Старов Анатолий: другие произведения.

Убийца по контракту

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выполняя волю божка Эрлика, частный детектив Венедикт Струкачев отправляется на территорию древнего Алтая. Ему предстоит найти убийцу шамана, последнего владельца божка.

  Анатолий Старов
  
  
  
  
   Необыкновенные приключения частного
  детектива Венедикта Струкачева
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
  
  
  
  
  
  УБИЙЦА ПО КОНТРАКТУ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
   Уже с детских лет Венедикт был вовлечен в расследование таинственных преступлений, связанных с ведьмами, различными мистическими артефактами и явлениями.
   Впервые, столкнувшись в детские годы с преступным миром, он реально осознал, что вся его дальнейшая судьба должна быть связана с борьбой с преступниками.
  Когда ему не было еще и четырнадцати лет ему пришлось заняться расследованием убийства единственного в районе Героя Советского Союза. При поддержке родных и друзей Венедикту удалось раскрыть преступление и найти убийцу. И здесь начинающему детективу пришлось впервые столкнуться с ведьмами. Одна из них, будет сопровождать Венедикта долгие годы.
  В десятом классе Венедикту пришлось спасать доброе имя своего любимого учителя Воронецкого, заподозренного в убийстве молодой женщины на основании того, что для ее убийства был использован яд бледной поганки. В городе Воронецкий был известен, как фанатичный любитель растительных ядов.
  Венедикту удалось не только сохранить доброе имя учителя, но и найти истинного исполнителя преступления. И снова в его жизни появляется ведьма. Именно с ней связаны многие основные эпизоды произошедшего преступления.
  После окончания первого курса института, его друг Ерохин предложил заняться таинственным исчезновением молодой девушки. Проведенное расследование позволило Венедикту прийти к выводу, что в этом преступлении виновен суккуб Андрей Во, являющийся сыном ведьмы, долгие годы опекающей его, имея на него далеко идущие планы. Она, мстя Венедикту за арест своего сына, убивает девушку, в которую юноша неожиданно влюбляется. В свою очередь, Струкачев уничтожает ведьму, применив для этого амулет, полученный от знакомой ведьмы.
  После окончания института первым делом, связанным с мистикой, стало для Венедикта дело о серии убийств, связанной с магической статуэткой бога подземного царства Эрлика.
  Первой жертвой стал профессор Черняков, который был найден у гроба древнего алтайского шамана с кайлом в спине во время археологической экспедиции на территории Алтая.
  Расследование, проведенное местными правоохранительными органами, пришло к выводу, что преступником, совершим это дерзкое убийство, был местный житель Иван Тупилин, работающий чернорабочим в экспедиции на раскопках культовых курганов в поисках древних артефактов.
  Вскоре после злополучной экспедиции последовала загадочная смерть аспиранта археологического института Александра Морозова, который в ней был помощником несчастного профессора.
  Возвратившись после экспедиции в институт, Морозов, несмотря на блестящие карьерные перспективы, неожиданно подал заявление на увольнение. Коллеги с недоумением отнеслись к решению прервать столь хорошо развивающую карьеру, но, Морозов, мотивируя свое решение плохим состоянием здоровья и накопленной усталостью, настоял на своем решении.
  Его увольняют, и он уезжает к своим родителям на дачу. Вскоре его тело было обнаружено родителями в дачном доме, у лестницы, ведущей на второй этаж. Следов борьбы никаких не было. На теле не было обнаружено ни царапин, ни гематом. Ничего, что свидетельствовало бы о том, что перед смертью несчастный Морозов кому-либо оказывал сопротивление.
  Полиция пришла к выводу, что смерть наступила в результате несчастного случая. При падении с лестницы Морозов, якобы, сломал себе шею. Полученная травма оказалась несовместимой с жизнью.
  Через год после этого трагического случая таинственным образом погибает его мать, Пелагея. Полиция, проведя расследование, не находит следов чьего-то преступного замысла и смерть, вновь, относят к несчастному случаю. Накануне, несчастная женщина во время застолья со своим мужем Николаем приняла изрядную дозу алкоголя. Встав глубокой ночью по какой-то нужде, женщина стала спускаться на первый этаж. Поскользнувшись, она упала вниз и получила травмы, несовместимые с жизнью.
  Через несколько дней после ее смерти, встревоженные заунывным воем собаки Морозовых, соседи обнаружили в доме труп Николая, отца Александра Морозова.
  Прибывшая полиция обнаруживает на его теле многочисленные следы, свидетельствующие, что перед смертью, Николай был подвергнут изощренным пыткам. Не могло быть и речи о смерти мужчины в результате несчастного случая. Полиция открывает уголовное дело по факту насильственной смерти Николая Морозова.
   Волею случая в расследование череды загадочных смертей был вовлечен молодой талантливый детектив Венедикт Струкачев, незадолго до происходящих событий приобретший дачу недалеко от злополучного дома Морозовых. Венедикт был хорошо известен среди криминалистов города, как специалист, которому по плечу расследования самых загадочных убийств.
   Включившись в расследование, Струкачев обратил внимание, что смерть профессора Чернякова произошла на месте обнаружения захоронения древнего алтайского шамана. По оставшейся в гробу описи артефактов, сделанной Морозовым и Черняковым, было выяснено, что в гробу шамана был обнаружен ритуальный божок. О существовании божка археологи всего мира знали давно по документам, дошедшим до наших дней с тех давних времен.
  Согласно документам, божок был изготовлен в начале двенадцатого века и изображал в миниатюре бога подземного царства Эрлика. Но никто эту статуэтку, или, как его окрестили в научных кругах, божка, не видел. Во всяком случае, такие факты не были известны ученому миру. Многие ученые и вовсе считали рассказы о божке просто красивым мифом. Вместе с тем, согласно древним легендам божок может наделять своих владельцев исключительными способностями, позволяющими совершать действия, не возможные для простого смертного.
   Когда найденные артефакты сравнили с описью, оказалось, что божок таинственным образом исчез.
  Таинственности в это дело добавил и тот факт, что мумия шамана была обезглавлена. Судя по всему, шаман был убит путем его обезглавливания.
  Проведя расследование, Струкачев нашел истинных исполнителей всех этих преступлений и стал обладателем божка.
  
