Старый Ворон: другие произведения.

Мой дом - тюрьма! Глава 3.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - Прибыли? Все? Нет, дежурку я пересчитал... - ЗНШ стоял, опершись на собачью будку перед воротами шлюза, и разговаривал по телефону с кем-то из подчиненных - Оружие получили? Только ты? А остальные? Ждите меня! Меня ждите! И на другую сторону не суйтесь! Выстрелы слышали? Вот, и не суйтесь!
  - Как там? - спросил, жуя фильтр сигареты, Саня.
  - Опера молодцы, всех на сторону СИЗО вытолкали, когда дежурка по громкой объявила. Девки мои и юристы все прибыли, оружие, за кем закреплено, получили. Пусть ждут теперь... - ЗНШ выкинул окурок, вытащил новую сигарету, снова закурил и опять приложил телефон к уху - Алло! Да, я. Слушай, это боевая... Не перебивай, слушай! Боевая. Тут стреляют, в городе тоже. Сиди дома, на работу не ходи, отмазку сама придумаешь. И мелкого в сад не води... Не перебивай!.. Не води! Моим позвони, передай тоже самое. Бате скажи, что это "полная"... Он поймет! "Полная", запомнила? И меня ждите! Дверь никому не открывай, к окнам не подходи! Нет, не война! Жди! Все, целую!
  Штабной убрал телефон в карман и жадно затянулся сигаретой.
  - Бабы, одно слово... Сань, а ведь это пиздец. За два часа четыре трупа, и это мы все с оружием. А если нет? К обеду полгорода будет так скалиться, как этот сержантик...
  - Кажется, в Москве уже так...
  - Откуда информация? - вцепился в ниточку штабист - Звонил кто?
  - Да кто мне может позвонить? Два и два сложил... - ответил Саня, поглубже засовывая руки в карманы куртки.
  - Так, давай со мной! - выбрасывая бычок, схватил его за рукав ЗНШ - На совещухе расскажешь!
  - А изолятор? Я же ответственный!..
  - Поебать, отмажу! - штабной капитан задрал голову и крикнул в открытое окно на втором этаже здания КПП - Эй, пулеметчик Ганс!
  - А? - раздался голос из-за ствола РПК, торчащего из окна. СИЗО отрабатывало "Крепость" по всей науке.
  - Хуй на! - ответил, придерживая спадающую шапку рукой, аналитик - Представься!
  - Младший инспектор отдела охраны прапорщик Спрыгин!
  - Спрыгин, я вашего ответственного по режиму в Управление повел, приказ полковника Климова. Передай ДПНСИ! - он поправил шапку и повернулся к Сане - Все, побежали.
  
  Совещание Климов проводил в малом зале - тот окнами выходил на противоположную сторону от плаца. После разборок у въезда на территорию все с парадной стороны перешли на другую, а дежурка по колхозной, но давно отработанной системе повесила светомаскировку и заложила окно двумя несгораемыми шкафами.
  - Блядь, еще дядя Вова на бронежалюзи деньги просил, два года назад, да всем похуй... - буркнул ЗНШ, пробегая через вестибюль. Дядя Вова - предыдущий начальник дежурной службы - хоть и был на все плюющим пенсионером, но, как двадцать лет отдавший погранвойскам, службу понимал. В свое время он пытался пробить финансирование на оборудование дежурки защитой окон, бронестеклом, турникетом и металлодетектором, но все тщетно. Турникет, вечно разблокированный, поставили уже после его ухода на пенсию, и то потому, что в приемную мимо дежурки прорвалась какая-то городская сумасшедшая.
  В малом зале, предназначенном для протокольных мероприятий, а потому покрытом паркетом, заставленном цветами и кожаными креслами, собралось человек пятнадцать, все в камуфляже, многие с оружием и противогазными сумками. Расселись кто где, без обычного официоза совещаний.
  ЗНШ по быстрому поручкался с кем-то, с кем-то просто кивнулся, и уселся за торцевое место на дальнем конце длинного стола. Саня подхватил у стенки стул и уселся рядом. Стоило ему пододвинуться к столу, как в зал вошел Климов и семенящий за ним прокурор.
  - Товарищи офицеры!..
  - Сидите. Шефа пока нет, так что начну я. Довожу кратко, все охи-ахи потом. В стране черт знает что. Москва ничего почти не говорит. Дежурный лапочет все время одно и то же, все, кому пытался дозвониться лично, не отвечают или ничего особо пояснить не могут... Но в общем и в целом следующее - в Москве беспорядки, МВД не справляется, ввели войска. Деталей по радио и телевидению не говорят. Но самая главная информация у нас есть. Где доктор?
  - Я! - встал начальник медслужбы Управления, в выгоревшей разгрузке поверх куртки - он летом в составе сводного отряда катался в Чечню.
  - Да не ты, сизошный!..
