Старов Анатолий: другие произведения.

Разбитое зеркало

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предлагаемая вашему вниманию книга является третьей из серии книг о приключениях частного детектива Венедикта Струкачева. И, как всегда, расследуемое дело связано с мистикой.

  Анатолий Старов
  
  
  
  
   Необыкновенные приключения частного
  детектива Венедикта Струкачева
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
  
  
  
  
  
  
  
  РАЗБИТОЕ ЗЕРКАЛО
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
   Описывая жизнь не лишенного таланта молодого детектива, можно было сейчас написать, что он был каким-то исключительным ребенком, одаренный судьбой какими-то особенными способностями. Но мы не пойдем против истины. Венедикт Струкачев был обычным подростком, обремененный всеми детскими и юношескими проблемами, с которыми кто раньше, кто позднее сталкивается подавляющее большинство его сверстников.
  Его родители, постоянно занятые на работе, не могли позволить себе такой роскоши - уделять ему сколько-нибудь достаточного внимания. Лишенный постоянного родительского присмотра, Венедикт, тем не менее, вырос во вполне благополучного подростка, не лишенного, откровенно говоря, некоторых недостатков, с которыми он с разной степенью эффективности пытался бороться.
   С ранних подростковых лет он создал в своей голове образ идеального себя и, имея перед собой ясно поставленную цель, всю сознательную жизнь по кирпичикам, медленно, с трудом, иногда ошибаясь, все разрушая и создавая вновь, строил себя.
  Он был прирожденный лидер, с готовностью берущий в свои руки руководство самыми абсурдными, на первый взгляд, мероприятиями, набивая себе шишки, ошибаясь, падая и снова упрямо вставая, он набирался жизненного опыта, и совершал все меньше досадных промахов.
  Трудно сейчас сказать, почему фортуне было так угодно, чтобы со школьной поры он был вовлечен в расследование преступлений. И преступлений серьезных, связанных с дерзкими и таинственными убийствами. Да еще к тому же - мистических. Преступлений, в которых фигурируют либо преступники мистические, либо они совершаются из-за артефактов, малоизвестных широкой общественности, покрытых налетом таинственности, мистификации.
  Отдыхая на летних каникулах в деревне у бабушки и дедушки, он в четырнадцать неполных лет оказался втянутым в свое первое расследование убийства.
  Однажды, отправившись с дедушкой на рыбалку, он обнаружил в реке под пристанью полиэтиленовый пакет с трупом убитого пожилого мужчины. С ужасом смотрел Венедикт на то, во что превращается человек после насильственной смерти. Ему пришлось совершить над собой насилие, чтобы заставить воспринимать смерть как свершившийся факт, как неизбежный финал человеческой жизни. Именно тогда у него, стоящего над трупом насильственно лишенного жизни старого человека, возникло непреодолимое желание посвятить свою дальнейшую деятельность поиску и наказанию тех, кто покушается на самое дорогое, что есть у человека - на его жизнь.
  Оказалось, что убитый был фронтовым другом его дедушки. Он видел, как отчаяние и искреннее горе одолело его дедушку, когда он увидел тело своего убитого товарища. И у Венедикта возникло острое желание разобраться в этом запутанном деле об убийстве старого человека, единственного в деревне Героя Советского Союза. Укрепило его решение и появление во сне загадочной женщины, которая посоветовала ему взяться за расследование убийства, для чего необходимо было поверить в свои способности. Лишь искренняя вера в себя, в свои силы позволяет решать, казалось бы, неразрешимые задачи, компенсировать в какой-то степени недостаток знаний и жизненного опыта.
  При помощи бабушки и дедушки, своих новых друзей и загадочной девушки Венедикт докапывается до истины и находит убийцу.
  Небольшим, казалось бы, приключением, завершимся трагедий для его родных, стало для Венедикта знакомство с неизвестно откуда появившейся Василисой. После долгих раздумий он пришел к выводу, что девушка является ведьмой. Рискованный эксперимент, проведенный им с помощью друзей, подтвердил его выводы. Картину дополнила и бабушка, которая через свою старую подругу выяснила, что эта женщина, посвященная в ведьмы самим князем тьмы, прибыла из другого временного измерения.
  Через пару месяцев его бабушка и дедушка погибли, возвращаясь ночью из соседнего города. Венедикту показалась странной эта гибель, и он на осенних каникулах отправился в деревню, чтобы выяснить истину. Как он и предполагал, в гибели его родных была виновата его новая знакомая Василиса. Кроме того, он выяснил, что ведьма имеет на него свои планы, реализация которых откладывается на неопределенное будущее.
  Свой вклад в формирование его отношения к окружающему миру внес и его учитель по биологии Станислав Викторович Воронецкий, который пришел вместо уехавшей на новое место жительства Валентины Романовны, прежней учительницы. Он привил у него любовь к наукам, знание которых необходимо любому профессиональному детективу.
  По просьбе своего учителя пришлось Венедикту провести расследование и таинственного убийства Валентины Осиповны Першиной, в котором обвиняли его любимого учителя. Проведя с помощью лейтенанта Ерохина расследование, Венедикт выяснил, что убийство Першиной совершила бывшая любовница школьного сторожа Трофима Кузьмича Таранка Мошникова, который отсидел семнадцать лет за убийство своей жены Ефросиньи. Венедикт выяснил, что и убийство жены совершил не Трофим Кузьмич, а Мошникова.
  И снова, уже не первый раз, Венедикт сталкивается с мистикой и ведьмой. По иронии судьбы ведьмой оказалась Галина, сестра Таранка. Она появлялась в судьбе Венедикта в разные годы его жизни под различными именами.
  
