Рыськова Светлана: другие произведения.

И началась битва. Тьма против Архангела

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почему все считают, что тьма порочна, коварна и развратна, а свет, наоборот, - чистый, искренний и девственный? А что если все с точностью да наоборот? Что если под маской чистоты прячется распутство, а показное лицо порочности надежно скрывает целомудрие?

    Стартовал 7.02.2016

    КНИГА ЗАКОНЧЕНА.ЧЕРНОВИК.ВЫЛОЖЕНА ПОЛНОСТЬЮ.Закончено 7.05.2016.

    За обложку большое спасибо Торрент Александре!!!

    homepage counter



И началась битва. Тьма против Архангела

   Почему все считают, что тьма порочна, коварна и развратна, а свет, наоборот, - чистый, искренний и девственный? А что если все с точностью до наоборот? Что если под маской чистоты прячется распутство, а показное лицо порочности надежно скрывает целомудрие?
   В графитовом мареве, что находится в подпространстве Земли, ничего нет. Одна лишь пустота.
   И тем удивительнее становится, когда ее рассекает чистый поток белого света, словно звезда упала с небес. Падение прекращается где-то посередине этой серой пустоты и из всполохов света появляются сначала солнечные очертания мужской фигуры, а потом и сам мужчина материализуется, впитывая в себя этот свет.
   Мужчина был красив до совершенства и напоминал древнегреческого воина. Белый короткий хитон, доходящий до середины крепких, накаченных бедер, поверх него легкие доспехи: металлическая кираса с подвижными частями на плечах и бедрах; поножи, защищавшие ноги; сандалии на толстой двойной подошве. Только шлема не хватало и хламиды.
   Мужчина с непроницаемым лицом сложил руки на могучей груди и стал терпеливо чего-то или кого-то ждать.
   Он стоял так довольно долго, около часа или дольше. Время здесь текло иначе, чем на земле. Но ожидание его явно не тяготило.
   Воин стоял в одной и той же позе: натянутый, как струна, со скрещенными на груди руками и уставившийся ровно перед собой. Стоял так, словно статуя, высеченная из камня, не перенося вес с одной ноги на другую, не меняя положения руки или головы. Казалось, что даже дышал через раз. Но это ощущение было обманчивым, так как грудная клетка его не переставала подниматься и опускаться в одном и том же спокойном ритме.
   Со стороны могло показаться, что время замедлило свой ход или вообще остановилось, как вдруг на противоположной стороне от мужчины заклубилась угольно-черная марь. Ее дымные жгуты извивались, будто змеи, в причудливом танце, поднимаясь все выше и выше.
   Затем чернильное марево уплотнилось, превращаясь в плавные изгибы женского тела. Еще пара мгновений и перед мужчиной предстала привлекательная женщина в откровенном наряде.
   На ее аппетитной фигуре в форме восьмерки или перевернутого знака бесконечности скользило сочное ярко-алое, словно артериальная кровь, платье с глубоким декольте, облегающее тело женщины, словно перчатка. Длинные ноги были обуты в туфли-лодочки на высоком каблуке в тон платью.
   Жгучая брюнетка эффектным движением тряхнула своей роскошной гривой густых волос, достигающих тонкой талии, подняла агатовые глаза с томной поволокой на мужчину и призывно улыбнулась пухлыми алыми губами.
   Мужчина никак не отреагировал на столь дерзкую провокацию. С момента появления темноволосой красотки он даже позы не поменял.
   Они стояли некоторое время друг напротив друга, ведя молчаливый диалог глазами. Агатовые глаза провоцировали на действие, а лазурные глаза смотрели с бесконечной усталостью и спокойной решимостью.
   Одновременно, словно по команде, они пошли навстречу друг другу, хотя не было произнесено ни звука. Зачем? Если все слова были сказаны давным-давно. Да и смысла никто из них не видел в разговорах, ведь сценарий ближайшего будущего был известен обоим. Только вот каким будет конец, не знал никто. Но вариантов было не много, точнее всего два.
   Так что независимо от слов, итог будет одинаковый: победа достанется только одному из них.
   Светлый мужчина шел по-военному, решительно чеканя шаг. Темная женщина, наоборот, двигалась, как кошка, плавно покачивая подтянутыми бедрами, сверкая длинными стройными ногами, появляющимися в вырезе по бокам платья при каждом шаге. Её полная высокая грудь при движении лукаво выглядывала из глубокого выреза декольте.
   Но блондин будто не видел ничего этого. Шел молча, целенаправленно, не сводя лазурных глаз с лица призывно улыбающейся брюнетки.
   Когда между ними оставался всего лишь один шаг, они остановились. Женщина, что была самой Тьмой, плотоядно окинула восхищенным взглядом фигуру воина. Мужчина, что оказался Светом или, как говорили на земле, Ангелом, стоял ровно, с опущенными по бокам руками, напряженно наблюдая за действиями противницы.
   Многовековая война между Светом и Тьмой, между ним и его вечной соперницей, немного поднадоевшая, привычная и... скучная, шла с самого создания мира. Начало было всегда одним и тем же: он никогда не бил первым, давая возможность нанести первостепенный удар женщине. Благородный рыцарь в сияющих доспехах. И она его никогда не разочаровывала.
   В самом начале их поединка они дрались рьяно, страстно, отдавая всех себя. Как только оба противника появлялись на этой серой площадке, сразу же начиналась битва. И от того, кто из них победит зависело будущее земли. Если побеждал Свет, то на следующее десятилетие на земле расцветал мир и согласие. Если вверх брала Тьма, то людям предстоял непростой период. В это время мир погружался в войну, междоусобицу, люди умирали от новых неизлечимых болезней, нищеты, голода.
   В начале Тьма била сразу и сильно, иногда исподтишка. Но со временем обоим эта игра поднадоела. И при новой встрече они оттягивали момент поединка, точнее это делала Тьма. Ведь блондин никогда не нападал первым.
   Теперь жгучая брюнетка играла перед тем, как нанести первый удар. Ей доставляло удовольствие пробежаться острыми длинными ноготками, выкрашенными в красный или черный цвет, по его груди, пощекотать упругие кубики пресса, лизнуть розовым язычком по его сомкнутым в тонкую линию губам.
   Мужчина никак не реагировал на ее действия, чем раздражал ее и в то же время раздувал в ней хищное пламя охотничьих инстинктов.
   Вот она медленно сделала последний разделяющий их шаг и прикоснулась узкими ладонями к его горячей, даже сквозь доспехи, груди. Ласково погладила, словно успокаивая, и, не прерывая контакта, начала плавно раскачиваться из стороны в сторону, будто змея перед факиром. Тьма танцевала под звучащую только ей одной мелодию.
   Блондин даже бровью не повел. Оба смотрели друг другу в глаза не отрываясь. В ее действиях скользила расслабленность и неторопливость, в его напряженной позе пылала настороженность и готовность в любой момент отразить удар.
   Вот она замерла, медленно облизала свои кровавые губы, обвила стройными руками его шею и, приподнявшись немного на носочки, чтобы их глаза были на одном уровне, страстно поцеловала Ангела в сомкнутые губы.
   Как обычно мужчина не ответил на поцелуй, чем разозлил игривую соперницу.
   Брюнетка остро сверкнула черными, как сама бездна, глазами и с силой нажала на болевую точку за ухом. Мужчина чуть слышно охнул, но этого было достаточно, чтобы коварная женщина прикусила до крови его полную, мягкую нижнюю губу.
   У Ангела медленно потекла тонкая алая струйка по подбородку, пачкая белоснежный хитон.
   Чуть отстранившись, Тьма начала неспешно любоваться своей работой, подобно художнику, придирчиво разглядывая каждую мелкую деталь. Затем недовольно цыкнув, дотронулась до испорченной одежды блондина и превратила ее в серый пепел лишь одним касанием руки.
   Блондин нахмурился и, щелкнув пальцами, "сотворил" себе из света кожаные легкие штаны, в то время как его соперница плотоядно изучала его нагую фигуру. Рубашку или хитон, к которому так привык, воин не стал надевать. Это было бесполезно, ведь она снова их уничтожит.
   Темноволосая красавица удивленно вскинула смоляные брови. Ведь на протяжении всего времени, что они находились в подпространстве, мужчина еще ни разу не показывал своих эмоций. Его лицо было словно маска.
   Слизав капельки крови мужчины со своих губ, Тьма задумчиво окинула его фигуру, довольно мурлыкнула, что-то решив, и шагнула к Ангелу, вновь потянувшись к губам.
   На этот она лишь мимолетно прикоснулась к мягким, как оказалось, губам блондина и резко отпрянула, оттолкнувшись от его мускулистой груди. И одновременно с ее узких ладоней выстрелил в мужчину чернильный сгусток мрака.
   Ангел, готовый к таким сюрпризам, поставил перед собой солнечный щит и сразу же ответил, метнув в соперницу золотистой молнией.
   Брюнетка пригнулась, уходя от удара, плавно перетекла в сторону, и в блондина полетело уже два комка черноты. От одного мужчина успел увернуться, а вот второй сумел пролететь вскользь, заметно подрезав волнистые волосы.
   Мужчина, пронаблюдав, как тает в сером мареве прядь его золотистых волос, укоризненно посмотрел на довольную женщину. Тем самым вызвав в ней искреннее изумление и повергнув в легкий ступор. Пока Тьма приходила в себя, он успел собраться и отразить целую серию разных ударов, последовавших после этой секундной передышки.
   Изначально они бились до смерти противника. Но со временем угас не только пыл, но и страсть, которую каждый из них вкладывал в свои удары. Поэтому несколько веков назад, совсем недавно по их меркам, они пришли к соглашению: битва заканчивается первой кровью врага, пролившейся в поединке.
   В прошлый раз победу одержал Ангел, поэтому Тьма в этот раз старалась сравнять счет.
   Их битва в последнее время походила на танец, несмотря на то, что каждый из партнеров танцевал по-своему. Девушка нападала плавно, то вскидывая ногу, то прогибаясь в спине, от ударов уходила с той же гибкостью и пластичностью. Она была похожа на дикое и необузданное пламя. Свет же, наоборот, резко обрывал атаки, сухо уклонялся от самых каверзных ударов и стремительно атаковал. Он олицетворял собой твердый, непробиваемый лед.
   Но, тем не менее, они очень гармонично смотрелись со стороны.
   Тьма вновь растворилась в бархатисто-чёрном тумане и вновь материализовалась позади Ангела. Блондин был готов и к такому повороту событий, поэтому, резко развернувшись, ударил сверкающим клинком, рассекая воздух пространства за своей спиной. Брюнетка оказалась не готова к тому, что ее соперник просчитает ее маневр и не успела уйти из-под траектории удара.
   На мгновение ее глаза цвета ночи встретились с голубыми глазами мужчины, в которых легко читалась растерянность и решимость изменить линию удара нападения, чтобы продлить столь короткую битву. Но Тьма печально улыбнулась и отрицательно покачала головой, сама насаживаясь на сверкающий клинок.
   - Зачем? - держа на руках, спросил недоуменно Ангел, лаская своим бархатистым голосом умирающую девушку.
   - Ведь так будет справедливо, - чувствуя онемение всего тела, тихо ответила брюнетка.
   - С каких пор Тьма стала справедливой? - холодно посмотрел на соперницу Свет.
   - Я устала, - ответила брюнетка и зашлась тяжелым кашлем.
   - Значит, встретимся раньше, - не поверил ей блондин.
   - Как хочешь, - закрывая агатовые глаза, вздохнула его соперница и обмякла.
   - Очень хочу, - вытирая алую струйку крови, стекающую из уголка рта мертвой девушки, тепло ответил он ей. Хотя она уже не могла его услышать.
  