  - Нету... - ответил из-за стола начальник отдела тыла.
  - Вот гандон... - протянул Климов.
  - Я дерну - вскочил с места начальник ЖКО и выскочил в коридор, но тут же вернулся - Идут.
  В зал вошли сразу трое - начмед СИЗО Башкирцев, командир ОСН, уже в ЗШ, и высокий худощавый парень в мультикаме и синей куртке.
  - Здравия желаю, Павел Викторович - поздоровался последний.
  - Вас к нам все-таки отпустили? - протянул ему руку Климов - Это очень хорошо...
  - Практически в самоволке - усмехнулся парень.
  - Знакомьтесь, кто не знает - наш куратор по линии контрразведки и борьбы с терроризмом Сергей Петрович - представил его собравшимся зампотыл - присаживайтесь, сейчас нам капитан Николаев расскажет свои ночные приключения, а доктор его дополнит. Капитан?
  Сане пришлось вновь рассказывать все приключения этой ночи, но стоило ему дойти до "восстания" депутата, как его стали засыпать вопросами. И если от вопросов охраны по чисто своей линии он отмахнулся (а потом на них и вовсе зашикали остальные), то на вопросы по сути пришлось отвечать.
  - Его не свалили три пули в грудь? - с недоверием повторил один из замначей оперуправления, здоровенный полковник в куртке старой ОМОНовской расцветки.
  - Не свалили. С трех метров в грудь из ПМ - не свалили.
  - Наркота? - поинтересовался второй из оперов, интеллигентного вида подполковник с тонкой ниточкой усов.
  - Нет. Минут за пять у него четко констатировали смерть.
  - Какие реанимационные мероприятия предпринимали? - это влез уже доктор.
  - Скорая занималась, колола что-то, массаж делала... Я не специалист. Но минут пять он не дышал, это точно.
  - Вы дальше слушайте!.. - перебил Климов - Продолжай!
  Саня продолжил. Теперь ему на помощь приходили штабной и Башкирцев, дополнял рассказ и сам Климов. На последнем этапе включился и командир спецназа. Прокурор все время сидел молчал, но слушал внимательно.
  - Ну, ваши мысли? - спросил, когда рассказ закончился, зампотыл.
  - Ну, кроме того, что звучит все это как полный бред?.. Это смахивает на болезнь какую-то... - предложил версию главный режимник.
  - Этим пусть МинЗдрав занимается, нам что делать? - сложил руки на столе Климов - Как мыслите, это на долго?
  - Разрешите, товарищ полковник? - обратился ЗНШ и, дождавшись кивка, заговорил - У меня пара мыслей появилась. Саня, вот, говорит, что с утра по корпусам поползли слухи, что в Москве какие-то психи кусаются. Так?
  Саня кивнул, а оперативники и Юрий Романович, начальник Лехи, скривились, как от зубной боли. Наличие сотовых телефонов в изоляторе было для них страшным проколом. Режимник на секунду подумал, что, возможно, эта проблема теперь уже никого больше не будет волновать.
  - Вечером мне капитан Пятов из группы СИЗО рассказал, что утром в Москве слышал несколько раз стрельбу, и в Интернете писали... - вставил он свою реплику.
  - Вот - продолжил замначальника штаба - По сообщениям СМИ, как вы сказали, Павел Викторович, в Москву ввели войска. Значит, МВД не справилось. Но с чем? Судя по всему, именно с зомби. Если все началось вчера утром в столице, то к вечеру заварилось и у нас. Просто мы не милиция, пропустили это мимо. Так что, кажется, все очень плохо...
  - Меня вот что волнует - навал из угла зала Башкирцев - если укус смертелен, то этот вирус или что оно там передается через кровь, так?
  - Скорее всего - ответил начмед - Я не вирусолог, но очень похоже на то.
  - Тогда отчего ожил депутат? Он у нас всего третий день, но до того два дня в ИВС сидел, и в Москве вчера утром точно не был... Да и укусов у него не было - я его лично при приеме осматривал. Как он мог заразиться? От кого?
  - Ну, у него днем следователь был, я заглядывал на пару минут, но в "хату" не заходил - начал вспоминать Саня - Во, Пятов у него был под самый отбой...
  - Пятов? - переспросил ЗНШ - А Пятов утром был в Москве и там что-то случилось, что была стрельба?
  - Сдается мне, что вирус передается воздушно-капельным... - тихо проговорил начмед Управления.
  - Что, Анатолий? - переспросил Климов.
  - Воздушно-капельным. И судя по всему, вирулентность у него бешеная - больше, чем через двенадцать часов он передался третьему лицу за несколько минут? Это фантастика просто... Но тогда заражены и сотрудники СИЗО, и все присутствовавшие в шлюзе. Вопрос только один - отчего мы все еще живы?..