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
  В круговертье последних событий у Венедикта совершенно не было времени познакомиться с содержанием записной книжки Морозова, которую ему передал при их последней встрече Николай. Теперь, когда жизнь вошла в привычную колею, можно и поближе с ней познакомиться.
  Уже под вечер, приехав из города и подкрепив себя легким ужином, Венедикт устроился за письменным столом. Достал из сейфа небольшого формата, но толстую записную книжку Морозова, перетянутую поперек черной резинкой.
  Он аккуратно снял резинку, отложил ее в сторону. Долго сидел, разглядывая темно-синюю, слегка потертую обложку. Слегка дрожащими от охватившего его азарта пальцами достал из пачки сигарету, привычно размял ее и прикурил. Пустил дым вверх, рассеянно глядя, как поднимается к потолку и медленно рассеивается голубоватый дым.
  Успокоив расшалившиеся отчего-то нервы, с некоторым волнением он перевернул обложку. Быть может сейчас, прочитав записи убитого аспиранта, в ней он найдет ответы на вопросы, которые продолжают его терзать и сейчас, когда дело об убийстве семьи Морозовых закончено.
  А вопросов у Венедикта было много. Неужели божок действительно может оживать, как это утверждал Николай? Как он оживает? Это является чьей-то человеческой волей, или божок сам может оживать? И причем здесь большой парад планет, о котором так настойчиво напоминал Волошин? И еще сова... Почему она появляется в момент оживления божка? Николай об этом упоминал, когда рассказывал о своей встрече с ожившим божком.
  Венедикт начал читать записи, сделанные мелким, но легко читаемым почерком. Многие записи Венедикт пропускал, так как они никакого отношения к Эрлику не имели. Это были записи о других артефактах, местах и результатах их поисков. В основном упоминались раскопки на землях Алтая.
  Но вот он наткнулся на записи, сделанные более крупным и аккуратным почерком, и начинались они с новой страницы, выделенной из общей массы скрепкой на верхней ее части. Вероятно, этим записям Морозов уделял особое внимание.
  Начав читать эти записи, Венедикт понял причину особого отношения автора к этим записям. Это были подробные инструкции по оживлению божка. Источник этих знаний в записной книжке не указывался, хотя Венедикт тщательным образом прочитал всю имеемую информацию.
  Если верить записям, то божка можно оживить, произнеся магические заклинания, повернувшись при этом на восток и подняв вверх руки. Был приведен и текст заклинания. Написан он был кириллицей. Венедикт прочитал небольшой отрывок. С точки зрения современного человека это был набор несвязанных друг с другом трудно произносимых слов.
  Венедикт перевернул страничку и увидел еще один текст. Он был приведен на незнакомом Венедикту языке. Символы располагались столбцом и, судя по их расположению, читать их следовало слева направо. Что-то знакомое было в их изображении. Венедикт достал свиток и аккуратно его развернул. Ну конечно! Морозов просто скопировал текст свитка, чтобы не разворачивать ценный раритет постоянно.
  Венедикт начал листать дальше. Но ничего для себя интересного больше не нашел. Странно, нигде не было никаких упоминаний о параде планет.
  - "Недомудрил что-то Морозов", - подумал Венедикт, вспомнив о предположениях профессора Волошина по поводу влияния на силу божка парада планет. - "Либо Морозов намеренно что-либо утаил, не доверяя даже записной книжке, которую постоянно носил с собой, либо сам ничего не знал об этом. Скорее всего, первый вариант. Не мог ученый такого уровня упустить из вида такой важный фактор. Если он, конечно, имеет место быть".
  Детектив так увлекся изучением содержания записной книжки, что не заметил, что наступили ранние зимние сумерки. Он пошевелился на стуле и почувствовал, что его спина от неподвижного сидения затекла и вполне ощутимо побаливала.
  Венедикт включил настольную лампу, потер заслезившиеся от напряжения глаза, откинулся на спинку стула и задумался над полученной информацией. Как вызывать к жизни божка более или менее ясно. Инструкция написана довольно подробно и доходчиво. Но это не дает ответ, как божок сам ожил, когда начал душить Николая. Странно, но в записной книжке Морозова об этом способе оживления Эрлика не упоминается. Выходит, что Морозов и сам не знал о возможности божка к самооживлению. Или не к само... Может кто-то или что-то поспособствовало этому?
  И почему в момент оживления божка появляется эта огромная сова? Какое она имеет отношение ко всем происходящим событиям? Об этом в записях Морозова не было ни слова.
  - Да, чем больше вникаешь в это дело, тем непонятнее становится ситуация, - пробормотал Венедикт ни к кому, естественно, не обращаясь. - И интуиция подсказывает мне, что пресловутая сова имеет во всей этой истории ключевое значение.
  Струкачев, занавесив окна от любопытных глаз, включил общее освещение, достал из своего сейфа божка. Но стоило ему взять артефакт в руки, как почувствовал, как меняется состояние его тела. Оно приобрело необыкновенную легкость, голова очистилась от повседневной шелухи обыденности. Он стал мыслить ясно, словно не было позади тяжелого рабочего дня. Преодолев себя, он подошел к столу и поставил фигурку на стол.
  - "Что же за силой ты обладаешь? Почему я воспринимаю тебя не так, как воспринимают другие?" - задумался Венедикт, сидя на стуле и рассматривая стоящего перед ним божка, ища в нем ответы на мучащие его вопросы.
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
   Но божок, молча, смотрел на своего владельца зелеными каменными глазами, не отвечая на его вопросы.
  - "Может рискнуть и попытаться оживить божка? Это может привести к непредсказуемым результатам. Если пойдет что-то не так, как хотелось бы, мне выпадет сомнительная честь своей незадачливой особой прервать так славно существующее генеалогическое древо семьи Струкачевых", - мелькнула в его голове несвоевременная мысль. - "Но и просто держать у себя божка, смысла никакого нет".
   Терзаемый сомнениями Венедикт достал из серванта бутылку, налил и выпил стакан водки. Закурил, задумчиво глядя на статуэтку.
  - А ладно, была - не была! - громко произнес он, стараясь хоть этим поддержать себя в принятии этого непростого решения. - Помирать, так за правое дело!
   Странно прозвучал среди тишины его голос. Было что-то противоестественное в неожиданном эхе, разнесшемся по пустынному дому. Он подскочил торопливо к столу, схватил в руки записную книжку Морозова.
  Дрожащими от возбуждения руками раскрыл ее. Перелистал ее, разыскивая нужную страницу. Найдя, положил на стол, и, следуя указаниям инструкции, повернулся на восток, воздел обе руки вверх и, поглядывая на незнакомый текст, начал громко произносить слова заклинания.
  Язык был незнакомый и произносимые громко слова производили на него странное впечатление. Ему даже показалось на мгновение, что это не он произносит магические слова, что он только повторяет их за кем-то. Странное это было ощущение.
  Только он закончил читать заклинание, в окно кто-то громко и настойчиво постучал. Венедикт оглянулся и увидел за окном огромную сову. Птица еще раз постучала в окно и, не дожидаясь реакции детектива, исчезла.
  Неожиданно свет в комнате погас, вся комната наполнилась легким туманом. В неярком свете луны, заколыхались в темных углах комнаты неясные тени. Неизвестно откуда взявшийся сквозняк неприятно захолодил затылок. Запахло чем-то совершенно непонятным, тоскливо мерзким.
  Венедикт огляделся, пытаясь выяснить причины метаморфозы своей комнаты. За спиной он вдруг услышал звон разбитого окна и в комнату ворвался холодный зимний ветер, осыпая все вокруг снегом.
  Венедикт поежился от холода и в то же мгновение, едва не зацепив его голову, в окно влетела сова. Она сделала круг по комнате, села на сейф и пристально уставилась на Венедикта, громко и зло щелкая клювом.
  Пока он с удивлением рассматривал сову, за спиной услышал какой-то звук, исходящий от того места, где стоял божок.
  Венедикт приглушенно выругался, когда оглянувшись, с удивлением увидел, что божок начал шевелиться. С его правой руки исчезла фигурка совы. Сначала его шевеление было едва заметным, затем все интенсивнее и интенсивнее. Будто он просыпался от долгого сна. Венедикт от неожиданности в испуге отшатнулся.
  Голова божка шевельнулась, и он стал пристально смотреть на Венедикта. Зашевелились руки, ноги, голова начала двигаться. Сначала медленно, потом все быстрее. Словно статуэтка разминала мышцы после долгой неподвижности.
  Волосы на голове и бороде неожиданно взметнулись, подхваченные зимним ветерком из разбитого окна, покрылись тонким слоем снега. Губы статуэтки дрогнули, зашевелились. Послышался негромкий шорох и божок начал быстро увеличиваться в размерах и вскоре перед Венедиктом стояла ожившая почти двухметровая статуя божка.
  - Ты не веришь в мое существование, Венедикт? - донесся укоризненный голос. Он был странный, нереальный, с небольшой хрипотцой. Вроде открывал рот божок, а звук доносился отовсюду.
   Венедикт ошеломленно смотрел на широкоскулое лицо ожившего божка.
  - "Вероятно, я сплю. И это всего на всего дурной сон. Надо себя ущипнуть", - заметалась в его голове мысль.
   Он ущипнул себя за руку. Да так сильно, что даже вскрикнул от боли.
  - "Значит это реальность. И передо мной стоит оживший божок. Но этого же не может быть", - пронеслось в его голове.
   А божок, молча, стоял, опираясь на меч, с любопытством наблюдая за манипуляциями Венедикта.
  - Нет, не верю. Это не может быть. Это нереальность. Вероятно, я сплю. Не может каменное изваяние шевелиться и разговаривать, - проговорил, наконец, Венедикт.
  - Что же помимо свидетельства твоих собственных чувств могло убедить тебя в моей реальности? - чуть повысил голос божок.
  - Не знаю. Я материалист, и не верю во всякую мистику, - в замешательстве проговорил Венедикт.
  И тут же смутился, некстати вспомнив свое знакомство с Вероникой и свои первые расследования преступлений еще в школьные и студенческие годы.
  - Почему же ты не хочешь верить своим глазам и ушам. Ты видишь, что я шевелюсь, и ты слышишь мой голос, а все равно не веришь?
  - Не верю, потому, что любой пустяк может воздействовать на них. Может ты это совсем не ты, а галлюцинация, обман моих органов чувств.
  - Свою реальность я продемонстрирую тебе и тактильно, - возвысил голос божок.
   Только он проговорил, как неизвестно откуда, Венедикт получил удар по телу. Удар был настолько сильный, что стул опрокинулся и Струкачев оказался на полу в нескольких метрах от стола.
  - Ну, теперь ты веришь в мою реальность? - донесся до него саркастический голос изваяния.
  - Пожалуй, верю, - произнес Венедикт, поднимаясь с пола, потирая ушибленные места и ставя на место стул.
  - Это хорошо, - с удовлетворением произнес божок. - Реальность моего существования и моего могущества я тебе продемонстрировал. А теперь выслушай меня, - его раскосые глаза внимательно смотрели на Венедикта.
  - Я был создан в начале двенадцатого века могущественным шаманом Надымом. Он несколько дней камлал, призвав себе в помощь трех шаманов, чтобы верховный бог верхнего мира Ульгень позволил ему изобразить в камне царя подземного царства Эрлика. Два бубна пришлось отправить на вечный покой, так как они были порваны во время длительного многочасового камлания. Сто тридцать человек мужского и женского пола были принесены в жертву во славу Ульгеня. И бог обратил на него свое высочайшее внимание.
  С разрешения верховного бога Надым побывал в подземном царстве и встречался там с богом подземного царства Эрликом. Благополучно возвратившись, он создал меня. Сам Эрлик помогал Надыму изваять меня. Разве мог бы Надым при всем его шаманском могуществе своими примитивными орудиями создать такое совершенство?
  После смерти Надыма я перешел к следующему шаману. И так продолжалось два столетия.
  Я принимал участие во всех магических ритуалах с человеческими жертвоприношениями и тем самым, впитывая с кровью убиваемых их силу, приумножал могущество царя подземного царства. Ведь именно в крови находится душа человека, именно она несет его силу, знания. В меня Надым изначально вложил магию сильнейших шаманов с древнейших времен. За много столетий моя первоначальная сила приумножилась во много раз.
   Я могу многое, я могу сделать могущественным своего повелителя. Единственно, что я не могу, предвидеть будущее. Иначе я не допустил бы убийства своего повелителя и окончания своего существования в том мире.
  С коварным убийством верховного шамана Пукена закончилась и моя деятельность. Тело его с соблюдением всех полагающихся почестей было погребено в кургане. В его домовину положили и меня. Более двух столетий я пролежал в каменной гробнице. Но меня освободили, и я хочу проявить себя в новой жизни.
  - Но каким образом ты хочешь это сделать? - пробормотал Венедикт, до этого внимательно слушавший божка. Он уже смирился с реальностью происходящих событий.
  - Через тебя, мой повелитель! - почти уважительно прозвучал голос.
  - Через меня? - Венедикт не мог скрыть удивления в своем голосе.
  - Да, я выбрал тебя своим повелителем. И я наделю тебя силой и способностями, которыми не обладает простой смертный. С моей помощью ты покоришь весь мир.
  - Мне что-то не хочется покорять весь мир, - произнес Венедикт, ошеломленный услышанным известием.
  - Не перечь мне, иначе я сотру тебя с лица земли, - голос божка стал грозным.
  - Хорошо, хорошо, но позволь мне немного подумать над этим неожиданным предложением.
  - Подумай! Только не долго. И помни, я тебя предупредил.
   Божок, закончив свою речь, неожиданно замер, уставившись на мир своими огромными зеленого камня глазами. Послышался негромкий шорох и статуя начала стремительно уменьшаться в размере.
  Вскоре на полу стояла небольшая статуя Эрлика. На правой руке, как и обычно, застыла на своем месте сова. Только сейчас Венедикт обратил внимание, что сова с сейфа исчезла, и в комнате стало значительно теплее. Посмотрев на окно, он убедился, что стекло стоит на своем месте, и на полу нет ни снега, ни осколков стекла.
  В другое время Венедикт бы очень удивился этому, но события, произошедшие с ним за последние дни, научили относиться к происходящему с известной толикой спокойствия и цинизма.
   Чтобы притушить вполне объяснимое волнение, слегка дрожащей рукой взял бутылку, налил себе полный стакан водки. Опрокинул в себя, не поморщившись.
  - "Надо срочно узнать, что написано в свитке. Может, там я найду ответ на вопрос, как избавиться от назойливого божка", - размышлял Венедикт, закуривая очередную сигарету.
  Взяв, он аккуратно перелистал записную книжку в поисках нужной страницы. Нашел и устремил свой взор в незнакомые ему письмена. Текст был расположен вертикально и, судя по его расположению, читать его надо будет справа налево. Но и этот вывод мало чем мог помочь ему.
  - "Я могу сколько угодно смотреть на эти письмена, но если я ничего в них не смыслю, то особого смысла в этом нет. Придется к кому-нибудь обратиться за помощью. Но к кому?", - задумался Венедикт.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
   Он начал вспоминать, всех знакомых - кто, так или иначе, связан с делом об убийстве семьи Морозовых и несчастного профессора Чернякова и кто имеет отношение к археологическому институту. Перебрав в уме всех, он пришел к единственному специалисту, который, пожалуй, может оказать ему помощь. К сожалению ни фамилии, ни имени его он не знал. Знал только что он высокий молодой парень с длинными волосами, завязанными на затылке ленточкой. Во всяком случае, так его описывал Николай.
  - "Может этот парень мне поможет. Тем более что работает он в отделе, который ранее возглавлял покойный Волошин. Буду надеяться, что он не перешел на другое место работы. Черт его знает, как там у них в археологическом институте обстоят дела с переходами с места на место. Во всяком случае, других-то вариантов все равно нет" - продолжал размышлять Венедикт.
  Приняв решение, Венедикт убрал ценные артефакты в сейф, предварительно аккуратно скопировав текст из записной книжки на лист обычной писчей бумаги. С тоской посмотрев на разыгравшуюся за окном непогоду, Венедикт, приняв душ, пораньше лег спать, чтобы к завтрашнему утру быть в форме.
  Утром Венедикт выпил чашечку кофе, закрыл дачу и, несмотря на валивший с утра снег, отправился в город. Спустя три часа он подъехал к городу. Решив позавтракать перед запланированной встречей, он подъехал к кафе.
  Припарковавшись, Венедикт вышел из машины, запахнул куртку, надвинул глубже вязаную шапку.
  - "Да, это тебе не лето", - с тоской подумал Венедикт, глядя в унылое зимнее небо. Оно было затянуто низкими тяжелыми облаками, грозящими земле очередной порцией снега.
   Он распахнул дверь и вошел в кафе. Его встретило тепло и негромкая музыка, несшаяся с больших колонок, стоящих по краям небольшой сцены. По вечерам здесь выступали самодеятельные певцы. Но сейчас было еще позднее утро, и сцена была пуста.
  С трудом найдя свободный столик недалеко от входа, Венедикт заказал себе плотный завтрак. Официантки ловко сновали между столиками, разнося заказы.
  В ожидании своего заказа, Венедикт закурил и начал с интересом рассматривать посетителей. В основном это были молодые ребята и девушки, по всей видимости, прогуливающие занятия студенты соседнего института. Он с завистью смотрел на беззаботную молодежь. Наконец официантка поставила перед ним его заказ.
  Венедикт приступил к трапезе. Входная дверь стукнула, впуская в кафе очередного посетителя. Что-то заставило Венедикта оторваться от завтрака и поднять голову, чтобы посмотреть на вошедшего.
  У дверей стояла молодая женщина в тщетной надежде найти свободный столик. Ее взгляд быстро скользил по залу, пока не уткнулся в Венедикта. И увидев его, глаза сверкнули ярким светом. Женщина встрепенулась и прямиком направилась к нему.
  Венедикт обомлел, когда в подходящей женщине он узнал свою бывшую одноклассницу Надежду Синеву. За годы, что они не виделись, она изменилась. Из длинноногого подростка она превратилась в шикарную женщину, с тонкой талией и красивой грудью, с длинными стройными ногами. Она легкой походкой, улыбаясь, подходила к ошеломленному Венедикту, на ходу расстегивая короткую шубку из дикого песца.
  - Венедикт, здравствуй! - радостно воскликнула она, подойдя к своему бывшему однокласснику.
  - Здравствуй, Надежда! - не смог удержаться от улыбки Венедикт.
  - Как же давно мы с тобой не виделись! Я так рада тебя видеть. Кажется, прошла целая вечность после нашей последней встречи. Я слышала, ты стал знаменитым детективом. До меня дошли слухи, что ты расследовал убийство нескольких человек. Помнится, там еще какой-то древний артефакт был замешан. Расследование этого таинственного убийства с полгода назад, вообще потрясло весь город.
  Ты всегда вляпывался в какие-то детективные истории. Я помню, как ты, еще будучи учеником, расследовал дело об убийстве какой-то женщины у нас в городе. Только благодаря твоим талантам наш учитель не попал в тюрьму, - заболтала Надежда, усаживаясь к нему за стол.
  - Успокойся Синева. Ты наговорила мне столько лестных вещей, что я, чего доброго, еще возгоржусь.
  - Струкачев, я уже давно не Синева. Я сейчас госпожа Соболева.
  - Ты вышла замуж? И кто счастливый обладатель твоего шикарного тела? - схамил, не сдержавшись, Венедикт. - А дети у тебя есть?
  - Он большой бизнесмен. Я в его дела не вникаю. Знаю только, что он покупает и продает недвижимость. А что ты заказал себе? - неожиданно переменила тему разговора Надежда. - Официант! - оглянувшись, позвала она пробегающую девушку. - Мне - то же самое, что и ему. И не забудьте принести бутылку коньяку. И самого лучшего, что у вас есть.
  Пока официантка выполняла заказ, Надежда рассказывала Венедикту об одноклассниках, кто и как устроился, кто развелся, кто женился. Вскоре принесли заказ. Официантка открыла бутылку и разлила коньяк в фужеры.
  - Надежда, мне нельзя пить, я за рулем, - попытался отказаться от алкоголя Венедикт.
  - Да ты что! Мы столько лет не виделись, а ты имеешь наглость отказываться от выпивки со мной. Ничего и слышать не хочу! Я вот то же за рулем, однако, ради встречи с тобой, я выпью.
  - Надя, у меня дела в городе. Ради этого я только и приехал из своей деревни, - говорил Венедикт, но где-то в глубине своего сознания он уже понимал всю несостоятельность своих аргументов.
  - Венедикт, твои дела могут и подождать. У тебя что, горит? Или ты занялся расследованием нового загадочного преступления? С жуткими сценами убийств, кучей трупов... Бр-р! И что за работу ты себе выбрал! Ты же у нас в классе был самым умным. Не мог стать, как папа, математиком, или как мама врачом...
  - Надежда, хватит на меня капать. Мне мама уж все мозги высосала. Мне моя работа очень нравится, и ни на какую другую я ее не променяю. Наливай уж, если так обстоятельства складываются.
   После того, как была выпита одна бутылка, Венедикт заказал вторую, резонно решив, что так начатый день рабочим не может быть по определению.
  - Веня, а ты помнишь, как мы с тобой перед самыми выпускными экзаменами сидели в кафе, пили коньяк, а потом все это и случилось?
  - Угу, помню, конечно, - кивнул головой Венедикт, наливая коньяк.
  - Тогда я была самой счастливой девчонкой на всем свете, - Надежда подперла подбородок скрещенными пальцами рук и закатила глазки.
  - Должен, справедливости ради, отметить, что после того памятного дня ты здорово изменилась. Твой муж является счастливым обладателем такого шикарного тела, - Венедикт, несмотря на туман в голове уже с мужским интересом разглядывал пышный бюст женщины.
   Надежда заметила интерес своего бывшего одноклассника. Она усмехнулась едва заметно, в ее глазах загорелись огоньки хищницы, нашедшей свою жертву.
  - Ты можешь разделить с ним его счастье, - наклонившись к нему, интимным шепотом пробормотала Надежда.
   Венедикт тяжело приподнял голову, и покосился на груди женщины, оказавшиеся в опасной близости от его лица.
  - Нет, ты что! Твой муж меня растерзает, если узнает, что мы с тобой ... того...
  - Ему не обязательно это знать, не так ли? Тем более что он сейчас так далеко, - женщина снова закатила глаза.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
   Утром, когда за зашторенными окнами только начинался рассвет, он очнулся в объятиях прекрасной чернокудрой красавицы. С недоумением смотрел он на лежащую рядом женщину, пытаясь понять, что с ним произошло накануне и где он сейчас находится. Женщина зашевелилась. Легкое одеяло сползло с тела, обнажая наготу. Она подняла голову, и Венедикт, к своему удивлению, узнал в ней Надежду.
  Женщина потянула на себя одеяло, и Венедикт увидел свое тело, лишенное даже признаков какого-либо одеяния. Он в смущении схватил одеяло и попытался накрыться. Надежда рассмеялась и резким движением руки отбросила одеяло на пол. Венедикт прикрыл глаза, чтобы скрыть свое смущение. После вчерашнего застолья голова была туманная, и приходилось мучительно напрягать мозг, чтобы совершить даже простейшее действие.
  - Надежда, как я оказался здесь, в твоей постели? - задал вопрос Венедикт, чтобы как-то скрыть свою неловкость.
   Женщина захихикала.
  - Ты так напился вчера, что совершенно потерял над собой контроль, стал приставать к посетителям, в основном к женщинам. Ты, Веня, пользуешься большой популярностью у женщин! Мне пришлось спасать тебя от этих бессовестных хищниц. Я вызвала такси и привезла тебя к себе домой. Не могла же бросить своего кавалера на растерзание другим особам женского пола?
   Венедикт даже застонал от слов Надежды.
  - Надя, у меня такой туман в голове стоит, что я ничего не соображаю. Неужели от бутылки коньяка я мог так вырубиться?
  - Ха, ха! От бутылки! Ты, Веня, выпил две бутылки, и все порывался заказать еще одну. Пришлось мне прекратить этот банкет, иначе я не знаю, чем бы все это закончилось.
  - Голова раскалывается! - пожаловался Венедикт.
  - Ничего, дорогой, сейчас я тебя полечу. У меня есть прекрасное средство от головной боли и от других, кстати, тоже.
  Надежда легла набок, касаясь его тела грудями, и медленно провела рукой по его груди, поласкала его соски и нежными круговыми движениями неспешно отправились вниз. Мужчина почувствовал, как от получаемого наслаждения все волосы на его теле встают дыбом. У него лениво зашевелилась мысль о том месте. Об этом, вероятно, подумала и Надежда.
  Она дошла до нужного места, погладила нежно, приподняла, обхватила его чувственными пальцами, легко сжала и с удовлетворением ощутила, как он приобретает твердость. Обхватив свободной рукой за шею, прильнула к его горячим губам. Почувствовала, как вздрогнуло его тело, прошла по нему всепоглощающая волна возбуждения.
  Его руки легли на ягодицы, едва касаясь шелковистой кожи, прошлись по ним, поласкали их округлые формы. Не выдержав охватившего возбуждения, сжали их крепко, потянули все тело женщины на себя. Возбужденная женщина, застонав, оттолкнулась от его плеч, села на него верхом, словно опытная наездница оседлала горячего скакуна. Ее согнутые ноги крепко обхватили бока Венедикта. Руки безвольно опустились вдоль тела.
  Женщина слегка приподняла над ним бедра, и он почувствовал, как его возбужденное естество, легко преодолевая препятствия, глубоко проникает в горячую влажную податливую плоть женщины. Она сделала нежное, едва ощутимое, движение вперед, потом еще одно, уже более смелое и резкое. Гибкое тело, похотливо изгибаясь, слегка раскачиваясь со стороны в сторону, начало равномерные движения вперед-назад. Голова женщины откинулась назад, глаза широко открылись в экстазе. Ее губы разомкнулись, обнажив в оскале белоснежные зубы. Маска наслаждения исказила черты ее прекрасного лица.
  Не выдержав пытки наслаждением, юноша застонал и сделал бедрами движение навстречу. Надежда в ответ на его действия хрипло вскрикнула, ее движения стали резкими и быстрыми. Тело слегка откинулось назад. Венедикт положил свои руки на бедра подруги, поглаживая нежную кожу у ее интимных мест. Вскоре он почувствовал, как задрожало тело Надежды, и с губ сорвался крик наслаждения. Она упала на Венедикта, и ее тело сотрясалось от волн оргазма.
  Прошло еще немало времени, пока Венедикт решился бросить взгляд на огромные напольные часы, которые равнодушно отсчитывали время. Было уже четверть первого. Венедикт с тоской подумал, что нужно уходить. Впереди его ждали неотложные дела.
  Прощаясь, Надежда приникла к нему и, заглядывая ему в глаза, спросила, тщательно скрывая свои эмоции:
  - Венечка, мы с тобой еще встретимся?
  - Конечно, встретимся, - ответил Венедикт, целуя подругу в губы.
   Это было сказано с такой интонацией, что Надежда поняла, что это была случайная встреча, что теперь Венедикт приложит максимум усилий, чтобы больше не попадать в подобную ситуацию. И она никак не может ничего изменить. И дело даже не в ней. Она может быть идеальной сексуальной партнершей, но своему принципу не встречаться с любовницами дважды, Венедикт никогда не изменит. И поняв это, она поцеловала любовника в губы и с сожалением распахнула входную дверь.
  