   На следующий день после битвы
  
   - Ты же говорила, что в этот раз ты точно возьмешь верх? - негодовал Дмитрий, меряя небольшую спальню нервными шагами. - Так что случилось? Он обманул тебя, ударил исподтишка, ты упала в обморок?
   - Опомнись, - прокашляла Тьма, - если Ангел ударит исподтишка, то сразу же падет и пополнит наши ряды. Ты его здесь видишь? - Брюнетка смахнула испарину со лба и выразительно обвела пространство спальни. - Нет? Вот и я не вижу. Тогда не задавай глупых вопросов.
   - Но, Мара, - остановившись напротив лежащей на широкой кровати ослабевшей женщины, произнес черт, нервно дергая хвостом из стороны в сторону, - как тогда ты смогла проиграть?
   - Молча, - огрызнулась брюнетка. И, посмотрев на насупившегося друга, спокойнее добавила, - просто подставилась глупо. Не думала, что он разгадает мой маневр.
   - Может, стоит рассказать об этом Люциусу? - осторожно поинтересовался черт, делая пару незаметных шагов назад, дальше от бледной женщины.
   - Что рассказать? - сверкнув агатовыми глазами, спросила Тьма. - Что я проиграла две битвы подряд?
   Дмитрий нервно дернул черным хвостом и неуверенно кивнул.
   - На мое место метиш-ш-шь? - вскакивая на кровати, зашипела Мара. - Хочеш-ш-шь выслужиться перед ним?
   Черт упал на одно колено от исходящих от хрупкой на вид брюнетки волн силы, склонив перед своей госпожой черноволосую голову. Дмитрий, считавшийся другом (насколько это возможно среди темных) и правой рукой самой Тьмы, совсем забыл какая она бывает в гневе. И сейчас быстро просчитывал последствия своих необдуманно сказанных слов.
   - Нет, моя госпожа, - через силу просипел черт, так как начал задыхаться от могущества черноволосой женщины. Его хвост давно выбивал барабанную дробь по полу. - Просто думал, что Хозяин смог уже что-нибудь придумать, чтобы раз и навсегда убить этого Светлого.
   - Если бы это было так, то я узнала бы об этом первой, - отпуская силу и падая на кровать, прохрипела Мара. Возрождение давалась нелегко, впрочем, как обычно, и этот всплеск выпил почти все капли накопленной силы, предназначенной для восстановления физической оболочки. Эта была одна из причин, по которой они стали бороться до первой капли крови.
   - Простите, моя госпожа, я не подумал, - попытался исправить оплошность черт. - Просто я так устал уже поступать правильно, творить добро. - На последнем слове его передернуло.
   - Пошел вон, - оборвала его стенания брюнетка. - Передай всем, я жду их завтра с утра в офисе.
   "Дело плохо", - подумал черт, выходя из спальни его госпожи, - "раз она собирает всех в офисе, а не у себя в гостиной. Видимо, я сильно ее разозлил. И дернул же меня Сатана за язык! Что мне стоило, как всегда, промолчать?!"
   А Тьма в это время лежала обессиленно на широкой постели. Шелковые золотистые простыни сбились в комок и чуть сползли с левого края, тонкое плюшевое одеяло бежевого цвета грустной кучкой валялось на полу с другой стороны кровати. Густые волосы черными брызгами разметались на прохладной золотистой подушке, грудная клетка девушки, обтянутая короткой полупрозрачной сорочкой гранатового цвета, быстро поднималась и опускалась, будто она только что пробежала марафон. Капли пота покрывали белоснежный лоб, виски и кожу над губой - следы слабости и бессилия.
   Тьма никогда не любила выглядеть слабой, да и не могла себе этого позволить. Ведь даже лучший друг мог ударить в спину, если она хоть чуть-чуть даст слабину, несмотря на все те годы, что они прожили бок о бок, забывая о том, что она всегда помогала ему в трудной ситуации. Хотя могла и пройти мимо. Никто бы ее не осудил, ведь у темных не принято помогать попавшим в беду соплеменникам, если только не добить из милосердия.
   Но она все-таки давно уже живет на земле и надо признаться хотя бы самой себе, что черт был прав - она размякла. Приняв эту постыдную истину, она горько расплакалась в подушку.
   Люциус или Люцифер - их Повелитель, Господин, Создатель... ее любимый мужчина, уже давно перестал отвечать на ее призывы. И Тьма не знала с чем или с кем это связано. Она боялась, что если об этом узнают ее соплеменники, то на земле начнется бунт, который сможет смести все живое на планете.
   И как не желанны были для нее боль, война и страдания людей, она не могла поступиться правилами мироздания. Да и слишком привязалась она к земле и ее обитателям за прошедшие тысячелетия.
   А Люциус, мужчина ради которого она пошла на этот бесконечный поединок, обещал прийти за ней через несколько веков, когда найдет способ навсегда победить Ангела. Но даже спустя тысячелетия, он так и не появился, даже на зов перестал отвечать.
   Размышляя о прошлом, брюнетка не заметила, как провалилась в сон.
  
   В то же время в том же городе N...
  
   Светлый был недоволен. Нет, не так. Ангел был в ярости.
   Мужчина никак не ожидал, что бой окончится так быстро, да еще и Тьма так глупо подставилась. Если бы он только мог предположить такой вариант, то не стал бы вынимать клинок. Просто увернулся бы от удара.
   Он не признавался никому, но ему нравилась эта игра. Она заставляла кипеть кровь, позволяла разминать мышцы с достойной и равной противницей. Все-таки он родился воином.
   - Поздравляю с победой! - сияя ослепительной улыбкой, обвила его шею блондинка и, прижавшись стройным телом к мужчине, прикусив мочку уха, спросила. - Что-то в этот раз так быстро? Неужели Тьма начала сдавать?
   - Нет, - хмурясь, отстранил от себя Светлану Ангел. - Она что-то явно задумала и мне это не нравится. Надо бы найти ее земную оболочку и попробовать узнать о ее планах.
   - Думаешь, Люцифер объявился? - подобралась враз посерьезневшая блондинка. - Но ты ведь говорил, что он больше никогда нас не побеспокоит?
   - Нет, он точно нас не побеспокоит, - проходя через спальню, чтобы принять душ подтвердил блондин. - По крайней мере, не в ближайшую пару сотен лет.
   - Ну, тогда не стоит так волноваться, Ярик, - распахивая полы шелкового короткого халатика, отозвалась весело блондинка. - Давай лучше я помогу тебе расслабиться и восстановить силы.
   - Не сегодня, - окинув восхищенным взглядом нагую фигуру, что скрывал халат, отказался Ярослав. - Собери пока нашу группу, есть разговор.
   И ушел в душ, не оборачиваясь. Ангелесса по имени Светлана с удивлением смотрела вслед удаляющемуся мужчине. Еще ни разу он не отказывался от удовольствий, видимо дело действительно серьезное. Или он чего-то недоговаривает.
  
   Через несколько минут в трехкомнатной квартире города N...
  
   - Шеф, мы нашли ее, - в гостиную вбежал запыхавшийся Олег, - нам повезло, она находится в нашем городе.
   - Что-то нам в последнее время слишком часто везет, - проворчал недовольно Самсон. Белый маг не разделял радости друга и коллеги. - Мне кажется, что Ярослав прав, Тьма точно что-то задумала.
   Упомянутый Ангел криво ухмыльнулся, с интересом разглядывая краснолицего, рыжеволосого вестника. Олег всегда радовался любой, самой маленькой победе, а когда он сам справлялся с серьезной задачей, то вообще светился, словно солнышко. Рыжие кудрявые волосы всегда были растрепаны, словно никогда не знали расчёски, янтарные глаза светились счастьем. Долговязый, конопатый парень, который заражал своим весельем всех, в какой бы компании не появился. Несмотря на свою немного простоватую внешность, он был очень умен и привлекателен для противоположного пола. Олег без особых усилий заводил новые знакомства и друзей.
   И только всегда серьезный и ворчливый Самсон не проникался его светом. Они были двумя половинками единого целого. Олег был ярким лучистым солнышком, а Самсон - темной, беззвездной ночью.
   "Как мы с Тьмой", - неожиданно для самого себя подумал Ангел. Мысль оказалась такой внезапной, удивительной и ошеломляющей, что Ярослав даже закашлялся от неожиданности.
   Все присутствующие удивленно посмотрели на своего начальника и друга. Особенно деятельная Светлана. Она весь вечер молча сидела в глубоком кресле и незаметно, как она думала, наблюдала за Ангелом. Ее внимательный взгляд заставлял Ярослава чувствовать себя виноватым, будто он - муж, изменивший жене. Хотя они периодически занимались сексом, но относились друг к другу, как простые друзья, ничего большего.
   Светлана знала, что у Ангела не может быть любовной привязанности. Более того, в своей боевой ипостаси, когда он встречался в подпространстве с Тьмой, он вообще ничего не чувствовал, кроме холодной решимости одержать победу. Но с каждым разом после очередной битвы Ангел возвращался другим. А началось это где-то четыре десятилетия назад.
   Светлана помнила, как Ангел после проигрыша появился взбудораженным и накинулся на нее голодным зверем, а потом еще около трех дней не вылезал из спальни, проводя каждую ночь с новой девушкой, а порой даже не с одной.
   И вот теперь, несмотря на свою победу, Ярослав был хмурым и непривычно задумчивым, вместо того, чтобы развлекаться с очередной пассией.
   - Олег, ты узнал, кто она в этот раз? - задал наиболее важный сейчас вопрос Ярослав.
   - Конечно, - выпятило мосластую грудь "солнышко", - я даже ее домашний адрес узнал.
   - Может, не будем нарушать ее личное пространство? - осторожно предложил Самсон.
   - Ты ее боишься? - впервые за весь вечер подала голос Светлана, удивленно уставившись на смутившегося мага.
   - Нет, - тут же поджал тонкие губы Самсон, - просто считаю разумным сначала поговорить на нейтральной территории, а уж потом лезть в логово врага.
   - Острожный ты наш, - язвительно бросила девушка, сверкнув голубыми глазами.
   - Сначала нам необходимо получить как можно больше информации, - прервал начинающийся скандал Ярослав. - Сейчас просто понаблюдаем за ней, если получится поставить жучки, то будет вообще замечательно.
   - Попробуем, - слаженно ответили Олег с Самсоном. Они в команде всегда работали лучше.
   - Вот и хорошо, - встал с дивана, заканчивая тем самым встречу, Ярослав, - как только появится что-то стоящее, сразу ко мне.
   Мужчины потянулись на выход, а Светлана не спешила последовать их примеру. Закинув ногу на ногу, она расслабленно откинулась на спинку кресла.
   - Что-то хотела? - изогнул белесую бровь Ярослав.
   - Хотела, - кивнула блондинистой головой ангелесса. - Поговорить с тобой хочу.
   - Да? - Приблизившись к девушке вплотную, игриво переспросил Ангел. - И о чем же?
   - О тебе, - пожала плечами блондинка. - Что с тобой происходит, Яр?
   - Сейчас со мной происходит возбуждение, - включил дурачка Ангел. - И я хочу одну конкретную женщину.
   - Не увиливай от ответа. - Не повелась на провокацию Светлана. - Ты в последние сорок лет стал меняться. Вначале, говоря плебейским языком, начал бегать по бабам, что меня в принципе устраивало. Но теперь, наоборот, стал задумчивым и неприкосновенным, даже расслабиться отказался после битвы.
   - Ты что, обиделась? - наигранно удивился Ярослав. - Ну, сказала бы сразу, что тебе невмоготу, и я бы взял тебя с собой в душ.
   - Нет, - раздраженно фыркнула блондинка, хотя ей действительно было немного обидно. - Ты изменился. И меня беспокоит это. - И соскочив с дивана, схватила мужчину за рубашку, притянула к себе ближе и продолжила полушепотом: - И тебя должно беспокоить. Чем вызваны эти изменения? Или лучше спросить: кем?
   - Тебя это не касается, - холодно ответил Ангел, отрывая ее теплые ладони от ткани своей рубашки и отстраняя от себя. - Я сам разберусь, как мне вести себя и что делать.
   - Разберешься, как в последние тридцать лет? - зло бросила ангелесса.
   - Не забывай, - тихо сказал Ярослав, переходя в боевую ипостась, - кто перед тобой и что ты ему говоришь.
   Ангел в своей первозданной красоте был прекрасен. Вся его фигура светилась мягким солнечным светом, за могучей спиной распахнулись огромные крылья, сотканные из солнечных перьев, а лазурные глаза растворились в расплавленном золоте белка. Со стороны, непосвященному, Ангел показался бы прекрасным существом, сошедшим на грешную землю, чтобы спасти ее. Но ангелесса была посвященной и, более того, она знала, как этот пленительный мужчина отрешенно и спокойно снесет голову одним махом своего клинка, не почувствовав даже тени сожаления или сочувствия. Такова была природа всех Архангелов. А Ярослав именно им и был.
   - Прости, господин, - склоняясь под мощью, исходящей от этого архангела, упала на колени ангелесса. - Больше этого не повторится.
   - Вот и славно, - мгновенно преображаясь в обычного, на первый взгляд, человека, протянул холодно Ангел, - а теперь иди в спальню и жди меня там. Я скоро буду.
   - Как скажете, - прошептала блондинка, холодея внутри.
   Светлана хорошо знала этот тон. Он означал, что удовольствия она сегодня не получит. Ярослав будет доводить ее до самой границы оргазма, но, не давая перейти тот крошечный шаг, чтобы его испытать. Так он наказывал ее за непослушание. Но не это пугало девушку больше всего. Страшнее всего было видеть безразличную маску на лице любимого мужчины во время занятия любовью.
   Как только за ангелессой закрылась дверь, Ярослав медленно подошел к окну и, отодвинув полупрозрачную занавеску в сторону, невидящим взглядом уставился на панораму города. Мужчина был напуган и растерян.
   Впервые в своей многовековой жизни он боялся. Боялся себя и своих новых чувств, эмоций, которые все чаще стали проявляться. Архангел, как и вся его раса, не мог чувствовать и ощущать, как человек. Ему были недоступны эти эмоции. Они могли хорошо, иногда и не очень, играть в них, но ощущать настоящие чувства не дано было ни одному ангелу. Это, скорее, прерогатива темных. Именно они, испытывая всю полноту ощущений и чувств, могли легко ими манипулировать себе в угоду. Благодаря этому у них без лишних усилий получалось толкать людей в объятия греха и развращать их души.
   Ангелесса была права. Он менялся. И продолжает меняться с тех пор, как Тьма впервые поцеловала его.
   Да, он хорошо помнил тот момент, когда во время секса, обычного и механического, призванного снять напряжение, ну, и скоротать время, он почувствовал удовольствие. Нет, даже не так, Ярослав ощутил УДОВОЛЬСТВИЕ. И тогда он три дня не вылезал из кровати, перезвонив всем своим бывшим подругам на одну ночь.
   Ангелы никогда не заводили продолжительных отношений с людьми. Ведь они понимали, что не могут дать им ничего взамен, так как ничего не чувствуют. А обнадеживать людей они считали несправедливым.
   Но именно в тот момент мужчину впервые посетили мысли о любви. Он сам еще не осознавал до конца, чего же он хочет, ведь никогда ее не испытывал, но каким-то необъяснимым образом знал, что это будет самое дорогое и желанное для него переживание.
   И даже спустя столько времени, Ярослав до сих пор не испытал этого восхитительного чувства.
   Но Светлана видела только одну сторону медали. Сама она не замечала, как тоже начала меняться. Все ее косые взгляды на новых девушек Ярослава, беспричинная злость на Тьму, обида на холодность со стороны Ангела - все это были человеческие эмоции, которые они (светлые чистые существа) не должны были испытывать.
   И если исходить из предположения блондинки, что Тьма каким-то образом изменила Ярослава, то, как тогда в эту теорию вписываются и ее изменения? Или чувства, как вирус или инфекция, передаются воздушно-капельным путем?
   Еще немного подумав над возникшей ситуацией, архангел решил попридержать свои выводы при себе, пока у него не будет больше информации.
   Тряхнув головой, он отпустил сжатую в руке занавеску и, криво усмехнувшись, отправился к ждущей в его спальне девушке. Вечер и ночь обещали быть приятными и расслабляющими.
  