  В зале повисла тишина. Внезапная перспектива того, что все заражены, буквально ошеломила присутствующих. Саня почувствовал, как подскочил вдруг пульс и выступил пот на лбу. Реакция остальных была очень похожей - народ стал дергаться.
  - Укушенный умирает очень быстро - от десяти минут до часа. И обращается в течение еще пяти минут максимум - заговорил до этого молчавший эфесбешник - Первый случай в городе был зафиксирован еще до обеда. Так что зомби, как вы сказали, в Калуге уже масса. Вечером на вокзале из электрички выскочило больше десятка, там только бойцов ОМОН погибло шестеро. Не знаю, как у вас и в УВД, но мы все уже порешали. Это конец, Москва потеряна. По прикидкам наших аналитиков, через два дня там не останется и процента выживших. Наш главк уже эвакуировался, так же как и основная часть других ведомств. С вашим не ясно...
  - Связи нет почти ни с кем, дежурка говорит вскрывать какие-то пакеты "сс" и действовать по ним. Начальник пропал, машина за ним ушла, больше связи ни с ним, ни с его водителем нет. В учреждения мы пока ничего не сообщали, по тревоге подняты только городские - Климов перевел дух - Вот такая хуйня...
  - Принимайте командование и спасайте людей - ответил комитетчик - Единый штаб формируется на базе нашего управления, но мы до утра уходим на ЗКП. Рекомендуем вам тоже уходить. Это все.
  - Уходите?
  - Уходим. Аналитики считают, что уже к вечеру в городе останется меньше двадцати процентов живых. А это значит больше двухсот пятидесяти тысяч зараженных. Столько не перебить никому. В районах еще есть шансы.
  - Но у нас ЗКП в колонии! - вскочил мобист - Куда девать жуликов? Как размешаться? Это ЗКП на случай войны, только до мобилизации!
  - Не знаю. Одно могу сказать точно - мобилизации не будет. Мобилизовывать уже некому... Все, я поехал. Если остаемся в городе, сидеть будем на частотах УВД - контрразведчик встал, одернул куртку - Спасайтесь, мужики, кажется, это конец.
  Эфэсбешник вышел, мягко закрыв за собой дверь. Присутствующие проводили его взглядами, после чего начали переглядываться. Спустя некоторое время раздался чей-то неуверенный голос:
  - Товарищ полковник?
  Климов оглядел зал, сцепил на столе руки и наклонился вперед.
  - Это, конечно, бред, но я другого варианта не вижу. Давайте решать вместе. У нас два варианта, но в обоих случаях надо принять одно трудное решение. Штаб!
  - Я! - поднялся ЗНШ.
  - Пересчитай присутствующих. Всех.
  - Двадцать один человек.
  - Отлично. Оформишь все потом протоколом, хорошо?
  - Есть.
  - От каждого - подпись. А пока следующее. Товарищи офицеры, предлагаю голосовать...
  Собравшиеся начали переглядываться, раздался тихий гул общего шепота. Голосование среди сотрудников было явлением почти невозможным, грубейшим образом нарушающим принцип единоначалия, и само предложение вызвало недоумение среди офицеров.
  - Тишина! - Климов повысил голос - Голосовать! Этот вопрос службы не касается. Итак, голосуем. Необходимо ли спасать семьи личного состава?
  Повисла тишина. Казалось, люди перестали даже дышать.
  - Товарищ полковник...
  - Отставить!- почти закричал обычно спокойный полковник - Да или нет! Четко и быстро!
  Офицеры продолжали молчать.
  - Так. Я помогу. Кто против?
  Молчание.
  - Кто воздержался?
  И снова никто не издал ни единого звука.
  - Вот и все. Тогда приказ всем - собирать семьи. Сюда. Распределяйтесь по группам, не все скопом, сначала те, кто дальше живет, потом остальные. Оружие... Хуй с ним, берите! Всем все ясно?
  - Так точно...
  - И присутствующим. Никому не убывать, пока в штабе в протоколе не распишитесь. Выполнять. Все свободны.
  
  ЗНШ в прямом смысле слова умчался на свой этаж печатать протокол, Климов ушел с начальником конвоя и командиром спецов в дежурку, остальные остались сидеть в зале. Остался и Саня. Родители жили далеко, в глухом сибирском ЗАТО, последнюю свою пассию он оставил больше полугода назад, а все практически его друзья сконцентрировались на тех тысячах квадратных метров, что обозначены табличками "Режимная территория". Так что вопросы спасения близких касались его наименьшим образом. Расписаться, перекурить и получать оружие - сейчас это казалось наиболее значимым. Саня неожиданно понял, что очень боится встретиться с зомби, не имея оружия. То, как просто убить восставшего мертвеца, если уметь, и то, насколько он нечувствителен ко всему остальному, просто поражали. Только выстрел в голову сваливал восставших с гарантией, так что пистолет был жизненно необходим. Хотя, если идти в рукопашную...
