Старов Анатолий: другие произведения.

Тайна мальтийского креста

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    При расследовании очередного преступления частному детективу Венедикту Струкачеву пришлось столкнуться с невероятными историями, связанными с таинственным мальтийским крестом, который указывает на место, где зарыт клад легендарных тамплиеров.

  Анатолий Старов
  
  
  
  
   Необыкновенные приключения частного
  детектива Венедикта Струкачева
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ
  
  
  
  
  ТАЙНА МАЛЬТИЙСКОГО КРЕСТА
  
  
  
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  1
  Ни одна из историй, связанных с сокровищами, так не волнует современных европейцев как легенды о несметных сокровищах Ордена тамплиеров. Более семисот лет искатели кладов со всего мира разыскивают их по всей земле.
  Кто разыскивает драгоценные великолепнейшие камни, золото. А некоторых больше интересуют тайные летописи, раскрывающие старые знания о системе мироздания. Все эти материальные и интеллектуальные сокровища бесстрашные тамплиеры везли в свои родовые замки.
  Но легендарные богатства тамплиеров бесследно исчезли. Несмотря на все усилия кладоискателей и исследователей, до сих пор никто не может с достаточной точностью даже предположить, где они находятся и куда делись семь столетий назад.
  Изредка мировую общественность в очередной раз ставят в известность, что найдены документы, бесспорно доказывающие, что сокровища тамплиеров обнаружены, и скоро будут им предоставлены. Но проходит время и оказывается, что все это лишь вымыслы любителей выдавать желаемое за действительное, либо просто авантюристов, преследующих свои корыстные замыслы. А кто-то всерьез считает, что их не могут обнаружить, потому что они до сих пор охраняются неприкаянными душами самых отважных рыцарей.
  Официально Орден тамплиеров назывался "Орден Христа и Соломонова храма". И это, пожалуй, все, что можно сказать определенно о нем.
  А дальше сведения, изложенные в разные исторические эпохи и разными людьми, разнятся. По истечении семисот лет сложно однозначно ответить даже на вопрос, кто создал этот Орден. Среди исследователей рассматривается несколько вариантов. Тот, кому интересен этот вопрос, может удовлетворить свое любопытство в интернете, приняв на веру тот вариант, который ему больше по душе. В нем много исключительно любопытных и интересных материалов, посвященных этому вопросу. При определенном желании вы сами убедитесь в правдивости вышеизложенного тезиса.
  Что можно утверждать с некоторой уверенностью так это то, что небольшая при создании организация за время ее существования стала могущественной организацией, имела огромное количество влиятельных сторонников и покровителей, его руководители во все времена занимали видные места в политической, военной и экономической жизни Франции.
  Тамплиеры активно участвовали во многих военных действиях, в том числе, крестовых походах и, благодаря этому, накопили огромные богатства. Не брезговали они и разбоем. На проезжих дорогах рыцари совершали набеги на тех, у кого было, что отнять.
  Но у могущества во все времена есть враги и завистники, которым совсем не понравился тот факт, что организация тамплиеров становилась уж слишком влиятельной и конкурирующей по своей военной, политической и финансовой мощи, даже с королевской властью.
  Последовавшие интриги, сложность и многоходовость которых даже сейчас поражает воображение, привели к тому, что король Франции Филипп Красивый принял решение положить конец дальнейшему процветанию Ордена тамплиеров.
  Главное, что было поставлено в основу последующей травли, желание завладеть накопленными сокровищами тамплиеров. А сокровищ было накоплено, судя по документам, немало. И это еще слабо сказано.
  По некоторым сведениям в 1306 году, в замок Тампль, специально построенный для Ордена великим магистром Жаком де Моле, въехал кортеж, тяжело нагруженный сокровищами тамплиеров. Он должен был стать главным хранилищем всего, что удалось скопить за годы войн и разбоя. Но перед немилостью монарха все, далеко идущие планы магистрата, оказались тщетными.
  Король, кроме материальной заинтересованности, вынашивал планы и другого рода. Он возжелал подчинить своей воле непокорных тамплиеров, заставить их служить себе. Этим планам короля не суждено было осуществиться.
  Через год после въезда Жака де Моле в Тампль, его арестовали и поместили под стражу. Начался долгий процесс по его делу и тех, кто стоял во главе великого Ордена.
  Один из самых громких процессов в истории длился целых семь лет! Множество доносов, лжесвидетельств, лжеопознаний, хитросплетение событий, в том числе не существующих. Все смешалось в этом враждебном вихре, безжалостно сметающем все на своем пути.
  Филипп держался маниакально мертвой хваткой за идею извести тамплиеров под корень, поэтому процесс закончился вполне ожидаемым вердиктом - смертной казнью Великого Магистра на костре. Вместе с ним к смерти были проговорены и тамплиеры менее знатные.
  В общей сложности, по этому процессу в огне погибло пятьдесят четыре активных участника Ордена. Сколько еще рыцарей было уничтожено в камерах пыток - истории неизвестно.
  На казнь Великого Магистра на площади собрались большие массы народа, и Жак де Моле, охваченный пламенем костра, прилюдно бросил королю проклятие, которое вскоре мистическим образом сбылось. После этой казни и пошла молва о владении тамплиерами некоторыми мистическими знаниями.
  А сокровища Тамплиеров?.. Добыча короля Филиппа оказалась ничтожна! Его разочарование было трудно описать, ведь столько сил, времени было потрачено напрасно, столько людей было бесславно отправлено в мир иной, а во взломанных тайниках замка обнаружено отнюдь не то богатство, которое мечтал получить король.
  Сокровища тамплиеров не были найдены ни при короле Филиппе Красивом, ни спустя века после их казни и упразднения самого Ордена.
  Ищут их и теперь, поскольку время от времени в разных частях света, выплывают новые и новые документы, могущие пролить свет на тайну сокровищ, исчезнувших из замка Тампль в XIV веке, подогревающих интерес искателей кладов.
  Существует несколько гипотез, которые кажутся им достаточно правдоподобными и могут подсказать направление поисков бесследно исчезнувших богатств. Но будут ли найдены несметные сокровища, накопленные рыцарями Ордена за два века, пока неизвестно.
  Название "госпитальеры св. Иоанна" тамплиеры сохранили и до наших дней, равно как и красную мантию, с вышитым белым шелком мальтийским крестом. Мальтийский крест - восьмиконечный крест, использовавшийся некогда могущественным Орденом госпитальеров. Орденская печать изображала больного на ложе с таким же крестом в головах и светильником в ногах.
  Восемь концов мальтийского креста олицетворяли восемь клятв, которые давали рыцари, вступая в ряды Ордена:
  Жить с правдой;
  Жить с верой;
  Раскаиваться в грехах;
  Доказать смиренность;
  Уважать правосудие;
  Быть милосердным;
  Быть искренним и чистосердечным;
  Выдерживать жестокость.
  С некоторых пор мальтийский крест в виде жетона стал вручаться некоторым членам Ордена. Мальтийский крест может быть пожалован только человеку из знатного рода, известного не менее двухсот лет.
  
  2
  Получив известие о трагической гибели жены, Венедикт, молча, понурый вышел из кабинета Власова, сел в машину и долго бездумно ехал. В себя он пришел где-то далеко за городом на какой-то разбитой проселочной дороге. Что это за место, и каким образом он туда попал, так и осталось для Венедикта загадкой.
  Вокруг простирались бескрайние поля, поросшие высокой травой. И насколько хватало взгляда, не было видно ни одного, даже самого малого деревца. Венедикт остановился, заглушил двигатель и растерянный вышел из машины.
  Его оглушила странная тишина. Даже птиц не было слышно. Лишь иногда слабый, едва ощущаемый кожей, ветерок чуть слышно шуршал травой.
  Но через несколько минут покоя и всеобщего природного благодушия, погода неожиданно стала портиться. Ветра по-прежнему не было, а по небу таинственным образом быстро понеслись тяжелые свинцовые тучи, грозящие земле проливным дождем.
  Венедикт почувствовал, как его властно охватывает безудержное отчаяние, невероятная ярость ко всем и всему окружающему. Его лицо перекосила маска ярости, голубые глаза странно потемнели и налились тяжелой кровью. Он запрокинул лицо к небу и со всей силы закричал.
  Кричал он долго, до крайности напрягая голосовые связки, исступленно, отдавая ему без остатка всю накопившуюся в душе боль от бесконечных потерь тех, кого он искренне любил, к кому прикипел всем сердцем. Это был даже не человеческий крик, а скорее рев животного в бессильной ярости, загнанного в безвыходную ситуацию.
  И так продолжалось мучительно долго. Только выплеснув наружу всю свою боль, Венедикт, обессиленный, сел на проселочную дорогу, положил неожиданно отяжелевшую голову на колени и замер неподвижно. Опустошенный и бесконечно одинокий в этом огромном безжалостном мире маленький человек. Песчинка в бесконечном пространстве.
  Словно в хорошо отрепетированном спектакле - после отчаянного сольного выступления человека картина на поле начала быстро меняться. В небе засверкала молния, и прогрохотал гром. Затем небо разорвала вторая, третья... Небо словно сбесилось, выбрасывая на истерзанную землю всю колоссальную накопленную энергию. И сразу же разверзлись небеса и на землю хлынули потоки воды.
  Венедикт, инстинктивно ища облегчения своей боли, подставил разгоряченное лицо прохладным струям дождя. В голове была звенящая пустота. Ни одной мысли. Для него исчезло понятие времени и пространства. В природе был лишь он, его безграничное горе и бесновавшаяся в своем гневе природа. И это его беспокоило, принося дополнительные страдания.
  Неожиданно, пробившись сквозь ненастье, к нему подлетела и села на руку небольшая серенькая птичка. Венедикт удивленно смотрел на смелую птицу, которая по-хозяйски устроившись на его руке, вцепившись в нее остренькими коготками, вдруг взглянула на него удивительно голубыми бусинками глаз.
  И от ее укоризненного взгляда большому сильному мужчине вдруг стало стыдно за свою вполне оправданную слабость в данной ситуации. Эта неожиданная встреча длилась всего несколько коротких мгновений - птичка что-то сказала ему на своем птичьем языке, вспорхнула и бесследно исчезла в бушующем ненастье.
  И он начал приходить в себя. А придя в себя, очень удивился, поняв, что он сидит на какой-то проселочной дороге, в огромной луже, весь промокший и продрогший в полусотне метров от автомашины. А с неба продолжают извергаться потоки воды, а раскаты грома то и дело сотрясали землю.
  Он, дрожа от охватившего озноба, с трудом поднялся и неуверенной походкой, скользя на размокшей земле, побрел к "Лексусу". Несколько раз, поскользнувшись, он падал, но упорно поднимался и продолжал движение. Забравшись в теплый и сухой салон автомашины, он включил двигатель и кондиционер.
  С трудом развернувшись на скользкой узкой дороге, погнал машину в город. А в голове была по-прежнему пустота. И только иногда всплывали воспоминания о смелой маленькой птичке, которая на своем птичьем языке пристыдила его, большого сильного мужчину, за недопустимую слабость. И тогда он невольно краснел и смущенно кряхтел.
  Город встретил его удивительно ясной погодой, размеренной жизнью его жителей, которые даже и не подозревали о происходящих катаклизмах совсем недалеко от них. А в его голове постепенно стали появляться мысли, начали выстраиваться планы его дальнейшего существования. Судьба, словно проверяя его на прочность, нанесла ему в очередной раз болезненный удар. Удар, который едва не привел его к конечной черте. А он был уже готов переступить ее. Созрел морально, физически. Как это ни удивительно, но на этот раз его спасла маленькая птичка, непонятно каким образом, появившаяся в самом эпицентре разбушевавшейся стихии. Нет, надо жить. Жить наперекор коварной судьбе.
  Добравшись до офиса, он, насквозь промокший, грязный, всклокоченный, не обращая внимания на удивленные взгляды Зайца, прошел в кабинет, взял сухую одежду и отправился в душ.
  Приведя себя в порядок, он приготовил две кружки своего любимого кофе, вошел в рабочую комнату сотрудников. Поставив кофе перед Алексеем, сел напротив своего помощника.
  - Венедикт, с тобой все в порядке? - встревожено поинтересовался Алексей, внимательно вглядываясь в осунувшееся, покрытое жесткой светлой щетиной, лицо друга. - Ты меня сейчас основательно напугал, явившись в офис в таком растрепанном состоянии. Может, поделишься со мной, что случилось? Если беду разделить пополам, то это будет и не она вовсе, а так, маленькая неприятность.
  - Со мной все хорошо, - усмехнулся Венедикт своей фирменной усмешкой, и, сделав небольшой глоток обжигающе горячего кофе, поставил чашку на середину стола, - не беспокойся. Я в порядке. Сейчас уже в порядке. Я ездил... Представь себе, я даже не знаю, куда ездил. Я впервые попал в то место. Какое-то странное оно. Я бы сказал, с налетом какой-то мистической нереальности. Но, если ты меня попросишь сейчас отвести на то удивительное поле я не смогу его найти. Представляешь? Я ехал на каком-то автомате. До сих пор не могу никак понять, как я никого не сбил, не попал ни в какую аварию. Просто мистика какая-то. Заехал на какое-то поросшее высокой травой огромное, без конца и края, поле. Попал под страшный ливень. Ко всему прочему гроза началась кошмарная. Молнии вокруг меня метались, как угорелые. Как ни одна из них не попала в меня, для меня так и осталось загадкой. - Венедикт на несколько мгновений замолчал и слегка севшим голосом заметил: - Мне необходимо было побыть одному, чтобы привести свою слегка потрепанную последними событиями психику в порядок. Теперь со мной все в порядке. Надеюсь на это. Я думаю, что пока Светлана в отпуске по выращиванию будущего детектива, мы с тобой вдвоем будем выполнять все обязанности - и свои и наших девушек. Мне кажется, что нет никакой особой необходимости брать сотрудника на освободившееся место. Во всяком случае, пока.
  - Я понимаю тебя. Ты прекрасно знаешь, что я и Светочка любим тебя и... - Алексей, стушевавшись, отвел глаза и произнес едва слышно: - любили Надежду. Мы скорбим по поводу ее смерти и полностью разделяем горе, обрушившееся на тебя. А по поводу нового сотрудника - ты прав. Действительно, зачем он нам? Мы и втроем прекрасно справимся. Пока Светлана занята, будем работать вдвоем. В крайнем случае, можно и у Власова попросить поддержки, если понадобится.
  - Да, спасибо. Я знаю, как вы относитесь ко мне и очень благодарен вам за поддержку. Я вас тоже люблю. Понимаешь, Леша, - Венедикт снова почувствовал волнение, - всю мою жизнь беда упорно повсюду следует за мной по пятам, не сводит с меня внимательного взгляда. Это фатализм какой-то. Она по какой-то непонятной для меня причине безжалостно уничтожает тех, кто мне близок и дорог. И я искренне удивлен, почему она благосклонна к вам - тебе и Светлане. Я вас знаю уже много лет, вы мне очень дороги. Вы стали членами моей семьи. И вы живы и здоровы, чему я искренне рад. Но почему такая избирательность?
  - Дорогой друг, я не сомневаюсь в искренности твоей любви к нам. Но это все-таки другое, чем любовь к женщине, согласись. Видно на небесах какие-то особые планы на счет твоей жизни. И с этим никто из нас при всем своем желании что-то поменять в ней, не в силах совладать. Смирись с этим и жди. Проведение настойчиво ведет тебя к какой-то цели. К какой?.. Не могу тебе сказать, мой друг. Да и никто тебе этого не скажет. Но я почему-то стопроцентно убежден, что изменения в твоей жизни скоро произойдут. И эти изменения будут колоссальными. Они полностью изменят твою жизнь, внесут в него совершенно новые нотки, о которых ты сейчас даже не подозреваешь. - Алексей говорил горячо, пытливо вглядываясь в лицо друга, на котором мелькали тени испытываемых им эмоций.
  Когда он закончил говорить, Венедикт удивленно спросил:
  - Алексей, ты сам это придумал? Ну, то, что сейчас мне сказал. Я никогда не думал обо всем этом с такой точки зрения. Может быть, ты и прав в своих суждениях и выводах. - Венедикт ненадолго замолчал, задумчиво рассматривая стену за спиной друга. - Но как-то странно, что, как ты выразился, проведение, в течение многих лет маниакально уничтожает женщин, единственной виной которых является либо знакомство со мной с далеко идущими целями, либо брак со мной. Неужели нет пути к той пресловутой цели не такой кровавой, изощренной? Наверно есть более мягкий вариант?
  - Ну, кто может дать тебе ответ на этот вопрос? Может судьба просто тестирует тебя для какой-то очень важной и нужной для человечества миссии?
  - Ну, ты и загнул, Алексей! По твоим словам выходит, что мне предначертано судьбой быть едва ли не спасителем всего человечества! - Венедикт засмеялся, хотя его глаза были по-прежнему грустны.
  - Не знаю, Венечка, не знаю. Хотя за свою жизнь ты уже не раз спасал, если не все человечество, то значительную его часть. Давай мы с тобой лучше просто поживем. Поживем и увидим, к чему нас приведет наша жизнь. Но, во всяком случае, Венедикт, по известным причинам Светлана пока помочь тебе не сможет, но мною ты можешь распоряжаться по своему усмотрению. Все, что в моих силах, я для тебя сделаю. Готов хоть сейчас приступить к поиску преступника, совершившего это чудовищное злодеяние.
  Венедикт с благодарностью взглянул на своего друга и помощника.
  - Спасибо, Леша. Я в этом ни на мгновение не сомневался. Иначе и быть не может. К упомянутому тобой делу мы с тобой приступим несколько позднее. Я должен окончательно прийти в себя, чтобы с ясной головой начать поиски преступника. Для этого мне нужно немного времени. И потом... - Венедикт на мгновение задумался, - мне кажется, что скоро произойдут события, которые сведут воедино жизненные пути, мои и преступника. И тогда... Как распорядится судьба.
  - Веня, я тут, извини, может не ко времени, вспомнил о перстне Соломона. Как теперь ты распорядишься им?
  Струкачев, взглянув на друга, невесело засмеялся.
  - А вот с перстнем вообще интересная и загадочная история произошла. Я после известного тебе происшествия решил избавиться от ненужного мне теперь артефакта. Все равно передавать его некому. Я съездил на реку и выбросил его почти на середину. И что ты думаешь? Утром просыпаюсь, а перстень на своем месте находится - в мешочке с амулетом Аксиньи. Будто я и не выбрасывал его вовсе.
  - Да ты что!? Может ты только думал избавиться от него? Может, тебе только приснилось, что ты избавился от него?
  - Да нет, Леша. Я все сделал так, как рассказал тебе. Здесь дело, вероятно в другом. А в чем, я не знаю пока. Сдается мне, что это происки Шешонка. Но что он задумал, я себе не представляю.
  - Да история, действительно загадочная, - Алексей ненадолго задумался. - А, впрочем, ты, Веня, не зацикливайся на этом. Пусть все будет так, как есть. Поживем, увидим. У нас с тобой уже были в жизни загадочные истории. И все как-то образовывалось.
  Неожиданно чашка кофе негромко звякнула и медленно поползла по полированной поверхности стола. Детективы, как завороженные, следили за ее необъяснимым перемещением. Вскоре она доползла до края стола и, на мгновение замерев, начала падать.
  Венедикт, сидевший до этого неподвижно, словно очнувшись от оцепенения, резко выбросил правую руку, подставляя ладонь под падающую чашку.
  Заяц с удивлением смотрел на подрагивающуюся от напряжения руку друга. Переведя взгляд на лицо друга, увидел, что оно слегка порозовело от, вероятно, немалых усилий. На лбу запульсировала вздувшаяся вена. Алексей зашевелился и протянул руку, чтобы помочь Венедикту. Но тот сделал нетерпеливый жест свободной рукой, призывая товарища не вмешиваться. Алексей замер неподвижно, с волнением наблюдая за усилиями друга.
  Это противостояние человека с неведомой силой продолжалось несколько секунд. Скоро лицо Венедикта приобрело обычный цвет. Он устало выпрямился и поставил чашку перед собой. С улыбкой взглянул на Зайца.
  - Ну, вот. Как-то так, - массажируя напряженную правую руку, спокойно произнес он.
  - Что это было? - поинтересовался Алексей.
  - Неужели тебе не понятно? Это же наш старый приятель Шешунок напоминает о себе. Чтобы мы с тобой ни на мгновение не расслаблялись.
  - М-да, - задумчиво промычал Алексей, - оригинальный способ он нашел, чтобы напомнить нам о своем постоянном присутствии.
  
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
  Сергей наклонился над лежащей на бетонном полу лестничной площадки женщиной, приложил пальцы к шее, пытаясь нащупать пульс. Пульс не прослушивался. Мужчина удовлетворенно хмыкнул и выпрямился. Чутко прислушался. В подъезде было тихо. Лишь где-то на верхних этажах плакал маленький ребенок, и громко играла какая-то классическая музыка. В музыке, надо признаться, он совершенно не разбирался. Но ее жизнеутверждающая мелодия ему понравилась.
  Удовлетворенный проделанной работой, он, довольный, страшно фальшивя, но весело насвистывая услышанную мелодию, по лестнице начал спускаться вниз, иногда перескакивая через две ступеньки.
  Проходя мимо окна на втором этаже, он услышал негромкий стук в стекло. Сергей от неожиданности перестал свистеть, вздрогнул, остановился и с испугом взглянул на источник звука. С удивлением он увидел сидящего на водостоке черного ворона.
  Огромная птица с нескрываемой, необъяснимой ненавистью смотрела на Уварова. От ее горящего взгляда неприятный озноб пробежал по спине мужчины. На лбу выступила испарина. Сергей с раздражением сплюнул на пол площадки, с усилием оторвав взгляд от птицы, зябко передернул плечами и ускорил свой шаг, перепрыгивая через две ступени. Через мгновение он уже был у входной двери.
  Открывая ее, Уваров едва не столкнулся с беременной женщиной, входящей в подъезд. Он галантно открыл дверь, придержал ее, пропуская женщину внутрь. Она скользнула по нему равнодушным взглядом, кивком поблагодарила за услугу и направилась к лифту.
  С необычайным облегчением он вышел на залитую солнцем улицу и оглянулся в поисках так напугавшей его птицы. Но на водоотливе никого не было. Пожав недоуменно плечами, Уваров, не спеша, вразвалочку перешел дорогу и направился к стоящему невдалеке от дома кафе.
  Сидя за столиком у окна, Сергей спокойно попивал кофе и наблюдал за происходящими напротив событиями. Он с удовлетворением видел, как через минут пятнадцать с сиреной и проблесковыми маячками к подъезду подъехала скорая медицинская помощь. Через несколько минут около нее припарковался микроавтобус полиции и из него выскочили несколько офицеров и гражданских. А потом подъехал "Лексус". Из него вышел Струкачев и почти бегом направился в подъезд.
  Увидев своего непримиримого врага, Сергей в волнении даже приподнялся со стула, подавшись всем телом к окну. Несколько секунд он неподвижно стоял, прижавшись к стеклу почти в беспамятстве. От волнения он даже дышать забыл. Лишь желваки перекатывались на его грубом лице. Придя в себя через несколько мгновений, он с испугом оглянулся. Не обратил ли кто внимание на чрезмерное любопытство мужчины средних лет к происходящему на улице? Но в этот час в кафе было мало народу, и все были заняты исключительно своими делами.
  Несколько успокоившись, Сергей сел на стул и стал деланно равнодушно наблюдать за суетой у подъезда. Наблюдение за происходящим согревало его очерствевшую душу. Много лет, сидя в колонии, он вынашивал планы мщения своему, более удачливому, другу, посмевшему не испугаться, смело встать у него на пути к славе, к мировому господству. А воспоминания о неприятной встрече со странной птицей постепенно стиралась в памяти, притуплялись. И даже появление этой редкой огромной птицы в городской черте уже не казалась ему такой значимой.
  - "Плохо, что эта беременная женщина меня видела", - мелькнула в его голове несвоевременная мысль, которая несколько омрачало его радость. - "Будем надеяться, что она не обратила на меня внимания. И откуда взялась эта беременная клуша?" - Сергей с раздражением сплюнул. С испугом огляделся, не видел ли кто его непозволительного раздражения. Но все были заняты своими делами, и никто не обратил внимания на эту его неприличную выходку. - "Надо мне все-таки быть осмотрительнее", - с трудом подавляя в себе раздражение, подумал он.
  Он относительно спокойно допил кофе и теперь сидел за столом, периодически поглядывая на происходящие за окном события. У подъезда стояла небольшая толпа из вездесущих старушек-пенсионеров и молоденьких мамаш с колясками, ради бесплатного зрелища покинувших детские площадки. Все-таки загадочное убийство в доме незнакомой беременной женщины, большое количество серьезных мужчин в полицейской форме и в штатском, снующих с деловым видом из машин в подъезд и обратно, было значительно интереснее, чем бесконечные и порядком уже надоевшие обсуждения очередных покупок модных тряпок или любовных похождений знакомых и малознакомых женщин.
  Ему неожиданно почему-то пришла в голову мысль, что месяца два назад, вскоре после освобождения из мест заключения, где он провел без малого десять лет, в подобном кафе он встретился со своей бывшей подчиненной.
  Тогда он также сидел в кафе, правда не в этом, а в центре города, пил кофе и скучающим взглядом разглядывал редких посетителей. Иногда лениво начинал думать, чем бы ему теперь заняться, чтобы обеспечивать свою жизнь. Квартирный вопрос его, слава Богу, не интересовал. После смерти матери ему в наследство досталась вполне приличная двухкомнатная квартира. Совсем недалеко от центра города. А вот с деньгами просто беда. Те небольшие деньги, что остались в наследство от почившей матери, катастрофически заканчивались. Нужно было срочно решать эту нелегкую проблему. Он прекрасно осознавал, что не каждый владелец фирмы возьмет на работу человека, имеющего судимость. Да и образование, мягко говоря, было специфическим. Много ли найдется в городе вакансий специалистов, имеющих юридическое образование? А уж об опыте работы по специальности и говорить не приходится.
  Уваров тяжело вздохнул, раздраженный неприятными размышлениями. Еще одна проблема мучила его - слежка за Струкачевым и разработка плана мести человеку, посмевшему встать на его пути, когда вожделенный божок Эрлика, был уже практически у него в руках. Он посмел разрушить так тщательно разработанный план.
  При воспоминании об этом факте в своей биографии Сергей скрежетал зубами в бессильной ярости. Но, даже в приступах ярости, он никому бы не признался, что он боялся открытого противостояния своему бывшему другу. Слишком хорошо он знал способности этого частного детектива. При таком раскладе шансов остаться живым у него совсем немного. Нет, здесь нужен другой подход, не такой прямолинейный. Нужно было придумать что-нибудь такое... Короче, чтобы этот заносчивый выскочка надолго заполнил, что ему, самому Уварову, на пути лучше не становиться в тот момент, когда он целеустремленно идет к намеченной цели. Но выполнение этой задачи была, пожалуй, даже посложнее первой.
  И однажды в минуту тяжелого раздумья о жестокой мести бывшему другу его посетило поистине спасительное озарение. Зачем рисковать, подвергать потенциальной опасности свою жизнь, когда можно пойти по простому, но не менее жестокому варианту. Можно просто убить его жену. С женщиной-то совладать значительно проще. Это убийство осуществить значительно проще, а результат... О! Это будет прекрасная возможность нанести своему заклятому врагу очень болезненный удар. Хм! Да! От такого изощренного удара его впечатлительный и влюбчивый друг не скоро придет в себя.
  С той поры Сергей терпеливо ожидал подходящего случая, бесконечно смакуя подробности сцены своей сладкой мести.
  Его размышления были бесцеремонно прерваны очень знакомым голосом.
  - Сергей Георгиевич, неужели это вы? Глазам своим не верю, - услышал он почти забытый, но когда-то очень знакомый и близкий женский голос.
  Задумавшийся Уваров от неожиданности вздрогнул и с удивлением вскинул голову. У стола стояла Алевтина Митина, его бывшая подчиненная в те далекие времена, когда он был начальником отдела милиции. И не только подчиненная, но и неутомимая любовница, с которой он провел немало прекрасных часов, о которых он с тоской вспоминал в годы заключения, скрепя зубами от переполнявших его мозг эротических картинок.
  - Алевтина! - радостно воскликнул он. - Как я рад тебя видеть! Ты какими судьбами попала сюда? И к чему такое официальное обращение?
  - Сергей, - смутилась женщина, - я не рискнула обращаться к вам... к тебе без официальности после стольких лет разлуки. Может ты и забыл уже обо мне за столько лет разлуки? А я, - справившись со смущением, женщина заговорила более раскованно, - сегодня, наконец-то, выбралась из своего коттеджного поселка, чтобы побродить по магазинам, посмотреть новые поступления модной одежды. И забрела сюда отдохнуть от утомительного шопинга и кофейку выпить.
  - Постой-ка, постой! Насколько я помню, ты панически боялась автомобиля. Неужели ты смогла преодолеть свою фобию и получила водительские права?
  - Что ты! - женщина очень театрально взмахнула рукой. - Мой страх перед этим железным чудовищем так никуда и не делся. В город меня возят либо друзья, либо муж. Иногда езжу на такси. А сегодня в город меня привез муж.
  - Ты вышла замуж? - нетактично удивился Уваров.
  - Почему ты удивляешься, Сергей? Я что недостаточно хороша для замужества? - женщина кокетливо стрельнула глазками. - Мне кажется, я вполне хороша. В том числе и в постели. Или у тебя другое мнение?
  - Извини, ради Бога, Алевтина. Я спорол откровенную чушь. Просто для меня твое сообщение о замужестве было очень неожиданным. Как-то не представляю тебя в роли чьей-то жены. А в постели ты, действительно, хороша. Я о тебе на зоне часто вспоминал. Помнишь наши с тобой встречи? Как мы с тобой в постели кувыркались! На мой взгляд, мы с тобой прекрасно проводили время.
  - Я, конечно, их помню. - Алевтина от воспоминаний улыбнулась. - Я часто о тебе вспоминала. Мой муж не идет ни в какое сравнение с тобой. - Алевтина с усилием согнала с лица маску воспоминаний и уже с тенью грусти произнесла: - Он уже в солидном возрасте и его сексуальные силы уже не те, что у молодых и здоровых мужчин. - Алевтина на несколько мгновений задумалась, а потом даже головой покивала, чтобы отогнать эротические видения.
  - И где же сейчас твой муж?
  - Сейчас он пошел по своим делам. Договорились встретиться с ним в пятнадцать часов, - Алевтина взглянула на часы. - О, еще целый час у меня в запасе. А ты расскажи о себе, что делаешь, чем занимаешься? - женщина, не дожидаясь приглашения от своего старого знакомого, поставила на пол у стула большую сумку с покупками и расположилась напротив него.
  - Да что тут особо-то рассказывать? Ты, наверно, слышала, что я был в местах, отсюда достаточно отдаленных, - Сергей откровенно разглядывал стройное тело бывшей любовницы, дерзко торчащую высокую грудь. - Отсидел почти десять лет на зоне. А ты представляешь, каково это, отсидеть такой срок, не видя баб? Я уж не говорю о большем. Это было самым страшным испытанием, которое мне пришлось пережить в жизни. Но три недели назад меня, наконец-то, выпустили на свободу. И первое, что я сделал, попав в город, это нашел бабу. - Сергей заулыбался, вспоминая, что он вытворял с той многоопытной женщиной, что снял за недорого около железнодорожного вокзала. - М-да! - Сергей с трудом отогнал свои эротические воспоминания. - Вот сейчас неспешно оформляю все необходимые документы для проживания, потом займусь поиском работы, - уже почти спокойно закончил он.
  Алевтина с любопытством рассматривала бывшего начальника. И ничуть он не изменился. Только виски слегка посеребрила седина, и лишения долгого заключения навсегда отпечатали на щеках глубокие морщины. Заметив откровенный интерес мужчины к своему телу, женщина слегка смутилась. Кончики ее ушей зардели, и на пухленьких щечках появился легкий румянец.
  - Может, что-нибудь выпьем за встречу? - не подумавши, предложил Сергей, с ужасом подсчитывая, хватит ли у него денег, чтобы расплатиться за бутылку хотя бы самого дешевого вина.
  - Не сегодня, Сергей, - с облегчением услышал он. - Давай с тобой встретимся как-нибудь в другой раз и неспешно проведем время. Повспоминаем наше прекрасное прошлое. Вот, возьми номер моего мобильника. Захочешь встретиться, позвони, - женщина кокетливо протянула ему изящно исполненную визитку.
  Через несколько дней Уваров позвонил Алевтине. Они встретились в городе, и Сергей пригласил старую подругу в свое слегка запущенное холостяцкое жилище. В тот день они к обоюдному удовлетворению возобновили свои любовные отношения.
  Его волнующие воспоминания были прерваны каким-то шумом за окном. Сергей с любопытством посмотрел на улицу и с удовольствием, граничащим с радостью, увидел, как вынесли из подъезда носилки с телом жены Венедикта. Рядом шагал и бывший друг с посеревшим от горя каменным лицом. Носилки погрузили в автомашину, следом залез Венедикт. Машина с включенной сиреной понеслась по городу.
  Сергей удовлетворенно хмыкнул. Самую сложную свою задачу он сегодня осуществил. И выполнение ее было почти идеальным, не считая мелких шероховатостей. Он расплатился за выпитый кофе и полностью удовлетворенный событиями прошедшего дня, отправился домой.
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  1
  Кафе "У Палыча", казалось, стояло здесь всегда. Во всяком случае, все посетители были в этом убеждены. Хотя история свидетельствует, что его возникновение произошло не так уж и давно. Лет двадцать назад оно стояло на этом же месте. Но окружено было добротными домами колхозников.
  А потом началась перестройка. Колхоз благополучно развалился. Земля, на которой он стоял, была выкуплена изворотливым бизнесменом, и вскоре, как по мановению волшебной палочки, здесь очень быстро вырос коттеджный поселок. Вскоре он был заселен состоятельными горожанами, которые пресытились городской жизнью. Их чувствительная натура настойчиво требовала единения с матушкой-природой.
  Чего-чего, а природы в этих краях было предостаточно. Вокруг стояли почти нетронутые столетиями великолепнейшие леса. Совсем рядом с поселком протекала неширокая, но полноводная река, полная разнообразнейшей рыбы.
  А небольшое кафе мистическим образом осталось стоять на своем историческом месте. Его, само собой, хорошо отреставрировали, кое-что убрали, чего-то достроили. Рядом воздвигли огромный парник. Посетители кафе могли, почти круглогодично, лакомиться с него свежей продукцией.
  Оно оказалось на оживленной трассе, проходящей вдоль реки, и соединяющей два богатых района. Обслуживало, в основном, водителей-дальнобойщиков. Они не упускали возможности отдохнуть в уютной обстановке кафе, выпить чашечку кофе, а то и пообедать плотно. Со временем здесь образовался своего рода клуб по интересам. Можно было узнать новости по трассе. Поделиться своим взглядом на происходящие в стране или в районе события.
  Услугами кафе с удовольствием пользовалось и немногочисленное мужское население стоящей вдоль реки деревушки в несколько десятков домов, жалкие остатки когда-то богатого колхоза. Деревушка находилась за рекой в паре километров от трассы. Своей окраиной она прислонялась к вековому лесу.
  Соединялись два берега реки старым деревянным мостом, давно и настойчиво требующим ремонта. Но никому не было дела до него. Жители коттеджного поселка редко пользовались им. Что им было делать в нищей, стремительно разваливающейся деревне? А до неудобств местного населения им и подавно не было никакого дела. Так и стоял престарелый мост, терпеливо дожидаясь своего закономерной кончины.
  