   Вечером того же дня...
  
   Мара проснулась на закате, когда малиновое солнце коснулось своим веной-лучом ее закрытых глаз.
   Чувствовала себя Тьма плохо. В глаза словно песка насыпали, в горле першило, язык, как наждачная бумага, и во всем теле сильная слабость. Как неприятно было осознавать, но силы восстанавливались очень медленно. И ей, чтобы завтра предстать перед своими подчиненными не выжатой половой тряпкой, а блистательной королевой, придется воспользоваться услугами черта или человеческого мужчины.
   Все они - дети мрака и преисподней - восстанавливали силы и жили за счет чужой энергии. Кто послабее мог тянуть ее только из людей, а самые сильные из них, например, она сама, могли брать энергию у своих соплеменников.
   Так как силы восстановились только на треть, да еще и демонстрация силы отняла те крохи, что она успела накопить, придется взять ее у своих же. Хотя Мара предпочитала использовать людей. Они не настаивали на близости и не пытались силой взять то, что она не хотела давать. Да и у них память откорректировать куда проще, чем у темных. Но сейчас она могла убить хрупких людей, выкачав всю их жизненную энергию. И хотя это было свойственно ее натуре, она этого не желала. Да, она изменилась.
   Медленно осмотрев убранство своей спальни, она невольно порадовалась, что сумела настоять на своем и украсить ее в теплых золотистых тонах. Все чаще она ощущала пустоту и холод внутри, где раньше бушевали ярость, страсть, жажда, огонь. Поэтому она стала компенсировать это теплыми тонами в своей спальне.
   - Дмитрий, - томно позвала черта Мара. - Ты сейчас мне нужен!
   Черт появился перед ней в тот же миг, не успела Тьма даже закончить фразу, словно только и ждал этих слов. На это указывала и его одежда. Точнее полное ее отсутствие, только алые плавки с аккуратной дыркой сзади для хвоста. На лице смиренное выражение покорности, которое, впрочем, удавалось ему очень плохо. На красивых губах так и норовила расползтись предвкушающая улыбка, темные глаза, опущенные в пол, лукаво блестели из-под пушистого покрывала черных ресниц, а крылья носа подрагивали, как у хищника, почуявшего желанную добычу.
   - Сделай, как обычно. - Лениво пробежав по его телу взглядом, спокойно приказала брюнетка. И, откинувшись на подушки, устало прикрыла глаза, ожидая беспрекословного подчинения.
   Черт бесшумной, крадущейся походкой направился к расслабленной девушке, надеясь сегодня углубить их поверхностные отношения.
   Мужчина по-кошачьи мягко опустился на кровать рядом с Тьмой и ласково погладил гладкошерстным гибким хвостом ее голень. Услышав предвкушающий вздох брюнетки, Дмитрий медленно повел его вверх по внутренней стороне бедра, на несколько секунд задержавшись на коленке. Добравшись до трусиков, он убрал хвост и с удовлетворением услышал, как из сладких уст Мары вырвался разочарованный стон. Перекинув хвост на другую ногу, он проделал те же действия.
   Теперь хвост огладил трусики между ног и начал неспешно поднимать полупрозрачную сорочку девушки.
   Мара нетерпеливо поерзала, тем самым давая понять, что играть сегодня не в настроении.
   Дмитрий, криво усмехнувшись, приподнял свою любовницу за талию и помог ей избавиться от одежды. Вдоволь насмотревшись на идеальное тело могущественной Тьмы, Дмитрий наклонился к приоткрытым губам девушки и жадно поцеловал их, с легкой тревогой отмечая, что она слишком быстро качает из него энергию.
   Отстранившись с трудом, так как во всем его теле заметно чувствовалась слабость, мужчина мутными глазами посмотрел на часто вздымающуюся грудь с большими пухлыми коричневыми сосками и тут же приник к одному из них ртом, с силой втянув его. Чуть прикусив затвердевшую горошину соска, черт услышал хриплый стон и почувствовал, как его госпожа выгнулась ему навстречу.
   Медленно облизав коричневый бутон, он немного отстранился и подул на него, тем самым вызвав очередной стон удовольствия. Тут же, пока его вновь не притянула к себе Мара, мужчина прижался ко второму соску, проделав те же действия.
   После чего Тьма резко села и, схватив за темные жесткие волосы черта, страстно поцеловала его, вновь высасывая энергию, с той лишь разницей, что в этот раз гораздо медленнее. Её силы возвращались, первый голод прошел, и теперь можно было, и посмаковать, как говорится: совместить приятное с полезным.
   Резко оттолкнув мужчину, Мара лениво упала на подушки, позволяя своему соратнику удобнее устроиться у себя между ног. Посмотрев вниз, она с неудовольствием заметила, что на любовнике все еще находились сильно натянувшиеся из-за поднявшегося мужского органа красные трусы. Сейчас они действовали на нее, словно красная тряпка на быка. Поэтому не думая, Тьма щелкнула пальцами и красные трусы тихо превратились в прах, выставляя на обозрения красивый, покрытый вздувшимися венами, пульсирующий от напряжения член. Брюнетка медленно облизала кроваво-красные губы, глядя на естество черта, и подняла глаза на мужчину, который тяжело дышал. Но было непонятно из-за чего, после его прозвучавшей фразы:
   - Это были мои любимые дизайнерские трусы.
   - Свои любимые трусы не стоит надевать на свидание со мной. - Не разделяя его горя, холодно заметила Тьма. - Да и что ты так убиваешься? У тебя столько денег, что сможешь опять заказать у того же дизайнера такие же трусы.
   - Он не шьет дважды одну и ту же вещь, - запуская ладонь в волосы, нервно проинформировал черт. - Иначе она теряет свою уникальность.
   - Все! - Не выдержала женщина. - Пошел вон. Все настроение испортил своими трусами.
   - Но как же я? - провыл мужчина, указывая на все еще боеготовое мужское естество.
   - Ручками, ручками, - ехидно протянула Мара, вставая на постели и направляясь в душ. - Или можешь подождать меня, и мы вместе пойдем в клуб за людишками на эту ночь. Я еще не совсем восстановилась. Да и ты сегодня до самого интересного так и не дошел.
   И тут же скрылась за темно-коричневой дверью ванной комнаты.
   Черт зло, но тихо выругался вслух, коря себя и свои любимые трусы, которые сдуру решил надеть, чтобы покрасоваться перед женщиной. Еще один шанс упустил, чтобы стать первым мужчиной у взбалмошной, но безумно сексуальной женщины. Неизвестно теперь, когда она пригласит его к себе вновь.
  
   Ночью в клубе "Полночь"...
  
