Старов Анатолий: другие произведения.

Проклятие нефритовой чаши

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Представляю вашему вниманию несколько отредактированный и дополненный текст книги об очередных приключениях частного детектива Венедикта Струкачева. И как всегда ему придется столкнуться с мистикой.

  Анатолий Старов
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ДВЕНАДЦАТАЯ
  
  
  
  
  
  ПРОКЛЯТИЕ НЕФРИТОВОЙ ЧАШИ
  
  
  
  
  
  
  
   ПРОЛОГ
  
  Hago la obrade Dios*
  
  В офис детективного агентства Заяц доставил Венедикта Струкачева на новенькой "Тойоте", купленной за деньги, вырученные от продажи драгоценностей, которые им удалось сохранить при необъяснимом обрушении замка Свиньина. Все их Венедикт отдал своему другу, однозначно решив, что ему, одинокому в этом мире человеку, они совсем ни к чему. Того, что у него было, ему должно было хватить на скромное существование, к которому он привык.
  Венедикту не терпелось попасть в родные стены, с которыми было связано столько приятных и трагических воспоминаний. Но это была его жизнь, которую он не променял бы ни на какую другую.
  Алексей хотел отвезти друга в дачный поселок, в котором уже много лет жил знаменитый детектив, но Венедикт настоял на первоочередном посещении агентства. Поддавшись настойчивым уговорам, Алексей неохотно выполнил просьбу Струкачева, хотя тревога за здоровье друга постоянно терзала его.
  Венедикт, кряхтя, вылез из машины. Подождав друга, пока тот парковал ее, ставил на сигнализацию, прихрамывая и опираясь на подаренную друзьями изящную трость, он подошел к подъезду и остановился. Обернувшись, он окинул взглядом небольшую площадь и живописный сквер, разбитый перед окнами офиса.
  Алексей встал рядом с ним и с улыбкой смотрел на взволнованного друга. Венедикт взглянул на Алексея, счастливо улыбнулся и полной грудью вдохнул свежий воздух.
  - Хорошо-то, как, Леша. - восхищенно и несколько пафосно произнес он. - Я так соскучился по обычному городскому воздуху. И пусть он пахнет пылью и выхлопными газами, но он мой. Я к нему привык, я в нем вырос. Для меня очищенный воздух больницы противопоказан. Ладно, Леша, пошли в офис. Посмотрим, что ты там натворил.
  Он напоследок окинул взглядом разворачивающуюся перспективу и решительно вошел в офис, в котором не был уже три месяца. Это лечение раздробленной правой ноги было долгим и мучительным. А когда сняли аппарат Илизарова начался второй, еще более длительный и, пожалуй, более мучительный период реабилитации. Нужно было восстанавливать работоспособность давно не работавших суставов, которые за долгие месяцы вынужденного безделья отвыкли выполнять свои функции.
  Венедикт с любопытством оглядывал офис, в котором Алексей за время его болезни сделал косметический ремонт.
  - Что скажешь, Венедикт? Тебе нравится, как я сделал ремонт в офисе?
  - Да, Леша. Результаты ремонта мне очень нравятся. В таком интерьере нам будет приятно работать. Скорей бы приступить к работе. Соскучился я по настоящей работе.
  Алексей с сомнением взглянул на друга.
  - С твоей ногой ты, наверно, не скоро сможешь работать. Хромоножка...
  - Ты что, не веришь в мои исключительные способности? - шутливо возмутился Венедикт. - Да я готов уже сегодня приступить к расследованию очередного коварного преступления, и обязательно связанного с какой-нибудь мистической закавыкой.
  - Ладно, ладно, - недовольно заворчал Алексей. - Тебе бы все работать да работать. Ты о своем здоровье хоть немного подумай. Работничек хромоногий.
  - Нога у меня, может, еще и не полностью восстановила работоспособность, но голова-то у меня цела и функционирует в полном соответствии со своим предназначением, - парировал Венедикт шутливые нападки друга.
  - Голова функционирует... Это хорошо. Но давай, поехали уже. Солнце уже к горизонту клонится. Отвезу тебя домой. Кстати, у нас со Светланой осталось немного денег от реализации нашей добычи. Я их положил к тебе в сейф. Тебе деньги нужны сейчас?
  - Нет, Леша. Деньги у меня пока есть. Пусть полежат на черный день. - Венедикт с любовью обвел взглядом офис. - Как же хочется, дружище, поработать. Соскучился, если сказать честно. Ну, да ладно. Уговорил меня, поехали домой. А то тебя твои зайчики заждались. Еще не скоро к ним попадешь. Путь ко мне домой не такой уж и близкий. И еще, Леша. Я за время своего безделия хорошо отдохнул. А ты у нас уже несколько лет не был в отпуске. Так что отправляйся, дорогой, в отпуск. Возьми семью и отправься с ними куда-нибудь на море.
  
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
  Через неделю после выписки из больницы Венедикт, совсем измучившийся от вынужденного безделья в своем имении, на "Лексусе" сам приехал в офис, не поставив никого в известность. Благо машина была с автоматической коробкой передач. На первых порах было непривычно нажимать на обе педали левой ногой, но немного помучившись, он освоился в этой ситуации. В этот раз на дорогу детектив потратил значительно больше времени, чем раньше, но вполне благополучно добрался до офиса.
  Было уже далеко за десять вечера, а в офисе детективного агентства в этот день ярко горел свет. Струкачев работал с документами, вникая в дела, которые вел Алексей за время его вынужденного отсутствия.
  Неожиданно в дверь агентства кто-то настойчиво позвонил. Венедикт от неожиданности вздрогнул и неохотно оторвался от документов. С удивлением взглянул на часы.
  - Странно, - раздраженно пробормотал он. Детектив поднялся с кресла, прихватил стоящую у стола трость и, прихрамывая, направился к дверям. - Кого это принесло в офис в такой поздний час? У звонившего должны быть веские причины для того, чтобы вытащить из кресла старого больного детектива.
  Распахнув дверь, он еще больше удивился, когда увидел за ней дочь Ольги Кареловой.
  Девочка, несмотря на холодную позднюю весну, была одета в демисезонное пальто и легкие ботиночки. Было видно, что она основательно замерзла. Ее пухленькие губы даже посинели, а все тело временами заметно содрогалось от холода.
  - Здравствуйте, дядя Веня, - пробормотала едва слышно девочка замерзшими губами, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.
  - Здравствуй, - Венедикт недовольно поморщился, предчувствуя, что девочка появилась здесь неспроста и ее посещение офиса несет ему солидные, пока неизвестные, проблемы. - Ты почему в такое позднее время одна разгуливаешь по городу, позволь поинтересоваться? Бабушка знает, где ты сейчас находишься и чем занимаешься?
  - Дядя Веня, мне можно пройти к вам, или мы будем разговаривать здесь, на улице? Честно говоря, я очень замерзла.
  - Что с тобой делать, проходи, - Венедикт неохотно посторонился, пропуская в агентство девочку.
  Неожиданная посетительница прошла в холл агентства и вопросительно посмотрела на детектива.
  - Проходи в мой кабинет, - Венедикт тростью указал на дверь.
  Войдя, девочка расстегнула пальто, медленно стащила с головы вязаную шапочку. Черные длинные волосы небрежно рассыпались по ее плечам. Усадив девочку в кресло у рабочего стола, Венедикт умостился в свое, осторожно вытягивая разболевшуюся к вечеру ногу. Незаметно выдохнув, вопросительно на нее взглянул.
  - Ты хочешь мне сказать что-то очень важное? У тебя, наверно, возникли серьезные причины так поздно вечером бродить по городу одной?
  - Дядя Веня, у меня есть очень серьезные причины побеспокоить вас в такое позднее время. Мою бабушку позавчера похоронили, - девочка вдруг всхлипнула и исподлобья бросила быстрый взгляд на детектива. - Я осталась на этом свете совершенно одна, - она грязной ладонью вытерла текущие по щекам слезы. - Мне не к кому больше идти, и я решила прийти к вам.
  - Я тебе соболезную, - Венедикт помолчал, размышляя, какая может быть связь между смертью бабушки этой девочки и ее появлением в его офисе в такое позднее время? - Но почему ты пришла в офис детективного агентства? - осторожно поинтересовался он, с неудовольствием чувствуя, как в его мозге формируется ответ на поставленный им же вопрос. - Если мне не изменяет память, у тебя нет родственников, но насколько я понимаю, существуют полиция, органы опеки несовершеннолетних, которые должны позаботиться о тебе, определить в интернат или найти новую семью. В крайнем случае, найти опекуна, который будет тебя опекать, пока ты не достигнешь совершеннолетия. Ты еще маленькая и не можешь жить в этом мире одна. У тебя нет средств к существованию, у тебя нет необходимого жизненного опыта...
  В конце монолога детектив совсем растерялся, не понимая, то ли он говорит? правильные ли слова? и скомкал свое выступление. Девочка, слушая детектива, согласно кивала головой. А в конце его неловкой речи удивленно вскинула на него взгляд черных глаз. Она несколько мгновений сидела, решая, что говорить в ответ?
  - Сегодня утром ко мне приходили две тети из органов опеки, - заговорила она, вероятно, приняв решение. - Они собрали все мои документы и хотели отвезти в детский дом. Но почему-то неожиданно передумали и любезно вручили их мне.
  - Что значит, вручили!? - искренне изумился Венедикт, - И почему, позволь спросить, они не забрали тебя в интернат? Они должны были это сделать, если ты попала в такую экстремальную ситуацию!
  Девочка тщательно вытерла щеки от слез и покорно взглянула на детектива.
  - Дядя Веня, я и сама ничего не понимаю. У меня такая экстремальная ситуация, я осталась на свете совершенно одна. И они прекрасно знали, что я еще несовершеннолетняя. А они вручают мне весь комплект документов и оставляют совершенно одну. Впрочем... - взгляд ее заискрился смесью хитрецы и насмешливости. - Дядя Веня, надеюсь, вы не забыли, кто моя бабушка по отцовской линии? Вы же хороший детектив. Мама мне когда-то рассказывала, что именно вы занимались ее возвращением из параллельного мира. Вам история моего рождения и жизни должна быть хорошо известна. Вы же не забыли ее?
  - М-да, - многозначительно протянул Венедикт. Он усмехнулся и уже с профессиональным любопытством взглянул на девочку. - Я, действительно, прекрасно помню, кто твоя бабушка. Получается так, что именно тебе, ее нежелательной внучке, по наследству достались некоторые ведьмовские способности твоей бабушки. Интересный зигзаг совершила история ведьмы. Надо полагать, ты воспользовалась своим даром, чтобы убедить обремененных властью тетенек послушно отдать тебе, несовершеннолетнему ребенку, документы? Ну, ты и молодец! Как ты понимаешь, это я говорю с сарказмом.
  - Дядя Веня, мне пришлось воспользоваться необычным наследством моей бабушки. Так уж сложились жизненные обстоятельства, и ничего с ними не сделаешь. Вы же умный человек и должны меня понять. Мне очень не хочется жить в интернате. Я там зачахну, как домашний цветок без полива. На этом свете у меня никого родных нет. Когда бабушка умерла, я стала думать, что мне делать. И тут я очень удачно вспомнила о вас. Я не знала, где вы живете, но помнила, что вы работаете в детективном агентстве. А у нас в городе только одно детективное агентство. Это я по интернету узнала. И я направилась искать вас. На мое счастье вы оказались на работе. Иначе мне пришлось бы ночевать на улице, - девочка снова расплакалась, размазывая по щечкам обильно текущие слезы. - Можно я немного поживу у вас? - взгляд у нее был молящий и заискивающий одновременно. - Вы не думайте, что я буду вам обузой. Я могу готовить, буду вам стирать, убирать квартиру. Я много чего могу делать.
  - Как это, поживешь у меня? - непритворно растерялся Венедикт от необычной просьбы. - Я... я не могу взять тебя себе. Ты, в конце концов, не вещь, не собачка какая-нибудь. Ты - человек. Нужны какие-то документы... Ну, не знаю, как все это оформляется. Никогда с подобным вопросом не сталкивался.
  Девочка достала из кармана уже не первой свежести носовой платок, скрупулезно вытерла слезы и, приподнявшись со стула, стала пристально смотреть в глаза Венедикта.
  Детектив почувствовал, как мощная волна энергии нахлынула на него. Ему пришлось применить блокировку, чтобы не попасть под влияние самоуверенной маленькой ведьмы. Он видел, как постепенно девочка стала бледнеть, ее лоб засверкал испариной. Уж слишком много энергии тратила она, стараясь подчинить сознание мужчины своей воле.
  - Хватит, - не удержался Венедикт, пожалев девчонку. Он успокаивающе похлопал ее по руке, - не трать на меня так много энергии, деточка. На меня твое колдовство не действует, если ты уже успела заметить.
  Девочка растерянно взглянула на Венедикта, обреченно вздохнула и уселась на стул. Она тоскливо обвела взглядом небольшой кабинет, старательно избегая смотреть на детектива, и, опустив глаза, обреченно замерла в ожидании решения своей судьбы.
  Венедикт наблюдал за девочкой и к своему ужасу почувствовал, как в нем растет незнакомая ему ранее жалость к этому беспомощному ребенку, оставшемуся совершенно одному в этом большом безжалостном мире. О том, какая участь ждет девочку, если он сейчас укажет ей на дверь, он даже боялся думать.
  - А могу я узнать, как зовут мою позднюю гостью? - после нескольких десятков секунд размышлений поинтересовался он.
  - Александрой, - едва слышно прошептала девочка.
  - Как Александрой? Не может быть! - неподдельно изумился Венедикт.
  - Вы что, мне не верите? - с негодованием воскликнула девочка. - Вы можете проверить мои документы, - она, расстегнула рюкзак и засунула в него руку.
  - Верю, верю. Извини. Не надо сейчас ничего показывать мне. Просто, понимаешь, это какое-то фатальное совпадение. Ты не думай, пожалуйста, больше об этом. Это касается только меня. - Венедикт надолго замолчал, осознавая необычный факт совпадения имени девочки и имени не родившейся дочери. И снова тоска грубой рукой знакомо схватила его за сердце, уже привычно сжав его. Венедикт невидящим взглядом смотрел перед собой. Александра испуганно смотрела на оцепеневшего детектива.
  Наконец он вздрогнул, рассеянным взглядом осмотрелся. Увидел перед собой испуганную, съежившуюся девочку. Ему стало неудобно, что он своим поведением напугал ребенка. Он взглянул на настенные часы и подчеркнуто бодрым голосом заявил:
  - У, времени-то уже сколько. Сегодня уже поздно что-нибудь решать. Давай-ка, Александра, ложись сейчас спать. Завтра мы постараемся разобраться с твоим делом. И может быть общими усилиями что-нибудь придумаем. Будем надеяться, что не пропадем. Спать сегодня будешь на этом роскошном диване. Перед сном можешь сходить в ванную комнату, умыться и прочее. Чистое полотенце я тебе сейчас дам.
  Девочка тяжело поднялась со стула, взяла рюкзачок и, взглянув искоса на детектива, шаркая ботиночками и опустив голову, вышла из кабинета.
  Когда минут через сорок Александра появилась в кабинете, Венедикт не мог удержаться от улыбки. Уж очень необычно выглядела девочка в светло-зеленой несколько коротковатой для нее пижамке с красными попугайчиками в спартанской обстановке рабочего кабинета. Влажные после мытья черные волосы, аккуратно расчесанные, вольготно струились по ее плечам и спине.
  - Красивая у тебя пижамка, Александра, - не удержался Венедикт от комментария. - Такие веселенькие, жизнерадостные попугайчики. Укладывайся-ка, Александра, вот на этом диване. Белье я тебе постелил свежее, так что можешь не переживать на этот счет. - Он произносил имя девочки, получая при этом не испытываемое ранее удовольствие.
  - Спокойной ночи, дядя Веня, - тихим голосом проговорила неожиданная гостья.
  Он в ответ пожелал девочке спокойной ночи и отправился в холл укладываться спать на двух сдвинутых креслах.
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  1
  Медленно тянулись ночные часы. Венедикт лежал на сдвинутых креслах. Сон никак не приходил. Он тяжело ворочался на неудобном ложе и размышлял над проблемой, которую поставила перед ним девочка. Александра осталась на этом свете совершенно одна. У него то же никого нет родных. Но у него есть хотя бы друзья, которые за долгие годы стали ему почти родными. И он все-таки взрослый человек. А она еще совсем ребенок. Сколько ей сейчас? Лет двенадцать, наверно. Остаться одной в двенадцать лет... Да, перспективе жизни у девочки не позавидуешь. Надо бы позвонить Верещагину, посоветоваться с ним. Может можно что-нибудь сделать для ребенка? Нельзя же бросать ее на произвол судьбы.
  - "Черт меня побери! Я совсем расклеился от истории этой девчонки. И придется признаться самому себе, что я почти готов усыновить... тьфу, удочерить, это беззащитное дитя".
  От этих тяжелых раздумий мучительно захотелось курить. Уж сколько лет не курит, а в минуту волнения так хочется сорваться, на все наплевать и закурить. Ну да, он обещал когда-то любимой женщине бросить курить. Но это было так давно. И женщины той уже давно нет на этом свете. А память о любимой женщине?..
  Детектив скорбно вздохнул. С тоской обвел взглядом погруженное в полумрак помещение. Было тихо, лишь размеренное тиканье часов, стоящих на полу, нарушало тишину.
  Чтобы отвлечься от своего несвоевременного желания, Венедикт вскочил со своего импровизированного ложа, прихрамывая, подошел к окну и распахнул его.
  В комнату вихрем ворвались потоки прохладного воздуха, приятно охлаждая разгоряченную голову. Стояла поздняя весна, а погода была необычно прохладной.
  Оставив окно открытым, Венедикт вернулся к своему ложу, умостился на креслах, пристраивая свою ноющую ногу, с головой накрылся одеялом и, наконец, забылся тяжелым, неспокойным сном.
  
  2
  Утром, едва за окном забрезжил рассвет, Венедикт был уже на ногах. Сделал зарядку, разминая затекшее от неудобного сна, тело. Особое внимание уделил ноге. Она еще иногда основательно болела, особенно при смене погоды. Приходилось уделять ей дополнительное время.
  Выпив обжигающе горячего кофе, уже более спокойно стал размышлять над возникшей ситуацией. И теперь при дневном свете она казалась не такой уж безвыходной. Он - взрослый, серьезный мужчина, состоявшийся в жизни человек, сможет разобраться в этой ситуации и помочь неопытной девочке достойно устроиться в жизни.
  Около восьми часов послышался стук двери кабинета и в холл вышла уже одетая в платье и аккуратно причесанная Александра.
  Венедикт с интересом рассматривал ночную гостью. Для своих двенадцати лет девочка была весьма развита. Рослая, с уже едва обозначившейся грудью. Красивые черные волосы были длинными, большими волнами опускающиеся на плечи. Карие глаза были большими с очень выразительным разрезом. Заглянув в них, Венедикт почувствовал, что девочка отличается немалым умом и сообразительностью. Как же она своей необычной красотой напоминает свою бабушку в лучшие ее годы.
  Александра, увидев, что мужчина внимательно ее изучает, засмущалась и опустила глаза, прикрыв их длинными густыми ресницами.
  - Пошли, Александра, - Венедикт заметил смущение девочки и прервал свое слишком откровенное изучение девочки, - в кафе, позавтракаем. В офисе у нас ничего съедобного нет, кроме кофе и каких-то печенюшек. А нам с тобой нужно плотно позавтракать, потому что ты поставила нам очень высокие цели на сегодняшний день.
  Когда они, позавтракав, вернулись в офис, их неожиданно встретил Заяц. Венедикт вопросительно взглянул на товарища.
  - Леша, ты чего пришел на работу? Мы же с тобой договорились, что ты в отпуске. Позабыл, что ли?
  - Ничего я не позабыл. Просто Светлана с моим наследником отправились проведать тещу, а я решил заскочить в офис. Узнать, не требуется ли тебе моя помощь? - Радушно поздоровавшись с девочкой, Алексей бросил быстрый взгляд на шефа, но, сдержавшись, ничего не сказал, не стал расспрашивать, только заметил: - А у тебя, смотрю, уже есть помощник.
  - Да, Алексей, у меня появился новый помощник. Вот ввожу его в курс нашей работы. Ты, Александра, займись чем-нибудь, а мы с моим помощником обсудим наши текущие дела.
  Александра послушно села в кресло за журнальный столик и раскрыла лежащий на нем ярко иллюстрированный журнал.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  Детективы уединились в кабинете и обсудили текущие дела. Но все время беседы Алексей вопросительно смотрел на шефа, не решаясь задать ему мучивший его вопрос.
  - Леша, не смотри на меня своим красивым глазом. Я все равно не знаю, что тебе ответить. Ты помнишь эту девочку?
  - По-моему она появлялась ненадолго, когда мы изгоняли с земли пришельца с параллельного мира.
  - Ты прав. Это дочь Ольги Кареловой. Если ты помнишь, мать ее бросила в нашем мире. Ее, ожидаемо, отдали на воспитание бабушке, поскольку других родственников у нее нет. Но она совсем недавно умерла. Я так понимаю, ее сердце не выдержало необычного поступка дочери. Вот теперь девочка осталась одна и пришла ко мне за помощью.
  - И что ты думаешь делать?
  - Не знаю, Леша, не знаю. Сейчас позвоню Верещагину, посоветуюсь с ним. Может он что-нибудь подскажет? Честно говоря, у меня голова кругом идет.
  - Представляю, - с жалостью и пониманием Алексей посмотрел на друга. - Звони Верещагину, а я пойду поработаю с документами. Если тебе нужна моя помощь, обращайся. Я завсегда готов, сам знаешь.
  - Знаю. Спасибо, Леша.
  Алексей отправился в комнату сотрудников, а Венедикт, запершись в кабинете, связался по телефону с Верещагиным и подробно рассказал товарищу о произошедших накануне событиях.
  - Ну и задачку ты мне поставил, Венедикт, - после долгого молчания пробормотал Антон Павлович в трубку. - Я с такой ситуацией, честно признаться, впервые сталкиваюсь. Так ты чего, хочешь удочерить девчонку?
  - Ну... Антон Павлович, я совсем один на этом свете, и она осталась в одиночестве. Я и подумал, может решиться мне на этот героический поступок?
  - Действительно героический поступок, другими словами и не скажешь. Ты понимаешь, какую обузу на себя взваливаешь? Ведь это не собачка какая-нибудь, а человек. Да еще девочка. У меня двое девок, я знаю, как с ними непросто. Но у меня хоть жена есть, а у тебя... - Верещагин смущенно замолчал.
  - Антон Павлович, - пришел Венедикт на помощь другу, - я уже думал над этим вопросом. Почувствую, что не тяну, найму воспитательницу или как они там называются. И потом... Антон Павлович, я чувствую, что неспроста бог посылает мне именно эту девчонку. Может, требует от меня искупления моих прошлых, а заодно и будущих грехов?
  - М-да. Может ты и прав. Ну, смотри, Венедикт. Помочь я тебе, конечно, помогу, чем смогу. И сейчас, и потом, само собой. Нужна будет помощь, обращайся в любое время дня и ночи. Нужно будет, Марию мою подключим.
  - Спасибо, Антон Павлович, за предложение помощи. При нужде воспользуюсь, конечно. Но на первых порах мне нужно, ну, я не знаю, опекунство оформить, или удочерение. Лучше второе, я думаю. Это будет как-то основательнее.
  - Понял тебя, Венедикт. Сам понимаешь, тут с кондачка эту задачку мне не решить. Слишком уж необычная она для меня. - Несколько мгновений трубка красноречиво молчала, лишь слышалось тяжелое с хрипотцой дыхание Верещагина. Венедикт терпеливо ждал, что скажет друг. - Надо посоветоваться с нужными людьми, - наконец ожила трубка. - Венедикт, я проконсультируюсь со специалистами и тебе перезвоню. Постараюсь сделать это по-быстрому. Понимаю, в какую непростую ситуацию ты попал. - собеседник неожиданно повеселел и более бодрым голосом продолжил: - Ну, надо же! Что устроила эта маленькая ведьмочка! - в голосе Антона Павловича даже послышались нотки восхищения. - Венедикт, ну вечно к тебе липнет всякая мистическая чепуха. Видно тебе на роду написано такое счастье. Я задачу понял, дружище. Узнаю, что-нибудь, сразу же тебе перезвоню.
  Удовлетворенный разговором с другом Венедикт, выйдя из кабинета, с удивлением не обнаружил Александру в холле, где оставил ее несколько минут назад. Услышав громкие голоса из комнаты сотрудников, усмехнулся. Александра - весьма общительная девочка. Воспользовавшись случаем, уже отправилась поближе познакомиться с его сотрудником.
  Войдя в помещение, Венедикт увидел, что Александра с Алексеем самозабвенно играют в шахматы.
  - Веня, ты представляешь, Александра обыгрывает меня в шахматы. Меня, кандидата в мастера спорта!
  - Ты, дядя Леша, - кандидат в мастера спорта? - с ласковой улыбкой, сквозь которую явно сквозило ехидство, удивилась девочка. - А я-то наивно думала, что играю с новичком. И постоянно поддаюсь тебе.
  От такой наглости у Алексея даже челюсть отвисла. Он с возмущением повернулся к другу, ища у него поддержки. Не выдержав комичности ситуации, Венедикт рассмеялся.
  - Леша, я тебе давно говорил, что тебе надо подучиться играть в шахматы. А ты мне все не верил. А я тебе, как друг, это ни раз говорил.
  - Ну, ты еще будешь меня учить играть в шахматы, - возмутился Алексей. - Я у тебя сколько раз выигрывал?!
  - Кто?! Ты у меня выигрывал? Это когда было-то? - изумился Венедикт, едва сдерживая рвущийся наружу смех.
  - Да я у тебя почти всегда выигрываю! - раздосадованный Алексей возмущенно вскочил со стула.
  - Господа, господа, - Александра встала между мужчинами, - убедительно прошу вас не ссориться по такому пустяку. Вы в конце концов должны признаться сами себе, что я у вас всегда буду выигрывать, - Александра успокаивающе похлопала их по плечам. - Вам еще нужно немного подучиться этой старинной мудрой игре, - нагло заявила девочка.
  Детективы, изумленные словами Александры, замерли и несколько мгновений в офисе стояла напряженная тишина. Очнувшись, друзья переглянулись и от души рассмеялись.
  - Александра, ты, конечно наглая девчонка, - с улыбкой произнес Венедикт, - но с тобой весело. Поехали-ка ко мне домой. В городе нам пока делать нечего.
  Распрощавшись с Алексеем, Венедикт с Александрой отправились домой.
  - Дядя Веня, а что вы решили по поводу меня? - тоскливо спросила девочка, бездумно глядя перед собой на дорогу.
  Венедикт посмотрел на съежившуюся на пассажирском сиденье Александру, и новая волна непривычной жалости захлестнула его.
  - Александра, я недавно позвонил одному знакомому и объяснил ему сложившуюся ситуацию. Результатов пока, конечно, нет, но он обещал оказать помощь.
  - И в чем будет заключаться эта помощь? - тоскливо прошептала она.
  - Пока не знаю, - бодрым голосом проговорил Венедикт, похлопав девочку по плечу. - Мы с тобой скрестим пальцы и будем надеяться на самое благоприятное решение. А пока поживешь у меня.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
  1
  Через два дня Венедикту позвонил Верещагин.
  - Венедикт, приветствую тебя категорически. За мой титанический труд с тебя причитается бутылка коньяка.
  - Да не вопрос, - перебил друга Струкачев. - За этим дело не станет. А что, есть какие-нибудь положительные результаты вашего труда?
  - Зачем обижаешь, боярин? - фыркнул в трубку собеседник. - Ты к кому обратился? Ты обратился к начальнику отдела полиции, специалисту по решению подобных проблем. А если серьезно, пришлось поднять все свои связи, выйти через них на нужных людей, которые принимают необходимые нам решения. И результат моих усилий следующий - завтра принесешь в отдел опеки документы на удочерение. Какие? - звони, тебе там все расскажут. И завтра же посети РОНО и предоставь им документы на устройство твоей подопечной в школу. Информацию усвоил?
  - Антон Павлович, я вам очень благодарен за помощь. А бутылка коньяка за мной.
  - Да, ладно! Я пошутил, Венедикт, - добродушие и удовлетворение результатами проделанной работы так и лилось из трубки. - Я, следуя твоему нехорошему примеру, постепенно уменьшаю дозы принимаемого внутрь алкоголя, - здоровье, понимаешь, начинает подводить. А насчет сигарет даже и не мечтай. Курил и курить буду. На них моей силы воли уже не хватит.
  
  2
  После разговора с Верещагиным Венедикт в прекрасном расположении духа вышел во двор, где Александра, эмоционально жестикулируя, о чем-то оживленно беседовала с соседкой Мариной Андреевной. Увидев вышедшего мужчину, девочка, вежливо извинившись перед соседкой, понеслась ему на встречу.
  Подбежав, Александра сложила на груди руки и снизу-вверх с волнением глядела ему в глаза.
  - Дядя Веня, тебе твой знакомый звонил?
  - Да, Александра. Я сейчас уезжаю в город. Надо будет решить кое-какие вопросы. А ты останешься дома. Пообщайся с Мариной Андреевной. Можешь что-нибудь приготовить на обед. Проверим твои кулинарные способности.
  - Ты меня удочеряешь, да? - настойчиво спросила девочка.
  - Удочеряю, удочеряю, - смутившись, ответил Венедикт.
  - Ура! - негромко прокричала Александра и, не сдержавшись, прижалась к нему, крепко обхватив его руками, чем окончательно привела его в крайнюю степень замешательства.
  Венедикт робко положил руки на плечи девочки и нежно прижал к себе, тщетно пытаясь скрыть охватившее его волнение.
  На следующий день Венедикт собрал все имеющиеся у него документы, справки с РОНО и отдела опеки несовершеннолетних вместе с Александрой отправился в школу, которую когда-то окончил он.
  Венедикт с волнением подходил к школе, с которой у него связано так много воспоминаний - и приятных и не очень. Открыв дверь, замер, полной грудью вдыхая в себя давно забытые запахи. Александра с удивлением взглянула на него.
  - Дядя Веня, что-нибудь случилось? Или ты боишься идти к директору? Может мне одной сходить? Я могу сходить, поговорить. Думаю, мне удастся договориться.
  - Нет, Александра, просто нахлынули на меня воспоминания. Ведь в эту школу я когда-то десять лет ходил, грыз гранит учебы. И давай с тобой сейчас раз, и навсегда договоримся. Ты никогда и нигде не будешь использовать свои необычные способности без особой необходимости. А эту необходимость до твоего совершеннолетия буду определять я. Договорились?
  - Договорились, - неохотно ответила Александра.
  - Вот и хорошо. Проходи ты первой. Надеюсь в этой школе ты будешь учиться.
  Представившись охраннику на входе, прошел в тихое в этот час фойе.
  В школе полным ходом шли занятия. Откуда-то издалека доносились звуки музыкальных инструментов. У кого-то шли уроки музыки.
  Поднявшись на второй этаж, Венедикт с Александрой подошли к кабинету директора школы. На стене красовалась табличка "Директор школы Баев Василий Иванович". Венедикт смущенно усмехнулся. Столько лет прошло, а директор все тот же. А воспоминания, связанные с ним, были и приятные и не очень. С трудом справившись с неожиданно нахлынувшими воспоминаниями, Венедикт обернулся к девочке.
  - Александра, ты подожди меня здесь. Я пока зайду к директору один. При необходимости я тебя позову.
  Венедикт постучал в кабинет. Услышав знакомый голос с разрешением, вошел. Спиной к окну за столом сидел Баев и кого-то отчитывал по телефону. Не взглянув на вошедшего, сделал пригласительный жест на стул.
  Закончив разговор, Василий Иванович с раздражением бросил трубку телефона и, наконец поднял глаза на посетителя. Несколько секунд, ни слова не говоря, вглядывался в улыбающееся лицо посетителя. В его глазах отразилось неподдельное удивление.
  - Струкачев, ты ли это? Глазам своим не верю. - Баев, пристав с кресла, протянул руку детективу для приветствия. - Наслышан о тебе, дорогой, наслышан. Ты у нас стал городской знаменитостью. Как-то даже в нашей газете читал статью о тебе. Искренне рад видеть тебя. И что за дело привело тебя к нам? Ты же ко мне с делом каким-то зашел? Просто зайти в гости, проведать старых учителей, все недосуг тебе.
  - Я это, Василий Иванович. Я очень рад видеть вас на прежнем месте в добром здравии. Виноват я перед школой. Каюсь. Сами понимаете, жизнь такая динамичная, что некогда пообщаться с друзьями, зайти в родную школу, пообщаться с учителями, что десять лет вбивали в мою тупую голову знания. Все, чего я достиг в жизни, все - только благодаря нашим замечательным учителям. Но может быть теперь мы будем встречаться чаще. А к вам я, действительно, с делом. Мне очень нужна ваша помощь.
  - Да, ты прав, Венедикт. Жизнь у нас сейчас, действительно, очень уж динамичная. Годы летят, не только дни или часы. Не обращай внимания на мои упреки. Это уже старческое. Годов-то мне уже сколько? Давно хочу на пенсию внуков нянчить, да руководство не отпускает. Говорят, работать некому. Молодежь-то не очень хочет идти в учителя. Зарплаты мизерные, работа с детьми очень трудная, сложная. Ну, что ж! Поплакался своему бывшему ученику и полегчало вроде, - Баев смотрит на Венедикта и добродушно улыбается. - Давай уж, Струкачев, перейдем к твоему делу. Я, конечно, окажу тебе всяческую посильную помощь. Готов сейчас тебя выслушать самым внимательным образом.
  Венедикт, заметно нервничая, подробно изложил директору суть своей проблемы и вытекающей из нее просьбы.
  - Насколько я понимаю, документы на удочерение девочки еще не готовы? - поинтересовался Баев.
  - Вы правы, Василий Иванович. Но документы все сданы в органы опеки на удочерение, и я принес вам справку, подтверждающую мои слова. Это дело нескольких дней. Я работаю в городе и, по готовности документов, немедленно доставлю их вам. Я побоялся, что могу не успеть оформить документы здесь.
  - Понятно, Венедикт. Может ты и прав в своем решении. Я думаю, мы положительно решим этот вопрос. Ты девочку привез с собой?
  - Да, она ждет меня в коридоре.
  - Мне сейчас надо ехать в РОНО, но, по большому счету, я тебе больше и не нужен. Твое заявление я подписываю. - Василий Иванович расписался на документе и протянул Венедикту подписанное заявление. - Вот с ним, с девочкой, и со всеми имеющимися у тебя сейчас документами ты пойдешь к моему заместителю по учебной части Светлане Алексеевне Шуевой.
  - К кому? - не удержавшись от удивления, воскликнул Венедикт.
  - Что? Помнишь? - усмехнулся Василий Иванович. - Я через год после ее увольнения разыскал ее и вернул в школу. Не стоило ломать жизнь молодой женщины, очень способного педагога, из-за поступка глупого молодого ловеласа. Я правильно поступил, Венедикт? Как ты считаешь?
  - Вы совершенно правы, Василий Иванович, что вернули на работу Светлану Алексеевну. Мне до сих пор стыдно вспоминать тот глупый поступок, который мог сломать жизнь молодой женщине. И очень хорошо, что вы не бросили молодого специалиста на произвол судьбы. Она - просто учитель от Бога. Знаете, я уже начинаю думать, что Александру мне подбросила моя судьба, чтобы я искупил тот свой давний грех. Дала мне шанс сделать в этом мире доброе дело.
  - Может быть ты и прав, Венедикт. Это очень сложный философский вопрос. Я значительно старше тебя. И мой жизненный опыт подтверждает, что наша жизнь значительно сложнее, чем это принято думать. Все в ней очень сложно переплетено, взаимозависимо. И нам еще очень далеко до раскрытия всех ее тайн. В жизни ничего не бывает спонтанного, все в ней закономерно. Вот только этих закономерностей мы, к сожалению, не знаем. - Василий Иванович взглянул на ручные часы и досадливо поморщился. - Извини, Венедикт, об этом говорить можно долго, но у меня критически нет времени. С тобой очень интересно было поговорить, но меня зовет мой служебный долг. Давай, шагай к Светлане Алексеевне, а я по делам поехал. Уже непростительно сильно опаздываю. Заходи в гости. Всегда буду рад тебя видеть. Можно будет поговорить с тобой поподробнее на любые философские темы. Расскажешь мне подробности проведенных тобой расследований. Ты знаешь, Венедикт, мы очень гордимся тобой. Ведь ты выпускник нашей школы. - Баев поднялся с кресла и протянул Струкачеву руку. - Очень рад был с тобой встретиться.
  
