Рыськова Светлана: другие произведения.

Как отказаться от гарема

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Лана - обычная путешественница по мирам. Её приключения начинаются с похищения космическими пиратами. Девушку выкидывают на самую опасную планету, но ей удается не только выжить на ней, но и с юмором перевернуть все устои населения этой планеты, обзавестись собственным драконом и влюбиться в демона. Ну и самое главное - отказаться от Гарема из самых знатных мужчин местных жителей.

    На момент окончания книги - оценка была 8,48*123.

    КНИГА ЗАКОНЧЕНА.ЧЕРНОВИК.ВЫЛОЖЕНА НЕ ПОЛНОСТЬЮ.


Как отказаться от гарема.

Иду по жизни разная. Во мне цинизм не прячется.
Мне юмор мил в общении. Живёт внутри ребячество.
С ним тяга к приключениям... Я не пушисто - белая.
Святая я и грешная. Меня не переделаешь...
Обычная я ЖЕНЩИНА.



Глава 1. Похищение.
  -Нет, ну что за пираты пошли? Какой же нормальный пират свою добычу, пойманную с таким трудом, выкидывать будет?! Да не просто выкидывать, а на самой страшной планете в нашей Вселенной - Шриам?
  Чем страшна эта планета? Да тем, что она разделена на две части. В одной части обитают плотоядные хищники, а в другой - шриамки со своим Гаремом. Хотя, на мой взгляд, кто из них страшнее еще не известно. Шриамки - тоже хищницы еще те, только, слава Мирозданию, не плотоядны. Мужчинам они всегда рады, то есть пополнению их Гарема и слуг. Они вроде как амазонки у землян, только вот те убивали мужчин и один раз брали в плен для размножения, потом все равно убивали. А шриамки брали в плен для всего сразу, а вот убивать не торопились. У них матриархат, поэтому всю грязную работу выполняли мужчины, в том числе и готовку, уборку, воспитание детей. Мечта всех женщин Галактики, только вот не моя. Так как женщин они брали в свой клан и не отпускали с планеты уже НИКОГДА. Я вот вольная птица и не люблю сидеть на одном месте и планете тоже.
  Ну, так вот. Эти пираты космические (глядя на них, так и хочется букву "С" в этом слове потерять) выбросили меня на съедение хищникам плотоядным. И смотались быстро. Видимо побоялись, что выживу и вернусь к ним. И вот напрашивается вопрос: А зачем меня надо было похищать с корабля?
  Думаю надо начать сначала. Меня зовут Лана Мирей. Мне двадцать пять лет. Моя родная планета - Триан, самая густонаселенная во всей Галактике. Я простая путешественница по планетам. Собираю данные об освоенных ранее планетах и заношу их в центральную галактическую сеть. Вот в очередной мой рейс на планету Грейн, открывшуюся пятьдесят лет назад, на наш корабль напали пираты. Они решили поживиться живым товаром, который хорошо оплачивается на закрытых планетах. На борту нашего корабля оказалась одна женщина, как понимаете, это я. Мужчин всего было трое; они, к сожалению, погибли, защищая корабль. Я же боролась, как могла, чисто по-женски: визгом оглушая нападавших, царапая своими короткими ногтями их лица и руки и кидаясь тяжелыми предметами, попавшими под руку. Но их было слишком много и физической массой они меня превосходили. Поэтому я была обезврежена и обездвижена. Они меня перенесли на свой корабль и посадили в каюту-камеру. Продержали меня там сутки без еды, а потом выпустили в магических браслетах для уборки корабля. Хотя я не обладала магией, (что очень удивительно, так как все в моей семье были великими магами и колдунами), но могла уловить даже самую незначительную магию везде, где бы я не находилась.
  - На, девчонка! - просипел тучный пират с круглым лицом, глазами-пуговками и серыми мышиными волосами, торчащими в разные стороны, протягивая мне швабру с тряпкой и ведром полным воды.
  - Я не умею убираться, - прохрипела я, так как сорвала голос.
  - Мой, как умеешь! Приду и проверю - ответил мне Крыс, так его называли другие. И эта кличка ему явно шла.
  - Как скажите! - буркнула я.
  Убираться я никогда не любила, поэтому просто макала шваброй в воду и размазывала грязь по полу, заодно решила заняться росписью стен и помыла грязной тряпкой и их. Нечаянно задела какую-то панель и зазвучала сирена. Все пираты ринулись по коридору в мою сторону. Я прижалась к чистой стене, пытаясь не мешать спринтерам. С разбега они не успевали тормозить и, прокатившись по полу, врезались в стенку, не вписываясь в поворот. Самым последним бежал Крыс. Увидев образовавшуюся горку тел, он попытался затормозить на границе, смешно размахивая руками. Но я посчитала, что не стоит ему отставать от коллектива и просто необходимо проверить мою работу и пнула его под жо.. нижнюю часть спины. Он покатился кубарем и расположил пострадавшее от моего произвола место на лицо одного из коллег. Коллега любви к его пятой точке не разделял. (Неудивительно ведь моются они, как оказалось раз в месяц.) Поэтому двинул кулаком по вышеуказанной части Крыса со всей мочи. Крыс взвыл и подпрыгнул. Остальные поднялись и с угрозой посмотрели на меня.
  Конечно, физический вред они мне не смогли бы причинить, так как на мне был артефакт Талитха с десятью защитными полями, но проверять его не хотелось. Да и поберечь тоже стоило.
  - Я очень ценный товар! - напомнила им я.
   - Товар портить нельзя! И вообще, я его предупреждала, что мыть не умею! - и ткнула, в потиравшего болезную часть тела, Крыса.
  Все теперь зло смотрели на Крыса. Он же пятясь от них подальше, схватил меня за руку и поволок на кухню.
  Что-то проговаривая себе под нос, Крыс вёл меня по извилистому коридору в пищевой блок. Голубые стены коридора давили на психику. Наконец мы пришли на кухню. Там нас встретил грузный полный мужчина лет сорока-сорока пяти. Он был в смешном колпаке бурого цвета, серых штанах-шароварах, которые когда-то были белыми, и просторной белой рубахе со следами кетчупа и какого соуса. Мужчина удивленно воззрился на Крыса, потом перевёл взгляд на меня и расплылся в улыбке. Я бы на его месте так не радовалась.
  - Сегодня обед готовишь ты! - оскалился Крыс, одаривая плотоядным взглядом.
  - Я готовить не умею! - опять предупредила его я!
  - Ты ведь - женщина! - вскипел он.
  - Какой ты внимательный! - съязвила я. Но готовить все равно не собираюсь! Я! Не! Умею! - по слогам произнесла я.
  - Да что тут уметь? - удивился, по всей видимости, местный повар. - Разогреешь в печи готовые блюда, нарежешь овощей и холодных закусок, заваришь трав! Тут любой дурак справится!
  Правильно я же не дурак, я - женского пола.
   Местный кок и Крыс поспешили ретироваться с места боевых действий.
  - Ну, я вас предупредила! - ответила им в спину я.
  И вот зря они не вняли моим предупреждениям. Ещё студенткой я выяснила, что я и готовка - не совместимы с жизнью, причем жизнью окружающих. После моей попытки пожарить яичницу сгорела половина общаги. Моим родителям пришлось спешно восстанавливать убытки и искать мне отдельный дом с домоправительницей. Она пыталась сначала научить меня готовить, но после того как нож, которым я резала овощи, из моей руки вылетел и пролетев через всю кухню поранил руку хозяйки, а затем воткнулся в стену, и близко меня к кухне не подпускала.
  Я оглядела просторное помещение голубого цвета со встроенной по кругу кухонной техникой. Но мне некогда было рассматривать кухонную утварь, от съедобных запахов, витавших по всему помещению, я чуть ли не давилась голодной слюной. Заглянула в подсобное помещение и так как я не ела сутки, разжилась колбасой и сыром. Сделав себе бутерброд и выпив остатки травяного отвара, я утолила свой голод. На всякий случай я положила в свою сумку-хамелеон, опоясывающую мою талию, пару палок колбасы, кусок сыра, хлеб и немного вяленого мяса, а также бутылку простой воды. Все это поместилось в ней из-за ее магических свойств. Она была бездонна, в прямом смысле этого слова, и облегчала вес поклажи. Так что практически ничего не весила и не тяготила. Пираты не больно тщательно меня обыскивали, поэтому она осталась не замеченной.
  Сделав запасы, я решилась приготовить. Достала картошку с мясом - полуфабрикат и засунула ее в печь. Так как на коробке было написано время приготовления двадцать минут, а мощность не указана, я, решив, что мои похитители слишком голодные поставила на самую большую мощность, что печь предусматривала. И пошла, ставить травяной отвар на плиту. Залила травяной сбор горячей водой, ну чтобы быстрее закипел, и закрыла чугунной крышкой кастрюлю. Обыскав все шкафы и ящики, я не смогла найти овощерезку, и пошла на поиски Крыса или повара. Не прошла я, и полпути назад как прогремел взрыв, и завыла сирена. Женский неживой голос приказал всем эвакуироваться, так как на корабле пожар, и пробита прошивка корабля. В мою сторону уже бежали мои давешние знакомые спринтеры. Я прижалась к стене. Не хотелось быть растоптанной стадом быков. Крыс опять замыкал линию, бежав самым последним.
  - Надо бы ему спортом заняться! - отстранёно подумала я. - Опять отстаёт от коллектива. Или у него тактика такая? Скрываться за спинами своих товарищей?
  Он остановился перевести дыхание в двух шагах от меня и, заметив мою скромную персону, спросил, что я натворила опять.
  - А почему собственно я? - Мне стало так обидно. Я им тут стараюсь, готовлю, а они. - Я шла к вам спросить, где у вас овощерезка, как вдруг раздался взрыв и завыла сирена.
  - Не знаю, - недоуменно ответил Крыс. - Взрыв был со стороны пищевого блока.
  И мы с ним пошли обратно на кухню.
  Из пищевого блока валил дым. И мы с Крысом остановились, не доходя до кухни. Тут произошел еще один взрыв. Крыс завизжал и упал на пол. Я заорала и плюхнулась на него, мне же себя жалко было на холодное и жесткое падать.
  Из проема, где раньше была стена пищеблока, выползали пираты, которые бежали впереди нас. Вся одежда у них была в лохмотьях, мокрая, пропахшая травами, и с голов сползали остатки мяса с картофелем. Они с ненавистью смотрели на нас. Я хотела было заикнуться о моей неприкосновенности, но была остановлена рычанием местного повара.
  - Кто тебя учил готовить!!! Перед тем как ставить в печку готовые продукты, с них надо снимать обертку, чтобы не было короткого замыкания и взрыва, - орал покрасневший кок.
  Я открыла рот, чтобы ответить, но мне на дали. Сделав глубокий вдох, повар продолжил на меня кричать.
  - Ты специально это сделала?! А кастрюлю с отваром, зачем закрыла и на большой огонь поставила? Чтобы если не убить взорвавшейся печкой, то добить разлетевшейся кастрюлей? Она ведь из лициния, хрупкого и дорогого металла, она не выдерживает больших температур. Да за тебя мы получим меньше в три раза, чем стоит эта кастрюля.
  Он еще долго на меня орал, брызгая слюнями во все стороны, а я лежала на Крысе, слушая его в пол-уха, и думала, что ведь если бы специально захотела взорвать что-нибудь, у меня бы так хорошо не получилось. И ведь эту кастрюлю взяла на самой верхней полке в дальнем шкафу. А взять ту, что была из-под отвара, который я выпила, и не подумала. Но если быть честной, то просто не захотела её мыть.
  Мои мысли прервал стон снизу. Крыс очнулся и начал ворочаться. Пришлось встать с него и встретить взгляды трех пиратов, красного повара и голубого Крыса, ему видимо со стены краска на лицо попала. Гордо выпрямилась и спросила у кока, пока он воздух набирал в легкие для очередной порции нравоучений:
  - Всё сказал? - и, не дав ему ответить, как он мне ранее, продолжила - А я вас несколько раз предупреждала, что готовить не умею. А вы мне не поверили. И в том, что случилось, ваша вина. Нечего теперь на меня орать, оставлять меня одну не надо было.
  Повар стоял, хватая ртом воздух, сжимал кулаки так, что костяшки побелели, но ответить не успел. Прозвучал приказ капитана собраться всем, включая меня, в зале Советов.
  Крыс, недолго думая, схватил меня за руку и потащил в вышеозначенное место. Может, испугался, что я убегу, а может - что мы с поваром поубиваем друг друга. Скорее всего, второе, так как после озвученного приказа все поплелись в зал, а мы с коком стояли друг против друга и сверлили глазами соперника.
  Мы, с родным уже Крысом, шли по извилистым голубым коридорам корабля, прошли участок коридора с моими разводами на стенах и вышли к большим белым дверям, украшенным голубыми рунами по середине створок, и золотисто-голубыми ручками. Я очень удивилась ручкам, ведь остальные двери на корабле открывались автоматически, когда к ним кто-нибудь подходил. Почувствовав мой интерес к дверным ручкам, Крыс пояснил, что в Зале Советов часто собираются капитаны разных пиратских кораблей, а в этих ручках скрыт потайной механизм блокировки дверей, на случай если произойдет попытка нападения одного из гостей.
  - Благодаря этим ручкам и рунам на дверях, открыть двери сможет только капитан корабля, сказав определенную команду. - С гордостью закончил свою речь пират.
  Тут открылись двери, и я вздохнула от ... разочарования. Я ожидала увидеть зал Советов, именно с большой буквы 'С', а попала в обычную каюту, но только больше размером. Все те же уже поднадоевшие голубые стены, без картин или других положенных украшений; без окон, что тоже не удивительно, так как ни одного окна я нигде все еще не видела. На полу лежал видавшие лучшие дни ковер красно-бурого цвета, а посередине стоял круглый дубовый стол. Во главе стола сидел молодой парень лет двадцати пяти притягательной наружности.
  Слева от сидящего капитана, а тот парень был именно им, напротив двери стояли пять чумазых пиратов, недавно познакомившихся с чистотой мною помытых полов и стен. Справа от него стоял повар и, согнувшись, что-то шептал ему на ухо. Видимо на меня жалуется. Чуть дальше от кока стояли три пирата в мокрых лохмотьях, что побывали вместе с ним во время взрыва на кухне.
  Оглядев стоящих пиратов, приступила к более детальному осмотру симпатяжки-капитана. Его ярко-алые волосы выдавали в нем мага огня, большой широкий лоб закрывала рваная челка, а зеленые глаза смотрели с любопытством и легким презрением. Дальше мой взгляд скользнул по прямому носу, пухлым губам и задержался на ямочке на подбородке. На нем был черный жилет, не скрывающий широкие плечи и накаченные мышцы. Я непроизвольно сглотнула и увидела, как он понимающе ухмыльнулся.
  Меня это разозлило. Никогда не любила самовлюбленных нарциссов. Ну, держись!
  - Здесь так грязно, может мне помыть полы? - спросила я и ласково улыбнулась. Команда слева сделала шаг назад.
  - Или может капитан хочет, чтобы я ему что-нибудь приготовила? - чуть ли не мурлыкая задала свой следующий вопрос. Теперь пираты слева попытались спрятаться за широкой спиной повара. А сам кок заметно побледнел.
  - А может мне стоит погладить капитану рубашки, чтобы он в одной жилетке не щеголял? - все ещё мило улыбаясь, осведомилась я. - Только я сразу предупреждаю, что гладить я не умею. После этих слов у всех, кроме капитана, от ужаса округлились глаза. Правильно, ведь он еще не проверял правдивость моих слов. Кто-то пискнул сзади. Я повернулась и увидела трясущегося Крыса. Ну, вот он точно соответствует своей кличке, даже запищал.
  Торжествующая улыбка капитана начала медленно сползать с лица. Осмотрев свое трясущееся воинство, он нахмурился. И выдал гениальное.
  - Так это всё она?
  Все дружно закивали болванчиками. Я все еще мило улыбаюсь, уже даже скулы сводит. И тут капитан встает и говорит:
  - Уважаемая! (Как мы заговорили!). Боюсь, что вы бесценный экземпляр, и мы не сможем выручить за вас столько много денег! - и приторно так улыбается. - Придется вас высадить на ближайшей планете и расстаться полюбовно.
  - Какую планету вы хотите ликвидировать кэп? - спросил кто-то справа. И все рассмеялись.
  - Это кто у нас такой смелый? - все ещё улыбаясь, обвела взглядом враз притихших пиратов.
  - Высадить на Шриаме! - отрезал на корню зарождающийся скандал капитан. И у меня все внутри замерло в нехорошем предчувствии.
  - Может все-таки в рабство? - не могла не попытаться я отсрочить свою возможную смерть.
  - Боюсь, что мой корабль с командой дальнейшее ваше присутствие не переживет. - Сказал, как отрезал кэп. - Крыс!
  Провожали меня всей командой, кроме капитана. Крыс вцепился в мою руку и так и не отпускал, пока корабль не сел на планете. Естественно на половине, где обитали плотоядные хищники, так как шриамки на своей половине планеты установили защитный полог, который не впускал и не выпускал ничего живого. Сначала Крыс долго не мог оторвать мои конечности от кока, на котором я повисла. Ему не посчастливилось оказаться на моем пути, когда меня тащили на выход. Провозившись, минут пять, Крыс с поваром попросили помощи у других ребят. Как только меня отодрали от повара, все включая последнего, убежали подальше вглубь корабля и предпочли смотреть уже оттуда. Остался только Крыс, на которого возложили почетную миссию по выдворению меня на планету. Он же успел подтащить меня к проему двери и пытался вытолкнуть на выход. Я, раскорячившись, уперлась руками и ногами в дверной проем.
  - Крыс! Мииииленькиииий! - взвыла я. - Не бросай меня! Я всё прощууууу! Пират от такой наглости перестал меня толкать в спину и закашлялся. Я же поняв, что это мой шанс, продолжила.
  - Я буду послушной, только не выкидывай меня!
  - Ты ит-ит-итак была послушной! - заикаясь, ответил Крыс и резко вы-толкнул меня с корабля.
  Я, падая, больно ударилась коленями. Быстро вскочив на ноги, развернулась в сторону корабля, чтобы высказать все, что я о них думаю. Но их уже и след простыл.

Глава 2. Выживание.
  Как только скрылся корабль, послышался вой какого-то животного. Узнавать на собственном опыте, какого он вида я не хотела. Поэтому со всей возможной скоростью, подгоняемая адреналином, я вскарабкалась на ближайшую высокую гору. Вот никогда не любила физическую культуру, всегда была в конце даже отстающих учеников. А тут буквально влетела на гору. Мой учитель физкультуры был бы крайне удивлен. Вот сижу я на выступе и оглядываю местность планеты. Вокруг раскинулась бескрайняя пустыня. В свете зарождающего солнца, золотистый песок окрасился в кровавый цвет. А серо-бурые горы, будто шипы невиданного зверя, величественно возвышались над этим кровавым морем, бросая тени, словно боевые шрамы. Чуть теплый ветерок играл моими волосами, но уже через несколько часов он превратится в жаркий вихрь.
  За исследованием местности я не заметила, как у моей горы появились две твари. Это были кьяры. Они похожи на больших собак, два метра в холке, с черной жесткой шерстью, очень короткой шеей и непропорционально-маленькой головой. Их глаза были лишены зрачка, полностью белые и слепые. Они обнюхивали землю и гору, то есть ту её часть, где я карабкалась. И я поняла, что когда упала, содрала кожу на ладонях и теперь ранки на них кровоточили. Запах моей крови и привлек внимание животных.
  Тут раздался душераздирающий вой и к этим двоим кьярам присоединились еще пять особей. Я вздрогнула от ледяных мурашек, пробежавших по моей спине. Кьяры прыгали на гору пытаясь взобраться выше, но, слава Мирозданию, лазить они еще не научились.
  Прошло уже где-то полтора часа, а эти настырные животные до сих пор кидались на гору, раня лапы и животы об острые выступы. Солнце ощутимо начало припекать и я задремала. Мне снились мои родители, которые просили быть осторожной и не сидеть долго на солнцепеке. Потом сон плавно перетек в воспоминание из моего детства, где я с подружками прыгала по камням, переходя речку, неподалеку от моего дома.... И резко проснулась, чуть не упав со своего уступа вниз. В последний момент успела ухватиться за ближайший 'шип'. Едва успев перевести дыхание от вполне возможной гибели, я осознала, что трясется гора под ногами.
  Справа бежал огромный рогатый дракон без крыльев. Видимо его привлек запах крови кьяр, которые, охваченные азартом, не пытались бежать. Его золотистая чешуя сверкала на солнце, почти сливаясь с песком пустыни. Красные глаза сверкали в предвкушении близкой трапезы, а его большим рогам на голове позавидовал бы сам дьявол. Она, а это при ближайшем рассмотрении оказалась не такая уж и большая драконница, за несколько минут съела, почти не глотая, четырех из семи особей. Остальные, услышав предсмертные крики своих товарищей, успели убежать в свое логово, которое оказалось недалеко от моего пристанища.
  Оглядевшись, драконница увидела меня и попыталась вскарабкаться на гору. Слава всем богам, у нее ничего не вышло. Тогда она попыталась допрыгнуть до меня, но и тут её постигла неудача.
  Я думала, что она уйдет искать остальных кьяр, но она предпочла улечься около моей горы и наблюдать за мной из полуоткрытых век. В такой позе она практически сливалась с местностью. И если бы она изредка не открывала глаза, то я бы ее не заметила.
  Так прошел еще один час. Неожиданно мое внимание привлекло сияние слева. Я присмотрелась повнимательней и увидела защитный полог. Раньше его не было заметно в сумерках, а сейчас, когда солнце почти в зените стали видны его всполохи. Там, за пологом, буквально в нескольких метрах от моего убежища начиналась территория местных амазонок.
  Я задумалась. Что подразумевал капитан корабля, оставляя меня всего в нескольких метрах от спасения? Это была милость с его стороны или же издевательство? За этими мыслями я поняла, что проголодалась. Ну, вот где логика? Я не знаю. Может, вспомнилось время, проведенное с пиратами. Достала вяленое мясо, сыр и бутылку воды. Перекусила чуть-чуть сыром, из-за возрастающей жары кушать особо не хотелось. А вот пить очень сильно! Поэтому я кинула вяленое мясо вниз драконнице.
  Я надеялась, что съев его, ей захочется пить, и она уйдет. Она сначала долго нюхала мой подарок. Потом лизнула его. И громко заурчав, прожевала и проглотила угощение. Но, к моему разочарованию, она никуда не ушла, а повернула ко мне свою рогатую голову и прокурлыкала что-то на своем языке. Я так поняла, что она просила добавки.
  - У меня больше нет, Лилит! - ответила ей я вслух. Мне показалось, что ей очень идет это имя. У нас на планете оно означает 'дочь дьявола'.
  Лилит, как мне показалось, разочарованно прорычала и улеглась на свое прежнее место. Прошел еще один час. Солнце уже пекло вовсю. Я достала из сумочки кепку и надела ее на голову. За всеми моими движениями совершенно осмысленно наблюдала драконница. Я достала одну колбаску, из прихваченных на корабле, и, отломив половину, бросила ее вниз. Лилит теперь уже не осторожничала и разом проглотила угощение, жадно смотря на оставшуюся половину в моей руке.
  - Хочешь еще колбаски? - спросила я свою единственную собеседницу. В ответ получила кивок и одобрительное курлыканье. Я совсем опешила. Получается, она меня понимает. И бросила остатки колбасы дракоше. Та, не долго думая, съела и его.
  Я стала ее нахвалить. Говорила, какая она красивая, грациозная, умная драконница. Лилит в такт моим словам кивала головой и даже урчала от удовольствия. Вот не зря мне мама постоянно повторяла, что доброе слово и кошке приятно.
  - Ты здесь украшение пустыни! - закончила я раздачу комплиментов и спросила - Ты ведь меня отпустишь и не будешь меня есть?
  Она замерла (видимо обдумывала мои слова) и отрицательно покачала головой.
  - Ты все-таки хочешь меня съесть? - на всякий случай еще раз уточнила я. Она закивала. Вот ведь неблагодарная! - вздохнув, печально ответила ей я. Драконница лишь прищурила свои алые глаза и отвернулась.
  Прошло еще минут десять. Краем глаза я увидела слева двух кьяр. Видимо опять вышли на охоту. Они, задрав свои морды, принюхивались к воздуху. Меня осенило, они почувствовали запах колбасы и вяленого мяса. Я стала за ними наблюдать, и у меня потихоньку созрел план по собственному спасению. Достав последнюю палку колбасы из сумки, я разломала её на несколько частей и кинула в сторону кьяр. Лилит, наблюдавшая за моими действиями, обиженно рыкнула и пошла в их сторону. Когда я посмотрела в сторону логова, откуда вышли эти двое, то обомлела. Там уже собралась десять особей, которые сейчас дрались за лакомые кусочки. Драконнице это не понравилось и она, грозно прорычав, бросилась в самую гущу.
  Я в это время медленно спускалась с горы, пристально наблюдая за схваткой. В этот раз кьяры не пытались убежать в логово, ведомые запахом съестного исходившего от Лилит. Они яростно нападали с разных сторон, а драконница, защищаясь, глотала всех попавших в пасть. Когда я почти спустилась, их десяти тварей осталось всего четыре. И я, глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, побежала в сторону защитного полога, стараясь как можно дальше держаться от хищников.
  Когда до спасения осталось метров двадцать, я заметила впереди, бегущего мне на встречу детёныша кьяра, вполне даже зрячего. Он был всего метр в холке и пепельного цвета, глаза горели желтым огнем. Решив, что поворачивать назад глупо, а поблизости высоких гор нет, я ускорила бег, чтобы перепрыгнуть через щенка. На своем пути чуть левее увидела плоский не очень высокий валун и еще ускорилась. Когда я до него добежала, мы с щенком как раз поравнялись и оттолкнувшись от камня, я раскинула ноги в стороны, как при прыжке через козла. Я уже упоминала, что физкультура не моя сильная сторона? Так вот, вместо того чтобы перепрыгнуть через кьяра и пробежать оставшееся расстояние, я запрыгнула на его спину и от неожиданности с силой вцепилась ему в шерсть. Щенок от меня такой подлости не ожидал. Отчаянно взвыв, он начал крутиться на месте, пытаясь зубами достать меня. Но у него не получалось дотянуться из-за короткой шеи. А я в свою очередь, испугавшись свалиться с него, еще сильнее сжала ладони и пятками уперлась в бока. Обезумевшее от боли животное начало метаться из стороны в сторону, пытаясь сбросить меня со спины. В промежутке между прыжками животного я заметила как Лилит, покончив с оставшимися особями, ошарашенно смотрит как я, сидя верхом на животном задом наперед, скачу в сторону полога.Я лишь виновато улыбнулась.
  Стряхнув головой, словно сбрасывая наваждение, она побежала за нами следом. Повернув голову назад, я увидела, что полог находится в двух метрах от меня. И еле отцепив руки от щенка, попутно отодрав клоки шерсти, я скатилась со спины бедолаги и, покувыркавшись пару раз, проползла через защиту.
  Не отходя далеко от границы полога, я растянулась прямо на земле и повернула голову в сторону бесновавшегося детёныша кьяра, которого я так жестоко использовала в качестве скакуна. Он, видимо, решил отомстить мне за пережитый позор и страх и рьяно бросался на защитный полог. Через несколько минут к нему подбежала дракоша. Я думала, что Лилит тоже станет пробовать купол на прочность, но она меня удивила. Драконница подбежала к щенку, схватила его поперек туловища и перехватила его пополам. Послышался треск ломаемых костей и кьяр безвольной тушей упал к ногам хищницы. Я вздрогнула. А от дальнейших событий была просто в шоке. Вместо того чтобы съесть свою добычу, Лилит начала с жестокостью раздирать труп животного. От этой картины меня вывернуло наизнанку моим скудным завтраком. И вот опять не могла я взять в толк. Это она меня защищала или наказала за то, что пусть и невольно поспособствовал моего побегу? И еще хорошо, что пираты сняли магические наручники, а то бы защита меня не пропустила. Эта была последняя мысль, промелькнувшая в голове, перед тем, как я потеряла сознание.

Глава 3. Знакомство.
  Очнулась я на чем-то мягком, раскачиваясь, словно на волнах океана. Даже открывать глаза поначалу не хотела. Но потом вспомнила предшествующие последние события и резко открыла глаза. Я лежала в просторном помещении. Его стерильность и отсутствие мебели, кроме кровати с водным матрасом, на котором я собственно лежала, в чем мать родила, выдавали медицинский блок. Мои руки были расположены вдоль тела, ладонями вниз, а ноги - чуть разведены в стороны. Хотела встать, но у меня не получилось. Что-то удерживало меня на месте, хотя никаких оков я не увидела. Внимательней присмотревшись, благо голову я могла приподнять, я заметила как ко всей поверхности тела, соприкасающегося с матрасом, присосались большие, сантиметров пятнадцать, голубые флуоресцентные рыбки.
  От страха я закричала. Распугав криком рыбок, я соскочила с кровати. На мой вопль прибежала девушка в нежно-салатовом халатике. Её густые каштановые волосы были заплетены в затейливую косу, чуть раскосые карие глаза смотрели с любопытством и настороженностью. А небольшие пухлые губы так и манили к поцелуям. Она была высокой с тонкой осиной талией, а ее движение были плавными, даже завораживающими. Обведя глазами помещение и не находя источника моего страха, она спросила, что случилось.
  - Что это за рыбы-пиявки? - указав на мое неожиданное ложе, спросила я.
  - Это люминесцентные цихлиды. - Ответила незнакомка. - Они высасывали из вашего тела микроорганизмы, которые через два месяца съели бы вас изнутри. Во флоре и фауне нашей планете этих вредных паразитов достаточно много разновидностей. Хотя внутри полога их уже давно нет.
  - Как же они попадают в организм? - задала важный вопрос. Вдруг придется бежать.
  - Обычно через ранки на теле. Хотя может и со слюнными выделениями. - Пояснила мне девушка.
  - Понятно. - Проворчала себе под нос. - Надо запомнить, что целоваться с местной живностью не стоит.
  Девушка мягко улыбнулась, расслышав мой монолог, но ничего не сказала по поводу этого.
  - Может мне стоит принести вам одежду? - решила сменить тему незнакомка. - И потом мы поговорим, и я вас осмотрю.
  Стоит отдать ей должное, во время всего нашего разговора она смотрела мне только в глаза.
  Я залилась краской стыда. Перекинув волосы вперед, прикрыла ими грудь, благо длина была до талии. А нижнюю часть тела прикрыла руками и благодарно кивнула.
  Целительница, а девушка была именно ею, вышла за одеждой. Она вернулась буквально через минуту и принесла ворох ткани. Она не сильно отличалась от моего нынешнего костюма Евы. Нежно-розовый лиф из органзы украшали две малиновые розочки на месте сосков, а штаны-шаровары из этой же материи украшал спереди фиговый лист салатового цвета на стратегически важном месте. Сзади же никаких украшений не было.
  - Извините, как вас зовут? - спросила девушку, которая с любопытством наблюдала мою реакцию.
  - Ариэлла! Можно Риэл! Вам понравилось? - поинтересовалась она.
  - А меня зовут Лана! - представилась я. - Конечно, понимаю, что не все еще жители видели мои прелести и, возможно, произвела на вас впечатление легкомысленной особы, но я не такая. Можно мне вернуть мой комбинезон?
  - К сожалению, его сожгли. - Пояснила она.
  - Почему? - моему возмущению не было предела.
  - Он был порван и весь в слюне дракона.
  И так как на моем лице не проявилось понимания, она пояснила.
  - Когда вас нашли, вы лежали у границы защитного полога без сознания, а с другой стороны была драконница, которая плевала в вас, пытаясь попасть в лицо.
  Видимо Лилит пыталась меня привести в сознание. И тут я осознала, почему целительница упомянула слюнные выделения.
  Представила эту картину. Я лежу у границы полога без сознания, в порванном комбинезоне. Напротив расположилась дракоша и, прицеливаясь, плюет мне в лицо. Так как поднялся полуденный вихрь, слюни попадают на руки, ноги, туловище. В общем, всюду, но только не в цель. Лилит показала себя азартной и целеустремленной драконницей, поэтому не сдается и пытается снова и снова. Пока, видимо, мое обслюнявленное бессознательное тело не забрали. Воображаемая картина получилась такой яркой, что я передернула плечами. Но тут же взяла себя в руки и решила вернуться к насущной проблеме.
  - Риэл, а есть ли у вас такой же комбинезон или поскромнее одежда?
  - К сожалению, нет. - Печально ответила целительница. А потом предложила - вы можете пока надеть это, а потом наши мастерицы сошьют, что пожелаете.
  - Так, Риэл! Во-первых, давай перейдем на ты, ведь мы ровесницы.
  - Хорошо. - Согласилась девушка и мягко улыбнулась.
  - А во-вторых, можешь принести мне такой же халатик как на тебе? - заискивающе попросила я.
  - А вам ... прости тебе, нравится мой халат? - с какой-то надеждой спросила девушка.
  - Конечно, - искренне ответила я, - он мне будет великоват немного, так как ты выше, но с этим как раз проблем нет.
  - У меня есть размер поменьше, - обрадовалась целительница, - я сейчас принесу.
  Она подхватила наряд и скрылась за дверью. Не прошло и двух минут, как в помещение ворвался парень, придерживая правую руку, согнутую в локте левой рукой.
  Он был высоким, где-то около двух метров роста, с широкими плечами и узкой талией. Длинные платиновые волосы до лопаток свободно струились по спине, пронзительный взгляд льдисто-голубых глаз, казалось, проникал в саму душу. Широкие скулы с ямочкой на подбородке и орлиный нос в купе с тонкими губами придавали лицу мужественность и властность.
  - Ариэла! - прокричал посетитель. Осмотрев помещение, заметил меня, прикрывающую своё тело. И похабно ухмыльнулся.
  - Девушка, почему мы с вами еще не знакомы? - промурлыкал незнакомец, медленно разглядывая меня с головы до ног, задержавшись на груди, прикрытой густыми пшеничного цвета волосами и нагло пытаясь рассмотреть низ живота, закрытого моими ладонями.
  - Твой Бог бережет тебя, глупое создание. - Ответила я, медленно продвигаясь к водяному матрасу, тем самым увеличивая расстояние между нами, и не сводя взгляда с парня. Я вообще, когда боюсь или волнуюсь, начинаю хамить и дерзить.
  Парень нахмурился, весь подобрался как хищник, готовящийся к прыжку, сощурил глаза и произнес:
  - Да ты хоть знаешь кто я?
  - Пуп этой планеты? - предположила я, все еще продвигаясь к матрасу.
  Краем глаза заметила как цихлиды, которые плавал в матрасе, при моем приближении быстро уплыли на дно. Видимо сильно криком своим напугала.
  Незнакомец сжал кулак на здоровой левой руке и сделал шаг вперед. Я взвизгнула и быстро забежала за матрас, который теперь закрывал меня по пояс.
  Парень нахмурился, весь подобрался как хищник, готовящийся к прыжку, сощурил глаза и произнес:
  - Да ты хоть знаешь кто я?
  - Пуп этой планеты? - предположила я, все еще продвигаясь к матрасу.
  Краем глаза заметила как цихлиды, которые плавали в матрасе, при моем приближении быстро уплыли на дно. Видимо сильно криком своим напугала.
  Незнакомец сжал кулак на здоровой левой руке и сделал шаг вперед. Я взвизгнула и быстро забежала за матрас, который теперь закрывал меня по пояс.
  Тут мужчина удивленно посмотрел на меня, моргнул пару раз, будто прогоняя пелену с глаз, и хищно втянул воздух носом, чем напугал меня еще сильнее. 'Неужели оборотень?' - пронеслась в голове мысль, вызывая панику. Я начала крутить головой в разные стороны, пытаясь найти, чем себя защитить, хотя и понимала, что это все бесполезно. Если он - оборотень, то его звериные инстинкты возьмут вверх, и он овладеет мной прямо здесь. Удивительно, что он так долго смог себя контролировать. 'Не хочу, чтобы мой первый раз произошел здесь, так и с первым встречным', - билась в голове набатом мысль, повергая меня в тихий ужас.
  А парень продолжал шумно втягивать ноздрями воздух и все больше удивляться моему поведению.
  Я забилась в угол, за водяным матрасом, обняв ноги руками, спрятала лицо в коленях и тихонько поскуливала. Меня била нервная дрожь. Я боялась посмотреть в глаза незнакомцу, провоцируя его на какие-либо действия. В голове не осталось ни одной связной мысли, все заполнил какой-то первобытный ужас.
  Слишком хорошо я помнила, как мою сокурсницу в университете Прикладной магии, когда мы были у кого-то на вечеринке по случаю поступления, на моих глазах изнасиловал парень-оборотень, который под воздействием алкоголя, не смог контролировать свою звериную сущность. Он разорвал на ней одежду, оставляя глубокие раны на теле, и жестоко овладел ею. Её сопротивление и запах крови, казалось, распаляли его еще сильнее. Остальные гости вечеринки тут же в панике убежали с места преступления, а я стояла в каком-то ступоре, не в силах сделать и шага. Тогда я впервые в жизни пожалела, что не обладаю магией. Ту девушка спас старшекурсник Тим - моя первая любовь. Он был лучшим боевым магом на курсе и первым красавцем универа. Сначала он ударил в него Ментальным Кулаком в голову, причиняющим невыносимую физическую боль противнику, заставляя отпустить девушку и отползти от нее подальше. А потом уже накинул на него Серебряную Сеть, которая удержала его от дальнейшей трансформации до прихода преподавателей.
  'А кто же спасет меня?' - билась в голове, словно птица в клетке, мысль.
  - А вот и я, Лана! - весело произнесла Риэл, входя в помещение и держа в руках бежевый сверток. Но тут же нахмурилась, увидев меня, забившуюся в угол и парня, который замер, боясь напугать меня еще больше. В его глазах была растерянность и недоумение.Но я этого не увидела, так как сидела все еще уткнувшись в колени.
  - Что тут происходит? - холодным тоном спросила у мужчины.
  - Я пришел сюда с внутренним переломом кости на правой руке, которую повредил на спарринге. - Начал медленно объяснять светловолосый юноша. - Тебя не нашел, а увидел здесь эту ненормальную. Я с ней начал флиртовать, а она - язвить. А потом она вдруг меня испугалась и забилась в ужасе в углу. Я даже пошевелиться не решался, чтобы ей еще хуже не стало.
  Целительница подошла ко мне, присела и мягко спросила:
  - Что тебя так сильно напугала, Лана?
  - Он втянул в себя воздух, как хищник - прошептала я. Но парень услышал и лишь неопределенно хмыкнул.
  - Здесь практически все так делают. Ну, по крайней мере, местное население. - Проводя надо мной руками, с чуть светящимися зеленоватым цветом ладонями, спокойно произнесла Риэл.
  - Он оборотень?! - полувопросительно полу утвердительно сказала я, не услышав ее последние слова.
  - В какой-то степени можно и так сказать. Ты же знаешь, что шриамки - это женщины-оборотни без второй ипостаси? - спросила меня она.
  - Д-да! - запинаясь, ответила я. - Но я думала, что этот ген передается только девочкам.
  - Нет, его получают все дети, не зависимо от пола, рожденные от местных женщин. Они отличаются отличным нюхом, замечательным слухом, хорошим зрением в темноте и кошачьей грацией в движениях, как все кошки-оборотни. Только не перекидываются, так как не имеют второй ипостаси. - Подробно объяснила Риэл, заканчивая водить руками вдоль тела.
  Девушка применяла магию. И я почувствовала, как успокоилась и расслабилась.
  - Я видела, как оборотень изнасиловал мою сокурсницу, - пояснила я свою реакцию. - И перед тем как напасть на нее, тоже так шумно втягивал носом воздух.
  - Ох! - выдохнула целительница, а мужчина, негромко выругавшись, вышел из комнаты, сказав, что зайдет попозже.
  - Так ты - Лана Мюррей? - негромко спросила Риэл.
  И только тогда я подняла заплаканное лицо. Даже не заметила, когда слезы потекли из глаз.
  - Да. Откуда ты знаешь мое родовое имя?
  - Это я та сокурсница. - Печально ответила девушка.
  - Нет, ее звали Ари Ричардсон. - Не веря, ответила я, с жадностью вновь рассматривая лицо целительницы.
  - Ну да, Ариэла Ричардсон. После того случая, предпочитаю Риэл. - опуская глаза в пол, сказала девушка.
  Я судорожно втянула в себя воздух и обняла подругу.
  - Как же ты тут оказалась? - спросила я.
  - После того случая, я негде не чувствовала себя в безопасности, да и все знали о том происшествии. Я решила поселиться на этой планете, где оборотней быть не может в принципе и где никто не знает о моем прошлом. Попросила разрешение у главы клана, и она согласилась. Теперь я живу здесь.
  - Прости, что тогда ничем не помогла тебе. - Прошептала я.
  - Ты все равно не могла ничего сделать. - Отстранившись, сказала подруга. - И запомни, здесь никто не может поднять руку на женщину, даже пальцем ее тронуть. Обидчиков здесь жестоко карают и всегда выносят смертный приговор. Так что этого бояться не стоит.
  Она помогла мне подняться, дала в руки халат, нижнее белье и туфли-балетки. Затем открыла дверь справа от матраса и показала душевую комнату. Душевая была небольшой комнаткой. Белые мраморные стены украшал рисунок бирюзовых водорослей с маленькими рыбками кораллового цвета. Прямо посередине помещения стояла душевая кабинка нежно-зеленого цвета. В ней располагалась целая полка разных средств для ванн, начиная от шампуня и заканчивая кремом для тела после душа.
  Тщательно отмыв с себя всю грязь, я надела совершенно новые вещи. И сразу почувствовала, как поднялось настроение.
  Когда я вышла из душа, меня ждала Ариэла и еще одна девушка. Эта была истинная шриамка. Она была высокого роста с копной иссиня-черных волос с пронзительными глазами цвета спелого винограда. Её подтянутая фигура была прикрыта лишь короткой маечкой, обрисовывающей высокую красивую грудь, и небольшими шортиками, открывающими стройные длинные ноги.
  - Это Мирра! - представила красавицу подруга. - Она тебе покажет твою комнату и проведет небольшую экскурсию по городу.