  2
  В тот промозглый осенний вечер посетителей в кафе было немного. Здоровый, слегка сутуловатый мужчина с большими натруженными долгой и изнурительной работой руками, с усилием поднял со стола тяжелую от бесконечных пьянок голову и, медленно открыв отекшие остекленевшие глаза, мутным взглядом обвел помещение, пытаясь понять, где он находится. После долгих неимоверно тяжелых усилий осознав где, он предательски дрожащей рукой с трудом забрался в карман куртки и выгреб из него деньги на стол. С трудом, много раз сбиваясь со счета, подсчитал имеемую наличность. А подсчитав, основательно приуныл. На очередную порцию водки денег явно не хватало.
  Егор, неустойчиво покачивая головой со стороны в сторону, исподлобья с тоской обвел несколько продолговатое помещение кафе. У стены почти напротив входной двери находилась барная стойка. За ней располагались добротно сделанные деревянные полки с неплохим для здешних мест ассортиментом освежающих и крепких напитков.
  В этот поздний час за стойкой стоял сам хозяин заведения - невысокий, но крепкий мужчина, с мощными волосатыми руками, толстой жилистой шеей. Через густой волосяной покров груди с трудом просматривалась цветная татуировка, изображающая обнаженную соблазнительную красотку. По мощной руке ползла небрежно изображенная толстая змея с удивительно натурально изображенными злыми глазами. Что она должна была обозначать, большинству видевших ее, было непонятно, но при виде этой змеи у случайного зрителя невольно пробегал мороз по коже.
  К тому времени в кафе осталось вообще всего несколько человек. С трудом поднявшись, пошатываясь, Егор подошел к стойке и с мольбой взглянул на бармена.
  - Иван, ну будь человеком, - с трудом ворочая языком, негромко пробормотал он, - налей мне еще соточку. Ты же знаешь меня. Я тебе обязательно отдам долг. Вот только денег раздобуду и тут же, сразу же отдам.
  - Знаю я тебя, алкоголик ты законченный. Поэтому и не наливаю. - Высокий, с мощными руками бармен лениво протирал и так идеально чистые стаканы и с презрением смотрел на давно не бритого, грязного мужчину. - Ты мне уже столько задолжал, что всей твоей никчемной жизни не хватит, чтобы расплатиться со мной. Шагай, давай, отсюда, пока я тебя не вышвырнул вон.
  Егор с ненавистью посмотрел на красное, лоснящееся в свете электрической лампочки лицо бармена.
  - "Врезать бы сейчас по этой ненавистной морде, чтобы его похабная, ехидная улыбка сползла с нее. Чтобы он безутешно рыдал, раболепно целовал мои грязные сапоги, омывая их своей кровью. Чтобы он унизительно меня умолял пощадить, не бить его больше!", - мелькнула в голове мысль. Он даже почувствовал, как возникла и начала расти в нем волна слепой ненависти к . Она властно поднималась вверх, заставляя сердце биться быстрее, наливая вялые мышцы силой, заливая глаза кровью. И даже кулаки уже сжались, и мускулы в готовности напряглись для нанесения этого сладостного решительно удара. Но, взглянув на широкие плечи своего потенциального противника и внушительных размеров кулаки, на эти мощные челюсти, меланхолично жующие что-то, Егор благоразумно решил не связываться с этим чудовищем. Один удар такого кулака надолго мог отправить его в глубокой задумчивости на пол.
  Однажды он был уже свидетелем, как эта безобразная горилла несколькими ударами своих страшных кулаков расправилась с двумя не в меру разбушевавшимися подвыпившими водителями большегрузов. А были они ребятами крепкими, закаленными в многочисленных выяснениях правоты своей позиции. Одного из них после такого выяснения пришлось даже отправить в больницу. Больше его никто на этой трассе не встречал.
  Егор, кипя от ненависти и безысходности, отошел от стойки, уселся на шаткую табуретку у окна и с надеждой обвел взглядом сидящих за столом мужиков. Не угостит ли кто?
  Один из них, здоровый, чернявый, похожий на цыгана, водитель почувствовал на своей спине его взгляд. Он резко повернулся к Егору и так угрюмо исподлобья на него взглянул угольно-черными глазами, что тот сразу понял всю тщетность своих надежд.
  Тяжело вздохнув, Егор встал, пошатываясь, побрел к выходу. С ненавистью, ударом ноги открыл дверь и вышел из бара. Порыв сильного ветра едва не сбил его с ног. Егор поднял голову вверх. Все небо было затянуто низкими свинцовыми облаками и падал с него, то ли дождь, то ли снег. То ли вместе они падали с неба. Лицо сразу стало мокрым. Голова закружилась, подкатила неприятная тошнота. Громко икнув, мужчина опустил голову и осмотрелся мутным взглядом.
  Черные ветки берез, росших через дорогу от кафе, дрожали от порывов ветра, а жалкие остатки того, что когда-то было тротуаром у одинокого здания, было покрыто тонкой корочкой обледеневшей грязи. Скользкой и чрезвычайно опасной.
  Егор тоскливо посмотрел в черное небо, сплюнул с ненавистью, дрожащими, замерзшими мгновенно мокрыми руками, поднял воротник куртки и, втянув голову в плечи, обреченно побрел домой. Перешел через пустынную в этот поздний час трассу и ступил в лесополосу, тянущуюся вдоль реки. Знакомая с детских лет, хорошо протоптанная тропинка в ней, была предательски скользкой, идти было трудно. Он постоянно падал. Вскоре вся его одежда была мокрой и грязной. Руки были все в порезах и кровоточили.
  С изощренными, годами отточенными, матюгами Егор падал, с трудом поднимался и упорно брел вперед. А что оставалось делать? Было темно, не видно ни зги. Очередной порыв ветра с воем пронесся по лесу, неся на своих крыльях вековую тоску и безнадегу. Зашуршали заиндевевшие травы, зашелестели не облетевшие еще местами березы.
  - Скорее бы уж этот проклятый мост, что б его черти побрали со всеми его гнилыми бревнами, - с ненавистью бормотал Егор. - Сколько можно брести по этой бесконечной тропе, на которой сам черт себе ноги переломает?!
  Сзади и сверху в воздухе что-то захлопало. Егор вздрогнул от неожиданности, с испугом оглянулся. В сумерках в темном небе метались едва различимые черные тени вспугнутых кем-то птиц.
  - "Какого черта я испугался каких-то там птиц, чтоб они поздыхали все до одной?", - с досадой подумал он, успокаиваясь. - "Не иначе, как во всем виновата эта ночь. Ишь, какая темная, да мерзопакостная. Самое время для грабителей и убийц".
  Сплюнув с досады, мужчина нагнулся, пытаясь увидеть тропу. С трудом, на ощупь, разыскав ее в темноте, спотыкаясь, побрел дальше. Вскоре тропа резко повернула вправо, и к шороху листвы присоединилось журчание реки.
  Шумит она бесконечно, веками о чем-то беспечно рассказывает вольным и невольным своим слушателям. А над ней загадочной занавесью висит легкий осенний туман, словно стыдливо скрывая за пеленой ее наготу в неясном свете выглянувшей сквозь тучи луны.
  Вот вскоре и мост вдалеке сквозь деревья да невысокий кустарник высветился. Совсем недалеко стоит он загадочной громадой в неуверенном свете выглянувшего из туч старого месяца, слегка прикрытый легким туманом. Веселее стало мужчине. Энергичнее побрел он к мосту по скользкому берегу, иногда с хрустом взламывая сапогами тонкий лед на небольших лужицах.
  Слева послышался странный шум. Егор, подняв голову, взглянул. На нижней ветке огромной березы, что росла, наклонившись над рекой, сидела огромная черная птица. Она нетерпеливо переминалась с лапы на лапу и то раскрывала огромные крылья, то с шумом складывала их.
  - "Что за чудная птица появилась в наших краях?" - зашевелилось в пьяной голове. - "Никогда, а живу на этом свете уже полных шестьдесят семь лет, таких диковинных птиц здесь не видел. Может это сказочная птица - ворон, о котором когда-то читала мне давно покойная матушка? Но откуда здесь взяться этой сказочной птице?".
  Ворон, а это был, действительно, он, увидев порядком растерянного мужчину, с громким шелестом раскрыл огромные крылья, слетел с ветки, сделал над рекой огромный круг и черной молнией устремился к Егору, пронзая завесу тумана.
  От неожиданности мужчина присел, прикрыл руками голову, резко отклонился в сторону, стремясь избежать разящего удара огромной птицы.
  А та, подлетев, словно застыла загадочным образом на месте. Злобно защелкала перед лицом огромным клювом, смерила его яростно горящими глазами, и неожиданно тяжелым крылом нанесла сильный удар по голове.
  Получив оглушающий удар, и от охватившего его внезапного ужаса беспомощно ахнул мужчина, сделал шаг в сторону, замахал бестолково руками и, не удержавшись на неверных ногах на скользкой земле, упал на землю, непреодолимо покатился по отлогому берегу к реке. Громко, утробно вскрикнув в ночи, свалился Егор в свинцовую чернь воды.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  Ледяная вода, словно кипятком, обожгла его. Дыхание перехватило. Холод, словно металлическим обручем обхватил грудь, не давая сделать хоть малый спасительный вдох. Хмель в момент покинул его, освобождая пространство для всепоглощающего ужаса.
  Выпученными от страха глазами взглянул Егор на равнодушный холодный серп месяца, с любопытством выглянувший из-за тучи. Инстинктивно замахал руками, пытаясь вспомнить, как в детстве легко переплывал эту реку по несколько раз кряду, да так почему-то и не смог. Что-то никак не вспоминалось. Последний раз лениво взмахнул рукой, больше уж на инстинкте, и с головой обреченно погрузился в воду, относимый скорым течением от места падения.
  Но совсем уж неожиданно непонятная сила вдруг стала выталкивать его на поверхность. Поддерживаемый ею, Егор поплавком вынырнул и легко закачался на речной волне. Судорожно открыв перекошенный рот, взахлеб стал хватать холодный воздух и бестолково забарахтался, пытаясь подгрести к берегу. После неимоверных усилий ему это удалось.
  Стал хвататься руками за любую опору, что попадется под окоченевшие руки. Но попадалась лишь росшая по кромке воды чахлая трава. Да и та была мороженной-перемороженной.
  А на дереве напротив сидел ворон. Птица, казалось, внимательно и с интересом смотрела на усилия, барахтающегося у берега человека.
  И охватило его осознание собственного бессилия перед безжалостной судьбой, невозможностью изменить ход жизни в лучшую сторону, как бы ненавистна она не была еще совсем недавно. А жажда жизни уже полновластно овладела им.
  Егор, собрав остатки сил, сделал рывок вверх и зацепился за большой куст травы. И прижавшись к ненавистному и желанному крутому берегу, тяжело дыша, замер, собирая силы на решающий рывок. Отдохнув немного, попытался подтянуться, упираясь на локти. Но нога за что-то зацепилась. И это что-то неуклонно тянуло его в темную пучину реки. И вот тут его обуял настоящий ужас. Зарычав от него первобытным звериным рыком, начисто лишенным чего-либо человеческого, Егор, что было сил, дернулся и почувствовал, что ноге стала легче. Он с облегчением выдохнул и, постоянно скользя, задыхаясь от чрезмерного напряжения, медленно, но настойчиво полез вверх.
  Он вылез на обледенелый берег и растянулся обессиленный. Мокрой щекой прижался ко льду, с удовольствием ощущая, как возвращается в его замерзшее тело жизнь. Придя окончательно в себя, он попытался подняться, подтянув ногу. С удивлением почувствовал, что на ней что-то висит. Висит что-то тяжелое, с трудом, но поддающееся его слабым усилиям. Мужчина сел на землю, подтянул к себе ногу и с любопытством пригляделся.
  В свете выглянувшего, очень кстати, месяца он с удивлением увидел большой крест, который своей длинной цепью обмотался вокруг ноги.
  Он раскрутил цепь, отбросил ее в сторону, взял крест, поднес его к лицу и попытался рассмотреть. Но было очень темно, чтобы что-то увидеть. Егор только понял, что, по всей видимости, крест был очень старый. Он был весь покрыт толстым слоем липкой грязи, густо обросший водорослями. Понял, что здесь, в темноте, он ничего не сможет рассмотреть, да и мокрая одежда постепенно замерзала и начинала шуршать, словно сделана она была из жести. Егор непослушными руками засунул крест за пазуху и быстро, почти бегом отправился через мост домой.
  Вбежал в дом, а там не намного теплее, чем на улице. Разве что ветра нет. Егор с тоской оглядел пустой холодный дом. Сплюнув с досады, почистил от золы печь, засунул туда несколько поленьев, принесенных еще утром. С трудом разыскал клочок старой газеты. Засунув ее под дрова, дрожащими от холода руками с трудом зажег спичку и поджег бумагу. Сухие дрова занялись дружно и скоро Егор уже начал подсыпать в топку уголь. Тот, подымив немного, начал разгораться. Вскоре в доме заметно потеплело и от мокрой одежды начал подниматься пар.
  Егор начал стягивать с себя мокрую куртку. С трудом стащил ее, небрежно бросив в сторону дверей. Начал снимать рубашку. Что-то тяжелое выскочило из-под рубашки и с грохотом упало на деревянный пол. Вспомнив только что о своем найденном сокровище, Егор поднял крест, с удовольствием рассмотрел его и положил на стол. Сбросил с себя всю мокрую одежду, оставшись только в трусах, развесил ее на веревке, натянутой над печкой. От охватившего влажное голое тело холода его сотрясал озноб.
  Успокоившись и согревшись, присел Егор на табуретку, тяжело упер руки в колени и почувствовал, как веки устало наливаются приятной тяжестью. Голова безвольно упала на грудь, и поплыл по пустому дому храп. Разморило мужика теплом, идущим от разгоревшейся печи.
  И видится Егору страшная картина. Будто идет он по знакомой много лет тропинке. И весело ему от выпитой в кафе водочки. И такая светлая, ничем, вроде не объяснимая, радость заполняет всю его душу, и весь мир кажется ему таким ласковым и благожелательным. Как когда-то было давно, в далеком уже детстве. И неожиданно какое-то необъяснимое странное волнение охватывает его.
  Он в тревоге оборачивается и видит перед собой высокого, пожалуй, на голову выше его, широкоплечего мужика. А тот оценивающе смотрит на него и, подняв огромный кулак, поглаживает его ласково другой рукой. А потом вздрогнул Егор от ужаса и попытался уйти от страшного кулака. Только кулак мужика, словно кувалда, по скуле приласкал.
  И почувствовал, как быстро наполняется рот соленой жидкостью. Привычно сплюнул Егор кровь. В былые времена, когда был помоложе, в деревне на кулачках не раз такое случалось. Спокойно рукавом обтерся. Поднял глаза на супостата. Смотрит, а его уж и нет перед ним. Только на траве сгусток крови алеет.
  А тут грохот какой-то в стороне слышится. Егор поворачивается в ту сторону, пытается понять, что за шум такой несвоевременный. И тут до сознания его доходит, что все это ему приснилось. С трудом он начал выкарабкиваться из плена сморившего его сна. И снова слышит он, как громко стукнула входная дверь и ввалилась в комнату нетвердо стоящая на ногах женщина.
  - Явилась, шалава неугомонная, - прохрипел хриплым со сна голосом Егор, почти с ненавистью глядя на вошедшую женщину. - Тебе уж седьмой десяток давно нарисовался, а ты все не успокоишься, сучка похотливая, - постепенно крепчал его голос, наливаясь отчаянной яростью и переходящий на крик. - Домой, к мужу явилась под утро уж. Смотри, за окном светает.
  Женщина подскочила к мужу. От Арины несло столь сильным сивушным духом, что даже Егор его почувствовал. Сплюнул досадливо.
  - Отстань, шваль подзаборная, - взвизгнула женщина. - Ты шляешься по кабакам, выпрашиваешь выпивку у таких же, как ты алкашей. Ты пропиваешь последние наши денежки, - в голосе женщины появились плаксивые нотки. Она задрала подол надетого на нее старого халата и долго и смачно в него сморкалась. - Твоей семье совсем не на что жить. - В голосе ее явно зазвенела сталь. - И вообще не суйся не в свое дело. Понятно тебе? Я тебе пить не запрещаю, и ты не смей... - Аринин взгляд вдруг наткнулся на странный предмет, лежащий на столе.
  Она направилась к столу. Егор попытался заслонить собой свое сокровище, сожалея, что не убрал своевременно крест подальше от своей алчной до умопомрачения жены. Дородная Арина подошла вплотную к мужу, дыша на него перегаром. Она смерила его презрительным взглядом.
  - Ну-ка сгинь с дороги, пока я тебя не зашибла случайно, сморчок недоделанный. - Арина небрежно повела крутым плечом, решительно отодвигая ставшего на ее пути мужа.
  Егор, и сам мужчина крупный и сильный, вдруг неожиданно оробел перед своей дородной женой, что, впрочем, было почти всегда в их совместной жизни, и совсем не оказал сопротивления.
  - Так, что это такое интересное здесь лежит? - женщина, наклонившись над столом, с любопытством взглянула на находку мужа. - О, да это же, похоже, крест. Чудной он, правда, какой-то. Почти как наш, православный. Вот только он почему-то восьмиконечный. Не иначе, как заграничный, веры, какой-то другой. И, похоже, что он очень старый. Ишь, сколько грязи то на нем.
  Выпрямившись, с подозрением взглянула на мужа.
  - Где, у кого украл крест? Признавайся сей момент же!
  - Ничего я не украл, - возмутился Егор от незаслуженного обвинения. - И вообще, не твое это дело, - от охватившего отчаяния его голос стал крепчать. - Иди-ка ты, знаешь куда? - Он на мгновение замешкался, не зная, куда послать свою нервную жену, чтобы не усугубить свое и так шаткое положение, - А иди ты туда, откуда пришла, вот, - нашелся он.
  - Ага, сейчас! Размечтался, старый петух. Этот старый крест, наверно, стоит целую кучу денег? А тебе они совершенно ни к чему. Ты все равно все деньги пропьешь, а мне они будут очень кстати. Я, благодаря им, новую жизнь могу начать. И уж конечно без тебя. У тебя в жизни одна цель и мечта - нажраться до горизонтального положения.
  - На себя посмотри - лахудра. И вообще, ты чего это распоряжаешься моим крестом? Никаких правов на него у тебя нет, - возмутился Егор. - Мне он и самому нужен. И это мое дело, как распоряжаться моим имуществом.
  Арина, с презрением взглянув на мужа, молча, взяла крест и решительно направилась к дверям.
  - Нет, вы посмотрите на него, люди добрые, его имущество. Голодранец алексеевский. Делиться надо с ближним, пьянь болотная. На том свете, на божьем суде тебе может это и зачтется, - остановившись на полпути к двери и обернувшись, пьяно захихикала Арина.
  Отсмеявшись и утерев грязным рукавом пальто, выступившие от смеха слезы, она неторопливо продолжила движение.
  - Стой, стерва. Верни мой крест? - яростно прорычал Егор. Он быстро осмотрелся и, увидев, схватил кочергу, стоящую у печи. Бросился вслед за уходящей женой.
  Женщина остановилась у дверей, обернулась и бросила на мужа полный презрения взгляд.
  - Что ты мне сделаешь, пьяница несчастная? - скривив полные губы, с проснувшейся ненавистью проговорила она. - Ты же ни на что не способен, ни денег заработать, ни с женой переспать. Одним словом - слизняк, да еще и престарелый.
  Егор почувствовал, как все его нутро захлестывает всепобеждающая волна ярости. Перед глазами на мгновение повисла пелена. И когда она рассеялась, он увидел перед собой ненавистное покрасневшее, покрытое испариной, лицо ненавистной жены. Он больше ничего не видел. Только это презрительно перекошенное полное лицо женщины. И, словно выполняя чью-то злую волю, он неожиданно спокойно поднял кочергу и со всей силы опустил ее на голову. Женщина, в последнее мгновение вытаращив в ужасе глаза, всхлипнула обреченно и медленно сползла по стене на грязный, давно не мытый пол.
  Егор, не понимая, что делает, еще не осознавая содеянного, отбросил в сторону печи окровавленную кочергу и, наклонившись, разжал судорожно сжатые пальцы жены, взял в руки крест и только тогда почувствовал, как неведомая сила отпускает его. Обмякло безвольно тело, и без сил опустился он у неподвижной женщины на колени. Он в смятении смотрел на тело Арины, не зная, что теперь нужно сделать с ним.
  - Вот тебе и слизняк, - прохрипел он, чтобы хоть чем-то нарушить наступившую тишину, которая стала пугать его. - Вот и не такой уж я и слизняк, - мысли его от волнения неожиданно стали путаться, слова куда-то разбежались. И он бездумно, не вникая в ее смысл, повторял эту первую пришедшую на ум фразу вновь и вновь. - Поваляйся покамест здесь, сучка, - наконец после длительного времени нашел, что сказать он и вздохнул уже свободнее, легче, словно найденная им новая фраза принесла ему облегчение. - Мое сокровище ей подавай! Нет уж! Этот крест мой. Мне и самому он нужен. Делиться с ней... Ага, сейчас! Не на этом свете.
  Он проговорил последние слова, и вдруг его осенило, что всего несколько мгновений назад он совершил самое, что ни на есть настоящее убийство. Почти такое же, какое он видел в бесконечных детективных сериалах по телевизору. Но то было кино, а здесь была его жизнь. Его!..
  Егора снова стал бить озноб. Его тело сотрясалось от него. Теперь уже не от холода, а от недавних пережитых потрясений.
  Решившись, с трудом поднялся с колен. На трясущихся ногах Егор едва доковылял до стола, положил на него крест, сел на скрипучий табурет и начал внимательно его рассматривать, стараясь не оглядываться, не думать о лежащей в нескольких шагах от него убитой им жены.
  Он поковырял трясущимся пальцем грязь на поверхности креста. Кусочек подсохшей в тепле грязи отвалился. Появился блеск желтого металла.
  - Неужели он действительно золотой? - пробормотал взволнованно Егор. - И камни, должно быть драгоценные?
  Он неожиданно резво вскочил с табуретки и бросился к кухонному столу. Налил в тазик воды и начал судорожно смывать с креста грязь. Взволнованный он наблюдал, как очищался от нее крест, блестя золотом и драгоценными камнями. Глаза засверкали лихорадочным светом, и больше ни разу его уже не посетила мысль об убитой жене. Алчность, поселившаяся в его теле, полновластно овладела им.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
  Василий, остановившись у калитки, положил руки на хлипкий штакетник и задумчиво посмотрел на темные окна дома.
  - "Странно, в окнах нет света. Арина дома, вроде, должна быть. Мы вчера договорились с ней о встрече. Егор-то понятно где, а вот где Арина, это вопрос. Надо бы проверить, может, дрыхнет без задних ног?".
  Василий сделал последнюю затяжку "Беломора", сплюнул смачно на землю и, отбросив окурок, решительно толкнул скрипучую калитку и подошел к дверям. С удивлением он увидел, что дверь не была закрыта на ключ, просто прикрыта. Он неуверенно потянул ее на себя. Дверь легко распахнулась. Мужчина, негромко матерясь, спотыкаясь в темноте, прошел прихожую и вошел в кухню.
  Едва переступив порог, наткнулся на что-то мягкое, податливое. Привычно нащупал выключатель, нажал на клавишу. Ярко вспыхнула лампочка, освещая кухню. На полу недалеко от дверей, неловко разбросав руки, лежала на животе неподвижная Арина. Под ее головой виднелось огромное застывшее пятно крови.
  - Неужели мертвая? - ахнул он со смешанным чувством ужаса и любопытства.
  Василий нерешительно подошел и ногой слегка пошевелил тело. Арина неожиданно застонала и с трудом, неуверенно зашевелилась. Василий вздрогнул от неожиданности, наклонился и перевернул тело на спину. Арина медленно, с видимым трудом открыла глаза и мутным взглядом взглянула на мужчину.
  - Вася, помоги мне подняться, - едва слышно проговорила женщина, узнав в наклонившемся мужчине своего любовника.
  Мужчина, засуетившись, заохал, по-бабьи замахал руками, бегая вокруг женщины и не зная, как половчее ее прихватить.
  - Да как же это все приключилось? Что же это такое? А я захожу, а ты тут валяешься, не шелохнешься. Словно как мертвяк. А под тобой целая лужа крови. Мне даже жутко стало от такой картины, - Василий, решившись, подхватил женщину за подмышки, с трудом перетащил ее массивное тело к столу и неловко посадил на заскрипевший табурет. - У меня от страха, Арина, до сих пор поджилки трясутся.
  Женщина жалобно застонала, оперлась руками на стол, положила на них окровавленную голову.
  - Что с тобой приключилось, Арина? Кто это тебя приложил так? - с волнением поинтересовался Василий, с возрастающим любопытством рассматривая на голове подруги обширную рваную рану. Кровь из раны уже давно перестала литься и подсохла, превратив волосы в комок. - Сейчас, потерпи маленько. Я зараз промою тебе рану и перевяжу. Тебе и полегчает.
  Василий, смочив под краном полотенце водой, хотел начать смывать кровь с головы раненной подруги.
  - Да подожди ты с этой раной, - вяло отмахнулась полной рукой Арина. Она чувствовала необычайную слабость от большой потери крови. Иногда волной накатывалась неприятная тошнота и тогда Арина с трудом поднимала руку и прикрывала им рот, чтобы не освободить желудок на стол. Отдышавшись кое-как, она продолжала негромко, с трудом подбирая слова, - Потом меня приведешь в порядок. Сейчас нам не до этого. Вася, мой муж где-то раздобыл старый на вид крест. По виду он золотой, весь украшенный драгоценными камнями. Мне кажется, он стоит кучу денег. Если нам удастся отобрать у него этот крест, мы с тобой могли бы надолго обеспечить себе безбедное существование. Это Егор меня ударил, когда я пыталась отобрать его у него. Я просто не ожидала от него такого мужского поступка. Ведь он, хоть и здоровяк, а за всю свою жизнь и мухи не мог обидеть. А тут, на тебе, на такое решился.
  - А где он сейчас, муженек твой? - заинтересовался Василий сообщением полюбовницы.
  - Будто не знаешь, где он пропадает целыми днями? Наверняка, сидит в кафе, и языком своим поганым треплет о своей находке.
  Василий взглянул на темное окно.
  - А что, Арина, время сейчас темное. Может, действительно попробовать отобрать крест, если кто еще не отобрал его?
  - Что, темно уже? Это значит, я целый день в отключке провалялась. Вот сволочь! Здорово мне мой муженек кочергой приложился к голове. А еще слизняк. А отобрать крест, Вася, обязательно нужно. Все равно он его пропьет, алкоголик проклятый. Бедная моя головушка. Она, прям, раскалывается от боли. - Арина болезненно скривилась.
  - Так уже шесть часов. А в такую пору темнота рано наступает, - у Василия в голове стал выстраиваться план. Только он никак не мог его сформулировать. Возникла только идея, а что для этого нужно сделать, как дальше действовать - никак на ум не приходило.
  - Не теряй времени, Вася. Чего доброго он, и, правда, уже пропил его. У него не заржавеет. Поторопись, давай, беги. Я тебя здесь подожду.
  - Да, да. Я сейчас, Арина. Вот только мысль свою додумаю, как все это ловчее провернуть, - нескладно прошептал он.
  Василий, отойдя к окну, задумчиво смотрел на сидящую у стола женщину.
  - "А ведь золотой крест с камешками, верно, стоит немалых денег? И странно было бы делить доход на двоих. Одному такой кучей денег владеть куда как сподручнее. А ведь Арина совсем недавно была почти мертвой. А что если мне воспользоваться этой ситуацией? Найдут труп женщины, а следы к кому ведут? А следы ведут к Егору. Все соседи подтвердят, что жили они плохо. Постоянно цапались, как кошка с собакой. Да и главная улика, кочерга, со следами рук Егора. Я, кажется, не трогал ее. Вот в полиции и решат, что убийца - Егор Васин".
  Василий стал судорожно вспоминать, трогал ли он кочергу? Да, нет! Не трогал. Она так и валяется на полу, куда ее Егор отшвырнул. Все складывается, как нельзя лучше. Он с недоумением взглянул на мокрое полотенце, которое все еще держал в руках. Скривившись, засунул полотенце в карман куртки.
  - Арина, - решительно проговорил он, - ты пока здесь побудь, куда тебе с такой раной идти, а я сбегаю, посмотрю, где Егор пропадает с нашей добычей. Может что-нибудь и удастся мне сделать?
  Арина подняла голову и взглянула на любовника.
  - Любый мой, что там смотреть? Убей его и сбрось в реку. Все решат, что он по пьяному делу в реку свалился. Он пьяница всей деревне известный. И возвращайся скорее. Я тебя здесь ждать буду. У нас, Васенька, новая жизнь начнется. Мы с тобой в город уедем, где нас никто не знает. С такой-то кучищей денег мы долго будем жить припеваючи.
  - Хорошо, Арина. Так и порешим. - Василий достал из кармана носовой платок, давно уже нуждающийся в стирке, обернул им ладонь и, пройдя к лежащей кочерге, наклонился за ней.
  Арина увидев, что делает мужчина, поняла его намерения, вскинула в испуге взгляд на него.
  - Арина, на двоих денег, может, и хватит на долгое время, а на одного мне, пожалуй, на всю жизнь хватит.
  Василий, выпрямляясь, уже открыто с ненавистью смотрел на женщину. Арина вскрикнула и, собравшись с силами, покачиваясь от слабости, бросилась к дверям.
  Василий в два прыжка настигнул женщину и нанес ей удар по голове. Арина, словно наткнувшись на невидимую стену, остановилась. Ее рот открылся в немом крике. Ноги безвольно подкосились. Она нелепо взмахнула руками и упала на грязный пол. Ноги несколько раз конвульсивно дернулись, и Арина замерла неподвижно.
  - Вот так-то, пожалуй-то и получше будет. Крест, может быть, и дорогой, но денег никогда не бывает шибко много, - бормотал мужчина, наклоняясь над трупом.
  Василий аккуратно положил тело в то положение, в котором оно лежало в момент его прихода, положил на место кочергу и внимательно огляделся. Решив, что следов он не оставил, Василий выключил свет и, закрыв дверь, незамеченный никем, выскользнул со двора любовницы.
  