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  
  Венедикт, распрощавшись с Баевым, вышел из кабинета. Александра стояла в уголке, терпеливо ожидая решения своей судьбы. Увидев выходящего из кабинета Венедикта, она бросилась к нему. Подбежав, нетерпеливо заглядывая в его глаза, спросила:
  - Дядя Веня, меня взяли в школу?
  - Директор дал положительное решение по нашему вопросу, Александра. Но нам с тобой сейчас нужно сходить к заучу и окончательно решить этот вопрос. Так что пошли к ней.
  Венедикт, постучав в дверь, зашел в кабинет и увидел склоненную над столом женщину. Она подняла голову, и Венедикт с волнением увидел знакомые черты Шуевой, с которой много лет назад он сотворил злую шутку.
  Светлана Алексеевна с удивлением смотрела на вошедшего мужчину. В ее глазах суматошно заметались и смущение, и радость от неожиданной встречи.
  - Здравствуйте, Струкачев, - Светлана Алексеевна смущенно прокашлялась. - Венедикт, - женщина приподнялась со стула, - какими судьбами вы появились в этом кабинете? У вас не иначе, как возникли какие-нибудь проблемы? Могу ли я чем-нибудь помочь вам? - забросала вопросами детектива взволнованная женщина.
  - Здравствуйте, Светлана Алексеевна. Я очень рад видеть вас в этом кабинете. Вы самый достойный кандидат на этот пост, которого я могу только представить. И директор школы отзывается о вашей работе с самой высокой оценкой. Я действительно искренне рад, что тот мой дурацкий поступок не имел катастрофических последствий. Вы не держите на меня зла? Прошу ответить мне, снять с больной души тяжелый камень вины.
  - Венедикт, я не держу на вас зла. Я вам об этом сказала при нашей последней встрече. Вы помните?
  - Помню, конечно. Это единственное, что несколько поддерживало меня в моей долголетней борьбе с совестью.
  - Венедикт, вы такой же болтун, как и в те далекие времена. Шучу, шучу! Не обижайтесь. Давайте лучше перейдем к вашим проблемам. Я так понимаю, что они у вас есть и весьма основательные. Иначе вы к нам не пришли бы. Присаживайтесь, - Светлана Алексеевна указала на стоящий рядом со столом стул.
  - Да, Светлана Алексеевна у меня неожиданно возникла проблема, и я покорнейше прошу вас оказать мне помощь, - начал говорить Венедикт, усаживаясь на стул.
  - Конечно, Венедикт, я постараюсь вам помочь, если вы мне расскажете о вашей проблеме, - Шуева отложила в сторону документ, с которым работала перед приходом бывшего ученика.
  Венедикт, смущаясь и нервничая, вкратце рассказал женщине о возникшей проблеме, и откуда у него появилась девочка.
  - Да, проблема у вас солидная, Венедикт. - Светлана Алексеевна задумчиво постукивала карандашом по столу. - Я думаю, вы приняли правильное, хотя и очень непростое, решение. На этом пути вас ждет много трудностей, о которых вы сейчас даже и не подозреваете. Ну, что ж. Давайте приступим к разруливанию проблем, которые вы на себя взвалили, - Светлана Алексеевна взглянула на Венедикта и ободряюще улыбнулась. - А Александру вы привели с собой?
  - Да, она стоит в коридоре. Покорно ждет решения вами своей судьбы.
  - И чего же мы тогда ждем? Заставляем девочку зря нервничать. Зовите ее, скорее, Венедикт. Мне не терпится познакомиться с вашей дочерью. Очень интересно увидеть, какая она, ваша дочь? Похожа ли она на своего папу?
  Венедикт с удивлением посмотрел на Шуеву. А та, поднявшись со стула, смотрела на него теперь строго, требовательно, сурового сдвинув брови. От недавней улыбки на ее лице не осталось и следа. Венедикт, недоуменно пожав плечами, открыл дверь и позвал в кабинет Александру.
  В кабинет несмело вошла девочка, поздоровалась тихим голосом и, сложив руки впереди, скромно уставилась на Шуеву.
  Венедикт с удивлением смотрел, как у него на глазах преображалась Светлана Алексеевна. Бесследно исчезли суровые морщинки на чистом высоком лбу, в глазах засветилась теплота, что возможна только у женщин. Окинув внимательным взглядом девочку, Шуева обернулась к Венедикту и с улыбкой произнесла:
  - Венедикт Игоревич, у вас выросла очень красивая дочка и она очень похожа на своего папу.
  Венедикт почувствовал, как от волнения у него перехватывает дыхание. Он опустил глаза и растерянно потер лоб, пытаясь осмыслить фразу, произнесенную женщиной. Через несколько мгновений он поднял глаза от пола и натолкнулся на жесткий взгляд Шуевой. Он с трудом справился с волнением и улыбнулся Шуевой. Затем перевел взгляд на неподвижно стоящую Александру.
  Девочка смотрела на него со смешанным чувством любопытства и волнения, совсем забыв дышать. Не зная, что нужно делать в подобных ситуациях, Венедикт ободряюще подмигнул девочке и улыбнулся. Александра незаметно выдохнула воздух.
  Шуева, поняв, что Венедикт справился с волнением, жестом пригласила Венедикта и Александру присесть на стулья перед своим столом.
  - Смелее располагайтесь на стульях Венедикт Игоревич и Александра, смелее. Можете быть уверены, что я практически никогда не кусаюсь, - Светлана Алексеевна негромко рассмеялась. - Давайте ваши документы, родитель. Сейчас мы посмотрим, что можно сделать в вашей ситуации. Безвыходных ситуаций в жизни практически не бывает. Не так ли?
  Венедикт и Александра согласно кивнули головами.
  Несколько минут Светлана Алексеевна внимательно изучала папку с поданными документами.
  - Я вижу, Александра, ты хорошо училась в предыдущей школе. - Светлана Алексеевна подняла голову от бумаг и взглянула на девочку. - Ты в этом году не успела закончить пятый класс по семейным обстоятельствам. - Шуева ненадолго задумалась. - Весьма веская причина помешала тебе завершить учебный год, - медленно произнесла она. - Давай, Александра, мы поступим следующим образом. Сейчас уже май месяц. До конца учебного года осталось меньше месяца. Я не вижу особого смысла приглашать тебя в школу на такой короткий срок. Принимаю следующее решение. Первого сентября ты приходишь к нам в шестой класс. Даю тебе задание на лето - самостоятельно проштудируешь все материалы, что ты пропустила. И учти, я с тебя глаз не спущу. Будешь под моим неусыпным контролем, пока я не увижу, что ты полностью адаптировалась у нас. Ты уж постарайся. Не подведи своего папу. Он у нас в школе был одним из лучших учеников. Ты согласно с моим решением и условиями?
  - Согласна, - Александра благодарно посмотрела на щупленькую женщину, сидящую за массивным столом, заваленным многочисленными папками с документами.
   - Вот и прекрасно. Ваши документы остаются у меня. Нужно будет официально их провести через делопроизводство. И с РОНО необходимо решить кое-какие формальные вопросы. Но это уже не ваша забота. Не смею вас больше задерживать. Венедикт Игоревич, на одну минуту задержитесь. Александра, ты подожди папу в коридоре. Мы ненадолго тебя задержим.
  Когда дверь за Александрой закрылась, Шуева потерла лоб, собираясь с мыслями.
  - Венедикт, у вас прекрасная дочь, но девочке нужно внимание, внимание и еще раз внимание. И особенно женское. У девочки наступает очень сложный период, когда ей будет необходима помощь женщины. Как вы будете решать эту проблему, я не знаю. Может вам воспитательницу нанять для девочки? Или жениться в конце концов?
  От ее слов Венедикт недовольно поморщился. Хотел что-то сказать, но передумал. Он лишь на мгновение прикрыл глаза, мобилизуя свою волю.
  - Спасибо за помощь, Светлана Алексеевна, и за добрый совет. Я подумаю над вашей рекомендацией.
  Венедикт вышел из кабинета опустошенный. Такое состояние он испытывал в школьные годы после каких-нибудь сложных экзаменов. Но теперь ситуация другая. В коридоре его ждала девочка, глядящая на него счастливыми глазами. Только теперь Венедикт по-настоящему понял, что только что он сделал первый шаг в своей новой жизни. Теперь он не просто мужчина. Он стал человеком, ответственным за жизнь ребенка. И от него будет зависеть его счастливое будущее.
  Венедикт незаметно тяжело вздохнул и бодро сказал:
  - Александра, я предлагаю тебе следующую программу: мы сейчас с тобой сходим в кафе, пообедаем, а потом отправимся по магазинам. Тебе надо купить одежду для смены. А потом мы можем сходить в кино или в парк. Куда захочешь, туда и пойдем. Как тебе мой план?
  - Я - за, папа Веня. - Александра с трудом произнесла эту фразу и со страхом ждала реакции мужчины.
  Венедикт вздрогнул от ее фразы, смутился, но ничего не сказал. Лишь легонько подтолкнул ее к выходу из школы.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
  Под вечер, когда уже смеркалось, Венедикт с Александрой приехали домой. Едва машина остановилась у ворот, распахнулась соседская калитка и появилась Шурыгина Марина Андреевна, при неизменном сопровождении Муськи.
  - Венедикт, здравствуй. И ты будь здорова, Александра. Веня, я хочу пригласить тебя чайку попить. А тебя, Саша, я, извини, не приглашаю. Хочу с твоим папой кое-какие вопросы обсудить. Тебе еще рано слушать взрослые разговоры.
  Венедикт, отправив Александру с покупками домой готовить ужин, зашел к соседке.
  У Шурыгиной на кухне уже был накрыт стол. Видно, хозяйка тщательно готовилась к этой беседе. Марина Андреевна разлила свежезаваренный чай в широкие желтые чашки. С шумом подула на кипяток, отхлебнула. Аккуратно поставила свою чашку на блюдце. Внимательно взглянула на молодого соседа.
  - Венедикт, я своим бабьим умом так понимаю, что тебе тяжело управляться с девочкой. Ты хороший человек, но это - девочка, ей нужен иногда женский совет. Понимаешь, о чем я говорю? А ты, все-таки мужчина и в наших делах мало что смыслишь.
  - Понимаю, - Венедикт тяжело вздохнул, с затаенной тоской посмотрел на пожилую женщину.
  - Я, к сожалению, слишком стара для такой важной миссии. Слишком у нас с Сашей большая разница в возрасте. Я тебе посоветовала бы взять работницу в дом. Кстати, у меня и кандидатура есть для этой миссии. У дочери моей старой подружки недавно муж в автокатастрофе погиб. Получилось так, что она пока без работы. Вот пусть она у тебя и поработает. Детей у нее нет. Около Саши и она отогреется, к жизни вернется. Да и девочке поможет на ноги встать. Ну и в хозяйстве, само собой, наведет порядок. Постирать, поесть приготовить. Она женщина основательная. Порядок наведет, не сомневайся. Что ты-то думаешь по этому вопросу?
  Венедикт задумчиво помешивал чай, внимательно слушая соседку. Что тут сказать? Женщина права. Воспитание девочки оказалось не таким радужным, как представлялось. И с некоторыми специфическими вопросами, касающимися исключительно женского пола, ему не к кому обратиться. Не бегать же к Светлане с любой мелочью. Да и неудобно как-то. Да и Шуева настоятельно рекомендовала нанять для девочки воспитательницу.
  - Марина Андреевна, вы полностью правы. В некоторых вопросах я полнейший профан. Как мне не хочется пускать в дом женщину, но видно придется. Пусть приходит ваша знакомая. Может она действительно поможет мне.
  - Вот это правильно, Веня. Пусть поможет тебе девчонку на ноги поставить. Сейчас сам знаешь, какие времена наступили. Упустишь, и пойдет Александра по кривой дорожке. А какие проблемы возникнут, ты ко мне обращайся. Помогу тебе, чем могу.
  - Спасибо, Марина Андреевна, за вашу заботу и внимание. Спасибо за чай. Однако время уже позднее. Там Александра ужин уже приготовила, наверно. Пойду я, пожалуй. Еще раз спасибо за вашу заботу и спокойной ночи.
  
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
  Через день Венедикт с Александрой только приехали из города, когда в калитку постучали. Александра, вскочив со стула, вышмыгнула из дома и понеслась вприпрыжку по тропинке. Открыла калитку и с удивлением увидела Марину Андреевну. За ней стояла молодая худенькая женщина. Одета она была в строгий брючный костюм. Саша внимательно разглядывала короткую прическу женщины, лицо, напрочь лишенное макияжа. Ее грустные глаза смотрели внимательно и доброжелательно.
  Вежливо поздоровавшись с гостями, девочка проводила их в дом. В гостиной их встретил хозяин дома.
  - Вот, Венедикт, познакомься - Маргарита Николаевна. Я тебе о ней говорила.
  - Очень приятно. Венедикт Игоревич, а это Александра, девочка, которой требуется наставница.
  Александра с любопытством рассматривала женщину, с которой ей придется жить и общаться неопределенное время. Женщина ей понравилась и она, бесцеремонно взяв Маргариту Николаевну за руку, повела ее показывать дом.
  Так в семье Струкачевых появилась женщина. Все оказалось не настолько страшным, как представлял себе Венедикт. И даже напротив, он неожиданно почувствовал какое-то спокойствие. Он теперь мог, не переживая за Александру, остаться на работе на ночь, если это требовалось. Он был спокоен, что девочка будет накормлена, вовремя уложена спать.
  Через пару дней Венедикт отвез Маргариту Николаевну и Александру в город, чтобы они приобрели в магазинах одежду для девочки. А вечером в их доме состоялся показ одежды Венедикту. Он едва не прослезился, видя, как искренне радуется девочка обновкам. Пришлось ему признать, что эти покупки несомненно более удачные, чем его. Чувствуется рука женщины.
  Венедикт почувствовал душевное спокойствие, и он был уверен, что так и будет продолжаться, пока Александра не вырастет.
  Для него было шоком, когда неделю спустя уже поздно вечером, едва он приехал из города после очередного суточного отсутствия, к нему подошла Маргарита Николаевна. Испуганно оглядываясь, жутко смущаясь, она почти шепотом сказала Венедикту, что с сегодняшнего дня она у них больше не работает.
  - Почему? Что случилось? - растерялся от такой неприятной новости Венедикт. - Может я вам мало плачу? Вы скажите. Я готов подумать над повышением вам оплаты труда.
  - Нет, что вы, Венедикт Игоревич, - Маргарита Николаевна, даже всплеснула руками, - платите вы мне достойно, но...
  Маргарита Николаевна смущенно замолчала.
  Венедикт, растерявшись от неприятного известия, не знал, что сказать.
  - Где Александра? - чтобы прервать возникшую паузу в разговоре и выиграть время для обдумывания своих дальнейших действий, спросил он.
  - Она сейчас у себя в комнате. С ней все хорошо. Она поужинала и сейчас читает книжку Эдгара По.
  - Ваш неожиданный уход связан каким-то образом с Александрой? Может мне стоит с ней серьезно переговорить?
  - Нет, что вы! У вас прекрасная дочь и мне было с ней очень приятно и комфортно общаться.
  - Хорошо, Маргарита Николаевна, - обреченно согласился Венедикт. - Если вы решили уйти, не смею вас задерживать. Пройдемте в мой кабинет, я с вами рассчитаюсь.
  Женщина, низко опустив голову, побрела за Венедиктом, направляющимся в свой кабинет. Зайдя в помещение, он незаметно закрыл за собой дверь на ключ, чтобы никто не посмел помешать его замыслу.
  - Присаживайтесь, Маргарита Николаевна. Вам придется немного подождать, пока я не посчитаю вам денежное вознаграждение.
  Женщина неохотно присела на самый край стула. Сев в свое кресло напротив женщины, Венедикт устремил взгляд голубых глаз на расстроенную, напряженно сидящую женщину. И вскоре Маргарита начала успокаиваться. Напряженные до того мышцы лица расслабились, исчезли глубокие морщинки у рта. Она расслабленно откинулась на спинку стула.
  Он, убедившись в успехе своих усилий, попросил ее рассказать о причине, побудившей ее принять такое неожиданное решение.
  Маргарита Николаевна подняла на него глаза, и Венедикт к удивлению увидел в них самый настоящий ужас. Недолго думая, он вскинул правую руку и направил ее в сторону женщины. С удовлетворением он заметил, что ужас покидает женщину и в ее глазах появилась пустота. Продолжая держать руку, он уже требовательным голосом повторил свою просьбу. Тихим монотонным голосом женщина поведала ему о причинах ее неожиданного решения.
  
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
  Венедикт с удивлением и тревогой слушал рассказ молодой женщины.
  - Прошлой ночью, уложив Александру спать, я отправилась к себе в комнату. Перед сном я немного почитала Моэма. Выключив настольную лампу, я легла в постель. Уже начинала засыпать, как неожиданно почувствовала непонятную тревогу. Я открыла глаза, чтобы разобраться с ее причиной. В комнате почему-то стало значительно светлее. Я сказала бы, что в ней теперь царил полумрак. Хотя ни одна лампочка в комнате не была включена.
  В помещении никого не было, стояла почти совершенная тишина. И вдруг, случайно бросив взгляд в сторону, я к моему несказанному удивлению увидела, что мое прикроватное зеркало стало странно светиться. Я приподнялась на локте и с любопытством заглянула в него. Сейчас мне кажется, что лучше бы я этого не делала. Может быть, тогда я не видела бы этого ужаса, - женщина замолчала, вновь переживая его. И это было тем более удивительно, так как сейчас она находилась под действием гипноза.
  - И что же вы увидели там, Маргарита Николаевна? - почти шепотом спросил Венедикт, чтобы не вывести женщину из транса.
  - Я не знаю, - с отчаянием в голосе прошептала женщина. - Это было что-то, выходящее за рамки реального мира.
  - А конкретнее.
  - Из зеркала на меня смотрело страшное чудовище. У него было какое-то свиное рыло. Только все покрытое густым черным волосом и какое-то плоское. У него был даже пятачок. Но это была не свинья, так как у него были длинные загнутые рога. Вы будете смеяться, но я бы сказала, что это был... сам дьявол. Именно таким я его представляла, когда еще была ребенком, начитавшись всяких книжек про нечистую силу. И в фильмах разных его показывают именно таким, каким я увидела в зеркале. Он смотрел на меня таким свирепым взглядом, что я едва не лишилась рассудка от ужаса. А это чудовище неожиданно раскрыло свой рот и на меня пахнуло таким смрадом, что я едва не задохнулась. А оно вдруг заговорило на человеческом языке.
  Женщина вновь замолчала.
  - Маргарита Николаевна, - настойчиво спросил детектив, - что вам сказало это чудовище?
  - Оно сказало, чтобы я немедленно убиралась из этого дома. И чтобы больше моей ноги никогда не было в нем. А иначе оно заберет меня к себе. Мне очень страшно, Венедикт Игоревич. Я не хочу вновь встретиться с чем-то подобным. Уж лучше я сегодня же покину ваш дом, - тяжело дыша, женщина замолчала, глядя перед собой совершенно пустым взглядом.
  Венедикт опустил руку. Маргарита Николаевна вздрогнула и недоумевающе уставилась на детектива. Венедикт сидел за столом и спокойно отсчитывал купюры.
  - Вот ваши деньги, Маргарита Николаевна. Пересчитайте, не ошибся ли я от расстройства, что вы уходите.
  - Спасибо, вы не ошиблись, - женщина, не считая, положила деньги в карман. - До свидания, Венедикт Игоревич. И извините, что я так вас подвела. Вам надо пригласить для дочери другую воспитательницу. У вас растет прекрасная дочь.
  - Не стоит переживать по таким мелочам. Но куда же вы пойдете? Уже довольно поздно. Может, вы переночуете у нас? При мне с вами ничего не случится. Я вам это гарантирую. Я буду всю ночь находиться рядом с вашей постелью.
  - Нет, спасибо за предложение, но я лучше переночую у Марины Андреевны.
  - Очень жаль, что вы не хотите прислушаться к голосу разума. Я вас сейчас провожу до дома соседки. И спасибо за лесные слова в адрес моей дочери.
  Венедикт пошел провожать женщину. Доведя ее до калитки соседки, Венедикт стал прощаться с ней. Женщина подняла глаза на него и встретилась со светящим взором детектива.
  - А теперь, Маргарита Николаевна, вы забудете все, что произошло в нашем доме, и Марина Андреевна забудет о том, что она приводила вас ко мне. И жизнь ваша пойдет своим чередом.
  В глазах Венедикта исчез свет. Он повернулся и, больше не произнеся ни слова, ушел.
  Маргарита Николаевна еще несколько минут стояла в оцепенении. Очнувшись, она с удивлением оглянулась и, никого не увидев, постучалась к Марине Андреевне.
  Венедикт, вернувшись домой, подошел к дверям комнаты Александры и постучал. Получив разрешение, вошел. Александра сидела за столом, обложившись учебниками за пятый класс.
  - Александра, ты в курсе, что произошло в нашем доме? - Строгим голосом спросил он.
  - Да, папа Веня, - девочка, оторвавшись от учебников, серьезно смотрела на Венедикта.
  - Откуда ты о них знаешь?
  Александра улыбнулась мужчине. Венедикт недовольно поморщился.
  - Александра, ты подслушала наш разговор? Но ты же знаешь, что подслушивать неприлично. Воспитанные люди не должны позволять себе делать это. Но сейчас меня интересует другой вопрос, кто виновник этого происшествия? Только не говори мне, что это твоих рук дело. Это меня очень огорчит. Мы же с тобой договаривались, что ты не будешь пользоваться своими способностями без моего разрешения.
  - Папа Веня, честное слово, это не я сделала, - девочка говорила серьезно. - Я клянусь тебе, что в произошедшем нет моей вины. Могу поклясться, если ты посчитаешь это нужным.
  Венедикт по ее взгляду понял, что к произошедшим событиям девочка, действительно, не имеет отношения.
  - Я верю тебе, Александра. Клясться не стоит, это будет лишним. И вообще, почему в такой поздний час ты еще не спишь?
  - Я ждала твоего прихода, чтобы ответить на возникшие у тебя вопросы. И я обещала Светлане Алексеевне быть достойной своего папы. Я не теряла зря времени, занималась по предметам пятого класса. Теперь, когда я ответила на твои вопросы, я могу укладываться спать.
  - Хорошо, укладывайся сейчас спать. Завтра поедешь со мной на работу. Прихвати с собой учебники. Будешь заниматься своими школьными предметами, а в перерывах будешь помогать мне по офису. Алексей, как ты помнишь у нас в очередном отпуске.
  Венедикт отправился в свою комнату, размышляя, почему Шешонок снова вмешивается в его жизнь. А в том, что это именно он, Венедикт не сомневался. Кто еще может быть заинтересован в этом, казалось бы, алогичном событии? Чем эта женщина могла ему помешать? Ясно только, что старый колдун принял меры, чтобы убрать из его дома постороннюю женщину. Но с какой целью?
  - "Будем надеяться, что такая нелепая ситуация не будет продолжаться долго, и, в конце концов, все станет ясным", - успокаиваясь, решил он.
  
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
  Пообедав в соседнем кафе, Венедикт и Александра расположились в холле агентства и предались послеобеденному отдыху. Венедикт расслабленно лежал на диване и читал журнал, Александра с очередным детективом расположилась в кресле. Детективный жанр она неожиданно полюбила и читала книги запоем.
  - Папа Веня, ты хорошо знал мою бабушку? - неожиданно отложив книгу в сторону, поинтересовалась Александра.
  - Твою бабушку? - Венедикт попытался оттянуть ответ, чтобы успеть обдумать его. - Да, я знал твою бабушку много лет. А почему тебя заинтересовал этот вопрос?
  - А она красивой была? Я на нее похожа?
  - Да, Александра, твоя бабушка была очень красивой. И ты на нее похожа, - Венедикт приподнялся с подушки дивана и внимательно взглянул на девочку. - Вот только по поводу цвета волос и глаз, честно говоря, я не смог бы утверждать однозначно.
  - Почему? - удивилась Александра. - Ты не помнишь цвета ее волос и глаз? - Александра вскочила с кресла и, подбежав к Венедикту, бесцеремонно его подвинула и уселась на диван. Удивительно, но ему очень понравилась эта фамильярность девочки. Он едва сдержал довольную улыбку, чтобы ненароком не нарушить возникающую ниточку теплого семейного взаимопонимания. - Давай, рассказывай, когда ты с ней познакомился?
  - Я познакомился с ней, когда перешел в десятый класс. Я тогда приехал в деревню к бабушке и дедушке на каникулы. Вот там я и познакомился с ней в первый же день отдыха. Она была красивой, я бы сказал даже, очень красивой девушкой лет пятнадцати-семнадцати. У нее были длинные русые волосы и очень красивые васильковые глаза. Она была стройной, высокой девушкой. Наше общение в тот раз продлилось совсем недолго. Я был вынужден вскоре уехать, и мы с ней расстались.
  - И все? - разочарованно протянула Александра. - Ты что, больше с ней так и не встретился?
  - Честно говоря, на этом наше общение не закончилось. Через несколько месяцев я встретился с ней снова. И тогда ей было уже за сорок. У нее были короткие черные волосы и карие глаза.
  - Это как? - удивилась Александра. - Ты только что сказал, что ей было пятнадцать лет, а теперь говоришь, что ей сорок. Ты сказал, что у нее были длинные русые волосы, а теперь говоришь, что у нее были черные короткие волосы. Ты шутишь, да? Насмехаешься надо мной? С детьми так вести себя нельзя, - Александра надула губки и обиженно отвернулась.
  - Да, нет, Александра, - усмехнулся Венедикт, ласково поглаживая ее руку, - я совершенно не шучу и ни в коем случае не имею намерения насмехаться над тобой. Я с тобой говорю откровенно. Но ты должна иметь ввиду тот факт, что твоя бабушка была ведьмой и ведьмой очень сильной. Она могла свободно перемещаться во времени и в пространстве, по своему желанию менять свой облик. Поэтому ничего удивительного в ее преображениях не было. Она легко могла превращаться даже в птиц и животных.
  - В каких? - девочка резко повернулась к Венедикту и с плохо скрываемым любопытством смотрела на него вмиг засиявшими темно-карими глазами.
  - Ну, например, в ворону или в крысу.
  - В крысу?! - воскликнула Александра. Ее личико брезгливо сморщилось. - Фу, какая гадость! Я страсть как не люблю крыс. Они такие мерзкие. Морды у них острые, а хвосты длинные и голые. Такая гадость!
  Александра на некоторое время умолкла, что-то обдумывая.
  - Папа Веня, а как умерла моя бабушка? - тихо спросила она.
  От заданного вопроса Венедикт побледнел. На такой поворот событий он совсем не рассчитывал. Взволнованный, он, аккуратно отодвинув ее, поднялся с дивана и пересел на кресло напротив девочки.
  - Не знаю, Александра, - теперь он говорил тихо. В его голосе явно послышалась неуверенность, - сможешь ли ты меня правильно понять и простить? Ты еще маленькая и у тебя нет достаточного жизненного опыта.
  - А ты попробуй, расскажи, - предложила она. - А я постараюсь тебя понять.
  - Ее убил я.
  - Ты? - не удержала эмоций девочка. - Ты убил мою бабушку? - Александра в свою очередь побледнела и со смешанными чувствами, что так ярко отражались на ее лице, она смотрела на детектива широко раскрытыми глазами.
  - Твоя бабушка, - виновато начал говорить Венедикт, - была ведьмой. И, как я уже говорил, ведьмой очень сильной. Но в какой-то момент она начала нести людям зло. Много зла. А ведьма должна нести людям добро, должна приносить в мир здоровье, счастье, взаимопонимание среди людей. Ты вправе меня осуждать, ненавидеть за мое деяние. Ты можешь даже выбрать другую дорожку в жизни, а не ту, по которой ты сейчас идешь. Я тебя пойму и не стану противиться твоему решению. Но мне пришлось сделать это. Я был вынужден прервать череду кровавых преступлений, совершаемых твоей бабушкой. Теперь ты знаешь правду о смерти твоей бабушки. Но ты сама этого захотела. И ты узнала ее. А право выбора решения принадлежит тебе.
  Александра медленно поднялась с дивана. Несколько долгих мгновений она стояла молча.
  - Мне нужно подумать над сказанным тобою. Я не ожидала, что правда о смерти моей бабушки будет такой страшной, - наконец произнесла она и вышла из холла в комнату сотрудников.
  Венедикт не находил себе места в холле, в волнении беспрерывно отмеряя шагами расстояние от окна до дивана. Сколько раз он осуждал себя за высказанную девочке правду о гибели ее бабушки. Ну почему ему так не везет в жизни? Ведь только что он своими руками возможно разрушил зарождающееся личное счастье. Она еще совсем ребенок, ей будет трудно разобраться в этих сложных житейских проблемах.
  С невероятным трепетом он ждал какой-нибудь сигнал от Александры о принятом ею решении. Так продолжалось бесконечно долгих для него пятьдесят минут.
  - Папа Веня, - услышал он, наконец, бодрый и звонкий голос девочки. - Ты не знаешь, где мой учебник русского языка.
  Венедикт замер неподвижно, сглотнул неожиданно вставший в горле ком. На глазах выступили предательские слезы.
  - Если мне не изменяет память, ты положила его в мой дипломат. Он у меня в кабинете на столе, - слегка дрогнувшим голосом произнес он.
  Больше к этой теме они не возвращались, старательно стараясь основательно стереть ее в своей памяти.
  