*****


  'Сегодня не его день' - думал Келер, сидя на операционном стерильном столе. Вот с утра не задался. Сначала его разбудил Минас, не давая поспать еще пары положенных часов из-за кьяр. В загоне, где жили выводимые ими животные, словно взорвалась бомба. Животные будто сошли с ума. Крупные самцы бросались на стены, раскурочивая толстые прутья решеток, словно те были тростинками. Самки встали впереди своего выводка, широко скаля зубы и угрожающе рыча на всех, кто близко подходил к загону. А щенки покрупнее, те, кто находился уже в отдельных клетях, громко скуля, забились в углу. И все кьяры чутко прислушивались, будто слыша предсмертную песню своих собратьев, при этом какофония звуков издаваемых всеми сразу не прекращали бить по ушам, словно молотом по наковальне. Удивительно, что они во всем этом шуме хоть что-то услышать. Через полчаса все закончилось также резко, как и началось.
  - Что это было? - спросил Минас, осматривая решетки двух первых крупных самцов.
  - Не знаю, но подозреваю, что за защитным пологом произошло сражение их сородичей. Так как по их поведению было видно, что они пытаются защитить свою стаю от опасности. - Ответил я, осматривая дальние загоны с животными. - Здесь все в порядке. Никто из животных не пострадал, даже клети целы. Что у тебя?
  - Гром сбежал, - крикнул Минас, выбегая из общего загона.
  - Стой! - закричал вслед другу, но он уже меня не слышал.
  Тихо выругавшись на ситуацию в целом и бестолкового друга в частности, побежал вслед за Минасом. Вот ведь знает, что вожак слушается только меня и то через раз, но все равно несется вперед.
  Выбежав на улицу, на мгновение замешкался у выхода, пытаясь перестроить зрение, привыкшего к сумраку загона. Проморгавшись, увидел, как друг забегает за угол, направляясь к боевой арене. Тут же рванул за ним. И еле успел оттолкнуть парня, который бежал на Грома, который угрожающе рыча, несся ему на встречу. Но сам не успел отскочить, и огромная туша вожака-кьяра сбила с ног. Я не удачно упал на правую руку, сломав ее. Но отстраняясь от боли, резко откатился в сторону от вожака и одним рывком встал на ноги. Я не должен показывать боль этому животному, иначе он вообще перестанет меня слушаться. Слишком трудно было завоевать его уважение и заставить признать меня своим хозяином. Если сейчас проявлю хоть какую-то слабость, то потеряю контроль над ним навсегда и возможно даже свою жизнь.
  Встав перед вожаком, в черных глазах которого на дне зрачка играло багровыми всполохами безумство, я спокойно холодным властным голосом приказал:
  - Гром, стоять! Вожак угрожающе зарычал и пригнулся к земле, капая слюной на землю из открытой пасти. Он приготовился к нападению. Я повторил команду чуть громче. Кьяр зарычал еще громче. Это была проверка. И я должен ее пройти.
  - Гррррром! - прорычал я, используя возможности от своей природы полуоборотня, - я прррриказываю стоять!!! Вожак заскулил, его глаза стали обычными, черными как беззвездная ночь. Он припал на передние лапы, низко опустив голову. Тем самым показывая, что подчиняется мне... пока. Этот раунд остался за мной. Он иногда устраивает мне такие проверки, надеясь, что я когда-нибудь покажу свою слабость и отступлю.
  - Иди на место! - приказал ему я.
  И он безропотно повиновался. Только закрыв Грома в другой клети и выбравшись из загона, позволил себе слабый стон. Рука нестерпимо ныла и болела, поэтому я, придерживая правую руку здоровой левой, буквально бежал в медблок.
  Ворвавшись в помещение, я оглядел его и увидел молодую нагую девушку, стыдливо прикрывавшую свои прелести. Её пшеничного цвета волосы длинной до талии прикрывали высокую грудь. Невысокая блондинка, хрупкая с большими глазами цвета безоблачного синего неба, смотрела на меня с легким испугом и настороженностью.
  - Девушка, почему мы с вами еще не знакомы? - промурлыкал я, разглядывая ее точеную фигурку.
  - Твой Бог бережет тебя, глупое создание. - Ответил этот ангел, медленно продвигаясь к водяному матрасу, тем самым увеличивая расстояние между нами.
  Я нахмурился. Мне никто никогда не дерзил. Наоборот, все пытались заслужить мое расположение. Ведь я как никак сын главы клана и все еще не женат.
  - Да ты хоть знаешь, кто я? - прищурившись, я стал более внимательно рассматривать незнакомку.
  - Пуп этой планеты? - ответила девушка, все еще продвигаясь к матрасу.
  Во мне вскипела злость на дерзость этой девицы. Кто она такая, что смеет так со мной разговаривать. Все поплыло перед глазами от вспышки ярости и не улёгшегося раздражения после схватки с кьяром. Краем сознания заметил, как при ее приближении к водяному лечебному матрасу цихлиды рванули на дно, и удивился такой реакции. Эти безобидные и любопытные создания еще никого в моей практике так не боялись, даже чувствуя в нас хищную природу.
  Непроизвольно сжал кулак на здоровой левой руке и сделал шаг вперед, чтобы выяснить у этой особы кто она такая. Она взвизгнула и быстро забежала за матрас.
  Меня удивила такая реакция. Ведь каждая женщина на этой планете знает, что причинить вред мужчина не может, как бы он не был зол. Проморгавшись, сгоняя пелену раздражения и злости, принюхался и уловил запах страха, исходящий от девушки.
  Никогда до этого момента я не ощущал ничего столь ошеломляющего как этот запаха. Меня разрывали противоречивые чувства. Хищник во мне требовал догнать её, загнать в угол желанную добычу и медленно с наслаждением смаковать этот удивительный запах жертвы. Но моя человеческая часть вопила о неправильности происходящего, заставляла утешить, успокоить и защитить продолжательницу рода, тем самым взяв ответственность за ее судьбу.
  И словно в насмешку моим тайным желаниям, незнакомка забилась в угол, обняв руками ноги и уткнувшись лицом в острые коленки.
  Моя животная половина возликовала, подталкивая к дальнейшим действиям. А другая часть просто рвалась схватить девушку в охапку и унести в свое жилище, никому не показывая.
  Я настолько погрузился в собственные разрывающие на части ощущения, не прекращая принюхиваться, что едва заметил, как девушку уже охватила паника, переходящая в тихий ужас. Она начала поскуливать от страха, а ее тело сотрясала дрожь.
  Эта картина немного помогла привести мысли в порядок. Меня передернуло от отвращения к самому себе за столь примитивные мысли. Затем появилась злость на самого себя. Ей на смену пришли недоумение и растерянность от непонимания, что в моих действиях так напугало незнакомку. Такого коктейля эмоций я не испытывал никогда.
  Пытаясь совладать с чувствами, я вздрогнул от веселого оклика Риэл, которая принесла одежду девушке. Целительница тихо принюхалась, нахмурилась и, оценив ситуацию, спросила холодным тоном у меня:
  - Что тут происходит?
  - Я пришел сюда с внутренним переломом кости на правой руке, которую повредил на спарринге. - Соврал о причине травмы я, боясь испугать незнакомку еще и наличием у нас кьяр. - Тебя не нашел, а увидел здесь эту ненормальную. Я с ней начал флиртовать, а она - язвить. А потом она вдруг меня испугалась и забилась в ужасе в углу. Я даже пошевелиться не решался, чтобы ей еще хуже не стало.
  Целительница подошла к незнакомке и стала выяснять причину такого поведения.
  Как оказалось, что она еще в пору своей юности стала свидетельницей ужасной сцены насилия над ее подругой оборотнем, и я несознательно стал причиной всколыхнувшей ее воспоминания.
  Я тихо выругался и, сказав, что буду позже, ушел в другое помещение. Оно не отличалась ничем от предыдущей комнаты, которую я так поспешно оставил. Голые белые стены, чистый стерильно белый пол, ровный белесый, словно туман, свет и операционный стол прямо посередине - вот и все, что здесь было.
  Я сел на стол и стал анализировать ситуацию и прислушиваться к своим ощущениям. Эта девушка впервые заставила меня почувствовать себя беспомощным. Я так привык все контролировать, что в данной ситуации просто растерялся и не знал, что делать. Тот шквал эмоций, что с первых же минут встречи с нею накатил на меня, чуть не снес все мое самообладание. Она словно огонь завораживает своей красотой, зажигает во мне бурю противоположных чувств и не осознает, что так же опасна именно тем, что сводит на нет все мои усилия по восстановлению контроля над разумом.
  И впервые за всю свою жизнь мне хочется единолично обладать женщиной. Раньше даже мысли не возникало о создании пары, хотя от предложений не было отбоя. Я брал, что предлагали и не чувствовал ничего, если видел как та женщина, что вчера лежала в моих объятиях, сегодня ластится к другому мужчине. Но, когда я представил незнакомку с другим мужчиной, во мне рождалась ярость, хотелось все крушить, а сопернику переломать все ребра. Когда вошла Риэл, я горько вздохнул над своими мыслями и понял, что моей свободе пришел конец. Она будет моей.

Глава4. Ошибка.
  Приняв у Риэл сумочку-хамелеон, я вышла за моей провожатой в коридор. Артефакт Талитха, который был в виде тонкого кружевного браслета из серебра, был по-прежнему на запястье правой руки. Только хозяин может прикасаться к нему, поэтому целительница его не смогла снять.
  Коридор радовал глаз яркой зеленью стен и нежно салатовым цветом пола. В отличие от помещения, коридор был освещен теплым солнечным светом, и я заметила, как кожа шриамки будто светится изнутри. Потом я вспомнила, как дедушка рассказывал мне о том, что отличительной особенностью этих воительниц является особенный запах, исходящий от них при приближении мужчины к ним и сияющая кожа. Постаралась незаметно подойти к девушке и принюхалась. На мой взгляд, она ничем не пахла вообще. Решила, что может надо подойти еще ближе, почти впритык. И, ускорив шаг, подошла вплотную к спине провожатой и опять втянула в себя воздух. Результат оказался непредсказуемый.
  Она по-прежнему ничем не пахла, но видимо ощутив мои действия, резко развернулась, схватила меня за горло, потом прижала к стене и начала обнюхивать мое лицо.
  От такого поворота событий я опешила и не знала, что делать. А девушка, продолжая шумно втягивать воздух, лизнула меня в щеку и так же резко отпустила мое горло и отступила на шаг. Я от неожиданности покачнулась вперед и практически уткнулась лицом в вырез на груди. В таком виде нас и застала идущая вслед за нами Риэл.
  Даже не представляю, что подумала подруга, увидев, как я стою, уткнувшись в немаленькую грудь Мирры, которая застыла по стойке смирно.
  Я перевела взгляд с ошарашенного лица целительницы на чем-то уж очень довольную воительницу и сказала, глядя в ее виноградные глаза :
  - А ты ничем не пахнешь.
  Теперь уже на меня смотрели две пары удивленных глаз.
  - Хм! - это все, что смогла сказать моя подруга. А шриамка только приподняла бровь, молча требуя пояснений.
  - Ну, я где-то читала, что женщины-шриамки источают особенный аромат, который сводит мужчин с ума. Вот я и хотела проверить информацию. - В конце фразы я настолько смутилась, что у меня горели не только щеки, но и уши.
  - Это правда! Мы вырабатываем феромоны, которые вызывают сексуальное желание у других. Но так как тебя, видимо, не привлекают женщины, ты ничего не чувствуешь. Возможно, наши мужчины во время брачного отбора покажутся тебе более ... ароматными, - с усмешкой ответила Мирра.
  - А мне обязательно присутствовать при этом отборе? - с надеждой уточнила я.
  - Это решит Глава Клана, - ответила мне уже подруга. А потом, подойдя чуть ближе ко мне, уточнила, - А что пахнет только грудь?
  - Нет, просто я оступилась и неловко приземлилась, - краснея от макушки до пяток, ответила я.
  И мы пошли дальше. Но через пару дверей, украшенных изумрудными узорами по контуру, она нас оставила, сказав, что ее ждет Келер со сломанной рукой.
  - Как она узнала, где он находится? - спросила я воительницу.
  Но та шла молча рядом со мной с задумчивым лицом и искоса бросала в мою сторону непонятные взгляды. Я уже отчаялась услышать ответ, как Мирра ответила:
  - По запаху. Она его просто учуяла.
  - Как это? - удивилась я. - Ведь она просто человек, пусть и маг Жизни.
  - Она прошла посвящение. Теперь она почти такая же, как я, только обладает магией и слабее физически. - Пояснила мне шриамка.
  - Понятно. - Коротко ответила я, хотя ничего мне было не понятно. Решила, что потом выясню у подруги подробности.
  - А зачем ты меня обнюхивала и лизнула? - задала я вопрос, который мучил меня уже несколько минут.
  - Ты так вкусно пахнешь шоколадом, - промурлыкала воительница, - что я не удержалась и попробовала тебя на вкус.
  Я нахмурилась, прокручивая последние события, и пытаясь вспомнить, когда успела поесть шоколад, который впрочем, является моей слабостью, и не могла припомнить. Потом перебрала в уме все те склянки с кремами и мазями, которыми пользовалась в душе. Но и там ничего подобного не было. И тут до меня дошло, что видимо девушку, привлекают особи своего пола, и я ей понравилась. Эта мысль не привела в восторг. И я немного отошла в сторону от нее, увеличив на шаг расстояние между нами. Мой маневр не укрылся от шриамки и она лишь проказливо улыбнулась, но приближаться не стала.
  Мы прошли еще пару поворотов и наконец, вышли из небольшого одноэтажного здания серебристого цвета с овальными окошками, которым и являлась местная больница.
  Под окнами здания раскинулся изумрудный ковер травы, часто перемежаемый яркими пятнами цветов разного вида. Здесь были как известные мне: мохнатые стебельки лиловых эдельвейсов весело перекликались с розами разных цветов, форм и размеров; неприметные маргаритки соседствовали с ароматными гиацинтами; нежные лилии словно обнимались с тонкими стебельками ирисов. А также невиданные мной нигде два вида цветов: одно растение было высотой полметра, на котором гроздьями висели красные шары-бутоны. Подойдя поближе, я заметила, как пару таких бутонов раскрылись. Они были похоже на нежно сиреневые розы с длинными красными тычинками. От них шел свежий аромат озона, будто только что прошла гроза. А другое неизвестное мне растение было невысоким, всего двадцать-двадцать пять сантиметров, но таким ярко-алым, словно горящий огонь. Я поднесла руку к цветку, похожему на пушистую хризантему и почувствовала тепло, исходящее от бутона. А потом вдруг жар начал нарастать, цвет бутона менялся от алого к оранжевому оттенку с искрами пурпура. И в какое-то мгновение цветок вспыхнул ярко красным, что глазам стало больно, и осыпался пеплом на землю.
  - Я его даже пальцем не трогала! - отскочив от останков красивого некогда цветка, вскрикнула я.
  - А этого и не требовалось, - хмурясь, ответила Мирра. И видя искреннее беспокойство в моих глазах, с улыбкой пояснила: - Это цветок называется 'Пламя Феникса'. Он цветет тысячу лет, а потом сгорает во вспышке пламени, оседая пеплом, как птица, в честь которой его и назвали. И возрождается вновь через пару дней. Мало кому из нас удалось увидеть это чудо. Тебе повезло.
  И тут справа раздался торжествующий рык. Мы одновременно повернули в ту сторону головы и увидели прыгающую возле защитного полога Лилит.
  Она, увидев, что привлекла наше внимание, еще раз прорычала и подпрыгнула пару раз, напоминая этим собаку, радующуюся приходу хозяина, только хвостом не виляла. И мне показалось, что на ее мордашке была довольная улыбка.
  Мирра задумчиво покачала головой и сказала:
  - Я впервые вижу такое поведение у дракона.
  - Я тоже, - поддержала ее я.
  - Ладно, пойдем в город. - Развернувшись, бросила воительница.
  Когда мы вышли за пределы резного белого заборчика, ограждающего территорию больницы, я увидела унылый пейзаж все той же золотистой пустыни.
  - Как же здесь прижились растения? - поинтересовалась я у спутницы.
  - Все просто. Это заслуга Риэл. Она же маг Жизни. Вот и устроила в своих владениях кусочек рая, как она его называет.
  - А что это за цветы с запахом озона? - продолжила расспросы я.
  - Это бульвегия жизни. Она была выведена целительницей для улучшения воздуха в помещениях. - Пояснила Мирра.
  Дальше уже шли молча. Минут через десять показался город.
  Город Шриам оказался одним огромным зданием, похожим на дворец. Он состоял из высоких столбов-трубок, заканчивающихся шпилями; а по бокам, словно ветки дерева, были прикреплены эллипсообразные квартиры разных размеров. Те квартиры, что были на первом этаже ближе к земле между собой соединены полупрозрачными коридорами круглой формы. И уже от них шли бирюзовые стволы-трубки с синими прожилками, проходящими вверх до конца шпилей. В этих синих прожилках циркулировала чистая энергия.
  Стены здания под лучами полуденного солнца переливались всеми цветами радуги, завораживая своей красотой и гротескностью.
  Мы подошли к ступеням, которые вели к главному входу этого величественного здания-города. Сама лестница без перил была сделана из редкого черного мрамора с голубыми прожилками. Главные ворота из черного дерева оказались расписаны ультрамариновыми древними символами местного наречия. Даже мой адаптер-переводчик, вшитый под кожные покровы на сгибе локтя, позволяющий понимать другие языки и переводящий мои слова, не смог расшифровать их.
  При нашем приближении ворота открылись, как и на корабле у пиратов, и мы вошли в здание. Мы шли полупрозрачными круглыми коридорами, не останавливаясь.
  - Здесь находятся лаборатории, общие столовые, комната техников, общие купальни, - перечисляла Мирра, показывая на одинаково бирюзовые двери, располагающиеся на достаточно большом удалении по обеим его сторонам. - Там в самом центре города находится тронная зала, где собираются все жители города по особым случаям.
  Я посмотрела в сторону коридора на этот раз уже с белыми стенами, который заканчивался большими воротами из белого мрамора с золотыми прожилками.
  - Ну, пойдем к техникам за доступом в твой дом, - прервала мое созерцание Мирра и потянула меня влево, уводя все дальше вглубь города.
  - Что значит за доступом? - пыталась понять я.
  - Те эллипсоидные ветки-помещения, это космические корабли, которые прибыли на нашу планету, до закрытия защитного полога. Есть и новые, но их очень мало.
  - Как же тогда они крепятся? - с разгорающимся любопытством уточнила я.
  - Наши техники вынимают панель управления корабля и с помощью сердца города, а по-другому генератора, просто сливают с основным стволом-трубкой. - Пояснила моя спутница. - Тебе выдадут карту доступа, чтобы ты могла заселиться в новое жилище-корабль.
  Так за разговором мы подошли к неприметной серой двери. Двери открылись при нашем приближении к ним почти вплотную, и перед нами предстали трое накаченных полуголых мужчин.
  Двое из них были местными жителями. Почти все в них было одинаково: по-кошачьи плавные движения, чуть раскосые глаза, волосы до лопаток черного как вороново крыло цвета, чуть сияющая смуглая кожа, широкие плечи и узкая талия, черная кудрявая дорожка, спускающаяся от пупка вниз, что выдавало в них братьев. Один был выше почти на голову и глаза его были насыщенного серого цвета. А второй брат был пониже с карими теплыми глазами и ямочками на щеках, которые можно было заметить, когда он улыбнулся белозубой улыбкой.
  Все трое с голыми торсами склонились над виртуальным монитором, эмоционально споря, как могла защита впустить постороннего.
  При нашем появлении они все повернулись и стали с любопытством рассматривать меня.
  Мой взгляд лишь мазнул по двум братьям, останавливаясь на третьем мужчине, находящемся в помещении.
  Он был крупнее братьев. Нет, не выше ростом, в этом он был наравне с первым братом, где-то около метра восьмидесяти сантиметров.
  Незнакомец был мускулистый и подтянутый, видно постоянно занимался собой. Волосы темно-каштанового цвета были коротко острижены, невысокий лоб расчерчивали три горизонтальные морщинки, широкие скулы покрывали жесткие волоски щетины, а пухлые губы, на данный момент были вытянуты в тонкую линию.
  Но мое внимание привлекли его темные карие глаза. Они будто затягивали в свой омут, обещая райское наслаждение, если доверишься и шагнешь им навстречу.
  Я непроизвольно облизала губы и чуть подалась вперед. По телу прокатилась теплая волна возбуждения.
  Мое воображение расшалилось, и я представила, как мужчина в два шага преодолел разделяющее нас расстояние. Резко притянул меня к себе и поцеловал жестко, властно, подчиняя. Одна рука его обнимала мою талию, другая держала крепко волосы на затылке, не позволяя мне отстраниться и на миллиметр.
  Мои глаза подёрнулись мечтательной дымкой, дыхание участилось, словно я долго бежала без остановки, а сердце пустилось вскачь.
  И я поняла, что влюбилась, а это значит только одно, этот мужчина крупно попал.
  Сразу вспомнила Тима. Мою первую любовь.
  Он переехал на соседнюю улицу, когда мне было пятнадцать лет. Ему же было уже семнадцать. Светловолосый высокий с умными янтарными глазами и солнечной улыбкой, он очаровал меня с первых же минут знакомства. Он как-то сразу сдружился со своим сверстником Ником, моим соседом справа. Они везде ходили вместе.
  И как-то раз Тим пригласил нас на свой первый день рождения на новом месте.
  Я решила поразить парня и пошла узнать, что именно нравится моему кумиру, чего бы он хотел.
  - Ник, ты ведь хорошо успел узнать о пристрастиях Тима? - за день до торжества спросила я соседа.
  - Конечно. А что ты хотела? - недовольно уточнил Ник.
  - Понимаешь, он мне очень нравится и я бы хотела произвести на него хорошее впечатление. - Краснея призналась я. - Хочу, чтобы он пал к моим ногам.
  Сосед на мгновение задумался, нахмурившись, а потом, сияя улыбкой ответил:
  - Он мечтает о летучих мышах с планеты Земля. Я хотел ему сам подарить, но раз у тебя чувства, - на этом слове он скривился, но быстро взяв себя в руки, продолжил - отдаю эту идею тебе.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я парня и побежала в магомаркет заказывать этих противных, на мой взгляд, тварей.
  Кто бы знал, чем это все закончится.
  Как оказалось Нику, давно нравилась я, и он решил отомстить мне за безответную любовь. Тим просто панически боялся мышей, а летучие твари приводили его просто в ужас.
  На самом празднике было всего двое гостей, я и Ник. Когда пришел черед разворачивать подарки, Тим сначала открыл презент друга.
  Это была бейсбольная бита для игры, которая пришла к нам с Земли и была очень популярна в тот период. Он долго благодарил приятеля, так что я даже начала нервно переминаться с ноги на ногу. Но вот он повернулся ко мне, прислонив биту неподалеку к столу и начал открывать мой подарок.
  Мы с Ником застыли в ожидании реакции. Как только крышка коробки открылась, оттуда вылетели четыре летучие мыши, которые до этого момента находились в спячке.
  Они с пронзительным визгом напали на первого попавшегося им врага, им же и оказался ошеломлённый Тим.
  Он начал кричать, отбиваясь от них руками и бегать на лужайке, где проходило торжество.
  Я же недолго думая, решила спасти своего возлюбленного. Схватила биту и побежала отбивать любимого от лапок мерзких мышей.
  Но я сама их побаивалась. Поэтому закрыв глаза, я сама не хуже этих тварей завизжала и начала размахивать бейсбольной битой.
  Мне показалось, что я пару раз даже попала. Поэтому через некоторое время я решилась открыть глаза и закрыть рот.
  Первое, что я увидела, это то, что мое желание сбылось. Возлюбленный Тим лежал у моих ног в прямом смысле этого слова только без сознания.
  Оказывается, когда я побежала спасать своего любимого, летучие мыши от моего крика разлетелись в разные стороны. И я махала битой просто так.
  Тим пытался докричаться до меня, что все уже в порядке; но я так громко визжала, что ничего не слышала.
  Тогда парень попытался отобрать у меня свою биту, в чем тоже не добился положительного результата.
  Я первый раз попала ему по руке. А при повторной попытке возлюбленного отобрать сие грозное оружие, я ударила его по голове. После чего он кулем упал к моим ногам.
  Все это мне потом поведал хохочущий Ник, когда мы пытались привести парня в чувство.
  Из воспоминаний меня выдернуло шумное дыхание трех местных жителей и одного демона полукровки.
  Да-да, мужчина так мне приглянувшийся, что одним своим видом заставил тело предать хозяйку, оказался наполовину демоном.
  Об этом свидетельствовали удлинившиеся клыки, ставшие узкими как у кошки зрачки и полыхающее красное пламя в потемневших карих глазах.
  У чистокровных демонов есть еще небольшие рожки на лбу, сантиметра два-три, гладкий хвост с кисточкой на конце и удлиняющиеся когти на руках.
  К слову, когти и клыки удлинялись у демонов во время ярости и гнева, а вытягивающийся в щель зрачок и всполохи огня в глазах свидетельствовали о крайней степени бешенства.
  Я перевела взгляд с таких пленительных глаз, в которых сейчас бушевал костер, на мускулистые руки, сжатые в данный момент в кулаки до такой степени, что побелели костяшки.
  И только сейчас заметила на нем антимагические браслеты.
  - Я сказал, чтобы Рагная никого не посылала! - прорычал глубоким бархатным голосом, так не вязавшимся с внешностью, полудемон, продолжая с ненавистью смотреть на меня.
  - Остынь, Изар! - промурлыкала Мирра, подходя к нему ближе. - Она новенькая. Ее никто не посылал. Мы за доступом.
  - Куда на этот раз? - уже более мирно спросил полудемон.
  - На твой корабль, - ехидно улыбаясь, девушка провела ногтями по его мускулистой груди.
  И он вновь с ненавистью посмотрел на меня, словно я была причиной всех несчастий свалившихся ему на голову.
  И мне так обидно стало. Я ведь ничего ему не сделала. Ну, по крайней мере, еще не успела. И я, мило улыбаясь, спросила глядя ему в глаза:
  - А что этот демоняка натворил, что на него браслеты надели?
  Изар дернулся в мою сторону, но его успел схватить за руку кареглазый брат.
  - Не твоего ума дело! - прошипел полудемон.
  - А он у нас уже два раза сбежать пытался с помощью магии. - Охотно поделилась информацией Мирра.
  - А разве на него не действуют ваши феромоны 'счастья', от которых мужчина сходит с ума и делает все, что только не пожелаете? - удивленно спросила я девушку.
  - Видишь ли, на нем защитный артефакт, который дает ему иммунитет от нашего влияния, - сказала воительница, обнимая Изара сзади. - А как ты знаешь, артефакт может снять только его владелец. А Изар никак не хочет с ним расставаться.
  Мужчина поморщился на столь наглое поведение женщины, но ничего не сказал.
  Я внимательней присмотрелась к мужчине, выискивая артефакт. Но каково же было мое удивление, когда я рассмотрела бриллиантовую сережку, которую ошибочно назвали артефактом.
  Это был защитный амулет, очень сильный. Но снять его можно было сейчас самим, так как в отличие от артефакта, защита от несанкционированного снятия амулета пропадала, когда на его носителя одевали антимагические наручники.
  И вот я с торжествующей улыбкой посмотрела на мужчину и сказала:
  - А кто вам сказал, что это артефакт?
  С какой-то радостью наблюдала, как меняется лицо Изара. За какие-то считанные секунды промелькнуло столько эмоций: от удивления, осознания моей власти, гнева, отчаяния до какой-то обреченности в глазах.
  - Так Риэл и сказала, - посмотрев на меня из-за плеча мужчины, ответила Мирра. - А что не права была она?
  Тому, что Риэл ошиблась, я не удивилась.
  Она как маг, обладающий силой, мало времени уделяла теории, сосредоточившись на практике.
  Я же в силу того, что могла только определять магический фон и никаких зачатков магии не имела, усиленно изучала амулеты, артефакты и их свойства. Должна же я была себя как то защитить.
  Я уже без тени улыбки смотрела в глаза полудемона, полные мольбы и надежды, и тихо сказала:
  - Да нет, все правильно. Просто стало любопытно, откуда в закрытом мире знают об артефактах.
  Мужчина чуть слышно выдохнул от облегчения и благодарно мне улыбнулся.
  - А зачем же сбегать два раза, если все равно не сможешь пройти защиту полога? - задала я вопрос, уводя от скользкой темы.
  - Да он все время на свою магическую силу надеялся. - Продолжала просвещать меня девушка. - Последний раз даже пострадал сильно. Пришлось антимагические браслеты надеть.
  - Вот как? А что ему здесь плохо живется? - продолжила узнавать я.
  - Не знаю, что ему надо. Ведь только дурак может желать сбежать отсюда. - Пожала плечами воительница.
  'Правильно я же не дурак, я - женского пола', - подумала я, скривившись от последних слов девушки.
  Это не укрылось от внимательного взгляда Изара и он понимающе хмыкнул.
  Я сразу постаралась вернуть вежливую улыбку на лицо, чтобы о моих намерениях не стало известно всем присутствующим.
  - А что можно как-то обойти защиту полога? - как бы невзначай спросила я.
  - Вообще-то сквозь полог может пройти только Хранительница клана Рагная или ее потомок по женской линии. - Задумчиво изучая меня, ответила Мирра, отпуская из своего плена полудемона и выходя из-за его спины. - Но ведь ты как-то смогла это сделать.
  - Эта та крошка, что прошла защитный полог? - вмешался в наш диалог сероглазый брат.
  - Да, она самая. - Подтвердила девушка. - И как же у тебя это получилось?
  Я лишь неопределенно пожала плечами и ответила:
  - Не помню! Меня выкинули с корабля пираты. Я потеряла сознание от шока, а проснулась уже здесь на водяном матрасе.
  - Ну-ну, - только и сказала воительница.
  Не говорить же ей, что я внучка того великого мага, который и устанавливал этот защитный полог, что не впускает и не выпускает никого, кроме Хранительницы данной расы и потомков моего деда.
  Мой дед, Стефан Винчестер, предусмотрительно вложил в заклинание помимо крови Хранительницы и частичку своей крови.
  И был прав, так как отпускать его, как они договорились с Хранительницей, никто не собирался. Конечно же, им было жаль отпускать столь могущественного мага.
  Поэтому, мой дед и телепортировался следующей ночью на мою родную планету Триан.
  Именно благодаря предосторожности Стефана, я смогла пройти сквозь полог.
  А Изар как-то по новому посмотрел на меня, будто оценивая, пробежался своими чудесными глазами по моей фигуре с ног до головы. А потом, прищурившись, посмотрел мне прямо в глаза уже с любопытством и заинтересованностью.
  - Ну ладно. Давай доступ к жилищу, Изар, и мы пойдем. - Прекращая беседу, проговорила девушка. - Нам еще надо подготовить Лану к аудиенции Хранительницы.
  И получив карту-доступ, мы отправились на самый верх одной из бирюзовых стволов-трубок. Чистая энергия, искрящаяся всеми оттенками синего, в несколько секунд подняла нас на пятый этаж здания.
  Пока шли по прозрачному круглому коридору, я решила выяснить странную реакцию полудемона.
  - Послушай, Мирра, а почему так взбесился Изар, когда мы только вошли?
  - А-а-а, просто твое желание при виде этого красавчика, только аносмик бы не учуял. - Прохихикала как маленькая воительница. - Ты просто благоухала молочным шоколадом. Куперт и Курт тоже облизывались, я сама видела. Это те два брата, что были в лаборатории.
  - А что для Изара я воняла, получается? - краснея, возмутилась я. - Или он шоколад ненавидит?
  - Ну что ты, - приобнимая меня за плечи, успокаивала меня девушка, - ты для каждого пахнешь по-разному. Кто что любит больше всего. При сильных эмоциях твой запах усиливается, соответственно и благоухать ты начинаешь сильнее.
  - Тогда почему же он разозлился? - недоумевала я.
  - Просто Рагная - наша Хранительница, давно на него глаз положила. А он никак на ее ухаживания и внимание не реагирует. Она даже мужем его сделать хотела, но ничто его не прельщает.
  - А я здесь причем? - удивленно посмотрела на спутницу.
  - А при том, что Рагная посылает к нему молоденьких девушек, надеясь, что он хоть к одной из них воспылает чувствами. А уже потом она смогла бы поделиться своей 'добычей' с Хранительницей. Ведь у нас принято, если ты добилась близости с мужчиной добровольно, то он становится твоей собственностью. - Продолжила просвещать меня Мирра. - Вот он и подумал, что ты очередная засланка.
  - Вот только не надо меня так называть, - сбрасывая руку с плеч, ответила я.
  Девушка даже бровью не повела, лишь еще шире улыбнулась.
  - А почему она не может его заставить быть с ней. - Поинтересовалась я.
  - Ты что, - смешно округлила глаза Мирра, - у нас так не принято. Да и что она будет за женщина, если не может лаской и хитростью завлечь в свои сети понравившегося мужчину?! Тем более Хранительница клана? Она потеряет уважение у своего племени.
  - А-а-а, у нее просто ущемлена гордость, поэтому она его так долго добивается. - Предположила я. - Кстати, сколько длится их противоборство?
  - Да как попал к нам, уже два года. - Подходя к черной двери, ответила воительница. - Тут не только в гордости дело. Просто он очень сильный маг, и она надеется, что их дитя тоже будет обладать магией. Ты же знаешь, что наша раса не обладает никакой магией. А Рагная хочет передать власть магически одаренному потомку, чтобы контролировать полог еще больше.
  - Понятно. Это его корабль? - спросила я, оглядывая красные руны, которые будто горели на черной двери.
  - Да. Вот тебе доступ, открывай сама. Чтобы карта запомнила хозяйку. - Протягивая небольшую с ладонь тонкую пластину черного цвета, проинструктировала меня Мирра. - Поднеси ее к центру двери и подержи несколько секунд.
  Я приложила карточку к центру двери, она вспыхнула красным светом, на время, ослепив, а затем погасла. Когда я протерла слезящиеся глаза, то карточки уже не было.
  Я перевела испуганный взгляд на воительницу. Но она меня успокоила:
  - Посмотри на свою ладонь.
  Я увидела, что на правой ладони, где я держала карточку, появилась красно-черная вязь татуировки.
  - Что это? - ошарашенно спросила я. - Это навсегда?
  - Теперь только ты имеешь доступ к своему жилищу. И да, это навсегда. Или, по крайней мере, до конца твоих дней.
  - Вот уж обрадовала, - пробурчала я, пытаясь стереть рисунок.
  Увлекшись процессом оттирания татуировки, я высунула кончик языка, прикусив его с правой стороны. Эта вредная привычка сохранилась еще со школы, когда я на чем-то заинтересовывала свое внимание.
  - Кхм, - раздалось деликатное покашливание.
  И я повернула голову вправо. Там в коридоре недалеко от нас шагах в десяти стоял мой утренний беловолосый ужас.
  - Привет, Келер! - поздоровалась Мирра. - Какими судьбами?
  - Иду к себе, - рассматривая меня, ответил мужчина, - Риэл сказала полежать пару часов, чтобы лучше срослись кости.
  - А это наша новенькая Лана, - представила меня девушка.
  - Да виделись уже, - ухмыльнулся блондин.
  - Вот как?! Быстро же ты.- Восхитилась моя спутница.
  - Что надо сделать, чтобы войти?- спросила я у приятельницы, избегая смотреть на мужчину.
  Так и чувствовала его взгляд льдисто-голубых глаз, который будто стал материальным и ощупывал мое тело. По спине пробежал холодок и я непроизвольно передернула плечами.
  - Поднеси ладонь с татуировкой к двери, - тихо сказала Мирра, от которой не укрылась моя реакция.
  Я поднесла к двери ладонь с красно-черной татуировкой. Дверь тут же открылась. И я как можно быстрее юркнула внутрь и остановилась, ожидая, когда за мной пройдет Мирра. Через несколько секунд услышала, как девушка спросила:
  - Чем ты ее успел напугать?
  - Это не я, - начал оправдываться мужчина так тихо, что мне пришлось подойти ближе к выходу, чтобы расслышать его, - просто плохое стечение обстоятельств.
  И я ему была благодарна за то, что он не стал распространяться о моей утренней выходке. Ведь, по сути, он не виноват не в чем. Просто так получилось, что он первый мужчина его расы, который мне встретился.
  - Не хочешь, не говори, - ответила девушка и зашла ко мне.
  Дверь в мое жилище закрылась за ней. И только тут она заметила, что я стою у входа с покрасневшим от стыда лицом.
  - Ты сейчас пахнешь шоколадом с миндалем, - наклонившись, почти у самого уха прошептала мне Мирра.
  Что-то меня уже начало беспокоить ее явное внимание к моей скромной персоне.
  - Меня не интересует девушки, - хмурясь, я слегка отстранилась от воительницы.
  - Расслабься, я помню, - улыбаясь, ответила девушка, - хотя очень жаль. Но можешь не беспокоиться, у меня есть пара. Просто ты так мило краснеешь, когда я с тобой флиртую, а пахнешь при этом просто обворожительно.
  - Не делай так больше, пожалуйста, - попросила я.
  Девушка лишь пожала плечами, но отступила от меня,давая возможность осмотреться.
  Я огляделась. Мое жилище было огромным. Гостиная, в которую мы попала, как только вошли, была сделана из черного, как дверь, материала, которому я не могла дать название.
  Он будто был живой, теплый, упругий, но в тоже время твердый как скала.
  По всему помещению тянулся теплый уютный желтый свет, смягчая черноту стен и пола. Мебели здесь было тоже не много. Посередине комнаты стоял полукруглый кожаный диван бежевого цвета с красными, черными и бежевыми декоративными подушечками. Перед ним находился прозрачный хрустальный столик с декоративными изогнутыми ножками. На столике лежал пульт от видеовизора. А напротив дивана стояли колонки от того же видеовизора.
  Я перевела взгляд на девушку и заметила, что она тоже с большим интересом рассматривает комнату.
  - Ты здесь впервые? - спросила я.
  - Да, - Мирра помолчала немного, потом продолжила, - видишь ли, сюда никто не мог попасть, кроме Изара.
  Поэтому здесь все так, как было на его корабле. После того, как мы вынули панель управления корабля и присоединили его к главному зданию, никто не мог попасть сюда. Даже Риэл пробовала, но у нее доступ остался блокированным. Интересно, почему у тебя получилось?
  - А я откуда знаю? У меня нет никаких магических способностей, так что даже понятия не имею. - Пожала я плечами.
  И ошеломленная ее словами, стояла и думала, что же отличает меня от других девушек, пробовавших попасть сюда. У меня возникли кое-какие идеи по этому поводу, но озвучивать я их благоразумно не стала.
  - Пойдем, тогда осмотрим мои владения, - с напускной веселостью проговорила я.
  - Конечно, - нескрываемым любопытством согласилась моя спутница.
  Мы прошли в неприметную дверь справа от дивана и очутились в спальне. Она своими размерами ничем не уступала гостиной. У ярко алой стены прямо посередине комнаты возвышалась огромная кровать с балдахином яркого красного цвета. На кровати были черные шелковые простыни и мягкие шелковые подушки того же цвета, что и простыни.
  В ней бы поместилась я и еще четверо таких же скульптурных мужчин, как демон.
  - Вот это плацдарм для интима! - восхищенно присвистнула Мирра.
  А я покраснела с головы до ног, представив, как Изар здесь любил не одну женщину.
  - А ты знаешь, что Келер живет недалеко от тебя. Дальше, прямо по коридору и налево? - как бы, между прочим, поинтересовалась девушка.
  - Нет, не знала. - Сглотнула я, - но теперь ты меня просветила. Только вот зачем?
  - Ну, я же вижу, что он на тебя запал. А он видный жених, сын самой Хранительницы. И что-то мне подсказывает, что в этот раз при брачном отборе он, наконец, предложит свою кандидатуру.
  - А что раньше он игнорировал?
  - Да он никогда не стремился попасть кому-то в гарем. Хотя и мужем предлагали стать раз двадцать, наверное. Просто у него и так отбоя от девушек нет, все сами в постель прыгают. Так что смысла не было сковывать себя одной женщиной.
  - Понятно, он ваш местный бабник.
  - Можно и так назвать, - смеясь, сказала воительница.
  - А что он имеет какие-то привилегии по отношению хотя бы к тому же Изару? Ведь если я правильно поняла, то, как только какая-то девушка затащит демона в постель, то сразу становится его хозяйкой. А этот Келер уже стольких затащил сам, по твоим словам, что же он тогда не стал принадлежать хоть одной из них?
  - В этом плане, - обходя кровать по периметру и прикасаясь к шелковым простыням, сказала шриамка, - он действительно имеет больше привилегий, чем чужаки. Сыновья нашего племени могут сами выбирать, когда им сковывать себя оковами гарема. А чужаки - это новая кровь, поэтому не имеют права выбора своей участи. Но им это и в голову обычно не приходит, так как наши феромоны действуют безотказно. В первый раз такой конфуз получился с Изаром.
  Я, слушая пояснения девушки, продолжала осматривать спальню.
  По краям кровати стояли две невысокие тумбочки из красного дерева. На них располагались небольшие светильники в виде горящего пламени.
  У противоположной от кровати стены, слева и справа от входа стояли огромные шкафы из того же красного дерева.
  - А еще говорят, что у девушек много одежды. Да судя по размеру одного то шкафа, можно предположить, что здесь живут как минимум три человека. - Сказала Мирра, осматривая вышеуказанный предмет.
  Она попыталась открыть сей монумент мебельного искусства и с разочарованием сказала:
  - Нет, так не честно. Даже посмотреть нельзя, что там за наряды висят.
  - Давай посмотрим, что еще здесь имеется. - Выходя из спальни, сказала ей я.
  Через полчаса нашей инспекции мы обнаружили, что у меня в жилище имеются: кухня, обустроенная всем необходимым, еще одна спальня, но поменьше, в готическом стиле и большая ванна-бассейн.
  На мой закономерный вопрос:
  - А кто мне будет готовить?
  Получила неприемлемый для себя, впрочем, и для всех остальных думаю тоже, когда они узнают о моих кулинарных подвигах, ответ:
  - Первое время сама, а потом как выберешь: муж или наложники.
  - Нет, так дело не пойдет. Готовить я не умею. У вас есть общая столовая? - с надеждой спросила я.
  - Нет, а зачем? Почти у каждой женщины есть муж, и даже гарем из наложников, которые и занимаются хозяйственными делами.
  - Ты не понимаешь, - простонала я, усаживаясь на высокий стул за кухонной стойкой. - Меня ведь и пираты с корабля выкинули, так как я своей готовкой корабль взорвала.
  Она лишь скептически выгнула левую бровь.
  - Не специально это сделала! - добила я.
  - Ну, хорошо. Я думаю, тебе стоит поговорить об этом с Хранительницей. Может что-то и придумаете.
  Потом Мирра втянула в себя воздух и сообщила, что пришли мастера по пошиву одежды. Я пошла открывать двери и на ходу думала, как же мне узнавать, когда ко мне кто-то придет. Колокольчик что ли повесить.
  Последнюю мысль озвучила вслух и получила невероятный ответ:
  - Как только пройдешь посвящение, то тоже будешь чуять гостей.
  Я даже споткнулась от ее слов.
  - А это обязательно?
  - Ну, если ты не хочешь жить под постоянной охраной и быть лишь сосудом для продолжения рода, то тебе придется пройти посвящение. Так ты станешь одной из нас, и Хранительница будет уверена в твоей преданности. - Проинформировала меня шриамка.
  - Чудессссссненько, - прошипела я.
  Мы вошли в гостиную. Я оглянулась на девушку, молча требуя пояснений, что делать дальше.
  - Просто мысленно прикажи открыть дверь. - Сразу поняла она меня.
  Я не приказывала, как-то интуитивно подумала, что стоит быть повежливее и попросила кораблик открыть двери.
  Дверь бесшумно открылась, и нашему взгляду предстал высокий широкоплечий русоволосый мужчина с сединой на висках лет сорока-сорока пяти, с серыми умными глазами, и миниатюрная девушка-шриамка с копной ярко рыжих волос.
  В руках у девушки был ворох разноцветной ткани разного вида.
  - Проходите, пожалуйста. - Вежливо пригласила я.
  - Лана, это наш самый лучший Мастер по пошиву одежды, Гарольд, и его помощница и в тоже время племянница - Вередит. - Представила мне вошедших гостей девушка.
  - Очень приятно, я - Лана! - поздоровалась с гостями я.
  - Что бы вы хотели приобрести? - спросил низким голосом Гарольд.
  - Чем же я буду расплачиваться за ваши услуги и одежду? - спросила я Мирру.
  - Тебе все бесплатно первые полгода пребывания в городе, потом будут обеспечивать тебя муж и наложники, а дальше может, решишь сама, чем заняться и будешь обеспечивать себя сама. Как, например, Риэл. Она продает свои чудесные цветы.
  - Понятно. Мне необходим комбинезон пару штук, нижнее белье, ночную сорочку, пару маечек и шорты. Не слишком много? - решила уточнить границы моих возможностей я.
  - Да это даже очень мало. - Ответил мужчина. - Обычно берут больше, ведь это бесплатно.
  - Нет, наглеть я не собираюсь. И этого мне будет достаточно. - Твердо смотря мужчине в глаза, сказала я.
  - А еще ей сейчас нужно платье. - Встряла в наш разговор Мирра. - Она ведь к Хранительнице на прием идет.
  - Точно, - согласился Мастер, - значит, сейчас шьем платье, а завтра я принесу все остальное.
  И в этот момент у меня громко заурчало в животе. Покраснев, я проговорила:
  - Извините, с утра еще ничего не ела.
  Мужчина лишь нахмурился и сокрушенно покачал головой, а Мирра, устремляясь к выходу, практически пропела:
  - Вы снимайте мерки, а я попрошу Келера, чтобы он тебе что-нибудь приготовил.
  - Подожди! - крикнула я, но она уже вышла.

