкое командование решило установить свой контроль над островом Саремаа, входящим в Моонзундский архипелаг и отделяющим Рижский залив от Балтийского моря. Размещение авиации, береговой артиллерии и сил флота на острове позволило бы немцам установить свое господство в Рижском заливе и обеспечить устойчивое снабжение окруженной группировки.
  Самый крупный в Моонзундском архипелаге остров Саремаа вытянут с юго-запада на северо-восток и имеет размеры 95 на 45 км. Еще до войны на островах архипелага, а также на арендованном у Финляндии полуострове Ханко, был сформирован Балтийский оборонительный береговой район (БОБР), в который входили гарнизоны островов, береговые батареи, авиационные части и флотские соединения. Командовал всеми силами БОБРа контр-адмирал С. И. Кабанов.
  На острове Саремаа размещались 9 флотских береговых батарей калибром от 100 до 180 мм, 16-я стрелковая дивизия без одного стрелкового полка, один кавполк из 36-й кавдивизии, размещенной на острове Хиума, отдельный зенитно-артиллерийский полк, а также пять инженерных и строительных батальонов, занятых на строительстве береговых батарей и оборонительных сооружений. На аэродромах Когула, Асте и Лейзи размещались два штурмовых и один истребительный авиаполк. После начала боевых действий, на базе инженерных и строительных батальонов, с использованием вооружения, доставленного из рижских арсеналов, и местного призывного контингента, были развернуты еще два стрелковых полка. Правда, в этих полках отсутствовали минометы, противотанковая и зенитная артиллерия. Зато имелся троекратный комплект полковых трехдюймовых пушек времен первой мировой войны. Всего в гарнизоне острова Саремаа, без учета летчиков и моряков, насчитывалось 28 тысяч человек личного состава. Командиром гарнизона острова был назначен командир 16-й стрелковой дивизии полковник Любовцев И. М.
  Гарнизон второго по величине острова Хиума составляли 6 береговых батарей, 36-я кавдивизия без двух кавполков и один стрелковый полк из состава 16-й сд. После начала войны из трех строительных батальонов и местного призывного контингента на острове был развернут еще один стрелковый полк. На аэродроме Кярдла размещались истребительный и бомбардировочный полки флотской авиации. Командовал гарнизоном острова командир кавдивизии дивизии генерал-майор Зыбин Е. С. Один из кавполков 36-дивизии был дислоцирован отдельными подразделениями на малых островах архипелага: Осмуссаре, Вормси, Муху, Рухну и других.
  На полуострове Ханко размещались 4 береговые батареи, стрелковая бригада, дивизион торпедных катеров и истребительный авиаполк.
  После ликвидации немецкого прорыва у Саласпилса, окружения 4-ой танковой группы и разгрома немецкого конвоя в Рижском заливе, Ставка ВГКа сделала вывод, что опасаться немецкого морского десанта на материковое побережье Латвии и Эстонии больше нет оснований. Поэтому, появилась возможность сосредоточить усилия командования 27-й армии на обороне Моонзундского архипелага. 18 июля был отдан приказ на передислокацию управления 27-й армии на Саремаа. На командующего армией генерал-майора Н. Э. Берзарина было возложено командование всеми силами БОБР. Контр-адмирал Кабанов стал его заместителем по флоту, береговой артиллерии и флотской авиации. Одновременно, был дан приказ на передислокацию 6-ой кавдивизии с материка на острова Саремаа и Хиума. 21-го июля передислокация дивизии была завершена. В первой половине июля усилиями органов НКВД, флотских радистов и военной контрразведки была ликвидирована вражеская агентура на островах Саремаа и Хиума. Были запеленгованы и ликвидированы 5 агентурных радиопередатчиков. Поэтому, переброска штаба 27 армии и 6-ой кавдивизии не была своевременно вскрыта немецкой разведкой.
  Командование КБФ сочло недостаточными силы флота в Рижском заливе. Туда дополнительно был переброшены 2-й дивизион эсминцев из 6 кораблей, еще один дивизион малых подводных лодок и легкие крейсера "Киров" и "Максим Горький". Поскольку, выход из Финского залива контролировали немецкие тяжелые крейсера, корабли пришлось проводить через мелководный пролив Суур между островом Муху и материком. Так как минимальная глубина пролива составляла всего 6 метров, а осадка крейсеров - 6,9 метра, для проводки пришлось снять с кораблей весь боекомплект, якоря, топливо и большую часть экипажа. Корабли провели через пролив на буксире*. Кроме того, все боеспособные подводные лодки были развернуты на позициях в море. Два дивизиона подводных лодок типа "Щ" развернули вдоль морского побережья архипелага и в завесе поперек устья Ботнического залива. Минные заградители продолжали еженощно выставлять минные банки у Кенигсберга, Лиепаи, у входа в Ботнический залив.
  21 июля дозорные подводные лодки в завесе у острова Готланд зафиксировали прохождение на восток эскадры в составе новейшего линкора "Тирпиц", двух легких крейсеров и 4 миноносцев.
  Произведенная воздушная разведка установила, что "Тирпиц" в сопровождении миноносцев и крейсеров на экономической скорости направился вдоль шведского побережья к Ботническому заливу.
  22 июля в 18-00 дозор у Готланда обнаружил эскадру из двух старых линкоров "Шлезиен" и "Шлезвиг-Гольштейн", большого числа тральщиков, катеров и десантных паромов. Экипаж лодки С-22 выпустил с большого расстояния 4 торпеды, попаданий не было.
  Практически одновременно, подводная лодка Щ-14, из состава дивизиона, развернутого у входа в Ботнический залив, обнаружила большую группу транспортов в сопровождении тральщиков и катеров, следующую из залива курсом на юго-юго восток. Экипажу лодки удалось торпедировать один тральщик. Высланные туда воздушные разведчики насчитали в конвое 15 транспортов в сопровождении шести тральщиков и пяти катеров. Командование КБФ и БОБР объявили полную боевую готовность и активизировали воздушную разведку. "Тирпиц" с двумя миноносцами на траверсе острова Хиума повернул на восток к устью Финского залива, и в 20 часов встретился с крейсировавшими там "карманными" линкорами "Лютцов" и "Адмирал Шеер", которые после встречи с "Тирпицем" направились на юго-запад на пересечение с курсом транспортов. Легкие крейсера с двумя миноносцами тоже пошли навстречу конвою.
  Позднее выяснилось, что немецкие транспорты загрузили на борт в финском порту Турку 114-ю пехотную дивизию Вермахта с частями усиления. При прохождении наших минных заграждений в устье Ботнического залива подорвались на минах два транспорта и один тральщик.
  Проведенная в штабе КБФ экстраполяция курсов и скоростей всех немецких эскадр и конвоев показала, что, скорее всего, все они должны встретиться в ночь с 22 на 23 июля у западного берега острова Саремаа. В 21-00 22 июля все части армии и флота на островах Сарема и Хиума получили предупреждение о возможности немецкого десанта.
  В 22-00 на траверсе острова Хиума в 70 километрах от его западной оконечности конвой транспортов был последовательно атакован сначала полком бомбардировщиков ИЛ-4 с острова Хиума, затем двумя полками штурмовиков с аэродромов на Саремаа и полком торпедоносцев с таллиннского аэродрома. К этому времени к охранению конвоя уже присоединились карманные линкоры, четыре эсминца, два легких крейсера и два миноносца. Плотнейший зенитный огонь не позволил бомбардировщикам, бомбившим с высоты 3000 метров, добиться серьезного успеха. Удалось потопить лишь один транспорт. Два самолета было сбито. Штурмовики доложили о множестве попаданий по кораблям и транспортам реактивными снарядами, однако, бомбами удалось поразить лишь один транспорт. Несмотря на многочисленные возникшие пожары, ни один из боевых кораблей не затонул и не потерял ход. Потери составили четыре самолета. Торпедоносцы потопили один миноносец, один транспорт и потеряли три самолета. Повторить налет до темноты летчики не успели.
  С ноля часов 23 июля до часа ночи немецкие ночные бомбардировщики нанесли массированные бомбовые удары по всем трем аэродромам острова Саремаа. Зенитчики сбили два самолета. Затем на аэродромы штурмовых полков в Когула и Асте был сброшен парашютный десант. Позднее выяснилось, что десантировалась 7-я парашютная дивизия, прославившаяся захватом острова Крит в мае 1941 года. На каждый аэродром было сброшено по одному полку парашютистов. Батареи скорострельных зениток, прикрывавшие аэродромы, оказали ожесточенное сопротивление. Зенитчики сбили 11 транспортных самолетов. Большое количество парашютистов было расстреляно в воздухе.
  Личный состав авиаполков, батальонов аэродромного обслуживания и зенитных батарей вступил в бой с десантниками. Командующий БОБР генерал-майор Берзарин, получив донесение о десанте, сразу же направил на каждый атакованный аэродром по одному кавполку. Между 03-10 и 03-50 кавалеристы форсированным маршем вышли к аэродромам и атаковали немецких десантников.
   В Когула десант был сброшен прямо на взлетную полосу, десантникам удалось уничтожить большую часть самолетов. Десант занял оборону в окопах, вырытых для укрытия самолетов. Подошедших кавалеристов встретил плотный огонь. Выбить десант с аэродрома не удалось.
  В Асте из-за навигационной ошибки десант приземлился в двух километрах от аэродрома вокруг и в черте населенного пункта, поэтому обороняющиеся смогли удержать аэродром в своих руках. Атакующих аэродром со стороны Асте десантников встретили очереди скорострельных зенитных пушек. Авиационные стрелки и техники открыли огонь по десанту из бортовых оборонительных пулеметов, снятых с самолетов. Атака на аэродром захлебнулась. Подошедший кавполк загнал десантников обратно в деревню. К 08-00 взлетная полоса была отремонтирована и штурмовой авиаполк готов к вылету.
  Едва забрезжил рассвет, командующий флотом вице-адмирал Трибуц поднял в воздух весь полк морских разведчиков, вооруженный гидросамолетами МБР-2, рассредоточенный поэскадрильно в портах архипелага. Летчикам была поставлена задача установить местонахождение кораблей противника. В 03-20 подлодка "Щ-23", входящая в завесу лодок, развернутую в 20 - 30 км от берега архипелага, передала сообщение о подходе к заливу Тагалахт большой группы кораблей противника. Лодка дала торпедный залп, поразивший тральщик. Адмирал Трибуц приказал всем лодкам завесы стягиваться к Тагалахту. Одновременно получили приказ на выдвижение из портов Рижского залива торпедные катера, эсминцы, сторожевики, малые подлодки.
