Старец Виктор: другие произведения.

Юрий Грозный, Великий князь всея Руси

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.98*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтистория с вселенцем. Первая книга трилогии. Россия накануне монгольского нашествия. Выкладываю черновик текста. Поправки вношу только в оригинальные файлы. Выложил книгу на Литрес. Большую часть текста снес. Оставил только начало и конец. Ссылка на Книгу в Литрес https://www.litres.ru/viktor-staricyn-30178161/uriy-groznyy-velikiy-knyaz-vseya-rusi/

   Юрий Грозный, Великий князь всея Руси.
   0. Иван IV Грозный.
  Царь Иоанн Васильевич, прозванный "Грозным", умирал. Умирал в тяжких муках. Уже давно сильнейшие боли в суставах ног не позволяли ему ходить. Руками он мог двигать лишь превозмогая сильную боль, со скрипом в суставах. Тело его распухло, покрылось многочисленными дурно пахнущими кровавыми язвами.
  Болезни сии далекие потомки Ивана идентифицировали как болезнь суставов - остеофит и сифилис, завезенный в Европу испанцами из Нового Света, и подхваченный Иваном от какой-то из молодок, до которых он был весьма охоч. К тому же, врач - немец лечил Ивана содержащими ртуть лекарствами, что еще сильнее ухудшало его состояние.
  Но, сознание российского самодержца оставалось ясным. Царь продиктовал личному духовнику Архимандриту Феодосию свою последнюю волю, назначив боярина Бориса Федоровича Годунова опекуном своих малолетних детей.
  "Егда же Великий Государь последняго напутия сподобися, пречистаго тела и крови Господа, тогда во свидетельство представляя духовника своего Архимандрита Феодосия, слёз очи свои наполнив, глаголя Борису Феодоровичу: тебе приказываю душу свою и сына своего Феодора Ивановича и дщерь свою Ирину...".
  Также перед смертью, согласно летописям, царь завещал младшему сыну Дмитрию в личное владение город Углич со всеми уездами.
  В ночь на 18 марта 1584 года, около четырех часов утра, царь, наконец, отмучился. Дыхание Ивана прервалось. Он успел, однако, подумать: "Прости мне, Господи грехи мои! Прости меня Господи, что не смог я исполнить веление Твое и мечту мою, объединить в одну державу все земли Русские. Слаб я оказался и подвержен соблазнам. Даруй силы потомкам моим исполнить промысел Твой! Молю тебя, Господи!"
  Сознание Ивана отделилось от тела. Боли, наконец, перестали мучить его. Он бестелесно воспарил над ложем, поднялся к сводчатому потолку своей палаты в Большом кремлевском дворце, поглядел на стоящих вокруг ложа духовника, боярина Годунова, последнюю жену Марию Нагую, врача Кихельбаума, слуг и домочадцев. Те еще не осознали, что царь преставился и не проявили беспокойства.
  Внезапно, некая сила потащила душу Ивана прямо сквозь потолочные перекрытия дворца, чердак и кровлю вверх к закрытому густыми облаками небу. Внизу, в граде Москве тут и там виднелись тусклые фонари патрулировавших улицы конных сторожей.
  Меж тем, его втянуло в облако. Вокруг потемнело до кромешной тьмы. Как вдруг, впереди появилась светлая точка, которая стала быстро увеличиваться и вскоре превратилась в круглый тоннель со стенами, переливающимися всеми цветами радуги. Были там и такие чудные цвета, которых не увидишь и в радуге. Ивана потащило с бешенной скоростью по тоннелю.
  Внезапно тоннель закончился и Иван оказался неподвижно висящим в пространстве, залитом ярким молочно белым светом. Прямо перед собой он увидел огромную, парящую в пустом пространстве фигуру архангела Гавриила. Он узнал его по фреске в соборе Вознесения Христова в Коломенском. Архангел с огромными белоснежными крыльями, в сверкающем золотом чешуйчатом панцире, был златовлас, прекрасен и грозен ликом.
  - Услышал Господь мольбу твою, недостойный! И послал меня повстречать тебя. Слабы будут потомки твои и не смогут они воплотить мечту твою! Но, если хочешь ты довести дело свое до конца, дарует тебе Господь еще один шанс! - Громовым басом возгласил Гавриил. - Готов ли ты на это, недостойный?
  - Готов я, посланник Божий! Положу все, что имею, на дело сие! Отрину соблазны мирские и сделаю все, что в силах моих!
  - Быть по сему! - Возгласил Архангел, и вытянул указующую руку вниз, откуда прилетела душа Ивана. Царя закрутило и понесло обратно.
   ***
  В отделе ? 3 научно - исследовательского института реально - пространственно - темпоральных переходов (НИИРПТП) Российской Академии наук 17 октября 2337 года завершалась подготовка к эксперименту. Приближался решающий момент.
  - Реально - пространственно - темпоральный канал в шестимерном реал-пространстве-времени сформирован! - Доложил начальник физической лаборатории.
  - Психоматрица донора зафиксирована! Сознание и подсознание реципиента подготовлены, - отчитался начальник ментально-психической лаборатории.
  - Информационное прикрытие проведено, - включился начальник информационной лаборатории, в просторечии - пиарщиков.
  - Резерв энергии и мощности накоплен! - доложил главный энергетик НИИ.
  - Полная готовность! Даю обратный отсчет! - заключил начальник отдела, доктор психо-физических наук Виктор Иванович Стариков.
  - Пять. Четыре. Три. Два. Один. Пуск! - Он хлопнул ладонью по Большой Красной Кнопке.
   ***
  Великий князь Владимирский Юрий Всеволодович внезапно проснулся и сел на ложе. Сердце бешено колотилось. В голове гудело. Осмотрелся. Вокруг было темно. Только в узкие оконца покоев просачивался слабый предутренний свет.
  Куда это меня занесло? - подумал Иван Васильевич. Затем, удивился. Что это, у меня ничего не болит? Подвигал ногами и руками. Всё легко двигалось. И не болело! Он откинул одеяло, встал и прошлепал босыми ногами по полу к окну. Потрогал. В частый оконный переплет были вставлена пластинки слюды. Иван снова удивился. Чего это, совсем я что ли обнищал, во дворце стекол нету?
  Огляделся. В полутьме увидел на низкой тумбе рядом с ложем колокольчик с ручкой. Подошел, взял колокольчик и позвонил. Вскоре, дверь растворилась, и в дверях появился чей-то силуэт. В покоях за дверью горела свеча.
  - Чего изволите желать, Юрий Всеволодович? - осведомился силуэт.
  - Свет зажги! - Ответил Иван Васильевич. Силуэт вышел за дверь, затем вернулся, держа в руках свечу, подошел к поставцу и зажег три свечи в подсвечнике. Тут только до царя дошло, что постельничий почему-то назвал его Юрием.
  - Что-нибудь еще, Ваша милость?
  - Ничего больше не надо, - ответил царь. Нужно было разобраться в обстановке. Постельничий - молодой парень, которого царь никогда ранее не видел, вышел и прикрыл за собой дверь.
  В простенке между окнами обнаружилось зеркало. Иван Васильевич подошел и посмотрел на свое отражение. Он увидел молодого новика, рослого, плечистого блондина. Вполне симпатичного. Поднес к глазам руку. На крепкой ладони обнаружились набитые мозоли, характерные для регулярных тренировок с мечом. Пощупал свои бицепсы - трицепсы. На руках присутствовала солидная мускулатура. Как и на икрах и на бедрах обеих ног. Напряг пресс и ткнул в него кулаком. Пресс был железным.
  - Все это хорошо! Но, что все это значит? Я же умер, только что! - Мысленно вопросил сам Себя Иван Васильевич.
  - А ты кто? - Вдруг раздался испуганный голос в его мозгу. Голос, похоже, принадлежал молодому парню. Иван даже не удивился. После смерти и встречи с Архангелом он был готов к чему угодно.
  - Я то, Иван Васильевич, царь Русский! А вот ты кто?
  - А я - Юрий Всеволодович, Великий князь Владимирский. Вот уже второй день, как батюшка мой, Великий князь Всеволод Юрьевич преставился, - ответил тот же испуганный голос.
  - А день и год сегодня какой? - Осведомился Иван.
  - Так, 16 апреля 6720 года! - ответил Юрий. Иван Васильевич в ранней юности перечитал не по одному разу все книги отцовской библиотеки. Благо, других развлечений злые опекуны ему до совершеннолетия на дозволяли. Отличаясь отменной памятью, он до сей поры многое помнил. Помнил, вкратце, и историю Юрия Всеволодовича Владимирского. Он быстро сообразил, что год ныне от рождества Христова 1212-й. До прихода татар 26 лет! - пронзила его мысль.
  - А откуда ты, Иван в моей голове взялся? И по какому праву ты моим собственным телом распоряжаешься? И не пошел бы ты из моей головы в преисподнюю! - Пришел в себя Юрий.