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  
  Венедикт вышел из подъезда и направился на автомобильную стоянку, где его послушно ожидал старый верный "Форд". Уже подходя к стоянке, Венедикт неожиданно осознал, что его голова совершенно не болит.
  - "А средство от головной боли у Надежды, действительно, чудодейственно" - усмехнулся он. - "Надо будет взять его на вооружение".
  Вороша сапогами свежевыпавший снег, Венедикт направился к знакомой высокой двери института. Потянув дверь на себя, проскочил в уютное тепло проходной. Увидев знакомое усатое лицо охранника, даже обрадовался. Должно же быть в жизни хоть что-то положительное. Отряхнув снег с ботинок, подошел к охраннику.
  - Здравствуйте! О, старый знакомый! Видите, как судьба складывается. Мы снова с вами встретились. В сущности, наш город и не город вовсе, а большая деревня. Постоянно встречаюсь со знакомыми. Понимаете ли, так складываются обстоятельства, что мне нужна ваша помощь в решении одного вопроса. Я даже готов заплатить вам за работу, если потребуется.
  Охранник усмехнулся в свои большие усы.
  - Здравствуйте! Ну, как же, я вас помню. Приходили вы к нам летом. Если я не запамятовал, то к профессору Волошину. Мне ваши деньги ни к чему. Если смогу чем помочь, то помогу. А нет, никакие деньги здесь не подействуют. Не все в нашей жизни можно измерить деньгами.
  - Спасибо, - оживился Венедикт, вспомнив наставление своего отца. - Помогите мне разыскать одного молодого человека. Вы же здесь работаете, знаете всех ваших сотрудников. У него длинные волосы, связанные на затылке ленточкой. Он достаточно высокий. Где-то сантиметров сто восемьдесят с лишним. Как его зовут, я, к сожалению, не знаю. Но я знаю, что он работает в отделе погибшего профессора Волошина.
  Охранник сдвинул очки на лоб, задумался, вспоминая всех, кто ежедневно проходит через вертушку проходной. Почесал в задумчивости переносицу. Наконец он хлопнул себя по лбу.
  - А, кажется, я знаю, кто вам нужен.
  Он схватил телефонную трубку, защелкал пальцем по клавишам.
  - Арсений, тебя тут один молодой человек на проходной дожидается. - Помолчал немного, слушая, что ему говорят. - Нет, это по другому вопросу. Ты подойди сюда. Пусть он тебе сам расскажет, зачем ты ему нужен. Я его не спрашивал.
  Охранник положил трубку на аппарат. Засмеялся весело, открыто.
  - Он, понимаете ли, вчера после работы со своими товарищами в кафе пьянствовал. Ну и слегка подебоширили там. Думал из милиции к нему пришли. Сейчас он подойдет. Надеюсь, что я не ошибся.
  - Спасибо большое. Вы мне очень помогли. Даже не знаю, что бы я делал без вашей помощи.
  - Да ладно. Если помог, то очень хорошо. Люди должны помогать друг другу. Иначе конец света неминуем.
   Мужчины начали разговаривать о погоде, о наступившей зиме.
  Через несколько минут на проходной появился молодой парень, высокий, с длинными волосами, стянутыми на затылке ленточкой.
  Увидев на проходной незнакомого мужчину, уверенно подошел к Венедикту.
  - Это вы меня разыскиваете? - произнес он, протягивая руку для приветствия.
  - Да. Меня зовут Венедиктом Струкачевым. Мне нужна ваша помощь, - пожимая крепкую руку юноши, проговорил детектив.
  - Арсений Шмаков, - представился молодой человек.
   Венедикт рассматривал молодого ученого. Его удивило, что фигура юноши была не такого уж и субтильного вида, какой он себе ее представлял. Под кожаной курткой была хорошо видна развитая мускулатура груди и рук. Да и рукопожатие у него изрядно крепкое.
   Венедикт неожиданно засомневался, стоит ли вести дальнейшие разговоры с этим мало знакомым парнем о таком щекотливом деле. Но кто еще сможет ему помочь? После некоторой неловкой паузы Венедикт решился.
  - Очень приятно. Будем считать, что на этом наше знакомство состоялось. Может, пройдем в кафе? Стоя разговаривать о деле как-то не с руки, - проговорил он.
  - Пойдем. Только я надолго не могу. У меня все-таки рабочий день.
  - Не переживай, надолго я тебя не задержу.
   Как-то естественно перешли на "ты" и это Венедикт посчитал хорошим знаком.
   Они зашли в кафе, расположенное недалеко от института. Венедикт заказал обед и бутылку коньяка. Арсений, услышав заказ, одобрительно посмотрел на собеседника. Закурили, ожидая заказ.
  - Арсений, у меня есть копия старинного манускрипта, - переходя к делу, заговорил детектив. - Я думаю, что он написан на старом алтайском языке. Мне посоветовали обратиться к тебе как к специалисту по этим языкам. Хотелось бы знать, что там написано. За работу я готов заплатить.
  Арсений взял в руки листок. Внимательно рассмотрел текст.
  - Откуда у вас этот документ? - поинтересовался он, бросив взгляд на Венедикта.
   Детектив с тревогой заметил в его взгляде неожиданно появившуюся жесткость. Но первый шаг был уже сделан, и отступать было некуда.
  - Купил недавно на развале, - старательно стараясь выглядеть беспечным, проговорил Венедикт.
  - Насколько я вижу дубликат не очень хорошего качества. Кто-то старательно перерисовал незнакомый текст с оригинала, допустив при этом еще и ошибки. Правда, они не существенны. Текст можно прочитать и с ними. Но совершенно ясно, что копию делал не специалист. Ведь вы тот детектив, который расследовал таинственные смерти сотрудников нашего отдела? Я не ошибаюсь?
   Венедикт был вынужден утвердительно кивнуть головой.
   Удовлетворенный своим умозаключением, Арсений сделал затяжку сигареты и продолжил:
  - Из чего я могу сделать вывод, что поскольку вы были непосредственным участником расследования смерти семьи Морозовых, в которых так или иначе постоянно всплывали факты существования божка, из-за которого произошло столько смертей, то и копию делали вы.
   Венедикт обратил внимание на то, что Арсений неожиданно перешел на "вы", хотя еще совсем недавно они прекрасно обходились "ты".
  - А где оригинал, с которого вы делали копию, - поинтересовался Арсений, внимательно и жестко рассматривая Венедикта.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
   Венедикт несколько растерялся от такого прямого вопроса, но быстро сориентировавшись, почти весело сказал:
  - Эту копию действительно сделал я незадолго до смерти Николая, последнего члена семьи Морозовых.
   Венедикт так мерзко захихикал, что ему самому стало противно.
  - Копию я сделал исключительно ради праздного любопытства. А где сейчас находится оригинал, я не знаю. Может его Николай уничтожил перед смертью, осознав, что этот артефакт приносит несчастья в его дом.
   Арсений, казалось, удовлетворенный незатейливым ответом на свой серьезный вопрос, хмыкнул, сдвинул в сторону рюмки и тарелку, аккуратно развернул лист на столе и углубился в изучение текста.
   Венедикт замер в ожидании, почувствовав, как внутри у него все напряглось.
  - Если коротко, то здесь говорится о том, что верховному шаману народности тубаларов, могущественному Надыму в год большого парада планет после проведения магических ритуалов с принесением ста тридцати человек мужского и женского пола в жертву верховному богу верхнего царства, Ульгенем было изъявлено позволение на изготовление фигуры Эрлика. Надымом и был изготовлен божок, статуэтка царя подземного царства Эрлика, которому проведением специального ритуального действа, были переданы силы всех шаманов, что были до него.
   Арсений замолчал, молча двигая пальцем по манускрипту. Разобравшись в тексте, откинулся на спинку стула.
  - А далее говорится, что сила божка будет преувеличиваться при пролитии на него человеческой крови. А в конце говорится, что никому не позволительно брать в руки божка, кроме верховного шамана при исполнении им ритуалов с человеческими жертвоприношениями. А если кто возьмет его в руки и тем более удалит его с места постоянного нахождения, того постигнет кара Эрлика и весь род его, и человечество. Вот здесь, - Арсений ткнул пальцем в манускрипт, - написано, что сила божка во много раз преувеличивается в период больших и малых парадов планет.
  - Это все? - нетерпеливо полюбопытствовал Венедикт.
  - Нет, - как-то неохотно ответил Арсений, искоса взглянув на Венедикта. - Здесь еще есть текст. Здесь говорится, что божок после смерти шамана сам выбирает себе хозяина, служит ему, и преувеличивает его силы.
  - Теперь все?
  - Пожалуй. Но это приблизительный перевод. Если вы хотите дословный, мне нужно взять его с собой и в спокойной обстановке, не спеша его перевести.
  - Спасибо, такого перевода мне вполне достаточно. Не стоит беспокоиться. Что я вам должен?
  - Да ладно, мелочь это, - беспечно ответил Арсений.
  - Арсений, а в документе есть какое-нибудь упоминание о сове? - неожиданно вспомнил о мучавшем его вопросе Венедикт.
   Арсений, удивленно вскинув брови, смотрел на детектива.
  - Нет, никакого упоминания о сове в документе нет. А почему у вас возник такой вопрос?
   Венедикт весело рассмеялся.
  - Я, когда ехал из своей деревни в город на встречу с вами, недалеко от дороги на ели увидел сову. Вы извините. Даже не знаю, почему у меня возник вопрос об этой птице? Ляпнул, не подумав.
   Венедикт потянулся за бутылкой.
  Арсений, недоуменно пожав плечами, отвернулся, глядя в окно, задумался о чем-то.
  - А где все-таки божок? - негромко спросил он, поворачиваясь к Венедикту.
   Венедикт, разливающий в этот момент коньяк, внутренне вздрогнул от прямого вопроса этого странного парня. Он поставил бутылку на стол и, глядя Арсению прямо в глаза, спокойно ответил:
  - Я не знаю где божок, никогда его не видел. Только слышал о нем, когда проводил расследование. Я совсем не уверен, что он реально существует. Во всяком случае, ни я, ни кто-либо другой, насколько я знаю, не видели его. Может это просто красивая легенда, основанная на том самом документе, который вы сейчас мне переводили.
   Арсений усмехнулся.
  - Да, вероятно это просто легенда, - неожиданно охотно согласился он. - Давайте уж перейдем к более интересным занятиям. Я смотрю, горячее-то остывает.
  - Еще раз спасибо за помощь. И давайте, действительно, спокойно пообедаем. Что-то я сегодня проголодался.
   Мужчины разлили коньяк по фужерам, и у них завязался беспечный разговор на отвлеченные темы.
   Прощаясь, Арсений поинтересовался:
  - Ты сейчас домой отправляешься?
  - Надо мне сначала в офис заехать. Надавать ценных указаний своим любимым сотрудникам, а потом уж и домой, в свою резиденцию отправлюсь.
  - Аккуратнее веди машину, вон как непогода разыгралась, - сказал Арсений, кивнув головой на окно, за которым разыгралась настоящая метель.
  - Спасибо за напоминание. И тебе не хворать.
  