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  
  Взволнованный обретенным сокровищем, Егор метался по дому, не находя места от возбуждения. Печь начала остывать и в доме похолодало. Егор с удивлением обнаружил, что он так и не оделся и бегает по дому в одних трусах. Слегка успокоившись, натянул на себя подсохшую одежду.
  На лежащее у дверей тело он старательно не смотрел. Правда иногда его взгляд машинально натыкался на него и тогда где-то в глубине души начинал вырастать ужас от содеянного и страх перед неизбежным наказанием. Тогда он подбегал к раковине и плескал на лицо ледяную воду. Это приносило небольшое облегчение на некоторое время. Но проходило совсем немного времени, и вся история повторялась.
  Даже не дождавшись наступления рассвета, он, спрятав свое сокровище за пазуху, он направился к выходу. Когда он переступал через труп жены, ему в голову пришла неожиданная мысль. Он наклонился над трупом и тщательно обшарил карманы. Денег он нашел немного, но на пару порций водки должно хватить. Громко хлопнув дверью, отправился в кафе к товарищам, простодушно поделиться своей нечаянной радостью.
  Но войдя в кафе в столь ранний час, Егор к разочарованию увидел, что знакомых мужиков нет. Лишь несколько водителей сидели в дальнем углу, молча пережевывая свои нехитрые завтраки. Они так мрачно взглянули на него, что у него отпало всякое желание делиться с ними своей радости.
  Егор расположился за столиком у входной двери и заказал себе порцию водки. Потягивая напиток небольшими глотками, с нетерпением поглядывая на дверь в ожидании желанных посетителей.
  Дверь неожиданно приоткрылась и в теплое помещение, зябко поеживаясь, проскользнул старик. Он встал у входа, потирая озябшие ладони. Внимательно оглядев помещение кафе, старик решительно подошел к столику Егора и, не спрашивая разрешения, уселся напротив него.
  Егор внимательно рассматривал старика, пытаясь вспомнить, видел ли он когда-нибудь его. Нет, старик был ему явно незнаком. Одет он был в старый, местами небрежно залатанный тулуп. На голове едва держался старый треух. Егор внимательно огляделся, пытаясь увидеть, какую реакцию на немногочисленных посетителей произвело появление странного старика. У его удивлению никто не обратил ни малейшего внимания на этот примечательный факт. Егор растерянно почесал затылок.
  А старик, не обращая внимания на удивление Егора, небрежно подняв руку, подозвал к себе официанта. Достав из внутреннего кармана тулупа мятую пятитысячную купюру, он заказал непочатую бутылку водки. Раскупорив, налил себе и ошеломленному Егору. Выпив свою водку, старик внимательно взглянул на Егора.
  - Слышал я, что нашел ты крест какой-то чудной, - наклонившись к Егору, негромко проговорил он.
  - Да, - гордо произнес Егор. Говорил он негромко, почему-то пойдя на поводу у старика. - Нашел я крест в реке местной. Видать дорогой он.
  - Дорогой-то он дорогой. Только лучше бы не находил ты его. Принесет он тебе и другим людям много горя.
  - Как же так, мил человек? - заволновался Егор. - Почему горе то?
  Но старик, словно и не слышал его вовсе. Больше не произнеся ни слова, встал он из-за стола, бросил небрежно на стол сдачу с пятитысячной банкноты и под удивленный взгляд Егора вышел из кафе.
  Васин вскочил со стула и бросился на улицу. Но сколько он не вглядывался в наступающие утренние сумерки, никого не было на пустынной улице. Удивленный донельзя вернулся он в теплое уютное помещение. На столе по-прежнему лежали небрежно брошенные стариком деньги, стояла початая бутылка водки.
  Долго он сидел угрюмый, пытаясь понять, что имел в виду загадочный старик, когда говорил о беде, что принесет ему и другим найденный крест. Так долго бы продолжалось, только стукнула входная дверь и в кафе ввалился первый товарищ-собутыльник Егора. И с приходом его отошли в былое тяжелые думки. И осталась только гордость да безграничная радость за драгоценную находку. А тут и другие сотоварищи стали подходить, и пошли одна рюмка водки за другой. А водка, как хороший врач, окончательно избавила голову от тяжелых раздумий.
  Егор сидел в кафе и рассказывал своим прибывающим на ежедневную встречу товарищам, какой диковинный крест он нашел в реке, и сколько денег он выручит, продав его в городе. Мужики с удовольствием угощали счастливца, резонно рассчитывая, что скоро их товарищ станет богатым и в деньгах на выпивку у них не будет недостатка. Незаметно пролетел короткий позднеосенний день.
  В этот предвечерний час в кафе стало многолюдно. Этому поспособствовало, что подошел автобус с иностранными туристами, познающими бескрайние русские просторы и пытающие найти ключик к загадочной русской душе. Они шумной толпой ворвались в кафе, мечтая о чашке горячего кофе в этот промозглый осенний день. Кое-кто брал и алкоголь по предпочтению. Кто-то взял порцию-другую русской водки, а кто ограничился бокалом импортного или российского пива, выбор которого в кафе был на удивление приличным. Вскоре в кафе стало весело и шумно.
  В кафе незаметно, пользуясь всеобщей суматохой и шумом, проник Василий. Он сел подальше от своего соседа. Купил бокал темного отечественного пива и сидел, потягивая его небольшими глотками. Он сидел за столом и думал, как ему стать обладателем заветного креста.
  К столу подошел незнакомый старик наружности какой-то иностранной. В хорошо сшитом костюме, прикрытом полами совсем новой шубой. Он стянул с головы теплую меховую шапку с опущенными ушами и, не спрашивая разрешения, поставил на стол бокал пива. С грохотом выдвинул из-за стола стул и аккуратно присел на него напротив Василия. Алексеев недовольно поморщился. Этот незваный собеседник отвлекал его от наблюдения за хвастающимся своим чудесным приобретением соседом.
  Старик сделал глоток, поставил бокал на стол. Промокнув губы чистым и выглаженным носовым платком, он взглянул на Василия.
  - Ну, что тут можно сказать, выслушав в очередной раз рассказ этого пьяного русского мужика? - с иностранным акцентом неожиданно произнес он. - Крупно повезло твоему соседу. Найти такой дорогой крест, это большая удача. Он дорого стоит и умному человеку может принести неплохие дивиденды.
  - Да, повезло мужику, - недовольно скривившись, пробормотал Алексеев. Он сделал большой глоток пива и с грохотом поставил бокал на стол.
  Старик с осуждением взглянув на Василия, отхлебнул еще глоток пива и подчеркнуто аккуратно поставил бокал.
  - Но он же законченный пьяница. Пропьет его, и на этом закончится замечательная история этого исторического креста, - старик с усмешкой взглянул на нахмурившегося от его слов Василия.
  - И что ты предлагаешь, - мрачно спросил Василий, отхлебнув пива?
  Старик то же отхлебнул пива и хитро взглянул на собеседника.
  - Так что тут можно предложить? - старик наклонился к Василию. - Этого придурка, который так опрометчиво всем рассказывает о своей чудесной находке, нужно просто убить.
  - Убить!? - перехватило дыхание у Василия. - Да ты что? Как можно лишить жизни человека?
  - Да, убить. - Совершенно спокойно проговорил старик. - Чего уж там? Где один труп, там и два. Насколько я знаю, здесь совсем недалеко река протекает. А сосед твой уже набрался достаточно, чтобы совершенно случайно поскользнуться на скользкой дорожке и свалиться в реку. Ну, подумай сам, кто бросится его искать? Жены у него теперь нет, - старик с усмешкой взглянул на смутившегося Василия, - родственников у него нет. А соседи не скоро вспомнят об этом алкоголике. Ты, я думаю, не скоро о нем вспомнишь?
  Василий радостно заулыбался. Уж он-то точно не скоро вспомнит об удачливом соседе. Он уже представил, как станет обладателем креста, сколько денег он за него получит, и какая замечательная жизнь у него начнется.
  Старик допил свой бокал пива и вопросительно взглянул на Василия.
  - Ага, я понял, - Алексеев большими глотками допил свое пиво, с грохотом отодвинул стул, вскакивая со своего места. - Я сейчас, - пробормотал он негромко. - Да разве ж я не понимаю, что ли? Сейчас мы зараз все и организуем. Может чего покрепче купить?
  - Да мне-то что? Я могу и покрепче чего выпить, а тебе нужно иметь трезвую голову. Сложная задача стоит перед тобой.
  - Ну, да. Оно, конечно, ты прав. Я сейчас, погоди немного. Мы это мигом.
  Василий, пробиваясь через туристов, полез к стойке. Купив два бокала лучшего пива, Василий пробился к своему столу. Но к его удивлению, старика за столом не было. Растерянно он оглядел толпу. Но знакомого старика нигде не было видно.
  Расстроенный Василий поставил бокалы на стол и плюхнулся на стул. Жаль, что старик так неожиданно исчез. Сейчас у него такое настроение, что вся его натура настойчиво требовала излить кому-нибудь свои мысли, поделиться планами. Жаль! Незнакомый старик был идеальной кандидатурой на роль слушателя.
  Прихлебывая пиво, он стал терпеливо ждать, когда Егор наговорится и нахвастается, наконец, и отправится домой. Изредка он обводил взглядом помещение в тщетной надежде увидеть своего странного знакомого. Но тот бесследно исчез.
  Васин решил, что на сегодня, пожалуй, хватит общений с друзьями. Нужно домой попасть пораньше. На завтра запланирована поездка в город для продажи креста. И с телом жены нужно было что-то делать. Эта мысль постоянно терзала его, настойчиво пробиваясь через пьяный угар. Но ему все никак не удавалось вырваться из объятий веселых односельчан, да и эмоции от ближайших блестящих перспектив захлестывали.
  Уже стало совсем темно, когда он, покачиваясь от выпитого, весело напевая себе под нос что-то легкомысленное, вышел из кафе и побрел домой.
  С грохотом отодвинув стул, Василий поднялся со своего места и медленной походкой пьяного человека направился к выходу.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
  Егор шел, размышляя к кому можно обратиться, чтобы подороже продать крест. Он так глубоко задумался, что совсем не обратил внимания, что за ним вразвалочку идет широкоплечий мужчина, с глубоко надвинутой на лоб кепкой.
  Резкий порыв ветра неожиданно пронесся по лесополосе. Зашуршали, зашелестели редкие березки. Зашумели, закачались высокие многолетние ели.
  Егор остановился, оглянулся на тропинку, утоптанную тысячами ног. Решительно двинулся вперед к журчащей невдалеке реке.
  За спиной послышался странный шум, который встревожил мужчину. Он остановился в недоумении и оглянулся. В неверном свете месяца увидел летящего на него ворона. Он с мягким шелестом пролетел над ним, едва не задев головы, опустился на нижний сук стоящей на берегу высокой березы.
  С облегчением выдохнув, пошел Егор дальше. Но тревожное предчувствие стало овладевать им. И он инстинктивно ускорял свой шаг. А над его головой ворон то плачет дитем малым, то хохотом заливается. И дивно Егору от этого, и страх хватает его за душу мягкими и настойчивыми лапками.
  Дойдя до реки, остановился в непонятной, неожиданной задумчивости. И заворожила его темная вода разговорчивой реки. И неожиданно из темной пучины реки всплыло лицо убитой жены. А лицо было молодым и ясным. И приветливо улыбается она ему. И так ласково, как тогда, много-много лет назад, когда они были молоды и красивы и мечтали о жизни счастливой. И тихим голоском шепчет неясно и загадочно приглашение к вечному покою. И на верное не поймешь, то ли река это журчит, то ли жена приглашает его к единению. И так увлекся Егор рассматриванием своей жены, слушаньем речей ее многообещающих, что совсем не услышал легкие шаги на тропинке.
  И совсем уж согласился мужчина с приглашением своей жены, да только что-то, как будто толкнуло его. Он быстро обернулся и увидел стоящего рядом мужчину. Тот стоял и со зловещей улыбкой смотрел на него. Испугавшийся было Егор, облегченно вздохнул, увидев не убийцу никакого, а соседа своего, с которым не раз устраивал дружеские попойки.
  - Ну, и напугал же ты меня, Василий. Я уж думал, что за мной коварный убийца крадется, а это, слава Богу, ты. Здоров будь, соседушка. Ты чего здесь делаешь в такой поздний час? - и, не дожидаясь ответа, поспешно сообщил радостно: - А ты слышал, я сегодня крест нашел. В этой самой реке, совсем недалеко отсюда.
  - Вот этот крест мне и давай! - произнес сосед таким тоном, что по телу Егора пробежала мелкая дрожь и все тело покрылось потом, несмотря на холод. - Тебе он без надобностей теперича. На том свете деньги тебе ни к чему будут.
  - Да, что ты, Василий! Побойся Бога. Не бери на душу грех-то, - неумело закрестился Егор, послушно и обреченно вверяя Ему свою жизнь.
  - Я с Богом как-нибудь договорюсь. А вот как будешь ты оправдываться перед ним за убийство своей жены? Ты об этом подумал? Беззащитную женщину кочергой по голове. Это же надо было додуматься до этого.
  Егор судорожно прижал левую руку к лежащему за пазухой кресту и, растерявшись, не смог промолвить ни слова. Только почему-то отрицательно постоянно кивал головой.
  - Ну, что ж, Егор, прощай тогда. Это твой выбор. Извини, что так получается неловко, - спокойно произнес мужчина и, поднял руку с куском толстого соснового корневища.
  Инстинктивно Егор поднял правую руку, защищаясь от удара. Раздался хруст ломаемой кости, и резкая боль пронзила его. Он негромко вскрикнул. В глазах потемнело, и рука бессильно повисла. Василий снова поднял свое оружие и ударил Егора по голове. Мужчина, ни слова не произнеся, рухнул под ноги Василия. А тот наклонился, достал из-за пазухи крест, и небрежно пнул ногой тело Егора. С легким всплеском оно упало в воду и река, радостно приняв подношение, весело понеслась в темноту.
  Егор стал медленно погружаться в воду. И ему в голову пришла спокойная мысль: "Ну вот, кажется и все. Отмучился на этом свете. Прими, Господи, душу раба твоего Егора". И чего это в голову пришла мысль-то такая? Ведь никогда Егор в Бога не верил, в церковь никогда не ходил. Праздники православные, правда, исправно праздновал. Но исключительно из-за повода хорошо выпить и вкусно закусить.
  И неожиданно от мучительного холода стал он приходить в силу. И с удивлением Егор почувствовал, как какая-то неведомая сила настойчиво толкает его наверх, к спасительному воздуху. Мужчина вынырнул и стал жадно глотать воздух. Вынырнув в очередной раз, огляделся в поисках спасительного берега. И с радостью увидел его недалеко. Вот он, холодный, крутой, негостеприимный. Проносится мимо со скоростью курьерского поезда, и нет никаких сил задержаться около него, хоть на мгновение. Правая сломанная рука отекла и практически не подчинялась его воле.
  И тут река с немалой силой швырнула его тело на огромный камень, что свалился с подмытого берега много столетий назад. Закричал от пронзившей его мозг боли Егор и потекли по течению струйки крови с разбитой головы. Распластался на мокром холодном камне, судорожно цепляясь левой рукой за его шершавую поверхность, ломая ногти, срывая кожу с пальцев. Ему был жизненно необходим этот камень. Хоть ненадолго, хоть на мгновение, чтобы восстановить потраченные силы.
  Отдышавшись немного, оглянулся на совсем близкий берег. Решившись, неохотно оторвался от надежной опоры, вяло работая левой рукой, помогая себе ногами. Он подплыл к берегу и взглянул наверх. Высоко в черном небе светил равнодушный серп молодой луны. В ее свете он увидел темнеющий край берега. Вот он, совсем рядом. Стоит только протянуть руку и... Но как тяжело было забраться на него.
  Егор протянул левую руку и зашарил по обледеневшему краю берега в поисках спасительной опоры. Но под руку попадалась лишь перемерзшая береговая трава, которая предательски обрывалась при малейшем усилии мужчины. А река медленно, но неуклонно, тащила его вдоль берега. Отчаяние овладело мужчиной. Куда-то стала пропадать жажда жизни. Но неожиданно в голове Егора забрезжила слабая надежда на спасение, когда он увидел на фоне светлеющего неба склонившийся над рекой небольшой куст.
  Мужчина схватил мертвой хваткой ненадежную опору, собрал все силы и, рванувшись, выбросил половину тела на обледеневший берег. Тяжело дыша, застыл неподвижно, тесно прижавшись к мерзлой земле.
  Ноги, опущенные в воду, вскоре совсем замерзли. Егор понял, что, если сейчас он не выберется на берег, его шансы на спасение будут стремительно стремиться к нулю. Он засучил ногами по обрывистому берегу в поисках малейшей опоры для ноги. И он возблагодарил Бога, в которого никогда не верил, когда правая нога уперлась в какой-то ненадежный корешок. Егор сделал рывок, и, почувствовав, что он уже на берегу, быстро отполз от кромки берега, оставляя за собой темную мокрую полосу, волоча неподвижную правую руку.
  
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
  Долго лежал он на обледенелой земле, чувствуя, как уходят из тела остатки тепла, но, не имея сил подняться и куда-нибудь идти в поисках спасительного тепла.
  Откуда-то издалека неожиданно донесся скрип. Егор с надеждой приподнял и закрутил головой, внимательно вглядываясь в темноту. Вскоре из тьмы появилась телега, которую неспешно тянула страшно худая с облезшей шерстью лошадь. На облучках сидел старик, укутанный в старый, местами порванный, тулуп. На голове его красовался треух.
  Поравнявшись с Егором, лошадь не дожидаясь команды хозяина, остановилась, и, как только перестала двигаться, опустила голову с потрепанной гривой и задремала. С телеги, что-то негромко бормоча себе под нос, тяжело спустился старик и подошел к лежащему мужчине.
  - Эй, мужик, ты жив, или как? - старик наклонился над Егором, потряс за плечо. Услышав негромкий стон, продолжил, ни к кому не обращаясь. Скорее, чтобы разогнать эту настораживающую тишину, изгнать из себя страх: - Э, да ты, мил человек, мокрый весь, да и кровищи из тебя натекло. Это как же тебя угораздило то? - задал дед риторический вопрос. Не дожидаясь ответа на свой вопрос, продолжил бормотать? - Как же мне тебя в телегу-то загрузить? Если, мил человек, ты мне не поможешь, я тебя здесь брошу. Да, брошу и никому ничего не расскажу. А что? Я тебя не видел. Проехал мимо и не увидел. На этом и сказ весь, - Старик оглянулся на дремавшую лошадь, - Это ты, кляча старая, меня в историю эту неприятную втянула. Нет, чтобы проехать мимо, и концы в воду. Так нет же, подремать ей вздумалось. Все, довела ты меня до последней, можно сказать, черты. Домой когда доберемся, я тебя на мясо сдам на коновальню, скотина тупоголовая.
  Егор застонал и слабо засучил ногой. Старик с удивлением посмотрел на лежащего мужчину.
  - Ты, смотри, живой еще и жить, видать, хочет. Со сломанной рукой, с разбитой башкой, весь промерзший насквозь, а, поди ж, ты, пожить еще хочется. Ладно, мужик, считай, что уломал ты меня своей волей к жизни. Если сейчас поднимешься, может, выживешь.
  Старик наклонился, кряхтя, взялся за плечи и, поднатужившись, посадил Егора. Его начало мутить. Он раскрыл рот и начал судорожно хватать холодный воздух. Через несколько мгновений тошнота прошла. Егор, цепляясь за старика одной рукой, попытался встать. Старик, схватив за куртку, со всех сил потащил мужика вверх. Егор мертвой хваткой схватился левой рукой за телегу и замер на дрожащих от слабости ногах.
  - Пособи, дед, на телегу забраться. Без тебя мне этого никак не сделать.
  Старик, наклонившись, схватил его за ноги и натужно прохрипел:
  - Давай, паря, тянись. Ну и тяжелый же ты, как я погляжу. А я уже достаточно пожил на этом свете и силы у меня уже не те, что были в молодости, - хрипел дед.
  - Погоди, дай-ка, я на ось ногу поставлю. Так сподручнее будет.
  С трудом забравшись на телегу, свалился, обессиленный, на дно, покрытое толстым слоем пахучего сена. Не обратив ни малейшего внимания на вопль боли, который издал спасаемый мужчина, старик равнодушно накрыл его провонявшей лошадиным потом попоной, накинул сверху несколько охапок сена и тронул вожжи. Проснувшаяся лошадь всхрапнула, недоуменно оглянулась на хозяина и неохотно потянула за собой скрипучую телегу.
  Мучительно долго тянулось время для Егора. Несмотря на то, что старик постоянно ее поторапливал, лошадь неспешно тащила телегу по колдобинам разбитой проселочной дороги. И каждая колдобина болью отдавалась в израненном теле Егора. И тогда с губ мужчины срывался сдавленный стон. Старик оглядывался на него, досадливо кряхтел и пошевеливал вожжи, поторапливая свою старую подругу. Но вот скорость движения телеги совсем упала и, скрипнув в последний раз давно не мазаными колесами, она остановилась.
  Старик, повернувшись к Егору, сбросил с него сено, снял с него попону и начал подтаскивать к борту. Со стоном перевалился Егор через невысокий борт и разорвал ночную тишину крик боли, что прорвался сквозь стиснутые судорожно зубы. Придя в себя от боли, почти повиснув на тощем старике, с трудом потащился он к небольшой лесной избушке, что стояла в нескольких метрах от лесной дороги.
  Затащив незваного гостя в дом, старик пристроил его на старой скрипучей кровати и вышел распрягать свою помощницу. Вскоре он вернулся, притащив с собой охапку пахучих трав и несколько толщиной с палец прутков.
  Подойдя к Егору, с любопытством взглянул на него. Положил сухонькую руку на лоб.
  - О, да ты, паря, горишь весь. Видать осенняя водичка не пошла тебе впрок. Ну, погоди, погоди. Помирать тебе пора еще не пришла. Ты мне еще живым покамест нужен. Сейчас я тебя травками всякими попою, и тебе легче станет, - засуетился старик, разжигая огонь в печке и ставя на нее закопченный местами помятый чайник. - А пока водичка согревается, займемся-ка твоей рукой. Твой сосед здорово к ней приложился, - захихикал старик. - Сломал ее словно палку сухую. Но это мелочь, можно сказать, плевое дело для меня. Недельку-другую поболит, да и заживет. Будешь, как новорожденный ею двигать.
  Егор и внимания не обратил на удивительную осведомленность странного старика. Ведь он еще ни словом не обмолвился, кто он и как оказался на заледенелом берегу за много километров от деревни. И про соседа-супостата ни слова не вымолвил. Не до того ему было в то время. Все его мощное тело сотрясал озноб. И не мог его унять ни жар, идущий от раскаленной печушки, ни толстое ватное одеяло, наброшенное на него заботливым стариком.
  Старик тем временем подошел к Егору и внимательно рассмотрел отекшую правую руку. Удовлетворившись, достал с полки банку с ароматной мазью и, несмотря на вопли боли несчастного, тщательно намазал руку. Обложив руку принесенными прутиками, бинтом ее тщательно забинтовал.
  От боли Егор впал в какую-то прострацию. Он, как сквозь пелену, видел скудно освещенное керосиновой лампой помещение, снующегося по нему старика. Он увидел, как хозяин нарвал в чайник принесенной травы, накрыл его какой-то грязной тряпицей.
  Через несколько минут старик подошел к Егору с дымящейся кружкой. Приподняв его голову, влил в рот обжигающий напиток. Поперхнувшись вначале, Егор выпил целую кружку напитка, непонимающим затуманенным взглядом обвел вокруг себя и, упав на подушку, забылся беспробудным сном.
  Старик неспешно повернул голову, усмехнулся и вышел из дома.
  Очнулся Егор под вечер. Чувствовал он себя вполне сносно. Жара не было. Он приподнял потяжелевшую руку и убедился, что она перевязана бинтом. Но удивительно, что она совсем не болела. Левой рукой дотронулся до перевязанной головы.
  - "Ну, соседушка, погоди. Мне бы только очухаться немного, мы с тобой уж поговорим по-мужски. Надолго ты запомнишь разговор наш", - Егор даже зубами заскрипел от жажды мести. Но пока, в его-то состоянии, и речи не могло быть о какой-либо мести.
  Он, приподнявшись с тощей подушки, с любопытством оглядел скудную обстановку единственной в доме комнаты. В ней - посредине стоял старый обшарпанный стол без скатерти, на стенах висели несколько деревянных полок со скудным домашним скарбом, на небольших окнах с грязными, давно не мытыми стеклами висели старые, давно выцветшие на солнце, занавески в цветочек. На остывшей печи стоял закопченный чайник.
  