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  
  В офисе детективного агентства стояла тишина. Александра сидела в холле и занималась, Венедикт в кабинете работал с документами. Неожиданно в дверь офиса позвонили. Александра вскочила со стула и понеслась в кабинет Венедикта.
  - Папа Веня, в дверь нашего офиса кто-то звонит.
  - Прекрасно, Саша. Возможно это наш очередной клиент. Ты хочешь стать частным детективом? Вот сегодня мы и проведем первую проверку твоей профпригодности. Сейчас ты уходишь в кухню, чтобы посетитель тебя не заметил. После моего разговора с посетителем незаметно проследишь за ним. Узнаешь, кто он, где живет, с кем будет общаться после нашей беседы. Тебе понятно задание? Только, Александра, никакого риска. При малейшей опасности немедленно исчезай оттуда. Тебе все понятно?
  - Да, шеф. Задание поняла. Приступаю к его выполнению.
  Радостно взвизгнув, девочка понеслась к кухне.
  Улыбнувшись, Венедикт пошел открывать двери. За дверями его ждала женщина.
  На вид ей было не больше тридцати лет. Хотя Венедикт не удивился бы, если ей оказалось бы двадцать пять, скажем, или сорок. В последнее время у него существовал только один человек женского пола. Это была его приемная дочь Александра. За несколько недель совместного проживания он настолько привык к существованию рядом с ним этой девочки, что уже и помыслить себе не мог другой жизни.
  Жизнь с дочерью его полностью удовлетворяла и ничего сверх этого он не хотел. На других женщин он не обращал ни малейшего внимания. Они были для него все на одно лицо, без какого-либо возраста, без особенностей во внешности, без уникальности характера. Справедливости ради стоит отметить, что все-таки была еще одна женщина, которую он воспринимал как женщину. Это была Светлана, жена его друга, партнера, помощника Алексея Зайца. Но это было совсем другое.
  Венедикт не рискнул бы назвать посетительницу красавицей в классическом понимании. Она не отличалась броской красотой, на которую так падки мужчины. Но было в ней то, что в народе называют "изюминкой". В ней притягивало взгляд необычное природное сочетание длинных русых прядей волос, сейчас непослушно выбивающихся из-под беретика, умных серых глаз, правильных черт лица и красивой линии губ. Эти особенности женщины Венедикт отметил исключительно автоматически, подчиняясь инстинктам прирожденного сыщика. Детектив вопросительно взглянул в бездонные глаза женщины, и неожиданно почувствовал, как судорожно забилось сердце.
  - Скажите, пожалуйста, здесь находится частное детективное агентство? - приятным голосом спросила она, с трудом отводя свой взгляд от лица красивого, статного мужчины.
  - Вы пришли по адресу. Прошу вас, проходите, - посторонившись, Венедикт пропустил женщину в офис.
  Когда она проходила мимо, его захлестнула волна необыкновенной свежести, исходящей от нее. Его ноздри защекотал тонкий аромат легких духов. И впервые за многие месяцы он почувствовал необыкновенное волнение.
  Женщина робко прошла в кабинет. Сегодня на улице было прохладно и дождливо, и женщина была в легком плаще. На голове у нее был кокетливый беретик.
  - Давайте я вам помогу снять плащ. Сегодня такая неприятная дождливая погода, - пробормотал он, старательно скрывая свое непонятное волнение.
  - Спасибо. Пожалуй, я не буду раздеваться. Вполне возможно, что я к вам совсем ненадолго.
  - Как вам будет угодно, - проходя к своему креслу проговорил Венедикт, немало удивленный необычными словами странной посетительницы. - Присаживайтесь, пожалуйста, в это кресло. Надеюсь, вам будет в нем удобно. - Он уселся в кресло и вопросительно взглянул на женщину.
  Женщина, расстегнув плащ и сняв берет, села в кресло.
  - Меня зовут Струкачевым Венедиктом Игоревичем. Я владелец частного детективного агентства. Я могу узнать, как зовут мою посетительницу?
  - Видите ли... - женщина замялась. - Мне не очень хочется говорить свое имя.
  - Интересно, а я могу узнать почему?
  Женщина замялась, испуганно взглянула на детектива.
  - Понимаете, я еще не решила, стоит ли мне обращаться к вам, - негромко пробормотала она, нервно теребя свой берет.
  - Ну, тогда, может быть, вы просто мне расскажете суть проблемы. Поверьте, вам станет значительно легче. И тогда мы решим, стоит ли вам обращаться к нам.
  Потупив взгляд, женщина поднялась с кресла.
  - Извините, ради Бога, за беспокойство. Пожалуй, я зря вас побеспокоила. Мне сейчас нужно идти. Извините.
  Женщина, неловко попрощавшись с Венедиктом, ушла.
  
  
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  
  1
  Александра бесшумно выскользнула из кухни и, бесшумно промелькнув тенью по офису, выскочила на улицу. Увидев в нескольких десятках метров впереди себя недавнюю посетительницу, она прогулочным шагом отправилась за ней.
  Женщина шла не спеша, несмотря на то, что с неба сыпал мелкий надоедливый дождь. Иногда совершенно неожиданно она едва заметно вздрагивала, останавливалась и в испуге оглядывалась.
  Александра, идущая шагах в тридцати от женщины, продолжала не спеша идти, беззаботно разглядывая идущих мимо прохожих. Впрочем, при остановке женщины Александра старалась не попадаться ей на глаза. Женщина, внимательно осмотревшись, продолжала идти по улице.
  Так продолжалось довольно долго. Вскоре они стали подходить к окраинам города. Александра стала отставать от женщины, понимая, что скоро их длительное путешествие подойдет к концу. И действительно, подойдя к невысокому металлическому забору, женщина, пройдя несколько десятков шагов вдоль него, открыла калитку и вошла во двор.
  Александра уже смелее проскочила к калитке и видела, как женщина подошла к дому и, оглянувшись, робко вошла внутрь. Как только за ней захлопнулась дверь, во двор прошмыгнула Александра и, низко пригнувшись, легко проскользнула и прильнула к окну.
  
  2
  Полина с тоской оглядела большую прихожую. Она подумала, что с некоторых пор в доме стало невыносимо тоскливо. Несколько лет назад после продолжительной болезни умерла мама, а неделю назад неожиданно куда-то пропал папа. И с тех пор бесследно исчез куда-то так любимый ею домашний уют, семейная теплота.
  Совсем недавно, всего несколько часов назад, в своем любимом доме она пережила первый в жизни настоящий ужас. При воспоминании о нем мурашки пробегают по позвоночнику и поднимаются светлые волосинки на руках.
  Тогда она спокойно сидела в кабинете отца за столом и пыталась разобраться с содержимым записной книжки недавно пропавшего бесследно отца. Записи отца были зашифрованы. Этот шифр был ей знаком. Еще когда она была маленькой, они с папой придумали его, чтобы писать друг другу тайные записки. Тогда это было просто игрой. Но теперь папа почему-то решил использовать его для написания результатов своих изысканий. Может он кого-то остерегался, или его записи были настолько ценны, что он не рискнул доверять их бумаге, предварительно тщательно не зашифровав их?
  Она только начала выписывать на листе бумаги столбики цифр и вдруг неожиданно в комнате начало что-то происходить. Женщина в тревоге подняла голову и оглянулась, не понимая, что происходит.
  Во всем доме никого кроме нее не было. Даже любимица папы кошка по кличке Нефертити где-то гуляла. Стояла тишина, нарушаемая лишь тиканьем больших напольных часов.
  Неожиданно в комнате стали происходить невероятные события. Непонятно откуда полился яркий свет, а сквозь стену начали проходить вовнутрь какие-то монстры, и она не могла дать себе четкий отчет - все это ей привиделось, или это страшная реальность.
  Женщина вскочила с кресла, не зная, что предпринять в данной ситуации. А они заметались по комнате, описывая вокруг нее правильные круги. Некоторые из них выскакивали из круга, подлетали к ней и скалили страшные морды, пытаясь зубами схватить ее. Полина старалась уклониться от их острых клыков и пока ей это удавалось.
  Улучив подходящий момент, она схватила со стола массивную хрустальную пепельницу и со всей силы опустила ее на голову одного из чудовищ, которое в этот момент подскочило к ней. Оно взревело от боли и отскочило в сторону, обрызгивая все вокруг слюной и кровью. Чудовища на миг застыли в удивлении от полученного отпора и потом хаотично, бессистемно, заметались по помещению.
  Воспользовавшись возникшим хаосом, женщина выскочила из кабинета и бросилась во двор. Отбежав на несколько шагов от дома, она остановилась и, тяжело дыша, с испугом стала смотреть на него. Но в нем ничего не происходило. Она перевела дух и попыталась трезво взвесить все произошедшее.
  - "Какая-то чертовщина произошла со мной сейчас. У меня вроде нет температуры, - Полина кивком головы отбросила с лица белокурые локоны волос и пощупала свой прохладный лоб. - Температура у меня не повышена. Это заметно даже без использования термометра. Тогда что это было? И самое главное, что же мне теперь делать? К кому обратиться за помощью? Если я обращусь в полицию, там меня просто высмеют и посчитают сумасшедшей. Кто мне поверит, что в наше время, в двадцать первом веке, в обычном жилом доме могут появиться непонятные чудовища, которых не должно быть в нашем мире? По крайней мере так говорит наука".
  Полина в волнении бродила по двору, пытаясь найти выход. И тут ей в голову пришла неожиданная, но спасительная мысль. Она вспомнила, что несколько лет назад к ним в институт приходил частный детектив, который расследовал убийство профессора Чернякова. Кажется, тогда преступление было связано с божком Эрлика. Как же его звали? Полина остановилась и стала усиленно вспоминать фамилию того детектива.
  - "Вспоминай, Полина, вспоминай. От этого, может быть, зависит твоя жизнь. Этот странный детектив, и только он, сможет помочь мне. В институте говорили, что он как раз специализируется на преступлениях, связанных с мистикой. А мое дело, наверняка, связано именно с ней. Но как же его фамилия? Как я смогу найти человека, фамилию которого я от волнения напрочь забыла?".
  Но неожиданно словно озарение посетило ее голову.
  - "Ура! Я вспомнила, кажется, фамилию детектива. Если я не ошибаюсь, его фамилия Стукачев. Нет-нет! Его фамилия Струкачев. Как-то так. Во всяком случае, в интернете я уже смогу сориентироваться по тем фактам, что я вспомнила".
  Полина с грустью оглянулась на дом и вышла со двора. Через несколько минут она стояла у калитки своей старой подруги. Выяснив в интернете адрес детективного агентства, Полина села на рейсовый автобус и отправилась по выясненному адресу.
  Но встретившись с детективом, Полина неожиданно засомневалась в правильности своего решения. Засмущавшись, она распрощалась с детективом и отправилась домой с решением самой разобраться с происходящими в доме событиями.
  
  
  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  
  В доме стояла гробовая тишина. Полина зябко передернула плечами. Тишина была какой-то неприятной, тревожной. Женщина медленно стала продвигаться к кабинету папы. Она со страхом толкнула дверь в кабинет и быстро отпрянула, спрятавшись в коридоре. Переждав некоторое время, она несмело заглянула в кабинет. В кабинете был некоторый беспорядок, но никого не было. На полу валялась хрустальная пепельница. Кое-где были видны следы высохшей крови и слюны. Она медленно вошла в помещение, постоянно тревожно оглядываясь. Но ничего не происходило, и Полина начала постепенно успокаиваться.
  - "Может мне все это привиделось, а на самом деле ничего не произошло? Тогда почему хрустальная пепельница валяется на полу? Может я ее просто уронила на пол? А следы крови на полу? Все это, конечно, странно, но, вероятно хорошо, что я ничего не рассказала этому частному детективу. Вот бы опозорилась. Все что произошло со мной, это, вероятно, результат моего переутомления в последние дни. Вот разыщу папу и отправлюсь куда-нибудь в отпуск. Можно рвануть на море, а можно и в тайгу куда-нибудь".
  Неожиданно со стороны дивана раздался какой-то шорох. Полина в испуге слегка подпрыгнула и с ужасом посмотрела в сторону шума. На диване стояла и лениво потягивалась кошка по кличке Нефертити, любимица папы.
  Полина, про себя чертыхнувшись и окончательно успокоившись, прошла в кухню и сварила себе кофе. Сев на свой любимый стул, она неспешно выпила свой любимый напиток и, вернувшись в кабинет, она села в мягкое кожаное кресло и прикрыла в изнеможении глаза.
  Сзади неожиданно послышался негромкий шелест. Едва слышный. Сначала она даже решила, что это ей все показалось. Но на всякий случай она оглянулась и обомлела.
  Из-под большого кожаного дивана неловко вылезал старик. Нефертити с душераздирающим воплем стрелой слетела с дивана и бросилась к Полине. Она, словно подброшенная мощной пружиной, взлетела с пола на грудь женщины и впилась в нее острыми когтями. От охватившей боли Полина вскрикнула и крепко прижала кошку к себе. Поверх кошки она увидела, как старик с неприятным скрипом распрямился и, пошатываясь, стал подходить к ней.
  Он, подойдя к ней почти вплотную, поднял корявую руку и, показывая на нее пальцем, начал смяться, показывая редкие, покрытые чернотой зубы. Неожиданно старик произнес скрипучим шепелявым голосом, от которого у Полины забегали по спине неприятные мурашки:
  - Не будет тебе счастья, девица, не будет, - мерзко кривляясь, произнес он гнусавым голосом.
  Она, не выпуская из рук кошку, бросилась в кухню. Старик настойчиво направился за ней. Стоя в дверях, он продолжал измываться над ней. Полина оказалась в западне. Она попыталась отвернуться от него, закрыть уши, чтобы не слышать его мерзкого голоса. Но он настойчиво ходил за нею по пятам, дыша ей в затылок горячим дыханием. Он подошел к ней и протянул костлявые руки с длинными грязными ногтями.
  Но неожиданно во дворе раздался громкий стук. Полина, вздрогнув, с испугом взглянула на окно. Что за новая напасть ждет ее? Но за окном ничего не было видно, лишь верхушки кустов, которые покачивались от легкого летнего ветерка.
  Услышав стук, нежелательный посетитель недовольно скривился. Он с ненавистью взглянул на женщину, оглянулся на окно. И вдруг его лицо исказилось гримасой, что, по всей видимости, должно было обозначать улыбку. Спустя мгновение он спокойно вошел в стену, словно той и не было вовсе.
  Полина перевела дух и совсем не обратила внимания, как кто-то заглянул и тут же отпрянул от окна. С трудом оторвав от себя взволнованную кошку, опустила ее на пол. Нефертити прижалась к ногам хозяйки вся взъерошенная с испугом и недоверчиво оглядывалась, не веря, что страшный старик исчез.
  Александра, а это была она, бесшумно положила на землю палку и чей-то старый ржавый таз, подобранный на улице у калитки этой странной женщины, выскользнула на улицу и набрала номер телефона Венедикта.
  
  
  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  
  Венедикт сидел в зарослях каких-то уличных кустов в нескольких сотнях метров от дома Полины. В бинокль он наблюдал за всеми действиями Александры, готовый в любую минуту прийти ей на помощь. Оставлять ее одну в столь непонятной обстановке детектив не рискнул. Поэтому, едва девочка вышла из офиса, он на машине отправился за ней, не выпуская ее из виду.
  Увидев, что девочка достала телефонный аппарат и собирается ему звонить, он выбрался из кустов и направился к припаркованной в нескольких десятках метров от его засады автомашине.
  Когда Венедикт подъехал к указанному дочерью адресу, из густых кустов, что росли живой изгородью вдоль старого забора, выскочила Александра и прыжками понеслась к машине. Подбежав, села, слегка запыхавшись, на переднее сиденье, рядом с детективом.
  - Папа Веня, женщина вошла в этот дом. Сейчас она находится там, - девочка показала на большой старинный дом. - За время наблюдения произошло одно загадочное происшествие. Такого я еще никогда не видела в своей жизни. Когда стояла в засаде, я увидела высоко в небе птицу. Как потом оказалось, это был ворон. В,.. - девочка взглянула на часы, - пятнадцать часов тридцать три минуты этот ворон непонятно каким образом через стену проник в дом. В пятнадцать сорок семь он таким же путем покинул дом.
  - Говоришь, ворон проник в дом через стену?
  - Ты что, мне не веришь? - вспыхнула девочка.
  - Нет, что ты! Я тебе верю. Я просто уточняю, правильно ли я тебя понял.
  - Ты правильно меня понял, - мгновенно успокоилась Александра. - Что мы теперь будем делать?
  - Я тебе это скажу, - усмехнулся Венедикт, - когда ты мне расскажешь, что произошло дальше. Ведь ты мне еще не все рассказала?
  - Да что тут рассказывать? Этот препротивный ворон решил попугать женщину. Если я правильно поняла, он в виде крайне неприятного старика вылез из-под кровати и начал ходить за ней, говоря, вероятно, очень нехорошие вещи, потому что женщина все время пыталась закрыть уши, чтобы не слышать его. А он все ходил за ней и говорил что-то, говорил.
  - Ты как-нибудь пыталась помочь этой несчастной?
  - Я ее и спасла от этого старика, - девочка вспомнила, как она помогла женщине, и прыснула в кулачок.
  - И что же ты сделала, чтобы спасти женщину? - улыбнулся Венедикт, заразившись ее смешливостью.
  - Я, - девочка весело рассмеялась, - просто нашла старый таз и пару раз грохнула по нему палкой. От этого грохота старик и сбежал сразу же. Это было так странно наблюдать.
  - А ты видела, как он сбежал? Что ты видела конкретно?
  - Он просто вошел в стену, а через мгновение он в виде ворона вылетел из стены.
  - И тебе не страшно было? - Венедикт с любопытством смотрел на девочку.
  - Немного страшно, - смутилась Александра, - но нашей посетительнице было значительно страшнее. Если бы передо мной возникло такое страшилище, я мгновенно умерла бы со страху.
  - Ну, ну. Не надо на себя наговаривать. Ты - смелая девочка и большой молодец. Ты все правильно сделала. Я сейчас выйду, посмотрю, что да как, оценю обстановку. А ты посиди пока в машине.
  Венедикт вышел из машины. С любопытством осмотрел место, куда его забросило очередное расследование. Это был большой старый дом, построенный, вероятно, более сотни лет назад. Он был весь окружен соснами такими старыми и большими, что охватить его ствол не хватило бы и двух человек. Они росли и на территории участка, и за забором. А между ними буйно разрослись заросли бузины.
  Стояла такая тишина, что казалось все вокруг умерло на многие километры. Даже птиц не было слышно. Лишь изредка какая-то птаха робко подавала свой голос, но, не получив поддержки от собратьев, умолкала. Странное это было состояние природы. С таким Венедикт сталкивался не часто. Лишь когда происходили в пространстве мистические явления. Придется быть ко всему готовым.
  Подняв голову, Венедикт увидел кружащего высоко в небе одинокую птицу. Она была так высоко, что невозможно было определить, кто это. Но детектив ни на миг не сомневался, что это ворон.
  - "Странно, однако. Этот старый колдун замешан и в этом деле. Но какой ему интерес в этом? Снова придется подождать развития событий".
  Венедикт подошел к машине и заглянул в салон.
  - Александра, я сейчас зайду в дом, пообщаюсь с этой загадочной женщиной, а ты посиди в машине и последи за домом. Только пересядь на заднее сиденье. Там стекла затонированы и тебя не будет видно снаружи. И из машины не выходи пока. Надеюсь, ты понимаешь, почему?
  - Понимаю, конечно. Я буду наблюдать и ждать твоего звонка.
  - Молодец. Войдешь в дом, только когда я тебе позвоню по телефону.
  - Хорошо, папа Веня. Сделаю все, как ты велишь. - Александра радостно улыбнулась, довольная ответственным поручением.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  
  Детектив подошел к дверям и постучал кулаком. Стучать пришлось не долго. За дверью послышался шум, и она распахнулась. Увидев перед собой знакомого детектива, женщина с плачем бросилась к нему. Прижавшись к его груди, она сотрясалась от рыданий.
  - Ну, ну! Перестаньте плакать и расскажите, что произошло? - Венедикт был ошеломлен поступком женщины, которую он видел второй раз в жизни. Хотя и ожидал нечто подобное. Не каждая женщина может спокойно перенести то, пришлось пережить ей.
  - Как я рада, что вы приехали! - воскликнула женщина, еще плотнее прижимаясь к нему. - Я уже больше не могу переносить эти муки.
  - Я прошу вас успокоиться и рассказать мне, что произошло, иначе я не смогу вам помочь.
  Женщина неохотно оторвалась от Венедикта. Смущенно вытерла слезы, легким движением руки отбросила с лица прядь светлых волос.
  - Извините, но моя нервная система в последние дни совсем разболталась. А тут еще такое происходит в моем доме... Прошу вас, проходите в дом. Я вам сейчас все расскажу.
  Венедикт вошел в первую комнату и с любопытством огляделся. Эта комната исполняла роль гостиной. На диване сидела большая очень красивого окраса кошка. При входе детектива, кошка встрепенулась и нервно зевнула, раскрыв пасть с большими острыми клыками. Она поднялась, потягиваясь, выгнула спину.
  - Это любимица папы по кличке Нефертити, - представила женщина кошку, заметив интерес Венедикта к животному, - и безмолвная свидетельница того, что недавно здесь произошло.
  - Она совсем не безмолвная. Она может рассказать обо всем, что здесь произошло. Только она говорит на своем кошачьем языке. Беда в том, что этот язык знают совсем немногие.
  Женщина с удивлением слушала детектива. Венедикт погладил кошку и внимательно осмотрел комнату. Его взгляд остановился на книжном шкафе, в котором стройными рядами стояли древние фолианты. В свете лампы отсвечивались корешки с потемневшим от времени золотым тиснением названий. А перед ними лежали артефакты, собранные со всех стран мира.
  - Может мы сейчас поговорим о вашей проблеме? - отвлекся от созерцания артефактов Венедикт. - Во время посещения детективного офиса вы отказались рассказать мне о ней. Но прежде, давайте познакомимся. Я вас встречаю уже второй раз, но не знаю, как вас зовут.
  Женщина с вымученной улыбкой взглянула на детектива. При появлении мужчины в доме, она постепенно успокаивалась, и ее страхи постепенно уходили прочь.
  - Можно подумать, что вы не знаете, кто я? Вот уж в этом я вам, извините, никогда не поверю, - жалко улыбнулась женщина.
  Пришла пора улыбнуться Венедикту.
  - Если честно, то я знаю, кто вы, но хотелось бы, чтобы вы сами представились.
  - Меня зовут Полиной Алексеевной Романовской.
  - Очень приятно, Полина Алексеевна. Меня, я надеюсь, вы еще не забыли? А теперь, после нашего знакомства, вы можете рассказать мне, что вас так испугало перед моим приходом. Я готов услышать от вас самые невероятные истории. Прошу говорить откровенно, каковы бы они не казались вам нереальными. Так нам будет проще в них разобраться.
  Полина при упоминании о недавнем происшествии побледнела.
  - Давайте пройдем в кабинет папы. В нем нам будет удобнее беседовать, тем более что эти напугавшие меня события произошли именно там, - Полина сделала пригласительный жест.
  
  
  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  
  Она первой пошла по длинному, скудно освещенному, коридору. Подойдя к массивной, темного дерева филенчатой двери, распахнула ее и отступила в сторону, пропуская перед собой детектива. Венедикт вошел в комнату и с любопытством осмотрелся.
  Это был классический кабинет ученого. Все стены были заставлены высокими, под самый потолок, книжными шкафами. И снова книги, свитки и... На полках и стенах, под стеклом и без него лежали, стояли, висели самые различные артефакты. Они были различного размера, предназначения, состояния, разных стран и эпох происхождения. Но даже такому профану в этой области, как Венедикт, было понятно, что это были безусловно ценные предметы.
  Посреди комнаты стоял массивный письменный стол, заваленный книгами, тетрадями и какими-то свитками. Вероятно, совсем недавно и на столе и в самом кабинете был идеальный порядок. Но сейчас был на полу некоторый беспорядок, вызванный, вероятно, произошедшими здесь загадочными событиями. Недалеко от стола на полу лежала массивная хрустальная пепельница, с одной стороны запачканная чем-то красным.
  Полина, забыв пригласить детектива присесть, приступила к рассказу.
  - Все произошло в комнате, в которой мы находимся. Я сидела за этим столом, - судорожно сжав руки, начала рассказывать женщина, - А потом появился он.
  - И кто же это был?
  - Я не знаю, кто это был, он мне не представился. Какой-то препротивный неопрятный старик. Он вылез из-под вот этого дивана, - женщина показала на стоящий у стены небольшой изящный диван. - Он подошел и начал смеяться надо мной противным скрипучим голосом. И выкрикивать в мой адрес всякие неприятные вещи. Я пыталась сбежать от него, но он настойчиво преследовал меня. Так продолжалось несколько мгновений, которые показались мне бесконечно длинными. Когда мы были в кухне, со двора донесся какой-то грохот. Старик вздрогнул и на его лице появилась маска недовольства и досады. Он на меня посмотрел с ненавистью и, вы не поверите, вдруг спокойно прошел сквозь стену в коридор. Вы, вероятно, считаете меня сумасшедшей, Венедикт Игоревич? Но я говорю вам истинную правду.
  - Что вы, Полина Алексеевна. Я вам охотно верю и совершенно не считаю вас сумасшедшей. Я в своей жизни сталкивался и не с такими загадочными вещами. И вы очень правильно делаете, что откровенно мне обо все рассказываете.
  В дом медленно вползала вечерняя темнота. Полина подошла к выключателю, чтобы включить свет. Но Венедикт порекомендовал пока не включать. Так они и стояли в полумраке, негромко обсуждая подробности произошедших здесь событий.
  Неожиданно неплотно закрытая дверь кабинета, скрипнув, начала приоткрываться. От этого негромкого звука Полина вздрогнула и с испугом взглянула на дверь. В образовавшуюся щель медленно протискивалась кошка. Протиснувшись, она спокойно прошествовала через всю комнату, подошла к хозяйке и начала, громко урча, тереться о ее ноги.
  Полина, облегчено выдохнув, наклонилась и погладила кошку. Но через несколько мгновений кошка вдруг вздрогнула, и ее мышцы напряглись. Волнение животного передалось женщине. Она быстро выпрямилась и вопросительно взглянула на детектива.
  Кошка присела на все четыре ноги и стала медленно двигаться к стене. Шерсть на ее спине встала дыбом, глаза широко раскрылись и засветились каким-то загадочным голубым светом. Она неотрывно смотрела куда-то, в одну ей известную точку в пространстве.
  Не доходя несколько шагов до стены, Нефертити остановилась, приоткрыла пасть. Ее нижняя челюсть опустилась, высунулся кусочек розового языка. Ноздри начали напряженно дрожать. В этот момент, как понял Венедикт, она и слышала, и чувствовала, то, что недоступно простому человеку - нечистую силу.
  Детектив с любопытством, не шевелясь, следил за кошкой, не вмешиваясь в события. Через несколько мгновений он взглянул на Полину и не в шутку встревожился. Она, сильно побледнев, застыла неподвижно, широко распахнув глаза. Полина подняла руку, призывая детектива к вниманию.
  - Вы слышите? - прошептала она побелевшими губами.
  Венедикт прислушался. Несмотря на тонкий слух, лишь спустя несколько мгновений он услышал то, что уже слышала женщина. Кто-то легкими, едва слышными, шагами неспешно шел по коридору. Шаги то медленно приближались к дверям комнаты, то удалялись.
  Венедикт вопросительно взглянул на Полину.
  - Вы не одни в доме? - шепотом спросил он.
  - Я одна в доме. То есть сейчас кроме меня в доме - вы и кошка.
  - Понятно, - спокойно проговорил Венедикт.
  Он достал из кармана пистолет и, несмотря на то что Полина вцепилась в его руку, молча умоляя не предпринимать никаких действий, приоткрыл дверь шире и неслышно выскользнул в коридор. За ним бесшумно выскочила Нефертити. Кошка встала перед детективом и широко раскрытыми горящими глазами уставилась в конец коридора. До детектива донеслось ее яростное урчание.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  
  Венедикт посмотрел в том же направлении. В конце его он успел заметить мелькнувшую едва видную в полумраке тень. Она на мгновение остановилась. Венедикт почувствовал, что тень оглянулась на детектива и спокойно шагнула в стену.
  Венедикт, усмехнувшись, положил в кобуру пистолет и вернулся в кабинет. За ним, постепенно успокаиваясь, важно проследовала Нефертити.
  Полина встретила его вопросительным взглядом.
  - Полина Алексеевна, успокойтесь. Пока все закончилось. Я просто уверен, что никаких неприятных событий сегодня больше не будет. Теперь мы можем включить свет в комнате, - предложил Венедикт.
  Не дождавшись ни слова от обомлевшей хозяйки, он подошел к стене и щелкнул выключателем. Яркий электрический свет заполнил комнату.
  Полина, обессиленная, опустилась на кресло и, обхватив голову руками, неподвижно замерла. Венедикт терпеливо ждал, когда женщина справится со своим страхом и переживаниями.
  - Венедикт Игоревич, вы испугались? - подняв голову, женщина вопросительно смотрела на детектива, рассчитывая, что он разделит ее страхи.
  - Испугался, честно говоря, немного. Но не за себя. Мне ничего реально не грозило. А вот за вас я слегка переживал.
  - А вам понятно, что здесь происходит?
  - Полина Алексеевна, на самом деле ничего загадочного в произошедшем с точки зрения цели нет. Кто-то намеренно пугает вас, чтобы вы на некоторое время покинули свой дом. А вот для чего это делается, мне пока не понятно. В этом придется нам с вами разобраться.
  - Странно все это. Почему я должна покинуть свой дом? Может, это связано как-то с пропажей моего папы?
  - У вас пропал папа? Х-м! Что же вы раньше молчали? Ситуация начинает приобретать несколько другой вид. Но об этом нам надо поговорить подробнее в более спокойной обстановке.
  Полина так жалобно взглянула на Венедикта, что детектив почувствовал, как сжалось его сердце.
  - Венедикт Игоревич, - Полина поднялась с кресла, энергично встряхнула головой и выпрямилась, - я вам бесконечно благодарна за оказанную мне помощь. Но как вы узнали, где я живу? Вы, что следили за мной?
  - Я за вами не следил, - заулыбался Венедикт. - Но я должен откровенно вам признаться, что слежка за вами все-таки осуществлялась. Понимаете ли, во время нашей встречи, которую вы так неожиданно прервали, я почувствовал, что вам угрожает какая-то опасность. К счастью, все обошлось малой кровью. Если бы вы рассказали мне сразу о своей проблеме, вы могли бы избежать этого непростого испытания. Чтобы подстраховаться, я отправил за вами начинающего детектива. Если вы желаете, я могу вам представить его? - с улыбкой предложил Венедикт.
  - Конечно, хочу, - женщина говорила совершенно спокойно, словно и не было недавнего стресса. - Это так любопытно, кто так мастерски за мной следил. Я при всем своем внимании так и не заметила за собой слежки.
  Венедикт с интересом разглядывал Полину.
  - "А женщина вполне ничего себе. Достаточно сильная в духовном и психологическом плане. Получив неожиданно такой стресс, она очень быстро справилась с неизбежным в таких случаях волнением".
  - Хорошо, Полина Алексеевна, сейчас я удовлетворю ваше любопытство и представлю столь искусного мастера слежки. Тем более что это в складывающихся условиях неизбежно.
  Он позвонил по телефону. Через минуту послышались шаги в коридоре. Дверь в кабинет открылась и в комнату вошла Александра. Скромно поздоровавшись с хозяйкой дома, девочка подошла к Венедикту и подала ему записку. Он взглянул на записку, потом на часы и понятливо улыбнулся.
  - Молодец, Сашенька. Ты все сделала правильно. Вот, Полина Алексеевна, тот детектив, который шел по вашим следам и, по большому счету, спас вас от возможных неприятностей.
  Полина с недоверием посмотрела на девочку, потом вопросительно взглянула на детектива.
  - Вы хотите сказать, что несколько километров за мной незаметно следила девочка?
  - Да, вынужден с вами согласиться. За вами следила девочка. Это моя... - Венедикт на мгновение запнулся, но потом решительно продолжил, - моя дочь - Александра. И должен вам сказать, что от общества вас с этим неприятным стариком спасла то же она, постучав палкой по ржавому тазу.
  Полина с удивлением увидела, что при этих словах девочка счастливо улыбнулась. Она очень удивилась этому, но сдержалась и постаралась не подать виду. Женщина подошла к девочке.
  - Спасибо, Александра, за мое спасение, - Полина благодарно обняла девочку и прижала ее к себе.
  - Пожалуйста, - девочка счастливо светящимися глазами взглянула на Венедикта. Детектив смущенно кашлянул, переводя взгляд от девочки на женщину.
  - Полина Алексеевна, - голос мужчины неожиданно предательски дрогнул, - сегодня вам здесь оставаться не стоит. Придется вам провести эту ночь у нас в доме. Там же мы начнем разбираться с вашим делом. Вы соберите себе вещи на несколько дней, а мы с Александрой подождем вас у машины. И не забудьте Нефертити. Не стоит подвергать животное лишнему стрессу и риску.
  Венедикт с Александрой вышли из дома и, обсуждая случившееся, пошли к машине.
  - Александра, ты молодец, - ласковым голосом произнес Венедикт, - Ты очень своевременно зафиксировала проникновение ворона в дом. Это как раз соответствует времени появления странной тени в доме.
  - Да, папа Веня, теперь мы точно знаем, что все странные события в этом доме происходили в момент появления загадочного ворона.
  - Это для тебя он загадочный, - засмеялся Венедикт. - А я с ним достаточно хорошо знаком.
  - Ты с ним знаком? - Александра забежала вперед и, шагая спиной вперед, с любопытством смотрела на него.
  - Ну, не то, чтобы это был моим хорошим знакомым, но с ним я уже несколько раз встречался.
  - С вороном?
  - И с вороном, и с человеком, точнее с колдуном, который в него превращается.
  - С колдуном?!.. - восхищенно вскрикнула Александра. - Папа, ты мне обязательно об этом расскажешь. Я сгораю от любопытства, с трудом дождусь этого момента. Как жаль, что с нами поедет эта женщина. Я уже сейчас слушала бы эту занимательную историю.
  Венедикт усмехнулся над горячностью девочки. Он открыл машину и, усевшись, завел двигатель. На переднем сиденье устроилась Александра, предоставив женщине и кошке заднее. Вскоре к ним присоединилась Полина. Женщина принесла сумку с вещами и сумку-переноску с кошкой.
  