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
   Алексей и Дарья были немало удивлены, увидев явившегося под вечер без предупреждения шефа. Алексей, как старший группы, начал подробно докладывать Венедикту о текущих делах. Шеф слушал своего подчиненного рассеянно. Он сидел за своим рабочим столом и смотрел на беснующуюся за окном метель.
  Пока мужчины беседовали о текущих делах, Дарья прошла в небольшую уютную кухоньку и сварила для шефа крепкий кофе. По небольшому офису разнесся такой кофейный аромат, что Венедикт даже сглотнул неожиданно подступившую слюну. После такого холода чашечка горячего черного кофе совсем не помешает. Дарья внесла кофе и блюдечко с печеньем. Поставила на стол перед шефом. Венедикт с благодарностью взглянул на девушку, и та, засмущавшись, вышла из кабинета. Алексей, закончив доклад, испросив разрешения, вышел и занялся текущими делами.
  Венедикт сидел в кабинете в одиночестве и с удовольствием пил обжигающий ароматный напиток, когда в кабинет постучали.
  - Войдите!
   Дверь распахнулась и в кабинет вошла Дарья. Она села напротив Венедикта и по-бабьи подперев голову руками, уставилась своими карими глазами на шефа.
  - Венедикт, что случилось?
  - А что, что-нибудь случилось?
  - Я же вижу, что ты чем-то не на шутку встревожен. За годы нашей совместной работы я достаточно хорошо тебя изучила.
   Венедикт горько усмехнулся.
  - Я и не знал, что ты такая глазастая. Хотя... Дарья, ты помнишь, что, когда мы подбрасывали дубликат божка Волошину и Анжеле, ты кого-то видела в машине Уварова?
  - Помню, - вздохнула с укоризной Дарья. - Лешка и ты тогда не поверили мне. Посчитали, что мне это только показалось.
  - Каюсь, за мной этот грех. Вот только сейчас я начинаю понимать, что ты могла тогда и не ошибаться.
   Дарья с удивлением посмотрела на Венедикта.
  - А чего это ты вдруг вспомнил о событиях полугодовой давности? Всплыли новые данные?
  - Мне кажется - да.
  - И какие же?
   Венедикт открыл, было, рот, чтобы сказать что-то, но громкий телефонный звонок прервал их беседу. Он извинился перед Дарьей и поднял трубку.
  - Алло, это ты Венедикт? - услышал он голос матери.
  - Да, мама, это я, - извиняющимся голосом пробормотал Венедикт, взглянув на Дарью.
  - Наконец я тебя поймала. Венечка, я уже несколько дней не слышала твоего голоса. Как ты себя чувствуешь? Ты хорошо кушаешь? - в голосе матери сквозила обида, замешанная на заинтересованности.
  - Мамуля, я кушаю регулярно, и чувствую себя великолепно. А как ты себя чувствуешь?
  - Ах, Венечка, говорить о здоровье в моем преклонном просто неприлично. Веня, я сейчас немного приболела. Не волнуйся, ничего страшного, просто небольшая простуда. Но я не могу сходить в магазин. А у меня, как на грех, продукты закончились. Ты не мог бы привести мне что-нибудь?
  - Мама, конечно никуда не выходи, посиди дома. О продуктах не беспокойся, сейчас тебе продукты завезут. Я, к сожалению, сейчас очень занят, но обещаю в ближайшие дни тебя навестить.
   Венедикт прикрыл микрофон телефонной трубки, жалобно взглянул на Дарью.
  - Дарья, ты не сможешь сегодня завезти продукты моей маме?
  - Конечно, шеф, завезу.
  - Мама, сегодня тебе завезет продукты Дарья.
  - Дарья, это кто? Это твоя невеста, Венечка?
  - Нет, мама! Это просто моя сотрудница. Почему ты сразу решила, что невеста?!
  - А сколько лет Дашеньке, Веня?
  - Мама, зачем тебе знать возраст моей сотрудницы? Что за глупое любопытство?
  - Ты, сынок, не перечь своей маме. Тебе сколько лет? Веня, тебе скоро тридцать лет стукнет. А мне уже пятьдесят шесть. В моем возрасте все женщины, имеющие нормальных сыновей, носят высокое звание бабушки. Я старею, а ты занимаешься всем, кроме обустройства своей личной жизни. Ты своим бездействием вынуждаешь меня заниматься ею.
  - Мамуля, не надо заниматься моей жизнью, я взрослый мальчик, и сам способен на это. Все, до встречи. Целую.
   Венедикт бросил трубку на аппарат, взглянул на Дарью смущенно.
  - Даша, ты, правда, сможешь завести продукты маме? Уж очень я устал сегодня. Хочется поскорее добраться до койки и забыться.
  - Шеф, не волнуйся. Доставлю продукты в лучшем виде. Заодно и поговорим по-женски.
   Дарья с усмешкой смотрела на шефа. Потом согнала с лица улыбку.
  - Венедикт, так какие новые данные всплыли? Ты не успел мне рассказать.
  Венедикт взглянул на часы, потом на начинающее темнеть окно.
  - О, как поздно уже, Дарья. Поехал я, пожалуй. Мне еще предстоит долгий путь в такую непогоду. В следующий раз как-нибудь договорим. И спасибо за помощь.
   Дарья с неудовольствием смотрела, как Венедикт, поднявшись из-за стола, начал одеваться, рассовывать по карманам сигареты и другую мелочь.
  - Ты аккуратнее веди машину, видишь, что творится на улице, - с тревогой проговорила девушка.
   Венедикт рассмеялся.
  - Спасибо за напоминание. Мне уже сегодня второй раз советуют быть аккуратнее на дороге, - и, не обращая внимания на удивленные взгляды девушки, стал прощаться с ней и подошедшим Алексеем.
   Венедикт возвращался домой в скверном расположении духа. Его чутье детектива подсказывало, что встреча с Арсением прошла совсем не так, как хотелось бы ему. Непонятно, почему этот молодой ученый так настойчиво интересовался и происхождением попавшей к нему копии документа и судьбой божка?
  - "А что, если ...", - детектив даже остановил машину, съехал на обочину, чтобы спокойно проанализировать возникшую догадку. Он выключил двигатель и, уставившись неподвижным взглядом в окно, за которым продолжала бесноваться непогода, задумался.
  Он снова вспомнил полугодовой давности доклад своей сотрудницы о том, что при проведении операции по подбрасыванию дубликата божка преступникам, в машине Уварова кто-то находился. Это была лишь интуиция детектива, ее чутье, но в тот раз Дарья, пожалуй, была права.
  - Жаль, что тогда у меня не хватило времени разобраться с этими предположениями. Вот теперь, спустя полгода, я и пожинаю плоды своей тогдашней нерасторопности. А ведь надо было довести дело до конца. Эта идиотская эйфория от раскрытия такого запутанного дела смешала все планы. Как же... Гениальный сыщик раскрыл запутанное преступление! Все рукоплещут гению сыска... Тьфу! - От досады Венедикт даже сплюнул в приоткрытое окно.
  - "Но неужели Шмаков и есть тот таинственный пассажир? - размышлял Венедикт. - Тогда это очень плохо. Я ему только что вручил наглядные доказательства существования божка. И мои неясные бормотания о том, что я не знаю, где находится раритет, он, конечно во внимание не примет. И интересно, какую роль играл Шмаков во всей этой истории? Не был ли сей субъект руководителем всей этой операции по захвату божка? Если это так, то я приобрел достойного противника. А противник, действительно, достойный. Он один ухитрился избежать внимания и моего и всех правоохранительных органов. Хитрая, неуловимая бестия. Неужели эта история с божком будет иметь детективное продолжение? Придется обратить на него более пристальное внимание.
   С выключенным двигателем в машине вскоре заметно похолодало. Мороз настойчиво напоминал о себе. Венедикт завел двигатель и медленно повел машину в поселок.
  - "А что мне делать с божком?", - неожиданно вспомнил он. - "Ведь этот неприятный гость недвусмысленно сказал, что в случае отказа, меня неминуемо постигнет смерть".
   От несвоевременно пришедшей мысли Венедикт сморщился, словно в рот ему положили изрядный кусок лимона.
  - "Придется согласиться с предложением божка. Помирать таким молодым совсем не хочется. Да еще столь бесславной смертью. Но надо найти возможность избавиться от него. Но как?.. Нужно найти способ превратить божество в простую статуэтку. Придется принять настойчивое предложение этого мерзкого старика и исподволь, постоянно, и со всем усердием искать способ избавиться от него. Из любого положения должен быть выход. Это закон природы".
  Немного успокоившись, детектив закурил, приоткрыв окно. Сзади неожиданно послышался рев мощного мотора. Венедикт посмотрел в зеркало заднего вида и обомлел. Его с огромной скоростью догонял мощный грузовик.
  Детектив с тревогой смотрел, как быстро он приближался, не делая попыток пойти на обгон. Вот уже до бампера осталось около двух метров, а грузовик несся на него, не снижая скорости.
  Венедикт надавил на педаль газа. Но расстояние между машинами не только не сократилось, но и значительно уменьшилось. Крепко сжав зубы, Струкачев опустил педаль газа до пола, вцепился в руль и только молил бога, чтобы машина не подвела или ее не занесло на заснеженной дороге.
  Впереди в свете фар он увидел просвет в лесополосе и, вспомнив, что там был съезд на проселочную дорогу, понял, что у него появился шанс остаться живым. Поравнявшись со съездом, он резко повернул вправо и, с визгом тормозов, едва не опрокинувшись, съехал на проселочную дорогу. Грузовик, обдав его клубами поднятого с дороги снега, с ревом пронесся мимо.
  Венедикт остановился и долго сидел в наступившей тишине, с неудовольствием замечая, как дрожат его руки. Чтобы унять эту проклятую дрожь, он поднял правую руку и дотронулся до мокрого лба.
  - Ничего себе, поездочка. Интересно, это была случайность или целенаправленное стремление меня убить? - пробормотал взволнованный Венедикт. - Если это не случайность, то я, кажется, догадываюсь, кто водитель таинственного грузовика.
  Посидев еще минут пятнадцать и выкурив пару сигарет, он завел машину и, с трудом развернувшись на заснеженной дороге, выехал на пустынное, заметаемое снегом шоссе.
  Заехав во двор, Венедикт с неудовольствие заметил на заснеженной ели огромную сову, которая внимательно следила за всеми передвижениями хозяина дома. Отперев дверь, он, почти не удивившись, увидел сидящего на стуле уже знакомого старика, таинственным образом превратившегося из статуэтки во вполне очеловеченное существо. Нечто подобное он и ожидал увидеть. Его каменный меч небрежно лежал на рабочем столе детектива.
  Увидев вошедшего, старик едва заметно кивнул головой в знак приветствия и в ожидании замер, ожидая реакции Венедикта. Венедикт ответил на приветствие кивком и начал раздеваться под пристальным взглядом незваного гостя.
  Закончив переодевание, Венедикт прошел к серванту, достал бутылку водки и вопросительно посмотрел на гостя. Тот понял немой вопрос хозяина и отрицательным кивком отказался от угощения. Плеснув в стакан добрую порцию водки, мужчина сел напротив старика и, сделав глоток, закурил, пуская вверх кольца дыма. Старик неодобрительно посмотрел на Венедикта.
  - Как ты можешь пить эту гадость и отравлять свой организм курением этой травы?
  - А вот так и могу, - дерзко ответил Венедикт, и смело посмотрел на божка.
   Старик сморщился недовольно, почти прикрыв раскосые глаза.
  - Ладно, это твое дело. Какое решение ты принял по моему предложению?
  