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
  Стукнула входная дверь. В дом вошел старик. Егор с ожиданием взглянул на него.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Спасибо тебе. Рука не болит, и жара, кажется, у меня уже нет. Голова немного побаливает и головокружение какое-то происходит.
  - Вот и ладушки. А голова, это ничего. Сейчас мы с тобой поедим, и у тебя все будет хорошо. Даст Бог и голова пройдет, войдет в норму.
  Старик быстро собрал нехитрый обед. С нескрываемой усмешкой пригласил нежданного гостя к обеду. Егор с некоторой опаской сполз с заскрипевшей нещадно кровати, слегка покачиваясь от головокружения, подошел к столу и плюхнулся на жалобно заскрипевшую табуретку. Егор впервые имел возможность внимательно рассмотреть хозяина. С удивлением он увидел, что у сидящего напротив него старика нет левого глаза.
  - Как тебя зовут, спаситель мой?
  Старик бросил на мужчину быстрый взгляд. Пошамкал тонкими голубоватыми губами, раздумывая о чем-то.
  - Ты можешь звать меня Шешунком, - спокойно произнес старик, наливая себе в алюминиевую кружку горячий чай.
  - Как? - от удивления Егор даже отложил ложку, при помощи которой неумело пытался утолить разгоревшийся аппетит левой рукой. - Что это за имя такое чудное? Какое-то иностранное что ли?
  - Может быть, и иностранное, - старик загадочно улыбнулся. - Мои родители были, наверно, большими оригиналами или юмористами. Трудно теперь это выяснить. Можно даже сказать, что совсем и невозможно. Их давно нет на этом свете.
  Егор здоровой рукой осторожно дотронулся до перевязанной головы.
  - Мне, Шешунок, в деревню мою надо как-то добраться. Дело у меня там осталось очень важное. Ты сможешь меня туда отвести?
  - Да отвести куда-нибудь завсегда можно. А как называется та деревня, о которой ты говоришь?
  - Не понял, - взволновался Егор. - Что за вопрос ты задаешь? Здесь что, много деревень в округе?
  - Так это о какой округе речь вести, - старик с усмешкой взглянул на растерявшегося Егора.
  - Что-то я тебя совсем перестал понимать.
  - Ты, паря, скажи, как твоя деревня называется, а я уж сам постараюсь разобраться с твоим делом.
  - Так моя деревня так и называется - Алексеевка.
  - Алексеевка... Далековато тебя занесло, однако. Ну да ладно. Это дело вполне даже поправимо. Доставим тебя туда в лучшем виде в нужное время. А дело-то у тебя, какое в деревне, если не секрет? - с усмешкой спросил старик.
  Егор с подозрением взглянул на любопытного старика. Его взгляд встретился с взглядом черного как смоль глаза старика. И на него покатилась волна странной, ранее не испытываемой им энергии. И вдруг неожиданно почувствовал он необыкновенное доверие к этому странному человеку.
  - Я, Шешунок, на днях в реке крест чудный нашел, - разоткровенничался он, умолчав, при каких обстоятельствах он в нее попал. - Жена хотела отобрать у меня его, - Егор смущенно почесал левой рукой затылок. - Не знаю, что на меня нашло? Словно затмение мозга какое-то. Так уж получилось, что пришлось мне порешить свою жену Арину. Так и лежит моя супружница в доме нашем. Хотел ее закопать где-нибудь и уже шел домой, чтобы осуществить задуманное, да вот только встретился по дороге с соседом моим Васькой. И этот супостат отобрал его у меня. Да еще, паскуда, на смерть мученическую меня обрек. Надо бы вернуть его себе, пока он не продал мой крест, да не смылся навсегда из деревни. А крест, по моему разумению, дорогой. Сдается мне, что он золотой и камнями украшен дорогими. И уж, само собой, нужно с соседушкой разобраться. По своему, по-деревенски, - на давно небритых щеках тяжело заходили желваки.
  - Да, паря, повезло тебе спастись от смерти лютой. И делов натворил ты немало за последние дни. Нехорошо получилось у тебя с женой, не по-христиански. А с соседом-лиходеем разобраться, конечно, нужно. А как он выглядит крест-то твой?
  Егор, насколько было у него таланта, подробно описал старику свою находку. Шешунок внимательно слушал сбивчивый рассказ собеседника. После окончания повествования старик неожиданно ласково похлопал мужчину по руке.
  - Ну что тебе сказать, Егор, по этому делу. Я немного знаю об этом кресте. Тебе действительно крупно повезло. И за сколько ты его хочешь продать?
  - Ну, сотню тысяч рублей он стоит, мне кажется. Во всяком случае, столько я хочу за него получить, - Егор вопросительно смотрел на старика, ожидая от знающего человека подтверждения своих дерзновенных планов.
  - Ты вот что, паря. Выслушай-ка ты меня старого. А послушаешь моего совета или нет, это уж твое право. Цену ты назвал совсем уж никудышную за этот раритет. Стоит он значительно дороже. Намного дороже, - старик ласково улыбнулся, подумал немного и тихим проникновенным голосом продолжил: - Сейчас, паря, ты никуда не пойдешь. В силу свою настоящую ты еще не вошел для выполнения планов своих. Отдыхай покамест, лечись. Когда надо будет тебе действовать, я знать дам. Тогда и о кресте твоем поговорим подробнее, и о цене за него.
  - А ты откуда про него знаешь, про крест этот? - подозрительно поинтересовался Егор. - И что ты за человек такой будешь? - волнение стало охватывать его. - Уж не корысть ли в тебе возродилась? Уж не замыслил ли ты овладеть моим крестом?
  - Пустое говоришь, Егор Захарыч, совсем пустое, - голос старика зазвенел от нанесенной обиды. - Мне твоего ничего не надо. И вообще, как ты мог заметить, я сейчас довольствуюсь малым, - старик обвел взглядом свое нищее жилище. - А по поводу моих знаний... Я, паря, много лет прожил на этом свете и много чего знаю. А вот чего знаю, это твоего ума никак не касается. Иди-ка, лучше ляг на кровать, да отдохни, болезный.
  Егор, и правда, почувствовал необъяснимую слабость, которой совсем недавно и не было вовсе. А на веки, будто кто гири понавешал, так спать захотелось. Он послушно встал и, доковыляв до кровати, улегся на нее и заснул крепким сном.
  Шешунок встал из-за стола и, довольный собой, вышел из дома. Зашел в сарайку, стоящую недалеко от дома. В ней стояла, задумчиво опустив голову, кобыла. Услышав скрип дверей, она подняла голову и вопросительно посмотрела лиловыми глазами на хозяина.
  Шешунок подошел к кобылке, ласково потрепал ее по холке.
  - А что, Красавка, здорово у нас с тобою все получается. Мы с тобой сейчас такую комбинацию закрутили, любо-дорого. А то что-то скучновато мы с тобой в последнее время живем. Мне так кажется, что неплохая должна история получиться. Ты как считаешь?
  Красавка согласно закивала головой.
  - А насчет коновальни ты не переживай. Это я шутил так, пыль метал перед этим недалеким человеком. Ну, ты должна сама в понятие войти, скучно мне жить без приключений на земле. Поручение Его не очень сложное. Вот доведем его до логического завершения, да и отправимся с тобой домой.
  Красавка снова согласно закивала головой и прикрыла веки с облезшими от старости веками.
  - Что, спать хочешь старая кляча? Ну, спи, спи. Пошел и я отдыхать. Дай-ка, вот только я тебя попонкой накрою. Не ровен час ночью мороз приключится. Будешь тут зубами зазря от холода щелкать.
  Шешунок набросил на кобылу попону, ласково потрепал кобылу по облезлой гриве и, прикрыв двери сарая, отправился в дом спать.
  
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
  1
  Проснулся он рано, когда в окнах утренний свет еще и не появился.
  - Что, Егор, проснулся уже? - мужчина, приподнявшись с подушки, с удивлением увидел стоящего у его кровати старика уже полностью одетым. Шешунок довольно потер ладонями. - Вот и ладушки. Собирайся, давай. Пора тебе, паря, начинать делом своим заниматься. Все, как ни когда хорошо складывается. Позавтракай по-быстрому, и поехали. Красавка моя и я уже позавтракали, и мы готовы трогаться в путь сей же час. А путь нам предстоит не близкий. Мне бы до вечера обернуться, - в голосе старика слишком явно послышались нотки недовольства.
  Егор, наскоро перекусил, накинул на плечи свою куртку, вышел из дома. Все вокруг было покрыто толстым слоем снега. И он искрился в темноте таинственным светом, внушающим и страх перед неведомым будущим и веру в благополучный исход намеченного мероприятия. Он вдохнул полной грудью морозный воздух и с любопытством огляделся.
  Шешунок сидел на санях-розвальнях, свесив ноги. Егор вытянул вперед правую руку и сжал кулак. Никакой боли он не почувствовал.
  - Чудеса, да и только, - пробормотал он, подходя к саням.
  Красавка повернула голову и презрительно взглянула на него. Егор ласково похлопал по крупу и запрыгнул в сани, позади Шешонка. Он вольготно развалился на душистом сене, прикрыл себя щедрой охапкой, чтобы теплее было, и бездумно взглянул в бездонное странного лилового цвета небо, на котором не было видно ни малейшего облачка. Лишь крупные звезды были свидетелями их отъезда.
  - " Господи, красота-то, какая вокруг! И как я раньше не замечал это великолепие?"
  Егор откинулся на спину, поерзал, укладываясь поудобнее, и прикрыл глаза. Монотонный скрип полозьев по свежевыпавшему снегу действовал усыпляюще. Егор незаметно для себя задремал.
   - Егор, ты не спишь еще?
  - Нет, но что-то так спать захотелось, - мужчина перевалился на бок и облокотился на борт саней, с ожиданием глядя на старика.
  - Скоро и поспишь. Вот только послушай, что я тебе скажу сейчас. Как доберемся до места, в деревню свою сразу не ходи, дождись в недалеком лесочке темноты. А уж тогда и иди к Василию. Как ты будешь там действовать, это уж твое дело. Только, забрав свой крест, пойдешь в коттеджный поселок, что стоит за речкой, и разыщешь там Мещерякова Константина Алексеевича. Запомнил, надеюсь? Ему этот крест и предложишь купить. И запросишь за него миллион рублей. На меньшее и не соглашайся. Не переживай. Он человек с понятием об этом кресте. Он тебе заплатит за него сполна. Уж потом сам думай, как тебе поступать.
  - Шешунок, да как же я в поселок пойду? - возбудился самой идеей Егор. - Ведь меня, почитай, вся полиция района разыскивает из-за Арины.
  - Иди, не бойся. Не разыскивает тебя полиция. Во всяком случае, успеешь продать свой крест и скрыться где-нибудь. Страна у нас большая, места в ней, ой как, много. Ты понял, что я тебе сказал?
  - Понял, Шешунок. Только странно все это как-то. За какие такие заслуги мои, ты помогаешь мне? Спасибо тебе, конечно, огромное за помощь.
  - Да пустое все это. Какая там помощь? Для меня это всего лишь развлечение небольшое. Не волнуйся, все будет, как мы с тобой предполагаем. Ты верь словам моим.
  Егор, мгновенно успокоившись, снова зарылся в сено и закрыл глаза. И неожиданно крепко заснул. И не видел он, как перед телегой выросло вдруг огромное пульсирующее разноцветными огнями кольцо. Всхрапнув от неожиданности, Красавка тем не менее спокойно прошла под кольцо, и так же неспешно побрела по заснеженной лесной дороге, уже за много километров от того места, где была всего несколько мгновений назад. По спокойствию лошади и ее хозяина видно было, что такое перемещение в пространстве было им не в первой.
  А вскоре сквозь деревья и деревушка нужная вдалеке показалась. Шешунок едва пошевелил поводьями, и кобыла послушно остановилась. Она наклонила голову и предалась своему любимому делу - сну. Старик повернулся к Егору и потряс за плечо. Мужчина что-то пробормотал со сна, потом резко сел и замахал головой, сгоняя остатки сна.
  - Все, Егор, приехали мы в твою Алексеевку. Вон она, за леском проглядывается. Давай, слезай и сиди здесь в леске, пока не стемнеет. А как стемнеет, сам знаешь чего делать. Не мне тебя учить. Чай не молоденький уже. А мне недосуг с тобой разговоры говорить. Дел у меня не в проворот.
  Егор спрыгнул с саней, подошел к старику.
  - Спасибо тебе, Шешунок, за помощь. Ты не думай, я, как только крест продам, к тебе приду, отблагодарю. Как положено у правильных людей.
  - Приходи, коли считаешь себя правильным, - усмехнулся старик. - Мы с Красавкой ждать тебя будем. А пока прощай. Мне в обратный путь надо торопиться, - Шешунок тронул вожжи и Красавка, всхрапнув недовольно со сна, послушно развернувшись, неспешно потянула сани в обратный путь.
  Егор, пройдя сотню шагов, повернулся, чтобы проводить взглядом еще раз своего спасителя. К его удивлению лесная дорога была пустынна. Словно и не было здесь несколько мгновений назад саней с сонной лошадью и загадочным стариком.
  Мужчина хотел было обдумать это удивительное происшествие, но словно что-то вспыхнуло ярким светом в голове и исчезли из нее все сомнения. Егор с удивлением огляделся, недоуменно пожал плечом и направился к лесу через небольшую заснеженную полянку.
  
  2
  Егор, отойдя глубже в лес, наломал лапника, улегся на импровизированную постель и задремал, согретый низким позднеосенним солнцем. Но солнце вскоре скрылось за тучами, и заморосил мелкий осенний дождь, иногда разбавляемый крупными хлопьями снега. Пришлось перебираться вместе с импровизированной лежанкой под раскидистые лапы высоченной ели.
  С нетерпением дождавшись темноты, он быстрым шагом направился к Василию. От быстрой ходьбы скоро стало жарко. Да так, что голова под вязаной шапчонкой, вскоре стала от пота мокрой. Чем ближе дом соседа, тем большее волнение охватывало его. И вскоре его начал бить становившийся привычным озноб. Взглянув на руки, с неудовольствием увидел, что они подрагивают.
  Подойдя к дому и заметив в окне свет, вдруг совершенно успокоился и, войдя во двор, смело направился к сеням. Здоровенная, лохматая собака, гремя цепью, неохотно вылезла из теплой будки под нудный осенний дождь и залаяла. Но сделала она неохотно, лишь бы оправдать кусок хлеба, что иногда бросал ей непутевый хозяин.
  Егор негромко окликнул собаку. Услышав знакомый голос соседа, собака охотно успокоилась. Потянувшись, собака сладко зевнула, потянулась, выгнув спину, и полезла в теплую будку.
  Выйдя на лай собаки, Василий очень удивился и испугался, увидев живого и вполне здорового убитого им человека. Егор, ни слова не говоря, сильными толчками затолкал соседа в дом, зашел следом за ним. Мрачно и настороженно окинул взглядом пустую комнату.
  - Что, товарищ мой верный, соседушка доброжелательный, не ожидал увидеть меня живым, здоровым? - С сарказмом произнес он, усаживаясь на табурет. - И где крест, что ты у меня беспамятного отобрал, как разбойник с большой дороги?
  Василий с яростью и страхом взглянул на неожиданно воскресшего соседа. Егор с усмешкой смотрел, как сжались в ярости кулаки бывшего товарища.
  - Я жду, когда ты вернешь крест восьмиконечный, лично мною найденный. И не надо кулаками зря воздух разминать. У меня сейчас такая сила на тебя, что одним ударом убить могу, - мрачно проговорил Егор и почувствовал, как напряглись его мускулы, в ожидании нападения противника.
  Но Василий, здраво оценив свои силы и силы противника, пришел к неутешительному для себя выводу, что выйти победителем из прямого противостояния у него мало шансов. Его мозг бестолково заметался в поисках спасения.
  - Егор, ты прости меня, неразумного, за то, что я тебя ударил, - хриплым от испуга голосом пробормотал он, глазами ища какое-нибудь оружие, чтобы напасть на неожиданно ожившего соседа. - Черт меня попутал. Не устоял я супротив такого искуса. Этот проклятый крест застил мои глаза, отобрал последние мозги. Но, Егор, как ты посмел зайти в деревню, тебя же за убийство жены разыскивает вся полиция района? У нее достаточно улик, чтобы обвинить тебя в убийстве жены и осудить на долгие годы.
  - С полицией я сам разберусь. Ты за меня не переживай. Свои грехи я сам буду замаливать перед Всевышним. О себе лучше подумай, нехристь. Крест мой тот час же отдай! Недосуг мне с тобой лясы точить.
  Василий обреченно вздохнул, встал на табуретку и полез за икону святого Николая. Достав завернутый в тряпицу крест, слез с табуретки и пошел к вставшему с табурета Егору. Неохотно протянул сверток, низко наклонив голову.
  Егор подрагивающей от волнения рукой принял сверток, прошел к столу и, положив его, начал медленно разворачивать. Как завороженный смотрел он на сверкающий в лучах электрической лампочки восьмиконечный крест, украшенный крупными драгоценными камнями.
  Он так увлекся созерцанием своего сокровища, что совсем не обратил внимания, что Василий, воспользовавшись ситуацией, неслышно перемещаясь, подошел к нему сзади и со всей силы с размаху ударил его табуреткой по голове.
  Зазвенело в голове от мощного удара, и на миг накрыла глаза черная пелена. Но длилось это лишь мгновение. Как это ни странно, но Василий на удивление быстро пришел в себя, словно неведомая сила помогала ему в тот момент. Он резко повернулся лицом к противнику. Его глаза зло сощурились, почти полностью закрывшись. Он сделал короткий вдох, правую ногу отвел немного назад и, вложив всю силу, снизу нанес мощнейший удар под скулу. Удар был такой силы, что Василий даже взлетел над полом и, долетев до стены, врезался в нее головой. Охнув, он сполз на пол, оставив на стене кровавую полосу.
  Егор не спеша подошел к неподвижному соседу и, убедившись, что тот мертв, спокойно оглядел комнату. Подойдя к подвесной полке, открыл ее и достал едва начатую буханку хлеба. Засунув ее за пазуху, подошел к холодильнику. Найдя там кусок колбасы, отправил его туда же. Еще раз оглядевшись, привычно выключил в доме свет.
  Закрыв на ключ входную дверь, он прихватил с сеней висящий там старый тулуп, спокойно вышел со двора и направился к темнеющему невдалеке лесу, волоча по снегу тулуп, чтобы скрыть свои следы. Продвигаясь, он тщательно старался не попадать под свет редких светильников на электрических столбах. Вскоре он был на дороге, по которой несколько часов назад они приехали с Шешунком к деревне.
  Здесь уже без опаски он тщательно отряхнул от снега тулуп, накинул его на плечи. Плотнее запахнулся и, взглянул на темнеющее в вышине небо, откуда периодически срывался на землю уже почти зимний снег. Тяжело вздохнув, Егор решительно направился по дороге к мосту.
  
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  
  1
  Константин Алексеевич в богатом шелковом халате с рюмкой дорогого коньяка прошел в кабинет. Кабинет был большой, обставленный шикарной антикварной мебелью.
  Сделав глоток ароматного напитка, Мещеряков поставил рюмку на полированную поверхность огромного письменного стола, подошел к стеллажу и окинул взглядом идеально ровные ряды книг. Найдя нужную, достал с полки и прошел к столу. Аккуратно положил книгу и с удовольствием осмотрел богато украшенную обложку. Нежно погладил ее, ощущая приятную прохладу хорошо выработанной кожи, украшенной накладками из серебряных тонких пластин, искусно резанных старыми безымянными мастерами, чьи имена давно потерялись в прахе прошедших веков.
  Мещеряков сел в кресло, отглотнул коньяка и закурил настоящую ароматную сигару. Издали покосился на книгу, растягивая удовольствие ожиданием прикасания к ней.
  Докурив сигару, Константин Алексеевич, пододвинул к себе книгу и полушепотом прочитал ее название: "Historya Zakonu Rycerskiego Templiariuszow"*. Сколько раз он читал эту древнюю книгу. Ее текст он знал почти наизусть. Он готовил себя к великой миссии - возглавить местное общество тамплиеров. Сместить бы только с этой должности этого старого спесивого петуха со свинячьей фамилией Свиньин. Вот только как это сделать, вот в чем загвоздка. У Свиньина - фамилия, известная уже много веков. И живет он в своем фамильном замке, что стоит на этой земле уже много веков.
  - "Денег у него, пожалуй, побольше, чем у меня", - с неудовольствием подумал Константин Алексеевич и сокрушенно вздохнул - "И фамилия у меня не такая известная, как у этого старого дурака".
  Но давно лелеял он надежду найти хотя бы часть знаменитых сокровищ богатых госпитальеров. Вот тогда уж он развернется, вот тогда можно было бы попытаться свергнуть с поста Свиньина и занять желанный пост Магистра. Надежда была небольшой, весьма призрачной. Но имела под собой вполне неплохой фундамент.
  Долгие годы он посвятил поискам этих сокровищ. Ему помог счастливый случай. Давно, еще до революции, коренным образом перевернувшей жизнь многих знаменитых людей, семья Мещеряковых владела большой шикарной многокомнатной квартирой в самом центре города.
  После нее их семью несколько раз уплотняли. И когда родился Константин, семья владела небольшой трехкомнатной квартирой. Спасибо всем предкам, что, несмотря на все невзгоды, они ухитрились сохранить хоть часть ценного имущества, из того богатства, каким она владела до революции. И самое главное им удалось припрятать архив семьи.
  В старой городской квартире, в которой когда-то жила семья Мещеряковых, Константин, будучи тогда еще совсем молодым человеком, обнаружил в темном чулане небольшой сундук, покрытый кованым железом, в котором он обнаружил архив своего древнего рода.
  Перебирая его однажды, он обнаружил письмо, адресованное далеким потомкам неизвестным предком, чье имя затерялось в веках. Предок был излишне скромен и не оставил под письмом своего имени. Прочитав его, с трудом разбираясь в орфографии и стилистике древнего языка, Константин пришел в неописуемое волнение. В нем говорилось о месте нахождения клада тамплиеров.
  Константин Алексеевич открыл ящик стола, достал пару белоснежных нитяных перчаток. Надев их, с благоговением открыл книгу на известной ему странице. В книгу был вложен листок с текстом, написанным далеким предком Мещерякова. Бумага была очень старой. Местами от времени буквы почти обесцветились и были едва различимы. Но Константину Алексеевичу и не было особой нужды читать этот знакомый с детства текст: "Под фамильным замком князя Свиньина лежат сокровища Ордена тамплиеров. Иди туда и ищи. Истина и святой восьмиконечный крест укажут тебе путь".
  Прочитав этот текст, Константин Алексеевич усмехнулся, вспомнив, каких трудов ему стоило разыскать этот фамильный замок Свиньиных, построить недалеко от него свой коттедж и, самое главное, вступить в Ордер тамплиеров, магистром которого по иронии судьбы был все тот же Свиньин.
  Пробежав глазами давно знакомый текст, Константин Алексеевич откинулся на спинку кресла и задумался. Сколько лет он не может разгадать эту, казалось бы, простую загадку. У него есть документ, в котором непосредственно указано место, где запрятаны сокровища тамплиеров. И нет никакой возможности их достать.
  В письме прямо указано, что сокровища находятся под замком Свиньина. Следовательно, они находятся в том самом зале, где они проводят свои ритуалы. Насколько ему удалось узнать за несколько лет осторожных расспросов магистра Ордена, местных жителей других подземных помещений под замком не было. Значит, сокровища лежат под одним из огромных камней, из которых был построен замок много веков назад. Но как узнать под каким именно находятся сокровища в этом огромном зале, где все стены, пол сделаны из нескольких тысяч камней?
  Мещеряков пришел к выводу, что сокровища находятся именно под каким-то камнем, потому, что больше там некуда его спрятать. Вся мебель, статуи, картины и различная атрибутика Ордена были поставлены там значительно позднее, и не могли быть хранилищем клада.
  Мещеряков, глубоко погруженный в свои мысли, замер неподвижно, уставившись в одну точку на большом столе.
  
  2
  Егор, постоянно поскальзываясь на обледенелых бревнах настила, с трудом перебрался через реку и вошел в поселок. Разыскав дом Мещерякова, долго звонил в дверной звонок. Наконец в доме вспыхнул свет, и послышались шаркающие шаги.
  - Кто там? - послышался из-за дверей хрипловатый женский голос.
  - Я хотел бы видеть Константина Алексеевича, - прохрипел Егор.
  - Вы на часы посмотрите-то, мужчина. Времени уже за полночь. Константин Алексеевич и Алевтина Аркадьевна уже давно спят. Прекратите звонить, и идите с Богом. Если будете продолжать шуметь, я вызову полицию.
  - Я вас очень прошу, разбудите хозяина, - Егор старательно пытался придать своему голосу хоть толику теплоты. - Константин Алексеевич будет очень рад моему сообщению. Прошу вас поверить мне. Это очень важно.
  Дверь приоткрылась, сдерживаемая цепочкой. В образовавшуюся щель на него с любопытством смотрела высокая худая старуха, одетая в длинный цветастый халат.
  - Кто вы и что вы хотите сказать моему господину?
  - Я хотел бы предложить ему старый, очень ценный крест. Ведь твой хозяин занимается коллекционированием старых артефактов? Он будет очень недоволен, если упустит его.
  - А завтра вы не могли бы прийти? Ночь уже давно.
  - Нет, завтра я уезжаю. Так что поторопись. Я уже замерз здесь под дверями.
  Женщина задумалась над словами странного ночного посетителя. На ее худощавом лице явно читалась борьба между страхом нарушить ночной покой грозного хозяина и страхом его же гнева, если из-за ее нерешительности он лишится какого-то ценного артефакта.
  - Я сейчас доложу Константину Алексеевичу, - наконец решилась она. - А вы подождите здесь.
  - Может ты впустишь меня в дом. На улице совсем уж зима, холодно. Замерз уж я окончательно.
  - Нет, извините, впустить вас я не могу. Откуда я знаю, кто вы? Без разрешения хозяина я вас не пущу, - цепочка звякнула, и дверь с мягким стуком захлопнулась.
  Прошло немало времени, пока Егор услышал за дверями звук твердых мужских шагов. Он уже окончательно замерз и даже начал громко стучать зубами.
  Дверь снова приоткрылась на цепочке.
  - Кто вы и что вам надо?
  - Я хотел бы, чтобы вы взглянули на крест, который я предлагаю вам купить у меня. - Егор, проигнорировав первый вопрос, окоченевшими руками достал из-за пазухи крест, с трудом развернул тряпку, в которую тот был завернут, и показал его потенциальному покупателю.
  Мещеряков увидел, как в свете наружной лампочки над дверью сверкнул крест всеми цветами радуги. Он почувствовал, как в волнении неровно забилось сердце. Он отбросил дверную цепочку и сделал шаг в сторону, впуская в помещение полуночного продавца.
  Егор прошел в теплое помещение и настороженно огляделся, не затаилась ли здесь какая засада? Ничего подозрительного не было. Только из-за угла с любопытством выглядывала старуха, что открыла ему дверь.
  - Пусть старуха прочь уберется, я не хочу разговаривать с вами об этом деле в ее присутствии.
  Константин Алексеевич повернулся к старухе и сделал нетерпеливый жест. Гувернантка бесшумно исчезла.
  - Как вас все-таки зовут? Так нам будет легче общаться с вами.
  - Егором меня зовут, - смущенно пробормотал мужчина, подавленный великолепием помещения, переминаясь с ноги на ногу. - Можно без отчества. Оно мне ни к чему. Мы из простого роду, крестьянского.
  - Очень приятно, Егор. Вы можете меня звать Константином Алексеевичем. Ну что ж, Егор, показывайте ваш артефакт. Хочу его внимательно рассмотреть при свете. В темноте я не очень хорошо его рассмотрел.
  Егор оценивающе окинул взглядом Мещерякова. Небольшой рост и его субтильное телосложение успокоили его. С таким он одной рукой смог бы справиться, если у того вдруг возникнет бредовое желание насильно овладеть его сокровищем. Он, расстегнул куртку и вытащил из-за пазухи крест.
  Константин Алексеевич взял артефакт и начал внимательно его разглядывать под светом ярких электрических лампочек. Одного его взгляда было достаточно, чтобы оценить ценность предмета, который он держал в руках. Старому антиквару пришлось сделать над собой усилие, чтобы не показать охватившего волнения. Затаив дыхание он бросил внимательный взгляд на нежданного гостя. Егор стоял, молча наблюдая за Мещеряковым.
  - Весьма занятная вещица, - подчеркнуто равнодушно произнес хозяин дома, протягивая крест. - Вы знаете, как это ни странно, мне она понравилась. И сколько вы хотите выручить за нее?
  - Я продам вам этот крест за миллион рублей.
  Егор исподлобья смотрел на потенциального покупателя.
  - Миллион рублей?! Хм! Егор, это очень большая сумма. Не знаю, стоит ли этот крест такой большой суммы? - с подчеркнутым сомнением произнес Мещеряков.
  - Стоит, Константин Алексеевич, стоит. Вы не извольте сомневаться, господин хороший, - последние слова Егор произнес неуверенно, впервые применив их в своем лексиконе. - Он больше стоит, но у меня нет времени заниматься поиском покупателя в городе. Доверенные мне люди порекомендовали вас, почему я и здесь. Но если вы сомневаетесь или просто не хотите покупать его, я легко найду покупателя за такую сумму. Немного больше времени, правда, потрачу на это, - Егор, завернув крест в тряпку, засунул его за пазуху, повернулся и сделал шаг в сторону двери.
  - Стойте, - с плохо скрытым испугом невольно вскрикнул Мещеряков. - Подождите, Егор. Нельзя же, в самом деле, так бурно реагировать на слова. Вы должны понимать, что вы запросили немалую сумму, и я должен быть уверен в подлинности артефакта.
  Константин Алексеевич замолчал, делая вид, что он размышляет над выгодностью предполагаемой сделки.
  - Хорошо, Егор, вы меня вполне убедили. Я приобрету у вас эту вещичку за указанную вами сумму. Но у меня сейчас такой суммы дома нет, как вы понимаете,- задумчиво произнес он. - Нам придется с вами еще раз встретиться завтра, чтобы завершить сделку. Мне нужно будет завтра днем съездить в банк, чтобы снять деньги. Может, вы оставите у меня столь ценную вещь на ночь? Стоит ли рисковать? Вещь, действительно, ценная. Мало ли что может случиться в наше время в такой поздний час.
  - Не извольте волноваться, Константин Алексеевич. Ничего с крестом не случится. Во сколько прикажете мне завтра к вам прийти?
  - Приходите к обеду, часам к двум, - Мещеряков тщательно пытался скрыть свое глубочайшее разочарование. - Заодно посидим, пообедаем, обмоем нашу обоюдовыгодную сделку.
  - До свидания. - Егор неожиданно для себя поклонился.
  Он неловко повернулся и, громко топая ногами по навощенному паркету, вышел за дверь.
  