  
  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  
  1
  Нефертити медленно, постоянно останавливаясь, чутко прислушиваясь и принюхиваясь, вошла в дом. Выйдя на середину зала, она остановилась, и начала медленно поворачиваться, водя симпатичной мордочкой со стороны в сторону. Через некоторое время Нефертити остановилась и вопросительно взглянула на Струкачева.
  Увидев необычное поведение кошки, насторожилась и Полина. Она широко раскрытыми глазами следила за ее поведением. Венедикт, проигнорировав поведение женщины, словно понял недоумение кошки и ее молчаливый вопрос.
  - Нефертити, успокойся. Все это было уже давно. Теперь здесь все спокойно, если только мышка не забралась к нам в дом, - спокойно проговорил детектив. - Но это не та проблема, ради которой нам стоит переживать. Не правда ли?
  Он подошел к кошке и ласково ее погладил. Нефертити, словно поняв Венедикта, моментально успокоилась. Она в три огромных прыжка пересекла пространство, запрыгнула на диван и начала тщательно вылизывать шерстку, не обращая на людей ни малейшего внимания.
  - Венедикт Игоревич, вы можете мне объяснить, что мы сейчас наблюдали? - успокаиваясь, поинтересовалась Полина. - Извините меня, но последние события в моей жизни заставили меня совсем по-иному смотреть на все происходящее вокруг.
  - Я вас прекрасно понимаю и далек от осуждения вас. Но, не беспокойтесь, Полина Алексеевна. Кошка почувствовала события, которые произошли здесь, на этом месте, много лет назад. Но, как видите, сейчас она совершенно спокойна и нет никаких причин волноваться. И давайте на этом закончим разговор о моих бывших проблемах. Александра, ты проводи, пожалуйста, нашу гостью в комнату, где она поживет несколько дней. Вы, Полина Алексеевна, положите там свои вещи и выходите в кухню. Мы с Александрой вас здесь подождем. Вы расскажите нам о деле, которое привело вас в наше детективное агентство. Надо решить, требует ли оно немедленного действия?
  
  2
  Венедикт с Александрой сидели в кухне за накрытым к ужину столом и терпеливо ждали прихода гости.
  Полина вошла в кухню. Оделась она в джинсы и просторную клетчатую рубашку, не заправленную в штаны. Длинные русые волосы большими волнами спускались на плечи. Большие серые глаза сейчас были спокойны и внимательно смотрели на мир. Полина пытливым взглядом обвела присутствующих, легкой походкой прошла к обеденному столу и присела на свободный стул. На колени к ней тут же примостилась Нефертити.
  - Давайте сначала поужинаем. Негоже начинать серьезный разговор на голодный желудок. - Венедикт сделал пригласительный жест. Улыбнувшись, он бросил хитрый взгляд на дочку. - Только прошу вас, Полина Алексеевна, не судить очень строго за качество блюда. У нас приготовлением еды занимается исключительно моя дочь. Опыта у нее пока еще не очень много. Но надеюсь жить после еды мы будем.
  Александра возмущенно заерзала на стуле, но, сдержавшись, промолчала. Только тонкие темные бровки негодующе сдвинулись к переносице. Карие глаза испепеляюще уставились на отца.
  Полина, ободряюще улыбнувшись девочке, подвинула к себе тарелку с куриной печенью, тушенной с картошкой. Попробовав предложенное блюдо, Полина отложила вилку, довольно потерла ладони и благодарно взглянула на замершую в напряженном ожидании девочку.
  - Александра, - воскликнула она подчеркнуто восхищенно, - это блюдо просто превосходно. Я никогда в жизни не ела ничего более вкусного. Я тебя обязательно попрошу научить меня так же вкусно готовить, - женщина слегка наклонилась в сторону девочки и доверительно прошептала: - Я должна тебе откровенно сказать, что я готовлю значительно хуже тебя. М-м-м, какой умопомрачительный аромат идет от этой картошечки с печеночкой. Я прямо чувствую, как мой рот наполняется слюной. Давайте уж приступим к ужину. Нет у меня больше никаких сил терпеть эту пытку.
  Венедикт увидел, как исчезло с лица дочери тревожное выражение. Брови заняли свое обычное место и губы приоткрылись в радостной улыбке.
  - Вот... - девочка на мгновение запнулась, сглотнула, и смело продолжила: - папа! Слушай, что говорят независимые эксперты по поводу моего кулинарного искусства. - Не удержавшись, Александра быстро повернула голову к Венедикту, мгновенно показала ему язычок и, отвернувшись, начала с аппетитом есть.
  - "Вот, идиот старый! И зачем я ляпнул откровенную чепуху о приготовленном Сашей ужине. Девочка очень старается и готовит она вполне прилично. Вот и Полина признала это, если, конечно, не врет, точнее, не льстит. Надо бы в будущем повнимательнее быть к своим словам".
  - Мне очень нравится, как ты готовишь, доченька - виновато произнес он, - Мне просто хотелось, чтобы наша гостья похвалила приготовленное тобой блюдо. Как видишь, мне это удалось.
  Александра, оторвавшись от еды, внимательно посмотрела на Венедикта, перевела взгляд на Полину.
  - Всем приятного аппетита, - произнесла она, довольно улыбнувшись и возвращаясь к еде.
  Некоторое время за столом стояла тишина, нарушаемая изредка бодрым звяканьем вилок о тарелки. Покончив с едой, Венедикт, довольный, откинулся на спинку стула и с улыбкой наблюдал, как дочь и гостья лихо расправляются с едой.
  
  
  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
  
  Наконец Полина и Александра закончили есть. Девочка резво вскочила со стула, начала собирать со стола посуду и относить в раковину.
  - Полина Алексеевна, прошу вас, расскажите, что у вас произошло, и почему они, на ваш взгляд, произошли именно в вашем доме?
  Александра, услышав вопрос отца, села на стул и, сложив на столе руки, замерла в ожидании ответа.
  - Почему произошло в доме, то, что произошло, я не понимаю. К вам я приходила после того, как меня посетили чудовища. Одного из них я шандарахнула по башке хрустальной пепельницей, которую вы видели на полу. Воспользовавшись их временным замешательством, я сбежала из дома и направилась к вам. Но я испугалась, что вы мне не поверите и посчитаете меня сумасшедшей, поэтому трусливо сбежала от вас. Но когда я вернулась домой, появился этот мерзкий старик, а потом появилась эта странная тень. Свидетелем последнего происшествия вы были. А за неделю до этого у меня бесследно пропал папа.
  - А какие-нибудь подробности вы можете мне сообщить о его исчезновении?
  - Особенно и сообщать нечего. Был выходной день, воскресенье. Я отправилась на концерт симфонической музыки, а папа один остался дома. Когда я вернулась домой, его не дома было. Я думала, что он пошел куда-нибудь по делам или к друзьям. Но, когда к полуночи он не вернулся домой, я забеспокоилась. Я обзвонила всех знакомых, но никто о нем ничего не знал. Я провела кошмарную ночь, а утром отправилась в полицию. Они меня внимательно выслушали и деликатно предложили подать заявление о пропаже папы через три дня.
  - Да, такой закон существует, - мрачно произнес Венедикт. - Я не очень понимаю его, но такое имеет место. Через три дня вы подали заявление?
  - Конечно подала. Но вот уже прошла неделя со дня его пропажи, а о нем нет никаких сведений. И полиция пока молчит.
  - У вас есть какие-нибудь версии по этой пропаже?
  - У меня есть версия, - Полина жалобно посмотрела на Венедикта. - Она, может и фантастическая, но другой у меня нет. Мой папа был абсолютно неконфликтный человек. Он жил наукой и никогда не вмешивался ни в какие конфликты. Вы можете всех наших знакомых опросить. Я уверена, что ни у кого нет каких-либо злых помыслов против моего папы, никто не скажет о нем ни одного плохого слова.
  - Это мы обязаны будем сделать при необходимости. Но тогда что могло произойти? Не могли бы вы, Полина Алексеевна, рассказать о своем папе - его образе жизни, круге интересов, о его окружении. Может это натолкнет нас на мысль о причине его исчезновения?
  - Чтобы вы могли разобраться во всей этой истории, мне потребуется сделать вам некоторые пояснения. - Полина задумчиво потерла лоб, собираясь с мыслями. - Мой папа работает старшим научным сотрудником в нашем археологическом институте.
  - Простите, но можно я задам уточняющий вопрос? - не удержавшись, перебил женщину Венедикт.
  - Да, пожалуйста.
  - В каком отделе работает ваш папа?
  - В отделе, которым долгое время руководил профессор Черняков Сергей Геннадьевич. А сейчас - профессор Куракин Адольф Карлович.
  - Странно устроена наша жизнь, - удивленно произнес Венедикт, с улыбкой посмотрев на внимательно слушающую дочь. - Я когда-то неоднократно сталкивался с этим институтом при расследовании преступлений. Именно я занимался расследованием убийства профессора Чернякова и доцента Морозова.
  - Да, я знаю. Тогда я и услышала о вас первый раз. Потом я слышала о вас не раз. И когда у меня возникла проблема, я решила обратиться за помощью именно к вам, а не в полицию.
  - Хорошо, с этим вопросом мне все понятно. А вы где работаете?
  - Я работаю в этом же институте. Правда, в другом отделе. Мне было бы интересно работать по тематике отдела, в котором он работает, но папа посчитал неэтичным работать нам в одном отделе. Тем более, что мне пришлось бы работать под его руководством. А это папа считал вообще неприемлемым.
  - И с этим вопросом понятно. Извините, что я вас перебил. Прошу вас продолжить свое сообщение.
  - Папа несколько лет назад очень увлекся поисками легендарной нефритовой чаши. И всю эту исследовательскую и поисковую работу он проводил в свободное от основной своей работы время. Руководство института посчитало, что тратить свое рабочее время на поиски мистической чаши, сотрудники не имеют права. В мире полно артефактов, не относящихся к этой категории.
  - А что собой представляет нефритовая чаша? О ней я пока ничего не слышал к своему стыду.
  - Нефритовая чаша... Есть такая легенда, что, если из нее выпить воды, то человек обретет бессмертие. Артефакт, сами видите, имеет мистическую основу. Если вы позволите, я несколько слов скажу об этой чаше. Она сделана, как вы понимаете, из нефрита. Нефрит - это мономинеральный агрегат из спутанно-волокнистых амфиболов тремолит-актинолитового ряда с очень характерной структурой. Он обладает исключительно высокой вязкостью. Нефрит очень сложно расколоть на куски. Цвет породы разнообразный - от почти белого через все оттенки зелёного до почти чёрного. Окраска зависит от содержания железа и примесей хрома и марганца. Выше ценятся образцы с однотонной окраской, чем с неравномерной. А искомая чаша сделана из исключительно редкого голубого однотонного нефрита.
  - И откуда вы это столько знаете о нефрите? - с удивлением нарушила молчание Александра.
  - Я специалист в этом вопросе, - улыбнулась Полина девочке. - Меня пять лет этому учили, а потом я много лет работала и продолжаю работать по этой тематике.
  - И что вы думаете об этой чаше? - поинтересовался детектив.
  - С точки зрения ученого-материалиста? - Полина, едва заметно улыбаясь, смотрела на Венедикта.
  - Начнем с этой позиции.
  - История этого камня началась в древнем Китае примерно 5000 лет до нашей эры. Вероятно, тогда люди заметили, что чай заваренный в сосуде из нефрита, приобретает более приятный вкус. Но самое главное этот напиток вызывает необычный прилив энергии у пьющего его.
  Нефрит становится целительным, если его нагреть. Любой горячий напиток, выпитый из нефритовой чаши, превращается в живительный напиток. Даже алкоголь, постоявший в нефритовом кубке, обретает новый, более приятный вкус и становится менее вредным для организма. Это факты, которые подтверждены многими и многими исследованиями, сонмом свидетелей.
  Это с точки зрения ученого материалиста. А дальше уже начинается то, что идет в разрез с материализмом.
  - Это уже интереснее. Что может сказать ученый-материалист о мистическом артефакте?
  Полина подозрительно посмотрела на детектива. Не издевается ли знаменитый детектив над ней? Но Венедикт был совершенно серьезен. Его голубые глаза смотрели на нее спокойно и внимательно.
  - Я не занималась поисками нефритовой чаши, - успокоенная продолжила Полина. - Я знаю о ней исключительно со слов папы. Но его я знаю очень хорошо. Он меня воспитывал с пеленок, извините за интимные подробности. Мама моя умерла при родах, и папа стал моими и папой, и мамой. Именно поэтому я склонна верить ему. Я верю, что чаша существует, и она обладает теми качествами, которые ей приписываются. Все свои размышления и результаты поисков чаши папа записывал в записную книжку. Я думаю, что все происходящие в нашем доме события и пропажа папы каким-то образом связаны с чашей. А точнее говоря с его записной книжкой. Ведь заполучив ее, злоумышленник, мне кажется, получит доступ к местоположению чаши.
  - Очень интересно. А где сейчас находится записная книжка?
  - Дома. Я ее оставила в ящике папиного рабочего стола. Я как раз начала изучать ее содержание, когда начались эти чудовищные события. Эта мысль о важности книжки пришла мне в голову только сейчас. Но я убрала книжку в ящик стола и закрыла его на ключ. Ключ держу при себе постоянно, - Полина расстегнула ворот рубашки и достала висящий на шнурке небольшой ключ.
  - Очень своевременная осторожность, - Венедикт внимательно посмотрел на ключ. Он достаточно сложной формы, но, если ящик деревянный, особой трудности потенциальному грабителю замок не представит. - Будем надеяться, что за несколько часов ничего не случится. Завтра мы с вами съездим к вам домой за книжкой. А пока, всем отдыхать. Грядущий день у нас будет непростой.
  Венедикт, пожелав всем спокойной ночи, вышел из кухни.
  Александра дособирала со стола посуду, и пошла к раковине мыть ее. Полина, пошла за ней.
  - Александра, давай я вымою посуду.
  - Спасибо, Полина, я сама вымою. Ты у нас в гостях, и ты пережила сегодня такой ужас. Иди лучше отдыхать.
  Она повернулась и оценивающим взглядом окинула женщину. Полина даже смутилась от внимательного взгляда девочки. Чтобы скрыть смущение, она наклонилась, взяла на руки Нефертити, и пожелав девочке спокойной ночи, отправилась к себе в комнату.
  - "А она вполне себе ничего. И папе, мне показалось, она понравилась. Надо будет подумать об этом варианте. Моему папе совсем не помешает новая достойная жена, а я буду совсем не против появления у меня такой мамы. Нам всем от этого будет только лучше", - размышляла Александра, моя посуду.
  
  
   ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
  
  Полина, что-то напевая себе под нос, стояла у плиты и священнодействовала над приготовлением любимого всеми напитка - кофе. В кухне витали умопомрачительные ароматы. Александра, сглатывая наполняющую рот слюну, сидела за столом и внимательным взглядом наблюдала за женщиной. Оценив фигуру Полины на пять баллов, девочка критическим взглядом окинула джинсы и мужского покроя клетчатую рубашку, узлом завязанную на поясе. После некоторого раздумья Александра поставила женщине за одежду троечку. Для дома такая одежда имеет право на существование, но, наверняка, в ней она отправится и в город по делам. За два дня знакомства она ее и видела только в брюках. Если уж она поставила себе целью поженить папу Веню с Полиной, надо что-то предпринимать. Надо только выбрать подходящую ситуацию. Здесь не должно быть холостого выстрела. Папа почему-то совершенно не обращает внимания на женщин. За все время их совместного проживания даже малейших намеков на присутствие в его жизни женщины она не заметила. И это уже становится большой проблемой.
  Приготовив кофе, Полина поставила чашечки с напитком на стол и, сев, сделала маленький глоток. Заметив, что Александра внимательно за ней наблюдает, улыбнулась и поинтересовалась:
  - Александра, ты чего так внимательно на меня смотришь? Ты хочешь меня о чем-то спросить?
  - Скажи, Полина, у тебя есть мужчина? - девочка с любопытством смотрела на смутившуюся от ее вопроса женщину.
  - Нет, Александра. Мужчины, в том смысле, что ты, вероятно, имеешь в виду, у меня нет. А почему тебя заинтересовал этот вопрос?
  - Странно все это как-то. Ты - молодая, красивая женщина, а мужчины у тебя нет. На мой взгляд так не должно быть.
  - Саша, это очень интимный вопрос. Мне кажется задавать его мне не очень этично. Или ты думаешь по-другому?
  - Я думаю так же, как и ты. Но у меня появилась очень интересная мысль, и я пытаюсь ее сформулировать для себя и обдумать.
  - Очень любопытно, что это за интересная мысль посетила твою голову? - Полина бросила быстрый взгляд на задумчивую девочку и румянец смущения заалел на ее щеках. - Саша, я когда-то вычитала, что при приеме пищи нельзя отвлекаться на постороннее. Это оказывает очень неблагоприятное влияние на пищеварение. Давай-ка приступай к завтраку.
  Александра приподнялась со стула и критическим взглядом окинула сидящую женщину.
  - Полина, я тебе все-таки посоветовала бы почаще надевать платье или юбку на худой конец. Это выглядит намного сексуальнее, на мой взгляд. Штаны - это для тебя должны стать исключительно рабочей одеждой. Ну, или для путешествий.
  - Александра! - воскликнула совсем засмущавшаяся женщина. - Приступай уж к завтраку. Твои разглагольствования по поводу моего гардероба вводят меня в ступор.
  - Я, напрягаю свои мозговые извилины, стараюсь... - Александра, начав возмущенно говорить, замолчала, услышав за дверями кухни звук шагов.
  Венедикт, одевая наручные часы, вошел в кухню. Полина и Александра при его появлении замолчали и усердно занялись завтраком. Мужчина любопытным взглядом окинул Полину и дочь.
  - "Интересно, что за разговор произошел между женщиной и девочкой? Вероятно, он касался исключительно женских вопросов. Не зря же они замолчали при моем появлении и усердно принялись за бутерброды. Все-таки Александре действительно нужна рядом женщина. Я в женских вопросах совершенный профан".
  - После завтрака я отправлюсь в город, - усаживаясь за стол, сказал Венедикт, придя к выводу, что, если будет нужно, кто-нибудь из них обязательно посвятит его в суть сегодняшнего разговора. - Мне надо встретиться с Алексеем Зайцем, если он куда-нибудь не уехал из города. Это мой сотрудник, помощник и друг, - пояснил он Полине. - Хочу с ним поговорить о вашем деле. Он человек опытный и его совет мне совершенно не помешает. А вы пока отдыхайте. Ну, не знаю, пойдите погуляйте, займитесь своими делами какими-нибудь. В общем, не скучайте без меня. Я постараюсь вернуться пораньше, и мы отправимся к вам домой, Полина Алексеевна.
  После отъезда Венедикта Полина начала мыть посуду, а Александра села за обеденный стол и занялась изучением предметов пятого класса. К своему разговору по обоюдному молчаливому согласию они решили не возвращаться. Изредка они перебрасывались малозначащими фразами. Но эта идеалистическая картина вскоре была нарушена самым бесцеремонным образом.
  Неожиданно со стороны ванной раздался непонятный шум. Полина и Александра удивленно переглянулись. Полина, сделала девочки успокаивающий жест и, вытирая полотенцем руки, направилась посмотреть причину непонятного шума. Но не успела она сделать и пары шагов, как дверь ванной с грохотом распахнулась и в кухню вошла Ольга Карелова.
  Была она одета в облегающий стройное тело блестящий костюм. Ее огромные голубые глаза, не мигая, смотрели куда-то в сторону потухшим взглядом. Лицо было невероятно бледным и застывшим, словно это была маска. Ее, когда-то великолепные волосы, были теперь коротко пострижены. И они неопрятными локонами нелепо торчали во все стороны.
  - Собирайся, Александра, я пришла за тобой, - бесцветным голосом произнесла она, по-прежнему не глядя на дочь, вскочившую со стула и с удивлением глядящую на мать.
  Полина, в начале растерявшаяся при появлении странной гости, быстро пришла в себя и решительно встала перед неожиданной посетительницей, заслонив собой девочку.
  - Ты кто такая? - попыталась придать грозности своему нежному голосу женщина. Эта попытка была настолько неумелой, что неожиданная гостья даже улыбнулась. - Тебе не удастся забрать девочку непонятно куда. Убирайся-ка ты туда, откуда явилась.
  - Ты немедленно пойдешь со мной в параллельный мир или просто умрешь, - не обращая ни малейшего внимания на Полину, так же равнодушно повторила Ольга.
  Александра вышла из-за спины Полины. Женщина схватила девочку за руку и попыталась ее остановить. Странно, но она почувствовала силу, которую ей было не преодолеть.
  - Александра, остановись. Что ты делаешь? - с отчаянием прошипела она, не в силах физически остановить девочку.
  - Не волнуйся, Полина, - легко отмахнулась она от руки женщины. - Это моя биологическая мать, которая бросила меня одну, словно ненужную игрушку, и сама сбежала со своим другом в другой мир. Не беспокойся, она ничего не сможет мне сделать.
  Александра смело подошла к неподвижно стоящей Ольге.
  - Нет, мама, - как натянутая струна зазвенел ее голос, - я с тобой никуда не пойду. Ты бросила меня совершенно одну в этом мире, а эти люди подобрали меня, окружили вниманием и добротой. Мне здесь хорошо, комфортно и я не хочу уходить отсюда. Тот мир мне не нравится, и люди мне те не нравятся. Я останусь в мире, где меня любят и заботятся обо мне. А ты убирайся туда, откуда пришла. Ты стала другой, не нашей. В этом мире для тебя уже нет места.
  - Александра, ты пойдешь со мной, - все таким же равнодушным голосом проговорила Ольга. - Не вынуждай меня применять силу.
  - Ты забыла, вероятно, кем была моя бабушка? - Александра заметно напряглась, ее карие глаза стали большими и в них загорелся нехороший огонек. - Она была порядочной сволочью, но уйдя с этого мира, она одарила меня своим даром. И, я надеюсь, ты догадываешься, каким?
  Ольга впервые за время их встречи вздрогнула и подняла на дочь мутный взгляд.
  - Я знаю, кем была твоя бабушка, - проговорила она немного медленнее, чем обычно. - Но ты же не станешь использовать этот дар против меня, своей матери?
  - Не обольщайся, мама. Если понадобится, я применю его. А теперь тебе пора идти туда, откуда ты пришла. Мне нужно заниматься школьной программой.
  - Ты смеешь перечить мне, идти против меня? - она громко сглотнула. - Ты посмела пойти против своей матери? - впервые за все время пребывания ожила женщина. В голосе послышались давно забытые ею человеческие нотки. Ольга, подскочив к дочери, с яростью схватила ее за руку и попыталась потянуть ее к себе.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
  
  Какого же было ее изумление, когда в худенькой детской руке она почувствовала силу, которую ей невозможно было преодолеть. И это изумление так явно изобразилось на ее полуживом лице, что Полина, молча наблюдавшая за разыгрывающейся перед ней трагедией и готовая при необходимости прийти девочке на помощь, удивилась. А Александра спокойно, преодолевая суматошное сопротивление матери, освободила руку, сделала быстро шаг назад и, подняв обе руки, раскрытые ладони направила на мать. Ее карие глаза пронзительно смотрели на женщину. И в них затеплился странный огонек, от которого женщине стало не по себе.
  И Ольга вдруг сломалась. Из ее тела словно спустили воздух. Она как-то съежилась, уменьшилась в объеме. Покорно, слабовольно подчиняясь чужой воле, женщина повернулась и, безвольно опустив руки, послушно побрела в ванную. Девочка шагала за ней, не спуская пылающего взора с ее спины. Они вошли в помещение.
  Ольга подошла к зеркалу и остановилась. Несколько мгновений она стояла неподвижно. Вздрогнув, Карелова неожиданно резко повернулась к дочери. Она виновато подняла глаза на девочку. Что-то человеческое, давно уже забытое ею на мгновение промелькнуло в них.
  - Прости меня, доченька, - почти ласково тихо проговорила она. - Будь хоть ты счастлива, если мне не повезло в этой жизни. - В ее глазах в свете светильника сверкнули слезы. Она смахнула их вялым движением руки и безнадежно взмахнула ею. - Прощай, доченька! - тело Ольги стало вытягиваться, и стало медленно втягиваться в висящее на стене зеркало. Александра грустно наблюдала, как ее мать, словно дымок, тонкой струйкой проникала непосредственно через поверхность зеркала.
  Девочка стояла молча, держа перед собой вытянутые руки ладонями в сторону зеркала. Вскоре Ольга полностью исчезла в зеркале. Александра подошла к зеркалу. Взяв чистую салфетку, она тщательно обтерла зеркало, что-то нашептывая себе под нос. Обтерев зеркало, Александра осмотрела полки и, взяв в руки губную помаду Полины, нарисовала подрагивающей рукой в углу небольшой эллипс. Поставив по обеим сторонам четыре точки, с любопытством взглянула на свой рисунок. Если бы ее спросили в тот момент, почему она нарисовала его, она затруднилась бы ответить.
  Когда Александра, пошатываясь от охватившей ее слабости, вернулась из ванной, Полина с ужасом увидела, что глаза у девочки были широко раскрыты и словно остекленели. Опущенные руки заметно дрожали, а лоб был покрыт каплями пота.
  Полина бросилась к ней, подхватила пошатывающуюся девочку и усадила на стул. Убедившись, что за минуту она не упадет, женщина бросилась к раковине, намочила полотенце и, вернувшись, начала обтирать лоб Александры. Прошло немало времени, пока девочка стала медленно приходить в себя. Почувствовав себя лучше, Александра подняла на хлопотавшую с ней женщину и натолкнулась на ее любопытный взгляд.
  - Александра, я так испугалась за тебя, так испугалась! У меня до сих пор поджилки трясутся. Как ты себя сейчас чувствуешь? Но как ты ловко разделалась с пришелицей из параллельного мира. Ты просто умничка, - затараторила женщина, не дожидаясь ответа на череду своих вопросов. Это была своего рода реакция организма на полученный стресс. - А ты что, действительно, ведьма? - решилась спросить Полина.
  - Не знаю, честно говоря, - вялым голосом заговорила Александра. - Но моя бабушка по папе была ведьмой. Во всяком случае так мне говорила мне моя бабушка по маме. А теперь и мой нынешний папа подтвердил ее слова. С некоторых пор и у меня стали проявляться некоторые способности, которых нет у других.
  - А что, Сашенька, разве Венедикт не является твоим папой?
  - Он - мой папа. И другого у меня нет и не будет. Но это слишком длинная история. Когда-нибудь я тебе ее расскажу, если захочешь.
  - Хорошо, Саша, договорились. А ты может ты мне расскажешь о ведьмах. Я никогда в жизни не встречала ведьм, хотя очень много слышала и читала о них. Но одно дело читать и слышать о них и совсем другое - общаться с одной из них. Мне это так интересно. Что они могут делать? И как они это делают?
  - Я и сама не много знаю об этом. В нужный момент в мой мозг приходят нужные слова заклинаний, а руки каким-то образом знают, что и как делать и в каком порядке. Ты только, пожалуйста, не рассказывай о том, что произошло, папе. Он расстроится.
  - Как скажешь, Александра. Пусть это будет нашим маленьким секретом.
  Вернувшись из города, Венедикт нашел активно разговаривающих о чем-то Полину и Александру. При появлении Венедикта, женщина и девочка напряженно замолчали. Пожав удивленно плечами, он прошел в ванную, помыть руки. Через несколько мгновений он вышел и прошел в зал, где его ждали Полина и Александра. Венедикт вопросительно оглядел их.
  - Рассказывайте, конспираторы, что произошло с вами в мое отсутствие?
  Полина неопределенно пожала плечами.
  - У нас все в порядке. Совершенно ничего не произошло. Я правильно говорю, Александра?
  Александра энергично закивала головой в знак ее полнейшего согласия с женщиной.
  - Прекрасно! Вашу версию, Полина Алексеевна, я понял и принял. А что скажет мне Александра? Обрати внимание, деточка, твое полное согласие с Полиной Алексеевной я усвоил. Но признаюсь, что на этот раз я ни Полине Алексеевне, ни тебе не верю ни на йоту. Я заметил на зеркале непонятный для меня знак. Но он что-то значит, я так подозреваю? Послушаем версию Александры. И как на духу, пожалуйста.
  Девочка потупила взгляд, боясь поднять его на Венедикта.
  - Александра, тук-тук! Проснись. Я готов тебя выслушать. Мы же с тобой договорились не скрывать друг от друга всякие непонятности. - Венедикт удобно расположился в кресле и приготовился к рассказу дочери.
  Александра беспомощно взглянула на Полину. Женщина безнадежно пожала плечами и скривила неопределенную мину.
  Стоя перед отцом, покорно сложив перед собой руки, пришлось Александре подробно рассказать ему все, что произошло в его отсутствии. Полина стояла рядом с девочкой, готовая в любой момент встать на защиту своей напарницы.
  - Теперь мне все понятно. Ну, что я могу констатировать? Ты, Александра, молодец. Ты нарушила наш с тобой договор, но действовала это под давлением обстоятельств. У тебя не было другого выхода. Ты все правильно сделала. Там у тебя не было бы будущего. Будем надеяться, что это не повторится. Как ты себя чувствуешь? - Венедикт, вскочив с кресла, подошел к Александре и, взяв руками голову, приподнял ее и взглянул в глаза. - Александра, ты потеряла слишком много энергии, - в голосе детектива прозвучала тревога. - Я прошу тебя, пойди и ляг в постель. Потом мы с тобой об этом еще поговорим. Нам с тобой нужно будет обсудить кое-какие вопросы. В частности, мне интересно знать, что это за символ ты нарисовала на зеркале?
  Александра, кивнув головой, послушно поднялась и отправилась в свою спальню. Венедикт, встревоженным взглядом проводив девочку, повернулся к Полине.
  - Полина Алексеевна, давайте перейдем к нашим текущим делам. - Я сегодня, возвращаясь со встречи с Алексеем, заехал в городской музей археологии. Мне удалось познакомиться с ученым секретарем музея. И зовут его Валентином Тимофеевичем Беляковым. Он любезно показал мне коллекцию минералов. - Венедикт с хитрецой взглянул на Полину. - И в частности, он показал мне голубую нефритовую чашу. Красивая, ничего сказать не могу против.
  - Позвольте с вами не согласиться, Венедикт Игоревич, - усмехнулась Полина. - В нашем музее нет чаши из голубого нефрита. Я наш музей знаю лучше, чем свой собственный дом. Чаша, которую вам показал Валентин Тимофеевич, не голубая. Она имеет фиолетовый оттенок.
  - Фиолетовый оттенок? - Венедикт сконфуженно почесал затылок. - А мне она показалась голубой. М-да! Ну, извините. Мои знания о мире минералов находятся на зачаточном уровне. Да и с цветом я уважительно на вы. Но к концу этого расследования, я надеюсь, мои познания оторвутся от нуля. Сегодня мы не успели съездить к вам домой, но завтра, если ничего за ночь не произойдет, мы отправимся к вам домой, Полина Алексеевна.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
  
  1
  Но слова Венедикта мистическим образом реализовались. Утром произошли события, которые снова нарушили планы детектива. На следующий день, когда все сидели за столом и завтракали, готовясь отправиться в город, Венедикту позвонил Верещагин.
  - Венедикт, твои девушки рядом находятся?
  - Да, - Венедикт окинул взглядом насторожившихся от звонка девушек.
  - И Александра, конечно, прислушивается к нашему разговору?
  Венедикт бросил быстрый взгляд на девочку и увидел, что она напряглась и пытается уловить хотя бы суть разговора.
  - "Обложили со всех сторон", - усмехнулся Венедикт. - "Александра - еще тот слухач, а у Полины Алексеевны слух еще лучше, чем у меня".
  Венедикт поднялся со стула и вышел на улицу.
  - Антон Павлович, я вышел во двор и меня никто не слышит. Вы можете спокойно говорить. Что-нибудь случилось из ряда вон выходящее?
  - Случилось, Венедикт, к сожалению. Сегодня рано утром в городском археологическом музее охранником при обходе был обнаружен труп Валентина Тимофеевича Белякова. Он находился в подвале, в помещении запасников музея, поэтому охранники ничего не слышали. Насколько мне известно, тебе известен этот человек. У него в записной книжке мы обнаружил твой телефон. Так что, если тебе интересна эта информация, подъезжай. И конечно один. Твоим женщинам смотреть на то, во что превратился человек, не стоит. Картина здесь жуткая. Даже мне смотреть на эту картину страшно. А я уж много чего посмотрел на своем веку.
  - Я сейчас дома. Если не будет пробок, часа через два я буду на месте.
  Венедикта вдруг посетила одна неприятная мысль, и он надолго замолчал, пытаясь ее обдумать.
  - Алло, Венедикт! Ты еще на линии? Тебя что посетила та же мысль, что и меня? Тебе нужна сейчас моя помощь?
  - Нет, пока она не нужна, - в голосе детектива полицейский не уловил абсолютной уверенности. - Если Белякова пытали, преступники уже знают, кто интересовался нефритовой чашей. Будем исходить из худшего варианта, что бедный ученый не выдержал мучений и рассказал о моем интересе к нефритовой чаше. Тогда мне нужно предпринять кое-какие меры по защите. Я сейчас позвоню Зайцу, и мы вместе подъедем к вам. А потом я займусь охраной своего клиента и дочери.
  Попрощавшись с Верещагиным, Венедикт набрал номер Алексей.
  - Алексей, ты сейчас свободен? Мне нужна твоя помощь. Можешь выделить часок-другой? Ничего супер страшного не произошло, но нам нужно подъехать по одному адресу. Записывай, - Венедикт продиктовал адрес музея. - Подъезжай к десяти часам.
  - Полина Алексеевна, Александра, собирайтесь. Мы сейчас выезжаем в город. Я завезу вас в офис, а сам заскочу к начальнику отдела полиции. Возникли кое-какие вопросы, которые надо обсудить. После встречи заеду за вами, и мы съездим к вам домой, Полина Алексеевна. Мое шестое чувство подсказывает мне, что там нас будут ждать неприятные сюрпризы. А потом будем искать для вас безопасное место.
  - И почему вы сделали такой вывод? Что случилось? - встревожилась женщина.
  - Появился человек, который очень заинтересовался нефритовой чашей. И его пристальный интерес к чаше может привести его в ваш дом. Съездим на всякий случай, заберем записную книжку. Я надеюсь она подскажет нам, где искать вашего папу.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
  