  - Борисыч! - позвал Саня седого майора, начальника оружейной службы.
  - Чего?
  - Ты сейчас убегаешь?
  - Ага. Моя тут уже, а сын-балбес дома спит, надо забрать. А что?
  - К жене твоей я зайду обязательно! - хохотнул капитан - Но строго по делу...
  Жена главного оружейника служила в СИЗО начальником склада как раз вооружения, где и хранился Санин табельный ПМ. Но теперь он мог немного и повременить.
  - У вас те палки, которые по гуманитарке пришли, так и лежат? - чуть больше года назад Управление с визитом посещала делегация коллег из Румынии, перенимать опыт технического обеспечения надзора. От них и пришли в подарок две сотни раскладных дубинок-"телескопичек", причем с титановым шаром вместо резинового. Как им удалось их приобрести, оставалось секретом, на баланс их поставили, однако прокурор заявил, что даже в спецназ их не допустит не под каким соусом. Те, правда, все равно забрали себе десяток, отрабатывая с ними вытаскивание клиента из машины с разбиванием стекла, но на мероприятия с собой не брали. Остальные так и пылились на складе.
  - А куда их девать? Даже списать не получается... - отозвался Борисыч - А ты с какой целью интересуешься?
  - Да вот думаю, ими голову проломить можно? - с честным лицом спросил режимник.
  - Ну, а сам-то как думаешь? Ясно дело, можно. Иначе бы их не запретили...
  - Я так понял, что зомби эти на голову слабые, только в мозг их и берет. А как на кулачках? Простой ПР голову не расшибет...
  - Расшибет, просто уметь надо. Но ты прав, "раскладушкой" сподручнее... - глянул ему в глаза Борисыч - Дать тебе одну?
  - А парочку? - улыбнулся Саня - Для друзей?
  - Да хоть троечку! Скажи Славику, что я попросил...
  - Спасибо, Борисыч! А вот и штаб, кажись, бежит...
  По коридору грохотали чьи-то берцы. Действительно, в зал ввалился ЗНШ, с кипой бумаг в руках. Быстро рассовав бумаги сидящим с краю, он прокомментировал:
  - Три экземпляра, расписываемся в каждом! Сейчас девчата подойдут, заберут. А я за рогаткой!.. - и скрипя по паркету берцами, штабной рванул на выход.
  Быстро расписавшись в нужных строчках, Саня, бросив всех разглядывать краткий, на лист, протокол, направился на оружейный склад. Пройдя через череду дверей, ворот, обходов и поворотов, он, вывернув из очередного, увидел оружейников, сидящих за решеткой в открытой двери склада. На прутья самой решетки был уложен ствол ПКМ, приклад которого упирался в плечо сидящего на банальном школьном стуле из фанеры начальника склада прапорщика Славы.
  - Свои! - негромко окрикнул оружейников Саня. Те были ребятами резкими, за свое добро стояли горой и в нынешней ситуации вполне могли и стрельнуть.
  - Правее прими! - ответил на окрик кто-то из стоящих за решеткой. Это тоже было правильно - нечего сектор перекрывать. Аккуратно пробравшись через обложенную местами осыпавшимся кирпичом клумбу времен последнего генсека, капитан вдоль стеночки просочился к самому входу на склад.
  - Салам пополам!
  - И тебе не хворать! Какими судьбами? - ухмыльнулся долговязый майор в неуставной черной шапке.
  - Да разжиться кой-чем... Вы вообще в курсе событий?
  - В общем и в целом. У вас привалили кого-то? А потом "зеленые человечки" еще кого-то заколбасили?
  - Именно, что в общем и в целом. А в деталях ситуация вот какая... - Саня вытянул из кармана мятую пачку сигарет, воткнул одну в рот и прикурив от протянутой сквозь прутья решетки зажигалки, начал рассказ.
  Оружейники слушали внимательно, переспрашивали кратко и четко, в общем, вели себя как и положено людям военным. Как рассказ коснулся восставших мертвецов, их лица вытянулись, но бурной реакции информация у них не вызвала.
  - Вот такая вот хуйня. Что конкретно дальше делать, вам Борисыч сам расскажет - он уже сюда собирается... - закончил Саня рассказ, в очередной раз сдув пепел с кончика сигареты - А я к вам за палками железными, говорят, они вам без надобности...
  - Это которые, те, что с неба свалились? - спросил прижимистый Слава.
  - Ага! Борисыч сказал, три штучки дадите, а мне больше и не надо...
  - Это с хуяли вдруг? Тебе вон, хуй черный, длинный положен!
  - С рояли! Что я "семьдесят третьей" делать с этими мертвяками буду? Ей пока голову кому разобьешь, усрешься трижды! А железной раз - и в дамки! - махнув рукой, на пальцах объяснил им режимник.
  - А как прокурор?