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
   С утра небо было затянуто тяжелыми черными тучами, и лил сильный дождь. Венедикт стоял у окна и мрачно смотрел на разыгравшуюся стихию.
  - "А не съездить ли мне к Степаниде Архиповне? Экзамены все уже позади. В институт меня зачислили. Настроение - препротивное. Наверно, из-за мерзкой погоды. Уже который день дождь не перестает. Самое время немного развеяться", - размышлял Венедикт, глядя на пузырящиеся лужи.
   Венедикт взглянул на часы. Было начало восьмого.
  - "Что-то я сегодня рано проснулся. Это сама судьба подает мне знак", - решился юноша.
   Венедикт написал маме записку, что поехал в город Крюков к знакомому. Обещал вернуться домой сегодня поздно вечером.
   Венедикт вышел из подъезда. Дождь настойчиво продолжал поливать пропитанную водой землю. Венедикт обреченно вздохнул, раскрыл зонтик, и побежал на автобусную остановку. Воды было столько много, что вскоре все ноги промокли, и неприятно хлюпало в кроссовках. Единственно, что развлекало его так это фонтанчики воды между пальцами при каждом шаге.
   Вбежав в автовокзал, Венедикт отстоял небольшую, скучно двигающуюся, очередь и, зажав в кулаке заветный билет, побежал на авто платформу, где опаздывающих пассажиров уже поджидал нетерпеливо урчащий автобус.
  Сев на сиденье, Венедикт достал из сумки детектив и углубился в чтение. Однако уже через несколько минут непреодолимое желание поспать охватило юношу. Он закрыл книгу, откинулся на спинку кресла и заснул крепким сном. Проснулся он от того, что кто-то настойчиво тряс его за плечо. Венедикт открыл глаза и недоуменно оглянулся.
  - Молодой человек, мы уже приехали, - недовольно проворчал ему сосед, нетерпеливо вставая с сиденья.
  Венедикт, поблагодарив "заботливого" соседа, выглянул, вставая, в окно. Автобус плавно подходил к платформе. Он поднял глаза и удивился. Небо было кристально чистым, ярко, по-летнему, светило солнце, щедро отражаясь во многочисленных лужицах на асфальте.
  Выйдя из автобуса, он зашел в магазин, накупил фруктов и сладостей и пошел на улицу Васильковую, откровенно радуясь яркому летнему солнцу, которое щедро одаривало землю своим благодатным теплом. Венедикт снял куртку, повесил ее на руку.
  Подходя к дому Степаниды Архиповны, Венедикт невольно взглянул на дом Таранка. С удовлетворением отметил, что за прошедшее время Трофим Кузьмич подремонтировал крышу, поправил забор. Во дворе был наведен порядок. И даже появился большой лохматый пес, который, увидев Венедикта, с видимым удовольствием облаял его.
  Венедикт постучал в калитку Степаниды Архиповны. Стучать пришлось довольно долго. Глуховатая хозяйка, видать, не слышала. Наконец дверь распахнулась, и раздались шаркающие шаги. Калитка распахнулась. Степанида Архиповна с трудом подняла опущенную голову и ее выцветшие от времени глаза уставились на гостя.
  - Веденикт, - воскликнула старушка, узнав гостя, и ее глаза непроизвольно заслезились.
   Венедикт рассмеялся, обняв хозяйку и прижав ее к груди.
  - Степанида Архиповна, дорогая, меня зовут Венедикт, но иногда я охотно откликаюсь и на Веденикта.
  - Тьфу! Прости Господи меня грешную. Венедикт, ты уж извини меня старую, запамятовала совсем. Уж больно сложное имя выбрали твои родители, дай Бог им здоровья и долгих лет жизни. Я буду звать тебя Веней. Так мне будет проще. Совсем голова дырявой стала на старости лет, - посетовала старушка. - Ой, да что это мы в калитке стоим-то?! Пошли в дом.
   Они сидели за столом, пили чай с конфетами, что привез Венедикт, и неспешно беседовали.
  - Веня, ты знаешь, Трофим вернулся домой, - сообщила Степанида Архиповна, прихлебывая чай из блюдечка и закусывая привезенными шоколадными конфетами.
  - Да, я знаю. Я смотрю, он уже и порядок кое-какой навел и пса себе где-то успел раздобыть.
  - Мужик-то он хороший, работящий. Его руки соскучились по обычной домашней работе. Пока на работу не устроился, целыми днями по хозяйству хлопотал. А сейчас он работу нашел. А как придет с работы, переоденется, так и за работу принимается. А собаку он с собой привел, когда возвратился из города. Сказал, что на автобусной остановке бегал бездомный. С Дружком и ему веселее и мне, старой, не так страшно. А как твое расследование прошло? Трофима как-то неудобно расспрашивать. И так мужик много пережил. Чего зря его душевные раны теребить. Ты узнал, кто убил Валентину?
  - Узнал, Степанида Архиповна. Ее убила Анастасия. Кстати, Ефросинью убила тоже она.
  - Настька!? - всплеснула руками Степанида Архиповна. - Я так и думала. Вот стерва! Прости, сынок, не удержалась. Ай-ай-ай. Двух человек сгубила и мужику жизнь сломала. Ведь получается, что Трофим отсидел в этой тюрьме совсем зазря?
  - Выходит так. Трофима Кузьмича реабилитировали, но человек отсидел семнадцать лет ни за что. А прожитые годы уж не вернуть.
   Посидели немного, не произнося ни слова, каждый раздумывая о своем. Степанида Архиповна перекрестилась и обратилась к юноше.
  - Веня, тут такое дело. Вчера, под вечер уже, да темнеть уж стало, Дружок вдруг разлаялся. Я к окну-то подошла, смотрю, боже святый, у калитки стоит молодая красивая баба. Я и невдомек, кто это к Трофиму, на ночь-то глядя, явился! Грешным делом, подумала, может бабу уже успел завести? Мужик-то еще молодой. Старость одному встречать, ой, как нелегко, по себе знаю. А Трофим вышел из хаты и слышу, кричит: "Галина, это ты что ли?". "Да я это", - отвечает. Да баба-то молодая. А Галина постарше Трофима будет. Считай уж за шестьдесят лет ей. А эта-то, молодая. Не иначе, правду люди мают, ведьма она. Что-то, Веня, неспокойно у меня на сердце.
   Услышав новость, Венедикт весь напрягся. Неужели женщина, мысль о которой постоянно посещала его, хотя прошло более двух лет с их встречи, находится в нескольких шагах от него. Венедикт почувствовал, как зреет в нем непреодолимое желание встретиться с Галиной, поставить все точки над i.
  - Степанида Архиповна, схожу я к Трофиму Кузьмичу, - после некоторого молчания произнес юноша. - Узнаю, как он устроился.
   Старушка встала из-за стола, всплеснула озабоченно руками.
  - Веня, сынок, так ведьма же там! Я сама с ведьмами никогда не общалась, Бог меня хранил. А вот была у меня когда-то приятельница, так та с ведьмами зналась. И сама ведьмой знатной была. Не знаю, жива ли она сейчас? Она постарше меня была. Давно мы с ней не виделись. Она мне и говорила, что ничего хорошего от тех встреч не жди.
   Венедикт встал из-за стола, размял слегка затекшие плечи.
  - Степанида Архиповна, да не переживайте вы так. Все будет хорошо, тем более что с ведьмами я уже общался. Это когда расследование проводил, - уточнил юноша, смутившись. - И знаю, как с ними себя вести надо.
   Старушка смотрела на Венедикта с явным неодобрением.
  - Что тут поделаешь? Ты уже взрослый парень. Вон какой вымахал, - глядя на него снизу вверх, прошамкала она. - Ты уж поосторожнее с ней, Веня, с ведьмой этой, будь она неладна.
  - Все будет нормально, не переживайте.
   Венедикт направился к выходу. Взявшись за ручку, обернулся.
  - Я ненадолго, Степанида Архиповна. Скоро вернусь, - улыбнулся юноша встревоженной старушке.
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  Степанида Архиповна осенила крестным знамением выходящего Венедикта. Когда юноша вышел она, шепча молитвы и осеняя себя крестом, направилась во вторую комнату. Встала перед иконой и, глядя на почерневший от времени лик святого, забормотала просьбы у высших сил о защите неразумного юноши.
   Венедикт постучал в калитку. Дружок, добросовестно отрабатывая кормежку, зашелся истовым лаем, захлебываясь от избытка усердия. Дверь дома отворилась, и на пороге возник хозяин. Увидев Венедикта, заулыбался доброжелательно, махнул приветственно рукой, цыкнул на пса, и, надев калоши на босу ногу, зашаркал к калитке. Распахнув калитку, радостно улыбаясь, протянул обе руки. Схватив протянутую руку, долго тряс, глядя на Венедикта признательно. Потом протянул руку к дому.
  - Заходи, Венедикт, в дом, не побрезгуй моим скромным жилищем. Будь моим желанным гостем.
  - Спасибо, Трофим Кузьмич, за приглашение. Зашел вот проведать вас. Как вы устроились?
  - Спасибо, что не забыл меня! У меня все хорошо. Устроился на завод работать. На ту же должность, которую и раньше занимал. Я ведь реабилитирован и перед законом и людьми чист. Вот, небольшой ремонт дома сделал, чтобы можно было хоть жить в нем, - говорил скороговоркой Таранок, идя рядом с Венедиктом. - Дружка вот себе взял. Я, когда приехал сюда, он на автовокзале сидел. И такая тоска у него в глазах была, что не сдержался я, забрал его к себе. Видать у него, как и у меня, была очень неустроенная жизнь. Надеюсь, что мы так и помрем вместе. Он пес еще молодой совсем. Можно сказать, щенок.
   Собака, словно понимая, что речь идет о ней, стояла, усиленно виляя хвостом, и преданно глядела на своего хозяина.
   Трофим Кузьмич подошел, погладил пса. Пес поднялся на задние лапы, положил передние на грудь и тщательно облизал лицо хозяина. Трофим Кузьмич закрыл глаза, поджал губы и покорно стоял, принимая от благодарного пса порцию ласки.
  - Молодец, Дружок! Молодец, хорошо службу тянешь, - Трофим Кузьмич, взяв лапы собаки, аккуратно поставил их на землю, потрепал ласково за лохматое ухо. - Иди, отдохни маленько. Пойдем, Венедикт.
   Они прошли по дорожке еще несколько шагов. Таранок вдруг остановился, схватив за рукав юношу.
  - Венедикт, тебе, вероятно, Степанида Архиповна уже рассказала, что ко мне вчера Галина приехала в гости, - почти шепотом проговорил он, приблизившись к уху юноши. - Вот, хотел тебя предупредить на всякий случай.
  - Спасибо за предупреждение, Трофим Кузьмич, - тоже шепотом пробормотал Венедикт, - все будет хорошо, не переживайте.
   Трофим Кузьмич распахнул дверь и отступил, смущенный, пропуская вперед гостя. Венедикт с некоторой робостью вошел в дом.
  В комнате у плиты стояла Вероника и жарила на большой сковороде картошку с мясом. Она была в легком летнем платье, и даже небольшой фартучек не скрывал все достоинства ее фигуры. Обернувшись и увидев вошедшего гостя, Вероника улыбнулась, и ее глаза радостно заблестели.
  - Здравствуй Венедикт, - ласково проворковал женщина, продолжая помешивать картошку. - Я знала, что ты к нам заглянешь. Рада тебя видеть, и ты вовремя заглянул к нам в гости. Сейчас будем завтракать.
  - Здравствуй Вероника, я тоже рад тебя видеть.
   Вероника рассмеялась.
  - Еще бы ты был не рад меня видеть, - Вероника вдруг согнала со своего лица улыбку, заметив смущение юноши. - Ладно, мужчины. Завтрак готов и давайте уж есть. Что-то я проголодалась.
   Она споро накрыла на стол и все, расположившись за столом, приступили к трапезе, перебрасываясь малозначащими фразами о погоде этим летом, о планах на ремонт дома. Закончив завтрак, Трофим засуетился, начал переодеваться, выйдя в соседнюю комнату.
  - Вы уж поболтайте немного без меня, - донеслось оттуда. - Я, пока погода стоит хорошая, пойду, покопаю огород. В следующем году надо будет посадить что-нибудь. Негоже, чтобы земля сорняком зарастала. Она, милая, соскучилась, поди, по благородным растениям. Я, Венедикт, с тобой не прощаюсь, еще увидимся, - продолжал Трофим Кузьмич, выходя из комнаты. - Ты надолго к нам приехал? Ночевать у Степаниды Архиповны будешь? А нет, можешь и у меня переночевать. Места у меня много.
  - Спасибо, Трофим Кузьмич, за приглашение. Я собирался сегодня домой вернуться. Да хочется с соседкой вашей побыть. Скучно старушке одной. В общем, пока не знаю.
  - Ну, ну! Ты уж сам решай. Мое приглашение всегда остается в силе, - открывая дверь, закончил разговор хозяин.
   Когда за хозяином захлопнулась дверь, Вероника взглянула на юношу.
  - Венедикт, ты меня извини за мою шутку. Ну, тогда... Ты знаешь. Не знаю, что на меня нашло.
   Окончательно смутившись от ее слов, Венедикт молчал, не зная, как продолжить разговор.
  - Но в остальном все было нормально, - продолжила женщина, - не так ли?
  - Вероника, скажи, зачем ты появлялась около кафе? - решив не заострять внимание на интимных подробностях, поинтересовался Венедикт.
  - Венедикт, я просто немного тебя контролировала. Ты, начинающий детектив, мог совершить какую-нибудь оплошность. А на кону стояло слишком много, сам понимаешь. Произошло убийство дочери моего родного брата. Извини, но я не могла все бросить на самотек. И кстати, должна тебе сказать, что ты молодец. Блестяще справился с расследованием, - Вероника вздохнула, взглянула на Венедикта и продолжила. - Жаль только, что родился ты поздно, мой брат отсидел весь положенный срок совсем незаслуженно.
  - Спасибо на добром слове, - усмехнулся Венедикт. - Мне очень жаль Трофима Кузьмича. Я ему искренне сочувствую. Скажи, а как ты... ну, понимаешь, становишься такой молодой.
  - А, тебя эта проблема мучит? - Вероника заулыбалась. - Так и быть, открою тебе страшный секрет. Перемещаться во времени одному человеку не так уж и сложно, если, конечно, знать, как. Существует много способов, - Вероника хитро взглянула на внимательно слушающего юношу, - например, при помощи зеркала.
   От ее слов Венедикт вздрогнул, словно получил удар кнутом.
  - Значит, Василисой тоже ты была? - высказал предположение юноша после некоторого раздумья, вспомнив свои приключения в деревне у дедушки.
  - Нам было вдвоем интересно, согласись! Мы с тобой прекрасно провели время.
  - Да, я тебя часто вспоминал после того, как ты так неожиданно исчезла.
  - Я знаю, Венечка. И о наших встречах по ночам знаю.
   Венедикт почувствовал, как его лицо заливает краска стыда.
  - Венедикт, ты не должен себя корить за то, что происходило по ночам. Это закон природы, и никому не дано право отменить его. - Вероника ласково улыбнулась ему. - Даже ведьмам. Хочу тебе признаться, что я лишь воспользовалась своими способностями, чтобы помочь тебе и побыть с тобой.
  - Значит, я познал тебя раньше, чем считал до сих пор.
  - Выходит, что так, - рассмеялась Вероника, - Венедикт, может, ты будешь сегодня ночевать у Трофима? - женщина лукаво улыбнулась.
  - Вероника, ты знаешь мой принцип.
  - Знаю, знаю я твой принцип, - совсем по-девичьи захихикала Вероника. И став серьезной, неожиданно продолжила. - Я, конечно, могу посодействовать, чтобы ты остался, но не пугайся, я не стану этого делать. Как это не смешно звучит, я тебя уважаю. На прощание я хочу тебе сказать, что ты будешь хорошим детективом. Жизнь твоя будет насыщенной, трудной, но интересной. И не забывай слова своего учителя об использовании инстинкта.
  - Дело прошлое, Вероника, но удовлетвори мое любопытство. В нашу последнюю встречу ты сказала, что у тебя есть на меня планы. Этот случай с убийством Валентины и есть он?
  - Да, это он и есть. Я отправлялась к тебе из будущего, то есть из сегодняшнего дня. А ты не оставил планы убить меня? - Вероника почти прожигала его взглядом своих пронзительных зеленых глаз.
  - Поживем, увидим, - ответил Венедикт.
   Он выглядел совсем спокойным, и даже пристальный взгляд Вероники не сумел увидеть напряжения, охватившего юношу. Венедикт поблагодарил ведьму за напутственные слова и, попрощавшись, направился к двери.
  - А вот к личному счастью будешь ты идти долго, пока найдешь на этом свете свою половинку, - неожиданно закончила ведьма, когда Венедикт уже взялся за ручку.
   Венедикт замер, повернулся резко, взглянул на Веронику.
  - И я ничем не могу тебе помочь в этом. - Вероника пожала плечами. - Настоящая любовь никакому колдовству не подвластна, а другая тебе не нужна. А теперь иди. Пусть тебе во всем сопутствует удача.
   Венедикт вышел из дома, аккуратно прикрыв за собой дверь. К нему подошел Трофим Кузьмич, посмотрел на него тревожно-выжидающе. Венедикт приветливо улыбнулся ему.
  - Спасибо, хозяин, за хлеб-соль.
  - И тебе, Венедикт, спасибо, - тревожная маска исчезла с его лица, и оно стало мягким и добрым, - что не побрезговал моим кровом. Я всегда буду рад тебя видеть.
   Венедикт зашел к Степаниде Архиповне, которая с тревогой ожидала возвращения своего юного гостя. Увидев благополучно возвратившегося Венедикта, старушка повернулась к иконе и, перекрестившись, прошептала слова благодарности всевышнему.
   Домой Венедикт возвратился уже поздним вечером.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
   Прошел год. И снова стояло лето. И снова была жара. Проснулся Венедикт от назойливо звонящего телефона. Взглянул на огромные напольные часы. Они показывали начало десятого.
  - "Кто там еще в такую рань звонит", - с неудовольствием подумал юноша, сладко потягиваясь на кровати. - "Не хочу вставать в такую рань. Позвонят и перестанут. Кому нужно, позвонит позднее".
  А телефон не унимался. И звонил, и звонил, разгоняя стоящую в квартире тишину. Выругавшись, Венедикт нехотя сполз с кровати и, не одеваясь, пошел к телефону, все еще надеясь, что настырному абоненту надоест держать трубку телефона. Однако абонент оказался на редкость терпеливым. Пришлось поднять трубку.
  - Венедикт, здравствуй, - услышал он знакомый бодрый голос, - старший лейтенант Ерохин беспокоит тебя. Помнишь еще меня?
   Венедикт заулыбался.
  - Помню, конечно. Анатолий Дмитриевич. Разве я могу вас забыть? А вас, я смотрю, повысили в звании? Поздравляю.
  - Спасибо за поздравление. Приятно слышать, что ты помнишь меня. Ты еще спишь что ли? Вот молодежь пошла, все бы ей спать да спать. Даже завидно как-то.
  - Так каникулы же у меня, Анатолий Дмитриевич, - захихикал Венедикт в трубку, переступая с ноги на ногу.
  - Ну, да, ну, да. Слушай, Венедикт, ты чем сейчас занимаешься? - поинтересовался Ерохин после некоторой паузы.
  - Ничем, в основном. А что? У вас есть ко мне дело?
  - Ты сможешь ко мне зайти сегодня? Мне кажется, что тебе будет интересно мое предложение.
  - Конечно, Анатолий Дмитриевич, - встрепенулся Венедикт. - Я сейчас буду у вас, только оденусь.
  - Хорошо, я жду.
   Венедикт вышел из прохладного подъезда на залитую жарким солнцем улицу. Постоял несколько секунд, заслушавшись пением птиц, и направился в сторону отдела милиции.
  - "Интересно, что за дело ко мне у Ерохина? Что-нибудь стоящее или ерунда какая?", - размышлял он, целиком уйдя в свои мысли и не замечая ничего вокруг.
  - Венедикт! - окликнул его кто-то.
  Венедикт резко остановился, обернулся. Его догоняла Надежда Синева.
  - Здравствуй Венедикт, ты так быстро идешь, едва догнала тебя, - запыхавшись, затараторила девушка, с интересом разглядывая юношу и пристраиваясь к его шагу. - Я смотрю, ты все хорошеешь и хорошеешь. Ты в институт поступил?
  - Поступил, уже на второй курс перешел, - проговорил Венедикт, стараясь идти медленнее. - А у тебя как дела? Учишься где-нибудь?
   Надежда с улыбкой взглянула на своего бывшего одноклассника.
  - Венедикт, ты неисправимый романтик. Зачем мне поступать в какой-то там институт? Для девушки самое главное удачно выйти замуж. Как ты думаешь, у меня есть на это шансы?
   Венедикт остановился, демонстративно отошел на несколько шагов назад. С интересом разглядел стройную фигурку подруги.
  - Надежда, шансы у тебя, на мой неопытный взгляд, весьма солидные.
  - Неопытный!.. - фыркнула Надежда. - Кто бы говорил об этом. У тебя столько женщин поперебывало, что со счета можно сбиться. Даже...
  - Надежда, - перебил подругу Венедикт, избегая продолжения щекотливой темы. - Ты меня извини, но сейчас я очень занят. Меня ждут в отделе милиции.
  - В отделе милиции... Ты что, провинился чем-то перед законом или новое расследование?
  - Это не столь уж и важно, но мне нужно идти. Времени у меня совсем не осталось.
  - Не хочешь говорить и не говори, - обиделась девушка. - Венечка, но, может, мы с тобой встретимся как-нибудь? - заглядывая в глаза, с надеждой спросила девушка.
  - Обязательно встретимся, Надежда, - неуверенно пробормотал Венедикт, старательно пряча глаза от пытливого глаза подруги.
   Девушка согнала улыбку с лица. Пожала недовольно плечами.
  - Звони, - мой телефон ты знаешь, - пролепетала Надежда, в глубине души осознавая, что долгожданного звонка ей никогда не дождаться.
  Венедикт вошел в отделение милиции и представился дежурному по отделу.
  - Вам заказан пропуск старшим лейтенантом Ерохиным. Проходите. Вы знаете, где его кабинет?
  Венедикт кивнул головой в знак согласия и пошел по длинному коридору, рассматривая на них надписи. Найдя нужную табличку, пригладил волосы и решительно постучал.
  - Войдите, - раздался знакомый голос.
   Ерохин сидел за столом, изучая содержание лежащей перед собой тоненькой папки.
  - А, Венедикт! Проходи, присаживайся, - предложил лейтенант, протягивая руку для приветствия. - Извини, что разбудил тебя, но понимаешь, тут такое дело, не терпящее отлагательства. Сегодня утром я, явившись на службу, получил ориентировку, что в городе Крюкове неделю назад в отделение милиции явилась женщина и заявила, что у нее пропала девятнадцатилетняя дочь. Местные следователи, проведя следственные мероприятия, никакого криминала не нашли, тело обнаружено не было. Пришли к выводу, что девушка, не поставив в известность свою мать, сбежала куда-нибудь со своим любовником. Но что-то мне подсказывает, что здесь не все так просто. Не хотел бы ты попрактиковаться в следовательской деятельности и заняться этим делом? Все равно занятия в институте у тебя только через две недели. Вместо безделья займешься полезным делом.
   Венедикт улыбнулся.
  - Анатолий Дмитриевич, а вы откуда знаете, что занятия у меня через две недели?
  - Так... Я же в милиции служу. Мне по должности положено много знать.
  - Вы, стало быть, уже провели подготовительную работу, узнали обо мне все.
   Теперь настала очередь заулыбаться Ерохину.
  - Венедикт, каюсь. Все про тебя узнал. Узнал, что ты год назад ездил в Крюков, что у тебя там живет знакомая старушка. Да и Таранок, оправданный тобой, там живет. Так что проблемы с жильем у тебя не будет. А отдел на твоих командировочных сэкономит.
  - Анатолий Дмитриевич, но меня никто не допустит к делам, - на всякий случай заартачился Венедикт, принявший уже решение, во что бы то ни стало, заняться этим загадочным делом.
  - Не переживай на этот счет. Я тебя оформлю как нашего стажера. Выдам тебе соответствующую бумагу. Никто особо разбираться в этих тонкостях не будет в этом захолустье, а здесь я тебя прикрою. Ну, что, согласен?
  - Согласен Анатолий Дмитриевич.
  - Вот и лады. Иди домой, собери вещички, что понадобятся тебе. А я пока документы тебе справлю. Придешь за документами, зайди ко мне, я тебя проинструктирую.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
   Написав вечно отсутствующим родителям записку, что он отправился в город Крюков на стажировку от института, Венедикт отправился к Степаниде Архиповне.
  Старушка, увидев дорогого гостя, даже прослезилась, утирая слезы сухонькой ладонью. Растроганный встречей Венедикт обнял ее, прижал худенькое тело к своей широкой груди.
  - Ой, да что же мы все на улице стоим-то. Пойдем в дом. Я тебя хоть покормлю, - разволновалась она. - Я сегодня пирогов напекла, а есть некому. Я уж и Трофима угостила и Дружка его, а они все не кончаются. Разве мне съесть такое количество пирогов?
   Венедикт, обнимая старушку за плечи одной рукой, второй неся тяжелую сумку с гостинцами, повел ее в дом. Когда они сели за накрытый стол, Степанида Архиповна, вопросительно глядя на юношу, спросила:
  - Веня, ты ко мне в гости приехал или по делу какому?
  -Степанида Архиповна, я в гости к вам приехал. Ведь мы уже целый год не виделись. А между отдыхом я и делом позанимаюсь немного. А что у вас новенького произошло за прошедший год?
  - Да что новенького у нас?! На зимние каникулы внуки ко мне приезжали. Почти неделю у меня прожили. Крышу мне поправили, а то что-то в одном месте протекать стала.
   Венедикт смутился.
  - Степанида Архиповна, вы меня простите, я совсем не подумал об этом.
  - Да что ты, Веня! Ты не думай, я же не жалуюсь. Мне самое главное общения не хватает. А так дом у меня крепкий еще. На мой век хватит.
   У Венедикта заходили желваки на щеках.
  - Да, есть еще новости. Они касаются соседа моего. Несколько месяцев назад, ранней весной, еще снег лежал, приезжал Андрей, племянник Трофима Кузьмича и сын Галины. Я этого юношу первый раз видела. - Степанида Архиповна опустила глаза. - Видный такой парень. Девушкам такие юноши должны нравиться. Парень время даром не терял. Во-первых, они вдвоем много чего сделали в доме Таранка. А между делом с девушками местными гулял. Кобелина... Тьфу, прости Господи, что скажешь. Табунами девки около дома соседа бегали. Особенно одна тут усердствовала. Молодая, смазливенькая такая.
  - Степанида Архиповна, а сестра Таранка приезжала еще?
  - Нет, Веня, ведьмы этой больше не было.
  - Хорошо, Степанида Архиповна, я сейчас схожу в отделение милиции, ненадолго, и сразу же назад.
  Венедикт отправился в местный отдел милиции. Отдел милиции располагался в небольшом одноэтажном доме, стоящем рядом с современной пятиэтажкой. Дом стоял под огромным раскидистым деревом.
  Венедикт распахнул дверь, и на него повеяло прохладой. Старый деревянный дом прекрасно держал прохладу даже в такую жару. Напротив входной двери за невысокой стеклянной перегородкой сидел молоденький милиционер, дежурный по отделу. При входе Венедикта дежурный оторвался от журнала, который он внимательно изучал, и вопросительно посмотрел на вошедшего.
  - Вам кто нужен, гражданин?
  - Я прибыл в ваше отделение в командировку. Вот мое командировочное удостоверение, - Венедикт достал из внутреннего кармана куртки удостоверение и подал его дежурному.
   Дежурный изучил поданные документы и, махнув рукой в сторону коридора, проговорил:
  - Вам в кабинет номер двадцать шесть.
  - Спасибо, - ответил Венедикт и, держа удостоверение в руках, направился к указанному кабинету.
  Постучав в кабинет, зашел, услышав "войдите!". За столом сидел молодой парень с расстегнутым воротом рубашки с погонами старшего сержанта милиции. Увидев вошедшего, парень вскочил, суетливо застегнув ворот рубашки. Венедикт протянул ему выданные Ерохиным документы. Старший сержант внимательно их изучил и вернул их.
  - Старший сержант Юрий Павлович Анохин, - представился он.
  - Очень приятно познакомиться, - Венедикт протянул руку для приветствия.
  - И по какому вопросу вы к нам прибыли, Венедикт?
  - Юрий Павлович, может, будем общаться на "ты". Мы с вами почти одного возраста.
   Старший сержант улыбнулся признательно.
  - А что, ты прав. Давай без лишних фамильярностей.
  - Так вот Юра, в вашем городе неделю назад пропала девушка. Меня и прислали с города помочь вам разобраться с этим делом.
  - Понятно. Но я думаю, зря ты приехал, Венедикт. Действительно, девушка, по словам матери, пропала. Но, Венедикт, девчонке девятнадцать лет, она смазливая, общительная и прочее. Ну, сам понимаешь. Дело молодое. Может она со своим хахалем в город рванула, жизнь свою устраивать. Мы за неделю уже весь город прочесали, все водоемы пробредили. Тело девушки не обнаружено, никаких следов убийства нет.
  На это дело выезжал начальник отдела лейтенант Ланда и я. Мы самым тщательным образом обыскали квартиру. Ничего, что указывало бы на совершение преступления, мы не обнаружили. Сейчас Ланда болен, сидит на больничном. Так что его обязанности пока выполняю я.
  - Юра, ваша позиция мне понятна. Может вы и правы. Но попробуйте самым подробнейшим образом описать мне происшедшее.
  - Да я и не знаю, что говорить? Вот протокол обыска, можешь прочитать.
  - Спасибо, протокол я прочитаю. Но мне интересно все это услышать из уст человека, который непосредственно участвовал в обыске и был одним из первых на месте преступления.
  