  Венедикт встретился с Зайцем у музея и коротко посвятил его в суть происходящих событий.
  У входа в музей стоял полицейский, никого не пропускающий внутрь.
  - Меня вызвал Верещагин Антон Павлович, - представившись, сообщил полицейскому детектив. - А это мой сотрудник.
  Тот по рации связался с руководством и пропустил детективов в музей. Венедикт с Алексеем вошли в помещение. Царил полумрак. В холле детективов встретил сержант полиции, который провел их в подвал, в запасники музея.
  В первом небольшом помещении, где накануне был Венедикт с убитым ученым секретарем, все вокруг было залито кровью. На полу в неудобной позе лежал пожилой мужчина. Его пиджак валялся на полу в нескольких шагах от тела. Голубая рубашка, в которой ученый был на встрече с ним вчера, была вся разорвана и залита кровью. Труп был окружен криминалистами. Чуть в сторонке стоял и нервно курил Верещагин.
  Поздоровавшись негромко с присутствующими криминалистами и начальником отдела полиции, Венедикт с Алексеем встали несколько в стороне от места преступления. Сосредоточенно наблюдая за действиями бригады криминалистов, Венедикт время от времени внимательно осматривал все вокруг, бросая иногда взгляд то на копошащихся у трупа криминалистов, то на что-нибудь в комнате, то на труп, лежащий в луже крови.
  После продолжительного времени, криминалисты разрешили подойти к трупу Венедикту. Детектив встал на колени рядом с телом и начал внимательно рассматривать труп. Пальцы его были переломаны. Венедикт задрал штанины. Коленные чашечки были разбиты. Среди месива крови и плоти торчали обломки костей. Рядом валялся молоток, которым, вероятно, истязали несчастного.
  - Антон Павлович, - Венедикт, не поднимаясь, поднял голову и взглянул на молчаливо стоящего рядом Верещагина, - по всему видно, что человека изощренно пытали, пытаясь получить у него какие-то сведения. - Венедикт на несколько мгновений задумался. - И я даже догадываюсь, о каких сведениях идет речь. Надеюсь, я не ошибаюсь.
  - Ну, вот! Явился детектив Струкачев и все сразу же стало становиться на свои места. А мы-то простые смертные полицейские ломаем тут головы, чего потребовалось кому-то от простого научного работника нашего провинциального музея? И что бы мы делали без тебя? А мы можем узнать, о каких сведениях идет речь? В конце концов ты являешься свидетелем этого преступления. А если быть совсем уж точным и откровенным - первым подозреваемым в убийстве, - мрачно спросил Верещагин, мрачным взглядом осматривая залитое кровью место пытки. - В твоих интересах сразу же расколоться.
  Венедикт с удивлением взглянул на Верещагин.
  - Вы это серьезно, Антон Павлович? - поднимаясь с пола поинтересовался Венедикт.
  - Хорошо, хорошо. Считай, что я пошутил. Я тебя уже давно знаю и надеюсь, что это не ты прикончил несчастного старика. Но все, что ты знаешь ты должен мне откровенно рассказать.
  - Спасибо, Антон Павлович, за оказанное мне высокое доверие. Я уж хотел звонить своей дочери, чтобы она привезла мне сменные подштанники.
  - Не тяни резину, Венедикт. Мне что-то совсем не до шуток сейчас. Выкладывай давай все как на духу и уматывайся отсюда. У меня совсем мало времени.
  - Я постараюсь коротенько, Антон Павлович, - Венедикт с усмешкой взглянул на Верещагина, который нервно курил одну сигарету за другой. - Если я не ошибаюсь, то преступник или преступники хотят узнать все сведения о нефритовой чаше. Но это побочные сведения. Преступник и сам знает много о ней. А вот сведения о том, кто еще интересуется чашей для него значительно интереснее. Конкуренты ему ни к чему. К сожалению, теперь он знает, что чашей интересуется некий частный детектив.
  - То есть, ты хочешь сказать, что этот законно непослушный гражданин теперь знает, что чашей интересуешься ты? - Верещагин бросил очередной окурок на пол и ожесточенно растер его. - А, следовательно, твоя жизнь теперь не стоит и пачки сигарет? И о какой нефритовой чаше идет речь?
  - Можно сказать и так, - Венедикт, встал с колен и, наклонившись, отряхнул пыль с брюк. - А чаша... Я просто не успел вам сообщить о том, что у меня новое дело. Дело касается пропажи отца моей клиентки. Он ученый и занимается поисками легендарной нефритовой чаши. Эта чаша замечательна тем, что изготовлена она в незапамятные времена неизвестными мастерами. Но самая большая ее ценность заключается в том, что она обеспечивает бессмертие человеку, испившему воды из нее.
  - Это что, снова мистика?
  - Если я не ошибаюсь, то да. Я склонен верить своей клиентке, поскольку, как вы знаете, в своей жизни я неоднократно сталкивался с подобными вещами.
  - Знаю, знаю, - заворчал Верещагин. У тебя все связано с мистикой. Спасибо, что ты назвал нам причину преступления. Буду тебе бесконечно благодарен, если ты мне назовешь еще и фамилию преступника.
  - Антон Павлович, должен вас огорчить, но фамилии преступника я пока не знаю. Но клятвенно обещаю, если я ее узнаю, я тотчас же сообщу ее вам.
  - Жаль, что не знаешь. А я так на тебя надеялся, - Верещагин достал очередную сигарету и, несколько раз нервно щелкнув зажигалкой, с трудом закурил. - Но, сам понимаешь, работаем с тобой, как всегда. Ты занимаешься поисками этой замечательной мистической чаши и пропавшего мужчины. А мы будем искать преступника. Мешать тебе в твоем деле не буду, а понадобится помощь, обращайся. - Верещагин на мгновение задумался. - Венедикт, мне тут пришла в голову своевременная мысль, что, кроме твоей жизни, опасности подвергаются еще два человека, если я не ошибаюсь.
  - Вы не ошибаетесь, Антон Павлович. Поэтому, предвидя это, я и увезу их в гостиницу. Но их придется сегодня же забрать оттуда и переселить в другое, более надежное, место.
  - Венедикт, так может моя полиция займется охраной твоих девушек?
  - Ни в коем случае! Чем больше народа будет задействовано в этом процессе, тем больше вероятность, что преступник нас вычислит. Антон Павлович, сейчас меня волнует другое. Я никак не могу понять, в чем дело, но мое шестое чувство не дает мне покоя. Что-то здесь не стыкуется. Я вас очень прошу, внимательнее посмотрите здесь следы. Мне кажется, что вы найдете здесь нечто, что не вписывается в понятную нам картину.
  - Хорошо, мы тут посмотрим тщательно. О результатах нашей работы я поставлю тебя в известность. А по поводу защиты вас, Венедикт, у меня другое предложение. Моя жена будет рада вас принять. А на всякий случай я вам выделю для охраны знакомого тебе старшего лейтенанта Корнилова. С ним ты уже знаком. Помнишь?
  - Да разве такое забудешь? Спасибо, Антон Павлович. Я вам сообщу, когда потребуется ваша помощь. Пойдем, Алексей. Антон Павлович меня пока отпускает. А будущее покажет, что да как.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
  
  Детективы вышли из музея, несколько подавленные увиденной картиной. На улице было солнечно и жарко. Мужчины отошли в тенек. Алексей достал сигарету и закурил. Венедикт с тоской смотрел на курящего товарища. Чтобы отвлечься от этой раздражающей его картины, Венедикт сообщил другу:
  - Алексей, теперь заедем в офис, заберем Полину Алексеевну и Александру и съездим домой к Романовским. И мне кажется, что там мы увидим не менее удручающую картину.
  "Лексус" мягко подкатил к воротам старого дома. Следом за ним почти бесшумно двигалась "Тойота". Венедикт заглушил двигатель. Их поглотила тишина. Несколько мгновений присутствующие молчали. Хлопнула дверь "тойоты". К ним подошел Алексей и сел на заднее сиденье.
  - Ну, что ж, - бодро проговорил Венедикт. - Девушки пока посидят в машине, а мы с Алексеем сходим в дом. Посмотрим, что там и как.
  - Ну что там может быть? Это же мой дом. Я в нем родилась и выросла.
  - Вот и прекрасно, Полина Алексеевна. Надеюсь, что там ничего криминального нет. Но на всякий случай вы посидите здесь, пока мы вас не позовем. Леша, пошли!
  Детективы вылезли из машины. Струкачев заглянул в салон.
  - Не скучайте, девочки. Мы скоро вернемся. Полина Алексеевка, можно у вас взять ключ от дома? Не ломать же нам замок при его наличии.
  Полина протянула ключ.
  - Венедикт Игоревич, ключ немного заедает, - смущенно пробормотала женщина. - Все никак не могла собраться поменять замок.
  - Разберемся, - Венедикт протянул ключ другу.
  Друзья подошли к дому и остановились на крыльце.
  - Что-то мне здесь не очень нравится. Я чувствую, что здесь что-то произошло. И произошло что-то очень криминальное, - задумчиво произнес Венедикт, стоя у дверей.
  - Произошло там что-то или нет, мы с тобой скоро узнаем, - философски спокойно произнес Алексей, отодвигая плечом друга и вставляя ключ в замок. - Сейчас мы откроем дверь и нам все станет ясно.
  Он попытался повернуть ключ, но замок оказался открытым. Алексей вопросительно взглянул на друга. Венедикт достал пистолет и оглянулся на машину. Но стекла были затонированными, и в салоне ничего не было видно. Глубоко вздохнув, он приоткрыл дверь и прошмыгнул в дом. Алексей, сунув руку под свитер, немедля просочился за ним.
  Пройдя несколько шагов Венедикт остановился, привыкая к полумраку. Дойдя до друга, Алексей оттеснил его плечом и замер. Они стояли в полумраке прихожей, чутко прислушиваясь. Но сколько они не напрягали слух, ничего не было слышно.
  - Алексей, с какого перепугу ты лезешь вперед своего начальника? Вот будешь шефом, тогда и будешь первым заходить. А пока, извини. - Венедикт решительно отодвинул друга и медленно, старательно прислушиваясь, направился по коридору в зал. Алексей отправился за ним, постоянно наступая ему на пятки.
  Венедикт вошел в зал и быстро осмотрелся. Увиденное неприятно потрясло его. В зале был такой беспорядок, словно жильцы дома, поспешно собираясь в отъезд, разбросали все вокруг.
  Из-за спины Венедикта, вышел Алексей, убирая пистолет за пояс.
  - Да, видно кто-то старательно здесь что-то поискал. Ты позволишь мне пройти и внимательно все осмотреть?
  - Валяй! - милостиво разрешил Венедикт, - посмотри здесь что да как, а я схожу в кабинет профессора. Посмотрю, что происходит там, - детектив вышел из зала и направился в кабинет Алексея Михайловича.
  - Алексей, ты не можешь подойти сюда? - вскоре услышал Заяц взволнованный голос товарища.
  Окинув еще раз внимательным взглядом беспорядок, и не найдя ничего требующего незамедлительного действия, Алексей отправился на голос Струкачева.
  Венедикт стоял в дверях кабинета и с любопытством смотрел на труп, сидящий на стуле. Голова его лежала на столе. Венедикту был виден лишь ее профиль. Все под ней было обильно залито кровью. С видимой стороны голова была почти целой. Только на виске была видна словно вороночка. Длинные черные волосы мужчины были затянуты в нее.
  - Ничего себе, - услышал он за спиной. - Весьма удручающая картина. Здесь, я думаю, надо Верещагину звонить. Мы не имеем прав с подобными трупами разбираться. - Алексей мрачно взглянул на разбитое окно, из которого в комнату дул легкий теплый ветерок.
  - Конечно, мы позвоним Антону Павловичу. Но, пользуясь правом первого, я хочу посмотреть на нанесенную рану.
  Венедикт прошел к столу и посмотрел на голову с другой стороны. В ней зияла огромная рана, из которой выглядывал мозг.
  - Леша, вот типичная картина результата воздействия пули снайперской винтовки. Входного отверстия почти не видно, зато выходное... Здесь, пожалуй, полголовы снесено.
   - Картина самого преступления здесь вполне понятна. Другое дело, что мы не знаем исполнителя убийства и не знаем его мотивов.
  - Ты правильно сделал выводы, Леша. Минут через пятнадцать я позвоню Антону Павловичу. А пока полиция будет сюда добираться, мы посмотрим с тобой аккуратненько улики, следы и попытаемся выяснить, кто и что здесь искал. Найденные нами улики могут указать нам и на преступника, и на мотив. Мне кажется, что Полина Алексеевна в этом нам сможет оказать помощь. Позови, пожалуйста, ее. Пока ты ходишь, я начну здесь осмотр. А Александру сюда не пускай. Нечего ей в ее возрасте на криминальные трупы смотреть.
  - Господи, что здесь произошло? - через несколько минут услышал он за спиной голос Полины. - Везде такой беспорядок. Вероятно, здесь что-то искали?
  - Да, похоже, что здесь что-то искали и здесь произошло убийство, Полина Алексеевна, - подчеркнуто спокойным голосом произнес он, внимательно осматривая труп.
  Струкачев выпрямился и внимательно посмотрел на побледневшую Полину, стоящую на пороге. Серые глаза ее были широко распахнуты и с плохо скрываемым ужасом смотрели на труп.
  - Полина Алексеевна, я очень прошу вас взять себя в руки. У нас сейчас совершенно нет времени на сантименты. Я вас очень прошу быстренько посмотреть, пока не приехала полиция, и сказать, что пропало в этом кабинете? Только ничего не трогайте руками. Все должно оставаться на своих местах и не должно быть следов ваших рук.
  Полина, очнувшись от оцепенения, деловито прошла по кабинету, подошла к столу и быстро окинула разбросанные по столу предметы. Потом наклонилась и пристально вгляделась в изображенное выстрелом лицо.
  Она откинулась назад и судорожно зажала рот ладонью, сдерживая рвущийся наружу крик. Прошло несколько мгновений, пока женщина стала приходить в себя. Она жалобно посмотрела на Венедикта. Решившись, женщина, обмотав руку носовым платком, открыла взломанный ящик стола и, заглянув, заговорила:
  - Венедикт Игоревич, из ящика стола папы пропала его записная книжка. Во время моего последнего посещения дома я как раз с ней работала и, как уже вам говорила, положила ее в ящик стола. И может быть что-то еще пропало. Но это не имеет большого значения. А этого молодого человека, - Полина пальцем указала на труп за столом, - я знаю. Я его видела. Вот только я никак не могу сейчас вспомнить где. - Полина задумчиво потерла лоб, пытаясь вспомнить, где она могла видеть этого молодого человека.
  - Хорошо, Полина Алексеевна, вы вспоминайте пока, а мы займемся делами. Алексей, посмотри следы под окнами. И пригласи, пожалуйста, Александру себе в помощники. Пусть поучится оперативной работе, все равно в машине не усидит. А я с Полиной Алексеевной пока посмотрю в комнате. Надеюсь, что мы обнаружим здесь немало следов, которые помогут нам сделать хотя бы некоторые первоначальные выводы по происшествию.
  Алексей, выйдя из дома, окликнул терпеливо стоящую у машины Александру. Девочка подбежала к детективу, с любопытством рассматривая разбитое стекло окна и пытаясь увидеть что-нибудь в комнате. Но это было практически нереально. Девочка с разочарованием взглянула на Зайца.
  - Дядя Леша, там что, убийство произошло? Только правду мне говори. Я все равно ложь почувствую, и я уже достаточно взрослая, чтобы с достоинством воспринять любую информацию.
  - Да, Александра, в доме произошло убийство человека, - мягким голосом проговорил Заяц, стараясь не наносить сильную травму психике ребенка своим сообщением. - Минут через пятнадцать твой папа позвонит и сюда приедет полиция проводить расследование преступления. А мы, пока у нас есть немного времени до их приезда, проведем свое небольшое расследование. А потому, - переходя на официальный тон, проговорил Алексей, едва сдерживая улыбку, - передаю тебе приказ директора детективного агентства. Тебе приказано принять участие в расследовании преступления. А потому слушай мой приказ.
  - Слушаю, господин начальник, - Александра с улыбкой на лице стала по стойке "смирно" и с ожиданием взирала на детектива.
  - Посмотри, пожалуйста, следы у забора. Только аккуратно. Не затопчи следы, если таковые будут. Лучше близко к ним не подходи. Смотри издалека.
  - Есть, господин начальник, - Александра, развернувшись бросилась к забору.
  Алексей, усмехнувшись, прошел по тропинке к дому, присел и начал рассматривать следы на траве, медленно продвигаясь к окну.
  Александра, подбежав к забору, неожиданно замерла неподвижно. А потом, подчиняясь неведомой силе, медленно, неохотно подчиняясь чьей-то воле, направилась к зарослям кустов. Войдя в заросли бузины, девочка замерла в изумлении.
  Едва слышные шелест и шуршание, неожиданно возникшие у ее ног на траве, быстро поднимались вверх по веточкам и листве кустов. И вроде это ветерок играл листвой и в то же время вроде слова какие-то слышались Александре в этом негромком шелесте. А вскоре новый шум привлек внимание девочки.
  Она с удивлением подняла глаза на куст и увидела, как по тонкой веточке бузины ползет небольшая змея. Ее черное, словно влажное, тело ослепительно сверкало на солнце, отбрасывая веселые и юркие солнечные зайчики на листву, на лицо девочки.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  
  Как завороженная, она застыла неподвижно и безотрывно смотрела на пресмыкающегося. Змея, невероятным образом свесившись с ветки, вопреки всем законам тяготения, качалась у самого ее лица. Черные, как смоль, бусинки глаз смотрели на нее, не мигая и завораживающе. Рот змеи слегка приоткрылся и появился длинный раздвоенный язык.
  И вдруг непонятно откуда послышался девочке негромкий человеческий голос. И он беспрепятственно проникал в ее мозг, складываясь в некое сообщение. Но оно было настолько невероятным, что, слушая его, Александра потрясла головой, пытаясь сбросить с себя охватившее ее странное оцепенение, остановить этот процесс. Но тихий, фатально убаюкивающий голос, гипнотизировал, лишал желания шевелиться, чего-то предпринимать.
  - Александра, ты чего там стоишь? Что-нибудь случилось? - услышала она встревоженный голос Алексея. - Я смотрю, ты уже давно стоишь неподвижно.
  Девочка вздрогнула от прозвучавшего голоса, оглянулась на мужчину, а когда взглянула на куст бузины, ничего не увидела. Гад бесследно исчез.
  - "Странно. Наверно мне все это привиделось. Это выходит за рамки разумного. Но что значит то сообщение, которое вдолбил в меня этот противный змей? Дяде Леше не надо ничего говорить, иначе он посчитает меня сумасшедшей. А вот папе Вене нужно будет все рассказать. Он - умный. Он мне обязательно поможет разобраться в этом происшествии". Дядя Леша, - громко произнесла она, - здесь валяется много окурков. В кустах, на мой взгляд, кто-то долго стоял в ожидании каких-то нужных ему событий событий.
  Алексей, подошел к забору. С удивлением взглянул на необычно взволнованную девочку. Он хотел спросить девочку о причинах ее волнения. Но, подумав несколько мгновений, решил не вмешиваться. Венедикту будет легче поговорить с ней и выяснить, что ее так встревожило. Надо только ему сообщить об этом. Он лишь успокаивающе погладил девочку по руке и, наклонившись, действительно увидел в траве несколько окурков.
  - Молодец, Александра, - воскликнул он одобрительно. - Вероятно, здесь преступник наблюдал за жертвой и ждал, когда тот найдет интересующий его предмет.
  Наклонившись, Алексей двумя веточками взял с травы один окурок и положил его в небольшой полиэтиленовый пакетик. Положив его в карман, он окинул внимательным взглядом небольшую полянку, где оставил следы преступник. Удовлетворившись, он пригласил Александру в машину.
  Как только за Алексеем закрылась дверь, Венедикт попросил Полину отойти к дверям и ни к чему не прикасаться. Сам достал из кармана тонкие нитяные перчатки, принялся через увеличительное стекло осматривать стол. Каждую вещь, которую он трогал, после внимательного изучения он аккуратно возвращал на место.
  Закончив со столом, он опустился на пол и сантиметр за сантиметром, не поднимаясь с колен и тщательно обходя следы на полу, он проследовал до окна.
  - Скажите, Полина Алексеевна, когда вы выходили из дома, окна были закрыты? - поднимаясь с колен, поинтересовался Венедикт.
  - Да, мне кажется, все окна были закрыты, - неуверенно пробормотала женщина, не находя в себе сил оторвать взгляд от трупа.
  - В данный момент все оконные запоры говорят нам о том, что окна были, действительно, закрыты. Значит тот человек, что лежит сейчас на столе вашего папы, проник в дом через дверь, просто взломав замок. На простого грабителя это не похоже. Они обычно вскрывают замки, избегая лишнего шума.
  Венедикт, достал из кармана увеличительное стекло и начал внимательно рассматривать поверхность подоконника.
  - Теперь, Полина Алексеевна, мы выходим из дома и ждем прибытия полиции. Подробности содержания пропавшей книжки мы с вами обсудим в машине. Нам здесь больше делать нечего. Убийством этого преступника пусть занимаются следователи из полиции. А у нас несколько другие планы. Вот только сейчас позвоню начальнику отдела полиции.
  Венедикт позвонил Верещагину.
   - Антон Павлович, добрый день.
   - Венедикт, только не вздумай мне говорить об очередном трупе, - не поздоровавшись, прорычал в трубку Верещагин. - Я уже сутки не был дома. Мне Мария уже ультиматум готовит и ноту протеста.
  - Антон Павлович, как мне все это ни неприятно, но приходится сообщить вам об очередном трупе. Но прошу обратить внимание, что на этот раз у меня железобетонное алиби.
  - Ты это серьезно о трупе? Ну, Венедикт... Что же это такое? В последнее время, там, где ты появляешься, мы обнаруживаем трупы.
  - Антон Павлович, но у меня есть и хорошая новость.
  - Что, ты задержал преступника?
  - Пока нет. Но все улики свидетельствуют о том, что убийство в археологическом музее и в доме Романовской совершил один и тот же человек.
  - Понял тебя. Ждите. Оперативную группу я уже выслал. Подробности расскажешь Муханову. Но, Венедикт, мои криминалисты по твоему совету с должным вниманием отнеслись к оставленным на месте преступления следам. Следы, понимаешь, не очень явные. Сто процентной гарантии у нас нет, но, вполне возможно, что на месте убийства Белякова был кто-то еще.
  - Неожиданный вывод. Значит, меня мое шестое чувство не подвело. Ладно, спасибо. Буду иметь этот факт в виду.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ
  
  Они вышли из дома и залезли в машину, где их с нетерпением ждали Алексей и Александра.
  - Что там случилось? - поинтересовалась девочка. - Почему мне нельзя было посмотреть? Дядя Алексей молчит, как партизан. Каким образом произошло убийство? - забросала девочка вопросами, ни к кому лично не обращаясь, и не замечая противоречия в своих вопросах.
  - Там ничего интересного для тебя нет, - улыбнувшись девочке, ответил Венедикт. - В доме произошло преступление, и сейчас сюда приедут следователи.
  - Там что, убийство произошло? - глаза Александры излучали любопытство.
  - Александра, ты знаешь, что произошло с любопытной Варварой? Давайте лучше подведем некоторые итоги. Алексей, что ты можешь сказать по следам у окна и у забора?
  - Я проверил следы под окном. Выводы следующие: на почве ясно видны отпечатки обуви. Они довольно большие - где-то размер сорок четвертый - сорок пятый. На стене никаких следов нет. В кустах бузины у забора Александра, - Алексей показал пальцем на заросли кустов у забора, - также обнаружила эти следы и несколько окурков. Один окурок я, на всякий случай прихватил с собой. И вот еще, на что я обратил внимание. Обувь, скорее всего ботинки. И, мне кажется, что эти ботинки специальные. Они принадлежат либо военному, либо человеку, близкому к этой структуре. Выводы по уликам сделай сам.
  - Спасибо за донесение. Вы проделали большую работу за короткое время. В совокупности с нашими уликами это действительно позволяет нам сделать некоторые очень важные для нас выводы. Первое, научный сотрудник в музее был убит кем-то, кто нам не известен пока. Им же, выражаюсь осторожно, по всей видимости, был убит и молодой человек.
  - А почему вы пришли к такому выводу? - робко спросила Полина.
  - На молотке, которым был убит Валентин Тимофеевич Беляков осталось много отпечатков преступника. И судя по размеру ладони, это был крупный мужчина с большими руками. У молодого человека руки значительно меньше. На молотке были явно не его следы. Под окном и в кустах бузины у забора на земле было оставлен один вид следов. Судя по ним, это был крупный мужчина. Поэтому я и сделал вывод, что убийцей молодого человека и Валентина Тимофеевича является один и тот же человек. И преступник достаточно молодой, крепкого телосложения, высокий и сильный. И еще - это не профессиональный преступник. Уж слишком много следов он нам оставил. Скорее всего, любитель. Но в тоже время, он очень хорошо стреляет.
  - А этот вывод на основании чего ты сделал? - Александра слушала Венедикта, приоткрыв от усердия рот.
  - И этот вывод достаточно просто сделать, - Венедикт, повернувшись, улыбнулся девочке. - На подоконнике и на полу комнаты мы с Полиной Алексеевной обнаружили следы обуви, направленные в комнату и из комнаты. То есть преступник, проник в комнату и вышел из нее, прихватив записную книжку профессора. А на стене под окном вы никаких следов не обнаружили. Что это значит?
  - Не знаю, - растерянно произнесла девочка огорченно.
  - А это значит, что мужчина запрыгнул на окно, опершись и подтянувшись на подоконник руками, не касаясь ногами стены. Разве мог бы проделать такой трюк пожилой человек, такой, как я, например?
  - Ты не пожилой, - возмущенно воскликнула Александра.
  Алексей и Полина, переглянувшись, весело рассмеялись над горячностью девочки.
  Александра, смутившись, хотела что-то сказать, но не успела. Сзади послышался шум подъезжающих машин. Сидящие в машине дружно оглянулись и увидели останавливающиеся две машины полиции - легковая и спецтранспорта.
  Из легковушки вылез Муханов и направился к "Лексусу". Остальные офицеры и группа криминалистов направились в дом. Венедикт и Алексей вышли ему на встречу. Поздоровавшись с детективами, Анатолий Николаевич с ними подошел к машине.
  - Венедикт Игоревич, я могу поговорить с хозяйкой дома, где произошло преступление?
  - Конечно, Анатолий Николаевич. - Венедикт заглянул в салон. - Полина Алексеевна, с вами хочет поговорить полицейский.
  Полина вылезла из машины и, зябко, несмотря на теплый летний вечер, кутаясь в накинутую куртку, подошла к полицейскому. Муханов с любопытством оглядел женщину.
  - Полина Алексеевна, вы не могли бы рассказать, где вы были в момент совершения преступления?
  Полина растерянно оглянулась на Венедикта.
  - Полина Алексеевна эту ночь провела у нас в доме, - пришел на помощь женщине детектив.
  Муханов с любопытством взглянул на детектива, но ничего не сказал, только сделал пометку в записной книжке.
  - Насколько мне известно, вы были на месте преступления. Что-нибудь у вас пропало?
  - Да, из того, что я успела заметить, пропала записная книжка моего папы.
  Муханов с удивлением посмотрел на женщину.
  - Вы хотите сказать, что убийство человека произошло из-за какой-то записной книжки?
  - Нет, господин офицер, я только констатирую, что из взломанного ящика стола пропала записная книжка. А выводы вы уж делайте сами.
  - Она что, настолько ценная?
  Полина неопределенно пожала плечами.
  - Придется со всем этим детально разбираться, - Муханов вопросительно посмотрел на частного детектива.
  - Анатолий Николаевич, нам придется с вами поработать в этом деле совместно. Дело в том, что здесь произошли некоторые события, которые полностью находятся в моей компетенции. Не потому, что вы не сможете в них разобраться, а потому, что здесь замешана мистика и мне очень не хотелось бы подвергать вашу жизнь ненужной опасности. Я к этому, знаете ли, больше привык.
  - Венедикт Игоревич, я с вашим предложением полностью согласен. Надо нам разделить свои усилия. Полина Алексеевна, может вы знаете убитого? Вы когда-нибудь видели его? - Муханов с выражением надежды на лице обернулся к Романовской.
  - Венедикт Игоревич, - игнорируя вопрос Муханова, Полина обратилась к детективу, - а я вспомнила, где я видела убитого молодого человека.
  - Да, - заинтересовался Венедикт, оборачиваясь к женщине. - И кто же это?
  - Как его зовут, я не знаю, но я видела его как-то с аспиранткой моего папы. Ее фамилия Красавина. Зовут Мариной. А отчества я, извините, не знаю. Я ее по имени всегда звала. А этот парень работал в отделе профессора Куракина. Извините, но сотрудников этого отдела я плохо знала. Мы по работе не пересекались никогда.
  - Спасибо за помощь следствию, Полина Алексеевна. Ваши сведения очень нам помогут. Вашу информацию я передам начальнику отдела полиции, да и Анатолий Николаевич зафиксировал ваше сообщение. Но воспользовавшись разрешением господина офицера, - Венедикт вопросительно взглянул на Муханова, - я завтра с утра съезжу в археологический институт. Постараюсь встретиться с сотрудниками отдела, в котором работал Алексей Михайлович. Может, мне удастся получить намеки, где может он находиться. Заодно узнаю фамилию убитого. А результаты, Анатолий Николаевич, я вам обязательно сообщу.
  - Венедикт Игоревич, а мне что сейчас делать? - Муханов выглядел несколько растерянным.
  - Анатолий Николаевич, я вам сейчас доложу все сведения, которые нам удалось раздобыть, пока вы добирались сюда. Может быть, они помогут вам в поиске убийцы. Давайте отойдем к дому, чтобы нас ничто не отвлекало.
  Струкачев с Мухановым отошли ближе к дому, и Венедикт подробно рассказал о своих предположениях относительно предполагаемого преступника.
  - Спасибо, Венедикт Игоревич, вы мне очень помогли. Определили направление поиска. А о результатах вашего посещения института вы мне, пожалуйста, сообщите. А с хозяйкой дома мне, может быть, предстоит еще встретиться.
  - Не переживайте, Анатолий Николаевич. Моя клиентка будет в вашем распоряжении в любое удобное для вас время. Мой телефон вам известен.
  Венедикт, попрощавшись с Мухановым, подошел к ожидавшим его Алексею, Полине и Александре.
  - Полина Алексеевна и Александра сегодня мы с вами проведем ночь у нас в доме, а завтра мы отправимся с вами в секретное место, чтобы обезопасить вашу жизнь. Нужно принять меры предосторожности. События развиваются уж слишком рискованно для вас.
  - А вы? - голос Полины вздрогнул от охватившего ее волнения. - Куда отправитесь вы?
  - А я с Алексеем займусь поисками чудесной нефритовой чаши и вашего папы. Буду заниматься делом, которым я и мои сотрудники занимаемся уже много лет.
  - Венедикт Игоревич, но я могла бы оказать вам помощь в ваших поисках. Тем более, что я специалист в археологии и достаточно много знаю и о работе моего папы и о нефритовой чаше.
  - Полина Алексеевна, эти поиски могут быть связаны с риском для вашего здоровья или даже жизни. События в вашем доме красноречиво говорят нам о том, что в этом деле участвуют ребята, которые совсем не склонны к шуткам. Подвергать риску наших клиентов, это не в наших правилах.
  Полина с неудовольствием взглянула на детектива и вдруг ее лицо посветлело. Венедикт почувствовал, что женщину посетила какая-то мысль, которая дала ей надежду на более активное участие в этом необычном приключении, а не пассивное ожидание у кого-то на даче ее завершения.
  - Венедикт Игоревич, мне очень жаль, что вы не хотите принять мою помощь. Но мне нужно будет вернуться сюда за вещами. Сейчас здесь работают криминалисты и нас в дом не пустят по такому пустяку. Мое отсутствие дома становится очень длительным и мне нужно взять больше одежды. Не могу же я ходить в одном и том же.
  - Хорошо, Полина Алексеевна, - Венедикт с плохо скрываемым удовольствием окинул взглядом стройную фигурку женщины. - Перед поездкой в секретный дом, мы заедем к вам домой за вещами.
  Алексей встревоженно взглянул на часы. Венедикт это заметил и поинтересовался о причине беспокойства друга.
  - Да ничего я не встревожен, - промямлил расстроенный Алексей. - Но, Веня, мне нужно сейчас кое-куда съездить, если я тебе не очень нужен.
  - Леша, у тебя что-нибудь случилось?
  - Веня, ничего у меня не случилось, но... - Алексей смущенно замолчал.
  - Леша, ты мне уже как брат. И я, надеюсь, что не совсем тебе безразличен. Я достоин твоего доверия?
  - Достоин, - еще больше смутился Алексей. - Венедикт, понимаешь, мы со Светланой наконец купили путевку в дом отдыха. Еще до всех этих событий. Я не знал... - Алексей растерянно замолчал. - Вот я и хотел поехать сдать путевку и билеты на поезд заодно...
  - Ни в коем случае, дружище. Я за вас очень рад, - пришел на помощь другу Венедикт. - И вы непременно должны отдохнуть. Поезжайте, обязательно. А я справлюсь и один. А если мне понадобится помощь, я обращусь к Верещагину. Никаких особых событий не предвидится. Так что я буду ждать вас отдохнувшими и полными сил.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
  