  В 04-30 подошедшие к расположенному на северо-западном побережье острова Саремаа заливу Таголахт, броненосцы "Шлезиен" и "Шлезвиг-Гольштейн", легкие крейсера "Кельн" и "Нюрнберг" открыли огонь по береговым батареям в Ундве и Тагаранне. Броненосцы имели на борту по четыре орудия калибра 280 мм и по 10 орудий калибра 150 мм. Легкие крейсера имели по девять 150-мм орудий.
  Глубоководная и защищенная от ветра бухта Тагалахт уже была местом высадки немецкого морского десанта в 1-ю мировую войну. 12 октября 1917 года четыре германских линкора поддерживали огнем высадку десанта в бухте. Им противостояли две четырехорудийных батареи калибра 152 мм. Линкорам удалось подавить береговые батареи, что обеспечило успех высадки. Десант окружил и уничтожил русские войска на Саремаа.
  Учитывая уроки истории, командование КБФ в 1939 г. начало строить береговые батареи на морском побережье архипелага. К лету 1941-го года в заливе Тагалахт были боеготовы только две батареи первой очереди: трехорудийная батарея калибра 130 мм в Ундве и трехорудийная батарея калибра 180 мм в Тагаранне.
  Артиллеристы открыли ответный огонь по кораблям противника. В это же время, каждую батарею атаковали до 30 бомбардировщиков. После бомбардировки и часового артобстрела, береговые батареи были приведены к молчанию. Броненосцы тоже получили многочисленные попадания.
  Подавив береговые батареи, броненосцы продолжили огонь по двум опорным пунктам, прикрывавшим батареи, в которых оборонялись по одному усиленному батальону. По опорным пунктам снова нанесли удар бомбардировщики.
  В 05-30 на смену бомбардировщикам подошли более ста двадцати транспортных самолетов Ю-52 в сопровождении 30 истребителей. К этому времени уже была восстановлена взлетная полоса истребительного аэродрома в Лейзи. Вызванные с этого аэродрома для отражения налета бомбардировщиков истребители вышли к заливу Тагалахт одновременно с подходом немецких транспортных самолетов.
  Поскольку все самолеты на аэродромах острова размещались в углубленных окопах, то, в ходе ночного налета на аэродроме Лейзи были уничтожены лишь два самолета. К заливу Тагалахт авиаполк вышел в составе 32 машин типа И-16. Двумя эскадрильями морские летчики полка майора Бегишева связали истребителей сопровождения, а двумя эскадрильями атаковали строй транспортников. В упорном бою было сбито 19 самолетов с десантниками, остальные сбросили парашютистов с большим разбросом по местности. Высадившиеся парашютисты вступили в бой с гарнизонами опорных пунктов. Корабли прекратили обстрел берега, опасаясь ударить по своим. Получив донесение об обстреле с моря береговых батарей в заливе Тагалахт, командарм Берзарин направил к заливу кавполк и полк боевой поддержки 6-ой кавдивизии. В резерве командующего остался лишь один стрелковый полк и полк боевой поддержки 16-й сд.
  От морских разведчиков штаб флота и штаб БОБРа поступили доклады: "Тирпиц" с двумя миноносцами крейсирует у входа в Финский залив. Один "карманный линкор" с двумя эсминцами находится у входа в Ирбенский пролив, а другой - у входа в пролив Соэла между островами Саремаа и Хиума. Вице-адмирал Трибуц сделал вывод, что линкоры противника имеют целью предотвратить выход наших надводных кораблей из заливов в Балтийское море.
  Две длинных колонны транспортов и десантных паромов в сопровождении тральщиков и катеров подходят к входу в залив Тагалахт. Два старых линкора и два легких крейсера обеспечивают артиллерийскую поддержку десанта. Корабли артиллерийской поддержки прикрывают 6 тральщиков и два миноносца.
  К 06-40 колонна из 12 транспортов втянулась в залив и встала на якорь. Началась перегрузка десанта на десантные паромы. Миноносцы, катера и тральщики бомбили глубинными бомбами подходы к заливу, чтобы предотвратить атаки подводных лодок по транспортам. Погода благоприятствовала десантной операции. Волнение 1-2 балла, легкий ветер, редкая облачность. Линкоры маневрировали в 5-8 км от устья залива. Легкие крейсера ходили по дуге радиусом 12 км, выполняя противоторпедный маневр. Воздушное прикрытие кораблей постоянно осуществляли от 10 до 20 истребителей с аэродромов в западной Латвии. Держать более крупный наряд истребителей над конвоем 1-й воздушный флот не имел возможности из-за удаленности аэродромов. Тщательно разработанный командованием Кригсмарине и согласованный с Люфтваффе план операции выполнялся без серьезных накладок.
  Получив сообщение о высадке морского десанта, генерал Берзарин направил форсированным маршем к заливу Тагалахт свой последний резерв - стрелковый полк и полк боевой поддержки 16-й сд.
  Вся авиация Балтфлота, в радиус действия которой входила бухта Тагалахт, была привлечена командованием к нанесению удара по конвою. Вылетели полк торпедоносцев и полк бомбардировщиков с таллиннских аэродромов, полк бомбардировщиков с Хиума, полк штурмовиков с аэродрома Асте и два полка штурмовиков с аэродромов в Латвии. Прикрытие осуществляли истребители штурмовых полков, истребительные полки с аэродромов Риги и Лейзи. От прорыва надводных кораблей из Рижского залива для удара по конвою решено было пока отказаться. Подавляющее преимущество немецких линкоров в артиллерии привело бы к неоправданным потерям в корабельном составе. Однако, торпедные катера и подводные лодки должны были атаковать конвой.
  Первыми, в 07-10 на цель вышли штурмовики и истребители с Рижского аэродрома. Воздушное прикрытие связали боем. Скучившиеся транспорты и десантные паромы представляли собой отличную мишень. Не обращая внимания на зенитный огонь, штурмовики нанесли сначала ракетный, а потом бомбовый удар. Ценой потери 6 самолетов удалось потопить 5 десантных парома и поразить 2 транспорта. Многие суда и корабли получили попадания РС-ами.
  В 07-35 на цель вышли бомбардировщики Ил-4 с Хиума. Истребители все еще продолжали бой с воздушным прикрытием конвоя. Бомбометание с горизонтального полета с высоты 500 метров было предельно опасным для экипажей. Со всех катеров и десантных паромов и транспортов открыла шквальный огонь малокалиберная зенитная артиллерия и пулеметы. 7 самолетов было сбито. Однако, конвой лишился тральщика, трех транспортов и пяти паромов. Попадание 100 и 200-килограммовых фугасных бомб приводило к мгновенному потоплению десантных паромов, однако транспорта водоизмещением 2-3 тысячи тонн успевали выброситься на береговые отмели.
  В 07-45 капитан С. М. Шелков, командир 130-миллиметровой трехорудийной батареи ? 24, расположенной у селения Кихельхона, сумел наладить корректировку для ведения огня с закрытой позиции через полуостров Хундсорт, ограничивающий залив Тагалахт с запада. Расстояние от позиции батареи до судов в заливе составляло всего от 6 до 12 км, однако густой лес на возвышенности полуострова полностью закрывал прямую видимость. Высланные с радиостанцией в селение Тагала артиллеристы-корректировщики отлично просматривали всю акваторию залива и обеспечили точное наведение артогня. Практически одновременно, в 07-56 артиллеристы батареи ? 25 старшего лейтенанта А. С. Зинова, расположенной у селения Ундва, сумели отремонтировать одно 130-миллиметровое орудие и открыли кинжальный огонь прямой наводкой по стоящим в 2-4 км от них транспортам. Прежде чем немецкие броненосцы успели среагировать, орудие утопило один транспорт и зажгло еще два. Затем, герои - артиллеристы были расстреляны 280-миллиметровыми пушками броненосцев.
  Из-за огня, открытого артиллеристами Зинова, противник не сразу понял, откуда ведет огонь батарея Шелкова. Артиллеристы сумели утопить один транспорт и поджечь три оставшихся. Теперь на отмелях сидело 10 горевших транспортов. Однако, десантные паромы продолжали переправлять с них на берег людей и снаряжение. Артиллеристы Шелкова перенесли огонь на десантные паромы.
  Линкор "Шлезиен" обогнул мыс Ундва и в 08-15 с дистанции 14 км открыл огонь по 24-й батарее. Дуэль артиллеристов с линкором продолжалась 30 минут. Артиллеристы Шелкова, прежде чем огонь батареи был подавлен, добились многочисленных попаданий по линкору. К сожалению, 130-миллиметровые снаряды не пробивали броню цитадели линкора, но его зенитная артиллерия и приборы управления артогнем были выведены из строя практически полностью. В это же время, линкор был атакован бригадой торпедных катеров, подошедших из Ирбенского пролива вдоль западного берега Саремаа. Одновременная атака 12 катеров увенчалась двумя попаданиями в левый борт. Четыре катера были потоплены артиллерией линкора и тральщиков. Получив две торпеды, линкор "Шлезиен" начал отходить обратно к заливу Тагалахт. Идущий малым ходом линкор был атакован подводной лодкой Щ-34, попадание одной торпеды в кормовую оконечность окончательно лишило линкор хода.
  В 08-20 подошел еще один полк штурмовиков из Латвии и полк штурмовиков с аэродрома Асте. Истребители полков схватились с заменившимися к тому времени немецкими истребителями. Штурмовики атаковали десантные баржи в заливе. Потеряв 3 самолета, летчики потопили 6 десантных паромов и нанесли бомбо-штурмовой удар по сидящим на мелях транспортам. Последними к заливу подошли бомбардировщики из Таллина под прикрытием истребителей, поднявшихся с аэродрома Лейзи. Бомбардировщики атаковали десантные паромы и сидящие на мелях транспорты. Удалось потопить 5 паромов и поразить 3 транспорта. Потеряли два самолета.
  Одновременно полк торпедоносцев атаковал броненосцы. Неподвижный и лишенный зенитной артиллерии "Шлезиен" получил сразу три попадания и быстро затонул. "Шлезвиг-Гольштейн" получил две торпеды, но стался на плаву. Кроме того, был торпедирован и затонул один тральщик. Торпедоносцы потерял пять самолетов.
