Рыськова Светлана: другие произведения.

Амо.Магнолия Мка, или Адептка поневоле

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:


    История про директора АМО - Алэрико де Варгаса, и про отвергнутую им гномку, отец которой поил главу академии изысканным ядом))

    Книга будет о том, как решительная и неуступчивая девушка, которую отец насильно заставляет учиться в академии, в которую Магнолия сама недавно мечтала попасть на обучение, теперь усиленно сопротивляется. Ведь не так давно директор этого учебного заведения категорически отказывался ее туда принимать. а после не очень приятного инцидента, вдруг меняет свое решение и требует немедленно начисления девушки в свою академию. Магнолия уверена, что мужчина просто хочет безнаказанно отомстить ей за свое унижение, а вот какие на самом деле мотивы Алэрико де Варгаса, вы узнаете, прочитав эту книгу.ЧЕРНОВИК. ОБЛОЖКА ЧЕРНОВАЯ. АННОТАЦИЯ - тем более))

    Прода от 30.11.2018

    eharmony contador de visitas Contatore visite


Академия межрасовых отношений. Магнолия МКА, или Адептка поневоле

  
   ГЛАВА 1
   - Я не стану вашей адепткой! - категорично заявила я, упирая руки в крутые бока, которым втайне завидовали все мои родственницы. - Прошу оставить меня в покое.
   - Не стоит так сразу отказываться, - вкрадчивым голосом продолжал упрашивать директор Академии Межрасовых отношений, - я дам вам время хорошо все обдумать.
   - Послушайте, - топнула ногой от нарастающего бешенства из-за невероятной настойчивости и упертости некоторых темных индивидов, - я отказываю вам уже в десятый раз. За все это время я успела прекрасно обдумать и решить, что ваша академия мне не нужна.
   - Но... - хотел перебить меня Алэрико дер Варгас, а я не позволила.
   - Да, я действительно ранее хотела учиться в вашем учебном заведении, но вы были категорически против. И я не понимаю, что заставило вас поменять свое решение?
   - Вы, - не стал увиливать от ответа мужчина, небрежным движением убирая с лица длинную темную челку.
   - Да неужели? - ехидно спросила я. Хотя в самом начале нашей встречи решила себя вести с ним отчужденно и прохладно, словно он был пустым местом для меня. Но ничего не выходило. - А не вы ли говорили моему отцу, чтобы он не обещал мне невозможного? Не вы ли, со снисходительной улыбочкой, твердили, что у меня очень низкий уровень способностей и что мне нет места не только в Академии Межрасовых отношений, но и в любом другом учебном заведении? Не вы ли, с плохо скрываемым злорадством, советовали Главе клана Горных гномов быстрее выдать меня замуж, чтобы я ему не мозолила глаза, возможно, обрадовав более талантливыми внуками?
   - Откуда вы...
   - Я давно уже в курсе всего, что происходит в кабинете моего батюшки, - уклончиво ответила, не собираясь раскрывать свои секреты. Горько улыбнувшись, добавила: - Все-таки я - единственная наследница главы нашего клана, как вы успели заметить в разговоре с родителем.
   - Даже так, - задумчиво потирая твердый подбородок, едва слышно пробормотал директор АМО. Затем, взглянув в мои глаза, серьезно сказал: - И все же, не пренебрегайте моими извинениями и предложением.
   - Я уже ответила вам и менять решение не собираюсь, - гордо задрав подбородок, холодно улыбнулась. - Прошу покинуть наш захудалый городок, что нагнетает на вас ужасную тоску.
   - Думаю, что спрашивать, откуда вы услышали эту небрежно оброненную мной фразу в комнате местного трактира, которую я накрыл пологом тишины, не стоит? - улыбаясь, полуутвердительно полувопросительно сказал Алэрико дер Варгас. Но его черные, как темный провал в глубине горы, глаза были серьезны, внимательно подмечая каждую деталь в моем лице и в поведении.
   - Правильно думаете, - внутренне холодея от этого проницательного взгляда, спокойно ответила я. Мне бы промолчать и с достоинством уйти. Но слова вылетели практически без моего желания: - Вы очень сообразительны. Недаром вас назначили главой академии.
   - Благодарю за комплимент, - склонив голову, вежливо ответил на мой выпад мужчина.
   - Прощайте, - нотки разочарования проскользнули в голосе. Все-таки я надеялась не на такой ответ.
   - До скорой встречи, - вкрадчиво ответили мне. И было в голосе директора Академии Межрасовых отношений что-то такое, отчего по всему телу побежали неприятные мурашки.
   - И не надейтесь, - тихо пробормотала себе под нос. Но по веселому смешку за спиной стало ясно, что меня услышали.
  

***

   - Отец, как ты мог так со мной поступить? - врываясь в кабинет родителя, практически прорычала я. Зло глянув на присутствующих, прошипела не хуже змеи: - Пошли все вон!
   Глава клана тоже попытался с толпой советников покинуть помещение, но я не позволила, преградив рукой путь к свободе.
   - Отец!
   - Магнолия, ты же сама хотела учиться, - с упреком посмотрел на меня отец. - Чем же ты сейчас недовольна?
   - Он сначала отказал мне, не соизволив даже встретиться! - от переполнявшей ярости начала ходить по кабинету, однако постоянно краем глаза следила за отцом, чтобы он не сбежал от меня. - Проверил мои способности издалека, не выяснив мои возможности, не поговорив со мной. А теперь порог оббивает со своими извинениями и настаивает на том, чтобы я училась в его академии.
   - Каждый может совершить ошибку, - смирившись, что ссоры не избежать, батюшка присел на один из стульев для посетителей. - Нужно уметь давать второй шанс.
   - Да я лучше бы училась в академии для темных, чем у него, - остановилась и всплеснула руками. А затем обвинительно наставила указательный палец на родителя и прищурила глаза: - Но ты решил за меня. Чем он тебя взял? Мне интересно узнать, какова моя цена?
   - Магнолия! - подскочил уязвленный родитель, - как ты могла обо мне так подумать?
   - А что еще я могла предположить, если вы договорились не только за моей спиной, без моего согласия, - начала угрожающе подходить к главе клана Горных гномов, отчего он побледнел, но выпрямился, словно принимая вызов, - но и сделали так, что мои "шпионы" вышли из строя?
   - Ты сама виновата, - батюшка всегда говорил, что лучшая защита - это нападение, - думаешь, что Алэрико дер Варгас глуп и не вычислит твоих следилок? Ведь не зря же он занимает пост директора Академии Межрасовых отношений.
   - Даже наши самые лучшие маги не могли вычислить их, а он смог? - не спешила верить я. - Может, ему кто-то подсказал?
   - Не подсказывал я, - насупился глава клана, - признаюсь честно, и сам был удивлен, не меньше твоего, когда он вытащил из кармана твоего светлячка. А потом минут пять молча разглядывал, загадочно улыбаясь.
   - И что же он сделал с ним потом? - заинтересованно спросила я, забыв про гнев.
   - Довольно хмыкнул и спрятал в карман, - пожал плечами родитель. И хитро подмигнув, радостно добавил: - После этого он согласился на все мои требования.
   Увидев, как я зло сощурила свои глаза, а на губах моих появилась ядовитая усмешка, он побледнел и выдохнул:
   - Ой-ё!
   - Вот мы и подошли к цене моей свободы, - уперев руки в бока, вновь разозлилась я.
   Отец даже крякнул с досады. Ведь он думал, что отвлек меня и гроза миновала, а тучи только начали сгущаться над его рыжей головой.
   - Так на какие условия согласился ненавистный директор академии? - подойдя вплотную и смотря на главу клана сверху вниз - отец, как и многие чистокровные гномы, был невысок, я тихо поинтересовалась.
   От моего тона он непроизвольно вздрогнул и, нервно подергав себя за бороду, ответил:
   - На самые лучшие для тебя.
   Встал, заложив одну руку за ремень своих широких брюк, а второй подпер кулаком бок. Задрал подбородок и уставился мне в лицо своим невинным зеленоглазым взглядом. Я прекрасно знала эту позу. Она означала, что больше мне от него ничего не узнать, как бы ни угрожала и не упрашивала. Все будет бесполезно. Отец ничего не расскажет, даже под пытками.
   - А ты знаешь, почему он поменял свое решение? - решила зайти с другой стороны. - Ведь совсем недавно он смеялся тебе в лицо и советовал выдать меня замуж.
   - Знаю, милая, - облегченно, как мне показалось, выдохнул батюшка. И поспешил добавить: - Но тебе не могу рассказать. Это один из пунктов договора, на котором настоял Алэрико дер Варгас.
   - Может, ты напишешь? - коварно поинтересовалась я.
   - Он учел и этот вариант, - с грустью выдохнул глава горных гномов.
   Это стало последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Вспыхнув, я оттолкнула отца с дороги и поспешила покинуть помещение, пока не наговорила обидных слов.
   - Если ты думаешь, что из-за вашего глупого договора я соглашусь учиться в академии, то сильно ошибаешься. Я никуда не поеду! - крикнула все же, выходя из кабинета главы клана, и громко хлопнула дверью. Ей ничего не будет, а мне - возможность хоть на чем-то выместить свой гнев.
   Я тогда еще не подозревала, что все уже решено и продумано хитрым батюшкой и лицемерным директором Академии Межрасовых отношений. Пока я в спальне отца крушила все, что под руку попадалось, осуществление их плана было в самом разгаре.
   Когда моя ярость немного улеглась, а в комнате не осталось ни одного уцелевшего предмета, я смогла оценить сложившее положение. Не придумала ничего лучше, как сбежать из дома. Только совсем скоро я пожалела о своем решении. Но обо всем по порядку.
   Вернувшись в свою комнату, я первым делом занялась сбором всего необходимого. Сумка вышла достаточно объемной и тяжелой. Но из-за того, что мне плохо удавались бытовые заклинания, как впрочем, и все остальные, я была обладательницей большого количества различных амулетов и артефактов. Они облегчали мне жизнь, а отцу - кошелек.
   Уменьшив размер и вес чемодана, я села на кровать и, разглядывая себя в большое напольное зеркало, находившееся перед кроватью, мысленно проверяла оставшихся шпионов. Это заклинание первое и единственное получилось случайно, когда я впервые влюбилась. Но не само чувство любви явилось катализатором, скорее наоборот. Адриард, мой возлюбленный, приехал к нам на лето к своему дяде по материнской линии. Он был светлым эльфом-полукровкой. Не знаю точно, что он натворил, раз его сослали к нам в горы, но его появление всколыхнуло весь клан. Особенно всю женскую половину, так как от своего отца он унаследовал не только заостренные милые ушки, но и их красивые тонкие черты. Сами понимаете, все гномки, как истинные представительницы своего народа, были низкорослыми и пышнотелыми. От недостатка света все жители гор, за исключением меня, обладали белой, почти прозрачной кожей и были практически все блондинами или рыжими (уж не знаю, как этот солнечный цвет затесался в наш клан). Нет, не сказать, что они были некрасивы или полны. Были среди представительниц гномьего рода и красавицы-блондинки с голубыми или светло-зелеными глазами, чей томный взгляд мог свести с ума любого мужчину любой расы. Просто я всегда выделялась из общей массы своей темной макушкой, а потом уже и своим ростом. Меня это веселило, остальных - раздражало.
   Так вот, я немного отвлеклась от темы. Адриард купался в женском внимании и заботе и в нем все чаще начали проявляться и другие черты эльфийского народа. И самая неприятная из них - спесивость. Словно лучше и краше его не было ни одного мужчины во всем Тайниуире.
   Но для влюбленных девушек все качества объекта обожания имеют положительную окраску. Так и мы не обращали на эту черту никакого внимания. А стоило бы.
   Я думала, как и многие другие гномки, что Адриард уделяет "особые" знаки внимания только мне одной. Но он симпатизировал только себе, любил, когда на него смотрели восторженными влюбленными глазами и не переносил, если хоть одна свободная от уз брака девушка (у нас с этим строго!) игнорирует его привлекательность.
   Мы с ним иногда гуляли вечерами - когда на сводах пещеры загорались камни-полночники - по городу одни. Он постоянно оглядывался по сторонам и выбирал самые безлюдные улочки. Я тогда думала, что он просто хочет побыть со мной наедине - наивная - как позже выяснилось, он просто не хотел, чтобы остальные его "избранницы" были в курсе, с кем он коротает вечера.
   Моя влюбленность растаяла быстро. Это случилось в ночь празднования Баундри - смены зимы на лето - нашего нового года.
   Иригорх - наша столица - преобразилась к празднику. В тот вечер, казалось, сам воздух звенел от предвкушения чуда. Серые каменные дома, словно вросшие в скалы, пестрели от ярких лент и магических фонариков. Узкие улицы города, больше похожие на горные тропы, утопали в настоящих живых цветах, специально в огромных количествах закупаемых гномами в честь Великого праздника. Ведь в недрах горы не была заметна разница между зимой и летом. Цветы источали такой нежный пьянящий аромат, что казалось, Иригорх переместился на цветочный луг. Все жители города выходили в этот день из дома, чтобы насладиться душистым запахом и полюбоваться красочными огнями нарядной столицы.
   В этот день для всех трудолюбивых гномов был выходной. Горные гномы очень любили свою работу и не видели смысла тратить время впустую. Тем более целый день! Поэтому не многие были рады празднику, но с многовековыми традициями не поспоришь. Им приходилось откладывать кувалды и кирки, которыми гномы добывали драгоценные магические камни для всех жителей Тайниуира и приобщаться к всемирному торжеству.
   Замужние гномки вплетали в свои толстые длинные косы алые ленты, словно предупреждая мужчин об угрозе - сунешься, быть тебе битым. И не мужем, как многие могли бы подумать, а самими дамами. По силе они не уступали мужчинам, некоторые даже работали в шахтах со своими мужьями или отцами.
   Свободные девицы на выданье либо расплетали косы, либо вплетали в них салатовые ленты.
   Все жители Иригорха собирались в самой большой зале подземного дворца, где происходили все значимые мероприятия в жизни всего Клана. Здесь же принимались важные решения, иногда устраивался суд, и проходили немногочисленные празднества.
   В день празднования Баундри незамужние гномки приглашали на танец молодых мужчин. И если избранник соглашался дважды на предложение одной гномки, то этим вторым одобрением показывал готовность к браку. Можно сказать, что таким образом у горных гномов происходила помолвка.
   Адриард принял приглашение всех гномок по одному разу. Когда его пригласила я, то он, очаровательно улыбнувшись, сразу же согласился. Танцуя с ним, я чувствовала, как в груди бьется глупое сердце, заглушая звуки музыки, и пьянела от одного лишь присутствия рядом со мной любимого. Мне тогда казалось, что он тоже взволнован, ведь его руки немного дрожали и постоянно соскальзывали на мою пятую точку. "Наверняка, руки от волнения у моего избранника были влажными", - это я думала в тот момент. Наивная простота! Сейчас-то я прекрасно понимаю, чем именно занимался остроухий негодяй.
  И вот звуки музыки утихли. Я, неловко краснея, пригласила на второй танец, ожидая, что Адриард с воодушевлением и искренней радостью согласится. Но он, сославшись на усталость, галантно поклонился и ушел к стайке смеющихся молодых гномок.
  А затем я весь вечер наблюдала, как он, нарушая все установленные законы горного народа, сам приглашает девушек, с которыми уже танцевал. Все они были ошарашены и неподдельно удивлены. Лишь только меня он обошел своим вниманием.
  Весь вечер я стояла рядом с угрюмым отцом и пристально следила за светловолосой фигурой, комкая в руках новое платье, специально приобретенное к празднику. Как и все гномки, я совершенно спокойно и даже равнодушно относилась к собственной внешности. В моем гардеробе были лишь самые удобные и практичные вещи. А это воздушное кружевное безобразие было куплено специально, чтобы еще больше впечатлить возлюбленного. Но, как оказалось, ему до моего наряда не было дела, как впрочем и до меня самой.
  Дожидаться окончания праздника не стала. Как только в воздухе заискрилась магия, а аромат цветов стал таким сильным, что закладывало нос - наступил Новый год - я, борясь со слезами, вылетела из зала.
  Выскочив за каменные двери, отрезавшие шумное празднество от тишины и полумрака коридора, освещенного приглушенными магическими огнями, некоторое время подпирала прохладные створки. По щекам все же побежали предательские дорожки горячих слез. С ожесточением смахнув ладонями признаки своей слабости, я уже собиралась отправиться в свою комнату, как услышала негромкий игривый девичий смех и знакомый полушепот. Именно так, опаляя мои уши горячим дыханием, шептал мне всякие глупости Адриард.
  - Что это был за маскарад? - нарочито капризно поинтересовалась Лилиана - самая завидная и видная невеста нашего клана, после меня, конечно.
   - Ты про танцы или про Магнолию? - бархатистым хриплым голосом в ответ спросил бывший возлюбленный.
   Я замерла и, кажется, даже затаила дыхание, ожидая и одновременно опасаясь услышать ответ, надеясь, что все происходящее до этого было недоразумением.
   - И про то, и про другое, - поспешно ответила гномка, выдавая свой интерес.
   - Ну, я решил, что если дважды приглашу на танец всех девушек, то останусь в их памяти самым эксцентричным парнем в их жизни. И все они потом, выбирая себе мужа, будут постоянно сравнивать их со мной. - Судя по шороху, кто-то безнадежно влюбленный в себя, пытался расправиться с одеждой заслушавшейся его откровениями девушки. Через какое-то время послышался не слишком искренний возмущенный девичий писк и напыщенное мужское хмыканье. Затем предатель самодовольно продолжил: - Это будет тешить мое самолюбие долгие годы. Да и перед выскочками моего рода найдется теперь, чем прихвастнуть. У них-то точно такого шанса никогда не предвидится.
   - Фи, как грубо, - наверняка, некрасиво сморщив свой нос-картошку, ответила Лилиан. Но ее обида за себя и соплеменниц быстро прошла: - А чем же тебе не угодила Магнолия? - но затем ее тон изменился, превратившись в змеиное шипение: - Или наоборот? Она тебе так нравится, что ты решил не очернять ее репутацию своими "танцами"?
   - Пресветлые, да ты ревнуешь? - плохо скрывая торжество в голосе, поинтересовался Адриард.
   - Нет, - запальчиво воскликнула девушка. Затем вновь послышался шорох одежды, Наверное разозленная гномка стала спешно застегиваться, так как следом за этим прозвучало просительно и досадливо:
   - Ну, Лили, зачем же такие поспешные выводы!
   - А что я могла подумать? - прекратив бороться с одеждой, с надеждой, но уязвленно поинтересовалась девушка.
   - Что я решил ее проучить, - вновь с самодовольством в голосе ответил парень.
  
   ГЛАВА 2
  
   Адриард - полуэльф, в которого я так ошибочно разрешила своему глупому сердцу влюбиться - планировал на мне жениться, чтобы потом после смерти моего батюшки стать главой горного Клана. Тем самым он стремился возвысить свою семью, заставить соплеменников с ним считаться (ведь он станет не просто полукровкой, а самим Главой Горного содружественного Клана), ну и обогатить свой обедневший род.
   Только вот он просчитался. Полуэльф не знал, что по законам гномов, управление кланом переходит только по мужской линии и только гномам, или полукровкам, в чьих жилах будет гномья магия (умение слышать мелодию камней). И как бы я не была хороша собой и умна, сколько бы пользы и денег не приносила Клану, управлять им не имела права.
   - Даже если бы ты сделал ей ребенка, то только твой сын с магией гномов в крови смог бы унаследовать Клан, - подлила масло в огонь ярости Адриарда от недавнего просчета. - И то только после смерти старикашки.
   Я представила, как сжимаю тонкую белоснежную шейку блондинки и с обворожительной улыбкой наблюдаю за проступающими на мраморной коже красными пятнами, синеющими пухлыми губами, стекленеющим голубым взглядом больших глаз. Боль от впившихся в кожу ногтей привела меня в чувство, разогнав кровавые картинки в моем воображении, и заставила вслушаться в продолжающийся диалог.
   - Я бы с радостью ему в этом помог, - охотно поддержал кровожадные мысли блондинки несостоявшийся жених. - У меня есть один друг, который вполне смог бы решить эту крохотную проблему. Скажем, несчастный случай по дороге в шахту. Или скоропостижная смерть во сне, ведь он далеко не молодой гном.
   - Неплохой план, - одобрила его сообщница, - что же тебя остановило?
   - Даже если Магнолия родит сына, управлять Кланом и пользоваться его богатствами я не смогу. Старик рассказал мне, что написал завещание и в нем четко говориться: в случае его смерти управление Кланом до совершеннолетия нашего сына переходит Совету гномих старейшин и Магнолии. А если наш отпрыск не услышит Зов камней, то за ними так и останется все обязанности и привилегии Главы Горного Клана.
   Надо же, а я и не знала о планах батюшки. От его предусмотрительности стало тепло на душе, которое вмиг выдуло холодной яростью от следующих слов блондинки.
   - А что будет, если они оба нечаянно умрут?
   - Вся власть перейдет Старейшинам, а потом они выберут другого главу, прошедшего испытания предков, - выплюнул злой Адриард. - Так что там все глухо.
   - Неужели, она тебе совсем не нравится? - поинтересовалась вкрадчиво предательница.
   - Ненавижу смуглых брюнеток, - признался искренне бывший возлюбленный.
   В душе поднялась такая всепоглощающая ненависть к ним обоим, что захотелось разорвать их на части голыми руками. Но как и у всех гномов в борьбе эмоций и разума, победил последний. В тот момент я так сильно хотела проследить за удаляющейся, судя по затихающим шагам, парочкой. Ведь неизвестно, что еще они могут придумать. В этот момент и проснулась моя магия. С моих рук отделились два золотистых "светлячка", стремительно догнали своих жертв и незаметно влились в их ауры. Так и появились мои шпионы.
   Очень скоро я жестоко разобралась с этими двумя, но это уже другая история. С тех пор в любовь и прочие возвышенные чувства я не верю.
   Один из моих шпионов как раз вернулся, помогая мне вынырнуть из неприятных воспоминаний в не менее приятную действительность. А рассмотрев своего помощника ближе, я чуть не зарычала от злости. Этот противный директор Академии Межрасовых отношений не только вновь выловил моего "светлячка", но и, завернув его крохотное тельце в яркий леденцовый панцирь, словно в янтарь, что добывали на юге нашей столицы, вернул его еле живого.
   Сигнал от другого помощника пришел через несколько минут. Я как раз в это время застегивала чемодан, куда отправилась небольшая горстка мелочи, что могла понадобиться на расходы в дороге. У меня на счету в другом банке уже была накоплена довольно значительная сумма из тех средств, что давал мне отец на всякие женские безделушки и часть зарплаты, которую я получала за работу в Клане. Эти средства я планировала вложить в какое-нибудь свое дело, чтобы стать независимой от своего рода и отца. Быть разменной монетой в делах Клана я не собиралась, особенно после того случая с Адриардом. Но пока не осмеливалась уйти из дома, так как не решила, чем буду заниматься, к чему лежит душа и что поможет приумножить мои скромные средства, обеспечив безбедное существование. Это был "светлячок", внедренный в ауру отца. Он прилетел в том же состоянии, что и первый, давая понять, кто помог батюшке избавиться от моего "всевидящего ока".
   Положив своего замороженного помощника в карман дорожного платья, я быстро проверила оставшихся шпионов и, выяснив, что гадкий Алэрико де Варгас покинул наши владения, покинула отчий дом.
   Сначала все просто отлично. Второй неприметный шпион, отправленный мною в кабинет родителя, показал, что отец закрылся в нем со своими советниками, обсуждая, какие выгоды для горного клана может принести мое пребывание в стенах Академии Межрасовых отношений. Хотя лично я не понимала, какую пользу может принести моя учеба, кроме престижа. Ведь ранее не одна гномка не покидала пределы горы, предпочитали обучаться в местных школах и других учебных заведениях нашей столицы, где строго соблюдались и передавались секреты горного народа. А если полукровки наследовали дар родителя другой расы, то либо обучались на дому, либо отдавались на воспитание в ту семью.
   Был велик соблазн остаться и послушать о возможной выгоде, но такие собрания протекали быстро. Я могла просто не успеть осуществить свой побег. Отец на своей территории был самым сильным магом земли, так что вполне был способен воспрепятствовать моим планам.
   Перехватив удобнее чемодан и окинув прощальным взглядом свою комнату (вдруг оставила что-то важное), я выдохнула и решительно вышла из комнаты. Быть обнаруженной кем-то из прислуги не боялась, ведь летевшие впереди незаметные шпионы заблаговременно сообщали о возможных трудностях. А многочисленные коридоры-лабиринты, созданные запутать возможных захватчиков в случае войны, давали обширные варианты обхода нежеланных встреч.
   Когда я вышла на поверхность, воспользовавшись одним из потайных ходов - выходов из пещеры, солнце уже клонилось к горизонту.
   Небольшая площадка на скале была покрыта снегом, на котором были видны несколько следов. Неудивительно, ведь каждые три-четыре часа караул проверял потайной ход и дорогу, ведущую к нему. Гномы очень мнительные.
   Подойдя к краю площадки, посмотрела вниз. У неподготовленных могла бы голова закружиться; там внизу казалось темно и холодно, как в гробе; мшистые зубцы скал, сброшенные грозою и временем, ожидали своей добычи. Но я всю жизнь прожила внутри гор, играя с другими детьми на не всегда безопасных площадках обрывов или вырытых тоннелях шахт. Поэтому ни высоты, ни ощерившегося острыми пиками-клыками ущелья внизу не боялась. Направо за ущельем и впереди меня темно-синие вершины гор, изрытые морщинами, покрытые слоями снега, рисовались на бледном небосклоне, еще сохранявшем последний блеск зари. На темном небе начинали мелькать звезды. И странно, показалось, что они гораздо больше, чем те, оставшиеся в моей памяти той двадцатилетней малышки, впервые увидевшей ночной мир поверхности.
   Влево от площадки уходила тропа, которая огибала нашу гору по кругу, аккуратно выводя к полотну оживленного днем тракта. Тогда как основная дорога, проложенная специально для чужаков или постоянных покупателей, проходила по прямой через всю поверхность горы от начала тракта. Проезжая через него можно было купить драгоценные камни, украшения и зелья, что могли достать только гномы нашего клана. Я знала, что чуть ниже, в двадцати километрах к югу, расположилось небольшое торговое поселение, где можно было вкусно недорого поесть, спокойно переночевать в тепле гостиничной комнаты и даже весьма выгодно (если ты, конечно, умеешь) поторговаться с торговцами в местных лавках, что были нашими постоянными покупателями и партнерами по сбыту драгоценностей.
   Глубоко вдохнув морозный зимний воздух, я направилась к тропинке. Следовало спуститься быстрее, так как в горах сумерки мгновенно превращались в ночь. По обеим сторонам дороги торчали голые черные камни; кое-где из-под снега выглядывали кустарники, но ни один сухой листок не шевелился. Это показалось бы мне странным, если я не знала бы, что совсем недавно на нашу гору было наложено защитное заклинание Алэрико де Варгасом. Даже знать не хочу, какую цену заплатил Горный клан темному магу за это безумно энергозатратное, а потому довольно дорогостоящее заклятье.
   И вновь мои мысли вернулись к проклятому магу. Ну что ему могло понадобиться от меня? Зачем в середине учебного года так настаивать на моем зачислении в Академию Межрасовых отношений? И о чем я думала, когда сбежала втайне от отца на праздник в деревню полукровок, что находилась в противоположной стороне от торгового поселения, чуть левее от торгового тракта? Ведь если бы я случайно не наткнулась на директора проклятой академии, в которую недавно так мечтала попасть, то до сих пор спокойно жила бы и работала в клане. Никто не смог бы так нахально и дерзко находить и обезвреживать моих шпионов, тем самым вызывая во мне целую бурю эмоций: от гнева и ярости до восхищения и... уважения?
   Таусень - праздник сбора урожая отмечали перед наступлением зимы. Когда поля стояли убранными, своими маслянисто-черными рыхлыми боками глядели на чистое голубое небо и отдыхали до следующего лета. В свежем кристально-прозрачном воздухе плыл непередаваемый аромат свежеиспеченных булочек с яблоками и корицей, ватрушек с творогом и черной смородиной, сладкие яблоки в ванильно-карамельном сиропе. Этот праздник, не почитаемый повсеместно на Тайниуире, но от этого более особенный, отмечался свежей домашней выпечкой, молодым недавно собранным вином и гуляньями. Старые, но не забытые песни пелись громко и от души. Всюду, где встречали Таусень, царила радость и веселье. Для молодежи проводились смешные конкурсы, для влюбленных готовили беседки, украшенные живыми цветами.
  В этот день даже у нас под горой были слышны песни и радостный смех празднующих. Эта деревня не жаловала чистокровных. Сами жители ее состояли из отвергнутых родителями сирот или просто осевших в деревне полукровок. Никто даже не помнил толком как раньше называлось поселение, но сейчас все именовали ее просто "Деревней полукровок".
  Многие из моего клана хотели бы присоединиться к празднику, но не могли. Поселение было окружено высоким деревянным частоколом, опутанным магической защитой от чистокровных существ. Никто до сих пор не смог пробить еще их защиту. И неудивительно. Ведь ее создавали представители многих рас, чья кровь текла в жилах живущих здесь полукровок.
  Я никогда до того вечера не была на празднике. Не потому что меня не пропускала защита деревни. Здесь как раз проблем, как оказалось, не возникло. Все-таки я - полукровка. Просто отец не мог отпустить меня туда, где не мог контролировать каждый мог шаг. Поэтому я просто сбежала. Оказавшись за частоколом в таинственном поселении полукровок, я поняла, что такое настоящая свобода. Она пьянила похлеще молодого виноградного вина, которое употреблялось на празднике вместо воды, чая, сока и других напитков. Это были непередаваемые ощущения - чувствовать на себе легкие любопытные заинтересованные взгляды, а не ненависть и зависть соплеменников, оборачиваясь натыкаться глазами на веселых радостных полукровок, покупающих медовые рисовые лепешки, а не лицезреть приставленную родителем охрану молчаливых стражей.
  Я пила свободу и вино, не оглядываясь на количество, ела яблочные пироги и плясала с незнакомыми юношами, чтобы победить в танцевальном конкурсе. Я пела незнакомые песни невпопад, беззаботно смеялась, кружилась в объятиях незнакомцев (наверняка неодобренных папочкой!) и ни о чем не думала. Просто наслаждалась свободой. Пока не оказалась в какой-то момент тесно прижатой к жесткой груди, обтянутой белоснежной рубашкой и темным бархатным камзолом. Я так часто меняла партнеров по танцу, что не старалась всматриваться в их лица и запоминать их черты. Тем более как бы ни старалась сосредоточиться, все перед глазами расплывалось. Именно поэтому не сразу заметила, что вокруг нас двоих образовалась пустота. Она было какой-то противоестественной, словно наведенной. И, наверное, заметила бы ее не скоро, если бы мой новый кавалер не стоял бы как вкопанной, напряженно перехватив меня за талию.
  Дернувшись в сторону, я наконец-то заметила, что мой партнер по танцу стоит. Медленно подняла голову вверх (просто быстрее все равно не смогла бы, голова немного кружилась) и попыталась рассмотреть расплывающееся лицо мрачного не веселящегося типа. Это заняло еще какое-то время, в течение которого меня продолжали обнимать горячие стальные руки. Когда мне удалось-таки разглядеть посягателя на мою свободу передвижений, то я закричала. Просто полыхающие непонятным жадным огнем черные глаза, едва скрытые упавшей вперед длинной темной челкой, которую темный маг не спешил убрать назад, кого угодно могли напугать. У меня даже весь хмель выветрился. А когда по красиво очерченным губам скользнула довольная улыбка, моя рука сама собой залепила директору академии звонкую пощечину. Сработал древний инстинкт самосохранения всех гномов: бей и беги. Мужчина сразу отпустил меня, удивленно приложив свою ладонь к покрасневшему отпечатку руки на своем породистом лице. Я не стала ожидать, что темный маг предпримет дальше и бросилась бежать прочь из поселения.
   Как ни странно за мной никто не гнался. Я часто слышала о мстительности и изобретательности темных магов. Каждого из нас учили, чтобы мы никогда не привлекали внимание этих нестабильных в плане эмоций, но самых сильных в нашем мире существ. Поэтому когда я оказалась в собственной спальне и увидела хмурого недовольного отца, то бросилась ему на шею и едва не разрыдалась от облегчения. Удивленный родитель даже не стал ругать, наверняка, испуганный моим внешним видом и странным поведением. Конечно, позже я поняла всю правдивость предостережений и слов о мстительности и изобретательности темных магов. А тогда я решила, что мне просто повезло, что Алэрико де Варгас не рассмотрел мое лицо или ему было просто лень гоняться за малолетней, перебравшей вина девицей.
  Естественно, мне пришлось рассказать об этом инциденте батюшке. Ведь если бы темный маг пришел требовать моего наказания, родитель должен был достойно подготовиться к этому, придумать решение, которое устроит обе стороны. Но коварный директор академии межрасовых отношений явился только через неделю после праздника и потребовал, чтобы я стала адепткой его учебного заведения. Разумеется, я понимала, что темный неспроста выдвинул такое условие, но батюшка, после долгого разговора с ним за закрытыми дверями, согласился. Конечно, не забыв в ответ выдвинуть свои требования.
   Именно из-за той глупой вылазки я сейчас бежала прочь из родного дома, от родного отца и от любимого дела.
   За этими невеселыми воспоминаниями я и не заметила, как прошла весь путь. Остановившись у подножия горы, последний раз взглянула на силуэт родного крова, создала небольшой светлячок и отправилась по заснеженной дороге вниз.
   Ночь уже укутала наш край темным беззвездным покрывалом, скрадывая очертания окрестностей. Света от моего "помощника" хватало лишь на то, чтобы видеть наезженную колею от прошедших за ночь наемных карет и простых телег, запряженных лошадьми. Именно на последних торговцы приезжали за нашими камнями.
   С неба начал падать крупный пушистый снежок, очень быстро облепивший черные контуры голых ветвей деревьев. Пушистые снежинки, подхваченные легкими дуновениями ветерка, парили в воздухе, танцуя как в стеклянном шаре. У меня было несколько таких - подарки от папочки на день рождения.
   Было так тихо, что я слышала, как птица садилась на ветку (с нее тут же с негромким шорохом падал на землю снег). Я неспешно шла вперед, надеясь, что в такой поздний час в местной гостинице остается комната для меня.
   - Э-э, Влас, посмотри, кого я нашел, - вдруг раздался голос сбоку.
   Тут же передо мной показался мужчина. Потертый проворный мужичок, с торчащими из-под кудрявой черной шапки выцветшими желтыми волосами, выветренным красным лицом и крошечными слезящимися глазами, предстал в коротенькой чуйке из толстого серо-синеватого сукна, подпоясанный толстым вязаным шарфом, и в больших черных сапогах на меху.
   - Какая краля, - раздался хриплый голос сзади.
   Я даже подпрыгнула от испуга и развернулась. За спиной стоял симпатичный полукровка, судя по богатой и хорошей одежде, не стесненный в деньгах. Красные глаза светились предвкушением интересного вечера, а выступившие клыки вампира недвусмысленно намекали, какой итог его удовлетворит.
   - Что вам надо? - воинственно поинтересовалась я, засовывая руку в глубокий карман своей шубки. Там у меня находились амулеты для защиты от таких вот неприятных встреч. Единственная проблема была в том, что собираясь в спешке, я натолкала туда их с десяток, наверное. И чтобы отыскать их на ощупь мне требовалось немного времени.
   - Неужели непонятно? - удивился моей недогадливости темноволосый вампир. - А я думал, что дроу сообразительные.
   Конечно, внешний вид: смуглый цвет кожи, серо-зеленые большие глаза, высокий рост и телосложение - достались мне от матери-дроу. Лишь нос картошкой да пухлая нижняя губа - все, что передал мне от себя отец.
   Я повернулась боком к обоим незнакомцам, соображая, почему эти два разных по положению и возрасту мужчины ходят темными дорогами вместе.
   Сделала шаг назад, нетерпеливо пытаясь распутать одной рукой перекрученные веревки защитных амулетов. Те никак не хотели поддаваться.
   - Просто никак не могу понять, - продолжила тянуть время я, стараясь следить сразу за обоими. Почему-то одетый проще и хуже мужичок вызывал во мне больше опасений, чем его прилично одетый приятель. - Как такой симпатичный молодой человек мог связаться с каким-то... отребьем? И зачем вам обоим вдруг понадобилась небогатая усталая путница?
   Я специально подобрала самое обидное, на мой взгляд, слово, чтобы посмотреть на реакцию обоих мужчин. Если нападут, то я не глядя использую все десять амулетов. И наплевать на возможную отдачу от их взаимодействия. Но если нет, то, может быть, у меня есть возможность договориться с каждым по отдельности.
  