  Венедикт стоял у окна, любуясь растущими вдоль дорожки цветами, которые весной под умелым руководством Маргариты Николаевны посадила Александра. Начинался вечер, и тьма медленно опускалась на землю. В открытое окно вливался аромат цветов.
  В дверь постучали и после вежливого "войдите" в комнату непривычно робко вошла Александра. Венедикт с грустью почувствовал, что сейчас должна произойти непростой разговор с испуганной девочкой. И тема разговора была ему, к сожалению, достаточно хорошо известна.
  Девочка подошла к Венедикту и неожиданно прильнула к нему. Смутившись неожиданной ситуацией, мужчина приобнял девочку и так несколько мгновений они стояли неподвижно. Собравшись с духом, он отодвинул ее от себя и внимательно вгляделся в расстроенное и испуганное лицо девочки.
  - Саша, ты хочешь мне что-то рассказать? Мне показалось, что в доме Полины Алексеевны с тобой что-то произошло. Я, должен тебе признаться, с нетерпением ждал твоего прихода, чтобы поговорить об этом.
  - Папа Веня, со мной, действительно, произошла невероятная история, - сбивчиво, почти шепотом, заговорила Александра. - Она была настолько невероятной, что я и сама до сих пор не могу понять - это была реальность или мне это только привиделось. Ты не будешь смеяться надо мной, если я тебе расскажу ее?
  - Ну что ты! С чего это вдруг я буду смеяться над тобой. Я тебе обещаю, что любую твою историю я восприму совершенно серьезно. В этом ты всегда можешь быть уверена.
  - Со мной сегодня произошло нечто непонятное и мне сейчас очень страшно. Когда я была в кустах, разыскивая следы, в какой-то момент передо мной неожиданно появилась змея.
  - Змея? - удивился Венедикт. - Я, честно говоря, ожидал чего-то другого. Но это не важно. Прошу тебя, продолжай рассказ.
  - Да, передо мной возникла змея. Она висела перед самым моим лицом на ветке и неожиданно в мой мозг стала поступать информация. Змея даже рот не раскрывала. Только тоненький раздвоенный язычок торчал из ее рта, а я ее почему-то слышала. Ты мне веришь?
  - Конечно, верю. И что эта змея тебе поведала?
  - Она сказала, что я избранная. Что это означает, я не совсем понимаю. Но змея утверждала, что я должна буду в скором времени стать повелительницей демонов. А еще она сообщила мне, что у тебя есть перстень, который ты должен передать мне. Именно при помощи него, все демоны будут подчиняться мне. Ты что-нибудь понимаешь в этих словах?
  От слов девочки Венедикт побледнел. Несколько секунд он стоял неподвижно, крепко прижимая к себе дочь, чтобы она не смогла увидеть на его лице следы душевных переживаний.
  - Не переживай ты так, - справившись с волнением, спокойным голосом произнес он. - Я понимаю, о чем идет речь. Это очень длинная история, которая началась еще три тысячи лет назад. И в произошедшей с тобой истории некоторым образом виноват я. Нам нужно с тобой очень подробно поговорить об этом, чтобы тебе все было понятно. Давай присядем и поговорим, если ты не очень устала.
  Он провел девочку к креслу и усадил в него. Сам же взял стул и поставил напротив.
  - Мне придется начать свой рассказ с истории появления перстня, который вошел в историю, как перстень легендарного царя Соломона, и почему ему подчиняются демоны, - начал рассказывать он, уютно устроившись на стуле. - Тебе придется набраться терпения, потому что история довольно длинная.
  - Я готова тебя выслушать. Это становится даже интересно.
  - Сама история, действительно интересная, - горько усмехнулся Венедикт, - а вот финал ее для нас с тобой не очень приятный. Но не переживай. Нас с тобой двое, и мы, несомненно, справимся с возникшей трудностью. Ты мне веришь?
  - Да, я тебе верю. Мы вдвоем справимся с любыми трудностями.
  Венедикт ласково улыбнулся девочке и начал рассказывать Александре историю возникновения государства Израиль и роль в ней легендарного царя Соломона. Пришлось ему рассказать историю поиска перстня и как он появился у него. Не удалось ему избежать истории гибели жены и его не родившейся дочери, для которой уже было избранно имя.
  - Вот поэтому я так и удивился, когда узнал, что тебя зовут Александрой в ту памятную ночь, когда ты появилась в офисе, - грустно закончил свой рассказ Венедикт. - Теперь ты знаешь почти все об этой истории. Твоя жизнь сделала вот такой хитрый кульбит и привела тебя к той истории, о которой ты мне рассказала.
  Александра широко раскрытыми глазами, забывая иногда даже дышать, смотрела на Венедикта, слушая его занимательный и необычный рассказ. Когда он, закончив рассказ, замолчал, пустым взглядом глядя на темное ночное окно, она шумно вздохнула полной грудью.
  - Папа, вот это история! Я словно занимательную книгу прочитала, - восторженно прошептала девочка. - Но что ты предлагаешь нам делать сейчас? - уже деловым голосом закончила она.
  Венедикт с улыбкой оторвал взгляд от окна и взглянул на дочь. Потом бросил взгляд на часы.
  - А теперь я предлагаю нам лечь спать. Уже поздно, а завтра у нас будет тяжелый день.
  - А как же перстень? - напряглась Александра, глядя на Венедикта серьезным взглядом.
  - А перстень... Давай мы с тобой просто пассивно подождем развития истории. И мы с тобой будем действовать в соответствии с возникшей ситуацией. Сейчас что-либо предпринимать преждевременно.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
  
  Венедикт лежал в постели, пытаясь заснуть. Но мысли о происходящих событиях настойчиво терзали его мозг, отгоняя прочь сон. А тут еще эта история с Александрой. Вероятно, Шешонок не оставляет своих планов по передаче перстня Соломона кому-нибудь. Надо как-то разрешить этот вопрос раз и на всегда. Но как? Что тут придумать?
  Чтобы обмануть мозг, он уже несколько раз вставал с кровати, поправлял постельное белье. Когда и это не помогло, он встал и подошел к окну. За окном было темно, лишь у калитки горела лампочка, с трудом пробиваясь сквозь тьму.
  Венедикт перевел взгляд от калитки и к неудовольствию увидел на ели, растущей у окна, ворона. Венедикт с неудовольствием скривился. Опыт свидетельствовал, что появление этой птицы в его жизни почему-то всегда сопровождался событиями, так или иначе связанными с мистикой.
  - "Неужели сейчас снова начнется очередная чертовщина?", - с неудовольствием подумал Венедикт.
  И в то же мгновение в комнате стало что-то происходить. Венедикт обреченно сел на кровать и стал спокойно ожидать развития событий. В комнату, тускло освещенную ночником у кровати детектива, через стену, словно ее и не было вовсе, спокойно прошел старик. В комнате стало немного светлее, и Венедикт, ожидаемо, узнал в человеке Шешонка.
  - Наконец ты явился, Шешонок, - с сарказмом произнес он. - Я долго ждал тебя, чтобы задать тебе вопрос, который уже несколько дней мучит меня.
  - Я знаю, что тебя тревожит, - спокойно проговорил старик, усаживаясь на стуле напротив детектива.
  - И что ты скажешь по этому вопросу? Ведь моя нерожденная дочь погибла, как ты знаешь. Может ты заберешь у меня перстень великого царя Соломона? Пусть уж закончится эта история, которая длится уже несколько тысячелетий.
  - Знаю, конечно. Но теперь у тебя есть дочь и ее зовут Александрой, как я тебе и говорил в ту ночь, когда ты задумал избавиться от этого великого перстня.
  - Но это неродная мне дочь, - запротестовал Венедикт, чувствуя, что его доводы Шешонок во внимание не примет. - Зачем тебе эта девочка? Ты являешься к ней в виде змеи, пугаешь ее и заявляешь, что она будет повелительницей демонов. Девочка очень напугана, и она не понимает, что происходит.
  - Мы с тобой никогда не говорили обо мне. Да и знать тебе много вовсе ни к чему. Но мне уже больше трех тысяч лет. Мне надоело ходить по этой противной земле. Даже те немногие развлечения, что я позволял себе иногда и о которых ты, вероятно, знаешь, не могут в должной степени скрасить мое серое и безрадостное существование здесь. Волею Бога Сабаота многие сотни лет я был смотрящим за перстнем царя Соломона. Но пришло время передать эту обязанность другому человеку.
  - Ты хочешь сказать, что Александра должна стать смотрящей за перстнем царя Соломона, повелительницей сил тьмы?
  - Да, Венедикт, ты меня правильно понял.
  - Но это всего на всего девочка. Ей еще нет и тринадцати лет. Какая из нее может быть смотрительница?
  Старик громко зачмокал губами.
  - Конечно, конечно. Я и сам об этом только что подумал. Стоит ей немного помочь, войти в суть проблемы, поверить в свои силы и свое могущество. - Шешонок ненадолго задумался. - Когда твоей дочери исполнится тринадцать лет, ты передашь ей перстень царя Соломона. А остальное - это моя забота.
  - А если я этого не сделаю, что произойдет?
  - Венедикт, ты сделаешь это, иначе...
  - Что иначе, Шешонок? Я его просто физически уничтожу, и на этом это история завершится.
  - Его невозможно уничтожить, - важно проговорил старик, с презрением взглянув на детектива. - Его невозможно уничтожить даже в огне мартена.
  - Ты хочешь сказать, что если я уничтожу перстень, весь этот кошмар закончится?
  - Я сказал все, что хотел. А теперь я пойду.
  Шешонок неожиданно стал бледнеть. Силуэт его тела стал неустойчивым и с каждым мгновением становился все более зыбким. Вскоре он и вовсе исчез.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ
  
  На следующий день Венедикт разбудил Александру и Полину рано. Солнце еще только поднималось над елями, а все уже были на ногах. Наскоро позавтракав, они на "Лексусе" отправились в город.
  Оставив своих попутчиц в машине, Венедикт отправился к пустому и какому-то осиротевшему дому. Подойдя к дверям, он остановился и внимательно осмотрел замок, вновь установленный полицией. Старый замок она забрала на экспертизу. Видно, что замок никто не вскрывал. Успокоившись, детектив отмычкой открыл дверь и прислушался. В доме стояла тишина. Он прошел в дом и внимательно осмотрел. Никого не было.
  Успокоенный, он позвал в дом Полину и Александру. Полина со страхом прошла в кабинет папы, где находился в тот момент Венедикт. За ней, периодически наступая ей на пятки и не замечая этой мелочи, шагала Александра.
  Проходя по коридору, она не преминула заглянуть в зал. Она бы внимательнейшим образом осмотрела царивший там беспорядок, но Полина, не задержавшись, продолжила движение. Скрепя сердцем девочка вынуждена была отложить реализацию своего желания до лучших времен.
  Войдя в кабинет, девочка обогнала Полину и, подойдя к столу, стала внимательно его рассматривать. К ее разочарованию, стол был чист и книги на нем лежали аккуратными стопочками. Полина, бросив взгляд на застекленное окно, повернулась к детективу.
  - Однако полиция сработала оперативно. Даже навели в кабинете папы порядок и вставили разбитое стекло. Венедикт Игоревич, я быстро соберу свои вещи. Подождите меня, пожалуйста, здесь.
  Действительно, спустя пять минут, она уже стояла около Венедикта и Александры, которые ждали ее в кабинете. У ее ног стояла сумка с вещами.
  Они собирались уже отправиться дальше, когда вдруг в комнату через дверь вошел мужчина, одетый в пропыленный полевой костюм. Венедикту черты лица вошедшего мужчины показались очень знакомыми. Где-то этого человека он, несомненно, видел. Детектив бросил быстрый взгляд на книжный шкаф, в котором стояла фотография хозяина кабинета. Это был, несомненно, Романовский.
  Полина, увидев неожиданно нашедшегося отца, вздрогнула и намерилась броситься к нему. Но детектив успел ловко перехватить ее и крепко прижать к себе, зажав рот ладонью. Полина затрепыхалась в его крепких руках и, с трудом повернув голову, удивленно взглянула на Венедикта.
  Он приложил палец к губам, призывая женщину к молчанию. Полина согласно заморгала глазами. Венедикт ослабил свои крепкие объятия и женщина, перевела полный страдания взгляд на отца. Александра прижалась к Венедикту, и он почувствовал, что она мелко дрожит. То ли от страха, то ли от возбуждения от необыкновенной картины. Он положил ей руку на плечо и нежно прижал к себе. Александра благодарно взглянула на него.
  Алексей Михайлович, не обращая ни малейшего внимания на присутствующих, спокойно прошел через всю комнату, подошел к книжному шкафу, достал толстую, изрядно потрепанную, книгу. Видно было, что этой книгой он часто и интенсивно пользовался. Он неспешно подошел к столу, положил ее и начал стоя читать. Несколько минут в комнате стояла тишина, лишь изредка прерываемая шелестом переворачиваемых страниц. Романовский вдруг наклонился над столом, взял со стола карандаш и сделал в книге какую-то пометку.
  Громко захлопнув книгу, Алексей Михайлович спокойно поставил книгу на место, окинул внимательным взглядом кабинет и, не замечая застывших людей, спокойно вышел из кабинета.
  Едва фигура Романовского скрылась за дверью, Полина с удивлением повернулась к Венедикту.
  - Венедикт Игоревич, что это означает? - бледными губами едва слышно пробормотала она. - Это означает, что мой папа мертв?
  Венедикт ненадолго задумался, взвешивая имеющиеся факты.
  - Полина Алексеевна, я не стал бы сейчас так драматизировать виденное. - уверенным голосом произнес он. - То, что вы видели, совсем не говорит о том, что ваш папа мертв. Скорее наоборот, он жив. И перед собой мы видели фантом. А вот картинка, которую мы с вами наблюдали действительно интересна. Алексей Михайлович дает нам подсказку. Какую, я пока не знаю. Нам надо посмотреть книгу, которую нам любезно показал ваш папа. - Венедикт с жалостью посмотрел на Полину, которая, отвернувшись от него, промакивала платочком мокрые от слез глаза. - Александра, ты можешь показать нам книгу, которую просматривал господин Романовский?
  - Конечно, папа. Я могу показать тебе эту книгу, - уверенно произнесла девочка, подходя к книжному шкафу и доставая ее с полки. - Вот книга, которую смотрел Алексей Михайлович.
  - Хорошо, Александра. А теперь попробуем спросить у Полины Алексеевны. Вы можете указать нам страницу, которую читал ваш папа?
  - Страницу?.. Не знаю. Я не уверена, - в словах женщины слышалась неуверенность, но хорошо, что не было ноток плаксивости. - Надо попробовать.
  Полина решительно подошла к девочке и взяла у нее книгу. Подойдя к столу, женщина раскрыла ее и, отойдя на несколько шагов, оценила полученную картину. Подбежав, изменила соотношение страниц и оставшись удовлетворенной, заглянула в текст. Не спеша перевернула несколько страниц. Она искала пометку, сделанную отцом. С удовлетворением найдя галочку, сделанную на полях книги, прочитала текст и выпрямившись, оглянулась на детектива.
  - Венедикт Игоревич, я думаю, что папа смотрел этот текст. И я вижу достаточно жирную галочку, которую он поставил на полях. Но текст, который читал папа, ни о чем мне не говорит. Боюсь, что он мало чем нам поможет.
  Струкачев подошел, взял книгу и заглянул в нее. Несколько мгновений он читал текст.
  - Полина Алексеевна, мне кажется, Алексей Михайлович показал нам место, где он проводил поиски нефритовой чаши, или где, по всей видимости, он сейчас находится. Это уже какая-то подсказка. Она сэкономит нам много времени. Но я, как и вы, не могу понять смысла текста. Впрочем... А это что за пометка? - Венедикт с любопытством рассматривал какой-то непонятный символ, написанный карандашом в самом низу страницы. Первоначально он вообще принял его за какое-то пятнышко.
  Он протянул книгу Полине.
  - Я немного внимательнее посмотрел на оставленные профессором пометки. Отмеченный галочкой текст, вероятно, отвлекающий. А основной - значительно более скромный. Вы не могли бы посмотреть на этот символ? Может вам он знаком?
  Женщина взяла книгу и поднесла ее к горящей лампе. После некоторого молчания, женщина вернула книгу детективу и, молча, направилась к книжной полке. Она открыла стеклянную дверцу и начала быстро просматривать корешки книг. Найдя нужную, она вытащила ее и протянула Венедикт.
  - Папа на древнекитайском языке написал название этой книги. Для чего он это сделал, я не знаю. У меня даже нет никаких предположений.
  - Примечательно знаете что? Этот иероглиф, который Алексей Михайлович сделал заранее. Ведь мы с вами не видели, чтобы он при нас его исполнял?
  - Нет, папа. Профессор только поставил галочку. Он просто привлек наше внимание к этой странице.
  Венедикт взял книгу у Полины, повертел, пытаясь разгадать поставленную Романовским загадку. Но уже через мгновение он взял книгу за обложки, перевернул ее и потряс. На пол, описывая круги, опустился небольшой листок тончайшей бумаги. Александра подскочила к листку, схватила его и, взглянув в текст, с готовностью протянула его женщине.
  - Полина, это какая-то записка, адресованная тебе.
  Полина схватила лист, и пробежал глазами по тексту.
  - Эту записку мне написал папа. С вашего разрешения я прочитаю ее.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
  
  Прочитав записку, женщина на несколько мгновений задумалась, а потом решительно протянула ее детективу.
  Венедикт раскрыл сложенный пополам лист и увидел текст, написанный мелким красивым почерком. Струкачев взглянул на грустно стоящую женщину и углубился в текст:
  
  "Дорогая моя доченька Полиночка, боюсь, что мои слова причинят тебе боль. Ты ученый и я надеюсь, что ты поймешь меня и не будешь осуждать. Как ты знаешь, я долгие годы жизни занимался поисками нефритовой чаши. И вот, наконец, я получил сведения о ее местоположении. Надеюсь, что эти сведения верны. Я отправляюсь за артефактом, о котором я мечтал большую часть своей жизни.
  Если через неделю я не вернусь домой, тебе придется принять нелегкое решение - как тебе поступить. Ты можешь продолжить жизнь обычной обывательницы. Но если ты решишь отправиться по моим следам за чашей, тебе придется много пережить. Это в корне поменяет всю твою жизнь. Сейчас у меня нет выбора. Я дошел до той черты, когда мне придется начать действовать. Я немного обезопасился и оставил тебе несколько пометок.
  Открой атлас, который ты найдешь в шкафу, на странице 243. Там ты найдешь мою пометку для тебя.
  Целую тебя, любящий папа".
  
  Венедикт протянул записку Полине и участливо взглянул ей в лицо.
  - Полина Алексеевна, вы как себя чувствуете?
  - Спасибо, Венедикт Игоревич. Вполне сносно. Во всяком случае, у меня затеплилась надежда, что мой бедный папа жив. Давайте посмотрим атлас и начнем действовать.
  Венедикт, найдя нужную страницу, легко нашел едва заметную точку на карте. Но найденная информация мало, что прояснила. Точка находилась где-то в южной половине Атлантического океана, чуть западнее Анголы. Глубина в том месте было несколько километров, и достичь там дна было просто нереально. Венедикт был обескуражен полученной информацией. Он задумчиво оглядел притихших Полину и Александру.
  - Странно все это. Он не может находиться в этой точке. Если это местонахождение чаши, нам это мало поможет. С такой глубины мы ее никогда не достаем. Нет, здесь заключена какая-то другая информация.
  Венедикт задумчиво заходил по кабинету, обдумывая полученную информацию.
  - Александра, у тебя есть идея по разгадке этой загадки? - Венедикт неожиданно остановился и вопросительно посмотрел на дочь.
  - У меня нет никаких вариантов, - расстроено произнесла Александра, добросовестно стараясь найти разгадку.
  - А если подумать, как следует, - продолжал настаивать Венедикт. - Ну-ка, подумай. Алексей Михайлович указал нам точку на карте. А положение...
  - Я поняла, поняла! Положение точки в пространстве определяется координатами.
  - То есть, папа указал нам два числа, - встряла в разговор Полина. - И этими двумя числами он указывает нам совсем другое место.
  - Я думаю, что на этот раз мы с вами не ошибаемся. Осталось только найти это место. Что это может быть?
  - Книжные полки, - Александра от нетерпения даже подскочила и начала осматриваться. Но какого была ее разочарование, когда она увидела, что все стены были заставлены книжными шкафами. Придется потратить немало времени на поиски нужной книги.
  - Но это может быть и паркет, - робко предложила Полина.
  - Вы правы обе. У нас несколько вариантов вырисовывается. Придется попробовать все. У кого будут обоснованные предложения по стороне света, в которой нужно посмотреть?
  - Я думаю, что нужно посмотреть с южной стороны, потому что указанные координаты находятся в южном полушарии, - Александра вопросительно взглянула на отца.
  - Надеюсь, ты права. Тогда не будем терять времени. Девушки, вы посмотрите в книгах, а я проверю паркет.
  На некоторое время в комнате повисла тишина, изредка прерываемая однозначными замечаниями. Но спустя некоторое время, Венедикт поднялся с колен и громко позвал Полину и Александру.
  - Что это у тебя? - Александра с любопытством смотрела на небольшой предмет, который Венедикт держал в руке.
  Рядом лежала вытащенная паркетина. В полу под ней было сделано небольшое углубление.
  Полина взяла из рук детектива небольшую металлическую коробку. Открыв ее, она увидела плоскую металлическую фигурку. Это была плоская фигурка чудной птицы с большим клювом, достающим почти до самых лап.
  - Это старая фигурка, судя по всему, созданная несколько столетий назад, - после нескольких минут рассматривания высказала свое мнение Полина. - Без лабораторного исследования точнее сказать я не могу.
  - Простите, Полина Алексеевна, можно мне рассмотреть фигурку подробнее?
  - Пожалуйста, - Полина протянула фигурку.
  Венедикт долго крутил фигурку, то, поднося ее к лицу, то, отодвигая.
  - Полина Алексеевна, у вас можно попросить увеличительное стекло?
  Рассматривая фигурку под увеличительным стеклом, Венедикт взял на столе лист бумаги и карандаш и начал рисовать на нем иероглиф. Нарисовав, протянул Полине.
  - Вот что я обнаружил на фигурке. Этот иероглиф нанесен и исполнен так удачно, что без мощного увеличительного стекла почти не заметен. Вы можете взглянуть на этот иероглиф и сказать нам, что он означает?
  Полина взглянула на лист и удивленно посмотрела на Венедикта.
  - Венедикт Игоревич, этот иероглиф означает слово "ведьма".
  - Ведьма? Очень интересно. И что же нам хочет сказать профессор своей второй подсказкой? - детектив ненадолго задумался.
  - А у вас есть карта нашего района?
  Полина открыла ящик стола и, достав карту, расстелила ее. Венедикт наклонился над картой и начал водить по ней пальцем. Спустя несколько минут, он выпрямился и довольно потер ладони.
  - Мне все понятно. "Ведьма" - это название маленькой речушки. Я прошелся по ней и обнаружил, что на ней стоит всего одна небольшая деревенька. Вот в эту деревеньку я сейчас и отправлюсь. - Мне нужно взять эту фигурку с собой на всякий случай, - высказался Венедикт. - Ведь Алексей Михайлович не зря нам ее вручил. Полина Алексеевна, вы позволите мне подержать ее у себя, пока мы не найдем вашего папу, или эту мифическую чашу?
  - Пожалуйста, возьмите, - растерянно пробормотала женщина.
  - Тогда все, нам нужно ехать на дачу нашего друга Верещагина. Сейчас я ему позвоню, и мы поедем. Там вы будете в полной безопасности. И на всякий случай вас будет охранять старший лейтенант Корнилов Юрий Николаевич.
  - Да вы что?! Вы хотите, чтобы я сидела у кого-то на даче вместо того, чтобы спасать моего несчастного отца? - Вдруг вспылила женщина. В голосе Полины было столько ярости, что Венедикту даже стало не по себе.
  - Хорошо, Полина Алексеевна, хорошо, - Венедикт сделал успокаивающие пассы. - Останьтесь пока с Александрой здесь, а мне нужно съездить в ваш институт. Будем надеяться, что преступник в ближайшее время не вернется на место своего предыдущего преступления. На всякий случай вы из дома не выходите. И я оставлю вам пистолет, - Венедикт достал из кармана пистолет и протянул его Полине. - Вы можете пользоваться этой штукой?
  - Да, у папы есть пистолет, и он научил меня стрелять.
  - Вот и прекрасно. Правда, я предпочел бы, чтобы вы не пользовались им.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ
  
  1
  К посещению археологического института Венедикт подготовился основательно. Позвонив на проходную, он выяснил, что в этот день на дежурстве была его знакомая. Заходил в проходную института Венедикт со своей знаменитой улыбкой, держа перед собой небольшой, но очень элегантный и красивый букет цветов. Увидев входящего детектива, знакомая охранница по имени Лариса Ивановна зарделась, словно девушка на первом свидании.
  - Венедикт Игоревич, как я рада вас снова видеть. Что вас привело к нам. Неужели у нас что-нибудь случилось?
  - Лариса Ивановна, я очень рад вас видеть. И вы как всегда прекрасно выглядите, - Венедикт с полупоклоном вручил женщине букет. - И как всегда вы правы в своем предположении. Пока это только мои подозрения, но боюсь, что они не без основания. Но вы не забивайте свою голову разными пустяками.
  - Венедикт Игоревич, могу ли я чем-нибудь вам помочь? - женщина сверкающими от удовольствия глазами смотрела на миленький букетик.
  - Уважаемая Лариса Ивановна, мне нужно как-то встретиться с девушкой по фамилии Красавина. Она работает в отделе, которым руководит профессор Куракин Адольф Карлович. Только Красавина не должна догадываться, что целью моего посещения является именно она.
  - Не боись, Венедикт Игоревич, я, чай, не вчера родилась. Все сделаю в лучшем виде.
  Лариса Ивановна покопалась в своих документах и взяла трубку. Закрутился, пощелкивая, диск допотопного телефона.
  - Красавина, к вам в отдел прибыл молодой и красивый молодой человек, - охранница несколько мгновений молчала, слушая собеседницу. - Я знаю, что сейчас лето и все сотрудники в экспедициях. Но человеку нужно с кем-нибудь из вашего отдела побеседовать. Так что подними со стула свой зад, выпиши пропуск и принеси его на КПП, - охранница продиктовала фамилию детектива.
  Лариса Ивановна с грохотом бросила на аппарат трубку и, взглянув на Венедикта, улыбнулась.
  - Не переживай, сейчас эта погремушка принесет пропуск. Да куда она денется?
  Время ожидания девушки Венедикт с охранницей провели в милой беседе. Через несколько минут двери КПП с грохотом распахнулись, и в помещение вошла красивая женщина с перекошенным от недовольства лицом. Она с брезгливой миной оглядела небольшое помещение. Увидев симпатичного молодого человека, явно ожидающего ее, она замерла. Недовольная мина на ее личике мгновенно исчезла, и она кокетливо заулыбалась, с удовольствием демонстрируя в улыбке белоснежные зубки.
  - Младший научный сотрудник Красавина Марина Борисовна, - представилась девушка приятным голосом.
  - Венедикт Игоревич Струкачев, частный детектив, - с улыбкой проговорил детектив, с удовольствием окидывая взглядом стройную фигурку девушки.
  За ничего не значащими разговорами они прошли в институт и вошли в рабочую комнату сотрудников. В комнате было действительно пустынно. Лишь за одним компьютером сидел худенький паренек в очках, большой шевелюрой кучерявых волос и жиденькой бородкой. При появлении постороннего паренек на миг оторвался от дисплея, буркнул приветствие и снова уткнулся в экран.
  Венедикт с Красавиной прошли к рабочему столу девушки.
  - Марина Борисовна, вы, вероятно, знаете, что неделю назад непонятно куда исчез Романовский Алексей Михайлович. - Говорил Струкачев негромко, чтобы не мешать работающему сотруднику.
  - Еще бы мне не знать об этом, - вспыхнула девушка. - Он был моим научным руководителем. Я, знаете ли, свободное от развлечений время посвящаю написанию диссертации. Мне она нужна, как зайцу тормоз. Для такой девушки, как я, самое главное правильно выйти замуж. Вы согласны со мной? - девушка лучезарно улыбнулась и кокетливо повела плечиком.
  - Да, с вами сложно не согласиться. С такими физическими данными, как у вас, писать диссертацию, смысла особого нет, - губы детектива тронула его фирменная улыбка. - Да и времени на ее написание у вас, вероятно, очень мало. Эта тема такая интересная, но... - детектив сокрушенно вздохнул. - Времени у нас так мало. Давайте сменим тему и поговорим о другом. Мне хотелось бы знать, над какой проблемой работал Алексей Михайлович? Меня интересует его внеплановая работа. Другими словами мне хотелось бы знать о его хобби.
  Венедикт с любопытством рассматривал ее кукольно-красивое лицо с широко распахнутыми невероятно голубыми глазами. Его глаза невольно опустились вниз и цепко пробежали по точеной фигурке девушки, задержавшись чуть дольше дозволенного на ее великолепном бюсте.
  - "М-да, с такими физическими данными у этой девушки, вероятно, много ухажеров и времени на написание диссертации у нее, действительно, крайне мало".
  Девушка, поймав заинтересованный взгляд молодого человека, облизнула язычком розовые губки. В ее глазах тот час же зажегся огонек хищницы, почувствовавшей близкую и доступную добычу.
  - Мариночка, так вы знаете, чем занимался ваш босс в свободное от работы время? - голос детектива вернул девушку в суровую реальность.
  Она, расстроенная этой серой обыденностью, начала сбивчиво говорить, что понятия не имеет, чем занимался Алексей Михайлович в последнее время.
  - Он... По-моему, он никому не доверял в отделе. Во всяком случае, я никогда не слышала, чтобы он с кем-то говорил о своей внеплановой работе. - Девушка задумалась. Вероятно, ей нечасто приходилось заниматься этой сложной процедурой, потому что ее бледное хорошенькое личико мучительно напряглось, и на высоком лбе пролегла глубокая морщина.
  - А знаете, вы лучше обратитесь к его дочери. - Марина, найдя такое простое решение поставленного вопроса, с облегчением вздохнула. - Она работает у нас в институте, только в другом отделе. Кажется, ее зовут Полиной.
  - А вы что-нибудь слышали о нефритовой чаше?
  - О нефритовой чаше? Конечно, слышала. У меня дома есть нефритовая чаша. Но знаете, я предпочитаю пить кофе из китайского фарфора. У меня есть прекрасный китайский кофейный сервиз. - Девушка внимательным взглядом окинула молодого статного мужчину. В ее глазах снова вспыхнул хищный блеск. - Я сегодня могу вам его показать. Вы будете приятно удивлены ее великолепием.
  - О, я не сомневаюсь, что у такой девушки, обладающей изысканным вкусом, коллекция посуды, достойная лучших мировых музеев. - Венедикт внимательно следил за выражением личика девушки. - Я с удовольствием бы ознакомился с вашим сокровищем. Но к своему сожалению, - Венедикт старательно изобразил на лице крайнюю степень разочарования, - я сегодня уезжаю в длительную командировку. Но после нее я обязательно воспользуюсь вашим приглашением.
  - Я ловлю вас на слове, - девушка кокетливо улыбнулась.
  - Впрочем... у меня сейчас есть несколько свободных минут, и мы можем с вами сходить в кафе, выпить по чашечке кофе.
  
