Старковский Владимир Алекс: другие произведения.

Определение нравственности.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данная статья является попыткой выделить, определить, обосновать и систематизировать безусловные, универсальные нравственные законы.

  Владимир Старковский.
  Определение нравственности.
  Проповедовать мораль легко, обосновать её трудно.
  А.Шопенгауэр.
  
  Оглавление.
  
  Глава 1. Добро и зло.
  1.1 Три кодекса.
  1.2 Определение нравственного закона.
  1.3 Классификация нравственного закона.
  
  Глава 2. Любовь.
  2.1 Любовь - первое условие мира.
  2.2 Проявления любви.
  2.3 Эгоизм или бездушность.
  2.4 Клановая любовь - клановый эгоизм.
  2.5 Свидетельства о добродетели любви.
  
  Глава 3. Терпимость.
  3.1 Природа и виды недружественности.
  3.2 Механизм конфликта.
  3.3 Прощение - равновесие мира.
  3.4 Условие нравственности насилия.
  3.5 Свидетельства о добродетели терпимости.
  
  Глава 4. Аскетичность.
  4.1 Природа алчности.
  4.2 Недостаточность богатства.
  4.3 Деньги и нравственная деградация.
  4.4 Лицемерность соблазна.
  4.5 Потребности человека.
  4.6 Разрушительность прихотливости.
  4.7 Искушение эроса.
  4.8 Свидетельства о добродетели аскетичности.
  
  Глава 5. Скромность.
  5.1 Предметы гордости.
  5.2 Лицемерность гордости.
  5.3 Зависть - обратная сторона гордости.
  5.4 Равенство.
  5.5 Гордость или достоинство.
  5.6 Скромность и достоинство.
  5.7 Тщеславие и смысл жизни.
  5.8 Честь - честность или честь - честолюбие.
  5.9 Синдром гордости.
  5.10 Свидетельства о добродетели скромности.
  
  Глава 6. Совесть.
  6.1 Всеобщность совести.
  6.2 Неприятие совести.
  6.3 Совесть - школа проницательности.
  6.4 Условие нравственного совершенства.
  6.5 Свидетельства о добродетели совести.
  
  Заключение.
  
  
  
  Глава 1. Добро и зло.
  
  1.1 Три кодекса.
  
  Порядок в любом человеческом сообществе определяется и поддерживается тремя поведенческими кодексами...
  1). Право.
  Поведенческий кодекс, основанный на страхе перед наказанием, определяющий самые простые материально - практические нормы поведения.
  2). Этика.
  Более тонкий поведенческий кодекс основанный на страхе перед осуждением, определяющий поведение человека в соответствии со сложившимися в данное время и в данной среде обычаями, нравами, приличиями, этикетом, укладом, традициями.
  3). Нравственность.
  Самый тонкий, сугубо личный поведенческий кодекс, определяемый мерой самокритичности и совестливости человека, основанный на нравственной ответственности перед самим собой.
  Нравственный закон не может быть общепринятой социальной нормой, потому что в соответствии с высотой его требований и каждый человек, и всё общество в целом будут выглядеть предосудительно.
  Понятия добра и зла далее будут рассматриваться именно в рамках нравственного закона.
  
  1.2 Определение нравственного закона.
  
  Размышления о добре и зле неизбежно приводят к мысли о том, что нравственные законы универсальны, однако все попытки определить и систематизировать абсолютные нравственные нормы так успехом и не увенчались. Вполне закономерно, что эта неудача зачастую скрашивается утешительным тезисом об относительности добра и зла.
  Что же не позволяет человеческой мысли выделить и классифицировать нравственные законы...
  
  1). Смешение понятий добра и зла воли, с понятиями добра и зла обстоятельств.
  К понятиям добра и зла обычно также относят такие смысловые группы как: польза, удовольствие - добро; ущерб, страдание - зло.
  Но в таком понимании добра и зла, даже преступление будет злом только для жертвы, для преступника же будет являться добром.
  Но это же очевидный абсурд в рамках морали.
  Добро и зло обстоятельств, во избежание путаницы, вообще не следует рассматривать в нравственном контексте, тем более что ничего нравственного в удовольствии или страдании нет, но в проявлениях воли ведущих к тому или иному результату, нравственная составляющая непременно присутствует.
  
  2). Смешение понятий добра и зла (нравственности) с этикой, то есть с общепринятыми правилами поведения (обычаями, нравами, приличиями, этикетом, укладом, традициями).
  Например, для племени Мумба - Юмба "добродетелью" является ношение кольца в носу, а для проигравшего, и не погибшего при этом самурая - самоубийство.
  Попытка соотнести поведенческие традиции всех времён, народов и социальных групп с нравственностью, опять таки приводит к ложному выводу об относительности добра и зла. Тогда как на самом деле, нормы поведения принятые в том или ином обществе не имеют прямого отношения к добру и злу, но лишь могут содержать их проявления.
  
  3). Представление о нравственности, как о некоем наборе конкретных действий.
  Проявления (без)нравственности необычайно многообразны и могут достигать почти неуловимой психологической тонкости.
  Перечень злых или благих проявлений человеческой воли может растянуться на сотни страниц, и всё равно он не охватит всего многообразия проявлений добра и зла.
  Поэтому общие определения нравственности могут быть выражены только как общие направления воли.
  "Не убий, не укради, не прелюбодействуй" - это конечно нравственно правильные заповеди, но и соблюдая их можно быть самым отъявленным негодяем.
  
  4). Перфекционизм нравственного закона.
  Нравственный закон не имеет каких-либо полунорм. Если человек хотя бы не пожертвовал всем, чем только может пожертвовать, ради тех кому очень плохо, то он строго говоря не может считаться нравственным человеком.
  Перфекционизм нравственного закона ставит человека, или социальную группу принявшую его к исполнению в двусмысленное, нравственно уязвимое положение. Декларация соблюдения нравственных законов априори обнаруживает безнравственность того, кто принял на себя ответственность за их соблюдение. Именно поэтому любое благополучие церкви или священства воспринимается как некое фарисейство, перед лицом абсолютных нравственных норм, которые они исповедуют.
  
  5). Неопределённость предназначения нравственности.
  Если не ясно какова задача нравственности, то и говорить о том, что добром является, попросту бессмысленно.
  Нет ничего удивительного в том, что категории нравственности находятся в одной связке с правом и этикой, все эти три кодекса преследуют одну и ту же цель, это поддержание порядка в обществе.
  Но если юридические нормы обеспечивают в обществе порядок материально - практических отношений, а нормы этики - порядок поведенческого единообразия, то нравственные законы призваны поддерживать общество в состоянии совершенной дружественности, любви и согласия, а не в обычном лицемерном, шатком и безучастном равновесии, основанном на страхе перед осуждением и наказанием.
  Нравственные законы являются для социума таким же универсальным и совершенным условием социальной гармонии, каким физические законы являются для материи (это можно принять за постулат).
  
  Исходя из сказанного в этой главе, следованием нравственному закону следует считать универсальное для любого сообщества личное проявление воли направленное на сохранение и преумножение социальной гармонии (мира, любви и согласия) и прежде всего за счёт жертвы личных интересов и амбиций.
  Нарушение же нравственного закона - это универсальное для любого сообщества личное проявление воли разрушающее гармонию социума, и прежде всего преследованием личных интересов и амбиций.
  
  1.3 Классификация нравственного закона.
  
  Кодекс нравственного закона состоит всего из пяти пунктов, но следует помнить, что за каждым из этих пунктов стоит огромное количество самых разнообразных проявлений человеческой воли.
  1. Любовь - (доброта, альтруизм, благожелательность, милосердие, сострадательность и т.п.).
  2. Терпимость - (прощение, великодушие, сдержанность, уступчивость, снисходительность и т.п.)
  3. Аскетичность - (способность довольствоваться имеющимся, умеренность, неприхотливость, воздержанность и т.п.).
  4. Скромность - (смирение, стиль поведения обусловленный безразличием к лестности мнения о высоте своих достоинств).
  5. Совесть - (самокритичность, честность, добросовестность, способность к раскаяннию и т.п.).
  Если сравнить эти пять пунктов даже с самым общим перечнем проявлений неправедности (алчности, бессердечия, бесстыдства, высокомерия, гордыни, двуличия, жадности, жестокости, злопамятности, зловредности, злорадства, зависти, интриганства, корыстолюбия, лживости, лукавства, льстивости, мелочности, малодушия, мстительности, наглости, нечестности, недоброжелательности, недобросовестности, нетерпимости, неблагодарности, несправедливости, пренебрежительности, притворства, равнодушия, раздражительности, самодовольства, самодурства, скупости, сварливости, тщеславия, упрямства, хамства, хвастовства, цинизма...), то можно легко заметить, что их количественное различие весьма велико.
  Однако если вдуматься, то можно так же заметить и то, что всё это многообразие социально деструктивных проявлений воли (зла) порождается лишь пятью пунктами нравственного закона. То есть всё многообразие проявлений зла порождается очень ограниченным числом архетипических первопричин.
  Классификация нравственного закона, как и всякой другой гуманитарной системы не может быть предметно - очевидной. Поэтому убедиться в её предметной истинности и полноте, можно только убедившись в её функциональности. А для этого рассмотрим каждый из пунктов закона повнимательней...
  