*****


  После того как Риэл срастила кость, я направился домой.
  Да, все-таки статус сына Хранительницы дает небольшое, но преимущество перед остальными.
  Другие молодые парни, став взрослыми мужчинами, достигнув двадцатилетия, переезжали в общественное здание. Оно находилось в двадцати метрах от основного здания города и не предполагало даже собственной комнаты.
  В большом двухэтажном здании, которое было построено парнями собственноручно, были небольшие помещения. В каждой такой комнате располагались по три-четыре кровати, у каждой из которых находилась небольшая тумбочка для личных вещей, простой деревянный шкаф для одежды и стол с со стульями.
  На каждом этаже находилась общая столовая, оборудованная всей необходимой бытовой техникой, где каждый мог приготовить себе еду и общая душевая с несколькими кабинками на одного человека.
  Нет, сейчас бы он не смог там жить. Привыкший к свободе и собственному уголку, он благодарил судьбу за то, что родился сыном Хранительницы.
  А встретив по пути к себе ее, своего Ангела, как он называл про себя по-нравившуюся девушку, он готов был каждый день благодарить мать за ту небольшую квартиру, что была в его полном распоряжении и находилась недалеко от жилища незнакомки.
  Он встретил их у корабля Изара, его извечного, но уважаемого за стой-кость и приверженность своим принципам, врага. Его постоянно сравнивали по опасной хищной красоте с этим демоном, но он считал себя привлекательнее этого зверя.
  Мирра стояла, улыбаясь, и с немым восхищением разглядывала его Ангела.
  Впервые он почувствовал ревность. Хотелось спрятать златовласую язвочку, закрыть своим телом, чтобы только самому любоваться девушкой. Он даже шагнул к ней, но в последний момент, собрав всю свою волю в кулак, остановился недалеко от них.
  'Не стоит пугать ее еще больше' - подумал Келер, продолжая наблюдать за девушкой, которая сосредоточенно стирала что-то с ладони, - 'Надо постепенно завоевывать ее расположение и доверие. Сейчас она как дикий зверь, находящийся на незнакомой территории. А уж он-то умеет приручать диких животных, в этом он мастер'.
  Он присмотрелся внимательно и увидел, что девушка пытается стереть татуировку доступа к жилищу. И старается так усердно, что ничего не замечает вокруг, даже забавно высунула язычок.
  Прокашлялся, тем самым раскрывая свое присутствие и отгоняя опасные мысли о том, что можно сделать с этим органом соблазнения.
  Обе девушки повернули головы в мою сторону.
  - Привет, Келер! - поздоровалась со мной Мирра. - Какими судьбами?
  - Иду к себе, - рассматривая девушку, ответил ей - Риэл сказала полежать пару часов, чтобы лучше срослись кости.
  - А это наша новенькая Лана, - назвала имя моего Ангела приятельница.
  - Да виделись уже, - ухмыльнулся я, наблюдая как красавица, смущаясь, отвела глаза.
  - Вот как?! Быстро же ты.- Восхитилась Мирра.
  Тут Лана прервала нашу беседу, спросив как войти внутрь. Было видно, что ей неудобно из-за утреннего происшествия.
  Как только за дверями скрылась Лана, Мирра, прищурившись и уперев руки в бока, спросила:
  - Чем ты ее успел напугать?
  - Это не я, - тихо, чтобы не услышала девушка, сказал я - просто плохое стечение обстоятельств.
  Не хотелось рассказывать никому о случившемся. Тем более мне показалось, что моему Ангелу было стыдно за свой поступок.
  Не прощаясь, я продолжил путь в свое жилище. Хотя чего греха таить, очень хотелось войти вслед за Миррой и посмотреть на новое жилище златовласой красавицы.
  Мое логово, как про себя называл я свое жилище, встретило меня темнотой и пустотой.
  Доведенным до автоматизма движением, я провел над панелью правой рукой и включил свет.
  Все те же унылые стального цвета стены, небольшая комната, вмещающая в себя гостевую и кухню, обустроенную по всем правилам.
  Я прошел мимо черного мягкого дивана в гостевой комнате и свернул налево. Вошел в небольшую спальню, где располагалась двухместная кровать, накрытая сейчас золотистым покрывалом.
  На ходу сбрасывая с себя рубашку и расстёгивая брюки, прошел в душевую кабинку, как никогда мечтая о ванне. Но за неимением последней, приходится довольствоваться тем, что есть. Хотелось кушать, так как с утра не успел позавтракать из-за кьяр, но желание искупаться было сильнее.
  Встав под сильные струи воды, я невольно представил, что рядом стоит мой Ангел. Как золотые волосы девушки тяжелыми прядями спускаются по спине, синие глаза смотрят с нежностью и желанием, розовый ротик открывается для поцелуя...
  Сделал воду похолоднее, чтобы остудить разгоряченное тело и разум.
  'Что же ты делаешь со мной девочка?' - бьется в голове единственная разумная мысль. Закончив с водными процедурами, я не стал надевать рубашку, оставшись лишь в одних просторных штанах.
  Только вошел на кухне, чтобы приготовить запоздалый обед, как почувствовал за дверью Мирру. Она как всегда пахла геранью. Поморщился, но все же пошел открывать ей.
  - Вау, вот так и пойдешь! - воскликнула Мирра, врываясь маленьким ураганчиком ко мне в логово.
  - Куда это я должен так идти? - вопросительно поднял брови и прямо посмотрел ей в глаза.
  - Пойдешь готовить Лане обед, - с легкостью ответила девушка, - а то она с утра ничего не ела.
  - А почему я должен идти ей готовить? - иронично ухмыльнулся я.
  - Да, брось! - осматривая все вокруг ответила Мирра, - я же видела КАК ты на нее смотришь. Тебе представился шанс заслужить ее расположение и сгладить первое не самое лучшее, как я поняла, впечатление.
  - Какая ты глазастая, - с сарказмом ответил я ей. - Это была ее идея?
  Да, знаю, что глупо и самонадеянно после ее недавней реакции надеяться на это, но не спросить я просто не мог.
  - Нет, это была моя инициатива. Она сейчас с Гарольдом снимает мерки. - Посмотрев мне прямо в глаза, ответила приятельница, - Я могла бы позвать любого, но предпочла все же тебя.
  - И чему обязан столь великой чести? - с недоверием прищурился я.
  - Ну, раз тебя это не интересует, пойду, спрошу Изара. Он ей очень понравился. - Направилась к выходу эта змея.
  - Стой! - прорычал я, удивляясь сам такой реакции на ее слова. - Что тебе надо?
  - Давай, ты мне просто поможешь, когда я тебя попрошу. Не спрашивая ни о чем. - Поворачиваясь, ответила девушка.
  - Хорошо. - Немного подумав, согласился я. - Веди меня к ней.
  Находясь уже в дверях, спросил:
  - А продукты у нее хоть есть?
  - Конечно. Вся кладовая под завязку забита и холодильная камера полна полуфабрикатов. - Ответила эта язва.
  - Тогда почему позвала меня готовить? - скептически поинтересовался я.
  - Ты не поверишь, как тебе повезло. Она вообще не умеет готовить. - Улыбаясь, ответила Мирра.

*****


  Мы прошли в ту спальню, что была поменьше. Небольшая двухместная кровать с коваными резными спинками черного цвета была застелена белым пушистым покрывалом. Над кроватью невесомым облаком играл на свету кристально белый балдахин.
  Справа от кровати стояла небольшая тумбочка из черного дерева, а слева на противоположной стороне находился небольшой шкаф из того же гарнитура.
  Я разделась до нижнего белья, и Вередит начала снимать с меня мерки, пока ее дядя ждал в гостиной.
  Через пять минут я уже прошла опять в гостиную, обсуждая какие цвета предпочитаю в своем гардеробе.
  Мы уже закончили обговаривать цветовую гамму и преступили к обсуждению фасона платья на предстоящее торжество, как в дверях появились Мирра и Келер. Я специально попросила кораблик не закрывать пока двери, так как узнать о том, когда придет предприимчивая воительница не могла.
  На этот раз на блондине были только штаны. Стало заметно, что моя спутница вытащила парня из душа. Платиновые волосы еще были влажными, а на тронутой золотистым загаром коже блестели капельки воды.
  Мне стало не по себе от мысли о том, что он может решить, что я захотела отомстить и увидеть его в обнаженном виде, как утром предстала перед ним я, послав спутницу к нему с просьбой о готовке.
  Поэтому я сразу сказала:
  - Простите, что мы потревожили вас, но Мирра была так погружена в свои мысли, что не услышала, что я не сильно голодна и могу еще потерпеть, пока мы с Хранительницей не решим вопрос по поводу готовки еды.
  В этот момент громко проворчал мой желудок, не соглашаясь со словами своей непутевой хозяйки. Я смутилась и отвела глаза.
  - Не переживай, - мягко ответил Келер, - мне даже приятно будет тебе приготовить что-нибудь. И я смею надеяться, что если тебе понравится, то ты составишь мне компанию на прогулке по городу.
  - Ну, хорошо, - согласилась я, ведь надо же восстанавливать свою репутацию, - но только если сильно понравится.
  - Договорились, - усмехнулся мужчина. - И на будущее, у нас принято ко всем обращаться на ты, а только к Хранительнице на вы.
  Я кивнула, тем самым показывая, что приняла информацию к сведению.
  Он сразу же прошел на кухню, бросив быстрый взгляд на обстановку гостиной. А мы продолжили говорить о платье.
  Когда мы закончили, до нас донесся умопомрачительный запах жареного мяса с овощами. Мой желудок заурчал еще сильнее, и Гарольд, мягко улыбнувшись мне, посоветовал ни о чем не беспокоиться и идти обедать.
  Я пригласила их к столу, но они, сославшись на дела, поспешили уйти. Напоследок Гарольд сказал, что платье будет готово через час.
  Тогда я схватила за руку Мирру, уже не спрашивая о ее желании, и поволокла на кухню.
  Келер, стоя в одних штанах и черном фартуке на голый торс у плиты, смотрелся немного романтично и как-то по-домашнему уютно. Первое время мы с Миррой стояли и смотрели на эту завораживающую картину, а потом он нас заметил, но ничего не сказал, лишь усмехнулся.
  Мы прошли за кухонную стойку и сели на высокие мягкие стулья.
  Он молча расставил перед нами тарелки с приборами, а потом наложил чуть-чуть мяса с овощами на пробу. Сначала предоставил возможность оценить его кулинарные навыки мне, а после того как я блаженно заурчала от удовольствия словно кошка, очередь дошла и до моей соседки.
  То ли я давно не ела домашней пищи, то ли действительно готовил мужчина вкусно, но я съела все и добавку еще попросила. Он торжествующе улыбнулся, положил еще порцию и сказал:
  - Значит, прогулка сегодня после торжества в твоем обществе состоится?
  - Конечно, - поглаживая слегка округлившийся животик, миролюбиво ответила я.
  - Тогда я с вами прощаюсь, пойду собираться к торжеству, - снимая фартук, ответил блондин и вышел из кухни.
  До начала торжественного приема я не присела больше ни на минутку. Через полчаса после обеда вернулся Гарольд уже с двумя ассистентками, Вередит и Мередит, которая была точной копией своей рыжеволосой сестры.
  Они одели меня в золотистое шелковое платье в пол с неприлично-большим вырезом на груди. Платье завязывалась сзади на шее, открывая спину до поясницы.
  - Я это не надену! - шипела я потревоженной гадюкой, - С таким же успехом можно пойти и голой!
  - Да это ты в нем просто неотразима! - уговаривала меня Мирра, - все просто будут в восторге.
  - Конечно, тут нечем будет отражать вожделенные и завистливые взгляды, ведь отражать их прерогатива одежды, а на мне ее практически нет! - продолжала возмущаться я.
  В конечном итоге сошлись на том, что вырез декольте уменьшили на треть. На все это ушло минут тридцать.
  Потом началась битва за обувь. Я никогда не ходила на каблуке выше пяти сантиметров, а эта противная девчонка заставляла надеть туфли в тон платью на тринадцатисантиметровой шпильке.
  - Да я же на них, как на ходулях! - сипела я, так как голос охрип от постоянных выкриков.
  - Так ты будешь еще выше и изящнее, - тоже хрипела Мирра.
  В нашу перепалку остальные не вмешивались и за непринужденной беседой пили травяной отвар с бутербродами.
  - Я не умею ходить на таких каблучищах, - продолжала взывать к разуму приятельницы.
  - Ты же никогда не пробовала, сама сказала. Может у тебя, как у любой нормальной женщины, эта способность в крови. - Не сдавалась воительница.
  - Ну, хорошо, но ты еще об этом пожалеешь! - предупредила я шриамку.
  - И у меня есть одно условие: ты будешь везде со мной идти рядом и страховать от падения. - Улыбаясь, сказала ей я.
  - Да нет проблем! - радуясь своей победе, ответила Мирра.
  За оставшиеся пять минут до выхода, меня усадили за зеркало, что находилось в готической спальне. Мередит делала мне макияж, а ее сестра-близнец Вередит - прическу.
  Они управились всего за три минуты.
  Мередит немного подкрасила губы блеском, нанесла перламутровые тени на веки и немного нежно-розовых румян на скулы.
  А Вередит с помощью магии огня, которой обладали обе девушки, завила мои волосы в локоны, которые чуть собрала спереди, закрепив их затейливой синей заколкой под цвет моих глаз, оставив обрамлять лицо пару прядей.
  Я поблагодарила девушек и Гарольда, и мы все вместе вышли в коридор.
  Путь до тронного зала я совсем не запомнила, так как тщательно смотрела себе под ноги. А вот Мирре, на которой я буквально повисла, чтобы не сломать себе ноги, приходилось еще тяжелее.
  Сначала она пыталась воззвать к моей совести:
  - Лана, может, ты сама попробуешь идти? Ну, или хотя бы не так сильно будешь впиваться своими ногтями мне в руку?
  - Нет, терпи теперь, пока в моей крови не проснется способность ходить на каблуках - с сарказмом ответила я ей.
  Она лишь горько вздохнула, и мы продолжили путь.
  Наконец мы подошли к большим белым мраморным воротам с золотистыми прожилками и перевели дух.
  - Только не вздумай врать Рагнае! - шепотом предупредила меня Мирра, - она эмпат и твое волнение почувствует.
  - Я и не собиралась, - соврала я.
  Тут с тихим шорохом раскрылись ворота, и шум негромких голосов, находящихся жителей в зале, затих.
  Я выпрямила спину и медленно, придерживая Мирру, которая собралась от меня улизнуть, подошла к трону, улыбнулась и склонила голову. Увы, реверанс на таких каблуках я сделать была не в силах. Краем глаза посмотрела на мою спутницу. Она склонила голову также как и я только чуть ниже. Потом она выпрямилась и уставилась на Хранительницу.
  Я последовала ее примеру и начала с любопытством изучать Рагнаю.
  Ее пурпурного цвета волосы были уложены в замысловатую прическу, высокий лоб украшал золотой ободок с синим сапфиром овальной формы посередине. Глаза были большие и чуть раскосые, как у кошки, такого же льдисто-голубого цвета, что и у сына. Справа прямого небольшого носа приютилась светло-коричневая родинка. Красивые правильной формы губы были насыщенного красного цвета.
  На фоне белоснежной кожи смотрелись они жутковато.
  Она была в ярко-красном платье из бархата. Из-за вырезов по бокам платья виднелись стройные длинные ноги с тонкими щиколотками. А собранный лиф красиво обрамлял приподнятую большую грудь. И да, на ней были открытые ярко-алые босоножки, ремешок которых красиво обвивал ноги до колен, на такой же тринадцатисантиметровой тонкой шпильке.
  За ее спиной чуть справа стоял Келер в черной шелковой рубашке и узких штанах того же цвета. В его глазах читалось искреннее восхищение мной.
  Рагная, чуть склонив голову, тоже с интересом рассматривала меня. Потом посмотрела мне за спину и кивнула кому-то.
  Я хотела обернуться, но Мирра легонько сжала мне руку, тем самым давая понять, что поворачиваться не стоит.
  Затем я услышала знакомый голос, который словно отскакивал от стен, становясь слышимым везде и всем.
  - Это Лана Миррей, моя госпожа! Она физически и эмоционально здорова, все репродуктивные функции развиты хорошо, - на этом месте Риэл запнулась, но сразу же продолжила, - еще не рожала. Магических способностей, правда, нет.
  У меня глаза на лоб полезли, и я цветом лица сравнялась с платьем Хранительницы.
  И если я считала себя в этом платье почти голой, то после ее слов почувствовала себя совсем обнаженной перед толпой народа. Хотелось закрыть все стратегически важные места и убежать подальше.
  Не удержалась и повернулась взглянуть на подругу.
  Она с ненавистью смотрела на меня, я даже вздрогнула. Когда это я успела ее обидеть? Как утром виделись в последний раз, больше и не встречались.
  Почувствовав слезы обиды и горечи, я отвернулась от нее и сразу заметила, с какой жадностью смотрит на меня Хранительница, а Мирра виновато отводит глаза.
  Взяла себя в руки и с вызовом посмотрела на Рагнаю. Она лишь хмыкнула и сказала низким грудным голосом:
  - Спасибо, Риэл. Свободна.
  Потом перевела взгляд своих холодных глаз на мою спутницу:
  - Ты тоже можешь идти, Мирра. Думаю, вам с Риэл есть что обсудить.
  Девушка опять склонила голову в поклоне и оставила меня одну.
  Хранительница опять прошлась взглядом по моей фигуре, обтянутой шелковым платьем и задала самый провокационный вопрос:
  - Как ты, Лана, смогла пройти через защитный полог?
  Я помнила о предупреждении Мирры и решила сказать полуправду, так ей тяжелее будет узнать, лгу я ей или нет.
  - Сначала я хочу поблагодарить вас за помощь и жилище, которое вы так любезно мне предоставили.
  Она лишь чуть склонила голову, принимая мою похвалу. И я продолжила:
  - Отвечая на ваш вопрос: я попала в плен космическим пиратам, а потом они решили выкинуть меня с корабля. Ближайшей планетой оказалась ваша. Они вытолкнули меня, потом я встретилась с драконницей, пытающейся меня съесть. Убегая от нее, натолкнулась на детеныша кьяра. Неудачно приземлилась на его спину, затем меня отбросило с его спины на землю, и я очнулась уже в вашей больнице.
  Таким образом, я пояснила, как попала сюда, не дав прямого ответа на вопрос.
  Хранительница нахмурилась, пытаясь понять, что же я не договорила. Ведь мое волнение могли вызвать воспоминания. Все-таки сначала похитили, потом скинули на корм хищникам, потом я пыталась спасти свою жизнь, да на моем месте любой человек не то что волноваться, в истерике биться будет.
  Видимо Рагная тоже так решила, поэтому лишь понимающе улыбнулась, но настаивать не стала, только предупредила:
  - Завтра ты пройдешь посвящение и станешь одной из нас. И сказать не-правду уже не получится. Ты будешь обязана ответить прямо на поставленный мною вопрос.
  Я лишь склонила голову, пытаясь не паниковать. И чтобы переключиться, я спросила Хранительницу, которая уже потеряла ко мне интерес и что-то шептала склонившемуся к ней Келеру:
  - Могу я просить вас об одной услуге?
  Рагная медленно перевела на меня взгляд, всем своим видом показывая оказанную мне честь, и кивнула головой.
  - Я хотела бы попросить помощницу, чтобы она готовила мне кушать, - и увидев ироничную усмешку на красивых губах Хранительницы, поспешила продолжить, - это не прихоть и не каприз, просто я, мягко говоря, не дружу с техникой и готовить совсем не умею, даже разогревать. Эта была одна из причин, по которой меня выкинули пираты.
  Хранительница удивленно приподняла брови и ответила:
  - А ведь сейчас ты говоришь искреннюю правду. Никогда бы не подумала, что женщина не умеет готовить. Ну, да ладно. Так как ты смогла войти на корабль Изара, что тоже удивительно, пусть он и будет тебе готовить.
  Я заметила, как сжались кулаки на красивых руках Келер, а на скулах заиграли желваки от ярости, но говорить он ничего не стал.
  - Милый, - не поворачиваясь, обратилась Рагная Келеру, - завтра она пройдет посвящение, а через три будут отборочные туры. И я думаю, что как только кто-нибудь станет ее мужем, потребность в услугах Изара ей не понадобится.
  Келер с облегчением вздохнул и расслабился.
  - Если на этом все, - вставая с трона, сказала Хранительница, - то предлагаю пройти в Летний сад. Мои мужчины приготовили спектакль в честь нашей гостьи.
  Я думала, сначала пойдем сама Хранительница в окружении своих мужчин, а уж потом все остальные потянутся. Но ошиблась.
  С легким недоумением уставилась на толпу спешно выходящих шриамок, которых за локти держали их мужья. Это я поняла так, потому что они все были парами, других одиноких мужчин, кроме Келера, больше не было.
  Быстро начала оглядываться в поисках Мирры, и увидела ее ругающуюся с Риэл. Целительница плакала и что-то кричала ей, но Мирра лишь качала головой. Потом будто почувствовав мой взгляд, повернулась ко мне и приветливо улыбнувшись, кивнула головой. Затем я увидела, как она резко схватила ладонями лицо Риэл, и жарко поцеловала девушку.
  От этой картины я выпала в осадок, глупо открыв рот.
  Целительница сначала сопротивлялась, а потом с не меньшей страстью начала отвечать на поцелуй воительницы.
  Ко мне тихо подошел Келер и негромко сказал:
  - А ты не знала, что они пара?
  Я лишь покачала головой, слов не было вообще.
  - Пойдем, я провожу тебя.
  Я повернулась к Келеру и только хотела ответить, что могу доползти и сама, как за моей спиной ответила Мирра:
  - Я провожу ее, Келер. Все в порядке.
  - Ну, тогда можно мне составить вам двоим компанию?
  Воительница вопросительно посмотрела на меня.
  - Конечно, мы будем рады. Тем более я обещала прогулку по городу. - Ответила я, вспомнив о вкусном обеде.
  Я опять вцепилась в руку Мирре, но на этот раз она промолчала, лишь сморщив нос от боли.
  Виновато посмотрев на нее, я начала продвигаться к выходу в Сад, который находился на противоположной стороне от входа в тронный зал, чуть левее самого трона.
  Мирра шла справа от меня, а слева сопровождал Келер. Нас понесло потоком толпы, которая спешила выйти из зала, словно был пожар.
  'Совсем никакой организованности' подумала я, стараясь не упасть с этих орудий пыток. Потом вдруг вспомнила, как хорошо мне было в родных мягких ботинках, которые выкинули за потрепанность от моей пробежки до полога.
  Сразу подумала о Лилит. Бедненькая, как она там? Сделала себе мысленную пометку, чтобы сегодня вечером взять колбасы из кладовки, видела там, когда осматривала свое жилище, и покормить свою дракошу. Она ведь переживает за меня.
  Из потока собственных мыслей меня выдернула Мирра.
  - Ты не обижайся на Риэл, - тихо сказала девушка, - я ее хотела заставить ревновать к тебе там в больнице. Поэтому и лизнула тебя. Но даже если бы она не злилась на меня, она обязана отвечать на вопросы Рагнаи. Ведь она уже прошла посвящение. Как бы она не хотела и не старалась, но ей пришлось доложить о твоем состоянии. Это сильнее каждой из нас.
  - Когда увидела ваш поцелуй, то все поняла. - Призналась я и покраснела.
  Воительница лишь благодарно улыбнулась в ответ.
  Когда мы прошли через двери неприметного серого цвета, то оказались на небольшой площадке из того же белого мрамора с золотистыми прожилками, что и ворота в тронный зал. Площадка заканчивалась лестницей ведущей в удивительно красивый парк.
  Но как следует посмотреть, я не успела, так как толпа понесла нас вперед к ступеням лестницы. Они так плотно спускались по лестницы, что я всерьез опасалась за свою безопасность.
  Где-то на середине лестницы я поняла, что сейчас случится страшное, так как я споткнулась и начала падать вперед.
  Мирра не успевала меня поймать, и я уже успела попрощаться с жизнью, как кто-то слева дернул меня на себя. Это был Келер, его я не заметила, так как постоянно смотрела себе под ноги. Но как бы быстр не был Келер, я все равно задела кого-то спиной спереди.
  Он дернул меня так сильно, что я полетела теперь уже назад и врезалась теперь в идущую за нами Мирру.
  Мужчина не растерялся и прижал меня к себе, чтобы я больше не толкала других жителей, спускающихся по лестнице.
  Вы когда-нибудь играли в домино? В ту игру, когда вы из костяшек домино, поставленными ребрами на небольшом расстоянии друг от друга, выстраиваете красивый узор, а потом толкаете последнюю кость. И они начинают падать друг за другом, выстраиваясь в выстроенный вами узор.
  Вот я в такую игру сыграла. Только получилось, что вместо костяшек домино, я воспользовалась ничего не подозревающими жителями Шриама.
  И стоим мы: Келер и я, прижатая спиной к его груди, а вокруг в беспорядке на протяжении всей лестницы лежат тела.
  В полной тишине, которая сопровождала эту картину, раздался красивый грудной голос Рагнаи:
  - Что тут произошло?
  Так как из всех присутствующих только мы вдвоем с ее сыном были на ногах, то смотрела она на нас, задавая этот вопрос.
  - А так, Келер, у нас приветствуют Главу Рода. - Сказала я, старательно смотря в глаза Хранительницы. На остальных участников незапланированной игры я смотреть сейчас боялась. Мужчина лишь крепче сжал руки на моей талии, выражая, таким образом, поддержку. А может, побоялся, что я опять начну падать.
  Рагная лишь приподняла бровь, тем самым давая понять степень своего удивления. А потом ее красивые алые губы дрогнули в мимолетной улыбке, когда все жители начала со стонами подниматься на ноги, и она ответила:
  - Думаю, что данную традицию мы перенимать не будем. Оставим все как есть.
  Я решилась посмотреть на пострадавших жителей и вздрогнула от горящих ненавистью множества пар глаз.
  - Ну, пошли, - гулко сглотнув, обратилась я к Келеру.
  Далее произошло несколько вещей одновременно.
  Те аборигены, что находились впереди нас, с немыслимой скоростью начали спускаться с лестницы, постоянно оглядываясь на меня. А те, что были выше и по бокам начали подниматься вверх с такой же быстротой.
  Келер не выдержал и рассмеялся. Потом подхватил меня на руки. От неожиданности я взвизгнула и вцепилась ему в шею.
  Те аборигены, что находились впереди нас, с немыслимой скоростью начали спускаться с лестницы, постоянно оглядываясь на меня. Даже шриамки на каблуках не меньше чем у меня перепрыгивали через две, а то и три ступеньки. Одновременно те жители, что были выше нас по лестнице и по бокам от нас начали подниматься вверх с такой же быстротой.
  Келер не выдержал и рассмеялся. Потом подхватил меня на руки. От неожиданности я взвизгнула и вцепилась ему в шею. И он легко, словно я ничего не весила, начал спускаться вниз.
  Хотела сначала возмутиться, но потом решила пожалеть свои ножки, ну и присутствующих тоже жалко стало. Не привыкли они ко мне еще. А еще приятно было. Нет, правда. Не каждый день на руках таскают нордические красавцы.
  Невольно втянула носом еле уловимый запах мужчины, он источал вязкий сладкий запах мускатного ореха и бодрящий чуть горьковатый запах грейпфрута.
  Довольно необычное сочетание, но как ни странно мне понравился этот запах.
  Когда мы спустились вниз, я думала, что он поставит меня на землю. Но он продолжал идти к большой поляне, украшенной красивыми белыми фонариками и выставленными плетеными белыми креслами с маленькими нежно-голубыми подушечками на сиденьях. Они были выставлены полукругом перед небольшой картонной тумбой светлого салатового цвета.
  Келер усадил меня на одно из кресел в первом ряду и сам сел в соседнее, стоящее справа от меня. Пока жители рассаживались по своим местам, Келер не сводил с меня своих смеющихся глаз.
  - Что? - недовольно спросила я у него.
  - Да все никак не могу забыть картину, как многоуважаемые старинные главы семейств лежат у наших ног. Всегда о таком мечтал.
  - Может, не будем уже об этом? - тихо попросила его я.
  - Хорошо. - Легко согласился блондин. - Но должен сказать, что я так никогда не веселился.
  На кресло слева от меня со стоном плюхнулась Мирра и Риэл.
  - Надо предупреждать, что к твоим угрозам надо относиться серьезно. - Потирая ушибленную ногу, пожаловалась Мирра.
  - А что она тебе сказала? - полюбопытствовал Келер.
  - Она мне сказала, что я еще пожалею о том, что надела на нее эти туфли. - Наябедничала воительница.
  - Да, не ты одна отдувалась за свою настойчивость! - поддержала разговор смеющаяся Риэл.
  Я посмотрела на целительницу с обидой во взгляде. Да, понимаю, что выбора не было, что зла на меня была, но все равно обидно очень. Могла ведь и предупредить.
  Она будто прочитав мои мысли, ответила тихо со слезами на глазах, наклонившись почти к самому моему уху:
  - Прости меня! Не могла я тебе сказать, прямой приказ от Хранительницы был. Попросила только Мирру предупредить тебя о ее возможностях эмпата.
  И у меня от сердца отлегло. Все-таки не предавала меня подруга. И я ей улыбнулась, давая понять, что все простила. Она в ответ тоже улыбнулась, украдкой стерев слезы вины.
  Пока мы разговаривали, все заняли свои места.
  И как только Рагная заняла свое плетеное кресло с алой подушкой на сиденье, находящееся в центре полукруга, началось представление.
  На тумбу вышел красивый темноволосый мужчина с яркими желтыми глазами. Я сначала подумала, что он оборотень, но оказалось, что я чуть-чуть не угадала. Он был драконом полукровкой. А драконы, как всем известно, всегда были прекрасными ораторами.
  Их голос был их отличительной чертой. Они могли передать словами все краски мира, рассказать о каком-либо событии так, что ты сам становишься участником этих событий, словно видишь воочию все своими глазами.
  Он вышел на середину сцены и начал рассказ о том, как появилась великая раса планеты Шриам.
  Как только прозвучали первые звуки вкрадчивого, мелодичного, красивого баритона полудракона, на помост вышли еще три мужчины, которые выстроились равносторонним треугольником, центром которого был оратор.
  Они были разного роста и телосложения. Один блондин с золотистыми кудрявыми волосами до подбородка, второй был огненно-рыжий с красными прядями по бокам, а третий был брюнет с длинными волосами, забранными в хвост. Но была у них одна общая черта - это глаза насыщенного фиолетового цвета, которые выдавали в них магов иллюзий.
  Так как я должна была в скором времени пройти посвящение и присоединиться к расе шриамок, то Рагная посчитала разумным сделать небольшой, а самое главное яркий и почти живой экскурс в историю.
  Итак, история была таковой:
  Более трех тысяч лет назад на планете Шриам была другая жизнь. Сама планета была другая.
  На ней росли могучие высокие деревья, а земля радовала глаз густой разнообразной растительностью.
  Здесь дикие звери и люди жили в гармонии друг с другом. Часто дружба между большими кошками, которые составляли большую часть животных, населяющих планету, и людьми длилась веками.
  На границах территорий, соседствующих с одной стороны с другими племенами, а с другой - с опасными хищниками, они патрулировали парами воин - животное.
  Животные были разумны. И со своими напарниками общались на ментальном уровне. Проживали чаще всего совместно или неподалеку друг от друга. У каждого воина был один такой напарник на всю жизнь.
  И вот эта история началась с одной такой пары. Они с детства росли вместе: Зарина - лучшая из воинов среди женщин и ее напарник Эридан - красивый черный тигр с красными полосками.
  Они были самыми лучшими в своем деле. Она была головой в их паре, а он - силой.
  Все изменилось, когда они отбивали нападки соседнего племени. И шаман, решив разделить парочку, наслал проклятье на Эридана.
  Старик громко читал непонятные слова заклятья, а потом кинул шар сизого огня в тигра. Крик дикой агонии животного заставил Зарину застыть на месте, чем воспользовался воин из вражеского племени и нанес глубокую рану ножом на боку у девушки.
  Зарина вскрикнула и одним ударом нанесла смертельный удар противнику. Оставшиеся воины из другого племени по жесту старика-шамана начали отступать назад.
  Воительница, уже ничего не замечая, с ужасом смотрела на туман, окутавший ее напарника. Рана на боку оказалась серьезной, и девушка постепенно начала оседать на землю, теряя сознание от потери крови. Последнее, что увидела Зарина прежде, чем ее сознание уплыло в темное забытье, красивого обнаженного мужчину с алыми прядями в черной как ночь гриве волос.
  Очнулась девушка в предрассветных сумерках около догорающего костра. На лбу у нее лежала мокрая ткань, а бок был перевязан чистой тряпкой. Вспомнив события предшествующие потере сознания, девушка резко села. В голове опять все подёрнулось темной дымкой, а в глазах замелькали красные мушки; в боку появилась тупая, ноющая боль, вырывая из уст воительницы стон.
  - Тебе сейчас не стоить вставать, - донесся до затуманенного болью мозга девушки глубокий чуть с хрипотцой голос мужчины. - Рана еще не затянулась, и ты потеряла много крови.
  Зарина медленно, чтобы не вызвать очередной приступ боли, повернула голову в сторону говорившего. Им оказался тот самый мужчина с красивыми черно-алыми волосами.
  Он был также обнажен, лишь только на узких бедрах висела ее разорванная рубашка.
  Девушка невольно залюбовалась незнакомцем. У него были красивые медовые глаза с узким зрачком, прямой нос, правильной формы губы и волевой подбородок с ямочкой. Мужчина так же имел именно такое строение тела, которое всегда привлекало девушку. Никаких перекачанных форм, а в меру развитые мышцы, плавно перекатывающиеся под кожей, при желании их обладателя, проступающие сильнее, стоило чуть больше напрячь.
  - Кто ты? - гулко сглотнув от вспыхнувшего желания, спросила Зарина. Нет, она конечно уже знала ответ на этот вопрос, но ей необходимо было услышать ответ именно от него.
  - Я - твой напарник, Эридан! - промурлыкал мужчина, смущенно улыбаясь. - Видимо, шаман сделал меня человеком.
  - Надолго? - с затаившимся интересом спросила воительница.
  Мужчина лишь пожал плечами. Потом медленно и плавно приблизился к девушке, забирая тряпку со лба.
  Затем он нежно коснулся плеч напарницы и положил ее обратно на подстилку из листьев. Девушка заворожённо следила за действиями мужчины и чувствовала, что если бы не рана на боку, она бы не выдержала и накинулась на своего напарника, словно изголодавшийся зверь на мясо. И мысли у нее были отнюдь не гастрономического характера.
  Усилием воли девушка заставила себя отвернуться от мужчины.
  Следующую неделю они жили все на той же поляне, куда ее оттащил слабый от превращения в человека Эридан. Она находилась недалеко от границы, где произошло то злополучное сражение.
  Рана на боку у девушки затягивалась медленно, словно давая время, подольше побыть рядом друг с другом. Мужчина охотился неподалеку, чтобы не оставлять без защиты раненную девушку, менял повязку на боку, оказавшимися в сумке девушки, спрятанной в потайном месте. Рассказывали друг другу ощущения, вспоминая свои детские проделки. И как-то незаметно влюбились.
  Как только рана девушки затянулась, Зарина пошла в наступление. Выждав момент, когда Эридан приблизится к ней, чтобы проверить повязку, она рывком притянула его к своему лицу и, глядя в удивленные глаза своего напарника, приникла к его губам.
  Мужчина растерялся, но не прошло и минуты, как он с жадностью ответил на страстный поцелуй давно и тайно любимой напарницы.
  Эту ночь они провели без сна, жадно лаская друг друга, изучая каждый сантиметр тела своей половинки. И только с рассветом они утомленные и счастливые уснули в объятиях друг друга.
  Зарина уже могла идти самостоятельно, но они не спешили возвращаться домой.
  Так прошло еще пару дней, пока их не нашел очередной патруль, посланный за ними. Несмотря на объяснения Зарины, Эридина связали и повели на суд старейшин.
  Суд состоялся на следующий день. Старейшины, а их в племени было трое стариков, долго слушали сначала рассказ Зарины, а потом и самого Эридана.
  Затем самый старший из стариков встал, обошел вокруг пленника, посмотрел в глаза мужчине и задал вопрос, прислонившись к самому уху, чтобы никто не услышал.
  Мужчина долго со злостью смотрел в глаза Старейшине, а потом, взглянув на свою любимую, обреченно кивнул.
  Его отпустили сразу, как только он дал клятву верности на крови Старейшинам, выделили жилище и поставили в пару к другому воину.
  Когда Зарина узнала об этом, то прибежала в его жилище и дикой кошкой накинулась на него, колотя кулачками по мускулистой груди. Он пытался успокоить ее, но она извивалась и шипела, словно потревоженная змея, а потом разразилась горькими слезами, прижавшись к груди любимого. Эридан ласково гладил по волосам свою женщину, пока не стихли рыдания, потом сказал:
  - Я должен был выбрать между изгнанием из племени и сменой напарника. Я выбрал второе. Так я хоть видеть тебя смогу; знать, что ты счастлива.
  - Я бы ушла с тобой, - с горячностью ответила девушка, поднимая красные от слез глаза.
  - Знаю, - ласково улыбаясь, ответил мужчина. - Но я не мог обречь тебя на скитания, не мог так поступить, не зная, сколько еще проведу в человеческом обличье.
  Его отпустили сразу, как только он дал клятву верности на крови Старейшинам, выделили жилище и поставили в пару к другому воину.
  Когда Зарина узнала об этом, то прибежала в его жилище и дикой кошкой накинулась на него, колотя кулачками по мускулистой груди. Он пытался успокоить ее, но она извивалась и шипела, словно потревоженная змея, а потом разразилась горькими слезами, прижавшись к груди любимого. Эридан ласково гладил по волосам свою женщину, пока не стихли рыдания, потом сказал:
  - Я должен был выбрать между изгнанием из племени и сменой напарника. Я выбрал второе. Так я хоть видеть тебя смогу; знать, что ты счастлива.
  - Я бы ушла с тобой, - с горячностью ответила девушка, поднимая красные от слез глаза.
  - Знаю, - ласково улыбаясь, ответил мужчина. - Но я не мог обречь тебя на скитания, не мог так поступить, не зная, сколько еще проведу в человеческом обличье.
  - Значит нам надо найти того шамана и узнать! - с решимостью в глазах ответила Зарина.
  - Я сам узнаю! - непреклонно возразил мужчина, продолжая обнимать девушку и глядя в глаза любимой, спросил - А ты знаешь, что твоя семья обещала тебя выдать замуж за Изгара, сына старшего из Старейшин?
  Девушка удивленно посмотрела на него и отрицательно покачала головой.
  - Так вот почему тебе дали другого напарника? - прищурившись, спросила Зарина.
  - Да. Но так даже лучше. Что я могу тебе предложить? У меня даже собственного жилища нет! - сокрушенно ответил Эридан.
  - Свою любовь и поддержку - тихо прошептала воительница, - больше мне ничего не надо.
  - Заррррина - прорычал мужчина, крепче прижимая к себе любимую и впиваясь в сладкий податливый рот девушки.
  На следующий день Эридан ушел из племени с первыми лучами солнца. Ему необходимо было найти того шамана и добиться от него признаний.
  А в это время Зарина решилась на самое страшное преступление. Она собиралась выкрасть могущественный артефакт Силы, хранящийся в их племени давно. Именно из-за него на их территорию пытаются проникнуть соседние племена.
  Зарина хотела забрать артефакт и добиться признания Эридана племенем, а заодно, по возможности, и поторговаться с шаманом. Всю ночь она провела без сна у себя дома, продумывая план по похищению артефакта, и уснула лишь с первыми лучами солнца.
  Эридан нашел шамана быстро, ведь, несмотря на человеческий облик, все возможности такие как: быстрота, сила, острое зрение, прекрасное обоняние - остались при нем. Старик даже сделал для него подарок, наложив на него проклятье. Надо теперь только узнать, сколько оно будет длиться.
  На границе он позволил себя схватить и связать. Ведь он должен дойти до шамана, поэтому сражаться, пока не планировал.
  Его провели на середину соседней территории в центр племени, где его уже ждал старик. Он лишь торжествующе ухмыльнулся, и, не говоря ни слова, приглашающим жестом показал на крайнюю хижину.
  Когда они зашли в хижину и уселись на мягких покрывалах, расстеленных прямо на полу, шаман спросил:
  - Ты пришел, чтобы снять проклятие?
  Эридан долго смотрел на старика, раздумывая, что сказать, чтобы шаман оставил все как есть, но так ничего не сообразив, решил открыть ему правду.
  - Я хотел узнать, сколько продлится действие твоего проклятия?
  Старик промолчал, тоже пристально, как минуту назад делал его собеседник, рассматривал мужчину, а потом прошел вглубь хижины. Доставая из-под сваленных в угол вещей, что-то тихо бормотал себе под нос. Наконец-то он с тихим смехом вынул мешочек, в котором что-то гремело, и направился в сторону пленника.
  Затем долго тряс мешочек над головой мужчины, бормоча что-то на непонятном языке. После того как закончил шептать слова, шаман устало упал на свое покрывало и высыпал из мешочка косточки перед собой.
  Старик долго разглядывал кости, а потом в удивлении вскинул свои седые кустистые брови и спросил: - Так ты не хочешь снимать проклятие?
  Эридан ничего не ответил шаману, пытаясь не показать своего волнения и паники, охватившего мужчину, когда шаман тряс своим мешочком над его головой. Было в этом что-то такое, что встревожило и насторожило пленника.
  Шаман, не дождавшись ответа, продолжил изучать косточки. С каждой секундой его брови поднимались все выше и выше. Наконец, старик с торжествующей улыбкой посмотрел на Эридана и сказал:
  - Я вижу, что мое проклятье пришлось тебе по душе, и ты нашел свою любовь. Ты пришел сюда затем, чтобы узнать, как долго оно будет длиться. Я тебе отвечу.
  Старик тяжело встал, затем вышел из хижины, попросив воинов своего племени, которые стояли у входа, зайти внутрь.
  Через несколько минут он вернулся и сказал:
  - Твое проклятье развеется сегодня вечером. Ты больше никогда не сможешь стать человеком, а, значит, и быть с любимой женщиной. Вот как обернулось мое проклятье.
  Эридан, сидевший до этого ровно, будто у него в позвоночник был вбит кол, резко соскочил с земли и кинулся на старика с душераздирающим воем. Но его успели схватить воины, что находились внутри хижины.
  Шаман тихо что-то сказал воинам, что крепко держали вырывающегося человека, и вышел из хижины.
  Один из них сжалился над мужчиной, схватил его за плечи и, встряхнув пару раз, сказал:
  - Успокойся. У тебя есть время до вечера, чтобы попрощаться с любимой. Шаман отпускает тебя, хотя мог и убить. Проведи оставшееся тебе время с пользой.
  Мужчина после этих слов обмяк, словно потерял стержень, и упал на колени. Затем, все также, не поднимая головы, сделал пару глубоких вздохов, успокаиваясь.
  Постояв так пару минут, он одним плавным движением поднялся с земли и глухо сказал:
  - Я готов воспользоваться предоставленным мне шансом и уйти в свое племя.
  Его, не освобождая от веревок, вывели из поселения. Он шел молча, сгорбившись под тяжестью осознания того, что он потерял все. Только на границе его путы развязали и отпустили.
  Эридан мотнул головой, словно сбрасывая наваждение, а потом помчался к своей любимой, не желая больше терять драгоценное время.
  А в это время Зарина выходила из главной хижины со своей добычей и размышляла о том, что слишком просто, оказалось, украсть великий артефакт у сородичей.
  Даже обидно стало за своих коллег по службе. Так, размышляя о том, как плохо охраняют самый сильный артефакт на их планете, она не заметила, что ее окружили воины.
  Зарина вздрогнула, услышав голос старшего из Старейшин и заметила, наконец-то, что ее взяли в кольцо.
  - Далеко собралась, Зарина? - хрипло спросил старейшина.
  - Нет. - Ухмыляясь, ответила воительница, - как раз вас искала.
  - Вот и нашла. Что дальше? Зачем ты украла артефакт Силы? - приближаясь на шаг, спросил он.
  - Не подходите ближе. - Прижимая артефакт сильнее к груди, звонко ответила девушка, - Я хочу, чтобы вы приняли в племя Эридана и дали все, что причитается ему, как воину. А также я хочу, чтобы мы опять встали в паре с ним.
  Лицо старейшины вытянулось от шока, а потом он в ярости проговорил:
  - Он никогда не будет одним из нас, мы не потерпим этого. А ты станешь женой моего сына, все уже решено.
  - Я не соглашалась! - прокричала Зарина. - Я никогда не стану его женой!
  А в это время Эридан встретился с Изгаром, который вызвал его на бой за право назвать Зарину своей женщиной. Как бы ему Эридан не объяснял, что волноваться воину не следует и Эридан не может претендовать на руку девушки, тот его не слушал.
  Началась схватка, но напарник Зарины был слаб, от столь дальнего путешествия и пережитого горя, и Изгар нанес ему удар в живот ножом. Эридан вскрикнул и упал.
  Изгар, обрадовавшись быстрой и почти легкой победе, побежал к своему отцу, поэтому не увидел, как раненый мужчина с усилием встал, а потом, пошатываясь, пошел вслед за ним.
  Когда Эридан дошел до окруженной любимой, то увидел, как она яростно кричит на Изгара, а заметив его, она бросилась к уже падающему любимому.
  Прижимая артефакт к его груди, она умоляла его не покидать ее, но смерть уже вступила в свои права и распахнула для него свои объятия.
  Он ласково погладил плачущую Зарину по щеке и, улыбаясь, сказал:
  - Шаман оказался не прав! Он сказал, что проклятье закончится сегодня вечером. Но я умираю человеком, пусть и с необычными способностями.
  Он умер у нее на руках с улыбкой. Зарина выла раненной тигрицей, не подпуская никого к себе и любимому.
  Сквозь собственные рыдания и уговоры Старейшин, она услышала женский голос, который предлагал использовать силу артефакта.
  Он ласково успокаивал девушку, предлагая взять Силу артефакта и наказать всех ее обидчиков. И девушка, наполненная яростью и горем, согласилась.
  - Я согласна! - крикнула она, смотря на безвольное тело любимого.
  И тут же артефакт ярко вспыхнул в руках Зарины и впитался в ее тело. Девушка выгнулась дугой, а потом одним плавным движением поднялась с колен и оглядела угольными, как сама тьма, глазами, заполнившими весь белок, притихших сородичей.
  Улыбнувшись жутковатой улыбкой и смотря прямо на Старейшину, смотрящего на девушку круглыми от ужаса глазами, Зарина сказала:
  - Пусть все умрут!Все, кто виноват!
  И жаркая, ослепляющая волна вышла из груди девушки и прокатилась по всей планете, выжигая все живое на земле и оставляя после себя безжизненную пустыню.
  Когда девушка пришла в себя, то оказалось, что на планете осталась она и несколько женщин и детей, чистых душой. А еще девушка поняла, что беременна.
  Тогда Зарина решила создать свой клан, где править будут женщины, а мужчинам останется только лишь подчиняться им во всем. Сила артефакта никуда не делась, она так и осталась в венах Зарины.
  Легенда была настолько захватывающей, что я старалась почти не дышать. Полудракон прекрасно все рассказывал, а маги иллюзий добавили к его рассказу запахов, звуков и яркости цветам.
  А в конце истории я поняла, что плакала. И то только тогда, когда Келер, смотревший на меня все это время, протянул мне белоснежный платок.
  После представления мы с Келером пошли гулять по городу. Хотя ночь уже вступила в свои владения, но все было хорошо видно при свете холодной желтой луны.
  Каблуки утопали в податливой мягкой земле, поэтому чтобы не упасть, я держалась за руку моего сопровождающего. Он, конечно, предложил мне свои услуги в качестве перевозчика, но я отказалась.
  Мы прошли через сад и направились к небольшой стеклянной башенке, что стояла в его глубине. Издалека казалось, что эта башенка светится голубым сиянием.
  И вот мы неспешно подошли к стеклянной двери; не спешили, так как ноги у меня еле передвигались, но Келер не проронил по этому поводу ни слова.
  Мужчина открыл передо мной двери и приглашающе махнул рукой. Я вошла и обомлела.
  Передо мной расстилалась поляна из разнообразных цветов, которые в лунном свете выглядели загадочными и просто сказочными. А с потолка спускались ароматными гроздьями розовые цветки Кавати Фудзи, образуя в центре башенки небольшой полукруг, скрывающий хрустальный пьедестал с золотой чашей.
  - Это наш священный алтарь, - тихо пояснил Келер, входя вслед за мной и закрывая двери.
  - Здесь прекрасно, - не покривив душой, ответила я, продолжая осматривать все вокруг.
  И вдруг кто-то тихо постучал по стеклянной двери, я от неожиданности вздрогнула и повернулась в сторону звука. Как оказалось, это был знакомый Келера.
  Высокий мужчина, чуть приоткрыв дверь, позвал моего спутника. Келер, извинившись, вышел и оставил меня одну в этом сказочном месте.
  Я смотрела на мужчин, которые ушли на некоторое расстояние от башенки, а потом скрылись за большим раскидистым деревом.
  Решив, что сама в состоянии продолжить осмотр местной достопримечательности, я медленно пошла в сторону алтаря.
  Чем ближе я подходила к алтарю, тем сильнее начинал светиться алтарь каким-то потусторонним светом. Я даже решила проверить, шагнув назад от алтаря на пару шагов, и он действительно стал сиять меньше.
  Не доходя до хрустального пьедестала пару шагов, я оглянулась назад, проверить идет ли сюда мой провожатый. И покачнувшись на каблуках, начала падать назад на алтарь.
  Задев пьедестал спиной, успела выровнять равновесие и с ужасом услышала, как падает на пол чаша, накрытая сверху золотой крышкой.
  Медленно, боясь увидеть творение своих неловких конечностей, обернулась и с облегчением вздохнула, увидев, что чаша цела и даже крышка с неё не упала.
  Потихоньку сняла туфли и с удовольствием прошлась вокруг алтаря, разминая затекшие ноги. Затем еще раз проверив, что мой спутник не спешит возвращаться, я подняла с пола чашу и осторожно водрузила ее на пьедестал.
  Только увидев серебристую пыльцу на руках и земле, заметила, что крышка чуть треснула и ее содержимое немного просыпалось.
  Поднесла руки ближе к лицу, чтобы лучше рассмотреть переливающуюся всеми цветами радуги серебристую пыльцу, и почувствовала невероятно притягательный аромат, который пьянил и обволакивал сознание.
  В каком-то полусознательном состоянии лизнула пальцы, пробуя пыльцу, источающий этот невероятно притягательный аромат. И мир резко заиграл тысячами красок.
  Мои руки, словно живя собственной жизнью, уже открывали чащу и черпали это райское нечто, сводящее меня с ума. А потом подносят эту пыльцу опять к лицу. Нос зарывается в серебристое искушение и вдыхает его, делая глубокий вдох. А мой язык слизывает остатки, которые остались после этого.
  А вообще со мной творилось что-то странное. Хотелось намазать пыльцу по всему телу, а лучше рассыпать ее по земле, и уже самой кататься по ней, как кошка, впитывая пыльцу каждой клеточкой своего тела. Эти картинки промелькнули в моем взбудораженном мозгу.
  А потом я начала оседать на пол. Последнее что я услышала, был звук распахнувшейся двери и окрик Келера. И мое сознание затопила тьма.