   Оглушительно играли басы, в полумраке частые разноцветные полоски света лишь на пару секунд приоткрывали людей и не людей, двигающихся в дерганом безумном танце под эту музыку. Многие из присутствующих двигались медленно, не попадая в ритм, и даже не стараясь попасть, охваченные своим собственным безумием, сплетаясь в причудливом танце руками, ногами, языками.
   Некоторые сидели за столиками, находящимися на втором этаже клуба, распивая напитки, принимая наркотики, занимаясь сексом в небольших нишах, скрытых за полупрозрачными занавесями. Кому-то из особо "счастливых" выпала честь стать и любовником и ужином одновременно.
   Тьма плавно плыла между столиками, продвигаясь в самый темный уголок клуба, где была скрыта дверь в другое, более высококлассное помещение. Там тоже играла музыка, но чуть тише, и тягуче сладко в нее вплетался голос прекрасной сирены, ублажающий слух привилегированных вознесшихся и падших существ. Туда допускались только самые сильные представители разных рас. А из людей попадали лишь единицы, которые проходили тщательный отбор, знали о настоящей сущности постоянных завсегдатаев клуба, легко могли удовлетворить самые разные их вкусы и умели держать язык за зубами. Впрочем, последнее было не важным, так как сильные мира сего ловко могли подправить лишние воспоминания или заставить забыть о них.
   Клуб "Полночь" был нейтральной территорией всех сверхъестественных существ на земле. Здесь были свои законы и порядки, которые одинаково соблюдали все представители света и тьмы.
   Мару и двух ее постоянных сопровождающих без слов впустили в прямоугольное помещение, утопающее в приятном полумраке, едва она подошла к перекаченному охраннику в чёрной футболке, стерегущему заветную дверцу. Впереди на высокой сцене находился диджей, сверкнувший алыми огоньками в серых глазах в сторону новоприбывших и призывно улыбнулся Тьме. Сирена, искусно подпевая в такт техно музыке, сексуально выгибалась чуть в стороне от него и хищно поглядывала на присутствующих мужчин и женщин, выискивая свою жертву на сегодняшнюю ночь. В ее бирюзовых больших глазах то и дело мелькали красные зрачки, выдавая ее темную принадлежность.
   У светлых же зрачки светились синим светом. Но для Тьмы это не имело значения, так как она и без того видела все сущности, скрытые под личинами людей.
   Сегодня Мара принарядилась, хотя она даже себе не могла ответить на вопросы: зачем? и для кого? Просто у нее появилось непреодолимое желание облачить свое нежно лелеемое тело в аппетитную упаковку. Несмотря на то, что в этом никогда не нуждалась. Каждый из присутствующих здесь падших и вознесшихся готов был в любую минуту уйти вслед за ней, лишь бы только позвала. Но, к их сожалению, она выбирала из них очень редко. В основном предпочитая обычных смертных.
   Усаживаясь за столик практически у самой сцены, Тьму окликнула ее спутница:
   - Тамара, ты ищешь сегодня кого-то конкретного?
   - Милая, - недовольно скривилась Тьма, - сколько раз тебе напоминать, что это имя для смертных, для всех остальных, без исключения, я Мара. Понятно?
   - Да, ладно. - Весело отмахнулась суккуба, оглядывая помещение внимательным взглядом.
   - Нет, не ладно. - Разозлилась брюнетка, чуть выпуская свою силу, постоянно ограниченную, словно сжатая пружина. - Еще раз так меня назовешь наедине и перестанешь существовать. Уяснила?
   - Д-да, - заикаясь от страха и глядя в наполняющиеся темной вуалью глаза госпожи, прошептала сексуальная рыжеволосая девушка, - п-поняла.
   Черт, молчаливо наблюдавший за этой сценой, изумленно хмурил смоляные густые брови, не понимая, что творится в последнее время с его госпожой и подругой. Она начала меняться. И пока было непонятно в какую сторону.
   Мара довольно откинулась на мягкую спинку диванчика, окружавшего столик полукругом, и, задумчиво уставившись на незаметно стоявшего неподалеку ожидающего официанта, жестом позвала его.
   - Принеси-ка мне, парень, меню новеньких. Хочу посмотреть на новый ассортимент. - И, уже обращаясь к своим спутникам, доверительно добавила: - Мне Бальтазар сказал, что у него совершенно новая коллекция смертных. Есть где разгуляться.
   - А мне даже ни словом, ни жестом не обмолвился, - капризно надула губки рыжеволосая суккуба, хотя в ее глазах ярко засияли красные огоньки азарта и предвкушения.
   Когда полураздетый юноша со смертельной тоской в глазах передал пухлую папку с анкетами новеньких завербованных совсем недавно смертных мужчин и девушек, Мара чуть ли не подпрыгивала от нетерпения на своем месте. Чем удивила не только своих спутников, но и озадачила саму себя.
   Она словно ждала чего-то или кого-то особенного в этот вечер. Так бывает, когда ты ждешь озвученного сюрприза или подарка. Ты размышляешь об этом каждую секунду, пытаясь угадать, что тебе могут подарить. Но порой ожидание бывает гораздо приятнее самого подарка.
   Мара как раз изучала досье на какую-то красивую смертную по имени или псевдониму Ангелика, когда почувствовала, как атмосфера в клубе начала меняться.
   Ранее густой, почти осязаемый в воздухе аромат секса, возбуждения, похоти стремительно разбавлялся ощущениями растерянности, жадного интереса, гнева, ярости, словно в благородное старое вино тонкой струйкой вливали обычную воду из-под крана, нестерпимо пахнущую хлоркой.
   Мара медленно повернула голову, уже зная, кого увидит в дверях зала. Это был он. Тот, ради которого она в последнее время решила пожертвовать кусочками своей сущности и ради которого, не понятно почему, начала меняться сама.
   В клубе появился Архангел со своей свитой. Светлые спешно начали прятать за масками свои лица, кто поумнее быстро покидали помещение через черный ход, предусмотренный как раз на такой непредвиденный случай, а темные - наоборот, настороженно подобрались, недобро смотря на нежданных посетителей клуба.
   - И как его сюда только пропустили, - сквозь зубы процедил Дмитрий.
   - Попробуй такого не пустить, - мечтательно оглядывая фигуру, обтянутую белой футболкой и светлыми брюками, сказала суккуба. - Он же низвергнет любого, кто будет сопротивляться.
   Внешность суккубы постоянно менялась. Только что она была миниатюрной длинноногой рыжеволосой бестией с колдовскими изумрудными глазами, а теперь рядом с Тьмой сидела высокая блондинка с большой грудью и пухлыми силиконовыми губами. Затем ее губы уменьшились, став вполне обычными среднестатистическими, но глаза поменяли цвет на васильковый, потом она вновь опять изменилась, став чуть полноватой шатенкой с желтыми кошачьими глазами. И так продолжалось довольно долго.
   - Вот это у него пристрастия, - благоговейно глядя на хмуро осматривающего зал ангела, прошептала Ангелина. - Я до сих пор не могу определиться с внешностью, которая его больше всего устраивает.
   Тьма с интересом смотрела на меняющуюся спутницу, краем глаза наблюдая за блондином, который кого-то искал чуть суженными лазурными глазами.
   Когда же мельтешение внешностей суккубы остановилось на темноволосой брюнетке со знакомыми агатовыми глазами, Мара удивленно посмотрела на архангела. И в этот момент он заметил ее. Когда их взгляды встретились, в помещении стало всем жарко.
   Сирена, которая безрезультатно пыталась привлечь внимание нового гостя, оттянула глубокое декольте своего откровенного платья и пару раз обмахнула раскрытыми ладонями лицо и шею, будто смущенная девица веером.
   Суккуба, взглянув в зеркало, обиженно надула губки.
   - Та... - начала было она, но поймав предупреждающий взгляд черта, исправившись, продолжила, - Мара, ну почему, все стоящие мужики постоянно западают на тебя, хотя ты их даже попробовать не хочешь?
   - Потому и западают, - не отрывая настороженных глаз от неторопливо приближающегося блондина со свитой, протянула Тьма, - запретный плод и все такое...
   Вновь рыжеволосая Ангелина не успела ответить из-за подошедшего Архангела со свитой.
   - А Архангелам разве можно посещать такие заведения? - ехидно осведомилась Мара вместо приветствия. - Крылышки не боишься замарать?
   - Да нам некуда ходить из-за таких как ты, потому что такого рода злачных мест в нашем городе полно на каждом шагу, как грязи. - Завопила ангелесса, презрительно морща курносый носик.
   - Ну, во-первых, такое место только одно на всю планету, - холодно улыбнулась брюнетка, - а, во-вторых, этот город не твой и не ваш. Он всегда был общим для всех. - И уже посмотрев на задумчивого Ярослава, приказала. - Успокой свою ручную собачонку, иначе она вознесется раньше времени... или падет, смотря какое у меня будет настроение.
   - Да как ты... - Побагровела Светлана, но, увидев медленно расползающееся по белкам Тьмы черное маслянистое пятно и почувствовав повеявшую силу, отшатнулась и буквально захлебнулась следующей фразой своего предводителя.
   - Светлана, заткнись. - Тихо произнес Ангел, но, несмотря на бухающие басы техно музыки, его услышали. - Олег, Самсон, угостите Свету у барной стойки.
   - Да, закажите ей молочного коктейля с валерьянкой, - добавила Мара и по-кошачьи прогнулась в пояснице, отчего грудь, обтянутая красной атласной рубашкой с короткими рукавами и расстегнутая на пару пуговиц сверху, вызывающе поприветствовала всех упругими горошинами затвердевших сосков.
   Мужчины не сдвинулись с места, с жадным интересом разглядывая грудь Тьмы, а ангелесса буквально полосовала Мару ненавидящими взглядами.
   - Мальчики, вам показать дорогу до барной стойки? - любезно предложила поднявшаяся со своего места суккуба, облизнув морковные губы раздвоенным языком и, подхватив обескураженных такой наглостью светлых под руки, потянула в сторону бара. - Только белобрысую свою не забудьте прихватить. - Мотнула рыжей шевелюрой демонесса в сторону красной от злости и ненависти Светланы. И, повернувшись к ангелессе, игриво добавила, подмигнув девушке. - А то вдруг она потеряется, а мы, темные, любим потерянных светлых девушек. Особенно таких бесстрашных глупышек.
   Самсон, как самый ответственный среди всех сопровождающих Ангела, мягко отцепил руку с идеальными ноготками новой знакомой и, подойдя к ангелессе, что-то прошептал ей на ухо, отчего блондинка нахмурилась, недовольно посмотрела на своего начальника и с неохотой отправилась с другом к барной стойке.
   - Хороша девочка, - задумчиво разглядывая блондинку, произнес оставшийся Дмитрий, - только вот слишком самонадеянна. - И, повернувшись к своей госпоже, добавил. - Как раз в моем вкусе.
   - Так иди и попробуй, - дала добро Тьма, не отрывая заинтересованного взгляда от Ярослава, который внимательно следил за уходящими друзьями. - Потом мне расскажешь, каково это заниматься сексом с ангелессой. Меня она явно к себе не подпустит, слишком уж зажатая. А у тебя есть небольшой шанс.
   И брюнетка удовлетворенно улыбнулась, заметив, как вздрогнул и недовольно поджал губы блондин.
   Черт, с сомнением посмотрев на свою госпожу и подругу, все же направился к шумной компании у бара.
   - Ну, что, Мара, расскажешь мне, почему ты так быстро сдалась? - начал расспрашивать Ярослав, как только провожатый Тьмы удалился на значительное расстояние.
   - Ах, - кокетливо взмахнув ресницами, улыбнулась брюнетка, - неужели быстрая победа спать мешает? А я всегда говорила, что завышенное чувство справедливости никого до добра не доведет.
   - Не юли, - хмуро попросил Ангел, - ты бы на моем месте тоже стала переживать.
   - Я? - удивилась Тьма и заливисто расхохоталась так, что все оставшиеся посетители клуба, отчаянно прислушивающиеся к беседе двух самых сильных существ на планете, но делающие вид, что это не так, уставились на них открыто. - Да мне было бы плевать. Я бы на всю катушку отрывалась, подначивая людей к войне. Давно хотела поесть настоящих эмоций.
   - Ты просто голодна, - прищурившись, хмыкнул Архангел и лениво откинулся на мягкую спинку полукруглого дивана. - Поэтому у тебя все мысли о еде. - И, задумчиво окинув оценивающим взглядом грудь собеседницы, язвительно улыбнулся одним уголком губ. - Что же помешало тебе восстановить силы? Твои мальчики не смогли или людишек жалко стало?
   - А тебе-то какое дело? - прищурившись, словно кошка, спросила брюнетка. - С каких пор я и мое состояние стали тебя так интересовать? - А потом ее красивое личико озарила улыбка и она, подавшись вперед, поинтересовалась. - Неужели ты в меня влюбился?
   - Брось, - отмахнулся блондин, - ты же знаешь, что ангелы не могут...
   - Знаю-знаю, ангелы не могут любить, - протянула брюнетка, не отрывая взгляда от идеально-симметричного лица Ярослава. - Только вот чувств у вас нет в истинной ипостаси, а в человеческой же вы вполне можете испытывать их отголоски. Мне кажется, - посмотрев на не сводящую с нее злого взгляда девушку, она добавила, - и не только отголоски.
   Архангел тоже проследил взглядом за Тьмой и был вынужден признать, что в чем-то она оказалась права.
   - Я не влюблен в тебя, - мрачно ответил блондин, раздраженно передернув плечами. - Просто хочу знать, что ты задумала.
   - Пойду поем, - игнорируя его требовательный взгляд, нагло заявила Мара. - А то постоянно кто-нибудь отвлекает. Поесть нормально не дадут.
   Плавно поднявшись с диванчика, Тьма грациозно потянулась, позволяя Ярославу и другим посетителям клуба неторопливо рассмотреть себя.
   На ней сегодня была алая рубашка с короткими рукавами, резко обрисовывающая красивую высокую грудь и черные лосины из мягкой тонкой кожи, не скрывающие того, что трусики девушка под них не надела.
   Тьма прекрасно знала, что мужчин привлекает завуалированная нагота. В нынешний век женщины так откровенно одевались, не оставляя мужскому взгляду простора фантазии, что они просто пресытились ею. Именно из-за этого, по мнению брюнетки, мужчин стал привлекать свой пол, одевающийся намного скромнее.
   Плавной неспешной походкой темная отправилась на сцену, к выступавшей сирене. Девушка тихо пела, не мешая посетителям общаться, и пристально наблюдала за архангелом и его свитой.
   Когда Мара взобралась к ней на сцену, сирена продолжала петь, выразив свое удивление происходящим лишь приподнятой идеальной бровью.
   - Не прекращай петь, - приказала шепотом Тьма, обнимая певицу сзади за талию и обжигая горячим дыханием ушную раковину. - Что бы я не делала, не прекращай петь.
   Сирена лишь кивнула своей блондинистой в синеву головой и продолжила петь, добавляя чары в голос.
   Мара теснее прижалась к оголенной спине певицы и начала медленно оглаживать живот девушки, с каждым тактом поднимаясь ладонями выше к небольшой груди.
   Тьма двигалась с девушкой плавно под музыку, не сводя своих агатовых глаз с архангела, внимательно наблюдающего за каждым ее движением.
   Она подалась вперед и нежно облизала своим розовым язычком ее ушную раковину, одновременно жестко сжимая ладони на груди. Сирена прикрыла от удовольствия свои большие бирюзовые глаза и откинула голову на плечо брюнетки, открывая тонкую шею. В ее голосе, поющем о страсти морских дев и моряков, добавились хриплые, возбуждающие нотки. И теперь во всем зале не осталось не одного зрителя, который бы не смотрел на сцену с завороженным восторгом.
   Даже что-то громко обсуждавшая шумная компания у барной стойки резко замолчала и с интересом уставилась на представление.
   Брюнетка оттянула одну сторону декольте и оголила упругую белоснежную грудь с маленьким бледно-розовым набухшим соском. Она нежно сжала его, несильно кусая блондинку за шею.
   Из уст сирены вырвался грудной стон, но она не перестала петь, прекрасно зная, что стоит ей замолчать или сбиться с ритма, как Мара уйдет, оставив ее неудовлетворенной и голодной. Последнее было намного страшнее первого.
   Мара заводила не только сирену, но и весь зал, создавая такой накал страстей, похоти и желания, что воздух становился, словно густой тягучий мед. Только и успевай черпать его ложками. И сейчас Тьма возбуждала зрителей, эмоции которых поглощались не только брюнеткой, но и сиреной. К ней они лились не таким бешеным потоком, как к Маре, но и того ручейка, что ей доставался было вполне достаточно, чтобы утолить голод сразу на неделю.
   Поэтому сирена пела, с каждым прикосновением брюнетки усиливая свои чары. И вот уже все мужчины, кроме мрачно усмехающегося Архангела, стояли вплотную у сцены, жадными глазами скользя за ладонями брюнетки. Лишь только осторожность на уровне инстинкта самосохранения удерживала их от того, чтобы наброситься на девушек, подмять под себя, удовлетворить их низменные инстинкты.
   Впрочем, и на девушек эти невинные ласки произвели впечатление. Суккуба и несколько темных дамочек стояли чуть дальше линии мужчин, водя своими руками по тем местам, что касалась Тьма сирены. Они представляли, что это не их руки, а ее так нежно и в то же время грубо сминали ткань на груди, обрисовывали упругие горошины болезненно затвердевших сосков.
   Даже Светлана, с силой вцепившаяся в стойку бара, шумно дышала и непроизвольно сглатывала тягучую слюну сильного возбуждения.
   Ярослав, окинув мрачно-веселым взглядом свою свиту, тихо выругался сквозь зубы. На него это представление тоже произвело впечатление. Пусть не такое сильное, как на других, но все же.
   Он хотел Мару. И с удивлением осознал, что хочет только ее. Ни одна девушка его сейчас не устроила бы в постели. С этим осознанием пришла злость. Прежде всего, на самого себя, на свое, поддавшееся на столь безобидные ласки, тело, и уже в последнюю очередь на Тьму.
   "Что же ты задумала?" - размышлял архангел, сидя за столом и жалея о том, что надел сегодня светлые брюки. Они не скрывали, а наоборот, подчеркивали, насколько сильное впечатление произвела на него Мара своим выступлением.
   Когда Тьма, резко развернув к себе сирену, впилась в ее податливые губы страстным поцелуем, эмоции зрителей достигли своего апогея и волной цунами врезались в двух целующихся девушек.
   Тьма впитала их быстро, словно в наполненной ванне открыли затычку, и вода стремительно утекла в водосток, гулко хлюпнув в конце. В этот же момент жертв отпустило, и они рассеянно и удивленно озирались по сторонам. Сообразив, что случилось, они не стали предъявлять претензии, как было бы, если бы на месте Тьмы было другое сверхъестественное существо.
   Они понимали, что их использовали в качестве пищи, но и осознавали и другое, что, во-первых, они получили во время этого ни с чем несравнимое удовольствие, а, во-вторых, противопоставить самой Тьме они все равно ничего не могли и не могут.
   Потянувшись довольно, словно кошка, она, плавно покачивая бедрами, спустилась со сцены и неторопливо направилась к недовольному Архангелу. Сирена, объевшаяся и захмелевшая от силы Мары, направилась за барную стойку. Диджей включил негромкую красивую мелодию и составил компанию опьяневшей сирене в надежде проводить ее до дома со всеми вытекающими чашками кофе на утро.
   Мара, дойдя на Ярослава, упираясь одной рукой на столешницу, а другой на спинку мягкого диванчика, нависла над архангелом так, что ее грудь, показавшаяся в вырезе рубашки, прочно приковала к себе взгляд лазурных глаз.
   - Так о чем мы говорили? - проурчала она.
   Тьма хоть и получила достаточно энергии, чтобы полностью восстановиться, но голод еще остался.
   Архангел шумно сглотнул и непонимающе уставился на брюнетку. Ему на помощь поспешила Светлана, грубо оттеснив Мару, она встала между нею и своим шефом, с ненавистью смотря на соперницу.
   Ангелесса вся сжалась, ожидая ответного действия, сжав кулаки так, что побелели костяшки на руке, но блондинка никак не ожидала, что удар будет таким. Мара быстро прижалась к сжатым губам ангелессы в поцелуе.
   Тьма, пользуясь замешательством блондинки приоткрывшей рот от удивления, углубила поцелуй, стремительно опустошая резерв ангелессы. Когда Светлана нашла в себе силы оттолкнуть соперницу, то энергии у нее осталось уже меньше половины.
   Блондинка пошатнулась и упала бы, если бы не вовремя подоспевший Самсон.
   Мара провокационно облизала губы, смакуя вкус, и с ехидством наблюдала, как ангелесса вяло матерится, опасаясь смотреть в глаза брюнетке, ее друзья тихо упрашивают ее замолчать, а Ангел смотрит на нее со злостью и восхищением одновременно.
   Он уже открыл рот, чтобы высказать своей давней противнице все, что думает по поводу ее действий, как рядом с Тьмой появился посланник Фемиды и что-то быстро сказал ей на ухо. Мара скривилась от его слов, но сразу же стала серьезнее и, щелкнув пальцами, собрала свою свиту и, рассеяно пройдясь по свите архангела, сказала блондину:
   - Запомни, что хотел мне предъявить, потом расскажешь. Сейчас у нас работа, и я, к сожалению, не могу ее проигнорировать. Вот как освобожусь, так все и выскажешь.
   И, не слушая ответа, направилась прочь из клуба. Впереди ее ждала не очень приятная, но обязательная работа. Впрочем, Мара призналась сама себе, что ей она уже стала нравиться.
   - Весь кайф обломали, - проворчал недовольно Дмитрий, когда они вышли из клуба.
   - Ничего, это было только начало, - вдыхая ночной прохладный воздух, улыбнулась Тьма. - Мне это даже на руку. Пусть поварятся в собственном соку злости, ревности и беспомощности.
   - И как она на вкус? - спросила более дружелюбная суккуба. - Отличается от остальных ангелочков?
   - Да, - томно вздохнула Мара, садясь в полумрак салона внедорожника, - если бы не была такой голодной, то возможно поделилась бы с вами.
  