  - А пришел я в твою голову и в тело твое по воле Господа! Так, что, вьюнош, не дергайся! Так и быть, расскажу тебе, как было дело. Умер я в 1584 году от Рождества Христова, через 372 года от сего дня. И было мне тогда 54 года. Всю мою жизнь собирал я под свою царскую руку русские княжества. Собрал Владимирские, Ростовские, Рязанские, Новгородские, Псковские, Ярославские, Муромские и Черниговские земли. Но, дальше не преуспел. Помер. И перед смертью от болезни тяжкой, взмолился я Господу нашему, что бы позволил он потомкам моим собрать, наконец, все русские земли воедино. Когда же отлетела душа моя, Господь послал ко мне архангела Гавриила, который ответил, что не суждено потомкам моим собрать русские земли. Но, сказал мне архангел Гавриил, Господь, по милости своей, дает мне возможность самому собрать земли русские, и послал он душу мою в твое тело.
  А потому, новик, сиди спокойно, и не дергайся! И будем мы с тобой тогда жить долго и счастливо! Понял меня? И не вздумай противиться воле Божьей!
  - Ну если на то воля, божья, то, я согласен, - ответил Юрий. - Буду терпеть тебя, дед.
  - Это не я тебе дед, а ты мой двоюродный пра - пра -пра - прадед. Твой отец, Всеволод Юрьевич, мой дальний, дальний предок. Моя линия московских князей идет от брата твоего младшего Ярослава. Но, я тебя старше на 30 лет, и царство мое больше твоего княжества раз в десять. Я еще и Казанское, и Астраханское и Сибирское ханства завоевал. Так что, тебе новик, сам Господь велел мне подчиняться! Уразумел?
  - Да понял я, понял! Только, не знаю я никаких таких ханств! - Сварливо тветил Юрий, а сам под шумок попробовал шевельнуть пальцами на левой руке. Не вышло. Пальцы не повиновались.
  - Но, но! Не балуй у меня! - Заметил эту попытку Иван Васильевич. Учти, если будешь меня слушать, дам тебе время от времени телом покомандовать. А если будешь своевольничать, так и будешь в самом дальнем углу головы сидеть.
  Юрий попробовал было накричать мысленно на "вселенца", но Иван легко закрыл его в углу сознания. Юрий перестал что либо слышать и видеть. Да и голос его, звучащий в мыслях Ивана, стал не громче комариного писка. Вот тут Юрий испугался. Иван продержал его в изоляции с четверть часа, затем открыл ему доступ к зрению и слуху.
  - Ну, что, осознал?
  - Извини, Иван Васильевич! Все осознал, против воли Божьей даже пытаться идти не буду!
  - То-то же! А теперь слушай! Пока в тереме народ не проснулся, еще время есть. Расскажу, как дальше твоя жизнь сложилась бы, если бы я к тебе в напарники не попал.
  Через 4 года ты проиграл бы усобицу брату Константину, и он бы скинул тебя с Владимирского стола. Но, еще через два года Константин умрет, и ты снова сядешь на Владимирский стол. Все твои годы пройдут в усобицах с другими князьями - рюриковичами. Как и раньше, когда твой отец с ними за уделы рубился, каждый год почти.
  Однако, в 1237 году придут на русскую землю с востока страшные враги - монголы с татарами. Придут в огромной силе. Двести тысяч воинов! Эти монголы до прихода на Русь захватят все земли к востоку и югу от Руси, до самых дальних морей - океанов. Захватят и Китай - Цзинь, и государство Киданей, государство Хорезм, и государство Булгар, и половцев и аланов. Русские князья, как всегда будут держаться своих уделов, откажутся выставить единое войско, и монголы легко захватят всю Русь. Сожгут и разграбят все города. Побьют людей. А ты погибнешь в битве на реке Сити.
  Только еще через 140 лет русские смогут первый раз победить монголов в битве на поле Куликовом. Все княжества русские станут данниками монголов на 240 лет. Князья будут ездить к хану монгольскому на поклон за ярлыком - разрешением хана на княжение. А после, до самой моей смерти татары будут совершать набеги на русские земли, грабить и жечь города, уводить людей в полон. Вот этого я и намереваюсь избежать! Вот в чем воля Господа нашего! Понял теперь?
  - И как же ты Иван Васильевич всего этого избегнуть хочешь?
  - А выход тут только один возможен. Покончить нужно за 20 лет с удельными княжествами, с княжескими усобицами и превратить Русь в единое могучее государство! Другого пути нет!
  Долго еще просвещал Иван Васильевич своего молодого предка. Однако, убедил. Юрий проникся выпавшей им на двоих долей. Когда утром постельничий постучался в покои, Иван передал управление телом Юрию, а сам решил посидеть в уголке сознания молодого князя и осмотреться. Что бы вникнуть в новую для него реальность.
   А потом, уже вникнув во все детали, совсем отстранить Юрия от дел. Что бы вкусить все прелести обладания молодым крепким телом. В это свое намерение Юрия, он, понятное дело, посвящать не стал.
  
   1. Юрий Всеволодович, Великий князь Владимирский.
  Юрию Всеволодовичу, второму сыну Великого князя Владимирского Всеволода Юрьевича Большое гнездо ко времени смерти отца стукнуло 24 года. Старшему сыну Всеволода к этому моменту исполнилось 26 лет, однако, он проявил самовольство, пошел против слова отца и был лишен, по согласованию с боярами и духовенством, главного Владимирского стола. Константину отец отвел подчиненный Ростовский удел. Владимирский стол Всеволод отдал Юрию.
  Жена Всеволода княжна Мария Шваровна родила ему 14 детей, из них четверо умерли в детстве. Именно поэтому он и получил у современников прозвище "Большое гнездо".
  Младшим сыновьям Всеволод завещал другие уделы: Ярославу - Переяславль, Владимиру - Стародуб. Самые младшие: шестнадцати летний Святослав и четырнадцати летний Иван по младости лет остались пока без уделов.
  Две старших дочери: Сбыслава и Верхуслава уже были выданы замуж. Еще двое дочерей и двое сыновей умерли во младенчестве.
  Ошалел Юрий от вселения к нему в сожители царя Русского Ивана. Однако, собрался с мыслями и решил жить дальше. Против воли Божьей не попрешь. Да и рассказы царя Ивана Васильевича о грядущих ужасных бедствиях его впечатлили. То, что отец всю жизнь воевал с другими рюриковичами за княжеские столы, ему было прекрасно известно. Он и сам отроком трижды принимал участие в походах отца на рязанских князей, потом против новгородцев, и затем снова против рязанцев.
  Все удельные рюриковичи постоянно воевали друг с другом, что бы добыть себе и детям своим столы побогаче. Особенно грызлись за киевский стол, да и за любые столы в крупных городах. При этом разоряли города и села, губили воинов и простолюдинов.
  Его собственный старший брат Константин хотел забрать себе оба главных города Владимирской земли: и Владимир и Ростов. А отец хотел отдать Ростов Юрию. За это несогласие отец и лишил Константина главного стола. Константин был этим крайне недоволен и затаил обиду. Юрий вполне верил царю Ивану, в том, что Константин попытается силой отобрать у него Владимир.
  Тем не менее, когда Иван отдал ему власть над телом, Юрий "взял себя в руки" и встретил новый день как ни в чем ни бывало. Распоряжался по хозяйству, по граду, по дружине. Навестил находящуюся на сносях жену. Вроде, никто не заметил в его поведении ничего особенного.
  Иван, затаившись в углу сознания, ни во что не вмешивался и просто наблюдал. Требовалось освоиться с новым окружением, запомнить всех родичей, дружинников, слуг, духовенство, бояр, горожан, вхожих в княжеский терем. Да и к бытовым особенностям привыкнуть. И к особенностям языка. Хотя отличий было не так уж много, как могло бы оказаться за три сотни лет, но они были, и проколоться на мелочах ему совсем не хотелось.
  Вечерами Юрий отсылал всех из покоев, брал в руки книгу и делал вид, что читает. На самом дели они вели с Иваном долгие беседы. Рассказывали друг другу о своей жизни. Юрию было интересно, а Ивану нужны были все воспоминания Юрия. Кроме того, Иван хотел обратить Юрия в преданного союзника, а не подневольного раба.
  Через месяц Иван счел, что уже достаточно разобрался с местными реалиями и начал на короткие промежутки времени: полчаса - час отключать Юрия от управления телом и брать власть в свои руки. Сперва в кругу домочадцев, затем в кругу ближников, а затем и в городе.
  Еще через месяц он готов был полностью отключить Юрия, оставив ему лишь роль справочника. Но не сделал этого. Напротив, он предоставил предку свободу, лишь изредка помогая ему советами. Уж всяко в людях он разбирался лучше молодого князя, да и опыт управления государством имел несравнимо больший. Краем сознания наблюдая за новиком, он погрузился в составление ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ.
  Конечная цель ему была ясна с самого его появления в 13 веке. Именно с этой целью Господь и заслал его в тело князя Юрия Всеволодовича. К 1230 году нужно, кровь из носу, объединить все русские княжества под своей самодержавной властью. Практический опыт в этом деле у него имелся. Да и трехвековой опыт предков начиная с Юрия Долгорукого был ему знаком. А в 1237 году встретить монголов во главе могучей армии, организованной по образцу армий 16 века, с мощной артиллерией и нанести Орде сокрушительное поражение. Уничтожить всю монгольскую армию и все ее руководство в лице царевичей Чингизидов.
  Необходимые предпосылки для этого, по мнению Ивана, имелись в полном объеме. И были гораздо лучше, чем в его родном 16 веке. Русские княжества в совокупности по своим силам намного превосходили все сопредельные государства. А Владимирское Великое княжество было в данное время самым сильным из всех русских княжеств.