  
  
  Глава 2. Любовь (доброта, альтруизм, благожелательность, сострадательность, милосердие, отзывчивость).
  
  2.1 Любовь - первое условие социальной гармонии.
  
   "Возлюби ближнего твоего как самого себя". (Мф.22.39).
  Соблюдение одной только нравственной нормы любви к ближнему как к самому себе, могло бы привести к совершенному согласию любое человеческое сообщество, хотя бы по причине всеобщего отказа от ущемления интересов окружающих в борьбе за личные интересы и амбиции.
  Любовь к ближнему, и как следствие равенство или даже предпочтение его интересов - это единственно возможный способ нейтрализовать социальную деструктивность эгоизма.
  Справедливость может быть осуществлена только при условии принятия равенства своих и чужих интересов, то есть социальная гармония может быть осуществлена только в любви.
  Гармонизирующее действие человеколюбия, обусловлено его способностью к отождествлению себя с окружающими, способностью человека проецировать чужие радости и неудобства на самого себя, и переживать их вместе с другим человеком.
  В любви чужая радость - это своя радость, и чужое страдание - свое страдание. Без любви же, чужая радость, это повод для зависти, а чужая беда - повод для радости.
  Человек, не делающий различия между своими интересами и интересами ближнего имеет возможность жить, радоваться и быть счастливым за всех, с кем он уравнял свое "я". Соучастие в чужой радости и придает рациональный смысл предпочтению интересов ближнего, ибо, чем больше ты принесешь добра другим, тем больше будет радости у тебя самого.
  Сострадание заставляет человека жертвовать личными интересами, не только для того, чтобы облегчить участь ближнего, но и для того, чтобы уменьшить свое (со)страдание.
  Личными интересами жертвуют многие, но обычно только ради самых близких людей, при этом удовольствия, облегчения и радости близких переживаются как свои.
  Свидетельство любви к ближнему заключается в готовности пожертвовать личными интересами ради другого, дабы обрести свое счастье в его радости.
  Мера пожертвования личными интересами - это мера любви.
  
  2.2 Проявления любви.
  
  Любовь определяется и проявляется как...
  1). Благожелательность: желание блага другому как самому себе, доброта.
  2). Сострадательность: (следствие благожелательности) милосердие, отзывчивость, сочувствие.
  3). Жертвенность: (следствие сострадательности) щедрость, самоотверженность, подвиг.
  4). Соучастие радости: (следствие жертвенности).
  5). Симпатия: (следствие соучастия радости) расположение, приязнь.
  6). Духовное влечение: (следствие симпатии) стремление к общению, единению и братству.
  Телесное же влечение - эрос, следует скорее отнести к физиологическим потребностям.
  Любовь мужчины и женщины основывается на притяжении эроса - сильнейшей страсти, до предела обостряющей человеческие отношения и скованной со всех сторон личными интересами, ответственностью, мнением окружающих, моралью, законами. Драматизм такой ситуации выявляет и благородные и низкие человеческие качества особенно ярко, отсюда такое напряжение и многообразие отношений между мужчиной и женщиной.
  
  2.3 Эгоизм или бездушность.
  
  Эгоизм - качество пассивное, его проявления обусловлены лишь отсутствием в человеке солидаризирующих начал любви - благожелательности и сострадательности.
  Асоциальное поведение эгоизма обусловлено не стремлением к самоутверждению, как поведение гордыни, и не страстью к насыщению своих потребностей, как поведение невоздержанности, а неспособностью эгоиста отождествлять себя с другими людьми (бездушностью, несострадательностью, чёрствостью, бессердечностью).
  И только как следствие неспособности к сочувствию, эгоизму присущи такие проявления недружественности как: бестактность, безжалостность, грубость, жестокость, наглость, нетерпимость, способность причинить зло.
  Живущий для себя, ориентированный на свои интересы и представления человек, легко пренебрегает и жертвует интересами окружающих, хотя бы в силу своего эгоистичного понимания справедливости.
  Любовь эгоиста - это любовь к своему удовольствию, прошло удовольствие - прошла любовь.
  
  2.4 Клановая любовь - клановый эгоизм.
  
  Клановый эгоизм проявляется как действия против истины, справедливости и нравственного закона в угоду близким людям, клановым интересам.
  Клановые интересы связывают государства, нации, сословия, организации, коллективы, знакомых, семьи. Клановые интересы как бы частично освобождают человека от необходимости соблюдать законы добра, хотя бы потому, что отказ от личных интересов часто равнозначен пренебрежению интересами близких людей.
  Клановые эгоизм, ксенофобия и гордыня еще более тягостны в силу своей массовости, и ведут к тем же нравственным преступлениям, что и личные пороки.
  Клановый эгоизм легко прощает "своим" любые несправедливости, если конечно они совершены против "чужих", "чужим" же клановый эгоизм не прощает ничего.
  Близкие дороги нам их близостью к нам, то есть в своих близких мы по сути любим свою близость к ним.
  Разумеется, предпочтительность интересов близких людей нельзя считать клановым эгоизмом, но по крайней мере, не следует приносить чужое благополучие в жертву клановым интересам.
  
  2.5 Свидетельства о добродетели любви.
  
  Люди созданы друг для друга. Марк Аврелий.
  Когда люди любят друг друга они не нуждаются в справедливости. Аристотель.
  Разве эгоизм государства не такой же порок, как эгоизм отдельного человека? К.Берне.
  Каждый должен предпочитать себе всех. Свт.Василий Великий.
  Нельзя быть справедливым, не будучи человечным. Л.Вовенарг.
  Каждый человек виновен во всем хорошем, чего он не сделал в своей жизни. Вольтер.
  Лучший среди людей тот, кто больше приносит пользы другим. А.Джами.
  У человека нет возможности всем делать добро, но у него всегда есть возможность всем желать добра. Ж.Гюйо.
  Совершенство состоит в том, чтобы предпочитать себе ближнего. Авва Иаков.
  Мы охотно прощаем нашим друзьям недостатки, которые нас не задевают. Ф.Ларошфуко.
  Кость, брошенная собаке, не есть милосердие, милосердие - это кость, поделенная с собакой, когда ты голоден не меньше ее. Д.Лондон.
  И друзей и недругов нужно судить равной мерой. Менандр.
  Змея, которая меня не жалит, пусть живет хоть тысячу лет. Армянская пословица.
  Если я украл корову - это хорошо, если у меня украли корову - это плохо. Индонезийская пословица.
  Чужая голова не болит. М.Сервантес.
  Справедливость осуществляется не стремлением к справедливости, а любовью. Л.Толстой.
  Всеобщий мир царил бы на земле, если бы не было понятий "мое" и "твое". Г.Филдинг.
  Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь. А.Чехов.
  Сострадание - основа всей морали. А.Шопенгауэр.
  
  
  
  Глава 3. Терпимость (прощение, великодушие, сдержанность, снисходительность, уступчивость).
  
  3.1 Природа и виды недружественности.
  
  Недружественность бывает четырех типов:
  взрывная - вспыльчивость, гнев;
  вялотекущая - сварливость, злословие;
  скрытая - злопамятство, обида;
  и неприязнь (ксенофобия) - это недружественность по отношению к чужим, иным, другим, к отличающимся, выделяющимся и непохожим.
  "Чужих" обычно отличает: клановая принадлежность, национальность, общественное положение, убеждения, род занятий, образ жизни, место жительства, уровень благосостояния и т.п.
  Беспричинная на первый взгляд неприязнь к "чужим", как впрочем и любая другая форма нетерпимости, порождается уязвлённой гордыней, скрытой завистью, ущемлёнными интересами, самодовольством, субъективным пониманием чужой вины и эгоистическими представлениями о должном. Но мелочные, своекорыстные причины недружественности осознавать неприятно, а потому они всегда неосознанно подменяются высокими идеями справедливости.
  Человеку свойственно всегда считать себя правым, оспаривать всех кто думает иначе, и всех, кто затрагивает его интересы. В конфликтах обе стороны всегда считают себя правыми, но по логике хотя бы одна из сторон всегда не права. И это всегда не мы!?
  