  К 11 часам обстановка стабилизировалась. Немцам удалось высадить десант численностью до 9 тысяч человек на обоих берегах залива Тагалахт. Десантники захватили две трети полуострова Хундсорт, создав плацдарм размером 7 на 10 км на западном берегу залива. Другой плацдарм размером 3 на 5 км был захвачен на восточном берегу залива. С нашей стороны плацдармы блокировали один стрелковый полк, один кавполк и два полка боевой поддержки. Верховье залива осталось в наших руках. Один полк воздушных десантников численностью до полутора тысяч человек был окружен нашим кавполком на аэродроме Когула и еще один полк - в селении Асте. Немецкие бомбардировщики и штурмовики наносили удары по нашим войскам, атакующим десантников.
  Командующий флотом Балтийского моря вице-адмирал фон Фридебург решил вывести из боя получивший тяжелые повреждения броненосец "Шлезвиг-Гольштейн". Все 10 транспортных судов десантного конвоя были сожжены и сидели на мелях в заливе Тагалахт. На плаву в заливе у немцев осталось 6 десантных паромов и 7 катеров, осуществлявших связь между плацдармами на обоих берегах залива.
  Нарком флота Н. Г. Кузнецов добился у Верховного Главнокомандующего разрешения использовать авиацию дальнего действия для борьбы с немецкими конвоями и кораблями. Командующий Балтфлотом Трибуц получил согласие командования Прибалтийским фронтом привлечь для борьбы с десантами фронтовую авиацию. Оба имевшихся на фронте полка пикирующих бомбардировщиков было решено использовать против тяжелых кораблей противника.
  Командующий 27-й армией генерал Берзарин убедил комфронта Ф. И. Кузнецова перебросить на остров Саремаа еще одну дивизию, ранее входившую в 27-ю армию - 184-ю стрелковую. По предвоенному плану, дивизия осуществляла противодесантную оборону побережья на участке от Пярну до Таллина. После полного укомплектования личным составом дивизий тылового рубежа, актуальность этой задачи отпала. Организовать срочную переброску дивизии на остров Саремаа поручили командующему морскими силами БОБР адмиралу Кабанову. С привлечением по мобилизации рыбацких сейнеров, малых судов и крупных катеров, к утру следующего дня на остров удалось перебросить пять стрелковых батальонов.
   В 15-00 в штаб флота поступило донесение с "Щ-14" о выходе из Ботнического залива нового конвоя из 18 транспортов в сопровождении тральщиков и катеров. Позднее выяснилось, что немцы перебрасывали 167-ю пехотную дивизию. Несколько позже с подлодки, стоящей в "завесе" у Готланда зафиксировано прохождение конвоя из 12 десантных паромов и трех тральщиков. Крейсера "Кельн" и "Нюрнберг" с двумя миноносцами форсированным ходом пошли от залива Тагалахт навстречу конвою транспортов. Экстраполяция курсов и скоростей конвоев позволили штабу флота сделать вывод, что и на этот раз целью десантной операции будет остров Саремаа.
  С 19 часов по конвою транспортов начала наносить удары дальняя авиация. Всего к ударам было привлечено 9 полков дальней авиации, дислоцированных в полосе Прибалтийского и Западного фронтов. Это была первая за все время войны операция дальней авиации, проведенная в дневное время. Полки подходили к Таллину, где к ним присоединялись звенья флотских бомбардировщиков, выводившие полки на цель. Бомбометание проводили с высоты 6500 метров полковыми залпами из строя "колонна девяток". На такой высоте противодействие оказывали только зенитные пушки крейсеров - всего 12 стволов калибра 88 мм, что не обеспечивало достаточной плотности зенитного огня. При таком способе бомбометания бомбовый ковер накрывал полосу шириной 1200 метров и длиной 2800 метров. Загрузка бомбардировщиков стокилограммовыми фугасными бомбами обеспечивала среднюю плотность поражения в одну бомбу на гектар площади. Большая ширина зоны поражения делала бессмысленными маневры уклонения, которые пытались совершать транспорты и корабли. Попадания одной стокилограммовой бомбы, как правило, хватало для потопления или, по крайней мере, обездвиживания транспорта водоизмещением 2 - 3 тысячи тонн.
  К 23 часам, когда отбомбился последний полк, в строю конвоя осталось 5 транспортов, два крейсера, два миноносца и два тральщика. Были потоплены 8 транспортов, еще пять транспортов и два тральщика потеряли ход, затем все они были потоплены следовавшими за конвоем подводными лодками из "завесы" у Готланда.
  В 21-30 был нанесен массированный воздушный удар по линкору "Тирпиц". В атаке участвовали два полка пикирующих бомбардировщиков и полк торпедоносцев. От Таллина полки пикировщиков, не имевших опыта поиска морских целей, лидировали торпедоносцы. Сопровождающий бомбардировщики полк истребителей разогнал эскадрилью прикрытия эскадры.
  В 21-30 по команде руководившего налетом командира полка торпедоносцев подполковника Шумского 25 торпедоносцев и 32 пикировщика АР-2 и Пе-2 одновременно со всех направлений атаковали линкор. Их встретили огнем 64 орудия кораблей калибром от 20 до 381 мм. Основное внимание зенитчики уделили торпедоносцам. Им удалось сбить 4 торпедоносца и два пикировщика. Линкор получил четыре торпеды и не менее девяти попаданий бомб. Звено разведчиков МБР-2, сопровождавшее линкор в отдалении, сообщило, что, после налета линкор, двинулся к шведскому берегу ходом не более десяти узлов, имея на борту три крупных очага пожаров, с креном на правый борт.
  В 22 часа отряд легких сил Балтфлота в составе двух легких крейсеров и двух дивизионов эскадренных миноносцев, всего 13 вымпелов, под командованием командира отряда легких сил контр-адмирала Дрозда атаковал из Ирбенского пролива отряд немецких кораблей: тяжелый крейсер "Адмирал Шеер" и два эскадренных миноносца против двух легких крейсеров и одиннадцати эсминцев. 6 орудий калибра 280 мм, 8 орудий калибра 150 мм и 10 орудий калибра 127 мм у немцев против 18 орудий калибра 180 мм и 44 орудий калибра 130 мм у нас. Артиллерийский бой проходил на дистанции 100 - 160 кабельтовых и продолжался до темноты. Немецкие корабли получили значительные повреждения и после наступления темноты вышли из боя. Один немецкий эсминец затонул. Крейсера "Киров", "Максим Горький" и четыре эскадренных миноносца также получили значительные повреждения и вернулись в Рижский залив. Эсминцы "Статный" и "Суровый" затонули. Пять эсминцев двинулись на перехват конвоя. К моменту подхода наших эсминцев к заливу Тагалахт, транспорта уже втянулись в залив. Эсминцы были обстреляны немецкими легкими крейсерами и отошли. В 00-40 подлодка "Щ-27" старшего лейтенанта Травкина оказалась в выгодной позиции в 8 кабельтовых от крейсера "Нюрнберг". Подводники своего шанса не упустили. Получив попадание в левый борт, крейсер малым ходом пошел на северо-запад.
  В заливе Тагалахт транспорта и десантные баржи попали под обстрел полевой артиллерии двух наших дивизий. Немецкие крейсера были заняты перестрелкой с нашими эсминцами и не имели возможности подавить полевую артиллерию. В итоге все пять транспортов загорелись и выбросились на мели. Всего противнику удалось высадить на берег чуть больше стрелкового полка. Остальные части 167 пехотной дивизии нашли свою смерть на дне Балтийского моря.
  В 00-40 немцы высадили парашютный десант в составе одного полка на аэродроме Лейзи, им удалось захватить ВПП и уничтожить большую часть самолетов-истребителей. Одновременно на аэродроме Когула был высажен с планеров еще один десантный полк. Генерал Берзарин отдал приказ направить в Лейзи три стрелковых батальона из 184 сд, высадившихся на юго-восточном побережье Саремаа. Два батальона, высадившиеся в порту Курессааре, были направлены в Когула. Утром высадившиеся десантники были окружены подошедшими батальонами.
  Переброска на Саремаа подразделений 184 сд продолжалась весь день 23 июля. К концу дня дивизия была переброшена полностью. Наши войска на острове получили значительный перевес в силах над десантами противника. К концу дня все захваченные противником плацдармы были надежно блокированы. Войска приступили к уничтожению десантов.
  Утром 23 июля торпедоносцами и пикировщиками был нанесен массированный авиационный удар по тяжелому крейсеру "Лютцов". Получив три попадания торпедами и не менее 10 попаданий бомбами, крейсер затонул. Фон Фридебург вынужден был отвести все свои уцелевшие тяжелые корабли в германские воды.
  24 и 25 июля десанты в Лейзи и в Асте при массированной поддержке фронтовой авиации были уничтожены. Десантники, высадившиеся в Когула, сумели прорваться на север и соединились с десантом на полуострове Хундсорт. Из кольца сумели вырваться около полутора тысяч человек. Две с половиной тысячи десантников были взяты в плен. Девять тысяч были уничтожены.
  Плацдармы на берегах залива Тагалахт были плотно блокированы нашими войсками. Понеся большие потери в корабельном составе и силах десантных частей, германское командование отказалось от продолжения десантной операции. Для снабжения блокированных плацдармов в дальнейшем использовались ночные рейды миноносцев, эсминцев и подводных лодок.
  Через месяц, 26 августа противник эвакуировал на кораблях немногих уцелевших десантников. Безвозвратные немецкие потери в этой операции в живой силе составили 31 тысячу человек. Авиация противника потеряла 63 самолета. Были потоплены тяжелый крейсер "Лютцов", броненосец "Шлезиен", один эсминец, три миноносца, 7 тральщиков, 5 катеров, 26 десантных паромов и 16 транспортов. Получили значительные повреждения и были надолго выведены из строя линкор "Тирпиц", тяжелый крейсер "Адмирал Шеер", броненосец "Шлезвиг-Гольштейн", легкий крейсер "Нюрнберг", 2 эсминца, 4 тральщика. Гитлер сделал вывод, что использовать тяжелые корабли в такой тесной акватории, как Балтийское море, можно, только, предварительно обеспечив себе господство в воздухе.
  Наши потери составили 2800 человек убитыми и 7200 ранеными. Балтфлот потерял 2 эсминца, 4 подводные лодки, 8 катеров, 3 береговых батареи и 48 самолетов. Получили значительные повреждения 2 легких крейсера, 6 эсминцев, 2 сторожевика.
  Войска Прибалтийского фронта и Балтийский флот сохранили за собой контроль над Моонзундским архипелагом и Рижским заливом*.
  