  Проблемы, которые предстояло решить, тоже были понятны и до боли знакомы. Во-первых, алчные удельные князья - рюриковичи, думающие только о своих ненасытных утробах, а никак не об интересах государства. Во-вторых, жадные вотчинники - бояре, которым сильная централизованная власть была совершенно не нужна, поскольку ограничивала их самовластие в их наследственных наследственных вотчинах.
  Князей предстояло либо искоренить, либо превратить в послушных наместников. Причем, искоренить их на корню представлялось Ивану более простым делом. Бояр - вотчинников предстояло заменить на поместное дворянство, обязанное служить государю за свое поместье, отнюдь не переходящее по наследству. Также, путем искоренения.
  Опираться в этих делах можно будет на регулярную армию, дворян и на городские земские собрания: купцов, ремесленников, стрелецкие гарнизоны.
  Однако, действовать предстояло исподволь, постепенно. Иначе удельные князья и бояре искоренят его самого.
  План структурировался по территориям: сперва само Владимирское княжество, потом самые ближние соседи, затем примыкающие к ним княжества, потом все остальные русские земли и земли окрестных народов, типа литвы, мордвы и волжских болгар.
  План структурировался по промышленности и ремеслам. Первым делом освоить производство пороха, потом артиллерии, затем стрелкового оружия. Затем - подтянуть все остальные ремесла.
  По экономике государства: отменить внутренние таможенные границы, устроить безопасные и удобные торговые пути - дороги. Наладить внутреннюю и внешнюю торговлю. Поднять статус купечества.
  Отдельный план был необходим по реформе законодательной базы. Окончательно уничтожить лествичное право наследования и перейти к майорату. Создать Служебные, судебные, налоговые, церковные и сословные уложения. Все это он уже делал в своем времени. Одновременно создавать государственный аппарат - приказы и местные органы управления, включая охрану порядка и тюрьмы для несогласных.
  Немедленно начать реформу своих личных вооруженных сил, чтобы выиграть предстоящую усобицу со старшим братом. Затем постепенно строить настоящие вооруженные силы: регулярные войска, пограничные силы, мобилизационные ополчения, а не жалкие княжеские дружины в 1 - 2 тысячи бойцов. С разделением по воинским специализациям. Полевая артиллерия, пехота, конница тяжелая и легкая, стрелки конные и пешие, крепостная пехота и артиллерия. Готовить полководцев и обкатывать их в сражениях.
   2. Княжий двор.
  Стольный град Владимир состоял из трех частей. Самым древним был центральный - город Мономаха, в котором на высоком берегу Клязьмы и располагался великокняжеский детинец. Этот город был застроен, в основном боярскими усадьбами. На оконечности мыса располагался Ветчаной город, застроенный при князе Андрее Боголюбском, дяде Юрия. В нем располагались, большей частью, усадьбы гридей младшей дружины и богатых купцов.
  Разросшиеся к западу от Мономахова города посады при отце Юрия обнесли еще одной стеной, образовав Новый город с каменными Золотыми воротами. В нем жили купцы, ремесленники и прочий посадский люд. Стену Нового города окружили рвом, прокопанным между Клязьмой и Лыбедью. Впрочем, за рвом уже строился новый посад, пока ничем не огороженный.
  Так что, город представлял собой три отдельных крепости, примыкающих друг к другу. Наружные бревенчатые стены крепостей стояли на валах трех саженной высоты, еще более увеличивающих высоту естественных склонов холмов. Срубы, образующие крепостную стену, были для прочности засыпаны изнутри землей. Стояли срубы на каменных фундаментах. Сами стены имели высоту в три - четыре сажени. Длина наружного периметра крепостных стен превышала пять верст и была длиннее стен Киева. Велик и красен был град Владимир, соперничающий многолюдством с Киевом и Новгородом.
  Начать действовать Иван решил с ближнего круга Юрия, доставшегося ему в наследство от отца, ограниченного княжьим двором. Двор занимал всю территорию детинца - цитадели владимирской крепости.
  Сам город стоял на высоком холме при впадении речки Лыбеди в Клязьму. Белокаменные стены детинца окружали самую макушку холма. В детинце находились княжий дворец и два белокаменных храма. С внутренней стороны стены детинца были пристроены жилые клети. В клетях проживали дворовые слуги и дежурный наряд дружины, составлявший постоянный гарнизон детинца.
  Подвальные помещения дворца, храмов и фундамента стен включали обширные склады продовольствия, арсеналы, емкости для воды. Первый уровень дворца был хозяйственным, в нем размещались кухни, печи, кладовые утвари и одежды, комнаты телохранителей князя и дворцовых слуг, а также парадные сени с главным входом. Второй этаж был парадным: большой и малый залы для пиров, большая и малая княжеские палаты, палаты старших бояр. Третий этаж был жилым с опочивальнями самого князя, его супруги, детей и комнатами личной прислуги княжеской семьи.
  Старшие бояре княжества были сверстниками отца. Они выдвинулись из числа его дружинников еще 30 - 40 лет назад, во времена схватки князя Всеволода с ростовскими боярами, после смерти князя Андрея. Все они имели богатые усадьбы в городе и обширные вотчины в княжестве, отнятые Всеволодом у мятежных бояр и переданные верным дружинникам.
  Старший боярин - огнищанин Твердислав был правой рукой Всеволода и замещал его при отъездах князя. Ключарь Остомысл руководил двором. Конюший Ставр отвечал за боевых коней, тягловую силу и прочий принадлежащий князю скот. Старший постельничий Никифор заведовал дворцом. Тиун Пантелей командовал дружиной. Тиун Путята руководил мечниками, занимавшимися сбором податей налогов, и вирниками, отвечавшими за взыскание вир, наложенных княжеским судом на виновных. Городовой староста Брячислав отвечал за городскую стражу и за все городские дела. Сельский староста Павел вел все вопросы, касающиеся вотчинных и поместных дел в великокняжеском уделе.
  Все они были старыми проверенными кадрами, преданно служившими отцу Юрия много лет. Все они входили в Ближнюю Думу князя. Каждый из них имел в своей вотчине личную дружину численностью под сотню воинов. Но вот беда, все они считали молодого князя несмышленышем, и были не прочь поучить его жизни. Конечно, корректно, под видом советов.
  В великокняжеском уделе располагались вотчины еще полутора сотен бояр, менее значимых, чем старшие бояре. Тем не менее, в Большой Думе княжества имели голос и они. К счастью, они большей частью сидели в своих усадьбах и в город наведывались лишь изредка. Хотя, князь имел право вызвать их всех при необходимости. Теоретически. Не раз в русской истории бывало, что бояре отказывались подчиняться своему князю, или тихо саботировали его приказы, а то и просто выгоняли его со стола.
  Каждый из этих младших бояр мог выставить не менее десятка обученных и оружных конных воев. Всего бояре великокняжеского удела располагали примерно пятью тысячами воинов. Старший брат Константин, княживший в Ростове, имел дружину в шесть сотен воев. Младшие братья Ярослав и Владимир имели дружины по триста воев. Бояре в уделах братьев все вместе могли выставить более четырех тысяч воинов.
  Сам Юрий имел в своем распоряжении всего тысячу триста дружинников и четыреста отроков. Дружинники получали от князя жалование. Отроки состояли на довольствии.
  Так что, в случае конфликта с братьями, все будет зависеть от позиции боярства. Их дружины в сумме значительно превышали дружину Великого князя. Как водилось, кто из князей им больше благ и послаблений пообещает, за тем они и пойдут. Такое положение дел Ивана Васильевича не устраивало категорически.
  Понаблюдав за старшими боярами придирчивым взглядом, Иван Васильевич решил, что доверять им можно. Пока.
  Когда Иван стал замещать Юрия на длительные интервалы времени, возникла еще одна проблема. Он ежедневно тренировался в верховой езде и в работе с мечом. Отлично питался. Аппетит в крепком молодом организме вполне соответствовал нагрузкам. Каждый вечер Иван предоставлял Юрию возможность посетить свою молодую жену Агафию. Срок беременности еще позволял им заниматься любовью без ограничений. Сам Иван в это время, чтобы не смущать молодого князя, скромно удалялся.
  Однако, этого оказалось мало. Крепкий организм требовал еще баб. Недолго думая, Иван присмотрел среди челяди молодую холопку лет шестнадцати. С крепким задком и высокой грудью. Круглолицую кареглазую шуструю брюнетку. Видимо, с долей половецкой крови. Приказал привести ее в свою опочивальню. И сразу после тренировочного боя, разгоряченный, овладел ею. Параша, так звали холопку, не подвела. Она трепетала в руках Ивана, стонала, извивалась и жаждала продолжения. Одарил ее рублем, что бы, в следующий раз старалась еще больше. Юрию позволил подглядывать. Тот тоже был доволен.
  Иван забыл, что обещал Архангелу Гавриилу отказаться от соблазнов. Ну, да что поделаешь! Слаб человек и подвержен искусам.
  Впрочем, среди князей русских это не осуждалось. Совсем. Но, конечно, на исповеди повинился духовнику. В конце концов, сам креститель Руси князь Владимир святой имел гарем из восьми сотен наложниц, и совсем без счета перепортил дев и перетрахал замужних баб. Однако, памятуя свой прошлый опыт, Иван твердо решил ограничиться одной Парашей. Что бы снова не заполучить на свой член какую-нибудь заразу.