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
   Венедикт тяжело вздохнул, сделал глубокую затяжку, неподвижно всматриваясь в одному ему известную точку на столе.
   Старик нетерпеливо заерзал на стуле.
  - Если я соглашусь с твоим предложением, с чего мы начнем наше, если так можно сказать, сотрудничество? - проговорил Венедикт, сделав очередной глоток.
   Старик радостно потер каменными ладонями, издав при этом неприятный скрежет камней, хотя его лицо сохраняло спокойствие, и ни одна каменная морщинка на нем не шевельнулась.
  - Прежде всего, ты отправишься во времена, когда мой последний владелец великий шаман Пукен был убит. Ты найдешь его убийцу, и отправишь его к Эрлику. Только пролив кровь этого недостойного человека, мы сможем подписать наш договор.
   Венедикт с удивлением посмотрел на старика.
  - Но ты же знаешь, кто его убил? Почему ты сам не покараешь убийцу?
  - Я не знаю, кто убил моего повелителя, - раздраженно проговорил божок. - Если бы я знал, не попал бы в такое положение, когда я, божок, изваяние великого властителя царства мертвых, всемогущий и непобедимый, вынужден обращаться к тебе, простому смертному, за помощью. Убийца моего повелителя уже шесть веков был бы в царстве Эрлика. Но, к сожалению, во время этого преступления я был... - божок, похоже, смутился, - каменным и не смог помешать убийце. Я могу знать, и действовать только тогда, когда я оживаю. Но в тот момент мой повелитель решил, что я ему не нужен. Я стоял на священном камне в его аиле. Убийца проник в него, когда мой повелитель камлал и был в стране духов. Вернуться оттуда он уже не смог, потому что его голова была отделена от тела.
  Венедикт, закурив, задумался, пуская кольца дыма в потолок.
  - Почему же ты не ожил после смерти Пукена и не отомстил убийце своего повелителя? Сейчас рядом шамана нет, а ты вполне оживший. Ты, конечно не человек, но разговариваешь, можешь двигаться и прочее.
  - Потому, что тогда я не умел самостоятельно оживать. Это было мне доступно только после камлания шамана. Если бы тогда я мог делать то, что могу делать сейчас, я не попал бы в эту ситуацию.
  - А как ты сейчас самостоятельно оживаешь? - поинтересовался Венедикт.
   Божок зло, с неприкрытой ненавистью, посмотрел на него.
  - Человек, - яростно воскликнул он, - тебе это не доступно понять. Не вздумай со мной играть в игру "угадал - не угадал". Для тебя первая же твоя попытка станет последней. И ты отправишься в мир духов. Даже не думай противостоять мне!
  - Да я и не думаю ни о чем таком. Я уверовал в твое могущество, - Венедикт попытался сменить тему разговора. - Меня вот только волнует вопрос, как я попаду в то время?
  - Это уже не твоя проблема, - успокаиваясь, гордо проговорил, приосанившись, старик. - Ты, смертный, забыл, с кем имеешь дело. Да я не умею действовать в прошлом, я не могу видеть будущее, но в настоящем я всемогущ. Я наделю тебя всеми необходимыми знаниями, которые помогут тебе в этом путешествии. Жди своего часа. Я дам тебе знать, когда нужно будет отправиться выполнить свою миссию. Твоя забота состоит в том, чтобы выполнить мою волю.
  - Но, если ты не можешь видеть прошлое, откуда у тебя уверенность, что в том времени меня не грохнут? Этот... Убийца! Он может оказаться сильнее меня и лишит меня жизни! Тогда я не выполню твое поручение.
   Раздался скрипучий смешок, который, вероятно, должен был означать сарказм.
  - Да, ты прав в своем предположении. Он может оказаться сильнее тебя, и ты отправишься в царство Эрлика. Но потому я и выбрал тебя, охотника за преступниками. И говорят очень хорошего. Если тебя убьют, мне придется искать нового повелителя.
   Венедикт задумавшись, смотрел на затемненное окно.
  - И о чем ты задумался, мой повелитель?
  - Несколько минут назад я чуть не попал в аварию. Меня кто-то пытался убить на огромном грузовике.
  - Я знаю. Мне пришлось тебе немного помочь, чтобы ты, на огромной скорости свернув на проселочную дорогу, не опрокинулся. Но ты и сам был молодцом. Надеюсь, ты выполнишь задачу, которую я на тебя возложил, - божок почему-то внимательно посмотрел в окно, и его лицо искривилось в саркастической улыбке.
  - И ты, конечно, знаешь, кто пытался меня убить?
  - А ты сам не догадываешься?
  - У меня есть предположения, но мне даже неприятно думать об этом.
  - Должен тебя огорчить. Твои предположения верны. Мне пора идти в свой мир, чтобы зря не расходовать свои силы.
  - Постой, а как же я вернусь в этот мир?! И как я тебе докажу, что я убил убийцу твоего повелителя?
   Божок недовольно скривился.
  - Я тебе дам амулет в путешествие в тот мир. Посредством него ты вернешься и принесешь мне отрезанную голову убийцы. Не вздумай меня обмануть. Я в силах распознать неправду. А теперь до свидания.
   Божок встал, взял в руки меч и замер неподвижно. Потом раздался негромкий шорох, и вскоре на полу стояла небольшая статуэтка божка.
   Венедикт поднял статуэтку, положил ее в сейф и стал терпеливо ждать сигнала от божка. Впрочем, он уже догадался, когда этот сигнал поступит. Не зря же в документе, который ему переводил Арсений, упоминался парад планет.
  
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
  Двадцать второго декабря Венедикт проснулся рано. Словно кто толкнул его. Он достал божка из сейфа и почувствовал, что его тело наливается уже знакомой силой. Детектив смотрел на божка и ждал от него какого-нибудь знака.
  Но божок смотрел на своего владельца ничего не выражающими каменными зелеными глазами. Сознание Венедикта начало мутнеть. Он успел подумать, что им начал овладевать божок, и потом наступило прояснение.
  На столе он увидел небольшой, хорошо отполированный камень черного цвета. Он начал действовать, не отдавая себе отчет, что он делает, зачем. Полностью находясь под влиянием чужой воли, он положил божка в сейф, подошел к окну и выглянул во двор. Увидел на ели, стоящей напротив дома, сову. Сова нетерпеливо переступала с лапы на лапу и вертела головой.
  Венедикт набросил на плечи легкую куртку, положил камень в карман куртки, засунул за пояс пистолет и, надев свои любимые кроссовки, вышел во двор. Подойдя к ели, он увидел перед собой круг правильной формы. Он был, как бы, нарисован из огненной полосы, но пламя не было, и жара от круга детектив не чувствовал. Вскоре контуры круга стали деформироваться и перед ним возник квадрат, висевший в воздухе сантиметров в двадцати над землей. Венедикт без тени страха подошел к квадрату, и, не задумываясь, сделал шаг вперед.
   Переступая через нижнюю сторону квадрата, он боковым зрением увидел, что сзади мелькнула тень, и кто-то, сильно толкнув его в спину, свалился на него, когда он, не удержавшись на ногах, упал на землю.
  Он вскочил возмущенный и с удивлением увидел, что это была Дарья Кузьмина. В нескольких метрах от них продолжал висеть квадрат, пульсируя и переливаясь всеми цветами радуги, слегка покачиваясь со стороны в сторону. Неожиданно квадрат помутнел, и из него кто-то вывалился на землю. Он упал на землю, быстро вскочил на ноги и метнулся в кусты, густо росшие неподалеку. Квадрат еще несколько секунд висел, пульсируя, потом, вспыхнув ярким светом, исчез, словно его и не было вовсе.
  Венедикт, однако, этого уже не видел. Он со смешанными чувствами досады и радости смотрел на поднимающуюся с земли Дарью. Девушка была одета в теплую зимнюю куртку, сапожки и вязаную шапочку. Ее одеяние странно смотрелось в такую теплую погоду.
  - Дарья, ты как здесь оказалась и что тебе нужно?
  Дарья, отряхивая джинсы от прилипшей хвои, стояла наклонившись. Приведя себя в относительный порядок, девушка выпрямилась и взглянула на шефа.
  - Венедикт, ты что, решил один совершить это увлекательное путешествие?
  - Дарья, немедленно возвращайся назад, пока не поздно, - проигнорировал тот ее вопрос.
   Дарья, продолжая смотреть на него, рассмеялась.
  - Поздно, Венедикт, поздно. Посмотри, квадрат-то исчез.
   Венедикт оглянулся и с сожалением увидел, что девушка права.
  - Ты что, следила за мной? - повернувшись к ней, возмутился Венедикт.
  - Ну, ты уж слишком все преувеличиваешь. Скажем, не следила, а подсматривала. Это простительный грех женщины. Ты же согласен со мной? И потом, Елизавета Павловна попросила меня присмотреть за тобой. Потому что ведешь ты себя, иной раз, ну истинный ребенок.
  - Ты не представляешь, в какую историю ты вляпалась, - в очередной раз проигнорировал он вопрос своей сотрудницы. - Если я правильно понимаю, мы посредством временного и пространственного портала попали с тобой в далекое прошлое, да еще на территорию древнего Алтая. Это мир, о котором мы с тобой практически ничего не знаем. Он полон опасности и мне совершенно не хочется, чтобы ты из-за меня погибла.
   Дарья снисходительно усмехнулась.
  - Шеф, я думаю, что ты не ошибаешься. Но, если я и погибну, то пусть твоя чувствительная совесть не беспокоится. Я погибну только из-за себя.
   Венедикт беспомощно оглянулся.
  - "Ну что с ней можно поделать? Одно дело подвергать опасности себя, и совсем другое - жизнь дорогого мне человека" - терзал он себя.
  - Да ладно, тебе. Не думай о плохом. Думая о негативе, ты это плохое притягиваешь. Думай о чем-нибудь позитивном, - перебила его терзания Дарья.
  Взглянув на девушку, Венедикт обратил внимание, что за спиной Дарьи был маленький рюкзачок, которые современные девушки используют вместо дамской сумочки.
   Венедикт обреченно вздохнул.
  - Хорошо, сделанного не воротишь. Ты только сними шапку и куртку. Ты в ней сваришься в такую теплую погоду.
   Кузьмина привычным движением сняла со спины рюкзачок, и, положив его на молодую травку, сняла с себя свою теплую одежду, и аккуратно положила в рюкзак. С сожалением посмотрела на свои зимние сапожки, но другой обуви с собой не было. Пришлось смириться с этим прискорбным фактом.
  Расчесав волосы перед небольшим карманным зеркальцем, и критически оглядев себя, осталась довольной своим видом. Взглянула с интересом на Венедикта, который, молча, стоял, с интересом наблюдая за манипуляциями своей сотрудницы. От его пристального взгляда девушка смутилась.
  - Давай лучше посмотрим, куда нас забросил божок, - прервала она это интересное занятие.
   Они начали осматривать место, куда забросила их судьба. Судя по всему, попали они в тайгу с ее первобытным буйством растительности. Тайга вызывала у них священный трепет своей безбрежностью и величием. Она их этим пугала, но тем же и притягивала. Размышляя об этом, незаметно для себя Венедикт и Дарья несколько успокоились и теперь с любопытством вглядывались в мир, куда забросила их судьба.
  Лес встретил их как радушный хозяин одобрительным гулом вековых крон, золотом отливающих в лучах предзакатного солнца, приветливым разноголосьем птиц. Под ногами - ковер из брусничных кустов вперемешку с ржавой хвоей и сухими сосновыми шишками, с опавшей прошлогодней листвой.
  - Надо полагать, что попали мы с тобой в век этак четырнадцатый, - поделился своим мнением Венедикт. - И находимся мы где-то тайге.
  - Четырнадцатый век?! Это же здорово! - с восхищением воскликнула девушка.
   Венедикт с сомнением взглянул на Дарью.
  - Не знаю, не знаю, насколько это здорово. Что-то я сильно в этом сомневаюсь.
  Как бы в подтверждение его слов, безмятежное любование очаровательной природой и их безмятежный разговор прервал негромкий, но настороживший путешественников, рык.
  Дарья оглянулась и увидела среди густой листвы желтые глаза огромной рыжей кошки. Все ее тело которой было покрыто небольшими черными пятнами, делающими ее почти незаметной в свете солнечных зайчиков. Барс открыл огромную пасть, продемонстрировав ей огромные, слегка желтоватые клыки. От ужаса Дарья закрыла глаза и начала медленно отступать, вскоре упершись в Венедикта. Тот выхватил пистолет и из-под руки девушки, почти не целясь, произвел выстрел по прыгнувшей кошке. Как гром среди ясного неба прогремел он в этой девственной природе.
  К своему удовлетворению он увидел, что в полете огромная кошка взвизгнула от впившейся в нее пули, неестественно изогнулась в попытке дотянуться оскаленной мордой до места, куда впилась пуля, и рухнула к ногам опешившей Дарьи.
  Лишь спустя несколько мгновений девушка решилась открыть глаза. Еще не отойдя от охватившего ее ужаса, она смотрела, как смертельно раненный барс скреб огромными когтями землю, а изо рта ее широкими потоками лилась яркая кровь, обагряя зеленую траву. Вскоре тихий стон сорвался с губ, и тело барса сотрясла предсмертная агония.
  