   ГЛАВА 3
  
   Они напали оба. Не произнеся ни слова окружили. Вампир схватил меня за руки спереди, а проворный мужичок прильнул сзади, накрывая своей мозолистой шершавой рукой мой рот, чтобы я не успела активировать амулеты. Умные гады.
  Красноглазый полукровка перехватил мои ладони одной своей рукой, а второй - вытащил комок перепутанных амулетов и довольно улыбнулся.
  Я пыталась вырваться, но хилый с виду мужчина держал крепко, продолжая закрывать мне рот, а другой рукой перехватил меня поперек талии, поверх моих сцепленных вместе конечностей. Таким образом, видимо, он страховал своего кровососущего подельника. И тут я догадалась, кем именно является напарник вампира. Судя по едва заметному мускусному запаху с полутоном мокрой псины он был оборотнем из семейства волчьих. И опираясь на все тот же запах, я сделала выводы, что крови мохнатых собратьев в нем лишь на четверть, ведь, несмотря на силу и стремительность движений, передвигался он все же не так незаметно, как те же полукровки. Та же отличительная черта всех обрастающих в полнолуние шерстью - желтые хищные глаза и выступающие клыки, которые у них появлялись в момент скачка адреналина - у моего грабителя тоже отсутствовала. Хотя я допускала, что в данный момент он мог быть полностью спокойным, ведь я беззащитная путница, странствующая одна темной ночью по безлюдному тракту.
  Вампир восхищенно присвистнул, осмотрев комок из защитных амулетов, и положил его в антимагический мешок. Одно уже наличие такого дорогого и редкого артефакта, способного "усыплять" амулеты и артефакты на то время, пока они находились в мешке, говорило о том, что они готовились к нападению. А то, с каким проворством и легкостью красноглазый полукровка засунул в него все десять амулетов, навевало мысль о том, что это не первое их дело.
  Впадать в панику я не торопилась. Несмотря на то, что осталась без защиты (по глупости в спешке засунув их все в один карман), я пыталась придумать, что могу сделать, чтобы спастись. Предлагать деньги или камни было бы глупо с моей стороны, так как они вполне могли забрать их и сами, немного повозившись с замком на моей дорожной сумочке. Думаю, что навыки медвежатника у них тоже имелись или какие-нибудь хорошие знакомые с этими умениями. Сулить за возвращение домой дочери Главы Горного клана вознаграждение, тоже казалось не лучшей идеей. Батюшка, конечно, даст похитителям, что они потребуют, но потом мне точно не избежать ссылки в академию или еще хуже - замужества.
  Когда щуплый оборотень отпустил мой рот, я не закричала и не стала звать на помощь. Какой смысл, если по близости все равно никого нет. Я медленно осмотрелась, убеждаясь в своей правоте и, глубоко вздохнув, спросила:
  - Чего вы от меня хотите?
   - А она не глупа, - проурчал на ухо на четверть мохнатый, обдав его и скулу горячим чесночным ароматом. Надо же, неужели боится своего подельника? Всем известно, что на этот овощ у кровососов жуткая аллергия.
   - А чего же мы можем желать от красивой, одинокой и явно богатой девушки темной ночью на пустынной дороге, - язвительно поинтересовался вампир, медленно рассматривая меня с головы до ног. По его губам скользнула пошлая улыбка и он, бросив странный взгляд на своего подельника, потянулся к поясу на моей шубке.
   Я не стала долго раздумывать, головой дернула назад, сильно ударившись затылком о нос удерживающего меня мужика. Послышался хруст ломаемого носа (а вот не надо было шумно нюхать мою голову) и, застонав, мужчина отпустил меня. Воспользовавшись недолгой свободой, я кинулась вперед на полукровку. Вампир явно не ожидал от меня такого, так как повалился вместе со мной на землю, продолжая держать одной рукой мои ладони, а другой - пояс моей верхней одежды. Я дернула руками, пытаясь освободиться, но ничего не вышло. Разбойник быстро пришел в себя, скинул меня в сторону и оказался верхом на мне. В воздухе запахло железом, и над моим лицом возник расквашенный, залитый кровью, кривой нос, а слезящиеся маленькие глаза превратились лишь в две щелочки.
   - Красавчик, - вырвалось нечаянно довольное восклицание.
   Блондин глухо предупреждающе зарычал, оскалившись. И я поняла, что игры кончились.
   На смену адреналину пришел запоздалый страх, а потом меня оглушила боль в щеке. Это на четверть лохматый мстил за сломанный нос, сильно ударив кулаком по скуле. Хорошо, что я успела повернуть голову и удар пошел по касательной. Но даже этого хватило, чтобы в голове зашумело, а мир закружился в бешеной карусели. Я бы и рада была, чтобы сознание отключилось, но оно, видно, все в хозяйку пошло - вредное и настырное, делающее все всем на зло.
   Меня вздернули за грудки вверх и поставили на ноги, которые так и норовили подогнуться.
   - Перестарался, - сквозь зубы прошипел вампир, хмуро всматриваясь в мое лицо.
   - Я не собираюсь терпеть побои от какой-то девчонки, - с неприятным хрустом выправляя нос, гнусаво ответил блондин. Сплюнув кровь под ноги, скривился и добавил: - Так хоть она сопротивляться меньше будет.
  - Если тебе нужно, чтобы девки не сопротивлялись - сними себе шлюху, - зло выплюнул красноглазый, встряхивая меня. - Мне нравятся их крики и страх, когда я питаюсь ими.
   - Зачем же тогда ты включаешь свое "очарование"? - недоуменно спросил у него блондин, почесав под шапкой затылок.
   - Чтобы поймать, идиот, - прошипел вампир. Он хотел что-то еще добавить, явно не лестное, но я наконец-то пришла в себя и, пнув кровососа между ног, вырвалась и бросилась бежать.
   Далеко, конечно, не убежала. Щуплый блондин, больше напоминающий блохастую дворнягу, чем благородного оборотня, вмиг догнал и прыгнул мне на спину. Хорошо, что я успела руки выставить, а то бы он сравнял счет, расквасив мой нос-картошку.
   - Ты за это ответишь, крош-шка, - прошипел красноглазый брюнет и направился к нам. Оскалился в жуткой ухмылке, обнажив белоснежные клыки.
   Я уже готовилась закричать от ужаса, невзирая на бессмысленность этой затеи, но из темноты вышел еще один мужчина.
  Сначала я обрадовалась, надеясь, что незнакомец спасет меня, но увидев, кто именно им оказался, чуть не застонала от беспомощности. Нет, ну что за невезение!
  - Господа, я не помешаю? - хрипловато поинтересовался спаситель.
  - Проваливай, - грубо рыкнул на него блондин, но неожиданно и удивленно заскулил, словно собака побитая любимым хозяином за кусок стащенного с тарелки мяса. Скатился с меня и сжался в комок.
  - Ульрих, - переводя шокированный взгляд с подельника на спокойно стоящего мужчину в черном меховом плаще, припорошенном снегом, позвал вампир, - что с тобой?
  Но тощий не ответил, лишь сильнее сжался на заснеженной земле, почти уткнувшись носом в собственные колени.
  - Что ты с ним сделал? - грозно обратился он к незнакомцу.
  - Давай покажу, - окинув меня внимательным взглядом, холодно предложил мой спаситель. И вскоре красноглазый вампир лежал на земле, завывая от боли.
  Я не стала ждать окончания пытки разбойников, решив, что пока все внимание темного мага принадлежит им, можно спокойно добежать до постоялого двора и уже там, в спокойной атмосфере теплоты и безопасности, подумать о случившемся.
  Сначала все шло неплохо. Мне удалось встать и даже поднять сумку, до которой не успели добраться бандиты. Голова немного кружилась, но я была уверена, что вполне смогла бы дойти самостоятельно, но тут вновь удача отвернулась от меня. Сделав пару шагов, я почувствовала, что падаю. Сначала вперед, а потом почему-то вверх и назад. На талию легли сильные, такие знакомые руки, крепко сжали, словно их хозяин хотел таким образом наказать. За спиной послышался тяжелый прерывистый выдох и глубокий почти болезненный вдох.
   Я посмотрела вниз и только заметила, что между моих ног находится тьма. Дернулась назад от испуга, случайно затылком приложившись к лицу мужчины (второго за сегодняшний вечер!) и замерла, боясь пошевелиться и упасть с довольно-таки приличной высоты на землю.
  - Не бойся, - прогнусавил темный маг, - хоть этот конь и сделан из тьмы, он вполне материален и разумен. Если не будешь громко кричать и сжимать его бока, он тебя не сбросит.
  Я ничего не ответила. Лишь прижала покрепче сумку к груди и, склонив голову набок, с любопытством стала рассматривать магического коня, который способен сотворить только очень могущественный маг. Животное, будто почуявшее мой интерес, повернуло голову и посмотрело на меня своими красно-оранжевыми, словно живое пламя, глазами.
   - Привет, - прошептала я, на этот раз не дернувшись, лишь вздрогнув, да и только.
   Конь в ответ лишь фыркнул, но в этом звуке мне почудилось, будто он надо мной насмехается.
   - Ну и ладно, - буркнула под нос я, отворачиваясь в сторону.
   И только сейчас обнаружила, что скулеж и завывание стихли. Чуть свесившись в сторону, посмотрела через плечо назад, опасаясь увидеть неподвижные молчаливые тела горе-грабителей, но, к своему изумлению, никого не обнаружила. Усилившийся снегопад успел даже замести все следы, словно никого здесь и не было.
   - Они в тюрьме, - не дожидаясь моих вопросов, холодно проинформировал меня директор де Варгас. И чуть слышно добавил: - И больше никогда не смогут прикоснуться ни к одной женщине.
   Я ничего не ответила, но от меня этого и не ждали. Думала, что Алэрико де Варгас вернет меня домой, но мужчина направил своего магического скакуна вперед.
  За окнами выла и стонала разыгравшаяся суровая вьюга. Снег больше не напоминал блестки из хрустального шара. Теперь он валил сплошной стеной, закручивался в спирали, налипая на стекла и грозился вот-вот завалить весь двухэтажный трактир до самой крыши.
  Я стояла у окна, смотря на эту круговерть, и вспоминала недавний разговор со своим спасителем.
  Волшебный конь доставил нас до постоялого двора за несколько шагов. Либо я почти добралась до намеченной цели, когда меня перехватили разбойники (что, скорее всего, не так), либо магическое создание передвигалось по какой-то своей короткой дороге. Пока я тихо прижимала к груди свой саквояж, директор не проронил ни слова. Лишь крепко сжимал одной рукой мою талию, словно боялся побега. Я могла бы его успокоить, сказав, что сверзиться с такой высоты и сломать себе шею не горю желанием, но разговаривать почему-то не хотелось. Мысли вяло ворочались в голове, не задерживаясь на чем-то конкретном. Я словно дремала с открытыми глазами. Наверное, у меня был шок, и до моего мозга никак не доходило, в какой опасности недавно я была. А директор, видимо, желал побеседовать в более уютной обстановке.
  Когда темный маг буквально втолкнул меня в трактир, где за высокой деревянной стойкой дремал хозяин постоялого двора, то с меня спало полусонное состояние. Я развернулась и настороженно стала следить за действиями спасителя.
  - Мои комнаты готовы? - не глядя на меня, подошел к низенькому лысеющему степному орку и протянул руку в черной перчатке.
  - Конечно, лорд де Варгас, - залебезил хозяин, показывая желтеющие нижние клыки в щербатой улыбке. Наверное, драки в его трактире бывают частенько, и он сам не прочь принять в них горячее участие. Орк быстро достал из-под стола связку и положил в протянутую ладонь два новеньких железных ключа.
  - Наш ужин можешь подать через полчаса в мою комнату, - направляясь к лестнице, что находилась чуть дальше и левее от стойки, приказал темный маг. И не оборачиваясь, бросил уже мне: - Пойдем, Магнолия, поговорим без лишних ушей.
  Я подождала пока угрюмый директор скроется на верхнем этаже и, подойдя к все еще сидящему за стойкой хозяину, поинтересовалась:
  - У вас есть свободные комнаты?
  - Есть, - удивленно посмотрел на меня своими болотными немного выпученными глазами орк. - Позвольте спросить, леди, зачем вам третья комната? Вы с лордом де Варгасом еще кого-то ждете?
  - Н-нет, - чуть запнувшись, ответила я. И хотела продолжить беседу, но не успела. Сверху раздался недовольный окрик директора академии межрасовых отношений.
  - Лучше бы вам подняться скорее, - полушепотом посоветовал орк, чуть подавшись мне навстречу, словно боялся, что темный маг может его услышать (хотя кто их знает). - А то лорд с самого утра ходит угрюмый.
  Я нахмурилась и осталась стоять на месте. Всем своим видом показывая, что жду пояснений.
  Орк тяжело вздохнул, обдав мое лицо луковым ароматом, и продолжил тихо:
  - Когда он в таком настроении, может сделать сгоряча много чего... - он замялся, явно подбирая мягкое выражение необдуманным поступкам темного мага.
  - Непоправимого? - попыталась помочь я бедняге, который, судя по многочисленным складкам на широком бледно-зеленом лбу, никак не мог выбрать что-то менее пугающее или безобидное.
  - Неудобного, - наконец-таки произнес хозяин трактира.
  - А много он успел... - но не закончила вопроса, так как меня перехватили за талию сильные ладони и на вытянутых руках, как знамя, понесли на второй этаж. Мне ничего не оставалось, как смириться с не совсем удобным положением и, крепко держа свой чемодан в руках, молча ожидать, когда меня поставят на ноги.
  Меня внесли в просторную комнату и поставили прямо посередине перед кроватью. Я внимательно стала оглядываться, пытаясь оттянуть время от, наверняка, неприятного разговора.
  Помещение было небольшим и безликим, как и множество таких же в других постоялых дворах. Кровать занимала практически все пространство комнаты, в углу находился узкий маловместительный березовый комод с двумя выдвижными ящиками. Деревянный стул и небольшой квадратный столик, заменяющий тумбочку, располагались у окна. Единственная особенность и привлекательность этой комнаты - отдельная ванная, примыкающая к помещению. Темному лорду не потребуется расхаживать полуодетым с мокрыми волосами по прохладным темным коридорам.
  - Можешь принять ее позже, твоя комната напротив моей, - проследив за моим завистливым взглядом, предложил спаситель.
  Я с тяжелым вздохом повернулась к мужчине и спросила, впервые за вечер, посмотрев ему в лицо:
  - Спасибо за помощь на дороге. Но почему вы не вернули меня домой?
  Закрыв дверь на ключ и магию, чтобы не подслушивали, Алэрико де Варгас прошел к стулу и расположился на нем так вольготно, что казалось он сидит не на деревянном стуле, а в мягком кресле. Показав мне жестом, что могу занять кровать, брюнет внимательно изучил мой внешний вид, уделив лицу особенное внимание. Я вспомнила, что там, несомненно, налился здоровенный синяк на пол лица и смущенно опустила глаза. Хотя руки так и чесались потрогать ушибленное ноющее место, я продолжала сжимать свой багаж двумя руками.
  - Мы с твоим отцом предположили, что ультиматум вынудить тебя сбежать из дома, - поджав губы, начал рассказывать спаситель. Перевел свой взгляд на руки и продолжил: - Хотя Глава Клана не был столь уверен. Он думал, что ты знаешь о защите горы.
  - Защите горы? - удивилась я, все же присаживаясь на краешек постели.
  - Я так и думал, - самодовольно произнес собеседник. - Ваша гора, даже если ты не слышишь ее зов, всегда защитит любого, в ком течет ее кровь. Она не дала бы тебе выйти наружу, если бы ты была против этого.
  Я досадливо цыкнула языком. Вот что мне стоило больше уделять времени изучению истории собственного народа? Ведь думала, раз я не слышу зова камней, то и остальное мне знать нет необходимости.
  - Мы предположили, что ты решишься покинуть дом в сумерках, - продолжил тем временем темный маг, не обращая внимания на мою реакцию. - И затем направишься в единственное доступное в это время суток заведение. Только вот не учли, что кто-то сможет перехватить тебя по дороге. Твой отец уверял, что здешние места безопасны, а я - дурак, поверил.
  Послышался недовольный скрип зубов, и я удивленно посмотрела на мужчину.
  - И что вы хотели сделать потом? - поинтересовалась я, косясь на двери.
  - Когда бы ты пришла сюда, я тебя встретил бы. Мы переночевали и на следующее утро отправились бы в академию, - перехватив мой взгляд, темный лорд мрачно улыбнулся и добавил: - Впрочем, и теперь нам ничего не мешает это сделать.
  - И вы думаете, что я в знак благодарности за спасение спокойно сделаю, как вы просите? - резко поднявшись с кровати, громко спросила я.
  - Вообще-то, я надеялся на то, что спасителю чести и жизни ты пойдешь на уступки, - честно признался маг.
  - Вынуждена огорчить вас, - иронично усмехнулась и сделала пару шагов к дверям ванной комнаты. Отказываться от горячего душа и оплаченной спальни не собиралась. - Моя честь уже давно отдана, а жизнь подверглась опасности именно из-за вас. Так что я ничего вам не должна. И если ваше предложение еще в силе, то я им воспользуюсь (исключительно моральная компенсация!).
  - Безусловно, - великодушно разрешил мужчина. Но тут он стремительно оказался рядом и, бережно взяв мое лицо в свои едва подрагивающие ладони, сказал: - Позволь залечить.
  И тут же, не дожидаясь разрешения от меня, слишком удивленной происходящим, провел большим пальцем по синяку. По скуле медленно разлилось тепло, забирая с собой ноющую боль. Затем его ладони неторопливо поползли вверх, зарываясь в мою растрепанную гриву и осторожно массируя виски.
  Я прикрыла глаза от столь необычной, но такой приятной ласки. Сколько мы так простояли у порога, ванной я не знаю, но выпавший чемодан из ослабевших рук, заставил резко открыть глаза и отшатнуться от странного директора.
  - Спасибо, уже все хорошо, - отчего-то охрипших голосом сказала я. Подхватила сумку и, боком проскользнув в ванную, закрылась на замок. Посмотрев вперед, поймала взгляд в зеркале смущенной девушки с медленно расцветающей торжествующей улыбкой на чистом симпатичном личике. От получившейся проделки хотелось смеяться от радости. Мне удалось незаметно внедрить в ауру директора своего "шпиона". И если он думает, что завтра я спокойно поеду с ним в академию, то глубоко ошибается. Теперь я буду на шаг впереди него и сбегу еще до его пробуждения.
  Посмотрев еще немного на вьюгу, я понадеялась, что завтра она пройдет. И с легким сердцем легла спать.
  
   ГЛАВА 4
  К моему глубокому сожалению, проснуться раньше и сбежать не вышло. Начавшаяся ночью вьюга не желала так быстро сдавать свои позиции и продолжала укрывать все вокруг пуховым снежным одеялом. Снежинки-льдинки налипли на углы стекла кружевной красивой рамкой, оставляя небольшое окошко для обзора посередине.
  И хоть мой спаситель до сих пор нежился в постели, отсыпаясь после недавнего бурного вечера, я нервничала. Невозможность сбежать от темного мага раздражала. Когда в мою дверь постучали, я накручивала шаги по небольшой спальне вдоль такой же скромной кровати.
  - Кто там? - остановившись напротив двери, спросила я. Если бы сам лорд решил пожелать мне доброго утра, я знала бы, так как мой "шпион" до сих пор успешно притворялся частью ауры Алэрико де Варгаса.
  - Завтрак, - тихо ответил приятный женский голос.
  - Я не заказывала, - ответила, прежде почесав кончик носа.
  - Лорд де Варгас еще вчера приказал подать вам в комнату, - вежливо пояснили мне.
  "Вот же самонадеянный темный!" - с восхищением подумала я.
  - Входи, - разрешила я, на всякий случай, отходя к окну, где стоял наготове собранный чемодан.
  В комнату с тяжелым подносом в руках вошла девочка-подросток. Высокая, вся угловатая, рыжеволосая с капризно-вздернутым маленьким носиком и россыпью ржаных веснушек по всему лицу и открытой формой шее.
  Наверняка она ожидала, что я помогу ей: либо подержать дверь, либо забрать из ее рук поднос. Но я настороженно следила за ней, оставаясь у окна, готовая в любой момент выпрыгнуть в него, невзирая на непогоду.
  Рыженькая полукровка хмыкнула, магией раскрыла дверь нараспашку и направилась к небольшому столику, находившемуся напротив кровати. Аккуратно поставив на столешницу разнос, не спеша переложила его содержимое и закрыла дверь, оставшись стоять внутри комнаты молчаливой статуей.
  - Наблюдать, как я ем, тоже приказал темный маг или это ваш новый сервис? - ехидно поинтересовалась, не двигаясь с места.
  - Нет, это лично моя инициатива, - таким же тоном ответила рыжая. - Вдруг ты стащишь серебряные вилку и ложку?
  Подойдя к столу, заметила, что вилка и маленькая десертная ложка и правда из серебра. Села и, заглянув под крышку, которой была накрыта тарелка, искоса посмотрела в сторону девчонки.
  Она продолжала беззастенчиво меня разглядывать, недовольно хмуря лоб.
  - Так что ты действительно здесь забыла? - доставая амулет на обнаружение различных ядов и проводя им над своим нехитрым завтраком, поинтересовалась я. Неказистый круглый камешек серого цвета с едва различимыми прозрачными слюдяными прожилками на черном закрученном ремешке был всегда под рукой. С тех пор как мои сородичи различными способами пытались хотя бы временно отстранить меня от дел Клана, он прочно вошел в число самых часто используемых мной амулетов. - Никогда не поверю, что ты подумала, будто я могу что-то украсть здесь. Тем более что за все платит Алэрико де Варгас.
  - Вот именно! - вдруг взвилась рыжая полукровка, щелчком пальцев накладывая полог тишины. - Никак не могу понять, что он в тебе нашел? Ты же не красотка, да и дара у тебя никакого вообще нет.
  По мере того как девушка выплескивала накопившееся негодование, мои брови все сильнее поднимались вверх, грозя соединиться с волосами. Неужели эта малолетняя пигалица влюблена в темного мага? Так пусть не переживает. Насколько поняла, мужчину я интересую скорее как интересная букашка, которая смогла ненадолго взлететь с оторванным крылом, чем как женщина.
  Я хотела уже поведать рыжей об этом, даже рот открыла, но следующие ее слова заставили меня вновь его закрыть.
  - Чем же ты его зацепила, что он взял тебя себе в академию? Даже ради этого не поленился самолично приехать за тобой? - раскрасневшись от злости, будто переспелый помидор, выплюнула девчонка и сложила руки на маленькой груди. Веснушки практически исчезли с лица, сравнявшись с ним по цвету. - Его пытались увлечь самые красивые женщины этого мира, но даже им он не уделил и сотую часть того времени, что он потратил на тебя.
  - Ты не поступила в Академию Межрасовых отношений? - догадалась я, отметив, что пить сок в высоком стакане не стоит, если не хочу провести весь день в местном нужнике. Остальные продукты были в порядке.
  - Да тебе какая разница? - обиженно поджала губы пигалица.
  - Послушай, - миролюбиво обратилась я, - как тебя зовут?
  - Ну, Фрида, - прищурив серые глаза, ответила все-таки девица.
  - Фрида, поверь, я не горю желанием учиться в академии де Варгаса, - услышав недоверчивое хмыканье, поспешила продолжить, разглядывая, как медленно на бледнеющем лице проступают ржаные пятна. - Точнее раньше, конечно, хотела. Но после того, как он сначала категорично отказал мне в возможности там обучаться, а потом вдруг поменял свое решение, расхотела. И теперь он буквально заставляет стать адепткой его академии.
  - Врешь! - воскликнула ведьма. По манере колдовать я сразу поняла, кто передо мной.
  - Хочешь, камнями поклянусь? - спросила я. Все знали, что камни никогда не выносят лжи и любой гном, нарушивший клятву, мог лишиться Зова камней. Теперь на хорошеньком личике проступило неподдельное удивление. А я решила воспользоваться шансом и вырваться из снежной западни.
  - Послушай, Фрида, - я подошла к девушке и, взглянув в глаза, умоляюще попросила: - помоги мне сбежать. Ты же, как я понимаю, учишься в другой академии?
  Она кивнула, хмуря небольшой лоб, не совсем понимая, чего я от нее хочу.
  - Ты можешь открыть мне портал куда-нибудь? - я коснулась ее кисти пальцами, мягко подсаживая своего светлячка в ее ауру. - Неважно куда. И ты не думай, я заплачу за работу.
  - Вообще-то я это еще не умею делать, - смущенно призналась рыжая. И, заметив, мой расстроенный вид, добавила: - Но у меня есть другой вариант. Я могу зарядить один из одноразовых амулетов, на случай сильного снегопада мы приобретаем парочку, и дать тебе. Только сразу предупреждаю, что они барахлят и ты можешь выйти не там, куда планировала.
  - Неважно, - решительно ответила я, воодушевляясь. - Главное, что подальше от Алэрико де Варгаса.
  - Обычно погрешность ошибки составляет несколько километров, но в такую непогоду может сильно отклониться от конечной точки, - добавила неуверенно ведьма.
  - Придется рискнуть, - закусив губу, все же решила я.
  Пока Фрида ходила за амулетом и заряжала его, я неспешно позавтракала. Кто знает, куда я попаду и когда смогу в следующий раз подкрепиться. На всякий случай попросила у ведьмы нехитрого провианта. Доверять ей всецело не торопилась, ведь не понятно с чего она мне решила помогать. Может дело было в женской солидарности, а может в попытке избавиться от конкурентки за внимание лорда директора. То, что она честно предупредила меня о возможности очутиться незнамо где, ничего не говорит. Может, она специально решила испортить амулет переноса, чтобы я угодила в неприятности. Но выбора у меня особого не было. Насколько поняла из рассказа девушки, Алэрико де Варгас планировал отоспаться, пообедать и перенести нас сразу же в академию. Ему, как могущественному темному магу никакие артефакты и амулеты для этого не требовались.
  - Готова? - шепотом спросила рыжая, держа в руке настроенный и заряженный амулет. На миг показалось, что в серых глазах девушки мелькнуло злорадство, но следующий вопрос заставил отбросить сомнения: - Ты уверена? Может, передумаешь? Говорят, что Академия Межрасовых отношений - одно из самых лучших учебных заведений Тайниуира.
  - Да, я слышала об этом, - досадно отмахнулась я, забирая амулет. - Но ты мою позицию знаешь.
  Обсидиановый кругляш оказался теплым, почти горячим на ощупь и неприятно шершавым, словно язык. Решимость использовать его пошатнулась. Но лишь на мгновение. Так как через секунду мой светлячок подал сигнал о том, что директор не только проснулся и нашел подселенца, но и быстро одевается, чтобы поговорить со мной.
  - Куда отправишься? - долетел до меня вопрос ведьмы. Она думала, что я прикрыла глаза, чтобы лучше представить себе место назначения. Но я лишь прислушивалась к злому бормотанию темного мага, пытаясь разобрать слова.
  - Лучше если ты не будешь знать об этом, - открывая глаза, поспешно ответила я. Заметив обиду на конопатом личике, пояснила: - Если он решит проверить твои мысли, то ничего не узнает.
  - Я могу ставить блок, - гордо вздернув нос, заявила ведьма. - Нас еще на первом курсе этого обучили. Я - лучшая на потоке.
  - Охотно верю, - решив не терять больше времени, мягко ответила я. Алэрико де Варгас уже был почти одет, так что стоило поторопиться. - Но не забывай, что он - самый могущественный темный маг в нашем мире.
  Произнеся последнюю фразу, я вспомнила место, где была года три назад с отцом с деловым визитом, и, не прощаясь, шагнула в открывшееся окно перехода. И как раз вовремя, так как в дверь громко и настойчиво постучали.
  Я, конечно, была готова, что отклонюсь от курса, но что мне так не повезет - не ожидала.
  Вместо жаркого побережья Тайниуира я вот уже несколько минут стояла перед коваными воротами, смотря сквозь узкую решетку на Академию Межрасовых отношений, и напряженно думала, чем же успела так сильно прогневить Пресветлого Бога. Это же надо было убежать от Алэрико де Варгаса, чтобы тут же угодить туда, куда он так настойчиво и методично пытался меня доставить?!
  Здесь в отличие от моего горного края снега было очень мало. Он едва прикрывал землю, но по хмурому свинцовому небу было ясно, что это ненадолго. Холодный ветер лишь изредка пробегался по лицу, ласково поглаживая ледяными ладонями-потоками. Постоянно за спиной с тихим шумом проезжали кары и наемные экипажи, запряженные четверкой коней. Жители Бристаля неспешно прогуливались по улицам, что-то весело обсуждая. Это я заметила краем глаза, потому что все мое внимание было направлено на двухцветную громаду одного из лучших учебных заведений нашего мира. И я никак не могла заставить себя оторвать от него ошеломленный взгляд.
  Лишь одно радовало в такой ситуации - я стояла снаружи ворот, а не внутри, то есть могла спокойно сбежать, пока директор не нашел меня. Но утешение оказалось скоротечным. Стоило повернуться спиной к теряющимся в свинцовых низких облаках трем башням академии, как я уперлась лицом прямо в твердую грудь мужчины. Поднимая голову, я уже знала, кого увижу.
  - Ваше рвение к учебе, конечно, похвально, - с обидной усмешкой произнес темный маг, на всякий случай удерживая меня руками за плечи, чтобы не сбежала, - но все-таки стоило дождаться меня. Снежный буран, усилившийся в вашем краю, мог сильно сместить конечную точку пути.
  - Он и так сильно сместил ее, - сквозь зубы прошипела я, смотря прямо в черные глаза директора академии.
  - Да не особо, - спокойно пожал плечами темный маг. - Всего-то на несколько сотен метров. Вместо моего кабинета ты вышла перед воротами академии.
  Алэрико де Варгас огляделся по сторонам, стараясь не сильно улыбаться от моего возмущенного сопения, когда я осознала масштаб подставы, и открыл портал. Не дожидаясь пока я сделаю шаг, приобнял одной рукой за плечи и прошел вместе со мной в темный кабинет. Как только за спиной мага с тихом хлопком закрылся портал, в помещение зажглись тусклые магические шары, что вяло плавали под выскоим сводчатым потолком.
  Я огляделась. Окон здесь не было. На каменном полу у входа лежал светлый ковер с каким-то старым темно-бордовым пятном ближе к центру, напоминающим запекшееся вино или кровь. Почему интересно его не вывели? На одной стене висели гобелены и старинные часы, показывающие половину третьего дня. В другой - камин и рядом стоит мягкое темно-коричневое кресло. У противоположной от входа стены расположился стол с темно-зеленым сукном, на нем - затертые серые папки с какими-то бумагами с краю, чернильница с пером, пустой подсвечник из черненого серебра. Во главе стола стояло кресло, в котором, наверняка, принимал посетителей сам директор академии. Стулья для посетителей не могли похвастаться такой же мягкостью и удобством, как мебель хозяина кабинета. Видимо, таким образом подчеркивалось величие и власть директора. Позади кресла находился шкаф, на полке несколько книг, соседствующих с колбами из такого мутного стекла и не разобрать, что внутри. Череп потрескавшийся, приткнувшийся между двумя томами изучения смешения разных магий, пепельно-серого цвета с жуткими клубящимися тьмой глазами, казалось, неотрывно с явным неодобрением следит за каждым моим действием.
  - Нравится? - раздался сзади чуть хрипловатый голос темного мага.
  - Нет, - честно призналась я. Подойдя и встав напротив жуткого явно непростого черепа с двумя маленькими углублениями-вмятинами на лбу, нарочито весело добавила: - Но это ведь не мой кабинет. Да и в академии задерживаться я не собираюсь, поэтому можете оставить все как есть.
  - Спасибо за разрешение, - раздался насмешливый голос за спиной. - Но, боюсь, мне придется огорчить тебя. Ты останешься в академии и ближайшие шесть лет будешь часто наведываться в мой кабинет.
  С досады прикусила губу, но потом мне пришла в голову идея и я едва сдержала улыбку. Никто не любит наглых девиц. Сама таких терпеть не могу. Я медленно обошла стол по периметру и вольготно уселась в кресле директора, закинув ноги на столешницу и пачкая ее подтаявшим снегом. Довольно усмехнулась, заметив, как зло сощурились глаза темного мага, проследившего за стремительно расползающимся темным пятном на дорогом зеленом сукне под моими сапогами. Но вскоре улыбка моя стала натянутой, так как по спине, вдоль позвоночника, побежали ледяные мурашки непонятно откуда взявшегося ужаса. Скорее всего, череп - это какой-то охранный артефакт. И я даже думать не хотела, что со мной может случиться, если он примет меня за вражеский объект.
  - С чего вдруг вы так решили? - пытаясь за разговором отвлечься от неприятных ощущений, поинтересовалась я. - По законам Горного Клана я - уже пару лет как совершеннолетняя девушка. И могу сама за себя принимать решения.
  - Верно, - медленно и грациозно, словно опасный хищник, готовящийся к нападению, хозяин кабинета подошел ко мне. Опираясь на столешницу обеими руками, подался вперед и вкрадчиво добавил: - Только вот у темных совсем другие законы. Академия Межрасовых отношений в большинстве своем опирается именно на них, поскольку, как ты успела заметить, ее директор сам из их числа. Ты в данный момент находишься на территории академии и, следовательно, должна им подчиняться.
  - Насколько я знаю, - стремительно поднявшись, отчего кресло едва не свалилось на шкаф, но в последний момент удержалось на месте, я повторила позу Алэрико де Варгаса и зло произнесла: - чтобы эти законы на меня распространялись, я должна успешно сдать вступительные экзамены, подписать договор и стать адепткой данного учебного заведения. Но даже если бы я хотела этого, не смогла бы пройти вступительные испытания из-за отсутствия магии.
  - Ты права, - улыбаясь, согласился директор. - Но есть и другой вариант.
  Я напряглась, так как по лицу темного мага расплылась донельзя противная довольная улыбка.
  - В каждом правиле есть исключение. В Уставе Академии Межрасовых отношений сказано, что при наличии уникального или опасного дара возможно принудительное принятие в ряды учащихся адепта или адептки при условии согласия их законных опекунов.
  - Но у меня нет дара, - раздраженно напомнила я, глядя в обсидиановые глаза собеседника.
  - Есть, - возразил мужчина и, наклонившись ближе к моему лицу, так что я почувствовала горьковатый ароматный запах кофе, пояснил: - Он малоизученный и очень... очень опасный. В первую очередь для тебя самой.
  Резко отстранившись, противный маг, став серьезным, добавил: - Договор с твоим отцом уже заключен и подписан. С сегодняшнего дня ты стала адепткой Академии Межрасовых отношений, а послезавтра уже приступаешь к занятиям. Один день даю тебе на принятие своего положения, обустройства дома и изучения правил поведения, Устава АМО и расписания.
  - Расписания? - недоверчиво переспросила я. - Оно уже составлено?
  - Уже месяц как составлено и пару недель как отредактировано, - Алэрико де Варгас невозмутимо взял одну из папок со стола, одновременно высушивая мокрое пятно с зеленого сукна, открыл портал и вопросительно посмотрел на меня.
  - Куда на этот раз? - обреченно подходя к мужчине, поинтересовалась я.
  - Осматривать твой дом, - коротко пояснил директор. - Проживание отдельно от других учащихся было одним из условий твоего отца.
  - Ну, разумеется, - вздохнула я. Конечно, мой родитель не хотел, чтобы я была обычной адепткой. Он всеми способами хотел выделить меня среди других.
  Дом располагался на территории академии, там же располагались домики преподавателей и других "привилегированных" учащихся. Но не это больше всего разозлило меня. Нет, сам дом оказался небольшим, но довольно уютным. Гостиная, спальня, раздельный санузел и небольшая кухня со всем необходимым. Меня вывело из себя расположение этого дома. Он находился прямо напротив двухэтажного особняка самого директора. Видимо для того, чтобы лучше приглядывать за мной и моим опасным даром.
  - Если что-то понадобится, то вы знаете, где меня искать, - остановился в дверях темный маг. И так как я молча буравила его ненавистным взглядом, прибавил: - В кабинете или в доме напротив. Мои двери всегда открыты для тебя.
  Последняя фраза прозвучала как-то двусмысленно. Но я не стала заострять на этом внимания. Бросив саквояж, оставленный мной в кабинете и который не забыл взять темный маг, посередине коридора, я подошла вплотную к ожидающему чего-то мужчине и тихо поинтересовалась:
  - Фрида и амулет - ваша работа?
  - Она выпускница нашей академии, - не стал делать вид, что не понимает о чем речь, директор. И когда я, обиженно поджав губы, собралась закрыть дверь перед носом мужчины, он, схватившись за ручку с внешней стороны, поспешил добавить: - Не злись на нее. Фрида - хорошая девушка. И она была против, но я настоял.
  - Мне все равно, - пожала я плечами. Затем посмотрела прямо в глаза глубоко ненавистного мужчины и сказала: - Знаете, просто обидно, когда тобой распоряжаются, словно куклой. Когда все решения принимают за тебя, не интересуясь твои мнением. И становится противно, когда твоя судьба в чужих руках. Чувствую себя привилегированной элитной рабыней, не имеющей права голоса.
  И с мрачным удовольствием закрыла перед ошеломленным магом дверь, громко хлопнув ею напоследок.
  