  - Прокурор уже почти проблевался с них, теперь сам за любой кипиш! Не удивлюсь, если скоро за "рогаткой" припрется...
  - Залуп ему пучок, у него свой должен быть... - злобно протянул молодой старлей - начальник мастерской по ремонту вооружения. Не так давно ему сильно прилетело со стороны прокуратуры за несвоевременно списанные текущие газовые баллончики, и теперь он относился к "цветным" с неприкрытой ненавистью. Да и на самом деле - что за люди, должны ведь понимать, что нельзя забрать старые баллоны, не выдав новые, особенно когда новых нет.
  - Ага, и пролетарский мозолистый хер за воротник, чтобы голова не болталась! Но я все же вернусь к своему вопросу - ухмыльнулся Саня - Палки дайте, а?
  - Ты вот как был опером, так им и остался! Все одно к своему гнешь! - заржал прапорщик Слава - Ну и хер с тобой, забирай свои палки...
  - Сейчас принесу - поправив автомат, отозвался старлей и ушел в глубину склада. Пока он ходил, Саня успел докурить, аккуратно затоптал окурок и выбросил его в кучу грязного, в желтом свете фонарей почти черного, снега.
  - На! - капитан схватил три протянутые рубчатые трубки с шарами на концах, похожие на детсадовские пластмассовые кегли, только тяжелые и черные. Сунув две в карман для радиостанции, он поудобнее перехватил третью и резким взмахом разложил ее с характерным щелчком.
  - Прикольно... - поцокав языком, заключил он - А складывать как?
  Старлей молча выхватил у него дубинку, и так же молча показал, что надо делать, чтобы сложить подвижные части. После чего протянул режимнику палку и выразительно посмотрел снизу вверх.
  - Ну да, мы такие, тупые, зато морозоустойчивые... - пробормотал Саня - Спасибо, мужики! До скорого!
  И опять также, вдоль стены, поторопился обратно.
  
  На плацу конвоя было заметно явное оживление. Сновал туда-сюда народ, кто-то грохотал щитами, кто-то клацал откидными прикладами АКСУ, звучали команды, перемежаемые дежурными матами - отдел строился. Судя по спискам в руках некоторых офицеров, начиналось как раз то, что сказал Климов - личный состав разбивали по группам в порядке очередности выдвижения за семьями.
  У ворот спецназа все было гораздо организованнее - часть бойцов, все с оружием, в основном малогабаритным, уже садилась в машины, как служебные, так и личные, и размеренно отъезжала. Бронеавтомобиля уже не было видно, он переместился ближе к углу "восьмерки", прикрывая одновременно два подхода к комплексу зданий. Второй подход, с другой стороны, прикрывало несколько бойцов, стоя на "камазе" со снятым тентом у внутренней стороны забора.
  Не было видно и милицейских "жигулей" нападавших - их, видимо, отволокли ниже по улице, за кусты. А вот тела застреленных, накрытые каким-то тряпками, теперь лежали у поперечного забора со стороны спецназа, под охраной одного бойца с автоматом.
  У шлюза СИЗО все было без изменений - все так же торчал из окна ствол пулемета да молча темнели ворота и дверь КПП.
  - Стой, кто идет? - негромко окрикнули Саню из окна.
  - Капитан Николаев!
  - Проходи!
  Привычное нажатие звонка хитрым способом, чтоб показать, что свой - а вдруг проверка? - лязганье дверей и хруст ЭМЗ, и Саня вновь окунулся в темень внутреннего двора изолятора. Два фонаря да свет из окон Управления не сильно разгоняли мрак и у стен лежали длинные тени. В дальнем конце двора кучковалось человек тридцать, мелькали огоньки сигарет, слышались голоса, но капитан к ним не пошел. Быстро пройдя дворик по диагонали, Саня рывком открыл дверь на первый корпус и уперся в закрытую внутреннюю.
  - Ау, свои! - крикнул он и в ответ ему сухо щелкнул замок. Проскочив короткий коридор до дежурки, он ввалился в дверь, на ходу снимая шапку.
  - Ты где лазил? Рацию не взял, тебя ищут с собаками! - сразу набросились на него собравшиеся у пульта дежурного сотрудники. Среди прибывших по тревоге капитан отыскал взглядом порядком задроченного дежурного, склонившегося над какой-то папкой с документацией.
  - Шеф у себя?
  - Да, пиздуй к нему! Там как раз тебя и ищут... - не поднимая головы откликнулся ДПНСИ и, перевернув страницу, продолжил чтение.
  Саня, на бегу поздоровавшись за руку с кем-то из толпящихся, рванул на выход. Десять метров до соседней двери, ведущей в штаб учреждения, он проскочил в два прыжка, привычно увернулся от низкой притолки и взбежал по крутой лестнице на второй этаж. В коридоре стоял гвалт, народ напяливал на себя тревожные чемоданчики, противогазные сумки, хлопали двери кабинетов и сейфов. Растолкав плечами нескольких попавшихся на пути коллег, он заскочил в приемную. На удивление, двери к начальнику в кабинет были открыты.