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  
  Дарья без сил опустилась на траву, и ее тело стало трястись от рыданий. Венедикт стоял рядом растерянный, не зная, что в таком случае надо делать. Самостоятельно справившись, наконец, с истерикой, Дарья поднялась с земли, привела себя в порядок, старательно стараясь не смотреть на шефа. Венедикт, терпеливо ждал, пока его подчиненная приведет себя в порядок. Смущенно кашлянул.
  - Дарья, может, мы на этом прекратим любование природой? Нам надо уходить отсюда. Не стоит находиться здесь долго. Тем более что вокруг водятся такие монстры, - он ногой дотронулся до лапы поверженного барса. - Здесь небезопасно находиться. Нам нужно найти людей.
  - А ты знаешь, в какую сторону нам идти?
   Венедикт огляделся. Их окружала бескрайняя тайга. Можно идти в любую сторону, результат для них был бы одинаковый. Неожиданно он почувствовал, что его сознание затуманилось. Это было так неожиданно, что Венедикт вынужден был схватить Дарью за руку, чтобы не упасть. Он так крепко схватил ее за руку, что она от неожиданности даже вскрикнула.
   Дарья, встревожено, взглянула ему в лицо.
  - Венедикт, что с тобой? Ты себя плохо чувствуешь?
  - Нет... Все хорошо. Уже хорошо - Венедикт смущенно отпустил руку девушки.
  Действительно теперь он себя прекрасно чувствовал и, главное, к нему пришло осознание, куда необходимо двигаться.
  - Дарья, я знаю, куда нам надо идти.
  - Я думаю, это тебе божок помогает, - ответила девушка, незаметно потирая руку.
  - Да, наверно.
  - А ты можешь мне объяснить, почему божок помогает именно тебе? И почему мы оказались здесь?
   Венедикт взглянул на девушку с сомнением. Стоит ли посвящать ее во все детали? Но с другой стороны, если уж так сложилось, будет честнее посвятить ее в суть дела.
  - Дарья, пошли, пожалуй. А по дороге я тебе все расскажу.
   Они пошли по тайге, ведомые неизвестной силой. По дороге Венедикт подробно рассказал о своих приключениях последних дней и о задании, которое получил от божка.
  Дарья внимательно слушала своего шефа, иногда задавая наводящие и уточняющие вопросы. Но шагая по бескрайним просторам тайги, Венедикт не забывал об осторожности. Через каждые несколько десятков шагов они останавливались и, затаив дыхание, напряженно вслушивались. Но их окружала тишина, лишь изредка нарушаемая криком какой-нибудь птицы и шумом листвы высоко над головой.
  - Дарья, теперь ты расскажи, когда ты догадалась, что божок у меня и все-таки раскрой секрет, каким образом ты проникла в портал?
   Девушка рассмеялась.
  - О том, что божок у тебя я догадалась в тот памятный день, когда у тебя на даче мы подводили итоги прошедшей операции. Ну, посуди сам! Куда мог деться божок? Ты сам дал нам задание купить в антикварном магазине дубликат божка. Значит, ты его видел и, может быть, даже держал в руках. Ведь даже Волошин сначала был введен тобой в заблуждение. Значит, ты угадал и с размером и с весом статуэтки. Зная тебя, нетрудно догадаться, что ты своего не упустишь. По-моему все логично.
  - И как ты думаешь, какую цель я преследовал, завладев божком?
  - Я тебя уже хорошо знаю. Во всяком случае, ты не хочешь стать властителем всего мира, как этого требует божок. Ты слишком благороден для этого. А поэтому ты поставил задачу просто обезопасить божка, превратить его в простую статуэтку.
   Венедикт усмехнулся.
  - Дарья, я прихожу к выводу, что в нашем детективном агентстве ты самая талантливая сыщица. Твои выводы безукоризненны. Все так и было, как ты рассказала. А портал? Как о нем ты догадалась.
  - После того, как ты вспомнил о том, что я видела кого-то в машине Уварова, я не на шутку встревожилась. Что-то тебя натолкнуло на эти воспоминания. Я проанализировала всю имеемую в моем распоряжению информацию, и пришла к выводу, что очень скоро должны произойти события, которые несут тебе какую-то угрозу. Я догадалась, что они как-то связаны с парадом планет. Не зная, когда они точно должны произойти, я целые сутки просидела у тебя на участке, следя за тобой.
   Венедикт с удивлением смотрел на Дарью.
  - Но ведь было холодно, стояли сильные морозы.
  - Да уж! Морозы меня действительно доставали. Но что не сделаешь ради своего... шефа? - смутившись, закончила фразу Дарья.
  Неожиданно справа от них раздался громкий треск ломаемых веток и раздался устрашающий рев. Дарья вздрогнула от неожиданности и прижалась к Венедикту. Тот, левой рукой прижав к себе девушку, переместил ее себе за спину, выхватил правой рукой из-за пояса пистолет и направил в сторону звука. Через несколько мгновений из зарослей кустарника появились рога, и вскоре появилась характерная горбоносая голова.
  - Да это же лось, - воскликнул с облегчением Венедикт, все же держа пистолет наготове. - Насколько я помню, он не относится к хищникам и питается исключительно растительной пищей, - шутливо закончил он. - Будем надеяться, что он сейчас без супруги с кучей детей. В противном случае он, как истинный джентльмен, будет защищать свою семью. Тогда нам не поздоровится. Бороться с таким монстром еще то удовольствие.
  - Весьма своевременный вывод, - сострила Дарья. - Я думала, что сейчас мы станем чьим-то ужином. Будем надеяться, что он одинокий.
   Лось, увидев людей, остановился в нерешительности, глядя на них обворожительно красивыми лиловыми глазами. Решив, что они не представляют для него опасности, лось, ломая ветки, с шумом пробрался через заросли и, пройдя мимо них в нескольких шагах, гордо подняв могучие рога, не спеша, удалился. Как завороженные путешественники наблюдали за этой величественной картиной дикой природы.
   Посмеявшись над неожиданным происшествием, так хорошо завершившимся, путники продолжили свое движение. Вскоре стало темнеть, и пора было подумать о ночлеге.
  Венедикт оглянулся в поисках подходящего ночлега. Недалеко он увидел упавшую огромную сосну. Ее мощные корни, вывернутые из земли, образовали вполне уютную пещерку, в которой можно устроиться на ночлег. Наломав лапника, обложили им все корневище, оставив небольшой лаз. Не забыли и об устройстве из лапника постели.
  Ужином для них послужили грибы, коих Венедикт, вспомнив свои знания, много насобирал недалеко от стоянки. Правда, пришлось их есть сырыми, так как путешественники побоялись разжигать костер, чтобы не привлечь внимание хищников. Десертом им послужили ягоды брусники, которых вокруг было превеликое множество. Ужин они запили водой из небольшого ручейка, весело журчащего в наступающей тишине всего в десятке метров от устроенного жилища. Венедикт набирал в ладони воду и с удовольствием пил прохладную вкусную жидкость. Вначале Дарья с сомнением смотрела на действия своего шефа. Венедикт оглянулся.
  - Ты чего не пьешь воду?
  - А ты уверен, что она питьевая? - с подозрением спросила девушка.
   Венедикт рассмеялся.
  - Дарья, ты забыла, что мы находимся в четырнадцатом веке среди безбрежной тайги. В те времена еще не знали химии, да и сама земля была значительно чище, чем в наше время. Можешь спокойно пить эту воду.
   Отбросив сомнения, Дарья присела и, зачерпнув воду, сделала глоток. Вода была действительно вкусной.
  Утолив голод, Венедикт и Дарья забрались в свое жилище и, прикрыв вход припасенным лапником. Уложившись на импровизированной постели, они заснули.
  
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  
  Среди ночи Венедикт проснулся от того, что ему стало тяжело дышать, а его лицо кто-то настойчиво щекотал. Он открыл глаза. Вокруг была темень. Он попытался поднять левую руку, но не смог. Что-то тяжелое надежно придавило ее к лапнику. Он шевельнул правой рукой. Она была свободна. Он поднял ее и поднес к лицу. Оно было все покрыто волосами. Только тут он осознал, что во сне Дарья улеглась на его левую руку, уютно расположила голову на его груди и спокойно спит, дыша легко и непринужденно. Ее разметавшиеся во сне волосы и щекотали лицо.
  Венедикт улыбнулся в темноте, пошевелился, укладываясь удобнее, и заснул.
  Проснулся он от птичьего гомона. Он осторожно освободился от объятий девушки. Дарья спросонья еще пыталась найти свою "подушку", шаря по постели левой рукой. Не найдя, что-то пробормотала во сне негромко и, свернувшись калачиком, снова заснула.
  Вытолкнув импровизированную дверь, Венедикт выбрался из своего укрытия. Потянувшись, с удовольствием вдохнул полную грудь свежего пряного воздуха. Добежав до ручья, умылся, попил и отправился на поиски завтрака.
  Пройдя совсем немного вдоль ручья, Венедикт обнаружил крупное многолетнее зонтичное растение с шершавым стеблем с огромными перисто-раздельными лопастными листьями и мелкими зеленовато-белыми цветками, собранными в сложный многолучевой зонтик. Он наломал сочных черешков его листьев и молодых стеблей.
  Придя к месту ночлега, он разбудил Дарью, преподнеся ей на завтрак очищенных от грубой кожицы черешков и стеблей. Пришлось смириться с довольно резким запахом завтрака. Чтобы избавиться от него, нужно было обдать их кипятком, которого, к сожалению, сейчас не было.
  Прежде чем начать завтракать, Дарья, с сомнением разглядывая разложенное на большом листе лопуха угощение, поинтересовалась на всякий случай о съедобности предложенной еды.
  - Ешь, не бойся. Это борщевик рассеченный. Он не только съедобный, но и содержит массу полезных витаминов, например аскорбиновую кислоту, каротин, сахар, эфирное масло.
  - Венедикт, откуда ты все знаешь?
   Венедикт рассмеялся.
  - Я в школе хорошо изучал биологию. И у меня был хороший учитель - Станислав Викторович Воронецкий.
   Дарья вздохнула с сожалением.
  - Тебе, значит, повезло. А я из уроков биологии ничего не помню. Немного в грибах разбираюсь, да и эти знания я получила уже на практике, собирая грибы в наших лесах.
   Венедикт протянул девушке лист лопуха, сложенного в виде пакетика.
  - На-ка, выпей на десерт вот это.
  - Венедикт, ты случайно не хочешь меня отравить? - усмехнулась Дарья.
  - Если бы я хотел тебя отравить, я это сделал бы вчера, покормив тебя соответствующими грибками. Пей!
  Дарья сделала глоток и удивленно взглянула на Венедикта.
  - Что это? Какой тонкий аромат! Ничего подобного раньше я не пила.
  - Это листья лабазника. К сожалению, я настаивал его на холодной воде, его бы в кипятке заварить, цены бы не было этому напитку. - Венедикт тяжело вздохнул. - Но... Будем надеяться, что и в таком виде, он принесет нам пользу. Заваренный он хорошо снимает усталость.
  Позавтракав, путешественники во времени двинулись дальше. Они прошли уже полдня, когда Венедикт неожиданно резко остановился. Дарья, порядком уставшая от этой прогулки по заросшему лесу, обреченно бредя за ним, не успела остановиться и уткнулась в спину своего шефа.
  - Венедикт, ты чего?
  Тот сделал шаг в сторону и показал на землю. Среди зарослей тропы Дарья увидела едва заметную тропинку.
  - Тропинка? Значит здесь где-то люди?
  - Похоже, что да. Ты иди впереди, а я буду прикрывать тылы.
  - Хорошо, только ты достань пистолет, пожалуйста. Что-то мне тревожно на душе. Если ты будешь с пистолетом я буду чувствовать себя спокойнее.
   Дарья зашагала впереди, в нескольких шагах от нее шел Венедикт, держа в правой руке пистолет. Неожиданно девушка остановилась и подняла левую руку вверх. Шедший за ней Венедикт натолкнулся на нее.
  - Ты чего? - прошептал ей на ухо детектив.
  - Мне показалось, что я слышала звук шагов, - ответила, полуобернувшись, Дарья.
   Путешественники замерли, стараясь даже не дышать. Но сколько они не прислушивались, вокруг стояла тишина, изредка нарушаемая голосами птиц.
  - Наверно, мне показалось, - проговорила Дарья, внимательно оглядывая все вокруг.
  Простояв так еще несколько минут, они продолжили свой путь.
  - Венедикт, а что будет, если мы встретим не тех людей, к которым идем? - поинтересовалась Дарья, успокоенная окружающей тишиной.
  Только она проговорила, как в тишине таежного леса раздался тонкий свист. Венедикт, сделав подсечку Дарье, рухнул на нее, закрыв ее своим телом.
  - Шеф, ты чего с ума сошел? Ты чего это задумал? Слезь с меня, мне тяжело, - возмутилась Дарья.
   Венедикт, сполз с нее и, не поднимаясь с земли, молча, указал на стоящее неподалеку дерево, в котором слегка подрагивала стрела, воткнувшаяся в дерево. Дарья ладонью зажала рот, чтобы не закричать от неожиданности и ужаса.
  - Пожалуй, нам здесь не совсем рады?
   Как бы в подтверждение его слов, совсем недалеко раздались человеческие голоса, и треск кустарников.
  - Они что, хотят нас убить? - прошептала Дарья.
  - Не будем терять время на разборки. Это тебе ответ на твой риторический вопрос. Придется нам пробежаться. Ты готова? - зашептал Венедикт на ухо девушке.
   Дарья, не говоря ни слова, в знак согласия кивнула головой.
  - Ну, тогда побежали.
  Они вскочили с земли и бросились бежать. Бежать было тяжело, тайга с ее буйными зарослями отнюдь не способствовала пробежкам. Бежали долго, пока окончательно не выбились из сил.
  Они остановились, тяжело дыша, исцарапанные и взлохмаченные. Задержав дыхание, Венедикт прислушался. Сзади послышался треск ломаемых веток. С тревогой Венедикт заметил, что догоняющие, не смотря на все их усилия, стали значительно ближе.
  Венедикт и Дарья переглянулись и, не сговариваясь, бросились дальше. Они еще долго бежали, спиной чувствуя неумолимо приближающихся преследователей. Венедикт, бежавший первым, едва успел остановиться и, сделав шаг в сторону, схватил бежавшую за ним Дарью. Дарья по инерции едва не сбила Венедикта.
  - Ты чего? - едва слышно проговорила запыхавшаяся Дарья.
  - Смотри.
   Дарья взглянула вперед и обомлела. Через пару метров начинался обрыв. Подойдя к краю обрыва, далеко внизу они увидели широкую, быстро несущую свои воды горную реку, с перекатами и небольшими водопадами. Дарья беспомощно взглянула на Венедикта.
  - Шеф, я туда не прыгну. Ты посмотри на реку, это же сумасшествие какое-то. Мы, наверняка, разобьемся.
  Сзади послышался приближающийся шум.
  - Дашенька, у нас с тобой нет выбора. Что-то мне подсказывает, что оставшись здесь, мы станем легкой добычей преследователей. Интуиция мне подсказывает, что это не те люди, которых мы разыскиваем. А поэтому...
  