  
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  
  1
  Как только за Егором захлопнулась дверь, Константин Алексеевич бросился в кабинет. Плотно закрыв за собой дверь, он в волнении заметался по комнате. Вот он шанс, который нельзя упустить. Нет, эту ситуацию нужно как следует.
  Константин Алексеевич сел в кресло и задумался. Легенду о мальтийском кресте он за долгие годы общения со Свиньиным знал неплохо. А то, что это был именно он, Мещеряков не сомневался. Этот крест он неоднократно видел на портрете предка Свиньина. Именно в нем есть конкретные сведения о местонахождении клада тамплиеров. Но что может сделать он, даже имея эти сведения? Проникнуть незаметно в замок Свиньина ему никогда не удастся. Неоднократно посещая замок, он прекрасно знал, что замок очень хорошо охраняется, и проникнуть в него незаметно никак не удастся. Так что, это тупик?!
  Мещеряков в отчаянии вскочил и заметался по кабинету. А что, если... Константин Алексеевич довольно потер сухонькие руки. Пришедшая на ум идея показалась ему оптимальной в данной ситуации.
  - "Сейчас я позвоню Свиньину, сообщу ему о возможности приобрести мальтийский крест и предложу ему поменять его на должность Магистра общества. Мне достанется должность, о которой я мечтаю долгие годы, а ему достанутся сокровища тамплиеров. Я думаю, что данное предложение должно заинтересовать Родиона Савельевича".
  Еще немного посомневавшись и не найдя другого выхода, Константин Алексеевич поднял телефонную трубку и набрал знакомый номер. Долго стоял, с нетерпением слушая длинные гудки. Наконец на другом конце трубку подняли, и сонный мужской голос недовольно ответил.
  - Родион Савельевич, извините за столь поздний звонок. Мещеряков вас беспокоит. Нам надо срочно с вами встретиться.
  - Константин Алексеевич, вы на часы взглянули бы прежде, чем беспокоить меня в столь поздний час. Я перед сном выпил снотворное, а вы меня разбудили.
  - Я понимаю, Родион Савельевич, что время позднее. И прошу меня простить великодушно. Но поверьте мне, дело совершенно безотлагательное. Это не телефонный разговор. Нам нужно срочно встретиться. Вопрос касается нашей организации и судьбы нескольких человек.
  В трубку долго тяжело дышали, слышалось покашливание. Наконец Родион Савельевич принял решение и дал согласие на встречу.
  Через час ожидания, раздраженный и не выспавшийся Свиньин позвонил Мещерякову. После долгого ожидания ему ответил заспанный женский голос.
  - Алевтина Аркадьевна, Свиньин беспокоит. Извините за столь поздний звонок, но не могу ли я слышать Константина Алексеевича?
  - Родион Савельевич, но мужа дома нет. Он минут пятьдесят назад куда-то ушел. Я пыталась узнать у него, куда он собрался среди ночи, но он только загадочно улыбался и говорил, что сегодняшняя ночь коренным образом изменит нашу жизнь. Я уже начинаю не на шутку волноваться за него. А зачем он вам нужен, Родион Савельевич? Ведь сейчас глубокая ночь.
  Свиньин надолго задумался, не зная, стоит ли посвящать постороннего человека в секреты организации.
  - Алевтина Аркадьевна, я прошу вас извинить меня, что побеспокоил среди ночи. Ничего срочного у меня нет. Во всем виновата бессонница проклятая.
  
  2
  Ни Егор, ни Константин Алексеевич не видели прижавшуюся к стене старую гувернантку хозяйки коттеджа. Едва дышащую и боявшуюся сделать даже малейшее движение. Она даже прикрыла рот ладонью, чтобы случайно не вскрикнуть, когда поздний посетитель предложил ее хозяину очень интересный артефакт.
  Старая гувернантка, прожившая в этой семье многие годы, имела довольно обширные познания и о материальном состоянии семьи и о тайных мечтах ее главы. Услышанные ею сведения показались ей очень ценными. Настолько ценными, что о них необходимо было срочно сообщить ее любимой хозяйке. И не забыть о своей выгоде в этом деле.
  Как только хозяин закрылся в кабинете, она бросилась к ее спальне. Ей пришлось довольно долго стучать в дверь. Громко стучать она остерегалась, боясь привлечь внимание Константина Алексеевича, которого она слегка побаивалась и откровенно недолюбливала. Наконец ее настойчивость дала свои результаты. Двери приоткрылись, и оттуда выглянула заспанная хозяйка. Она с удивлением взглянула на явно взволнованную гувернантку.
  - Что случилось, Евдокия Макаровна? Уж не горим ли мы? - хрипловатым со сна голосом поинтересовалась она, с укоризной и усмешкой глядя на старую женщину.
  - Господь с вами, Алевтина Аркадьевна! Бог миловал такой напасти. Но у меня к вам есть интересная информация. Она мне кажется настолько важной для вас, что никак не может ждать до утра, по моему мнению. Выслушайте меня, а там уж вам решать, насколько она вам интересна и стоит ли сейчас продолжать спокойно спать, когда рядом происходят такие события.
  Заинтригованная словами своей верной служанки, Алевтина Аркадьевна пропустила ее в свою спальню. Евдокия Макаровна, войдя в комнату, прикрыла плотнее дверь и, перейдя на шепот, подробно передала хозяйке разговор между Константином и Егором, который она подслушала, стоя за углом.
  Сведения, полученные от гувернантки, были действительно очень ценными. Алевтина Аркадьевна в тайне от своего мужа, который был значительно старше ее, давно уже изучила все его архивы, так трепетно охраняемые им. И содержание письма, которым так дорожил Константин Алексеевич, было ей прекрасно известно. Крест, который предложили приобрести ее мужу, мог содержать сведения о конкретном камне, под которым был спрятан клад тамплиеров. Такой шанс узнать, наконец, тайну нахождения клада, которую пытались раскрыть многие поколения семьи Мещеряковых, упускать никак нельзя. Ради несметных богатств клада стоило бы рискнуть. Вот только одной исполнить мгновенно возникший в ее голове план ей было явно не по плечу. Суровая необходимость требовала привлечения помощника.
  - Спасибо, Евдокия Макаровна. Сведения, что ты принесла мне, действительно очень ценные. Я подумаю, как их использовать. А пока ступай отдыхать, - Алевтина Аркадьевна взглянула на напряженное лицо гувернантки. - Да не переживай ты так. Не бойся. Я не забуду твоей службы. Если нам удастся добыть этот клад, твоя старость будет обеспечена. Отблагодарю по-королевски.
  Гувернантка сделала полупоклон и, пятясь задом, подошла к дверям. Приоткрыв их, она выглянула в коридор и тут же их прикрыла.
  Мещерякова с удивлением взглянула на старую женщину.
  - Алевтина Аркадьевна, голубушка, твой супруг куда-то засобирался, на ночь-то глядя. Уже ботинки одевает, - возбужденно зашептала гувернантка.
  - "Неужели этот старый болван собрался к Свиньину с этим предложением? Больше он ни с кем практически не общается..." Евдокия Макаровна, позови Константина Алексеевича ко мне в спальню, а вы...
  - Не беспокойтесь, голубушка, все сделаю в лучшем виде.
  - Константин Алексеевич, - услышала Мещерякова громкий голос гувернантки, стоя за прикрытыми дверями спальни.
  Константин Алексеевич вздрогнул от неожиданности, когда Евдокия Макаровна громко его окликнула. Он повернулся к гувернантке, совершенно не обратив внимания, что женщина, несмотря на глубокую уже ночь не спит и одета в обычный рабочий костюм.
  - Евдокия Макаровна, вы не видели моих перчаток? Мне нужно выйти недолго из дома, а я никак не могу их найти. По-моему на улице температура понизилась и я боюсь, что мои руки будут мерзнуть.
  - Константин Алексеевич, - проигнорировала вопрос хозяина гувернантка, - Алевтина Аркадьевна просит вас срочно зайти к ней в спальню.
  - Что еще за капризы у Алевтины Аркадьевны среди ночи? - недовольно пробормотал он. - Ее дело не может подождать до утра?
  - Не могу знать, Константин Алексеевич, только госпожа очень просит вас зайти к ней ненадолго.
  - "Черт бы побрал эту взбалмошную девчонку. Что еще за капризы она придумала среди ночи?", - открывая дверь спальни жены, раздраженно думал Мещеряков.
  В комнате было совершенно темно, если не считать света, что падал из приоткрытой двери.
  - Алевтина, дорогая, что ты надумала среди ночи? - ласковым голосом произнес он, близоруко вглядываясь в темноту.
  - Она надумала отправить тебя на тот свет, - услышал он за спиной голос гувернантки, - и сделать это сейчас, немедля.
  Удивленный услышанной угрозой Константин Алексеевич начал оборачиваться, но ему не удалось завершить задуманное. Что-то тяжелое обрушилось на его голову, и он безмолвно упал у дверей навзничь.
  
  
  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  
  1
   Алевтина Аркадьевна аккуратно положила трубку на аппарат и обернулась к гувернантке, стоящей в коридоре с подносом, на котором стояли пустые чашечки из-под чая.
  - Что теперь делать будем, Евдокия Макаровна?
  Гувернантка взглянула на хозяйку и улыбнулась, обнажив длинные, своими размерами напоминающие лошадиные, зубы.
  - Алевтина Аркадьевна, нам с тобой вдвоем не справиться с телом Константина Алексеевича. Мне кажется, тебе нужно пригласить на помощь Сергея.
  Брови Мещеряковой вздернулись в удивлении, а глаза, зло сверкнув, сощурились в щелочки.
  - Какого Сергея, Евдокия Макаровна? - она произнесла это таким тоном, что старая женщина на уровне какого-то звериного инстинкта поняла, что только что она совершила непростительную ошибку, переступила некоторую черту, что в данной ситуации делать было очень опрометчиво. Но первый шаг был сделан, и ей пришлось сделать очередной. На этот раз тон ее голоса был даже излишне заискивающим.
  - Вашего знакомого, моя любимая госпожа. Я совершенно случайно узнала о нем, ненароком услышав ваш разговор с ним по телефону.
  Алевтина Аркадьевна хотела сказать что-то резкое, поставить на место зарвавшуюся гувернантку. Но усилием воли она сдержалась. Не стоило в данной ситуации обострять отношения с неожиданным соучастником преступления. С трудом она подавила охватившие ее эмоции. На ее лице лишь на мгновение промелькнула мина неудовольствия. Через мгновение она уже совершенно спокойно промолвила:
  - Да, Евдокия Макаровна, нам придется прибегнуть к помощи постороннего человека. И ты права, им должен быть мужчина. Ты иди пока отдохни, а я сейчас позвоню Сергею и решу эту проблему.
  - А сейчас что делать с телом?
  - Ничего не надо делать. Пусть здесь полежит. Ему теперь без разницы, где лежать и в какой позе.
  - Как скажете, Алевтина Аркадьевна, - Евдокия Макаровна недовольно поджала тонкие губы и, развернувшись, вытянувшись в струнку твердым шагом направилась в свою комнату.
  
  2
  Оставшись одна, Алевтина Аркадьевна набрала номер телефона Уварова. Телефон долго не отвечал. Женщину уже начинало охватывать чувство, граничащее с паникой, когда, наконец, недовольный сонный голос хрипловато поинтересовался:
  - И чего ты звонишь среди ночи? Ты на часы давно смотрела?
  - Сережа, хватит бухтеть. У меня сейчас нет настроения, препираться с тобой. Мне нужно, чтобы ты срочно приехал ко мне в коттедж.
  - Ты чего, дорогая, с ума сошла от недостатка мужской ласки? Или твой благоверный дуба дал?
  - Сергей, ты мне срочно нужен здесь. Я думаю, ты об этом не пожалеешь.
  - Тебе что, срочно понадобился мужик среди ночи, - уже заинтересованно поинтересовался Уваров.
  - Я жду тебя, - сухо произнес недовольный голос и телефон замолчал.
  Сергей с тоской посмотрел на часы. Был уже четвертый час ночи. Пришлось вызвать такси и отправиться в коттеджный поселок.
  Стоило ему нажать на кнопку звонку, как дверь распахнулась, словно худощавая пожилая женщина стояла за дверью и ждала его прибытия.
  - Прошу вас пройти в спальню моей хозяйки, - недовольным голосом проговорила она и скорбно поджала тонкие губы.
  Сергей широким плечом отодвинул гувернантку и, не спрашивая куда идти, проследовал на второй этаж. Поднявшись, он в растерянности остановился. Через порог спальни его любовницы неподвижно лежал мужчина, судя по всему, убитый муж подруги. Услышав его шаги, из спальни выглянула Алевтина Аркадьевна.
  - Сергей, отодвинь труп и закрой за собой дверь. Мне нужно с тобой серьезно переговорить.
  Уваров, усмехнувшись, оттащил труп в сторону и вошел в спальню. Нельзя сказать, что он не был знаком с этим помещением. Когда муж был занят, любовница отправляла гувернантку в город по очень важным делам, и они предавались любви на ее постели.
  Мещерякова, убедившись, что дверь закрыта, отправилась к кровати. Сергей послушно проследовал за ней, недоумевая, чего это вдруг ей пришла мысль заняться любовью в нескольких метрах от лежащего на полу трупа мужа. Может ей захотелось остреньких впечатлений? Но Алевтина Аркадьевна, сев на кровать, приложила палец к соблазнительным полненьким губкам, призывая его соблюдать тишину. Взяв его за руку, она потянула к себе, усадив его рядом. Прислонившись к нему полным плечиком, она горячо зашептала ему на ухо.
  - Сергей, только говори тихо. Эта старая карга имеет склонность к подслушиванию разговоров. А это нам сейчас совсем ни к чему. Мне с тобой нужно очень серьезно поговорить. И ты отнесись к этому серьезно, без твоих дурацких шуточек. Так вот, сегодня мужу один мужик из соседней деревни предложил приобрести знаменитый мальтийский крест. Константин ничего лучшего не придумал, как сообщить об этом своему руководителю Свиньину. Я и гувернантка решили, что ему не стоило бы этого делать. Результат наших действий ты только что сейчас и наблюдал. - Алевтина Аркадьевна отодвинулась от Уварова и тяжело вздохнула. Через несколько мгновений раздумий она снова уткнулась губками в его ухо и зашептала: - Сейчас воздержись от всяких наводящих вопросов. У нас совсем нет свободного времени. Отмечу только, что этот меч сам по себе очень ценный. Он сделан из чистого золота и на нем несколько драгоценных камней. Но, самое главное, в этом кресте хранятся сведения, где находится клад тамплиеров. Ты понимаешь ценность этой информации?
  - Понимаю, что тут непонятного, - прошептал Сергей, обнимая подругу за плечо одной рукой, а второй - нежно лаская ее грудь. Женщина раздраженно сбросила его руку с груди. Ее глаза гневно сверкнули.
  Сергей недовольно поморщился. - Хорошо, хорошо! Ты только не кипятись. Что ты мне предлагаешь сделать?
  - Я предлагаю тебе приобрести крест вместо мужа, и самим стать обладателями этих несметных сокровищ. - Алевтина Аркадьевна попыталась робко освободиться от руки мужчины. Впрочем, безуспешно. - Я знаю, что клад находится в замке господина Свиньина. Но где конкретно?.. Вот в чем вопрос. Насколько я поняла, клад находится под каким-то камнем в главном подземном зале замка. Но под каким именно камнем, этого никто не знает. Вот в кресте и указано, под каким.
  Уваров опустил взор и его взгляд уперся в ее оголенные аккуратненькие коленки. Приподняв взгляд, он увидел вызывающе приоткрытые аппетитные груди. В нем неожиданно возникло желание овладеть женщиной. Но, понимая несвоевременность его, с трудом сдержался и попытался сосредоточиться на словах, что говорила любовница.
  - Сереженька, - донеслось до него, - вся сложность заключается в том, что тебе нужно каким-то образом устроиться к Свиньину. На любых условиях, на любую работу. Нам нужно проникнуть в этот замок. Проникнуть незаконно в замок нам не удастся. А без проникновения нам не видать клада, как своих ушей.
  - М-да, подруга. Ну и задачку ты мне поставила. Я так понимаю, тело твоего мужа ты доверишь также мне? Ну, это-то ладно. С этой проблемой я как-нибудь справлюсь. А вот с проникновением... Над этой проблемой мне нужно как следует подумать. - Уваров вскочил с кровати и заметался по со вкусом обставленной спальне.
  Алевтина Аркадьевна внимательно следила за перемещением любовника. Она послушно ждала, какое решение он примет.
  - Алевтина, - Сергей неожиданно остановился, подошел к кровати и, встав на колени, взял ее за руки, - а что будет дальше? Ну, если нам удастся добыть клад этих... тамплиеров.
  - Я полностью подчинюсь воле своего повелителя, - Алевтина Аркадьевна скромно опустила глаза, не забывая при этом внимательно наблюдать за Уваровым.
  Сергей, стоя на коленях, с удовольствием рассматривал милое лицо женщины. Пожалуй, впервые в его голове мелькнула мысль о возможности устроить свою непутевую жизнь, женившись на этой женщине.
  - Алевтина, если нам удастся добыть клад, мы с тобой уедем куда-нибудь, где нас никто не знает, и начнем совместную жизнь. Как ты отнесешься к моему предложению?
  - Да, - ответила она хрипловатым от волнения голосом и тихо. - Я согласна. - Откашлялась, глубоко вздохнула и еще раз повторила громче и отчетливее: - Да! Я согласно с предложением моего любимого.
  Сергей поднялся с колен и уже спокойнее заходил по спальне, довольно потирая руки.
  - А что нам делать с твоей гувернанткой?
  - Она никак не вписывается в наши планы, - покраснев от волнения, прошептала женщина. - Нам придется решить и эту проблему.
  - Эту проблему я решу немного позднее, а сейчас я разберусь с твоим мужем, точнее с его трупом. Твою старуху сейчас убивать нельзя. Двое пропавших в одном доме за сутки это, пожалуй, многовато будет. - Сергей зловеще улыбнулся.
  Алевтина Аркадьевна грустно вздохнула. Пути назад уже не было. Наступал новый, неизвестный период ее жизни и от этого на душе было тревожно и как-то неуютно.
  - Я сейчас вынесу труп твоего мужа и вернусь. Надо будет как следует подумать, что нам делать дальше?
  Алевтина Аркадьевна послушно кивнула.
  
  
  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  
  Егор вышел из теплого помещения на улицу. Заметно усилившийся мороз навалился на него. Мужчина с ненавистью посмотрел на серое зимнее небо, грозящего земле новыми порциями снега. С досадой сплюнув, Егор поежился от холода и быстрым шагом направился к дороге, по которой Шешунок привез его в родную деревню. Уж очень ему не хотелось провести еще одну ночь в лесу, тем более что сегодня заметно похолодало. Появиться в деревне Егор не рискнул. Еще не хватало накануне получения целого состояния быть задержанным полицией за убийство жены и ее любовника. Остается один вариант - остаток ночи провести у своего спасителя. А к четырнадцати часам Шешунок привезет его в коттеджный поселок.
  Егор выбрался на дорогу и быстрым шагом зашагал по ней. Он уже шагал по дороге не первый час, удивляясь, что не видит знакомый домик совсем недалеко от заснеженной дороги. Вроде с Шешунком они и ехали совсем недолго, а, поди ж ты, заветного дома все нет и нет. Уже и усталость начинала напоминать о себе.
  Выпавший снег и выглянувшая луна осветили все вокруг каким-то странным загадочным светом. А тишина делала обстановку еще загадочнее. Неожиданно он услышал, что по дороге навстречу ему скачет кто-то верхами. Через несколько минут появился всадник.
  Увидев пешего мужчину, седок перешел на шаг и уже с некоторой опаской медленно приближался к нему. В зимнем лесу, далеко от жилья, да еще и ночью всего можно ожидать от незнакомца.
  - Уважаемый человек, ты не подскажешь, долго ли мне еще идти до лесного домика? - вежливо, чтобы не напугать ненароком, обратился к мужчине Егор, снимая шапку и слегка кланяясь.
  - О каком лесном домике ты говоришь, уважаемый? Я здесь всю жизнь прожил, но ни о каком таком и не слыхивал.
  - А ты издалека едешь? - расстроено поинтересовался Егор, нахлобучивая на остуженную голову шапку.
  - Да километров тридцать за сегодня отмахал, почитай от самого города почти.
  - И что, никакого домика не видел на этой лесной дороге?
  - Нет, никакого дома здесь нет. Что-то ты путаешь, уважаемый.
  Верховой тронул поводья, пуская коня в дорогу. Расстроенный и обескураженный Егор зашагал в обратный путь, с тоской думая, что придется сегодня отмахать еще ни один километр до места лежки.
  - "Как же так? Выходит так, что на этой дороге никакого дома и нет вовсе. Но я же по этой дороге дважды проехал. И никуда мы не сворачивали. И дом был, и старик Шешунок был, и его старая кляча Красавка была. А получается так, что и не было ничего. Но тогда где же я пробыл столько дней? Кто меня лечил и кормил, кто тащил за собой неспешно телегу, а потом розвальни? Тут в пору и нечистого вспомнить. Тьфу-тьфу! Чур, меня. - Егор с непривычки неловко перекрестился и с испугом огляделся, ускоряя шаг, и пытливо вглядываясь, в начинающий темнеть лес. - Ничего, как-нибудь проведу еще одну ночь на природе. Даст Бог, не замерзну и животного дикого никакого не встречу. За то потом я уж оттянусь по полной", - успокаивая себя, размышлял мужчина, бодро шагая к своему пристанищу.
  И только иногда в голову лезли всякие навязчивые россказни соседей и приятелей, как в лесу тогда-то и тогда-то был обнаружен мужчина, задранный медведем-шатуном. А еще был случай, как нашли бабу, замерзшую совсем недалеко от жилья.
  И от этих навязчивых воспоминаний ноги сами начинали переставляться чаще. Вздрагивая от малейшего шума в лесу, двигался все быстрее, стараясь скорее выбраться в безопасное место.
  А с высокой сосны на него внимательно смотрел огромный одноглазый ворон, наклоняя голову то на одну сторону, то на другую. Неожиданно он широко расправил крылья, наклонил вперед тело. Его огромный клюв раскрылся и вдруг захохотал ворон совсем по-человечески. Потом поперхнулся как-то и совсем по-стариковски закашлял, мотая головой.
  Обмер Егор от страха, а потом бросился вперед бегом, задыхаясь от непривычной нагрузки, прерывисто и хрипло шепча известные слова молитвы. А вслед ему несся надрывистый издевательский кашель неизвестного лесного жителя. А потом снова донесся до него хохот, от которого у Егора в страхе сжалось сердце.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  
  Венедикт и Алексей сидели в холле офиса и играли в шахматы. Проиграв Алексею, Венедикт встал и, разминаясь, прошелся по холлу, пока его соперник расставлял фигуры.
  Подойдя к заснеженному окну, увидел подходящую к зданию женщину. Женщина, лет сорока, была одета в элегантное пальто, в широкополую под тон пальто, шляпу.
  Она остановилась у офиса, нерешительно оглядела улицу. Венедикт уже с возрастающим интересом смотрел на женщину. Его шестое чувство начинало подсказывать ему, что это небольшой событие может привести к интересному делу. А его шестое чувство еще не подводило его.
  Женщина открыла дверь, замерла на несколько секунд. Потом решительно сделала шаг в подъезд. Через несколько секунд в дверь офиса позвонили.
  - Леша, чья очередь открывать дверь?
  - Твоя. Я прошлый раз открывал.
  - Моя, так моя, - охотно согласился Венедикт. - Тем более что на этот раз к нам идет прекрасная женщина, и я чувствую, что она несет нам интереснейшее дело. А ты на всякий случай скройся-ка в своей комнате. Так, на всякий случай. Может пригодиться.
  Он подошел к зеркалу, критически осмотрел себя, пригладил слегка всклокоченные волосы, и направился к дверям. Распахнув ее, он увидел женщину, за которой наблюдал из окна.
  - Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, это частное детективное агентство? - приятным голосом поинтересовалась женщина.
  - Здравствуйте. Вы обратились по адресу. Прошу вас, проходите.
  Венедикт проводил посетительницу в свой кабинет. Женщина прошла в помещение и с любопытством огляделась. Она впервые посетила детективное агентство и ожидала увидеть что-то необычное, не вписывающееся в обыденность. Обычная, хотя и добротная обстановка кабинета даже немного разочаровала ее.
  - Присаживайтесь, пожалуйста, в это кресло, - отвлек ее от созерцания голос детектива. - Вам в нем будет удобно.
  Женщина, вздохнув несколько разочарованно, сняла пальто, шляпу положила на колени. Небольшую сумочку она поставила на край стола.
  - Давайте сначала с вами познакомимся. Меня зовут Венедиктом Игоревичем Струкачевым. Я владелец этого детективного агентства.
  - Меня зовут Мещеряковой Алевтиной Аркадьевной.
  - Очень приятно. Прошу вас, Алевтина Аркадьевна, расскажите, пожалуйста, что заставило вас отказаться от личного автомобиля и приехать в такую рань на электричке с коттеджного поселка "Веселые зори"? Для этого героического поступка должны быть очень веские основания.
  Женщина удивленно вскинула взгляд на детектива.
  - Но как вы узнали, что я приехала оттуда на электричке?
  - О, Алевтина Аркадьевна, это на самом деле достаточно просто. Из внешнего карманчика вашей шикарной сумочки торчит кусочек проездного билета электрички. Одеты вы, я бы сказал, дорого и изысканно и со вкусом, сумочка у вас дорогая. У вас ухоженные руки, с модным маникюром, дорогие туфельки, слегка запачканные грязью, которая характерна для указанного мною коттеджного поселка. У вас разовый проездной билет. Постоянные пассажиры приобретают проездные билеты. Так и удобнее и дешевле. Из этого можно прийти к выводу, что вы привыкли пользоваться личной автомашиной. Но какое-то происшествие выбило вас из привычной колеи. И оно принудило вас воспользоваться электричкой. Как видите, все достаточно просто. Просто нужно немного порассуждать.
  - Действительно, все не так уж и сложно, как показалось с первого взгляда. - Алевтина Аркадьевна улыбнулась. - Вы своим рассуждением напомнили мне Шерлока Холмса. Я когда-то в детстве очень любила читать рассказы Артура Конан Дойла о знаменитом сыщике.
  - Да, я часто пользуюсь дедуктивными методами этого литературного героя. Мои выводы иногда удивляют людей. В действительности нужно только знать, как построить эту цепочку рассуждений. А вот это дается не каждому. Но мы ушли от темы нашего разговора. Вы можете нам поведать, что вас привело к нам?
  - Я действительно была вынуждена воспользоваться электричкой. Я не имею прав, и водить машину совершенно не могу. В этом я не сильна. Меня всегда возил муж. Но... Понимаете, Венедикт Игоревич, мой муж, Мещеряков Константин Алексеевич, вчера ночью около полуночи вышел из дома и до сих пор не пришел домой. Он пропал.
  - Алевтина Аркадьевна, вы хотите сказать, что ваш супруг вчера ночью куда-то ушел, и не вернулся домой? И вы до сих пор не имеете информации о его местоположении? Я правильно вас понял?
  - Не совсем. То есть вы правильно поняли изложенную мною информацию, но я слышу в вашем голосе неуверенность в моем выводе.
  - Но почему вы решили, что ваш муж пропал? Он всего половину суток отсутствует. Мало ли где он мог задержаться. Вы обзванивали родственников, друзей?
  Мещерякова печально взглянула на Венедикта и ее глаза наполнились слезами.
  - Венедикт Игоревич, мне, вероятно, нужно рассказать вам хотя бы немного о муже, чтобы у вас пропали малейшие сомнения в моем выводе.
  - Алевтина Аркадьевна, я так понимаю, что дело достаточно серьезное. Я прошу вас приступить к рассказу.
  