   ГЛАВА 5
   Оставшийся вечер и весь следующий день я распаковывала вещи. Затем обошла местные достопримечательности, изучила устав и законы академии, уделив особое внимание пунктам, где указывалось, что запрещается делать ее адептам. И по мере ознакомления у меня появился новый, замечательный план, как сделать так, чтобы меня отчислили.
   К моему огромному сожалению, покинуть территорию учебного заведения мне не позволялось. Невидимая преграда мягко отталкивала меня назад, если я пыталась сделать хоть шаг за ворота академии. Возможно, этот барьер можно было устранить с помощью магии. Но так как ее у меня не было, то приходилось искать другие пути решения моей проблемы.
   Словом, в первой свой учебный день я была во всеоружии и, естественно, на свое первое занятие... опоздала. Хоть и по выработанной с детства привычке вставала с рассветом.
   Когда я не стучась, вошла в аудиторию в середине пары и под ошеломленные взгляды профессора и одногруппников в полном молчании уселась за свободное место, то стала главной темой дня. Ослепительно улыбнулась пожилому гному из Предгорья (если судить по загорелой коже и насыщенному коричневыми оттенками цвету волос), что стоял за кафедрой и задумчиво поглаживал свою бородку. Демонстративно не спеша достала конспект с писчими принадлежностями, которые вчера самолично принес директор, и, подперев щеку рукой, с преувеличенным вниманием уставилась на профессора, игнорируя заинтересованные, а кое-где недружелюбные взгляды сокурсников.
   - А вы, стало быть, наша новая адептка - Магнолия Мка из Горного Клана, - скорее утвердительно, чем вопросительно громким басом сказал гном, понимающе прищурив свои зеленые глаза.
   - Да, - не меняя позы, ответила я, готовясь к тому, что меня сейчас отчитают и выгонят из аудитории.
   - Тогда ничего страшного, что вы опоздали. Алэрико де Варгас предупредил о возможных... недоразумениях, - чуть замявшись, словно подбирал более мягкое определение, пояснил свое спокойное отношение к происходящему профессор. - Так что не будем заострять на этом внимания и продолжим тему.
   - Предупредил, значит, - сквозь зубы прошипела я, сжимая кулаки от негодования. Затем глубоко вдохнула, медленно разжала ладони и тихо, улыбаясь, прошептала, ни на кого не глядя: - Ну ничего. Систематическое опоздание на занятия - это мой билет на волю.
  - Итак, продолжим. Каждому существу, в чьих жилах течет кровь гномов или магов-стихийников, специализирующихся на работе с землей и растениями, покровительствует какой-либо камень. Именно из этих камней обычно делают амулеты или артефакты, притягивающие удачу, оберегающие или защищающие их владельцев от дурных мыслей, а иногда и действий. Так что очень важно правильно определить камень-покровитель для каждого, иначе он просто не будет работать.
  - Скажите, профессор Брант, - подняла руку вверх высокая миловидная брюнетка, привлекая внимание всех присутствующих, - а бывает так, что одному существу покровительствуют сразу несколько камней?
  - Да, но очень редко, - поглаживая бороду, одобрительно кивнул головой гном, - в истории нашего мира такое было лишь дважды. И оба мужчины: один был гномом-полукровкой, другой - стихийником - оказались более чем достойны этого.
  Я грустно усмехнулась. Ну, естественно. Мужчины! Им всегда доставалось все самое лучшее. И в истории всегда писали только про подвиги и злодеяния мужчин. Как будто женщины вообще не были способны на коварство или отвагу?! Но я-то прекрасно понимала, что за спиной почти каждого благородного рыцаря или злодея стояла женщина. И именно с ее подачи совершались подвиги и по ее указке творились самые жестокие преступления.
  - Скажите, какой камень Вас оберегает? - вывел меня из задумчивости голос профессора, обращенный ко мне. Вопрос был логичным и закономерным, ведь у каждого гнома есть свой камень-покровитель, нося который можно защититься от различных видов атакующих заклинаний. Но у меня, к сожалению, не было никакого покровителя, так как я не могла услышать его зов.
  - Какой схватила, такой и оберегает, - буркнула я, пожав плечами.
  - Простите, - удивился преподаватель, расслышав мой ответ. - Это как?
  - Это просто, - ухмыльнулась я. Сделала жест, будто подняла камень с пола, взвесила в руке его эфемерную тяжесть и кинула его впередисидящего адепта. Он трусливо нагнулся, словно и впрямь боялся, что воображаемый камень попадет в него и причинит боль.
  - Не слышите Зов? - понимающе спросил профессор Брант.
  Я мрачно покачала головой и опустила глаза на свои сжатые ладони.
  - Останьтесь после пары, - мягко попросил гном, - подумаем, что можно сделать.
  Я знала, все, что мне может предложить профессор, не поможет. Мы все испробовали, даже в другие гномьи кланы ездили за помощью - не вышло.
  Дальше лекция протекала без неудобных вопросов в мою сторону. Я сидела и, уместив подбородок на ладонях, отрешенно смотрела в окно. Ничего нового из лекции не узнала, так как давно прочитала все доступные книги по Зову, камням-покровителям и связанными с ними возможностями.
  Когда пара наконец закончилась, я неторопливо начала собирать свои вещи в сумку. Одногруппники с любопытством косились на меня, но подходить не пытались... кроме одной. Той высокой брюнетки, что задала вопрос про количество покровительствующих камней.
  - Привет. Я - Мира Маквей - староста нашей группы, - девушка стояла передо мной и, приветливо улыбаясь, протягивала руку для пожатия. Я демонстративно оглядела ее и продолжила собираться. Девушка понимающе хмыкнула и тихо предложила: - Если хочешь, я могу показать тебе академию и рассказать обо всем. Ввести, так сказать, в курс дела.
  - Не надо, - бросила я, посмотрев исподлобья. - Академию я уже рассмотрела, а все остальное неважно. Надолго здесь не задержусь.
  По крайней мере, я очень на это надеялась. Ведь у мужчин терпение не безгранично, а уж у темных магов тем более. Но даже если бы я решила остаться, то никогда не сблизилась бы с девушкой. С парнями мне проще и понятнее, чем с себе подобным полом. От них никогда не знаешь чего ожидать. Девушки всегда отличаются хитростью, подлостью и коварством, в отличие от простодушных мужчин. Хотя и среди их братии такие встречаются, но довольно реже, чем среди женщин.
  - Как хочешь, - не обиделась ведьмочка. И прежде чем развернуться и оставить меня в покое, добавила, заговорчески подмигнув: - Если передумаешь, мое предложение останется в силе.
  Я лишь скривилась, но девушка уже повернулась спиной.
  - Не стоит отвергать руку помощи, - добродушно пожурил гном, ставший свидетелем разговора.
  - Не стоит принимать помощь, если не знаешь, чего потребуют взамен, - спускаясь вниз, к кафедре, ответила я. - Тем более что я сама могу справиться.
  - А как же искреннее бескорыстное желание помочь ближнему? - поинтересовался профессор.
  - В каждом предложение есть выгода для того, кто ее предлагает, - вставая перед гномом и заметно возвышаясь над ним, сказала я. - И если ее не сразу заметно, то это не значит, что ее нет.
  - Кто же так сильно ранил твою душу? - проницательно посмотрел на меня профессор Брант.
  -- Этот вопрос не имеет отношение к моей задержке, - немного грубовато ответила я. Потом улыбнулась и поинтересовалась: - Меня интересует, что именно вы мне предлагаете и чего хотите за помощь?
  - Бедное дитя, - сочувственно посмотрев на меня, вздохнул профессор.
  Я собралась уже сказать, что не стоит меня жалеть, но мне не дали.
  Гном погладил свою густую бороду, добродушно глянул на меня и проинструктировал:
  - Сначала я просканирую тебя "оком", потом соберу данные, сделаю расчеты. И уже от результата будет зависеть, что я могу тебе предложить и какую цену за это спрошу.
  - Идет, - такой расклад мне нравился, ибо быть в должниках я никогда не любила.
  И хотя я не особо верила в успех всей этой затеи, но едва теплившаяся искра надежды в душе начала гореть ровным пламенем.
  Сейчас был большой перерыв между парами, предназначенный для обеда адептов. Поэтому не мудрствуя лукаво, я вместе с остальными проголодавшимися направилась в столовую. Она находилась на первом этаже и была поистине невероятных размеров. Высокие потолки, в вышине которых ярко горели множество магических шаров. Многочисленные длинные столы для адептов, накрытые чистыми светло-серого цвета скатертями с какими-то геометрическими узорами черного цвета по краю. Посередине помещения находился раздаточный стол овальной формы с множеством разнообразных блюд и напитков на любой гастрономический вкус. Было непонятно, каким образом съедобные шедевры появлялись на подносах, когда они заканчивались. Наверняка, магия домовых.
  Сразу за раздаточной зоной находились небольшие круглые и квадратные столики с высокими стульями, на мягкие спинки которых можно было откинуться после еды. Было понятно, что это зона для преподавателей академии. Ну, а дальше всех, практически у дальней стены на значительном расстоянии от столиков профессоров и тем более от длинных столов адептов располагался треугольный черный столик с двумя темными коваными стульями в тон. При виде этого мрачного мебельного гарнитура сиротливо притулившегося у стены в одиночестве возникало ощущение, что сюда ссылали самых провинившихся адептов. Чтобы они ели в уединении под перекрестным взглядом других адептов и преподавателей. В данный момент я не хотела садиться за стол, где обедали моя одногруппники, и подсаживаться к другим учащимся желания тоже не было. За преподавательские столики сесть я не рискнула, разумно рассудив, что меня за это по головке не погладят. Поэтому недолго думая я положила на свой поднос чашку с салатом, жареную отбивную под сливочным соусом с отварной морковкой, взяла стакан с вишневым соком и направилась к столу для ссыльных. Садясь за стол для отверженных, я уже предвкушала, как пообедаю с наслаждением в полной тишине. Даже салфетку успела положить на колени и взять вилку и нож, прежде чем поняла, что тихое перешептывание и гул в столовой затих. И я уже пару минут нахожусь в гробовой тишине, нарушаемой лишь моими действиями.
  Заметила шокированные взгляды всех присутствующих, замерших с некрасиво-раскрытыми от удивления ртами, и гулко сглотнула вязкую слюну. Как-то жутковато все выглядело. Словно там, где сидела я, произошел взрыв. И время вдруг застыло именно в тот момент, когда все обратили на него внимание. Кто-то застыл с ложкой у рта, кто-то так и не завершил шаг. А один из немногочисленных преподавателей так и не сел, замерев в полуприседе.
  - Что не так? - спросила нарочито грубо, обводя напряженным взглядом собравшихся, хотя на последнем слове голос предательски осип.
  И тут, будто кто-то вновь запустил время. Все начали шевелиться, заниматься своими делами, тихо переговариваясь и не сводя с меня заинтересованного взгляда. Все делали вид, что ничего экстраординарного только что не произошло. Но кидаемые пытливые взгляды в мою сторону продолжали действовать на нервы, изрядно подпортив аппетит.
  - К этому привыкаешь, - вдруг раздался знакомый голос с боку.
  Вздрогнув от неожиданности, повернулась, чтобы увидеть, как на соседнем стуле сидит Алэрико де Варгас и с самым невозмутимым видом раскладывает салфетку.
  - Стоило догадаться, что это ваш столик, - тихо пробурчала я.
  - Ничего страшного, - успокоил меня директор академии, беря в руки нож и вилку, - я не против твоей компании.
  - Ну спасибо, - процедила сквозь зубы. Затем глубоко вдохнула аппетитно пахнущий воздух, медленно выдохнула и... решила забить на все. Отрезав маленький кусочек от отбивной, макнула его в сливочный соус, из-под ресниц посмотрела на внимательно наблюдающего за моими действиями мужчину, улыбнулась и пожелала: - Приятного аппетита.
  - И тебе того же, - приступая к своему не прожаренному мясу, ответил темный маг.
  И все то время пока мы обедали в полном молчании, я исподтишка смотрела по сторонам. Преподаватели после появления директора сразу же ретировались, а адепты перестали коситься в нашу сторону, словно нас и не было здесь вовсе. Хотя я была уверена, их так и подмывало поговорить о нас, точнее обо мне, или хоть краем глаза глянуть в нашу сторону, но они держались. Неужели директор был таким суровым и скорым на расправу?
  И еще одна умная мысль посетила мою голову, хоть и с большим запозданием. А почему собственно столик директора стоит так далеко? Нет, чтобы быть подальше от учащихся - вполне понятное желание. Они и так успевают надоесть во время лекций, чтобы еще и за обедом наблюдать их кислые физиономии. Но вот почему он на таком значительном расстоянии от преподавательских столов?
  Я украдкой посмотрела на директора и, натолкнувшись на смеющийся черный взгляд, вновь опустила глаза в свою тарелку.
  - Если вы будете так смотреть, то я подавлюсь, - честно призналась я.
  - А как я смотрю? - с улыбкой в голосе поинтересовался мужчина.
  - Смотрите так, словно поражаетесь моей наглости и, несмотря на свои же слова, хотели бы, чтобы меня здесь не было, - ответила, прямо посмотрев на темного мага.
  Он не смутился, даже не нахмурился столь дерзкому ответу. Лишь уголки губ едва дрогнули в улыбке и он, отложив вилку с наколотым кусочком мяса и нож, серьезно ответил:
  - Когда мне наскучит твое общество, я просто пообедаю у себя в кабинете.
  От такого заявления я даже вилку выронила из рук. Она с громким звоном упала на тарелку, расплескав соус по скатерти. Это что же получается? Неужели мне только что разрешили пользоваться этим столом на постоянной основе?
  - Конечно, можешь, - подтвердил мое предположение, когда я озвучила вопрос. Наклонившись ко мне, он тише добавил: - Даже больше скажу, я буду очень рад твоей компании за своим столиком.
  И откинувшись назад, продолжил обедать, хитро поглядывая на меня.
  Тут меня осенило. Я молча взяла салфетку с колен, аккуратно, как истинная леди, промокнула губы, встала и, взяв поднос в руки, посмотрела на мужчину и сказала:
  - Ваши хитрости и привилегии не заманят меня. Я не буду учиться в вашей академии, даже если вы мне будете платить за это.
  Развернула плечи и направилась в другой конец столовой, где на больших железных столах складывали грязную посуду после обеда другие адепты.
  По расписанию у меня стояла следующая и последняя на сегодня пара: "История мирового расоведения". На нее я решила не ходить по нескольким причинам.
  Во-первых, я не собиралась посещать занятия, так как принципиально не хотела учиться в Академии Межрасовых отношений. Во-вторых, историю мирового расоведения я знала чуть ли не наизусть. Отец долго и упорно заставлял меня учить не столько саму историю, сколько особенности и способности различных рас. Для торговли эти знания были крайне полезны и необходимы. А на примерах из истории он наглядно, так сказать, показывал каких подлостей можно ожидать от той или иной расы. Чего следует избегать или опасаться, ведя с ними деловые переговоры.
  На "Изучение магических потоков магов Земли и их особенностей восприятия артефактов" я пошла лишь с надеждой, что преподаватель заинтересуется моим "феноменом" и решит помочь мне. Мой расчет удался, поэтому я с довольным видом и спокойной совестью отправилась к себе домой.
  Когда я вышла из здания академии, направляясь по вымощенной камнем дорожке, постепенно укрывающейся белоснежным пуховым одеялом, то надеялась прийти домой, понежиться в горячей ванне и почитать одну из книг про гномью магию, которые вчера взяла из библиотеки. Суховатый сгорбленный гоблин с длинным крючковатым носом и большими вытянутыми вниз ушами - местный библиотекарь - упорно и настойчиво впихивал мне еще целую стопку необходимых по моей программе учебников, что я даже заподозрила, что ему за каждую всунутую книгу доплачивают. Уж очень неодобрительно он сопел, когда я вежливо и еще более упорно отказывалась от довольно увесистой стопки, забрав лишь четыре приглянувшихся мне. Одно из пособий было позаимствована мной из запретной секции, пока библиотекарь подбирал мне остальные книги. Точнее пытался найти хоть одну в нормальном состоянии по каждому предмету. Ведь я попала в академию в середине семестра, а все маломальские приличные учебники были уже разобраны другими адептами. Один из них был как раз по предмету профессора Бранта. Я прочитала достаточно много книг и свитков на болезненную для меня тему о Зове камней. Именно с этого учебника я решила начать изучать, хотя руки так и чесались заглянуть в украденное пособие. Но на нем был магический замок, который я пока не знала, как открыть без магии. Правда у меня уже были идеи по его вскрытию. Осталось только выбраться, хоть на время, из академии в город.
  Читала вскользь, так как в большинстве своем информация оказалась уже знакомой. Лишь изредка попадалось что-то новое, но, к моему сожалению, для меня бесполезное. Например, впервые Зов камней, как способность, было описано еще до вторжения на Тайниуир темными иномирцами-захватчиками. До этого считалось, что каждое дите гномьего народа вне зависимости от расположения Клана (горного, степного, предгорья и т.д.) слышит Зов камней. Это не считалось способностью, а скорее особенностью всех, в чьих жилах течет кровь гномов. Но пять веков назад, задолго до Межрасовой войны, на свет появилась первая полукровка, в которой так и не проснулся этот дар (знакомая история!). Но вот что стало с этой девочкой после того, как выяснили, что Зов камней - это способность, к моей досаде, не описывалось.
  Размышляя о том, что вчера выяснила, я не спеша дошла до своего домика. Бросила гневный взгляд напротив, на двухэтажный особняк ненавистного директора академии, в которой вынуждена находиться против своей воли и направилась к себе, принимать ванну.
  И все было хорошо. Я спокойно приготовила ароматную горячую ванну, приглушив магические шары, лениво плавающие под потолком. Полчаса нежилась, ни о чем не думая и практически засыпая. Но остывшая вода не дала этого сделать, и пришлось с сожалением из нее выбираться. Я успела завернуться в большое махровое полотенце и как раз вытирала густые длинные волосы, когда почувствовала, что проваливаюсь куда-то вниз.
  С громким криком я долго падала в темноте, прежде чем оказалась в чьих-то горячих объятиях. Подняв голову, встретилась с недоуменным взглядом мужчины, что спас мою тушку от, наверняка, болезненного удара о каменный пол и громко выругалась сквозь зубы.
  
   ГЛАВА 6
  - Сегодня какой-то праздник, а я не знаю? - чуть хрипловатым голосом поинтересовался белобрысый вампир, с легкостью удерживающий меня на руках.
  - Редьяр, - тихо окликнул знакомый голос. Я повернула голову и увидела Алэрико де Варгаса собственной персоной спокойно восседающего в своем любимом кресле.
  - Я, конечно, благодарен за столь приятную неожиданность, - вампир демонстративно облизнул клыки, посмотрел в мои испуганные глаза и добавил с усмешкой: - Но ты мог бы предупредить меня раньше. Я тогда бы не стал обедать.
  - Редьяр, - предостерегающе прорычал директор, не шелохнувшись. Словно окаменел или его спеленали заклинанием.
  - Хотя трудно отказаться от столь красивого, юного и чистого подарка, - не обращая внимания, продолжил медленно скользить своим красным алчным взглядом вампир. Остановившись на крае полотенца, которое сползло вниз и немного приоткрыло грудь, добавил: - Пожалуй, попробую глоточек. Может быть, даже два. От таких щедрых подарков не отказываются.
  После этих слов я будто проснулась. Дернулась, попытавшись выбраться из горячих (интересно почему?) объятий. Когда у меня не получилось, я со злостью посмотрела прямо в рубиновые глаза и предупредила:
  - Пусти, а то все клыки пообломаю, шепелявить будешь!
  - О как! - крякнул, не ожидавший такого, блондин. И, повернувшись к все еще напряженно молчащему темному магу, весело сказал: - А она мне нравится. Где ты ее взял?
  - Яр-р-р, отпусти ее немедленно! - сжимая подлокотники кресла до треска, потребовал хозяин кабинета. Хотя весь его вид излучал спокойствие.
  - Рик, остынь! - по тому, как напряглись руки, держащие меня, поняла - вампир испугался. Пошатнувшись, он сипло добавил: - Даже мои щиты стонут от твоей силы.
  - Поставь ее на пол, - еще тише ответил директор.
  Вампир вмиг стал серьезным. Аккуратно поставил меня на каменный холодный пол и подтянул повыше полотенце, внимательно наблюдая за темным магом.
  - А она похоже не...
  - Вон! - глухо не сказал - выплюнул темный маг.
  Блондин понимающе усмехнулся и в одно мгновение исчез из комнаты. Лишь тяжелая каменная дверь гулко стукнула, закрываясь. В коридоре послышался немного нервный мужской смех, который, впрочем, скоро исчез.
  Я стояла и недоуменно переводила взгляд с двери на главу академии, переминаясь с ноги на ногу (полы все-таки здесь ледяные, а я босиком, да в одном полотенце!).
  А он словно впал в транс. Руки все также до хруста сжимали подлокотники довольно удобного (сама проверяла!) кресла, взгляд темных глаз уставился куда-то в район моей груди, скрытой белоснежным махровым полотенцем, а губы были сжаты в одну сплошную линию. И в полной тишине я с удивлением наблюдала за метаморфозами, происходящими с лицом мага. Сначала он, казалось, мрачно смотрел в одну точку. Но когда я сделала пару шагов по направлению к запятнанному чем-то бурым ковру, его взор неотрывно следовал за мной. Даже жутко стало. Возникло ощущение, что за мной наблюдает притаившийся хищник, который при любом моем резком движении нападет. Затем в его глазах мелькнуло любопытство. Мол, что же я дальше буду делать? Я остановилась, с наслаждением двигая в высоком светлом ворсе пальцами ног. Затем огляделась, впрочем, не выпуская из поля зрения замершего директора академии. Здесь с последнего моего визита ничего не изменилось. Затем я вспомнила, что в моих руках при падении было еще одно полотенце. То самое, которым я сушила волосы. Но его нигде не оказалось, хотя я точно помнила, когда была у вампира на руках, полотенце держала крепко. Даже была мысль ударить им наглого кровососа.
  С волос капала вода, холодными ручейками сбегая с шеи вниз за махровую преграду. Я долго терпела, стараясь не привлекать лишний раз внимания к своей груди, но дальше терпеть столь изощренную пытку не смогла. И, не отрывая настороженного взгляда от фигуры темного мага, быстро провела рукой по мокрой дорожке. Темные глаза на мгновение вспыхнули алым, затем, словно, увеличились в размере и почернели (хотя куда больше?).
  - К-как... - пришлось прочистить горло, так как похоже ожидание на ледяном каменном полу не прошло даром. Голос немного охрип. Я обняла себя за плечи и задала самый главный вопрос: - Как я сюда попала?
  - Порталом, - коротко и по существо. Я, конечно, знала, что краткость сестра таланта, но чтобы до такой степени.
  - А подробнее? - оглядываясь по сторонам в поисках хоть какой-нибудь тряпочки, которой можно укрыться от холода, попросила я. - Кто его создал? Как я в него попала? Кто этот белобрысый хам, что поймал меня и хотел надкусить?
  Задавая последний вопрос, натолкнулась на жадный цепкий взгляд сощуренных темных глаз. Меня словно пронзило разрядом тока, и я невольно передернула плечами.
  Мужчина тяжело выдохнул сквозь стиснутые зубы и медленно поднялся, будто сам себе не доверяя. Взял что-то с верхней полки, где раньше лежал чей-то череп, и неторопливо направился ко мне.
  В его руках я разглядела теплую мужскую мантию и расслабилась. Зря. Как только темный маг остановился в шаге от меня, а я, успокоившись, неосознанно стерла рукой вновь побежавшую ледяную дорожку, директор молниеносно оказался за моей спиной. На голые плечи легли обжигающе-горячие чуть шершавые ладони и сильно сжали.
  Я от неожиданности и боли вскрикнула. Захват ослабел, но руки Алэрико де Варгас не убрал. Медленно провел ладонями снизу вверх, зарываясь пальцами во влажные волосы и начал слегка массировать их. И, несмотря на то, что было весьма приятно, я поспешила отодвинуть и повернуться лицом к странному мужчине.
  Он разочарованно опустил руки и поднял упавшую на ковер мантию. Молча протянул мне, все также пристально наблюдая за мной цепким черным взглядом, проследил, как я в него заворачиваюсь.
  Убедившись, что все мое тело скрылось под темной бархатной материей, он резко шагнул вперед, взял на руки и направился с офигевшей мной к своему столу. Затем остановился, нахмурился и, что-то решив, повернул обратно. Посадил меня в одно из кресел у камина и взглядом поджег поленья, что находились в нем. Синий огонь жадно полыхнул на мгновение и с голодным треском принялся за деревянное подношение. Сам же директор вновь пошел к столу, достал из ящика темную бутылку, бокал и вместе с ними направился ко мне.
  Я напряженно сжалась в комок, забравшись в мягкое кресло с ногами, шокировано наблюдая за действиями хозяина кабинета. Алэрико де Варгас магией придвинул неудобный стул посетителей к камину, открыл бутылку и налил гранатовую жидкость в высокий бокал. Посмотрев сквозь него на огонь, немного помолчал и хрипло ответил:
  - Тот хам, как ты выразилась, - твой преподаватель по истории расоведения - Редьяр де Лем. Он пришел ко мне после лекции и заявил, что ты не присутствовала на паре. А он очень... щепетильно относится к своему предмету и посещаемости адептов.
  Я продолжала молча наблюдать, как директор академии греет в руках бокал, затем чему-то усмехнулся и сделал глоток. Проглотив, он все также не глядя на меня, продолжил:
  - Я настоятельно советую тебе посещать его пары. В ином случае он может воспользоваться своим правом и физически наказать тебя. Лучше до такого не доводить, поверь мне. У него плохое чувство юмора и стопроцентная посещаемость. И сейчас он пришел ко мне, а не к тебе только потому, что ты новенькая.
  - Каким это правом? - возмущенно воскликнула я, неловко пытаясь выпутаться из теплой мантии, будто бабочка из кокона. - Кто ему его дал?
  - Твой отец, - повернув голову и с интересом наблюдая за моими действиями, ответил мужчина. - Когда подписал договор и отправил тебя в мою академию.
  - Что-то я не видела в Уставе в перечне о правах и обязанностях преподавателей академии пункт, где сказано, что они имеют право на физические наказания, - прекратив свои действия, замерла я.
  Прищурилась и внимательно посмотрела на темного мага, пытаясь определить по мимике и жестам, что он обманывает.
  - Прости, - по красиво очерченным губам скользнула улыбка и пропала. Да так быстро, что я подумала, будто это мне показалось в неровном свете голубого огня. - Я забыл прислать дополнительный листок по правам и обязанностям преподавателей академии.
  - А отцу вы тоже "забыли" его показать? - выделив язвительно интонацией рассеянность немолодого, судя по чуть серебреным вискам, директора.
  - Ну почему же, - обиженным голосом возразил хозяин кабинета, но в его черных глазах прятались смешинки, - он досконально и трижды изучил этот дополнительный список, прежде чем дать свое согласие.
  - Врешь! - от неожиданности и нелепости я перешла на "ты". Прищурилась и уверено добавила: - Отец очень любит меня и не позволит причинить мне вред.
  - Да, ему это далось нелегко, - признал темный маг, переводя взгляд с меня вновь на синий огонь. Немного помолчал, словно вспоминая тот момент, и, усмехнувшись, продолжил: - Но я бываю очень настойчив и убедителен.
  Фраза прозвучала весьма двусмысленно и немного угрожающе. Но он еще понятие не имел, с кем решил связаться.
  - Как я попала в портал? - возобновив попытку выбраться из мантии, перешла к другой интересующей теме.
  - А это мое новое изобретение, - снова повернул голову в мою сторону темный маг. - Портал настроен на тебя и ровно в четыре часа будет переносить тебя ко мне в кабинет вне зависимости от твоего местонахождения. Мы будем пытаться изучать и раскрывать твою магию. У нас будут так сказать индивидуальные занятия.
  Я как раз выпуталась из "кокона" и вздохнула с облегчением. В кабинете, благодаря растопленному камину, стало тепло, а в мантии мне сделалось невыносимо жарко. Как только оголенные плечи показались из-под мантии, Алэрико де Варгас запнулся и, проследив, как мантия укрывает спинку и подлокотники кресла, хрипло закончил:
  - Поэтому в следующий раз советую тебе быть в более приличествующем случаю виде, чем сейчас.
  - Если бы я знала, что меня выдернут из ванной в холодный продуваемый всеми ветрами кабинет, то я непременно подготовилась к этому, - ответила язвительно. - Вам не приходило в голову, что необходимо сначала сообщить девушке о вашем новом изобретении, прежде чем использовать его. И, на мой взгляд, прежде чем настраивать его на меня, необходимо было спросить мое согласие.
  - А ты согласилась бы? - поинтересовался он тихо, взглядом медленно лаская мое тело.
  - Нет, - честно призналась я. Потом решив проверить свою догадку, я провела пальцем по краю полотенца и, не отводя взгляда от мужчины (а директор в первую очередь был мужчиной, а уж потом директором и темным магом), вкрадчиво добавила: - Но я могу согласиться на наши индивидуальные занятия, если...
  Сделала паузу, с потаенным удовольствием наблюдая за реакцией собеседника. Он подался всем корпусом вперед, гулко сглотнул и спросил, не отрывая темных глаз от моей руки:
  - Если?
  - Если вы выпустите меня на несколько часов в Бристаль, то я сама буду приходить к вам в кабинет в назначенное время.
  Для того чтобы он перестал связно мыслить, я неторопливо провела языком по нижней пухлой губе при этом как будто ненароком сместив ладонь на свою грудь.
  - Нет, - решительно отказался директор, прикрыв глаза и с усилием откинувшись на спинку стула. - Об этом не может быть и речи.
  - Хотя бы на пару часов, - добавив в голос томности, с придыханием попросила я. - Ведь я не успела купить важные для каждой нормальной женщины мелочи. А в некоторые дни месяца они просто жизненно необходимы.
  - Я позабочусь об этом, - хрипло, не открывая глаз, пообещал темный маг, - напиши список, у тебя все будет.
  - А вдруг я не смогу вспомнить все нужное? - выбираясь из кресла, поинтересовалась елейным голосом. Подошла и встала напротив мужчины, ногами чуть касаясь его коленей, предложила: - Возможно, вы назначите кого-нибудь мне в сопровождающие, раз так не доверяете?
  Алэрико де Варгас вздрогнул при прикосновении, резко открыл глаза, полыхнувшие алым пламенем на дне огромных расширившихся зрачков, и стал медленно скользить взглядом по моему едва прикрытому телу.
  - Возможно, - протянул мужчина, не переставая пожирать взглядом мою фигуру. Облизнул пересохшие губы и добавил: - Но если...
  И надолго замолчал, словно пытаясь вспомнить, о чем хотел сказать. Я довольно улыбнулась, уже празднуя победу. Конечно, без условий не обойдется. Я откинула волосы назад, скручивая их в тугой жгут и открывая тем самым свою шею и ноги, так как полотенце приподнялось вверх вместе с руками.
  "Сейчас он скажет, что для того чтобы мне доверять настолько, потребуется более близкое знакомство", - подумала я и, поправляя полотенце, довольно улыбнулась. Уроки соблазнения мамы не прошли даром. - "Мое благосклонное молчание станет для него сигналом, он пойдет дальше и начнет распускать руки. Сначала я не буду сопротивляться, возможно, даже отвечу на поцелуй. Но как только он попытается взять меня, начну отчаянно вырываться. Скорее всего, распаленный мужчина подумает, что заигрываю и продолжит начатое. Тем более темные эмоционально нестабильные, тем более чистокровные темные маги. И он, вероятно, попытается продолжить, несмотря на мое сопротивление. Даже если у ненавистного мужчины получиться желаемое, то я не сильно огорчусь. Засвидетельствую свершившийся акт преступления и пожалуюсь отцу на изнасилование. А там уже будет скандал, начнутся разборки и суд. И я, наконец, получу вожделенную свободу".
  Все эти мысли пронеслись в голове за одно мгновение. Директор уже тянул к моей груди руку, наверняка, планируя стянуть полотенце. Я мысленно презрительно скривилась, продолжая обворожительно улыбаться и пытаясь не думать о том, что вскоре произойдет.
  На миг рука директора дрогнула и остановилась, затем вновь продолжила свой путь. Подрагивающие пальцы замерли в сантиметре от края полотенца, затем он подтянул полотенце повыше и, глядя на меня смеющимися глазами, серьезно продолжил:
  - Я могу отпустить тебя ненадолго в город, если сам пойду с тобой. Тебя устроит такой вариант?
  Этот подлый темный маг спокойно откинулся на спинку стула, сложил руки на груди и выжидающе уставился мне в глаза. Под его взглядом почувствовала себя распущенной последней дрянью, предлагающей тело в обмен на услуги влиятельного мужчины. Щеки опалил горячий румянец злости и стыда. Надеюсь в полумраке и на смуглой коже не сильно заметно. Захотелось плюнуть в лицо этому самодовольному типу, залепить пощечину и в то же время... расплакаться от того, что приложив столько усилий, такой хороший план полетел к демонам. Еще чего не хватало! Плакать из-за такой мелочи и было бы из-за кого.
  - Я подумаю, - ответила, гордо вздернув подбородок. Так как я все еще нахожусь под властью этого тирана, то не стоит пока портит с ним отношения, вымещая злость и обиду. Ничего придумаю, как отомстить за этот маленький позор.
  - Остались еще вопросы или пожелания? - вкрадчиво поинтересовался хозяин кабинета, продолжая цепко следить за моей мимикой.
  - Нет, - разворачиваясь и направляясь к своему креслу за мантией, сквозь зубы бросила я. Накинула мантию, накрываясь с головой, и молча направилась к двери.
  - Адептка Мка, куда это вы собрались? - полетело насмешливое в спину.
  - Домой, - не поворачиваясь и продолжая идти, буркнула я.
  - Стоять! - озвученное слово таким повелительным и злым тоном заставило меня послушаться и замереть на месте. Спустя несколько секунд я будто очнулась и повернулась к ненавистному магу.
  - Вы не имеете право удерживать меня без обоснованной причины, - выплюнула я, сжимая кулаки.
  - Я и не собирался, - спокойно ответил мужчина, стоящий уже напротив меня. - Просто хотел открыть портал к тебе домой. Ты же не думала, что я отпущу тебя в таком виде бродить по академии и по заснеженной улице?
  - А кто вас знает? - пренебрежительно пожала плечами, смотря злым взглядом прямо в лицо директора.
  - Вот будем видеться и общаться каждый день и ты узнаешь, - не обиделся на мои слова темный маг. Прозвучало категорично и немного угрожающе.
  - В выходные тоже? - мрачно спросила, подходя ближе к мужчине.
  - А это уже будет зависеть от твоих успехов на наших занятиях, - ушел от ответа он. Взмахнул рукой, открывая портал, и жестом пригласил отправляться домой.
  Я ничего не ответила, молча и держа спину неестественно прямо, что даже поясница заболела, прошла мимо хозяина кабинета. Прошла в открывшийся разрыв в пространстве и прежде чем он захлопнулся, услышала тихое:
  - До свидания, Магнолия.
  Резко развернулась, но ответить не успела. Когда пелена ярости, застившая глаза прошла, и я немного успокоилась, то с удивлением огляделась. Я вновь оказалась в собственной ванной, на том же самом месте, откуда была похищена темным магом. Вода, которую не успела спустить, оказалась уже холодной.
  - А второе полотенце, куда все-таки делось? - пробормотала недоуменно вслух. Обыскав всю ванную комнату и не найдя пропажи, решила потребовать у виновника всех моих несчастий десяток новых, взамен пропавшего. Может, в следующий раз дважды подумает, прежде чем неожиданно переносить меня к себе в кабинет.
  Быстро одевшись и наскоро поужинав, я легла спать, планируя почитать книгу в поисках упоминаний о моей проблеме. И с удивлением нашла на прикроватной тумбочке пару листков с гербовой печатью Академии Межрасовых отношений. Взяв бумагу в руки, поняла, что это те самые "забытые" дополнения к правам и обязанностям преподавателей. И когда успел?
  - Ну что ж. Посмотрим, что могу из этого использовать в своих целях, - предвкушающе проговорила я. И погрузилась в чтение.
  