   В то же время в клубе ?Полночь?...
  
   - Что это было? - ошарашенно спросил Олег, смотря на раскрасневшуюся от злости и шатающуюся от слабости Свету.
   - Тварь, - прошипела ангелесса и, посмотрев с негодованием на своего шефа, спросила, - почему ты ничего не сделал? Она ведь могла полностью меня выпить?
   - Ты должна была получить урок, чтобы впредь знать, когда стоит что-то говорить и делать, а когда будет уместнее промолчать, - холодно бросил Ярослав, о чем-то задумчиво размышляя. - И она бы тебя не выпила. Не в правилах темных дарить сладкую смерть.
   - Да ты... - забулькала блондинка, не веряще уставившись на архангела.
   - Собирайтесь. - Не дав договорить девушке, приказал Ярослав и первым двинулся к выходу. - Стоит посмотреть, что отвлекло саму Тьму от нашей занимательной беседы.
   Блондинке ничего не оставалось, как проглотить обиду и подчиниться приказу. Но всем известно, что нет ничего хуже и опаснее обиженной женщины, так что неприятности Мары и Ярослава только начинались.
   Светлана грубо отпихнула руку пытающегося помочь Олега и стремительно зашагала за шефом, мысленно перебирая ту информацию, которой она располагала о Тьме. К ее сожалению, знала она о ней прискорбно мало, но это упущение ангелесса собиралась исправить в самое ближайшее время.
   Олег и Самсон недоуменно переглянулись, отмечая необычное поведение своей подруги, но списали все на шоковое состояние после всего произошедшего с ней недавно. Они, немного отстав, пошли за своей командой, перекидываясь на ходу о впечатлениях, оставленных Тьмой и ее свитой.
   Ярослав садился в машину и настраивал маячок, который успел накинуть на суккубу, когда ты проходила мимо, вроде как "нечаянно" задев его своим округлым бедром.
   Когда вся его команда уселась в машине, он улыбался предвкушающей усмешкой, точно зная, где сейчас находится Мара. Маячок уже минуты три не двигался.
  
   Далеко за полночь на месте пожара ночного клуба "Гранит"...
  
   Мара стояла напротив горящего ночного клуба и с ностальгией смотрела на алое пламя огня, поднимающееся далеко в ночное, без звезд, небо. И оно с каждой секундой жадно пожирало все больше территории здания.
   Вся ее сущность тянулась к ярким лепесткам огненного цветка, напоминая ей о том, как долго она уже не была дома.
   Ад - место, представляющееся всем, кто там ни разу не бывал, местом страшным и жутким. Возможно, это и было так, но не для родившихся там. Ад был для нее самым желанным и красивым местом в мире со своеобразной флорой и фауной, наделенным своей особой красотой и привлекательностью.
   Тьма подошла к открытому огню вплотную и со стоном наслаждения опустила руки в кроваво-оранжевое пламя, голосящее о своей свободе и радости громким ревом. Невольных зрителей она не боялась, хорошо спрятанная под пологом невидимости. Лишь только сверхъестественные существа могли ее увидеть, но для них это не было шокирующим видением, как для людей.
   Ангелина и Дмитрий сейчас в образе двух пожарных спасали тех неудачников, которые не смогли самостоятельно выбраться из клуба, когда пожар только начался.
   Какая ирония судьбы. Дети ада, рожденные убивать, сеять смуту, нашептывать искушения, должны прогибаться под условия старого, неизвестно кем придуманного, но до сих пор действующего закона. И наказание за ослушание жестоко даже для темных.
   И вот из-за проигрыша Тьмы в битве ее друзья-соратники должны спасать людей из огня. Дети ада, не чувствительные к огню, должны вытаскивать никчемных людишек, играя роли пожарных, которых зачастую называли ангелами-хранителями.
   После таких слов благодарностей ее свита напивалась до беспамятства, сдерживая рвотные позывы, и кутила целых три дня. Слава Люциферу, такие дни были редки.
   Тьма могла и не принимать участия в этой работе. В правилах не было прописано это обязательство. Просто сама брюнетка не могла бы себя уважать, понимая, что сама виновата в том, что ее друзья должны выполнять эту ненавистную работу. Поэтому она совместно со своими приближенными занималась спасением людей.
   Честно говоря, такое отношение немного примирило темных со своей участью.
   Еще пару минут погревшись в теплом пламени огня, Мара с сожалением начала впитывать огонь в себя. Для прохожих и других зевак-смертных пожар тушили трое пожарных из шланга пожарной машины, которая на самом деле была внедорожником темных.
   Впрочем, если бы люди умели видеть сквозь иллюзии, они бы восхитились открывшимся зрелищем.
   Огонь, словно ласковый котенок, ластился к Тьме и сам стремился стать ее частью, наполняя девушку своей энергией и мощью. Жаль, что эту энергию и мощь она не могла переработать в собственное могущество или напитаться ею, пополнив свой резерв.
   Агатовые глаза Мары плавились в оранжевой лаве, заполняя собой весь белок с ярко-алым зрачком посередине. Шикарные черные локоны и ногти на руках и ногах тоже поменяли свой цвет на пламенный.
   Впитав все в себя, Тьма устало вздохнула, прикидывая, куда теперь скидывать не перевариваемую энергию, да и еще такую мощную. Скорее всего, придется найти остров, не заселенный смертными, и "активировать" спящий вулкан.
   Дмитрий с Ангелиной уже стояли возле машины, ожидая скорую помощь, в которой временами работали светлые и выслушивали благодарности от спасшихся людей, когда Мара почувствовала неладное.
   Взгляд сразу нашел причину. На втором этаже тихо, но, уже набирая обороты, разгорался зеленый огонь. Тьма в удивлении приподняла брови, своей силой прощупывая непонятное явление. И тут же недоуменно нахмурилась. Такое явление она видела впервые в своей долгой, по ощущениям вечной, жизни.
   Она стремительно поднялась на второй этаж к очагу возгорания, который с каждой минутой становился больше. Если ничего не предпринять, то скоро весь клуб и соседние здания сгорят дотла, потому что этот неизвестный огонь сжигал все, к чему дотягивался, включая железо и камень. Он, словно кислота, с шипением поглощал все на своем пути, оставляя после себя, в отличие от кислоты, белый пепел.
   Тьма потянулась к огню и с надрывным криком отпрянула в сторону.
   Пальцев на обеих руках не было, на пол осыпался лишь черный пепел, а боль была невыносимая. Человек умер бы в ту же секунду, как только зеленое пламя коснулось кожи, любое другое сверхъестественное существо давно уже пылало бы в костре, потеряв сознание от невыносимой боли, но брюнетка усилием воли осталась в сознании. Благо огонь не переходил выше по руке, поглотив только то, что попало в бушующее пламя.
   Сейчас Тьма не могла выпустить свою силу, разумно полагая, что мощь уже поглощенного обычного огня просто добавится к зеленому пламени и тогда уже в пепел превратится весь город с его многочисленными жителями.
   Отойдя от придвинувшегося ближе зеленоватого пламени, Мара краем замутненного болью сознания отметила, что этот новый вид огня теперь целенаправленно направляется в ее сторону, не обращая внимания на другие предметы обстановки. Словно хищник, попробовавший кровь своей жертвы.
   Мара, отступила еще на пару шагов, пятясь и не сводя взгляда с пламени, которое, в свою очередь, медленно, но целенаправленно ползло за девушкой.
   - Что это? - послышался изумленный вскрик от выхода из комнаты, в которой еще угадывался кабинет хозяина заведения.
   Тьма не оборачиваясь, словно стоило ей только повернуться к огню спиной, он накинется на нее, как голодный зверь, ответила:
   - Сама не знаю, но лучше не стоит к нему прикасаться.
   - Уходи. - Нежно обнимая за плечи, тихо сказал Ярослав, хмуро разглядывая пострадавшие конечности. - Твои подчиненные не могут сюда пробиться. Здесь стоит охранка от темных. Удивительно, что ты смогла пройти сюда.
   - Не забывай, что я не простая темная. - Продолжая пятится и не упасть в обморок по дороге от постепенно накатывающей слабости, съязвила Тьма. - Да, и ты сам понял, что это ловушка для меня. Просто не понятно от кого мне такой подарок. Адреса, к сожалению, не оставили, чтобы отблагодарить как следует.
   - Уходи. - Вдруг закричал Ангел, отбрасывая девушку силовой волной прочь из помещения.
   Последнее, что успела увидеть Мара, как Архангела накрыло волной зеленого пламени.
   Упасть на жесткий бетонный пол ей не дал Дмитрий, который караулил ее на границе, не пускающей темных в кабинет. Подхватив бесчувственное тело брюнетки на руки, черт бегом направился прочь из здания. Он тоже успел увидеть руки госпожи и изумрудное пламя в кабинете.
  
   Через час по дороге к аэропорту...
  
   Тьма пришла в себя спустя полчаса после того, как упала в обморок. Руки болели нещадно, в глазах стояла красная пелена боли, жутко мутило, но первым ее вопросом стало не собственное благополучие.
   - Что с Архангелом? - хрипло прокашлявшись, спросила она.
   - Да что с ним будет? - недовольно буркнул Дмитрий, выворачивая руль на очередном повороте. - Жив, здоров, даже перышки не подпалил.
   - А тебе этого очень хотелось бы, да? - съязвила Ангелина, удерживая голову своей госпожи у себя на коленях.
   - Да. - Процедил тихо сквозь зубы черт. Тьма не услышала, ей было не до этого, а суккуба лишь презрительно фыркнула.
   - Как ты? - с беспокойством спросила рыжеволосая у Мары.
   - Тоже жить буду. - Сглатывая подступившую горечь, ответила Тьма. - Главное сейчас: силу выплеснуть, а потом можно и восстановиться.
   - Так выплескивай. - Прорычал Дмитрий, подрезая очередную машину.
   - Ты же знаешь, мне надо на необитаемый остров. - Тихо прошептала брюнетка. - Я не могу нарушить закон.
   - Да, лучше умереть, чем дать сдохнуть нескольким сотням людишек. - Сплюнул черт на руль. - Иногда мне кажется, что ты не той стороне служишь.
   - Я не умру. - Громко и четко ответила Тьма. - И даже не умираю. То, что мне больно, это моя вина. Не стоило тянуть руки к неизвестному огню. - И уже тише добавила. - Тем более что от него исходил такой холодок.
   - Что? - переспросили темные, но Мара предпочла не повторять, опять потеряв сознание.
   - Уснула? - спросил черт, выезжая на территорию частного аэропорта.
   Можно было конечно телепортироваться, но Мара в таком состоянии этого бы не вынесла.
   - Не похоже. Опять в обмороке. - Взволнованно ответила суккуба.
   - Ты услышала, что она сказала в конце? - чересчур спокойно спросил черт.
   - Нет. А ты? - смотря в глаза черта через зеркало заднего вида, задала вопрос Ангелина.
   - Вот и я не расслышал. - С досадой ответил Дмитрий. - Может она назвала, кто это сделал?
   - Придет в себя и расскажет. - Уверенно ответила рыжеволосая, мягко придерживая голову Тьмы при остановке джипа. - Вот уж кому не завидую. Она ведь из-под земли его достанет.
   Черт ничего не ответил, вышел из машины, хлопнув дверцей, и через пару секунд он уже открывал заднюю дверцу автомобиля, чтобы взять на руки свою хозяйку.
   Легким бегом он с Марой на руках направился вслед за суккубой к их самолету, чтобы на нем долететь до необитаемого острова.
   Взлетев над городом, Дмитрий, оглянувшись на спящую в кресле Тьму, спросил у рыжеволосой подруги:
   - Ты кого оставила из наших ребят на месте разбираться?
   - Мейс и Ваала. - Коротко ответила девушка, о чем-то задумчиво размышляя. И тут же, украдкой посмотрев на Мару, шепотом спросила. - Как ты думаешь, кто будет вместо Тамары, если она умрет?
   - Что за вопросы? - хмуро посмотрел на суккубу черт, раздраженно дернув кончиком хвоста. - С ней ничего не будет.
   - Я тоже раньше так думала. - Смотря на культи Тьмы, ответила рыжеволосая. - Что же это за огонь такой, что смог испепелить пальцы самой сильной из темных на земле? Мы ведь дети ада, огонь - это наша кровь, так что же это за новое оружие против нас появилось и, главное, кто его сделал?
   - Хорошие вопросы. Вот и найдем на них ответы, когда вернемся обратно. - Хмуро кивнул черт, отворачиваясь к иллюминатору, в котором виднелись кучевые облака, раскрашенные кровавым цветом встающего солнца. - Если наши ребята не найдут ответы первыми.
  