  
  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  
  Алевтина Аркадьевна внимательно оглядела замершего в ожидании детектива.
  - "На вид детективу около тридцати лет, гладкая чистая кожа, пронзительные голубые глаза, короткая стрижка, сексуальные ямочки на щеках, когда он улыбается, на мужественном подбородке небольшая ямочка. Молодой совсем. Странно, что о нем в народе ходит такая громкая слава. Интересно даже, разберется ли он с моим делом? И в чью пользу будут результаты расследования? Да, жаль, что мне пришлось прийти к детективу. Но иначе нельзя было поступить. Константин все-таки человек и рано или поздно его исчезновением полиция заинтересуется. Единственно, что меня сейчас волнует это вопрос, не совершила ли я ошибку, не посоветовавшись с Уваровым".
  В ее взгляде на какое-то мгновение мелькнуло сомнение. Это длилось всего мгновение, но не ускользнуло от внимательного взгляда детектива. Венедикт усмехнулся незаметно для посетительницы. После некоторого замешательства посетительница заговорила негромким голосом.
  - Видите ли, Венедикт Игоревич, я не хотела бы, чтобы все, что я вам сейчас расскажу, стало известно широкой публике. Об этом я вас и прошу, уповая на ваше понимание и такт. Вы сами поймете причину моей необычной просьбы, когда я посвящу вас в детали этого дела.
  Вы, вероятно, слышали о тамплиерах? Так вот, в нашем поселке почти все население состоит из обеспеченных людей. Ну и сами понимаете, все богатые люди хотят иметь приличную родословную. Правдами и неправдами многие из них сделали себе документы, подтверждающие их дворянское происхождение. А многие доказали, что они являются дальними потомками тамплиеров. Ну, вы знаете, как это делается в наше время. Многие из этих новоявленных потомков даже приблизительно не представляют, кто такие тамплиеры. Но такое уж время сейчас у нас наступило. Воспользовавшись царящей неразберихой в этом вопросе, мой муж, еще до нашей свадьбы, каким-то образом доказал, что он является потомком князя Мещерякова. Так что, перед вами сидит не просто госпожа, а княгиня Мещерякова.
  Венедикт усмехнулся и сделал почтительный полупоклон, впрочем, не поднявшись со своего кресла. Мещерякова благосклонно кивнула головой.
  - Несколько лет назад, - после небольшой паузы продолжила княгиня свое повествование, - кому-то пришло в голову организовать тайное общество тамплиеров в нашем поселке. Что и было осуществлено лет пять назад. Председателем общества, или Магистром Ордера, выбрали Свиньина Родиона Савельевича. Его помощником стал мой муж, - Алевтина Аркадьевна усмехнулась. - Общество, действительно, тайное. Члены его считают, что никто в поселке, кроме его членов, не знает о его существовании. Я всего два года назад узнала, что мой муж является помощником Магистра общества тамплиеров. Трудно сохранять секретность, живя под одной крышей в течение нескольких лет.
  - И чем занимается это тайное общество? Если вы знаете, конечно.
  - Ничем серьезным, на мой взгляд, - Алевтина Аркадьевна с улыбкой махнула рукой. - Детские игры взрослых дяденек. У них проводятся какие-то тайные магические ритуалы, иногда они устраивают рыцарские турниры.
  - Рыцарские турниры? - не удержался Венедикт, - это же, насколько всем известно по книгам и кинофильмам, поединки на мечах, копьях? Они, что всерьез бьются на мечах?
  - Конечно, бьются. Только мечи у них, я бы сказала, бутафорские. Они сделаны из этого... Забыла! - Алевтина Аркадьевна потерла лоб, вспоминая мудреное для нее слово. - А нет, очень кстати вспомнила. Мечи у них сделаны из сырого железа. Насколько я понимаю они тупые и их невозможно по-настоящему наточить. А вот кольчуги у них вполне реальные. Тяжеленные они, ужас. И очень дорогие. Константин Алексеевич долго разыскивал специалиста, чтобы заказать их. В наше время оказывается не так-то просто найти настоящего кузнеца, согласившегося на изготовление настоящей кольчуги. Это дело очень тяжелое, кропотливое. Даже не все хорошие мастера берутся за эту работу.
  - Алевтина Аркадьевна, а вы не знаете, что за ритуалы проводят тамплиеры вашего коттеджного поселка?
  - Нет, извините, какие ритуалы они проводят, я не знаю. Об этом Константин Алексеевич мне никогда и ничего не рассказывал.
  - Алевтина Аркадьевна, я думаю, наше агентство займется вашим делом. Я сейчас же займусь сбором дополнительной информации. А через некоторое время я вас побеспокою для получения кое-какой информации. Мы найдем вашего мужа, не сомневайтесь. В нашем агентстве пока не было так называемых глухих дел.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  
  1
  Как только за посетительницей закрылась дверь, Венедикт схватил мобильный телефон.
  - Алексей, ты видел женщину, которая к нам заходила? А она тебя не заметила? Вот и прекрасно. Проследи-ка за ней, Леша. Потом мы с тобой вечером встретимся и обговорим намечающее дело. Все, не будем терять время, а то ты ее потеряешь. Не хотелось бы.
  Дав распоряжение Зайцу, Венедикт достал с полки справочник по области. Разыскал информацию по коттеджному поселку.
  "Веселые зори" оказался небольшим. Он возник на месте снесенной двенадцать лет назад деревни Большая Алексеевка. Население поселка на момент составления справочника составляло 9242 человека. Жители поселка были сплошь людьми богатыми. Бизнесмены покинули шумный пыльный город, поменяв его на коттеджный поселок, где всегда царили покой и тишина. В пользу такого выбора играло и живописное место его расположения. Вокруг простирались бескрайние леса, не тронутые цивилизацией. Рядом протекала река с чистой водой, полной рыбы. Внимание Венедикта привлекла информация, что на территории поселка сохранился родовой замок князей Свиньиных, где сейчас проживает потомок древнего рода Свиньин Родион Савельевич.
  Венедикт позвонил Зайцу и дал распоряжение не въезжать на машине на территорию поселка, чтобы не привлекать внимание к своей особе. Поселок небольшой, так что слежение за машиной не представит особой сложности.
  Алексей, получив информацию от шефа, не доезжая шлагбаума, что стоял на въезде в коттеджный поселок, остановился и вышел из машины. Несмотря на то, что всю ночь шел снег, и дорога и площадки для автостоянок были тщательно очищены. Приняв легкомысленный вид, он походкой отдыхающего отправился следом за удаляющимся "Мерседесом", в котором ехала Мещерякова. За рулем сидел какой-то мужчина. Стекла автомашины были затемнены, и Алексею никак не удавалось подробно его рассмотреть.
  "Мерседес", проехав еще пару сотен метров, остановился. Через несколько мгновений из него вышли Алевтина и мужчина. Небрежно захлопнув двери автомашины, они вошли в коттедж. Вскоре, однако, двери распахнулись и из коттеджа вышли двое мужчин. Они внимательно оглядели пустынную улицу поселка и направились навстречу Алексею.
  Было им лет по сорок. Оба коренастые, коротко стриженные. Одеты в одинаковые длинные черные плащи. Под ними мускулы буграми ходят.
  Подходят они все ближе и ближе и походки у них легкие, пружинистые. И такая от них сильная угроза исходит, что Алексей невольно поежился. Как жаль, что рядом сейчас нет его верного друга Венедикта. Вдвоем они с любым противником враз разделались бы. А одному здесь и делать нечего. Сейчас мужики изобьют его за милую душу. Или даже убьют, не дай Бог. Алексей растерянно огляделся.
  Но тут дверь соседнего коттеджа громко хлопнула и на улицу вывалилась толпа подвыпивших мужиков. И загалдели громко о чем-то своем, зажестикулировали, продолжая одним им известный разговор.
  Подозрительные мужчины, оглянувшись, молча, проследовали мимо Алексея, лишь коротким холодным, словно лед, взглядом его удостоив.
  Когда мужчины прошли, Алексей с облегчением выдохнул и с удивлением почувствовал, что его почему-то бьет озноб, хотя совсем недавно ему было жарко в меховой куртке. Ему запоздало пришла в голову мысль, что совсем недавно он счастливым случаем, избежал действительно реальной опасности, связанной не с простым мордобитием, а угрозами жизни.
  Алексей предательски дрожащей рукой вытер со лба холодный, неприятно липкий пот, с кем-то из своих спасителей невпопад пошутил и, картинно раскланявшись с мужиками, направился к машине.
  Неожиданно он с удивлением увидел, что навстречу ему, гордо задрав облезлый хвост, вышагивает какой-то старый одноглазый кот. Поравнявшись с человеком, он остановился и с любопытством начал его разглядывать.
  Детектив, поравнявшись с котом, раздраженно топнул на него ногой и псыкнул. Кот возмущенно выгнул спину и яростно зашипел. Его единственный глаз запылал такой яростью, что Алексею стало не по себе, и он выругал себя за несвоевременное ребячество.
  
  2
  Алевтина Аркадьевна, стоя у окна из-за занавески наблюдала за всем, происходящим на улице. Когда двое мужчин удалились так далеко, что их не стало видно, она отвернулась от окна.
  - Сергей, ты уверен, что этот симпатичный мужчина за нами следил? Он выглядит таким милым.
  - Я уверен в своих выводах на все сто процентов. Я зря, что ли, был начальником отделения милиции много лет. И потом, этот симпатичный человек, как ты изволила выразиться, по фамилии Заяц...
  - Заяц? Какая смешная фамилия.
  - Ага, смешная! Только я не завидую тому, кто будет противостоять ему. Этот детектив со смешной фамилией является сотрудником частного детективного агентства, которое возглавляет Струкачев. Он может и не такой крутой, как шеф, но хватка у него, как у бультерьера. Я тебе о Струкачеве рассказывал, и ты у него недавно побывала. Ох, чувствует мое сердце, зря ты обратилась к нему.
  - Сергей, мне кажется, что к нему было лучше обратиться. У него меньше возможностей по проведению расследования, чем у полиции. А сообщить о пропаже человека мне все равно пришлось бы. Так хоть есть какое-то основание, почему я обратилась к нему, а не в полицию. Кстати, полицию я посетила, на всякий случай. Побеседовала там с сотрудником. Заявление о пропаже мужа у меня ожидаемо не приняли. - Алевтина Аркадьевна негромко рассмеялась. - По закону должно пройти не менее трое суток с момента пропажи.
  Сергей с усмешкой взглянул на подругу.
  - Дура ты, дура, Алевтина. Красивая баба, но дура. Если бы ты лучше знала этого Струкачева, ты никогда не обратилась бы к нему. Это же не человек, это демон. Я тебе никогда бы не порекомендовал обращаться к нему. Надо было бы поискать другого детектива. В нашем городе наверняка есть и другие частные агентства.
  - Я тебя прошу не называть меня этим дурным словом, - недовольно поморщилась женщина, сгоняя с лица улыбку.
  Она хотела сказать партнеру что-нибудь резкое, обидное. Достойно ответить на полученное оскорбление. Но сработал инстинкт самосохранения. Черт его знает, что можно ожидать от человека, десять лет отсидевшего в зоне. Да и услуги его ей еще, ой как, понадобятся. Еще необходимо убрать эту старую каргу, которая теперь, после того, как их связала кровь убитого мужа, совсем распоясалась и возомнила о себе слишком много. Пришлось смирить свою гордыню, позабыть на время о своей гордости. - "Ничего, придет время, и я с ним за все расквитаюсь. За все унижения, которые приходится от него терпеть, за оскорбления. Словно она не княгиня, а девка подзаборная". Мне это не нравится, - спокойно произнесла она. Лишь внимательный взгляд заметил бы, как ее лицо побледнело, и недовольно сжались губы. Но на этот раз Сергею было не до тонких психологических наблюдений. Его больше заботило внимание к делу о пропаже Мещерякова его недруга Струкачева. - А других агентств в нашем городе нет, - продолжала оправдываться женщина. - Я в интернете проверила.
  - Ладно, ладно, не обижайся. Суть дела от слов не меняется. Сдается мне, что Струкачев очень серьезно отнесся к пропаже твоего мужа и крепко взялся за расследование. Придется нам быть и аккуратнее и по возможности форсировать события.
  Уваров вышел из спальни хозяйки дома и в прихожей начал одеваться.
  - Сережа, ты куда собрался? - поинтересовалась подошедшая Алевтина Аркадьевна.
  - А то ты не знаешь? Трупняк мужа твоего нужно как следует пристроить. В свете последних событий нам с тобой нужно быть очень аккуратными. Чем меньше следов мы оставим за собой, тем нам будет проще. Меня не ждите, ложитесь спать. Вернусь я не скоро. Нужно разыскать укромное место, чтобы его нашли не раньше весны.
  Уваров разыскал закопанный в снегу в лесу неподалеку от поселка труп Мещерякова, тяжело взвалил его на плечо и зашагал по лесной дороге.
  
  
  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  
  Когда он брел по лесной дороге, в природе стали происходить таинственные, ничем необъяснимые изменения. Небо, до того затянутое тяжелыми снеговыми тучами, неожиданно стало быстро очищаться. Круглая луна выглянула из очередной тучи и осветила все вокруг мертвенным светом.
  Уваров с удивлением остановился и настороженно огляделся. Вокруг была странная настораживающая тишина. Мужчина с раздражением сплюнул, поправил на плече свой страшный груз и взглянул на тропинку. От охватившего его ужаса и удивления, он сделал пару шагов назад и неподвижно замер. На белоснежном снегу сидела большая черная птица. Она сидела на тропинке и не делала никаких попыток убраться с дороги идущего человека.
  Уваров резко сделал шаг вперед, чтобы испугать ее. Но птица не высказала никакого намерения убраться с дороги. Человек вопросительно посмотрел на ворона. Ведь именно эта редкая птица сидела на водоотливе, когда он уходил с места убийства Надежды.
  - Ты чего, пернатый? Совсем оборзел здесь в лесу? Не уступаешь дорогу человеку, царю природы, - громко произнес Сергей, тщательно скрывая за громким голосом животный страх перед странной птицей.
  - Ты - труп, - спокойно произнес ворон человеческим голосом. - Сейчас ты делаешь первые шаги к своей погибели.
  Уваров помотал головой, чтобы сбросить охватившее его видение. Но птица никуда не делась, несмотря на усилия человека. И тогда от того, что птица заговорила человеческим словом, от самих ее слов, мужчина пришел в неописуемую ярость.
  - Да кто ты такой, чтобы мне пророчествовать смерть?! - прорычал сквозь зубы Сергей. - Я непобедим. Я убил Надежду, я убью и своего главного врага - Венедикта. Я достигну всего, что запланировал. Потому что я - Уваров!
  Ворон, молча, смотрел на разъяренного мужчину. А он неожиданно наклонил голову и бросился на птицу. Только вдруг перед его глазами вспыхнул ослепительно яркий свет. А когда глаза адаптировались к наступившей после вспышки темноте, на тропинке никого и ничего не было.
  Ошеломленный человек остановился и непонимающе уставился на девственно чистый белый снег. Так он стоял долго, пытаясь осознать, что произошло несколько мгновений назад.
  - "Вероятно, мне все это привиделось", - мелькнуло в голове. - "Конечно, привиделось. Где это видано, чтобы какая-то птица говорила на человеческом языке? Говорят, что птицу можно научить человеческим словам. Но, чтобы так осмысленно и так чисто говорить на человеческом языке, это уже мистика какая-то. Видно я здорово устал за сегодняшний день. Ничего, сейчас запрячу получше этого тухляка, да займусь более интересным делом".
  Он хотел еще порассуждать на эту тему, но тяжесть лежащего на плече тела Мещерякова напомнило ему, что необходимо его спрятать куда-нибудь. Уваров огляделся. Вокруг была по-прежнему тишина. Ничто не напоминало, о разыгравшейся здесь несколько минут назад сцене встречи человека с таинственной птицей.
  Сергей поправил сползающий с плеча труп и продолжил движение. Иногда он останавливался и настороженно оглядывался. Но вокруг было все спокойно. Вскоре он совсем успокоился. Лишь иногда он с удивлением вспоминал о таинственной птице.
  - "Привидится же такое! Вероятно, на мою психику подействовали события последнего дня. Надо взять себя в руки. Сегодня мне еще предстоит посещение Свиньина".
  
  
  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
  
  Провозился с трупом Мещерякова Уваров неожиданно долго. Когда, закончив дело, он подходил к коттеджному поселку, его часы бесстрастно показывали без десяти шесть. Пока он добрался до замка Свиньина, прошло еще минут двадцать. Запыхавшись от быстрой ходьбы, он остановился у калитки, глубоко вздохнул, восстанавливая дыхание, и решительно нажал на кнопку звонка. Он очень удивился, что бодрый мужской голос неожиданно быстро поинтересовался, кто он такой и что ему надо в начале седьмого утра, когда хозяева замка еще спят.
  - Моя фамилия - Уваров, а зовут Сергеем Георгиевичем. Извините за ранний звонок, но мне нужно срочно повидаться с господином Свиньиным.
  - По какому вопросу?
  - Извините, я не хотел бы рассказывать о своем деле посторонним. Я думаю, у вас будут большие неприятности, если вы сейчас не разбудите господина Свиньина.
  - Я сейчас сообщу хозяину о вашем прибытии, - через некоторое время проговорил динамик недовольным голосом.
  Минут через пятнадцать загремели засовы, и калитка распахнулась. Во дворе стоял здоровенный молодой мужчина, колючим внимательным взглядом разглядывающий Уварова.
  - Проходите во двор. У дверей замка вас встретит дворецкий, который проводит к господину Свиньину.
  Сергей профессиональным взглядом окинул охранника, привычно отметив под накинутой курткой за поясом пистолет. Пройдя по длинной заснеженной дорожке, он подошел к массивным дверям замка. Дверь была приоткрыта. Уваров толкнул дверь, и она легко открылась.
  За дверями в строгом черном костюме с галстуком стоял высокий пожилой мужчина. Он полупоклоном поприветствовал посетителя и, ни слова не говоря, направился по мрачным каменным коридорам, тускло освещенным электрическими светильниками. После долгого хождения по многочисленным коридорам, они, наконец, подошли к массивным дверям.
  Дворецкий почтительно постучал и, услышав разрешение, распахнул их. Пропустив вперед посетителя, дворецкий неслышно прошел следом и встал за его спиной.
  Сергей с любопытством осмотрел большое, со вкусом обставленное помещение, которое, судя по обстановке, играло роль кабинета хозяина.
  За массивным рабочим столом сидел изысканно одетый пожилой мужчина. Его седые волосы были тщательно причесаны. Манжеты белоснежной рубашки оттеняли потемневшую суховатую старческую кожу кистей рук.
  - Прошу вас, присаживайтесь, - приятным баритоном произнес Свиньин, приподняв левую руку и указав ею на стоящее напротив стола кресло.
  Уваров прошел через всю огромную комнату к столу и сел на предложенное кресло напротив хозяина. Бросив внимательный взгляд на Свиньина, Сергей оглянулся и, увидев стоящего у дверей дворецкого, обратился к собеседнику.
  - Родион Савельевич, распорядитесь вашему дворецкому оставить нас двоих.
  Седые брови хозяина кабинета удивленно взметнулись. Левая рука недовольно дернулась.
  - Вы можете спокойно говорить при нем. Кузьма служит у меня давно, и я доверяю ему полностью.
  - В таком случае разговора у нас с вами не получится, - Уваров начал медленно подниматься, давая время хозяину замка изменить свое решение. - О своем секрете мне придется рассказать кому-нибудь другому.
  - Сидите, молодой человек, - Свиньин нетерпеливо взмахнул левой рукой. - Кузьма, оставь нас. Но далеко не уходи. После беседы с молодым человеком ты мне понадобишься. И приготовь мне, пожалуйста, стакан теплого молока.
  Дворецкий бесшумно исчез за дверью. Сделал он это так тихо, что Уваров даже оглянулся, чтобы убедиться, что приказание выполнено.
  - Итак, молодой человек, мы остались одни и я готов вас выслушать. Надеюсь, ваше сообщение будет весомым аргументом, чтобы вы посмели посетить меня в такой ранний час.
  - Не сомневайтесь, Родион Савельевич. Вы в этом сами убедитесь, когда я вам кое-что сообщу.
  - Искренне надеюсь на это, - Свиньин элегантно поправил манжету рубашки, хотя она, как успел заметить Уваров, вовсе и не нуждалась в этом. - Слушаю вас.
  - Родион Савельевич, через три дня в моих руках будет мальтийский крест, который, насколько я знаю, когда-то принадлежал вашей семье.
  Сергей заметил, что лицо Магистра Ордена тамплиеров при этих словах заметно побледнело. Зная, что этот факт имеет место быть, хозяин кабинета достал из кармана белоснежный платок и начал тщательно промакивать им лицо, выигрывая время для успокоения. С трудом справившись с волнением, Родион Савельевич вопросительно взглянул на необычного посетителя, приглашая того продолжить свое сообщение.
  - Кроме того, мне известна и тайна, заключенная в нем. Но я человек здравомыслящий. Я понимаю, что мне не светит достать этот клад в таком хорошо охраняемом замке. Поэтому у меня есть к вам конкретное предложение. Можете его считать даже коммерческим.
  Взволнованный Свиньин встал с кресла и начал ходить по кабинету, заложив руки за спину.
  - Как вас зовут, молодой человек?
  - Извините, я забыл представиться. Меня зовут Уваровым Сергеем Георгиевичем.
  - Приятно познакомиться, Сергей Георгиевич. Я готов выслушать ваши предложения, - остановившись, в волнении произнес он.
  - Я отдаю вам этот крест, вы становитесь обладателем сокровищ тамплиеров, а я получаю от вас двадцать пять процентов от всего найденного.
  Сергей не успел заметить, как в глазах хозяина замка зажегся и тут же погас странный огонек.
  - Что ж, ваше предложение, действительно заслуживает моего внимания, - после некоторого молчания произнес Свиньин. - Я согласен с вашим, как вы выразились, коммерческим предложением. И более того, если вы пожелаете, вы можете остаться у меня в замке и выполнять обязанности моего помощника по особым делам. Во всяком случае, пока мы не произведем с вами окончательные расчеты. Естественно, я вам буду хорошо платить за работу. Я думаю, такое положение будет удобно и вам и мне.
  - Интересное предложение для меня. Я как раз в поисках работы после... - Сергей на мгновение смешался, не зная, стоит ли рассказывать своему потенциальному работодателю подробности своей жизни. Решив, что не стоит, тем более что через три дня он будет иметь весь клад тамплиеров, он продолжил: - некоторого перерыва в моей трудовой деятельности. Для вас не будет неудобным платить мне денежное вознаграждение каждый день?
  - Мне?.. Ах, молодой человек, я старый человек. У меня такая уйма свободного времени, что я с трудом разыскиваю дела, чтобы убить его. Мне общение с вами - это будет лишним развлечением.
  - А я могу поинтересоваться, что вы имеете в виду, говоря об особых делах?
  - Хм! Что прикажу, то и будете делать. Я надеюсь, вы не очень щепетильны в решении щекотливых проблем? Вы меня понимаете? Вы, вероятно, знаете, что я являюсь Магистром местного Ордена тамплиеров. Это мы стараемся не афишировать, но в поселке сложно сохранить что-нибудь в тайне. Рыцари стали не такими благородными, как в былые времена, - Свиньин с горечью покачал головой. - При моей должности иногда возникают непредвиденные ситуации, когда требуются услуги верного человека. Так какого будет ваше окончательное решение?
  - Особые услуги потребуют и особых финансовых вознаграждений, - выдержав приличествующую паузу, твердо произнес Уваров.
  - Конечно, конечно, Сергей Георгиевич. За особые услуги вы будете получать дополнительное вознаграждение. В каждом конкретном случае мы будем обговаривать ваши условия дополнительно.
  - Будем считать, Родион Савельевич, что мы заключили договор. С вашего разрешения я иногда буду покидать замок, когда мне нужно будет решить кое-какие вопросы в городе.
  - Конечно. Вы только ставьте меня или Кузьму, в известность, где вы будете и когда вернетесь.
  