   ГЛАВА 7
  - Хорошо держался, - раздался страшный могильный голос в полумраке кабинета. На миг пространство озарило зеленым тусклым светом, осветив темный силуэт мужчины с бокалом в руке.
  - Если бы не твой совет, то я позорно сдался бы этой мелкой соблазнительнице. И совершил бы величайшую ошибку в своей жизни, - грея в руке рубиновую жидкость, которая в сумраке казалась жидкими чернилами, произнес темный маг. - Она возненавидела бы меня за это.
  - Можно подумать, что сейчас полукровка тебя любит? - ехидно протянул невидимый собеседник, утратив всю свою жутковатость.
  - Ты знаешь, а ведь она действительно думает, что испытывает ко мне ненависть, - невесело рассмеялся директор академии. - Но ненависть довольно сильное чувство, уж я-то знаю. И его невозможно испытывать к незнакомцу, это слишком... личное.
  Следующие пару минут прошли в напряженном молчании. Темный маг погрузился в неприятные воспоминания, судя по глубокой складке, разломившей переносицу пополам. А его невидимый собеседник, чувствуя настроение мужчины, не спешил прерывать тишину, хотя его так и тянуло сказать что-нибудь скабрезное по поводу сложившейся ситуации. И как только губы директора академии тронула слабая улыбка, он не выдержал:
  - Хоть ты не признаешь этого, но девочка явно не испытывает к тебе симпатии.
  - Почему же? - не согласился темный маг, повернул голову и посмотрел прямо в светящиеся тусклым зеленым светом глазницы черепа, - если бы Магнолия действительно чувствовала бы ко мне негативные эмоции, то не расстроилась бы так от своего провала. Все-таки спасибо тебе за совет с вином. Его особые свойства помогли мне сопротивляться ее попытке соблазнения.
  - Да она могла и не прикладывать особых усилий, - рассмеялся старческим каркающим голосом череп, - ты как только ее увидел в одном полотенце - чуть не разложил на полу. И даже присутствие кровососа тебя не остановило бы, будь она более умной или расчетливой.
  - Кстати, о Редьяре. Надо бы отобрать у него полотенце девушки. Что за глупая выходка? - бокал в руке мужчины лопнул, приводя его в чувство и заставляя клубившуюся в углах тьму рассеяться.
  - Ревность тебе к лицу, - поспешил ехидно отметить череп.
  - Еще одно слово, дед, и я забуду о своем уважение к покойному родственнику, не пожелавшему уйти за грань с миром, как все остальные. И принудительно отправлю тебя навстречу к бабушке. Она уже давно заждалась тебя на том свете.
  - Ну, не кипятись, Рик, подумаешь старик сегодня в ударе, - испуганно зачастил череп, в глазницах которого сейчас едва тлела зеленая искра, - не так часто твоя тьма после предательства Огнессы подпускает к тебе женщину.
  - Да, второй раз, - стряхивая осколки с брюк, подтвердил темный маг.
  - Ну и я о том же, - ободренный успехом, продолжил покойный родственник Алэрико де Варгаса. - В первый раз ты сглупил...
  - Дед, - предостерегающе протянул темный маг, вставая со стула и садясь в кресло, где не так давно сидела девушка, развернув его перед этим лицом к неугомонному черепу.
  - Ну а как назвать это, если не глупостью? - возмутился дух, сверкнув зелеными потусторонними глазищами.
  - Благородством? - вскинул черную бровь директор академии.
  - Я бы назвал по-другому, но с тем же окончанием, - ответил покойный де Варгас, но все же не стал произносить так и норовившее слететь с языка слово "идиот".
  - Дамас - мой друг, да и Ада явно была влюблена в него. А тот всплеск - обычное становление проявившейся суккубы, - нахмурившись, сказал темный маг. Помолчал несколько секунд, ожидая не последует ли язвительный комментарий по поводу дружбы между мужчиной и мальчишкой на несколько лет младше него, и убедившись, что его не будет, продолжил с улыбкой: - Рад, что тебя больше не задевает наше побратимство.
  - Меня больше задевает то, что не встреть ты гномочку, возможно, навсегда остался бы без шанса продолжить наш род, - тихо проворчал дух.
  - Может это было бы к лучшему, - тихо пробормотал темный маг.
  - Я все слышу! - могильным голосом полным ярости и гнева воскликнул череп, озаряя кабинет зеленым светом глазниц. - Как ты можешь даже думать о таком? Род де Варгас самый древний и могущественный и не только в этом мире. Когда я был жив...
  - Когда ты был жив, то даже не думал, что из-за необузданной силы и тщеславия наших родственников придется спешно покидать родной мир и захватывать новый, - тихо, но от этого более жутко продолжил прерванную им речь директор академии. - Я до сих пор, хоть и слабо, ощущаю, как Тайниуир стонет от нашествия темных. Как перекраивается его полярность, разрывая флору и фауну на молекулы и образуя новые виды.
  - Звучит не так страшно, как я думал, - нормальным голосом проворчал покойный дух.
  - Возможно, - зло прищурив глаза ответил хозяин академии, - но даже отголоски изменений, происходящих с миром, неприятно бьют по моей тьме. Словно затаившаяся на задворках мигрень, которая в любой, а чаще всего неподходящий момент бьет с такой силой, что перед глазами летают красные мушки. А сердце щемит так, будто я не молодой мужчина в самом расцвете сил, а дряхлый немощный старик на заре жизни. Вот какое наследие ты мне оставил. А своему сыну, моему отцу? Он ведь практически сошел с ума, пока мы со светлыми не разработали межмировой телепорт, он готов был вырвать себе сердце голыми руками и разбить голову о стену. Обезболивающие не помогали, но, слава Темной Богине, он уже давно мирно существует в мире без магии. И ты хочешь, чтобы мои дети тоже страдали?
  - Они могут и вообще не чувствовать этого, - неуверенным тихим голосом предположил череп. - Или очень слабо. Да и вообще, ты можешь поступить так же, как твой отец - отправиться в другой мир.
  - Я люблю магию, - повысил голос темный маг, - и не могу даже думать о жизни без нее. Я был у отца в гостях. Это словно ты был нормальным, а потом одновременно потерял все органы чувств. Отец с этим смирился, так как не мог терпеть больше адскую боль, а я почти привык к этому.
  - Прости меня, мой мальчик, - повинился покойный родственник, в глазницах зелень едва потухла, - я не хотел для вас такой жизни. Если бы я мог все исправить, то... - дух замолчал, словно глубоко над чем-то задумался, а потом вдруг решительно продолжил, вновь ярко освещая ярко-зеленым светом помещение: - То я все равно поступил бы также. Мы там умирали. Собственная тьма пожирала нас изнутри. И пусть меня проклянут мои потомки, но я считаю, что поступил правильно. Возможно, я ошибся с выбором подходящего мира, но привередничать времени не было.
  - Остынь! - мягко попросил мужчина. - Я это сто раз уже слышал: и извинения, и исповедь. Да в тот момент ты поступил правильно, спасая целый мир, но у каждого действия есть последствия. Ты мог разделить бремя со своими советниками, но ты решил быть героем. Поэтому расплачивается за твое решение только наш род.
  - Я был Императором Манангала - нашего мира - и не мог переложить это бремя на других.
  - Ты просто не хотел выглядеть в их глазах слабым, - грубо прервал Алэрико де Варгас. Затем резко поднялся, активировал спящий магический шар под потолком и направился прочь из кабинета. Остановившись в дверях, он холодно сказал: - Ты был забыт своим народом, проклят светлыми и собственным сыном на вечное пребывание в этом черепе без права на перерождение. И ты до сих пор считаешь, что поступил правильно? Пойми уже, что историю пишут не мертвые, а живые.
  И не дожидаясь ответа, вышел прочь. У директора Академии Межрасовых отношений был еще один неприятный разговор. Впрочем, который должен был принести приятный бонус - полотенце строптивой полугномочки.
  
  
***
  
  Проснулась я рано. Но не сама, меня разбудил громкий стук в дверь. Вчера я засиделась за чтением дополнительного списка прав сотрудников академии, поэтому спала практически ничего. Посмотрев на часы, что немым укором висели на стене в спальне, прямо над трюмо напротив кровати, показывая ровно восемь утра, я поняла, что незваный ранний гость как минимум останется без волос. Есть у меня одно зелье, приобрела в тайне отца, когда донимали особо подлые соплеменницы. Купила в Деревне полукровок у одной ведьмочки. Она готовила лекарство для быстрого роста волос, а вышло наоборот. После принятия несколько глотков неудачного зелья у выпившей его полностью выпадали волосы по всему телу и потом еще пару-тройку месяцев вообще не росли. Вновь отрастить волосяной покров не получалось ни одним снадобьем, ни магией, ни амулетом - мои обидчицы перепробовали все. Только спустя несколько месяцев эффект начал спадать и возникала возможность вернуть девушкам их гривы. Та ведьма потом, кстати, немного усовершенствовала свое зелье и запатентовала долговременное средство для депиляции. Но у меня еще осталось некоторое количество первоначального неудачного снадобья.
  - Чего надо? - хмуро спросила я жизнерадостно улыбающуюся Миру. На фоне свинцового неба, затянутого графитовыми снежными тучами и холодного пронизывающего до костей ветра, ее светящееся счастьем лицо, словно на улице светило солнце, раздражало невыспавшуюся меня еще больше.
  - Решила зайти за тобой до завтрака, чтобы ты больше не опаздывала на лекцию, - не обращая внимания на грубость, бодро ответила староста нашей группы.
  - Тебя кто-то просил? - кутаясь в махровый халат, который надела второпях наизнанку, прямолинейно уточнила я. Чуть отклонилась в сторону, проверить не покажется ли на пороге своего шикарного домика виновник всех моих несчастий, чтобы проследить, как девушка уговорит меня отправиться вместе с ней в академию.
  - Нет, - призналась она и, смущенно улыбаясь, добавила: - Это моя личная инициатива.
  Я недоверчиво посмотрела ей прямо в глаза, пытаясь сонным мозгом понять, с чего вдруг ведьма стала набиваться мне в подруги.
  - Просто я подумала, что ты здесь новенькая и не знаешь еще как и что устроено, - вдруг зачастила брюнетка, комкая в руках кончик своего ярко-желтого шарфика. На фоне черного пальто оно просто бросалось в глаза. - Да и знакомых, как я поняла, у тебя здесь нет. Вот и подумала, что тебе понадобиться приятная компания.
  - Зря! - сердито ответила я, буравя недружелюбным взглядом девушку.
  - Что зря? - недоуменно спросила староста группы, искренне не понимая моего недовольства.
  - Зря, говорю, думала. Тебе это вредно.
  И уже собралась закрыть дверь перед узким и оттого длинным носом ведьмы, соображая стоит ли наказывать инициативу девушки или простить на первый раз, как она с неожиданной силой схватилась за ручку и доброжелательным голосом попросила:
  - Давай, я зайду и мы продолжим беседу в доме. Я же вижу, что ты замерзла, да еще и не проснулась толком, поэтому, видимо, и сердишься.
  Я открыла было рот, чтобы разрушить неверное представление, сложившееся обо мне в ее голове, но она не позволила. Вошла, мягко оттеснив меня, неожидавшую такого напора, в сторону, и направилась прямиком на кухню. И уже оттуда, судя по звукам, поставив на плиту чайник, поинтересовалась:
  - Тебе кофе или чай?
  - Молоко, - громко ответила я, закрывая дверь. Молоко выявляет практически все яды, образуя жирную пленку на поверхности. Но я в любом случае не собиралась пить его, а вот настырная брюнетка потеряла возможность быть прощенной, как в скором времени лишиться своей густой шевелюры. На моем лице появилась пакостная улыбка, благо ведьма ее не видела. Послав своего шпиона следить за незваной гостьей, я направилась в спальню, громко крикнув: - Я пойду приведу себя в порядок. Будь как дома.
  Пока я умывалась и одевалась незваная гостья обшарила все шкафы на кухне, изучила содержимое моей холодильной камеры и что-то пожарила на плите. Когда я вошла в столовую, девушка уже расположилась за моим столом с чашкой кофе (между прочим, безумно дорогого и редкого) и тарелкой жареной яичницы с беконом (даже не знала, что у меня есть эти продукты). Второй такой же набор стоял напротив.
  - Надеюсь, ты не против моего самоуправства? - спросила девушка после того, как уже похозяйничала. Видимо, мое недовольство было столь явным, что она поспешила добавить: - Просто мы уже не успеваем на завтрак. Поэтому я решила, что ты не будешь против, если мы позавтракаем у тебя.
  - Конечно, - приторно улыбаясь, отчего с непривычки заболели скулы, ответила я.
  Села за стол, достала амулет по ядам, демонстративно не замечая обиженное выражение лица ведьмочки. И хоть я итак знала, что девушка ничего не подмешивала в еду, благодаря своему светлячку, но упустить возможность показать, что незваной гостье не доверяют, не могла. Проверила свою тарелку и, убедившись, что все хорошо, перевела взгляд на свою кружку. Она, кстати, находилась в руках брюнетки. Мира как раз сделала глоток кофе, но затем закашлялась под моим пристальным взглядом.
  - Что-то не так? - отдышавшись, недоуменно поинтересовалась она.
  - Это моя кружка, - продолжая сверлить ее недовольным взглядом, ответила я.
  - Прости. Я не знала, - опустив глаза, повинилась ведьма. Но я ей не поверила. Эта кружка, как и серебряная ложка, лежащая на маленьком блюдце, стояли на сушилке. Поразмыслив, любой мог бы догадаться, что именно ими пользуется хозяйка дома. Приподнимаясь, она предложила: - Хочешь я сейчас перелью в другую, помою и отдам ее тебе?
  - Не надо, - поморщилась я от виновато-заискивающих ноток в ее голосе. - Попью сегодня из другой.
  Девушка несмело улыбнулась и села обратно. Я же, напротив, встала и вылила из своей чашки молоко. Нет, оно не было отравленным. Просто у меня с недавних пор принцип - не пью ничего, что не наливала сама.
  Прополоскав чашку, насыпала кофе и, налив кипятка и добавив сливок, присела за стол. Вновь, чтобы позлить Миру, проверила содержимое своей тарелки и принялась завтракать. Стоит отдать должное брюнетке готовила она неплохо. Впрочем, как и все настоящие ведьмы. Когда яичница была съедена, а я, прикрыв от удовольствия глаза, наслаждалась кофе со сливками, Мира поинтересовалась:
  - А что это за кофе такой? Нигде такого не видела.
  - Это ароматизированный кофе, - открывая глаза, в которых наверняка девушка успела заметить злые золотистые искорки (отец не раз говорил, что именно по ним узнает, когда я в бешенстве), ответила я. - Именно этот с ароматом топленого молока и жареной карамели.
  - Ух ты! - восхитилась ведьма. Затем сделала небольшой глоток, словно пыталась лучше распробовать вкус и спросила: - А где такой купила?
  - Ты не найдешь его ни в одном магазине Тайниуира, - улыбаясь с превосходством, ответила я. - Мне поставляет его из другого мира один клиент. Этот кофе очень сложно переправить через межмировой портал. Он просто сгорает. С помощью артефакта, который я разработала, а мой отец сделал, это перестало быть проблемой. Этот артефакт настроен только на одного человека - нашего клиента. Загвоздка в том, что его можно перевозить только в ограниченном, малом количестве, а сам, так скажем, поставщик кофе по состоянию здоровья может переходить между мирами раз в пару месяцев. Оттого этот кофе безумно редкий, дорогой и вкусный.
  - Ого! - воскликнула удивленно девушка. - Прости, я не знала. Просто он так вкусно пах на всю кухню, что я позволила себе заварить его. Думала, что ты добавляешь в него какие специи. Хотела узнать у тебя и самой делать.
  Ага как же. Этот кофе лежал даже не на полке, а на настенном кухонном шкафчике наверху. Я его специально придвинула как можно дальше, чтобы никто не смог увидеть его снизу. Наткнуться на него просто так незваная гостья никак не могла. А это значит, что она что-то искала. Интересно она обыскала всю мою кухню по чьему-то указанию или пыталась найти компромат на меня для своих личных целей (да в моем прошлом было и такое!)? И, помня, что имею дело с темной ведьмой, я сделала себе мысленную заметку проверить все уголки дома. Вдруг она подложила мне какой-нибудь ведьмин мешочек, пока я умывалась и не следила за ней через своего шпиона.
  - Этот вкус и аромат не повторить, - снисходительно улыбнулась я. И, увидев ее скептический взгляд, добавила: - Поверь, мы пытались. Даже для нас со скидкой от клиента он обходится чрезвычайно дорого. Но мне он так понравился, да и папе тоже, что он скрипя сердцем все же приобретает его.
  Да и в тяжелых переговорах этот кофе ни раз помогал заключить выгодную сделку. Правда секрета мы так и не раскрывали, даже за баснословную сумму денег - престиж дороже. Но этого я уже говорить не стала.
  - И все же я попробую, - решительно заявила Мира.
  - Пробуй, - пожала я плечами. Но, заметив широкую улыбку и мечтательный взгляд, предупредила: - Но свой кофе я не дам - секрет Клана.
  Улыбка ведьмы померкла, но решительность во взгляде не угасла.
  - Кстати, а ты не хочешь попробовать эксклюзивного шоколада? - невинно поинтересовалась я.
  - Тоже редкого и дорогого? - от любопытства староста подалась вперед.
  - Редкого, - кивнула я, умолчав о его цене. Одна из моих многочисленных теток по материнской линии была просто помешана на приготовление изделий из шоколада. Она его сама делала по какому-то своему рецепту, сама заворачивала и дарила его всем подряд, у дроу торговля не приветствовалась. Поэтому ей приходилось раздаривать свой продукт. И несмотря на то, что лакомство получалось невероятно вкусным, оно еще было и очень калорийным. А темные эльфийки очень не любили, когда их мужчины поправляются. Поэтому ее шоколад доставался мне даром - она посылает мне его каждую неделю в подарок за то, что я единственная среди сородичей не осуждаю ее увлечение. Делая глоток кофе, попросила, зная наверняка, что девушка в курсе, где коробка с лакомством лежит (сама видела через светлячка, как ведьмочка обнюхивала запечатанный в подарочную обертку теткин подарок): - Можешь достать его из нижнего ящика буфета, что стоит за твоей спиной?
  - Конечно! - обрадовалась Мира. Торопливо встала и направилась исполнять просьбу.
  В это время я быстро открыла флакончик с зельем для выпадения волос и налила несколько капель в ее кружку. Сильно много добавлять не стала, все-таки я пока не выяснила, зачем она рыскала в моем доме и на кого она работает (может, ненавистный директор и ее заставил за мной следить и докладывать ему обо всем). Но я допускала, что Мира просто является жутко любопытной, везде сующей свой нос, навязчивой особой. Поэтому я просто немного прорежу ее густую шевелюру.
  Пока довольная девушка с вроде бы искренним предвкушением разворачивала эксклюзивный шоколад, на меня снизошло неприятное озарение. А что если директор не только научился вычислять и деактивировать моих шпионов, но и сумел придумать заклинание, чтобы исказить информацию передаваемую ими мне на расстоянии? И девушка была подослана им, чтобы натыкать мой дом своими следилками? Ведь все знают, что темные ведьмы хорошо умеют накладывать такие чары, их с самого детства учат этому. Я с прищуром посмотрела на закатившую глаза от восторга ведьму, пытаясь понять права ли или у меня паранойя? Она сейчас казалась полностью искренней, но и ведьма из трактира тоже вызывала доверие.
  - Восхитительно, - нарушила мои хмурые мысли староста. Посмотрев на наручные часы, она поднялась и сказала, с грустью посмотрев на коробку: - Спасибо за завтрак, но нам уже пора на пару.
  