  
  
  
  
   От автора.
  
  Большие потери Вермахта и Кригсмарине в десантной операции вызваны значительным превосходством Красной Армии и ВМФ в самолетах. Помимо почти двухкратного численного превосходства, наши ВВС имели, в сравнении с Люфтваффе, значительно меньшее подлетное время от аэродромов базирования до районов боевых действий. Немецкие ВВС вынуждены были действовать с аэродромов в западной части Латвии и в Финляндии. По требованию финского правительства, с финских аэродромов самолеты 5-го воздушного флота вынуждены были вылетать через акваторию Ботнического залива, что еще больше удлиняло подлетное время. В итоге, над районами боевых действий наши ВВС имели трех-четырех кратное количественное превосходство.
  В "реале", в аналогичных условиях, во время критской десантной операции 1941 года, Люфтваффе нанесли серьезное поражение английскому флоту, пытавшемуся противодействовать высадке немецкого морского десанта. Немецкая авиация сумела утопить 3 английских крейсера, 6 эсминцев и более 20 вспомогательных судов. Кроме того, получили тяжелые повреждения 3 английских линкора, 1 авианосец, 6 крейсеров и 7 эсминцев.
  Другой похожей операцией в нашей реальности был так называемый "Таллиннский переход Балтийского флота", проводившийся 28 -30 августа 1941 г. В этой операции КБФ эвакуировал из окруженного Таллина в Ленинград свои корабли, воинские части и гражданский персонал. Эвакуация происходила в условиях полного господства противника в воздухе и высокой плотности минных полей. Оба берега Финского залива были заняты противником. В прорыве участвовали 153 боевых корабля и 75 транспортов и вспомогательных судов. Погибли 20 кораблей (13%) и 40 транспортов (53%). Более-менее крупные транспорта погибли все. Из примерно 30 тысяч принятых на борт красноармейцев и гражданского населения в Ленинград прибыли 12 200 человек (40%). (см. (50) стр. 171).
  
  
  Примечание. В нашей реальности гарнизон Моонзундских островов насчитывал 24 тысячи человек при 142 орудиях и 795 пулеметах. На островах базировалось 6 эсминцев, 2 сторожевика, 17 тральщиков, много катеров (см. (3) стр. 490). Острова были захвачены Вермахтом в период с 7 сентября по 22 октября 1941 года десантом с материка. Эвакуировать с архипелага удалось немногим более тысячи человек (см. (3) стр. 493 - 507).
  
  
  
  
   1.3. Охота на "Тирпица".
  