  2
  - Вы такая красивая девушка, - сидя в кафе, сказал Венедикт, стараясь завоевать доверие девушки и вызвать ее на откровенность. - У вас, наверно, куча поклонников.
  - Да, у меня много поклонников. Даже в нашем отделе один парень ухаживает за мной.
  - Это тот, который в очках?
  - Ну что вы?! Это Пашка Скорочников. У него в голове только одна археология. До девушек ему и дела никакого нет. Да он совсем и не в моем вкусе. Нет, мой ухажер совсем другой. Он красивый, веселый. Мы с ним очень весело проводим время. Но сегодня он что-то не пришел на работу. Даже представить не могу, почему он не пришел. И на телефон почему-то не отвечает. Явится, я ему устрою допрос с пристрастием, где это он гуляет в рабочее время?
  - А как зовут вашего ухажера?
  - Ярославом Феликсовичем Ямщиковым, - гордо произнесла девушка.
  - Красиво зовут вашего ухажера, - Венедикт взглянул на часы. - Ой, я что-то заболтался с вами. А мне еще надо много чего сделать перед убытием в командировку. Извините, Мариночка, но к своему глубочайшему разочарованию я вынужден вас покинуть. Мне так приятно общаться с такой интересной девушкой.
  - Мне тоже очень приятно, - Марина томно закатила глаза. - А я, пожалуй, пойду домой. Воспользуюсь тем, что никого из начальства сейчас в отделе нет. И я, Венедикт, напоминаю, что вы обещали прийти ко мне на чашечку кофе из китайского фарфора.
  - Да, конечно. Разве хватит у меня наглости упустить такую возможность, выпить чашечку моего любимого напитка в компании с такой красивой девушкой.
  Марина от слов молодого человека зарделась и скромно опустила наклеенные ресницы.
  Выйдя из кафе, Венедикт направился в институт, на ходу набирая давно известный телефон.
  - Антон Павлович, здравствуйте. Венедикт вас посмел побеспокоить. Я выяснил, что погибший, скорее всего, Ярослав Феликсович Ямщиков. Во всяком случае, тот, кого я видел на столе профессора, как две капли воды похож на того, что я видел в его личном деле в отделе кадров. Только с дыркой в голове. Вы не могли бы срочно выяснить, с кем общался погибший вне работы? Он, скорее всего, и сам интересовался поисками чаши бессмертия и, вполне возможно, поделился информацией с кем-нибудь из знакомых или близких друзей. И этот кто-то просто убрал конкурента, когда Ямщиков нашел записную книжку профессора.
  - Молодец, Венедикт. Ты здорово помог мне. Я твое задание понял, Венедикт. Как только выясню что-нибудь, я тебе отзвонюсь.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ
  
  В деревню приехали на "лексусе" во второй половине дня. Летнее солнце щедро одаривало землю теплом и светом. Все вышли из машины и с любопытством оглядывали сказочно красивую окрестность. Вся холмистая округа была покрыта высоким лесом.
  Километрах в трех от того места, где они остановились, на самом высоком холме видна была покосившаяся церковь. Вероятно, церковь уже давно не использовалась по назначению. Креста на маковке не было, да и сама она представляла собой жалкое зрелище. Это было видно даже издалека.
  Устроившись на ночлег у местной жительницы, Венедикт со своей малочисленной компанией отправился к церкви на разведку.
  Дорога к ней, судя по всему, уже давно исчезла и лишь тонкая, едва видная на поле тропинка обозначала нужное направление. Направляясь к церкви, исследователи наткнулись на давно заброшенное старое кладбище с покосившимися деревянными крестами. Тоской и забвением несло с кладбища. И невольно притихли живые, проходя по тропинке среди давно усопших.
  Невольно оробевшие они вошли в церковь. В церкви было сумеречно, пахло пылью и ладаном. И тишина была вселенская. Даже мухи и те не смели нарушать святой тишины.
  На стенах висели едва видимые в полумраке потемневшие от времени и копоти свечей лики святых. Вдоль стен стояли старые каменные надгробья. Здесь по стародавним заповедям были похоронены благочестивые настоятели святой церкви.
  Глаза постепенно привыкали к полумраку и из темноты начали материализовываться лики святых. Исследователи пошли вдоль осиротевших стен, и сопровождали их суровыми взглядами святые, молчаливо спрашивая, с какой такой целью посмели нарушить они их вечный покой.
  Внутренне вздрогнул Венедикт, когда почувствовал, как в его ладонь легко проскользнула ладонь Александры и судорожно сжала ее. И передавалась ему легкая дрожь девчоночьего тела. Он покосился на Полину. А той то же не по себе сделалось. Все ближе к Венедикту старается пододвинуться. Усмехнулся детектив, а и самому как-то неуютно становится перед суровыми взглядами темных ликов.
  - А какая могила нам нужна? - шепотом поинтересовалась Александра, страшась нарушить покой святого места.
  - Я предлагаю воспользоваться теми же координатами, что мы использовали при поиске загадочной птицы. Все равно у нас нет другой информации. А надгробья здесь расположены в два ряда. Нам нужен второй ряд.
  Они подошли к длинному ряду каменных надгробий. Пошли вдоль рядов, отсчитывая нужное количество. Но вот и подошли они к нужному надгробью. Каменная гробовина закрыта тяжелой каменной плитой. Пожалел, Венедикт, что нет рядом верного друга Алексея. Кинул быстрый взгляд на своих помощников, усмехнулся.
  Подошел, похлопал ладонью по тяжелой каменной плите.
  - А ничего, папа, - Александра сразу поняла сомнения мужчины. - Мы сейчас как навалимся все дружно, так и сдвинем эту плиту. Правильно я говорю, Полина?
  - Правильно, Саша. Вместе - мы огромная сила, - женщина обняла девочку за плечи.
  Венедикт при помощи Полины и Александры, поднапрягшись, сдвинул каменную плиту, освободив почти половину каменной раковины. Утерев со лба пот, заглянули внутрь гроба. Глубоко внизу вместо дна зияла темная прямоугольная дыра.
  - Если я не ошибаюсь, девушки, мы с вами опоздали. Здесь кто-то побывал до нас, - проговорил прерывистым голосом от недавнего напряжения Венедикт. - С одной стороны это внушает нам надежду, что здесь побывал Алексей Михайлович. Но никто не даст нам гарантии, что это не был преступник. Но при любом раскладе нам нужно пройти дальше. Нам обязательно необходимо знать, что там было и что есть.
  Венедикт оглянулся на замерших Полину и Александру, потер довольно ладони. Он сел на край каменной раковины и спустил вниз ноги. Достал из кармана фонарь, включил его и направил мощный луч вниз.
  - Ну, что девочки, - бодро произнес он. - Вы можете подождать меня здесь, а я сбегаю вниз, посмотрю, что там да как. Я постараюсь побыстренькому провернуться.
  Полина даже захлебнулась от возмущения.
  - Это почему мы должны ждать вас здесь, Венедикт Игоревич!? Я даже не подозревала, что вы такой законченный шовинист. Если мы женщины, мы не можем участвовать ни в каком серьезном мероприятии?
  - А я, Полина, давно подозревала, что он такой, - поддакнула Александра, ехидно глядя на Венедикта. - Вот если постирать что-то надо, или приготовить поесть, так это делает Александра, а если надо спуститься вниз по лестнице, - Александра перегнулась через раковину и заглянула вниз, - и взять нефритовую чашу, так это должен сделать Венедикт. И заметь, всю основную работу по определению местоположения этой мистической чаши проделали мы, женщины.
  Венедикт, приоткрыв рот, с удивлением оглядывал разъяренных девушек.
  - Девушки, хорошо, хорошо. Если вы так хотите, пойдемте со мной. Но я должен вас предупредить, что в подземелье, скорее всего, полно крыс, не исключено, что там полно летучих мышей. И я уж даже не говорю о всяких там сороконожках, жуках и пауках.
  Полина и Александра переглянулись. В их глазах мелькнула тень страха и брезгливости.
  - А я вообще-то люблю всякую живность, - сглотнув, полушепотом промямлила Полина.
  - А я разве не говорила тебе, что обожаю крыс? - в голосе Александры явно чувствовалась неуверенность. - А летучие мыши, они такие миленькие. У них такие забавные мордочки.
  - Я и не подозревал, что вы такие любительницы живности. Считайте, что вы меня уговорили. Только, чур, не верещать при виде мышей и прочей живности. Я страсть как не люблю женских воплей. Я ясно выразился?
  - Куда уж ясней, - проворчала Александра, забираясь в гробовину. - Давишь на женскую психику. Страшилки разные рассказываешь.
  Полина благоразумно промолчала. Еще не хватало вывести из себя мужчину в такой ответственный момент.
  Венедикт помог женщине забраться в раковину. Он включил фонарь и первым начал спускаться. Девушки, взявшись за руки, со страхом оглядывая покрытые паутиной стены, пошли за ним следом. Они старались держаться подальше от влажной поверхности, по которой деловито сновали на редкость огромные сороконожки.
  В конце длинного спуска оказалась небольшая каменная камера, площадью метра полтора квадратных. Было так тесно, что Александре места на площадке не хватило, и она осталась на лестнице. С боку была вмурована небольшая металлическая дверь без всяких признаков ручек и замков. Зато она вся была покрыта множеством накладок в виде фигур каких-то экзотических животных и птиц. А по периметру располагались непонятно откуда взявшиеся в российской глубинке китайские иероглифы. Венедикт оценивающе окинул взглядом дверь и повернулся к женщине.
  - Полина Алексеевна, пришло ваше время. Попробуйте применить свои знания, чтобы открыть эту дверь. Ни лом, ни кувалда в данном случае не понадобятся. Она очень толстая, - он постучал по двери. Она отозвалась глухим гулом.
  Даже не будучи специалистами, все поняли, что дверь здесь стоит капитальная.
  Полина подошла к двери. Она опустилась на колени и медленно поползла вдоль двери. Потом поднялась и начала внимательно рассматривать фигуры и иероглифы. Около одной из фигур она остановилась. С любопытством она рассматривала фигуру, в которой был ясно виден отпечаток какой-то птицы.
  Полина достала из-за пазухи силуэт металлической птицы. Она начала дуть, очищая отпечаток от накопившейся за многие годы пыли и паутины, помогая себе пальцами. Полюбовавшись результатами своих усилий, Полина вставила в отпечаток птицу. Послышался легкий щелчок. Оглянувшись на детектива, женщина начала медленно поворачивать накладку. Послышался скрежет металла, и дверь медленно поползла в сторону.
  Венедикт с любопытством заглянул в дверной проем, посветив себе фонариком. С удовлетворением он увидел, что луч света далеко впереди упирается в каменную стену.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ
  
  Венедикт шагнул в темный неширокий коридор. Остановившись, окинул его внимательным взглядом. Медленным шагом, постоянно останавливаясь, он двинулся вперед. За ним, вцепившись друг в друга, двинулись Полина и Александра. Неожиданно сзади раздался резкий металлический лязг. Венедикт выключил фонарь и замер.
  - Ой, мамочка! - послышался в кромешной темноте тихий голос Полины.
  Через мгновение Венедикт включил фонарь и посветил назад. Дверь была закрыта. Подсвечивая себе, детектив подошел к двери и тщательно ее обследовал. Но с этой стороны поверхность двери была идеально гладкой и совершенно не за что было взяться, чтобы попытаться сдвинуть эту металлическую громаду.
  - Ну, вот мы и приплыли, - бодрым голосом произнес Венедикт. - Вы хотели приключений, и вот, как по заказу. Нам остается только один вариант, двигаться вперед. Пойдемте, и держитесь рядом за моей спиной.
  Вскоре они добрались до поворота направо. Но дойдя до него, Венедикт уперся в небольшую металлическую дверь. Дверь была приоткрыта. Венедикт начал медленно ее открывать, готовый к любым неожиданностям. Но ничего не произошло.
  Венедикт открыл дверь. Наклонившись, быстро вошел в комнату и осветил ее фонарем - она была совершенно пустой. Детектив выключил фонарь и негромко проговорил в темноту: - Эй, кто-нибудь.
  Никто не откликнулся. Тогда Венедикт снова позвал, на этот раз громче. И снова тишина. Венедикт осветил комнату и обнаружил в углу еще одну большую, сбитую из досок, дверь. Она была закрыта. Детектив поставил девушек вдоль стены и приказал им не двигаться.
  Он подошел к двери и оценивающе окинул ее взглядом. А дальше он действовал точь-в-точь, как в кино. Сильным ударом левой ноги он с грохотом распахнул дверь. С десяток секунд судорожно сжав в руках пистолет, он, затаив дыхание, стоял, прижавшись спиной к стене. Но ничего не произошло. Он медленно выдохнул воздух сквозь стиснутые губы и, оторвавшись от стены, осторожно проникнул в помещение. Быстро его оглядел.
  Посреди огромного помещения, в свете фонаря Венедикт увидел, что на каком-то деревянном ящике неподвижно сидит Алексей Константинович. Венедикту очень не понравилось, что на появление посторонних Романовский никак не отреагировал.
  Сзади Венедикт услышал вопль отчаяния. Грубо оттолкнув Струкачева в сторону, Полина бросилась к отцу. Она подбежала к отцу и начала его беспорядочно ощупывать, со страхом ожидая найти страшную рану, приведшую мужчину к смерти. Но никаких признаков ранений ей обнаружить не удалось. Этот факт несколько успокоил ее. Но отец продолжал сидеть на ящике, никак не реагируя на усилия дочери.
  - Папа, папа! - громко закричала женщина, - что с тобой, дорогой?!
  Она начала трясти неподвижно сидящего мужчину. Он безвольно, словно тряпичная кукла, колыхался в ее руках.
  - Подождите, Полина Алексеевна. - Венедикт быстро подошел к Полине. Нежно взяв ее за руки, оттащил от профессора и спокойным голосом сказал: - Не надо так сильно трясти Алексея Михайловича. У него могут быть какие-то внутренние повреждения, и ваши грубые вмешательства могут нанести ему непоправимый вред. Вы пока постойте в сторонке, а мы попробуем помочь вашему папе. Александра, - Венедикт обернулся к своей дочери, - помоги мне положить профессора на пол.
  Венедикт осторожно поднял Романовского за плечи, Александра подхватила мужчину за ноги. Вдвоем они приподняли его с ящика и аккуратно положили на расстеленную на полу куртку. Венедикт встал на колени и, положив руку на грудь, закрыл глаза. На мгновение он замер.
  - Я могу сказать, что Алексей Михайлович вполне здоров и находится в состоянии каталепсии, - с уверенностью в голосе проговорил он. - А вот причина нахождения его в таком состоянии мне пока не понятна. Но этот вопрос сейчас не очень важен. А вот что нам нужно сделать немедленно, это найти выход из этого помещения. Самую главную задачу мы с вами успешно выполнили. Остальное - это уже не столь важно.
  Венедикт, оставив рядом с беспомощным мужчиной Полину и Александру, отправился обследовать большое помещение, подсвечивая себе фонарем. В самом дальнем углу он обнаружил ведущий, непонятно куда, низкий и неширокий проход. Пришлось возвращаться к ждущим его девушкам.
  - Полина Алексеевна, я обнаружил непонятно куда ведущий проход. Вы меня подождите здесь, а я проверю, куда он ведет?
  - Папа, я пойду с тобой, - решительно заявила Александра. - Полина пока одна побудет около Алексея Михайловича. Я надеюсь, что теперь здесь ничего не должно произойти. А тебе моя помощь может понадобиться.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
  
  Венедикт вопросительно взглянул на смущенную женщину.
  - Извините, что я не могу сейчас оказать вам помощь. Но, вероятно, мне нужно сейчас находиться рядом с папой на всякий случай. А Саша должна обязательно подстраховать вас.
  - Мы постараемся обернуться быстро. Очень хочется найти выход из подземелья. Не будем терять время, пошли Саша.
  Венедикт с Александрой направились к проходу, оставив женщину в кромешной тьме. По нему им пришлось идти долго. Местами проход становился таким низким, что пришлось становиться на колени и ползти на четвереньках. Прошло немало времени, пока Венедикт буквально уперся лбом в каменную плиту. Он включил фонарь и начал внимательно обследовать неожиданную преграду. Плита стояла не вертикально, а под небольшим углом.
  - "Будем надеяться, что ею просто прикрыли лаз в этот проход. Иначе мы здесь будем погребены", - Венедикт оглянулся, поджидая немного отставшую дочь.
  - Что там? - послышался голос запыхавшейся Александры. - Мы спасены?
  - Пока не знаю. Я лбом уперся в каменную плиту. Это - плохая новость. Но есть и хорошая. Эту плиту недавно убирали отсюда. Об этом свидетельствуют холмики земли около плиты. А это значит, что ее недавно открывали. Если кто-то открывал, значит, и мы сможем сделать это.
  - Надеюсь, у тебя есть план? Я готова к его реализации.
  Венедикт взглянул на перепачканное грязью лицо девочки и не смог удержаться от смеха.
  - Ну и видуха у вас, девушка! В таком чумазом виде ни один юноша на тебя не посмотрит. А вот я предлагаю тебе лечь на спинку рядом со мной и ножками упереться в плиту.
  Александра негодующе фыркнула, но ничего в ответ не сказала. Она легла рядом с Венедиктом и положила ноги на плиту.
  - На счет три попытайся надавить на плиту. И... Александра выпусти пар, а то взорвешься.
  - А ты не подкалывай меня. И давай уж убирать эту дурацкую плиту.
  После нескольких неудачных попыток плита шевельнулась и нехотя отвалилась, открывая проход. Венедикт протиснулся через узкий лаз и вытащил Александру на свет.
  - Александра, сбегай, пожалуйста, в деревню и принеси какое-нибудь старое одеяла или кусок брезента. В общем, действуй по обстоятельствам. Нам нужно перенести Алексея Михайловича в деревню. А я вернусь к Полине. Ей там, в абсолютной темноте одной, вероятно, очень страшно.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  
  Хозяйка дома, где они остановились, разрешила поместить принесенного профессора в своем небольшом доме. По предложению Венедикта она отправилась ночевать к дочери, живущей на этой же улице в нескольких сотнях метров дальше по единственной улице поселка.
  Венедикт, Полина и Александра находились в небольшой комнате рядом с кушеткой, на которой неподвижно лежал Романовский. Его грудь изредка приподнималась во вдохе. Воздух с хрипом выходил из легких.
  - Венедикт Игоревич, - Полина с надеждой посмотрела на детектива, - а вы сможете помочь моему папе?
   - Полина Алексеевна, мы обязательно окажем ему помощь. Но прежде нам необходимо показать вашего папу медицинскому работнику. Сейчас мы дождемся доктора, и, может быть, узнаем и причины, и возможности его выведения из этого состояния.
  Услышав слова Венедикта, Полина отвернулась, и Венедикт увидел, что у нее по щекам потекли слезы. Плакала она молча, но интенсивно.
  Снаружи послышался шум подъезжающей машины. Через несколько мгновений в помещение вошел пожилой невысокий в очках мужчина. Он поздоровался с присутствующими, и представился Тимофеем Аркадьевичем.
  - Где я могу помыть руки? - приятным баритоном деловито поинтересовался он.
  - Позвольте мне проводить вас, - Венедикт сделал пригласительный жест в сторону ванной комнаты.
  Пока доктор тщательно мыл руки, Венедикт стоял за его спиной и держал в руках чистое полотенце.
  - Тимофей Аркадьевич, позвольте мне представиться. Меня зовут Струкачевым Венедиктом Игоревичем. Я частный детектив и знакомый дочери больного. Должен вас предупредить, что ваш пациент сегодня не совсем обычный. Понимаете, он уже несколько часов находится в странном состоянии. Он живой, но находится в состоянии недвижимости.
  - Посмотрим, Венедикт Игоревич, может быть все не так уж и страшно.
  - Да, доктор, и проверьте, пожалуйста, нет ли у него каких-либо внутренних повреждений.
  - Венедикт Игоревич, - доктор взял из рук детектива полотенце и, тщательно вытирая руки, сердитым тоном стал выговаривать ему: - я профессионал и долгие годы уже занимаюсь тем, что вытаскиваю пациентов с того света и оказываю им помощь.
  Тимофей Аркадьевич, раздосадованный предложением детектива, раздраженно сунул в руки Венедикта мокрое полотенце и вышел из ванной комнаты. Заметив лежащего на кушетке мужчину, не задавая лишних вопросов, он направился к нему.
  Он встал у лежащего мужчины и начал внимательно осматривать Романовского. После долгого и тщательного осмотра, измерения давления и снятия ЭКГ Тимофей Аркадьевич откинулся от больного и надолго замер. Прошло немало времени, пока он зашевелился и повернулся к безмолвно стоящим свидетелям его усилий. Его лицо выражало неподдельное удивление. Но он быстро взял себя в руки, сменил выражение лица. Теперь оно было спокойным и бесстрастным.
  - Венедикт Игоревич, - баритоном спокойно произнес он, - мы с вами провели у постели больного достаточно много времени. Я предлагаю вам пойти в кухню и выпить по чашечке кофе. Нам нужно немного встряхнуться.
  Венедикт взглянул на доктора и понял, что тот хочет поговорить с ним без свидетелей.
  - Да, Тимофей Аркадьевич, я думаю, мы все в таком состоянии, что чашечка горячего кофе нам сейчас явно не помешает.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ
  
  Они прошли в кухню. Венедикт приготовил свой любимый напиток, а доктор все это время сидел неподвижно и безмолвно смотрел в одну ему известную точку на стене. Венедикт поставил перед доктором чашку кофе и сел напротив него.
  - Тимофей Аркадьевич, я думаю, что вы хотите мне сообщить нечто, что не нужно слышать посторонним.
  - Да, Венедикт Игоревич, вы правы, - отвлекаясь от своих тяжелых размышлений, промолвил он. - Я вижу, что вы опытный человек и не будете распространяться о теме нашего разговора. Мне не хотелось бы, чтобы эта моя неудача наложила темное пятно на мою доселе безупречную репутацию.
  - Спасибо за оказанное доверие. Я совершенно не намерен рассказывать, кому бы то ни было, о теме нашего разговора, если для этого не будет достаточно веских причин.
  - Хорошо, Венедикт Игоревич. Дело в том, что я столкнулся с очень загадочным случаем. Странно, я не вижу никаких физических воздействий на человека. Все его внутренние органы работают безупречно. Давление и пульс немного понижены, но это вполне оправдано при его положении. И, тем не менее, он находится в беспамятстве. Единственно, что я могу предположить, что Романовский находится в состоянии каталепсии, вызванной либо гипнозом, либо использованием какого-то яда. Но это такой редкий случай. В моей практике такого не было ни разу. Я даже не знаю, что я могу сделать в данном случае. Единственно, что я могу порекомендовать, отправить пострадавшего в городскую больницу. У них все-таки больше возможностей оказать ему действенную помощь.
  - По поводу вашего диагноза я с вами полностью согласен. К такому же выводу пришел и я. А вот по поводу причин, которые могли бы вызвать ее, я, доктор, позволю себе наглость высказать вам свое мнение. В свое время я достаточно подробно изучал яды. У меня был талантливый учитель. Я могу с полной уверенностью заявить, что в данном случае состояние мужчины не вызвано воздействием яда. А вот чем оно вызвано, я пока не знаю. Но у меня есть некоторые предположения по этому случаю. Вы, может быть, удивитесь, но я хочу попросить о помощи свою дочь.
  - Вашу дочь? - неподдельно изумился Тимофей Аркадьевич. - Вы имеете в виду ту девочку, что я видел? Или у вас есть другая дочь, постарше?
  - Нет, Тимофей Аркадьевич, я имею в виду именно ее, - Венедикт улыбнулся доктору. - Другой дочери у меня нет, и в ближайшем будущем не предвидится.
  - По поводу последнего, Венедикт Игоревич, я не стал бы говорить так безапелляционно, - доктор неожиданно улыбнулся, откровенно рассматривая высокого красивого мужчину. - Вы еще молоды и красивы. Не знаю ваше семейное положение, но говорю вам со стопроцентной уверенностью, что дети у вас еще будут. Это я вам как специалист говорю. У вас это на лице написано.
  Смущенный Венедикт хотел что-то возразить, но в этот самый миг в дверь кухни негромко постучали. Венедикт приоткрыл дверь и с явным удовольствием широко распахнул ее. В комнату вошла Полина. Она бросила быстрый взгляд на детектива, легкий, едва заметный, румянец покрыл ее щеки, и она опустила глаза. Эта короткая ситуация, длящаяся всего несколько мгновений, не прошла мимо внимательного взгляда доктора. Он довольный улыбнулся.
  - "Нет, дорогой мой Венедикт Игоревич, я не знаю, какие у вас отношения с этой милой женщиной, но то, что вы ее любите, это и к докторам ходить не надо. А любовь почти всегда приводит к появлению малышей".
  Увидев беседующих мужчин, женщина слегка смутилась.
  - Извините, господа, что я невольно помешала вашей беседе. Мне захотелось выпить чашечку кофе, чтобы немного взбодриться. Я чувствую себя совсем разбитой. Я так беспокоюсь за здоровье моего папы.
  - Полина Алексеевна, мы вам сочувствуем и беспокоимся о здоровье вашего батюшки, - вскакивая со стула, пробормотал Тимофей Аркадьевич. - Мы постараемся оказать вам всестороннюю помощь. Я должен вам признаться, что пока положение вашего папы мне абсолютно непонятно. Я впервые сталкиваюсь с таким диагнозом за все время своей многолетней медицинской практики. Но у Венедикта Игоревича есть одно нетривиальное предложение. Но прежде всего вам необходимо выпить чашку кофе. Это поможет вам немного приободриться. Мне не очень хочется делать вам укол. Вы молодая, крепкая женщина и я предпочитаю, чтобы ваш организм сам поборолся с этим небольшим перенапряжением.
  Венедикт налил в чашку кофе и предложил Полине. Женщина с благодарностью взглянула на детектива. Она двумя руками обхватила кружку и начала мелкими глотками глотать обжигающий напиток.
  Мужчины молча ждали, пока Полина допьет кофе.
  - Венедикт Игоревич, а что за предложение у вас? Это может помочь моему папе прийти в себя?
  - Полина Алексеевна, - бодрым голосом проговорил Венедикт, чтобы вселить Полине веру в положительный исход, - сейчас я предлагаю вам пройти в помещение, где находится Алексей Михайлович. Сейчас сложно сказать, насколько предлагаемые мною меры будут целесообразны, но попробовать можно будет. Во всяком случае, хуже от этого никому не будет.
  Двое мужчин и женщина вошли в помещение, где продолжал неподвижно лежать Романовский. Александра сидела рядом с мужчиной на табурете и внимательно смотрела на его лицо. Венедикт ободряюще посмотрел на дочь.
  - Александра, ты уже долго сидишь около Алексея Михайловича. У тебя было достаточно времени, чтобы не спеша оценить состояние мужчины и оценить свои силы. Я знаю, что именно этим ты занималась, когда мы вошли сюда. Или я ошибаюсь?
  - Да, папа, ты угадал. Именно этим я сейчас занималась.
  - И как ты думаешь, у тебя хватит сил и знаний вернуть человеку сознание? Ты только говори откровенно. Я ни в коей степени не хочу, чтобы ты, попробовав исцелить человека и не достигнув нужного результата, потеряла веру в свои силы. Так что подумай, прежде чем принять решение. Если ты не сможешь, этим займутся другие специалисты. А для меня ты при любом исходе останешься любимой дочерью.
  Александра подняла на Венедикта глаза, и он с ужасом увидел в ее глазах слезы. Он так растерялся от их вида, что почувствовал, как в горле его встал ком, и он не может произнести ни слова. Он подошел к девочке и прижал ее к себе, чтобы она, не дай Бог, не увидела его мокрые глаза, не посмела обвинить его в слабости.
  Через несколько мгновений он отодвинул дочь от себя и хрипловатым от волнения голосом проговорил:
  - Я чувствую, что ты уже приняла решение. Пожалуй, сейчас наступило время, когда ты можешь испытать свои ведьмовские способности. Сделай это доченька и пусть все воочию увидят твою силу.
  Краем глаза он увидел, как у Тимофея Аркадьевича от удивления отвисла челюсть и по подбородку потекла тоненькая струя слюны.
  Александра нервно потерла ладони, растирая их, словно они озябли. Она подошла к лежащему мужчине и села на табурет. Оглянулась на Венедикта и, получив подбадривающий его кивок, положила ладони на грудь профессора.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ
  
  В помещении повисла тяжелая тишина, лишь иногда прерываемая тяжелым хриплым дыханием мужчины. Александра сидела неподвижно. Ее глаза смотрели вперед, но они ничего не замечали перед собой. Девочка сейчас видела то, что никому из присутствующих не было доступно. Вдруг она вздрогнула, и начала медленно подниматься с табурета, продолжая держать ладони над грудью мужчины.
  С оглушительным грохотом отлетела табуретка. Неожиданно она закрыла глаза и начала что-то едва слышно нашептывать. Ее тело приподнялось над полом, и теперь она висела над ним в нескольких сантиметрах, слегка покачиваясь со стороны в сторону.
  И вдруг над телом мужчины стала возникать едва видимая темная тень. Она на несколько мгновений зависла над ним и начала медленно бледнеть.
  Венедикт повернулся к стоящему рядом доктору и что-то прошептал ему на ухо. Словно очнувшись от забытья, доктор открыл свою сумку и, достав пузырек с прозрачной жидкостью, протянул его детективу. Венедикт открыл пузырек и по помещению понесся резкий запах нашатырного спирта. Он смочил платок и вернул пузырек доктору.
  Подбежав к висевшей в воздухе девочке, он ласково взял ее на руки и, положив аккуратно на пол, начал платком, смоченным спиртом, протирать девочке виски. Подбежала Полина и приподняла девочке голову, чтобы ей было удобнее дышать.
  Александра лежала, закрыв глаза и тяжело дыша. Через несколько мгновений она открыла глаза и вопросительно посмотрела на Венедикта. Тот широко улыбался дочери и едва слышно бормотал ей ласковые слова, которые она никогда раньше не слышала в своей прошлой жизни.
  Через минуту, собравшись с силами, она поднялась с пола и придерживаемая отцом и Полиной, подошла к койке. Все вокруг стояли и молча смотрели на неподвижного мужчину. И вдруг его веки вздрогнули и начали тяжело подниматься, обнажая белок глаз. Полина закрыла рот ладонью, чтобы сдержать рвущийся наружу крик отчаяния. Но вскоре появились зрачки, и они непонимающе уставились на стоящих вокруг него людей.
  Еще через минуту он изумленно открыл рот, при этом не издавая ни звука. Прошло немало времени, пока лицо у него стало живым и подвижным, а глаза стали смотреть осмысленно и прямо. Полина подбежала к отцу и попыталась приподнять его за плечи. Но сил у нее на это было явно маловато. Подскочивший доктор помог женщине посадить Романовского.
  Венедикт отвел Александру в соседнее помещение и налил ей чашку чая.
  - Александра, ты как себя чувствуешь? - Венедикт встревоженно всматривался в бледное лицо дочери.
  - Спасибо. Я себя хорошо чувствую, - Александра вымученно улыбнулась и погладила Венедикта по руке. - Отнеси чай Алексею Михайловичу. Ему сейчас обязательно нужно попить горяченького.
  - Ты посиди спокойно, не особо двигайся. Ты потеряла много сил и тебе сейчас необходим длительный отдых, - Венедикт инструктировал дочь, одновременно наливая в кружку чай.
  Выпив кружку чая, Алексей Михайлович почувствовал себя значительно лучше. Он стал активнее двигаться и даже пытался задавать вопросы не отходящей от него ни на шаг дочери.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
  
  Венедикт хлопотал у лежащей на койке Александры, когда в его кармане завибрировал мобильный телефон. Звонил Верещагин. Венедикт недовольно поморщился, но этот звонок мог быть очень важным.
  - Антон Павлович, вам удалось что-нибудь узнать об окружении Ямщикова?
  - Ты будешь удивлен, но нам удалось даже за это короткое время кое-что узнать. И это кое-что - весьма любопытное. Нам удалось узнать, что у Ярослава Феликсовича обширный круг знакомых. Женщин мы сразу из этого списка исключили. Отобрали мужчин высоких, здоровых с размером обуви 43-44. Потом мы отобрали мужчин, имеющих военную подготовку. Исходили из того, что подозреваемый имел навыки обращения со снайперской винтовкой. Ведь был произведен всего один выстрел, точно положенный в цель. И у нас остался всего один подозреваемый.
  - И кто же это?
  - Нашего подозреваемого зовут Чомпаевым Муратом Юнусовичем. Ему тридцать два года. Он по всем параметрам подходит нам в этом качестве. Он служил в вооруженных силах и был штатным полковым снайпером. Я только что объявил его в розыск и мои ребята уже начали его поиск. О результатах их работы пока говорить, само собой разумеется, преждевременно. В связи с этим, Венедикт, будьте предельно осторожны. Преступник вооружен и, судя по всему, подготовлен хорошо.
  Мы предполагаем, что погибший Ямщиков либо вошел в преступный сговор с Чомпаевым, либо по неосторожности или недомыслию обмолвился приятелю о легендарной чаше бессмертия. И поплатился за это своей жизнью.
  - И получается, что мы знаем пока об одном человеке, действующем против нас?
  - Получается так. Но, еще раз повторяю, преступник серьезный, поэтому будь осторожен.
  - А по поводу следов второго преступника вы что-нибудь можете сказать?
  - Да как тебе сказать? Криминалисты у меня работают, как проклятые. Они очень осторожно заявляют, что, скорее всего, это была женщина. Следы маленькие. Ну не мог же это быть ребенок. Сейчас не поймешь, мужчина или женщина. Женщины с удовольствием носят мужскую обувь. Так что имей этот факт в виду.
  Услышанные сведения были действительно очень ценными. Поблагодарив Верещагина, Венедикт вышел в комнату, где лежал Романовский.
  - Алексей Михайлович, вы можете вспомнить мужчину, который напал на вас в подземелье?
  Он задумался, а потом решительно покачал головой.
  - Момент нападения я помню не очень хорошо. Я только помню, что это был громадный мужик в синем форменном костюме. Подобные костюмы носят охранники в нашем институте. В момент его появления я направлялся к месту, где по моим расчетам и находилась мистическая чаша бессмертия. Он появился из того самого прохода, по которому, вероятно, и вы вытащили меня.
  Он подошел ко мне. В его глазах я прочел такую ярость, которую я никогда не видел ни у кого другого.
  - Я шел по твоим следам долгие месяцы, ожидая, когда ты найдешь то, что мне нужно, - захлебываясь от ярости и брызгая слюной, прошипел он. - Если ты отдашь мне чашу бессмертия, я обещаю тебе быструю смерть. Иначе ты будешь умирать долго и мучительно.
  Он напал на меня. Мы стали яростно кататься по полу, то один из нас оказывался сверху, то другой. Мы яростно наносили удары кулаками, били друг друга ногами. Но я стал уже старым и слабым. В один из моментов я пропустил удар. Этот удар был такой силы, что я потерял сознание.
  А очнулся я уже здесь. А что было в период между моей потери сознания и этим моментом, я, увы, не знаю.
  - Папа, мы сейчас отвезем тебя в больницу. Я очень волнуюсь за состояние твоего здоровья.
  - Нет, дорогая, в больницу я не поеду. Я себя прекрасно чувствую. И все это благодаря этой маленькой чудеснице, - Алексей Михайлович ласково улыбнулся Александре. - В нашем доме я значительно быстрее восстановлю свои силы.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ
  
  Было уже темно, когда Венедикт привез Романовского, Полину и Александру в дом профессора. Когда машина остановилась, из кустов бузины вышел мужчина и направился к приехавшим. Когда он подошел ближе, детектив узнал своего старого знакомого, старшего лейтенанта Корнилова. Венедикт вышел из машины и вместе с офицером отошел от машины на несколько шагов. Корнилов негромко доложил детективу:
  - Венедикт Игоревич, я и трое сотрудников прибыли в ваше распоряжение по приказу подполковника Верещагина.
  - Спасибо, Юрий Николаевич. Очень рад, что встретился с вами снова. Суть дела состоит в том, что в настоящее время на свободе находится опасный преступник. На его совести есть уже два трупа. Но самое неприятное, что существует опасность для жизни профессора Романовского, его дочери и, заодно, нас.
  - Да, меня Антон Павлович поставил в известность. Что нам сейчас делать?
  - Помогите перенести профессора в его спальню. Он слишком слаб, чтобы самому сделать это. А потом нам придется имеемыми силами организовать оборону этого дома. Я полностью поступаю в ваше распоряжение.
  Двое сотрудников полиции перенесли совсем еще слабого Алексея Михайловича на руках в спальню. Пока Полина занималась устройством папы со всеми возможными удобствами, Венедикт отправился за дочерью.
  Девочка сначала робко сопротивлялась, начала говорить, что она и сама в состоянии перейти в дом, но Венедикт решил, что девочке не стоит сейчас тратить силы на лишнее движение. Александра потратила на борьбу с темными силами слишком много сил и ей потребуется некоторое время на полное восстановление сил.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
  