*****


  Все представление я не отрывал глаз от Ланы.
  Она так сильно переживала за Зарину с Эриданом, что в конце даже расплакалась. Хотя сама этого и не заметила, судя по удивленному взгляду синих глаз, когда я протянул ей платок.
  Затем я напомнил о ее обещании, и мы пошли гулять.
  Я вел под руку своего Ангела и наслаждался неспешной прогулкой по Саду. В голову пришла идея показать наше самое красивое и священное место в городе - алтарь. И я повел ее в сторону стеклянной башни.
  Открыв перед ней двери, пропустил ее вперед и с наслаждением наблюдал, как она замирает от восторга практически на пороге.
  Она очарованная этим местом медленно оглядывалась по сторонам, сияя сапфирами своих удивительных глаз.
  И тут раздался стук в дверь. Она вздрогнула от неожиданности. А я про себя выругался на незадачливого гостя.
  Это оказался Минас. За сегодняшний день я просто стал недолюбливать приятеля за неприятные новости.
  И в этот раз Минас позвал меня на срочный разговор. Извинившись перед моим Ангелом, я направился вслед за другом.
  Отойдя на приличное расстояние, я окликнул приятеля. Но он лишь махнул рукой, приглашая следовать за ним дальше. И только зайдя за раскидистый дуб, парень повернулся и с виноватым выражением лица протянул мне сейр, который мигал уже синим светом входящего звонка.
  С тяжелым вздохом принял сигнал и не удивился совсем, когда увидел уменьшенную голограмму своей матери.
  - Ну, как успехи по обольщению новенькой?
  - Ты отвлекаешь, - с подозрением ответил я.
  Никогда еще Хранительница не интересовалась новенькими женщинами так рьяно. Даже той же Риэл она уделяла сотую часть того внимания, что уже потратила на моего Ангела.
  И пока Рагная пыталась выведать у меня информацию о Лане, случилось непоправимое. Я просто чувствовал, что ее нельзя оставлять одну.
  Какая-то необъяснимая тревога поселилась у меня в сердце, заставляя быстрее распрощаться с матерью и проверить девушку.
  До двери я буквально бежал, а когда зашел в башню увидел как девушка, вдохнув серебристую пыльцу священного цветка, которую применяют в ритуале посвящения.
  Я окликнул Лану, но она начала оседать на пол, теряя сознание. Поймать ее я бы успел, но невидимая стена преградила мне путь.
  Я начал колотить кулаки об эту стену, пытаясь пробиться к девушке, но она оказалось очень прочной.
  А в это время девушку, потерявшую сознание и падающую, подхватила невидимая сила и подняла в воздух в двух метрах над землей. Ее платье и волосы развевались под порывами неосязаемого ветра.
  Я попытался достучаться до нее и позвал по имени. И вдруг она резко открыла глаза, заполненные тьмой. Я
   вздрогнул от холодных мурашек, что пробежали по спине от этого древнего взора. А от улыбки, что скользнула по губам в этот момент, казалось, что кровь заледенела в моих жилах.
  Мой Ангел, в теле которого, казалось, поселилось что-то потустороннее и очень древнее, начал читать неживым голосом слова ритуала, что знала только Хранительница клана.
  Значение произнесенных слов я не знал, но так как ритуал совсем недавно проводился над Риэл, запомнил кое-что из произносимых матерью фраз.
  Затем девушка выгнулась и начала падать вниз.
  Так как я все еще опирался о невидимую стену, то первым почувствовал, что она пропала. И буквально в два прыжка преодолел расстояние до падающей девушки и ловко подхватил ее.
  Осторожно опустился со своей драгоценной ношей и попытался привести девушку в чувство, зовя ее по имени и легонько хлопая по щекам. Когда мои действия не произвели должного результата, я поднялся и побежал в сторону больницы с девушкой на руках.
  Ее веса я практически не замечал. Она до этого была легкой, а после не-объяснимого случая, стала словно перышко, будто значительно потеряла в весе.
  Пока я бежал к больнице, на границе защитного полога ревело какое-то животное. Но времени, да и желания, выяснять, кто это у меня не было.
  Мне повезло, в больнице еще горел свет, а Мирра с Риэл были внутри.
  Девушки как раз выходили из комнаты, когда я ворвался в больничный коридор.
  - Что случилось? - подбегая ко мне, спросила Риэл.
  - Я не могу привести ее в чувство, - ответил я, спеша вслед за целительницей, которая уже готовила постель для Ланы.
  - Давай по порядку, - строго произнесла девушка, отсчитывая пульс моего Ангела. А затем встала и подняла руки над пациенткой, с которых сразу же заструились зеленые искры магии.
  - Мы гуляли по Саду, а затем я повел ее к алтарю. Хотел показать ей наше святилище, ну и подготовить к завтрашнему ритуалу. - Начал я пересказывать события.
  - И что она так отреагировала на твои слова? - съязвила Мирра, которая стояла у входа в комнату и с интересом и тревогой наблюдала за девушкой.
  - Нет. - Огрызнулся я. - Не успел ничего ей рассказать. Как только мы вошли в стеклянную башню, то пришел Минас и позвал меня с собой. Сказал, что это срочно.
  - И ты оставил ее одну? - догадливо произнесла Мирра. - Тебе, что мало было того, что она устроила на лестнице? Я даже боюсь представить, что она натворила в башне.
  - Да знаю я, что дурак. Это была моя ошибка. Просто не думал, что все так может произойти, и она пройдет ритуал посвящения самостоятельно.
  - Чтоооооо? - воскликнули девушки разом, ошеломленно уставившись на меня.
  У меня даже от их вопля уши слегка заложило.
  - Тише вы, - потирая пострадавшие органы, ответил я. - Я сам только предполагаю, что там произошло, пока я разговаривал с Рагнаей по сейру.
  - Она спит. - Закончила свой осмотр целительница. - Думаю, что проспит до утра. Но пока я никаких изменений не вижу.
  - Рассказывай, что там произошло. - Подвела итог воительница.
  - В общем, когда я закончил разговор с Рагнаей, которая пыталась узнать, как проходит наша прогулка, то сразу почувствовал неладное.
  Когда я пересказал, что произошло в башне, у девушек был настоящий шок. Они все с удивлением смотрели на Лану, спящую на постели.
  - И что-то древнее смотрело на меня ее глазами. - Закончил я, также осматривая девушку.
  - Скажи, а ты уверен, что она прошла именно посвящение? Ведь никаких изменений нет? - полюбопытствовала Мирра.
  - Я слова ритуала запомнил, - признался я,- поэтому почти уверен.
  - Почти, - прищурившись, повторила за мной Риэл.
  - Ну, ни у кого из девушек я не видел черных провалов глаз.
  - Такие же, как у Зарины из легенды? - большими от зарождающегося ужаса глазами, спросила Риэл.
  Я немного подумал, вспоминая легенду. Ведь последний раз я ее пропустил, ловя любую эмоцию моего Ангела.
  - Да, точно такие же, когда она приняла Силу артефакта. - Подтвердил я ее подозрения.
  И теперь мы все с легким ужасом смотрели на девушку, что по случайности похоже приняла Силу древнего артефакта. Но как она смогла это сделать, если эта сила была утеряна, я не понимал.
  - Рагнае ничего не говорим, - сказал я тихо. Но так как после моего последнего высказывания в комнате повисла гнетущая тишина, то получилось очень громко.
  - Согласна, - ответила Мирра, недолго думая.
  - Я тоже согласна. Ведь если она не спросит напрямую, то я не обязана ей обо всем докладывать. - Пояснила Риэл свою небольшую заминку.
  Затем Риэл вытолкала нас из комнаты, сказав, что девушка проспит до утра и нам следует последовать ее примеру.
  Мне нелегко было оставлять моего Ангела, но я понимал, что не имею никакого права оставаться возле нее. Пока не имею, поправил я сам себя.