  Окончив размышления о планах, Юрий вызвал к себе в малую палату городового старосту боярина Брячислава.
  - Скажи-ка, любезный Брачислав, как там поживают наши рязанские князья?
  - А что им сделается, княже? Сидят в темницах в узилище. Все шестеро. С Ингварем во главе. Не голодают. А что ты сними надумал делать? Вроде бы, собирался отпускать, по случаю восшествия своего на стол Владимирский?
  - Передумал я отпускать их. Отпустим, а они через год - другой опять с кем-нибудь снюхаются. Или с половцами, или с киевлянами. И начнут нам пакостить. Батюшка их не просто так в темницу бросил и Рязань пожег. Они нам в тыл ударили, на Москву напали, когда мы с батюшкой на новгородцев ходили. Не будет им прощения за такую подлость.
  - Так что же с ними делать будем?
  - Пока думаю над этим. А ты вот что выясни. Батюшка их пленил. А всех бояр ихних плененных, которые с ними на Москву ходили, отпустил. Думаю, зря он это сделал. Ведь, не все рязанские бояре с ними пошли. Некоторые отказались нас воевать. А мы их не отличили никак.
  Поручаю тебе учинить спрос с князей этих. Пусть каждый скажет про своих бояр, которые с ними ходили, а которые отказались. Спроси строго! Под клятву на кресте! Составь по опросу поименные списки бояр. А если кто из них запираться будет, так пугани их железом каленым. А если не подействует, так и прижги. Но, не калечь. Сильно не калечь. Прижги им только задницу. А то, небось, много жира на задах нарастили, сиднем сидючи. Срок тебе на это даю неделю. Успеешь?
  - Сурово ты с ними, княже! Ну, да, заслужили они это. Сделаю княже, не сомневайся. Все расскажут! Будут через неделю списки.
  
  3. Начало.
  На следующий день Юрий - Иван собрал малую Думу. Пригласил и младших братьев. Пора уже было отрокам в государственные дела вникать.
  - Рад видеть всех вас в сборе, бояре мои старшие, и братья мои меньшие, - начал совет Иван. - Пора нам решить, что делать нам с пленными князьями рязанскими. Хватит уже им харчи наши задаром объедать. Хочу ваше мнение услышать на сей счет.
  - А чего тут думать? - первым высказался самый молодой из бояр тиун Путята. - Поотрубать им головы, и дело с концом. Грехов за ними достаточно.
  - Не по христиански это. Они же все - рюриковичи! Уважение к роду иметь надо. Предлагаю оставить их в темнице. Не обеднеем мы их кормить. - Возразил самый старший огнищанин Твердислав.
  - Мало ли как жизнь повернется? Сбегут или еще как на свободу вырвутся, а потом нам мстить станут. Казнить их надо! - поддержал Путяту постельничий Никифор.
  - Имеем пример батюшки вашего, царствие ему небесное, Всеволода Юрьевича. Он, милостивец, когда мятеж ростовских бояр подавил, вожаков ихних, князей Мстислава и Ярополка Ростиславичей и князя Глеба Ольговича ослепил, а потом помиловал. - вступил в спор ключарь Остомысл. Правда, Глеба в темнице все же после уморил.
  - Сдается мне, не правильно это. Недальновидно. Уедут они в другие уделы, потом детей заведут. Слепому завести сыновей ничто не помешает. А сыновья их вырастут, обиду на нас затаив, соберутся с силой да и нападут на нас. Казнить их надо, - высказал свое мнение конюший Ставр. - Рюриковичи рюриковичей со времен Бориса и Глеба режут и казнят. Не мы первые, не мы последние будем.
  - А может все таки отпустим? Жалко все таки людей губить! Возьмем с них письменную клятву в храме на кресте, и отпустим, - вступился за пленных младший княжич Иван.
  Решив, что соратники высказались достаточно, Иван Васильевич хлопнул ладонью по столу и сказал:
  - Спасибо за советы ценные, советники мои многомудрые! На душу грех убийства рюриковичей я брать не буду. Ставр, а есть у тебя коновал хороший?
  - Как не быть? Есть, конечно, - ответил конюший.
  - Делать будем так. Отдашь князей коновалу. Пусть оскопит их всех. Детей у них после этого не будет. А ты, Брячислав, - обратился он к городовому старосте, - потом к ним лекаря приведешь, пусть подлечит их. А как вылечит, продадим их в рабство булгарам. И риска никакого и казне княжеской прибыль.
  Но, бояре мои ближние, это вопрос простой был. А вот теперь вопрос посложнее будет.
  Вот здесь, - он хлопнул ладонью по пачке пергаментов, лежащей перед ним на столе, - список всех рязанских бояр, которые с князьями на наш град Москву ходили. Батюшка их всех отпустил, сказавши, что их дело подневольное было. Князь приказал, они и пошли. А вот я так не считаю. Вот здесь список бояр рязанских, которые на нас не пошли, ослушались приказа, - он хлопнул ладонью по меньшей пачке пергаментов. - 96 бояр нас воевали, а 37 бояр дома остались, по вотчинам своим отсиделись. И считаю я, что не правильно тех бояр и этих, - он поочередно указал рукой на две пачки пергаментов, - на одну доску ставить.
  - Ну, так может быть, те которые не пошли, просто струсили, а потому и не пошли! - Вступил в разговор брат Святослав. А мы теперь за трусость их награждать будем?
  - А неважно, трусость или смелость. Если бы рязанцы нашего батюшку победили, этим боярам смелость понадобилась бы, перед своим князем ответь держать за неповиновение. Они просто похитрее оказались, знали, кто победит. Перед нами быль: на нас они не нападали.
  Предлагаю: всех бояр, которые на нас нападали, лишить их вотчин! А тем, кто не нападал, их вотчины оставить. Что бы другим не повадно было. Так мы отделим, прямо по священному писанию, агнцев от козлищ! Это во-первых.
  Во-вторых. Во все освободившиеся вотчины нужно заселить наших дружинников заслуженных. А поскольку вотчин мало, то крупные вотчины разбить на меньшие. Так, что бы хватало дружиннику на кормление, и чтобы он еще двух воев мог бы выставить конных и оружных за свой счет. Тогда мы расходы казны сократим на содержание дружины.
  Однако, вотчины дружинникам предлагаю дать не в наследственное владение, а по службе в поместное. Когда дружинник состареет и сам не сможет служить, пусть вместо себя в дружину сына с воями выставляет. Иначе поместье потеряет. Я поглядел списки бояр рязанских, и подсчитал, что мы так семь сотен наших дружинников по поместьям рассадим. Расходы на дружину почти вдвое сократим! Как вам такой план, бояре?
  Бояре надолго замолчали, раздумывая.
  То есть, землица в этих поместьях будет не дружинникам нашим принадлежать, я так понимаю? - вопросил огнищанин Твердислав.
  - Верно понимаешь, боярин Твердислав. Княжеская это будет землица, Великого князя Владимирского. Отойдет она к моему уделу.
  А от других бояр рязанских, которые на нас в поход не пошли, я присягу на кресте письменную возьму, освященную митрополитом, на верность Великому княжеству Владимирскому.
  - А что же тогда у Рязанского князя останется? - осведомился Остомысл.
  - Останется удел его собственный. Но, будет он теперь князем удельным, а не Великим. И не будет никакого Великого княжества Рязанского. А будет удел Рязанский Великого княжества Владимирского! И это будет в-третьих!
  Бояре ошеломленно молчали. Было слышно, только, как муха бьется в оконную слюду.
  - А на удел Рязанский поставлю я брата Святослава. Шестнадцать годков ему уже. Пора тебе, братец, за дело браться! - прервал затянувшееся молчание Иван Васильевич.
  - Да, Юрий Всеволодович! Достойный ты сын батюшки своего. Такие деяния под стать самому Владимиру Мономаху! - первым "разморозился" Ставр.
  - Но, князь батюшка, про такое поместное владение в "Русской правде" ничего не написано! Там все про вотчины! - выразил сомнение Никифор.
  - Ну и что! Сам Мономах в Русскую правду дополнение написал. И я напишу. "Уложение о поместной службе" будет называться. Это будет в-четвертых, - ответил князь.
  - Но куда же мы денем чад тех бояр, которых из вотчин выгоним, и куда самих бояр? - осведомился тиун Пантелей.
  - А это ты вопрос по существу задал. Жен и дочерей их пусть новые владельцы содержат. Как хотят. Сыновей возьмем во Владимир. Тех кто старше двенадцати лет ты сам в отроки и возьмешь. А пареньков от восьми лет до двенадцати ты возьмешь в юнаки. Организуешь юнацкий двор и будешь их в отроки готовить! Деньги на это как раз освободятся из содержания дружины.
  А самих бояр, кто мне присягнет, можно в дружину взять, отправим их служить в Углич, на границу с булгарами. В этом случае поместье им оставим, только малое, такое же, как нашим дружинникам. А кто не присягнет, тех булгарам в рабство продадим. Опять доход в казну будет!
  - А скопить их перед продажей будем? - уточнил Ставр.
  - Узнать нужно, какие рабы у булгар выше ценятся, оскопленые или обычные. Брячислав, дай задание купцам, что с булгарами дела ведут. Пусть узнают. Вроде бы, скопцы у них в гаремах служат охранниками.