  
  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
  
  Отправив Алексея на слежку, Венедикт позвонил Верещагину.
  - Антон Павлович, к вам сегодня обращалась некая Мещерякова Алевтина Аркадьевна? - после взаимных приветствий поинтересовался детектив,
  - Венедикт, указанная тобой дама действительно обращалась сегодня к нам по поводу пропажи своего мужа. Но ты же знаешь, что мы не можем возбуждать дело, если не прошло трое суток. Может мужик просто загулял с друзьями или к любовнице завернул? Да мало ли где может задержаться мужчина? А мобильник сел некстати, или просто выключил его, чтобы не потревожили в самый ответственный момент. А что у тебя есть какие-то особые мысли по этому делу?
  - Пока рано делать окончательные выводы. Мы только начали работу по этому делу. Но знаете, Антон Павлович, мне кажется, что в пропаже Константина Алексеевича каким-то образом замешана жена. Это первая версия. А вторая заключается в том, что пропавший мужчина являлся членом тайной организации тамплиеров. И даже более того, является заместителем самого Магистра Ордена.
  - Венедикт, я чувствую, что ты совсем заскучал без своих мистических дел, и теперь начинаешь усиленно их искать. Ну, хорошо, давай рассказывай, на чем ты базируешь свои предположения?
  - Пока это скорее интуиция, чем факты. Уж очень настойчиво она убеждала меня, что во всем виновата тайная организация тамплиеров, в которой Константин Алексеевич был заместителем Магистра ордена. Старательно наталкивала меня на эту мысль, подробно рассказывала об их деятельности.
  - Хм, о тамплиерах я слышал, конечно, а вот о тайной организации в нашем районе от тебя я слышу впервые. Они что какого-то экстремистского толка?
  - Да, по-моему, нет. Мне кажется, что это больше игра пресыщенных жизнью богатых дяденек, ищущих острых развлечений. Но там что-то не чисто. Насколько я понял в организации идет нешуточная борьба за пост магистра. Во всяком случае, с этой организацией надо бы нам познакомиться поближе. Только, Антон Павлович, если вы предпримете какие-нибудь шаги в этом направлении, я думаю, у вас ничего не получится. Давайте поработаем мы с Алексеем? А о результатах наших титанических усилий я буду вам регулярно докладывать.
  - Договорились, Венедикт. Поработайте. Ты, вероятно, своим знаменитым шестым чувством чувствуешь, что здесь замешана какая-то мистика. Если нужна будет наша помощь, не стесняйся, обращайся. Окажу возможную любую помощь. С этим мы пока разобрались, а как у тебя дела по твоему вопросу? Ты знаешь, о чем я.
  - Я догадываюсь, о чем вы спрашиваете. У меня есть предположение, кто является преступником.
  - Да что ты! И кто же этот тип?
  - Его зовут Уваровым Сергеем Георгиевичем. Мы когда-то учились в одной школе, потом в институте. Одно время мы даже работали в тандеме при расследовании некоторых преступлений.
  - И на чем базируется твое невероятное предположение? На твоем знаменитом шестом чувстве?
  - Не только. Хотя своему шестому чувству я за долгие годы жизни как-то привык доверять. Но мои догадки подтверждает и моя сотрудница, жена Леши Зайца. Светлана хоть и видела его всего несколько мгновений, смогла достаточно подробно описать мужчину, который выходил из подъезда непосредственно после свершения преступления. По ее описанию я и узнал своего бывшего друга.
  - Неожиданный поворот истории. И когда же разбежалась ваша дружба, если не секрет, и по какому случаю?
  - Да ни какого секрета в этом нет. Это одно из первых криминальных дел моего детективного агентства и связано оно было...
  - И связано оно было с какой-нибудь мистической штучкой. Не так ли? Извини, что перебил. Хотел проверить свою интуицию.
  - Да, вы правы, Антон Павлович. Дело, действительно, было мистическим и было связано с божком царя подземного царства Эрлика. Захотелось, видите ли, Сергею Георгиевичу завладеть этим божком и стать самым могущественным человеком на Земле. Пришлось нам встать на его пути и развеять его мечты.
  - Очень интересно было бы послушать эту, несомненно, интересную историю, но у нас времени сейчас в обрез. Ты мне эту историю расскажешь, когда этого подонка мы арестуем.
  - Антон Павлович, можно вас попросить предоставить нам возможность поиска и ареста этого человека?
  Верещагин задумчиво помолчал в трубку. После некоторого молчания он неожиданно сказал детективу.
  - А знаешь, Венедикт, у меня к тебе есть встречное предложение - вы разыскиваете этого преступника и при аресте... Ну, ты понимаешь? Сейчас у нас закон гуманный, но, если ты спросишь меня, я за то, чтобы уничтожать подобных людей. Их уже ни какая тюрьма не исправит.
  - А как же закон? - усмехнулся Венедикт.
  Было слышно, как Верещагин долго шуршал пачкой, неуклюже доставая одной рукой сигарету. Потом были явственно слышны щелчки зажигалки. Закурив, Антон Павлович с шумом стал выпускать изо рта дым.
  Венедикт с завистью терпеливо слушал, как курит товарищ. Он сглотнул тяжело, прикрыл глаза. Уж сколько времени он не курит, а даже во сне иной раз он берет в руки сигарету, закуривает и от души затягивается, выпуская клубы ароматного дыма. А между пальцев просто физически ощущается ее тонкое теплое тело.
  - Закон, говоришь? - отвлек его от грустных размышлений голос Верещагина. - Я за свою жизнь столько подонков арестовал, по которым пуля безутешно рыдает, а они на деньги законопослушных налогоплательщиков припеваючи сидят по тюрьмам. Так что к существующему закону я отношусь теперь философски. Каждый заслуживает то, что заслуживает.
  - Я солидарен с вами, Антон Павлович. Но я прошу вас по своим каналам уточнить, где сейчас находится Уваров? Может я и фатально ошибаюсь. Числю его преступником, а он в это время в тюрьме макароны по-флотски лопает.
  - И такое бывает, - философски заметил Верещагин. - Я обязательно сделаю это и тебе перезвоню.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
  
  1
  Когда Алексей вернулся в агентство, Венедикт лежал на диване в холле в гордом одиночестве и, заложив под голову руки, бездумно смотрел в потолок. Увидев входящего помощника, Струкачев поднялся с дивана и перешел в одно из кресел.
  - Алексей, поделись со мной, как успехи твоей поездки? Что интересного удалось узнать? - поинтересовался Венедикт, усаживаясь поудобнее.
  - Ну, что тебе сказать, шеф? - начал докладывать Заяц, раздеваясь. - Мещерякова вышла из нашего офиса, не спеша, не оглядываясь, прошла два квартала до универсама. На ходу кому-то позвонила по мобильному телефону. Через двадцать минут к магазину подъехал автомобиль. - Алексей, раздевшись, расположился напротив шефа. - Она села в него и убыла в сторону коттеджного поселка. И догадайся, Венедикт, кто сидел за рулем?
  Венедикт посмотрел на друга и, не выдержав, рассмеялся. Уж очень загадочным было выражение лица Алексея, в напряжении ожидающего его ответа.
  - Леша, я догадываюсь, кто сидел на водительском месте. Можно Верещагину и не звонить, чтобы узнать результаты его проверки. Но лучше я услышу это от тебя, чтобы не выглядеть смешным и нелепым, если мое предположение окажется ошибочным.
  - Венедикт, с тобой совершенно не интересно играть в подобные игры. - Алексей деланно грустно вздохнул. - Все-то ты знаешь наперед. Прав ты, прав! Это был известный тебе Сергей Уваров. Увидев его, я от неожиданности даже не поверил своим глазам. А у коттеджа Мещеряковых я удостоверился, что это был он. Эта сволочь разгуливает у нас под самым носом. Что, будем делать? Будем его немедленно арестовывать?
  - Леша, а как ты отнесешься к моему не совсем обычному предложению? Да, сейчас мы можем легко выследить и арестовать этого недостойного человека. Но у нас наклевывается новое дело, в котором, судя по результатам твоей слежки, Сергей каким-то образом достаточно активно участвует. Не лучше ли нам немного повременить с арестом и через некоторое время одним махом решить сразу несколько задач? Как ты думаешь?
  Алексей задумался, оценивая со всех сторон предложение своего начальника.
  - Мне кажется ты прав. От нас он никуда не денется. А для этого на всякий случай можно будет попросить Верещагина, чтобы он незаметно перекрыл все дороги в поселок.
  - Прекрасно, Леша. С Верещагиным я договорюсь, а мы с тобой завтра же отправимся в коттеджный поселок. Нам нужно будет, как следует рассмотреть и его и рядом лежащую деревню. Но самое главное нам нужно по максимуму узнать об Ордере тамплиеров, о проводимых там ритуалах. И попытаться узнать возможные причины исчезновения Мещерякова. Но это все будет завтра, а на сегодня ты свободен. Передавай привет от меня Светлане и молодому зайчику.
  Алексей невольно заулыбался, вспомнив своего недавно рожденного сынишку.
  - Спасибо, Венедикт. Пошел я домой нянчить своего наследника. Ой, чуть было не забыл. Это ты выбил меня из колеи, когда вспомнил о моем наследнике. Хотел тебе сказать, что когда я подходил к коттеджу Мещеряковых, из дверей вышли два здоровенных мордоворота и направились в мою сторону с явным желанием начистить мне физиономию и тщательно пересчитать мне ребра. Но мне крупно повезло, если здесь можно использовать это слово. Из соседнего коттеджа вышла большая компания, среди которых было много здоровых мужиков, и преступники были вынуждены изменить свое преступное намерение. Честно говоря, Веня, я здорово испугался. По всей видимости, мою слежку заметили. Я должен был тебе рассказать об этом эпизоде, чтобы ты был в курсе.
  - Да, неприятная история. Но я особенно и не удивился твоему сообщению, после того, как ты мне поведал, кто был водителем автомашины Мещеряковой. Я надеюсь, ты еще не забыл, кем был Уваров в той, прошлой жизни. Это мы должны с тобой помнить и не допускать подобных промахов. Ты мне еще что-то хочешь рассказать?
  Заяц с удивлением взглянул на шефа.
  - Венедикт, мне тебе рассказывать все подробности?
  - Желательно, - усмехнулся Венедикт. - Я так думаю, что ты мне еще не все рассказал.
  - Шеф, если ты хочешь, чтобы я тебе рассказал все, тогда слушай. Правда, я не понимаю, какой прок от такой мелочи? После встречи с этими костоломами, я в сердцах пнул ногой какого-то облезлого кота.
  На его удивление Венедикт очень заинтересовался этим сообщением и попросил Алексея подробнее рассказать об этом происшествии.
  - Да что там рассказывать? - удивился детектив. - Я иду вдоль коттеджей. Настроение после этой пренеприятнейшей встречи с костоломами, сам понимаешь, даже ниже мерзопакоснейшего, а навстречу вышагивает старый облезлый кот. И морда у него такая наглая. И такое впечатление, что он усмехается моему вполне объяснимому в данной ситуации испугу.
  - А глаза у него, какие? - поинтересовался Венедикт.
  - Глаза?.. - Алексей потерянно потер лоб, пытаясь вспомнить, какие были глаза у этого бездомного бродяги. - Ну, глаза были... Алексей вдруг все отчетливо вспомнил. Он вспомнил, что у кота был один карий глаз, а второго и вообще не было. Он поднял на шефа виноватый взгляд. - Веня, а кот-то был одноглазый. Сейчас я определенно вспомнил, что у него не было левого глаза.
  - Вот! Наконец-то я добился от тебя нужного сведения. У старого облезлого кота не было левого глаза. Тебя этот факт не наталкивает на размышления? И при этом учти, что наш старый знакомый может принимать различные образы - птиц, животных и прочее. Ему все доступно.
  - Ты хочешь сказать, что это был старый Шешунок? Но почему он появился в поселке?
  - Это очень интересный вопрос, Алексей. Но мы можем долго рассуждать на эту тему, и никогда не узнать истины. Но можем и угадать. У него, вероятно, есть какой-то интерес к этой истории. Но, поживем, увидим. Не будем с тобой мучиться этой мыслью. Иди, лучше отдыхай. Завтра утром жду тебя в офисе.
  
  2
  Струкачев и Заяц решили въехать в коттеджный поселок через небольшую деревушку, под названием Алексеевка. Для этого им пришлось сделать немалый крюк по лесным дорогам.
  Детективы по разбитой грунтовой дороге неспешно проехали через деревню, с болью рассматривая грустную картину умирающей русской деревни. Некоторые дома были настолько ветхими, что хозяева, во избежания окончательного разрушения, подперли их сучковатыми бревнами, вырубленными в окружающем лесу. А уж о покраске их какой-либо и речи никогда не велось. Так она медленно и умирала, печально дожидаясь, когда уйдут с этого света их престарелые хозяева.
  Детективы переехали по ветхому, скрипучему мосту через неширокую, но быструю и полноводную реку. Выехали на асфальтированную трассу, на обочине которой, метрах в двадцати, сверкая освещенными окнами, стояло кафе. Невдалеке сверкали стеклами добротные парники. Проехав шлагбаум, подъехали к дачному поселку. Венедикт съехал с дороги и остановился на обочине.
  - Леша, мы с тобой сейчас проедем по поселку и посмотрим, что там, да как. Нам надо составить о нем впечатление, знать, где нам предстоит действовать.
  - Понятно, шеф, но ты посмотри, какая красотища здесь.
  - Да, - с ноткой зависти пробормотал Венедикт, - не зря ради этого коттеджного поселка была уничтожена целая деревня - Большая Алексеевка. С деньгами можно сделать все. А если нельзя, то нужно просто добавить еще денег, - уже зло закончил он свою мысль.
  Алексей ничего на слова друга не ответил, лишь с возрастающей озлобленностью рассматривал великолепный поселок. Детективы медленно проехали через весь поселок, внимательно рассматривая шикарные коттеджи, выстроившиеся ровными рядами с двух сторон широкой мощенной булыжником улицы.
  - А вот, Алексей, и дом Мещеряковых, если верить адресу, который дала Алевтина Аркадьевна. Сюда мы с тобой завтра и наведаемся.
  - Да, это он. Я его узнаю. Именно сюда она вчера приехала с Уваровым и именно отсюда вышли два амбала, чтобы свернуть мне, как куренку, шею, - Алексей невольно пошевелил головой и нежно потрогал шею. Он словно не верил, что голова все еще находится на положенном ей месте. - Веришь, Венедикт, до сих пор не могу никак успокоиться. До меня значительно позже дошла мысль, что если бы меня тогда грохнули, как бы выжили моя жена и сын без моей помощи?
  Венедикт с усмешкой взглянул на друга.
  - Леша, этот случай еще раз наглядно продемонстрировал, что действовать нам надо предельно осторожно. И постоянно подстраховывать друг друга. Об этом я даже и не подумал, когда направлял тебя следить за Мещеряковой.
  Проехав поселок, они у выездного шлагбаума развернулись и, снова переехав мост, через несколько сотен метров въехали в небольшую убогую деревеньку, резко контрастирующую с только что покинутым поселком.
  - Венедикт, время уже позднее. Нам бы с тобой ночлег какой-нибудь разыскать, - заволновался Алексей.
  - Согласен с тобой, дружище. Но нам придется с тобой искать ночлег не в коттеджном поселке, а в этой деревеньке. В поселке нам будут совсем не рады.
  - Это точно. В Алексеевке мы скорее найдем ночлег. Вот, кстати, идет по дороге наш потенциальный хозяин ночлега. Сейчас мы это и проверим.
  Детективы остановились на обочине, и вышли из машины. По дороге, опираясь на сучковатую палку, не спеша, брел дед. Был он высокий, очень худой. Худое, остроносое лицо было покрыто многодневной щетиной. Только вот молодо горящие глаза упрямо светились в обрамлении кустистых бровей.
  Венедикт и Алексей переглянулись понимающе и направились к нему.
  Увидев перед собой двух молодых здоровых мужчин, старик в нерешительности остановился и колюче, наклонив голову, вопросительно взглянул на детективов.
  Венедикт с удивлением почувствовал какую-то тревогу. Он был вынужден даже встряхнуть головой, чтобы пропало это наваждение.
  - "Что могло взволновать меня в этом древнем старике? Может его появление, как нельзя кстати? Или причина в чем-то другом. Надо будет подумать об этом на досуге".
  - Мужчина, вы не пустите нас переночевать? - хрипловатым голосом спросил он.
  Алексей, хорошо знающий своего друга, с удивлением взглянул на него.
  - А вы кто такие будете, и что делаете здесь? - старик, задав вопрос, надолго задумчиво замолчал, разглядывая двух неизвестных мужчин. Потом достал из кармана поношенных брюк пачку папирос "Беломорканал" и, закурив, уже с любопытством посмотрел на детективов.
  Венедикт, взглянув на старика, вопреки возникшей настороженности решил не хитрить с ним. Всем своим видом он вызывал несомненное доверие.
  - Мы - частные детективы. Приехали в ваши края из города. Будем проводить расследование в связи с пропажей в коттеджном поселке человека. Мы очень надеемся, что здесь нам удастся найти причину этой трагедии. И сейчас мы очень нуждаемся в отдыхе и ночлеге.
  Старик затянулся папиросой, задумчиво пошамкал тонкими синюшными губами.
  - Это что, в поселке человек пропал? Что-то я не слышал об этом. А вот в нашей деревне совсем недавно женщину убили, потом соседа ее кто-то завалил. Все думают, что это все сделал муж женщины - Егор Васин. А, - старик осуждающе махнул рукой, - потеря и небольшая вовсе для общества. Баба-то совсем никчёмной была. Егор знатным рогоносцем был. И наставляла Арина ему рога с тем соседом. Я на месте Егора давно бы их порешил. Совсем совесть потеряли. Тьфу! - с досадой сплюнул старик. - А! Что-то я разболтался не ко времени. Ярило уж к вечеру клонится. Ладно, мужики, так и быть, пошли. Никакого комфорта вам не обещаю, но все лучше, чем провести ночь на улице. А ночи сейчас холодные. Осень уж заканчивается. Поезжайте, стало быть, за мной.
  - А зовут-то вас как, добрый человек?
  - Архипом меня кличут.
  - А отчество?
  - Какое там отечество? Придумаете, незнамо что! - сердито прошамкал старик, и его кустистые брови недобро сошлись на переносице. - Архип, да и весь сказ. Пошли что ли? Скоро ночь на двор падет.
  Старик подтянул сползающие с тощего тела штаны и неспешно побрел по дороге, опираясь на палку.
  На приглашение Венедикта сесть в машину старик ответил решительным отказом.
  - Нет, я привык землишку свою ножками топтать, - скрипуче проворчал он. - Это вы, молодые, все торопитесь, торопитесь. Все торопите время. Того не понимаете, что это ваша жизнь проходит. А жизнь-то на этой земле одна. Второго разу вам никто не даст прожить ее. А мне торопиться некуда, - продолжал ворчать Архип, ни мало не заботясь о том, что детективы его уже почти не слышали. - Там, куда я скоро отправлюсь, нет ни очередей, ни толчеи людской. Я вот все мучаюсь сомнениями, есть ли там вообще что-нибудь? А?! Что вы думаете на этот счет? - Старик остановился, оглянулся. Увидев машину в десятке метров от себя, махнул безнадежно рукой и побрел дальше.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
  
  До дома Архип шел долго. Детективы уже откровенно заскучали, медленно продвигаясь за стариком, когда он остановился у покосившегося забора и толкнул ногой жалобно заскрипевшую калитку.
  - Вот мы и пришли, - старик сделал пригласительный жест в сторону покосившегося дома. - Колымагу свою железную можете здесь оставить, никто ее не тронет. Никому она здесь не нужна. У нас тут тихо.
  Венедикт подогнал машину ближе к забору и мужчины вышли из нее на улицу, разминая затекшие члены. Их, действительно, окружила тишина. Она была настолько убедительной, что детективам даже стало не по себе. Что-то было в ней нереальное, мистическое. Старик, стоя в калитке, не торопил их, с усмешкой глядя на раздавленных тишиной друзей.
  Через несколько мгновений придя в себя, Венедикт вернулся к машине, достал из багажника "дипломат". Мужчины прошли к дому. Старик толкнул незапертую, заскрипевшую пронзительно, дверь и пригласил детективов в дом.
  Венедикт и Алексей прошли следом за хозяином. С любопытством огляделись.
  Обстановка в двух комнатах дома была аскетически скудной. В первой комнате стоял большой стол, несколько стульев и старый продавленный диван. На стене, с давно выцветшими обоями, висела явно самодельная полка, на которой стояли несколько потрепанных книг. Большую часть комнаты занимала печь.
  Через дверной проем была видна часть второй комнаты и обстановка там была не намного богаче.
  Венедикт положил "дипломат" на стол, щелкнул замками и извлек на белый свет бутылку водки. Вопросительно посмотрел на старика и, увидев его одобрительную усмешку, со стуком поставил ее на стол. Архип засуетился, собирая на стол нехитрую деревенскую закуску.
  - Извините, мужики, старуха-то моя два года назад умерла, дети в городе живут. Меня то же в город тянут, да не хочу я. Что мне там делать в городе том? Я там через неделю окочурюсь. Камень везде. Воздух весь отравлен драндулетами вашими вонючими. Деревца живого не увидеть. Воробьев, и тех не сразу разыщешь. Ладно уж, садитесь за стол. Ох, сейчас. Вот склероз проклятый. Стаканы-то я позабыл поставить. - Старик метнулся в сени, где у него было что-то вроде и кухни и холодильника и буфетной.
  - Ну, кажись, все. Садитесь. А то водка греется. А теплая водка, это хуже некуда.
  Архип взял бутылку водки, посмотрел ее на голую лампочку, висевшую над столом.
  - Чистая, как слеза, - восхитился Архип. - Давно я ее не пил. Все больше самогонкой балуюсь. Слишком дорога для меня она стала, родимая. Благо этого добра в нашей деревне достать не проблема. Многие ее производством балуются. И никакая власть нам не указ, - с вызовом закончил старик свою речь.
  Старик заскорузлыми пальцами отвинтил пробку и с недоумением заглянул на выглядывающуюся круглую пластмассовую пробку.
  - А это как вытаскивать? - растерянно произнес он.
  - А ее не надо вытаскивать. Наливайте через нее.
  Архип наклонил бутылку и заворожено смотрел, как водка, булькая, льется в стаканы.
  - До чего люди дошли, - восхитился он. - В мое лучшее время такого чуда не было. Все было значительно проще и вкуснее. Ну, давайте, мужики, опрокинем по стаканчику за встречу.
  Венедикт с улыбкой смотрел, как на тощей шее старика двигался большой кадык. Архип, выпив, подцепил алюминиевой вилкой соленый груздь с тарелки и отправил его в рот. Долго гонял его по рту пытаясь найти, чем его разжевать. Отчаявшись, проглотил его не разжеванный.
  - Архип, а не расскажешь подробнее, как у вас это смертоубийство случилось? Егора-то нашли? Ты же только о двух убитых рассказал.
  Архип по старости лет уже немного захмелевший с удивлением взглянул на Венедикта.
  - Так я разве не сказал вам, что Егор пропал невесть куда? Пропал он, горемычный. Ах, да! Мне тут сосед мой рассказывал, что накануне своей пропажи, Егор приходил в кафе. Мужикам всем хвастал, что в реке нашел какой-то крест шибко ценный. Обещался, что после его продажи, всех мужиков водкой угощать будет. А в ту ночь он, стало быть, и исчез неизвестно куда.
  - А что, полиция расследует это преступление?
  - Полиция?.. Да, расследует. Участковый наш! Бравый такой полицейский. Позавчера почитай целый день мужиков да баб наших допрашивал.
  - И что?
  - Да ничего. Хотя, кто его знает? Может и нашел кого-нибудь посадить. Об этом я не знаю, грех на душу брать не буду. - Архип жадным взглядом уставился на манящую бутылку.
  - Так, что ты, Архип, не наливаешь-то, - встрепенулся Венедикт. - Сам же говорил, что теплая водка хуже атомной войны.
  - Вот, правильно! Истину глаголешь, вьюноша, - Архип в готовности неожиданно бодро вскочил с табуретки и начал разливать водку по стаканам. Увидев, что у Венедикта водка не выпита, с удивлением на него посмотрел.
  - Извини, Архип, не пью я ее с некоторых пор. Видать свою порцию я уже выпил.
  - Да вроде и молодой ты еще, - с сомнением пробормотал старик. - Ну и ладно. Не пьешь, значит, не пьешь. Нам вот с этим молодым больше достанется.
  После второго стакана стало заметно, что старик уже основательно пьян. Его глаза заблестели масляно, речь стала тихой и маловразумительной.
  - Вот, скажите-ка мне, молодые люди, вы слышали что-нибудь о тайных сообществах храмовников? - невнятно пробормотал он.
  - Это кто еще такие?
  - А, ладно. Бог с ними с храмовниками. Я, знаете, лучше расскажу вам один интересный и весьма характерный факт. А факт значится такой. Еще до революции в деревне, что когда-то была на месте коттеджного поселка, жил князь... Как же его фамилия-то? Вот склероз проклятый, - расстроено бормотал Архип. - Ведь только что помнил, а теперь не помню. И фамилия-то такая известная очень. Очень древний род у этой фамилии. А нет, зараз вот и вспомнил ее. Свиньин его фамилия была. Знатный князь был. Деньжищ у него было, мама не горюй. И, стало быть, построил он в деревне настоящий замок. Из камня, все, как положено. На манер старых французских замков. Вы не видели его сегодня, когда по поселку проезжали? Нет!? А, ну и вполне правильно, что не видели. Его же с дороги не видно. Он в сторонке немного находится. В лесу почти находится.
  Характерно, что после того, как колхоз, в который входили две наши деревни, развалился, все деревенские куда-то подевались. Кто в город подался, кто по старости умер, а кого и... того. Да, были такие случаи у нас. Несколько человек потом нашли в округе деревни со сломанными шеями. Ну, таких было немного, кто не хотел по доброй воле оставить свою хибару. Вскоре пусто стало в деревне. Дикая птица и зверье, и те не поймешь куда подевались. А нас, алексеевских, слава Богу, не тронули. И от озера мы далеко, и к дороге шибко близко. А богатому человеку к чему дышать пылюкой да газами всякими? Они к свежему воздуху да воде чистой привыкшие. Это мы со всякой гадостью приживаемся.
  Короче, все дома у соседей снесли и на их месте понастроили другие, современные, красивые и назвали их коттеджами. Но... - Архип выпрямился и поднял вверх указательный палец правой руки, - замок Свиньина остался нетронутым. Почему его не тронули, один Бог знает. Хотя... - Архип полусонными глазами воззрился на бутылку.
  - Архип, - Венедикт решительно взял бутылку и поставил ее на пол у своей табуретки. - Если ты нам расскажешь сегодня до конца эту занимательную историю, я тебе отдам эту бутылку и еще две непочатые.
  Услышав слова Венедикта, Архип встрепенулся и недоверчиво на него взглянул.
  - Архип, я сейчас же принесу из машины две бутылки водки. Ты рассказываешь - они твои. Идет?
  - Идет, - охотно согласился старик.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
  
  Пришлось Венедикту принести из машины еще две бутылки водки. Когда он вошел в дом, с удивлением заметил, что волосы старика были мокрые, и с них на пол и на одежду капала вода.
  Алексей, улыбаясь, взглянул на Венедикта и подмигнул, указав на кран с носика которого медленно наполняясь капала капля за каплей.
  - Вот водка, Архип. Как только ты нам все рассказываешь - они твои.
  Архип с плохо скрываемым вожделением взглянул на бутылки, рукавом рубахи вытер стекающую по лицу воду, и приступил к рассказу:
  - Я в те далекие времена был еще пацаном. И дед мой, царствие ему небесное, рассказал мне одну очень интересную историю. - Архип с опаской оглянулся и, понизив голос почти до шепота, продолжил. - И выходит так, что Свиньины много лет назад создали здесь свой местный Орден тамплиеров и были много веков во главе его. Они назывались Магистрами. А базой их и был как раз тот самый замок. В народе поговаривают, что и сейчас этот Орден существует, и они в подземном зале проводят тайные ритуалы какие-то. А великим Магистром у них как раз Свиньин и есть. Последний из этого древнего рода. Как то бишь его зовут-то? А вспомнил. Родионом Савельичем его величают. А последний он потому, что детей у него нет. Да и жены никогда не было.
  - Что ж? Он так и прожил всю жизнь без женщин? - заплетающимся языком полюбопытствовал Алексей. - Как без них можно-то?
  Архип исподлобья бросил взгляд на любопытного детектива из-под лохматых бровей. Но неожиданно запрокинул голову назад и засмеялся хрипло.
  - А что, ты прав, молодой. Без баб жить на свете совсем кисло. Какая же это жизнь без бабьего мягкого тела? Наверно были у него баба, да только я об этом ничего не знаю. Официальных детей у господина Свиньина нет. Это я знаю точно. А откуда, не твоего ума дело. И не перебивай меня, когда я серьезные вещи говорю. На чем это я остановился, - Архип потер рукой высокий лоб. - Ах, да! Так вот, под этим замком существует огромное подземелье или зал. По легенде в нем и проводят тамплиеры свои ритуалы и собрания. - Архип налил стакан водки и одним махом выпил ее, словно обычную воду. Закусил маринованным грибком и хитро посмотрел на детективов. - Вы ребята хорошие, добрые. Хорошо к старику отнеслись, с уважением. А потому я вам еще один секрет расскажу. А секрет этот в том, что в то подземелье есть тайный проход. А проход этот начинается далече от замка, - Архип хрипло рассмеялся и потянулся к пачке папирос. Закурил, глубоко затянулся.
  Старик, покуривая, надолго замолчал, оценивая, какое впечатление произвело на детективов его сообщение.
  - Архип, и ты, конечно, знаешь, где находится этот вход? - Венедикт, взяв бутылку, щедро плеснул в стакан водки.
  - В деревне, почитай, никто не знает, где начинается этот тайный проход в подземелье. Повымирали те, кто знал эту тайну. А я знаю. Единственный, - Архип с трудом выпрямил сутулую спину и гордо оглядел благодарных слушателей. - Сдается мне, что и сам современный хозяин замка об этом подземном ходе не знает. Ха-ха-ха, - каркающим голосом засмеялся старик. - Уж слишком он молодой, чтобы знать это, хотя и годов ему немало.
  - И вы сможете показать нам, где находится вход в этот проход?
  - И заметьте, тайный проход, - старик с хитрецой оглядел детективов.
  - Архип, да разве ж мы без понятия? - Алексей разлил по стаканам водку.
  - Вот завтра я и посмотрю, какие у вас понятия. А сейчас нам пора и на боковую. Что-то я неважно чувствую себя. - Архип опрокинул в себя стакан водки, утерся рукавом рубахи, с трудом поднялся с табуретки и, покачиваясь, отправился в соседнюю комнату.
  Детективам пришлось самостоятельно обустраивать для себя спальные места.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
  