Глава5. Изменения.
  Проснулась я от утробного урчания своего желудка, который напоминал своей хозяйке о том, что после обеда ничего не ел.
  В комнате, в которой я с легким недоумением признала больничную палату, был полумрак. Попыталась вспомнить последние события ушедшего дня, но не могла ни на чем сосредоточиться из-за ворчавшего желудка.
  Бросив попытки что-либо вспомнить, решила сначала покушать.
  Плавно поднявшись с постели, слегка удивилась такой грациозности своих движений, пошла в сторону кухни. Ведь чем-то кормит своих пациентов Риэл.
  Искомое помещение нашлось довольно быстро. Изголодавшийся организм, который еще не отошел от голодных дней на хищной половине планеты, по запаху нашел требуемое ему помещение.
  Комната отличалась от предыдущей лишь только веселой светло-желтой расцветкой стен, расписанных цветами 'Пламя Феникса'.
  Она была обставлена всеми необходимыми для кухни бытовыми приборами и принадлежностями.
  Порыскав во всех кастрюлях, обнаружила только какой-то вонючий отвар, видимо лечебный, и остатки обычного травяного отвара с ромашкой.
  Налила себе в одну из кружек, что нашла в верхнем шкафчике того, что с ромашкой, не подогревая. Здраво рассудив, что моим везением мне это место еще понадобится.
  Заглянув в хладокамеру, нашла там полторы палки копченой кровяной колбасы, пару кусочков сыра, два помидора, хлебобулочное изделие в форме растущей луны и кусочек вяленого мяса.
  - А с продуктами тут туговато, - тихо прошептала я, оглядывая свою находку.
  Сделав себе большой бутерброд из хлеба, сыра, помидор и мяса, я устроилась за небольшим круглым столом, расположенным возле стены, напротив плиты.
  Перекусив и напившись чуть сладковатого отвара, я услышала опять утробное рычание, но уже не моего организма.
  - Так это же Лилит, - стукнув себя легонько по лбу, сказала я сама себе.
  Взяв остатки роскоши: хлеб и колбасу, я отправилась кормить дракошу, как собиралась ранее.
  Без проблем вышла из больницы на улицу. Там оказалось довольно светло, практически как ранним утром, хотя на небе светила все та же желтоглазая луна.
  Решив подумать над этим чуть позже, пошла в сторону доносившегося рыка.
  Без труда нашла мою хищную знакомую, которая в нетерпении топталась у самой границы защитного полога. Драконница замерла на месте, прищурившись своими алыми глазами рассматривая меня. Затем угрожающе зарычала.
  Подойдя поближе, позвала ее:
  - Лилит, девочка моя, привет! Ты меня не узнаешь?
  Дракоша перестала угрожающе рычать и еще раз осмотрела с головы до ног.
  Я медленно подошла еще ближе к ней и спросила:
  - Я принесла тебе колбаску. Но, может быть, ты уже меня забыла, и не хочешь угощения?
  Она все также молча следила за моими движениями, а потом медленно кивнула головой.
  - Значит, ты меня помнишь? - решила уточнить я. И, получив еще один кивок, продолжила - Хочешь колбаски?
  Получив еще один положительный кивок золотой головы, я медленно начала просовывать целую палку колбасы к Лилит.
  Она также аккуратно и медленно, не сводя с меня глаз, взяла угощение.
  - Ну, пока ты будешь кушать, я расскажу тебе, почему я к тебе так долго не приходила. - Уведомила я дракошу о своих планах, присаживаясь на прохладную землю.
  Я вкратце пересказала моей молчаливой собеседнице о своих злоключениях, начиная с момента моего похищения; призналась ей единственной, как смогла перейти защитный полог, справедливо полагая, что рассказать она никому не сможет.
  В процессе повествования скормила еще половинку колбасы и кусочек хлеба. Мне даже показалось, что она смеялась над моей неуклюжестью, так как явно видела беззубую улыбку на ее ехидной мордашке, когда она услышала происшествие на космическом корабле и на лестнице.
  Закончила рассказ тем, что нанюхалась какой-то пыльцы и потеряла сознание, а очнулась уже в больнице со странными ощущениями.
  Тут Лилит обеспокоенно встала с песка и с тревогой, как мне показалось, всмотрелась в мои глаза.
  - Ты что-то знаешь об этой пыльце? - спросила я ее, хотя и не ждала ответа.
  И каково же было мое удивление, когда у меня в голове раздался рокочущий ответ.
  - Да, знаю.
  От шока я даже плюхнулась на землю, хотя в процессе пересказа последних событий расхаживала взад и вперед.
  - Ты умеешь разговаривать? - вслух спросила я.
  - Могу, но только мысленно и только с одним существом, которому доверяю. - Ехидно ответила дракоша. А потом, вздохнув, сказала уже серьезно. - Мы умели раньше разговаривать мысленно, но после высвобождения Силы артефакта, многие потеряли эту способность, став простыми хищниками.
  - А как же ты сохранила такую способность? И почему раньше молчала? - спросила у нее я.
  - А я раньше и не имела ее. Только когда ты мне дала имя, у меня появились проблески разума, и я постепенно начала вспоминать знания своих предков, которые передаются нам с кровью. - Разжевывая, как маленькой, сказала мне Лилит. - А так как знания возвратились не сразу, то я тогда и не могла ничего тебе сказать.
  - И ты теперь со всеми можешь разговаривать? - уже ругая себя мысленно за откровенность, спросила хмуро я.
  - Нет, - весело призналась драконница, - только с тобой. Да и не бойся, я бы никогда не выдала твой секрет.
  - Ну, спасибо. - С облегчением выдохнула я. - А теперь можно подробнее о том, что эта была за пыльца?
  - Ты знаешь легенду о Зарине и Эридане? - вопросом на вопрос ответила Лилит.
  - Да, я же тебе рассказывала, что видела целое представление. - С раздражением сказала я. Ну не люблю я, когда не отвечают мне.
  - Не сердись. - Улавливает мое недовольство драконница, - Просто решила уточнить, до конца ли ты ее знаешь.
  - А вот это интригует. - С любопытством ответила я. - Последнее, что мне показали это то, как Зарина высвободила Силу артефакта и поменяла уклад жизни на планете.
  - Да, а перед смертью она приказала своей преемнице сорвать цветок, что вырастет на ее могиле и, высушив его, растереть в пыльцу. Потом эту пыльцу надо было давать всем чужестранкам, тем самым меняя их тело.
  - Стоп-стоп-стоп! - остановила я ее рассказ. - Как это меняя?
  - Ну, видишь ли. Сила артефакта дала Зарине те же возможности, что были у Эридана после проклятья. Такие как сейчас имеют все шриамки и шриамцы. - Чуть задумавшись, ответила Лилит. - Чужестранки, попавшие сюда, дабы не отличать от местного населения и продолжать родословную этой расы, проходят ритуал посвящения.
  - А ты знаешь, как они его проходят? - прогоняя тревожные мысли, спросила я.
  В этот раз драконница думала дольше над ответом. И когда я отчаялась услышать ответ, на волновавший меня все больше и больше вопрос, то она мысленно прорычала:
  - Я вспомнила! Девушка, которая проходит ритуал посвящения, должна выпить из серебряного кубка бокал вина с добавлением в него щепотки се-ребристой пыльцы и каплю крови Хранительницы. В тоже время Хранительница произносит заклинания преобразования. После этого сразу начинает изменяться обоняние, зрение, грациозность движений и физическая сила у этой девушки.
  - А зачем нужна кровь Хранительницы? - я даже передернула плечами.
  - Чтобы подчиняться ей беспрекословно. - Спокойно ответила Лилит.
  - Вот скажи мне, подруга моя рогатая, - опять начинаю нервничать, - а как так получилось, что я прошла ритуал без Хранительницы, вина и ритуальных слов?
  Лилит ничуть не обидевшись, ответила смеясь:
  - А у тебя все никак у людей.
  А потом уже серьезнее добавила:
  - Похоже, Сила артефакта, хранящаяся в пыльце, признала тебя сильной и сама изменила тебя.
  - И чем мне это грозит? - с грустью в голосе спросила я.
  - Да особо ничем, - ухмыляясь, ответила дракоша, - ты просто стала быстрее, грациознее и теперь не станешь подчиняться Хранительнице. Ты можешь сама ею стать, тем более с твоей тайной.
  - Нет, уж. Спасибо не хочу. - Даже отрицательно качаю головой, для пущей убедительности. - Я улететь отсюда хочу.
  - Тогда тебе надо договориться с демоном. - Советует мне Лилит. - Он вроде тоже хочет того же.
  - Да, я думала над этим. А как же ты?
  - А я, - грустно вздыхая, ответила драконница, - тоже бы улетела, но крыльев нет.
  - Я попробую что-нибудь придумать. - Подбадриваю ее я. - А теперь пойду, пока меня не хватились. Да и спать хочется.
  - Иди, конечно. - Понурив голову, соглашается Лилит.
  - Я завтра приду к тебе с угощением. Не скучай. - Послав воздушный поцелуй, ответила я.
  Пробежав до больницы, благо я была босиком, прошла к себе в комнату. Как только голова коснулась подушки, то я сразу погрузилась в сон без сновидений.
  Утро встретило меня солнечным зайчиком на лице и гомоном голосов за дверью.
  Как бы ни хотелось полежать еще немного в постели, но желудок недвусмысленно напомнил о себе любимом.
  Встав с постели, позвала Риэл, которая топталась за дверью, не решаясь войти.
  - Риэл, заходи уже. Мне бы освежиться и переодеться.- Оглядывая грязное от моих ночных прогулок платье, сказала я.
  Целительница вошла в комнату и, с порога бегло осмотрев меня, удивленно спросила:
  - Как ты себя чувствуешь?
  - На удивление хорошо. А что что-то не так?
  - Ты не чувствуешь никаких изменений? - допытывалась Риэл. - Как ты узнала, что я за дверью?
  - Услышала. И да, я лучше вижу в темноте и стала не такой неуклюжей. - Подтвердила я ее догадку.
  - Но, как же так? - недоумевала целительница.
  Я лишь пожала плечами. Потом, подойдя ближе, принюхалась, уловив ванильный аромат, который исходил от Риэл.
  - Хм, а ты пахнешь сейчас, - призналась я, - хотя раньше я ничего не чувствовала.
  Девушка в ответ тоже принюхалась и сказала, что я сейчас тоже по-другому пахну.
  Потом я попросила ее принести мне мой халатик, и я бы сходила в душ. Она ответила, что она уже все принесла, и, отдав мне вещи, поспешили оставить меня одну, сказав, что принесет мне поесть.
  Я с благодарностью приняла новенький комбинезон бежевого цвета и легкие балетки в тон и ушла мыться.
  Освежившись и переодевшись, я пошла в сторону кухни, откуда доносились умопомрачительные запахи жареного мяса и свежего хлеба. В желудке знакомо заурчало, поэтому я решила поторопиться.
  Войдя на кухню, увидела милейшую картину.
  У плиты в фартуке поверх белой рубашки и просторных темно-синих брюк стоял Келер и что-то готовил, весело переговариваясь с Миррой, что сидела за столиком и держала за руку Риэл.
  - А можно мне к вам? - спросила я, переводя взгляд с парочки на мужчину.
  - Ой, а ты уже помылась? - вставая со стула, взволнованно спросила Риэл.
  - Да, я не стала ждать. Тем более, когда по всей больнице такой дивный аромат витает. - Сделала я комплимент, надеясь на самый большой кусочек мяса.
  - Проходи. Садись. - Отодвинув стул, сказала воительница. - Как себя чувствуешь?
  - А разве Риэл вам еще ничего не сказала? - удивленно спросила я.
  - Да, сказала. Просто решила у тебя поинтересоваться, как ты прошла посвящение без Хранительницы? А начинать с чего надо. Не в лоб же спрашивать. - Рассматривая меня, объяснила свой вопрос девушка.
  - А сейчас ты не в лоб спросила? - улыбаясь, с нежностью спросила Риэл.
  Девушка лишь пожала плечами и продолжила молчаливо смотреть на меня в ожидании ответа.
  - А я откуда знаю? - пожав плечами, села я на стул, - Я помню только, как попробовала пыльцу и понюхала ее немножко.
  Ну да, приврала немного. Ну, не говорить же им, что вся в этой дряни намазалась.
  - А зачем ты вообще полезла в ритуальную чашу? - немного раздраженно спросил Келер.
  - Ты не поверишь, но я ее даже не открывала. - Смотря на мускулистую спину готовящего мужчины, ответила я.
  - А как ты тогда пыльцу достала? - с удивлением спросил Келер, на несколько секунд отрываясь от своего занятия и развернувшись в мою сторону.
  Я нечаянно опрокинула алтарь, и чаша упала. А когда начала поднимать чашу, то заметила на руках серебристую пыльцу.
  - И что было дальше? - подавшись вперед, спросила Мирра.
  - А дальше помню очень смутно, - краснея, призналась я. - Помню, как попробовала на вкус ее и потеряла сознание.
  - Что делать будем? - серьезно спросила Риэл, переводя взгляд с мужчины на воительницу.
  - Скажем правду, ведь все равно увидит и поймет. - Сказал мужчина, накладывая жаркое в тарелки.
  - А какую именно? - полюбопытствовала Риэл.
  - Что нашли ее уже изменившейся. - Ответил мужчина, ставя перед нами тарелки, от которых шел пар.
  Уже не сильно удивляясь разговору, я приступила к поглощению вкусной еды.
  Съев еще две добавки, довольно откинулась на спинку стула и с миролюбивым взглядом посмотрела на собравшихся.
  Они все уже расправились со своим завтраком и ждали, когда закончу я.
  - Что делать будем? - спросила я у всех сразу.
  - Для начала тебе надо к себе, чтобы принять все свои обновки. Гарольд ждет тебя уже где-то час. Я объяснила, почему тебя нет. - Ответила мне Риэл.
  - Спасибо,- поблагодарила я подругу, - а то как-то неловко заставлять ждать человека.
  - Он сейчас у меня дома, - сказал Келер. - К тебе войти никто не может.
  - Понятно. - Я не нашлась, что ему ответить. - Тогда пойдем скорее?
  И мы все втроем пошли. Девушки расположились по бокам от меня, а воин шел позади.
  Как только мы вышли из здания, я услышала мысленный зов Лилит.
  - Как ты себя чувствуешь, Лана? - обеспокоенно спросила дракоша.
  И мне так приятно стало. Впервые с момента моего похищения я почувствовала, что на этой планете есть существо, которому на меня не наплевать.
  - Спасибо, Лилит. Все хорошо. А ты как? - мысленно ответила драконнице.
  - А что со мной будет? - с усмешкой в голосе спросила дракоша, - съела пару къяр, что живут неподалеку. И лежу, жду, что ты опять натворишь интересного.
  - Вот ты ехидна. Я же не специально. - Возмутилась я.
  - Боюсь даже представить, как это будет, если ты специально. - Хохотнула рогатая язва.
  - Вот и не представляй. - Буркнула я обиженно.
  Пока мысленно разговаривала с Лилит, тем временем практически про-слушала интересный разговор. Только осторожный вопрос целительницы отвлек меня от перепалки.
  - Лана, ты, когда попробовала пыльцу, потом слышала какой-нибудь голос?
  - Нет, конечно. - Возмутилась я. - Я же не сумасшедшая. Или ты намекаешь, что она у вас как наркотик?
  - Я вообще-то имела в виду как в легенде. Ну, где Сила артефакта разговаривала с Зариной. - Смутилась девушка. - А пыльца никакой не наркотик.
  - Понятно. - Протянула я с облегчением. - Нет, ничего такого я не помню.
  'Хотя я думала, что эта пыльца что-то вроде наркотика, так как мое поведение после опробования ее стало каким-то ненормальным' - размышляла я, хмуро смотря себе под ноги. Поэтому не увидела, как переглянулась эта троица.
  И хотя сейчас голова была занята другими проблемами, я краем сознания отмечала, как ярче стали краски, как громче стали звуки природы, а запахи, которыми был наполнен окружающий мир, просто сбивали с толку. Причем удивляться особо не стала, а приняла изменения как данность, от которой уже не избавиться. Да и если быть честной, не особо и хотелось.
  - А ты хорошо держишься, - с легким прищуром заметила Мирра, - обычно прошедшие ритуал женщины долго приспосабливаются ко второй половине.
  - Какой еще половине? - с нехорошим предчувствием спросила я.
  - Ты разве не чувствуешь? - вопросом на вопрос ответила воительница.
  - А что именно я должна чувствовать? - продолжила я нашу игру в вопросы.
  - Понимаешь, - миролюбиво начала отвечать Риэл, прерывая нашу пере-палку - обычно после ритуала в тебе становится как бы две половинки: одна - человеческая, а другая - от животного, позволяющая видеть хорошо в темноте, обострение слуха и обоняния, ну и другие способности.
  - А это, - с облегчением вздохнула я, - нет у меня этой половинки. У меня просто как будто все стало ярче и живее.
  И описав свои ощущения, я с тревогой спросила:
  - И что это значит?
  Они ненадолго задумались, а ответила мне Риэл, вновь просканировав меня магией.
  - У тебя получился своеобразный симбиоз. Такого еще никогда не случалось. Уж я знаю, так как прочитала все хроники событий.
  - А как становятся Хранительницей? - размышляя о своем, спросила я.
  - Ты захотела ею стать? - с какой-то надеждой спросила Мирра.
  - Нет. - Недоуменно посмотрев на нее, ответила я. - Просто любопытно. А еще меня интересует, буду ли я подчиняться Рагнае также как и вы? Ведь кровь ее я не пила.
  - А откуда ты об этом знаешь? - с подозрением спросила воительница.
  'Вот блин попала', подумала я. 'И как теперь выкручиваться?'
  - Не помню. - Соврала я. - Может где-то слышала.
  Мои спутники все сделали вид, что поверили. Хотя я видела, что это не так. Но допрашивать дальше не стали.
  - Подчиняться ей ты не будешь, если не захочешь. А Хранительница, обычно, это кровная родственница действующей главы клана, и она самая сильная среди нас.
  - Ясно. - Сказала я, уже размышляя как мне проверить слова Лилит о том, что я могу ею стать.
  Нет, мне не хотелось власти и признания. Наоборот, я хотела поскорее улететь с этой планеты, чтобы еще чего не случилось со мной. И если я могла пройти сквозь защитный полог, то кораблем управлять не умела. А как провести другого человека или демона через защиту знала только Хранительница.
  А мне очень надо было узнать эту информацию. И если статус Хранительницы мне ее обеспечит, то пренебрегать им я не собиралась.
  Пока мы шли по коридорам города, я размышляла, как выстроить свой диалог с Хранительницей.
  У меня была одна догадка, как присвоить себе этот статус, не приобретая власть и обязанность. Но она нуждалась в подтверждении.
  Поэтому когда мы подошли к моему жилищу, я уже представляла, как ее проверить.
  Приложив руку к двери, почувствовала тепло под ладонью. Как будто корабль рад меня приветствовать. Мысленно попросила его впустить нас.
  Как только мы вошли, я повернулась к входу и только заметила, что Келера уже не было. А Риэл с интересом рассматривала обстановку.
  'Ну, конечно, она же еще у меня не была', подумала я, наблюдая за девушкой.
  - Келер пошел за Гарольдом, - ответила на мой немой вопрос Мирра, располагаясь на диване.
  - Присаживайся, - предложила я целительнице, которая в отличие от своей пары мялась у порога.
  Она с благодарной улыбкой присела рядом с воительницей.
  В это время пришел Келер с Гарольдом и Вередит, которая опять была нагружена ворохом одежды.
  Я поздоровалась с ними и предложила девушке отнести одежду в мою спальню.
  - Вы пока располагайтесь, а я пойду примерю наряды, - сказала я, шагая за Вередит.
  Когда зашли в спальню, я почувствовала сводящий с ума запах зеленого чая и мускуса. Я даже остановилась на пороге спальни, закрыв глаза и жадно вдыхая головокружительный аромат. Этот запах сводил с ума, будоража кровь и вызывая желание обладать его хозяином.
  Когда я их открыла, то увидела, как Вередит с удивлением смотрит на меня.
  - Прости, - покраснела я, - просто такой запах вкусный.
  - Ничего, это нормально. Многие по-разному относятся к его аромату. - Просто ответила девушка.
  Я не стала уточнять, кого она имеет в виду. Просто порадовалась, что эта не она так пахнет. А то уж подумала, что переметнулась в стан к Мирре с Риэл с этими изменениями.
  - Ну, давай примерять? - перевела я тему разговора.
  - Конечно, - с пониманием улыбнулась Вередит.
  Мы примерили все наряды, и они оказались точно в пору. Действительно Гарольд оказался выдающимся мастером по пошиву одежды.
  А вот когда очередь дошла до ночных сорочек, я содрогнулась от ужаса.
  Это были просвечивающие крупной сеточкой наряды, чуть закрывающие полушария ягодиц, кричащего красного и черного цвета.
  - Теперь понимаю, как страдают ваши мужчины, - разглядывая это безобразие, прокомментировала я. - Это же никакого полета фантазии. Будто голая стою. Это не сорочка, а одно название. Рыболовная сеть и то меньше открывать будет.
  - У нас это последний писк моды, - с недовольством ответила девушка.
  - Наверное, прощальный писк. - Не сдавалась я, снимая с себя этот наряд. - А можно мне обычную ночную сорочку из хлопка или шелка до колен?
  Девушка лишь осуждающе посмотрела на меня. Но потом сказала сквозь зубы:
  - Хорошо, я передам дяде Гарольду ваши пожелания. Но, может, хотя бы размер оставим тот же. А то совсем как наряд монашки получится?
  Я даже поперхнулась от ее слов. А что она подумает о сорочках до пят? Но спрашивать я не стала. Просто кивнула в знак согласия.
  И вот, наконец, решившись проверить свою теорию, я развернулась лицом к девушке и, вздохнув, сказала:
  - Мне нужен церемониальный наряд Хранительницы?
  У шриамки удивленно округлились глаза, а руки, держащие сетчатые сорочки, дрогнули.
  - Но такой наряд положен только Хранительнице. - Прошептала девушка, не отрывая от меня взгляда.
  Я поджала губы, и внешне оставаясь спокойной и отстраненной, хотя сердце бешено колотилось в груди, прорычала:
  - Я сказала, что мне нужен этот наряд. Причем я хочу, чтобы его цвет был темно-синий.
  И ведь я раньше уже выяснила, что обычно он алого цвета.
  От моего животного рыка, испугавшего даже меня немного, исходила мощна невидимая волна подчинения. Девушка упала передо мной на одно колено и склонила голову.
  - Как скажите Хранительница.
  А потом с ужасом отшатнулась от меня, осознав, что сказала.
  - Но, но ... как? - не находя слов, пыталась узнать девушка.
  При этом ее глаза метались по комнате, словно, в поисках выхода, избегая при этом смотреть на меня.
  Я виновато вздохнула и уже мягче попросила:
  - Посмотри на меня, Вередит.
  Девушка медленно перевела на меня затравленный взгляд полный тревоги.
  - Прости меня. Я хотела проверить свои предположения: могу ли я быть Хранительницей. Я не хотела тебя пугать или обидеть.
  Взгляд девушки оттаял после моих слов, и она заметно успокоилась.
  - Понятно. У вас есть все шансы стать Хранительницей. Такой силы я уже давно не ощущала. - Призналась шриамка.
  - Что даже у Рагнаи? - мне стало любопытно.
  - Дело в том, что Рагная давно не демонстрировала свою силу, - с задумчивым видом ответила девушка, - ведь никто из родившихся здесь девушек не бросал вызов ей, а чужестранки сразу становятся ей преданными из-за ритуала.
  - Занятно, - сказала я, обдумывая полученную от девушки информацию.
  Одевшись в свой комбинезон, я вышла к гостям.
  В гостиной сидели Риэл, Мирра и Гарольд. Они пили чай с воздушным тортиком.
  - А где Келер? И откуда торт? - подходя ближе к ним, спросила я.
  - Келер ушел к себе, - довольно улыбаясь, ответила Мирра, - а торт у тебя был на кухне. Там, кстати, еще каша на плите стоит.
  - Каша? - переспросила я, удивляясь, кто это хозяйничал у меня дома. - Ладно. Гарольд, спасибо вам всем за наряды, но такие сорочки для меня не приемлемы. Можно будет переделать. Я уже объяснила Вередит, что именно я хочу. И можно сейчас сделать мне темно-синий церемониальный наряд Хранительницы?
  - Конечно, - подавившись чаем, ответил мужчина, - но позволь полюбопытствовать, зачем тебе наряд?
  - Я хочу сделать сюрприз, - расплывчато ответила я.
  Пусть как хочет, так и понимает. А Вередит я заранее попросила ничего никому не говорить.
  - Но у Рагнаи любимый цвет красный. - Попытался уточнить Гарольд. - Может сделать его бардовым?
  - Нет, - я улыбнулась, - тогда сюрприза не получится. Вы согласны?
  И посмотрела на них невинными глазами. Это я умею. Все детство репетировала на родных и преподавателях.
  Он усмехнулся, но промолчал и, согласившись со мной, кивнул.
  Так как церемониальный наряд делают только женщины, узнала от Вередит, я попросила ее сделать мой размер. Если всех шокировать так с размахом.
  - Только тогда сорочки готовы будут только завтра утром, - лукаво посмотрев на меня, сказал Гарольд.
  - Не страшно. Одну ночь потерплю. - Мило улыбнулась ему я.
  Повернувшись к Вередит, которая стояла у меня за спиной, подмигнула ей и пригласила к столу. Благо кто-то предусмотрительный и на нас чашки захватил.
  Повернувшись к Вередит, которая стояла у меня за спиной, подмигнула ей и пригласила к столу. Благо кто-то предусмотрительный и на нас чашки захватил.
  Остаток времени до обеда мы проговорили с Риэл и Миррой о предстоящем ритуале и как я должна себя вести. Гарольд с племянницей ушли сразу, как девушка выпила чашечку чая с тортиком.
  Я пила только чай, так как торты не очень люблю. Предпочитаю шоколад и пирожное.
  Когда время подошло к обеду целительница, засобиралась к себе в больницу, так как ей нужно было полить цветы и проверить одного пациента. А Мирра предпочла составить ей компанию.
  Я убрала посуду в раковину, но мыть не стала, так как не нашла крана. Забавно. Наложила себе холодной овсяной каши, подогревать побоялась.
  Насколько я не люблю овсянку, но эта была просто превосходна, даже холодной. Она была не слишком сладкой и не слишком жирной. Сливочного масла было не много, и молоко получилось коричневатое, словно топленое.
  Съев пару тарелок, время-то было обеденное, я сгрузила тарелку в раковину и направилась в гостиную.
  Но не успела я выйти из кухни, как почувствовала запах сирени и ванили. Это была Вередит с Риэл.
  Я попросила кораблик впустить их, и дверь тут же бесшумно открылась.
  Рыжеволосая девушка была задумчива, и держала какой-то сверток в руках. А Риэл была явно чем-то обеспокоена, так как запах ванили стал просто не выносим.
  - Риэл, что случилось? - спросила сразу я.
  Она посмотрела сначала на Вередит, а потом на меня и призналась:
  - Я переживаю за тебя. Рагная будет не в восторге, что ты прошла посвящение сама.
  При этом она опять скосила взгляд на целительницу.
  - Вередит все знает. - Успокоила ее я. - А Хранительнице ничего не останется, как смириться с этим. Ведь повторно пройти ритуал нельзя?
  - Вообще-то это все равно будет бессмысленно. - Ответила рыжая красотка.
  - Вот и славно, - улыбнулась я своим мыслям. - Ты принесла церемониальный наряд?
  - Да. Гарольд завернул его в сверток, как подарок. - Улыбаясь, ответила Вередит. - Я не стала ему говорить, что ты его хочешь надеть.
  - И правильно, нечего его по пустякам нервировать. Тем более, он бы сразу рассказал Рагнае. И сюрприза не получилось бы.
  - А ты уверена, что стоит ее провоцировать? - с тревогой спросила Риэл.
  - Надо показать ей, что прогибаться под нее я не стану. И я серьезна в своих намерениях. - Твердо сказала я, не отрывая взгляда от целительницы. - Я надеюсь, ты не стала ей ничего говорить?
  - Нет, я старалась избегать Хранительницу целый день вместе с Миррой и Келером. - Ответила девушка с обидой.
  - Хорошо. Не обижайся, Риэл. Но мне нужен элемент неожиданности, чтобы Рагная не смогла ничего придумать. - Пояснила я.
  - Я понимаю. - Вздохнув, ответила целительница.
  Девушки помогли мне надеть церемониальный наряд. Это было платье темно-синего цвета, состоящее из бархатного корсета с рукавами на предплечьях и из шелковой юбки в пол с разрезами по бокам.
  Когда я просто стояла, то юбка струилась вдоль тела, мягко обрисовывая все изгибы. А если я шла, она приоткрывала почти всю ногу от бедра.
  - А нельзя ли было разрез на юбке сделать поменьше? - с неудовольствием спросила я Вередит.
  - Но это же церемониальный наряд. Нельзя отступать от традиций. - С лукавой усмешкой проговорила девушка.
  Пришлось согласиться.
  В этот раз волосы убрали наверх в замысловатую прическу, а пару локонов оставила сзади. В голову вплели темно-синие цветки гиацинтов. Получилось просто великолепно.
  В этот раз сопровождать меня собралась целая компания.
  Келер и Мирра пришли за двадцать минут до выхода. Мужчина был в вечернем костюме темно-синего цвета, который сидел на нем как влитой, выгодно подчеркивая все достоинства его фигуры. А девушка нарядилась в светло-зеленое платье в пол под цвет глаз.
  В глазах Келера читался искренний восторг, когда он увидел меня. И с каждым мгновением, медленно разглядывая меня, словно раздевая, его глаза темнели, превращаясь в синие омуты.
  Я мгновенно покраснела от столь жаркого внимания.
  - А к чему...? - начал было спрашивать меня Келер про наряд.
  Но я его перебила:
  - Лучше тебе не знать. Меньше знаешь, крепче спишь.
  И улыбнулась мило, глазками хлопая.
  Мужчина аж поперхнулся, а девушки лишь хмыкнули.
  - Ладно, пойдемте в тронный зал. - Сказала я, одевая красивые босоножки синего цвета, которые красиво оплетали ноги до колена и завязывались сзади. И обрадовавшись, продолжила. - Хоть каблук в этот раз меньше.
  - Каблук тот же, - развеяла мое заблуждение Мирра, - просто теперь у тебя, как у нормальной женщины, это в крови.
  И увидев мое обиженное лицо, расхохоталась.
  Шли мы, на мой взгляд, глупо. Я спереди, а остальные разбились на пары и идут за мной углом. Как косяк журавлей, что летят на юг, а я значит впереди. Типа вождь стаи. Смешно.
  Но они настояли. Сказали, что так принято.
  В этот раз, как это ни странно, каблуки мне совсем не мешали. Я даже бежать могла на них, если понадобится, и ничего себе не сломать. Надеюсь, что бежать мне все же не придется.
  Когда мы вошли в тронный зал, то оказалось, что там яблоку негде упасть. Как будто собрался весь город. И в основном все женщины. Было пару мужчин в зале, не считая Келера. Они стояли у трона, сзади Рагнаи.
  Хранительница была в ярко малиновом церемониальном наряде, который был, как две капли похожий на мой наряд.
  Увидев меня, по залу прошелся удивительный возглас и дружный вздох возмущения.
  - Как будто репетировали, - опять начала язвить я, начиная волноваться.
  Незаметно глубоко вздохнула и пошла вперед.
  Жители Шриама расступались на моем пути, образуя проход к трону. Мои спутники остались стоять позади.
  Не доходя десяти шагов до трона, я остановилась и встретилась с горящими ненавистью глазами Хранительницы.
  Рагная, не поднимаясь с кресла, тихо прорычала:
  - Как ты посмела бросить мне вызов?
  - Как ты заметила, я уже прошла ритуал посвящения. Прошла сама, без чьей-либо помощи. Так, что я подумала, что этот наряд мне подойдет. - Смотря прямо ей в глаза, спокойно ответила я.
  И, несмотря на серьезность и опасность данной ситуации, я была абсолютно спокойна. Даже мандраж, который охватил меня, когда я только вошла в тронный зал, прошел. Каким-то шестым чувством я знала, что мне никто ничего сделать не сможет.
  Краем глаза я заметила, как подобрались, словно хищники перед прыжком, присутствующие здесь шриамки.
  - Ну, раз ты уже прошла ритуал, ничего не изменишь. - Вдруг успокоившись, ответила Рагная. - Тогда принеси мне клятву верности на крови, и я забуду об этом инциденте.
  - Я не собираюсь тебе ни в чем клясться. - С усмешкой сказала я, заметив, как гневно поджались ее красивые губы, - Нам надо поговорить наедине.
  - Как ты смеешь, - вскакивая с трона, закричала Хранительница. - Никто не смеет мне говорить, что делать. И уж тем более пришлая чужестранка.
  В одно почти неуловимое движение она оказалась передо мной. И тут же от нее пошла мощная волна силы, которая подавляла меня, заставляя подчиниться, пасть ниц перед Королевой.
  - Ты будешь мне подчиняться, - с торжествующей улыбкой кричала Рагная, увидев, как я отступила на шаг назад.
  - Нет, - выровняв равновесие, спокойно ответила я, - ты только тянешь время. Давай поговорим спокойно наедине.
  - Нет! - практически истерично закричала Рагная и усилила силу волны.
  Я заметила как все жители, собравшиеся на ритуал, были отброшены не-видимой волной к стенам зала.
  И я выпустила свою силу, которая давно просилась на волю. Она словно была живым существом, заключенным в клетке из моего тела. Сила хотела заставить пасть на колени эту зазнавшуюся Хранительницу, которая в своей власти забыла, что принуждать женщин племени нельзя.
  Когда силовая волна, которую я выпустила, столкнулась с силой Рагнаи, она вскрикнула и отступила на два шага назад. В ее холодных льдистых глазах заметалась паника, переходящая в ужас.
  - Но как? - испуганно спросила она. - Этого не может быть.
  - Может. - Спокойно ответила я.
  Но Хранительница не сдавалась. Раз, за разом усиливая волну, которую я без особых усилий со своей стороны, блокировала.
  Я чувствовала, что давно могла смять ее сопротивление и поставить ее на колени. Это требовала сила, которая сейчас текла по моим венам.
  Но я не спешила проявлять свои способности. Мне это было не выгодно.
  Во-первых, если я покажу сейчас всем, что сильнее Рагнаи, то я автоматически становлюсь Хранительницей всего города. Я же этого не хотела. Никогда не мечтала о власти.
  Во-вторых, когда я улечу отсюда, в чем я уже не сомневалась, то жители останутся без Хранительницы, что может привести в свою очередь к междоусобной войне. А этого я им не желала. Ко мне здесь отнеслись тепло, и ответить им подлостью я не могла.
  И в-третьих, статус Хранительницы клана обязывает к ответственности и свяжет тем самым меня по рукам, а мне нужна была свобода.
  Так что, я просто держала ее силу на расстоянии, не давая меня продавить под себя.
  Жители, что были поумнее выползли из зала, а те, кто не сообразил и кому просто не повезло вовремя уйти, когда мы только начали мериться силами, были прижаты сильным ветром к стене, не позволяющим им даже пальцем пошевелить.
  Так мы простояли в течение десяти минут, причем тишина была оглушающей.
  И тут произошло неожиданное.
  В этой полной тишине прозвучало 'Пурррррррр'.
  Мы с Рагнаей, перестав давить друг друга силой, вместе удивленно уставились друг на друга, будто спрашивая глазами, 'что это было?'. Потом также слаженно перевели взгляд в сторону, откуда прозвучал этот звук.
  Там в толпе прижатых друг к другу женщин и мужчин, стоял пунцовый немного полноватый мужчина.
  Все освободившиеся жители, что были с ним рядом, сморщили носы и медленно начали отступать к выходу.
  Заметив этот маневр, я улыбнулась. И вообще, ситуация была очень комичной.
  А мужчина, краснея еще больше, начал оправдываться:
  - Простите, я не хотел. Так вышло. Простите. Понимаете, у меня слабый желудок, а напряжение было таким сильным, что я не сдержался. Я, правда, долго терпел. Простите еще раз.
  И вылетел из зала с горящими ушами и красным от стыда лицом.
  Я не выдержала и захохотала. Рагная немного посмотрев на меня, тоже прыснула со смеху.
  И напряжение, повисшее в тронном зале, начало понемногу спадать.
  Когда мы отсмеялись, я спросила Хранительницу:
  - Может, уже поговорим?
  Рагная прищурилась, а потом, вздохнув, махнула рукой.
  После этого небрежного взмаха, все вышли из зала, оставляя нас одних.
  - Ну, говори, - разрешила Рагная, неторопливо шагая в сторону трона.
  - Ты же понимаешь, что на данный момент я сильнее тебя? - я не стала заострять внимание на приказном тоне женщины, - Я просто не хотела тебя подставлять перед твоим племенем.
  - Я это поняла, - с интересом ответила Рагная, - только не поняла почему?
  - Я не хочу отбирать у тебя бразды правления. Мне это не нужно.
  - А что тебе нужно? - перебила меня шриамка с недовольством.
  - Мне нужна свобода передвижений. Не люблю, когда мне приказывают. Я просто буду чтить ваши обычаи, и считаться с твоим мнением, но никаких приказов исполнять, не намерена.
  - Откуда мне знать, что ты не захочешь спустя какое-то время изменить свое решение? - с подозрением спросила Рагная.
  - Я даю слово. - Она лишь презрительно фыркнула, но я продолжила. - Если хочешь, я поклянусь, что не буду претендовать на твое место. Эту клятву я готова дать.
  - Хорошо. - Немного подумав, согласилась Хранительница. - Я признаю перед всем городом, что ты одна из нас и что ты потенциальная Хранительница, только без права на трон. Никаких привилегий тебе это не даст, но относится к тебе, будут с уважением.
  - Спасибо. - Поспешила поблагодарить ее я.
  - Это не все. Ты должна будешь в течение трех дней выбрать себе супруга, иначе будешь изгнана из города и выселена на хищную сторону планеты. Таков наш обычай.
  - А как надо выбирать? Кто может быть супругом? Есть еще что-то, что я должна знать? - растерялась я, столь неожиданной информации.
  - Все это ты узнаешь у Мирры, - устало ответила Рагная и с горькой усмешкой добавила, - она все об этом знает.
  Я только сейчас заметила, как немного ссутулилась Хранительница, как стали видны морщинки у рта и на лбу, а руки тряслись от перенапряжения.
  - Я принимаю условия, - тяжело вздохнула я. - Мне надо все обдумать.
  Хранительница лишь махнула рукой. Я развернулась и пошла к себе домой. Двери зала открыла воздушной волной, и отчетливо услышала, как створки дверей попали кому-то по голове, а может и по другой части тела.
  Как только я вышла из дверей тронного зала, увидела удивительную картину.
  На полу лежал тот же полноватый мужчина, что недавно оконфузился в зале. А позади него в шагах десяти стояли остальные жители.
  На лбу пострадавшего наливалась лиловым цветом шишка, а по всей одежде отчетливо просматривались следы каблуков и ботинок.
  Перевела взгляд с пола на остальных и заметила, как все они потирают кто руку, кто ногу, а кто даже и ухо, глаз.
  Это что же они все подслушивали, а потом от меня им всем досталось створками дверей? А этот несчастный на полу еще и затоптан был своими соотечественниками?
  Хмыкнув, сделала серьезное лицо и оглядывая стонущего от боли мужчины с деланным сочувствием сказала:
  - У тебя, милейший, помимо больного желудка, видимо, еще и голова головокружениями страдает? Зачем же ты тогда на приемы ходишь, раз тебе нездоровится?
  И вдоволь понаблюдав, как мужчина снова краснеет, а потом на четвереньках уползает от меня подальше, я продолжила свой путь.
  До своего жилища добралась без происшествий. Прикоснувшись к теплой двери кораблика, почувствовала неясную тревогу и беспокойство.
  Зашла в гостиную и тут же ощутила знакомый запах зеленого чая и мускуса. Он был еле уловим и на фоне запечённого мяса с картошкой был почти не заметен.
  Решив перекусить, пока не пришла Мирра, а в том, что она придет я не сомневалась, я прошла на кухню.
  Там на столе стояло большое блюдо с золотистого цвета курицей и круглыми молодыми картофелинами. Угощение уже было едва теплым, а также не хватало половины птицы. Не обращая на этого особого внимания, я поспешила поесть, пока все совсем не остыло.
  Золотистая корочка курица хрустела на зубах, а мягкие картофелины буквально рассыпались во рту.
  И только я успела доесть оставшуюся картофелину, как почувствовала запах герани. Он был такой отчетливый и сильный, что у меня начала болеть голова.
  Как только вошла Мирра, по моему приглашению, я задала вопрос:
  - Чем ты так встревожена? Неужели тебя расстроил мой поступок?
  - Нет. Ты сделала так, как хотела. Не мне тебя судить. - Горько ответила девушка. - Просто я думала, что она признает тебя следующий Хранительницей.
  - Нет, спасибо конечно за столь лестное мнение обо мне. Но я никогда не хотела власти. И не хочу становиться вашей Хранительницей. Ответила честно я. - Неужели Рагная настолько плохая правительница?
  - Не в этом дело. Хранительница из нее вышла отменная. Все традиции всегда соблюдаются. Просто хотелось бы ... Да не важно все это. - Преувеличенно весело сказала воительница. - Разберусь со своими тараканами сама.
  - Как знаешь. - Пожала я плечами. Захочет, сама расскажет.
  - Ты хотела что-то узнать? - перевела тему Мирра.
  - Да. Но прежде чем мы поговорим, может ты кушать хочешь? - спросила я девушку.
  - Нет, спасибо, - благодарно улыбнулась девушка, - а вот от отвара я бы не отказалась. И чего-нибудь сладкого.
  - Я только поела и с удовольствием выпью с тобой травяного отвара, - обрадовалась я, и, краснея, продолжила - только ты согрей его, пожалуйста, а то он холодный. А насчет сладкого я не знаю. Может, что-нибудь найдем в холодильной камере.
  Девушка лишь понятливо усмехнулась. И мы вместе направились на кухню.
  - Так как тебе кулинарные способности Изара? - спросила воительница, ставя на плиту чайник с отваром.
  - Очень вкусно. А я все никак не могла понять, откуда у меня приготовленная еда постоянно на плите. Я уже и забыла о его назначении. - Призналась я. - Вот только как он заходит ко мне? Ведь никто другой, если я правильно поняла, не может без меня войти.
  - А тут все просто. Это же его корабль. Он изначально мог беспрепятственно сюда входить и выходить. Только после его последней неудавшейся попытки побега, Рагная заблокировала дверь магически. Не сама конечно, ведь у нее только сила стихии ветра есть, приказала одному из своих наложников.
  - Как любопытно, - сказала я приглушенно, заглядывая в холодильную камеру. - А что я его здесь не видела ни разу. Неужели он от меня прячется?
  - Да нет, что ты. - Смеясь, ответила девушка, - ты просто сама мало времени тут проводишь. Да и у него, как у нашего техника, есть работа. Вот вы и не встретились. Может, завтра за завтраком встретитесь, если ты опять в больницу не попадешь. - Поддела игриво меня шриамка.
  - Уж на сегодня я выходить больше никуда не собираюсь. - Доставая шоколадные пирожные, ответила я. - А откуда тут сладкое? Или демоняка еще и печь сладкое успевает?
  - На счет этого не знаю. Сладкое тебе приносят по просьбе Келера каждое утро. Ты ему нравишься. - Внимательно следя за мной, сказала шриамка.
  - Расскажи мне, пожалуйста, как вы выбираете супруга. - Попросила я.
  - Все очень просто. Если какой-нибудь девушке нравится мужчина, она дарит ему бумажный цветок со своим именем. Если цветок со стеблем, что у нас означает единственного, то она хочет видеть его своим супругом, а если без стебля, то своим наложником. - Охотно начала рассказывать Мирра.
  - А какая разница между мужем и наложниками? - полюбопытствовала я.
  - У мужа больше привилегий. Он может участвовать в выборе наложников, хотя его слово не решающее, но зачастую наши женщины к ним прислушиваются. Ведь никто не хочет в семье постоянных скандалов. А то, что они будут можно не сомневаться. Также супруг не работает по дому, спит каждую ночь в постели супруги и сам воспитывает своих детей, если хочет. А еще он постоянно сопровождает на любые мероприятия жену. Наложники же убираются по дому, воспитывают всех детей госпожи, ублажают в постели, ну, и готовят на всех.
  - А если несколько женщин подарили одному мужчине цветки? - проявила я интерес.
  - Там уже смотрят, на какие именно цветы подарили. Например, если один со стеблем, а другой без стебля, то предпочтение отдают, конечно, супруге. Если оба без стебля, то кто больше заплатит за наложника. Там торги идут. Ну, а если оба цветка со стеблем, то сам мужчина делает выбор.
  - А бывало, что на одного мужчину заявляют сразу несколько женщин? Больше двух? И что тогда делать? - не отставала я.
  - Если такое случается, то претендентки сражаются за этого мужчину, не смотря на форму подаренного цветка. Не до смерти, конечно, до первой крови. - Терпеливо объясняла мне девушка.
  - И что у вас так каждый день? Или есть особое время? - уточнила я.
  - Нет, что ты. - Рассмеялась воительница и весело продолжила. - Раз в полгода у нас проходит брачный отбор. У сыновей знатных семейств, а их всего пять, включая Хранительницу, есть возможность самим решать, когда выставлять свою кандидатуру. Но к своему тридцатилетию они должны уже быть связанными узами брака. А то тогда бы они вообще не выставляли свои кандидатуры.
  - Понятно. А что насчет Хранительницы? И потенциальной Хранительницы? Как они выбирают? Кого они могут выбрать? И расскажи мне все мелочи, ничего не утаивай! - приказала я своей силой.
  Мирра вздрогнула, как от удара, а потом обиженно посмотрела на меня, поджав губы.
  - Прости, но иначе я не могу быть уверенной. - Покаялась я. - Просить тебя дать клятву верности я не намерена, но хотя бы так я буду уверена, что не надо ждать подвоха в следующие три дня.
  Девушка еще несколько минут посидела, ничего не говоря, но потом, тяжело вздохнув, ответила:
  - Вы правы. Сейчас многие будут ... недоговаривать вам. Так как их просила или приказала им Хранительница. И я понимаю вашу осторожность.
  - Почему ты перешла на официальный тон? - с тревогой спросила я. - Тебя так сильно обидела моя осторожность? Прошу не надо.
  - Нет, просто, когда ты используешь свою силу, моя животная половинка признает тебя Хранительницей. А к ней мы обращаемся только на 'вы'.
  - Понятно. - С облегчением выдохнула я, не заметив, как затаила дыхание в ожидании ее ответа.
  - Так вот. У Хранительницы есть первоочередное право выбора. То есть, если ей понравился мужчина, она может безоговорочно претендовать на него. Даже если этот мужчина получил несколько цветков.
  - А правда ли то, что я, как потенциальная Хранительница должна за три дня выбрать себе супруга? - решила проверить я Рагнаю.
  - Да, к сожалению, это правда. Таков наш обычай. Ты можешь выбрать любого свободного мужчину, который будет на брачном отборе. - Подтвердила Мирра.
  - Любой расы и возраста? - уточнила я, видя, что девушка над чем-то сосредоточенно задумалась.
  - Да, любого.
  - А раз так, то почему Рагная не вышла замуж за Изара? - с подозрением спросила я девушку.
  - Дело в том, что он ведь маг. А, как тебе известно, забеременеть можно лишь тогда, когда сам маг этого захочет. Вот она и не заставляла его. А соблазняла другими девушками.
  - Ей от него нужен только ребенок? - продолжала я расспрашивать воительницу.
  - Ну, и удовольствие тоже. - Лукаво улыбнулась она. А потом серьезно продолжила. - Я тут подумала, что, если ты выберешь его на отборе, то Рагная как Хранительница сможет бросить тебе вызов. Вы же равноправны сейчас.
  'Да, вот этого мне только не хватало' подумала я.
  - Скажи, а тебе Келер совсем не нравится? - вдруг спросила Мирра.
  - А что? - подобралась я.
  - Просто ответь, пожалуйста. Ты ему очень нравишься. Он даже матери солгал ради тебя.
  - Я его об этом не просила. - Холодно ответила я. Но потом мягче добавила. - Я ему безмерно благодарно. Он очень симпатичен и внимателен. Но не знаю, как тебе объяснить, он мне кажется родным, знакомым и ... никак не желанным, словно друг или брат. Такое вот чувство, очень похожее. И оно появилось у меня после изменений. Хотя раньше он мне нравился как мужчина.
  Девушка потрясенно смотрела на меня. А я лишь пожала плечами.
  - Я все-таки ничего не буду ему говорить. - Призналась воительница. - Может, он сможет еще за три дня покорить твое сердце или хотя бы добиться расположения.
  - Как хочешь. Я вот еще, что хотела узнать. А дочери Хранительницы замужем? От них мне чего ожидать? - задали интересующий меня на данный момент вопрос.
  - Оооо, вот о ней тебе вообще не нужно беспокоиться. - Весело ответила Мирра, - она у Хранительницы одна. Не замужем и выходить никак не хочет уже пять лет.
  - Ты уверена, - прищурилась недоверчиво я.
  - Я ее знаю, как саму себя. - Серьезно ответила девушка, но в ее глазах плясали чертики.
  И тут меня озарила догадка.
  - Так ты дочь Рагнаи? - вскрикнула я.
  - Ну, да. - Смущенно призналась девушка. - Хотя я не люблю это афишировать.
  Вот теперь я смотрела на ее действия совсем под другим углом. И стало понятны ее постоянные вопросы о Келере, как она держится с ним рядом, часто приводит его ко мне под любыми предлогами.
  - Так ты сводничаешь? - упрекнула ее я.
  - Ну, если бы я не видела, что ты ему нравишься и это все серьезно, то, как бы я его не любила, не стала бы сталкивать вас вместе. - Примирительно ответила Мирра.
  - Хорошо, - не стала я дальше развивать эту тему, - давай мы сами разберемся, без твоей помощи. Договорились?
  - Как скажешь.
  Дальше уже мы говорили о судьбе Мирры. Она рассказала, как поняла, что ей нравятся девушки вместо мужчин. Как она отказалась выбирать себе супруга и долго спорила с матерью.
  - Тогда Келер впервые встал на мою сторону против Хранительницы, - с грустью говорила девушка. - Она его сильно наказала, заставив приручать кьяр. Но он справился. А у нас больше половины мужчин умирали или становились калеками после этого. Я тогда так сильно перепугалась за него, что решила уступить матери. Но Келер сказал, что он все равно останется, даже если его помилуют. Поэтому я каждый день молилась, чтобы он оставался в живых. И Рагнае пришлось уступить. Хотя она все еще надеется, что я передумаю.
  - Ты совершенно не похожа на Рагнаю, - осторожно заметила я.
  - Да, я внешностью пошла в отца, - грустно ответила девушка, - а от матери мне досталась эмпатия, но я ее постоянно блокирую. Очень тяжело выделять свои чувства среди множества чужих.
  - А что стало с твоим отцом? - интересуюсь я.
  - Он погиб. Он очень любил Келера, хотя он и не его сын. И однажды, когда кьяры вырвались из загона и окружили брата, отец недолго думая, спас его, при этом сильно пострадал сам. Его не удалось спасти. А мать даже не расстроилась. - Со злостью и горечью ответила девушка.
  - Прости. Я не хотела бередить рану. - Положив свою ладонь на ее руку, извинилась я.
  - Да все нормально. Просто я до сих пор не могу ей этого простить. - Успокаиваясь, ответила воительница.
  Так мы проговорили до вечера. Потом девушка пошла к Риэл, а я, порывшись в кладовой, нашла пару палок колбасы и кусок сыра. Быстро переодевшись в свой комбинезон и положив гостинцы в сумку-хамелеон, пошла на встречу с Лилит.
  Пересказывая свой сегодняшний день и кормя с рук дракошу, я постепенно расслабляюсь.
  Прожевав последний кусочек колбасы, и довольно щурясь, Лилит вдруг попросила:
  - Покажи мне все, что ты рассказала?
  - Как показать? - удивилась я, присаживаясь на черную подушку, что взяла в своей гостиной с дивана.
  - Это очень просто. Так как теперь ты обладаешь силой, то стала сильнее и тебе стоит лишь вспомнить, как все происходило, и я увижу. - Ответила эта вредина рогатая.
  - Я тебе что видеовизор? - возмутилась я, но сделала, как она просила.
  Потом еще долго в моей голове звучал громкий хохот моей рогатой подруги.
  - Ну, Лана, с тобой не соскучишься. Мне кажется, они еще пожалеют, что сразу не выкинули тебя из города на съедение хищникам. - Отсмеявшись, весело сказала Лилит.
  - А ты бы меня защитила? - вдруг спросила ее я. - Если ничего не останется, кроме побега на вашу сторону?
  Драконница долго изучала меня пристальным взглядом, потом ответила:
  - Ты здесь самая сильная на данный момент. Так что за себя постоять сможешь. И побег на эту сторону будет признаком слабости и глупости. А ты, как показало время, совсем не такая. Но если вдруг возникнет такая ситуация, я за тобой пригляжу. - Добавила лукаво она.
  - Спасибо. - С улыбкой вздохнула я. И, решившись задать вопрос, из-за которого руки просто чешутся, я попросила. - А можно я тебя поглажу?
  Лилит коротко хохотнув, подставила свою мордочку ближе к пологу.
  Я поглядев по сторонам и никого не заметив, просунула руку через защитный полог и прикоснулась к носу дракоши.
  Это было невероятно. Чешую оказалась мягкой на ощупь и очень теплой. Дыхание Лилит приятно щекотало мое запястье, в то время как рука скользила вверх к ее витым рогам.
  Они отличались не только своей жесткостью от чешуек на лице, но и были холодными как лед. И видимо, уловив мой интерес, или просто подслушав мысли, Лилит ответила:
  - Это только у меня так. Моя мама была огненной драконницей, а отец из клана Льдистых ветров. Я унаследовала оба дара.
  - Удивительно. - Восхищенно ответила я, продолжая гладить рога.
  Затем моя рука дотронулась до лба между глаз и в тот же миг руку охватила боль. Как будто я засунула руку в пламя костра, а потом сразу же окатила ее ледяной водой. Моя рука онемела на несколько минут.
  Все произошло так быстро, что я даже вскрикнуть не успела. Разглядывая пострадавшую руку, я заметила, как на ладони проявляется татуировка золотистого дракончика с голубыми витыми рогами. Его тельце поместилось на моей небольшой правой ладошке, а длинный золотистый хвостик опоясывал запястье.
  - Тебе было больно? - с тревогой спросила я.
  - Нет, немного щекотно. - Ответила Лилит, с изумлением разглядывая меня.
  - Что это? - поднеся свою раскрытую ладонь ближе к ее глазам, спросила ее я.
  - Я думала, что это только миф. - Озадаченно произнесла драконница. - Мама мне рассказывала, что раньше у каждого дракона был наездник-человек. Они были неразрывно связаны. Человек в их паре был вроде как души.
  - А дальше? - поторопила я дракошу, которая надолго задумалась.
  - В те времена у всех драконов были крылья. - С тоской глядя в небо, продолжила Лилит. - А наездник мог видеть глазами дракона. Они ощущали все чувства друг друга. Если одному было больно, другой - испытывал то же самое. А если был счастлив один, то другой радовался не меньше, а даже больше первого.
  - Потрясающе. - Вздохнула я. - И что теперь мы друг друга тоже будем чувствовать на расстоянии?
  - Не знаю. Такого не было с тех пор, как Зарина выпустила Силу артефакта.
  - Давай проверим? - предложила я и больно ущипнула правую руку.
  Лилит вскрикнула и поджала правую лапу.
  - Действует! - возликовала я. - Теперь я не буду так сильно переживать за тебя.
  Поговорив еще немного, я направилась к себе спать, не забыв прихватить с собой подушку. Прижимая ее к своей груди, спокойно дошла до корабля и продумывала свои дальнейшие действия и вспоминала все, о чем мне рассказала Лилит.
  Повернув по коридору в свою сторону, заметила Келера стоявшего у двери моего жилища с поднятой для стука рукой. Я замедлила шаг, но он меня уже почувствовал.
  Повернувшись в мою сторону, он удивленно приподнял бровь и, смотря на подушку в моих руках, поинтересовался:
  - Ты собиралась ночевать под открытым небом? Неужели так не понравилось твое жилище?
  - Просто решила посмотреть на звезды, а земля прохладная, поэтому взяла подушку. - Безразлично ответила я. Не хватало еще мне отчитываться перед ним.
  Подойдя к своей двери, я приложила к ней правую ладонь с татуировкой, при этом повернувшись спиной к Келеру.
  Неожиданно он оказался за моей спиной, его горячая ладонь бережно и осторожно легла на мою талию. У меня перехватило дыхание и по телу побежали мурашки.
  А он также медленно, давая возможность отстраниться, привлек меня к своей груди и жестом фокусника извлек свободной рукой цветок 'Пламя Феникса', от которого шел такой же жар, как от тела мужчины.
  Жаркое дыхание Келера коснулось моего уха, и он прошептал:
  - Это тебе мой Ангел. Сладких снов.
  Запах мужчины, смешанный с ароматом жжённого сахара, исходящего от цветка, туманили разум и будоражили кровь. Сквозь пелену неги, я наблюдала как его рука, которая удерживала мою талию, берет мою руку, а другой рукой вкладывает в нее цветок.
  Затем он резко отстранился и, не оборачиваясь, ушел к себе.
  Я еле сдержалась от стона разочарования и обиды, но собрав свои мысли, которые успели разбежаться от неожиданной ласки, зашла к себе домой.
  Размышляя над собственными ощущениями от поступка мужчины, я направилась в большую спальню.
  Сбросив одежду, пошла в душевую кабинку, которую нашла недавно за одним из шкафов.
  Ополоснувшись, машинально подошла к одному шкафу и он открылся. Хотя в тот момент, я не придала этому значения.
  Так как ночную сорочку мне еще не принесли, а без одежды я спать не любила, то среди висевших мужских черных и красных рубашек выбрала одну-единственную белую. От них всех исходил еле уловимый запах, который мне очень нравился.
  Рубашка как раз доходила мне до бедер. И так как она была мне сильно велика, то я закатала рукава. Попросив кораблик выключить свет, я легла на эту огромную постель с черными шелковыми простынями и сразу же провалилась в сон.
  Разбудил меня неясный шум в гостиной. Не включая свет, спасибо кошачьему зрению, начала на носочках красться в том направлении. По дороге, озираясь по сторонам, пытаясь выискать что-нибудь для обороны.
  О своей появившейся силе я как-то спросонья и не вспомнила.
  Решив использовать вешалку в качестве хоть какого-то оружия, заглянула в шкаф и почувствовала, как сзади кто-то резко схватил за руку и развернул, больно ударив головой о вторую закрытую дверцу шкафа.
  Как только перед глазами прояснилось, я почувствовала холодную сталь у своего горла.
  - Как ты сюда попала? - хрипло спросил Изар, сверкая всполохами пламени глаз.
  - Через дверь, - сглотнула я. - Как и ты.
  - Не стоить шутить со мной, - напряженно ответил демон. - Как корабль пропустил тебя?
  - С помощью пропуска, который ты мне сам дал - ответила я, постепенно теряя контроль над собственным телом.
  - КАК? - прорычал Изар.
  - Молча, - отвечаю я, а по телу уже бежит знакомая чувственная волна возбуждения.
  Подойдя ко мне и вплотную приблизив свое лицо, он, со злостью глядя в мои глаза, спросил:
  - Расскажи, как именно ты открыла дверь.
  А я понимаю, что тот сводящий с ума запах, который я почувствовала в прошлый мой визит в эту спальню перед церемонией, это был его запах. И сейчас из-за ненависти он становился все сильнее и сильнее. Буквально снеся все мои разумные мысли, словно гигантская волна шлюпку.
  Из последних сил держусь, чтобы не кинуться ему на шею и даже нож, прижатый до сих пор к горлу не вызывает уже опасений. Я рассказываю ему, как у меня вспыхнул пропуск, и на руке появилась черно-красная вязь татуировки.
  А после того, как закончила рассказ, смотрю в удивленные глаза мужчины, и, поддавшись искушению, я лизнула его губы. Медленно, словно пробуя самое вкусное мороженое на свете и зажмурившись от удовольствия.
  Он отпрыгнул от меня, как от ядовитой змеи и, брезгливо поморщившись, сказал:
  - Ты такая же, как они! Увидишь сильного и недоступного мужчину и падаешь ему в объятия.
  Меня словно ледяной водой окатили. Сразу мысли стали ясными. И обида со злостью накатила удушливой волной. Под его ненавидящим взглядом, почувствовала холод и обняла себя руками.
  А демон, только заметив на мне свою рубашку, прошипел, сжимая кулаки:
  - Как ты посмела это взять?
  - Хочешь, чтобы я сняла и отдала ее тебе? - томно сказала я, а в мыслях уже кроша демона на куски.
  - Да, - со злостью сказал он, - и немедленно.
  - Как скажешь, - ответила я, расстегивая медленно пуговицы на рубашке.
  И с торжествующей улыбкой я наблюдала, как у мужчины перехватывает дыхание, как взгляд становится жадным, а руки еще больше сжимаются в кулаки, словно он боялся потерять над ними контроль.
  Когда в вырезе рубашки показалась грудь, он, гулко сглотнув, нехотя отвел взгляд и прошептал охрипшим вдруг голосом:
  - Не надо. Давай потом. И, может быть, ты оденешься?
  - А что тебе не нравится? - уже не скрывая своей злости, рычу я. - Ты уж определись, чего хочешь. А то, как девка на рынке. Возьму - не возьму.
  - Как ты смеешь? - резко развернулся в мою сторону Изар.
  - Как могу, так и смею. Ведь я - потенциальная Хранительница и хозяйка этого корабля. И ты ко мне в жилище пришел, а не я к тебе.
  Он даже рот открыл от удивления. Видимо с такой точки он свое поведение не рассматривал.
  Но я даже слово не дала ему сказать, выплескивая всю свою боль и обиду:
  - И видимо ты больше предпочитаешь мужчин, чем женщин, раз за два года не проявил не одного намека на расположение хоть одной девушке. И твоя реакция на простую симпатию, только подтверждает, что я сделала правильные выводы.
  Демон с угрожающим рыком отбросил в сторону нож и, нарочито медленно снимая с себя рубашку, двинулся на меня.
  Я невольно начала отходить назад, следя за его движениями.
  Сейчас он как никто был похож на опасного хищника, играющего со своей жертвой. И в его голодных глазам, блуждающих по моему телу, скользило мрачное удовлетворение.
  Он скинул рубашку, а я резко повернулась к нему спиной и побежала из спальни.
  Но он в считанные секунды догнал меня, резко развернул и грубо впился в мои губы злым поцелуем.
  Он несколько минут терзал мои губы, кусая их до крови, пытаясь сломить мое сопротивление и проникнуть мне в рот. Но я не сдавалась, лишь по щекам текли дорожки горячих и горьких слез.
  А он все сильнее и сильнее прижимал меня к своему голому мускулистому торсу, как будто стараясь растворить меня в себе. Мне даже дышать стало трудно, но я лишь крепче сжимала зубы.
  И когда я думала, что больше уже не выдержу и закричу, он вдруг расслабил хватку, а поцелуй стал нежным и ласковым. Будто прося прощение и стирая свою недавнюю грубость, его губы осторожно касались моих истерзанных губ.
  Потом он отстранился от меня, и, все еще не выпуская мою талию из рук, ошарашенно взглянул на плоды своих трудов.
  А я горько улыбнулась и сказала с сарказмом:
  - Если таким образом ты пытался доказать свою гетеросексуальность, то не получилось. Слишком неприятно и противно мне было. Как впрочем, судя по твоему поведению, и тебе.
  - Я ведь могу и продолжить и в постели показать тебе, каков настоящий мужчина. - Прорычал опять закипающий от гнева демон.
  - Не стоит. - Вздрогнула я от не радужной перспективы моего первого сексуального опыта. - Ты ведь можешь вместо меня во время сего знаменательного действа представлять какого-нибудь мужчину.
  Выпалила и зажмурилась, ожидая вспышку ярости мужчины.
  Вот мне бы помолчать, ведь понимаю, что провоцирую его, но боль и обида не дают мне успокоиться.
  Но ничего не происходило несколько минут. А потом его руки, сжав на мгновение мою многострадальную талию, скользнули на спину, бережно прижимая к себе. И демон, уткнувшись в мою макушку, со стоном произнес:
  - Какая же ты невыносимая девушка.
  - Какая есть, - шепотом ответила я.
  Так мы и стояли, молча. Я, уткнувшись в его горячую грудь, а он в мою макушку. Его сердце бешено колотилось у меня под ухом, а дыхание было частым и прерывистым.
  Не знаю, сколько мы так простояли. Но чувствуя, что начинаю засыпать, задала логичный вопрос:
  - Так зачем ты пришел?
  Он тихо рассмеялся и прошептал:
  - Хотел взять тебя в плен и узнать, как ты попала сюда и прошла защитный полог.
  - А просто поговорить не пробовал? - усмехнулась я.
  - А вдруг бы ты не сказала или позвала бы на помощь? - вопросом на вопрос ответил Изар.
  - Но ведь корабль никого, кроме нас не пропустит? - лукаво улыбнувшись, подняла голову, чтобы встретиться с его задумчивыми карими глазами.
  - Ты же можешь им управлять? - опять ушел от ответа он.
  - Могу, как и ты. Ведь этот корабль живой. Так? - внимательно следя за его реакцией, говорила я, - Ты его хозяин. Вот поэтому он тебя пропускает. А меня он признал тоже. Только вот не пойму, почему я?
  - Он признал тебя истинной хозяйкой. - Все также задумчиво начал отвечать мужчина. - Видимо он увидел, что у тебя чистые помыслы. Хотя, я и сам не знаю.
  - А что значит истинной хозяйкой? - полюбопытствовала я, - я ничего такого не слышала.
  - Конечно, - ответил самодовольно Изар, - мы храним этот секрет втайне от всех. У живых кораблей может быть несколько хозяев, но истинный хозяин только один. И если хозяева могут сменяться, то истинный - никогда.
  - Понятно. - Прикрывая рот рукой, ответила я. - Может, поговорим завтра. А то спать так хочется.
  - Хорошо. - Легко согласился мужчина. - Можно я останусь здесь.
  - Малая спальня свободна, - милостиво разрешила я. - Можешь располагаться там.
  - Вот спасссссибо. - Прошипел демон.
  И отпустив меня, вышел из спальни. Я же думая над тем, почему он разозлился опять, направилась к кровати. И как только голова коснулась подушки, тут же провалилась в сон.