  3.2 Механизм конфликта.
  
  Обычно наша гордость просто надумывает себе обиду, а равно и врага. Злонамеренные, тяжкие оскорбления обычно вырастают из мелкого конфликта, в котором никто не хотел уступать.
  Превосходство в конфликте чужих убеждений и прав ущемляет нашу гордость, это вызывает стремление утвердить превосходство своих интересов и своей правоты. Желание отомстить, ответить, оставить за собой последнее слово - это желание возместить ущерб, нанесенный нашей гордыне чужим превосходством в конфликте.
  Чужое превосходство оскорбительно для гордости в любой форме, везде и всегда, а потому гордость неосознанно мстит чужому превосходству злословием, осмеянием, осуждением, а при удобном случае и насилием. Конфликт обостряет оскорбительность чужого превосходства, ибо делает его явственным.
  Честь - честолюбие защищает в конфликте не свою правоту, а высоту своего права. Сохранение чести - честолюбия это лишь сохранение высокого мнения о себе в иерархии ценностей гордыни. Человек, хранящий обиду на превосходство силы, тем самым принимает иерархию её ценностей, и признаёт её превосходство.
  Никто не в силах лишить человека чести, ибо никто не в силах заставить нас поступать бесчестно, а превосходство чужого права и силы унизительно лишь для чести - честолюбия, боящейся чужого мнения.
  Истинная честь, честь - честность незаметна и невыгодна, и потому она тихо презирается вульгарной системой приличий как наивный идеализм.
  
  3.3 Прощение - равновесие мира.
  
  Погасить возникший конфликт, можно или сокрушив противника, или простив его, проявив терпение, сдержанность, уступчивость, великодушие.
  Добродетель терпимости заключается главным образом в отказе от беспредельных претензий на воцарение своих собственных представлений о справедливости.
  Терпимость - это прежде всего способность прощать. Простить, это значит принести в жертву миру раненую гордыню, обиду, право на гнев, превосходство правоты, понесенный ущерб, надежду на месть.
  Прощение - это миротворчество за счет личных интересов, это нераспространение ответного зла.
  Великодушие в прощении. Сильному легко прощать, слабому - трудно.
  Если бы мы не прощали друг друга бессчетно, то мир давно взорвался бы от взаимной ненависти, но чтобы разладить мир одного человека, достаточно лишь одной мелочной обиды.
  Терпимость без прощения - это лишь сокрытие зла. Мир затаенного недовольства - это мир на лезвии ножа.
  Прощающий сокращает зло мира, злопамятный его накапливает, мстящий - преумножает.
  Прощающий, утверждает законность и своего права на прощение, требующий же мести, отрицает тем самым, и свое право быть прощённым.
  Каждый человек выпускает в мир меру своего зла, прощая же, "растворяет" в себе меру зла чужого, соотношение этих мер и определяет дружественность человека. Дружественность человека определяется не по его отношению к друзьям и близким, а по его отношению к посторонним, а в особенности, по его отношению к своим недругам.
  
  3.4 Условие нравственности насилия.
  
  Возможность поддержания социальной гармонии любовью, может вызвать по крайней мере следующие сомнения...
  1). Непротивление злу неизбежно приведёт к его экспансии и воцарению.
  2). При определённых условиях насилие может обеспечить гораздо более устойчивую социальную гармонию, а иногда только насилие и способно её осуществить.
  Из этого можно сделать вывод, что добрая воля в принципе не способна обеспечить мир и согласие социума.
  Это противоречие разрешимо.
  Во-первых, серьёзные материально - практические конфликты разрешаются законом, который не имеет ни какого отношения к добру и злу (к личной воле).
   Во-вторых, следует допустить, что любовь имеет моральное право на применение силы в тех редких случаях, когда её неприменение приведёт к преумножению страданий окружающих.
  Право любви на применение силы обусловлено тем, что любовь даже будучи судьёй, непременно является также и адвокатом, а потому сохраняет объективность видения конфликтной ситуации.
  Объективность любви в конфликтной ситуации обусловлена прежде всего тем, что она априори не преследует личные интересы.
  Любовь не прибегнет к применению силы, если существуют "мирные" пути к согласию, ибо применяя силу, любовь по сути жертвует своим естеством, поступает противно своей природе ради блага других, как любящий родитель вынужденный строго вразумлять ребёнка.
  "Возлюби, и делай что хочешь" - гласит христианское изречение...
  Амбициозность, своекорыстие, властолюбие, самодовольство, ксенофобия, высокомерие, лукавство также могут иметь претензии на утверждение справедливости насилием, но можно ли верить в справедливость путей и целей преследуемых такими чувствами и мотивациями?
  Уязвлённая гордость требует мести, но она может быть совершенно безучастна к чужим унижениям, любовь же ранится страданием других, но отказывается от личной обиды ради мира, ибо односторонняя справедливость мстительности лишь дает злу новую жизнь.
  Заступничество требует от человека мужества и благородства, тогда как мстительность руководится лишь распаленной ненавистью. Справедливость заступничества в его сторонней беспристрастности, тогда как месть алчна, слепа и разрушительна.
  И не следует увязывать моральность защиты отечества, или другого человека с моральностью права на личную месть.
  
  3.5 Свидетельства о добродетели терпимости.
  
  Подумай, как трудно изменить себя самого, и ты поймешь, сколь ничтожны твои возможности изменить других. Ф.Вольтер.
  Если желаешь, чтобы мир изменился, сам стань этим изменением. М.Ганди.
  Для гнева суть не так важна, он ищет лишь предлог. И.Гёте.
  Из двух ссорящихся виноват тот, кто умнее. И.Гёте.
  Лучше терпеть зло, чем причинять зло. Г.Гессе.
  Подлецы - самые строгие судьи. М.Горький.
  Великодушие - это кротко переносить чужую погрешность. Демокрит.
  Благодеяния записывай на меди, а обиды - на воде. Cв.Исидор Пелусиот.
  Мнения наших врагов о нас гораздо ближе к истине, чем наши собственные мнения. Ф.Ларошфуко.
  Прежде, чем осудить, всегда нужно подумать, нельзя ли найти извинение. Г.Лихтенберг.
  Люди лучше убеждений. А.Любищев.
  Если вам кажется, что кротость - это проявление слабости, попробуйте побыть кротким хотя бы неделю. Неизвестный автор.
  Чтобы рассчитаться с обидчиком, нужно опуститься до его уровня. Неизвестный автор.
  Кто не имеет достаточно мужества, чтобы отомстить за себя, тот никогда не найдет в себе достаточно великодушия, чтобы простить. Неизвестный автор.
  Соперник - это негодяй, который хочет того же что и я. Неизвестный автор.
  Победить можно и силой, но удержать победу - только любовью. Неизвестный автор.
  Ненависть, которую мы питаем к нашим врагам, вредит их счастью меньше, чем нашему собственному. Ж.Пети-Сан.
  Лучше претерпеть обиду, чем нанести ее. Платон.
  Ошибаться - человечно, прощать - божественно. А.Поп.
  Если осел орет на тебя, ты не ори на осла. Английская пословица.
  Кто сердится из-за пустяка, тот удовлетворяется пустяком. Арабская пословица.
  На собаку, виляющую хвостом, рука не поднимается. Японская пословица.
  Честь человека не во власти другого; честь эта в нем самом и не зависит от общественного мнения. Ж.-Ж. Руссо.
  Коль ты о людях говоришь плохое,
  Пускай ты прав - нутро в тебе дурное. Саади.
  Лучшее средство при гневе - промедление. Сенека.
  Нет призрака, от которого настолько бы трудно было избавиться, как призрак оскорбления. А.Смит.
  Из двух пререкающихся прав тот, кто умолкает первым. Талмуд.
  Порицать, бранить имеет право только тот, кто любит. И.Тургенев.
  Унижающий другого унижает и меня. У.Уитмен.
  Враг повергнутый может ещё оправится, примирённый же - вполне побеждён. Ф.Шиллер.
  Ведь я только всего и хочу, чтобы всё всегда было по-моему. Б.Шоу.
  Оскорбление, которое мы наносим и от которого страдаем, измеряются разными мерками. Эзоп.
  
  
  
  Глава 4. Аскетичность (способность довольствоваться малым (имеющимся), умеренность, неприхотливость).
  