  
  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  
   Венедикт схватил на руки Дарью и под ее отчаянный вопль, от которого в ушах его зазвенело, со всей силы оттолкнулся от обрыва. В полете он отпустил девушку и, отбросив ее от себя, сгруппировавшись, вошел в воду ногами вперед. Перед тем, как погрузиться в воду он увидел, как Дарья, вытянув вперед руки, рыбкой нырнула в воды реки недалеко от него.
  Вынырнув, он с облегчением увидел рядом девушку, которая, отчаянно взмахивая головой, пыталась убрать с глаз мокрые волосы, одновременно гребя руками, чтобы не погрузиться в воду. Наконец ей это удалось, и она с укором смотрела на шефа.
  - Венедикт, ты свинья. Никогда не ожидала от тебя подобной подлости, - прокричала она, стараясь перекричать шум воды.
   Венедикт лишь улыбнулся ей в ответ и, показав рукой на противоположный берег, поплыл по течению, выгребая к берегу. Дарье ничего не оставалось делать, как последовать его примеру. Вода была очень холодная, и хотелось, как можно скорее, вылезти из нее. Плыть было тяжело. Острые камни, торчащие из воды и погруженные в воду, так и норовили встретиться с ними.
  Иногда река становилась такой мелкой, что их тела просто тащило по каменистому дну сильным течением, не позволяя подняться на ноги. Приходилось обреченно тащиться по каменистому дну в ожидании глубины и снова грести к берегу.
  Вскоре их усилия были вознаграждены и они добрались мелководья. Здесь река резко поворачивала налево, и течение несколько ослабело. Встав на трясущиеся от напряжения ноги, Венедикт взял руку совсем ослабевшей девушки и почти волоком потащил ее на берег. Добравшись до берега, они обессиленные упали на, нагретые на солнце камни, и замерли, тяжело дыша.
  Прошло немало времени, пока они восстановили достаточно сил, чтобы подняться и углубиться в росший на берегу реки лес. Дарья, заметно прихрамывая на правую ногу, дошла до травы. Обессилено, упала на траву и перевернулась на спину и тут же вскочила, словно ужаленная. Венедикт с тревогой посмотрел на девушку.
  - Что случилось, Дарья?
  - Посмотри наверх.
   Венедикт поднял голову и высоко над землей увидел висящий на ремнях между четырьмя рядом растущими деревьями гроб.
  - Успокойся, Дарья. Это всего на всего арангас. Так называется воздушное захоронение шаманов. В давние времена, еще до того времени, в которое попали мы, древние арангасы устраивали в лесу - там срубалось два подходящих дерева на должной высоте, а гроб вырубался прямо в цельном стволе и ставился на поперечины. А еще раньше похороны шаманов устраивали в таком виде, в котором мы имеем честь их видеть. Чем важнее был шаман, тем выше подвешивался гроб. - Венедикт сыпал информацией, сам толком не понимая, откуда она у него.
  Видно ему помогал божок. Но об этом он предпочел Дарье не говорить.
   Дарья с удивлением слушала своего шефа. И откуда он знает так много о давно ушедших временах?
  - Никакой угрозы это древнее захоронение нам не несет. Но лучше убраться от этого места подальше, чтобы не гневить дух усопшего шамана. А что у тебя с ногой?
  - С какой ногой? - попыталась схитрить Дарья.
  - С правой. С какой-какой! Дай-ка, посмотрю!
  - Да нет, у меня все нормально, - попыталась успокоить девушка Венедикта.
  Не слушая ее, Венедикт опустился на колени и начал осторожно поднимать брючину. Увиденное расстроило его. На голени была глубокая рваная рана, из которой по ноге тонкой струйкой текла кровь. Увидев в таком плачевном состоянии свою ногу, Дарья в ужасе отвела глаза.
  Венедикт оглянулся в поисках нужного растения. Совсем недалеко он к своему удовлетворению обнаружил ортилию однобокую - адаптоген, оказывающую противовоспалительное, противомикробное, обезболивающее действие.
  Он нарвал листьев, сполоснул их в реке и приложил к ране. Дарья скривилась от боли и закусила нижнюю губу, чтобы ненароком не застонать. Венедикт выдернул из штанов полу рубашки и оторвал от нее по всей длине полосу ткани. Получился вполне приличный бинт. Венедикт начал осторожно бинтовать рану, не обращая внимания на жалобные постанывания Дарьи. Закончив процедуру, он поднял с земли девушку, крепко обняв ее за талию, и они побрели подальше от места захоронения.
  Дарья очень удивилась и обрадовалась, когда примерно через час почувствовала, что нога стала болеть значительно меньше, и она после непродолжительного отдыха самостоятельно пошла за Венедиктом, лишь слегка прихрамывая.
   Они брели по берегу реку в поисках убежища на ночь, тем более, что солнце уже явно собиралось скрыться за соседнюю сопку. Идущий впереди Венедикт неожиданно остановился и пальцем указал подошедшей Дарье на едва заметную тропинку, которая, извиваясь, уходила вглубь леса.
  - И что тебе говорит на этот раз твоя интуиция? - поинтересовалась Дарья, разглядывая утомленного Венедикта.
  - На этот раз интуиция говорит, что это те люди, которых мы разыскиваем.
  - Тогда пошли. Уже темнеть стало. Если мы у цели нашего путешествия, не стоит устраивать ночлег в этом первобытном лесу.
  - Я с тобой вынужден согласиться. Ты, как всегда, права. Пошли, но торопиться обнаруживать себя мы не будем. Сначала проведем разведку, не ошибся ли я?
   Они пошли по извилистой тропинке и через полчаса хода до них донеслись ритмичные удары барабана и монотонное пение множества людей, насколько можно было судить по доносившемуся звуку. Они подобрались к валуну, стоящему у самого леса, густо обросшему мхом, и выглянули из-за него. Они увидели большую поляну, на которой горел большой костер.
   Вокруг костра стояли люди, одетые в чудные одежды, сшитые из шкур зверей, на головах у них были высокие меховые остроконечные шапки.
  У самого костра танцевал мужчина. Его костюм отличался от других множеством навешанных на его шею каких-то подвесок и странных на взгляд Венедикта и Дарьи предметов. Он медленно двигался вокруг костра, раскачиваясь со стороны в сторону, и распевал что-то на непонятном для Венедикта и Дарьи языке, аккомпанируя себе ударами в черный бубен. За ним с тем же ритмом двигались двое мужчин, повторяя все движения первого. Одежда на них была заметно проще и беднее. Стоящие вокруг люди иногда подхватывали песню, и она громко звучала в вечернем лесу.
  Основное внимание обращал на себя мужчина, двигающийся вокруг костра. Он был настолько часто увешан различными ритуальными предметами, что казалось его одеяние и состоит из них одних. На одной из подвесок, были нанизаны сделанные из бронзы стрелы, которые могли ему пригодиться в подземном мире, куда при камлании отправлялся их владелец. Эти маленькие стрелы перемежались с костями. Насколько можно было судить издалека, это были человеческие кости. На голове его была, как и всех, высокая меховая остроконечная шапка, отороченная перьями тотемной птицы. С шапки свисали тонкие кожаные ленты, на которые были нанизаны разные ритуальные предметы. Они были так густо навешаны, что лица мужчины практически не было видно. Поверх одежды был наброшен ритуальный плащ черного цвета, сделанный из грубо обработанной ткани с многочисленными подвесками.
  Когда он повернулся спиной к следящим, они увидели, что на плаще было нашито изображение Эрлика, такое же, как на статуэтке. Над изображением божка, из меди была искусно вырезана серповидная луна. На полах плаща были вышиты изображения сов, с широко раскрытыми крыльями и с угрожающе поднятыми лапами. Блестящие в свете костра глаза сов были широко распахнуты и пронзали всех сверлящим взглядом.
  - Я думаю, что это верховный шаман, - зашептал Венедикт Дарье, почти уткнувшись ей в ухо. - А двое мужиков, это его помощники, шаманы более низкого ранга. И мы сейчас имеем возможность наблюдать древнее ритуальное действие, которое называется камланием. Во время камлания шаман связывается с духами своих предков. Будь счастлива. Ведь никто из наших современников не видел этого действа.
   Дарья кивала согласно головой, стараясь не пропустить ни одного слова, сказанного шефом.
  Неожиданно верховный шаман остановился. Он еще раз стукнул по бубну и опустил руку. Все вокруг замерли, ожидая, что он скажет. Он повернулся лицом к затаившимся путешественникам и что-то негромко сказал своим помощникам. Те поклонились ему низко и, отдалившись от него, пригнувшись, исчезли из освещаемого костром круга.
  Венедикта этот маневр насторожил. Но как он не напрягал слух, ничего не было слышно. Только высоко над головой шелестела листва, шевелимая легким вечерним ветерком. Дарья сидела за валуном, замерев от страха и закрыв глаза. Венедикт хотел приподняться, чтобы внимательней рассмотреть, что там происходит на поляне, когда услышал за спиной чей-то голос. Он резко обернулся. В наступивших уже сумерках рядом с ними стояло несколько человек, направив на них копья.
  Дарья от прозвучавшего голоса открыла глаза и, увидев грозное оружие, обреченно поднялась с земли. В голове Венедикта что-то негромко щелкнуло, и он себе на удивление стал понимать язык окруживших их мужчин.
  - Не пытайтесь бежать незнакомцы. Или мы будем вынуждены убить вас. Вас ждет верховный шаман нашего племени Ахун, - проговорил один из мужчин.
  Венедикт с интересом разглядывал окружавших мужчин. Двое из них, скорее всего, были помощниками шамана, которых он совсем недавно видел, танцующими вокруг костра.
  - Что он сказал, - тихо спросила Дарья, чутьем поняв, что Венедикт уже чудесным образом понимает чужой язык.
  - Все хорошо, Дарья. Верховный шаман Ахун приглашает нас к себе.
  