   ГЛАВА 8
  Почему-то я считала, что в Академии межрасовых отношений преподают только мужчины. Не знаю с чего вдруг у меня возникло это предположение. И именно поэтому я так сильно удивилась, когда мы с Мирой зашли в закрытый зверинец и увидели прямо посередине арены, огороженной силовым барьером, хрупкую женскую фигуру. Я вообще подумала, что это одна из сокурсниц решила показать свое мастерство, призывая из воздуха духа-фамильяра. Такое колдовство было подвластно лишь самым сильным магам-воздушникам.
  - Ну наконец-то все в сборе, - поворачиваясь к нам, спокойно резюмировала преподавательница. А в том, что перед нами стоит профессор сомнений не было. На ее строгом платье цвета вороного крыла, переливаясь всеми цветами радуги, ярко выделялась эмблема магистра - ветер, скрученный в воронку и у самого основания зажатый в руке. Таким символом удостаивались лишь самые сильные стихийники, активно практикующие маги-воздушники.
  - Простите за опоздание, профессор дер Гринберг, - виновато попросила староста, - просто у нас новенькая. И она пока плохо ориентируется в расписании.
  - Ах да, директор де Варгас предупреждал меня о новой адептке, - мягко улыбнулась преподавательница. На вид ей было около трехсот лет. Красивые высокие скулы, тонкий изящный нос, васильковые глаза с едва заметными лучиками-морщинками. С ее хрупкой комплекцией и небольшим ростом она казалась моложе, чем ее адепты. Лишь небольшие морщинку между идеальными дугообразными бровями и вокруг глаз и рта, когда она улыбалась выдавали ее возраст. Она прищурилась с интересом оглядывая меня с ног до головы и неожиданно сказала: - Фамильяра будем выбирать тебе после Баундри. Отметишь спокойно встречу нового года и после праздником я помогу выбрать помощника.
  - Но у меня нет магии, - за ехидной улыбкой попыталась скрыть боль и разочарование.
  - Так что вашим мечтам не суждено сбыться.
  - Вот еще, - фыркнула преподавательница, сдув рыжую пружинку, выбившуюся из строго пучка на затылке. - Кто тебе сказал такую ерунду? У тебя есть темная магия, но только ее очень мало и она слаба, можно сказать, что она находится в зачаточном состоянии. Но при должном старании и усердии твои искры смогут разгореться пусть в пламя, но в небольшой костер уж точно.
  Я скептически посмотрела на профессора, но возражать не стала, как и объяснять, что те искры, что она заметила в моей ауре способны лишь на создание светлячков-шпионов, да и то забирают очень много сил. Именно поэтому я редко рассеиваю их, предпочитая лишь изредка подпитывать. Так мне легче.
  - А пока, чтобы ты привыкла к мысли о питомце и не отставала от одногруппников, будешь тренироваться на призрачном фамильяре, - с довольной улыбкой "обрадовала" меня преподавательница, создавая в воздухе маленького цыпленка. Она подошла ко мне, положила мне на ладони удивительно тяжелого для своего нематериального состояния полупрозрачного цыпленка и серьезно сказала: - Ухаживай за ним, как за настоящим, корми раз в неделю своей магией и не забывай разговаривать с ним и ласково прикасаться. Это будет способствовать налаживанию вашей взаимосвязи и скорейшему вырастанию фамильяра.
  Я чуть не взвыла от досады. Ну нет у меня магии. Чем же я его кормить, по ее мнению, должна?
  Но поинтересоваться не успела, так как шустрая стихийница уже летела к самому центру арены, чтобы рассмотреть магических питомцев других адептов. Некоторые из них уже были практически взрослыми, а у кого-то даже еще из яйца не вылупились. Я огляделась по сторонам, держа в ладошках поникшего полупрозрачного цыпленка и выискивая взглядом Миру. Именно ее я считала виновницей возникшей ситуации и именно поэтому собиралась передать призрачного фамильяра на воспитание.
  Когда я наконец-то ее отыскала, то чуть не зарычала от злости. У нее, конечно же, уже был свой питомец и не просто какой-то чахлый, только вылупившийся цыпленок, а самый настоящий взрослый хищник. Она выезжала из дальнего угла полигона верхом на саблезубом медведе, этот редкий вид магического животного обитал в дремучих лесах Вилдвуда. Поймать и приручить такого было невозможно, но если удавалось заполучить малыша, то лучше магического помощника не найти. Они устойчивы практически ко всем ядам, их мех мог согреть хозяина в случае острой необходимости и они мысленно могли перемещать предметы, защищая себя и связанного с ним подопечного. Они своих хозяев почему-то считала за маленьких беззащитных медвежат и постоянно опекали их. И словно в ответ на мои мысли медведь Миры остановился в нескольких шагах от собравшихся адептов с их фамильярами и долго стоял, принюхиваясь. Если хоть от одного из нас он почует опасные намерения или даже мысли, то кинется на утек со своей хозяйкой, а то и нападет.
  Пришлось сделать пару глубоких вдохов, чтобы не провоцировать саблезубого медведя и переключить внимание на собственного питомца.
  Полупрозрачный цыпленок совсем зачах и стал прозрачным. Маленький клювик поник, практически касаясь моей ладони. И вдруг так жалко его стало, что я попыталась погладить навязанного питомца по головке. Прозрачный зверек встрепенулся, словно только спал, и с силой, никак не ожидаемой от такого фантомного существа, впился в мой указательный палец. Вместо боли и крови я заметила, как с кончика начали капать мелкие золотые искорки, вроде моих шпионов, только в разы меньше. А маленький хитрый прозрачный пернатый начал спешно их глотать, опасаясь, что я прерву трапезу.
  - Что происходит? - беспокойно спросила меня преподавательница дер Гринберг, мгновенно оказываясь рядом. Я даже не успела уследить каким образом она так быстро переместилась.
  - Не знаю, - ошеломленно ответила я, - просто хотела его погладить, пожалеть, а он напал.
  - Ах ты ж, - восхищенно всплеснула руками рыжая преподша, умиленно смотря на тяжелеющего питомца. Потом перевела взгляд на меня и второй раз за сегодняшний только начинающийся день "обрадовала": - Этот каори признал тебя своей хозяйкой. Даже удивительно, ведь магии у тебя совсем крохи.
  - Каори? - недоуменно поинтересовалась я.
  - Ах да, - обвела счастливыми глазами нас всех профессор дер Гринберг, - их вы будете проходить только на третьем курсе.
  Рыжеволосая энергичная преподавательница взмахнула рукой и скомандовала, указывая на появившиеся за нашими спинами стулья:
  - Садитесь и слушайте внимательно. Каори - это воздушные духи, населяющие Тайниуир со времен зарождения магии. Эти призрачные разумные существа могут принимать любое обличье. Было великой удачей, если такой дух обращал внимание на магически одаренного мага или представителя другой расы. Ведь они не только питаются магией своего хозяина и тем самым устанавливают связь, но и в случае смертельной опасности могут отдать всю свою магию, при этом полностью развоплотившись. Было задокументированно несколько таких случаев в истории нашего мира. После чего за ними началась настоящая охота. Вот только принудить их ни у кого не вышло. Они охотно принимали щедро отдаваемую магию своих ловцов и устанавливали связь, но при любой опасности для владельца или себя просто трусливо улетали в безопасное место, разрывая связь с хозяином.
  - Простите, - прервала рассказ взволнованная я, - получается, что этого каори вы поймали, кормили, установили с ним связь, тем самым приручив его, а он выбрал меня?
  - Да, - пожала плечами преподавательница, не особо расстроившись. Заметив мое недоумение, пояснила: - Магистры стихийники могут призывать каори, но мы не заставляем их находиться с нами и тем более защищать. У нас с ними вроде как устное соглашение. Мы их щедро кормим, они помогают учить наших юных адептов.
  Я посмотрела на каори, что присосался к моему пальцу и с удивлением вскрикнула. Цыпленок весь стал светиться золотом, как мои шпионы, и так надулся, что я всерьез стала опасаться - не лопнет ли он. И стоило мне только додумать эту мысль, как он с громким хлопком исчез, словно и вправду взорвался от переизбытка моей магии.
  - Профессор... - начала ошеломленно я.
  - О, не пугайтесь, - успокоила меня преподавательница. Подошла ко мне ближе, взяла руку, из пальца которой питался каори, и внимательно осмотрела ее. Затем улыбнулась и удовлетворенно сказала: - Взял немножко и залечил рану. Молодец! Далеко пойдет!
  - Что с ним случилось? - спросил мой сосед справа, который тоже следил за действиями преподавателя. - Он будто лопнул от переизбытка магии. Он переел?
  - Нет, - мягко улыбаясь, ответила профессор Гринберг. Отпустила мою руку и уже оглядела сначала притихших однокурсников, а потом и их питомцев, которые сидела у дальней стены и, кажется, тоже внимательно прислушивались к разговору. - Он напитался достаточно и теперь улетел в свой подмир, где обитают все каори. Там он отдохнет и подрастет. А завтра или послезавтра он вновь материализуется рядом с адепткой Магнолией.
  - Хорошо, - с облегчением вздохнула я. Все-таки я очень перепугалась, что моя магия могла навредить духу.
  Дальнейшее время было потрачено на укрепление привязки между адептами и их фамильярами. Я же стояла у выхода с арены и наблюдала за Мирой. Староста со всеми была мила и приветлива, но, насколько я поняла, подруг у нее не было. А поинтересовавшись у нескольких парней, что закончили задание профессора Гринберг и ожидали остальных рядом со мной, я полностью убедилась в этом. Ребята сказали, что она хоть и отзывчивая девушка, но всегда держит дистанцию.
  Я посмотрела на Миру и девушка, будто почувствовав мой взгляд, радостно помахала в ответ, на миг отвернувшись от своего питомца. Затем торопливо крикнула, заметив недовольство своего фамильяра:
  - Магнолия, подожди меня. Вместе пойдем на следующую пару.
  - Что за демон ее укусил? - тихо поинтересовался тот парень, что испугался моего воображаемого камня. - С чего вдруг Мира стала такой навязчивой.
  - Не знаю, - ответил его сосед. - Может влюбилась?
  И парни мерзко рассмеялись. Я даже не рассматривала такой вариант. Хоть по большей части я жила с отцом под горой, но у мамы я провела достаточно много времени. Так как у дроу царил матриархат, то нетрадиционные отношения между женщинами там не считались чем-то из ряда вон выходящим, как, например, у гномов. И я вдоволь насмотрелась на однополые парочки, поэтому знала все признаки проявления внимания со стороны женщин. Мира вела себя абсолютно по-другому.
  И все-таки, что этой девице нужно от меня? Как-то не верю я во внезапно вспыхнувшие дружеские чувства.
  Я не горела желанием вновь слушать болтовню ведьмы, что по совместительству была нашей старостой, поэтому когда остальные адепты направились к вольерам, чтобы отвести своих подопечных на отдых, попросту сбежала.
  И как бы не хотела прогулять следующую пару и потратить время с пользой в библиотеке, пытаясь отыскать хоть какую-нибудь информацию о том, как разбудить мою магию, я решила прислушаться к совету темного мага и не пропускать "Историю расоведения". Лишь только по этой причине я оказалась одной из первых адептов в аудитории, которую, к слову, пришлось поискать. Располагалась она как раз за одной из башен темно-серого цвета, и лишь благодаря одному из старшекурсников я отыскала ее.
  Войдя в полутемное помещение с окнами, закрытыми темными тяжелыми портьерами, я на миг остановилась, ожидая пока перестроится зрение. Все-таки в коридорах академии под потолком плавали магические шары, а в аудитории они не горели. Я попыталась разглядеть пространство, окрашенное в серых тонах из-за магического ночного зрения, но так никого и ничего не увидела. Попробовала активировать свет щелчком пальцев, как делала в домике, где проживала, но ничего не вышло.
  - Здесь есть кто-нибудь? - громко поинтересовалась я, стоя в дверях и так и не решаясь переступить порог. Складывалось такое ощущение, что в помещение властвовала живая тьма. Даже свет, проникающий из коридора, будто боялся проникнуть в аудиторию, ровной полосой обрываясь у дверей. По телу пробежали неприятные холодные мурашки. Я передернула плечами, выглянула в коридор. Он оказался пуст. Тогда я вновь попробовала позвать, вспомнив имя преподавателя: - Профессор де Лем, вы здесь?
  В недрах помещения раздалось неясное шипение, а затем протяжный стон. Первым моим порывом было бежать прочь, но, вспомнив о своем происхождении, я гордо подняла подбородок и спросила, делая шаг вперед:
  - С вами все в порядке?
  - А-а-а, - протяжно прошипели из глубины плескавшейся тьмы.
  Я прикусила губу, не желая входить, но и бросить того, кто так жалостно стонал не могла. Еще раз выглянула в коридор, который все еще пустовал, и с горьким вздохом вошла в чернильный непроглядный мрак. Переход был ужасный. Тьма и в самом деле казалась будто живой. Она ласково приняла меня в свои ледяные объятия, окружила могильной тишиной и, ласково погладив по голове, убаюкала. Сама не заметила как закрылись глаза и я начала падать в чьи-то горячие и напряженные объятия.
  Очнулась от сдержанных ругательств сквозь зубы и жуткой боли в висках. Было такое ощущение, что в моей голове поселились маленькие гномики, которые отчаянно искали в моем черепе драгоценные камни. И, судя по их настойчивости и усердию, они были очень редкими и дорогими.
  - Наконец-то пришла в себя, - послышался знакомый голос, отозвавшийся набатом в голове.
  - Голова, - просипела я, пытаясь поднять руки и схватиться за оную, но вдруг со страхом обнаружила, что не чувствую их. Собственно, только сейчас я осознала, что не ощущаю собственного тела, кроме раскалывающейся головы. От неописуемого ужаса я резко открыла глаза и болезненно ахнула. В комнате было так светло и бело, что невольно заслезились глаза.
  - Тебе больно? - по-своему понял мою реакцию мужчина с беспокойством в голосе.
  - Что со мной? - проигнорировав вопрос, поинтересовалась я осматривая себя, сморгнув выступившие слезы. Получилось у меня не очень, так как из положения лежа мало что видно, точнее вообще ничего не видно. С нарастающей паникой и подступающими слезами в голосе добавила: - Что с моим телом? Почему я его не чувствую?
  - Ага, значит что-то ты все-таки чувствуешь? - ехидно поинтересовались сбоку. Я скосила глаза и заметила обладателя знакомого голоса. Вампир медленно приблизился ко мне и, скрывая облегчение, нарочито иронично поинтересовался: - Так что же ты чувствуешь?
  - Голова болит, - жалобно пожаловалась я, - а еще тело не слушается.
  - Вот если бы сама внимательно слушалась старших, то ничего бы этого не было, - наставительно начал свою тираду профессор де Лем, положив прохладную ладонь на мой лоб. Я довольно замычала, когда боль стала потихоньку отступать, зажмурившись от удовольствия. - Я же кричал тебе, чтобы ты вернулась в коридор и не открывала дверь в аудиторию еще десять минут.
  - Когда? - от удивления открыла глаза я.
  - Что когда? - не понял преподаватель по истории, убирая ладонь. Нахмурился и, не дожидаясь моего ответа, задал новый вопрос: - Так ты не слышала ничего, когда стояла у порога?
  - Ну почему же? - изумилась я. - Когда стояла на пороге, то услышала жалобные стоны и решила...
  Тут я поморщилась от осознания собственной глупости. Ну на кой мне было входить в непонятную живую тьму и помогать профессору? Не зря мама да многочисленные тетки с детства вдалбливали, что помощь ближнему не всегда, а точнее никогда не приносит ничего хорошего. Вот и мне желание придти на выручку обернулось боком.
  - Решила благородно помочь? - прервал затянувшуюся паузу профессор де Лем, усмехнувшись.
  - Решила добить, чтобы так не мучился, - буркнула от досады. Но не зря же у вампиров, даже у полукровок, отличный слух. Мужчина меня, конечно, услышал. Весело хмыкнул, но промолчал. Через некоторое время уже я решилась нарушить наступившую тишину: - Так все же, что со мной произошло?
  - Ты просто испытала объятия первородной древней тьмы, - все-таки ответил на мой вопрос преподаватель. И каким-то уж слишком пристальным взглядом прошелся по моему парализованному телу. Даже возникло опасение, что я перед ним голая. Иначе отчего вдруг взгляд красных глаз стал таким жадным и сальным.
  - Что это значит? - гулко сглотнув, спросила я, пытаясь тем самым узнать собственную дальнейшую участь и переключить внимание вампира.
  - Это значит, что ближайшие пару дней ты будешь парализованной от шеи до кончиков пальцев на ногах, - плотоядно улыбнувшись, перевел свой взгляд на мое лицо профессор. - И кому-то придется за тобой ухаживать: кормить, одевать, м-м-м-мыть.
  - И этим кем-то точно будете не вы! - воскликнула я, безнадежно пытаясь сжать кулаки от ярости.
  - Ну почему же? - противно заулыбался преподаватель истории. - Именно в моей аудитории тебе стало плохо, можно сказать, что именно из-за меня ты пострадала. Так что это меньшее, что я могу для тебя сделать.
  - Нет! - воскликнула я, чувствуя острую беспомощность. Даже в тот раз, когда меня на дороге скрутили вампир с оборотнем было не так страшно. - Я требую, чтобы за мной ухаживал профессионал, целитель. А лучше целительница.
  - Боюсь, что таковых в академии нет, - изобразив сочувствие, ответил преподаватель истории расоведения. - Так что придется довольствоваться мной.
  Я уже собралась кричать во все горло и соглашаться на мужчину целителя, но меня вновь спас ненавистный темный лорд.
  Он так тихо, но в тоже время стремительно ворвался в палату, что даже профессор опешил и не успел убрать довольную клыкастую улыбку.
  - Что тут происходит? - грозно нависая надо мной и враз погрустневшим вампиром, требовательно спросил директор Академии Межрасовых отношений.
  - Он меня насилует, - вдруг вырвалось у меня. После этого в комнате повисла удивленная и в то же время напряженная тишина.
  
   ГЛАВА 9
  Алэрико де Варгас изумленно приподнял смоляную бровь и пристально посмотрел на моего насильника. Тот побледнел, но свою вину не спешил признавать, лишь как-то затравленно посмотрел на меня. Взгляд директора, не добившись пояснений у вампира, перескочил на меня и медленно оглядел мое тело. Постепенно в его глазах, кроме удивления и закономерного недоумения, появился какой-то нехороший сальный блеск. Неужели я действительно лежу перед ними голая? Очень сильно захотелось прикрыться, но собственное тело предавало меня, не реагируя на желания разума. Нет, я, конечно, не ханжа и не стесняюсь собственной фигуры, благо есть чем похвастаться. Но отсутствие возможности прикрыться просто выбивало меня из колеи, заставляя остро ощущать свое бессилие.
  - Так как он тебя насиловал? - прочистив горло, все же решил задать повисший в воздухе вопрос.
  - Взглядом, - не желала сдаваться я. Профессор де Лем даже поперхнулся воздухом от моей наглости и посмотрел на меня с... уважением. Но ничего не сказал в свою защиту, видимо, желая дальше послушать о своих преступлениях.
  - Это как? - теперь взгляд черных глаз был прикован к моим.
  - А вот как вы сейчас жадно облизывали своими наглыми глазами абрис моего тела, - меня несло, я это понимала, но никак не могла остановиться. - Так и ваш сотрудник рассматривал меня, еще и грозился всю и везде помыть, пользуясь моей беспомощностью.
  Преподаватель, на лице которого после моей первой фразы расцвела улыбка, стремительно начал не белеть даже - сереть. И это ему явно не шло. Серокожий блондин с красными, увеличившимися от страха, большими глазами даже у самых обделенных мужским вниманием девиц не вызвал бы симпатии. А кому понравится мужчина, похожий на свежий, только что поднявшийся труп?
  - Так... - голос директора прозвучал тихо, но отчего-то особенно страшно. Он, прищурившись, посмотрел на, кажется, бывшего преподавателя и ласково спросил: - Тебя память подводить стала? Или ты еще вчера не понял о чем я просил?
  - Рик, я же пошутил, - выставляя руки ладонями вперед, словно защищаясь, начал оправдываться преподаватель. - Решил немного припугнуть, чтобы в следующий раз не бросалась очертя голову куда попало. Она ведь даже проигнорировала меня, когда я кричал ей убирать прочь.
  - Да стонал он, а не кричал, - не выдержала такого поклепа я. - Вот я и кинулась на помощь. Думала плохо ему стало, пожалела бедолагу.
  - Кто это бедолага? Да мне из-за тебя пришлось самому сигать в живую тьму! - возмутился вдруг вампир. - Надо было тебя там оставить, чтобы ты в ней растворилась. И проблем бы у меня не было.
  - Да если бы вы ее не выпустили... - начала я и осеклась. Потом вдруг подумала и решила выяснить ради чего теперь страдаю. Поэтому перевела взгляд с рассерженного преподавателя на внимательно следящего за нашей беседой директора и спросила: - Кстати, а почему и как древняя живая тьма оказалась в аудитории? Насколько я знаю - это очень опасная субстанция, находящаяся под запретом.
  - Не твоего ума дело, - вместо темного лорда ответил виновник моего плачевного состояния. - Тебе просто надо знать, что до звонка в мою аудиторию входить нельзя. Разве староста вашей группы тебе этого не говорила?
  - Не успела, - недовольно ответила я, виновато прикрыв глаза. Потом резко открыла их и ядовито добавила, смотря прямо в красные очи вампира: - Я так спешила попасть на лекцию после того, как вы прошлым вечером пригрозили наказанием за опоздание, что не успела выслушать предупреждение.
  - Зря! - вампир явно горел продолжить распекать меня, но темный маг устал от нашей перепалки и не дал преподавателю продолжить.
  - Хватит! Редьяр, ты свободен, - профессор де Лем явно рано обрадовался, что легко перевел тему со своей персоны на мою и вроде легко отделался, как глава академии добавил: - С тобой я позже поговорю.
  - Хорошо, - обреченно ответил вампир и скрылся из поля моего зрения. Затем послышался звук захлопнувшейся двери.
  Алэрико де Варгас теперь все свое внимание обратил на меня. Задумчиво еще раз окинул взглядом мою фигуру и, посмотрев в глаза, потребовал:
  - Рассказывай! Все, что произошло.
  - Да, собственно вы и так все знаете. После звонка я сразу же отправилась в аудиторию профессора де Лема, чтобы не опоздать и не получить устное взыскание. Мне знаете ли совсем не хочется подвергаться физическому наказанию. Кстати, раз уж коснулись этой темы, то хочется прояснить, как именно могут наказывать преподаватели? Ведь это для меня дико, даже родители не смели поднять на меня руку, а тут чужие незнакомые мужчины грозятся - поморщившись, задала болезненный для меня вопрос.
  - Ну, раз все так неожиданно вышло, то придется и мне признаться, - усаживаясь на край кровати рядом так, чтобы я могла видеть его лицо, небрежно откинул со лба челку темный маг. - На самом деле нет никаких физических наказаний. Это было сделано лишь для устрашения адептов. На практике - это отработка в аудиториях, зверинце, подземелье или дополнительные задания в виде рефератов и докладов. Кстати, Редьяр любит гонять опоздавших или пропускающих адептов гонять по подземельям и отмывать там полы после вызовов демона без применения магии.
  Я скептически хмыкнула, не особо поверив словам собеседника. Он услышал и, чуть улыбнувшись, добавил:
  - Ты просто не представляешь как трудно оттирается кровь, воск и магический мел от камня.
  - Зачем же тогда создавать и прописывать допустимые физические наказания на форменном бланке академии? Ведь это послужит законным основанием, если вдруг какой-нибудь профессор все-таки поднимет руку на зарвавшегося адепта? Получается ему все сойдет с рук?
  - Ты, как и многие другие адепты, что читали дополнительный список прав и обязанностей преподавателей, не обратила внимание - на нем нет моей магической печати. То есть эта ведомость - фикция, - ответил директор, как бы между прочим поправляя простыню. Ну, я надеялась, что его действия были таковыми, так как я не могла ничего видеть. - На самом деле уже на втором курсе многие адепты понимает это.
  Алэрико де Варгас посмотрел на меня и строго повторил свой вопрос:
  - Так что произошло после того, как ты подошла к аудитории профессора де Лема?
  - Я открывала дверь и уже почти переступила порог, как заметила неладное. Свет в помещении не загорался, даже с помощью щелчка не активировался. И тьма, поселившаяся в аудитории, была странной, - решила и я побыть откровенной. Тем более что ничего того, о чем не знает директор академии, рассказать не могла. - А еще такой...
  - Какой? - мягко поторопил с ответом собеседник, устав ждать, пока я подберу подходящее слово.
  - Живой. Разумной. Страшной, - вспомнив свои ощущения, ответила я.
  - Это хорошо, - почесав указательным пальцев переносицу, тихо сказал темный маг, но я все же услышала.
  - Чем же? - поинтересовалась я, не дождавшись продолжения.
  - Тем, что хоть у тебя немного светлой магии, а темной вообще нет, ты чувствуешь последнюю, - нехотя, все-таки ответил мужчина. И было у меня такое ощущение, что он чего-то не договаривает. И, словно подтверждая мои предположения, он умело продолжил разговор: - Так что произошло дальше? -Заметив мое нежелание менять тему беседы, он чуть нагнулся к моему лицу и попросил, глядя в глаза: - Магнолия, поверь это очень важно. Мне необходимо знать каждую деталь.
  - Я хотела уже закрыть дверь и подождать кого-нибудь в коридоре, - тяжело вздохнув, все-таки решила исполнить просьбу и рассказать до конца, - как услышала стон. Позвала, но мне никто не ответил. Мне было неуютно и страшно входить, поэтому я решила позвать кого-нибудь на помощь. Но в тот момент, когда я уже почти вышла, послышался стон, переходящий в шипение.
  Я замолчала, не желая признаваться в собственном глупом порыве спасти вампира. Но видимо красноречиво покраснела, так как директор не стал дальше мучить меня расспросами, сделав свои выводы.
  - Что ты почувствовала, когда все-таки вошла в аудиторию? - после долгого молчания вдруг спросил темный лорд.
  - Ласковые объятия холодной смерти, - хотела передернуть плечами от неприятных воспоминаний, но так и не смогла, поморщилась от досады. - Еще внезапно оглохла и ослепла, а потом почувствовала, как падаю в чьи-то горячие обжигающие объятия. Это профессор де Лем меня подхватил?
  - Д-да, - с запинкой ответил собеседник. На его породистом холеном лице заиграли желваки, выдавая его злость. Только не понятно было на кого она направлена: на меня или преподавателя.
  В комнате повисло напряженное молчание. Темный маг хмурился о чем-то думая. Его высокий лоб вновь перечеркивала длинная смоляная челка, черные глаза словно были обращены внутрь. Волосы на висках были чуть посеребрены, выдавая его возраст. Или несчастье, что произошло с ним в прошлом? Затем взгляд сам собой перескочил на твердый подбородок и жесткую линию губ.
  - А чем же опасна древняя тьма? - чтобы отвлечься от слишком уж пристального разглядывания мужчины, спросила я. Встретив недоуменный взгляд черных, как беззвездная ночь, глаз, пояснила: - Я только знаю, что живая тьма может полностью поглотить любое разумное существо, но ведь не сразу же. Насколько я поняла со слов профессора де Лема, я просто потеряла сознание, а не растворилась во мраке.
  - Существует три стадии взаимодействия древней тьмы с другими существами, - начал объяснять Алэрико де Варгас. - Первая - "приманка". Она чувствует слабости своей жертвы и использует их против нее. В вашем случае - готовность помочь страдающему. - Я недовольно цыкнула. А темный маг чуть улыбнулся и продолжил: - Редьер ведь не врал, Магнолия. Он действительно кричал тебе убирать прочь, но ты слышала лишь жалобные стоны. Это с твоим разумом играла самая опасная субстанция в нашем мире.
  - А зачем тогда...
  - Давай по порядку, - мягко перебил меня директор. Дождавшись моего молчаливого согласия, он продолжил: - Вторая стадия - "объятия тьмы". Она парализует тело, тем самым обездвиживая свою жертву. Насколько ты поняла это твой случай. Ты сейчас не можешь пошевелиться из-за того, что темная разумная субстанция тебя только обняла. Ну ты это успела ощутить. О да! Еще как успела!
  - А третья?
  - Третья стадия называется "поцелуй тьмы". Это когда и тело, и разум растворяются в древней тьме и ты перестаешь существовать, - с ледяным спокойствием на лице ответил Алэрико де Варгас.
  А я только после его слов поняла, что значит раствориться во мраке. Ведь раньше я думала, что это просто выражение такое, а на самом деле разумное существо просто теряется в непроглядной тьме и не может найти путь назад.
  - А как долго проходит времени между второй и третьей стадией, - гулко сглотнув, уточнила я.
  - По-разному, - уклончиво произнес темный маг, посмотрев в сторону. Но столкнувшись с мои требовательным взглядом, добавил: - Все зависит от разума жертвы. Некоторые растворяются за считанные минуту, у других есть пара часов.
  - Пара часов, - тихо повторила я, отчетливо понимая, что мне очень повезло. А еще я решила точно - больше никаких благородных порывов. Пусть страдающим помогает кто-нибудь другой. Максимум все что я сделаю в следующий раз - помогу найти этого кого-то.
  - Отвечая на твой заданный ранее вопрос - почему такую древнюю субстанцию используют - скажу так, до недавнего момента таких опасных инцидентов не было. Еще на первой встрече всем адептам первого курса строго настрого запрещается входить в аудиторию профессора де Лема до сигнала на урок. Вплоть до отчисления. Я лично рассказываю, почему этого делать нельзя и каковы последствия. А еще почему мы пользуемся артефактом, содержащим в себе живую тьму, - и, не дожидаясь моего вопроса, сам начал объяснять причины ее использования: - Дело в том, что лишь "История расоведения" является общим предметом для всех факультетов. Ты знаешь, что Тайниуир изначально был миром для светлых, расам с темной магией тяжело не просто колдовать, но и находиться здесь. Со временем нам стало легче, но мир до сих пор сопротивляется с чужеродной магией. Поэтому большое скопление адептов в ограниченном пространстве со светлой магией делает нахождение темных крайне неприятным. Я даже сказал бы - опасным. И нам приходиться после каждого занятия использовать темный артефакт, чтобы живая тьма поглотила светлые эманации, особенно после первых курсов. Они еще юны и многие не могут сдерживать свою магию, поэтому после них количество светлой энергии в аудитории возрастает в разы. Сам мир им помогает и приумножает ее. Он защищает своих детей таким образом.
  Директор замолчал, а я не спешила начинать разговор, переваривая полученную информацию и осознавая масштаб неприятностей, случившихся со мной.
  - Мира тебя разве не предупредила об опасности? О моем распоряжении не входить в аудиторию профессора де Лема до звонка? - вдруг спросил собеседник.
  - Нет, - ответила я. Но заметив, как нахмурился темный маг, поспешила добавить, густо покраснев: - Девушка не виновата. Я просто не дала ей возможности предупредить. Мира просила подождать ее, видимо, хотела все рассказать, но я ушла раньше.
  - Почему? - требовательно поинтересовался темный маг.
  Но я не стала отвечать. Слишком стыдно было признаваться в своих подозрениях. Я закрыла глаза, чтобы скрыться от пристального немигающего взгляда, еще и отвернулась бы, если бы могла. Но увы.
  - Ну хорошо, - тихо произнес Алэрико де Варгас. Затем, кашлянув, добавил: - Думаю, что в этом есть и моя вина. Надо было самому рассказать тебе об этом еще вчера вечером, в кабинете, а не перекладывать столь серьезную информацию на посторонних.
  Я от неожиданности распахнула глаза и уставилась на темного лорда. Он, на миг встретившись с моим взглядом, виновато отвел глаза. Затем, вновь посмотрел мне в лицо и решительно сказал:
  - И раз мы выяснили, что я виноват перед тобой, то, - если и он сейчас предложит в качестве извинений свои услуги на время моей беспомощности, то я... то я... то я даже не знаю, что сделаю. Но сделаю точно и это ему явно не понравится. Видимо, что-то такое директор увидел в выражении моего лица, потому что усмехнулся одним уголком рта и продолжил: - То могу озвучить два варианта решения твоей проблемы.
  - Какие? - с вызовом спросила я, так как подлый темный не спешил их озвучивать, о чем-то размышляя.
  - Первый вариант - оставить тебя здесь и обеспечить тебе надлежащий уход специалистами. Но как и говорил профессор де Лем, к моему сожалению, целительниц в академии нет. Если хочешь, то можем попросить твою подругу Миру, чтобы она помогала тебе с гигиеническими процедурами. И я думаю, что она будет рада помочь, несмотря на вашу ссору.
  - Да с чего вы взяли, что мы с ней подруги и в ссоре? - не выдержав, спросила я громко.
  - Просто сегодня я видел, как вы вдвоем выходите из твоего дома и идете в сторону академии, - пожал плечами Алэрико де Варгас, - а раз ты убежала от нее после просьбы подождать, то я решил, что вы поругались.
  - Она мне не подруга и мы не ругались, - решила объяснить все раз и навсегда. - Мира просто зашла с утра, чтобы проводить на полигон, опасаясь, что я вновь просплю первую пару.
  - Ясно.
  - А второй вариант? - торопливо поинтересовалась я, спеша перевести тему беседы.
  - Второй, боюсь, тебе не понравится, - почесав переносицу, заявил директор.
  - Вы сначала озвучьте, а я сама решу, - буркнула недовольно я.
  - Я могу забрать живую тьму, что сейчас находится в тебе. И ты сразу же без побочных последствий сможешь вновь двигаться и управлять своим телом, - сказал и замолчал, внимательно изучая мою реакцию.
  - И что же мне в этом должно не понравиться? - осторожно спросила я, глядя ему в глаза.
  - Способ извлечения тьмы, - признался и вновь замолчал. Вот ведь несносный мужчина.
  - И какой он? - злясь на то, что приходится вытаскивать из собеседника информацию. словно пинцетом занозу, я буквально прорычала вопрос.
  - Мне необходим будет тактильный близкий контакт, - немного помолчав, ответил темный маг с каменным лицом. Заметив мое недоумение, сменяющееся на осознание его слов и ярость, поднявшуюся после этого, Алэрико де Варгас поспешил добавить: - Через поцелуй.
  Колкие слова, едва не сорвавшиеся с языка, так и застряли в горле. Я прикусила губу и задумалась. Директор оказался прав, способ мне не понравился. Но если выбирать между несколькими днями паралича, унизительных чужих прикосновений, жалостных взглядов и несколькими минутами, проведенных за поцелуем с ненавистным мужчиной, то выбор очевиден.
  - А будут ли для вас какие-нибудь последствия? - уточнила прежде, чем соглашаться. Нет, я не переживала за здоровье Алэрико де Варгаса, просто было любопытно. И если окажется нет, то можно ведь и другого темного попросить об услуге.
  - Почти никаких, - неохотно признался мужчина. Заметив, мое воодушевление, добавил: - Дело в том, что я чистокровный темный маг, во мне есть частичка первородной тьмы и если ее станет чуть больше - никаких тяжелых последствий не будет. Просто некоторое время буду чувствовать слабость, как при простуде. Для нечистокровных или полукровок - поглощение живой тьмы может оказаться смертельным.
  Вопрос о замене личности спасителя отпал сам собой. Ну ладно, раз так, то делать нечего. Придется потерпеть.
  - Хорошо. Я согласна, - решительно ответила я.
  - На что именно? - тихо, с хрипловатыми нотками в голосе, поинтересовался директор.
  - На второй вариант, на поцелуй, - прищурилась от недовольства, что приходится пояснять такие простые вещи.
  - Будет немного неприятно, - наклоняясь ко мне, предупредил маг.
  Хотела спросить почему, но не успела. Теплые губы лишь едва накрыли мой приоткрытый рот и я глухо закричала. Было больно, будто по моим венам с натугой пробирался ледяной поток, вымораживая все внутри. Забирая все тепло, что было в моем организме. Оставляя после себя не приятную прохладу, а мерзлую пустоту. В какой-то момент я вновь почувствовала собственное тело, но была уже не рада этому. Оно выгнулось дугой, будто его прошил электрический ток. Я ощутила силу и мощь чужих горячих рук, придавливающих к кровати, но мечтала лишь об одном - вновь ничего не чувствовать. Постепенно боль уходила, видимо, вместе с живой тьмой, медленно и неохотно покидающей мой организм. Но несмотря на то, что подвижность вернулась, облегчение так и не наступало. Внутри словно все замерзло, опустело, умерло. И когда мужчина тяжело навалился на меня, не возникло даже желания оттолкнуть. Мне было все равно.
  И было все равно ровно до того момента, пока темный маг не углубил поцелуй. Его язык сначала обвел контур моих губ, затем, не встретив сопротивления, скользнул внутрь. Напряженные руки директора переместились с плеч на шею, затем поднялись выше, обнимая мое лицо с двух сторон. Мужчина умело целовал, пробуждая желание, которое горячей лавой сконцентрировалось внизу живота и затем стремительно распространилось по всему телу. И я сама не заметила, как мои руки зарылись в волнистые волосы ненавистного мужчины, лишь бы прогнать поселившуюся пустоту.
  