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  
   Юра вытер вспотевший лоб, расстегнул ворот рубашки и начал обмахиваться протоколом.
  - Венедикт, может, чайку попьем? - с надеждой спросил старший сержант. - В такую жару чай очень полезно потреблять. Я когда-то был в Средней Азии, так там, в жару завсегда горячий чай пьют в больших количествах. Говорят, это помогает.
  - А что, давай, попьем, - охотно согласился Венедикт.
   Юра встал со стула и вышел из кабинета. Через несколько минут он, ногой открыв дверь, вошел в кабинет, держа в обеих руках чашки с чаем. Он поставил чашки на стол, сел на стул и, помешивая ложечкой чай, поинтересовался.
  - Венедикт, мне совершенно непонятен интерес, который вы проявляете к этому рядовому делу. Зачем вам это?
  - Этим делом заинтересовалось мое командование, поэтому я вынужден этим заниматься, - отхлебывая чай, ответил Венедикт. - И потом, ты, может быть, удивишься, но и меня заинтересовал этот случай. Если верить присланным вами материалам, бесследно исчезает молодая красивая девушка. Не оставив никаких следов, даже коротенькой записочки своей маме, которая одна поднимала ее. Согласись, здесь есть над чем подумать. А посему, рассказывай мне, Юра, все с самого начала.
  - Ну, ладно, слушай. Ольга Степановна Вернова фактически пропала полторы недели назад. Как и положено по закону, три дня спустя после ее пропажи, мы приняли заявление. Так что прошла неделя со дня поступления заявления от ее матери. Мы доложили в область и выехали по адресу проживания потерпевшей и заявителя.
   Когда мы приехали по указанному адресу, мы застали странную картину. По квартире ходила мать и заглядывала во все углы в поисках дочери. Между нами говоря, мне показалось, что женщина сошла с ума от горя. Не обращая на нас никакого внимания, она методично обходила все углы, кладовки и все звала по имени свою дочь. А закончив обход, открыла огромный платяной шкаф и начала выкладывать на кровать все вещи, аккуратно укладывая их в стопки.
  - И что, все вещи дочери оказались на месте? - перебил рассказчика Венедикт.
  - Да, по словам матери, все вещи дочери были на месте, включая ее нательное белье и теплые вещи. Но, Венедикт, на мой взгляд, и, по мнению лейтенанта Ланды, это не является определяющим фактором, свидетельствующим о преступлении. Ведь девушка могла уехать, не взяв вещи, чтобы потом вернуться за ними, или просто заработать денег на новые.
  - Да, теоретически это возможно, - задумчиво произнес Венедикт, прихлебывая ароматный чай. - Тебе что-нибудь бросилось в глаза? Твое личное мнение, не вошедшее в протокол.
  - Да, в общем-то, ничего особенного. Хотя... - Юрий смущенно взглянул на Венедикта, - мне показалось странным, что в ванной комнате нет ни одного зеркала. Ну, знаешь, в ванной комнате обязательно вешают зеркала, причесаться, побриться, зубы почистить и прочее. А у них зеркала нет.
   Венедикт задумался над сообщением Юрия. Действительно странно. В ванной комнате нет зеркала. Нет зеркала. Зеркало!
  - "Вот черт! Неужели это то, о чем я думаю?".
  - Юра, а ты не спрашивал мать пропавшей девушки о зеркале? - поинтересовался Венедикт, втайне надеясь на положительный ответ.
  - Нет, Ланда этим не заинтересовался, когда я высказал ему свои сомнения. А я там был не старший. Да и люди бывают разные. Может они принципиальные противники зеркал, кто их знает?
  - Действительно, действительно, - бормотал Венедикт, уставившись в окно. - Хорошо, Юра. Спасибо за информацию. Я с твоего разрешения встречусь с матерью Ольги, - приняв решение, сказал Венедикт.
  - Если считаешь, что это нужно, встречайся. Я тебе сейчас адресок запишу.
   Юрий привычным движением достал блокнот, записал несколько строчек и, вырвав лист, протянул его Венедикту.
   Венедикт внимательно прочитал его содержимое, аккуратно сложил и, убрав в карман, протянул руку для прощания.
  - Юра, обо всем, что узнаю, я поставлю тебя в известность. И скажи, у вас в городе есть какой-нибудь ресторан или кафе приличное?
  - Есть, конечно. У нас вполне приличный ресторан "Фестивальный". Он на этой же улице стоит, ты до него не дошел, когда к нам шел.
  - Вот и прекрасно. Ты сегодня вечером сможешь составить мне компанию поужинать?
  - Могу, только у нас...
  - Юра, финансовая проблема тебя волновать не должна, - перебил смущенного юношу Венедикт. - Я тебя приглашаю, и я буду оплачивать счета. Давай в восемнадцать тридцать встретимся у входа в ресторан.
  - Добро. Буду вовремя.
  - Тогда до встречи. Я буду ждать тебя у ресторана.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
   На следующее утро Венедикт отправился на встречу с матерью пропавшей девушки. Он сверился с адресом, записанным на листке бумажки, и решительно нажал на кнопку звонка. Ждать пришлось довольно долго. Он уже собирался уходить, когда услышал за дверью шаркающие шаги и дверь распахнулась. На пороге стояла изможденная женщина средних лет, с печальными глазами, с припухшими от бесконечных слез веками. Она вопросительно смотрела на юношу, не произнеся ни слова.
  - Здравствуйте Лариса Карловна.
   Брови женщины в удивлении приподнялись.
  - Мы знакомы, молодой человек?
   Венедикт изобразил на своем лице одну из его отрепетированных обаятельных улыбок.
  - Увы, Лариса Карловна, пока нет, о чем я искренне сожалею. Но хорошо уже то, что вас знаю я. Вы меня пока не знаете, но это мы сейчас устраним. Позвольте представиться. Меня зовут Венедикт Струкачев. Я хотел бы поговорить с вами о пропавшей дочери.
  - А вы кто, молодой человек, вы из милиции?
  - Можно считать и так. Я будущий детектив, а пока всего на всего стажер, вот мое удостоверение, - Венедикт протянул женщине свои документы.
   Лариса Карловна, едва взглянув на протянутые документы, вздохнула и отошла в сторону, пропуская его в квартиру.
  - Располагайтесь, юноша, - хозяйка неопределенно махнула рукой.
   Венедикт сел на стул, стоящий около стола. Лариса Карловна удобно расположилась на диване и выжидающе взглянула на Венедикта.
  - Лариса Карловна, я займу у вас совсем немного времени, - решился начать нелегкий разговор Венедикт. - Я могу взглянуть на вашу ванную комнату?
   Женщина с удивлением взглянула на него.
  - Ванную комнату? Зачем? Что вы там хотите увидеть? - с ноткой раздражения спросила она.
  - Скорее хочу не увидеть, - подчеркнуто спокойно ответил Венедикт, понимая, в каком сейчас состоянии находится несчастная женщина, одна воспитавшая дочь и в одночасье ее потерявшая.
   Лариса Карловна пожала недоуменно плечами.
  - Что вы хотите не увидеть? А, впрочем, - женщина равнодушно махнула рукой, - пожалуйста, если хотите, смотрите.
   Струкачев поднялся со стула и прошел к ванной комнате. С некоторым волнением открывал он дверь. Заглянул внутрь и не входя, повернулся к хозяйке.
  - Лариса Карловна, скажите, почему у вас в ванной комнате нет зеркала?
  - Зеркала? - женщина начала усиленно тереть лоб, пытаясь осознать заданный вопрос. - Зеркало... Зеркало у нас висело. Оно там всегда висело, с того самого дня, когда мне на предприятии дали эту квартиру. Когда Оленька пропала, я обнаружила, что в ванной зеркало разбито.
  - И вы осколки убрали, навели, так сказать, порядок. Лариса Карловна, а осколки зеркала вы выбросили? - как можно мягче спросил Венедикт.
  - Осколки?.. Не помню. Время как-то скомкалось. Даже не знаю, что за число сейчас, какой день недели... Пропажа дочери - это так тяжело, неожиданно.
  - Вы не волнуйтесь, Лариса Карловна. Может вам чаю налить или кофе? А осколки зеркала... Я сейчас сам и посмотрю, если вы не
  против?
  - Да, пожалуй. Если вам не трудно... Чай там... В кухне.
   Венедикт, ласково погладив женщину по безвольно опущенной вдоль тела руке, встал и прошел на кухню. Первым делом он вытащил на свет мусорное ведро и к своей неописуемой радости увидел, что оно полно давно не выносимым мусором. Он встал, глубоко вздохнул, успокаивая дыхание. Спокойно налил в чайник свежей воды, поставил на плиту. Разыскав в прихожей старую газету, расстелил на полу кухни. Вывалил из ведра весь мусор и с упоением начал в нем ковыряться. Сняв верхушку с кучи мусора, он увидел осколки зеркала.
  - Лариса Карловна можно мне взять у вас один мусорный пакет?
  - Конечно, можно! Что за вопрос? - донеслось с комнаты.
   Венедикт бумажкой собрал все осколки в пакет, аккуратно завернул его. Отложив его в сторону, заварил свежий чай. Пока чай заваривался, навел в кухне порядок и пригласил хозяйку пить чай.
   Они сидели на кухне, и пили ароматный чай. Венедикт, стараясь успокоить женщину, болтал без остановки, вспоминая анекдоты, смешные случаи из жизни. И она стала успокаиваться. На ее лице появилась улыбка, делающая женщину удивительно красивой и в то же время беззащитной. Венедикт очень не хотел вновь причинять боль этой женщине, но, не видя другого выхода, вынужден был опустить ее на грешную землю, вернуть ее в мир жестокости.
  - Лариса Карловна, расскажите о своей дочери, - почти ласковым голосом тихо попросил Венедикт. - Какой она была девочкой?
   Лицо женщины исказилось от пронзившей боли при напоминании о совсем недавней утрате. Собрав волю в кулак, она быстро справилась с отрицательными эмоциями. Она понимала, что этот начинающий детектив спрашивает ее об исчезнувшей дочери не ради праздного любопытства. Во всяком ей хотелось верить в то, что этот юноша поможет ей в горе.
  - Ольгу я воспитывала одна, - после некоторого молчания начала говорить она. - Я дала ей все, что можно дать в нашем городе. Она хорошо училась, была начитанной. Мы с ней не пропускали ни одного спектакля в нашем городе. Дочь занималась в изостудии, в секции танца. Она даже занимала призовые места в соревнованиях по танцам.
   Лариса Карловна поднялась с табурета, вышла из кухни. Венедикт терпеливо ждал, не торопя события. Через несколько минут Лариса Карловна вошла в кухню, неся целую коробку похвальных грамот, призов, различных наград. Выкладывая их на стол, женщина давала развернутую историю каждой награды. Венедикт покорно слушал, чем поощрял ее к откровенности.
  - Окончив школу, Ольга поступила в химический институт, - завершила свой рассказ женщина. В этом году она училась на третьем курсе.
  - Скажите, пожалуйста, а Ольга имела парня или ухажера. Ну, вы понимаете?
  - Понимаю, конечно. - Лариса Карловна промокнула платочком выступившие на глазах не прошеные слезы. - Ольга была настолько занята всякими занятиями, что на обычные гулянья, как это бывает у других детей, времени у нее не было. И ухажеров у нее никаких не было... - Лариса Карловна замолчала, отчаянно пытаясь справиться с охватившим волнением. - До недавнего времени у нее не было парня, - продолжила она через мгновение. - И тут появился он.
  - Кто, он? - насторожился Венедикт.
  - Я не знаю, откуда он появился, чем занимается. Но он обладает дьявольской красотой и обаянием. И...- Лариса Карловна замолчала, вновь переживая трагедию. - Ольга влюбилась в него. Она словно с ума сошла. Она забросила учебу, и все разговоры были только о нем. У нас начались разногласия, хотя раньше жили, душа в душу.
  - А вы знаете, хотя бы, как его зовут?
  - Его зовут Андреем.
  - Отлично, - с удовлетворением произнес Венедикт.
  - Что же здесь отличного? - удивилась женщина.
  - Лариса Карловна, а теперь вспомните, пожалуйста, подробно при каких обстоятельствах исчезла ваша дочь, - проигнорировав вопрос женщины, попросил он.
  - Я была на работе. Ольга еще до моего ухода на работу ушла на свидание с Андреем. Что произошло у них, я не знаю. Когда я пришла с работы, Ольги дома не было. Я решила, что она еще не пришла со свидания. Я прошла в ванную комнату, чтобы принять душ и очень удивилась, когда увидела, что на полу комнаты были осколки разбитого зеркала. Как оно могло быть разбитым, я не представляю? Ведь оно висело на стене. Кто и зачем его снял, не понимаю? А Ольга не явилась домой ни в тот вечер, ни на следующий день. И, как вы понимаете, не пришла до сего дня. Раньше она, если планировала где-то задержаться, всегда мне сообщала либо запиской, либо телефонным звонком. Но в этот раз ничего не было. Вы понимаете? Ничего!
  