   Часом ранее в кабинете клуба "Гранит"...
  
   Ярослав уже подъезжал со своей командой к клубу, в котором тушила пожар группа темных во главе с Тьмой, когда почувствовал неладное.
   На втором этаже горел зеленый огонь, которой с каждой минутой становился сильнее. Присутствие Мары чувствовалось рядом с этим неизвестным возгоранием, а ее соратники безрезультатно пытались пробиться сквозь защитный полог, установленный специально для темных.
   Удивляться и выяснять, что происходит, времени не было. Архангел чувствовал, что Тьма находится на грани, но не сразу понял, что красноволосая женщина, стоящая напротив зеленого пламени, Мара. Было непривычно видеть ее в другом облике.
   Он хотел было пошутить по поводу ее внешности, даже рот открыл, но пошатнувшаяся Тьма и охотящийся на нее разумный зеленый огонь пресекли шутки на корню.
   Приглядевшись к пламени, Ангел понял, что эта какая-то дикая смесь из адского огня и чистого голубого ангельского сияния.
   Но как такое возможно? Ведь все знают, что эти две стихии не совместимы. Так же как ангелы и демоны.
   Но вот перед его глазами неопровержимые доказательства.
   Девушка чуть сдвинулась, и блондин заметил, что от ее рук остались обгорелые культи. Стремительно придвинувшись к своей извечной сопернице, он приказал ей уходить, аккуратно отодвигая от опасности.
   Задвинув ее себе за спину, он встал напротив изумрудного пламени и попытался вычленить одну стихию из смешения двух. Как ни странно, но у него получилось.
   Дело в том, что ангельского сияния в огне было больше, чем адского огня. Видимо по этой причине Тьма не смогла справиться с ним.
   А зеленое пламя наоборот, попробовав на вкус темную, приобрело разум и начало охотиться на свою жертву.
   Но прежде чем пытаться распылить это неизвестное пламя, необходимо было убрать источник желания разумного огня. А Мара как назло не уходила, оставаясь за его спиной нежелательной свидетельницей.
   Времени было катастрофически мало. Архангел чувствовал, что изумрудное пламя набрало силу для сильного броска, готовясь поглотить его и Тьму в своем зеленом огне. Поэтому, не церемонясь, он полуобернулся к Тьме и силовой волной отбросил ее за границу, которая не пропускала темных.
   В это же время зеленая волна ринулась на него. Ангел в последнюю секунду успел выставить вокруг себя щит, заметив, что Тьму успел поймать черт.
   Не опуская защиту, Ярослав начал медленно впитывать себя ангельское сияние из изумрудного пламени, которое с тихим шипением постепенно угасало. Но на это требовалось очень много сил и времени. Поэтому, как только огонь сполз по куполообразному щиту и открыл его лицо, блондин прорычал сквозь зубы стоящим по другую сторону полога восхищающейся им суккубе и хмурому черту с Марой на руках:
   - Что стоите? Везите ее на остров, чтобы она могла выпустить огонь и восстановиться.
   И уже не обращая внимания, выполнили они его приказ или нет, сосредоточился на поглощения сияния. Постепенно изумрудное пламя опадало с щита, словно кожура со спелого банана, оставляя вместо зелени ровные красно-оранжевые всполохи адского огня.
   Когда оставшиеся прожилки изумруда совсем пропали в пламени, Ярослав с неведомой ему до этого момента ненавистью обрушил на адский огонь всю свою мощь и в один миг затушил небольшой костерок.
   Эта небольшая борьба будто выпила все его силы. Тело ослабело, ноги подрагивали в коленках, а в голове немного шумело.
   Спускаясь вниз по ступенькам, Архангел автоматически заметил, что не пропускающий темных полог уже ликвидирован, но сейчас он не мог обращать на это внимание. Несмотря на его состояние, все его мысли были о благополучии Тьмы.
   Перед собой он оправдывал это тем, что уже привык к ней и знает, что от нее ждать в битве, поэтому ему не хочется ее терять. Что же стояло за этим волнением на самом деле, знал только Бог... или Дьявол.
  
   На следующее утро в квартире города N...
  
   - Тьма будет довольна нами, - довольно прорычал колдун, любовно поглаживая массивный перстень на правой руке.
   - Я думаю, что было бы лучше, если бы мы его сами раскололи, - не согласился с другом инкуб, хмуро разглядывая бессознательного демона.
   - Ты что! - воскликнул пепельноволосый колдун, сверкнув зелеными глазами. - Димка сказал, что после того, как Мара, выпустив огонь, выжгла практически весь остров, стала кровожаднее, чем была до этого. Пусть лучше на нем отрывается, чем на нас.
   - Раз черт это сказал, то дела у бедняги хуже, чем я думал, - с сочувствием посмотрел на приходящего в себя низшего демона. И уже обращаясь к нему: - Сабанак, слышишь меня? Мара очень зла и на твоем месте я бы уже молился Люциферу, чтобы он призвал тебя к себе на суд быстрее, чем сюда доберется она.
   Демон сглотнул, а смуглая кожа посерела. Глаза забегали по обстановке квартиры, выискивая пути отступления. Но таковых, конечно же, не оказалось. Даже нож для масла лежал внутри пластиковой коробочки.
   Сабанаку даже самоубиться не выйдет, поменяв эту живую оболочку человека на другую, эти двое охранников в один миг вернут его обратно. Да и расставаться с этой оболочкой, которую он выбрал при переходе из ада на землю, демон не желал. Сабанак так давно находился в ней, что уже сроднился.
   Ну, и после этого ни один демон еще не выживал в руках Мары. Она очень не любила, когда ее пленники пытались избежать разговора с ней путем суицида. Поэтому даже надеяться на встречу с создателем в Аду после такой попытки не стоило. Ни у кого еще это не вышло.
   Да и возвращаться в ад ему сейчас нельзя. Просто тот, кому он так неосторожно перешел дорогу, не зная личности заказчика, превратит его жизнь в кошмар. Ведь незнание не освобождает от ответственности.
   Пока демон мариновался в собственном соку безысходности и ужаса перед предстоящей встречей, Мара вспоминала все детали прошлой ночи и с удивлением пришла к неутешительным выводам. В городе появился союз темного и светлого и довольно успешный и продуктивный союз, раз у них получилось создать новое оружие, способное убить даже ее и Архангела.
   А раз так, то и ей скорей всего придется объединиться со старым врагом, чтобы уничтожить новых неприятелей.
   Брюнетка, да она опять стала брюнеткой, посмотрела на свои ладони без пальцев и устало прикрыла глаза. Ей стоит восстановиться, но она чувствовала, что времени на это нет.
   С каждой секундой промедления Тьма ощущала, что разгадка становится все дальше и намного опаснее, чем была минувшей ночью.
   Поэтому придется пока походить без пальцев. Она, конечно, могла воспользоваться услугами суккубы или черта, но не была уверена, что сможет остановиться и не выпить их до смерти.
   Да и они, чувствуя ее состояние, держались настороженно и на значительном от нее расстоянии.
   Голод, который она испытывала, волнами накатывал на сознание, но она за несколько тысячелетий своей бесконечной жизни давно научилась держать его в узде.
   Они наконец добрались до ее квартиры, и Мара, выйдя из машины, с наслаждением потянулась всем телом и, подставив лицо навстречу теплому солнышку, зажмурилась и улыбнулась. Несмотря на то, что она была дитем тьмы, брюнетка очень любила солнце.
   Поднявшись к себе, она была готова к любой информации. Но, к сожалению, Сабанак не знал всех мелочей. Его и особо пытать не пришлось. Парни до ее приезда его так напугали, что он с ходу рассказал все, что знал.
   А знал он до обидного мало. Оружие ему принес какой-то ангел, скрывающий свою внешность под плащом с глубоким капюшоном. Встречались они в основном в темных переулках города, чтобы у демона не было возможности проследить за ним.
   - Почему ты решил, что он - ангел? - спросила Мара, хмуро разглядывая трясущегося низшего демона. - Раз он скрывался под капюшоном и покровом темноты, по твоим словам, откуда ты знаешь, что он светлый?
   - Однажды при нашей встрече было сильно ветрено. - Заискивающе расплылся в улыбке пленник, радуясь, что может снизить степень своей вины. - При одном сильном порыве ветра я заметил, как из-под капюшона выбилась белая длинная прядь волос.
   - Это еще не говорит о его принадлежности к крылатым, - раздраженно прищурилась Тьма.
   - Так тогда я и попытался проследить за ним после встречи. - Подползая к Маре на коленях, полушепотом признался Сабанак. - В другие моменты не получалось. Каждый раз, уходя за угол, он просто испарялся в воздухе. Сначала я решил, что это один из сильнейших наших, которым выгодна твоя смерть, но в ту ночь я успел заметить белое крыло, показавшееся из-под плаща.
   - Значит, надо незаметно понаблюдать за всеми ангелами. Слава Люциферу, их в нашем городе не так уж и много. - Просияла суккуба.
   - А я думаю, что далеко ходить не надо. - Зло процедил сквозь зубы черт. - Это Архангел. Ему выгодна твоя смерть на земле.
   - Не сходится. - Покачала устало головой Мара. - Во-первых, зачем ему менять давнюю, хорошо изученную соперницу на нового и непредсказуемого противника? Во-вторых, зачем ему тогда спасать меня из его же ловушки?
   - Чтобы стать для тебя героем. Чтобы втереться к тебе в доверие и сблизиться с тобой. - Не отступал Дмитрий, нервно дергая хвостом.
   - Но зачем? Зачем ему это? - воскликнула Тьма.
   - Чтобы ты в него влюбилась и постоянно проигрывала битву? - выкрикнул свое предположение черт, яростно уставившись в агатовые глаза.
   Тьма расхохоталась. Теперь было понятно, почему приятель на дух не переносит Ярослава. Нет, конечно, все темные его ненавидят, но чувствовалось, что у Дмитрия это что-то личное. Оказалось, все довольно просто. Он ревновал Мару к Архангелу.
   - Милый, - оскалилась она в ответ на хмурый взгляд карих глаз, - ты же знаешь привязанность моего сердца. Так скажи мне, разве какой-то Ангел может сравниться с Ним?
   Черт сразу стушевался и отвел взгляд. Ангелина, колдун и инкуб понимающе усмехнулись. Для них, избранного круга почти друзей, не было тайной имя любимого мужчины самой Тьмы, хотя для остальных оно оставалось таковым.
   Мара посмотрела на внимательно прислушивающегося к их разговору демона, в глазах которого пылала алчность от подсчета денег, полученных за столь ценную информацию.
   - Что еще ты можешь мне рассказать? - спросила она у него.
   - Я больше ничего не знаю, - отводя взгляд, признался демон.
   - Тогда ты для нас больше не представляешь ценности, - холодно бросила Мара, теряя к нему интерес и отворачиваясь к окну.
   Инкуб и колдун оскалились улыбками серийных маньяков и одновременно поднялись с кресел, в которых сидели во время всего разговора.
   - Подожди, есть еще кое-что, - шарахнувшись к Тьме, буквально пропищал Сабанак. И дождавшись, когда брюнетка нехотя повернет к нему свою голову, лишь намекая на интерес, продолжил, - только пообещай не отдавай меня этим двум палачам и не низвергай меня обратно в ад.
   - Что же ты там натворил, что боишься вновь вернуться? - поинтересовалась Ангелина.
   - Да так, кое-кому перебежал дорогу. - Расплывчато произнес Сабанак и нетерпеливо спросил. - Ну, что, великая Тьма, ты согласна?
   - Хорошо, - немного подумав, согласилась Мара, - но только при условии, если информация будет стоящей.
   Низший демон усиленно закивал.
   - Что-то не так с этим крылатым, - продолжил он степенно, расслабленно опираясь спиной на сидение кресла, возле которого стояла Тьма. Получив слово Тьмы, низший демон чувствовал себя в безопасности. - Плащ его постоянно покачивался при ходьбе, словно он пытался скрыть хромоту или перекошенные плечи. У него точно есть какой-то изъян. Эта информация должна помочь вам в поиске ангела.
   - Да, - согласилась Мара, - есть что-то еще?
   - Нет, это все что я знаю. - Произнес Сабанак, протягивая связанные специальной заговоренной веревкой руки.
   - Отлично, - вставая с дивана, сказала суккуба. - Это сужает круг подозреваемых.
   - Предлагаю разделить список претендентов между всеми, - потирая руки в предвкушении близкой охоты, направился вслед за рыжей инкуб. - Так будет намного быстрее и эффективнее.
   Колдун молча последовал за другом, а Дмитрий на миг остановился у двери, посмотрел холодно на озадаченного таким поведением команды темных низшего демона, перевел вопросительный взгляд на госпожу и, получив утвердительный кивок, вышел, закрыв за собой дверь.
   Мара медленно подошла к пленнику, который вздрогнул всем телом при звуке захлопнувшейся двери, и присев на корточки, чтобы их глаза оказались на одном уровне, нежно обхватила его культями за щеки.
   - Ты же обещала, - плаксиво напомнил Сабанак, с ужасом смотря в наполняющиеся чернотой глаза.
   - Обещала. - Кивнула Тьма. - Но я не обещала оставить тебя в живых. Уговор был о том, чтобы я тебя не отправляла обратно в ад и не отдавала Джеку и Морти.
   - О, боже. - Простонал демон, сожалея о своей ошибке. Как же он так забыл об этом пункте? Самом важном, жизненно важном.
   - Его здесь нет. - Страшно улыбаясь, ответила Мара, смотря на низшего черными без белков глазами. - И вряд ли он ответит таким, как мы.
   В этот момент квартиру охватил жуткий предсмертный крик, наполненный болью и страданием. Из-под двери комнаты, где находилась Тьма с Сабанаком, на краткий миг вырвалась яркая полоска света и через секунду все прекратилось. Пропал и свет, и истошный крик. А еще через пару секунд дверь открылась и настороженным взглядам четырех пар глаз предстала обновленная Тьма.
   Все пальцы у нее вновь были на месте, молочная кожа словно помолодела и немного светилась изнутри, а волосы, казалось, выросли на пару сантиметров.
   - Все-таки хорошо, что мы установили в квартире звукоизоляцию, а то всех соседей перепугали бы, - весело сказала брюнетка. И, покрутив головой из стороны в стороны, разминая шею, спросила: - Ну, что вы уже решили?
   - Думаем, что справимся за пару часов. - Уверенно ответил за всех инкуб.
   - Отлично, Морт, - обратилась к нему Мара. - Без Дмитрия справитесь?
   - Конечно, - взглянув на список, ответил инкуб.
   - Мне надо съездить в гости, навестить нашего знакомого неприятеля. - Обращаясь к черту, сказала Тьма и направилась в свою спальню переодеваться.
   - Это она про красавичка Архангела? - лукаво скосив глаза на Дмитрия, спросила у мужчин суккуба.
   Тот лишь зло скрипнул зубами, направившись в спальню госпожи.
  