  Едва Алексей Михайлович появился в стенах родного дома, его глаза начали беспокойно оглядывать пространство, явно что-то выискивая.
  - Полина, а где Нефертити? Почему моя любимица не встречает своего папочку?
  - Папа, твою любимицу мы были вынуждены удалить из дома, где во время твоего отсутствия происходили очень странные события. Я тебе о них потом расскажу. Венедикт Игоревич решил, что ее не стоит подвергать стрессам и любезно предложил временно пожить ей в своем загородном доме.
  Алексей Михайлович с благодарностью взглянул на Струкачева.
  - Полиночка, я тебя очень прошу, привези ее домой. Я очень истосковался по ней.
  - Хорошо, папа. Как только эта история закончится я, с разрешения Венедикта Игоревича, верну ее тебе.
  Алексей Михайлович с помощью Полины подошел к своему рабочему столу и, удобно расположившись в кресле, обвел внимательным взглядом рассевшихся на стульях слушателей. Он себя еще не очень хорошо чувствовал, но желание рассказать, как можно скорее, детали этой необыкновенной истории, превозобладали. Он протянул руку и взял со стола чашку с чаем. Сделав небольшой глоток, он поставил ее на место и хрипловатым голосом торжественно произнес:
  - Дамы и господа, я должен сделать некий экскурс в область преданий, чтобы картина произошедшего со мной и с вами произвели на вас правильное впечатление. Что из себя представляет сия нефритовая чаша, вы уже знаете. Ее нашли в Китае уже семь столетий назад. Кто ее изготовил, мне не ясно. Да и не одному мне. В те времена в этой стране из нефрита изготавливали очень много изделий. Хотя нефрит - не самый простой для поделок минерал. Так что история изготовления чаши для ученого сообщества покрыта мраком.
  Как попала нефритовая чаша в эту старую церковь мне не ведомо. Эта история так же во мраке. Но она хранилась здесь почти семь веков под присмотром местных монахов. А потом ситуация так сложилась, что церковь оказалась заброшенной. Покидая ее, монахи решили, что стены старого божьего храма будут ей наилучшим местом пребывания и не стали ее тревожить.
  И все это время за ней велась непрекращающаяся охота. Десятки, сотни желающих обрести бессмертие искали эту чашу. - Алексей Михайлович довольно потер ладони. - А найти ее удалось мне. Правда, моей заслуги здесь очень мало. А получилось все следующим образом.
  Полгода назад я был в Куала-Лумпур, - Алексей Михайлович насмешливым взглядом обвел несколько озабоченных незнакомым названием слушателей. - Для тех, кто не очень знаком с географией, поясняю, Куала-Лумпур - это большой город Малайзии. - Романовский снова взял чашку и отпил глоток чая. - Так вот, я продолжаю. По своей старой привычке я по прибытию в город отправился на рынок. Чего там только не было. Это истинный рай для барахольшиков. Но меня больше всего интересовали древние вещи. Именно в подобных местах я приобретал артефакты, из которых скомплектовал большую часть той коллекции, которую, я надеюсь, вы уже имели честь видеть.
  Я уже обошел весь рынок, но ничего стоящего не нашел. Расстроенный, я уже направился на выход. И вдруг мой взгляд наткнулся на покосившуюся хибару, над дверью которой косо висела ржавая с выцветшей надписью вывеска. Текст был написан на китайском языке и из нее я понял, что здесь продаются старые вещи. Я открыл заскрипевшую дверь и вошел в полутемное помещение.
  Навстречу мне из полумрака шагнул очень старый бидаюх. Он настороженно взглянул на меня и на китайском языке весьма агрессивным тоном спросил меня, какого черта мне нужно в его магазине. На мое счастье я прекрасно знаю китайский язык. Когда я на китайском языке изложил свое желание приобрести какую-нибудь древнюю вещь, старик очень удивился моими познаниями его родного языка и проникся ко мне симпатией. Впервые он столкнулся с европейцем, который говорит на таком прекрасном китайском языке. Мы с ним долго говорили о так любимых мною и им древностях.
  Проникнув ко мне большим доверием, бидаюх любезно провел меня вглубь своей каморки. Там оказалась его жилая площадка, где он и жил. За небольшим шатающимся столиком он угостил меня чудесным китайским чаем. - Алексей Михайлович с презрением посмотрел на стоящую на столе чашку. - По сравнению с ним, это, извините, не чай. Этот напиток не достоин называться этим высоким словом. Но я продолжу свой рассказ, иначе мы с вами никогда не закончим.
  Уже наступала ночь, когда я стал собираться покинуть гостеприимного хозяина, так ничего и не приобретя. Но неожиданно старик поднялся и куда-то исчез на несколько минут. Когда он снова появился, на его лице было написано удовлетворение. Причина его хорошего настроения мне стала понятна несколько позднее, когда он достал из кармана чудесную статуэтку.
  Она представляла собой изящную фигурку человека с птичьей головой. Вырезана она была из нефрита. Сам нефрит ничего особенного не представлял, но резьба была выполнена очень искусно. Он вручил ее мне и при этом он так хитро и загадочно взглянул на меня, что я почему-то решил, что полученная мною статуэтка содержит в себе какую-то тайну. Я хорошо заплатил старику за статуэтку и тепло распрощался с ним. А на выходе из лачуги старик подарил мне сущую безделицу. Это была подвеска в виде небольшой плоской диковинной птицы с большим клювом. В качестве глаза был вставлен кристалл обработанного лабрадорита.
  Так я и приобрел прекрасно сделанную статуэтку для своей любимой дочери, - Алексей Михайлович с любовью посмотрел на зардевшуюся женщину.
  - Но, папа, я не видела эту статуэтку, - Полина, поборов смущение, проговорила почти спокойным голосом.
  - Ты права, моя дорогая. Я тебе так и не вручил этот подарок на твой день рождения. Возвратившись домой из экспедиции, я не удержался и, в ожидании этого знаменательного дня, внимательнейшим образом изучил приобретенную статуэтку.
  Когда я ее перевернул, то оказалось, что ее донышко заклеено кусочком старой, сильно потертой кожи. Я долго боролся с искушением оторвать эту кожу. И весьма ожидаемо, что я позорнейшим образом эту битву проиграл.
  Какого же было мое волнение, когда, аккуратно сняв кожу, я с удивлением обнаружил на донышке какие-то темные пятнышки. Если это и был текст, то был он такой мелкий, что мне пришлось воспользоваться мощным увеличительным стеклом.
  Уже вполне ожидаемо, я обнаружил, что это были старокитайские иероглифы. И я в который раз возблагодарил своих преподавателей, которые в свое время вдолбили в мои мозги эти десятки тысяч иероглифов. Я был шокирован, когда мне удалось прочитать: "Чаша внутри". О какой же чаше могла идти речь, как не о чаше бессмертия? Лишь она одна была достойна такой секретности. А ведь я именно ее искал в течение многих лет.
  
  
  ГЛАВА СОРОКОВАЯ
  
  Алексей Михайлович с видимым усилием выпрямился и гордо окинул всех взглядом.
  - Но в своей работе я неоднократно сталкивался с хитроумными ловушками, которыми стародревние мастера оснащали шкатулки, пеналы и другие хранилища. Стоило сделать одно неверное движение и скрываемый от нескромных глаз документ мог быть безвозвратно утерян. И находясь в шаге от раскрытия многовековой тайны, я не мог рисковать.
  Пришлось более внимательно рассмотреть донышко, и я обратил внимание на то, что в одном месте цвет нефрита был несколько другого оттенка. Я взял скальпель и начал аккуратно скоблить это пятно. К моему удовлетворению это, действительно, оказалось простым наполнением. После его полного удаления я получил четкое изображение странной птицы с большим клювом. Тут меня словно громом поразило. Я с волнением достал подаренную старым бидаюхом подвеску и с радостью убедился, что это было ключом к данному пеналу.
  С замиранием сердца я вставил ключ в гнездо. Послышался легкий щелчок и тщательно подогнанное донышко выскочило из своего гнезда. Я заглянул в образовавшееся отверстие и увидел, что там находится небольшой свиток. У самого донышка была небольшая ампула. Я аккуратно вытащил ее. Там оказалась концентрированная серная кислота. Если бы я попробовал вскрыть пенал без ключа, ампула была бы несомненно раздавлена и документ был бы безвозвратно потерян.
  В этом свитке и были указаны координаты той церкви, в подземелье которой вы меня и нашли.
  Отправляясь за чашей, я оставил вам подсказку, где меня можно будет найти, если что-то пойдет не по плану. На мое счастье вам удалось правильно отгадать мои загадки.
  
  
  ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ
  
  Полина с любовью посмотрела на отца и на ее глазах сверкнули слезы.
  - Бедный мой папочка! Как много ты перенес. Нужна она была тебе эта чаша? И пусть бы занимались ее поисками более молодые сотрудники.
  - Полина, ты хочешь, чтобы я, потратив на поиски чаши бессмертия несколько лет своей жизни, в конце своих поисков, на самом финише, уступил ее кому-то другому. Да никогда! Но должен вам сказать, что эти поиски были самыми трудными и, я бы сказал, необычными в моей жизни. Ведь я вам еще не все успел рассказать. Если вы хотите, я могу поделиться с вами своими воспоминаниями, пока они еще свежи в моей памяти.
  - Алексей Михайлович, мы с удовольствием послушаем вашу историю, - Венедикт, улыбаясь, оглядел сидящих рядом Полину и Александру, внимательно слушающих рассказчика. Девушки согласно закивали головами. - Мы просто не в себе от одолевающего нас любопытства.
  - Ну, что ж. С удовольствием удовлетворю его. - Романовский заулыбался, довольный вниманием благодарных слушателей. - Когда я проник в подземелье и приступил к поискам чаши, со мной стали происходить страшные, невероятные события. В какой-то момент из глубины подземелья донеслись леденящие душу человеческие стоны и непонятное рычание похожее на звериное. Только значительно страшнее и громче.
  Сейчас я даже не могу понять почему, но я неожиданно для себя смело бросился к входу в подземелье. Но не успел я сделать и нескольких шагов, как вдруг навстречу мне из темноты выскочило ужасное чудовище.
  Вы мне, дамы и господа, можете не верить, но это был самый настоящий демон. И это чудовище подошло ко мне и своими страшными глазами заглянуло в мои. Я много путешествовал, много чего повидал на своем длинном жизненном пути, но такого нечеловеческого ужаса я никогда не испытывал. Я словно своими глазами увидел сам тартар. Бр-р! Я до сих пор чувствую, как при воспоминании увиденного, все волосы на моем теле начинают неприятно шевелиться.
  - Папа, но как тебе удалось избавиться от демона? - Полина, глазами, полными ужаса и жалости, смотрела на своего отца.
  - Хороший вопрос, моя девочка. Мне очень жаль, но я не смогу удовлетворить твое любопытство. - Алексей Михайлович запрокинул голову и весело рассмеялся. - Кстати я и сам не могу понять, почему подойдя ко мне и, показав мне самое нутро тартара во всем его неописуемом ужасе, он вдруг остановился около меня, замер на несколько мгновений и вдруг издал нечеловеческий рев. Знаете, друзья мои, на меня пахнуло таким смрадом, что я потерял сознание. А когда я пришел в себя, демона рядом уже не было.
  - И что было дальше, Алексей Михайлович? Почему вы оказались на ящике в том состоянии, в котором мы вас застали и которое так напугало вашу дочь.
  - А, и здесь происходили странные события, в которых при всем моем богатом жизненном опыте я ничего не могу понять. Придя в себя от встречи с демоном, я приступил к поиску чаши бессмертия. Едва я нашел место, где в течение многих веков она хранилась, появился тот мужчина, что и напал на меня. Об итогах нашей встречи с ним я уже вам рассказывал.
  - После повествования о ваших приключениях почти все стало на свои места. Я предполагаю, что после того, как преступник лишил вас памяти, тот же демон вселился в вас. Интересно, где сейчас находится Чомпаев? Позвоню-ка я своему другу Верещагину и попытаюсь этот вопрос выяснить.
  Венедикт набрал номер начальника отдела полиции и застыл в ожидании ответа.
  - Антон Павлович, Струкачев вас беспокоит. Хотелось бы узнать, где сейчас находится Чомпаев?
  - Венедикт, мы ищем его. Но он хитер и опытен. Нам никак не удается выйти на его след. Как там мои сотрудники?
  - Муханов с ребятами сидят в засаде. У нас пока все тихо.
  Венедикт вскочил со стула и задумчиво заходил по комнате, меряя ее большими шагами. Неожиданно он остановился перед Романовским и задал давно мучащий его вопрос:
  - Алексей Михайлович, но где же та чаша, из-за которой произошло столько несчастий и преступлений?
  Романовский грустно взглянул на Венедикта.
  - Ах, молодой человек, я вам только что рассказал о тех своих приключениях и переживаниях, которые я испытал при поиске чаши в подземелье. Но чашу я так и не достал. М-да! - Романовский, опустив голову, надолго задумался. Вероятно, приняв решение, он поднял голову и внимательно вгляделся в лицо детектива. - Венедикт Игоревич, придется вам вернуться в подземелье и завершить начатое мною дело. Я еще очень слаб. А в мои преклонные годы для восстановления сил потребуется слишком много времени. А его-то у нас как раз и нет. Ведь преступник, что напал на меня, не отказался от своих планов завладеть этой чудесной чашей. Но до появления этого супостата я успел определить местонахождение чаши и пометить камень грифелем своего любимого карандаша, с которым я никогда не расстаюсь.
  - В этом вы правы, Алексей Михайлович. Преступник пока на свободе. Полиция объявила его в розыск, сбивается с ног в его поисках. Но он очень опытен и хитер. - Венедикт ненадолго задумался. - Мой опыт говорит мне, что одному в такой операции участвовать нельзя. Проблема в том, что мой помощник сейчас находится в отпуске. В городе его нет. Пока он приедет сюда, пройдет непростительно много времени. А посторонних привлекать к такой операции уж очень опасно.
  - Я составлю вам компанию, Венедикт Игоревич, если вы не против, - Полина умоляюще смотрела на детектива.
  - И я пойду с вами, - едва слышно прошептала Александра, почему-то понимая всю бесполезность своего заявления.
  - Александра, в этот раз ты останешься дома, то есть, я хотел сказать, останешься здесь. Во-первых, ты еще не восстановила свои силы, а во-вторых, кто-то же должен понаблюдать за Алексеем Михайловичем. - Венедикт погладил огорченную дочь по плечу. - Ты не огорчайся. Ты еще так юна, что в твоей жизни будет еще много необычных событий. - Венедикт присел на корточки, заглянул девочке в глаза и ласково улыбнулся. - Что-что, а это я тебе гарантирую.
  Романовский потер лоб ладонью и задумчиво взглянул на детектива.
  - Венедикт Игоревич, я хочу вам кое-что сказать без свидетелей. Девочки, выйдите, пожалуйста, из комнаты на минуту.
  Оставшись вдвоем, старый профессор, не скрывая тревоги, негромко прошептал:
  - Венедикт Игоревич, у меня есть некоторый опыт в поисках артефактов. Когда я был в подземелье рядом с чашей бессмертия, я почувствовал, что ее кто-то охраняет. Если я не ошибаюсь, то представление мне демона, о появлении которого я вам рассказывал, и есть часть этой защиты. И мое обездвижение, это то же часть той же защиты. Будем надеяться, что я ошибаюсь, но вы, на всякий случай, будьте готовы ко всему. Даже к самому невероятному. Мне не хотелось говорить об этом в присутствии дочери и Сашеньки. Не стоит их заранее запугивать. Может я и ошибаюсь.
  - Спасибо, Алексей Михайлович, за предупреждение. Вы не волнуйтесь, у меня есть некоторое оружие против сил тьмы.
  - Бог вам в помощь, успехов вам. Постарайтесь вернуться вместе с моей дочерью.
  
  
   ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ
  
  Венедикт на этот раз подъехал максимально близко к замаскированному входу в подземелье старого храма. Машину он загнал глубоко в кусты, чтобы она не бросалась в глаза случайному прохожему. Венедикт заглушил двигатель и вместе с Полиной вышел из машины. Над живописным ландшафтом опускался тихий летний вечер. Легкий вечерний ветерок ласково охлаждал их взволнованные предстоящей операцией лица.
  Венедикт внимательно огляделся. Ничто не указывало на то, что за ними ведется слежка. Успокоенный он достал из багажника рабочие костюмы. Переодевались они молча, чтобы не нарушать тишины. Переодевшись, они вошли в лес.
  После нескольких минут хождения по густо поросшему лесу, они вышли к невысокому холму и подошли к огромной сосне. Сосна давно оторвалась от поверхности земли и сейчас прекрасно себя чувствовала, покоясь на толстых корнях. Венедикт нырнул под корни и начал руками снимать с каменной плиты набросанные прошлый раз на нее ветки, длинную колючую хвою и листья. Минут через пятнадцать неудобной работы вся плита была очищена. При помощи Полины детектив, приподняв плиту, оттащил ее в сторону, чтобы можно было протиснуться в образовавшуюся щель.
  - Полина Алексеевна, вы заползайте первой, а я за вами. Постараюсь ветками прикрыть проход, на всякий случай.
  Женщина молча проскользнула в лаз и остановилась, поджидая Венедикта. Вскоре исследователи начали долгое и неудобное движение по узкому проходу. Венедикт уже потерял счет минутам, когда услышал впереди негромкий вскрик Полины. Он настороженно замер.
  - Я вышла в подземелье, - услышал он тихий голос женщины.
  Через несколько секунд и Венедикт почувствовал, что узкий проход закончился, и он вывалился в подземелье, уткнувшись лицом во что-то мягкое и одновременно упругое, и слегка влажное. И тут же почувствовал на своем лице прохладные руки Полины, отталкивающие его от себя, и ее возмущенное фырканье.
  - Извините, Полина Алексеевна, в темноте я вас не увидел, - смущенно пробормотал Венедикт, поняв, что в темноте он уткнулся в женскую грудь. Им овладело давно забытое и не испытываемое чувство желания женщины. Но за мгновение он сумел побороть несвоевременное желание и слегка охрипшим голосом пообещал: - Сейчас я достану из кармана фонарь, и будет у нас светло.
  - Да, уж! Будьте любезны. А то вы мне чуть грудную клетку не пробили.
  - "Нечего было сидеть у входа. И могла бы фонарь свой зажечь. Может, специально подставилась? Все вы, бабы, одинаковы", - неожиданно раздраженно подумал он. Венедикт был недоволен и женщиной, которая смогла разбудить в нем давно забытые ощущения, и собой, что на какое-то мгновение он почти сломался, поддался чарам женщины.
  Он поднялся с колен, нарочито шумно отряхнул с них влажную землю и включил фонарь. Узкий, яркий луч света разрезал вековую тьму. Венедикт поводил фонариком, выхватывая из темноты то ящик, на котором они нашли Алексея Михайловича, то каменные стены древнего подземелья, в течение многих веков хранящих великую тайну.
  - Пошлите, Полина Алексеевна, разыскивать метку, которую оставил нам Алексей Михайлович.
  Имя женщины детектив произнес негромким, но подчеркнуто четким голосом. Полина удивленно взглянула на Венедикта, но промолчала. Она только достала и включила фонарик.
  - Мы с вами разделимся. Я пойду вправо, а вы - влево. А посреди зала встретимся.
  Они разошлись. Освещая стены, они брели метр за метром, разыскивая метку, оставленную Алексеем Михайловичем.
  - Венедикт Игоревич, - позвала детектива женщина через полчаса молчаливого созерцания однообразных серых стен. - Мне кажется, что я нашла то, что мы ищем.
  Венедикт подошел к Полине. Посветив фонарем на указанное женщиной место, он увидел на камне небольшое черное пятнышко. Венедикт потер пятнышко пальцем и, поднеся его к глазам, увидел, что он покрылся темным графитовым налетом.
  Удовлетворенно хмыкнув, он достал из кармана большой складной нож и начал скоблить связывающий камни раствор. Неожиданно он остановился и начал настороженно осматриваться. Давно спящее шестое чувство неожиданно проснулось, и начало настойчиво терзать его мозг.
  - Что случилось, Венедикт Игоревич? - встревожилась Полина.
  - Нет, все в порядке. Во всяком случае, пока. Подержите, пожалуйста, нож. - Венедикт протянул женщине нож, а сам полез за пазуху и достал висящий на шее мешочек с амулетом старой Аксиньи. Развязав его, он достал перстень царя Соломона и надел на палец.
  - Что это у вас, Венедикт Игоревич? - Полина с интересом следила за действиями детектива.
  - Это всего на всего мой амулет. Давайте мне нож и продолжим работать.
  Венедикт продолжил скоблить раствор, и вскоре весь камень был освобожден. Детектив, прихватив камень кончиками пальцев, потянул его на себя. Камень шевельнулся и начал медленно выходить из гнезда, где он пробыл много веков. Еще одно усилие и камень упал на руки мужчины.
  
  
  ГЛАВА СОРОК ТРЕТЬЯ
  
  Как завороженные стояли искатели и смотрели в появившуюся на месте вытащенного камня нишу. В свете фонаря на куске темно красной ткани стояла голубая нефритовая чаша. Это и была легендарная чаша бессмертия. Несколько мгновений стояли они очарованные. Они, может быть, стояли бы и дольше. Но сзади раздался чей-то грубый, хриплый мужской голос:
  - Наконец вы разыскали эту знаменитую чашу для меня.
  Венедикт и Полина от неожиданности вздрогнули и быстро обернулись. В нескольких шагах от них стоял высокий плечистый мужчина в синем форменном костюме. Его небольшие глазки, полные ненависти и злобы, не мигая смотрели на них. В огромной руке был зажат пистолет, кажущийся в ней несерьезной детской игрушкой. Но Венедикт видел, что это было настоящее боевое оружие.
  - "Вот перед нами и появился преступник по имени Чомпаев Мурат Юнусович", - успела мелькнуть в голове Венедикта мысль, прежде чем он услышал:
  - Я пытался узнать ее местонахождение у профессора Романовского, - продолжал мужчина. - Но он оказался крепким орешком и оказал мне сопротивление. Моих собственных знаний не хватило для определения ее местонахождения, даже после того, как я стал обладателем его записной книжки. Но, на мое счастье, все оказалось значительно проще, чем я предполагал, - Чомпаев хрипло рассмеялся. - Вы знаете, зачем я здесь, поэтому не будем терять времени. Женщина, достань, чашу и передай ее мне, - он сделал шаг вперед и протянул левую рук.
  Полина, как завороженная, не двигаясь, смотрела в дуло направленного на них пистолета. Чомпаев быстро перенес пистолет на Венедикта.
  - Если ты сейчас не передашь мне чашу, я прострелю ему голову, - мужчина взвел курок пистолета и поднял его на уровень головы Венедикта. - И будь уверена, моя рука не дрогнет, и с такого расстояния я не промахнусь. В моих способностях вы могли убедиться, когда с сорока метров я с одного выстрела разнес голову своему другу Ямщикову.
  Полина растерянно посмотрела на Венедикта. Тот согласно кивнул головой.
  - Нет, нет, прошу вас, не стреляйте. - В голосе Полины зазвенело отчаяние. - Я сейчас достану чашу и передам ее вам. Только не стреляйте.
  Полина подошла к нише и, протянув обе руки, взялась за чашу. И в это же мгновение в подземелье прогремел оглушительный гром. По подземелью хаотично заметались молнии. Венедикт прижался спиной к стене и с любопытством наблюдал за преображением, происходящим с женщиной.
  Из его рук выскользнул фонарь и, упав, откатился от него на несколько шагов. Все последующие события он уже наблюдал в его несильном освещении.
  Полина резко обернулась. Но Венедикт сразу же заметил, что это была уже не она. Это была какая-то другая сущность, чуждая живой природе и от того становящаяся страшной и непредсказуемой.
  Ее налитые кровью глаза заметались по всему пространству в поисках жертвы. Увидев перед собой замершего в ужасе Чомпаева, сущность издала страшный рев и тяжелой поступью медленно начала приближаться к нему. Мужчина каким-то звериным чутьем понял, что перед ним уже не женщина, а нечто другое. Но что другое?.. Его воспаленный мозг не мог найти ответа на этот вопрос. Но ноги сами собой безвольно согнулись, и он упал на колени. Его руки опустились плетями, и пистолет с глухим стуком упал на пол.
  Сущность подошла вплотную к мужчине, обдав его страшным зловонием, взяла его за голову и без видимых усилий оторвала ее. Из страшной раны хлынул поток крови, обдав всю ее. Не обращая на это ни малейшего внимания, сущность небрежно отбросила в сторону голову и медленно стала поворачиваться, ища вторую жертву красными горящими глазами.
  Увидев прижавшегося к стене Венедикта, сущность начала медленно двигаться в его сторону. Детектив, уже пришедший в себя после увиденного, спокойно ждал ее. Когда она подошла к нему, он поднял правую руку. В свете фонаря тускло блеснуло старое железо.
  - Стой, демон! - Воскликнул громко он. - Исполни волю господа нашего Сабаота, оставь тело женщины и немедленно отправляйся в свой мир.
  Услышав эти слова и увидев на руке мужчины перстень царя Соломона, сущность заревела страшным рыком. Она сделала гигантский прыжок назад и беспорядочно заметалась по подземелью.
  Выскочив на середину, она на несколько мгновений замерла, озираясь по сторонам, изрыгая клубы пламени и черного дыма. И вдруг ее тело стало сотрясаться в страшных конвульсиях. Сущность упала на пол и стала кататься по нему, рыча и выкрикивая страшные проклятия в адрес мужчины.
  Так продолжалось несколько минут. Но вот она замерла неподвижно, и Венедикт увидел, как над телом лежащей женщины появилась черная тень. Несколько мгновений она висела неподвижно, а потом, как бы нехотя, начала медленно двигаться к темнеющему на серой стене проходу и вскоре исчезла в нем.
  Венедикт бросился к неподвижно лежащей на животе женщине. Он осторожно перевернул ее на спину, наклонился над ней, пытаясь услышать дыхание, но быстро понял тщетность своих усилий.
  Он, не теряя времени, начал делать ей искусственное дыхание. Закрыв ей нос, Венедикт сделал в нее глубокий выдох и несколько раз надавил на грудную клетку. Ему пришлось проделать эту операцию несколько раз, пока к его радости он не почувствовал едва заметное шевеление женщины.
  Полина открыла глаза и непонимающе уставилась на мужчину.
  - Венедикт, что со мной произошло? Почему я оказалась на полу, а мой костюм чем-то намочен, - слабым голосом поинтересовалась она, не обратив внимания на то, что она не упомянула его отчества. - Я потеряла сознание, да?
  - Полина Алексеевна, я вам позднее все расскажу, а теперь попробуйте подняться с пола. По-моему, он очень холодный. Как бы вы не простудились.
  Женщина с помощью Венедикта поднялась и теперь стояла, покачиваясь и опираясь на его руку.
  - А где тот страшный мужик, что направлял на тебя свою пушку?
  - Он погиб. Только не спрашивай, каким образом. Сейчас я все равно ничего не хочу рассказывать. Мы оба устали и нам необходимо сделать то дело, ради которого мы пришли в это подземелье.
  Венедикт поднял фонарь и направил его луч на стену, стараясь, чтобы свет не падал на лежащий в нескольких шагах обезглавленный труп.
  Поддерживаемая за плечи, Полина медленно дошла до стены.
  - Ну, Полина Алексеевна, вам предоставляется честь достать нефритовую чашу бессмертия, - бодрым голосом проговорил Венедикт, нежно придерживая женщину за талию.
  Полина благодарно взглянула в глаза детектива и сразу же смущенно отвернулась. Даже в царившем в подземелье полумраке она впервые обратила внимание, что у этого частного детектива красивые голубые глаза. И их чистый и ясный свет, кажется, зажег в ее сердце ранее неизвестный ей огонек.
  
  
  ГЛАВА СОРОК ЧЕТВЕРТАЯ
  
  Женщина вытащила чашу из ниши и вопросительно посмотрела на детектива.
  - Полина... Алексеевна, я предлагаю выбираться отсюда поскорее. У нас позднее будет много времени рассмотреть это чудо.
  Венедикт, подойдя к проходу, остановился.
  - Может ты чашу доверишь мне? Ненадолго, пока мы будем лезть по этому чертову проходу. Вам будет не очень удобно ее нести, тем более, что вы себя еще не очень хорошо чувствуете.
  Полина возмущенно фыркнула.
  - Да как ты смеешь мне говорить такие гадости? Я что давала тебе повод думать обо мне так плохо?
  - Это я так, на всякий случай... Вдруг... Ну, в общем... - неожиданно для себя стушевался Венедикт от такой бурной реакции молодой женщины.
  Полина негодующе взглянула на детектива, сунула ему в руки чашу.
  - Держи чашу. Ты все так обставил, будто я тебе не доверяю и не могу доверить тебе чашу, будь она неладна, даже на короткое время. Тебе должно быть стыдно за свои нехорошие мысли.
  Женщина отвернулась и, счастливо заулыбавшись, вошла в проход.
  - "Мне и стыдно! Но в основном не за мои слова, а за свое не очень эффективное поведение. Неужели было так трудно предусмотреть возможность появления Чомпаева?", - расстроенный своим промахом детектив засунул чашу в принесенный с собой пакет и зашагал за Полиной.
  После долгого и трудного прохода по тесному и неприятно влажному проходу, Венедикт и Полина добрались до выхода. Их встретила теплая летняя ночь бескрайним бархатно-черным звездным небом. Луна, спрятавшись за высокими соснами, почти не давала света.
   Выбравшись наружу, детектив отдал чашу женщине, поставил на место плиту и замаскировал ее ветками.
  Выпрямившись, он вдохнул полной грудью свежий ночной воздух. С улыбкой взглянув на счастливую женщину, прижимающую к груди ценный артефакт, первым направился к спрятанному в кустах "лексусу", подсвечивая Полине и себе фонариком. За ним, прижимая к груди драгоценную ношу, спотыкаясь о корни, палки, медленно побрела Полина.
  Только сев в машину, Венедикт понял, как он устал за сегодняшний день. Разболелась сломанная нога, руки налились тяжестью. Чтобы выиграть себе время для кратковременного отдыха, Венедикт повернулся к сидящей на пассажирском кресле женщине и заинтересованным голосом спросил:
  - Полина, ты можешь прочитать, что написано на этой чудесной чаше? Ту ли чашу мы с тобой нашли?
  Полина взяла в руки чашу и долго рассматривала ее, забыв о сидящем рядом детективе, и вообще обо всем на свете. Ее созерцание чаши настолько затянулось, что, в конце концов, он не выдержал:
  - Полина, извините. Уже поздняя ночь. Если вы можете прочитать, прочтите. Если нет, позднее мы попытаемся найти специалиста.
  - Ах, да! Извини меня. Я была просто очарована чашей, из-за которой произошло столько невероятных событий.
  Полина достала из кармана джинсов платок и тщательно обтерла чашу от пыли. Поднеся чашу к салонному светильнику, она стала читать иероглифы. Прочитав, она торжествующе посмотрела на Венедикта.
  - На чаше на старокитайском языке написано "Испивший из этой чаши обретет бессмертие". А это значит, что мы нашли именно ту чашу, которые долгие годы разыскивал мой папа. Впрочем, не он один.
  - Вот и прекрасно. Значит, Алексей Михайлович будет доволен. Поехали, скорее, домой, и обрадуем профессора, - Венедикт положил руки на рулевое колесо и внутри у него вдруг все похолодело. Перстень царя Соломона с его пальца исчез.
  На мгновение он оцепенел, пытаясь вспомнить, где он мог потерять перстень. Из ступора его вывел телефонный звонок. Полина с удивлением на него посмотрела. Кто мог звонить в такое позднее время. Полина взглянула на салонные часы. Они бесстрастно показывали начало третьего ночи. Венедикт же к звонку отнесся философски спокойно. За свою детективную жизнь он давно привык к несвоевременным звонкам. Ну и что, что часы показывают третий час ночи. Если ему звонят, значит у звонившего есть веская причина для этого.
  - Я вас слушаю, Антон Павлович.
  - Доброй ночи, Венедикт, - раздался недовольный голос Верещагина. - Ты где сейчас находишься?
  - Антон Павлович, что вас так взволновало, почему у вас такой расстроенный голос?
  - Тут, понимаешь, такое дело, - Антон Павлович расстроенно вздохнул, - мои гребанные Пинкертоны напали на след Чомпаева, и потом самым позорным образом его упустили. Они благополучно довели его до какой-то деревни, и тут он неожиданно словно испарился.
  - М-да, печальная история, - легкомысленно хихикнул Венедикт, тем самым ухудшив и так не самое хорошее настроение старшего товарища. - Антон Павлович, а вы инструктировали своих детективов, что Чомпаев - специалист своего дела?
   - Ладно тебе, Венедикт. Не сыпь соль на мою кровоточащую душу. Я с этими придурками разберусь позднее, но сейчас меня волнует ваша безопасность. Я уже дал команду на всякий случай усилить охрану дома профессора.
  - Антон Павлович, я прошу вас отменить ваш приказ. Сегодня уже поздно, а завтра с утра я вам доложу подробности. Единственно, что сейчас я вам скажу, Чомпаев мертв и нам уже ничего не угрожает. У меня только сомнения по поводу Красавиной.
  - Интересную новость ты мне сообщил, - пророкотал Верещагин в трубку. - Давай завтра мы с тобой свяжемся, и ты мне все подробно расскажешь.
  -Договорились. Спокойной вам ночи.
  - Твоими бы устами... Я отправил своих людей к Красавиной, и от них пока нет никаких сообщений. А от их сообщения и будет зависеть спокойствие моей ночи.
  
  
  ГЛАВА СОРОК ПЯТАЯ
  
  Когда Венедикт с Полиной подъехали к дому, он был весь погружен во тьму. Лишь одно окно было ярко освещено.
  - Наши еще не спят, ждут нашего возвращения, - вылезая из машины, констатировала Полина.
  Увидев входящих в комнату Полину и Венедикта, Александра с радостной улыбкой вскочила со стула и подбежала к отцу.
  - Папа, а у нас недавно охрану сняли. Полчаса назад...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"