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
   Я обзвонила или посетила всех ее школьных подружек, институтских, которых я знала. Никто ее не видел в эти дни, и никто ничего не знает об этой истории. Вы понимаете, Венедикт, моя доченька исчезла с лица земли, словно ее не было. Без всякого следа.
   Венедикт, смутившись, взглянул на хозяйку квартиры.
  - Лариса Карловна, скажите, а ваша дочь не была беременна? - решился задать вопрос он.
   Женщина с тревогой взглянула на юного детектива.
  - В последнее время моя дочь стала необычно скрытной. - Лариса Карловна устало провела рукой по волосам. - Ольга мне ничего не говорила о беременности, но я по ее состоянию решила, что она была беременна. Мать всегда чувствует, что происходит с ее ребенком, особенно с дочерью.
   Наступила пауза. Лариса Карловна, ни слова не говоря, смотрела на Венедикта, а он сидел на табуретке, отрешенно глядя в стол. Так продолжалось долгих несколько минут. Наконец он встрепенулся, взглянул с улыбкой на Ларису Карловну и, не сдержавшись, от удовлетворения потер ладонями.
  - Венедикт, что вас так обрадовало. Я пока не вижу причин для веселья. Может, я чего-нибудь не знаю.
  - Лариса Карловна, вы сейчас только что, сами того не подозревая, вручили мне ключ к раскрытию этой тайны.
  - Юноша, скажите, моя дочь жива? - в волнении женщина встала с табуретки.
   Венедикт виновато посмотрел на взволнованную женщину.
  - Я пока не знаю. Вы потерпите еще немного. Думаю, что мы найдем вашу дочь. А сейчас я должен уйти. Но я к вам еще заскочу, совсем ненадолго. Мне нужно будет выяснить у вас один вопрос. Кстати, Лариса Карловна, у вас есть фотография вашей дочери? - Венедикт остановился в прихожей и повернулся к хозяйке.
  - Есть, - женщина зашла в комнату и через минуты вышла, прижимая к груди фотографию.
  - Мне можно будет взять на время эту фотографию ненадолго?
  - Хорошо, возьмите, только верните, пожалуйста.
   Венедикт взял из ее рук фотографию и взглянул. На фотографии была молодая красивая девушка с копной пушистых светлых волос. Голубые, широко распахнутые, глаза смотрели в мир открыто и доверчиво.
  - "Да, в такую девушку трудно не влюбиться", - мелькнула в его голове мысль, а вслух он произнес:
  - Лариса Карловна, вы не переживайте, я уже сегодня верну ее вам. До свидания.
   Выйдя из квартиры Ларисы Карловны, Венедикт направился в отдел милиции. Постучавшись в дверь и услышав негромкое "войдите", вошел в кабинет. Хозяина он застал в слегка потрепанном состоянии.
  - Юра, приветствую тебя, - Венедикт с усмешкой протянул руку для приветствия, - Как ты себя чувствуешь после вчерашнего отдыха?
  - Венедикт, мне все понравилось, только голова очень болит.
  - Да мы с тобой вчера зажгли по полной. Слушай, может, сегодня подлечимся немного? Я и сам не в полной форме.
   Юра хотел было встать со стула, но, поняв всю бессмысленность своих усилий, лишь махнул отрицательно рукой.
  - Ты что, Венедикт, если еще и сегодня я приду со службы под утро, меня жена убьет, - пробормотал он.
   Венедикт расхохотался, схватившись за голову.
  - Юра, дружище, так ты женат? Что же ты вчера мне не сказал, а у меня ума не хватило самому спросить тебя об этом. Мы бы с тобой и жену твою взяли в ресторан.
  - Ага, сейчас! Что я вообще сумасшедший? Хочешь еще жену у меня отбить? Я вчера видел, как на тебя девки вешались. Небось, проснулся сегодня под бочком у какой-нибудь красотки?
  - Что ты, что ты, - замахал Венедикт руками. - Я проснулся на старом скрипучем диване Степаниды Архиповны. А с утра пораньше я уже поговорил с матерью пропавшей девушки.
  - Да, - встрепенулся Юрий, - и как успехи.
   Венедикт сел на стул, откинулся на спинку.
  - Думаю, что преступление я раскрыл, - задумчиво проговорил он, глядя в окно.
  - Так что, все-таки преступление было. А труп где, знаешь?
  - А вот трупа нет, Юрочка.
  - Как же так, сказал, что было совершено преступление, а трупа нет, - возмутился милиционер.
  - Я сказал, что совершено преступление, но не убийство. Хотя... - Венедикт задумался на некоторое время. - Ты в некотором роде и прав, - продолжил он. - Пока мы трупа не имеем, но не факт, что его нет. Но между нами говоря, мне очень хочется верить, что трупа так и не будет. Ты разговаривал с Ларисой Карловной? Прелестная женщина и она совершенно потерялась в этом мире, лишившись дочери. Понимаешь, дочь для нее - это цель в жизни, и, потеряв ее, она лишилась этой цели. Я надеюсь, что до убийства дело не дошло.
  - Слушай, Венедикт, ты можешь говорить без загадок? Есть труп, нет трупа. Ты мне прямо скажи, где труп и кого нужно арестовывать.
  - Юра, я могу тебе сказать, где девушка, но боюсь, что ты меня не поймешь.
  - Я что такой тупой, чтобы не понять, где она?
  - Нет, что ты! Дело не тупости, дело в твоей готовности принять невозможное, нереальное.
   Юра сидел и, не произнося ни слова, глядел на Венедикта, ожидая его разъяснений. А Венедикт молчал, не зная, как объяснить своему приятелю суть произошедших событий.
  - Юра, - решившись, произнес он, - ты поверишь мне, что девушка сейчас находится здесь? Может быть в этой комнате.
  - Как это? Ты что издеваешься надо мной?
  - Отнюдь! Понимаешь, кроме нашего мира могут существовать и другие миры, сдвинутые относительно нашего мира по временной фазе. И, вполне возможно, что в данный момент, по нашему времени исчислению, на данном месте проходит другая жизнь, бурлят шекспировские страсти и прочее.
  - Стоп, стоп! Я понимаю, ты учишься в высшем учебном заведении, а за моими плечами всего лишь школа милиции, но зачем ты принимаешь меня за умалишенного?
   Венедикт, посмотрев на разволновавшегося приятеля, не выдержал и рассмеялся.
  - Юра, в том-то и дело, что понимание этого не зависит от уровня образования. Я знаю людей, которые вообще школу одолели с трудом и, тем не менее, они прекрасно разбираются в этом вопросе.
   Юра обтер носовым платком вспотевший лоб и лицо.
  - Венедикт, ты можешь, не посвящая меня в непонятные для меня подробности, популярно объяснить, что произошло?
  - Хорошо, я изложу тебе только факты. И твое дело принимать их или отвергнуть.
  