  - План твой конечно хороший, пресветлый князь, - выразил сомнение боярин Павел. - Только вот, как другие великие князья на это посмотрят? Как бы они не собрались с силами, да на нас не напали. Все же, это дело редкостное. Что бы Великое княжество насовсем захватить, а князей оскопить и в рабство продать.
  - Любую пару соседей мы одолеем, а больше двух они вряд ли сговорятся. У них у всех свои свары междуусобные имеются.
  А если, паче чаяния, сговорятся, то, мы половцев на помощь позовем. У рязанских бояр с ними контакты налажены. Они же сами половцев на Русь не раз наводили. Но, надеюсь я, до этого не дойдет. Черниговские Ростиславичи грызутся за Киев с галицкими Святославичами. Новгородцы грызутся с Полоцком, а Полоцк со Смоленском. Так я думаю.
  Что скажете, бояре мои ближние по моему плану?
  Бояре надолго задумались. Когда пауза стала затягиваться, слово пришлось взять старшему по званию Твердиславу.
  - Дела ты задумал воистину великие, князь. Под стать самому Ярославу Мудрому. Если удастся это, станет Владимир на место Киева Великого. Главой всех земель русских. Поддержим мы тебя , княже, в деле сем! - Торжественно изрек огнищанин.
  Остальные бояре поочередно поддержали Твердислава.
  - Мы с тобой, брат! Дело это достойное и великое! О нем в веках помнить будут! - Восторженно воскликнул, в свою очередь встав из-за стола, Владимир.
  - Ну что, же. Быть по сему! - Завершил совет Иван Васильевич. - Однако, замечу, пока, все о чем мы здесь говорили, храним в строжайшей тайне! Никому ни слова, ни звука! Особенно вы братцы, не разболтайте по молодости! Всем это ясно?
  - Ясно - понятно, - загудели собравшиеся.
  - Завтра собираемся в том же составе. Будем обсуждать подготовку похода в рязанские земли. Выступить нужно будет в начале августа. На подготовку у нас месяц. Готовьте предложения. Все свободны! Брячислав, задержись ненадолго.
  Заскрипели по полу отодвигаемые стулья, бояре вставали и выходили из-за стола.
  - Брячислав, пригласи ко мне назавтра старосту тележных мастеров, самого толкового тележника помоложе и золотаря главного. И сам тоже зайди с ними, - сделал князь последнее распоряжение.
  Твердислав и Никифор вышли из дворца вдвоем. Обоим нужно было сходить по делам в Ветчаной город.
  - Что скажешь по поводу сегодняшнего совета? - спросил огнищанин.
  - Не узнаю я нашего княжича! Прямо как подменили его после смерти батюшки. То все охотами увлекался, да девкам деревенским юбки задирал. А теперь прямо муж государственный недюжинного ума! И откуда он только мыслей таких набрался? Особенно, про служебные поместья? - ответил постельничий.
  - Да уж, на вотчинников рязанских покуситься - это смелый шаг. Но, получится может. Сейчас рязанцы разобщены, а князья их в узилище. На стол сидит не пойми кто. Ни сил у него, ни авторитета. Такого князька наш Всеволод Юрич и посадил туда, специально. А то, что он на себя не похож, это точно. Как взглянет пристально, аж мороз по коже продирает. Хотя, временами, вроде прежний он - княжич Юрий.
  - Однако, на то, что бы все Рязанское княжество в свой удел превратить, он не покусился. А Юрий отважился. То что не похож, я с тобой согласен. Когда раньше он в библиотеке сидел? А теперь часами просиживает, свитки читает, пергаменты перелистывает. А временами как сядет неподвижно, и в одну точку смотрит. Как бы задумывается глубоко о чем - то. А насчет девок ты не прав. Он как женился, только с женой стал спать. По девкам бросил шастать. Правда, теперь начал дворовую девку Парашку драть каждый день после тренировки. Ну да это понятно. Жена в положении, видно мало ему дает.
  - Видно, смерть батюшки на него так подействовала. А может ссора с братом. Как это Константин осмелился против воли отца пойти? Да и женитьба, свою роль, видимо сыграла. Чувствует княжич ответственность свою за стол родительский. По существу же дела скажу так. Великое дело он затеял! С приращением Рязани, сильнее всех на Руси Владимир станет. С таким замахом Юрий на Рязани не остановится. А там и Муром в эту же корзину упадет. Если с Рязанью "выгорит" как задумано.
  - Нужно нам всем ему помогать всемерно в деле сем. Владимир возвысится - и мы все возвысимся! - заключил Никифор.
  На следующий день Никифор привел к князю ремесленных старост. Первыми ввел в княжескую палату тележников.
  Князь пригласил всех за стол. Мастера помялись скованно, но после повторного приглашения присели. Было их трое.
  - Всего, твоя милость во Владимире семеро тележников и двое колесников. Привел я к тебе по твоему повелению старосту цеха Панкрата, - представил он самого старшего бородатого мужика, - мастера тележника Пригора и колесника Панаса.
  Юрий разгладил на столе пергамент и прижал его края грузами.
  - Позвал я вас мастера, что бы сделали вы мне особую телегу. Смотрите на чертеж. Телега пароконная. Длина телеги - 6 аршин, ширина - 2 аршина. Диаметр колес тоже два аршина. Дно телеги двойное. Нижнее дно лежит на осях и закреплено наглухо. Второе дно ставьте поверх колес. Грузовой короб находится между нижним и верхним дном. Борта телеги откидные на петлях и съемные. Высота борта равна диаметру колеса. Так, что откинутый боковой борт почти достает до земли. Спереди и сзади телеги шип, на который одета цепь длиной с локоть. На концах цепи кольца, которые одеваются на шип. Оглобли тоже съемные. - Князь, рассказывая, водил пальцем по чертежу. - Понятно вам?
  - Пока все понятно, - ответил староста, другие часто закивали головами.
  Смысл сей телеги таков. Телеги можно быстро выставить в линию, соединить цепями, и получится передвижная крепость. Наружный борт откидывается до земли и крепится к земле специальным штырем через кольцо, что бы враг не смог борт поднять. Оглобли снимаются и ставятся вертикально в специальные прорези в верхнем и нижнем днище. Второй борт снимается и одевается специальными кольцами на оглобли. Получается стена высотой 4 аршина. В бортах делается по две прорези - бойницы для стрельбы из лука и ударов копьем. Передняя и задняя стенки телеги откидываются на петлях и перекрывают промежуток между телегами. Получается по верхнему днищу телег и откинутым торцам сплошной боевой ход этой крепости. Уразумели?
  - Как есть уразумели, князь батюшка! - опять ответил за всех староста. Остальные закивали.
  - Да, еще! Колеса делаете с широкими ободьями, в длань шириной. Чтобы телеги шли по влажному полю и не проваливались в землю. Ободья оббейте железом. Телеги должны быть легкими, чтобы две лошади могли везти четырех воинов с оружием, и еще пудов шесть груза. Но, в то же время прочными, чтобы борта выдерживали удары боевого топора и не пробивались стрелами с бронебойными наконечниками даже в упор.
  Другим мастерам все мои слова перескажите. И чертеж мой скопируйте и всем раздайте. От вас хочу видеть через три недели семь телег, сделанных по этому чертежу. От каждого мастера по телеге. Всем заплачу хорошо. А тому, кто сделает самую лучшую телегу дам двойную плату и заказ на большое количество телег. Штук сто, а может и больше. Все ясно?
  - Все ясно, князь, батюшка! - закивали все одновременно.
  - Тогда ступайте, и чтобы через три недели у меня во дворе стояли семь телег!
  - Давай золотарей, Брячислав!
  В палату робко вошли двое. Одеты чисто. Князь принюхался. От них не пахло.
  - Староста золотарей Бердей и его помощник, - представил их боярин.
  - Вот что, золотари мои. Да не тряситесь вы так. Гавно вы убираете хорошо. А к вам у меня дело особенное. Видал ли ты, Бердей, на каменных стенках выгребных ям такой белый налет, в виде угощали вином за счет нового императора. На ипподроме состоялись скачки.
  Праздновать пришлось недолго. Уже 3 сентября гонцы принесли весть, что войско болгарского царя Ивана Асеня пересекло северную границу у Андрианополя.
  Оставив в Константинополе две тысячи пехотинцев, Юрий со всем войском немедленно выступил к Андрианополю. Обязательства перед будущим сватом нужно было выполнять. Дука Ватац обеспечил гуляй-город русских лошадьми, и отдал своим войскам распоряжение стягиваться к Андреаполю, но в бой не вступать. Ромейский гарнизон заперся в городе. Иван Асень не рискнул оставить в тылу сильный гарнизон и осадил город.
  Иван Асень, достойный наследник царя Калояна, после захвата крестоносцами Константинополя продолжил деяния Калояна и далеко раздвинул границы Болгарского царства.
  Болгарские цари Асени питали стойкую неприязнь к византийцам, помня о былых поражениях и вековом порабощении болгар ими. Поэтому, услышав о Захвате Константинополя Дукой Ватацем, немедленно собрал войско и двинулся в поход. Войско болгар насчитывало 33 тысячи пехоты и 18 тысяч конницы.