  4.1 Природа алчности.
  
  Человек не любит деньги, стремление к деньгам обусловлено лишь стремлением к тому, что можно за деньги получить: покой, комфорт, удовольствия и гордость.
  Желать богатства человека вынуждают:
  1. Страх перед бедностью.
  2. Страдания от неудобств бедности.
  3. "Стыд" за свою бедность.
  Богатство - это обычное олицетворение счастья, довольства и благополучия.
  Богатство дает человеку обильную и вкусную пищу, чувство уверенности, комфорт и удовольствия, чувство гордости, "уважение" окружающих и радость за благополучие близких; то есть богатство казалось бы дает человеку все необходимое для счастья, а потому неудивительно, что стремление к богатству является единственной целью жизни большинства людей.
  
  4.2 Недостаточность богатства.
  
  Но если человек болен, или несчастен в личной жизни, или если он страдает от жадности или зависти, страха или ненависти, то уже никакое богатство не принесет ему облегчения.
  Стремление найти счастье в богатстве неосуществимо хотя бы потому, что никакой уровень благополучия не удовлетворит алчного. Как это ни странно, но мера алчности - это и есть мера бедности, мера же безразличия к богатству - это мера достатка. Благополучным может быть лишь человек независимый от размеров своего богатства.
  Счастье не в деньгах, а в их ненужности.
  Каждый отдельно взятый предмет имущества необременителен, но когда их становится много, то жизнь человека превращается в непрерывный уход за своей собственностью, человек попадает в пожизненное, безысходное услужение к ней. Жизнь человека - стяжателя, это всего лишь ограниченный смертью период стяжания. Человек - стяжатель иногда замечает безысходность жизни - стяжания и начинает страдать от бессмысленности своего бытия, но любое изменение привычного образа жизни стяжателя убыточно, то есть совершенно для него недопустимо.
  Корыстолюбие приносит богатство единицам, но забирает жизнь у всех, кто подчинил ему свою волю.
  Алчный живет будущим, то есть не живет вовсе.
  За деньги человек платит жизнью.
  
  4.3 Богатство и нравственная деградация.
  
  Алчность ограничивает развитие человека в любом, не приносящем дохода направлении, круг интересов стяжателя сужается до проблем прибыли, накопления и экономии. Расчетливость безразлична ко всему искусному и духовному, ибо прекрасное не несет в себе ни пользы, ни выгоды, от этого корыстолюбивый всегда ограничен и прозаичен.
  Алчность изживает из человека доброту, сострадательность и щедрость, ибо всякое "да" сказанное другому, это "нет" сказанное себе. Корыстный просто неизбежно становится эгоистом.
  По мере роста богатства, растут и возможности для благотворительности, пренебрегать страданиями окружающей нищеты, становится возможным, только взращивая в себе бессердечность. Богатство ставит человека в условия гораздо более строгой нравственной ответственности за недеяние "малозатратного" добра.
  Роскошь в ответе за голод.
  Страсть к удовлетворению своих желаний, интересов и потребностей неизбежно оборачивается разрушением альтруистических качеств личности и межличностных отношений. Зло корыстолюбия в сопутствующих ему бессердечии, высокомерии и неумеренности.
  Страсть к преумножению своего благополучия может подчинить волю, свободу и совесть человека необратимо, такой человек становится неволен в выборе модели своего поведения, он становится недружественным и даже опасным сопричастником бытия. Порочность, нажитая в стремлении к деньгам, навсегда становится неотъемлемой частью личной воли человека.
  Как бы безобидно ни выглядела корыстность при отвлеченном её рассмотрении, но в жизни она является причиной подавляющего большинства преступлений, в том числе и нравственных.
  Мера хотения - это мера потенциальной враждебности.
  Зло не в благополучии, но в порабощении воли к добру, волей к достижению богатства.
  
  4.4 Лицемерность соблазна.
  
  Соблазн - желание не воспринимается как зло, однако следует помнить, о том, что все бесчестные дела были сначала просто соблазнами. Желания овладевают человеком неприметно и понемногу, не встречая сопротивления, желания разрастаются, подчиняют волю человека, превращаются в господствующую силу способную толкнуть человека к совершению любой подлости и любого преступления.
  Соблазненность - это умозрительная примерка желанного беззакония. Соблазняющийся не совершает зла только из страха перед осуждением и наказанием. Если гарантировать соблазнившемуся безнаказанность, то беззаконие будет совершено незамедлительно.
  Сдерживающий свои желания из страха перед осуждением и наказанием, по сути не является честным человеком, но лишь трусливым, бессильным и лицемерным. В поступках человек показной, в желаниях - истинный.
  Нереализованные желания разрушают человека изнутри, он становится завистливым, зловредным, злоязычным, раздражительным, склочным, язвительным. Соблазны разрушают совесть, ибо совесть не приемлет умозрительное беззаконие равно, как и практическое.
  Человек одолеваемый желаниями непредсказуем как злая собака на тонкой цепи. Общество же культивирующее соблазны пронизано завистью и лицемерием, и удерживается от распада только страхом перед осуждением и наказанием.
  
  4.5 Потребности человека.
  
  Потребности человека бывают трех видов:
  1. Физические потребности (проявляются как стремление к сибаритству, к удовольствиям и комфортности бытия).
  2. Потребность в безопасности (проявляется как тревога перед возможными бедами, бедностью, болезнями, голодом, врагами... и как стремление застраховаться от всех неприятностей).
  3. Эмоциональные потребности (проявляются как стремление к приятным и сильным эмоциям и впечатлениям, к развлечениям, играм, зрелищам, приключениям, к общению и информации, а также к алкоголю и наркотикам).
  Эмоционально - информационная недостаточность (скука) обращает на себя внимание лишь в крайних своих проявлениях, в действительности же скука преследует человека непрестанно и является одним из основных стимулов к действию. Как только человек перестает чем-либо заниматься в отсутствии внешних источников впечатлений, его тут же настигает приступ эмоционально-информационного голода, который и толкает человека к действию.
  Эмоциональный голод (скука) порождается праздностью, внутренней бессодержательностью человека и его привычкой к сильным эмоциям и впечатлениям.
  
  4.6 Разрушительность прихотливости.
  
  Если бы наш мир вдруг стал совершенно изобильным, то человечество уподобилось бы свиньям, которые от неумеренного питания иногда теряют даже способность стоять на ногах, или крысам из известного опыта, в котором крыса, нажимая кнопку получала удовольствие через вживленный в ее мозг электрод. Крыса жала на кнопку до тех пор, пока не умирала от истощения.
  Неумеренность в условиях совершенного изобилия неизбежно приведёт человека к самоуничтожению в удовольствиях. Невоздержанный человек пропал бы в условиях совершенного изобилия, как капризный ребенок в условиях абсолютной вседозволенности, или как наркоман при неограниченном доступе к наркотикам.
  Неизобильность данного нам мира, непроизвольно прививает человеку аскетичность, и предохраняет человечество от деградации в пресыщении и праздности.
  Любое изобилие было бы безвредно для человека, если бы человек сохранял независимость воли от пристрастия к удовольствиям, комфортности и богатству. Чем аскетичней человек, тем полнее мера изобильности допустимо - безвредная для него. Необходимость воздерживаться от удовольствий - это плата за саму возможность эти удовольствия неограниченно получать.
  Желания без самоограничения утолить невозможно, ибо нет предела совершенству желаемого. Исход человеческой неумеренности возможен разве что как безраздельное употребление всего мира.
  То, что мы воспринимаем как мучительную недостаточность бытия, это как правило лишь страдание нашей ненасыщаемости, которую невозможно удовлетворить, как невозможно потушить пожар соломой.
  Достаточность бытия не может определяться его изобильностью, но только нашей умеренностью. Наши довольство, счастье и благополучие не могут быть обусловлены материальной изобильностью, но только нашим отказом от нескончаемых желаний, которые и заключают в себе наше страдание - недовольство. Как это ни странно, но именно наше желание довольства, счастья и благополучия само по себе и является нашим недовольством, несчастьем и неблагополучием. Неудовлетворенное желание - это и есть несчастье; чем сильней желание (или нежелание), тем сильней страдание.
  Если человек болен или голоден, то он страдает по объективным причинам; если же человек не болен и не голоден, то он уже может быть счастлив, желания, превышающие эту меру благополучия, уже несут несчастье в самих себе!
  Свобода хотеть - это свобода страдать. Счастье - это удовлетворённость настоящим.
  Нравственная задача человека по отношению к удовольствиям и радостям бытия, это сохранение свободы своей воли от пристрастия к ним.
  Быть счастливым так же естественно как дышать, пока воздух есть мы его просто не замечаем, и только когда лишаемся возможности дышать, начинаем понимать какими счастливыми были несколько секунд назад.
   Добродетель аскетичности заключена не в бедности, но в мирном отношении к мере изобильности своего бытия.
  