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
   Венедикт задумчиво посмотрел в окно, собираясь с мыслями.
  - Один юноша переспал с Ольгой Степановной Верновой, а она, надо же было такому случиться, забеременела. Я не думаю, что это было изнасилование. Скорее всего, все происходила с ее согласия. По словам матери пострадавшей, юноша был чертовски красив и обаятелен. - Венедикт в волнении заходил по небольшому кабинету, заложив руки за спину, - Несчастная девушка просто элементарно влюбилась, потеряла голову от любви. Я думаю, что секс у них был неоднократный, и все было очень хорошо, пока юноша не узнал, что его партнерша забеременела. И тут он запаниковал. Эта беременность начисто перечеркивала его мужскую свободу, начинающуюся карьеру. И тогда юноша отправил девушку в другое временное измерение.
  - Куда отправил? - перебил удивленный Юрий рассказчика.
  - В другое временное измерение, - спокойно повторил Венедикт.
  - Но как?
  - Юра, ты просил меня изложить только факты. Если я начну говорить подробности, ты обвинишь меня во всех грехах, которых у меня нет.
  - Но это же не реально!
  - Я тебя предупреждал, что понять это не просто, но ты сам захотел все знать.
   Венедикт открыл, было, рот, чтобы продолжить свои размышления, и резко остановился, когда услышал за своей спиной негромкий хлопок и заразительный смех.
  - Юра, ты чего? Что такого смешного я сказал? - повернувшись на шум, спросил Венедикт, удивленно глядя на смеющегося друга.
  - Я понял, Венедикт. Это что, у вас в отделе милиции так принято, - давясь от смеха, заговорил Юрий, - чтобы все преступления списывать на мистику? А ты знаешь, мне эта идея понравилась. А что, произошло убийство, а ты говоришь - ребята, да это не убийство никакое, а просто человек посредством смерти отправился в другое временное измерение. Как это происходит, мы объяснить не можем, но предполагаем, что оттуда можно и вернуться. Жаль, что Ланда еще не выздоровел. Ему бы понравилась эта гениальная идея.
   Венедикт с сожалением смотрел на друга.
  - Дорогой друг, позволь тебе заметить, что наша жизнь намного многообразнее, чем мы предполагаем, и тебе, как человеку, стремящемуся к повышению своего образования, стоило бы задуматься над этим. Закончив первый курс юридического института, хоть и заочно, пора научиться смотреть на жизнь сквозь призму тщательного анализа.
  - Откуда ты знаешь, что я учусь в институте? Я тебе этого не говорил, - на лице Юры было изображено искреннее удивление.
   Теперь настала очередь рассмеяться Венедикту, глядя на удивленное лицо Юры.
  - Это элементарно, Ватсон, у тебя на столе лежит учебник криминалистики, который я изучал в прошедшем году, будучи на первом курсе юридического института. А поскольку ты служишь, значит, и учишься заочно. Как тебе мои выводы? Они правильные?
   Юрий машинально почесал затылок.
  - Действительно, ты прав, я в прошлом году поступил в юридический институт на заочное обучение - сконфуженно усмехнулся Юрий. - Ну, хорошо! Давай вернемся к нашим баранам. Допустим, ты прав, и то, что ты изложил, имеет место быть. И кто этот всемогущий юноша, умеющий управлять временем?
   Венедикт рассмеялся, усаживаясь на стул напротив хозяина кабинета.
  - Хороший вопрос. Чтобы на него ответить, мне нужно кое-что уточнить. Я почти на сто процентов знаю, кто это. Но не будем полагаться на мою интуицию. Пойдем классическим путем, то есть добудем неоспоримые факты. А для этого мне нужно позвонить в отдел. Юра, ты позволишь мне позвонить в отдел?
  - Конечно, звони, - Юра пододвинул телефонный аппарат ближе к Венедикту.
  - Чуть было не забыл, Юра. У вас в отделе есть лаборатория, где могли бы взять отпечатки пальцев с предмета и сравнить их с образцом?
  - Есть у нас лаборатория. И должен сказать, что работают у нас классные специалисты.
  - Я в этом и не сомневаюсь, - с усмешкой сказал Венедикт.
  Он набрал номер и вскоре услышал голос Ерохина.
  - Здравствуйте Дмитрий Анатольевич. Струкачев звонит.
  - Здравствуй Венедикт, как у тебя проходит расследования. Мое сомнение подтверждается?
  - Да, вы оказались правы. У меня уже есть предположение, что произошло, и кто в этом виноват. Скажите, Анатолий Дмитриевич, прапорщик Во уже вышел на службу после своего очередного отпуска?
  - А причем здесь прапорщик Во?
  - Анатолий Дмитриевич, это длинная история и совсем уж не телефонный разговор. Ответьте только на мой вопрос.
  - Да, его отпуск закончился неделю назад.
  - Прекрасно! Вы можете мне по факсу выслать его фотографию?
  - Ты можешь мне объяснить, зачем тебе она?
  - Охотно. Я хочу ее показать кое-кому.
  - Что-то ты мудришь, Венедикт. Надеюсь, ты не провел время в Крюкове зря. Фото я тебе в течение получаса вышлю.
  - Есть еще просьба, Анатолий Дмитриевич. Не могли бы вы по-тихому взять отпечатки пальцев у Во? Хотел бы и здесь кое-что уточнить.
  - Венедикт, я тебе все, что выходит за рамки твоего тела, оторву, если ты заставляешь меня делать лишние телодвижения зря, - пригрозил Ерохин.
   Венедикт только рассмеялся в трубку.
  - Спасибо, я буду сидеть, и ждать от вас фотографию и отпечатки пальцев.
  - Ладно, подробности доложишь, когда приедешь домой.
  - До встречи, Анатолий Дмитриевич.
  