  51-й морской торпедоносный авиаполк, единственный в авиации Балтфлота, командование берегло. С 22 июня полк летал звеньями на свободную охоту. За месяц удалось утопить три небольших транспорта и один минный заградитель. С заданий не вернулись два экипажа. За все время войны полк только три раза был использован "по крупному".
  17 июля в полном составе атаковали эскадру из двух "карманных линкоров" в сопровождении четырех эсминцев. Зенитный огонь эскадры был ужасающим. Торпеды пришлось сбрасывать с большого расстояния. Полк потерял три экипажа, но не добился успеха.
  Вечером того же дня полку удалось расквитаться с немцами. Утопили легкий крейсер "Эмден" и повредили крейсер "Лейпциг". Потеряли один экипаж.
  22 июля полк, опять в полном составе, атаковал большой конвой транспортов, имевший сильный эскорт из боевых кораблей. Зенитный огонь был в этот раз еще сильнее, чем 17 числа. Удалось утопить один транспорт и один тральщик. Опять потеряли три самолета.
  Зато, на следующий день полк успешно атаковал у залива Тагалахт два броненосца. К моменту атаки броненосцы уже были сильно избиты береговой артиллерией и летчиками-штурмовиками и потеряли большую часть зенитной артиллерии. К тому же, один из кораблей был неподвижен. Однако, броненосцы прикрывали своей артиллерией тральщики и миноносцы сопровождения. Было и воздушное прикрытие.
  Не обращая внимания на зенитки эскорта и истребителей прикрытия, обозленные потерями, летчики держали боевой курс до последнего. Торпеды сбрасывали, что называется, наверняка.
  На этот раз, полку удалось утопить один броненосец и повредить двумя торпедами другой. Потеряли три самолета. Тем не менее, настроение летчиков в полку резко поднялось. Броненосец - это вам не транспорт! 13 000 тонн водоизмещения! Одного экипажа под тысячу человек!
  В середине дня 23 июня командир полка подполковник Шумский получил из штаба ВВС флота шифровку с приказом нанести удар по новейшему немецкому линкору "Тирпиц", который в сопровождении двух миноносцев крейсировал у входа в Финский залив. Линкор был нечета утопленному броненосцу. По секретным разведданным, имевшимся в 1-ом отделе, "Тирпиц" тянул на 40 тысяч тонн водоизмещения, имел две с половиной тысячи человек экипажа и полсотни зенитных стволов. И это не считая артиллерии миноносцев - еще с десяток стволов. Противник более чем серьезный!
  Имелась и хорошая новость. Командование ВВС сделало вывод из неудач, имевших место 17 и 22 июля. Атаку на "Тирпиц" должны были поддержать два полка фронтовых пикирующих бомбардировщиков. Сложность выполнения задачи заключалась в том, что армейские летчики не имели опыта действий над морем вне видимости берегов, и вполне могли не найти цель. По плану, разработанному в штабе ВВС флота, все три полка должны были встретиться в заданное время в воздухе над островом Вормси в устье Финского залива. Далее, на цель сухопутных летчиков выводили торпедоносцы. Прикрытие должны были осуществлять флотские истребители с аэродрома на острове Хиума. В шифровке сообщались частота и позывные для связи со всеми командирами авиаполков, принимающими участие в операции. Командиром сводной авиагруппы назначался Шумский.
  "Тирпица" постоянно "пасли" морские разведчики МБР-2. Тихоходные гидросамолеты наблюдали за линкором с большого расстояния, порядка 12 - 15 км, что бы не быть замеченными истребителями прикрытия. Данные о курсе и месте линкора каждые 15 минут разведчики докладывали в штаб. Слушал их волну и экипаж Шумского.
  В 21-00, строго по плану, полк торпедоносцев в составе 25 машин Ил-4Т вышел к острову Вормси и стал ходить по кругу диаметром 15 км, примерно, по периметру острова. Спустя 6 минут подошел 214-й бап майора Евдокина в составе 14 пикирующих бомбардировщиков Ар-2. Еще через 5 минут подошли 16 "ишаков" 28-го морского иап майора Седельникова. По плану, истребители должны были подойти на точку сбора последними. Запаздывал 116-й бап. Подождав до 21-19, Шумский разорвал круг и повел свой полк на цель, следом полковой колонной троек пристроились пикировщики. Истребители вышли вперед.
  Ждать дольше было опасно. Бомберы, конечно, могли кружить и дальше, но, истребители вырабатывали топливо из подвесных баков, тем самым сокращая время пребывания над целью. Появляться над "Тирпицем" без истребительного прикрытия Шумскому совершенно не улыбалось.
  К счастью, пока бомбардировщики размыкали круг и выстраивались в колонну, на горизонте показались и отставшие самолеты 116-го полка, о чем его командир майор Степутенков громогласно заявил в эфире: "Эй, парни, вы что, без нас собрались этого немца общипывать?"
  Позднее выяснилось, что полк отклонился от маршрута к востоку, вышел на берег Финского залива, затем, не обнаружив перед собой острова Вормси, повернул влево и успел увидеть уходящую колонну. Степутенков смог выставить в дело 19 самолетов Пе-2.
  Шумский приказал сбросить скорость, чтобы отставшие смогли пристроиться, не форсируя двигатели и не пережигая топливо, хотя скоростные Пе-2 и так смогли бы догнать колонну.
  В 21-33 шедшие впереди широкой цепью истребители заметили "Тирпиц". Огромный линкор шел с северо-востока встречным курсом. Кучевая облачность, закрывшая, было, небо в середине дня, к вечеру почти рассеялась. Отдельные оставшиеся облачка, практически, не мешали обзору. Два миноносца шли перед линкором в строю пеленга. Над ними крутилась восьмерка истребителей прикрытия. Наши И-16 сбросили подвесные баки, дали полный газ двигателям и пошли навстречу немцам.
  Шумский приказал полкам перестроиться в отдельные колонны и занять свои эшелоны. Торпедоносцы начали снижаться до 500 метров. Ар-2 остались на четырех тысячах, а "пешки" поднялись на пять тысяч. По приказу Шумского каждый полк замкнул вокруг линкора круг радиусом 9 тысяч метров, вне досягаемости его зениток. Как и было заранее условлено, полк Седельникова крутился по часовой стрелке, а торпедоносцы и "пешки" - против часовой. 58 бомбардировщиков закрутили смертельную трехъярусную карусель вокруг кораблей.
  Шумский злорадно ухмыльнулся, представив себе, как у немецких зенитчиков глаза начинают разъезжаться в разные стороны, в безуспешной попытке уследить за таким количеством самолетов. Да, усмехнулся про себя Шумский: "17-го числа немцы нас общипали, а теперь мы их общипаем". "Ишаки", тем временем, оттесняли немцев в сторону от кораблей. Четыре самолета уже падали в море, прочертив небо дымными полосами. К сожалению, с такого расстояния было не понять, чьи они.
  - Всем внимание! Атакуем все одновременно со всех направлений по моей команде. Над целью старайтесь не столкнуться, будет тесно. - Подал команду командирам полков Шумский. Они продублировали команду своим экипажам.
  Линкор набрал полный ход. Даже с такого расстояния были видны огромные пласты воды, разваливаемые форштевнем линкора. Клубок дерущихся истребителей, тем временем, вывалился за пределы круга бомбардировщиков. Истребители оттягивали немцев к северо-востоку. Некоторые бортстрелки не утерпели и выпустили одну - две очереди по немецким самолетам.
  Выбрав момент, когда его самолет оказался к западу от линкора, Шумский прокричал:
  - Всем внимание! Атака!
  По расчету Шумского, после доворота вправо, самолет окажется точно против солнца относительно линкора. Такое решение было продиктовано не отнюдь стремлением снизить вероятность поражения своего самолета. Как руководитель операции, согласно действующим наставлениям, Шумский вообще не должен был принимать участие в атаке, а, оставаясь на удалении, координировать действия экипажей и оценивать результаты атаки. Он сам, однако, считал, что, самый опытный экипаж полка имеет наибольшую вероятность поражения цели, и, только поэтому, должен иметь наилучшие условия для атаки.
  Подсвеченный низко стоящим над горизонтом солнцем, силуэт линкора был прекрасно виден, несмотря на камуфляжную раскраску. Корабль поражал воображение. Многоярусная громада надстройки, казалось, вздымалась вровень с самолетом. Миноносцы уже перестроились, заняв место на крамболах* линкора. Очевидно, их капитаны готовились принять на себя торпеды, адресованные линкору. Низкие силуэты миноносцев терялись рядом с громадой линейного корабля.
  Бомбардировщики и торпедоносцы "все вдруг" развернулись к центру круга, в котором находился линкор, и по радиусам устремились к цели. Хотя, команда была дана всем экипажам одновременно, выход на цель оказался разнесен по времени секунд на десять. Торпедоносцы, оказавшиеся строго по носу или строго по корме корабля, вынуждены были маневрировать перед выходом на боевой курс, чтобы обеспечить угол атаки, хотя бы, в 30 градусов. Атаковать торпедами строго по курсу линкора, или строго навстречу ему, было вполне бессмысленно, так как в этом случае вероятность поражения корабля устремляется к нулю. Пикировщикам, наоборот выгодна атака на острых курсовых углах, так как вероятность поражения корабля бомбой максимальна, если атаковать вдоль оси корабля. Поэтому, бомберы, оказавшиеся в момент подачи команды на траверсах корабля, тоже маневрировали, чтобы выйти на более выгодные курсовые углы.
  Торпедоносцы после доворота снизились до бреющего. Пикировщики, сблизившись до двух-трех километров свалились в крутое пике, поливая надстройки линкора из курсовых пулеметов. По соглашению командиров полков, "пешки" пикировали почти вертикально, а "архангельские" - более полого. Классическая "звездная" атака. В исполнении такого количества самолетов - тактический прием, не отбиваемый в принципе.
  Впрочем, немецкие моряки свое дело знали туго и сдаваться не собирались. Двенадцать башенных шестидюймовок линкора били осколочными по поверхности воды по курсу торпедоносцев. Даже громадные орудия главного калибра успели дать по одному выстрелу. Огромные столбы воды встали перед самолетами. Один из торпедоносцев зацепил плоскостью водяной столб и рухнул в море, потеряв крыло. Шестнадцать универсальных 105-миллиметровок линкора тоже били по торпедоносцам осколочными снарядами с дистанционными взрывателями. Воздух густо прошивали осколки. Самолеты встряхивало и сбивало с курса взрывными волнами. Но, торпедоносцы упрямо шли на цель. На миноносцы никто не обращал внимания.
  Вся малокалиберная скорострельная зенитная артиллерия линкора и миноносцев, всего 36 стволов калибра 20 и 37 мм, работала по пикировщикам. Навстречу пикирующим самолетам густо возгонялись многочисленные цепочки огненных мячиков. Но, одна зенитка на один самолет - это не слишком много. Тем более, что управляющие зенитным огнем офицеры не успевали распределять цели. В итоге, по некоторым самолетам били две - три зенитки. А по некоторым - вообще ни одной. То есть, они атаковали, практически, в полигонных условиях.
  Зенитчики, вообще говоря, могут победить летчиков только числом. Даже в идеальных условиях одиночная зенитка может сбить атакующий самолет с вероятностью порядка 0,1 - не выше. А, когда, рядом бьют орудия крупных калибров, оглушая и сбивая с ног ударной волной от выстрелов, когда скорострельные авиационные пулеметы с каждого атакующего самолета выпускают по 30 пуль в секунду, и все эти пули со звоном бьют в броню надстроек рядом с расчетом, рвут металл ограждений и пробивают тела товарищей, разбрызгивая их кровь, наводить орудие и стрелять по цели совсем не просто.
  Сжав зубы, Шумский удерживал на боевом курсе, рыскающий от близких разрывов по курсу и по высоте, самолет. Весь силуэт корабля расцвечивали вспышки орудийных залпов. Набегающий поток воздуха сносил к корме густые клубы дыма от выстрелов. Вверх, навстречу пикировщикам, тянулся лес трасс зенитных скорострелок. Именно скорострелки и причинили наибольший ущерб, расстроив атаку полка по двум карманным линкорам 17-го числа. Теперь же, все скорострелки достались на долю пикировщиков.
  Штурман, стиснув рукоятку сброса торпед, с бешенной скоростью просчитывал в уме задачу встречи торпеды с кораблем - так называемый "торпедный треугольник". Несмотря на кажущуюся легкость задачи - подумаешь, попасть торпедой в корабль длиной в четверть километра, это совсем не просто. Скорость торпеды 40 узлов, скорость линкора на полном ходу не намного меньше - 30 узлов. Поэтому, необходимо давать большое и, при этом, строго рассчитанное упреждение по курсу корабля. Причем, величина упреждения зависит не только от соотношения скоростей торпеды и корабля, но и от угла между векторами их скоростей. На подводных лодках для расчета величины упреждения и момента выстрела имеется специальный счетно-вычислительный прибор. А летчику-штурману приходится рассчитывать упреждение по выученным наизусть таблицам, по оцененным на глаз скоростям и курсам. То есть, согласно своей интуиции и опыту. Но, и это не все. При слишком раннем сбросе торпеды требуется задавать большое упреждение, и, соответственно, снижается вероятность попадания в цель. При сбросе "в упор", торпеда после падения в воду нырнет в глубину на 20 - 30 метров и пройдет под килем корабля. Момент сброса также нужно точно рассчитать. Штурман Михеев, недаром, был лучшим специалистом полка в своем деле.
  Сбросив торпеды, самолеты с ревом проносились перед линкором, и веером расходились в стороны. Выше выходили из пике пикировщики. Отделившиеся от них бомбы густо висели в воздухе, падая на линкор. Корабль кренило на циркуляции, капитан пытался вывести его из под удара. Бесполезно! При такой плотности бомб и торпед уклониться невозможно. Строгая математическая наука - теория вероятности, определяя случайное рассеяние бомб по площади и торпед по курсам, делает маневр уклонения, при такой плотности нападения, практически бесполезным.
  Каждый Ар-2 сбросил по три пятисоткилограммовых бетонобойных бомбы. Бронебойных бомб на складах у сухопутных летчиков, по понятным причинам, не оказалось. Впрочем, бетонобойные бомбы против брони линкора тоже годились. Каждая "пешка" несла по одной такой же бомбе и по две стокилограммовых "фугаски".
  Через десять секунд после команды Шумского, линкор полностью скрылся за вставшими вокруг него белыми водяными столбами. Подошедшие ближе во время атаки самолеты-разведчики насчитали не менее девяти попаданий бомб. Попадания давали столбы черного дыма, отчетливо отличающиеся от белых водяных столбов промахов.
  Один из миноносцев все-таки поймал предназначавшуюся линкору торпеду. От взрыва его разломило пополам. Обе половины почти сразу затонули. Через 80 - 90 секунд после начала атаки у обоих бортов линкора один за другим встали четыре высоченных белых столба с черной сердцевиной. Есть четыре торпедных попадания!
  Два торпедоносца столкнулись в воздухе. Два были сбиты. У пикировщиков погибли три экипажа.
  Закончив свое дело, торпы и бомберы двинулись к дому. Истребители пошли следом. Гидросамолеты-разведчики, сопровождавшее линкор, сообщили, что, после налета "Тирпиц" двинулся десятиузловым ходом к шведскому берегу, имея на борту три крупных очага пожаров, с сильным креном на правый борт. Ночью разведчики потеряли линкор. Обнаружить его утром у шведских берегов не удалось. Поэтому, не удалось и добить.
  Шумский был счастлив. Самая "жирная" из всех возможных для морского летчика целей была поражена. Даже дыры в плоскостях от осколков не портили настроения. Самолет держался в воздухе устойчиво и слушался рулей. Очагов возгорания не наблюдалось. В эфире стоял форменный гвалт! Летчики, вовсю, обменивались впечатлениями. Особенно бурно ликовали сухопутные летчики. Шумский не препятствовал.
  Полученные повреждения "Тирпиц" устранял до февраля 1942 года. Поскольку, установить однозначно, чьи именно торпеды и бомбы поразили линкор, было в принципе не возможно, все участвовавшие в налете летчики получили по "Красному Знамени", штурмана - по "Красной Звезде", стрелки - по медали ЗБЗ, а командиры полков - по ордену Ленина. Шумский стал Героем СССР.**
  