   В это же время в квартире Ярослава...
  
   - Наконец-то он пришел в себя, - взволнованно закричала на всю квартиру Светлана.
   - Зачем же так кричать? - обхватив голову руками, хрипло спросил Ангел. - Боже, как раскалывается голова.
   - Еще бы, шеф, - хохотнул Олег, входя в спальню начальника, - ты столько силы поглотил из того зеленого огонька, что впору поделиться с друзьями.
   - Да запросто, - не стал жадничать блондин, чувствуя себя, как после похмелья. - Только приведу себя в порядок и обязательно поделюсь.
   - Ловим на слове, - заглядывая в дверной проем, улыбнулся Самсон. - Мы пока подождем в гостиной.
   - И будь другом, приготовь чего-нибудь перекусить и кофе. - Попросил, поднимаясь с кровати, на которой лежал в одних трусах, Ярослав.
   - Я лучше тогда сбегаю вниз, куплю что-нибудь. - Сказал Самсон, выходя из спальни.
   Ангелесса не стала составлять ему компанию, отчетливо понимая, что сейчас лучше Ярослава не трогать.
   Она вышла из спальни, закрыла за собой дверь и уже входила в гостиную, когда в дверь позвонили.
   - Кого там принесло? - громко проворчала она, не спеша открывать дверь незваным гостям.
   Ей навстречу вышел Олег, на ходу взлохматив свои непослушные рыжие локоны.
   - Ты ждешь кого-нибудь? - спросил он у блондинки.
   На что она лишь недовольно фыркнула и продолжила свой путь в гостиную.
   Когда ангелесса устроилась на мягком диване с бокалом карамельного ликера, в комнату вошла Мара. Светлана как раз делала глоток, поэтому закашлялась при виде появившейся гостьи.
   - Что ты тут делаешь? - грубо спросила ангелесса, перестав кашлять, и зло уставилась на брюнетку.
   Сейчас Тьма была одета просто: синие в обтяжку джинсы и майка, не скрывающая, что на ее хозяйке нет белья. Но даже в этой обыденной одежде она выглядела безумно сексуально.
   - Я думала, что Ярослав своих домашних собачек хорошо дрессирует и учит манерам. - Вальяжно усаживаясь в кресло напротив, ответила Тьма.
   - Да что ты себе позволяешь? - возмутилась блондинка, с такой силой сжимая бокал в руке, что он опасно затрещал.
   - Все, что хочу, - улыбнулась Мара, хотя ее глаза оставались холодными. - Сходи к своему хозяину и скажи, что я жду его здесь. - И пока Светлана хватала ртом воздух, побагровев от ярости, она добавила. - И да, принеси мне, пока я его буду ждать, чего-нибудь холодненького.
   - Я тебе не прислуга. - Прошипела сквозь зубы ангелесса, хотя ей больше всего хотелось кричать. - Я предупрежу Яра, но только для того, чтобы он выставил тебе вон из своей квартиры.
   - Ага, - рассматривая свои ногти, снисходительно кивнула Тьма. - Быстрее давай, девочка, а то только столбом стоять умеешь и воздух ртом гонять.
   Светлана скрипнула зубами, но благоразумно промолчала. Она отчетливо видела, что Тьма ее намеренно выводила из себя, наслаждаясь ее ненавистью, словно самым изысканным вином.
   Ангелесса вышла из гостиной, а Мара внимательно огляделась.
   Гостиная не отличалась ничем от ее собственной. Такие же диван и кресла посередине комнаты, небольшой столик между ними, телевизор с огромным экраном на стене, декоративный камин с полкой над ним, мягкий ковер на полу. Небольшой шкаф с напитками на любой вкус стоял у большого светлого окна. Единственное различие было в растениях. Их у светлого было в избытке, а у Мары, к ее сожалению, ни одно растение, даже самое неприхотливое, не приживалось.
   Тьма подошла к шкафу и налила себе кроваво-красного полусладкого вина, отодвинув штору, посмотрела в окно.
   Светлана тихо вошла в спальню босса и крадучись заглянула в ванную комнату. Блондин расслабленно лежал в большой мраморной ванне под классическую музыку, его глаза были прикрыты, а уголки таких красивых губ чуть подрагивали в намеке на улыбку.
   Ангелесса осторожно прикрыла дверь ванной, а потом и самой спальни и закрыла ее на замок снаружи для надежности. В полумраке коридора ее уже ждали.
   Этого визитера она ждала давно, но он по каким-то своим причинам не мог прийти. И вот, видимо, у него нашлась минутка свободного времени. Только вот очень некстати или... наоборот. Очень даже вовремя.
   Светлана прислушалась к звукам, доносящимся из кухни и гостиной. В гостиной слышался плеск наполняемого бокала, видимо, Тьма решила сама о себе позаботиться, ну, и пусть. А на кухне Олег весело разговаривал с сопровождающим брюнетки. Ангелесса довольно улыбнулась и, бросив последний взгляд на дверь спальни, решительно направилась к своему информатору.
   В гостиную блондинка входила через пару минут с гордо поднятой головой, чувствуя себя победительницей, чем сильно заинтриговала Мару.
   - Где твой хозяин? - спросила она Светлану, когда та взяла свой бокал с ликером, оставленный на столике, и уселась на диван, оценивающе разглядывая Тьму с ног до головы.
   - Скоро придет, - отмахнулась ангелесса. И, посмотрев в глаза удивленной Маре, спросила. - Скажи, тебе, наверное, нелегко живется на земле, зная, что твой любимый мужчина - Люцифер, не только нашел себе другую женщину, но и зачал с ней ребенка? Возможно, именно поэтому ты проигрываешь битву второй раз подряд?
   Тьма стояла как вкопанная, ленивая улыбка медленно сползала с ее красивого лица. Ей казалось, что небо упало на нее и давит своей тяжестью, мешая свободно дышать. В голове зашумело, мир опасно покачнулся.
   - Нет, это неправда, - произнесла Тьма шепотом.
   Но ангелесса его услышала и холодно произнесла:
   - Это правда. Уже около тысячи лет прошло с тех пор, как Люцифер украл Анаэль, в которую был влюблен проживая еще на небесах, обманом женился на ней, связав их обоих огненным ритуалом, и у них родился сын, Маммон.
   - Нет, ты врешь, - закричала Тьма, освобождая свою силу, - если бы было так, мне давно уже донесли бы.
   Светлана отлетела к стене, мебель рассыпалась в прах, а вокруг Мары набирала обороты тугая воронка невероятной смертоносной силы.
   - Именно поэтому и не сказали, - перекрикивая рев силы и ветра, улыбнулась ангелесса, вытирая кровь с разбитой губы. - Они боятся последствий.
   - А ты, значит, не боишься, - проорала в ответ Тьма, смотря на блондинку черными без белков глазами. Ей было больно, и она нашла ту, на которой можно было выместить часть ярости и боли, так как причина ее была пока вне досягаемости брюнетки.
   - Я тебя не боюсь, - сражаясь с ветром, безумно улыбнулась ангелесса. - Я наслаждаюсь твоей болью, как раньше ты получала удовольствие от моей ревности и от моего унижения.
   В этот момент в гостиную вбежали взволнованный Дмитрий, взъерошенный Олег и Ярослав в одном полотенце, обернутом ниже пояса, и клинком света в руке.
   Архангел метнулся в сторону блондинки, выставляя перед собой щит, но не успел на долю секунды. Светлана поломанной куклой упала к его ногам, не переставая безумно улыбаться.
   - Что ты наделала? - заорал Олег, кинувшийся на Тьму.
   От гибели его уберег черт, вовремя перехватив за талию и упав в сторону от смертоносного клубка тьмы, полетевшего в него.
   Тьма была вне себя, она не соображала, что творит. Ее мир рухнул и превратился в пепел за несколько секунд. И все, что осталось после этого, затопила ослепляющая боль и выжигающая душу ярость.
   - Значит, пока я выполняла его приказ на протяжении нескольких тысячелетий, он спокойно создавал семью? Подонок, скотина. Как он посмел?! - Кричала брюнетка, не собираясь обуздывать свою силу. Воронка вокруг нее сжималась все сильнее, с каждой секундой грозя дойти до предела и отпустить всю мощь ярости, утопив в ярости и боли весь мир.
   Мара не видела, как Ярослав сжег тело своей подруги Светланы, как Олега вывел из квартиры подоспевший Самсон, как Дмитрий с Ярославом спорили о чем-то, стоя в пяти шагах от девушки.
   Дмитрий преграждал путь Ангелу, широко расставив ноги и раскинув в стороны руки. Архангел с клинками света в обеих руках стоял напротив, сверлив его ненавидящим взглядом.
   - Ты знал, - обвинительно посмотрела Тьма на Дмитрия, тем самым обрывая их напряженный диалог. - Вы все знали, но никто мне так и не признался.
   Черт стыдливо опустил глаза не в силах выдержать столько боли и обиды, выплескивающиеся из агатовых глаз.
   - Трус, - выплюнула она. - Пошел вон отсюда. Не желаю больше видеть никого из вас.
   Дмитрий понуро вышел из комнаты, а затем и из квартиры, не зная, что делать дальше.
   Мара горько посмотрела на Ярослава, и из ее глаз потекли кровавые слезы.
   - Я не знал. - Твердо ответил Ангел. - И даже не думал, что ты влюблена в Люцифера.
   - Я убила ее. - Сказала Мара, не обращая внимания на слова блондина. - И разрушила твой дом. Тебе придется убить меня, чтобы остановить все это. - Она обвела взглядом ревущую черную воронку.
   - Скорее всего. - Печально ответил Ярослав, подходя ближе.
   В нем не чувствовалось того напряжения, которое он испытывал в подпространстве. Казалось, он, наоборот, полностью расслаблен и спокоен.
   - Тогда убей меня, - раскинув руки в сторону, попросила Тьма. - Убей меня так, чтобы я растворилась в этом мире, не попав домой.
   И она закрыла глаза, готовясь умереть. Так ему должно быть проще. Мара знала, несмотря на то, что ангелы твердили всем, что не испытывают чувств, это было не так. Она наделила его кусочком своей силой при первом поцелуе в сером мареве подпространства. И это, как ни странно, отразилось на всех белокрылых.
   Ей тогда показалось интересным наделить Архангела способностью чувствовать, сейчас же это могло сыграть против нее. Он мог ее пожалеть, а она лишь мечтала о смерти, которая сможет навсегда заглушить эту боль и ярость.
   Ее предал любимый, предали друзья, умолчав о такой важной, жизненно важной для нее информации и предал... противник. Тот, который стал за столько лет вернее лучшего друга, предал ее в самый важный момент.
   Ярослав медленно подошел к девушке, вокруг которой бушевала темная воронка ее силы. "Все-таки женщины в ярости - это самое прекрасное и самое страшное, что я видел в своей жизни", - подумал блондин. - "Не зря ведь люди называют ураганы женскими именами".
   Осторожно коснулся кончиками лезвий шеи девушки, она вздрогнула от неожиданности, но так и не открыла глаза. Ангел продолжил. Лезвия клинков едва касались нежной мраморно-белой кожи Тьмы, любовно очерчивая такие соблазнительные контуры ее тела.
   У Мары дыхание перехватывало от этих острых, опасных и возбуждающих прикосновений. Архангел играл на грани. И им это обоим нравилось.
   Но тут Тьма нахмурилась и уже собралась открыть глаза и высказать этому блондинистому извращенцу все, что она о нем думает, как услышала пронзительный свист двух клинков, поднявшихся в воздух. Брюнетка тут же успокоилась и повыше подняла голову, готовясь расстаться с последним, что у нее осталось, с жизнью.
   И вот тогда соперник ее предал.
   Архангел вместо того, чтобы подарить ей такой желанный вечный покой, оборвав длинную многотысячелетнюю жизнь, поцеловал девушку.
   Его поцелуй обжег своей страстью, напором, отчаяньем. Сначала Тьма начала сопротивляться, отталкивая мужчину, царапая его спину в кровь, оставляя глубокие болезненные борозды, но мужчина лишь сильнее продолжил обнимать ее и прижимать к себе. Чернильная воронка, которая до этого спокойно реагировала на Архангела, вдруг заревела и загудела вокруг них, как потревоженный улей многомиллионных пчел, и так же нещадно начала жалить обидчика своей госпожи.
   Но мужчина, словно состоял из непробиваемой брони. Он даже не поморщился от боли, полностью растворившись в своих действиях.
   Видя тщетность своих попыток, Тьма перестала сопротивляться. Руки безвольными плетями повисли вдоль тела, голова откинулась немного назад, и если бы сильные руки Архангела не держали ее за талию и за затылок, она давно упала бы на пол.
   Как только воронка вновь мерно загудела вокруг пары, Архангел стал покрывать лицо и шею отстраненной Мары нежными легкими поцелуями. Его руки стали ласково касаться рук девушки, поглаживая их вверх и вниз, затем они перешли на шею, медленно обвели тонкие ключицы и мягко опустились на упругие груди. Ярослав успел перехватить первый полустон - полувсхлип наполненным нежностью поцелуем.
   А потом и сама Тьма ответила на поцелуй, решив, что прежде чем покинуть этот бренный мир, стоит хотя бы узнать, что значит быть с мужчиной единым целым. И пусть в роли мужчины, она хотела видеть другого, но и этот представитель крылатой расы был неплохим вариантом.
   Эта была катастрофа. Воронка набирала обороты, гудела и сжималась и вот-вот должна была лопнуть, затопив весь мир непроглядной тьмой, выпивающей все хорошее, что есть в людях. Чтобы не допустить этого, Ярослав перенес их в подпространство. Хотя право на это имела только проигравшая сторона, то есть Мара, но мужчина разумно решил, что сейчас она не будет против. Сейчас это нужно было им обоим.
   "И началась битва", - весело подумал Ярослав, углубляя поцелуй.
   Тьма же так страстно отдавалась этому мужчине, что не замечала ничего и никого вокруг. Ее и его одежда обратилась в прах еще в квартире Ангела, когда девушка решилась испытать близость с мужчиной перед смертью.
   Они исследовали каждый сантиметр друг друга, ловили стоны губами. Делали больно друг другу до тех пор, пока боль приносила наслаждение другому, не переходя эту тонкую грань.
   Ярослав долго исследовал упругую грудь Мары, покусывал тугие горошины сосков, затем ласково зализывал ранки и тут же дул на них, охлаждая своим дыханием. Мара выгибалась навстречу ласкам блондина, чувствуя особую пикантность в том, что их тела парят в невесомости.
   Когда Архангел устроился между ног девушки, она уже жаждала его всем телом, но мужчина не спешил выполнять ее желание. Блондин ласково прикоснулся к самому сокровенному местечку, и Тьма громко и хрипло застонала, а все тело выгнулось дугой, словно ее пронзило током.
   За этим оргазмом последовали еще несколько. Тьма сбилась со счета уже на третьем. И когда она обессиленная лишь изредка тихо постанывала, отвечая на продолжающиеся ласки мужчины, Архангел стремительно одним движением вошел в нее.
   Серое подпространство всколыхнулось от сильнейшей волны черного марева и чистого сияния, следующие друг за другом кольцами, как вода расходится от брошенного в нее камня.
   Тьма испытала не только боль от лишения девственности, но и сильнейший оргазм. Она и не думала, что это будет так восхитительно.
   После того как они кончили одновременно, и Тьма обессиленно распласталась на груди своего противника, девушка подумала, что ей еще рано умирать. Ведь она только открыла для себя такое удивительное разнообразие ощущений, что было бы грешно уйти, не попробовав разные позы.
   А Ярослав впервые за долгое время испытывал удовлетворение. И не хотел никого, кроме этой сумасшедшей, непредсказуемой и сводящей с ума женщины. Его женщины. Осознание этой простой истины было таким ошеломительным, что у Архангела перехватило дыхание.
   Оставалось только решить, как удержать ее рядом с собой, не подпустить к ней никого другого и узнать, кто пытался убить Тьму. Хотя насчет последнего у него есть зацепка.
   Да, список небольшой, но очень сложный. А у него и так в команде стало на одного меньше. Ему было жаль Светлану, но что-то подсказывало ему, что она получила по заслугам.
   - Мне не жаль, что я убила ее. - Словно прочитав его мысли, сказала Мара. - Она призналась, что помогла подстроить то покушение на меня. К сожалению, Светлана не успела сказать с кем из темных сотрудничала, но момент она подгадала верно. Тогда я убила бы и за меньшее преступление, чем попытка убийства.
   - Ничего, - сглотнув, прижал к себе сильнее девушку Яр. - Мы со всем разберемся. Вместе.
   - Угу. - Только успела ответить уставшая физически и эмоционально девушка, провалившись в сон.
  