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
  Обещанных материалов пришлось ждать вместо обещанного получаса более трех часов. Венедикт с пониманием отнесся к такой задержке. Не каждый день требуются отпечатки пальцев сотрудников отдела милиции. Работа осложнялась еще и тем, что получить их надо таким образом, чтобы сотрудник ничего не заметил. Как это сделал Ерохин, Венедикта интересовало мало. Главное, что через три с небольшим часа, у него на руках была фотография подозреваемого и его отпечатки пальцев.
  Венедикт с интересом рассматривал фотографию прапорщика Во. Да, спорить с Ларисой Карловной по поводу красоты парня было сложно. У парня были на редкость правильные черты лица, красивый волевой подбородок, карие пронзительные глаза. Эти коварные глаза... Они прожигают женские сердца, воспламеняют в них огнь любви. Нет ничего удивительного, что вокруг дома Трофима Кузьмича крутились претендентки на руку и сердце этого красавчика.
  - Юра, так, где у вас лаборатория? - прервал свое занятие Венедикт.
  - Выйдешь из моего кабинета, повернешь направо и идешь
  почти до конца коридора. Справа увидишь табличку "Криминалистическая лаборатория". Так вот, тебе именно туда и надо.
   Венедикт, взяв пакет с осколками зеркала, направился к дверям, но, не доходя нескольких шагов, завернул за большой шкаф. Он встал таким образом, чтобы его не было видно из окна.
  - Юра, ты не хочешь курить?
   Юрий, сидящий за столом и изучающий протокол задержания очередного хулигана, удивленно поднял голову.
  - Нет, не хочу, - проговорил он, - а что?
  - Я прошу тебя захотеть покурить и срочно.
  - Венедикт, я тебя не понимаю, - сконфуженно произнес Юра.
  - Я тебе потом объясню, а сейчас ты закуришь, подойдешь к открытой форточке и покуришь около окна. Я тебя попрошу внимательно все рассмотреть за окном. Только ты ничего не говори мне. Расскажешь потом. После перекура ты возьмешь какие-нибудь документы и с деловым видом следом за мной выйдешь в коридор. Ты все понял?
  - Понял, - ответил хозяин кабинета, доставая из ящика сигареты и зажигалку.
   Он закурил сигарету, взял пепельницу, роль которой уже не первый год успешно играла баночка из-под кофе, и, подойдя к окну начал курить, внимательно оглядывая территорию. Затушив сигарету, он, не спеша, вслед за Венедиктом вышел в коридор. Как только они оказались в коридоре, Венедикт повернулся к приятелю.
  - Юра, расскажи подробно, что ты видел?
  - Видел машины, людей видел...
  - Нет, что-нибудь необычное видел? Что-то, что видишь не каждый день?
   Юра задумался, вспоминая увиденное.
  - Пожалуй, видел. Ворону видел. Она сидела как раз напротив окна и смотрела прямо на меня. Вороны обычно у нас в городе не летают. Они на свалках обитают.
   К его удивлению Венедикт очень заинтересовался этим безобидным сообщением. Он схватил Юру за руку и, умоляюще глядя в глаза, попросил:
  - Юра, прошу тебя, это очень важно, вспомни - эта ворона чем-нибудь отличается от тех ворон, что ты видел раньше?
   Юра усиленно начал вспоминать, чем эта ворона отличается от других. Это длилось больше минуты. На его, порядком измученном тяжелыми раздумьями лице, появилась робкая улыбка.
  - Я вспомнил... Понимаешь, не знаю, поймешь ли ты меня? У нее были необычные глаза. Они как прожектора проникали в мою душу. Честно говоря, мне стало даже не по себе.
   Венедикт прислонился к стене. Его лицо выражало смесь крайней степени озабоченности и удовлетворения.
  - Венедикт, что случилось? Почему у тебя такой озабоченный вид от этого моего сообщения? Я могу тебе чем-нибудь помочь?
  - Спасибо, дружище за помощь, что ты мне оказал. Но здесь ты мне не сможешь ничем помочь. Я посоветовал бы тебе держаться подальше от этого дела.
  - Ты из-за вороны так расстроился? Так давай я пристрелю ее из пистолета. Для начальства придумаю какую-нибудь правдивую историю, чтобы списать патрон. Ну, получу выговор. Делов-то. И почему я должен держаться подальше от дела? Чем оно так опасно?
   Венедикт растроганно смотрел на своего приятеля. Человек готов пожертвовать своей карьерой ради него.
  - Дорогой друг, я может и принял бы от тебя эту жертву, но эту ворону твоей пулей не убить.
  