  Примечание 1. На крамболе - спереди и сбоку от корабля.
  
  Примечание 2. В "реале" единственным крупным немецким кораблем, потопленным советским ВМФ, был броненосец "Шлезиен". В мае 1945 года он был потоплен авиацией КБФ. Правда, в тот момент броненосец уже был посажен своим экипажем носовой частью на мель после подрыва на донной мине.
  В реале в 1941 году, после уничтожения ВВС Прибалтийского фронта, авиация КБФ была привлечена к боевым действиям против сухопутного противника и почти полностью погибла. Ударные самолеты действовали, как правило, без истребительного прикрытия.
  
   <
  Артиллерийские орудия и минометы 24 000* 101 000 1:3,6*
  Примечание. Оценка автора.
  Вывод из таблицы очевиден: израсходовав 11% исходной численности войск, или 2,2% людского мобилизационного ресурса, Германия уничтожила ВСЕ кадровые силы РККА, располагавшиеся в западной части страны, а также почти всю боевую технику, произведенную промышленностью СССР за время войны. Соотношение потерь катастрофическое для Советского Союза. За полгода истрачено 10% людского мобилизационного ресурса. Врагу отданы важнейшие экономические районы, на которых проживало 40% населения страны, вырабатывалось 58% стали, 68% чугуна, 60% алюминия, добывалось 63% угля, выращивалось 38% зерна. Большая часть военных промышленных предприятий оказались в эвакуации и вынуждены были с огромным трудом налаживать производство "в чистом поле" в условиях осенних дождей и зимних холодов. Военное производство по этой причине в первой половине 1942-го года резко упало.
  Такова цена преступной некомпетентности, проявленной политическим и военным руководством СССР накануне и в начале войны.
  Всего этого ужаса в реальности "Боевого 41-го" удалось избежать. Врагу отдали только вновь присоединенные области, не имевшие серьезной промышленности.
  Сравним потери, которые понесли стороны в текущей реальности и в реальности "Боевого 41-го".
  Потери Германия и союзники
   Альтернативная реальность Текущая реальность Соотношение потерь
  Личный состав общие 2 600 000 1 116 000 2,3:1
  Безвозвратные потери личного состава 1 660 000 470 000 3,5:1
  Танки и САУ 5 880 3730 1,6:1
  Самолеты 5 960 4643 1,3:1
  Артиллерийские орудия и минометы 35 300 24 000 1,5:1
  
  В альтернативной реальности германский блок несет в 3,5 раза большие безвозвратные людские потери. В технике потери блока выше в 1,3 - 1,6 раза.
  Потери Советский Союз
   Альтернативная реальность Текущая реальность Соотношение потерь
  Личный состав общие 1 710 000 4 437 000 1:2,6
  Безвозвратные потери личного состава 961 000 3 137 000 1:3,3
  Танки и САУ 8 560 28 000 1:3,3
  Самолеты 11 040 18 000 1:1,6
  Артиллерийские орудия и минометы 29 200 101 000 1:3,5
  
  СССР в альтернативной реальности имеет в 3,3 раза меньшие безвозвратные потери в живой силе. Это если сравнивать с данными Кривошеева. По другим оценкам потери меньше в 6 - 7 раз. Потери в технике в 1,6 - 3,5 раза меньше, чем в "реале". И все это, по большому счету, только за счет заблаговременного принятия Советским Союзом оборонительной стратегии.
  