  - Разрешите, тащ полковник? - спросил Саня у восседающего за столом грузного полковника в куртке с каракулевым воротником.
  - Давай, блядь, герой, заходи! - отозвался глухим голосом начальник изолятора. Капитан прошел в кабинет и только тут понял, что там было полно народу. Несколько замов, доктор, мобист - гражданский, военный пенсионер, у стены под схемой учреждения стоял навытяжку осунувшийся начкар, рядом с ним на стуле сидел прапорщик-помдеж.
  - Ну, еб твою мать, рассказывай... - протянул тяжелым голосом полковник и взгляды всех устремились на капитана.
  - Тащ полковник...
  - Что? Что, блядь? Мертвецы? - начал полковник - Бред!
  - Тащ полковник!
  - Да что товарищ полковник? Я уже сколько лет полковник!
  - Товарищ полковник! В шлюзе присутствовали полковник Климов и прокурор по надзору...
  - Ну, заебись теперь... Хули толку-то? Ну ладно, объявил ты "Крепость" - я добро дал, согласен. Теперь ты молодец. А если бы никто не напал бы? А?
  - Товарищ полковник...
  - Да заебал уже, честное слово! Что?
  - Вам начальник караула доложил?
  - Доложил! Ему теперь пизда, конечно, но молодец, стрелять умеет. А думать? Не могли скрутить? Обязательно стрелять? Ковбои, еб вашу мать! Николаев, ты знал, кто этот сердечник? Где дело на контроле? Ну вот нахуя? А?
  - Товарищ полковник, разрешите напрямую?
  - А ты по-другому умеешь? Нахуя тебя вообще взяли? Чего тебе в управе не сиделось? Так же там косячил? Давай, говори уже! Напрямую...
  - Я сейчас был в Управлении, там было срочное совещание. Сейчас, скорее всего, соберут и руководство городских учреждений...
  - Да, через двадцать минут...
  - Сейчас этот депутат последний, о ком стоит думать! Был представитель ФСБ, сказал, что этот бред с мертвецами - на самом деле! И что это эпидемия! По Управлению объявлен сбор семей, скорее всего, будут уходить на ЗКП. По нам сейчас, скорее всего, скажут...
  - Что ты за хуйню несешь? Какая эпидемия?
  - Мертвецов! - внезапно твердым голосом встрял начкар - Я депутата завалил, но он успел медбрата укусить, так тот умер и тоже восстал! Они так один одного и заражают!..
  - И не только - добавил Саня - просто мертвые тоже поднимаются. Спецназ двоих застрелил, те тоже восстали.
  - И что, блядь, эпидемия? Прям вот так эпидемия? А где медицина, где объявления по радио, вся хуйня эта их по гражданской обороне? - уже не так уверенно, но начальник СИЗО продолжал гнуть свою линию - Иван Никанорович, вы вот скажите?
  Помощник начальника по гражданской обороне поерзал на стуле, промокнул платком лоб, кашлянул. Просящим взглядом посмотрел на начальника, потом на Саню, снова опустил взгляд.
  - Я... Даже и не знаю... Надо звонить в МЧС... Но я не думаю...
  - Заметно, Иван Никанорович!..
  - Вы же знаете, я недавно в должности... А в армии я был...
  - Знаю! - взрыкнул начальник - И все знают! И то, что ваши солдаты прошлогодние теперь в Управлении отделами командуют, а вы тут сидите, знают... Николаев!
  - Я, товарищ полковник...
  - Ты с самого начала этой хуйни тут крутился, все сам заварил, с тебя и спрос!
  - Есть, товарищ...
  - Да хоть срать! Ты под своими словами подписываешься?
  - Так точно! - сжав зубы, ответил Саня.
  - Тогда готовься отвечать. Но я тебя поддержу. По вводной и по остальному. И тебя! - кивнул полковник начкару - Мне похуй, как повернется, я уже пенсионер давно, но нападать на ментов нельзя!
  - Так точно... - пробормотал старший лейтенант, немного распрямляясь.
  - Но за всю остальную хуйню с вас спрошу в полный рост! Вы поняли меня? И за надзор ваш заебательский, и за организацию службы караула! Но потом. Если вас не посадят...
  Внезапно на столе зазвонил телефон внутренней связи. Начальник протянул руку к трубке, но остановил ее в паре сантиметров.
  - "Сорок семь" это где такой?
  - Третий корпус - вспомнил заместитель по режиму.
  - Надо же... - пробормотал начальник и поднял трубку - Слушаю!
  Из трубки полился неразборчивый голос, переходящий на крик. Начальник слушал, лицо его вытянулось и стало наливаться краской.