  Через пять дней русское войско подошло к осажденному городу. После отправки каравана с трофеями в Киев и размещения гарнизона в Константинополе, войско Юрия включало в себя 5 тысяч конницы, 400 орудий, 1000 боевых повозок и 16 тысяч пехоты. Дука Ватац в сопровождении личной охраны следовал вместе с Юрием. На подходе к Андрианополю к императору прискакали разведчики, сообщившие точное количество и расположение болгар.
  Посоветовавшись с Ватацем, Юрий решил, как обычно, действовать от обороны.
   На последнем переходе к русскому войску присоединились силы ромеев в количестве 10 тысяч конницы и 6 тысяч пехоты. болгары же точных сведений о численности русских и ромеев не имели. Асень предполагал, что большую часть войск противника составляют никейцы.
  Не дойдя пяти верст до города на большом поле русские быстро поставили гуляй-город в 400 повозок по фронту. На передней линии повозок выставили 300 гауфниц. На боковых сторонах гуляя поставили по полсотни пушек.
  Перед гуляем Юрий вытроил всю русскую пехоту, чтобы закрыть болгарам вид на стену гуляя. На правом фланге гуляя выстроилась конница ромеев, а на левом - русских, за исключением тысячи конных стрелков. Конные стрелки выстроились двумя линиями перед позицией русских и ромеев.
  Один фланг занятой позиции прикрывал поросший густым кустарником вытянутый холм, другой - речка Эврос. На самых дальних флангах у реки и у склона холма выстроилась ромейская пехота.
  Получив известие о подходе неприятеля, Асень оставил вокруг Адрианополя небольшое прикрытие, и выступил с войском навстречу, как он считал, ромеям. Царь знал, что в штурме Константинополя принимали участие русские, но посчитал их просто отрядом наемников. Тем более, что сам он вступил на болгарский престол, свергнув царя Борила с помощью русских наемников из Галицкой земли.
  Царь Асень, талантливый и смелый полководец, решил атаковать. По его сведениям, болгары имели численное преимущество. Асень выстроил войско традиционно. В центре - плотный строй пехоты, глубиной до десяти рядов. На обоих флангах - конница. Построение войск Асень закончил к полудню.
  Два войска разделяла чистое поле шириной около версты. Все злаки с поля были уже убраны. Трубачи Асеня пропели сигнал к атаке. Болгары мерным шагом двинулись вперед.
  Юрий, как обычно, находился в центре гуляй-города на воеводской вышке. При нем находились сигнальщики - трубачи и звонари. Ватац тоже стоял на вышке. Но, в командование не вмешивался. Когда расстояние между противниками сократилось до полуверсты, русские конные лучники рысью выдвинулись вперед и с дистанции в сотню шагов принялись засыпать строй болгар стрелами.
  По команде царя Ивана трубы снова пропели. Болгарская пехота перешла на бег. Конница с флангов устремилась на русских.
  Теперь пропели сигнал трубы в гуляй-городе. Конные лучники развернулись и галопом ушли на фланги, втянувшись в проходы между строями ромейской пехоты и конницы.
  Артиллеристы откатили пушки назад. Русская пехота бегом ушла через открывшиеся проходы в гуляй-город. Пешие лучники отходили последними, продолжая засыпать болгар стрелами. Пропустив пехоту, артиллеристы снова выкатили заряженные пушки на линию огня. Наводчики орудий запалили фитили.
  Перед атакующими болгарами открылась стена гуляя. Болгарская конники не стали бросаться на стену, и ушли на фланги, где столкнулись с опустившей вниз копья ромейской пехотой и рванувшейся им навстречу конницей русских и ромеев. На обоих флангах закипела сеча. Русские конные стрелки через головы пехоты осыпали болгарскую конницу тучей стрел. Из гуляя на болгар частым дождем летели стрелы, выпускаемые двумя тысячами пеших стрелков.
  Как только пеший строй болгар сблизился с гуляем на сотню шагов, по команде Юрия ударил сигнальный колокол. Наводчики орудий приготовились. По второму удару колокола они поднесли фитили к затравочным полкам орудий. Три сотни гауфниц одновременно выплюнули длинные снопы огня, через мгновение сменившиеся густым облаком дыма, окутавшим поле боя.
  Оглушительный грохот залпа покачнул вышку. Все в гуляе на время оглохли. А болгарские пехотинцы, оказавшиеся прямо перед жерлами орудий, были сильно контужены. 36 тысяч картечин врубились в плотный строй болгар, произведя настоящее опустошение в их рядах. Оглушенные болгарские конники тоже на время были ошеломлены. Их кони рванулись в сторону от источника грохота, сталкиваясь и сбивая друг друга с ног, и сбрасывая всадников. Ромейцы были ошеломлены тоже. Хотя их и предупредили о необходимости жестко одерживать коней после удара колокола, многие кони шарахнулисьв сторону и сбросили седоков. А привычные русские конники сдержали своих коней и продолжали рубить ошеломленных болгар. Русские стрелы продолжали сыпаться на противника.
  После залпа артиллеристы сразу же откатили пушки назад. В открывшиеся проходы между повозками бегом рванулись вперед русские пехотинцы, стремясь побыстрее дорваться до ошеломленного противника. Пешие стрелки из гуляя все это время осыпали болгарскую пехоту стрелами.
  Едва уцелевшие болгарские пехотинцы стали приходить в себя, они обнаружили, что из окутавшего все вокруг густого дыма на них выскакивают пехотинцы в тяжелой броне и беспощадно рубят тяжелыми мечами и боевыми топорами всех, кто еще стоит на ногах. Выдержать это было выше человеческих сил. Болгары побежали.
  Русские пехотинцы частью продолжили преследовать бегущую болгарскую пехоту, а частью развернулись на фланги, сплотили строй и принялись рубить расстроенную болгарскую конницу. Очухавшись, сохранившие коней и уцелевшие сами болгарские конники тоже бросились наутек. Их догоняли и рубили русские и ромеи.
  Увидев бегущую пехоту, а за ней и конницу, осознав произошедший разгром, царь Иван Асень развернул коня и вместе с ближниками и личной охраной пустился наутек.
  Уйти удалось лишь тем из болгарских конников, у кого кони не получили ранений стрелами. А таких было не много. Из пехотинцев не ушел никто.
  Русская и ромейская конница преследовала болгар до темна.
  Всю вторую половину дня русские и ромеи собирали трофеи, оказывали помощь своим раненым, дорезали раненых противников, сгоняли уцелевших болгар в составленный специально для такого случая гуляй размером 50 на 50 повозок. К вечеру в этой загородке оказалось 17 тысяч пленных.
   Весь следующий день пленные копали могилы. В них были захоронены 31 тысяча болгар. Павших в битве 686 русских и 1347 ромейских воинов похоронили с почестями. Оба государя произнесли траурные речи. Священники отпели погибших. Над могилами русских и ромеев пленные болгары насыпали высокие курганы. Серьезные ранения получили 1183 русских воина.
  Уйти сумели лишь около трех тысяч болгар. По соглашению между государями, русским в качестве трофеев достались 36 тысяч комплектов доспехов с оружием и 14 тысяч пленных, императору - 12 тысяч комплектов и 3 тысячи пленных. Ромеям, зато, достались все уцелевшие лошади.
  Через три дня, погрузив трофеи на повозки гуляй-города, русское войско двинулось назад в Константинополь. Ромейцы двинулись на западную границу. Эпирский деспот еще мог напасть на империю.
  В Константинополе, в соответствии с договором, русские оставались до конца сентября. Эпирский деспот напасть так и не рискнул. Перед отбытием русских войск на родину Император дал пир в честь Великого князя. Высокие стороны расстались довольными друг другом. Хотя, припоминая горы трофеев, лежавших на городских форумах, Иоан Дука Ватац испытывал некоторое сожаление. Однако, будучи реалистом, император понимал, что без помощи русских он не получил бы и пятой части этих трофеев. Не получил бы и Константинополя.
  1-го октября флот из 700 загруженных трофеями ладей вышел из залива Золотой Рог и двинулся по Босфору к Черному морю. На веслах сидели пленные болгары. Три ладьи были загружены свитками и книгами из дворцовой библиотеки. Книги сопровождали 12 знавших языки библиотечных смотрителей, подписавших договоры с князем.
  Поход русских на Константинополь увенчался полным успехом. Были взяты огромные трофеи. Авторитет великого князя Юрия Всеволодовича среди европейских государей поднялся на небывалую высоту. На юго-западе у Руси появился еще один весьма сильный союзник.
   32. Царь Всея Руси.
  До Владимира Юрий добрался в середине ноября, как раз к первому снегу. В дороге не спешил, останавливаясь во всех крупных городах, начиная с Киева. Проверял, как идут дела в Управах земель и уездов. Беседовал с наместниками. Он хотел въехать в стольный град вместе с войском.
  Рати, набранные в других землях, отправились по домам. Войска, отправленные в августе для охраны трофеев, из Киева ушли до его приезда. Доставленные ими трофеи сразу же повезли во Владимир.
  Встреча победоносного войска во Владимире на этот раз превзошла ожидание самого князя. Весть о взятии на щит самого Царьграда облетела всю Русь. Во Владимир съехалась светская знать и церковные архиереи со всех соседних земель: из Мурома, Рязани, Мценска, Смоленска, Пскова, Новгорода. Прибыли и наместники с епископами. Собрался народ со всех окрестных городков, сел и весей. Народ выстроился вдоль дороги еще за десять верст от города.