   Чуть позже на Земле...
  
   Он улыбался самый беззаботной улыбкой.
   У него все получилось. Он избавился от извечной соперницы, которая была для него, как кость в горле.
   Попытка с алхимическим огнем провалилась, но он знал наверняка ее слабые места. Точнее одно слабое место - Люцифер. И даже нашел пушечное мясо. Глупая ревнивая блондинка все сделала за него и сдохла. Тьма убила ее, избавив его от возможности разоблачения и от лишней мороки. Он все равно собирался разобраться с подельницей после этой заварушки.
   Мужчина хорошо изучил Тьму, чтобы точно знать, чего от нее ждать после раскрытия всей правды о Люцифере.
   Теперь останется ждать, когда Архангел сделает за него всю грязную работу.
   У него не останется выбора, кроме как убить Тьму за свою подругу. А если их связь была преувеличением блондинки, то ради мира, Архангел обязан убить Мару. Иначе она угробит этот мир.
   А после того, как Тьма умрет, высвободив колоссальную энергию в чистом виде, то его хозяин сможет выбраться из Ада на Землю. И поработив весь мир, он сделает его своей правой рукой.
   Пребывая в сладких грезах, мужчина не заметил, как на его пути появилась преграда. И по иронии судьбы именно тот Ангел, о котором он недавно размышлял.
   - Что с Марой? - напустив беспокойства в голос, спросил темный.
   - Отдыхает. - Небрежно пожав плечами, ответил Ярослав, опираясь о стену здания плечом.
   - Что? - маска переживающего друга слетела с лица Дмитрия, как белый пух одуванчика под струей ветра. - Но ты же хотел убить ее?
   - Я передумал. - Отталкиваясь от стены и подходя ближе, ехидно ответил Архангел. - А ты ведь должен радоваться, что твоя госпожа в безопасности.
   Темный скривился при слове "госпожа" и ответил честно, решив, что дальше играть роль преданного друга не имеет смысла:
   - Я устал быть слугой. Поэтому когда мне предложили продвижение вверх по служебной лестнице, то я решил воспользоваться приглашением.
   - И тебе не жаль было убивать свою подругу? Ту, которая столько раз протягивала тебе руку помощи? - Заинтересовано спросил Яр.
   - Мы темные. - Ехидно протянул Дмитрий. - Мы верны только до тех пор, пока это нам выгодно. Я говорил Маре, чтобы она никому не доверяла. На мой взгляд, она слаба. Она стала любить этих людишек, размякла, постоянно проигрывает тебе. Я устал творить добро из-за ее мягкотелости. Так что, отвечая на твой вопрос: мне не жаль, и я бы сделал это снова.
   - Кто? - сухо спросил Ангел, считая дальнейший разговор бессмысленным.
   - Маммон. - Сдал своего нанимателя черт. - Но тебе до него не добраться.
   - А мне и не надо до него добираться. - Цинично улыбаясь, ответил Ангел. И, посмотрев через плечо черта на стоящую позади него Тьму, уточнил. - Любимая, ты все слышала?
   - И даже больше. - Подтвердила она, смотря на бледнеющего черта. - Думаю, Дима, Маммон тебя будет рад видеть, после того, как Люцифер устроит ему взбучку за самовольство. Уверена, он устроит тебе теплый прием.
   - Мара, пожалуйста, прошу не надо. - Взмолился черт, упав перед Тьмой на колени. - Уничтожь меня, но только не низвергай в ад.
   - Каждому по заслугам. - Презрительно скривившись, сказала брюнетка. - Да и сам ты недавно утверждал, что я непозволительно размякла. Так что мне стоит проявить твердость в своих намерениях.
   И девушка выпустила свою силу, которая черной живой волной накрыла Дмитрия, похоронив его под собой.
   - Ты уверена, что хочешь этого? - с беспокойством заглядывая в агатовые глаза, спросил Ярослав.
   - Да. - Твердо подтвердила Тьма, прямо смотря в лазурные глаза. - Надо поставить точку.
  
   Через секунду у разлома в адовой горе...
  
   Чернильный мрак, глядящий из нутра пещеры на парочку, которая находилась снаружи под солнечными лучами солнца, был живым. Его темные щупальца пытались дотянуться до них, но граница света рьяно следила за нарушителем, не давая ее пересечь.
   Воздух в пещере всколыхнулся, и из мрака вышел полуобнаженный мужчина.
   Черные длинные волосы спускались свободными волнами до лопаток, подтянутое смуглое тело украшали красивые мускулы. Нижняя часть мужчины была скрыта кожаной юбкой, в пол, которая ничуть не умаляла его мужественности. С красивого, будто вылепленного скульптором, лица на них смотрели багровые глаза. А за плечами колыхались маслянисто-черного цвета перьевые крылья.
   У Тьмы, как всегда, при виде Люцифера перехватило дыхание, а низ живота приятно заныл.
   Дьявол сексуально улыбнулся, довольный такой реакцией девушки, а Ярослав нахмурился, притягивая Мару к себе за талию.
   - Зачем пожаловали? - недовольный таким поведением, грубо спросил Люцифер.
   - Ну, же, Люций, - улыбнулся Архангел. - Где твои манеры? Хоть бы поздоровался для начала.
   - Привет. - Расслабленно улыбнулся дьявол, наблюдая, как Мара отходит от ангела, и направляется к нему.
   - Привет. - Поздоровалась она, останавливаясь на границе. - Ничего не хочешь мне рассказать?
   - Ты уже все знаешь? - ехидно спросил бывший возлюбленный. - Так зачем же тебе пересказывать?
   - Хочу услышать от тебя: почему? - с болью в голосе спросила она. - Почему ты так поступил со мной?
   - Потому что люблю тебя. - Подойдя вплотную к границе света и тьмы, тихо сказал дьявол. - По-своему, но люблю.
   - А как же Анаэль? - горько спросила Тьма.
   - Она моя душа. - Печально прошептал Люцифер. - Ты всегда была немного наивна и доверчива, Мара. Тебе было не место в Аду. Поэтому я выбрал тебя и отправил на землю, вести свою битву, на своей территории. И ты прекрасно справлялась с ней.
   - Почему ты не отвечал на мои вызовы? - с трудом сдерживая слезы, продолжала она. - Почему сам все не рассказал?
   Дьявол виновато отвел взгляд.
   - Мне было некогда, Мара. - Спустя минуту поднял взгляд он. - Да, и я думал, что это ничего не изменит.
   - Ошибаешься, брат. - Встрял в разговор Ярослав, подходя ближе к Тьме и обнимая ее за плечи. - Это многое изменило бы. Например, твой сын не пытался бы убить ее моими руками.
   - Что? - разозлился Люцифер. - Рассказывай все.
   И Архангел все рассказал, Тьма лишь устало откинулась спиной на его грудь, чувствуя неожиданный покой.
   - Разберусь. - Коротко и зло ответил после услышанного Сатана. И посмотрев на девушку, грустно добавил. - Мара, прости. Я не знал, что так выйдет.
   - Ты должен выбрать другого на мою роль. - Уже успокоившись, твердо ответила Тьма. - Я не могу ее исполнять, так как мы теперь вместе. Ты был прав, мне не место в аду, но и палачом я быть больше не хочу.
   - Хорошо. - Кивнул после небольшой заминки дьявол. И серьезно посмотрев на Ярослава, попросил. - Позаботься о ней, пожалуйста. Ведь я не смог.
   - Не сомневайся. - Ответил Архангел, распахивая свои белоснежные крылья. Мара давно мечтала полетать, обмолвилась как-то на очередной битве, и Ярослав решил ее удивить. Крепко, но нежно обхватив ее за талию, добавил, взлетая в небо. - Я сделаю ее счастливой, обещаю.
   И они взмыли высоко в чистое голубое небо, оставляя внизу Ад и печального Люцифера.
  
  

Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"