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  
  - Это что, ведьма, - почти шепотом спросил Юра, настороженно оглядываясь по сторонам.
  - Дружище, тебе повезло, что я сегодня здесь. Хотя, если уж быть до конца объективным, я и явился инициатором этого явления. Юра, все это очень сложно понять, и к тому же весьма опасно. Ты иди в кабинет, спокойно работай и постарайся забыть об этом случае. А я пошел в лабораторию - Венедикт дружески похлопал по плечу ошеломленного приятеля. - С моим отъездом из этих мест, я надеюсь, все вернется на круги своя. Все события переместятся за мной в город.
   Венедикт направился в лабораторию, по дороге раздумывая над появлением таинственной вороны.
  - "Вероника почувствовала, что я подбираюсь к ее сыну, и она насторожилась. Но сейчас я ничего предпринимать не буду. Подожду, пока первый шаг сделает она, а я буду действовать по обстановке", - решил он, подходя к лаборатории. - "Повторяется история, которая произошла со мной, когда мне не было еще и четырнадцати лет. Только тогда ведьма была на моей стороне. Ладно, поживем - увидим".
   Он постучал в дверь и, не ожидая разрешения, вошел в комнату. За небольшим столиком сидели три девушки, и пили чай с печеньем. Увидев Венедикта, девушки с молчаливым вопросом посмотрели на вошедшего юношу.
  - Здравствуйте, девушки. Приятного чаепития. Скажите, пожалуйста, мне может кто-нибудь помочь с отпечатками пальцев?
   Одна из девушек отставила в сторону чашку.
  - Кто вы? Мы вас не знаем, - спросила она, с любопытством разглядывая красивого, статного юношу.
  - Извините, я не представился. Мне надо было с этого и начать, - Венедикт с удовольствием смотрел на свою прекрасную собеседницу. - Меня зовут Венедикт Струкачев, я из областного отдела милиции.
  - Какого характера помощь вам требуется?
  - У меня есть осколки разбитого зеркала. Я надеюсь, что подозреваемый в преступлении оставил на нем отпечатки своих пальчиков. Было бы хорошо, если бы вы поискали эти отпечатки и сравнили с имеемыми у меня образцами. В результате желательно сделать вывод, принадлежат ли они одному и тому же человеку?
  - Задание мне понятно, но это потребует некоторого времени, - девушка встала со стула и, сделав пригласительный жест, направилась в дальний конец комнаты. Венедикт направился за ней. В конце комнаты за шкафом оказалась еще одна дверь. Девушка отворила дверь, и они зашли в маленькую, но хорошо оборудованную лабораторию.
  -Давайте ваши осколки, - садясь за сто, промолвила девушка.
   Венедикт наблюдал за уверенными движениями девушки и любовался ее рыжими, почти, до пояса, волосами, ее длинными тонкими пальчиками с короткими, но тщательно ухоженными ногтями.
  - Девушка, я могу узнать, как зовут мою спасительницу?
  - Александра, - девушка бросила на Венедикта короткий взгляд через плечо. - Вы у меня первый знакомый с таким редким именем, - девушка повернулась к Венедикту и их глаза встретились. От его откровенно заинтересованного взгляда девушка смутилась, быстро опустила голову. Ее милое личико покрылось краской смущения.
  - Александра, а у вас ушки покраснели, - пробормотал Венедикт, впервые не зная, чем можно занять возникшую неловкую паузу.
   От охватившего ее смущения Александра закусила нижнюю губу и быстро отвернулась.
  - Должна вам сказать, что на осколках зеркала я нашла несколько отпечатков пальцев, пригодных для идентификации.
  Довольный Венедикт потер руками, и у него возникло непреодолимое желание расцеловать эту фею микроскопов. Это была какая-то навязчивая идея. Он уже дернулся, чтобы осуществить свой замысел, но в этот момент Александра повернулась к нему.
  - Венедикт, отпечатки пальцев на предоставленных осколках зеркала и на предоставленных образцах отпечаток совпадают, - резюмировала девушка результаты своей работы. - Мне еще потребуется некоторое время все перепроверить и оформить протокол исследования.
   Юноша потряс головой, чтобы сбросить с себя это приятное наваждение.
  - Александра, я с вашего разрешения сейчас выполню еще кое-какую работу, а за протоколом зайду к вам в конце работы, - Венедикт не скрывал удовлетворения выводами работы эксперта. - Вам преогромное спасибо за проведенную работу. С меня, причитается, - он с улыбкой смотрел на подчеркнуто сосредоточенное лицо девушки.
  - Не стоит меня благодарить, это моя работа, - произнесла девушка, доставая лист бумаги из ящика письменного стола, и всем своим видом демонстрируя свою крайнюю занятость.
   Венедикт отправился к Степаниде Архиповне. Он показал ей взятую у Ларисы Карловны фотографию пропавшей девушки.
  - Степанида Архиповна, посмотрите, пожалуйста, вы когда-нибудь видели эту девушку?
  Старушка взяла в руки фотографию, долго вглядывалась в нее. Спустя минуту, она протянула ее юноше.
  - Веня, так это та девушка, которая чаще других бывала у дома Трофима. Помнишь, я тебе рассказывала. А что, с ней случилось что-нибудь?
   Венедикт незаметно сделал выдох и сжал от радости кулаки.
  - Степанида Архиповна, спасибо большое за информацию. Эта девушка пропала. И я пытаюсь узнать что-нибудь об этой истории.
  - Господи, неужели племянник Трофима как-то связан в исчезновении девушки?
  - Степанида Архиповна, следствие пока продолжается. Ничего определенного пока сказать не могу. И вас я попрошу никому ничего не говорить. Я сегодня, может быть, не приду домой, вы не беспокойтесь. - Венедикт смущенно отвернулся от взгляда своей хозяйки.
  
  
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  
   Степанида Архиповна с подозрением взглянула на юношу.
  -Веня, ты планируешь провести ночь с девушкой?
  - Ну... - Венедикт сглотнул, - может быть.
  - Ты уже взрослый мальчик, и я не могу тебя учить. Да я тебе и никто, - серьезно сказала она.
  - Как это никто, - юноша ласково положил руки на плечи старушки. - Вы мой самый верный и преданный друг.
   Степанида Архиповна хитро улыбнулась.
  - Если я тебе друг, то и буду говорить тебе, как другу. Смотри, Веня, - она погрозила ему пальцем, - не ломай жизнь девушке. Если поступишь плохо с ней, не будет у тебя друга. Вот тебе мое слово.
   Венедикт вдруг стал серьезным. Слова старой женщины поразили его. Он вспомнил неожиданно давнюю историю с учительницей физики Светланой Алексеевной Шуевой. Сколько душевных мук перенес он, осознав, что своим непродуманным поступком сломал жизнь молодой женщине. И вспомнив, опустил виновато голову, словно вновь совершил свой поступок.
  - Степанида Архиповна, я сегодня буду ночевать дома, - решительно произнес он. - Но на свидание с девушкой я пойду. Если бы видели, что это за девушка! Это... - Венедикт замолчал, переполненный эмоциями.
  - Веня, я знаю, что она - хорошая девушка. Ты не стал бы встречаться с плохой. Иди, погуляй. Я оставлю дверь открытой. Ужин будет на столе.
  - Спасибо, Степанида Архиповна. - Венедикт взглянул на часы. - Я побежал. Времени до свидания осталось немного, а мне нужно занести фотографию маме пропавшей девушки. У меня к вам завтра утром будет просьба. Может, вы сможете мне помочь. А сейчас я побежал.
  - С Богом, сынок.
   Венедикт занес Ларисе Карловне фотографию Ольги и, протягивая ей факс с изображением прапорщика Во, попросил посмотреть, не узнает ли она в фотографии кого-нибудь знакомого. Лариса Карловна взяла его в руки и почему-то мучительно долго ее разглядывала. Венедикт с неподдельным интересом наблюдал, как ее лицо искажалось одолеваемыми эмоциями. После томительной паузы она протянула факс юноше.
  - Это он! Тот самый мужчина, из-за которого моя девочка потеряла голову. Венедикт, это он виноват в исчезновении моей Ольги?
  - Я пока не знаю. С большой долей вероятности, что да. Но мне еще много предстоит проверить. Я вам обязательно сообщу о результате своей работы. Вы постарайтесь успокоиться и не думать о плохом.
   Лариса Карловна вымученно улыбнулась Венедикту.
  - Хорошо, я постараюсь. А вы постарайтесь найти преступника.
  - Договорились, - Венедикт легко пожал протянутую женщиной руку.
  В прекрасном расположении духа он отправился в отдел милиции.
  Рабочий день в отделе уже закончился, и кроме дежурного никого не было видно. Венедикт подошел к нему и поинтересовался, есть ли кто в лаборатории? Сержант посмотрел журнал прибытия-убытия сотрудников.
  - В лаборатории сейчас еще работает Самохина.
   Венедикт смутился. Он только сейчас вспомнил, что не соизволил в свое время поинтересоваться фамилией Александры.
  - Извините, а Самохину не Александрой зовут.
  - Александрой, - усмехнулся сержант, - и она ждет вас. Это же вы из областной милиции?
  - Да, это я. Она мне должна была протокол подготовить.
  - Проходите, не забыли еще, где лаборатория?
  - Нет, не забыл, спасибо.
   Венедикт робко отворил дверь в лабораторию и прошел к комнате Александры. Приоткрыл дверь и в образовавшуюся щель увидел склонившуюся над микроскопом девушку. Он залюбовался ее рыжими волосами, стройным станом, стройными ногами. Венедикт тихонько кашлянул.
   Девушка едва заметно вздрогнула, ее тело напряглось. Ей стоило немало усилий, чтобы взять себя в руки. Уже мгновение спустя, она спокойно повернулась, усталая улыбка легла на ее губы.
  - Это вы, Венедикт? Я подготовила вам все документы, - девушка протянула ему тоненькую папочку с документами и аккуратно упакованные в коробку осколки зеркала.
   Венедикт взял поданную коробку.
  - Извините, Александра, я не смог прийти раньше, - извиняющим голосом проговорил он.
   Девушка дернулась, словно ее хлестнули плеткой, резко повернулась к юноше.
  - Вы решили, что я из-за вас задержалась на работе? С чего это вдруг я оказала бы вам такую честь?
  - Я так не думал, - покорно произнес Венедикт, - я просто извинился за опоздание.
   Венедикт замялся, не зная, как ему пригласить девушку на свидание. Он сделал глубокий вдох, его мозг усиленно искал выход из создавшего положения. Александра смотрела на него серьезно, и как ему показалось, даже сердито. И вдруг улыбка слегка тронула ее губы.
  - Венедикт, сейчас вы хотите пригласить меня на свидание, я угадала?
   Венедикт, наконец, сделал выдох. Его бешено колотящееся сердце стало замедлять свой стремительный бег.
  - Да, Александра, я очень хочу пригласить вас.
  - Хорошо, - девушка поджала губки, и бросила на смущенного юношу быстрый молниеносный, взгляд, - у меня сегодня как раз выдалось свободное время.
  - Я приглашаю вас в ресторан...
   Личико девушки исказила едва заметная маска недовольства. Это длилось мгновение, но она не ускользнула от внимательного взгляда юноши.
  - Если не хочешь, мы можем просто погулять по городу, - Венедикт, сам того не замечая, перешел с девушкой на "ты".
   Александра это заметила. Она едва заметно усмехнулась, и в ее глазах запрыгали чертики веселья. Но она их быстро успокоила, прикрыв веки с длинными подкрашенными тушью ресницами. Венедикт, невольно залюбовался девушкой.
  - Пойдем, погуляем, но Венедикт, я...
  - Александра, я доставлю тебя по указанному адресу в определенное тобой время, - юноша предугадал, что хотела сказать ему девушка.
  