  4.7 Искушение эроса.
  
  Нет дела более обязывающего, стесняющего и многотрудного чем взращивание детей, тем более в условиях скудного бытия.
  Уберечь от вымирания незаинтересованное в многодетности человечество способно только непреодолимое влечение эроса и невозможность легко распоряжаться рождаемостью.
  Влечение эроса, его могущество и само его существование обусловлено необходимостью сохранения рода человеческого, однако человек всеми возможными способами стремится обратить страсть эроса на преумножение удовольствий. Эрос столь силен, что придает привлекательность всему, к чему он примешивается, отсюда такое многообразие его проявлений.
  Влияние эроса настолько велико, что понятия нравственности зачастую ассоциируется только с его ограничениями.
  Легализация всё более откровенных и противоестественных проявлений эроса приближает признание правомерности всех его непозволительных пока проявлений, и то, что сегодня еще кажется постыдным и преступным, завтра может стать нормой жизни (как например, регистрация и деятельность партии педофилов в Голландии).
  Эрос овладевает сознанием и волей человека и общества неприметно и понемногу, не встречающая сопротивления страсть разрастается в самые противоестественные формы и проявления, вплоть до преступлений на сексуальной почве, их жестокость и извращенность свидетельствуют о том, куда именно ведет человека соглашательство со страстью. Преступления на сексуальной почве являются исключительно следствием систематического потворства человека своей похоти, а легализация публичных проявлений эроса, его к этому активно подталкивает.
  Беспринципная часть общества утратила нравственные тормоза религии и традиций, и теперь с радостью наблюдает за свидетельствами все более полной легализации проявлений эроса, ибо воцарение беспредельного распутства является неосознанным идеалом стадной части общества.
  Если что и препятствует распутству стать нормой жизни, так это прежде всего самое странное человеческое чувство, чувство ревности, это притязание на личную, большую близость к другому человеку. Ревность обращает на себя внимание лишь в крайних своих проявлениях, в действительности же ревность пронизывает отношения полов повсеместно, ничто так действенно и всесторонне не препятствует распространению распутства как ревность.
  Эротоманизацию общества немного сдерживает присутствие в обществе детей, но уже и их учат в школе не "архаичной" целомудренности, а безопасному и грамотному сексу, оправдывая необходимость такого просвещения тем, что якобы миллионы абортов и венерические эпидемии являются результатом всеобщей, простодушной неосведомленности, тогда как в действительности, это результат лигитимизации распутства.
  Распространение сексуального просвещения, это всего лишь лукавое потворство эротомании скрытое под благовидным предлогом. Единственным результатом либерального сексуального просвещения, является массовое убеждение в допустимости, моральности и доступности любых сексуальных удовольствий.
  Зло эротоманизации человека и общества вовсе не в преумножении удовольствий, а в разрушении института семьи и мира человеческих отношений, в порабощении человеческой воли страстью, в преумножении лукавства и беспринципности.
  
  4.8 Свидетельства о добродетели аскетичности.
  
  Вы - рабы всего, что жаль отдать. М.Волошин.
  Деньги - вещь хорошая и приятная, вот только люди их портят. Т.Герцль.
  Деньги - хороший слуга, но плохой хозяин. Неизвестный автор.
  Жадный беден всегда. Ф.Петрарка.
  Бедность не добродетель, а уменье переносить бедность - вот добродетель. Пифагор.
  Беден не тот, у кого мало, а тот, кому мало.
  Русская пословица.
  Мы богаты тем, чего не жаль. В.Старковский.
  Богаче всех тот человек, чьи радости требуют меньше всего денег. Г.Торо.
  Тот, кто много накопил, многого лишится. Хун Цзычен.
  Богатство подобно морской воде, от которой жажда тем больше усиливается, чем больше пьешь. А.Шопенгауэр.
  Богатство не облегчает наших забот, но подменяет одни заботы другими. Эпикур.
  Кто не доволен тем, что имеет, тот не будет доволен и тем, что хотел бы иметь. Б.Ауэрбах.
  Люди обыкновенно не столько наслаждаются тем, что им дано, сколько горюют о том, чего им не дано. В.Белинский.
  Если бы все человеческие желания исполнялись, земной шар стал бы адом. П.Буаст.
  Люди считающие деньги способными все сделать, сами способны все сделать за деньги. П.Буаст.
  Кто вечно желает, тот проводит свою жизнь в ожидании. П.Буаст.
  Если некоторые люди презирают богатство, то потому, что они потеряли надежду на свое обогащение. Ф.Бэкон.
  Все что становится обыденным, мало ценится. Ф.Вольтер.
  Скука - болезнь счастливых. А.Дюфрен.
  Дайте человеку все, чего он желает, и в ту же минуту он почувствует, что это все не есть все. И.Кант.
  Страдание есть результат несоответствия между желаемым и имеющимся. X.Марти.
  Суть несчастья в том, чтобы хотеть и не мочь. Б.Паскаль.
  Никто ничем никогда не довольствуется. Петроний.
  Иным людям богатство только и приносит, что страх потерять его. А.Ривароль.
  Все печали терпимы, если есть хлеб. М.Сервантес.
  Мы хотим всем завладеть, как будто у нас есть время всем обладать. Фридрих Великий.
  Желание по природе своей - страдание. А.Шопенгауэр.
  Человек, недовольный немногим, не бывает доволен ничем. Эпикур.
  Когда все есть, то ничего не надо. В.Борисов.
  Счастлив не тот, кто богат, а тот, кто не нуждается в богатстве. Демокрит.
  Стремись к лучшему, но довольствуйся настоящим. Исократ.
  Преодолей желания - и ты обретешь мир душевный. Фома Кемпийский.
  Нет наслаждения, которое не приводило бы в конце концов к пресыщению. Плиний Старший.
  Чем к меньшему мы привыкли, тем меньше нам угрожает лишений. Л.Толстой.
  Чтобы быть довольным своим положением, необходимо сравнивать его с положением худшим. Б.Франклин.
  Здоровый нищий счастливее больного короля. А.Шопенгауэр.
  Нет никого, кто любя деньги, удовольствия и славу, любил бы и людей... Эпиктет.
  Довольство своим - величайшее из всех богатств. Эпикур.
  
  
  
  Глава 5. Скромность (смирение, стиль поведения обусловленный безразличием к лестности мнения о высоте своих достоинств).
  
  5.1 Предметы гордости.
  
  Достоинствами - причинами для гордости человеку могут служить: благополучие, благосостояние, имущество, ценности, вещи, убеждения, идеология, образование, просвещенность, опытность, компетентность, посвященность, авторитетность, влиятельность, высокое положение, звание, должность, знакомства, связи, родство, сословная принадлежность, стиль жизни, род занятий, заслуги, достижения, мастерство, способности, творческие проявления, вкус, манеры, артистичность, красноречие, остроумие, оригинальность, исключительность, первенство, прогрессивность, современность, модность, независимость, ловкость, дерзость, бесстрашие, воинственность, сила, привлекательность, одежда, донжуанство, возраст, пол, национальность, место жительства и т.д.
  Одним словом, достоинствами - причинами для гордости человеку могут служить любые престижные обстоятельства.
  Вульгарно, мера значимости человека определяется степенью его причастности к престижным ценностям и общественным признанием этого.
  Относительная недостаточность причин для гордости воспринимается гордым человеком мучительно, как личная унизительная ничтожность (комплекс неполноценности), а признание и осознание высоты своих достоинств доставляют такому человеку сладостное чувство гордости (комплекс самоценности).
  Стремление к гордости - это стремление обрести и проявить свои достоинства, это всеобщая, первичная мотивация человека, огромное количество человеческих проявлений обусловлены именно ею.
  Гордость - это удовольствие от осознания и признания высоты своих достоинств.
  Честолюбие - это стремление к лестному мнению о своих достоинствах.
  Тщеславие - это стремление быть объектом интереса и внимания.
  Гордость, честолюбие и тщеславие триедины и нераздельны в причинах и следствиях.
  
  5.2 Лицемерность гордости.
  