  
  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  
  Окруженные вооруженными мужчинами Венедикт и Дарья вышли из леса и направились к середине поляны к костру, где их ждал верховный шаман и члены племени. Верховный шаман внимательно смотрел на приближающихся Венедикта и Дарью сквозь многочисленные подвески. Двое помощников подвели к нему пленников и, низко поклонившись, молча, присоединились к другим членам племени. Венедикт с любопытством оглядывал место, куда забросила их судьба.
  Недалеко от костра он увидел сооружение, которое не было видно с их места наблюдения. Это был жертвенник. Он представляет собой каменную конструкцию из больших плоских камней, в центре которых установлен каменный столб с заостренным верхом. Рядом с ним лежало несколько обезглавленных мужчин, и все сооружение было щедро окроплено кровью.
  На каменный столб была нанизана чья-то голова, с закрытыми глазами и высунутым длинным языком синего цвета. Остальные отрезанные головы лежали на жертвеннике. Дарья, увидев эту картину, побледнела, и ей пришлось сделать над собой большое усилие, чтобы тут же не упасть в обморок.
  Ахун, до этого неподвижно стоявший, вздрогнул и, подняв руки, заговорил:
  - Духи предков, ваши предсказания сбылись. К нам прибыли посланники из будущего.
   Он опустил руки и, повернувшись к пришельцам, громко произнес:
  - Да пребудут с вами духи наших предков!
   Окружающие одобрительно загалдели.
   Верховный шаман опустился на колени перед одним из мертвых, достал откуда-то из-под широкого одеяния длинный нож и, вскрыв грудную клетку, запустил туда руку. Достав оттуда сердце, сильно дернул, обрывая вены и кровеносные сосуды. Зажав в руке сердце, он под одобрительные крики соплеменников, поднялся с колен, поднес его ко рту и вонзил в него зубы.
   Дарья в ужасе уткнулась в грудь Венедикта. Он обнял девушку, чувствуя, как сотрясается ее тело. Ему и самому было не по себе от увиденной картины. Приходилось делать над собой усилия, чтобы не достать пистолет и не открыть стрельбу по варварам. Он осознавал, что в этом случае их судьба будет предрешена. В обойме осталось всего семь пуль, а окружающих их варваров было значительно больше.
   Помощники шамана вышли в круг и, подняв бубны,
  синхронно ударили по ним. Толпа вокруг дружно затянула магическую песню, прославляющую верховного шамана и всех предков, дающих ему силу. Это продолжалось довольно долго. В течение всего песнопения верховный шаман неподвижно стоял, закрыв глаза и покачиваясь и приседая в ритм песни. В руках он по-прежнему держал разорванной сердце, с которого на землю изредка капали капельки крови. Венедикт и Дарья безмолвно стояли чуть в стороне, став невольными зрителями происходящего ритуала.
  Вдруг тело верховного шамана затрепетало. Он положил сердце на жертвенный камень, схватил из рук помощника бубен и сильно ударил по нему колотушкой.
  Лицо его обезобразила гримаса, залитая кровью борода, топорщилась в разные стороны, глаза прикрылись, превратившись в узкие щелочки. Удары в бубен все учащались и усиливались. Начиналось путешествие Ахуна в мир предков.
  Во власти видений шаман то резко прыгал, то кружился волчком, размахивая руками, точно боролся со злыми духами. А потом упал на траву, забился в судорогах. И замер. Все стихло на несколько минут.
  Прошло немало времени, пока он зашевелился, поднялся. Бубен в его руках снова ожил. Только теперь он издавал иной звук. Легкое позвякивание колокольчиков бубна утончалось. Оно становилось едва уловимым, словно это ветер зашелестел листвой. И вот последний звук растаял в воздухе.
  Верховный шаман медленно, словно ведомый потусторонними силами, подошел к жертвенному камню, взял все еще кровоточащее сердце, поднял с ним руку, зажатым в кулаке. Бубны его помощников разом умолкли, и вокруг наступила тишина.
  Верховный шаман подошел к Венедикту. Детектив почувствовал, как напряглись его мышцы, готовые дать отпор любому проявлению агрессии со стороны шамана.
  Ахун воткнул палец в разорванное сердце и протянул испачканный кровью ко лбу детектива. Венедикт отпрянул было, но быстро взял себя в руки и стойко перенес процедуру. Шаман кровью нарисовал на его лбу какой-то магический знак. Полюбовавшись своей работой, он вновь воткнул палец в сердце и подошел к Дарье. Венедикт незаметно взял девушку за руку, пытаясь оказать ей психологическую поддержку. Ее нежная ладонь была горячая и сотрясалась от переживаний.
  Девушка судорожно сжала руку Венедикта, закрыла глаза и вся съежилась в ожидании прикосновения. Шаман внимательно разглядел девушку в необычной одежде, вздохнул и начал рисовать у нее на лбу знак.
  Почувствовав прикосновение, девушка втянула голову в плечи и даже дыхание задержала, чтобы не чувствовать смрад, идущий от шамана. С трудом дождавшись окончание церемонии, девушка глубоко вздохнула, когда шаман, наконец, отошел от нее.
  Увидев, что церемония закончена, один из помощников ударил в бубен и верховный шаман запел песню, прославляющую пришельцев из далеких миров. Все племя подхватило песню, и верховный шаман, полузакрыв глаза, закружился в ритмичном танце вокруг костра. Так продолжалось долго, мучительно долго.
  Уставшая Дарья едва держалась на ногах. Пришлось Венедикту обнять ее за талию и придерживать, тесно прижав к себе. В другое время Дарья, может, и возмутилась бы такой вольности со стороны шефа, но сейчас ей было явно не до условностей. Она была искренне благодарна Венедикту за поддержку. Наконец бубен затих. Вокруг наступила тишина, изредка прерываемая тяжелым дыханием верховного шамана.
  - Духи предков разрешают пришельцам иных миров пребывать в нашем племени. Да будет так, как сказали духи, - громко сказал Ахун и обессиленный многочасовым камланием опустился на землю.
  Их окружили мужчины и женщины племени. Они с удивлением смотрели на необычных путешественников во времени. Для них было все в диковинку. И необычно светлый цвет кожи, и странная одежда. Женщины с любопытством ощупывали мягкие ткани, гладили Дарью по пушистым волосам. Мужчины с видимым удовольствием любовались стройным телом девушки, ее нежной белой кожей. Даже после перенесенных лишений, девушка выглядела очень привлекательной. Один из них подошел к Венедикту и, ткнув пальцем в сторону Дарьи, угрюмо спросил:
  - Это твоя женщина?
  
  
  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  
   Дарья, прижавшись к Венедикту всем телом, подняла на него глаза.
  - Венедикт, что он спросил?
  - Он спросил, ты - моя женщина?
   Дарья зарделась. Это было видно даже в неярком свете затухающего костра.
  - Венечка, дорогой мой, любимый, скажи, что я твоя женщина. Уже давно и навсегда. У нас и детей уже куча. Один меньше другого, - умоляюще зашептала Дарья, дергая его за рукав, и заглядывая ему в глаза.
   Венедикт что-то сказал мужчине, и тот, недовольно бурча что-то себе под нос, отошел, постоянно оглядываясь на Дарью.
   Ахун, поднявшись с земли, что-то грозно крикнул своим соплеменникам. Венедикт не успел уловить смысла сказанного, но толпа недовольно загудела и расступилась. Из толпы вышел мужчина, подошел к пришельцам и знаком приказал следовать за ним.
  Венедикт и Дарья охотно последовали за ним, впрочем, едва передвигая затекшие ноги. Такая длинная церемония, посвященная их прибытию в этот мир, обилие внимания со стороны племени, порядком их утомила. Они жаждали перемены событий и заслуженного отдыха. От усталости они даже не чувствовали голода.
  Им втроем пришлось идти еще довольно долго по заросшему лесу. Проводник уверенно вел их через заросли, ориентируясь по одному ему известным отметкам, пока они вышли на опушку леса. Лес остался у них за спиной, а впереди виднелись строения.
  Это было селение племени тубаларов. Сопровождающий подошел к одной из хижин, распахнул низкую дверь, сделанную из толстых жердей, и жестом предложил им зайти. Венедикт и Дарья, низко наклонившись, прошли в хижину. Они попали в кромешную тьму, где ничего не было видно. Они застыли в нерешительности, не зная, что делать дальше.
  Однако вскоре сзади послышался шорох и в хижину вошел их сопровождающий, неся в руках зажженный факел. Ни слова не говоря, он подошел к стене и воткнул его в щель бревенчатой стены. Потом достал из кожаного мешка большой кусок мяса и положил его на лист лопуха около костра, воткнув в него большой, остро отточенный нож.
  - Сегодня вам придется провести ночь без костра, - неохотно пробормотал мужчина. - Время переноса огня из жилища в жилище уже закончилось. После заката солнца огонь выносить из хижины запрещается духами наших предков.
  Так же молча, он оглядел уставших путников и вышел из хижины, оставив их знакомиться с их новым жильем.
  Детективы с любопытством рассматривали место, куда их поселили.
  Их новое жилье представляло собой небольшое шестиугольное помещение с конусообразной крышей и стенами, сделанными из толстых бревен. В центре крыши находилось дымоходное отверстие, через которое было видно звездное небо, а в центре самого помещения - очаг, сложенный из камней, в котором находились остатки золы. Около одной из стен была сложена поленница дров.
  В помещении не было никакой мебели, за исключением очень низкого неширокого топчана, покрытого несколькими шкурами. В стене они обнаружили несколько вбитых деревянных колышков, на которые, вероятно обитатели жилья вешали свои одежды для просушки и оружие. Около двери лежал большой камень, верхняя часть которого была хорошо обработана и отполирована почти до блеска. Назначение его детективы не смогли определить.
  Больше всего Дарью насторожило одно спальное место, несмотря на то, что оно было достаточно широким, чтобы на нем могли вполне комфортно спать два человека. Она вопросительно уставилась на шефа.
  - Венедикт, а где будешь спать ты? - спросила она после некоторого раздумья.
  - Как где? Вот же кровать стоит, - без сомнений в голосе ответил Венедикт.
  - А я где? - поинтересовалась девушка.
  - А ты рядом со мной. Ты же моя женщина. Ты об этом недавно объявила всему племени.
  - Шеф, ты себя хорошо чувствуешь, голова у тебя не болит? - лицо девушки покрылось румянцем.
  - Я себя хорошо чувствую, и голова не болит. А чего ты интересуешься?
  - Что, что! Ты же понимаешь, что это невозможно. Я твоя девушка только для этих дикарей! - смутилась Дарья.
  - Разве? А я размечтался уже, - развеселился Венедикт.
  - Продолжай мечтать, а спать ты будешь на полу! - решительно сказала девушка.
  - На полу? - Венедикт посерьезнел. - Дарья, на полу я, пожалуй, окочурюсь к утру. В нашей хижине достаточно прохладно. Ночи, судя по всему здесь холодные. Сейчас, наверное, весна еще. И вот тогда, ты станешь настоящей женой какого-нибудь местного мужика. С каким вожделением они на тебя смотрели, на твое аппетитное тело. Претендентов на него, я думаю, будет много. Битва между самцами будет не на жизнь, а на смерть. Сильнейшему самцу ты и достанешься.
   Дарья с отчаянием смотрела на шефа.
  - Шеф, ты свинья! Вместо того чтобы найти какой-нибудь выход из создавшегося положения, ты меня пугаешь. Ладно, будем спать на одной кровати. Но, если ты протянешь ко мне хоть один палец, я тебя убью. Ты понял меня?
  - После твоей яркой речи мне стало все очень понятно. Но учти, убьешь меня, вспомни, о чем я тебе говорил минуту назад. Может, поужинаем, Дарья. Мясо, оставленное нам этим хорошим человеком, выглядит вполне аппетитно. А нам надо восстановить наши силы. Нам они завтра пригодятся.
  - Прошу тебя, не говори мне слово "аппетитно"! Оно теперь навсегда будет ассоциироваться с моим телом. Какая гадость! Ты опошлил вполне красивое слово, - прошипела яростно девушка.
  - Ну что ты так все близко к сердцу воспринимаешь? Пока я жив, ты в безопасности. А слово... Я только констатировал факт, который имеет под собой неоспоримое доказательство в виде...
  - Ну, хватит! Давай ужинать.
   Мясо было действительно очень вкусным. Только соли не хватало. Вероятно, в это время с этим были трудности. Пришлось довольствоваться тем, что есть.
   Спать они легли, укрывшись разными шкурами. Вскоре утомленная сытая Дарья уже спала, уютно свернувшись калачиком под теплой оленьей шкурой.
  
  
  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  
   Попрощавшись с Венедиктом, Арсений пришел в отдел и сел за свое рабочее место. Уткнувшись взглядом в экран монитора, он задумался. Его мысли были далеки от работы. И окружающие его сотрудники были бы крайне удивлены, если бы они могли познакомиться с ними. Но куда им... этим жукам навозным. Их удел пахать на государство, на какого-либо олигарха, получая за свой труд жалкие крохи. Нет, он, Арсений, достоин большего. Значительно большего. А для этого и надо-то всего на всего разыскать божка, который своим могуществом сделает его властителем всего мира. Вот уж тогда он покажет всем, чего стоит Шмаков.
  Неожиданная встреча с детективом, который полгода назад вел расследование, косвенно связанное с пропавшей статуэткой божка, в корне меняла все его будущее. Все это время Шмаков тайно, в секрете от всех, продолжал вести расследование этого дела. Цель у него была одна, но насколько же она была грандиозна! Разыскать таинственным образом исчезнувшего божка и стать властителем мира. На меньшее Арсений был не согласен. Уж ставить цель, так достойную такого человека, как он. Хватит бегать в подмастерьях у всяких недостойных человечков.
  Но все ниточки, которые с трудом разыскивал Арсений, обрывались, не приводя к каким-то ощутимым результатам.
  - "И почему я не заинтересовался этим детективом раньше. Вероятно, он оказался не так прост, как представлялся ранее. Но теперь снова возникла реальная возможность разыскать божка. А то, что божок находится у Струкачева, теперь не приходится сомневаться. И представленный им документ наглядно это демонстрирует", - размышлял Арсений. - "Теперь пришла пора действовать. И действовать надо быстро. Первым делом надо убрать детектива и не спеша перевернуть весь его дом и офис. Если делать все быстро, можно успеть, пока нерасторопные правоохранительные органы начнут расследование происшествия. А для этого нужно свободное время. Придется взять отпуск, или хотя бы пару выходных. А там видно будет".
  В приемной начальника отдела восседала недавно принятая на работу секретарша. Арсений бросил взгляд на худенькую невзрачную девушку с толстыми линзами очков на остром носике.
  - " Ну и секретарша у нашего шефа. То ли дело была Анжелка. С ней и работать было приятно и отдыхать. А эта... Чучело огородное", - мелькнула в голове мысль. Но сделав приветливое лицо, попросил ее доложить шефу о посетителе. Секретарша, привычным движением пальца, приподняла на остром носике тяжелые очки, и нажала кнопочку на пульте. Получив разрешение пропустить посетителя, благосклонно кивнула головой.
  Постучавшись в кабинет недавно назначенного нового начальника отдела профессора Крошкина Виталия Аркадьевича, и, получив разрешение, Арсений вошел.
  Крошкин восседал за столом, который еще совсем недавно принадлежал ныне покойному Волошину, и был погружен в изучение каких-то документов. Подняв голову, Виталий Аркадьевич поверх очков вопросительно посмотрел на вошедшего сотрудника.
  - Виталий Аркадьевич, я очень прошу отпустить меня с работы на завтра по личным обстоятельствам, - попросил Арсений, с любопытством рассматривая новую обстановку кабинета.
  После смерти Волошина в кабинете он не был. А за прошедшее время в обстановке произошли существенные изменения.
  - "Исчезли курительные принадлежности, исчезло любимое кожаное кресло Станислава Викторовича. И книг стало меньше. Даже свободные места на полках появились", - размышлял Арсений, ожидая решение руководства.
   Крошкин поморщился, как от зубной боли. Недавно назначенный руководителем этого большого и разномастного отдела, он очень не любил, когда сотрудники отпрашивались по своим личным делам. Но, поднявшись на вершины власти от простого младшего научного сотрудника, он прекрасно понимал, что...
  
  
  
  Чем закончится эта увлекательная детективная мистическая история? Вы можете это узнать, приобретя книгу в одной из электронных библиотек, набрав в поисковике фамилию автора и название книги.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"