   ГЛАВА 10
  Алэрико де Варгас, тяжело дыша, отстранился первым. Я потянулась за ним и едва не захныкала от досады. Темный маг мягко выпутал мои пальцы из своих волнистых волос и, приподняв за подбородок, внимательно вгляделся в мои затуманенные глаза.
  - Как вы себя чувствуете? - хрипло поинтересовался он.
  - Нормально, - хмуро буркнула я, приходя в себя. Прислушалась к собственным ощущениям и с радостью осознала, что тело вновь подчиняется. Окинув себя взглядом, ойкнула и поспешила прикрыться подушкой. Полупрозрачная простынь выставляла напоказ мое кружевное белье, словно ее и не было вовсе. Вот что так жадно рассматривали мужчины, пока я лежала парализованной. Что это за постельное белье такое? Для чего оно у целителей?
  - Оно было необходимо, чтобы вы не чувствовали себя неуютно, - видимо, я последние мысли произнесла вслух, так как директор, устало прикрыв глаза, пояснил: - Нам необходимо было видеть твое тело, чтобы следить за живой тьмой. Она проступает по венам и ее очаги порой могут быть очень опасны. Для таких случаев целители и держат такое постельное белье. Они даруют пациентам комфорт и чувство безопасности.
  - Понятно, - смущенно проговорила я, пытаясь не вспоминать бросаемые мужчинами взгляды. И хоть я не была стеснительной и ханжой, но все-таки одно дело, когда ты сама оголяешься, чтобы привлечь внимание, другое - когда это делают за тебя. Закусив губу, поинтересовалась: - И что теперь?
  - Что? - переспросил директор, будто не услышал вопроса.
  - Я спрашиваю, что мне теперь делать?
  - А, если ты чувствуешь себя вполне хорошо, чтобы самостоятельно передвигаться, то можешь идти домой. Твоя одежда продезинфицирована и висит на стуле, - не открывая глаз, ответил мужчина. И, пользуясь тем, что темный маг меня не видит, я внимательней присмотрелась к нему. Он выглядел ужасно. Скулы заострились, под глазами пролегли синяки, словно он несколько месяцев не спал, губы побелели. В целом Алэрико де Варгас выглядел очень усталым. Мужчина, словно почувствовав мое замешательство, приоткрыл глаза и добавил: - Прости, но отправить тебя порталом в ближайшее время не смогу.
  - Вы в порядке? - осторожно поинтересовалась я, чувствуя вину за то, как сейчас чувствует себя директор академии.
  - Через несколько минут буду в полном порядке, - натянуто улыбнувшись, ответил мужчина. Вновь закрыв глаза, продолжил: - Одевайтесь спокойно, обещаю, что не буду подглядывать.
  Я молча последовала совету темного мага и быстро оделась. Затем обошла кровать и встала прямо напротив мужчины. Теперь стало видно, как мелко подрагивают от перенапряжения его руки, опирающиеся на кровать, как по лбу выступили бисеринки пота, а дыхание директора стало прерывистым.
  - Может позвать целителя? - тихо спросила я. Понимала, что мой вопрос возможно покажется Алэрико де Варгасу обидным, ведь ни один мужчина не любит выглядеть в глазах женщины слабым. Но просто так оставить его не могла. Вновь проснулась жалость.
  - Благодарю, Магнолия, - выпрямляясь и открывая глаза, ответил темный маг. - Со мной все в порядке. Просто давно отвык от присутствия живой тьмы, поэтому так реагирую. Ты сама дойдешь до дома или попросить кого-нибудь проводить тебя?
  - Сама, - резче, чем хотела, ответила я. И, уже направляясь к двери, поблагодарила: - Спасибо за помощь.
  - Всегда к твоим услугам, Лия, - то ли показалось, то ли мужчина просто не смог полностью выговорить мое имя. А может нарочно его сократил. Но мне почему-то понравилось, хотя раньше я терпеть не могла, когда другие пытались коверкать или укоротить мое имя.
  До дома дошла без приключений. Лишь на выходе из здания академии столкнулась с взволнованной Мирой. Староста нашей группы была явно удивлена, увидев меня. Она начала извиняться, что не предупредила меня раньше, еще с утра. Затем, убедившись, что прощена брюнетка стала расспрашивать, что со мной произошло и каким чудом я оказалась на ногах, тогда как целитель уверял, что мне еще лежать пару дней парализованной. Староста даже призналась, что вызвалась помогать с гигиеной, таким образом хотела загладить свою вину.
  Я поблагодарила за благородный порыв, но признаваться каким образом сейчас оказалась на ногах не спешила. До сих пор не доверяла навязчивой девице. И ее признания ничуть не способствовали моей симпатии. Я сказала, что у директора был какой-то ценный исцеляющий артефакт, благодаря которому и вылечилась так быстро.
  У нас была еще пара, но мне разрешили на нее не ходить. Ведь на сегодня я так много пережила, что мне просто необходим отдых. Да и вообще целитель пару дней настоятельно рекомендовал дома посидеть: отдохнуть, успокоиться. Мира предложила проводить меня, но я поспешно отказалась, объяснив это тем, что хочу побыть немного наедине с собой и переосмыслить случившееся. Это вроде удовлетворило назойливую ведьму. Но уже выходя из здания услышала до противного заботливый выкрик: - Я завтра с утра зайду, перед парами. Проведаю как прошла твоя ночь.
  Не оборачиваясь, кивнула, лишь бы надоеда от меня отстала. Мне просто необходимо было подумать о случившемся, о странном поведении вампира и темного мага и продумать чем займусь в ближайшие пару дней. Нет, я, конечно, знала, что большую их часть я проведу в библиотеке академии, выискивая хоть какую-нибудь информацию похожей проблемы. Но и как-то стоило распределить свой день, чтобы не встречаться с докучливой старостой и профессором де Лемом. Последний, к слову, меня очень настораживал своим повышенным вниманием к моей скромной персоне.
  Когда я вошла домой, то рядом у порога с внутренней стороны нашла ведьмовской мешок непонятного назначения. И вновь похвалила себя за предусмотрительность и недоверие к Мире. Вот не зря я не верю в искреннюю симпатию между женщинами. Вот у дроу с этим все в порядке. Там все подчиняются системе. Дружбы нет, как и панибратства, да и родственные связи не особо в чести. У родственников по материнской линии признают только уставные отношения, что в итоге лучше, на мой взгляд, чем любые другие. Они более искренние. Да бывали бунты, но их сразу же подавляли. И жестоко. Чтобы остальным неповадно было.
  Брать в руки мешочек с неизвестным содержимым даже не думала, но и оставлять его в доме было опасно. Неизвестно какое заклятье содержится в нем. Не долго думая, я сходила на кухню и взяла одно из огненных бытовых заклинаний, предназначенных для розжига плиты. Активировала его голосовой командой и направила на чужеродный предмет. Ведьмовской мешочек на миг вспыхнул ярко-красным, а затем повалил черный густой дым. По дома поплыл аромат бергамота и цветов лимона - нежный, сладкий, с горьковато-зелеными аспектами петитгрейна и легкими нюансами гиацинта, жимолости и аниса. Запах распространялся довольно быстро и вскоре я кашляла, не переставая, в горле нещадно першило, глаза слезились.
  Я кое-как добралась до рукомойника, голова сильно кружилась, набрала воды и из последних сил выплеснула содержимое стакана на коптящийся предмет.
  В этот момент в двери раздался дробный стук и взволнованный голос поинтересовался:
  - Магнолия, у тебя все в порядке? Я видела дым.
  "Ага, но не благодаря тебе уж точно!" - подумала я. В горле все еще першило, а кашель никак не успокаивался.
  - Магнолия, ответь мне, иначе я войду без приглашения, - послышалась угроза с той стороны двери.
  Я правда пыталась ответить, но не смогла. Лишь устало привалилась на стену и медленно сползла на пол. Дым все еще витал по комнате, медленно, но верно распространяясь по всему дому.
  - Все, я вхожу, - раздалось строгое и дверь буквально слетела с петель, с грохотом упав на пол. Чуть ноги мне не зашибла ведьма.
  Староста закашлялась, яростно разгоняя перед лицом дым. Затем увидела меня и обеспокоенно присела на корточки напротив меня.
  - Ты как? - вглядываясь в глаза, спросила Мира.
  - По-поря-док, - просипела я. Дым постепенно рассеивался, вылетая на улицу сквозь образовавшийся открытый проем. Прикрыла глаза, так как в глазах мелькали три брюнетки, и напряглась, готовая к любой последовавшей реакции девушки. А то что она будет, я не сомневалась. Ведь, наверняка, Мира уже заметила свой ведьмовской мешочек у порога, точнее то, что от него осталось. И, честно говоря, я была готова к любым действиям ведьмы, но ее слова стали для меня полной неожиданностью. От удивления я даже глаза распахнула.
  - Кажется, я так и не попробую элитный чай моей бабушки.
  - Что? - то ли хрип, то ли вопрос, сорвавшийся с пересохших губ.
  - Чай, - повернувшись ко мне и продемонстрировав мокрое черное тряпье в руке, ответила Мира. - Бабушка уже в третий раз присылает мне свой особенный чай с бергамотом и цедрой лимона, которые она выращивает на своем участке, но всегда случаются какие-то казусы. То перепутают адрес, то сам чай. А один раз его у меня украла соседка-ведьма, думала, что бабушка прислала мне редкое зелье для волос.
  Девушка легко рассмеялась, тряхнув своей роскошной шевелюрой. Затем оглядела комнату и перевела виноватый взгляд на меня.
  - Прости за дверь и за проблемы. Я, видимо, нечаянно обронила его сегодня утром. Искала сегодня везде, кстати, за этим и пришла к тебе, чтобы спросить - не находила ли ты мой мешочек с чаем.
  - Нашла, - криво улыбнулась я, чувствуя, как щеки потеплели от стыда. - Прости, я увидела ведьмовской мешочек и подумала...
  Озвучивать, что именно я себе нафантазировала не стала, но девушка и так поняла правильно.
  - Ничего страшного, - без обиды в голосе ответила она. - Сама виновата. Не стоило пересыпать из коробки в мешочек. Но бабушка теперь перестраховывается и столько защитных плетений на него наложила, что каждый раз снимать их - проблема.
  Девушка поднялась и легко увлекла меня за собой. Проводила все еще пошатывающуюся меня к дивану и помогла сесть в него.
  - Прости за погром, - извинилась староста. - Но не переживай. Если ты не против, я все здесь поправлю. Бытовая магия мне легко дается.
  - Спасибо, - согласилась я, вытянувшись во весь рост. Голова все еще кружилась, но доверие к девушке так и не появилось. Будь у меня силы, я бы активировала шпиона, что до сих пор находился в ее ауре, но их не было. Пережитое навалилось на меня гранитной плитой и было одно лишь желание - спать.
  Когда проснулась за окнами уже давно плескалась ночь. Подойдя к окну, увидела, что начал падать крупными хлопьями снег, быстро укрывающий землю пушистым одеялом. Постояв немного и полюбовавшись зимней тишиной, я поставила разогреваться чайник и встала в проходе между гостиной и кухней. Мира, надо отдать ей должное, прекрасно справилась с учиненным ею и мной погромом. Все выглядело так, будто ни пожара, ни выбитой двери никогда не было.
  - А куда же делась сама брюнетка? - вслух поинтересовалась я.
  - Она отправилась домой, - вдруг раздался голос из темного угла гостиной. Я вздрогнула от неожиданности и испуга и мгновенно щелкнула пальцами, активировав магический шар, сонно плавающий под потолком.
  - Зачем же так резко? - прикрывая глаза рукой, с упреком в голосе поинтересовался вампир.
  - Что вы тут делаете? - требовательно спросила я. У самой до сих пор сердце бешено билось в груди, а ноги слегка подкашивались.
  - Проверяю, как себя чувствует моя адептка после недавнего инцидента с живой тьмой, - убирая руку, усмехнулся профессор де Лем.
  - В такое время суток? - махнув в сторону зашторенного окна, не поверила я.
  - В какое свободен, в такое и проверяю, - раздраженно проворчал вампир.
  - А как вы попали в мой дом? - вопрос был не праздный. Необходимо было выяснить, как обезопасить свое жилище от таких вот незваных визитеров. Я почему-то думала, что на каждом доме стоит особая защита от воров и таких вот непрошенных гостей, а получается - нет?
  - Меня Мира впустила. Знаешь, она так яростно выгоняла меня из твоего дома, что я решил, будто она твоя лучшая подруга, - вампир нахмурился, видимо, вспоминая их противостояние. А у меня в груди появилась теплота к девушке, которую я постаралась поскорее прогнать. Еще чего не хватало вновь наступать на одни и те же грабли.
  - А что же она меня тогда оставила наедине с вами? - сложив руки на груди, едко поинтересовалась я.
  - У нее не было выбора, - нарочито печально вздохнул преподаватель. Но, став серьезным, добавил: - Я действительно не оставил ей выбора, Магнолия. Она очень долго сопротивлялась моим чарам.
  Как же я могла забыть?! Ведь вампиры могут зачаровать взглядом кого угодно. А еще вспомнила, что прежде чем переступить порог дома, вампирам требуется разрешение хозяина жилища. По спине пробежал противный холодок, но я не стала поддаваться панике. Расправила плечи и, гордо вздернув подбородок, потребовала:
  - Прошу вас немедленно покинуть мой дом. Мира не имела права впускать вас без моего разрешения.
  - Боюсь, что этот дом принадлежит не лично тебе, а является собственностью академии. А я как преподаватель АМО, имею право входить в любое помещение, принадлежащее учебному учреждению, - растянув губы в клыкастой улыбке, пояснил вампир. Подмигнув побледневшей мне, успокоил: - Но ты не переживай, я не буду злоупотреблять своей властью.
  - Ну, в таком случае, - постаралась взять себя в руки. Подойдя к двери и взявшись за ручку, решительно посмотрела на профессора по истории: - Не хочу выглядеть негостеприимной хозяйкой, но я очень устала. У меня, как вы знаете, был очень насыщенный день.
  И открыла дверь, не намекая даже, явно давая понять, что гостям здесь не рады и требуют удалиться.
  - Да-да, - задумчиво рассматривая меня и игнорируя раскрытую дверь, протянул мужчина. Затем резко поднялся и в одно мгновение оказался рядом. Наклонился ко мне, шумно вдыхая мой запах.
  Я едва устояла на ногах, от неожиданности и страха задрожали колени. Сердце бешено билось о грудную клетку и, казалось, его стук без труда был слышен на улице сквозь набирающую обороты метель.
  - Скажи-ка мне, Магнолия, а каким таким чудом ты сейчас стоишь на ногах и грубо выставляешь своего обеспокоенного твоей судьбой преподавателя на улицу в такую непогоду? - заглядывая мне прямо в глаза, тихо спросил вампир.
  Взгляд его красных, как алая кровь, глаз затягивал, манил, подчинял. Я сжала кулаки, пытаясь болью противостоять чарам, но ничего не выходило. У меня всегда неплохо получалось противостоять разным воздействиям. Но сейчас он был слишком силен и опытен, а я оказалась чрезвычайно слаба после живой тьмы. Поэтому все, на что хватило сил, со злостью выдохнуть:
  - Ваше чудо - Алэрико де Варгас. У него и выясняйте как он поставил меня на ноги так быстро.
  - Занятно, - отстраняясь, он повернул голову в сторону, пытаясь рассмотреть сквозь пелену снега двухэтажный особняк директора.
  Воспользовавшись этим, я сделала пару шагов назад и стала смотреть на подбородок вампира, чтобы больше не попадаться в его ловушку.
  - Ну что же. Рад был побеседовать, но мне уже пора, - тоном, словно не я его выставляла, а дела потребовали его незамедлительного присутствия в другом месте, сказал профессор де Лем.
  - Прощайте! - с облегчением выдохнула я.
  - Скорей уж, до свидания, воинственная Магнолия, - с усмешкой и угрозой в голосе поправил меня преподаватель. И скрылся за белой холодной пеленой, отделяющей мой дом от остального мира.
  - Надо что-то придумать с защитой дома, - споро закрывая дверь на все замки, а то вдруг вампир решит вернуться и продолжить "беседу", вслух высказалась я.
  А миг остановилась, чтобы вспомнить - брала я какой-нибудь амулет по защите или нет. Но так и не вспомнив, направилась в спальню, чтобы поискать необходимое. Оставлять до завтра вопрос защиты собственного жилища не хотела, хоть и чувствовала себя, несмотря на сон и пережитый стресс, слабой и сонливой
  
   ГЛАВА 11
  Впрочем, стоило мне проверить все мои амулеты, как сонливость будто рукой сняло. У меня не было ничего, что могло бы помочь с защитой дома. И так как ложиться спать, зная, что в любой момент ко мне в спальню может нагрянуть вампир, проявляющий непонятный интерес к моей персоне, я не собиралась, мне пришлось спешно одеваться.
  Накинув теплые вещи, я направилась, сквозь вьюгу и ветер, пронизывающий до костей, несмотря на теплое платье и подбитый мехом плащ, прямиком к особняку директора. В доме темного лорда на первом этаже горел свет, из чего я сделала вывод - Алэрико де Варгас не спит, - а значит, ждать на улице, когда он откроет дверь долго не придется.
  Видимо, удача решила, что на сегодня с меня хватит неприятностей и решила проявить наконец-таки ко мне благосклонность. Дверь оказалась не запертой, более того, когда я костяшками пальцев прикоснулась, чтобы постучать, она приоткрылась, показав небольшой коридор, укутанный полумраком. Слева в него падала узкая дорожка света, видимо, именно там и находится источник всех моих несчастий.
  С минуту я раздумывала входить ли в столь гостеприимно распахнувшуюся дверь или стоит позвать хозяина дома, как услышала звук хлопка, похожий на упавший мешок с землей, прозвучавший где-то в недрах особняка. Первый свой порыв - сбежать обратно в свой уютный дом - я придушила на корню. Просто у меня в доме точно небезопасно, а здесь как-никак самый сильный, по слухам, темный маг империи проживает. Да и фраза, которая прозвучала следом за хлопком, заставила осторожно протиснуться внутрь и превратиться в слух.
  - Чем ты вообще думал, Рик, когда забирал себе живую тьму? Следовало дать этой эгоистичной девчонке полежать пару дней и подумать над своим поведением!
  Голос принадлежал недавнему гостю, столь спешно ретировавшемуся из моего жилища. Следом прозвучал ответ, но, к моему сожалению, он был так тих, что я ничего не поняла. Нет, если честно я никогда не подслушивала. По крайней мере, вот так вот - открыто. Я всегда использовала для этих целей своих маленьких помощников, но сейчас я боялась, что использование магии оба мужчины могут засечь. Или попросту увидеть моего шпиона. Ведь чтобы он незаметно внедрился в ауру, я должна видеть "жертву". А высовываться было опасно - могли заметить.
  - Да слышал я уже десять раз, что ты считаешь себя виноватым, - послышался звук наливаемого напитка. И я догадалась, что хлопок - это звук пробки, вынутой из бутылки. Пришлось тихо, но быстро пробираться по стеночке вперед, чтобы слышать обоих беседующих мужчин.
  - Но это не снимает с нее ответственности за собственную глупость. Магнолия ведь чувствовала, что в этой комнате что-то не так, но все равно полезла.
  - Не мне тебя учить, что живая тьма мгновенно узнает слабость своей жертвы и незамедлительно использует против нее, - слабым голосом встал на мою защиту директор.
  Во мне вспыхнула теплая волна признательности к темному магу. Ну надо же, защищает меня перед другом. Хотя я в какой-то мере согласна с вампиром. Стоило прислушаться к своей интуиции и бежать прочь оттуда, а не поддаваться благородным порывам спасти чью-то клыкастую шкурку.
  - Между прочим, она тебя спасала, - словно услышав мои мысли, продолжил маг. - Мог бы сказать ей спасибо.
  - За что? - поперхнулся преподаватель истории, затем, откашлявшись, продолжил гневно: - Да я из-за этой героини чуть инфаркт не схватил. Зная твое особое отношение к этой девице, я думал, что ты меня минимум - рабочего места лишишь, а про максимум вообще старался не думать.
  Пришлось до боли прикусить губу, а то бы не выдержала и сказал пару ласковых этому упырю.
  - Ты любишь все преувеличивать, - раздался с насмешкой голос директора.
  - Ой ли? - ехидно прозвучало в ответ. - И это ты мне говоришь после того, как впитал живую тьму, когда и своя-то тьма более чем разумна? Ты хоть представляешь, что теперь с тобой будет?
  - Конечно. Я даже могу описать тебе, что именно происходит сейчас со мной, если ты так переживаешь, - ледяным тоном предложил темный маг.
  - Думаешь, что испугаюсь? А вот и нет. Ну расскажи мне, что творится в тебе? И на сколько дней, а, может, и недель ты ослаб? - не думал даже пугаться Редьяр де Лем.
  - Даже не думал пугать, - все также хладнокровно и спокойно ответил Алэрико де Варгас. Затем его голос дрогнул и стал чуть тише, отчего стало по-настоящему страшно за мужчину: - Они разрывают меня на части. Каждая тьма пытается взять под контроль мое тело. Я чувствую себя марионеткой в их руках. И самое страшное, что никак не могу на это повлиять.
  - Чем же ты думал, когда предлагал девчонке избавлении от тьмы?! - яростно воскликнул мужчина. Затем послышался приглушенный топот ног, видимо от переизбытка чувств вампир стал ходить по комнате. Затем все стихло и прозвучало злое: - И почему она на это пошла? Хотя нет, не отвечай! Что еще ожидать от эгоистичной, избалованной девицы?!
  - Хватит! - прозвучало тихо, но от этого еще более грозно. От чего я непроизвольно вздрогнула всем телом. Затем уже чуть громче и мягче: - Хватит, Яр. Она не знала о последствиях для меня. Я сказал ей, что просто несколько минут переживу приступ сильной слабости, а потом все будет в порядке.
  - Дурак! - устало, но не обидно произнес профессор истории. Судя по звукам, тяжело опустившийся в кресло или диван. - Даже не знаю, чем же она так сильно зацепила тебя. Хотя, пока это неважно. Скажи как долго ты будешь слаб?
  - Думаю, что еще пару часов, - неуверенно ответил темный маг.
  - Ри-и-ик, - угрожающе протянул вампир, - я тебе не Магнолия. Не надо мне врать и жалеть мою нервную систему. Хотя не думаю, что она у нее есть.
  Последнее предложение Редьяр де Лем пробормотал так тихо, что я едва разобрала. Но похоже, что у директора слух был гораздо острее моего, так как я отчетливо услышала недовольный зубовный скрежет.
  - Все-все, успокойся, - послышалось примиряющее от вампира. - В твоем положении вредно волноваться.
  - Прозвучало так, словно я беременный, - раздраженно проворчал темный маг.
  Послышался довольный тихий смешок, затем уже более серьезным голосом преподаватель истории расоведения сказал:
  - Знаешь, твое нежелание отвечать на дважды заданный мною вопрос очень сильно напрягает . Что все на столько плохо?
  - Минимум сутки, максимум - двое, - с тяжелым вздохом признался директор академии.
  - Я уже говорил, что ты дурак? - нарочито спокойно поинтересовался вампир. И, не дожидаясь ответа, продолжил: - Так вот, извини. Ты не дурак, ты - идиот. Ну как, как ты мог оставить академию и свою собственную жизнь в такой опасности? Или ты забыл, что император только и ждет, когда ты дашь слабину?
  - Ничего я не забыл, - устало прозвучал спокойный ответ темного мага. - Но по-другому поступить не мог. Я виноват в том, что с ней это случилось. Мне еще в тот вечер в кабинете стоило ее предупредить. Просто... - повисла пауза, словно Алэрико де Варгас пытался подобрать слово.
  - Просто она появилась в таком виде, что все разумные мысли и предостережения вылетели из головы? - понятливо закончил за него Редьяр де Лем.
  - Да, - едва слышно выдохнул темный лорд.
  И теперь я едва сдерживала себя, чтобы от досады не заскрежетать зубами. Ну каков наглец, а? Ведь если бы он насильно не вытащил меня из ванны в свой кабинет, то я не смутила бы их своим видом.
  - Но и тут была моя вина, - будто услышав мои мысли, продолжил Алэрико де Варгас. - Мне стоило проверить где она и как выглядит, прежде чем выдергивать ее к себе в кабинет.
  Я неосознанно кивнула, подтверждая правдивость его суждений, как в следующий миг подпрыгнула от возмущающих слов профессора де Лема:
  - Давай-давай, продолжай выгораживать эту маленькую капризную девчонку! Ты сейчас действительно не понимаешь, что пытаешься оправдать гномку в своих глазах?
  - Яр, - предупреждающе попробовал утихомирить друга темный маг, но тот его не желал слушать.
  - Нет, ты реально не осознаешь? - продолжал бушевать вампир, - Это она должна бегать за тобой и благодарить за возможность раскрыть свою магию. За возможность учиться в самом престижном учебном заведении Бристаля. Да во всем Тайниуире знают, что в столице Академия Межрасовых отношений стоит на первом месте даже среди высших учебных заведений.
  - Редьяр, - попытался вставить слово директор той самой знаменитой академии, но ему не дали.
  - Подумаешь, какой плохой темный лорд - заставил бедную несчастную девочку учиться и раздувать из своей крохотной искры магии костер. Ай-я-яй, какой жестокий директор, поселил в дом напротив себя, чтобы защитить глупую девчонку от смерти, напророченной ей самой Пифией.
  - Хватит! - не выдержав, крикнул хозяин дома. После этого повисла напряженная тишина, в которой было слышно тяжелое шумное дыхание, принадлежащее одному из мужчин. Послышался глубокий вдох и шумный выдох, после чего директор повторил: - Хватит, Редьяр, иначе поссоримся. Она не выбирала такой судьбы и уж точно не просила о моем внимании. Я был неправ, отказав ее отцу, не поговорив прежде с девушкой и не рассмотрев ее ближе. Если бы я не был столь категоричен и самонадеян, то Магнолия вполне могла сейчас уже раскрыть свою магию полностью.
  - Она просто не в меру гордая и обидчивая девчонка, - не спешил принимать доводы друга вампир. - Но ты прав. Она не выбирала такой судьбы, поэтому я постараюсь быть к ней мягче.
  - Я и не прошу большего, - с явным облегчением в голосе сказал Алэрико де Варгас. И тут же серьезным тоном добавил: - Только о пророчестве ни слова. Она о нем не знает.
  - Серьезно? - явно сомневаясь в слова приятеля, уточнил Редьяр де Лем. - А может стоило бы ей рассказать? Глядишь и характер станет лучше и сама в академии решит задержаться.
  - Нет, - устало ответил директор. - Одно из условий ее отца - не рассказывать Магнолии о пророчестве. Какими доводами он руководствуется - не знаю даже.
  - Ты что не смог прочитать его мысли? - удивленно спросил преподаватель истории.
  - На нем сильный амулет против ментального воздействия, - с неудовольствием ответил темный лорд. А я зажала рот руками, чтобы не разразиться руганью. Ну как я могла позабыть, что темные маги читают мысли? Получается, что Алэрико де Варгас все это время знал, о чем я думаю. И его ответы на мои мысленные вопросы не просто совпадение.
  Повернувшись, оперлась руками и горячим лбом о холодную стену. Все лицо горело от ярости и гнева. И если пережить свою забывчивость я была еще способна, то умалчивание отца простить не могла. Мне срочно требовалось с ним поговорить. И желательно с глазу на глаз. Только вот как это сделать, не выдавая своих знаний? Может, именно поэтому папа и засунул меня в академию, чтобы я не смогла прижать его к стенке и выяснить, какое именно пророчество он от меня так тщательно скрывает? Или, наоборот, именно из-за предсказания знаменитой и таинственной Пифии я оказалась узницей темного мага? Интересно, а мама знает об этом или отец и от нее скрыл?
  Голова просто разрывалась от многочисленных мыслей и различных, иногда явно бредовых предположений. И я никак не могла разобраться с ними, пребывая в смятении и одновременно злясь на все и всех. Я даже не слышала что же дальше происходило в гостиной хозяина дома и о чем еще разговаривали мужчины.
  Наконец взяв себя в руки, я тряхнула головой, пытаясь привести мысли в порядок, и прислушалась к продолжающейся беседе, которая вот-вот грозила перерасти в ссору.
  - Чего ты так боишься, Яр, ответь честно, - повысив голос, поинтересовался Алэрико де Варгас. И шумно выдохнув, видимо, желая успокоиться, предположил: - Если опасаешься за свою жизнь, то я не держу тебя. Можешь собрать вещи и укрыться у себя в клане. Думаю, что император сначала разделается со мной и академией, а уж потом будет искать моих соратников. Так что у тебя есть фора в несколько дней.
  - Совсем с ума со своей гномкой сошел? - обиженно взвыл вампир. - Я же о тебе, дураке, беспокоюсь. Если Его Императорское Величество узнает в каком ты сейчас состоянии, то от тебя мокрого места не останется. И твою академию - бельмо на глазу императора - не пощадит. И даже моих сил не хватит, чтобы ее защитить.
  - Так я и говорю - у тебя есть фора в несколько дней. Беги, спасай свою жизнь.
  - Р-рик, - настала очередь Редьяра де Лема рычать. - Я ведь о не об этом...
  - Да знаю, прости, - повинился темный маг, - я планировал попросить помощи Дамаса и его отца. Они всегда благосклонно ко мне относились. Тем более младший дер Килен мне должен, - в голосе мага прозвучала мягкая усмешка. Следующие его слова заставили меня удивленно вскинуть брови, так как прозвучали с нежностью и легкой грустью: - Если бы не я, Аделаида до сих пор крутила им как хотела. Да и всем остальным мужчинам мозги выносила бы.
  - Ада тоже приедет с ними? - с нарочитым равнодушием в голосе поинтересовался профессор истории расоведения.
  Я даже подалась вперед и осторожно, мельком, выглянула из-за своего укрытия. Мой взгляд выхватил в полумраке комнаты горящий синим огнем камин, у которого с комфортом в мягких креслах расположились мужчины. Между ними находился деревянный массивный столик, уставленный тарелками с фруктами и мясной нарезкой, две бутылки вина и два пустых бокала. Собеседники сидели спиной к камину, поэтому я успела заметить как в алых глазах вспыхнуло мрачное предвкушение от скорой встречи. А ресницы устало прикрывшего глаза директора дрогнули. После чего распахнулись и черные, бездонные глаза хозяина дома пристально уставились на вампира.
  Я быстро вернулась в коридор, едва дыша. Мне показалось, что Алэрико де Варгас успел увидеть меня. И в любой момент я ожидала услышать насмешливое или строгое требование зайти в гостиную. Но вместо этого раздалось обвинительное:
  - Ты до сих пор не можешь побороть ее чары?
  - Нет, - гулко сглотнув, признался вампир. - Но, поверь, я очень стараюсь не думать о ней. Даже к Магнолии пристаю, пытаясь избавиться от ее образа в своих фантазиях, - послышался смешок и новое откровение: - И ты знаешь - помогает. Вот недавно я проведывал ее и она...
  - Ты что сделал? - тихо спросил темный маг.
  - Зашел в гости, проведать как чувствует себя моя адептка, - не замечая угрозы в голосе, весело ответил красноглазый блондин. - И ты знаешь...
  - На правах хозяина всей недвижимости, - перебил его мертвенно-ледяной голос Алэрико де Варгаса, - я запрещаю тебе входить в дом, который занимает Магнолия. Даже если она тебя сама пригласит, понял?
  В комнате повисла напряженная тишина. Я, затаив дыхание, сосредоточенно ждала ответа. По моей спине струился пот то ли от напряжения, то ли от теплой одежды (в доме было жарко), но я боялась шелохнуться, тем самым выдав свое присутствие. Было слышно, как за окном завывает метель, тикают часы. А удары собственного сердца казались просто оглушительными.
  - Понял, - наконец-то выдавил сквозь зубы вампир.
  И я в унисон с директором выдохнула с облегчением.
  - Ну если все приказы озвучены, - продолжил с явной обидой в голосе Редьяр де Лем, - то давай подумаем о предстоящих действиях по защите академии.
  Больше я не стала прислушиваться. Тихо прошла по коридору до двери и осторожно, опасаясь скрипа, открыла и закрыла дверь. Оказавшись на улице, зябко обхватила себя руками. Холодный пронизывающий ветер в купе со снегом мгновенно забрался по полы плаща и выстудил мокрую спину. Но я не стала сильно расстраиваться, так как все же своей цели я достигла - получила защиту от проникновения вампира. Об остальных непрошенных гостях подумаю позже. Накинув на голову капюшон, стремительно направилась домой. У меня и без этого было над чем подумать.
  Дома я сварила кофе, добавила немного меда и корицы и вновь прокрутила в голове весь подслушанный разговор. Итог, честно говоря, не радовал.
  Во-первых, в академию я попала не по капризу директора, как я думала раньше. Во-вторых, пророчество знаменитой Пифии в мой адрес столь ужасающее, что отец до сих пор не рассказал о нем. Знает ли о нем мама, не знала, но скоро собиралась выяснить. В-третьих, особое отношение ко мне Алэрико де Варгаса - это не задетая гордость и желание доказать, что я не права, а просьба или, лучше сказать, требование моего отца. Вот только с чего темному магу помогать мне и моему папе? Чем же глава Горного Клана сумел заинтересовать его.
  В-четвертых, навязчивое внимание вампира - попытка отвлечься от образа какой-то Аделаиды. Интересно, чем она его смогла зацепить. На мой взгляд, Редьяр де Лем вполне симпатичный мужчина и женским вниманием не должен быть обделен. И хотя мне это было не так любопытно, как предсказание, касающееся меня, но я сделала мысленную зарубку - узнать о замужней Аделаиде дер Килен и ее связи с профессором истории расоведения. Информация вполне могла пригодиться, как средство защиты от слишком рьяного интереса вампира ко мне.
  Согревшись и разложив полученные сведения по полочкам в своей голове, я помыла чашку и направилась в спальню. Там я переоделась и легла под одеяло, так как в доме было прохладно, а заклинание обогрева активировать не поняла как. Глубоко вздохнув, закрыла глаза и потерла сережку, притаившуюся на конце заостренного вверх, как у всех дроу, уха. Серьга в форме маленького золотого колечка, едва заметного, являлась родовым артефактом связи с мамой. Всем девочкам, появляющимся в этот мир у темных эльфиек - неважно пробудится у них магия матери или нет (как в моем случае) - прокалывают уши впервые минуты после рождения. Благодаря этим сережкам-артефактам каждая из девочек сможет связаться с родительницей. И ни одна блокирующая магия не сможет помешать это сделать. А мать всегда будет знать, где именно находится дочь, если вдруг ее похитят или она потеряется.
  Я редко пользовалась этим способом, ведь под рукой всегда был амулет связи, но когда сбегала из дома не стала его брать. Ведь по нему можно отследить местонахождения. А у директора при встречах спросить все время забывала. Как-то до сих пор не до этого было.
  Когда мама приняла вызов, в моей голове возникла картинка. Она лежала обнаженная на мягкой кушетке, вокруг горело несколько свечей, едва разгоняя полумрак комнаты, а над ней склонился широкоплечий красивый огненно-рыжий мужчина в одной набедренной повязке. Маме всегда нравились рыжие. Я смутилась и уже хотела прервать сеанс, предполагая, что прерываю интим. Но заметила масло на коже смуглой родительницы.
  - Помешала? - ехидно спросила я.
  - М-м-м, - промурчала расслабленная мама, - если бы ты мешала, я не стала бы отвечать на зов.
  Она приоткрыла свои темно-фиолетовые глаза и лениво поинтересовалась:
  - Что-то произошло или ты просто соскучилась?
  - Ты знаешь о пророчестве Пифии, из-за которого я оказалась пленницей в стенах Академии Межрасовых отношений? - прямо спросила я, не став долго ходить вокруг да около.
  
   ГЛАВА 12
  - Дамиан, выйди! - приказала родительница, после моих слов преобразившись из красивой расслабленной довольной жизнью женщины в жуткого беспринципного главу службы безопасности, коим она являлась у дроу. Она была правой рукой владычицы темных эльфиек, и ее все боялись и уважали. Этот мгновенный переход всегда настолько пугал меня, что я чуть не разъединила связь. Но в последний момент одумалась. Если так поступлю будет намного хуже - проверено.
  - Так кто тот смертник, что пленил мое сокровище? - обманчиво ласковым голосом поинтересовалась мама, стоило за сексуальным массажистом закрыться двери.
  - Алэрико де Варгас, - ответила я, но тут же продолжила, опасаясь, что родительница уйдет от темы, - с этим я сама разберусь. Ты не ответила на вопрос.
  - И как же ты разбираешься с ЭТИМ? - язвительно спросила собеседница, продолжая игнорировать тему пророчества.
  - Отец сам отдал меня в Академию Межрасовых отношений, - зло скрипнув зубами, начала пояснять я. Дело в том, что если мама вцепится во что-то, то не отстанет, пока не достигнет цели. Ведь не за красивые глаза ее сделали главой службы безопасности. - Он заключил какой-то выгодный, по его словам, договор, согласно которому я перехожу под юрисдикцию Алэрико де Варгаса.
  - Вот же рыжий мерзавец! - воскликнула мама восхищенно. - Сам договор ты, конечно, не видела? - проницательно спросила она, спешно надевая темный эластичный брючный костюм. Смущаться ее наготой я даже не подумала, это считалось оскорбительным у дроу. Темные эльфийки любили и не стеснялись собственного тела, и воспитывали эту любовь во всех своих отпрысках.
  - Я сбежала из дома, прежде чем изучить его, - честно призналась я. - Но считала, что отец, как обычно, еще пару дней промаринует темного мага, прежде чем подпишет бумаги.
  - Судя по тому, что ты сейчас в академии, то побег не удался, - не вопросительно, а утвердительно подытожила мама, обувая мягкие сапоги. - Так что с планом выбраться из учебного заведения? Хотя, милая, не понимаю тебя. Ведь ты не так давно сама стремилась туда попасть. Что же изменилось?
  - Все изменилось, - надув губы, заявила я.
  Мама понятливо хмыкнула, но не стала наседать. Знала, что если не хочу, то не какие пытки и уговоры не заставят ответить. Уселась на диван и деловито напомнила: - Какой план?
  - Пока его нет, - с тяжелым вздохом покаялась я. Закусив губу, решила все-таки рассказать: - Я решила воспользоваться своим заточением и найти что-нибудь в местной библиотеке на счет собственной магии. И, опережая твой вопрос, скажу, что нет - необходимую информацию пока не нашла. Но один профессор обещал помочь.
  Я не собиралась оповещать воинственную родительницу обо всем, что со мной произошло в академии. Иначе она бы тут же примчалась сюда с моими тетками и разворотила половину здания. А про темного мага и вампира я уж промолчу. Их заранее было жалко.
  - Ты меня не разочаровала, - довольно протянула она, откусывая кусок от спелого яблока. И задумчиво продолжила жевать, едва заметно улыбаясь. Чувствую, что папочке скоро придется несладко. Но вот к нему сочувствия у меня не нашлось.
  - Так что с пророчеством? - воспользовавшись моментом, в третий раз спросила я.
  - Милая, ты же знаешь, как я не люблю ссориться, - начала мама, а я вся напряглась. Именно с этих слов всегда начинались размолвки. Если мама что-то для себя решила, то ее было сложно переубедить. Эта черта характера досталась и мне, но в более мягкой форме. Я все-таки старалась в решениях быть более гибкой. - О предсказании безумной старушенции я, естественно, знала. И именно я потребовала, чтобы твой недалекий папенька не рассказывал тебе о нем.
  - Но почему? - взвыла я от такой несправедливости. Ведь оно напрямую касалось меня! И я небезосновательно считала, что имела полное право знать о его содержании.
  - Потому что, считаю, что если ты о нем узнаешь, то начнешь действовать, - отбросив наполовину съеденное яблоко на стол, решительно заявила та, что дала мне жизнь. Прищурив свои фиалкового цвета глаза, добавила: - Да даже не зная о его содержимом, ты уже начала действовать.
  - Мама!
  - Нет, детка, выслушай меня до конца, - попросила ласково, но со стальными нотками в голосе родительница. - Эта одаренная на всю голову пророчица заявилась на порог нашего дома, когда мы с твоим папашей жили еще вместе. И начала, пользуясь нашим гостеприимством, предсказывать твое будущее, от которых у любого родителя волосы встали бы дыбом. Причем заметь, мы ее об этом не просили!
  Я судорожно сглотнула. Ну, если моя бесстрашная мама так испугалась, то мои дела и впрямь плохи.
  - Когда твой папа, буквально ползая перед ней на коленях, умолял рассказать о том, что или кто может изменить предначертанное тебе будущее, эта старушенция пропела только: "Академия Межрасовых отношений". И больше мы не выудили у нее ни слова. Я, конечно, собиралась прижать эту ведьму к стенке и пытками выбить из нее больше информации, но твой трусливый отец вместе с охранниками этой уродины не позволили даже близко к ней подойти.
  Я невольно улыбнулась. Все знали, что Пифия была очень красива, хотя совершенно не следила за собой. Ее часто встречали в лохмотьях, с колтуном светлых, но не седых, волос на голове и обломанными черными ногтями, словно она ими рыла выход из ловушки. И это несмотря на то, что за свои услуги она зачастую требовала немыслимую сумму. Некоторые предполагали, что провидицу держат в заточении и поэтому она появлялась в таком виде. Кто-то утверждал, что это специально придуманный ею образ, чтобы сразу расположить к себе клиентов. Только вот к нам, по словам папы, она пришла в дорогом наряде с красиво уложенными волосами. Он упоминал ее лишь тогда, когда рассказывал, почему мама ушла от него, оставив меня, хотя очень хотела взять с собой. Но у дроу девочки не живут с матерями, если в них не проснулась темная магия.
  Мама, впрочем, когда я ее спрашивала, что послужило причиной разрыва, отвечала так же. Только вот не особо вдавалась в подробности. Она после моих вопросов всегда хмурилась и замыкалась в себе, Естественно, я перестала трогать больную тему, чтобы не огорчать любимую родительницу.
  Но что если я ошибалась? Если в действительности именно Я стала причиной раскола счастливой семьи? Именно эти вопросы я задала родительнице.
  - Дело не в тебе, - решительно и строго заявила мама. Поправила темный локон и пояснила, видя сомнение на моем лице: - Разошлись мы из-за твоего отца. Но если быть уж совсем честной, то из-за несовпадений взглядов, как бы заурядно это не звучало. Я считала, что пророчество можно изменить, если не прикладывать никаких усилий, твой отец полагал противоположное. Детка, я ведь правда искренне считаю, что незнание - это лучший способ избежать предначертанного. Ведь зная о сути предсказания, ты непременно начнешь предпринимать попытки его избежать и тем самым только приблизишь катастрофу.
  - Я так не думаю, - начала возмущенно, но договорить мне не дали.
  - Но в одном мы с твоим папой согласились - ты не должна была узнать о пророчестве. - Взгляд родительницы стал острым, как лезвие ее кортика, что находится в потайном кармане ее сапога. - Отсюда следует закономерный вопрос - кто тебе сказал о нем?
  - Ну, как бы тебе это сказать, - замялась я, не желая признаваться.
  - Говори, милая, не бойся, - обманчиво ласковым голосом сказала мама. Отчего у меня по спине пополз неприятный холодок.
  - Да какая разница! О сути предсказания я так и не узнала! - неожиданно даже для себя вспылила я. Затем уже спокойнее пригрозила: - Но будь уверена, что это ненадолго. Я чего бы это мне не стоило узнаю о нем, так как имею на это полное право. И мне жаль, что ты считаешь иначе.
  После этого я прервала связь, открыв глаза. Родительница перезванивать не стала, так как прекрасно знала, что я не отвечу. Зная ее, я предполагала, что она немедленно свяжется с отцом и устроит ему знатную выволочку. Или же, если судить по ее крайне нелицеприятных высказываниях в адрес папы, скорее всего нагрянет без предупреждения к нему в гости. И зная своего бородатого родителя, она его не найдет на месте. Он, наверняка, уже затаился где-нибудь после того, как отправил в академию. Так что неделя у меня где-то есть, чтобы выяснить о том, что же такого ужасного предрекла мне знаменитая провидица.
  Но для начала я собиралась наведаться к профессору Бранту и выяснить, что он узнал о моей магии.
  Наметив планы на следующий день, я спокойно провалилась в сон без сновидений.
  