  Наслаждение гордостью воспринимается как вполне пристойное, потому что человек гордится не собой, но лишь тем, к чему он имеет отношение. Наслаждение превосходством переносится на объект гордости, который и знаменует превосходство гордеца, гордец же при этом может с чистой совестью изображать скромность для себя и для других.
  Стремиться к гордости вроде бы и пристойно, однако при этом почему-то принято скрывать ее проявления: амбициозность, бесцеремонность, высокомерие, дерзость, заносчивость, кичливость, надменность, пренебрежительность, самодовольство, самоуверенность, хвастовство, чванство и т.п.
  Вульгарное понимание скромности - это сокрытие проявлений гордости, такая общепринятая двуличность гордости легализует притворство как норму отношений, лицемерие признается правилом хорошего тона.
  Стремление к гордости непременно склоняет к лживости, ещё и потому, что изображать из себя человека с достоинствами куда как проще чем быть таковым в действительности.
  Лживость гордости проявляется в неестественности поведения гордеца. Манеры гордости это: бравада, важничанье, демонстративность, кураж, манерность, наигранность, нарочитость, позерство, претенциозность, хвастовство, чопорность и т.п.
  У человека нет другого способа опозориться, кроме как обнаружить несостоятельность в том, что составляет предмет его гордости, таким образом, каждая причина гордости налагает на человека бремя ответственности за соблюдение ее положительного образа.
  Состояние гордости - это тревога за благоприятное мнение о себе, это мнительность, притворство и тягостная претензия на собственную значимость.
  Гордость ищет лестного мнения о себе у окружающих и при этом отвечает им же скрытой недоброжелательностью за свою рабскую зависимость от их мнения, за необходимость притворяться перед ними, за их ничтожность и превосходство. Стремящийся к лестному мнению о себе утрачивает свободу быть самим собой, он становится послушной марионеткой общественного мнения.
  Коварство гордости состоит в том, что она разрушает мир окольными путями, оставаясь при этом незаметной, из-за скрытности её прямых проявлений.
  Сколь высокого положения не достиг бы гордец, он всегда будет страдать от недостатка признания, он всегда будет устремлен к возвышению собственной значимости, становясь при этом все более себялюбивым, все более разжигаясь страстью к самоутверждению.
  Безысходность гордости в ее ненасытности. Разрастаясь, гордость стремится превзойти все, исход гордости был бы возможен разве что в том, чтобы занять место Бога.
  "Мы хотим стать всем". И.В.Гете.
  Приведенная выше цитата, это вовсе не гипербола, это факт, просто человек до поры боится признаться себе в столь грандиозной претензии.
  
  5.3 Зависть - обратная сторона гордости.
  
  Гордость получает удовлетворение лишь в сравнении с чужой малостью.
  Гордость, это скрытое наслаждение превосходством, при обнаружении у других больших достоинств, гордость оборачивается чувствами зависти, досады, ущербности.
  Стремление к гордости - это скрытое стремление стать объектом зависти, это скрытое стремление уязвить окружающих своим превосходством.
  Стремящийся смотреть "сверху вниз" с гордостью, автоматически обрекает себя на то чтобы смотреть "снизу вверх" с завистью.
  Зависть - это обратная сторона гордости.
  Зависть - это досада на чужое превосходство, это страдание гордости, уязвленной превосходством чужих достижений, достоинств, благ, успехов.
  Зависть унизительна, поскольку является признанием чужого превосходства, а потому она всегда скрывается, неосознанно замещаясь злословием, неприязнью, осуждением, осмеянием, ненавистью направленными на объект зависти; а причины для недоброжелательности завистник всегда находит.
  Зависть оправдывает свое негодование желанием равенства и справедливости, но как их достичь, если у каждого завистника свои представления о справедливости?
  Вульгарное стремление к равенству и справедливости, это как правило лишь скрытое стремление уязвлённой гордости (зависти) возвыситься, уничтожить чужое превосходство, опустить возвысившихся до своего уровня.
  Благородная, но утопичная идея справедливости и социального равенства издавна использовалась для разжигания ненависти и оправдания насилия, что часто приводило к огромным человеческим жертвам и перераспределению благ, но никогда не приводило ни к равенству, ни к справедливости, ибо возвысившись, зависть обращается в гордость и уже презирает оставшихся "внизу", вымещая свою прошлую униженность.
  Гордость только издалека выглядит невинно, но возгордившийся неизбежно теряет и совесть, и разум.
  
  5.4 Равенство.
  
  Уважение и самоуважение гордости основано на признании и осознании ее достоинств, но уважение может пониматься не только как признание достоинств, но и как норма отношения к каждому человеку, как признание достоинства каждого человека в том, каков он есть, независимо от его причастности к престижным ценностям.
  Признание достоинства каждого человека в том, каков он есть, безо всяких на то причин и условий - это признание равенства всех в праве на уважение.
  Равенство определяется равенством человеческого достоинства, равенством в праве на уважение.
  Равенство невозможно устроить для других (для всех), ибо чья-либо гордость при любых условиях будет уязвлена чьим-либо превосходством.
  Равенство осознается и принимается лично каждым, как равенство человеческого достоинства по праву человеческого естества.
  Всеобщее равенство есть в каждом.
  Достоинство (чувство собственного достоинства) - это беспричинное самоуважение, основанное на осознании своего равенства со всеми, на осознании всеобщего равенства человеческого достоинства, на признании достоинства каждого человека.
  
  5.5 Гордость или достоинство.
  
  Гордость - это самоуважение на превосходстве, а чувство собственного достоинства - это самоуважение на равенстве.
  Самоуважение человека складывается как из гордости, так и из чувства собственного достоинства, но гордость и чувство собственного достоинства взаимовытесняют друг друга. То есть, чем выше человек ставит (ценит) предметы гордости, тем менее у него остается уверенности в праве на беспричинное самоуважение (на достоинство). Гордец переносит свое достоинство на предметы гордости и в случае их недостаточности чувствует себя неполноценно - таким образом, человек утрачивает достоинство через гордость.
  
  Признание всеобщего, равного права на уважение лично за каждым человеком - это утверждение и своего достоинства также...
  ...а гордое пренебрежение к другим оборачивается болезненно - мнительным самолюбием, ибо человек непроизвольно переносит свое отношение к людям на их отношение к себе.
  
  Пренебрегающий обладателями меньших достоинств, культивирует тем самым и сознание своей ничтожность перед обладателями больших достоинств...
  ...а признающий достоинство меньшего утверждает тем самым и свое достоинство перед большим.
  
  Наслаждение своими достоинствами оборачивается пониманием собственной ничтожности в иерархии гордости, то есть гордость оборачивается ущербностью...
  ...а безразличие к превосходству своих достоинств в равной мере безразлично и к превосходству чужих достоинств, т.е. скромность, оборачивается в человеке чувством собственного достоинства.
  
  5.6 Скромность и достоинство.
  
  Скромность (в христианстве - смирение) это стиль поведения обусловленный безразличием к лестности мнения о высоте своих достоинств.
  Приведенное выше определение скромности (смирения) в равной степени может быть отнесено и к чувству собственного достоинства, и это неудивительно, ибо достоинство - это обратная сторона скромности.
  Скромность и достоинство освобождают человека от необходимости притворяться, чтобы выгодно выглядеть и позволяют быть непринужденным, естественным, искренним.
  Обладатель достоинства чувствует себя непринужденно как на дне общества, так и в его верхах, гордец же меняется от презрения к подобострастию.
  Спокойная уверенность достоинства для гордости недостижима, она вечно мечется от величия до неполноценности.
  Скромность и достоинство неуязвимы для чужого превосходства, от него страдают только гордость и зависть.
  Скромность и достоинство участливы к чужой малости, гордость же, в лучшем случае лишь высокомерно - снисходительна.
  Пренебрежение гордости к обладателям меньших достоинств скрывается за притворной вежливостью, а при удобном случае и не скрывается.
  Скромность и достоинство сохраняют непринужденность отношений, ибо не обнаруживают неравенства, а также не стремятся и не боятся его обнаружить, тогда как гордость и зависть создают вокруг неравенства лицемерно - напряженное умолчание.
  Скромность и достоинство порождают взаимоуважение даже между господином и слугой, тогда как гордость сеет неприязнь даже среди друзей.
  
  5.7 Тщеславие и смысл жизни.
  