  
   4.2. Перспективы.
  
  Рассмотрим теперь возможные варианты действий всех воюющих сторон на 1942-й и последующие годы.
   СССР.
  Дальнейшие действия СССР наиболее просты и понятны. Как говорится: от добра, добра не ищут. В зимней компании 42-го года РККА, как минимум, оттеснит вермахт до границы 1941-го года и захватит обширные плацдармы за Неманом и Западным Бугом. Весной Красная Армия займет северный Иран, а затем и всю территорию Ирана. Весной и летом РККА отбросит Вермахт за Вислу, осенью выйдет на границу Германии. Летом же будут захвачены вся Румыния и Болгария, которые вступят в войну на стороне СССР. Осенью будут освобождены Польша, Чехословакия, Венгрия. Советские ВВС массированными бомбардировками уничтожат заводы синтетического горючего в Германии. Зимой начнется наступление Красной Армии в Германии. Будут освобождены Австрия, Дания, Югославия и Греция. В 1942 году вся довоенная техника в действующей армии будет заменена новыми образцами. Оставшуюся старую технику переведут в тыловые округа.
  В 1943 вероятна полная оккупация Германии, Испании и Италии, освобождение Бельгии, Голландии, Франции. К середине года Красная Армия достигнет могущества, намного превосходящего мощь Красной Армии образца 1945 года в "реале". Десятки тысяч танков и самолетов. Не менее 6 миллионов хорошо вооруженных и опытных солдат и офицеров только в действующей армии.
  В 1944 году СССР имеет все возможности оккупировать весь Ближний Восток, Маньчжурию и Корею. Оказать помощь китайским товарищам и индийскому национально-освободительному движению в их борьбе с колонизаторами.
  В 1945 году СССР поможет сбросить иго империализма народам юго-восточной Азии и северной Африки.
   Германия.
  На восточном фронте Вермахт уйдет в глухую оборону, зароется в землю и будет упорно защищать все мало-мальски удобные оборонительные рубежи. В армию с оккупированных территорий загребут всех боеспособных мужчин.
  Зимой войска Роммеля в Северной Африке будут доведены до 4-5 танковых и 5-6 моторизованных дивизий. Базируясь на Сицилию и Крит, Люфтваффе захватит господство в воздухе над восточной и центральной частью Средиземного моря.
  Весной воздушным и морским десантом будет захвачена Мальта, с аэродромов которой немецкие ВВС будут контролировать и всю западную часть моря. Весной немцы выбьют англичан из Египта, Иордании и Сирии, захватят Суэцкий канал. В реальной истории Роммель гораздо меньшими силами и без должной поддержки с воздуха едва не захватил Египет. В альтернативной реальности он сделает это легко. Тем более, что доставлять подкрепления по морю англичане не смогут.
  Весной Гитлер полностью оккупирует Францию, направит экспедиционный корпус в Испанию, и совместно с Франко захватит оба берега Гибралтара. Согласия Франко Гитлер добьется, пообещав Испании Марокко. Возражениями Муссолини Гитлер пренебрежет. Летом итальянский флот и Люфтваффе уничтожат все силы английского флота в Средиземном море. Все побережье Средиземного моря будет контролироваться германским блоком.
  Летом Германия оккупирует Ирак. Откроется новый советско-германский фронт по ирано-иракской границе. Надежды Гитлера наладить снабжение Германии нефтью с нефтепромыслов в Ираке не оправдаются, так как они окажутся в зоне действия советских ВВС с территории Ирана. Гитлер попытается склонить Турцию к вступлению в войну. Однако, Турция, скорее всего, сохранит нейтралитет. Действия Красной Армии в Европе и в Иране будут более чем убедительными.
  Тем не менее, никаких перспектив на победу в войне у Германии нет. К середине 1943-го года вся территория Германии будет захвачена Красной Армией. Вооруженные силы Германии однако, не сдадутся и отступят во Францию, а затем в Италию и Испанию. Гитлер с помощью войск СС подавит мятеж генералов и сохранит власть до конца. Капитулирует Германия в декабре 1943 года.
   Англия.
  Весной Англия вынуждена отправить почти весь свой "Восточный флот" из Индийского и Тихого океанов в Средиземное море, чтобы воспрепятствовать усилению Африканского корпуса Роммеля и защитить Египет и Суэцкий канал. Там весь этот флот и погибнет.
  После вытеснения английских войск из Средиземноморья положение Англии станет критическим. Ввиду резкого удлинения морского транспортного маршрута из Азии в Англию, снабжение Англии резко ухудшится. Поступление продовольствия и сырья в английские порты сократится в 3 - 4 раза. Немецкие подводные лодки будут усиливать транспортную блокаду Англии. Выживание английской метрополии будет целиком зависеть от позиции США.
  В этих условиях Черчилль вынужден будет пойти на "резкие" шаги. Летом в Атлантике неопознанными подводными лодками, предположительно немецкими (а на самом деле - английскими) будут потоплены несколько американских военных и гражданских судов, включая крупный пассажирский лайнер. Президент Рузвельт добьется своего. Конгресс США объявит Германии войну.
  Осенью поток грузов в английские порты снова начнет возрастать. С помощью американского ВМФ противолодочная охрана конвоев улучшится. У Англии появится возможность отсидеться за Ламаншем. Хотя, по большому счету, исход войны от действий Англии никак не зависит. Все решают противостояния СССР - Германия и США - Япония. Роль ведущей мировой державы Англии больше "не светит".
   Италия.
  После тяжелейших поражений 1941-го года Италия утрачивает статус самостоятельного партнера и превращается в сателлита Германии. Муссолини удерживается у власти только благодаря прямой военной поддержке Гитлера.
   Япония.
  Зимой 41/42 годов на тихоокеанском ТВД события развиваются также, как и в текущей истории: Пирл-Харбор, захват Японией Филиппин, Индонезии, Малайзии. После ухода английского "Восточного флота" в Средиземное море Япония легко захватит Цейлон. В результате, в сравнении с "реалом", баланс сил на тихоокеанском ТВД заметно сместится в пользу Японии.
  Важной развилкой истории противостояния Япония - США является сражение у острова Мидуэй. В "реале" сражение выиграл флот США за счет большого везения и некоторых ошибок японского командования. Исходя из объективных предпосылок, сражение должны были выиграть японцы.
  В реальности "Боевого 41-го" баланс сил на ТВД еще больше смещен в пользу Японии. Соответственно, у японцев больше шансов на выигрыш сражения у Мидуэя. Если результат сражения будет тот же, что и в реале, американцы с японцами будут "бодаться" до конца 1945-го года. Советскому Союзу раньше времени влезать в эту драку никакого смысла нет. У него много дел в Европе, в Азии, в Африке и на Ближнем Востоке. Если же в сражении победят японцы, то война на тихоокеанском ТВД может продлиться до 1946-го или даже до 1947-го года. В обоих случаях СССР имеет полную возможность нанести Японии "удар милосердия", что даст ему полную возможность поучаствовать в разделе тихоокеанского "пирога".
  Однако, у Советского Союза появляется возможность не добивать Японию, а напротив, помочь ей. Геополитические перспективы такого хода весьма интересны. В любом случае, Япония оказывается в советской зоне влияния.
   США.
  В альтернативной реальности Соединенные Штаты оказываются в более трудной ситуации, поскольку их главный союзник - Британская империя значительно ослаблена. Потребуется больше ресурсов на ее поддержку. Главный противник - Япония, наоборот, усилится за счет устранения военных сил Англии с тихоокеанского ТВД. Поэтому затраты материальных и людских ресурсов США на победу будут значительно выше. Соответственно, потребуется больше времени для разгрома Японии. Но, сама победа США над Японией окажется в зависимости от воли Советского Союза.
   Дальние перспективы.
  После окончания Второй мировой войны Соединенным Штатам придется столкнуться в холодной войне со значительно более сильным Советским Союзом. Практически, вырисовывается перспектива противостояния: Северная и Южная Америки плюс Австралия во главе с США, с одной стороны, и Евразия с Африкой во главе с СССР, с другой. В 50-е годы весьма вероятны локальные войны в Океании, в Индонезии, на Филиппинах.
  Поскольку в Советский блок войдут промышленно развитые страны Западной Европы, имеющие, помимо промышленного потенциала, мощные культурные и социальные институты, следует ожидать изменения государственной структуры стран Советского блока в сторону демократизации и многопартийности, и в итоге, формирования прочной системы "социализма с человеческим лицом".
  В этих условиях предсказать исход холодной войны не возможно. Диапазон вариантов - от гибели цивилизации в "ядерной зиме" до слияния противоборствующих сторон в экстазе "конвергенции".
  Увы, все эти блестящие перспективы были утрачены Советским руководством в результате военной катастрофы 41-го года.
  