  Венедикт проснулся рано. В доме было темно и тихо. Он некоторое время лежал, мысленно прокручивая события вчерашнего дня. В какой-то момент он, вспомнив, как Архип охотно попался в несложные сети, расставленные им.
  - "Что это я расхваливаю себя? Еще неизвестно, кто кому расставлял сети, кто в нашей охоте был охотником, а кто дичью. Что-то мне подсказывает, что в этом старике не все так просто. А вот сведения, которые рассказал Архип, действительно представляют огромную ценность для расследования, которое мы проводим. Надо будет сегодня навестить этого интересного человека, который является Магистром местного Ордена тамплиеров. Вот только какой повод придумать, чтобы Свиньин согласился принять меня?".
  - Алексей, ты не спишь?
  - С тобой поспишь, как же, - недовольно проворчал Заяц. - И сам не спишь и другим не даешь.
  - Будет тебе, не бухти, - зашептал Венедикт, наклоняясь к Алексею. - Мы сегодня ночью с тобой сделаем пробную вылазку в замок господина Свиньина через тот проход, о котором нам с тобой сообщил наш словоохотливый хозяин. Меня, должен признаться, очень смущает эта словоохотливость старика. С чего это он нам поведал сразу столько тайных сведений?
  - Может это результат его преклонного возраста, многократно увеличенный нашей водкой? - осторожно высказался Алексей.
  - Может быть, может быть. Во всяком случае, пока нам его словоохотливость на руку. Ничего опасного для нас я пока не чувствую.
  - Я тоже ничего настораживающего не заметил.
  - Ну, значит, на этом пока и остановимся. Только я заметил, что та водка, которую мы ему дали уже заканчивается. Я сегодня днем схожу в гости к Свиньину, а ты съезди в город. Навести свою жену и сына и закупи еще несколько бутылок водки. Архип еще нам понадобится сегодня ночью, чтобы показать вход в подземный проход. Без него нам с тобой его долго придется разыскивать. Мы знаем только о факте его существования и не имеем ни малейшего понятия, где он находится. Значительно проще и дешевле заплатить знающему человеку.
  Следуя указаниям Архипа, Венедикт, пройдя шлагбаум, дошел до первого перекрестка и повернул направо. Дорога, не смотря на прошедший ночью снегопад, уже была тщательно очищена от снега. Пройдя по дороге метров пятьсот, Венедикт уже начал волноваться, что Архип что-то напутал, либо он свернул не туда. Метров через двести уже был виден заснеженный лес. Но когда Венедикт прошел еще около ста метров, он неожиданно увидел высокий добротный забор, сложенный из камня. Из-за забора были видны заснеженные верхушки сосен.
  - "Интересное архитектурное решение. Участок с замком расположен в нетронутом лесу. Само здание скрыто от любопытных глаз и вполне возможно, что Архип прав и на его территории могут происходить и тайные собрания, и тайные ритуалы. И никто из посторонних никогда и ничего о них не узнает. Хорошо бы хоть одним глазком взглянуть на них. Я вполне допускаю, что некоторые из них могут проходить с жертвоприношением. И нельзя исключать, что в качестве жертв новоиспеченные тамплиеры не используют и людей. В этой глуши пропажа нескольких человек могут никого и не заинтересовать. А если кого и заинтересует, местные богатеи вполне могут найти способы заткнуть им рты".
  Еще через пятьдесят метров Венедикт обнаружил широкие металлические ворота и рядом небольшую калитку.
  Справа от калитки в каменный забор была вделана панель с кнопкой звонка. А выше ее на него бесстрастно смотрел глазок видеонаблюдения.
  - "Я совсем не удивлюсь, если в этом глухом заборе, где-нибудь в лесу есть незаметная калиточка, через которую можно незаметно проникнуть в любом направлении. И через нее незаметно избавиться от лишних свидетелей. Ищи потом их трупы в бесконечном лесном массиве".
  Венедикт, нажав на кнопку звонка, неожиданно быстро услышал вопрос, произнесенный грубым мужским голосом.
  - Кто вы и с какой целью вы прибыли?
  - "О, да тут вполне серьезная охрана. Словно это не жилой дом, а военный объект с круглосуточной охраной". Меня зовут Струкачевым Венедиктом Игоревичем. Я хотел бы встретиться с господином Свиньиным Родионом Савельевичем. Я сегодня ему звонил, и мы договорились о встрече.
  Ответа пришлось ждать несколько минут. Переговорное устройство едва слышно зашипело и уже знакомый голос попросил его несколько минут подождать.
  После долгого ожидания послышались шаги, загремело железо засовов и замков. Калитка бесшумно распахнулась, и в проеме возник высокий старик, одетый в валенки, длинную поношенную шубу и ондатровую шапку с опущенными ушами.
  Дворецкий пропустил Венедикта во двор, а сам выглянул наружу, проверяя, не привел ли он кого-нибудь за собой. Убедившись, что на улице никого нет, загремел замком, закрывая калитку.
  Венедикт с любопытством осмотрелся. Недалеко от калитки увидел небольшой каменный дом. В освещенном окне был виден мужчина, внимательно следивший за ним.
  - Ходит тут всякий сброд, а потом люди бесследно пропадают, - ворчливо бормотал старик, - слыхали, наверно, совсем недавно пропал Мещеряков. Уважаемый человек, между прочим, - старик неодобрительно пошамкал синюшными тонкими губами. - Сейчас я провожу вас к Родиону Савельевичу.
  Мужчины прошли по великолепной заснеженной аллее к величественному замку, искусно спрятанному среди вековых деревьев. Старик всю дорогу возмущенно что-то бормотал под нос. Подошли к массивным дверям, и старик начал возиться с замками двери. Венедикт терпеливо ждал, пока старик справится с хитроумными запорами.
  Дворецкий, наконец, справился с последним каким-то сложным замком и, шаркая старческими ногами, побрел по бесконечным полутемным коридорам. Венедикт, вышагивая за дворецким, с любопытством разглядывал каменные неоштукатуренные стены, увешанные мечами, крестами, и огромными, потемневшими от времени картинами, на которых в потемневших от времени красках в полумраке едва угадывались портреты каких-то важных господ.
  Одна из картин настолько привлекла его внимание, что он невольно остановился перед ней. Дворецкий заметил это, остановился и подошел к нему.
  На картине был изображен дородный мужчина с холеным лицом, надменным холодным взглядом. На груди висел на толстой цепи большой желтый крест, украшенный блестящими драгоценными камнями.
  Дворецкий пальцем с обкусанным черным ногтем показал на заинтересовавший Венедикта портрет.
  - Это древний потомок господина Свиньина, - произнес он с гордостью и поднял вверх палец. - А вот как его величают я, к сожалению, не знаю. Да и не положено мне знать это.
  - А вы не знаете что это за крест? Очень красивая вещица. Невольно притягивает взгляд.
  - Вещица?! Молодой человек, это, да будет вам известно, знаменитый мальтийский крест. Этот крест был получен этим господином много веков назад и передавался из поколения в поколение рода Свиньиных. К сожалению два века назад крест таинственным образом был утерян и до сих пор никто не знает где он. Господина этот факт очень расстраивает. Он очень страдает из-за этой потери. По легенде в этом кресте находятся сведения, где спрятан один из кладов тамплиеров.
  - А вы давно знаете Свиньина?
  - Я?! - старый дворецкий засмеялся старческим дребезжащим смехом. - Я его знаю всю свою жизнь. Вся моя фамилия служила Свиньиным. Однако мы с вами заболтались, нам нужно идти. Мой господин ждет вас, - он отправился дальше так уверенно, будто не сомневался, что Венедикт последует за ним.
  После долгого плутания по лабиринтам коридоров, они подошли к массивной деревянной двери, обитой полосами железа.
  Венедикт в сопровождении дворецкого вошел в кабинет хозяина замка. Это было внушающее глубокое впечатление комната. Сразу бросались в глаза огромные картины, которые изображали сцены сражений рыцарей Ордена тамплиеров с мусульманами. Обращало внимание, что фигуры благородных рыцарей были размером значительно больше фигур мусульман, что по замыслу художника должно подчеркивать благородство целей Ордена.
  Одна стена комнаты была увешана портретами рода Свиньиных. Венедикт с любопытством заметил на одной из картин портрет самого хозяина замка. Был он нарисован в форме тамплиера - в алом плаще с белым восьмиконечным крестом на нем.
  Свиньин был высокого роста, с гордой осанкой, его когда-то каштановые волосы поседели, судя по возрасту, давно.
  - Здравствуйте, Родион Савельевич. Это я вам сегодня звонил. Моя фамилия Струкачев. Зовут Венедиктом Игоревичем. Как я вам уже говорил, я писатель и собираю материалы для написания книги о нашем крае. Одну главу я хотел бы посвятить вашей фамилии и этому великолепному замку. Без преувеличения могу сказать, что замок является жемчужиной нашего края. Если позволите, я в книге хотел бы привести и информацию о вашем роде. Насколько я знаю, ваш род является древнейшим в нашей стране, и он сыграл важнейшую роль в ее создании и развитии.
  - Я могу посмотреть ваши документы? - сухо спросил Свиньин.
  - "Хорошо, что я назвался своей фамилией, а то сейчас бы сгорел в первые же минуты знакомства", - мелькнуло в голове.
  Свиньин внимательно ознакомился с каждой страницей паспорта.
  - И что вы хотите от меня? - Протягивая паспорт Венедикту, высокомерно поинтересовался он.
  - Если вы позволите, я хотел бы осмотреть ваш замок изнутри и снаружи, что бы проникнуться его духом. Это для выполнения первой моей задачи. А для второй - с вашего разрешения я хотел бы ознакомиться с архивом вашего рода. Я совершенно не имею намерения злоупотреблять вашим вниманием и отвлекать вас от ваших важных занятий своими бесконечными расспросами.
  Когда я напишу книгу, я предоставлю ее рукопись вам для согласования. Ни одно слово не будет напечатано или предано огласке широкой публике без вашего разрешения. Если вы сомневаетесь, мы можем заключить соответствующий договор.
  - Ах, оставьте вы всю эту бюрократию в покое. Так и быть я позволю вам посмотреть замок. Но у меня условие, осматривать только те помещения, куда вас отведет мой дворецкий Кузьма. Если вы будете настаивать на обратном, экскурсия будет немедленно прекращена. Кузьма, вам все понятно?
  - Да, Родион Савельевич. Мне все понятно. Не извольте беспокоиться.
  - Благодарю вас, господин Свиньин, за вашу благосклонность к моему скромному труду, - Венедикт в знак благодарности наклонил голову.
  После обмена дежурными любезностями Венедикт в сопровождении Кузьмы покинул кабинет хозяина замка.
  Едва за ними закрылись двери, Свиньин подошел к стене и нажал на потайную кнопку. Одна из массивных картин едва заметно вздрогнула и бесшумно поползла в сторону. Оттуда в кабинет вышел высокий плечистый мужчина.
  Свиньин с тревогой взглянул в лицо вошедшего.
  - Сергей Георгиевич, я вижу, вы чем-то не на шутку взволнованы.
  - Родион Савельевич, вы как всегда прозорливы. Я действительно не на шутку взволнован. Находясь в потайных ходах вашего замка, мне удалось подслушать почти весь разговор вашего гостя и дворецкого. К моему неудовольствию дворецкий рассказал вашему гостю о тайне мальтийского креста.
  Кроме того, есть еще один факт, который мне очень не нравится. Я, к сожалению, не имел возможности видеть вашего гостя, но его голос мне кажется очень знакомым. Я когда-то знал владельца этого голоса. За десять лет его голос несколько изменился, но этого человека я знал долгие годы и не мог ошибиться. И, если я не ошибаюсь в своих предположениях, наши с вами мероприятия подпадают под угрозу.
  Сообщение Сергея Георгиевича не на шутку встревожило Свиньина.
  - И почему вас так встревожил голос этого писателя? - Сергей с чувством брезгливости увидел, как подрагивают тонкие пальцы Свиньина.
  - Родион Савельевич, - с трудом сдерживая раздражение, спокойно проговорил он, - этот голос очень похож на голос человека, который в настоящее время является владельцем частного детективного агентства. Он является очень хорошим детективом, и он специализируется на расследовании преступлений, связанных с редкими артефактами. Никакой он не писатель. Вы понимаете, чем грозит нам этот факт, если я не ошибся в своих подозрениях.
  Родион Савельевич покачнулся и заметно побледнел. Появилась неприятная слабость в ногах, даже голова слегка закружилась. Дрожащей рукой он достал из кармана костюма белоснежный платок и промокнул им высокий лоб.
  - "Проклятый старик. Этот старый маразматик открыл тайну мальтийского креста постороннему человеку, и как выясняется - частному детективу. Да еще кому - Струкачеву Венедикту. Черт меня дернул ввязаться в эту грязную историю. Теперь придется как-то разрешить эту проблему".
  - Сергей Георгиевич, - слегка дрожащим голосом произнес Свиньин, - я прекрасно понимаю последствия вмешательства в наше мероприятие частного детектива. Я вас убедительно прошу незаметно посмотреть на этого липового писателя. Я так доверчив, к моему величайшему сожалению. Так верю всему, что мне говорят люди. Но вы должны понимать, что тайна мальтийского креста не должна быть известна посторонним лицам. Его надо будет ликвидировать. И надо что-то решать с Кузьмой. Мне он дорог, но он раскрыл тайну постороннему. Что вы можете предложить?
  - Родион Савельевич, не извольте переживать из-за этого болтливого старика. Я сегодня же решу эту проблему. А вот с детективом будет значительно сложнее. Он умен и хитер, как лиса. Он прекрасно владеет приемами рукопашного боя. И, к сожалению, у него какой-то звериный, мистический нюх на опасность.
  - Сергей Георгиевич, эту проблему нужно решить. И решить срочно. Ваши усилия, вы можете не сомневаться, будут достойно вознаграждены. Только умоляю вас, не сообщайте мне каких-либо подробностей этого дела. У меня такая чувствительная натура. Я не хочу ничего знать, как вы решите, как вы выразились, проблему.
  Сергей незаметно усмехнулся, хотел было что-то сказать, но передумал.
  - "Тщеславный старик, сходящий с ума от старости и гордости за свой старинный род. К тому же глупый. Решил все грязные дела сделать чужими руками. Чистоплюй. Ну, что ж, господин Свиньин, давай сыграем предложенную вами игру, но по моим правилам. Посмотрим, кому повезет на этот раз. Уж теперь своего я не упущу. Я дважды на одни и те же грабли не наступаю".
  Он лишь едва заметно наклонил голову, что в данной ситуации должно было означать полное согласие с желанием потомка знаменитого рода, повернулся и молча, исчез за картиной.
  - До чего же народ наивный пошел, - пробормотал Свиньин, когда Сергей ушел, - он уверен, что он самый умный. Ну, ну, посмотрим, что ты дальше будем делать. Можно подумать, что я не раскусил этого детектива. Но сейчас не время подымать бучу. Мне нужен крест, который откроет мне тайну тамплиерского клада. А уж потом я со всеми разберусь.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
  
  Эту ночь Егор провел неспокойно. Вроде и устроился неплохо на еловых лапах и прикрылся ими же, а сон никак не хотел приходить. И какие только мысли не лезли в голову. И воспоминания о странном старике со странным же именем Шешунок тревожили его больше всего. И как это он сумел вылечить его так быстро? Рука была совсем переломана. А через неделю - поди ж ты! Работает, как здоровая. Но самое странное, куда он делся со своей лесной избушкой? Если верить тому верховому, так и нет никаких избушек на этой дороге на много километров вперед. До самого города. А с этой дороги они и не воротили никуда. Как-никак два раза проезжал по ней. Уж поворот смог бы заметить. И птица какая-то странная в лесу приключилась. Вроде и не делала она с ним ничего, а животный страх в душу вселяет уже одним своим видом. Хотя и вид у нее был самый, что ни на есть обыкновенный, птичий. А почему-то ужас от нее несусветный.
  А за этими мыслями уже другие торопятся обозначиться - о кресте. Завтра, даст Бог, выручит за него миллион, да и рванет отседова в другие края, подальше от всего ужаса, что он пережил в последние дни. Затихарится, да и будет жить, скромно, не высовываясь. Эх, если бы не убийство Алины и Васьки, так совсем по-другому могла жизнь пойти. А теперь, всю жизнь хоронись от полиции. Ну, дак, сделанного не воротишь, сколько не возжелай этого.
  Так в тяжелых размышлениях и пролетела эта морозная ночь. А когда светать начало, вылез он из своего укрытия, не выспавшийся, чувствуя, во всем теле не прошедшую усталость. Чтобы немного взбодриться, умылся свежевыпавшим снежком. Полегчало вроде бы.
  - "Ничего, - утешал и подбадривал себя Егор, - мне бы только деньги свои заполучить, а потом уж я отосплюсь в тепле, на теплых мягких перинах".
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
  
  Вечером около восемнадцати часов детективы собрались в доме у Архипа. Старик хлопотал по дому, казалось, не обращая никакого внимания на разговоры друзей. Детективы сидели за столом, и Венедикт подробно рассказывал помощнику о результатах своего посещения замка Свиньина.
  - Дворецкий Кузьма рассказал мне, что у рода Свиньиных был знак в виде мальтийского креста. Я даже видел изображение этого мальтийского креста на одном из портретов предка Свиньина. Очень интересная деталь. По легенде в кресте находятся сведения о том, где находится часть сокровищ тамплиеров. Вся загвоздка в том, что пару веков назад крест тамплиеров загадочным образом исчез. Это очень расстраивает хозяина замка. Я думаю, что господин Свиньин готов заплатить любую цену, чтобы вернуть себе этот раритет. Алексей, а что ты думаешь по дальнейшему развитию этой операции?
  Алексей с подозрением взглянул на друга. Уж не намерен ли Венедикт посмеяться над ним? Но тот был подчеркнуто серьезен и всем своим видом подчеркивал желание услышать мнение своего помощника.
  - Я думаю, что нам не помешало бы с тобой посетить таинственный подземный зал и внимательно с ним ознакомиться. Может это даст нам ключик или хотя бы маленькую подсказку в деле об исчезновении господина Мещерякова.
  - Согласен с тобой. Я думаю, что следующей ночью мы с тобой и проведем эту экскурсию. Кстати, Алексей, ты выполнил главное задание твоей поездки?
  - А как же, шеф, - Алексей красноречиво показал глазами на большую спортивную сумку, которую он принес с собой и поставил на полу у стола.
  - Отлично, Леша. Нам бы с тобой не забыть взять с собой...
  Его речь самым бесцеремонным образом была прервана телефонным звонком. Венедикт недовольно поморщился но полез за телефоном в карман. Посмотрев на экран, Венедикт перестал хмуриться, и на его лице даже заиграла улыбка.
  Звонил Верещагин.
  - Приветствую тебя, Венедикт, ты где сейчас находишься?
  - Я сейчас в деревне недалеко от коттеджного поселка.
  - Ясно. А могу я, начальник районного отдела полиции, побеспокоить светило сыска своей нижайшей просьбой.
  - Конечно, можете, - заулыбался Венедикт. - Что за проблемы мучат знаменитого начальника отдела полиции?
  - Да видишь ли, мой юный друг, сегодня в шестнадцать двадцать к нам в отдел полиции позвонил ваш местный участковый и сообщил, что на берегу реки одним из местных жителей обнаружен труп пожилого человека. Ты не мог бы найти время и подъехать к месту обнаружения трупа? Разобраться на месте, так сказать. У нас в отделе, сам понимаешь, как всегда, нехватка специалистов. И, тем более что я своей больной печенкой чувствую, что это убийство каким-то образом связано с пропажей господина Мещерякова. Над этим преступлением как раз работаешь ты. Экспертов я уже выслал тебе в помощь. Они уже должны быть на подъезде к месту обнаружения трупа.
  - Хорошо, Антон Павлович, мы сейчас с Алексеем подъедем. Посмотрим, что к чему. Возможно, вы правы, и эти преступления связаны между собой.
  - Прекрасно, Венедикт. Я жду твоего доклада и передавай привет Алексею.
  Детективы по недавно очищенной от снега дороге подъехали к еще незамерзшей реке. На дороге их встретил старший группы криминалистов. Рядом с ним стоял местный житель, кутаясь в поношенный тулуп. Венедикт представился офицеру полиции. Молодой старший лейтенант лихо откозырял детективу.
  - Меня предупредили из отдела о вашем прибытии, - офицер поежился от пронизывающего холодного ветра. - Вы можете приступать к работе. Труп находится внизу у среза воды. С ним работает моя группа. Правда, добраться туда вам будет не очень просто. - Полицейский покосился на ботинки детектива. - Видите, сколько снегу там намело за ночь.
  - Спасибо, офицер. Я сейчас туда спущусь. Вот только задам пару вопросов мужчине, нашедшему труп.
  Детектив подошел к мужчине, поздоровался с ним.
  - Я - частный детектив Струкачев Венедикт Игоревич. Я веду расследование данного преступления. Скажите, пожалуйста, как вас зовут?
  - Степан Петрович Романов, - представился мужчина, смущенный необычной ситуацией, в которую он попал.
  - Степан Петрович, скажите, пожалуйста, когда вы нашли труп, вы сразу подошли к нему или сначала осмотрели место, где он лежал?
  - Нет, нет, Венедикт Игоревич. Я к трупу вообще не подходил. Я страсть как боюсь трупов. Б-р-р! Я, увидев лежащего старика, шибко испугался. Не каждый день находишь трупы, - словоохотливо начал рассказывать Романов. - Я, только потом, придя в себя от шока, внимательно осмотрелся. Думаю, может преступник спрятался где-то рядом и ждет, не дождется очередной жертвы. Мне совсем не хотелось валяться рядом со стариком.
  - Степан Петрович, вы заметили какие-нибудь следы около трупа?
  - Нет, Венедикт Игоревич. Никаких следов вокруг трупа не было. Я помню, тогда очень удивился. Лежит труп, а вокруг нет никаких следов. Словно его принесли сюда по воздуху.
  - Скажите, а вы этого старика узнали? Он из деревни вашей?
  - Нет, знаете ли. Его я не знаю. Во всяком случае, он не из нашей деревни. Я здесь родился и вырос и знаю всех, и меня все знают. А этого старика я вижу в первый раз.
  - Спасибо, Степан Петрович. Вы свой адрес оставили офицеру полиции?
  - Да, офицер записал, где меня можно найти.
  - Вот и хорошо. Пока вы можете быть свободны. Если нам понадобятся дополнительные сведения, мы к вам обратимся за помощью.
  - Обращайтесь, если что. Мы завсегда готовы оказать посильную помощь властям.
  Венедикт, попрощавшись со свидетелем, подошел к краю крутого берега и увидел трех криминалистов, суетившихся над лежащим человеком. Он с сомнением посмотрел на свои меховые, но, увы, невысокие ботинки, обреченно вздохнул и полез в вниз, набирая полные ботинки снега.
  Алексей, оценив ситуацию, предпочел не лезть к реке, резонно решив, что своим присутствием у трупа, он мало чем поможет. Он поежился от пронизывающего ветра и рысцой направился к машине, решив, что в теплом салоне ему будет значительно комфортнее ожидать шефа.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  
  Венедикт, наконец, добрался до криминалистов. Один из них, средних лет мужчина, осматривал труп, молодая симпатичная девушка, красными от холода руками старательно записывала, что ему говорит криминалист. Молодой парень с любопытством рассматривал свой первый в жизни труп, внимательно слушал криминалиста, изредка заглядывая в записи, что вела девушка.
  Венедикт, подойдя, негромко поздоровался. Криминалисты подняли головы и с любопытством уставились на детектива, о котором в отделе они слышали много легенд.
  Венедикт наклонился над трупом. Взглянув на лицо, от неожиданности вздрогнул. Он узнал в нем дворецкого Свиньина. Детектив на своем веку повидал немало трупов, но этот отозвался в его душе неожиданной болью. Его лицо едва заметно исказилось маской боли. Он резко выпрямился и отошел на несколько шагов, чтобы не мешать криминалистам работать, и самому немного поразмышлять.
  - "За что же убит этот безобидный старик? Кто поднял на него руку. Думай, Венедикт, думай. Что произошло за те несколько часов, что прошли с момента их расставания? Давай будем рассуждать спокойно. Старик, судя по всему, практически никогда не выходил из замка. Это подтверждают и сведения, полученные от местного жителя. Значит, контактов вне замка у него, по всей видимости, нет. А причина его смерти кроется именно там. И убийство произошло вскоре после того, как я ушел из имения. Значит, каким-то образом причиной смерти старика являюсь я".
  Венедикт старательно и дотошно прокручивал в памяти все моменты своего посещения замка. И вдруг его осенило. Словно озарение какое-то нашло на него. Старик, показывая ему портреты предков Свиньина, по своей душевной простоте рассказал ему тайну мальтийского креста. Вот в чем причина убийства. Кузьму убили за его длинный язык.
  - "Но как Свиньин мог узнать об этом факте. Неужели замок оборудован системами наблюдения. Этого не может быть. Я внимательно осматривал стены замка. Никаких следов монтажа видеооборудования видно не было. Такой монтаж невозможно выполнить без следов на вековом камне. Остается один вариант. Еще при строительстве этого старинного здания в нем были предусмотрены потайные комнаты для тайных встреч и скрытые коридоры для незаметного перемещения по замку и подслушивания. Тогда возникает вопрос, кто осуществлял подслушивание? Свиньин этого делать не мог. Если бы это делал он, он со мной даже и разговаривать не стал. Значит, был кто-то еще. Тот, о котором я пока ничего не знаю. Похоже, что с источником информации мне все понятно. Теперь подумаю об исполнителе. Совершить убийство Свиньин не мог. Во-первых, он все-таки княжеского рода, так что хоть толика чести в нем осталась. А во-вторых, и это самый главный фактор, что убийцей был мужчина сильный. А Свиньин на сильного мужчину, ну никак не тянет. Скорее всего, убийца и подслушавший разговор мужчина, это один и то же человек. Сомнительно, что у Свиньина целый штат преступников. И кто же...".
  От размышлений его отвлек голос криминалиста.
  - Венедикт Игоревич, извините, что я отвлекаю вас от размышлений. Я закончил первичный осмотр трупа и готов поделиться с вами своими первоначальными выводами.
  - Вы можете сейчас назвать причину смерти старика? - подходя к криминалисту, поинтересовался детектив.
  Криминалист, аккуратно сложив свои инструменты в чемоданчик, поставил его на снег. Выпрямившись, он сдернул резиновые перчатки и небрежно засунул их в карман синего халата.
  - Что мне вам сказать? Сейчас я могу высказать свое лишь первоначальное мнение по этому трупу, как вы понимаете. Хотя я уверен, что оно не сильно изменится после осмотра его в лаборатории. Причина смерти мне предельно ясна - это элементарная асфиксия. Попросту говоря, его задушили. Судя по его виду, он человек пожилой. Много ли ему надо? Позволю высказать свое мнение по убийце. Но подчеркиваю, что это мое пока субъективное мнение. Так вот, я считаю, что убийца - высокий мужчина. Жертва и сам немаленького роста, а убийца брал его за горло сверху вниз. Этот вывод можно сделать по хорошо видимым следам пальцев. Обладает немалой физической силой. Он пальцами ухитрился переломать шейные позвонки. Голова несчастного старика свободно болтается. Для этого нужно обладать немалой силой.
  - А когда наступила смерть, вы можете предположить?
  - Точнее я смогу вам ответить после осмотра трупа в лаборатории. Ну а навскидку, часов пять назад. Это с учетом сегодняшней холодной погоды.
  Венедикт повернулся к трупу и взглянул в лицо. Рот открыт, оскален, обнажив плохо сделанные коронки. Были видны большие зубы, покрытые желтым налетом от никотина. Передернув плечами, он повернулся к криминалисту.
  - А скажите, пожалуйста, по вашему мнению, убийство произошло в этом месте?
  - Нет, я уверен, что убийство произошло в другом месте. Посмотрите сами, на свежевыпавшем снегу нет ни малейших признаков борьбы. Я понимаю, старик был физически слабым, а убийца сильным. Но хотя бы какие-то следы борьбы должны были остаться. Мы самым внимательным образом все осмотрели и вы сами можете убедиться, никаких следов борьбы. Нет, я уверен, что его убили где-то в другом месте. А где, это должны выяснить следователи. Это выходит за рамки моих обязанностей. И заметьте, сам факт того, что убийство произошло в другом месте, а труп мы обнаружили на берегу реки, еще раз подтверждает вывод, что убийца - человек физически сильный. Хоть старик и не очень тяжелый, но доставить его труп по такому глубокому снегу достаточно тяжело. И еще один интересный факт. Следы преступника тщательно уничтожены. Это говорит о том, что он либо очень умный, либо это у него профессиональное. Может, преступник когда-то работал, либо сейчас работает в органах полиции. Это вам для размышления. Мы работу здесь закончили. Мы можем забрать труп в лабораторию?
  - Да, спасибо, конечно. Труп можно забирать. У меня только последний вопрос - у него при себе были обнаружены какие-либо вещи?
  - Удивительно, но в его карманах ничего нет. Даже носового платка, что было бы вполне уместным для такого импозантного пожилого джентльмена.
  Венедикт попрощался с криминалистами и полез через сугробы на дорогу. Когда он выбрался на дорогу, невдалеке от машины он увидел невысокого, чрезвычайно уродливого человека. Безобразный, с большим крючковатым носом. Посреди его лба самым ужасным образом торчали два небольших рога. Несмотря на холодную погоду, был он полностью наг. Венедикт опустил свой взгляд и увидел, что его кривые волосатые ноги заканчивались копытами.
  Чудовище стояло неподвижно и с любопытством рассматривало Венедикта. Не обращая внимания на это необычное явление, детектив спокойно подошел к машине и залез в салон.
  Забравшись в машину, где было сухо и тепло, играла тихая музыка, и подремывал Заяц, Венедикт, уставился в какую-то точку на торпеде машины и задумался.
  - Шеф, ну что ты молчишь? Не томи уж, расскажи, что там за труп? - отвлек его голос Зайца.
  - Труп?.. Да, Леша, было бы очень смешно, если бы не было так трагически, но этот человек мне был когда-то знаком. Правда, наше знакомство было кратковременным. Я с ним познакомился сегодня днем в замке Свиньина. Наше знакомство было совсем коротким, но мне он импонировал. Это старый дворецкий господина Свиньина. А еще, Леша, ты оглянись. Не видишь ли ты чего-нибудь необычного?
  - Я ничего интересного и значимого не вижу, - оглянувшись, ответил Заяц. - А вот ты сообщил мне интересный факт. Значит, старика убили вскоре после того, как ты с ним мило побеседовал?
  - Вот именно. Его убили после того, как он что-то мне рассказал. Рассказал то, что не должен был рассказывать. И я думаю, что я знаю, о чем идет речь.
  - Я тоже догадываюсь. Старик по своему старческому простодушие рассказал тебе о мальтийском кресте и о его тайне. Это кому-то очень не понравилось.
  - Кому не понравилось мне кажется понятно, а вот кто исполнил пожелание старого джентльмена, потомка старинного рода, это интересный вопрос. Но мое недремлющее шестое чувство настоятельно нашептывает мне имя преступника.
  - Неужели это снова твой закадычный враг Уваров?
  - Мне кажется, что это он. Что-то давно мы с тобой не интересовались этим интересным типом. Придется уделить ему свое внимание, - Венедикт посмотрел на часы. - О, время-то уже позднее. Пора нам с тобой на свою базу выдвигаться.
  - Венедикт, что ты видел, когда залезал в машину? - заводя машину, поинтересовался Алексей. - Ты же не зря задал свой вопрос?
  - Нет не зря, ты прав. Мне привиделось, что рядом с машиной я видел демона.
  - Демона? - в голосе Алексея...
  
  Чем закончится эта увлекательная детективная история? Вы можете это узнать, приобретя книгу в одной из электронных библиотек, набрав в поисковике фамилию автора "Анатолий Старов" и название книги.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"