  Впереди ехал сам Юрий с воеводами. За ним - артиллеристы при орудиях, все на конях. За ними - команда гуляй-города на боевых повозках. Повозки тоже были нагружены трофеями. Народ кричал и бросал вверх шапки, несмотря на мороз. Девы и женки выбегали с обочин дороги и целовали воинов, ради такого удовольствия низко склонявшихся с седел.
  Звонили колокола всех церквей. При въезде князя в "Серебрянные" ворота нового города со стен рявкнула целая сотня пушек. Юрий даже решил сделать внушение дьяку Воинского Приказа за такое бессмысленное расходование пороха. Впрочем, разрешение на подготовку торжественной встречи и праздника дьяк Столичного Приказа Савелий у Юрия получил с гонцом, когда войско было еще в Туле.
  Воеводы и приехавшие знатные гости пировали, как обычно, во дворце, воины - во дворе детинца, горожане и прибывший со всей округи простой люд пировали на площадях. Во дворце было тесновато. Надо, пожалуй, новый дворец строить, как у василевса в Константинополе. Только вот времени нет этим заниматься.
  Кабатчики наливали всем желающим только по две чарки. Шустрые мужички старались получить еще по паре чашек, перебежав в другой кабак. Однако Столичный Приказ, строго обязал кабатчиков пьяным больше не наливать. Так что, сильно упившихся на этот раз было немного. Не как в день "Великого русского попоища".
  В заключение праздника привезенные из Царьграда мастера огненных дел ночью устроили огненную потеху. Запускать шутихи дьяк Савелий разрешила им только в полях за городом. Иначе в деревянном городе было бы недалеко и до пожара. Как стемнело, весь люд высыпал на боевой ход стены нового города, чтобы насладиться невиданным доселе на Руси зрелищем. Шутихи взлетали вверх с полей и рассыпались в ночном небе яркими разноцветными огнями. Народ восторженно вопил.
  Сразу после праздника Юрий пригласил к себе митрополита Максима и попросил его готовить Церковный Собор всея Руси на начало января. С целью учреждения Патриаршества на Руси. После получения томаса об автокефалии и сам митрополит, и все церковные архиереи русской православной церкви находились в эйфории, предвкушая грядущее небывалое повышение статуса. Митрополит от имени церкви долго благодарил князя за привезенные из Константинополя церковные реликвии и книги. И долго перечислял, какие именно великие сокровища христианской веры подарил Великий князь церкви. В частности, большой кусок Креста господня и терновый венец Господа.
  Затем Юрий вызвал дьяка Земского Приказа Варгаса, и повелел ему готовить, на середину января большой Земский Собор всея Русской земли. С целью учреждения на Руси царства.
  Вызвал дьяка Казенного Приказа Конона с предварительным отчетом о трофеях, доставленных первым караваном.
  Конон, пребывавший в состоянии непреходящего обалдения, с того самого момента, как в его присутствии вскрыли первую повозку с константинопольским трофеями, доложил, что по самым скромным подсчетам, стоимость трофейного золота, серебра и самоцветов более чем в три раза превышает стоимость трофеев, взятых в битве при Нурлате, и составляет не менее 800 тысяч гривен. И это, если оценивать золотую и серебряную посуду с утварью только по весу металлов. А если эту утварь продавать, то цена ее возрастет в разы.
  Кроме того, стоимость всякой рухляди: тканей, мехов, ковров, гобеленов и дорогой одежды составит не менее 150 тысяч гривен. А стоимость украшенного драгоценностями оружия и доспехов составит не менее 110 тысяч гривен.
  Всю драгоценную церковную утварь, иконы, реликвии и ковчеги с мощами святых передали в митрополию по описи. Стоимость их не считали. Там серебра и золота тоже много.
  А трофеи, доставленные последним караваном, только еще начали считать.
  Стоимость бронзы, олова и других металлов оценивает Секретный Приказ. А простым трофейным оружием и доспехами без украшений занимается Бронный Приказ.
  Юрий сразу решил, что всякую мягкую рухлядь хранить смысла нет. Она при хранении только портится. И повелел передать всю рухлядь по описи в Городовой Приказ. А Городовому Приказу продать рухлядь на аукционах, которые организовать для русских и иноземных купцов в торговых дворах портовых городов.
  Дьяк напомнил, что захваченные в Константинополе галеры и дромоны после разгрузки у днепровских порогов спустили в Черное море. Сейчас они стоят в Корсуни с минимальными экипажами. Их можно продать генуэзцам, или визанитийцам, или трапезундцам. Конон поинтересовался:
  - Что будем делать с кораблями, княже?
  - Пусть зиму в Корсуни стоят. Следующим летом могут пригодиться. Если не пригодятся, летом продадим.
  Дьяк Секретного Приказа Ратмир доложил, что металлов привезли достаточно для отливки 230 полевых пушек. Свинца на 17 тысяч зарядов картечи. Пороха уже припасено на 42 залпа для всех наличных орудий. Ратмир предложил оставить в детинце Боголюбова только литейный и монетный дворы. А пороховое производство вывести в отдельный град. Во-первых в детинце уже тесно, а во-вторых хранить запасы пороха в центре Боголюбова становится опасно. Князь обещал подумать над этим.
  Юрий поинтересовался у дьяка, не он ли нанимал ромейских мастеров для устройства огненной потехи. Ратмир ответил, что мастеров нанимал Городовой Приказ.
  Юрий вызвал к себе дьяка Приказа Аникея. Тот ответил, что он только распределял мастеров по городам, а Столичный Приказ выделял этим мастерам землю в под жилье и мастерские в посаде.
  - А сколько этих мастеров у нас?
  - Всего их трое.
  - А в других городах таких мастеров размещали?
  - Нет. Все они во Владимир приехали.
  - Это удачно вышло!
  Князь вызвал дьяка Столичного Приказа Савелия. Тот сообщил, что разместил мастеров в посаде, поскольку дело ихнее с огнем связано. Узнав о предстоящем празднике, мастера сами пришли к нему и предложили устроить потешное огненное зрелище. Он согласился.
  - И во сколько все это казне обошлось? - сурово вопросил князь.
  - 30 гривен им отдал, батюшка князь, - слегка струхнул Савелий. - Нешто это много? Я ведь цены на эти забавы не знаю. Они вдвое больше просили, да я их уломал. Ужели не по нраву потеха тебе пришлась?
  - Цены и я не знаю. Но, народу понравилось. Да и мне самому тоже. Лепота разноцветная! Так что не трясись. Повелеваю и впредь по праздникам потеху сию устраивать. А вызвал я тебя вот зачем. Сдается мне, что забавники эти должны и секрет греческого огня знать. То-то император осерчал, когда мы мастеров сманили. Завтра приходи ко мне с дьяком Секретного Приказа.
  Пришедшему вместе с Ратмиром Савелию князь сказал:
  - Савелий, сведи этих мастеров с Ратмиром. А ты Ратмир, поспрашивай их насчет греческого огня. Но, вежественно, без нажима. Не допрашивать нужно, а договариваться. Секрет они знают, я думаю. Говори с каждым по отдельности. Обещай тому, кто расскажет, премию за секрет в 100 гривен. И заказ от казны ежемесячный на большую сумму. Кто первым согласится, тот старостой цеха огневиков сьанет.
  Как согласятся, выселяй их на Нерль, и строй для них отдельный секретный острог. Только, не рядом с пороховым.
  -А если никто из них не согласится секрет раскрыть?
  - Скажи им, что в таком случае ими Тайных дел Приказ займется. Пытать их будет. Тогда точно все расскажут.
  Дольше всего князь беседовал с дьяком Бронного Приказа Саввой и дьяком Воинского Приказа Потапом.
  - Что скажешь, Савва, по поводу трофейного монгольского, ромейского и латинского оружия? Чем отличается от нашего?
  - От ромейского оружия у нас отличия нет. Еще в старые времена мы с ними в этом сравнялись.
  У латинян сильная тяжелая конница. У рыцарей пластинчатые доспехи поверх кольчуг. Полностью закрытый глухой шлем. Тяжелые двуручные мечи. Длинные тяжелые копья. Кони тоже в броне. Однако, против кочевников это нам не пригодится. Кочевники перед клином тяжелой конницы расступятся и ударят по ней с тыла. А поворотливость у такого рыцаря никакая.
  - У нас тысяча тяжелой конницы есть, на всякий случай, если придется строй пехоты в поле прорывать, а больше нам и не нужно. - Подключился к беседе Потап. - Плохо только, что тысяча эта дворянская и сидят дворяне по поместьям. Бою в плотном конном строю нужно учиться и тренироваться постоянно. И коней нужно учить. Да и кони должны быть особенные. А у дворян кони разные.
  - Я вот, как раз, думаю учредить личную постоянную дружину из тысячи самых лучших воинов. Что бы, постоянно при мне они были. Куда я, туда и они. Моя стража из Охранного Приказа - это, по сути, телохранители. Легко вооруженные, ловкие и быстрые. Против покушений на меня от злоумышленников. А если в бою до меня дорвется вражеский полк, они не справятся. У императора такая тысяча есть. И у Субэдэя была. Так что, на эту тему мы с тобой Потап, еще подумаем. Как это организовать получше.
  Савва, продолжай.