  
   4.3. Люди.
   Иванов.
  В ноябре 70-й стрелковый корпус, в который входила 118-я стрелковая дивизия, был переброшен из глубокого тыла, которым стали окрестности Пярну, к линии фронта вблизи города Даугавпилса и вошел в состав формирующейся 6-й Ударной армии. Василий Иванов оставался заместителем командира батальона боевой поддержки 385-го стрелкового полка в звании старшего лейтенанта. За бой против прорывающейся из окружения группировки Руоффа на груди у Василия добавился орден Красной Звезды.
  24-го ноября весь корпус переправился через замерзшую Западную Двину и вошел в прорыв вслед за мотострелками 26-го мск. 25-го ноября дивизия заняла оборону на внутреннем фасе захваченного нашими войсками плацдарма на западном берегу Двины. С 26-го по 30-е ноября его дивизия вместе со всем корпусом и подошедшими на помощь танкистами отбивала контратаки немецких войск. Позицию удержали. До конца года оставались в обороне на занимаемых позициях. Судьба хранила Василия. Ни ран, ни контузий. Леночка тоже была жива, здорова и служила в медсанбате дивизии. Изредка удавалось встречаться.
  Войну Василий закончил полковником, командиром полка боевой поддержки в своей стрелковой дивизии. Был дважды легко ранен. Леночка в апреле демобилизовалась по беременности и уехала к родителям в город Суздаль Владимирской области, где родила крепкого мальчишку.
   Кардаш.
  После снятия блокады "Понинской мины" и присвоения звания ГСС старший лейтенант Кардаш получил месячный отпуск. В родных местах много раз выступал перед трудящимися на заводах и в колхозах. В середине сентября вернулся в свой батальон и был назначен командиром артпульроты. В начале 1942 года, в связи с отходом линии фронта на запад, гарнизон укрепрайона был сокращен. Кардаш получил назначение на должность командира опорной роты в 285-й мотострелковый полк. Воевал до конца войны. Был дважды легко и один раз тяжело ранен. Войну закончил подполковником, командиром батальона боевой поддержки мотострелкового полка.
   Покрышев.
  В конце июля полк Покрышева был выведен на пополнение и перевооружение. С начала октября и до конца декабря полк воевал на истребителях ЛаГГ-3 как полк сопровождения в составе 74-й бомбардировочной авиадивизии. Затем полк был выведен в тыл и перевооружен на истребители Гу-5. В дальнейшем Покрышев командовал полком, затем истребительной авиадивизией на Западном фронте. Дважды ранен. Войну закончил в звании генерал-майора, командира истребительного авиакорпуса. Лично сбил 52 самолета. В 1943 году удостоен звания Героя СССР.
   Шестаков.
  В августе и сентябре полк майора Шестакова принимал пополнение и осваивал новую технику - истребители Як-1. В октябре полк направлен на 2-ой Прибалтийский фронт, где вошел в состав 76-й истребительной авиадивизии. Получивший во время пребывания в тылу звание подполковника и звание Героя СССР за успешные действия полка и лично сбитые самолеты, Шестаков был назначен командиром этой дивизии. В 1944 году, будучи генерал-лейтенантом, командиром авиационного корпуса, погиб, выполняя полет в сложных метеоусловиях во время песчаной бури над Нубийской пустыней. Самолет не был найден. За время войны лично сбил 67 самолетов противника, дважды удостоен звания Героя Советского Союза.
   Гаврилов.
  В армейском госпитале для комсостава полковник Гаврилов лечился до 17 ноября. В штабе фронта, куда он прибыл после излечения, его принял лично командующий фронтом, хвалил за проявленную дивизией в бою против танковых дивизий Гота стойкость, а лично Гаврилова - еще и за инициативу. Сообщил о представлении к ордену Боевого Красного Знамени и к званию генерал-майора. В заключение поздравил с назначением командиром 26-го мотострелкового корпуса. Прежний комкор Николайчук себя в сентябрьских и октябрьских боях должным образом не проявил, и был направлен в резерв наркомата обороны.
  18 ноября полковник Гаврилов вступил в командование 26-ым корпусом, входящим в состав 6-й Ударной армии. Уже 24-го ноября корпус переправился через Западную Двину и вошел в прорыв вслед за 31-ым танковым корпусом. 25-го ноября корпус Гаврилова занял оборону на внешнем фасе захваченного нашими войсками плацдарма и в течение нескольких дней отражал атаки немецких пехотных дивизий, пытавшихся деблокировать группировку Гота. В середине декабря корпус вывели в тыл и пополнили личным составом и вооружением. В конце месяца корпус был передан в состав 1-го Прибалтийского фронта и совершил марш на запад в окрестности города Плявинас.
   Гаврилов прошел всю войну командиром мотострелкового корпуса и закончил ее в Малаге в Испании, в звании генерал-лейтенанта. В 1944 - 1949 годах командовал 46-й армией в западной Африке. Демобилизовался в 1950 году в звании генерал-полковника.
  
   Серпилин.
  Павел Федорович Серпилин до конца войны продолжает командовать 2-ым Прибалтийским, позднее переименованным в Северо-западный, фронтом. Под его командованием фронт возьмет Варшаву и Берлин, будет освобождать южную Францию и средиземноморскую Испанию. Войну закончит взятием Гибралтара. Затем будет командовать операциями в северной и западной Африке. В 1953 году уйдет в отставку маршалом, дважды Героем Советского союза, кавалером ордена Победы. В 1954 году будет избран губернатором Московской области.
   Жуков.
  Георгий Константинович Жуков до конца 1943-го года командовал войсками Западного направления. Войну закончил маршалом, дважды Героем Советского Союза, кавалером ордена Победы. После завершения боевых действий в Европе назначен Главнокомандующим войсками Восточного направления. Возглавлял боевые действия в Корее и Китае. Руководил оказанием интернациональной помощи народно-освободительным движениям в странах Юго-восточной Азии. В 1949 году ему в третий раз присвоено звание Героя СССР.
  В 1950 году избран Председателем Верховного Совета СССР. С 1953 по 1958 год работал Председателем правительства СССР. С 1958 по 1964 год был Главнокомандующим объединенными вооруженными силами стран Азиатско-Африканского оборонительного содружества (ААОС).
  
   4.4. Эпилог.
  Автор надеется, что ему удалось, в достаточной степени убедительно, показать, что, при условии выбора на начальный период войны стратегии глубоко эшелонированной позиционной обороны, и при условии отсутствия грубых ошибок со стороны политического и военного руководства СССР, последствия германского нашествия были бы для Советского Союза далеко не столь трагичны, как это имело место в реальной истории.
  Более того, в альтернативном варианте истории войска германского блока в 1941 году понесли тяжелые потери, значительно превышающие потери Красной Армии. Кадровое ядро немецкой авиации и бронетанковых войск уничтожено. Производство вооружений в СССР превышает текущие боевые потери.
  В самом, деле, если бы советское руководство во главе с И. В. Сталиным в 1939 году вместо наступательной приняло оборонительную доктрину, то, из этой доктрины, все мероприятия, описанные автором в этой книге, вытекали бы совершенно логично. В такой ситуации абсолютно авантюрный немецкий план "Барбаросса" закончился бы тем, тем, чем он и должен был закончиться, исходя из объективно сложившегося соотношения сил.
  "Это хуже чем преступление - это ошибка." Эта фраза, приписываемая Талейрану, сказана по поводу казни по приказу Наполеона наследника французского престола герцога Энгиенского.
  В данном случае мы имеем полное основание перевернуть фразу. Со стороны Советского руководства и лично И. В. Сталина это была не ошибка. Это было преступление. Преступление против русского и всех других советских народов. Как единовластный руководитель государства, Сталин несет всю полноту ответственности за то, что случилось со страной и народом в 1941 - 19945 годах. Преступление привело к колоссальным, катастрофическим людским потерям. Не говоря уже о потерях материальных.
  Мало того, Советский Союз упустил блестящие возможности, предоставленные ему авантюрой Гитлера. Вся мировая история могла пойти совсем по другому пути. Это - не ошибка. Это - преступление лично Сталина и всей тогдашней верхушки коммунистической партии перед русским и другими народами СССР.
  
  
  
  
  
  
Оценка: 4.74*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"