  
  
***
  
  - Ну и к чему был весь этот спектакль? - лениво поинтересовался вампир, стоило за любопытной полукровкой закрыться двери.
  - Почему сразу спектакль? - тихо спросил директор академии, - Я просто дал Магнолии пищу для размышлений.
  - А что там с пророчеством? - как бы между прочим задал вопрос красноглазый вампир. Сделал глоток дорого вина с пряностями и выгнул белесую бровь, ожидая пояснений.
  - Знаешь, мой друг, дело в том, - смотря на рубиновую жидкость в бокале, ответил Алэрико де Варгас, - что я по договору, заключенному с ее отцом, не могу никому рассказывать о сути предсказания. Кстати, спасибо, что подыграл мне.
  - Ну-у-у, - обиженно протянул вампир, рассматривая мокрое пятно на ковре, образовавшееся от растаявшего снега с его сапог. - Я-то помог, рассчитывая на подробности. Знаешь, информация о предсказанной смерти Магнолии, брошенная за мгновение перед появлением девушки, просто не дает мне покоя.
  Темный маг лишь виновато развел руками, тем самым показывая, что ничего не может сделать.
  - Тогда скажи, зачем же ты вообще завел о нем речь?
  - А как иначе она могла узнать о нем? - задал встречный вопрос директор лукаво улыбнувшись. - Я ведь подписал магический договор о том, что не расскажу Магнолии о пророчестве. Так я и не говорил ей, она услышала его из твоих уст. Замечаний насчет нечаянно услышанной информации не было.
  - Ну ты хитер! - восхитился Редьяр де Лем, с прищуром глядя на собеседника. - И как это гном не учел этот вариант?
  - Не знаю, - пожал плечами довольный брюнет. - Но предполагаю, что все договоры обычно составляла Магнолия, поэтому он расслабился и не учел этой лазейки. Да и времени было мало.
  - А что там с пророчеством? - вновь поинтересовался профессор истории. И, встретив хмурый взгляд, пояснил: - Я о том, можно ли его избежать? Можно ли как-то предотвратить смерть капризной, но очень симпатичной принцессы?
  - Яр-р, - вновь прорычал предупреждающе темный маг.
  - Да ладно, - поднял вверх обе руки, словно сдаваясь на милость победителю, вампир. - Я же очень мило о ней отозвался.
  - Темная богиня с тобой, - выдохнул устало Алэрико де Варгас. - Насколько я понял есть, но там все расплывчато и очень запутано. Сейчас Магнолия будет занята сбором информации о своей судьбе, а я оправлюсь немного и попробую найти Пифию и добиться встречи с ней.
  - Ага, для начала разберись с защитой академии, - потребовал серьезно вампир.
  - Да, в принципе уже, - признался темный лорд. Затем прищурился и ехидно добавил: - Только ты не спеши радоваться. Дамас сказал, что приедет один, так как Ада вновь беременна и плохо стала переносить перемещения через порталы.
  - Ну, есть же экипажи и кары, - не сдавался блондин, не поднимая взгляда от опустевшего бокала.
  - Яр, ты мой друг, - холодно начал Алэрико де Варгас, - но Дамас дер Килен тоже. И он, несмотря на свой молодой возраст, понимает меня с полуслова...
  - Ну вы же оба - темные маги, - пожал плечами Редьяр де Лем, не видя в этом чего-то особенного. - Вот и общаетесь мысленно. Да вам даже говорить не обязательно, понимаете друг друга без слов.
  Красноглазый мужчина усмехнулся и заметно расслабился.
  - Я не об этом, - досадливо дернул щекой брюнет. - Я о том, что он понимает мои чувства. Не слышит о них, а понимает. Чувствуешь разницу?
  - По-твоему я бесчувственный? - взвился вампир. - Да я из-за Ады готов умереть, и уж промолчу о том, что без зазрения совести с удовольствием убил бы ее мужа - моего соперника.
  - Они - истинная пара! Светлые и Темные Боги благословили их союз. - строго осадил друга темный маг. - Яр, не смей даже думать об этом, иначе мне придется выбирать между вами! А я этого очень не хочу. И вспомни, что твоя увлеченность Аделаидой не настоящая. Ты просто попал под ее чары, когда ее сущность суккубы только начала раскрываться.
  - Знаю я, - прорычал вампир. Блондин резко встал с кресла, едва не перевернув его в камин и начал нервно расхаживать по комнате, все время косясь на подсыхающее мокрое пятно от его ботинок. Оно по какой-то причине нервировало его. И в конце концов мужчина магией высушил его, хотя директор и просил не использовать рядом с ним колдовство.
  - Я же просил, - застонал Алэрико де Варгас, сгибаясь в своем кресле. Часто задышал, с силой впиваясь руками в подлокотники.
  - Прости, я забыл, что обе тьмы в тебе яростно реагируют на любую магию, - искренне повинился профессор истории. И оправдываясь, добавил: - Просто это чертово пятно бесило меня.
  - Тебя все раздражает в последнее время, - чуть погодя, успокоившись, заметил хозяин дома, выпрямляясь и глубоко дыша. Затем посоветовал: - Обратился бы к Наине, ее девочки помогли бы сбросить лишнее напряжение, да и глядишь нашел бы себе другую суккубу.
  - Да бывал я там, уже дважды... сегодня, - признался вампир, подходя к окну. Немного помолчал и глухо добавил: - Ни одна не смогла заставить забыть образ Ады. Хотя я выбирал внешне похожих на нее, и просто суккуб, меняющих внешность на "объект воздыхания", - язвительно передразнил кого-то блондин, - но ни одна не смогла даже на секунду вытеснить мысли о ней.
  - А Магнолия, значит, смогла? - ревниво поинтересовался брюнет, внутренне весь напрягшись в ожидании ответа.
  - Если честно - да, - признался вампир, поворачиваясь к собеседнику, - я не знаю почему, но это так. Она ведь даже внешне не похожа на Аду, полная ее противоположность. Но рядом с ней я отвлекаюсь.
  - Сходи-ка ты тогда к Нильсону. Он самый лучший целитель-ведьмак, хоть и не самый лучший собеседник. Может он сможет помочь снять чары? - посоветовал серьезно хозяин дома.
  - Уже. Он лишь может на время притушить их, - невесело усмехнулся Редьяр де Лем, - но после нескольких дней будет в десять раз хуже. Так что это не вариант, лишь крайняя мера. Этот зеленоволосый сказал, что только другая влюбленность снимет чары навсегда.
  - Уж не хочешь ли ты сказать, что выбрал для этого мою Магнолию? - прищурившись, тихо спросил Алэрико де Варгас.
  - Я, конечно, смелый, но не настолько, - миролюбиво ответил Редьяр де Лем. И, накидывая плащ, что висел на дверце книжного шкафа, добавил: - Попробую для начала познакомиться поближе с дроу или гномками-полукровками. Может поможет.
  - Редьяр-р-р, - прорычал директор, медленно вставая из кресла.
  - Да пошутил я, - направляясь спиной к выходу, напряженно рассмеялся блондин. Затем остановился и задумчиво констатировал: - Хотя что-то в этом есть.
  Заметив, как темный маг шатаясь, но все же встает, торопливо добавил, перед тем как покинуть гостеприимный дом:
  - Спокойной ночи. И передавай привет, Аделаиде, когда будешь вновь связываться с ее мужем.
  - Шут, - выдохнул директор академии и рухнул как подкошенный обратно в кресло. Этот разговор и применение магии блондином буквально выпили остатки сил. Усталость навалилась каменной плитой, мешая дышать полной грудью, голова раскалывалась и перед глазами мелькали черные точки. Могущественный темный лорд, которого опасался сам император, чувствовал себя разбитым на мелкие осколки сервизом. Хотелось только одного - уснуть и поспать несколько недель. Но он прекрасно понимал, что максимум ему удастся поспасть до полудня. И чтобы чувствовать себя более менее отдохнувшим мужчине предстояло сделать практически невозможное - подняться из кресла, выпить горького придающего сил отвара и добраться до кровати, что находится на втором этаже.
  Уже стоя у лестницы, ведущей наверх, Алэрико де Варгас решил, что спать отправиться в гостевую спальню, располагающуюся на первом этаже.
  
  
***
  
  Проснулась я в прекрасном настроении. И даже вид жизнерадостной старосты, вновь оказавшейся с утра на пороге моего дома, его не испортил.
  - А что за история с нашим преподавателем расоведения и некой Аделаидой дер Килен? - наливая свой особенный кофе в две чашки, полюбопытствовала я.
  - Откуда узнала о ней? - заинтересованно подалась вперед Мира.
  - Откуда? - нарочито задумчиво повторила я. После небольшой паузы легко пожала плечами и смущенно призналась: - Честно говоря, не помню. Может, когда была у целителей слышала разговор. А может в коридоре.
  - Да, - подтвердила староста, - эта давняя история, но до сих пор гуляет по академии. Аделаида дер Килен, до замужества Дри, была светлой дриадой. Но после стремительного и тайного бракосочетания с адептом старшего курса, красавчиком Дамасом дер Киленом, разбудила в себе темную суть - суккубы. И так уж вышло, что ее мать не занималась воспитанием дочери, поэтому Ада не знала о становлении молодой суккубы.
  - Это когда она не контролирует свои чары? - спросила я, усаживаясь напротив брюнетки.
  - Да, - кивнула ведьма и с наслаждением вдохнула аромат горячего кофе. Сделала осторожный глоток и продолжила рассказывать: - Так вот наш бедный Редьяр де Лем попал под эти чары и пропал. Поговаривают, что до этого он вообще никого не любил, поэтому привязка оказалась слишком сильной.
  - А ты что думаешь? - спросила я, зная, что для сплетниц, таких как Мира, это служит лучшей благодарностью за сведения. Сделала глоток обжигающего напитка со свежими сливками и ванильным сахаром и блаженно прищурилась.
  - Я думаю, что как и у всех темных только проснувшийся дар очень силен, - прожевав откушенный кусочек от бутерброда, охотно ответила ведьма. - Ада была молода и неопытна. Именно поэтому чары так сильно укоренились в вампире.
  - Ну, поверю тебе на слово, - примеряясь с какой стороны откусить свой бутерброд, ответила я. Затем не поднимая глаз, но внимательно следя за собеседницей, добавила: - Тебе лучше знать. Ведь у меня-то ни один дар так и не проснулся.
  По губам девушки зазмеилась усмешка, но быстро пропала. Я даже засомневалась, а не показалось ли мне? Мира нахмурилась, но затем, улыбнувшись, сказала:
  - Я верю, что профессор Брант найдет решение твоей проблемы. Если же нет, то я помогу тебе. Поищу вместе с тобой в архиве библиотеки академии.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я. В душе шевельнулось тепло к ведьме, но оно быстро ушло, когда она как бы невзначай добавила: - Или я могу поспрашивать к своих родных. Бабушка наверняка знает о таких случаях. Может, что-то дельное посоветует.
  - Я не хочу распространяться о своей проблеме, - сухо отрезала я. - Чем меньше народа знает, тем для меня лучше.
  - Как знаешь, - обиделась девушка. - Я же ради тебя стараюсь, придумываю способы тебе помочь.
  - Спасибо, - мягче ответила. Пододвинув еще один бутерброд к девушке, объяснила: - Я понимаю, что твои порывы благородны. Но давай для начала я поговорю с профессором, а потом будем решать, что дальше делать.
  - Хорошо, - миролюбиво выдохнула ведьма и все-таки приняла подношение.
  До главного здания академии мы еле добрались, так как за ночь намело непроходимые сугробы. Благо, что Мира хорошо владела бытовой магией и прочистить тропинку ей хоть и стоило сил, но не много.
  А когда мы вошли в аудиторию, я едва не споткнулась. Хорошо, что меня мой одногруппник вовремя поддержал за локоть, а то я некрасиво растянулась бы на потеху всем сокурсникам.
  
  ГЛАВА 13
  На моем месте сидел Редьяр де Лем, окруженный немногочисленными девушками нашего курса и язвительно разбирал конспект сидящего впереди меня адепта.
  - Ну кто так пишет, Тирей? - сделав нарочито серьезное лицо, громко спрашивал вампир пристыженного полукровку. При этом серо-зеленое лицо тролля практически превратилось в буро-красный переспелый помидор, который, казалось, вот-вот грозил лопнуть. А профессор истории расоведения словно не замечая нависшей над ним худосочно (видимо, телосложением пошел в другого родителя) опасностью, с вытянувшимися, в двое больше упыриных, клыками продолжал проезжаться по самолюбию адепта: - И вообще, уважаемый ин Бух, возможно, вас слишком часто бухали головой об стенку, так как все знают, что в тетрадь для конспектов лучше не писать признаний в любви. А если вы решились на этот отчаянный шаг, то будьте хотя бы осторожны и не оставляйте ее на виду, где каждый может взять ее и прочитать сокровенное. Ну и напоследок - если вы так глупы, чтобы прятать свои чувства к Магнолии Мка, на которую положила глаз половина мужского преподавательского состава, то уж будьте добры писать без ошибок. Не думаю, что ваша избранница ответить взаимностью, прочитав ..."люфлю твою мощь и стойкость фероубеждений". И вообще, кто так признается в любви? Вам просто необходимо почитать любовные романы!
  Фырканье и хихиканье, сопровождающие весь монолог профессор де Лема, превратились в настоящий залп хохота. На бедного юношу, что пригнулся, когда я кидала свой воображаемый камень в прошлый раз, было больно смотреть. Он весь стал буро-бардовым. Кулаки его то сжимались, то разжимались, наверняка, парень мысленно уже раз сотый душил противного вампира. Но, кажется, его фантазии были более кровожадными, судя по нехорошему блеску в ярко-малиновых глазах. Интересно, кто его родители? Расцветка радужки глаз и телосложение было схожим с фуриями.
  Увидев меня, Тирей ин Бух, негромко простонал и стремительно вылетел из аудитории, сбив с ног спешащего на лекцию профессора Бранта. Отчего пожилой гном упал, крякнув от боли, а папка с бумагами разлетелась по всему коридору.
  - Что это творится? - ошеломленно спросил преподаватель, даже не пытаясь подняться.
  - Вот тебя-то я и жду! - сардонически воскликнул профессор де Лем, грубо игнорируя упавшего коллегу и его вопрос.
  - Меня? - изумился еще больше гном.
  - Зачем ты мне сдался? - поморщился вампир.
  - А кто тогда? - собирая листки, что лежали рядом с ним и до которых смог дотянуться рукой, поинтересовался профессор Брант.
  Я же молча стояла и тихо поражалась наглости одного красноглазого вампира. Интересно, это у всех вампиров черта такая или только этому конкретному перепало все нахальство кровососов?
  - Кто-кто, - недовольно пробурчал Редьяр де Лем. Бросил взгляд на застывших и с жадностью наблюдавших адептов и рявкнул: - Чего уши развесили! Или у кого-то они слишком большие стали? Я могу укоротить,
  Любопытных как ветром сдуло. Одна я осталась стоять у двери, рядом с растерянным пожилым гномом. Все расселись по своим местам и уткнули головы в конспекты. Одна шустрая рыжеволосая гномка попыталась стянуть под шумок тетрадь Тирея, но под недобрым прищуром внимательных красных глаз побледнела и отказалась от этой идеи. Наверняка, хотела потом за круглую сумму вернуть ее владельцу или продать на торгах на потеху всей академии.
  Преподаватель истории расоведения медленно подошел ко мне, ласково улыбнулся и попросил:
  - Пойдем-ка, выйдем на пару слов.
  - Так вот кто тебе нужен? - одним прыжком вставая с пола, сурово спросил профессор Брант. Затем встал в боевую стойку гномов: широко расставив ноги, выпятив грудь колесом, сдвинул кустистые брови и за неимением боевого топора сложил руки на груди: - Никуда адептка Мка не пойдет с тобой. У нас важная лекция, непосредственно касающаяся ее, так что перестань пугать моих адептов и мешать мне.
  - Я ненадолго ее заберу, - не сводя с меня внимательного взгляда, обронил блондин.
  - А мне все равно. Вот на своей лекции и отвлекай адептку, - вставая между мной и вампиром, грозно потребовал гном.
  Наверное со стороны мы смотрелись комично. Высокие я и вампир и пожилой грозный коротышка между нами, но никому было не до смеха. Повисла какая-то напряженная тишина. Редьяр де Лем продолжал буравить меня своим жуткими красными глазами, я же отчаянно перебирала в уме, чем же успела так насолить преподавателю истории. Отчего я ему так срочно понадобилась, что он готов поссориться со своим коллегой? Но ничего такого не вспоминалось. Даже если он понял, что я вчера подслушивала в доме у директора, то ничего страшного я не услышала. Никаких государственных или личных тайн. Тут я мысленно запнулась. Ну, конечно! Как я могла забыть?! Личная тайная (на самом деле никакая не тайная, ведь, по словам Миры, вся академия в курсе) порочная страсть к замужней женщине.
  Видимо, что-то такое промелькнуло у меня в глазах, так как на бледном лице расплылась радостная жутковатая улыбка.
  - Пойдешь со мной? - ласково прошипел вампир.
  - Нет! - вырвалось прежде, чем успела подумать. Просто от него просто фонило злостью и опасностью. Мужчине стоило успокоиться, а мне придумать что отвечать. - Простите, профессор де Лем, но как правильно сказал профессор Брант сейчас у меня очень важная лекция, которую не хотелось бы пропускать.
  - Вот видишь, де Лем, не все девушки поддаются твоему очарованию, - наступая на вампира, шутливо сказал пожилой гном. И таким образом оттесняя блондина к двери, добавил: - Вот будет перемена, сможешь поговорить - если не передумаешь. А сейчас мы и так потеряли много времени из-за тебя.
  Все это время преподаватель истории расоведения не сводил с меня глаз, неохотно отступая назад. Я молча и смело глядела в ответ, ведь если показать, что боишься, то будет только хуже. Остановившись в дверях, он еще шире улыбнулся и сказал с угрозой:
  - Хорошо. Но ты не сможешь всегда прятаться за спиной преподавателей. Так что до свидания, моя милая Магнолия. До скорого свидания. - И уже развернувшись, холодно бросил сквозь плечо: - Если хоть что-то о том, что вы узнали об адепте Тирее ин Бух, выйдет за пределы этой аудитории, то вам всем не поздоровиться. Клянусь Тьмой!
  Угроза, подкрепленная такой серьезной клятвой для всех, в чьих жилах течет кровь темных, прозвучала очень опасно. И я думаю, что среди нас не найдется глупца, рискнувшего поведать столь интересную, но по сути своей несущественную информацию о сокурснике Тирее. После его ухода наступило потрясенное молчание. Просто никто не мог понять, почему вампир, сам недавно громко и язвительно насмехающийся над полукровкой, запретил говорить что-либо о нем. Даже пригрозил за нарушения запрета.
  Тем временем профессор Брант быстро подобрал разбросанные бумаги и торопливо направился за кафедру. Я же поспешила к своему месту. Проходя мимо стола Тирея любопытно покосилась на тетрадь, но брать не стала. Все-таки я сама не люблю когда кто-то сует нос в мои дела. Да, сели честно, и не особо интересен мне парень, чтобы забивать этой ерундой свою голову. Итак проблем хватает.
  Гном начал рассказывать о балансе сил в природе. О совсем недавно, по меркам долгожителей, установленном соотношении в полукровках темной и светлой магии, их балансе и опасностях, возникающих, если та или иная начинает превалировать над другой в момент вхождения субъекта в пик своего эмоционального взросления. Последнее, кстати, может и не совпадать с физиологическим совершеннолетием.
  Я же, как ни старалась, не могла вникнуть в суть лекции, думая лишь о том, что за дверьми аудитории меня поджидает один невменяемый вампир, ожидая окончания лекции. А что? С него станется.
  В сотый или тысячный раз за эти полчаса занятия бросив взгляд на дверь, я едва не вскрикнула, когда она распахнулась.
  На пороге стоял адепт ин Бух, весь всклокоченный с жутко растерянным видом. Он ошеломленными большими глазами обвел всю аудиторию. Споткнувшись на мне взглядом, кончики его толстых ушей покраснели и он тут же опустил глаза.
  - Простите меня, профессор Брант, - тихо сказал парень, глядя себе под ноги. - Меня профессор де Лем задержал.
  - Да что же этому упырю сегодня ото всех надо?! - грозно вспылил преподаватель. Отчего его борода воинственно распушилась в стороны. И чуть смягчив голос, добавил строго: - Садитесь. Да поскорее. Итак половину пары пропустили.
  - Спасибо, - выдохнул облегченно полукровка и шмыгнул к себе за стол. Рваными торопливыми движениями сунул тетрадь за пазуху и уставился на пожилого гнома. Остаток лекции прошел быстро. Звонок встретили радостно практически все, за исключением Тирея и меня.
  - Задержитесь, адептка Мка, - попросил профессор Брант, перекрикивая смех и говор спешащих в столовую адептов.
  Я кивнула и продолжила неторопливо собирать свои вещи. Желания поскорее бежать в столовую, несмотря на легкий голод, не было. Как представила, что в коридоре меня поджидает красноглазый вампир, так все желание пропадало напрочь.
  - Прости, - вдруг раздалось спереди. Я подняла взгляд от своей сумки и удивленно посмотрела на тролля.
  - За что?
  - За то, что ты из-за меня стала объектом насмешек, - вновь багровея, пояснил парень.
  С этим я была не согласна, ведь по сути смеялись над ним, меня же, судя по сочувственным взглядам, жалели. Но вслух я этого не стала говорить.
  - Все в порядке, - пожала плечами я. - Не переживай.
  - А можно вопрос? - воодушевленный тем, что я его не обвиняю, попросил Тирей.
  - Давай, - милостиво согласилась я. Затем, глянув за спину парня, поторопила: - Только побыстрее. Меня профессор Брант ждет.
  - Конечно, - на миг лицо парня осветила теплая улыбка, которая сделала его лицо довольно симпатичным, несмотря на выпирающие снизу клыки. Набрав в рот побольше воздуха, словно перед прыжком в ледяную воду, он выдохнул: - У тебя есть парень?
  - Послушай, - чуть подавшись вперед и понизив голос торопливо начала я, - на данный момент у меня никого нет. Но это не значит, что я свободна.
  - Не понял, - также шепотом признался полутролль.
  Я цыкнула от досада. Но тут мне в голову пришла одна мысль. Я виновато улыбнулась и попросила:
  - Сейчас нет времени на объяснения. Но если ты подождешь меня в коридоре, то я, с удовольствием, поясню тебе все.
  - Хорошо, - обрадовано улыбнулся парень. - Я жду за дверью.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я. Таким образом, я надеялась обезопасить себя от подстерегающего под дверью профессора де Лема. И объясниться с парнем. Может быть, я сумею расположить его к себе и использовать в своих целях. Мужчинами всегда проще управлять, а если они еще и влюблены в тебя, то надежнее союзника не придумаешь. В любом случае друг мне не помешает. Так как доверия к ведьме у меня до сих пор нет, было бы неплохо обзавестись хоть одним сторонником. Тирей быстро покинул аудиторию, а я спустилась к ожидающему гному.
  - У меня для вас, адептка Мка, две новости: одна - хорошая, другая - плохая. С какой начать? - поглаживая густую бороду, спросил профессор Брант.
  - Хорошие новости мне сейчас не помешают, - выдавив из себя улыбку, ответила я. - Плохих итак хватает.
  - Понимаю, - мягко улыбнулся преподаватель. Показывая жестом, чтобы я присела на первый ряд, он бросил взгляд на закрытую дверь и виновато продолжил: - Но прежде чем я начну рассказывать, мне необходимо будет вызвать директора. Он настаивал на этом.
  - Но ведь это его не касается, - сжав кулаки на коленях, но не выказывая на лице ни одной эмоции, спокойно сказала я. - Не понимаю, почему Алэрико де Варгас должен присутствовать на нашей беседе?!
  - Вообще-то касается, - входя в аудиторию, решительно сказал темный маг. Он весь побледнел, скулы заострились, а под черными глазами залегли глубокие синие тени. Закрывая дверь на ключ, директор подошел и сел за соседний стол, обернувшись ко мне, пояснил: - Пока вы находитесь под моей опекой, все что связано с вами меня напрямую касается.
  - И когда же, позвольте узнать, я смогу выйти из-под вашей опеки? - ядовито поинтересовалась я.
  - По условию договора, подписанного вашим отцом, только закончив Академию Межрасовых отношений, вы сможете избавиться от моего покровительства, - сдержанно ответил ненавистный мужчина.
  - Вот уж нет! - вскочив со стула, воскликнула я. - Я уже совершеннолетняя и ни вы, ни отец не имеете право распоряжаться моей жизнью.
  - Магнолия, - устало выдохнул директор академии, посмотрел таким взглядом на меня снизу вверх, отчего я почувствовала себя неуютно, будто не я, а он возвышается надо мной. И утомленным голосом сказал: - Мы уже обсудили этот вопрос. И я, правда, не вижу смысла его вновь начинать. Сейчас мы собрались здесь, чтобы услышать важную информацию. Верно, Эммануэль Брант?
  - Все так, - закивал профессор, имя которого я только что, к своему стыду, узнала. И, поставив стул между нами, мягко попросил: - Магнолия, я понимаю, что в вас говорит кровь дроу, но давайте быть более хладнокровными. Тем более что то, о чем я узнал, необходимо выслушать с холодной головой.
  После этих слов я рухнула на стул, благо далеко отойти не успела. Сердце сжалось от нехорошего предчувствия, а в животе поселился ледяной комок страха. Вся злость на отца и темного мага, заключивших сделку за моей спиной, растаяла в мгновение ока.
  - Что показало Око? - задал вопрос Алэрико де Варгас, верно оценив мое состояние. В горле у меня пересохло и я вряд ли смогла бы выдавить из него хоть слово.
  - Ну, как я уже сказал адептке Мка есть две новости. Хорошая новость в том, что у Магнолии есть магия, причем обе: и темная, и светлая, - начал рассказывать профессор Брант.
  - Тогда почему у меня ничего не получается? - не удержавшись, перебила я. - Почему вместо полноценной магии выходит непонятно что.
  - Потому что оба дара равны по мощности, - не стал журить меня за нетерпение пожилой гном. - А так как они равносильны, то попросту блокируют друг друга.
  - Тогда как у девушки получаются ее "шпионы"? - задал резонный вопрос директор.
  - Вероятно, с адепткой Мка в прошлом произошла какая-то трагедия, которая потрясла ее. В итоге, под действием сильных эмоций один дар стал чуточку сильнее. И она смогла научиться использовать его, - глядя на меня с сочувствием, пояснил преподаватель.
  - Это что же получается, что я должна испытывать сильные потрясения, чтобы моя магия проявилась в полной силе? - поинтересовалась я, удивленная услышанным.
  - Нет! - решительно воскликнул профессор Брант, нахмурившись, - Вторая новость - плохая - в том, что если с вами вновь что-то произойдет и одна из магий начнет значительно преобладать над другой, то вы умрете.
  - А подробнее? - хладнокровно поинтересовался Алэрико де Варгас.
  - Позвольте объяснить на примере, - предложил пожилой гном. Директор одобрительно кивнул, я же просто пристально уставилась на профессора, ожидая продолжения. Он поерзал на стуле и, поискав взглядом лист с бумагой, но не найдя его поблизости, вздохнул и продолжил: - Я бы мог создать иллюзию, чтобы было нагляднее, но так как вам, господин директор, сейчас противопоказано находится рядом с колдующими, объясню на руках.
  Я удивленно уставилась на темного мага, на лице которого не дрогнул ни один мускул, лишь по цвету лица он сравнялся с молоком. Но ничего спрашивать не стала, сейчас более важное значение для меня имели пояснения преподавателя.
  - Представьте, что обе магии у адептки Мка находятся в постоянном противодействии и образуют вокруг девушки что-то вроде защитного кокона. Сильные эмоции, испытанные ею в прошлом, сделали в этой оболочке ма-а-а-а-а-ленькую дырочку, из которой понемногу вытекает светлая магия. А теперь представьте, что будет, если это отверстие увеличится?
  - Что будет? - тихо спросила я.
  - Обе силы хлынут в образовавшийся проход, тем самым увеличивая дыру. Вы не справитесь с такой силой, милая Магнолия. Да, по правде сказать, никто с такой мощью не справиться! - сочувственно смотря мне в глаза, расширившиеся от ужаса, признался профессор Брант. И, мрачно посмотрев на молчаливого директора академии, добавил: - Произойдет взрыв. И он будет такой мощи, что уничтожит всю академию и половину столицы.
  - Ничего себе! - потрясенно выдохнула я.
  