  - Понял - он дождался отбоя, после чего обвел присутствующих взглядом и грохотом впечатал трубку в аппарат - На третьем кипиш, половина хат вскрылась... Начкар! Кинологов на третий! Андреич, вооружай народ палками - спецам сейчас не до нас. Прапорщик, в дежурку, остальные за мной...
  
  На третьем корпусе был бардак. Из камер доносились крики, из-под дверей лилась вода - жулики открыли в камерах краны и, заткнув раковины, затапливали помещения, пахло дымом. Из одной камеры хлестало просто невообразимо, рядом с ней стоял младший инспектор с пожарным рукавом в руках - видимо, тушил подожженный в камере матрас. Моргал свет аварийного освещения - еще по пути сюда корпус был обесточен, чтобы никого в камерах не хватило током от залитой розетки.
  - Кто начал? - спросил Саня у инспектора. Одной рукой он пытался засунуть полученную от оружейников дубинку в карман штанов, другой пытался вынуть другую, из куртки. После нескольких попыток он понял, что делает глупость и протянул зажатую в руке палку подоспевшему своему коллеге, старшему лейтенанту Касьянову.
  - На, потом объясню. Так кто начал?
  - В тридцать шестой первые "качать" начали, но еще давно, после выстрелов. Но я на них наорал, заткнулись. А потом тридцать восьмая принялась...
  - Сразу жечь начали?
  - Не, сначала перестукивались, гоношили. Потом воду пустили, за ними остальные. А стоило заглянуть - матрас запалили...
  - Ну, пизда им теперь... Во, и кинологи ломятся!.. Давай, бросай шланг, отпирай хату!..
  - Это не шланг, это рукав... - пробормотал сержант, доставая ключ. Касьянов в это время отодвинул заглушку от "волчка" и проорал в дверь:
  - Газ или собака?
  - Начальник, беспредел творите!..
  - Так собака или газ? Решайте, уебки, минута времени!
  - Да иди ты на хуй!.. - раздалось из-за двери. Касьянов закрыл глазок и повернулся к Николаеву.
  - Ну, довыебывались... "Резедой"?
  - Доставай - бросил капитан инспектору, сам открывая "кормушку" на маленькую щель - На пол, руки за голову!
  - Контора! Менты беспредел творят!.. - раздался крик из камеры и в откидную створку "кормушки" что-то ударило, судя по звуку - эмалированная кружка.
  - Сами напросились! - проорал им Саня и выхватив из рук сержанта баллончик, густо пшикнул в "хату", быстро закрывая окошко.
  -Мусора пида... Кха... Кхе... - из камеры раздался громкий кашель, заглушающий крики и переходящий в бульканье.
  - О, вот так лучше... - удовлетворенно отметил Касьянов, поворачиваясь к инспектору - Давай дальше, этих потом отомкнем!
  Набежавшие сотрудники занимали места у камер. Лаяли овчарки, слышались маты, лязгали задвижки камерных дверей. Начался разгром. В открытую дверь камеры заскакивали сотрудники с ПР на перевес, после чего из камеры вытаскивались наиболее буйные протестующие и, свернутые "ласточкой", в сопровождении пары свободных сотрудников уводились на другие корпуса и на "сборку".
  - Тут вскрылся! - раздался крик из одной камеры. Туда тут же рванулась пара из стоявших у перехода, за ними побежала медсестра, на ходу вытаскивая бинты. Саня побежал к камере.
  Жулики в "хате" забились в углы на шконках, посередине камеры исходила лаем и брызгала слюной служебная собака, а двое прапорщиков из свободных смен, прибывших по тревоге, выкручивала руки валяющемуся на полу окровавленному тощему мужику в спортивных штанах и черной майке.
  - Кура, сука! - заорал Саня, падая коленями на дергающиеся ноги подследственного - Ты чего, еблан, удумал?
  - Начальник, беспредел!.. - проорал мужик, продолжая трепыхаться, но его уже крепко держали. Просунувшись в камеру, медсестра сноровисто стала накладывать повязку на его окровавленную руку - Пустите, суки! Беспредел!..
  - Да хули ты заладил, какой беспредел?.. - впечатал кулак Куре в почку один из прапорщиков - Сами начали!..
  - А чего вы стреляете? Мораторий... Ааа!.. - теперь ему в бедро ударил Саня - Пидорасы!..
  - Все, Куроедов, заебал! - прокричал ему в лицо капитан - Уже на два года наговорил! Замотала? Выносите его!
  Саня вскочил, вжался в угол камеры, выпуская несущих под руки подследственного инспекторов, после чего обошел кинолога и обратился к остальным троим жуликам.
  - Ну, уроды, рассказывайте! Чего раскачались? Давно карцер не видали? Или спецназ загнать? А?
  - Начальник, а мы чего?.. Мы ничего!..