  
  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  
  - Веня! Веня! Сынок, вставай, - Венедикт открыл глаза.
   Склонившись над ним, стояла Степанида Архиповна.
  - Уже утро, Веня. Пора вставать, - прошамкала старушка беззубым ртом. - Завтрак я приготовила.
   Они сидели на кухне, и Венедикт с аппетитом поглощал приготовленную хозяйкой яичницу. Степанида Архиповна сидела напротив и с удовольствием смотрела, как ее юный друг завтракает.
  - Веня, и как прошло свидание? - решилась нарушить молчание Степанида Архиповна.
  - Все отлично! Мы прекрасно погуляли с Александрой по городу, немного посидели в кафе, а потом я проводил ее домой, и мы расстались. Мы даже не поцеловались, честное слово, Степанида Архиповна.
  - Хорошо, Веня, ты все правильно сделал, как настоящий мужчина. Ты говорил, что тебе от меня требуется помощь.
   Венедикт перестал есть, и пытливо взглянул на старушку. Он уже засомневался, стоит ли вовлекать в эту историю старого человека. Тем более что она может быть опасной.
  - Веня, а на что еще нужны друзья, - заговорила старушка, заметив сомнения юного друга, - если они не будут помогать друг другу? У тебя возникли большие проблемы, иначе тебе не нужна была бы моя помощь. Если я смогу тебе помочь, я сделаю это.
  - Степанида Архиповна, это может быть смертельно опасно. Я сожалею, что заикнулся об этом.
   Старушка неожиданно рассмеялась. Она смеялась долго, стыдливо прикрывая ладонью беззубый рот.
  - Веня, мне уже столько лет, - закончив смех, запыхавшись от него, произнесла она, - что я уже давно не боюсь смерти. Мы с ней уже давно дружим. А твоя просьба как-то связана с ведьмой?
  - Да, - решившись, заговорил Венедикт. - Вы как-то говорили, что у вас есть знакомая женщина, которая когда-то общалась с ведьмами. Не могли бы вы выяснить у нее, можно ли с ведьмами каким-то образом бороться? И каким конкретно?
  - А, это я вспоминала об Аксинье, моей старой, еще со школьной скамьи, подруге. Она не только общалась с ведьмами, она и сама - ведьма. И с гордостью могу сказать, она сильная ведьма. Не могу сказать, что мне это нравилось, но ничего плохого она людям не делала. Даже совсем наоборот - она много хорошего делала людям, и за это пользовалась большим уважением у населения. Давно я с ней не виделась. Я схожу к своей подруге. Может, она еще жива. При любом исходе моего похода, я тебе помогу. Ты занимайся своими делами, и не забивай свою голову этой проблемой. А я отправлюсь в гости к Аксинье, узнаю о твоих делах, заодно повидаюсь с ней.
  
  
  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  
   Венедикт отправился в отделение милиции за оставленными накануне документами и вещественными доказательствами. Он прошел к кабинету, где сидела Александра и, приоткрыв дверь, невольно залюбовался девушкой. Она, не подозревая, что за ней наблюдают, увлеченно занималась своей очередной работой. Но в какой-то момент, она почувствовала на спине чей-то внимательный взгляд. Она резко повернулась, и их глаза встретились. Увидев, что он обнаружен, Венедикт улыбнулся и прошел в лабораторию.
  - Александра, мне жутко представить, что мне скоро нужно уезжать. Я не представляю, как я проживу эти дни до нашей новой встречи? - переборов свое смущение, произнес юноша.
   Девушка смутилась, услышав его признание. Она опустила голову. Несколько мгновений, ни слова не говоря, рассматривала старый потрескавшийся паркет. Потом медленно подняла голову, и смело посмотрела в глаза Венедикта.
  - Ты можешь приезжать ко мне на выходные, если хочешь.
   Венедикт обрадовался, услышав приглашение девушки. Ну что такое каких-то пятьдесят километров, когда в душе вовсю поют соловьи? Распрощавшись со всеми, Венедикт отправился к своей хозяйке.
  Степанида Архиповна уже была дома. Увидев его, она подала ему маленький кожаный мешочек на длинной тесьме.
  - Веня, к нашему счастью старая Аксинья еще жива. И еще вполне хорошо себя чувствует. Я ей все рассказала о твоей проблеме. Она передала тебе вот этот талисман. Ты его носи постоянно, даже в спальне, даже в ванной. Пока талисман при тебе, ты для ведьмы не достигаем.
   Венедикт с сомнением смотрел на мешочек.
  - "Неужели он сможет меня уберечь от коварства Вероники?"
  - Бери, сынок, не сомневайся, - Степанида Архиповна словно прочитала мысли своего юного друга, - Аксинья, посильнее будет Галины. Я, Веня, теперь стала большим специалистом по ведьмам. Аксинья мне все растолковала подробно. Так подробно, что даже я со своим скудным умишком во всем разобралась. Галина была посвящена в ведьмы Сатаной, прости Господи, что помянула нечистого, - Степанида Архиповна истово перекрестилась, - а Аксинья тоже им, но Галина - ведьма в первом поколении, а подружка моя потомственная ведьма, и в ней вся сила всех ее родственниц. Так что не бойся. С тобой все будет хорошо.
   Венедикт надел тесьму на шею и почувствовал необыкновенное ощущение. Словно его накрыла волна чего-то таинственного, успокаивающего, надежного.
  - А что там, в этом мешочке? - полюбопытствовал Венедикт.
  - Там какие-то травки, еще что-то. Точно не знаю, я не ведьма, а Аксинья мне не показывала, что она туда укладывала. Но она что-то шептала, когда заполняла этот мешочек.
  - А как уничтожить ведьму, ваша подруга не сказала?
  - Веня, она сказала, что, если ты встретишься с ней, сам все увидишь, и дальше будешь действовать в соответствии со складывающимися обстоятельствами.
   Венедикт вышел из дома. На соседнем участке он увидел Трофима Кузьмича. Катанок, заметив Венедикта, отставил в сторону лопату и приветственно взмахнул рукой.
  - Венедикт, вы можете зайти ко мне ненадолго?
   С нелегким сердцем шел Венедикт к соседу, предчувствуя разговор, который хотел затеять Трофим Кузьмич. Дружок встретил его радостным лаем, всем своим видом показывая, что он рад гостю. Венедикт потрепал его ласково за ухом и подал руку Трофиму Кузьмичу, приветствуя его.
  - Венедикт, может, вы пройдете ко мне в дом? Я хотел бы с вами поговорить на важную для себя тему.
   Венедикт направился вслед за хозяином в дом, раздумывая, что же отвечать на нелегкие вопросы мужчины.
  - Может кофейку заварить, - спросил Таранок, когда Венедикт присел на кухне.
  - Если вас не очень затруднит, то, пожалуй, - ответил юноша, старательно избегая смотреть в глаза хозяину.
   Трофим Кузьмич быстро приготовил кофе и разлив по чашке, сел напротив Венедикта.
  - Венедикт, - начал свой нелегкий разговор Таранок, старательно делая вид, что увлечен питьем кофе, - сегодня ночью ко мне приходила Галина.
   Не выдержав мук терзающих его мыслей, он резко отставил чашку с кофе и легонько хлопнул по столу ладонью.
  - Она мне сказала, что Андрей замешан в какой-то нехорошей истории. Вы ничего не можете мне сказать по этому вопросу? Поймите, в моей жизни только и остались сестра и племянник.
  - Трофим Кузьмич, - Венедикт сидел, опустив глаза, не находя в себе силы открыто взглянуть на человека, которого он еще совсем недавно реабилитировал, и с которым его вновь свела судьба, - я могу вам признаться, что у меня есть предположения, что Андрей совершил преступление. Но это только предположение. Я только начал разбираться с этим делом.
  - Ах, Венедикт, зная вас немного по нашим прошлым отношениям, я могу быть уверен, что вы ухватили след. А если вы его ухватили, то это более чем серьезно. Я прав?
  - Основания для моих подозрений весьма существенные, Трофим Кузьмич. Даже не знаю, что вам еще сказать?
  - Я знаю, вы докопаетесь до истины, - Таранок сокрушенно махнул рукой. - Но мне грустно, что в этом деле замешан мой племянник.
  - Мне тоже нелегко. Я к вам очень хорошо отношусь, но, если он совершил преступление, придется отвечать по закону.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  
  Трофим Кузьмич глубоко задумался, забыв остывающий кофе. Приняв решение, он грустно взглянул на юношу.
  - Венедикт, я к вам тоже хорошо отношусь. Вы хорошо выполняете свою работу, хоть еще и совсем юны. Я хочу сказать, у меня нехорошее предчувствие, что вам так просто не дадут уехать из нашего города. Будьте настороже.
  - Спасибо за предупреждение, Трофим Кузьмич. Я уже принял некоторые меры предосторожности. Со своей стороны, я могу обещать вам, что, если Андрей будет вести себя благоразумно и, если он не причинил существенного вреда пропавшей девушки, я постараюсь обойтись малой кровью.
   Венедикт, отставив чашку с недопитым кофе, встал и протянул руку хозяину. Ответом было крепкое рукопожатие Трофима Кузьмича.
  Венедикт вышел из дома. К своему неудовольствию он краем глаза заметил ворону, сидящую на заборе. Сделав вид, что он ничего не видел, Венедикт отправился на автостанцию.
   Не успев пройти по Васильковой и квартала, Венедикт с изумлением увидел, что вся улица за перекрестком, еще час назад находящаяся в полном порядке, перекрыта широкой и глубокой канавой от забора до забора. Чтобы пройти на автовокзал, обойти неожиданно возникшее препятствие, пришлось свернуть на боковую улицу. Впервые юноша попал на эту пустынную улочку, с двух сторон которой тянулись унылые, покосившиеся от времени небольшие домишки. Тротуары, давно не обихаживаемые хозяевами, густо заросли чертополохом и огромными кустами лопуха, почти не оставляя места для прохода прохожим.
   Продираясь через эти заросли, Венедикт не прошел и двух десятков метров, как почувствовал изменения в природе. Небо затянулось тяжелыми черными тучами, грозящими земле проливным дождем. Горячий воздух стал густым и с трудом проникал в легкие. Венедикт остановился, тяжело переводя дыхание.
  Неожиданно перед ним возникло облачко черного густого дыма. Когда легкий ветерок рассеял его, перед ним возникла Вероника. На этот раз ее лицо было суровым, и не было даже намека на улыбку. Она высокомерно смотрела на Венедикта, как бы раздумывая...
  
  
  Если вы захотите узнать, чем закончится эта увлекательная история, вы можете обратиться в одну из библиотек электронных книг, набрав фамилию автора и название заинтересовавшей книги.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"