  - Кроме того, у латинян есть полезное оружие - самострел или арбалет. Простой арбалет дешевле хорошего лука. Стрелять из него проще, чем из лука, правда, заряжать его куда дольше. Лучник выпустит десяток стрел, арбалетчик за это же время - не больше двух. Но, болт, которым стреляет арбалет, намного тяжелее стрелы, и бронебойность у него выше. Полезна ли эта штука для нас, лучше меня скажет Потап.
  - Поскольку стрелять из самострела гораздо проще, чем из лука, а бронебойность у него выше, есть смысл вооружить самострелами городскую стражу. На случай осады. Сшибать из них тех, кто на стену лезет. Думаю, нужно учения городской стражи провести с трофейными арбалетами. Если выйдет хорошо, можно наладить их производство. Оно не сложное.
  - А что про монгольской оружие скажешь, Савва?
  - У монголов кроме обычных мечей, есть сабли. Сабля легче меча, и острее. И режет доспех она лучше. Откованы сабли из особого металла: булата или дамаска. Он тверже и гибче нашего обычного железа. По словам мастеров, достигается это многократной проковкой заготовки. До сотни раз проковывают саблю. Трудоемкость сабли в десятки раз больше, чем простого меча. Для вооружения простых воинов это слишком дорого.
  Но, отборные рати можно вооружить саблями. Трофейных булатных сабель у нас в оружейной много, около пяти тысяч. Если придется с монголами или турками схлестнуться, еще трофейных сабель добудем.
  Но, самое лучшее у монголов - это их луки. Монгольские луки стреляют почти в полтора раза дальше наших, и броню намного лучше пробивают. Однако, сила для натяжения этих луков стрелку нужна большая. У нас 6 тысяч трофейных луков. Можно вооружить ими стрелков гуляя и конных стрелков. И наладить производство таких же луков.
  - Чем эти луки от наших отличаются?
  - Луки монгольские составные, как и наши. Только у наших луков костяные накладки с боков расположены, а у монгольского лука костяная накладка спереди, к тому же она длиннее и толще. Поэтому их луки сильнее.
  - Ну так пусть мастера начинают делать луки по монгольскому образцу. Тем более, мы из Константинополя много мастеров - лучников вывезли. Нужно всех наших лучников луками монгольского образца вооружить, вплоть до казаков. И обучить ими пользоваться.
  Посовещавшись еще раз с дьяком Ратмиром, князь принял решение пороховое производство перенести из боголюбовского детинца на Нерль, выше железоделательного острога. Для этого построить отдельную каменную крепость с мастерскими и каменными пороховыми погребами. Мастера строители для этого из Константинополя прибыли.
  Затем Юрий заслушал устные отчеты всех приказов. Письменные отчеты дьяки готовили к концу года.
  За всеми этими делами пришел новый 1228-й год. Из всех земель во Владимир начали съезжаться участники Церковного и Земского соборов.
  Церковный собор открылся 10 января 1228 года в храме Успения Богородицы. Присутствовали епископы от всех земель, всего 20 архиереев. На открытии присутствовал и Великий князь Юрий Всеволодович.
  Собор заседал четыре дня. Архиереи поработали плодотворно.
  Утвердили учреждение Патриаршества на Руси.
  Избрали патриархом Владимирским и всея Руси митрополита Максима.
  Утвердили образование 20 епархий в границах земель.
  Утвердили 20 бывших епископов Архиепископами земель.
  Утвердили 290 епархий в границах уездов.
  Утвердили епископов для всех уездных епархий.
  Утвердили обращение Церковного Собора к Земскому Собору земли Русской с предложением об образовании Царства Русского.
  Утвердили обращение Церковного Собора к Земскому Собору с предложением об избрании Царем Русским Великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича.
  На этом Собор закрылся.
  Следом, 15 января 1228 года. открылся Земский Собор всех земель Русских.
  От каждой из двадцати земель на Земский Собор прибыло по шесть представителей, по одному от каждого из сословий: от помещиков, от малодворцев, от смердов, от простых землепашцев, от мастеров, от купцов, от священнослужителей. Кроме того, из пограничных земель прибыло по одному представителю от казаков. Представители сначала выбирались на уездных собраниях и направлялись в стольные города земель. И уже там, на сословных земельных собраниях избирались делегаты от сословий на Земский Собор всей земли Русской.
   Собрались в большой палате великокняжеского дворца. Все представители расселись на выставленных рядами лавках. Было тесновато.
  Великий князь Юрий Всеволодович вместе с патриархом поднялся на возвышение, на котором стояли два резных дубовых трона, оглядел собравшихся в зале лучших представителей земли Русской, которым народ доверил принять решения, самые важные за все пять столетий писаной истории Руси.
  Гомон в палате сразу стих. 133 пары глаз заинтересованно уставились на князя. Сорокалетний князь выглядел весьма внушительно. Бархатные синие штаны, светло-синий кафтан, отороченный собольим мехом, массивная золотая цепь с большим круглым медальоном, на котором был изображен Архангел Гавриил. Красный бархатный плащ, с темно синей подкладкой, отороченный горностаем.
  На главе - золотая шапка Мономаха, украшенная самоцветами и отороченная соболем из числа трофеев, взятых в Константинополе в новом императорском дворце, изготовленная, по сведениям дворцовых служителей, для византийского императора Константина Мономаха двести лет назад.
  Поприветствовав делегатов земель, Юрий предоставил слово патриарху Максиму и уселся на трон. Патриарх в белой вышитой золотом ризе, в золоченой митре с самоцветами выглядел даже внушительнее князя. Митру и ризу патриарху подарил лично князь из своих константинопольских трофеев.
  Патриарх благословил собравшихся, а затем сообщил итоги только что завершившегося Церковного Собора. Собравшиеся итоги и так знали, но услышать все из уст самого патриарха делегатам было приятно. После сообщения об избрании патриарха Русской Православной Церкви Юрий встал. Поднялись с лавок и все собравшиеся.
   Патриарх Максим затянул "Трисвятие". Делегаты громогласным воодушевленным хором присоединились к патриарху. От их заключительного рева: "Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь," заколебались, едва не погаснув, огоньки в многочисленных свечах. Вместе с патриархом все собравшиеся крестились и кланялись.
  Исполнив молитву, Юрий, а за ним и все остальные, уселись на места.
  Дети мои! - продолжил патриарх. - Поскольку Русская Православная Церковь стала отдельной патриархией и, согласно томосу патриарха Константинопольского Михаила, теперь стала самостоятельной в своих действиях, архиереи Церкви на прошедшем соборе решили, что и власть светская на Руси должна по статусу соответствовать власти церковной.
  Понятие "Великое княжество" уже давно не соответствует сути всей земли Русской, объединенной под скипетром Великого князя нашего Юрия Всеволодовича. Церковный Собор совместно молился за князя нашего и просил у Бога здоровья ему и долгих лет жизни, что бы и дальше под его властью росла и крепла земля Русская.
  И считает единогласно Церковный Собор, что достоин Великий князь Юрий Всеволодович титула "Царь всея Руси, а также земель мокшанских, эрзянских, эстляндских, ливонских, литовских и прусских". И поручили мне довести это мнение Собора Церковного до сведения Земского Собора всех земель русских.
  Делегаты повскакали с мест, захлопали в ладоши и восторженно что-то завопили. В их многоголосии было даже не разобрать, что именно и кто вопил. Группа малодворцев в задних рядах как-то сговорилась и начала скандировать хором. В конце концов, крики в зале консолидировались в один общий мощный глас:
  "Да здравствует великий царь Земли Русской! Многая лета царю Юрию Всеволодовичу!"
  Юрию пришлось встать и жестами утихомировать зал.
  Когда зал стих, патриарх запел молитву "Ко пресвятой Троице". Земский Собор подхватил мощным хором. Казалось, от накала страстей вот-вот вылетят стекла из окон.
  Закончив молитву, Патриарх продолжил:
  - Ежели высокий Земский Собор одобрит венчание на царство князя Юрия Всеволодовича, завтра же я, как патриарх Русской Православной Церкви, в присутствии иерархов Церковного Собора и делегатов Земского Собора от всех земель русских, произведу венчание на Царство князя нашего Юрия Всеволодовича.
  Делегаты снова в бешенном восторге, не помня себя от буйной радости, скакали и вопили что-то, не слыша друг друга в общем реве.
  Патриарх предложил голосовать за решения вставанием с мест.
  За провозглашение Руси Царством - встали все как один.
  За избрание князя Юрия Всеволодовича Царем всея Руси - снова встали все как один.
  Ни у кого из присутствующих даже краешка мысли не возникло, что бы остаться сидеть. Да и не возможно это было. Соседи по лавкам разорвали бы несогласного на части. Авторитет Юрия Всеволодовича на Руси был невообразимо велик.
  Проголосовав, вместе с Патриархом и князем делегаты дружно грянули "Отче наш, Иже еси на небесех..."
  Следующим утром в Успенском храме престольного города Владимира Великий князь Юрий Всеволодович при огромном стечении народа был помазан "Царем всея Руси, князем земли Владимирской, Муромской, Рязанской, Ивановской, Мценской, Новгород-Северской, Киевской, Галицкой, Волынской, Турово-Пинской, Смоленской, Псковской, Новгородской, Вологодской, Князьградской, Балтийской, Агафьевской и Всеволодской".
  
  КОНЕЦ 1 КНИГИ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 4.98*48  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"