  Личное небытие равнозначно небытию всего мира; существовать или не существовать - вот в чем вопрос.
  Устремление жизни - избежать смерти, спастись от небытия, не исчезнуть, сохраниться.
  Личность человека - это не тело, не лист бумаги, а то что на этом листе написано - его содержание. Личность человека, это по сути его личная память, личное самосознание и личный характер воли, обусловленные личным опытом жизни.
  Человек без памяти - никто.
  Человек внутренне - это его память, человек извне - это память о нем.
  Вульгарное воплощение смысла жизни - это наибольших размеров напоминание о себе, которое обеспечивало бы максимально долгую жизнь в чужой памяти, то есть стремление к гордости по сути является неосознанным стремлением увековечить себя значимостью своих достоинств.
  Стремление человека к гордости (к чести, к признанию, к славе) - это стремление человека расширить территорию своего бытия за счет чужого сознания, это неосознанное, а порой сознательное стремление расширить и продлить свою жизнь в чужой памяти.
  Как животное "метит" территорию, обеспечивающую ему условия жизни, так тщеславный человек стремится "пометить собой" чужое сознание, дающее ему территорию умозрительного бытия.
  Например, некто Герострат, дабы обессмертить свое имя в человеческой памяти, сжег одно из семи чудес света, и это неудивительно, ибо недовольство окружающих для тщеславия - это та же слава и память, убийственна для тщеславия лишь безвестность.
  Империи исчезают с лица земли, и ничего от них не остается, кроме имен деспотов, а простодушный перед ужасом небытия человек все стремится отметиться в памяти потомков, насаждая при этом иерархию гордости и в мире, и в себе.
  Человек подобно страусу прячет голову перед лицом приближающейся смерти в ничтожных предметах своей значимости, но отказ от этих пустяков фактически будет означать для него отказ от смысла жизни.
  Отказаться от устремления к суетному невозможно без переосмысления цели своего бытия.
  Человек движим лишь:
   гордостью,
   потребностями
   и человеколюбием;
  соответственно и цели бытия заключаются:
   в самоутверждении,
   в удовлетворении
   и в заботе о ближнем.
  Первенство человеколюбия ведет человека к обретению нравственных качеств, имеющих абсолютную ценность. Первенство любви - это первенство сострадания, долга, чести и совести. Первенство же мотиваций гордыни и корысти ведёт человека к обретению качеств прямо противоположных.
  
  5.8 Честь - честность или честь - честолюбие.
  
  У человека два нравственных кодекса, один публично - показной (этический), и другой сокровенно - личный (нравственный). Эта двойственность морали соответствует двойственному понятию о чести; это или явная честь - честолюбие, или сокровенная честь - честность.
  Честь - честолюбие определяется одобрительным мнением окружающих.
  Честь - честность - утончённостью и чистотой совести.
  Соответственно:
  Стыд перед окружающими - это страдание честолюбия.
  Стыд перед собой - это страдание совести.
  Даже самые беспринципные люди хранят показную честь - честолюбие.
  Честь - честолюбие с ее облегчённой, публичной моралью стремится вытеснить обременительную совесть, подменить её мнением окружающих, заслужив одобрение коих, можно считаться порядочным человеком.
  Честь - честолюбие может допустить любую выгодную бесчестность, если она не будет обнаружена и осуждена.
  Каждая социальная группа имеет свои понятия чести - честолюбия, своего рода эрзац мораль.
  "Существует понятие чести среди воров и понятие чести среди шлюх". Э.Хемингуэй.
  Честь - честолюбие может внешне выглядеть благородно, но на самом деле это благородство движимо лишь стремлением к лестному мнению о себе, что собственно и является почвой для лицемерия и ханжества.
  Гордость делает существование неподдельного добра в человеке в принципе невозможным. Гордость обращает все добрые человеческие проявления лишь в повод для самодовольства.
  Скромность (безразличие к лестному мнению о высоте своих достоинств) - это непременное условие чистоты и честности добра.
  Неподдельное добро только от любви, от соучастия в чужой радости и в чужом страдании.
  
  5.9 Синдром гордости.
  
  1). Комплекс скрытой гордости.
  Психологические проявления: страх перед насмешкой, осуждением, презрением; страх перед молвой, перед нелестным, неодобрительным, пренебрежительным мнением. Мнительность, настороженность, обидчивость, подозрительность, ранимость, тревожность; чувство неполноценности и ущербности, стремление к признанию и одобрению своих достоинств, достижений и благ.
  Поведенческие проявления: лицемерность, манерность, наигранность, нарочитость, неискренность, неестественность, притворство, чопорность, щепетильность, застенчивость.
  2). Комплекс тщеславия.
  Психологические проявления: стремление привлекать внимание и вызывать интерес. Стремление выделяться, отличаться, производить впечатление, удивлять, оставлять о себе память, хотя бы даже негативную, стремление к известности и славе.
  Поведенческие проявления: демонстративность, бравада, вычурность, кураж, позерство, хвастовство, эпатаж.
  3). Комплекс честолюбия.
  Психологические проявления: стремление к важности и значимости, к лидерству, первенству и превосходству, неприятие чужого лидерства, первенства и превосходства. Неприятие чужих достоинств, благ, успехов, мнений, преимуществ (зависть).
  Поведенческие проявления: стремление главенствовать, распоряжаться, руководить, поучать, принуждать. Неприятие замечаний, предложений, критики, и советов. Упрямство, конфликтность, несговорчивость, высокомерие, самодовольство, самоуверенность, надменность, чванство, амбициозность.
  Провокационно - агрессивные проявления честолюбия: вызывающее поведение, воинственность, вандализм, грубость, дерзость, жестокость, нигилизм, пренебрежительность, хамство, циничность, экстремизм.
  Провокационно - агрессивное поведение честолюбия порождается его стремлением силой и демонстративным презрением утвердить свое превосходство над человеком, обществом и законом, в юридической практике эта мотивация именуется хулиганскими побуждениями.
  
  5.10 Свидетельства о добродетели скромности.
  
  Чем больше человек любит самого себя, тем больше он зависит от чужого мнения. Марк Аврелий.
  Равенства трудно достичь потому, что мы стремимся стать равными только с теми, кто выше нас. А.Бек
  Я не знаю иных признаков превосходства, кроме доброты. Л.Бетховен.
  Насмешка есть испытание самолюбия. Л.Вовенарг.
  Честного человека можно подвергнуть преследованию, но не обесчестить. Ф.Вольтер.
  Существует два способа самовосхваления: один - говорить хорошее о себе, второй - поносить других. К.Гельвеций.
  К превосходству всегда питают отвращение. Б.Грасиан.
  Лучше доброму иметь худую славу, чем худому - добрую. Свт.Григорий Богослов.
  Отвергающий обличения обнаруживает страсть гордости. Cвт.Иоанн Лествичник.
  Льстить - значит говорить человеку именно то, что он о себе думает. Д.Карнеги.
  Чем значительнее человек, тем больше удовлетворения получают люди, оскорбляющие его. Д.Карнеги.
  Чужое тщеславие тем особенно несносно для нас, что оно оскорбляет наше собственное. Ф.Ларошфуко.
  Диоген расхаживал в грязной одежде по роскошному ковру в комнатах Платона. "Я попираю, - сказал он, - гордость Платона". - "Да, - возразил Платон, - но только посредством другого вида гордости". Г.Лихтенберг.
  Мы никогда не спрашиваем себя, что мы на самом деле, но мы беспрестанно спрашиваем себя, что о нас думают. Ж.Массийон.
  Лучшее в добрых делах - это желание их утаить. Б.Паскаль.
  Мы теряем даже жизнь с радостью - лишь бы об этом говорили. Б.Паскаль.
  Общественное мнение правит людьми. Б.Паскаль.
  Неведомый и неимущий человек, опирающийся лишь на свою добродетель, стоит выше всемирного завоевателя. Б.Паскаль.
  Важно не то, кем тебя считают, а кто ты на самом деле. Публилий Сир.
  Чем больше кошку гладишь, тем больше она хвост задирает. Русская пословица.
  Если уж вешаться, то на высоком дереве. Узбекская пословица.
  Обращайтесь с низшими так, как вы хотели бы чтобы с вами обращались высшие. Сенека.
  Придет гордость, придет и посрамление. Соломон.
  Лучше заслужить почет и не иметь его, нежели иметь его, не заслужив. М.Твен.
  Курица, снесши яйцо, часто клохчет так, как будто она снесла небольшую планету. М.Твен.
  Чем выше стараешься показывать себя людям, тем ниже становишься в их мнении. Л.Толстой.
  Я знатен - и люди чтут меня. Но то, что они чтут, - это высокая шапка и широкий пояс. Я унижен - и люди презирают меня. Но то, что они презирают, - это холщовый халат и соломенные сандалии. Но ведь в действительности люди меня не чтут - чему же мне радоваться? Они в действительности меня не презирают - чему же мне огорчаться? Хун Цзычен.
  Лучше стыдиться своего богатства, чем гордиться своей бедностью. Чжан Чао.
  Никто не может быть опозорен деянием другого. П.Шелли.
  Низменные люди испытывают огромное удовольствие, когда находят недостатки и безрассудные поступки у великих людей. А.Шопенгауэр.
  Объективно честь есть мнение других о нашем достоинстве, а субъективно - наш страх перед этим мнением. А.Шопенгауэр.
  Если не желаете нажить себе врагов, то старайтесь не выказывать над людьми своего превосходства. А.Шопенгауэр.
  