*****


  Я лежал в ненавистной комнате на кровати той, которую некогда любил всей душой.
  Но сейчас я злился не на прошлое, которое конечно напрямую способствовало этому состоянию. И не на девушку, что выставила меня в эту спальню. Я злился на себя.
  Ведь я давно зарекся не подпускать к себе близко ни одной женщины. И тут сам попался, как ребенок.
  Во мне проснулись давно забытые чувства, которые я вот уже два года пытаюсь похоронить вместе с воспоминаниями, что ранят сердце и рвут на куски душу. Хотя уже не так больно, но отголоски все же накатывают иногда, когда я вижу влюбленные пары.
  Смотря на них, на меня накатывают воспоминания о том, что и я, как мне тогда казалось, нашел свое счастье. Ее звали Анжиолетта.
  Она была самой красивой девушкой в нашем городе и дочерью одного из влиятельных родов нашей планеты. И, естественно, самой выгодной и завидной невестой.
  Наши семьи уже давно мечтали породниться, тем самым соединив два старинных рода и упрочив свое положение. Поэтому свадьба была предопределена.
  Но я не желал быть разменной монетой в игре отца и сказал ему, что и пусть я полукровка, но если она мне не понравится, то свадьбы пусть не ждет. На это отец лишь хмыкнул, но согласился.
  Когда нас представили друг друга, я был поражен ее красотой. Она была темноволосой смуглой высокой демонессой с темно-зелеными глазами, обрамленными пушистыми черными ресницами. Ее тонкий нос, изогнутые маленькие губки и длинная шея выдавали аристократические корни, что делало ее обманчиво нежной и хрупкой, хотя это было не так.
  Но не это поспособствовало моему согласию.
  Она лишь скользнула по мне безразличным взглядом, чем бросила мне вызов. Ведь, несмотря на то, что я не чистокровный демон, я был очень красив и самонадеян. И от девушек у меня не было отбоя. А в ее глазах даже не было тени восхищения, что я привык получать в достатке от других девушек.
  Я начал ухаживать за ней, но все мои попытки были тщетны, чем еще больше подхлёстывали меня.
  И вот однажды мне повезло спасти ее, как я тогда думал, от смерти. И после того случая мы были неразлучны.
  Хоть и устои нашего общества были довольно раскрепощёнными, она не подпускала меня к себе. Но и не утверждала, что еще невинна.
  Летта говорила, что ожидание намного больше укрепит наши отношения. А я, как наивный мальчишка, в первый раз влюбившийся, верил всем ее словам.
  И вот в день нашей помолвки, она попросила меня прокатиться на моем новом корабле. Анжи, как звали ее родные, отлично знала, что это редкий и живой корабль, подаренный мне моим отцом на совершеннолетие.
  Корабль нехотя признал ее хозяйкой, и то только потому, что я его очень попросил. Мы отправились на несколько недель на курортную планету Мариала.
  Но до нее, к сожалению или к счастью, мы не долетели. Она опоила меня дурманом и связала, а корабль отключила с помощью мощного электрического импульса, вырубив его сознание.
  Затем прилетел ее любимый чистокровный демон, которому Летта хранила верность и за которого собиралась замуж.
  Она рассказала мне, пока мы добирались до планеты Шриам, как специально игнорировала меня, заставляя ухаживать и бегать за ней. Они смеялись мне в лицо, рассказывая, как продумывали свой план до мелочей.
  Летта не могла отказать своему отцу, а самое главное моему отцу - Повелителю демонов, и была вынуждена согласиться на брак. Но если меня не найдут, то она через полгода будет свободна и сможет выйти за своего любимого.
  А чтобы все получилось, и ее отец не отдал ее замуж за кого-то другого, если я откажусь, то она придумала план по моему завоеванию. И я попался, как муха в паутину.
  На мой вопрос, почему она меня не убила, Летта ответила, что тогда мой отец узнает о моей смерти и поймет, кто виноват.
  А так Летта скажет, что я был недовольный его требованиями и давлением с его стороны, и, бросив ее одну на планете, где она так удачно встретила своего соплеменника, улетел на своем корабле.
  Так как Шриам была закрытой планетой и вдобавок защищенной мощным защитным пологом, то найти его магически никто не сможет. А уж выбраться сам он оттуда, он тем более не сумеет.
  Она договорилась с Рагнаей, и Хранительница пропустила мой корабль вместе со мной под защитный полог. И я оказался в ловушке.
  Поначалу Рагная старалась соблазнить меня, но я теперь не мог даже смотреть на девушек, так как ожидание предательства с их стороны было велико.
  Потом Хранительница попыталась навязать мне других девушек, но все ее попытки не привели к положительному результату.
  Первое время я пытался сбежать с этой планеты, но в последний раз на меня надели магические браслеты, что могло привести к катастрофе. Но, слава Вселенной, никто не знал, что на мне защитный амулет от их врожденных чар, а не артефакт. А то бы давно стал безвольной игрушкой в постельных играх Хранительницы.
  Я давно научился не обращать внимание на плавные изгибы упругих молодых тел вертевших возле меня девушек, на призывные улыбки и томные взгляды, обещающие невиданное наслаждение. И как только тело поддавалось искушению и бунтовало против выставленных мною принципов, я вспоминал предательство некогда любимый женщины.
  И это всегда помогало привести разбушевавшиеся гормоны в порядок и игнорировать потребности тела.
  Все изменилось, когда пришла она. Эта хрупкая на вид девушка с большими синими, как два чистых озера, глазами и золотыми волосами.
  Ее желание, отразившееся в глазах, вызвало отклик в моем теле, а запах возбуждения был настолько силен, что его почувствовали все присутствующие.
  И я разозлился. Как другие смеют наслаждаться ее земляничным запахом, созерцать ее идеальное тело и любоваться этими удивительными глазами, замутненными чистым желанием.
  Затем пришло осознание того, что я ревную. Ревную эту девушку ко всем, хотя и не имею на нее никаких прав. Я опять вспомнил предательство Летты, но это не помогло. То воспоминание терялось на фоне этой хрупкой девушки.
  Эта мысль настолько ошеломила меня, что сразу же проснулась моя подозрительность. Опять Рагная прислала ко мне очередную соблазнительницу. Я думал, что после того скандала, что я устроил в последний раз, выкинув голую и наглую девицу из своей кровати на улицу без одежды, то можно хотя бы месяц расслабиться, не ожидая очередного сюрприза. И это привело меня в бешенство. Сразу удлинились когти и клыки, а зрачок вытянулся. Я сжал кулаки так сильно, что когти больно впились в ладони, а костяшки на руках побелели.
  - Я сказал, чтобы Рагная никого не посылала! - прорычал я, продолжая с ненавистью смотреть на ту, что начала рушить все мои стены.
  - Остынь, Изар! - промурлыкала Мирра, подходя ко мне ближе. - Она новенькая. Ее никто не посылал. Мы за доступом.
  - Куда на этот раз? - уже более мирно спросил я.
  - На твой корабль, - ехидно улыбаясь, воительница провела ногтями по моей груди.
  И я вновь перевел яростный взгляд на эту чужестранку.
  А она, мило улыбаясь, тем самым становясь еще более привлекательной, но, видимо не осознавая этого, спросила глядя мне в глаза:
  - А что этот демоняка натворил, что на него браслеты надели?
  Я дернулся в ее сторону, но меня за руку перехватил Курт. И в душе я был ему благодарен. Ведь неизвестно, что бы я сделал с этой дерзкой девчонкой. То ли схватил в охапку и унес к себе в комнату, то ли впился губами, пытаясь заставить ее замолчать, а еще было желание встряхнуть ее, чтобы следила за словами.
  - Не твоего ума дело! - прошипел я.
  - А он у нас уже два раза сбежать пытался с помощью магии. - Охотно поделилась информацией Мирра.
  - А разве на него не действуют ваши феромоны 'счастья', от которых мужчина сходит с ума и делает все, что только не пожелаете? - удивленно спросила она девушку.
  - Видишь ли, на нем защитный артефакт, который дает ему иммунитет от нашего влияния, - сказала воительница, обнимая меня сзади. - А как ты знаешь, артефакт может снять только его владелец. А Изар никак не хочет с ним расставаться.
  Я лишь поморщился на столь наглое поведение женщины, но ничего не сказал, так как давно для меня не секрет, что ее не интересуют мужчины. Да и я старался делать как можно меньше движений, боясь сорваться и все-таки унести эту земляничную девочку.
  Она внимательно осмотрела меня, выискивая артефакт, но, никак не оценивая меня, как мужчину. Немного, даже обидно стало, но я же видел, как раньше она отреагировала на меня, поэтому не стал заострять внимание на этом чувстве.
  И вот она с торжествующей улыбкой посмотрела на меня и сказала:
  - А кто вам сказал, что это артефакт?
  С искренней радостью ребенка она наблюдала за мной. А я удивился, что она смогла так быстро найти амулет, разозлился на нее, а потом пришло осознание, что пришел конец моей свободе, и с обреченностью я посмотрел на нее.
  - Так Риэл и сказала, - ответила Мирра. - А что не права была она?
  А она уже без тени улыбки смотрела в мои глаза, полные мольбы и надежды, и тихо сказала:
  - Да нет, все правильно. Просто стало любопытно, откуда в закрытом мире знают об артефактах.
  Я чуть слышно выдохнул от облегчения и благодарно ей улыбнулся.
  - А зачем же сбегать два раза, если все равно не сможешь пройти защиту полога? - задала она вопрос, уводя от скользкой темы. И я еще решил, что возможно ей можно попробовать верить.
  - Да он все время на свою магическую силу надеялся. - Продолжала просвещать ее шриамка. - Последний раз даже пострадал сильно. Пришлось антимагические браслеты надеть.
  - Вот как? А что ему здесь плохо живется? - продолжила узнавать златовласака.
  - Не знаю, что ему надо. Ведь только дурак может желать сбежать отсюда. - Пожала плечами воительница.
  При этих словах девушку скривилась, как от зубной боли, но быстро взяла в себя в руки и напряглась. Но заметив, что никто кроме меня не увидел этой мимолетной реакции, она немного расслабилась. А я лишь понимающе хмыкнул.
  'Похоже, я нашел единомышленницу. - Подумал я. - Теперь осталось надеяться, что она не прельстится условиями проживания на этой планете и не потеряет желания ее покинуть. Ведь как-то она сюда пробралась сама'.
  На следующий день после нашего первого знакомства мне объявили, что я теперь у нее повар. Нет, ну надо же какая она шустрая. Уже и повара требует, и ведь пошли ей навстречу. А потом опять поняла свою змеиную голову моя подозрительность. С чего вдруг Рагная назначила меня на эту должность. Неужели уже договорились, как заманить меня в ловушку.
  Я решил припугнуть девочку и узнать, что она задумала.
  Но каково же было мое удивление, когда она не ночевала в своем жилище. Я прождал ее всю ночь в своей спальне, но, так и не дождавшись, на рассвете ушел к себе.
  И хотя я мог жить на своем корабле, но как показало время лучше не стоит. В той комнате, что мне выделили рядом с лабораторией, можно было порой услышать очень полезные новости и новые сплетни. Поэтому я предпочитал жить там.
  Я старался готовить для златовласки вкусно, чтобы не возникало никаких подозрений в мою сторону. Но так и не узнал, оценила ли она мои старания. А однажды, разозлившись на ее постоянное отсутствие, я съел половину курицы с овощами, что приготовил ей на ужин. И это, как ни странно, принесло немного облегчения.
  Но, наконец, мне улыбнулась удача. Кораблик долго думал, прежде чем впускать меня, чем удивил меня. Но решив, что разберусь с этим позже, я двинулся в сторону спальни.
  Я был так взволнован, что задел диван в гостиной, вызвав небольшой шум. Затаив дыхание, прислушивался. И спустя несколько минут, услышал, как открылась дверца моего шкафа.
  Уже не таясь, я рванул в спальню и застал девушку перед шкафом.
  Дальше уже сработали инстинкты, которые вырабатывались годами под строгим присмотром лучших учителей боевых искусств нашей планеты.
  Я резко развернул девушку и прижал к закрытой дверце шкафа, при этом приставив изогнутый нож к ее горлу и хрипло спросил:
  - Как ты сюда попала?
  - Через дверь, - сглотнула она. - Как и ты.
  - Не стоить шутить со мной, - напряженно ответил я, чувствуя, что опять просыпается желание обладать этой земляничной девочкой. - Как корабль пропустил тебя?
  - С помощью пропуска, который ты мне сам дал - ответила я, а ее запах желания становился все более сильным.
  - КАК? - прорычал я, постепенно начиная терять из-за нее голову.
  - Молча, - отвечает эта язва, словно насмехаясь надо мной. И я разозлился.
  Подойдя к ней вплотную и приблизив лицо, потребовал подробного рассказа, как корабль пропустил ее.
  Потом слушая ее историю, все больше удивлялся ее везучести. Ведь корабль принял ее истинной хозяйкой. Теперь мне стало понятно, почему он так долго раздумывал, решая впускать меня или нет.
  А потом она лизнула меня в губы и зажмурилась от удовольствия, словно кошка, попробовавшая самых лучших сливок.
  Я отпрыгнул от нее, как от ядовитой змеи и, брезгливо поморщившись, сказал:
  - Ты такая же, как они! Увидишь сильного и недоступного мужчину и падаешь ему в объятия.
  Хотя было желание схватить ее и бросить на кровать, заставляя стонать от удовольствия и срывать голос, выкрикивая мое имя.
  А она словно почувствовав холод, обхватила себя руками.
  И только тут я заметил, что на ней моя белая рубашка. Та самая, в которой я делал предложение Летте и которую одевал на нашу с ней помолвку. И какая-то непонятная волна гнева захлестнула меня. Я не хотел, чтобы что-то напоминающее о предательнице, было связано с этой солнечной девушкой.
  Поэтому, сжав кулаки, я прошипел:
  - Как ты посмела это взять?
  - Хочешь, чтобы я сняла и отдала ее тебе? - томно сказала я.
  - Да, - со злостью сказал я, - и немедленно.
  - Как скажешь, - ответила она, расстегивая медленно пуговицы на рубашке.
  У меня перехватило дыхание, как только я заметил и осознал, что кроме этой треклятой рубашки на ней ничего нет. Гулко сглотнув, я усилием воли отвел взгляд, держась на грани своей выдержки, и попросил ее одеться.
  Но она вдруг удивила меня, со злостью начала обвинять меня в мужской несостоятельности, сравнив с девкой, что не может определиться с решением. Эта хрупкая девушка превратилась в маленький ураган, бросаясь обидными словами и не понимая, что ходит по краю пропасти.
  И я не выдержал. С угрожающим рыком отбросил в сторону нож и, нарочито медленно снимая с себя рубашку, двинулся на нее.
  Она начала отходить назад, наблюдая за мной расширившимися от волнения синими глазами. А мои глаза ласкали ее точеную фигурку, которая в моей рубашке казалась более тонкой и хрупкой. Желание жаркой волной прокатилось по телу, и я рывком скинул с себя рубашку. А она побежала, пытаясь спастись от меня. Но поздно, девочка. Не надо было дергать тигра за усы.
  Я в считанные секунду догнал ее, и, развернув лицом к себе, впился в ее манящие губы злым поцелуем, наказывая за эту попытку бегства. Ярость поглотила мой разум. Словно голодный зверь я терзал ее губы, теряя рассудок от ее земляничного запаха, жаркого тела, которое я прижимал к себе, пытаясь слиться в одно целое, и не замечая, что нет с ее стороны ответа на мои ласки, а даже наоборот, она сопротивлялась. Сильно стиснув губы, она молча терпела мои издевательства над своим телом, только мокрые дорожки слез и израненные до крови губы, выдавали ее чувства.
  Когда волна злости прошла, я попытался загладить свое поведение, нежно, словно крылья бабочки, целуя ее лицо и губы.
  А когда я отстранился, то увидел, что явно перегнул палку. И два года воздержания все-таки дают о себе знать.
  Лана вместо того чтобы успокоиться и дать мне остыть, начала обвинять в мужеложстве, распаляя меня еще больше. Но я видел, что она боялась, и эта напускная бравада с ее стороны лишь способ не показывать своего страха. Опять спровоцировав меня, она зажмурилась, словно ожидая удара с моей стороны.
  Это настолько ошеломило меня, что весь гнев и ярость вмиг испарились, оставив после себя чувство вины и раскаяния. Эта девушка вызывала во мне противоречивые чувства. С одной стороны хотелось ее защитить ото всех, быть нежной с ней, подарить свою несостоявшуюся заботу, а с другой - заткнуть ее дерзкий ротик поцелуем, довести до экстаза, чтобы она забыла обо всем, кроме меня.
  Осторожно обняв ее за талию, притянул к себе ближе и прошептал, уткнувшись в ее макушку:
  - Какая же ты невыносимая девушка.
  - Какая есть, - шепотом ответила она.
  Мы простояли так несколько минут, молча наслаждаясь этими невинными объятиями. Мне было так хорошо, как никогда и ни с кем до нее. И впервые за эти два года мне не терзали душу призраки прошлого, а даже зародилась надежда, что не все еще потеряно. И возможно с этой земляничной девочкой мне удастся построить свое счастье.
  Я попросил у нее разрешения переночевать здесь, на что она ответила согласием. Но я надеялся провести остаток этой удивительной ночи рядом с ней, а она отослала меня в другую комнату.
  И хотя я поначалу разозлился, то сейчас понимаю, что это даже к лучшему.
  Я не буду спешить. Попробую сначала просто подружиться и начать доверять ей, а после ... кто знает.
  На этой оптимистичной ноте, я заснул.