  ГЛАВА 14
  Было безумно горько осознавать, что обладая такой могущественной магией, я не могу ею пользоваться. Словно все Боги этого мира решили поиздеваться надо мной. И им показалось мало просто наградить меня сильным даром, лишив возможности его применять, так они еще превратили меня в бомбу с замедленным действием. Было безумно обидно. Практически до слез. Но я не плакала, давно приучила себя не плакать.
  - И что мне теперь делать? - беспомощно посмотрев почему-то на директора, тихо спросила я. Он сидел на стуле, устало облокотившись на его спинку и прикрыв глаза. Судя по многочисленным морщинкам на лбу, темный маг глубоко размышлял и перебираемые в голове варианты ему не особо нравились. После моего вопроса Алэрико де Варгас открыл глаза, в которых читалась растерянность, но в то же время решимость.
  - Были ли подобные случае в истории Тайниуира? - хрипло спросил директор, переведя взгляд на гнома. - Я ведь правильно понимаю, что прежде чем рассказать нам о результатах тестирования Оком, вы выяснили всю возможную информацию о схожих случаях?!
  - Да, - опустив глаза, с печалью в голосе ответил профессор Брант. И мое сердце ухнуло в пятки. - Был засвидетельствован лишь один подобный случай. Это произошло сразу же после подписания Великого Сиральского договора о мирном существовании, когда темные начали заключать брачные союзы со светлыми.
  - И что там случилось? - спросила я, понимая, что ничего обнадеживающего мне не скажут. Ведь иначе бы карие глаза профессора Энтони Бранта, пожилого гнома из Предгорья, не бегали бы по всей аудитории, боясь встретиться с моим взглядом.
  - Сначала у мальчика не проявлялась ни одна магия, как у Магнолии, - начал рассказывать тихо гном, комкая в руках полу жакета. - Его родители были приближены к правящему роду, поэтому им не составило большого труда выяснить в чем причина. Узнав, что магия мальчика заблокирована, они начали поиск решения проблемы...
  Тут он замолчал, я же напряглась еще больше, понимая, что сейчас и начнется самое страшное. Но профессор Брант вдруг посмотрел мне прямо в глаза и сказал:
  - Магнолия, вы же знаете, как происходит активация даров у полукровок?
  - Д-да, - заикаясь от резкой смены темы разговора, ответила я. С недоумением посмотрела на темного мага, который хмуро разглядывал свои чуть подрагивающие пальцы рук. Словно почувствовав мой взгляд, Алэрико де Варгас сжал кулаки так сильно, что костяшки побелели, но так и не посмотрел на меня. Поэтому я вновь обратилась лицом к гному и продолжила то, что оба явно от меня ожидали услышать: - У всех полукровок сразу же после рождения активируется один из даров - темный или светлый. В последующем, обычно после совершеннолетия или лишения девственности (у всех по-разному происходит), второй дар тоже раскрывается. Но бывают случаи, когда вторая магия у полукровки слабее и она может вообще не раскрыться.
  - Правильно, - одобрительно кивнул гном. Затем вновь опустил глаза и, почесав бороду, продолжил: - У мальчика, как и у вас оба дары были слишком сильны. Пробуя помочь сыну, родители полукровки лишь подталкивали его к смерти. Вы, наверняка, помните о чудовищной трагедии, произошедшей в семье Тиралей?
  - Но ведь говорили, что это была попытка убрать семью с политической арены?! Тогда писали, что семья Тиралей была либерально настроена по отношению к новому Темному императору. И взрывом, унесших жизни не только известной и древней семьи Тиралей, но и жителей ближайших деревень в округе их поместья, Его Императорское Величество наглядно показал, как он пресекает попытки государственного переворота и инакомыслия, - с ноткой надежды на ошибочные выводы профессора Бранта напомнила я о том, какие слухи тогда ходили и писали в местных газетах.
  - Это не так! - подал голос директор академии. Алэрико де Варгас посмотрел на меня и холодно добавил: - Император Илеас Темный просто воспользовался трагедией и, таким образом, обезопасил свое положение на троне и в этом мире. Только страх может затмить разум даже самого мудрейшего существа в мире. Ведь именно в тот момент его власть была слаба, как впрочем и он сам. Любой более-менее сильный светлый или темный мог с легкостью занять трон в тот момент. Но так удачно, для императора естественно, случившийся взрыв показал якобы его "величайшую" силу и погасил любое сопротивление в зародыше, а таковых было достаточно, поверь мне.
  И я почему-то верила. Глядя в эти бездонные черные колодцы глаз, я верила каждому произнесенному слову.
  - Так что нам делать? - вдруг поинтересовался пожилой гном, с надеждой смотря на темного лорда.
  - В идеале - нужно заморозить эмоции нашей очаровательной Магнолии Мка, - как-то грустно усмехнувшись, ответил Алэрико де Варгас, не сводя с меня пристального взгляда.
  - Нет! - воскликнула я, резко вставая со стула. Он покачнулся, но не упал. Я же не обращая внимание на казенную мебель, нависла над директором академии и, шипя, словно потревоженная гадюка, зло заявила: - Вы никогда не сделаете этого, иначе я взорву вашу чертову академию и всех вас вместе взятых уже целенаправленно. И поверьте мне, без чувств - хладнокровно и бесстрастно у меня это сто процентов получится!
  - Уже был опыт заклинания "безчувствительности"? - с любопытством посмотрел на меня темный маг.
  - Был, - тихо подтвердила я. И, придвинувшись ближе к лицу ненавистного мужчина, тихо прошептала: - И этот опыт никому не понравился.
  - Охотно верю, - глубоко вдыхая мой запах и расплываясь в какой-то сумасшедшей улыбке, ответил так же тихо директор.
  В следующее мгновение произошло неожиданное для всех присутствующих в аудитории. Раздался взрыв и заблокированную ключом и магией дверь смело с петель, протащив по полу к противоположной стене. Когда штукатурка полностью осыпалась, в образовавшемся проеме появился красивый статный брюнет. Его черные волосы были забраны в высокий хвост, а у висков были заплетены две мелкие косички с вплетенными в них голубыми бусинами. Ярко синие глаза в обрамление длинных угольно-черных ресниц обвели помещение цепким взглядом. Увидев нас, на красивых четко очерченных губах вторженца появилась несмелая улыбка, тонкий с широкими крыльями нос с шумом втянул в себя воздух и улыбка превратилась в ухмылку.
  - Я помешал? - выгнул красивую смоляную бровь незнакомец. Затем аккуратно переступил через белую известку, покрывшую, словно мукой, порог и подошел ближе, с интересом рассматривая меня своими удивительными синими глазами.
  - Что ты творишь? - вставая между мной и брюнетом холодно спросил Алэрико де Варгас. - Неужели не мог дождаться меня в кабинете?
  - Извини. Если бы я знал, что ты разговариваешь с такой прелестной дроу, то пришел бы намного раньше, - расплываясь в очаровательной улыбке, сказал синеглазый брюнет, проигнорировав вопросы директора академии.
  Я, стоящая за спиной мага, пыталась обойти его и встать к незваному гостю лицом, но Алэрико де Варгас, не глядя на меня, рукой преградил мне путь, словно мог видеть затылком.
  - Что здесь происходит? - хмуро разглядывая руку ненавистного мужчины, потребовала ответа я.
  - Мне, кстати, тоже очень интересно что за закрытыми магией и замком дверями вы втроем обсуждаете? - когда взгляд синеглазого брюнета скользнул на гнома, он удивленно хмыкнул и обратился уже к нему: - Господин Брант, а с каких пор вы потворствуете разврату между адептками и преподавателями?
  - Дамас дер Килен, - с укором произнес пожилой гном, с сочувствием глядя на незваного гостя.
  После этого я просто не могла больше отсиживаться за спиной директора академии и, отодвинув стулья, обошла темного мага, так сказать, с тыла.
  - Дамас, я тебя просил, - тяжело выдохнув, угрожающе начал темный лорд.
  Я же более внимательно начала рассматривать мужа знаменитой Аделаиды, что променяла нашего клыкастого блондина на этого синеглазого брюнета. Ну что можно сказать? Он хорош, даже очень. Самоуверенный взгляд нереально синих глаз, высокие мужественные скулы, дорогая одежда, выгодно подчеркивающая идеальную, на мой скромный взгляд, фигуру. От этого темного молодого мага буквально фонило сексуальностью. И как-то сразу вспомнилось, что у меня давно не было мужчины, да и тот, что был последним, уже стерся из памяти. От нахлынувшего желания, возникшего, когда мой исследовательский взгляд застрял в районе пояса брюк парня, чуть не застонала в голос. Прикусила губу. Сильно. До крови, чтобы не выдать свою вдруг нахлынувшую слабость к незнакомому брюнету. Такого со мной еще никогда не было.
  - Пресветлые Боги, помогите! - послышался громкий шепот гнома, что стоял в пару шагов от меня. Этот возглас вывел меня из жадного созерцания синеглазого красавчика, между прочим уже занятого и обраслеченного.
  Встретившись с насмешливым взглядом Дамаса, я покраснела и обратила внимание на побледневшего гнома, что не отрывал своего испуганного лица от директора. К сожалению, видеть, физиономию главы академии я не могла, так как он продолжал стоять спиной ко мне, но что-то мне подсказывало, оно сейчас выражает крайнюю степень ярости.
  - Теперь ты понимаешь, каково мне было тогда? - перестав улыбаться, спросил Дамас директора академии. - А теперь успокойся, так как у моего столь беспардонного визита была очень веская причина. Огнесса едет сюда!
  - Что? - резко выдохнул Алэрико де Варгас. Пошатнулся и, видимо, не доверяя себе, уселся на край стола. На его лице проступила растерянность и боль, от первой мне стало страшно, вторая - заставила сделать пару шагов к ненавистному мужчине, чтобы пожалеть и обнять его.
  - За... - начал было темный лорд, но голос его дрогнул. Помолчав немного, он вновь заговорил: - Зачем она едет?
  - По официальной версии - внеочередная аттестация Академии Межрасовых отношений, - подходя ближе и хмуро вглядываясь в лицо друга, ответил Дамас дер Килен. Директор глянул на него требовательно и решительно, будто и не было недавней слабости. Синеглазый вздохнул и продолжил: - Кто-то слил информацию о твоем состоянии, поэтому она едет подтвердить ее правдоподобность и по возможности ухудшить его.
  - Интересно кто крот? -посмотрев на свои чуть подрагивающие руки, Алэрико де Варгас с яростью сжал их. Да так сильно, что побелели костяшки. Мне почему-то стало страшно за этого шпиона в нашем стане, а еще было любопытно, кто же эта Огнесса? И что связывает ее с темным лордом?
  Я задумчиво посмотрела на директора академии, пытаясь по лицу определить, кем ему приходится эта таинственная, но, по всей вероятности, ужасная Огнесса без фамилии и рода деятельности. Но, к сожалению, темный маг уже справился со своими эмоциями и на его лице не отображалось ничего, даже усталости не было, хотя цвет кожи был еще бледновато-синим.
  - Прости, Магнолия, - почувствовав мой внимательный взгляд, посмотрел на меня темный маг. - Боюсь, что решение твоей проблемы ненадолго откладывается.
  Честно говоря, я уже как-то и подзабыла о своей беде, увлеченная новым гостем и странной информацией о женщине, которая явно связана с директором темным прошлым. Но судя по тому, что я подслушала в доме Алэрико де Варгаса и такой тихой легкой панике среди присутствующих, поняла, что дела Академии Межрасовых отношений на данный момент хуже моих. И мудро решила не начинать скандалить. Ведь прожила я как-то все эти годы и не взорвалась, поэтому несколько дней или недель погоды не сделают.
  - Ничего страшного, - величественно кивнула я, но потом неожиданно даже для себя самой взяла и добавила: - Разбирайтесь спокойно со своей Огнессой, а я сама решу свои проблемы.
  Дамас дер Килен удивленно вскинул брови, Алэрико де Варгас нахмурился и, прищурившись, уставился на меня своими черными глазами, а гном... А профессора Бранта я не видела, так как он находился за моей спиной. Но думаю, что он тоже был немного озадачен моим ответом.
  Я расправила плечи и направилась к выходу, но через пару шагов запнулась и остановилась, услышав:
  - Профессор де Лем проводит тебя до аудитории.
  - Я и сама в состоянии, - сказала я, стараясь, чтобы голос не выдал моей взволнованности. Я не поворачивалась к оставшимся мужчинам лицом, ведь наверняка они бы увидели, как я напугана. Вспомнилась недавняя сцена с вампиром и его обещание, прозвучавшее угрозой.
  - Мне так будет спокойнее, - холодно прозвучало в ответ. Затем уже язвительно: - Боюсь, второй раз спасти вас от древней тьмы я уже не смогу.
  - Как тут у вас интересно, - прозвучал восторженный голос синеглазого брюнета. Затем уже задумчиво: - Думаю, что стоит после отъезда аттестационной комиссии остаться преподавать у тебя в академии.
  - Нет! - слишком быстро ответил директор. - Мало мне проблем?! Не хватало мне еще и ваших перебранок с Яром.
  - Пусть ее проводит адепт ин Бух, - прокашлявшись, предложил Энтони Брант. Я повернулась и одарила гнома благодарным взглядом. Он смущенно улыбнулся и пригладил свою бороду.
  - Я его отпустил, - недовольно проворчал Алэрико де Варгас. Виновато посмотрев почему-то на пожилого гнома, добавил: - Не хотел, чтобы он невольно подслушал наш разговор.
  Профессор Брант понимающе хмыкнул и опустил глаза, на красивых губах Дамас промелькнула издевательская улыбка, а я просто не знала, что придумать, чтобы отказаться от компании профессора де Лема. Выручил меня все тот же, уже любимый мной гном.
  - Тогда я провожу адептку Мка в следующую аудиторию, - сказал, добродушно улыбнувшись, Энтони Брант. Он подошел ко мне, встал рядом и, посмотрев на внимательно разглядывающего меня Алэрико де Варгас, добавил: - Если вы, конечно, не против?
  На бледных щеках директора появился едва заметный румянец смущения, он опустил глаза и просто кивнул в знак согласия.
  Далее произошли неожиданные события. Как только мы с профессором вышли в коридор, который, к слову, был необычайно пуст, на нас коршуном набросился Редьяр де Лем. Он сначала попытался оттеснить меня от гнома, но Энтони Брант веско стоял между нами. Тогда вампир напомнил пожилому коллеге, что время его лекций окончено и что я теперь не его проблема. Но тут хитрый гном проказливо подмигнул испуганной мне и сказал:
  - Вообще-то, адептка Мка до сих пор, как вы выразились, моя проблема. Наш многоуважаемый директор де Варгас поручил проводить юную девушку до следующей аудитории, пока он разговаривает с Дамасом дер Киленом. По мере возражения профессора Бранта, вампир растягивал губы в невероятно жуткую улыбку. Но при упоминания гостя главы академии, она сразу пропала, оставив на бледном лице красноглазого преподавателя выражение крайнего удивления.
  - С кем? - переспросил хрипло профессор де Лем.
  - С темным магом - полукровкой - Дамасом дер Киленом, - охотно повторил пожилой гном. И, подхватив меня под локоть, торжественно добавил: - Именно поэтому мне выпала честь проводить такую популярную в последнее время адептку Мка в следующую аудиторию.
  - Это хорошо. Просто прекрасно, - уже не обращая на нас внимание и направляясь к аудитории с оставшимися темными магами, бормотал вампир. И явно разговаривая сам с собой, он тихо промолвил: - Это даже удачно вышло, что он так быстро прибыл. Просто великолепно.
  Мы не стали терять время, хотя мне было безумно любопытно посмотреть на встречу вампира и нового гостя, и благополучно добрались до следующей аудитории. Я шла за профессором Брантом, на автомате передвигая ноги, все мои мысли кружились на полученной информации и грядущих неприятностях. А пожилой гном успел тем временем откуда-то стянуть пару бутербродов, один отдав мне.
  - Берегите себя, Магнолия, - тихо попросил гном, стоя у кабинета, где у меня должна была проходить следующая пара. Он положил мне руку на предплечье и, посмотрев в глаза снизу вверх, напомнил: - Не забудьте, что для вашей и нашей безопасности вам стоит избегать сильных эмоций.
  - Я помню, - серьезно ответила я. - Постараюсь ни во что не вляпываться.
  Энтони Брант недоверчиво посмотрел на меня, неодобрительно покачал головой и, тяжело вздохнув, отправился по своим делам.
  Остаток дня прошел как в тумане. Лишь после последней пары ко мне подошел Тирей и напомнил об обещанном разговоре, но я извинилась перед ним и предложила перенести его на другой день. Полукровка, заслужив несколько очков в моих глазах, настаивать не стал, лишь предложил проводить до дома, но я отказалась, сославшись на усталость.
  И, честно говоря, я действительно очень устала, но главной причиной было иное. Я собиралась наведаться в библиотеку и поискать там информацию про тот случай с семьей Тиралей. Не те лживые статьи, распускаемые приверженцами нового императора, а биографические описания семьи мальчика, у которого была схожая с моей проблема с магией.
  Но по пути в храм знаний меня перехватила Мира. Староста была чем-то озабочена, но за этой эмоцией, как оказалось, пряталась куда более сильная - любопытство. Сначала брюнетка расспрашивала, что мне сказал адепт ин Бух и правда ли то, что мы теперь с ним пара. Я ответила как есть, но вскоре выяснилось, что ведьму больше всего интересовала беседа не с полутроллем, а с директором и гномом. Да, по словам Миры, этот закрытый за дверьми и магией разговор интересовал всю академию, включая и весь преподавательский состав. Хмуро посмотрев на старосту, сказала, что раз беседа была приватной и настолько скрытной, то я не вправе разглашать ее детали.
  Ведьма еще пару раз попробовала расспросить, но не добившись желаемого, собралась со мной прогуляться в библиотеку. И так как отделаться от навязчивой особы не получилось, а расспрашивать библиотекаря при Мире я не могла (это вызвало поток ненужных вопросов и подозрений у старосты), пришлось свернуть в коридор и пойти домой.
  Уже немного позже я вернулась в академию и зашла в библиотеку. Часы посещения уже подходили к концу и в читальном зале огромного мрачного помещения осталось пару адептов, готовящихся к парам. Но я задерживаться здесь не собиралась. Я хотела взять книгу на ночь домой и спокойно изучить все, что только найду по интересующей меня теме. Но, к сожалению, ничего не нашла. Видимо, все книги находились на руках профессора Бранта, а магические газеты с лживыми данными я даже читать не стала. Хотя, признаюсь честно, была очень удивлена количеством статей в различных газетах, долго переваривающих гнев императора Илеаса Темного по отношению к плетущей интриги против него семье Тиралей.
  Но в тот вечер я неожиданно познакомилась с еще одним могущественным темным магом. И не могу сказать, что это знакомство пришлось мне по душе.
  
  ГЛАВА 15
  - Какие любопытные у вас интересы, - раздался голос позади меня. Вздрогнув от неожиданности, я резко повернулась, отчего одна из газет, что лежали на краю стола упала. Посмотрев на нарушителя спокойствия и тишины читального зала, наткнулась на внимательный взгляд темно-карих глаз. Мужчина напоминал мне кого-то, но кого именно я вспомнить не могла. Он был хорош собой, несмотря на благородную седину, украшавшую аккуратно подстриженные виски, короткие темные волосы были зачесаны на одну сторону. Тонкий с широкими крыльями нос с едва заметным шумом втягивал воздух, острые скулы, упрямая линия подбородка, губы были растянуты в доброжелательной улыбке,. Но она казалась ненастоящей, будто приклеенной, из-за глаз, которые не улыбались. И если судить по вертикальным морщинкам, разрезавшим лоб импозантного мужчины, он больше привык хмуриться, чем улыбаться. На нем был костюм простого кроя, но явно дорогой и подогнанный под фигуру. Наклонившись и подняв магическую газету, он внимательно изучил заголовок на первой полосе и, переведя взгляд на меня, добавил: - Позвольте узнать, что послужило поводом для интереса к столь давней кровавой истории?
  - С незнакомцами не разговариваю, - грубо буркнула я, забирая беглянку из рук мужчины. Положив ее к остальным, встала и собралась сдавать периодику библиотекарю.
  - Ох, простите мою невоспитанность, - загородив мне дорогу, лучезарно улыбнулся темный маг, будто и не обиделся. Хотя я успела заметить яркий всполох злости, мелькнувший в темно-карих глазах. - Просто я так сильно был изумлен темой вашего интереса, что забыл о манерах. Меня зовут Эрнест дер Килен. Я почетный... гость Алэрико де Варгаса.
  Заминка была маленькой, но все же ощутимой. Значит, Дамас дер Килен - друг директора академии - является сыном этого любопытного странного господина, который, судя по небольшой паузе, находится не в лучших отношениях с Алэрико де Варгасом, но все же откликнулся на его просьбу о помощи. Очень интересно получается.
  А темный маг тем временем по-светски поклонился и, схватив мою свободную от газет ладонь, запечатлел неожиданно горячими упругими губами поцелуй на кончиках пальцев. При этом он внимательно смотрел за моей мимикой, словно это было важным. Хотя кто знает, что на уме у этих темных магов?
  - Магнолия Мка, дочь Главы Горного Клана - Юлиана Мка, - я склонила голову, так как реверанс делать было неудобно, да и не особо хотелось, если честно. - Простите, лорд, но я спешу.
  - Ничего страшного, - хитро прищурился маг, - позвольте я помогу вам.
  - Не стоит...
  - Я настаиваю, - не терпящим тоном заявил темный лорд и буквально вырвал газеты из моих рук.
  - Благодарю, - недовольно проворчала я, следуя за мужчиной. А интересно, что этому от меня понадобилось?
  - И все-таки, - вновь начал разговор мужчина, стоило ему отдать библиотекарю - личу с ярко-болотной зеленью в глазах и прореженной бледно-желтоватой черепушкой - все мои газетные подборки. - Позвольте узнать, чем именно вас так заинтересовала эта история.
  - Ничем, - как можно беспечнее пожала я плечами. - Просто профессор Брнат задал мне реферат на тему: "Самые кровавые расправы в Тайниуире за последние пятьсот лет.
  Да, я безбожно врала прямо в глаза, но не испытывала при этом угрызений совести. Ведь этот мужчина был незнаком и слишком навязчив, чтобы раскрывать перед ним всю правду о себе. Так что я мастерски придумывала складную историю, как я провинилась перед преподавателем и он таким вот образом решил проучить слишком "умную" адептку. При этом искоса рассматривая собеседника. Эрнест дер Килен относился к тому числу мужчин, которых подобно хорошему вину не портят прожитые года. Напротив, с возрастом они приобретают изысканность манер и определенный лоск во внешности.
  Эрнест дер Килен кивал во время моего прочувственного монолога, тем самым подбадривая, на его красивых губах теплилась доброжелательная улыбка, а в глазах горел искренний интерес и любопытство, пока мы шли по темным коридорам к выходу, ведущему к преподавательским домикам. Он со стороны казался добродушным дядюшкой, готовым помочь - лишь только заикнись. Но я его видом не прониклась и не спешила выкладывать все начистоту. Лишь дойдя до развилки дороги, которая тремя струйками ручейков уводила в разные концы жилого городка при академии, он остановился. И я похвалила себя за крайне предусмотрительное поведение. С него резко слетела вся напускная доброжелательность и передо мной предстал настоящий Темный лорд. Из его темно-карих, при тусклом свете магических фонарей практически черных глаз на меня глядел мудрый и очень опасный мужчина.
  - Допустим я поверю вам, милая Магнолия Мка, на первый раз, - грозно сказал Эрнест дер Килен. Затем, неприятно усмехнувшись чему-то своему одним уголком рта, посоветовал мне, растеряно смотрящей на стремительно происходящие перемены в облике собеседника: - Но в дальнейшем, чтобы не чувствовать смятение, а в собеседнике не вызывать ярость, помните: все темные маги, даже полукровки, умеют читать мысли неподготовленных окружающих. А некоторые Темные Лорды и достаточно хорошо защищенных собеседников могу без усилий "услышать". И еще - иногда стоит просто поделиться своими проблемами и попросить о помощи - возможно, вы удивитесь, вам сумеют помочь.
  Когда до меня дошел смысл сказанного, я вся побагровела от ярости и стыда. Но больше от злости на этого вредного старого перду... - тут я заметила, что в темных глазах внимательно наблюдающего за мной темного мага блеснул алый всполох бешенства, и решила не заканчивать мысль до конца. Но с другой стороны - а чего он хотел услышать после такого признания? Слова благодарности, что без спросу и разрешения лезет в чужую голову? Нет уж, он сам виноват в том, что услышал неприятные слова о себе. Может, хоть это научит его деликатности и соблюдению личных мысленных границ.
  - Спасибо за полезные советы, - сказала я и сделала реверанс. - Но уже темно и мне пора торопиться домой, еще ведь задания делать на завтра.
  При этом я старалась не смотреть ему в глаза, словно только при зрительном контакте он мог прочитать мои мысли. А сама стремительно вспоминала, о чем думала за время нашего короткого знакомства. Прикусила губу от смущения, припомнив, как бессовестно оценивала Эрнеста дер Килена. И чуть не задохнулась от возмущения, услышав насмешливое:
  - Да этот момент меня тоже позабавил. Всегда занимательно "слышать" в свой адрес восхищение от молодых красивых девушек.
  В свете недавнего нелестного сравнения со старым перду... мужчиной, это прозвучало язвительно.
  - И, конечно, вам познавательно будет узнать, что мне не надо смотреть в ваши глаза, как какому-то клыкастому кровососу, чтобы прочесть ваши мысли, - ехидно добавил темный маг. Затем склонил голову, прощаясь, и решительно направился в сторону академии.
  Я тоже поспешила вернуться в свой, надеюсь, что временный дом. Приготовила себе нехитрый быстрый ужин из продуктов, что нашлись в холодильном ларе и, заварив себе вкусного кофе, направилась в спальню. И чуть не взвизгнула от неожиданности, когда моих ног коснулось что-то прохладное. Активировав магический шар, что дремал под потолком, рассмотрела у своих ног подросшего полупрозрачного питомца.
  - Что, пришло время кормежки? - присаживаясь с кружкой в руках, спросила я.
  - Хр-р-р, - раздался нехарактерный для цыплят звук. Я чуть не разлила кофе от удивления.
  - Ты уверен, что ты - цыпленок? - внимательно разглядывая призрачного фамильяра, спросила я. Он действительно заметно подрос с прошлой нашей встречи. Перья чуть вытянулись и, словно потеряли нежный пух, на вид стали жесткими. Клюв заметно вытянулся, а его кончик чуть загнулся вниз. Зрачок, что был чуть серее всего остального тельца вытянулся как у кошки или змеи. Только тонкие лапки остались такими, какими и были, лишь чуть став длиннее.
  - Хрясь, - раздался какой-то неопределенный ответ: то ли утвердительный, то ли думай, как хочешь.
  - Ну хорошо, - тяжко вздохнув, уступила я его умильно-просительному выражению. - Пойдем, покормлю тебя. Только чур в этот раз не клеваться!
  - Мр-р-р, - как-то по-кошачьи прозвучало мне в спину. Я даже оглянулась, чтобы удостовериться - нет ли за спиной приблудной кошки, но кроме каори никого не было.
  Удобно разместившись полусидя на подушках, я посадили взлетевшего на кровать питомца на свои колени и с опаской поднесла к мордочке указательный палец. На этот раз все было по-другому. Полупрозрачный птенец сначала склонил головку, словно таким образом благодарил за доверие, потом медленно поднес клювик к подушечке пальца и аккуратно начал вытягивать из меня магию.
  Я же, смотря на наливающегося цветом полупрозрачного цыпленка, размышляла о том, что несмотря на свое поведение, Эрнест дер Килен открыл мне глаза на происходящее. Не знаю, сделали ли он это специально или нечаянно, но его признание дало мне ответы на не всегда понятное поведение Алэрико де Варгаса. Это получается, что он постоянно и без разрешения, прекрасно осознавая, что я не знаю об этой особенности темных магов, копался в моей голове и бессовестно подслушивал мои мысли. И становится понятым его отказ от практически голой меня в кабинете. Ведь узнав истинное мое отношение к происходящему и мои планы, он вполне легко мог побороть свое влечение (а оно точно было, не могло не быть!) к полуголой симпатичной девушке.
  И его упоминание о договоренности с отцом и с моим пророчеством. Вот ведь хитрый темный лорд. Он прекрасно знал, что я в доме и подслушиваю их разговор. Поэтому и задел тему пророчества, ведь получается, что он ничего не нарушил. Он не говорил мне прямо про него, как требовал того мой отец, а просто дал подслушать. Видимо, такого варианта мой папа не рассматривал и не внес в договор, да и времени я ему не оставила, чтобы учесть все нюансы.
  Алэрико де Варгас очень хитрый и опасный мужчина. Придется мне купить артефакт от чтения мыслей, чтобы защититься от темных магов. Хотя... если верить словам Эрнеста дер Килена, даже он при желании Темного Лорда может не уберечь от этого.
  Тем временем малыш наелся и не только заметно потяжелел, но и раскрасился, казалось, во все цвета радуги. Его перышки отливали бронзовым блеском при свете яркого магического шара.
  - Что же ты за существо? - задала я вопрос вслух, с любопытством разглядывая изменившегося птенца.
  - А ты не поняла еще? - раздался бас, от которого я чуть не выронила из рук кружку с остатками кофе.
  Я огляделась, словно ожидала увидеть появившегося в спальне незваного гостя, отказываясь верить, что таким голосом заговорил мой питомец.
  - Я думал, что ты умнее, - со вздохом сказал каори, наклонив по-птичьи набок голову, посматривая на меня с грустью и разочарованием одним глазом.
  - А я полагала, что голос принадлежит не звонкоголосому птенцу, а старому горному троллю, - ехидно выпалила я в ответ.
  - Ну-у, - задумчиво протянул мой неожиданный собеседник, - чем богаты, тем и рады. Затем он спрыгнул с моих колен, походил задумчиво по постели и вдруг признался: - Я между прочим феникс, если ты еще не сообразила. И мне не одна тысяча лет, так что и голос соответствующий.
  - Ты шутишь? - с сомнением оглядела его и шутливо заломила бровь, подначивая на продолжение откровенностей.
  - Да, клянусь своим существом, - серьезно подтвердил птенец, гордо выпятив грудь колесом. Смотрелось очень смешно, но я скрыла улыбку, опасаясь обидеть питомца.
  - Тогда ты должен знать обо всем на свете? - не глядя на каори, стараясь, чтобы голос звучал как можно безразличнее, поинтересовалась я. Во мне появилась надежда, что древний феникс может знать о том, как справиться с моей проблемой. Но показывать насколько мне это важно - не хотела.
  - Ну-у, - смущенно протянул питомец басом. И дождавшись, когда я посмотрю на него, сказал: - Тут такое дело, знаний у меня, конечно, много. Только вот придут они со временем. После смерти и последующего возрождения должно пройти некоторое время, чтобы они все вновь вернулись.
  - И как долго? - спросила я, разглядывая ногти.
  - Это зависит от того, как быстро я буду набирать вес и расти, - начав вновь ходить по кровати, ответил феникс.
  - А твой рост и вес зависит от питания? - продолжила расспрашивать я.
  - К сожалению, да, - вновь внимательно посмотрев на меня одним глазом, ответил питомец.
  - Почему же к сожалению? - обрадовано подавшись вперед, спросила я.
  - Потому как больше определенной нормы в неделю я съесть не смогу, - прикрыв глаз, грустно пробасил каори.
  - А что ты сейчас знаешь о... - решилась все-таки спросить я о своей беде, но была перебита.
  - О твоей беде я ведаю, но чем помочь пока не знаю, - взлетев и сев на мои колени, грустно сказал феникс. - Этих знаний у меня пока нет.
  - Жаль, - прикрыв глаза, чтобы не заплакать от жалости к себе самой, ответила тихо я. Мне даже не интересно было, как крылатый выведал о моей проблеме, если аудитория была закрыта от прослушивания.
  На этот не заданный вопрос ответил сам каори.
  - Меня, кстати, Феликсом звать, - положив голову на мою руку (видимо, в знак поддержки), что безвольно лежала на кровати, пробасил он. - А о тебе я теперь все знаю. Это из-за твоей магии, с ней в меня все твои воспоминания, чувства, эмоции перешли. Это необходимо, чтобы мы были с тобой всецело соединены, чтобы лучше понимали друг друга, так как наша связь на всю жизнь.
  Я лишь устало улыбнулась. Почему-то резко захотелось спать. Я почувствовала, как кружка выскальзывает из вмиг ослабевших пальцев. Но удара, который должен был последовать, не случилось. Затем моей щеки слегка коснулось крыло и я услышала нежное басом:
  - Спи, милая, скоро и ты будешь меня чувствовать.
  - А все-таки забавно, - прошептала я, уплывая в сон и улыбаясь, - феникс Феликс.
  - Да-да, - пробурчал недовольно питомец, - мой создатель был тем еще весельчаком.
  Ответить я ему уже не смогла, этот сложный и очень насыщенный день буквально выпил из меня все силы. Или это сделал феникс? Слишком уж быстро я отключилась. Но и как следует обдумать эту мысль не успела. А утром у меня уже были другие проблемы, чтобы вспоминать этот интересный случай.
  Утро началось с решительных и настойчивых ударов в дверь. Подозревая кто так рано посетил меня, я неспешно встала, умылась под аккомпанемент ритмичных ударов, оделась и направилась в кухню, чтобы приготовить завтрак. Когда же из-за двери послышались подвывания в такт, я решила впустить настырную и вредную особу, возомнившую себя моей лучшей подругой.
  - Ты что так долго не открывала? - подозрительно прищурив свои зеленые глаза, спросила она, входя в дом.
  - Одевалась, - пожав плечами, ответила я. Закрыла за Мирой дверь и пошла на кухню, откуда доносились аппетитные запахи тостов с сыром и кофе. Намазывая на тост желтое мягкое сливочное масло и игнорируя недовольное пыхтение девушки, поинтересовалась: - Тебе бутерброд сделать?
  - Давай, - буркнула староста, тяжело плюхаясь на стул. Затем, поправив выбившиеся темные прядки из высокого хвоста, сказала обиженным тоном: - Я так спешила, чтобы тебе первой рассказать самые главные новости. А ты спишь и не слышишь стука в дверь. Или ты была не одна?
  - Хочешь проверь, - предложила я, ставя перед ведьмой тарелку с бутербродами. Я думала, что она тут же побежит утолить свое безмерное любопытство. Тогда бы я с чистой совестью могла выгнать ее из дома. Ненавижу когда ведут себя со мной фамильярно и лезут в мою личную жизнь. Но, видимо, что-то такое отразилось в моих глазах, так как Мира печально посмотрела в коридор, ведущий в сторону единственной спальни и, тяжело вздохнув, ответила, глядя мне в лицо:
  - Это не мое дело. Если захочешь, сама расскажешь. Просто у меня такие новости, на улице сильный мороз, а ты не торопишься впускать меня.
  - А ты не думала, что я просто не желаю принимать так рано гостей? - ставя кружку с ароматным кофе перед гостьей, поинтересовалась я небрежным тоном. И, садясь за стол сама, добавила:
  - Я вообще планировала пойти только на вторую пару. Питомца я вчера вечером накормила, так что делать в зверинце мне нечего. Преподавательница мне сама разрешила свободное посещение.
  - Честно - нет, - призналась смущенно ведьма. - Но в свое оправдание могу сказать, что у меня информация, которую нельзя отложить на более благоприятное время суток.
  - И что же за весть такая, которая не может ждать? - снисходительно поинтересовалась я, сделав глоток кофе.
  - Какая ты неприветливая сегодня, - обиженно пробурчала Мира и замолчала, демонстративно медленно разрезая бутерброд на маленькие кусочки.
  - Посмотрела бы на тебя, какой была бы ты, не выспавшись, - примирительно сказала я, откусывая от своего бутерброда.
  Мира продолжала молчать и со вкусом маньяка терзать свой завтрак, тем самым раздражая меня еще больше.
  - Говоришь эта новость безотлагательная? - чуть ли не скрипя зубами от злости, натянула я вежливую заинтересованную улыбку. Ну как так можно? Сначала кричала на весь дом, что хочет рассказать жизненно-важную информацию. А теперь молчит, строя из себя обиженную. Словно это не она ко мне, а я пришла с утра пораньше, не дав как следует выспаться. Вот же ведьма!!!
  - Да, - видимо, вдоволь насладившись своим молчанием, ответила староста. - Я недавно узнала, что этой ночью к нам прибыла проверка от самого императора. И главой аттестационной комиссии является сама Огнесса эль Шейн.
  Не дождавшись от меня никакой реакции, Мира в удивлении приподняла свои смоляные брови и спросила, смешно округлив глаза:
  - Ты что не знаешь кто это?
  - Нет, - честно призналась я, продолжая спокойно завтракать.
  - Вот это да! - пораженно прошептала ведьма и, решительно отодвинув на середину стола тарелку с истерзанным бутербродом, она выбежала из моего дома, громко хлопнув дверью и бросив приказным тоном:
  - Только никуда не уходи!
  
  ГЛАВА 16
  
  
  
  
  
  
  
   Большая просьба всем, кто следит здесь за продой: отпишитесь в комментариях. Мне надо знать сколько вас, чтобы решить оставаться на СИ или полностью перейти на ПРОДОМАН. Заранее спасибо.

1

  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"