  
  
  Глава 6. Совесть.
  
  6.1 Всеобщность совести.
  
  Совесть - это способность видеть неправедность в проявлениях своей воли, и устыжаться этих проявлений.
  Совесть не является поведенческой нормой, совесть это нравственное зрение, которое позволяет различать проявления добра и зла во всём их многообразии и глубине.
  В своих чувствах, мыслях, словах и поступках можно заметить (если совесть позволяет) грубые, тонкие и тончайшие проявления: алчности, бессердечия, бесстыдства, высокомерия, гордыни, двуличия, жадности, жестокости, злопамятности, зловредности, злорадства, зависти, интриганства, корыстолюбия, лживости, лукавства, льстивости, мелочности, малодушия, мстительности, наглости, нечестности, недоброжелательности, недобросовестности, нетерпимости, неблагодарности, несправедливости, пренебрежительности, притворства, равнодушия, раздражительности, самодовольства, самодурства, скупости, сварливости, тщеславия, упрямства, хамства, хвастовства, цинизма... Из этих, и тому подобных проявлений воли и состоит человеческая неправедность, а то, что нельзя убивать и красть, так это понятно и человеку напрочь лишённому совести.
  Человек путает и искажает даже самые простые понятия, особенно если он в этом заинтересован, но верное представление о сложнейшем, в многообразии своих проявлений, нравственном законе, сохраняется даже при его всеобщем несоблюдении.
  Постоянство и универсальность этого нерационального знания можно объяснить только присутствием в сердце каждого человека так называемого естественного нравственного закона.
  Во многих европейских языках слово "совесть" происходит от словосочетания "совместное знание".
  Совесть, со - весть, совместное ведение, общее знание.
  
  6.2 Неприятие совести.
  
   Испытывать сопутствующие голосу совести чувства стыда, вины, неправоты унизительно для человеческой гордости, а потому человек и избегает замечать проявления неправедности в своей воле.
  "Интересы совести" всегда направлены против эгоистических интересов человека. Человеку "выгодно" не слышать голоса совести, или хотя бы исказить его, но несмотря на эфемерность совести, обычно удается заглушить лишь тонкие ее проявления.
  Но в случае "острой необходимости", можно оправдать или даже не заметить в себе сколь угодно страшное зло, причем совершенно искренне. Самодовольный может быть столь виртуозен в самооправдании, что будет считать себя правым, даже если у него руки будут по локоть в крови.
  Безнадежность человека несовестливого в том, что его самодовольство чистосердечно, он честен в своей нравственной слепоте.
  
  6.3 Совесть - школа проницательности.
  
  Нет ничего более значимого для понимания, чем понимание человеком самого себя и других людей. У человека нет другого объекта для изучения тонких человеческих проявлений, кроме самого себя. Насколько глубоко человек понимает себя, настолько глубоко он понимает всех.
  Бесчисленные тонкие и тончайшие проявления неправедности, беспринципный или не замечает в себе, или воспринимает их искаженно - оправдательно, таким образом, самодовольство лишает человека способности глубоко и объективно понимать огромное количество тонких человеческих мотивации и проявлений.
  Добросовестный же имеет мужество распознавать все более сокровенные проявления своего зла, такая самоизученность дает человеку проницательность и в понимании других. Но проницательность добросовестности не ведет к осуждению окружающих, ибо чужое зло обязательно напоминает совестливому о своем собственном.
  Самодовольный же напротив, старается обнаружить в окружающих как можно больше пороков, но лишь для того, чтобы затмить свои. Злословящий всегда стремится доказать одну и ту же мысль: "А вот я, хороший!".
  Человек, глубоко, тонко и верно понимающий человеческие проявления, отличается проницательностью и рассудительностью, то есть тем, что часто определяется как ум.
  
  6.4 Условие нравственного совершенства.
  
  Нравственное совершенство человека может определяться только тонкостью видения им своей неправедности, и мерой стыда перед её осуществлением. Человек может преодолеть свою неправедность лишь в той мере, в которой сможет ее осознать. Самокритичность совести - это единственный ориентир следуя которому можно становиться добрей, честней, великодушней, справедливей.
  Совестливый, стараясь избежать суда своей совести придерживается её "советов", становясь таким образом, всё более дружественным. Достоинство человека способного замечать свою неправедность в том, что его воля, становящаяся всё более сообразной нравственному закону, наносит все меньший ущерб согласию человеческого сообщества.
  Идеальное назначение нравственного закона - это поддержание человеческого сообщества в состоянии мира, любви и согласия, основанных лишь на всеобщем и добровольном исполнении правил добра, человек принимающий нравственный закон, становится пригодным для бытия в условиях совершенного мира. Сообщество праведных - это вовсе не союз религиозных фанатиков, это сообщество людей по-настоящему честных, добрых, великодушных.
  
  6.5 Темы для ситуационного анализа к главе "Совесть".
  
  Сознаться в своей неправоте - это стать умнее, чем были. П.Буаст.
  Возлюбим истину, которая нас исправляет, и отвергнем ту, которая нам льстит... Бурдалу.
  Противник, вскрывающий ваши ошибки гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. Леонардо да Винчи.
  Страшен не грех, но бесстыдство после греха. Свт.Иоанн Златоуст.
  Не замечать своих недостатков - страшнее всех других недостатков. Персидское изречение.
  Совесть - это дело человека, которое он ведет против себя. И.Кант.
  Благородный муж винит себя, малый человек винит других. Конфуций.
  Эгоизм - перевес желаний над совестью. А.Круглов.
  Страх - совесть бессовестного. А.Круглов.
  Совесть - закон законов. А.Ламартин.
  Убейте вашу совесть - это самый большой враг всякого, кто хочет быстро добиться успеха в жизни. О.Мирабо.
  Хуже казнь заслужить, чем подвергнуться ей. Овидий.
  Может ли мерить вещи тот, у кого нет мерки даже для себя? Плиний Старший.
  Другого обманешь на день, себя - на всю жизнь. Финская пословица.
  Совесть обычно мучит не тех, кто виноват. Э.Ремарк.
  Благородство - это утонченная совести. В.Старковский.
  Долг - это требование совести. В.Старковский.
  Чем больше человек доволен собой, тем меньше в нем того, чем можно быть довольным. Л.Толстой.
  Совесть у большинства людей не более чем боязнь мнения других. И.Тейлор.
  Не старайтесь познать самих себя, а то вам противно станет. В.Ходасевич.
  Хорошему человеку бывает стыдно даже перед собакой. А.Чехов.
  Если хочешь быть добрым, прежде всего считай себя злым. Эпиктет.
  
  
  Заключение.
  
  Нормы нравственного закона едва различимы в массе формальных норм поведения, относящихся к этике (нравам, приличиям, обычаям, традициям, укладу, этикету).
  Заинтересованность общества в единообразно - предсказуемом поведении его членов, непроизвольно приводит к укоренению распространённых норм поведения, которые и принимаются общественным сознанием за нравственные нормы.
  Поведенческие нормы переменчивы, лицемерно - демонстративны и противоречиво - многообразны, а потому они ни как не могут служить нравственным эталоном.
  Нормы этики просты в исполнении и не требуют жертв, соблюдая их можно легко приобрести статус приличного человека, они если и предусматривают некоторую нравственную жертвенность, то только в самых необременительных её проявлениях.
  Общество не способно принять жертвенность нравственного закона в качестве социальной нормы хотя бы потому, что в соответствии с высотой нравственного закона, и каждый человек и все общество в целом будут выглядеть беспринципно, непорядочно и бесчестно, а потому соблюдение норм нравственного закона обречено быть только личным делом.
  Задача этики и права - ограничивать чужое зло, задача нравственности - совершенно искоренить своё.
  Нравственные законы идеальны, это законы абсолютного добра, а потому их совершенное соблюдение невозможно, к их безупречному исполнению можно только стремиться.
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Змеиная невеста"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"