Глава 6. Выбор.
  Разбудил меня запах свежесваренного кофе и блинчиков. Я с удовольствием потянулась и соскочила с кровати. На моей постели с краю обнаружила новый комбинезон нежно-голубого цвета.
  Переодевшись и завязав волосы в высокий хвост, я долго крутила рубашку в руках, размышляя, как мне поступить.
  Если я ее постираю, потом ее наденет лишь ребенок и то, только если его заставят.
  Сразу вспомнила, как однажды постирала рубашку папы, чтобы сделать ему приятное, и после чего она превратилась из ярко-зеленой в какого-то болотного цвета тряпку, а также сильно села.
  Папа потом еще предложил мне отнести плоды моих трудов соседскому трехлетнему мальчику, но мне было так стыдно, что я просто ее выбросила. Но мой папа очень умный маг, поэтому потребовал от меня, чтобы я поклялась больше не стирать его вещи никогда. Я, конечно, выполнила его просьбу. После чего отец сжалился над своей расстроенной непутевой дочерью и сказал, что этим обещанием, я сделала его намного счастливее.
  Вот я стояла и думала, осчастливить Изара сейчас, пообещав не стирать его вещи или все же рискнуть.
  Так и не решив эту сложную, на мой взгляд, проблему, я с рубашкой в руках отправилась на кухню, где что-то булькало, решив поинтересоваться мнением самого владельца одежды.
  Но до кухни я не дошла. Так как весь коридор был усыпан всевозможными яркими живыми цветами.
  И если любая другая девушка на моем месте, упала бы в обморок от счастья, то я чуть не взвыла от ярости.
  Так как от всего этого цветочного великолепия фонило любовными чарами.
  - Это кому так жить надоело, что решили принудить меня к любви? - заорала я с рубашкой в руках, стоя на пороге спальни.
  На мой крик пришел Изар, обнаженный по пояс, с перекинутым белым полотенцем через плечо и спросил:
  - Тебе не нравятся цветы?
  - Мне цветы нравятся, - зло прищурилась я, - мне не нравятся любовные чары на них. Это твоих рук дело?
  - Нет, - улыбнулся светлой улыбкой демон, вгоняя меня в ступор, - если бы я захотел, то подмешал тебе любовное зелье в еду. Но мне этого не надо. Тем более, я считаю, что сам в состоянии добиться понравившейся девушки, не прибегая к столь низким приемам.
  - А чего тогда радуешься? - хмуро спросила я.
  - Радуюсь, что мне не придется терпеть всю эту вонь, так как я все это выкину, и не придется слушать твои влюбленные вздохи по мужчинам.
  - А откуда тут эти цветы? - уже успокаиваясь, спросила я.
  - Тебе с самого рассвета несут цветы охапками твои поклонники. Хотят перед брачным отбором проявить себя во всей красе, чтобы быть замеченными тобой. Я тут с утра с ними вожусь. - Ответил мужчина, переведя взгляд на свою рубашку в моих руках, спросил, - Зачем тебе рубашка? Ты собралась ею отбиваться от поклонников или от меня?
  Я тоже перевела взгляд на рубашку, скомканную от негодования, и ответила:
  - Тебе надо ее постирать.
  - Что? - не понял меня демон.
  - Я сказала, что тебе надо ее постирать самому, так как после меня, ее можно будет только выкидывать. И то, если не буду сильно стараться. - Пояснила я, глядя в глаза мужчине.
  И тут он расхохотался. У него был удивительный смех. Он смеялся так заразительно, что я тоже не выдержала и засмеялась тоже.
  Но как только он услышал мой смех, то тут же прекратил веселиться и замолчал, смотря на меня удивленно.
  - Ну что опять не так? - спросила его я, раздражаясь.
  - У тебя очень красивый мелодичный смех, - тихо ответил Изар, - смейся почаще.
  Я порадовалась столь искреннему комплименту. И даже почувствовала, как на щеках расцветает розовой краской смущение.
  - У тебя тоже. - Потупившись, ответила я. И скорее самой себе задала вопрос. - И как мне теперь пройти на кухню?
  Но мужчина меня услышал и в несколько шагов оказался возле меня. Отобрав у меня многострадальную рубашку, он забросил ее обратно в комнату. А потом подхватил меня на руки и, безжалостно втаптывая красивые лепестки разнообразных цветов в пол, пошел со мной на кухню.
  Посадив меня на стул, он налил мне чашечку кофе, от которого еще шел пар, и поставил тарелку с блинчиками.
  - Какой сироп предпочитаешь? - спросил он меня. - Есть шоколадный, карамельный и кленовый.
  - Шоколадный, - ответила я, грея руки о чашку с кофе. И грустно вздохнув, сказала. - Тебе теперь долго придется убирать эти цветы.
  - А вот и нет. - Озорно улыбаясь, ответил демон. - Смотри.
  И я с открытым ртом наблюдала, как все цветы, находящиеся на кухни в этот момент просто проваливаются в пол, будто впитываясь.
  - Что это было? - перевела я ошарашенный взгляд на мужчину.
  - Все просто. Я приказал кораблю убрать все цветы на его территории. - Лучась удовольствием, ответил Изар.
  - Что ты сделал? - недобро переспросила я.
  Улыбка пропала с лица мужчина, и он серьезно ответил:
  - Я приказал, так как являюсь его хозяином. Пусть и не истинным, как ты, но все же он меня слушается.
  - А просто попросить не пробовал. Он ведь живое существо. Со своими эмоциями и чувствами. - Отчитывала я мужчину. И чувствовала волну благодарности от корабля.
  А он смотрел на меня удивленно и молчал. Потом задумчиво проговорил:
  - Возможно, поэтому он выбрал тебя своей истинной хозяйкой.
  Я не стала отвечать на этот вопрос, так как и сама не знала ответа. А потом, нахмурившись, спросила:
  - Значит, ты в любой момент мог убрать цветы, но вместо этого решил отнести меня на руках?
  Мне показалось или демон действительно немного покраснел. Он отвернулся к плите и сказал:
  - Тебе было неприятно?
  - Ну, почему же. - Медленно проговорила я, отрезая ножом блинчик, политый густым шоколадом. - Просто не привыкла я, чтобы меня на руках носили.
  - Это хорошо. - Пробурчал себе под нос мужчина.
  Но я сделала вид, что не услышала.
  - Итак, - начала я, как только мы позавтракали, - давай заключим соглашение.
  - Начало мне нравится, - промурлыкал Изар.
  Тело вновь поддалось магии его голоса, жаркая волна прокатилась по телу. Но я тут же одернула себя, вспомнив, как он реагирует на мое возбуждение. Это напоминание быстро привело мысли в порядок.
  И я продолжила:
  - Ты ведь хочешь сбежать с этой планеты, так? - И, дождавшись его утвердительного кивка, продолжила, - Ты знаешь, как отсоединить корабль от столба города?
  - С этим проблем не будет, - серьезно ответил демон, - надо только попросить корабль и он сам разорвет связь. Проблема только в защитном пологе. Он не меня, не корабль, как живых существ не пропустит без разрешения Хранительницы.
  - А что именно ты подразумеваешь под разрешением? - уточнила я важную деталь нашего побега.
  - Я не знаю, - пожал плечами мужчина, а я, не могла оторвать взгляда от мускулов, перекатывающихся под кожей при любом движении, - она просто взмахнула рукой, и полог пропустил нас с кораблем.
  Не дождавшись от меня ни какой реакции на свои слова, Изар наклонился ко мне через стол и прошептал своим бархатистым голосом:
  - А как ты смогла пройти через полог?
  - Просто, он меня пропускает, - не задумываясь о том, что говорю, произнесла я, продолжая 'пускать слюни' на сидящего напротив мужчину.
  - А почему? - приблизив свое лицо вплотную ко мне, сокровенно спросил Изар, обжигая своим дыханием мои губы.
  - Потому, что мой родственник когда-то его ставил и замкнул его на Хранительнице и своей крови. - Сглотнув, ответила я.
  -Я так и знал, - улыбаясь, воскликнул мужчина.
  Отстранившись от мужчины, я встряхнула головой, сбрасывая наваждение.
  Нахмурившись, обиженно отвернулась от него.
  - Прости, маленькая, - просительно покаялся демон, - ведь я тоже немного обладаю магией очарования. Не такой, как шриамцы, но похожей. Просто ты бы мне не ответила честно на эти вопросы.
  - А откуда ты знаешь? - чуть ли не плача от обиды, прокричала я, - сначала спроси. Не все же женщины лживы и расчетливы.
  И я заметила, что при последних словах мужчина дернулся, как от пощечины. Видно попала в больное место, но спрашивать, что у него произошло, не хотела.
  - Я ведь тоже могла бы просто рассказать про твою маленькую тайну с амулетом, и ты бы давно был под каблуком у Рагнаи. Но я ведь не стала этого делать. Так чем же я заслужила такое отношение? - обхватив себя руками, уже тихо прошептала.
  Он подошел ко мне, обнял за плечи, уставившись невидящим взглядом в одну точку, и начал тихо рассказывать, как он попал сюда. И по его напряженным рукам на своих плечах, я поняла, что признание дается ему нелегко.
  - Мне нелегко теперь верить женщинам, - склонив голову, ответил Изар. - И ты права. Ты не заслужила такого обращения. Прости меня. Больше такого не повториться. Я тебе клянусь.
  - Хорошо. - Успокоившись, ответила я. Мне действительно было жаль этого мужчину. Но мое сочувствие он примет за жалость, поэтому я продолжать эту тему не стала.
  Подняв голову и посмотрев в его глаза спросила:
  - Так как нам узнать, как Хранительница дает, пропускает через полог?
  Он благодарно улыбнулся смене темы и ответил, легонько массируя мои плечи:
  - Я думаю, что стоит спросить у Мирры, как у дочери Хранительницы у нее могут быть интересующие нас ответы.
  - Ты прав, - расслабляясь под умелыми руками, сказала я, - пожалуй, я найду ее и поговорю.
  - А вот выходить тебе сегодня я не советую, - серьезно предупредил меня мужчина.
  - Это еще почему? - нахмурилась я.
  - А потому что тебя за дверью стерегут потенциальные женихи, которые хотят пригласить тебя на свидание. Ты даже шага от двери сделать не успеешь, затопчут. - Усмехнулся демон, начав убирать посуду в посудомойку.
  - Вот ведь Рагная, успела уже всем растрезвонить. Специально, чтобы мне нервы попортить. - Начала возмущаться я. И озаренной идеей, спросила. - А, может, я их раскидаю своей силой? Ну, или прикажу не приближаться ко мне до отбора?
  - Нельзя, - разбил он мои надежды, - они в своем праве. У них есть три дня на завоевание твоего расположения.
  - И что же мне теперь все три дня здесь сидеть теперь? - огорченно спросила его я.
  - Давай, я сейчас пойду к себе на работу, - при этом он криво усмехнулся, - и скажу Мирре, чтобы к тебе пришла. А после уже подумаем, что делать дальше.
  - Давай. - Согласилась я.
  Прошло где-то полчаса, как ушел Изар, и пришли Мирра с Риэл.
  - А где цветы? - удивилась целительница, которая обошла все комнаты.
  - Выкинула, - хмуро ответила я, догадываясь, кто спонсировал моих поклонников. - А откуда ты про цветы знаешь?
  Девушка смутилась, а Мирра, расположившись на диване, ответила за нее:
  - А Риэл у нас продажей цветов занимается. Думаешь, где они столько букетов набрали?
  - А любовные чары на них тоже ты накладывала? - с недобрым прищуром спросила я целительницу.
  - Нет, что ты! - Возмутилась Риэл, - за кого ты меня принимаешь? Да и не по моей это части, тебе ведь известно.
  - Откуда мне знать, что ты еще изучила, пока мы не виделись, - проворчала я.
  - А откуда ты про чары узнала? - полюбопытствовала воительница.
  - Я могу магию видеть, ощущать, в общем, чувствовать, - тяжело вздохнув, я присела на диван рядом с Миррой.
  - Понятно. А я думала, что тебе Изар подсказал. Ведь он сегодня у тебя ночевал? - лукаво улыбнулась воительница.
  - Что ты следишь за ним? Или за мной? - с раздражением спросила я.
  - Если честно, то нет. - Серьезно ответила девушка. И немного подумав, решила раскрыть мне все карты. - Мне мать рассказала сегодня утром, просила узнать у тебя осторожно, что между вами. Видимо кто-то другой следит.
  - А ничего не было. - Пожала я плечами и кивком поблагодарила за правду. - Просто он приготовил мне ужин, а так как я припозднилась, то разрешила ему остаться ночевать в малой спальне.
  Ну, не говорить же им правду. А так получилась полуправда.
  - Скажи мне, Мирра, - медленно, подбирая слова, начала я, - а ты знаешь, как Рагная пропускает других через полог?
  - Нет, а зачем тебе? - прищурилась подозрительно воительница.
  Я долго обдумывала, что именно сказать, пока ожидала прихода девушек. Поэтому ответ на этот вопрос я придумала уже давно.
  - Понимаешь, у меня за пологом осталась драконница. Я ее наездница, поэтому нам нелегко далеко друг от друга. - И показала свою метку на левой руке.
  Обе девушки с интересом склонились к моей ладони и изумленно ахнули.
  - Я думала, что это легенда, - восторженно прошептала Мирра. - Какая красота. А почему ты раньше не говорила о ней?
  - Я недавно получила метку наездницы, - покаялась я. - Помните, как дракоша металась вокруг полога, когда вы меня нашли? Я дала ей имя и ей это понравилось.
  - Да, - все еще увлеченно разглядывая мою татуировку, ответила Риэл, - это она твой дракон?
  - Да. А недавно, когда я ходила проведать ее и угостить вкусненьким, моя рука вспыхнула и появилась эта метка. Теперь ...
  - ... Вы чувствуете, друг друга, как одно целое, - продолжила за меня Мирра, - какая же все-таки ты везучая, Лана.
  - Угу, - пробурчала я. - Аж сама себе завидую.
  - Теперь понятно, почему ты хочешь узнать этот секрет, - глядя на меня, сказала Мирра и грустно вздохнув, добавила. - Но он записан в архиве Клана и доступен только Хранительнице, а туда попасть ты сможешь только после замужества.
  - Понятно. - Грустно ответила я.
  - Ты можешь попросить Рагнаю открыть полог для твоего дракона. - Осторожно предложила Риэл.
  - Ну, нет. Я сама со всем разберусь. - Нахмурилась я. - И уж извини, Мирра, но я не доверяю твоей матери.
  - Я с тобой согласна. - Ничуть не обиделась воительница. - Я и сама не очень-то ей верю.
  - А теперь я прошу вас ничего ей про дракона не рассказывать, чтобы не вызывать еще больше интереса к моей персоне. - Строго сказала я, глядя по очереди на обеих девушек.
  - Согласны. - Одновременно сказали девушки и рассмеялись.
  Потом мы поболтали еще о предстоящем брачном отборе. Девушки рассказывали, что мне дарили цветы только сыновья пяти знатных и влиятельных семейств. Остальные просто не стали тягаться с другими.
  Всего их было семь человек, считая самого Келера. Но он цветы мне не присылал, ну, не считая конечно, вчерашнего цветка. Так что очко в свою пользу в моих глазах получил.
  Девушки в свою очередь расспросили меня о моих ощущениях, когда появилась метка наездницы, а также вообще о Лилит. Им было все интересно. И я пообещала им поспрашивать у дракоши о ее сородичах. Возможно, и у них может возникнуть пара наездница-дракон. Пора было что-то менять в устоявшемся порядке на этой планете.
  Потом пришел Изар, и девушки засобирались к себе. У Риэл только два раза в год шла продажа, как раз перед брачным отбором. А Мирра просто ей помогала.
  Демон пришел не с пустыми руками, а принес коробки с шоколадными конфетами.
  - Откуда это? - не спеша брать подарки, спросила я.
  - От поклонников, - криво усмехнулся мужчина, - а от кого же еще?
  Я внимательней присмотрелась к гостинцам, но ничего подозрительного не заметив, взяла их в руки.
  И у меня разбежались глаза от этого великолепия лакомств. Какого шоколада здесь только не было, а начинки было еще больше.
  И только я протянула руку за облюбованной мной шоколадной конфетой с миндальным орешком внутри, как услышала предупреждение от мужчины:
  - Я бы на твоем месте не спешил пробовать лакомства.
  - Почему это? - я вновь просмотрела шоколадные конфеты на магический фон, но ничего не заметив, провернула голову к демону, ожидая ответа на свой вопрос.
  - А ты принюхайся, - вместо ответа, попросил Изар.
  И я сделала, как он сказал, и сразу же ощутила любовное зелье. Так как это были не наведенные чары, а приготовленное зелье, то в магическом фоне оно никак не отражалось.
  А вот на аромат оно повлияло, пусть и не очень сильно, но благодаря моему обострившемуся обонянию я смогла учуять чуть сладковатый запах жженого сахара и горьковатый запах полыни. Так пахла приворот-трава, используемая ведьмами в любовных зельях.
  - Вот же сволочи, - не сдержалась я, отодвигая от себя подальше лакомое угощение и провожая их жалостливым взглядом.
  Хотела попросить кораблик выкинуть их, но мне вдруг пришла отличная идея, как проучить этих наглецов.
  Повернулась к демону и заметила его взгляд, направленный на меня полный нежности и тепла, но потом он моргнул и безразлично спросил:
  - Так любишь конфеты?
  - Нет, - размышляя, показалось мне это или нет, ответила я, - шоколад.
  И он, словно маг иллюзий, выудил из воздуха синюю розу с алой шелковой ленточкой на стебельке и молочный шоколад с цельным фундуком.
  А я, как ребенок, визгнула от радости и похлопала в ладоши. Схватив розу и шоколад, поцеловала мимолетным поцелуем в щеку мужчину и пошла на кухню, чтобы налить себе травяного отвара.
  Ушла я, не оборачиваясь, потому и не заметила, как полудемон застыл на месте, глупо улыбаясь и прикасаясь кончиками пальцев к тому месту, куда я его поцеловала. Будто пытаясь удержать теплоту мимолетного прикосновения моих губ к его щеке.
  Когда я доедала шоколад, запивая его прохладным отваром, на кухню пришел Изар. Доставая полуфабрикаты из хладокамеры, он спросил:
  - Ну, что ты узнала?
  - Придется выходить замуж, - грустно ответила я.
  Он от неожиданного ответа даже тарелку уронил. Повернувшись спиной к плите, мужчина хрипло спросил:
  - Что ты сказала?
  - Я сказала, что мне придется выйти замуж, чтобы остаться в городе Шриам и стать его полноправным гражданином. Только так я смогу получить доступ в хранилище Клана, где записано, как можно пропустить через защитный полог другое живое существо.
  - Понятно, - зло процедил Изар. - И кого же ты выбрала на столь вакантное место?
  Я лишь удивленно приподняла бровь, молчаливо спрашивая, что его так разозлило. У меня даже мелькнула мысль, что реагирует он так, будто сам жениться собирается. Не дождавшись ответа, я, пожав плечами, ответила:
  - Пока не решила. Если честно хотела с тобой поговорить на эту тему.
  - Что сама не можешь определиться, решила на меня все повесить? - прорычал демон. - Я думал, что тебе этот блондинчик нравится, ну сын Хранительницы.
  - Ну, даже если и так, - подбирая слова, медленно отвечала я, - я за него не могу выйти замуж.
  - Это еще почему? - заинтересовано спросил мужчина, при этом продолжая хмуриться.
  - Понимаешь, не планирую я еще замуж, я вообще хочу улететь отсюда. Но раз я вынуждена это сделать, то хотела предложить тебе соглашение.
  - Хм, и какое? - уже спокойнее спросил мужчина.
  - Стать моим супругом, - краснея, опустив глаза на руки, сложенные на коленях, ответила я. - Я узнавала, что здесь брак у них не магический, поэтому мы сможем его аннулировать в любое время, как только окажемся за пределами этой планеты.
  И ожидая с тревогой ответа демона, я не отрывала глаз от сжавшихся в кулаки ладоней.
  А Изар стоял, как громом пораженный, но с каждой минутой он начал улыбаться все шире и шире. Как будто получил подарок, о котором долго мечтал, и теперь удерживая его в руках, боялся поверить, что его мечта осуществилась.
  Но потом быстро взял себя в руки и глухо ответил:
  - Ну, раз другого выхода нет, то я согласен.
  А мне вдруг так обидно стало. Ведь я, как и любая нормальная девушка, хотела, чтобы мне, а не я, делали предложение. И чтобы предложение делали с любовью и волнением, а не тоном, приговоренного на эшафот человека.
  - А знаешь, что? - вскинув голову, с вызовом сказала я, - сама разберусь. Если тебе так противна мысль быть женатым на мне, то выйду за Келера. Уж он-то точно так страдать не будет.
  И вскочив со стула, побежала в свою спальню. Уже там долго мерила шагами комнату, выплескивая свой гнев и обиду.
  Я так была увлечена мысленной перепалкой с Изаром, что не заметила, как мужчина оказался рядом.
  Он взял меня за руку и, притянув меня к себе, погладил по волосам. А потом, нежно взяв за лицо, заглянул в мои глаза и уверенно сказал:
  - Я просто был в шоке. Мне никто не делал такое предложение, поэтому я растерялся. Прости, не хотел тебя обидеть и разозлить. Конечно, я согласен.
  Я смотрела в эти серьезные теплые карие глаза и постепенно расслаблялась.
  Действительно и чего я ожидала, хорошо, что не накричал на меня. А то ведь зная его реакцию на мою симпатию, можно было ожидать и скандала.
  - Сходишь со мной к пологу? - вдруг спросила его я.
  - Хорошо. А зачем? - поинтересовался Изар.
  - Хочу тебя кое с кем познакомить. - Интригующе ответила я.
  А про себя подумала, что неплохо было бы, чтобы Лилит на него взглянула. Может, что лучше придумает.
  Пообедав, мы разошлись по своим спальням. Причем демон все-таки забрал свою рубашку и кинул в стиральную машинку.
  И все то время, пока он готовил, а потом еще и угощение собирал для моей 'напарницы', я не переставала чесать спину между лопаток. И этот зуд становился все сильнее и сильнее.
  Смотря на мои 'почесушки' о дверные косяки и заламывание моих рук за спину с целью достать это назойливое место, Изар не выдержал и предложил свои услуги.
  И я согласилась. Лучше бы этого не делала.
  Демон уговорил меня снять с себя комбинезон, так как, по его мнению, надо выяснить причину столь непонятной напасти. А это можно сделать только без одежды на верхней части спины.
  Я, было, заикнулась, что надо бы лучше позвать Риэл, но он ответил, что и сам неплохой целитель. А если действительно что-то ужасное будет, то позовет целительницу незамедлительно.
  И вот я сняла с себя комбинезон, и осталась в одном нижнем белье. Быстро скользнув под одеяло, я легла на живот, обняла подушку и позвала мужчину, который дожидался меня за дверью.
  Демон вошел не слышно, но когда под ним прогнулась кровать, меня бросила в краску от столь двусмысленной ситуации.
  - Мне нужно расстегнуть бюстгальтер, чтобы посмотреть и под ним, - хрипло сказал полудемон.
  - Да, конечно, - просипело я, так как горло охватил спазм, а щеки радовали всех своей пунцовой окраской.
  Когда он прикоснулся своими горячими руками к моему позвоночнику, меня пронзило током, и жаркая волна разлилась по телу.
  Я закусила подушку, чтобы не застонать от удовольствия, когда его пальцы пробежались по всему позвоночнику, начиная от шеи и заканчивая поясницей.
  Потом он наклонился ближе, словно разглядывая что-то, а я почувствовала его жаркое дыхание на спине, и по всему телу побежали предательские мурашки.
  - Ну, что там? - осипшим голосом прошептала я. На большее в данный момент я была не способна.
  - Ничего нет, - ответил Изар.
  А затем я почувствовала жаркий поцелуй прямо в то место, которое очень сильно чесалось. Я непроизвольно выгнула спину, закидывая голову назад, а с моих губ сорвался невольный стон.
  Затем случилось неожиданное, даже для меня самой. Активировался щит на браслете и демона отбросило прямо в шкаф.
  С глухим стоном, потирая пострадавшую голову, он спросил:
  - И что это было?
  Я же сидя повернувшись к спинке кровати, и натянув одеяло до подбородка, ответила:
  - Не знаю.
  Я действительно не знала, почему активировался браслет, но от осознания того, куда могло все зайти, я буквально вся покрылась румянцем стыда и смущения.
  - Прости, - прохрипел мужчина, поднимаясь, - наверное, увлекся, а твой артефакт принял меня за угрозу.
  - Да, наверное, - краснея еще больше, прошептала я и опустила глаза, - спасибо за помощь, все прошло.
  - Пожалуйста, - ответил с едва уловимой насмешкой демон, - пойду в малую спальню, приведу себя в порядок.
  И ушел. Я оделась, ополоснула лицо холодной водой, пытаясь смыть этот ужасный румянец, но безуспешно. Выйдя в гостиную, позвала Изара. И мы, взяв с собой угощение для Лилит и шоколадные подарки от поклонников, отправились к ней в гости.
  Всю дорогу до полога брюнет искоса смотрел на меня и оглядывался по сторонам, словно опасался, что на него нападут.
  И не зря, ведь как только я вышла из своего кораблика, возле меня очутились пятеро мужчин, и двое из них были Куртом и Купером. Это те два брата, что были с Изаром в технической лаборатории при первой нашей встречи.
  И смотрели они на меня все таким жадным взглядом, что я почувствовала себя куском сочного мяса перед голодным животным. Даже вздрогнула от представшей перед глазами картины.
  Сказав, что поговорю с ними после ужина, услышала слаженный горестный вздох. И догадываюсь, что не отказ принять сейчас их был причиной этих вздохов, а то, что я не смотрю на них влюбленными глазами.
  Когда за моей спиной они заметили демона с коробками их конфет, то тут же переменились в лице, и с такой ненавистью уставились на него, что Изар непроизвольно шагнул обратно.
  Пришлось спасать мужчину и говорить, что я собралась на пикник, подумать над кандидатурой моего супруга будущего. А чтобы думалось легче, то взяла с собой конфет, столь щедро подаренных поклонниками.
  Они все заулыбались, словно я их уже выбрала, и пообещали прислать еще. Вздрогнула от такой перспективы и сообщила им, что этого мне надолго хватить, что все хорошо в меру.
  Как только мы подошли к границе полога, я мысленно позвала Лилит. Могла, конечно, и раньше, но почему-то чувствовала, что она не в настроении.
  - Лилит, покажись, милая. Я тут кое-кого привела. - Позвала я.
  - Да знаю кого. - Прорычала дракоша, появляясь за спиной Изара.
  А он вдумчиво смотрел на меня, будто увидел что-то интересное.
  Я улыбнулась ему, он улыбнулся в ответ. А драконница подбирается к нему все ближе и ближе. Просто он у самого контура стоял.
  Смотря на хитрую мордочку Лилит за его спиной, я улыбнулась еще шире и радостнее. А мужчина, не сводящий с меня глаз, тоже улыбнулся еще шире.
  Сегодня он был одет в красную рубашку, которая обтягивала его словно вторая кожа, подчеркивая бугристый рельеф его натренированных мышц и могучую грудь, а черные свободные штаны делали его образ загадочным и очень сексуальным.
  Но не это сейчас занимало мое внимание, а дракоша за его спиной, которая громко рыкнула и дыхнула на него горячим воздухом.
  Изар отпрыгнул ко мне, развернулся, заслоняя меня своей широкой спиной, и в мгновение ока перешел в боевую ипостась. У него вытянулся зрачок, в глаза алело пламя бешенства, удлинились клыки и когти на руках.
  А я выглянула из-за плеча мужчины, для этого мне пришлось встать на носочки, и все еще улыбаясь, сказала:
  - Привет, Лилит. Познакомься, это полудемон Изар.
  И обращаясь уже к мужчине, представила:
  - Изар, это моя дракоша Лилит.
  Демон уже успокоился и вернулся в свою обычную форму. Потом элегантно поклонился моей дракоше и уверенно произнес:
  - Очень рад знакомству, Мудрейшая Лилит.
  У меня от удивления даже рот открылся, а Лилит польщенная таким комплиментом сказала:
  - Скажи ему, что я тоже рада знакомству с сыном Великого ДарХаресса.
  Я передала ее ответ Изару, а он как-то напрягся весь и, подойдя к Лилит поближе прошептал, но я все же услышала, благодаря связи с дракошей:
  - Давайте не афишировать мой статус.
  Лилит только величественно кивнула. А потом, повернувшись своим мужественным лицом ко мне, он спросил:
  - Вы разговариваете мысленно?
  - Да, - настороженно ответила я, потому как на его лице расплывалась мечтательная улыбка.
  - Отлично. А как так вышло? - уточнил Изар, чуть ли не потирая от удовольствия руки.
  - Лилит, - мысленно спросила я, - а чего это он такой довольный? Может не стоит ему рассказывать?
  - Стоит, милая, - прошипела рогатая подруга, - так как ты ведь с ним не-давно миловалась? Точнее он целовал твою спинку?
  И глазками своими алыми хлоп-хлоп.
  - Да, - сглотнула от такого ответа дракоши, и, краснея, спросила - а причем здесь это?
  - А при том, что мы теперь все ощущения и чувства друг друга испытываем. - Прищурилась недовольно Лилит и, гордо задрав голову, продолжила. - Вот ты, похоже, чувствовала, как у меня спина чешется, потому что крылья растут. А я его поцелуй в то место. Я была в таком ужасе, что активировался твой браслет со щитами.
  - Так вот почему он сработал! - вслух воскликнула я. И потом мысленно добавила: - Я так рада за тебя, золотая моя. Скоро ты сможешь летать.
  Драконница довольно зажмурилась, смотря в небо, а наш диалог прервал демон, уставший ждать ответа на свой вопрос.
  Поэтому повторил его снова:
  - Так как вышло, что вы можете общаться мысленно?
  Я молча показала свою метку наездницы на левой ладони и продолжила разговаривать с Лилит мысленно, пока мужчина, нежно касаясь подушечкой большого пальца, рассматривал татуировку.
  - А почему я сейчас тебя не чувствую? - поинтересовалась я. - Что уже ничего не чешется?
  - Нет, - внимательно наблюдая за действиями мужчины, ответила рогатая подруга, - чешется. Просто я пока закрыла эту связь. Так как она только устанавливается, то может накрывать нас сильными эмоциями друг друга. Через пару дней она полностью установится, и я ее вновь открою. Тогда мы сможем чувствовать друг друга только по необходимости или во время полета.
  - Что мы вместе летать сможем? - затаив дыхание, спросила я.
  - Да, - ласково улыбаясь, ответила дракоша, - как вырастут, мы обязательно полетаем, чтобы закрепить нашу связь.
  - Так значит это возможно, - задумчиво рассматривая Лилит, вслух сказал Изар. - Поздравляю, Лана, и вас, конечно же, Лилит. Вы очень красивая пара.
  Вот льстит и не краснеет. Но все равно приятно.
  - Так давайте перейдем к мести, - сказала я.
  И оба моих сообщника уставились на меня удивленными алыми и карими глазами.
  - А что? Думаете, я могу простить эти подарки с сюрпризом? И если цветы я могла еще стерпеть, но они покусились на святое. - Продолжала взывать к бою я.
  - И что это за святое? - лукаво спросила Лилит.
  - Шоколад, - краснея, вслух ответила я.
  - А что это такое? - полюбопытствовала дракоша.
  И я ей показала весь сегодняшний день, а особенно уделила вниманию запаху, ощущение и вкусу этого лакомства.
  - Да, вкуснятина, а мне дашь попробовать? - спросила Лилит, после того, как я ей дала ощутить все множество эмоций от поедания этого продукта.
  Я посмотрела на Изара, который присел на черное с красными цветами пушистое покрывало, и спросила:
  - У тебя еще шоколад есть?
  После моих слов Лилит тоже с ожиданием уставилась на демона.
  - Есть. А тебе зачем?
  - Лилит угостить, - прошептала я и потупилась.
  - Понятно. - Хмыкнул мужчина и опять извлек шоколад из ни откуда.
  Вот просто щелкнул пальцами, и в его руке появилось плитка молочного шоколада.
  - Мне бы так, - мысленно протянула я.
  - Вот выходи за него замуж, и каждый день будешь в шоколаде купаться, - довольно журясь и поедая лакомство, ответила мне драконница.
  - Кстати, что ты думаешь об этом? - мысленно спросила я, зная, что она наш разговор уже видела.
  - Правильно поступила, - серьезно ответила Лилит, - но ты ведь не думаешь, что Рагная от него откажется?
  - Нет, но думаю в поединке, я посильнее ее в магии буду. - Смотря на мужчину, который сейчас уже растянулся на покрывале, ответила я.
  Взгляд сам скользил по внушительным ногам, узкой талии, бугристой груди, очерченной красной рубашкой. А потом остановился на таких притягательных губах.
  Мужчина будто почувствовал мой взгляд, резко сел и спросил:
  - Так что там с местью?
  И я вслух рассказала свою идею: дать конфеты с любовным зельем сородичам Лилит. Ну, если быть точнее другим драконницам.
  И вечером устроить вблизи полога беседку для собеседований с теми самыми поклонниками, с целью познакомиться поближе.
  Не самой поближе, а с драконами.
  Здесь я преследовала две цели. Во-первых, воспитательная. Чтобы перестали любовные чары и напитки ко мне применять. Ну, а во-вторых, может у них тоже связь наездник-дракон возникнет.
  И некогда великая и мудрая раса вновь расцветет на этой планете.
  Итак, мы заручились поддержкой Лилит и Мирры с Риэл.
  Дракоша взяла коробки с конфетами в желтоватые зубы и унесла угощать своих соплеменниц.
  Изар занялся устройством беседки, где мы встречались с моей рогатой подругой, а Мирра с Риэл пошли договариваться с потенциальными женихами.
  Келера в эту воспитательную миссию мы не включили, хотя Изар очень настаивал. Я ему объяснила, что он-то мне конфеты с сюрпризом не присылал, так что он не виноват. Но было видно, что он бы с удовольствием 'повоспитывал' шриамца.
  Что же они не поделили? Оба относятся друг к другу, мягко говоря, не очень. Но отвечать на этот вопрос демон не захотел. А Келера я еще не видела.
  Добралась я в сопровождении воительницы до своего кораблика без проблем. По пути Мирра отлавливала навязчивых женихов и посылала к себе для получения инструкции по сегодняшнему вечернему свиданию.
  Они как слово 'свидание' слышали, сразу бежали к ней, уже ни о чем не спрашивая.
  Я только представила, как они добегают до жилища Мирры, а там уже ее ждут конкуренты. Надеюсь, там драку не устроят.
  Ополоснувшись в душе, я одела легкое воздушное платье глубокого синего цвета в греческом стиле.
  Чем-то фасон платья земную греческую женскую тогу напоминал. Лямка обнимала правое плечо, спускалась на грудь собранной тканью, подпоясанной по грудью, и разлеталась в свободном полете вокруг талии и бедер, доходя до середины последних.
  Я убрала волосы вверх, оставив пару локонов падать на спину, и нанесла блеска на губы.
  Одела босоножки без каблука синего цвета, ремешки которых опоясывали ноги до колен.
  Когда вышла в гостиную, Изар, вернувшийся недавно от защитного полога, встал столбом, увидев меня. Мне его реакция понравилась и я, виляя бедрами, подошла к нему и, глядя в глаза, проникновенно спросила:
  - Ну как? Хорошо выгляжу?
  Мужчина сглотнул и ответил:
  - Даже очень.
  А потом вдруг притянул к себе ближе и наградил нежным обещающим весь мир поцелуем.
  - Это на удачу, - хрипло прошептал он, отстраняясь и тяжело дыша, как после пробежки.
  У меня дыхание было таким же, поэтому немного отдышавшись, я нехотя отошла от него и сказала:
  - Пора начинать.
  Я прошла в беседку в сопровождении Курта.
  Сероглазый мужчина в этот раз был одет в темно-серую майку, облегающую рельефный торс и оставляющую напоказ сильные смуглые руки, на которых при каждом движении перекатывались внушительные мышцы, и того же цвета штаны.
  Он довел меня под руку за столик, что стоял под устроенным железным тентом, сверху натянутым белым покрывалом.
  Тент состоял из четырех железных палок, встроенных в землю и укрепленных с помощью магии, чтобы не упали. С трех сторон на жердинах, соединяющих эти палки между собой, спускались шелковые полупрозрачные на тон белее верхнего полога занавеси.
  Получилась этакая беседка в восточном земном стиле. Ближе к защитному пологу занавеси не было, чтобы влюбленные драконочки могли лицезреть объект своего обожания.
  В самой беседке стоял круглый плетеный белый столик с двумя плетеными креслами в тон, которые располагались напротив друг друга.
  Я села в кресло, находившееся лицом к защитному пологу, а Курт сел соответственно напротив меня, спиной к пустынной территории планеты.
  На столе стояла глубокая ваза с фруктами и два бокала для слабоалкогольного персикового вина.
  И я начала изображать влюбленную дурочку.
  - Какой же ты красивый. А как тебе идет серый цвет. Он делает твои глаза похожими на предгрозовое небо. - С придыханием говорю я, а сама мысленно сообщаю Лилит, что первый клиент готов.
  Курт выпятил грудь колесом от комплиментов, начал поигрывать мускулами, а потом, улыбаясь, ответил:
  - Спасибо, дорогая. Ты сегодня тоже чудесно выглядишь.
  Чего мне стоило не скривиться на слове 'дорогая' одной Вселенной известно, но я продолжала мило улыбаться и хлопать глазками. И как только ветер не подняла.
  Через минуту послышался радостный рев драконницы, которая бежала к нам на всех порах.
  Увидев меня, эта желтоглазая красавица с пурпурной чешуей остановилась у границы полога и обиженно уставилась на объект своей страсти.
  Так как мужчина в это время пожирал меня глазами и пел мне дифирамбы, не обращая внимания на то, что творится за его спиной, зная, что полог их защитит от всех хищников по ту сторону, то не увидел, как влюбленная дракоша, сгорая от ревности, готовиться плюнуть в меня.
  А что ей еще остается, если защитный полог не пускает?
  Я же томно откинулась на спинку кресла, немного отодвинув его от стола. Чтобы уж наверняка в меня не попала.
  Дракоша оказалась на редкость меткой, а может быть просто везучей. Плевок точно полетел в нашу сторону, но до меня, слава Мирозданию, ну и расчетам Изара, конечно же, не долетел.
  А приземлился он на широкую спину моего собеседника со смачным шлепком.
  Я постаралась подавить смех, и продолжила как не в чем, не бывало:
  - Прекрасная беседка получилась, правда? Я ее специально для тебя приказала поставить. Я так старалась. - Сказала я и глазки сделала восторженно-заискивающие.
  - Пррррекррррасная беседка, - улыбаясь, прорычал сероглазый брюнет.
  А потом развернулся посмотреть, кто же там в него плюнул.
  Драконночка, заметив, что объект ее страсти обратил на нее свое внимание, начала призывно курлыкать и вытягивать свою пурпурную шею, показывая себя во всей красе.
  У мужчины был шок, он явно не понимал, почему себя так странно ведет дракоша.
  Потом перевел ошарашенный взгляд на меня и спросил:
  - Ты это видишь?
  - Что именно? - недоуменно спросила я.
  Нет,во мне точно умерла талантливая актриса.
  - Ну, - замялся Курт и сделал жест рукой себе за спину, - там за пологом...
  И не договорил, так как очередной плевок попал ему уже на его черные волосы, зачесанные назад.
  - Да что за ... бред, - он тщательно старался подобрать цивилизованные слова, подскочив с кресла - ты, что же не видишь, что там дракон плюются в нас?
  Я заглянула за его спину и недоуменно перевела взгляд на него.
  - Тебе что не нравится мой сюрприз? Мог бы сразу сказать, а не придумывать небылицы. - Обиженно сказала я, не забыв сесть так, чтобы на линии обстрела оставался мужчина.
  К нам подошел Изар, чтобы налить еще вина в бокалы.
  - Ты тоже дракона не видишь? - со злостью спросил Курт.
  Демон перевел удивленный взгляд с мужчина на полог, за которым курлыкала дракоша, и невозмутимо ответил:
  - Там никого нет.
  Шриамец выпал в осадок он так и стоял с открытым ртом переводя удивленно-подозрительный взгляд с меня на Изара, затем развернулся опять к пологу.
  Именно в этот момент драконница разозлившись, что вокруг меня одной вьются уже двое мужчин, решила плюнуть, дабы все-таки унизить соперницу, то есть меня. И попала точно в лицо объекту своего обожания.
  Это я стерпеть не смогла и разразилась громким хохотом. Через несколько секунд ко мне присоединился бархатистый раскатистый смех демона.
  А Курт медленно повернувшись в нашу сторону, вытер лицо полой своей майки и зло уставился на нас.
  - Так вы ее видите? - прорычал он. - И зачем вы меня обманывали?
  Резко перестав смеяться, я рявкнула на него:
  - Сядь.
  Он повиновался незамедлительно, ведь я использовала свою силу. Даже драконночка перестала курлыкать.
  - Я думала для тебя это норма, обманывать? - прорычала я.
  - Н-нет, - заикаясь, ответил ошарашенный моим тоном Курт. - О чем ты говоришь, милая?
  - Не надо строить из себя глупого орка, - не переставая рычать, ответила я, - Я говорю о конфетах и любовном зелье внутри них.
  А Курт сидел, не зная, что сказать, и только открывал и закрывал рот, как рыба, выброшенная из воды.
  - Молчишь? Я отдала твои конфеты этой пурпурной красавице.- продолжала проникновенно я. - А каково было условие снятия наведенных чар?
  - Поцелуй любимой, - бледнея, прошептал мужчина.
  - Ты должен понести наказание! - В душе жалея бедолагу, но отступать, не намерена, я начала подчинять его силой. - Одну неделю ты будешь кормить дракошу, дашь ей имя и будешь с ней общаться. Только по истечении этого срока, ты сможешь дать ей отворотное зелье. Понятно?
  - Д-да, - заикаясь, ответил Курт.
  - Теперь иди в больницу, мыться и избавляться от микробов, которые могут содержаться в слюне твоей пассии. - С улыбкой отпустила я парня.
  Он так быстро убежал, словно за ним толпа хищников гналась. А на деле одна пурпурная драконница с желтыми глазами.
  Со следующими двумя претендентами в качестве моего супруга произошло практически то же самое, что и с Куртом.
  Белокурый зеленоглазый Инвар и Рыжий кудрявый Кир сразу же раскололись и раскаялись после первого плевка в спину.
  Четвертым на свидание пришел брат Курта Купер.
  Этот кареглазый брюнет с милыми ямочками на щеках был одет в сине-голубую майку на лямках, открывающую спереди дорожку курчавых волос на груди и короткие джинсовые синие шорты.
  Вел себя он нагло и развязно, будто уже вопрос о его статусе был решен.
  Пройдя в беседку в сопровождении Изара, мужчина сразу же полез целоваться. Мне пришлось увернуться, игриво захихикав, изображая скромницу, и буквально позвать на помощь Лилит со следующей дракошей.
  С торжествующем ревом изумрудная рогатая драконница подбежала к границе защитного полога. Рога у нее были не такими большими, как у моей Лилит и прямыми. Глаза, светящиеся обожанием, были бордового цвета с синим вытянутым зрачком.
  Куперт, увидев приближающуюся гостью, поинтересовался, не хотела бы я прогуляться. На что я, естественно, ответила отказом и завела уже поднадоевшую песню:
  - Тебе нравится моя беседка. Специально для тебя старалась.
  - Очень нравится, - косясь взглядом на курлыкающую драконницу, ответил мужчина.
  - А тебя не волнует соседство дракона? - поинтересовался мой собеседник.
  - Какой дракон? Где? - чуть приподнявшись с кресла, посмотрела я в разные стороны.
  Дракоше это явно пришлось не по нраву. Как же соперница ее считает пустым местом и в упор не видит. И она приготовилась плевать.
  Я тут же поспешила опуститься в кресло, загораживаясь мужчиной. Но он оказался умнее, и быстро опрокинул стол, тем самым закрыв нас от летящего в нашу сторону плевка.
  Я же стараясь сохранить спокойствие, изобразила обиду и непонимание. Со слезами в голосе спросила:
  - Если тебе не понравилось угощение и вино, мог бы просто сказать, а не переворачивать все вверх дном.
  И обиженно отвернулась в сторону, продолжая наблюдать за драконночкой.
  Она же пользуясь повышенным вниманием со стороны объекта ее желаний, стала вытягивать шею с небольшим гребнем и крутить хвостом, в буквальном смысле этого слова.
  Так крутила, что даже ветерок небольшой создала.
  - Ну, не обижайся. - Бегал вокруг меня Куперт. - Я же не специально. Я тебя защищал от дракона, что стоит по ту сторону полога.
  - Какого дракона? Опять обманываешь? - обиженно протянула я, - Давай ставь все обратно.
  Мужчина поставил стол на место, вернул кресло в исходное состояние, а вазу с фруктами и бокалами уже не могли послужить благой цели. Пришлось ждать Изара и просить, чтобы он принес запасные бокалы и фрукты.
  Пока он ходил, мужчина не стал терять времени даром, целуя сначала мои пальчики, затем переходя на кисть и выше.
  Когда он дошел до локтя, произошло сразу несколько событий.
  В беседку вошел демон с бокалами и вином; драконночка, разозлившаяся на полное отсутствие внимания на свои уже почти танцы у границы полога, начала целиться уже огнем в спину ничего не подозревавшего шриамца; я расширившимися от ужаса глазами, наблюдавшая, как в Куперта летит огненный шар, открыла рот, чтобы предупредить его.
  Видимо, драконница решила, что если он не достанется ей, то пусть уж лучше не достается никому. Отчаянная дракоша и очень предприимчивая.
  Если у них откроется связь наездник-дракон, то я думаю, они станут очень эксцентричной парой.
  Изар увидев летящий огненный плевок, поставил на меня щит, а вот незадачливому женишку повезло меньше. Его щит успел закрыть лишь на половину, поэтому дракоша подпалила ему его черные волосы, укоротив их до скул.
  Мужчина взвыл раненным зверем и уже схватил кресло для того, чтобы бросить его в драконницу, как я закричала:
  - Хватит! Успокоились все!
  И все сразу успокоились. Лишь дракоша и Куперт раздосадовано сопели, зло, буравя, взглядом друг друга.
  Изар постоянно наблюдая за ревнивой дракошей, подошел ко мне ближе и прошептал:
  - Нам нужно новое кресло. Его все сгорело.
  - Хорошо. Принеси, пожалуйста, запасное. - Прошипела я так, что даже изумрудная красавица вздрогнула и виновато потупила глаза.
  Ну, а дальше пошло воспитание. И соответственно озвучивание наказания, опустившему голову мужчине. Он даже отнекиваться не стал, сразу признав свою вину.
  После этого они гордо направились в сторону больницы, изображая, обиду друг на друга. Хотя я заметила, то у Куперта глаза загорелись в предвкушении новых интересных приключений. А дракоша лукаво смотрела на объект своей страсти, усиленно виляя хвостом. Наверное, мою походку от бедра изображала.
  Последним был Минас. Не очень высокий парень, по сравнению с другими шриамцами и даже тем же Изаром, смуглый синеглазый брюнет, худощавый, но с накаченными мускулами. С очень доброй и красивой улыбкой и ямочкой на квадратном подбородке.
  В целом он показался мне умным и серьезным парнем.
  Когда он подошел к беседке, я стояла у одной из его подпорки и смотрела вдаль. Так устала из-за всего этого спектакля. Да и вина уже выпила больше, чем планировала. И хотя оно было слабоалкогольным, усталость взяла свое и я чувствовала легкое опьянение. А ещё кушать хотелось очень сильно.
  Минас прокашлялся, тем самым давая знать о своем присутствии. Я перевела взгляд на него и улыбнулась.
  Мужчина был одет в простую синюю майку и темно-синие джинсы. И выглядел в них так повседневно, словно не наряжался на свидание, а так обычно ходит.
  Под моим голодно-обожаемым взглядом, парень вздрогнул и замялся.
  - Дорогой, хорошо выглядишь! - начала я.
  Минас быстро пересек разделяющее нас расстояние и, бережно взяв за подбородок, начал всматриваться в мои глаза.
  - Что-то случилось? - нахмурилась я, не понимая действия мужчин.
  От его горячего дыхания начала кружиться голова и стали подкашиваться ноги.
  - Ты съела мои конфеты? - серьезно спросил он.
  - Да, все. - Уже мурлыкала я.
  Он также резко отстранился от меня и, отведя глаза в сторону, прошептал:
  - Прости. Я думал, что все обойдется.
  - Что обойдется? - спросила я, садясь в кресло.
  - Понимаешь, в тех конфетах, что тебе прислали от моего имени, было любовное зелье. Моя мать без моего ведома отправила их тебе и только сегодня мне утром об этом сказала.
  - Твоя мать? - удивленно переспросила я.
  - Да, - зло прошипел он, - я сразу же купил отворотное зелье, но надеялся, что все же обойдется.
  - Зачем? - спросила я.
  В затуманенном алкоголем мозге все перепуталось и мысли текли вяло и неохотно.
  - По-моему, это не достойно мужчины. И есть еще одна причина - Келер. Он мой лучший друг, и ты ему очень нравишься. У него это впервые так все серьезно, и я не хочу ему мешать. - Пояснил мужчина.
  - А я что же тебе вообще не нравлюсь? - подняла голову моя самооценка.
  - Очень нравишься. И поэтому тем более обидно, что моя мать так поступила. Но для меня дружба важнее. Если у него не получится покорить твое сердце, то тогда я поборюсь за тебя. - Невесело улыбнулся Минас.
  Это было так неожиданно, что я не знала, что ответить на это.
  - На, выпей это зелье. - Строго сказал мужчина, протягивая мне колбочку с мутной жидкостью.
  И не успела я взять ее в руки, как послышался радостный рев следующей влюбленной дракоши.
  Я же, смотря на эту рогатую синеглазую белую красавицу-дракошу, нервно выпила залпом бокал вина, стоявший у моего кресла.
  Мужчина выступил вперед, загораживая меня своим телом и удивленно спросил:
  - Странно это все, не находишь?
  - Да нет, - пожала я плечами, - я твои конфеты ей скормила, так что все вполне логично.
  И глупо захихикала. Все-таки последний бокал был лишним.
  Влюбленная драконночка чуть ли не подпрыгивала, польщенная вниманием объекта своей страсти.
  - Ты можешь ей сам отдать отворотное зелье, - щедро предложила я, - раз ты ни в чем не виноват.
  Минас перевел удивленный взгляд с курлыкающей драконницы на меня. А я лишь неопределенно пожала плечами. Отчитываться я не собиралась, как и просить прощение за свой поступок.
  - Если честно даже не знаю, что мне делать, - сказал мужчина, о чем-то догадавшись, - то ли восхищаться тобой, то ли бояться тебя.
  - Оскорбленной женщины всегда стоит опасаться, - сказала я прописную истину.
  Мужчина рассмеялся хриплым смехом и повернулся к уже начинающей ревновать драконночке.
  - Дай ей имя и поговори с ней, она очень умная, - давала наставления я.
  - Это девочка? - спросил Миная, продолжая любоваться кокетничающей дракошей. И не дожидаясь ответа, сам продолжил. - Ну, конечно, девочка. Такая красивая и грациозная. Думаю, ей подойдет имя Сонан, что переводится как снежная.
  Драконночке имя приглянулась, так как она просто мурлыкала от удовольствия, как кошка, пока его повторял.
  - Открой рот, Сонан, - произнес Минас.
  И дракоша безропотно подчинилась. Тогда шриамец аккуратно закинул склянку с отворотным зельем ей в пасть.
  В этот же миг послышался оглушающий рев полный боли и тоски и к защитному пологу прибежал ярко-рыжий дракон с черными, как ночь глазами.
  Дракон был в два раза больше белой драконночки с такими же витыми рогами, как у Лилит. И он был очень зол. Причем зол был на Минаса.
  Дракон целенаправленно плевался огнем и слюнями, наверное, целую минуту, пока оклемавшаяся Сонан, что-то не прорычала ему.
  Я уже позвала Лилит, но она что-то не спешила идти нам на помощь.
  А Минас только прыгал в разные стороны, предварительно отбежав от нашей беседки, чтобы меня не задело, и восторженно ахал.
  Изар с улыбкой наблюдал за акробатическими этюдами парня, стоя рядом со мной.
  - Может, поможешь ему? - предложила я демону слегка заплетающимся языком в самом начале импровизированного спектакля под названием 'Ревнивый Дракон'.
  - Ты думаешь, он не смог бы убежать подальше, чтобы до него не долетало? - весело уточнил Изар, придерживая меня за локоть.
  И за это я была ему благодарна, так как меня немного качало. От усталости, наверное, думала тогда я.
  После того, как драконночка пришла в себя и что-то прорычала своего дракону, то последний успокоился. И они как кошки начали нежно тереться мордочками друг о друга. Это было так мило, что я прослезилась.
  - Ох, ну что же ты так напилась, Ланка? - мягко пожурила меня мысленно Лилит.
  - Я не специально. - Оправдывалась я.
  - Да у тебя все не специально, - хохотнула эта рогатая язва.
  - А ты, кстати, что не приходила, когда я тебя звала? - насупилась я, тоже мысленно.
  - Я пережидала гнев рыжего дракона. - Выходя из-за скалы, где раньше жили кьяры, сказала Лилит. - Я не знала, что белая в паре, а то дала бы другой дракоше, свободной.
  - Ух, ты какой красавец! - тем временем восхищался драконом Минас, - И какой у него вкус хороший. Такую красотку выбрал.
  Дракон, оторвавшись от нежных ласк своей любимой, предупреждающе зарычал на парня.
  - Нет, я не претендую, - выставив руки ладонями вперед, продолжал парень, - Просто восхищаюсь твоим выбором.
  - Пусть попробует дать ему имя, - мысленно подсказала мне Лилит.
   Я, положила голову на плечо Изара и повторила совет своей рогатой подруги, и шриамец задумался.
  - Назову его Крам, что означает победитель. - Озвучил, наконец, Минас.
  Дракон все это время прислушивающийся к нашему разговору, удовлетворенно фыркнул.
  Я ему кратко рассказала о метке и связи, возникшей у нас с Лилит, и посоветовала общаться с парочкой, надеясь, что хоть кто-то из них станет Его драконом.
  Попрощавшись с Минасом, я отправилась домой. Старалась идти ровно и мне даже казалось, что у меня получается, пока демон с тихим смехом не взял меня на руки и не понес.
  Я же обхватив, его за шею и уткнувшись в очередную рубашку, тихо млела от удовольствия. А затем я, убаюканная мягкой поступью демона, задремала.
  Проснулась, когда демон осторожно поставил меня на ноги, придерживая за талию, чтобы не упала. Он развернул меня к себе и медленно, глядя мне в глаза, взял мою правую руку и прикоснулся ею двери корабля.
  Когда дверь открылась, я попыталась было войти внутрь, но неожиданно Изар привлек меня к себе и нежно поцеловал в губы.
  Разомлевшая от дремы и алкоголя и взбудораженная таким притягательным для меня запахом мужчины, я ответила на поцелуй с таким жаром, что поначалу демон растерялся, но потом начал отвечать на мои ласки с не меньшим напором.
  Во время поцелуя я закрыла глаза, поэтому не видела собственнического взгляда поверх своей головы, брошенного демоном.
  Голова от поцелуя кружилась все сильнее, ноги давно ослабли и если бы не объятия Изара, я давно бы уже упала.
  Волна желания давно опалила меня, и с каждой секундой жар внизу живота становился все сильнее, требуя чего-то большего.
  Чьи-то руки начали расстёгивать пуговицы на рубашке мужчины, так рьяно, что некоторые просто отлетали от ткани и с глухим стуком падали на пол.
  Лишь после того, как Изар перехватил мои ладони и хрипло рассмеялся, я поняла, что руки были моими.
  Но как ни странно смущения и стыда не было, хотелось прикасаться к его голому телу, ощущать жар его кожи на своей. А ткань на наших телах только мешала сделать это.
  Я выразила эту мысль в слух и демон легко подхватив меня на руки, вошел на корабль и отнес меня в мою спальню.
  Положив меня на шелковые красные простыни, он начал медленно снимать с меня обувь. Потом целуя каждый сантиметр моей кожи, начиная с голени, он вместе с ладонью продвигался все выше и выше. Когда его жаркие губы коснулись внутренней стороны моего бедра, я захихикала, так как было очень щекотно.
  Демон, немного отстранившись, начал медленно снимать с меня платье. А мне так хотелось, чтобы он сорвал его с меня. Я потянула руки для того, чтобы помочь ему быстрее избавить меня от одежды, но он мягко отвел мои руки и продолжил свою пытку.
  Когда, наконец, я осталась в одном белье, он восхищенно прошелся жарким взглядом по моему телу. Затем наклонился и подарил еще один страстный поцелуй, во время которого мои руки нагло гуляли по его телу, словно художник, плавно рисуя ладонями все его изгибы.
  Затем мужчина резко встал, я же неосознанно потянулась за ним, словно мы были единым целым.
  Он осмотрел себя, расстегнул последнюю оставшуюся пуговицу на рубашке и с улыбкой искусителя стал медленно снимать ее.
  Потом скинул ее на пол небрежным жестом и все также медленно подошел ко мне. Наклонился и целомудренно поцеловал в лоб, затем накрыл одеялом и, пожелав спокойной ночи, быстро вышел из спальни.
  Я же от злости и обиды успела швырнуть в его спину подушку, и откинувшись на оставшуюся, не заметила, как уснула.

*****


  Проснулся я довольно рано, точнее меня разбудил корабль, оповещая о том, что за его стенами ждут посетители. А аромат цветов просто сбил с ног, только стоило мне открыть ухажерам Ланы дверь.
  От букетов так сильно фонило любовной магией, что я еле удержал себя от гневной тирады по поводу низости подобного поступка. Но решил, что девушка сама должна решать, что с ними делать. Заодно и посмотрим, как она реагирует на любовные чары.
  Решив, что спать ложиться уже бесполезно, я прошел на кухню и начал готовить завтрак. Когда я почти закончил выпекать последний блинчик, в коридоре раздал возмущенный крик девушки.
  Выключив плиту, прошел в коридор и увидел, как голубоглазый ангел в облике девушки, сминая мою рубашку в руках, пылал праведным гневом.
  Когда выяснилась причина ее ярости, я чуть ли не затанцевал от удовольствия и облегчения. Все-таки она умная девушка и осторожная.
  Не мог не спросить, зачем же ей понадобилась рубашка, поэтому пошутил:
  - Ты собралась отбиваться ею от поклонников или от меня?
  Она же перевела взгляд на позабытую рубашку в своих руках и ответила:
  - Тебе надо ее постирать.
  Я же настолько удивился, что только и смог спросить, полагая, что мог и ослышаться:
  - Что?
  - Я сказала, что тебе надо ее постирать самому, так как после меня, ее можно будет только выкидывать. И то, если не буду сильно стараться. - Пояснила она, глядя мне в глаза невинным честным взглядом.
  И я расхохотался. Так наследного принца демонов еще никто не удивлял. А уж тем более стирать за девушкой.
  Но он не обиделся. Почему если она говорит правду. А ее смех, похожий на звон серебряных колокольчиков, приятно удивил. Он еще никогда не слышал такого искреннего и красивого смеха.
  На ее вопрос о том, как же ей теперь пройти, я просто подхватил ее на руки. С утра хотел это сделать, но боялся напугать ее. А так вроде и повод есть.
  Донеся ее до кухни, я нехотя посадил ее на стул и начал понемногу узнавать ее предпочтения в еде.
  Я никогда не мог подумать, что это будет для меня важным: знать, что нравится девушке. Она настолько отличалась от других, что невольно расположила меня к себе, все время, удивляя и заставляя взглянуть на вещи под другим углом.
  Позавтракав, она предложила сделку, предварительно решив узнать, как можно отсоединить корабль от вен города.
  Ответив на ее вопросы честно, я, решив перестраховаться, и пустил в свой голос очарования. Нагнувшись через стол и преодолевая желания вкусить нектар ее таких желанных губ, я спросил:
  - А как ты смогла пройти через полог?
  - Просто он меня пропускает, - ответила она с уже затуманенными глазами.
  - Почему? - спросил я, приблизившись еще.
  Ее дыхание смешалось с моим. И я начал понимать, что если еще чуть-чуть она повременит с ответом, то я сорвусь и поцелую ее.
  - Потому, что мой родственник когда-то его ставил и замкнул его на Хранительнице и своей крови. - Сглотнув, ответила она, тем самым подтверждая мои догадки.
  - Я так и знал, - воскликнул я, чтобы развеять установившуюся связь между нами и дать нам обоим передышку для прояснения мыслей.
  Девушка отстранилась и нахмурилась, понимая, что именно сейчас я сделал.
  Она отвернулась от меня, а я впервые за два года почувствовал вину перед женщиной.
  - Прости, маленькая, - просительно покаялся я, - ведь я тоже немного обладаю магией очарования. Не такой, как шриамцы, но похожей. Просто ты бы мне не ответила честно на эти вопросы.
  - А откуда ты знаешь? - чуть ли не плача от обиды, прокричала она, - сначала спроси. Не все же женщины лживы и расчетливы.
  При последних словах я непроизвольно вздрогнул. Лана оказалась очень умной и проницательной. Неудивительно, что ею все заинтересовались.
  - Я ведь тоже могла бы просто рассказать про твою маленькую тайну с амулетом, и ты бы давно был под каблуком у Рагнаи. Но я ведь не стала этого делать. Так чем же я заслужила такое отношение? - обхватив себя руками, уже тихо прошептала девушка, заслуженно обвиняя меня.
  Я подошел к ней, обнял за плечи, уставившись невидящим взглядом в одну точку, и начал тихо рассказывать, как попал сюда.
  Признание давалось мне нелегко, поэтому я старался говорить беспристрастно, словно рассказывая историю другого человека.
  А в конце я попросил прощение, ведь она права и ничем не заслужила такого обращения.
  И вновь я поразился ее благородству. Лана не стала и дальше развивать эту тему, а сменила ее на более важную в данный момент.
  Я ей улыбнулся и в знак признательности начал делать легкий массаж плеч. Да если уж быть совсем честным перед собой, то мне хотелось и нра-вилось касаться ее. Ее близость волновала мое тело и, как ни странно это звучит, успокаивала мою душу.
  Посоветовал ей спросить Мирру, она же как никак дочь Хранительницы, должна что-то знать.
  А Лана так нахмурилась, когда я ей сказал, что лучше бы сегодня не выходить за пределы корабля, что мне захотелось поцелуем разгладить эту морщинку на ее лбу. Но я сдержался. Обосновал свой совет, и она согласилась со мной, хотя и не обрадовалась этому. 'Видимо очень ценит свободу', сделал вывод я.
  Возвращаясь к Лане, по пути встретил недавних ухажеров Ланы. Чего мне только стоило не набить их смазливые лица, знает только Мироздание.
  Мало того, что цветов надарили, теперь очередь и до шоколадных конфет дошла.
  Я специально, отойдя от поклонников на достаточно большое расстояние, просмотрел их на подлянки. И оказался прав, так как конфеты были с сюрпризом. От них пусть и слабо, но шел запах приворот-травы. Я тихо выругался, но решил доверить все девушке.
  Девушка взяла подарки не сразу. Сначала долго присматривалась, видимо, выясняла, есть ли там любовные чары. Но ничего не обнаружив, взяла подарки.
  А как загорелись ее глаза от разнообразия шоколадных лакомств, что мне как-то неловко стало ее огорчать. Но девушка, не ожидая подвоха, уже протянула руку за шоколадной конфеткой, поэтому пришлось вмешаться.
  - Я бы на твоем месте не спешил пробовать лакомства.
  - Почему это? - просила она, вновь прищурившись на конфеты.
  - А ты принюхайся, - посоветовал ей я.
  - Вот же, сволочи, - в сердцах воскликнула девушка, отодвигая от себя коробки с конфетами и провожая их жалостливым взглядом.
  Она была такая непосредственная в этот момент, как ребенок, что я не мог заставить себя оторвать от нее глаз.
  А когда она перевела взгляд на меня, пришлось проморгаться, чтобы убрать все эмоции бушевавшие внутри меня из глаз.
  - Ты любишь конфеты? - спросил бесстрастным голосом я.
  - Нет, шоколад, - задумчиво ответила она.
  И я решил, что это самый подходящий момент подарить ей синюю розу, что я купил для нее. Вышло это импульсивно. Просто увидел у Риэл синий бутон и вспомнил ее глаза, поэтому сразу же и купил. А как подарить ей даже не знал. Но случай подвернулся очень удобный, чтобы им не воспользоваться.
  А шоколад я и сам люблю, поэтому у меня всегда есть плитки шоколада, что лежат на кухни в самом дальнем ящике.
  Подтащить их с помощью магии было не просто из-за магических браслетов, но вполне возможно. Я использовал силу крови, которой и магические браслеты не помеха. Они только заглушают ее.
  Но это стоило усилий, так как такого практически детского восторга и искренней улыбки я не видел у взрослой девушки давно.
  Она подбежала, забрав у меня розу с шоколадом, поцеловала щеку мимолетным благодарным поцелуем и упорхнула на кухню.
  А я стоял с идиотской улыбкой на лице, прикасаясь кончиками пальцев того места, куда она меня поцеловала, и думал, что теперь ее точно никому не отдам. Я завоюю ее доверие и сердце, чего бы мне это не стоило.
  Очнувшись от предвкушающих мыслей, я пошел готовить обед, где Лана сообщила, что Мирра ничего не знает. А для того чтобы выяснить, ей надо будет выйти замуж.
  Новости меня не то, что не обрадовали, а разозлили. Только я решил, что все уже будет хорошо, как выясняется, что ее могут у меня отобрать. От неожиданности и злости я уронил тарелку.
  - И кого же ты выбрала на столь вакантное место? - прорычал я, представляя, как сейчас она скажет, что, конечно же, Келера.
  - Пока не решила. Если честно хотела с тобой поговорить на эту тему. - Проговорила спокойно она.
  Нет, она что издевается? Мало того, что меня как кандидатуру не рассматривает, еще хочет, чтобы я выбрать помог?
  - Что сама не можешь определиться, решила на меня все повесить? - прорычал я. - Я думал, что тебе этот блондинчик нравится, ну сын Хранительницы.
  - Ну, даже если и так, - медленно ответила она, - я за него не могу выйти замуж.
  И у меня появился лучик надежды.
  - Это еще почему? - заинтересовано спросил я, при этом продолжая хмуриться.
  А вдруг еще что похлеще придумает.
  - Понимаешь, не планирую еще замуж, я вообще хочу улететь отсюда. Но раз я вынуждена это сделать, то хотела предложить тебе соглашение. - Заинтриговала она меня.
  - Хм, и какое? - уже спокойнее спросил я.
  - Стать моим супругом, - краснея, опустив глаза на руки, сложенные на коленях, ответила Лана. - Я узнавала, что здесь брак у них не магический, поэтому мы сможем его аннулировать в любое время, как только окажемся за пределами этой планеты.
  Я стоял как вкопанный, боясь поверить в свою удачу. Словно ребенок, получивший долгожданный подарок, я боялся поверить в его реальность. На моем лице помимо воли расползалась глупая улыбка.
  Но потом я, быстро взяв себя в руки, чтобы ненароком не спугнуть своим счастливым видом девушку, ответил:
  - Ну, раз другого выхода нет, то я согласен.
  Видимо я переборщил, так как Лана, подобравшись, словно кошка перед прыжком, вскинула голову и с вызовом в глазах сказала:
  - А знаешь, что? Я сама разберусь. Если тебе так противна мысль быть женатым на мне, то выйду за Келера. Уж он-то точно так страдать не будет.
  И вскочив со стула, она выбежала из кухни.
  Лана как нарочно попала в самое больное место. Конечно, он согласится. Он за ней давно бегает, некоторые даже шутят по этому поводу, когда его нет.
  Не теряя больше времени, я пошел за Ланой. Нашел ее в спальне, где она гневно ходила по комнате, не замечая ничего вокруг.
  Я подошел к ней, взял за руку, притянув к себе, погладил по шелковистым пшеничным волосам и, заглянув в глаза, сказал:
  - Я просто был в шоке. Мне никто не делал такое предложение, поэтому я растерялся. Прости, не хотел тебя обидеть и разозлить. Конечно, я согласен.
  Она долго всматривалась в мои глаза, словно искала там признаки насмешки и иронии, но так и не найдя их, расслабилась.
  - Сходишь со мной к пологу? - вдруг спросила девушка.
  - Хорошо. А зачем? - поинтересовался я.
  - Хочу тебя кое с кем познакомить. - Интригующе ответила Лана.
  Пообедав, мы разошлись по своим спальням. Я забрал свою рубашку и кинул в стиральную машинку. Хотя сначала хотел ее выбросить, но вспомнив, как она хорошо в ней выглядела, решил оставить ее девушке. Потом я приготовил нам ужин и собирал гостинцы для ее знакомой, какой именно она не уточняла, лишь загадочно улыбалась.
  Все это время она ходила за мной по пятам, комментируя какие надо брать продукты для гостинцев, и пыталась чесать спину. Выходило у нее не очень, а временами даже смешно. Когда она пыталась чесать спину о косяк и забавно морщила носик.
  На мое предложение помочь ей, она заливалась краской и говорила, что уже не чешется. И нагло врала, так как не проходило и минуты, как она начинала чесать вновь.
  Я не выдержал и сказал, что если сейчас же не посмотреть, что там чешется, то потом могут возникнуть проблемы.
  - А вдруг там какое-то начинающееся заболевание кожи? - начал запугивать ее я, волнуясь, что могу оказаться прав.
  Девушка предложила тогда вызвать Риэл, но я признался, что и сам немного целитель, и если что-нибудь серьезное, то незамедлительно позову Риэл.
  Она согласилась и выставила меня за дверь, чтобы снять одежду. А я стоял, как влюбленный мальчишка, и ждал с таким нетерпением, что на месте девушки, разделся бы в мгновение ока.
  Хотя я и понимал, что ничего сексуального в том, что сейчас происходит и будет дальше, нет, но сама возможность прикоснуться ее голой кожи вызывала во мне бурю разнообразных эмоций во главе с возбуждением.
  Когда я услышал зов Ланы, то буквально влетел в комнату. Хорошо, что она не видела моего ошалелого от предвкушения лица, а то бы с криком выгнала меня прочь.
  Я осторожно присел на кровать, застеленную черным атласным покрывалом, которое укрывало девушку до середины спины. Ее золотистые волосы, перекинутые на одну сторону, красиво гармонировали с постельным бельем. Казалось, что ласковое золотистое солнышко выглянуло из-за черных туч.
  - Мне нужно расстегнуть бюстгальтер, чтобы посмотреть и под ним, - хрипло сказал я, стараясь успокоить, бешено бьющееся сердце.
  - Да, конечно, - просипела она, будто охрипла.
  Когда я прикоснулся руками к ее позвоночнику, мои пальцы, будто током пронзило. По всему телу пробежали мурашки, и пришло какое-то чувство правильности происходящего. Словно так и должно было быть, мы вместе.
  Я пробежался пальцами вдоль всего позвоночника, начиная с открывшейся шеи и заканчивая поясницей, отодвину покрывало ниже.
  Мне вдруг показалось, что на коже девушки между лопаток что-то заискрилось золотистыми капельками или чешуйками.
  Я наклонился ниже, пытаясь разглядеть бархатистую кожу повнимательней.
  - Ну, что там? - прошептала девушка
  - Ничего нет, - ответил я.
  Так и не найдя на коже ничего подозрительного, я не удержался от искушения и поцеловал то место, где мне что-то померещилось. Девушка выгнулась и застонала. То ли от удовольствия, то ли от боли, я не разобрал. А в следующую секунду меня отбросило от Ланы невидимой силовой волной прямо на шкаф.
  С глухим стоном, потирая пострадавшую голову, я спросил:
  - И что это было?
  Девушка, сидя спиной к спинке кровати, и натянув одеяло до подбородка, встревоженно ответила:
  - Не знаю.
  - Прости, - прохрипел я, поднимаясь, - наверное, увлекся, а твой артефакт принял меня за угрозу.
  - Да, наверное, - краснея, как маков цвет, прошептала она и опустила глаза, - спасибо за помощь, все прошло.
  - Пожалуйста, - ответил я с едва уловимой насмешкой, - пойду в малую спальню, приведу себя в порядок.
  Я ушел и прошел сразу в душ.
  После душа прошел на кухню, где взяв из аптечки обезболивающее средство, выпил сразу две капсулы, так как голова болела нестерпимо. Будто мне по голове молотом дали.
  Через несколько минут Лана позвала из гостиной, и я, прихватив угощение для загадочной знакомой и коробки с конфетами, пошел к защитному пологу.
  Когда мы вышли, нас встретили пятеро шриамцев, которые обступили девушку, словно голодные кьяры.
  Она их отослала до вечера, пообещав каждому по несколько минут или часов, как выйдет, наедине.
  Когда мужчины заметили меня, то посмотрели на меня такими убийственными взглядами, что я непроизвольно сделал шаг назад.
  Но потом выпрямился и послал им не менее предостерегающий взгляд, чтобы не нарывались.
  Всю дорогу до защитного полога я опасливо смотрел по сторонам, а то от этих разъяренных психов всего можно было ожидать. За себя я не боялся, опасался, как бы в драке не зацепить девушку.
  Когда мы подошли к пологу чуть левее больницы, то я никого не заметил. А девушка закрыла глаза и молча еле заметно улыбалась.
  Я спокойно наблюдал за ней и думал, как же такая красивая, неглупая и вроде бы спокойная девушка до сих пор осталась одна. Но с другой стороны, это играло мне только на руку.
  Она открыла глаза и улыбнулась мне, я улыбнулся в ответ.
  Лана улыбнулась еще шире и радостнее. А я, не сводящий с нее глаз, тоже улыбнулся еще шире.
  Вдруг кто-то зарычал за спиной, и потом меня окатило горячей волной воздуха.
  Я подпрыгнул и, развернувшись и переходя сразу же в боевую ипостась, заслонил собой Лану от предполагаемой угрозы.
  А из-за спины раздалось радостное:
  - Привет, Лилит. Познакомься, это полудемон Изар.
  И обращаясь уже ко мне представила:
  - Изар, это моя дракоша Лилит.
  Я сразу же успокоился и, не показывая удивления, поклонился представительнице самой мудрой и древней расы
  - Очень рад знакомству, Мудрейшая Лилит. - Поприветствовал я по давно забытой традиции.
  - Лилит тоже рада знакомству с сыном Великого ДарХаресса. - Произнесла Лана.
  Я напрягся весь и, подойдя к драконнице поближе прошептал:
  - Давайте не афишировать мой статус.
  Лилит только величественно кивнула. А потом, повернувшись к девушке спросил:
  - Вы разговариваете мысленно?
  - Да, - настороженно ответила она.
  А я улыбнулся. Когда в детстве отец рассказывал нам легенды о драконах и наездниках, я хотел, чтобы и у меня был подобный друг.
  - Отлично. А как так вышло? - уточнил я, мечтая, что она не единственный представитель древней расы.
  Девушка надолго задумалась, видимо разговаривала с дракошей мысленно.
  - Так вот почему он сработал! - вслух воскликнула Лана.
  А Лилит довольно зажмурилась, смотря в небо, и я повторил интересующий меня вопрос, считая, что они перестали вести беседу:
  - Так как вышло, что вы можете общаться мысленно?
  Девушка молча показала свою метку наездницы на левой ладони. Я, нежно касаясь метки подушечкой большого пальца, рассматривал татуировку.
  - Так значит это возможно, - задумчиво рассматривая Лилит, вслух сказал я. - Поздравляю, Лана, и вас, конечно же, Лилит. Вы очень красивая пара.
  Златовласка смутилась, а драконница захлопала своими алыми глазками.
  - Так давайте перейдем к мести, - сказала вдруг девушка.
  И мы вместе с дракошей удивленно уставились на говорившую, ожидая пояснений.
  - А что? Думаете, я могу простить эти подарки с сюрпризом? И если цветы я могла еще стерпеть, но они покусились на святое. - Ответила на наш вопросительно-удивленный взгляд Лана.
  Пока девушка объясняла мысленно свой план Лилит, я расстелил пушистое черное с цветами покрывало и присел на него.
  Девушка перевела на меня просящий взгляд и спросила:
  - У тебя еще шоколад есть?
  После этих слов на меня смотрели уже две пары глаз: алые и синие.
  - Есть. А тебе зачем? - спросил я.
  - Лилит угостить, - прошептала девушка и потупилась.
  - Понятно. - Хмыкнул я и достал шоколад, который взял для девушки на случай, если она захочет еще сладкого.
  Пока драконница пробовала шоколадное лакомство, я прилег на покрывало, подложив руки под голову, и продолжил размышлять о том, как бы потактичнее спросить у Лилит или Ланы о сородичах дракоши и о метке в целом.
  Я почувствовал изучающий девушки взгляд, и резко сел, спросив:
  - Так что там с местью?
  Она рассказала вполне реальную и, если все получится, забавную идею, как проучить мужчин и попробовать связать других дракош.
  Да, как оказалось, мои надежды не беспочвенны и есть возможность обзавестись драконом-напарником. Но это попозже.
  Когда мы продумали план, к нам присоединились Мирра и Риэл, которые тоже горели праведным гневом женской солидарности. Но мне кажется, просто хотели посмотреть спектакль в первом ряду.
  Я остался устраивать беседку в том же месте, где мы познакомились с Лилит.
  Когда я закончил и вернулся к девушке на корабль, то встретил вышедшую ко мне богиню, сошедшую с небес на грешную землю.
  Лана была одета в легкое темно-синее платье, делающее ее глаза двумя сияющими звездами. Платье красиво облегало упругую грудь и красиво очерчивало узкую талию и стройные бедра. Золотистые волосы были убраны наверх в незатейливую прическу, а пару локонов падали на спину, вызывая желание к ним прикоснуться. Ремешки босоножек, которые были такого же синего цвета, что и платье, опоясывали стройную узкую щиколотку до колена, словно вьющийся цветок.
  Девушка кошачьей походкой двинулась на меня, а я не мог оторвать от нее взгляда, словно завороженный.
  Подойдя ко мне вплотную, она спросила, нагло смотря в мои глаза:
  - Ну как? Хорошо выгляжу?
  - Даже очень. - Сглотнув слюну, ответил я.
  А потом не удержался и притянул к себе ближе, одаривая нежным обещающим весь мир поцелуем.
  В этот миг мир как будто исчез, остались только я и она и два бешено колотящихся сердца, бьющихся в унисон.
  - Это на удачу, - хрипло прошептал я, отстраняясь и тяжело дыша, как после пробежки.
  Впрочем, у девушки дыхание было под стать моему, поэтому, когда она отдышалась, твердо сказала:
  - Пора начинать.
  А дальше было четыре часа настоящего ада. Мне было тяжело смотреть, как парни вьются возле златовласки. А еще задевало, что она с ними флиртовала и заигрывала. И хоть я понимал, что она играет, но ничего не мог с собой поделать. Уж очень убедительно было.
  Забавно было наблюдать за драконницами. Вот уж кто веселился на славу и выплескивал свои чувства. А вот куда выплескивали, это уж кому повезет. Кому на спину попадало, а кому и в лицо.
  Эти напыщенные индюки поедали мою девочку глазами, а некоторые даже губы распустили.
  Я хотел вмешаться, но вспомнил, что девушка очень просила не вмешиваться, и, сжав кулаки и зубы, я наблюдал, как Куперт целует бархатистую ручку Ланы.
  И как бы ни был велик соблазн дать той драконночке спалить соперника, пришлось и его закрывать щитом. Хотя и не полностью. Тем самым подпалив и укоротив его черную шевелюру, и хоть немного остудив мою ярость.
  Я подошел ближе к Лане и сказал:
  - Нам нужно новое кресло. Его все сгорело.
  - Хорошо. Принеси, пожалуйста, запасное. - Прошипела злая девушка, что даже изумрудная дракоша вздрогнула и виновато потупила глаза.
  Да, а в гневе она еще прекрасней, хотя и опасна.
  И как бы я не хотел оставлять их наедине, мне пришлось подчиниться просьбе. Да и влюбленная драконница была с ними. Уж она-то точно не даст произойти ничему страшному, надеюсь.
  Когда я вернулся Куперт с драконночкой уже ушли. Я предложил девушке последнего поклонника оставить на завтра, но она решила 'отмучиться' сегодня, а завтра с чистой совестью отдохнуть.
  Последним оказался Минас - лучший друг Келера.
  Мне он всегда нравился и, если честно, то от него я подобного не ожидал. Минас всегда казался мне честным и серьезным парнем. И вот на тебе, приворотным зельем не побрезговал.
  Но потом, как оказалось, что я сделал поспешные выводы и парень не виноват. Лана сжалившись над ним, предложила ему дать отворотное зелье, которое тот принес с собой влюбленной дракоше, чем он и воспользовался.
  Тут произошло непредвиденное.
  За этой драконницей шел по следу дракон, видимо она его пара, так как он начал ревностно нападать на Минаса. Парень благоразумно ушел в сторону от беседки и Ланы.
  Я же наоборот, подошел к девушке, так как было видно, что она немного не трезвая, чтобы в благородном начинании не наделала глупостей. Я придержал ее за локоть.
  И как в воду глядел, так как она пару раз пыталась помочь мужчине, который явно развлекался сейчас с драконом.
  Я сказал, что парень сейчас развлекается и если бы хотел давно бы отошел подальше от полога.
  Она, успокоившись, положила голову мне на плечо. И было в этом жесте что-то такое знакомое и естественное, словно мы были давно вместе. Это ощущение заставило сердце радостно биться в груди, предвещая такое желанное счастье.
  Попрощавшись с Минасом, мы отправились домой.
  Лана старалась идти ровно, не желая показывать, насколько она перебрала с вином и как сильно вымотали ее эти разборки.
  Я рассмеялся ее упорности и целеустремленности, так как ее прямая линия сильно забирала влево. Подхватив девушку на руки и опять же поразившись ее легкости, я, стараясь не сильно ее укачивать, чтобы ей плохо не стало, понес свою драгоценную ношу домой.
  Лана, обхватив меня за шею, мирно сопела в мою грудь.
  Когда я дошел до корабля, я аккуратно поставил сонную девушку на ноги, удерживая за талию, чтобы она не упала.
  Так как девушка еще пребывала в мире грез, я медленно развернул ее к себе лицом и, взяв правую руку с черно-красной татуировкой, прикоснулся ладонью к двери.
  Дверь бесшумно открылась. И я заметил, как в коридоре появился еще один мой соперник.
  Поэтому, не теряя времени даром, я привлек девушку к себе и нежно поцеловал в губы.
  Я только надеялся, что она не станет отталкивать меня сразу, а девушка с жаром ответила на мой поцелуй. Поначалу я даже растерялся от такого напора, но быстро взяв себя в руки, начал отвечать с не меньшей страстью.
  Во время поцелуя Лана закрыла глаза, поэтому не видела, как я торжествующе посмотрел на соперника и как Келер с стиснутыми кулаками и зубами, стукнув кулаком со всей силой по стенке прозрачного коридора-трубки.
  От девушки так сильно пахло возбуждением, что я буквально прилагал тонны усилий, чтобы не сорвать с нее одежду прямо тут.
  Девушка тем временем начала яростно расстегивать пуговицы на моей рубашке, буквально вырывая их с корнем.
  Я мягко перехватил ее ладони, очарованный ее страстной натурой, и хрипло рассмеялся.
  Она посмотрела на меня замутнёнными от страсти глазами и грудным голосом сказала, что одежда ей очень мешает. У меня даже от такого голоса немного подкосились ноги.
  Я взял свою драгоценную синеглазку на руки и понес в спальню.
  В комнате я уложил ее на мои любимые шелковые красные простыни и, смотря ей прямо в синие сапфиры глаз, я начал медленно снимать с нее обувь.
  Затем, начиная с голени, я начал покрывать ее ноги поцелуями, одновременно с губами, сантиметр за сантиметром, медленно касаясь влажного следа ладонью.
  Когда я поцеловал внутреннюю сторону бедра, девушка захихикала. Это означало что либо она еще девственница, либо ей очень щекотно, и она подсознательно не хочет близости.
  Эти мысли привели меня в чувство.
  Немного отстранившись, давая время себе и девушке на раздумья, я начал медленно снимать платье. Она потянулась было сама снять с себя его, но я не дал. Все-таки я не железный, да и два года воздержания давали о себе знать.
  Когда она осталась в одних трусиках и бюстгальтере без бретелек, я чуть не сорвался, проклиная свою предосторожность.
  Не удержавшись, я наклонился и со всей кипящей во мне сейчас страстью поцеловал ее такие податливые губы.
  Ее ладони немного неумело и чуть подрагивая, гуляли по моему торсу и спине.
  Не выдержав этой пытки, я резко встал, увеличивая дистанцию между нами. Лана непроизвольно подалась вслед за мной.
  Я боялся сейчас сорваться и наделать глупостей. Так как я на девяносто процентов был уверен, что она невинна. Остались, конечно, еще десять, но я не хотел ее напугать или пользоваться ее состоянием. Я желал ее больше кого бы то ни было, но и в ответ хотел бы того же осознанного жаркого желания и согласия.
  Я осмотрел себя, расстегнул последнюю оставшуюся пуговицу на рубашке и с улыбкой стал медленно снимать ее, желая подразнить девушку напоследок.
  Потом скинул рубашку на пол небрежным жестом и все также медленно подошел к златовласке. Наклонившись, целомудренно поцеловал в лоб, затем накрыл одеялом и, пожелав спокойной ночи, быстро вышел из спальни, пока не передумал.
  Вслед за мной из спальни вылетела одна из подушек. А я же, ворвавшись в спальню, буквально побежал в душ.
  Сделав воду холодной на максимум, я простоял под ним не меньше получаса, пытаясь отогнать от себя видение синеглазой обольстительницы, что я оставил в своей бывшей спальне.
  Когда я вышел из душевой кабинки, то Лана уже сладко спала.
  Улыбнувшись, я отправился в свою нынешнюю спальню, осознав, что я, пожалуй, согласен и на магический брак.

*****


  Проснулась я ближе к обеду. Сладко потянувшись, я довольно улыбнулась. Я хорошо выспалась, и у меня ничего не болело. Хотя я думала, что голова от вина будет побаливать.
  Потом вспомнив, как закончился прошлый день, я покраснела от кончиков волос до пальцев на ногах. Это же надо было так напиться. Даже в студенческие годы я не позволяла себе такого.
  Как же я теперь в его глаза смотреть буду, ведь он, наверное, Вселенная знает что подумал.
  Хорошо, что он оказался более разумным из нас двоих в тот момент. А то если бы случилось то, к чему все у нас шло, то на утро я бы ему все глаза выцарапала.
  Почему? Да потому, что он получается просто низко воспользовался моим неадекватным состоянием. Для мужчины это подло, на мой взгляд. А Изар повел себя как настоящий мужчина, то есть демон.
  Но почему же так до сих пор обидно, и ноет сердце?
  Будто он отступил, так как я ему совсем не понравилась. Но я же видела его жадные глаза при виде меня в нижнем белье. Или это был бред пьяного подсознания?
  Я с горьким стоном уткнулась в подушку, терзаемая противоречивыми чувствами.
  И тут мою спальню заполнил аромат свежезаваренного кофе. Этот запах заставил меня прекратить мысленные терзания и оторваться то многострадальной подушки.
  Подняв голову, я увидела Изара с подносом в руках. Он мне приветливо улыбнулся и подошел к кровати.
  Я подтянула одеяло к груди, хотя чего он там вчера не видел, и густо покраснела. Демон ничего не сказал, лишь понятливо улыбнулся. Поставив поднос на тумбочку, он сказал:
  - Пожалуйста, не отталкивай меня. Все вчера было слишком поспешно и не вовремя, и я прошу прощения.
  За что именно просит он прощение намеренно опустил, а я не стала настаивать на подробностях.
  - И ты прости меня, - выдавила из перехватившего спазмом горла я, - такое со мной произошло в первый раз. Обычно я не пью. А тут перенервничала и переборщила.
  Он лишь махнул рукой. Поправив подушку и пригласив меня откинуться на нее, демон поставил передо мной поднос с завтраком.
  На подносе стояла ваза с тремя пурпурными в синюю линию розами, источающими нежный аромат, похожий на запах фиалки и ириса; чашка кофе со сливками, как я люблю; с краю на блюдце лежала полоска молочного шоколада с цельным фундуком и блинчики, щедро политые шоколадным сиропом. Ну и, конечно, десертная вилка с ножом.
  - Спасибо, - вдыхая нежный аромат незнакомых роз, сказала я. - Мне очень приятно. Но не стоило так утруждаться, я и на кухне могла позавтракать.
  - Знаю, но мне не трудно, - наклонившись и убирая за ухо прядь волос, ответил Изар, - даже очень приятно.
  Немного смутившись, я отхлебнула кофе и откусила шоколадку. Демон, как наседка, улыбаясь, смотрел на меня.
  При таком внимании у меня встал ком в горле, поэтому, откашлявшись, я укоризненно посмотрела на мужчину.
  Демон все понял правильно и, сказав, что не будет мешать, вышел из спальни.
  Позавтракав и осознав, что мужчина сгладил щекотливую ситуацию, восхитилась им еще раз. Думаю, папа был бы очень доволен таким зятем, а мама вообще любым, она давно уже грезит внуками. К сожалению, кроме меня у мамы больше не могло быть детей, ни медицина, ни магии не смогли помочь. И как ни старался дедушка, а он самый сильный маг в нашей галактике, не смог излечить непонятный недуг.
  Поэтому я росла в большой любви и чрезмерной безопасности, хотя мне это не мешало попадать разного рода глупые и опасные ситуации и выходить из них вполне здоровой.
  Переоделась в легкий сарафан на бретельках нежно салатового цвета и обулась в простые бежевые мокасины. Заплела волосы в простую косу и заколола ее в восьмерку на затылке.
  Выйдя на кухню с опустевшим подносом, я поставила его около мойки. Позвав Изара в гостиную, сама отправилась туда же. Надо было обсудить наши совместные действия на завтрашнем отборе.
  Мужчина пришел в черных штанах и как ни странно в белой майке. Белый цвет ему очень шел, оттеняя смуглую кожу. Его темно-каштановые волосы были влажными, поэтому казались сейчас черными, а на ногах ничего не было. Босой и немного растрепанный он выглядел еще привлекательнее, чем всегда.
  Он присел на диван рядом со мной и вопросительно приподнял бровь.
  - Я тут подумала, - стараясь не смотреть на его улыбающиеся пухлые губы, начала я, - а как так получилось, что раньше тебя не выбирали в супруги или наложники?
  - А очень просто, - ухмыльнулся демон, - я просто сжигал подаренные цветки, а насильно никто не может заставить. У них это считается признаком слабости.
  - А если просто выбросить? - спросила я, опуская шаловливые глаза, так и останавливающиеся на губах мужчины.
  - Нельзя, - скорее услышала, чем увидела улыбку в его голосе, - это считается самым сильным оскорблением. За это приговаривают к смерти. А сжигая цветки, я вроде бы ничего и не получал.
  - Умно, - ответила я, заливаясь краской стыда, так как вспомнила наши поцелуи у порога. - Может, подскажешь, какой цвет для моего брачного цветка выбрать?
  - Конечно, - промурлыкал мужчина, подсаживаясь ко мне ближе, - у Рагнаи он алый с пурпурными линиями, а тебе можно сделать синий цветок с золотистыми дракончиками.
  У меня от его близости перехватило дыхание, и я непроизвольно облизала губы.
  - Не делай так, пожалуйста, - почти простонал мужчина, - а то я не выдержу и продолжу начатое вчера ночью.
  - Меня еще вот, что беспокоит, - продолжила я, - после свадьбы по традиции Хранительница и ее супруг не должны три дня выходить из своего жилища, так как по сути наслаждаются друг другом и 'работают' над продолжением рода Хранительницы.
  - Это еще почему? - удивился Изар, - Кто тебе сказал такую глупость?
  - Мне Лилит рассказала, - прорычала я, так как задели мою рогатую красавицу, - по крайней мере, так она помнит.
  Демон выставил руки вперед, как будто сдаваясь, и сказал:
  - Прости, я думал, это Мирра тебе сказала.
  Я, немного остыв, продолжила:
  - Если меня увидят на следующий день после свадьбы, то это будет означать, что ты меня не удовлетворяешь, - тут я покраснела от кончиков ушей до ног, - и мне будет предложен на мой выбор новый супруг или наложник. - А если увидят меня? - положив свою ладонь поверх моей руки, спросил демон.
  - Либо что я тебя выгнала, как ничего не умеющего в постели, - ответила я, не поднимая глаз от пола, - либо мне не понравилось.
  - Везде получается, что я не показал себя мужчиной в постели, - усмехнулся демон.
  Мои щеки, уши, шея пылали от смущения, но я не вырывала руки из его ладони, наслаждаясь невинной лаской.
  - Ну, значит, не будем их разочаровывать и просидим здесь три дня. - Поглаживая большим пальцем мою ладонь, ответил Изар. - Я думаю, что мы найдем, чем заняться.
  - Но мы не сможем пробраться в архив, - просипела я от волнения.
  - Я ждал два года, так что три дня роли не играют. - Серьезно ответил демон.
  Ну, не могла же я ему сказать, что боюсь оставаться с ним наедине, так как в его присутствие совладать с собственным телом, отзывающимся даже на такие невинные ласки со стороны этого мужчины, получается с большим трудом или вообще не выходит.
  Ответить я не успела, так как почувствовала вязкий запах муската и грейпфрута.
  Изар мгновенно изменился, вся теплота исчезла из глаз, лицо превратилось в маску и только сильное сжатие моей ладони, показывало, что ему это очень не нравится.
  Он так сжал мою руку, что стало больно, и я вскрикнула, он мотнул головой, как будто только очнулся и, извинившись, ушел к себе в спальню.
  Я попросила кораблик впустить Келера, не вставая с дивана, и жестом пригласила его присесть. Он долго стоял на пороге, принюхиваясь и морща нос, потом подошел и присел на то место, где недавно сидел демон.
  - Добрый день! Я хотел пригласить тебя на свидание еще вчера, - начал блондин, - но ты была занята, поэтому решил перенести на сегодня.
  И, видя, что я собираюсь отказаться, тихо прошептал:
  - Пожалуйста, мне нужно с тобой поговорить наедине, без лишних ушей.
  - Хорошо, - немного подумав, ответила я, - когда пойдем?
  - Я зайду за тобой через полтора часа, если ты не против?
  - Конечно, нет, - видя его печальный взгляд льдистых глаз, ответила я. - Мне будет приятно провести с тобой время.
  Келер натянуто улыбнулся и вышел в коридор.
  Я прошла в свою комнату, чтобы переодеться. Все-таки шриамец был вежлив и добр со мной с самого начала, поэтому я решила сделать ему приятное. Да и кого я хотела обмануть?
  Он мне нравился, но не так сильно, как Изар. Мне нравилось его внимание ко мне.
  С Келером приятно было поговорить или помолчать, с ним я чувствовала какое-то родство, словно мы были знакомы с ним давным-давно и недавно опять встретились.
  Ты вроде знаешь эти черты лица, жесты и поведение, но не можешь не понимать, что что-то изменилось, что то время, которое вы не виделись, изменило вас обоих. И вы не можете понять, что ожидать от этого нового старого друга.
  Вот такие были у меня ощущения при виде этого нордического красавца.
  Я надела платье на бретельках пастельного бежевого цвета, лиф которого был собран под грудью золотистой тесьмой, затем ткань платья, плотно облегала талию и бедра и колокольчиком уходила вниз до пола. Сзади был разрез до колена, чтобы удобно было ходить. А на ноги одела те же бежевые балетки.
  Волосы не стала переделывать, оставила все также. С макияжем тоже не заморачивалась. Нанесла немного персиковых румян на скулы и перламутровый блеск на губы.
  Когда я вышла в гостиную, сидевший на диване перед видео видеовизором демон, лишь поджал губы и перевел взгляд на сенсорный экран. Перед ним на хрустальном столике лежал бумажный блокнот и карандаш.
  Мне стало обидно, что мужчина никак не отреагировал на мой наряд, но любопытство перевесило обиду, и я спросила:
  - А откуда у тебя такой раритет? Я бумажные принадлежности видела только в музее.
  Губы Изара дрогнули и их уголки приподнялись вверх, он взял блокнот с карандашом в руки и сказал:
  - Мне отец подарил на мое пятилетие, наказав записывать сюда самые важные моменты в моей жизни.
  - Так это твой дневник? - спросила я, присаживаясь рядом.
  - Можно и так сказать, - с лукавой усмешкой ответил этот демон-искуситель.
  - А можно посмотреть? - с каким-то детским любопытством спросила я.
  - А что мне за это будет? - спросил демон, улыбаясь.
  - Что ты хочешь? - спросила я, глядя ему в глаза.
  Мужчина задумался или сделал вид, но когда я уже начала терять терпение и поднялась, чтобы уйти, он вдруг ответил:
  - Один поцелуй за одну страничку из блокнота. Глубокий поцелуй. - добавил он, прищурившись.
  Я понимала, что это шантаж и провокация, но уж больно любопытно было подсмотреть в его сокровенные мысли. Да и не первый раз же мы целуемся. Так что была, не была, и я кивнула.
  Он отдал мне блокнот, тем самым выполняя свою часть нашей сделки. Я открыла первую страничку, испещренную детским почерком, и удивленно посмотрела на демона.
  - Я сразу же последовал совету отца, - ответил на мой взгляд Изар, - я ооочень ответственно подхожу ко всему за что не берусь.
  Почему-то мне почудился намек на что-то совсем не относящееся к теме нашего разговора или обещание чего-то другого.
  И я начала читать.
  ' Сегодня проснулись мои магические способности. Я разозлился на девочку, что не захотела со мной играть, и нечаянно подпалил ей волосы.
  Когда я пришел домой и готовился к наказанию, папа меня удивил. Он вместо того, чтобы огорчиться, очень обрадовался, что у меня есть дар. Отец подарил мне свиток по изучению магии огня для начинающих и устроил праздник в мою честь.
  И я решил, что добьюсь больших успехов в этом деле, так как хочу, чтобы папа всегда мной гордился...'
  Это было так мило, что я чуть не прослезилась. Сзади на страничке был нарисован маленький мальчик и его отец, которые стояли напротив друг друга и кидали огненный шар.
  Хотела схитрить и скосила глаза на вторую страничку, но демон не дремал и тут же сказал:
  - За вторую страничку должна будешь намного больше, чем поцелуй.
  Я сразу же залилась краской возмущения и стыда и захлопнула блокнот.
  С титульной стороны блокнота на меня взирала прелестная женщина с медовыми волосами и грустными васильковыми глазами. И улыбка у нее была очень печальной, словно она прощалась.
  Я провела пальцем, очерчивая глянцевое лицо шатенки, которая мне кого-то напоминала.
  - Это моя мать, - подойдя ко мне вплотную, тихо сказал Изар. - Она умерла от страшной болезни. Этот портрет был сделан за год до ее смерти.
  - Она очень красивая, - сказала я искренне, не отрывая взгляда от портрета, - у тебя ее губы и цвет волос.
  - Мне все так говорят, - с теплой улыбкой ответил мужчина.
  - Сколько тебе, было? - спросила я не смело.
  - Мне было четыре, когда ее не стало. - Грустно ответил мужчина.
  А потом, встрепенувшись, будто встряхивая с себя воспоминания, и не желая развивать тему, сказал:
  - Ты мне должна поцелуй!
  Забрав из моих рук блокнот, демон наклонился ко мне и заправил выбившуюся из косы прядь волос за ухо. Потом посмотрев в мои глаза потемневшим от желания взглядом, провел легко языком по моим губам.
  У меня перехватило дыхание, но мужчина вдруг отстранился, несколько секунд к чему-то прислушивался и, улыбаясь, сказал:
  - По нашему соглашению, ты должна целовать меня, а не я.
  - Ну, ладно. - Прошипела я и приподнялась на цыпочки, так как мужчина был намного выше меня.
  Положила руки на его плечи для опоры и поцеловала его с таким жаром, что мне показалось, что у Изара немного дрогнули ноги в коленях. Но он устоял, жадно отвечая мне на поцелуй, будто пытаясь поставить на мне свою метку изнутри.
  В начале поцелуя мне показалась, что сбоку мелькнули двери корабля, но я не обратила внимания, так как была уверена, что без моего разрешения дверь открыть не смогут.
  Как же я ошибалась. Через несколько минут после нашего поцелуя, послышалось иронично-холодное:
  - Может мне зайти попозже?
  Я отпрянула от демона и посмотрела на Келера, стоящего на пороге с букетом гиацинтов в руках. Его лицо ничего не выражало, как будто это была маска, но в его льдисто-голубых глазах бушевала буря ярости и злости.
  Да, нехорошо получилось. Собираясь на свидание с одним мужчиной, я целую другого.
  Покраснев с ног до головы и потупив глаза, я ответила, бросив злой взгляд на улыбающегося демона:
  - Прости. Я проспорила поцелуй Изару. А свои обещания я держу.
  Я смотрела, как удивление отразилось на лицах обоих мужчин, что до этих слов сверлили друг друга ненавистными взглядами.
  Потом Келер перевел заинтересованный взгляд на меня, а Изар, перестав победно улыбаться, прищурившись, оглядел меня с ног до головы, будто видел впервые.
  Да я была зла на него и не скрывала этого, так как кто открыл дверь по-явившемуся блондину, было ясно.
  Демон хмыкнул каким-то своим выводам и, взяв упавший во время нашего поцелуя блокнот, пошел на кухню.
  В наступившей тишине Келер сказал негромко, протягивая синий букет:
  - Это тебе. Под цвет твоих красивых глаз.
  Я, смутившись таким поворотом, благодарно взяла цветы и решила, не оставлять их здесь, так как с демона станется их выкинуть.
  Поправив рукой растрепавшиеся волосы, я приняла предложенный локоть. Мы спустились на первый этаж города на энергетических линиях, и вышли где-то слева от парадного входа.
  Обошли немного здание города, который в лучах палящего солнца искрился словно снег, и прошли в кованые железные ворота, открывающие проход в парк.
  Мы оказались в том же саду, где проходило представление после моего первого знакомства с Хранительницей. Только в этот раз мы вышли в сад не с тронного зала, а можно сказать через 'черный вход'.
  Где-то в глубине раскинувшегося перед нами зеленого разномастного массива парка стояла та судьбоносная стеклянная башня со священным алтарем внутри. Но мы пошли в другую сторону, чуть левее и дальше почти в самый конец парка, где было немного темнее, так как деревья там были намного гуще и менее ухоженнее, чем в самом начале. Ветви старых необъятных дубов и каких-то других незнакомых мне деревьев, тесно сплетались в причудливые узоры, образуя живую крышу.
  Если в начале нашей прогулки в этот парк на улице светило палящее яркое солнце, то здесь же словно наступили непроглядные сумерки. Но благодаря новым способностям, можно было различить и корни деревьев, выглядывающих почти до щиколоток над землей, и темный мох под ногами, заменяющий здесь тот пушистый травяной ковер, что ласкал открытые участки ног в самом начале.
  На всем пути мы молчали. Келер кидал на меня косые задумчивые взгляды, я же старалась смотреть куда угодно, но только не на своего спутника. Так как мне до сих пор было неудобно за сцену на кораблике.
  Тем временем мы продвигались все дальше и дальше от города, где-то в темноте пушистых крон деревьев пели какие-то птички, а впереди виднелась освещенная поляна.
  Поляна была расчищена магией, об этом свидетельствовало отсутствие мха и другой растительности на земле, а также по ее ровному круглому контуру, не доходя до деревьев, которые здесь росли на достаточно отдаленном расстоянии друг от друга, были выращены 'Пламя Феникса' и 'Луноцвет', которые горели красным и синим сиянием соответственно. Именно из-за этих цветов поляна казалось сказочной и нереальной.
  Посередине поляны стоял круглый небольшой стол, накрытый белоснежной скатертью, и два плетеных кресла с белоснежными подушечками на сиденье.
  На столе стояли две тарелки, накрытые сверху куполообразными серебристыми крышками, с приборами, два высоких хрустальных бокала, бутылка вина и ваза с фруктами.
  Получился у нас такой обед-свидание.
  Он галантно отодвинул кресло для меня и задвинул ближе к столу, когда я в него присела. Цветы он убрал в вазу, которая стояла за столом прямо на земле, и поставил ее на середину стола, отодвинув в сторону вазу с фруктами.
  Сам сел в кресло напротив и сказал, глядя в глаза:
  - Ты сегодня прекрасна, как никогда. Я очень рад, что ты согласилась пообедать со мной.
  - Спасибо. Ты тоже. - Искренне ответила я.
  Сегодня Келер был одет в бледно-голубую рубашку свободного кроя и серые штаны с остроносыми туфлями в тон. Рубашка была расстёгнута на пару-тройку пуговиц сверху, что создавало бесбашенности и сексуальности его строгому серьезному лицу с убранными сзади в хвост платиновыми волосами.
  От моей похвалы мужчина немного смутился и неуверенно улыбнулся, словно ему никогда не делали комплименты.
  - О чем ты хотел поговорить? - спросила я.
  - Давай сначала пообедаем, - предложил блондин, - а потом поговорим. Ты же не торопишься?
  - Нет. Не тороплюсь. - Ответила я, открывая свое блюдо.
  За обедом мы неспешно вели разговор. Я пересказала ему о том, где пропадала вчера весь вечер. Как смешно выглядели парни оплеванные драконницами. Показала свою метку и рассказала о его друге Минасе. Келер мне рассказывал смешные случаи из детства. Мы вместе смеялись чуть ли не до слез. У него оказался красивый грудной смех.
  И когда мы закончили кушать, он предложил мне потанцевать.
  Тут же заиграла медленная мелодичная музыка. Встроенные на деревьях аэродинамики создавали впечатление, будто музыка лилась отовсюду и из ниоткуда одновременно.
  Он протянул руку в приглашающем жесте, и я приняла ее.
  Мы кружились под музыку несколько минут, молча глядя друг другу в глаза, а потом он заговорил:
  - Скажи мне, Ангел, чем этот полукровка лучше меня?
  Я даже запнулась от неожиданности и прямоты вопроса. Но крепкие объятия шриамца не дали мне упасть, продолжая вести меня дальше в танце.
  - Я не понимаю, - покраснела я, опустив глаза на его грудь. - В каком смысле лучше? Что именно ты имеешь в виду?
  Да я понимала, но не хотела отвечать, не хотела продолжать этот неприятный для нас обоих разговор и не хотела портить этот волшебный день-вечер.
  - Все ты прекрасно поняла, мой Ангел. - Тяжело вздохнув, ответил мужчина. - Почему ты оказываешь ему знаки симпатии, целуешь его, обнимаешь страстно? Почему не ... меня?
  - Я тебе объяснила, что проиграла тот поцелуй. - Все еще не поднимая глаз, уклонилась от ответа я.
  - Я видел вас еще тем вечером, когда ты проводила собеседование с парнями, - с горькой усмешкой ответил Келер. - Там ты тоже 'проиграла'?
  Не зная, что сказать, я просто молчала. Как же трудно ответить на его вопросы. Ведь он мне нравится, и в тоже время нет.
  Во мне проснулась волна злости. Почему это я должна перед ним оправдываться? Кто он мне? С кем хочу с тем и обнимаюсь.
  И только я подняла лицо, чтобы ответить в его голубые глаза все, что только что пронеслось у меня в голове, как увидела в них боль и надежду, а также нежность. Я так и застыла с открытым ртом, не в силах ничего сказать и отвести взгляда.
  А он устав ждать ответа, медленно нагнулся, приблизив свои губы к моим губам и не встретив сопротивления, нежно поцеловал меня.
  Это был странный поцелуй. Келер исследовал мои губы, как охотник новую территорию, при этом ласково поглаживая спину руками. Его горячее тело несильно прижималось ко мне, вызывая приятные мурашки в животе.
  Я приоткрыла губы, чем и воспользовался шриамец, сделав поцелуй глубже. Невольно я ответила на его нежный поцелуй, но он не заставил голову кружиться от переполнявших эмоций и не сбивал дыхание.
  В какой-то момент я почувствовала, что все, что сейчас происходит, неправильно. Я втиснула руки между нами, положив ладони на быстро вздымающуюся грудь мужчины, попыталась оттолкнуть его.
  Мужчина не стал удерживать, лишь грустно улыбнулся.
  - Неужели, я тебе так противен? - спросил с болью он.
  - Если бы это было так, я бы просто не пошла с тобой на свидание. - Прямо смотря в глаза, честно ответила я. - Просто не знаю, как объяснить тебе, что я чувствую.
  - А ты попробуй. - Воскликнул он с тоской в голосе.
  И я, смотря ему прямо в лицо описала, что я чувствовала при нашем поцелуе. Как мне было приятно, и надо признать должное, целоваться он умел очень даже хорошо, но разгорающегося желания, как при поцелуях с Изаром я не ощущала.
  - Может мне стоит быть более страстным? - предположил блондин, делая плавный шаг ко мне.
  Я непроизвольно шагнула назад, шумно сглотнув. Не такой реакции я ожидала, когда рассказывала о своих ощущениях во время нашего поцелуя.
  Мужчина соблазнительно улыбнулся, и я отступила еще на три шага, пока не уперлась спиной в стол.
  
  
  ЧАСТЬ ТЕКСТА ОТСУТСТВУЕТ.


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"