  - Не пизди! Кура один кипишнул, что ли? Давайте, быстро! Спецы один хер под шлюзом, пернуть не успеете, как втопчут!
  - Не надо "космонавтов", Сергеич!.. - замахал один из подследственных, сидящий на нижней шконке - Это Буряк начал...
  - Красненко? Он-то чего? Форсануть решил? Ему ж, кажись, за отсиженным дадут?
  - А чего вы стрелять нас? Кура прав, мораторий же!
  - Вы ебанулись? Никто вас не стрелял!
  - А кого ночью к врачу вывели, а потом выстрелы были? И тишина потом?
  - Блядь, ты вот третий срок разматываешь, а все как первоход! Если б тут приговор приводили, вы бы и не узнали никогда! - махнул рукой Саня - Дебилы, блядь... А ну сидеть тихо и не пиздеть! Тогда без карцера обойдемся...
  - А опера чего?
  - Это мое слово, но им я тоже скажу. А пока засохли и не мурчать, а то всплакнете!
  Выйдя из камеры, капитан оглядел коридор. Часть камер стояла с открытыми дверями, значит там никого уже не было. Из некоторых раздавались крики и шлепки ударов. У закрытых стояли сотрудники, ведя беседу с жуликами через кормушки или смотря в глазки. Но одна, в дальнем углу, была не охвачена.
  - Сереж! А в "пять-пять" чего никого?
  - Так там Губка... - неуверенно ответил Касьянов и бросился к камере. Губка был уже судимым педофилом и ждал отправки на освидетельствование на вменяемость в институт имени Сербского. И как педофил, содержался в одиночной камере - для собственной его безопасности.
  - Вскрылся! - заорал старлей и обернулся к коридору - Ключ!
  Сержант с камерным ключом рванулся к нему, со второй попытки воткнул ключ в замок и рванул дверь на себя. С хрустом натянулась цепь, инспектор шмыгнул вперед, открыл внутреннюю решетку и заскочил в камеру.
  - Умер! - крикнул он из камеры.
  - Назад!!! - во всю мощь легких заорал Саня, так, что замолчали даже СРСки - Назад, быстро!
  Народ обернулся на его крик, даже распяленный на стене подследственный повернул голову. Касьянов и сержант выскочили из камеры и выжидающе уставились на него.
  - Захлопывай решетку!
  - Но вдруг он...
  - Захлопывай! - с нажимом, громко произнес Николаев, направляясь к камере.
  - Саша!.. - окликнул его негромко зам по РОР, наблюдавший за погромом от лестницы на второй этаж.
  - Минуту, Борис Сергеевич! - увернувшись от руки подполковника, пытавшегося перехватить его за локоть, прошел дальше Саня - Закрывай! Серега, за-кры-вай!
  Касьянов неуверенно повернулся к камере, потом опять оглянулся на коридор, встретился глазами с замом по режиму и, помявшись секунду, все-таки захлопнул решетку.
  - Вот молодец... - мягким голосом проговорил капитан и обернулся к остальным - Бросайте все, идите сюда, шоу буду показывать...
  - Санечка, ты в конец уебался? - окликнул его кто-то из оперов, но на того шикнул мятый и замученный на вид Майоров.
  - Все уже слышали, что было? - развернулся к народу Николаев - Что депутат ночью дошел, что его вывозить стали, а он напал на врача?
  - Ну... Дежурный рассказывал... - раздалось несколько голосов.
  - Вы его видели? - Саня обвел всех стоящих взглядом - Депутата того? Его с параши сквозняком к отсекающей уносило! Его даже Леночка с "детского" отпиздить могла, как Тайсон Волочкову!
  Старший прапорщик Леночка была самой маленькой сотрудницей в СИЗО и даже в зимней шапке, казалось, была метр ростом, но отличалась строгим характером и службу на корпусе для несовершеннолетних несла уже несколько лет исправно.
  - Он реально умер! Реально! Ему при мне ребра сломали, когда массаж делали! А потом он встал!
  - Точно, кукушкой дернулся... - опять пробормотал кто-то, но в тишине слышно было всем - И ведь не бухал даже...
  - Бред, скажите? А вот идите сюда и смотрите! - и Саня гостеприимно махнул правой рукой, приглашая всех к камере. А левой, покопошившись, извлек из кармана телескопическую дубинку и с резким звуком ее разложил - А я на фишке постою...
  К открытой двери приблизилось всего несколько человек - Сергеич, Майоров, пара оперов да девочка-кинолог с тощим ротвейлером, которого она держала за ошейник. Подследственный Губка, известный растлитель малолетних, лежал на полу вдоль камеры, в одной руке сжимая почти незаметную в свете дежурного освещения мойку из одноразового станка, а из откинутой второй на пол натекла уже большая лужа крови. Казавшаяся почти черной на коричневом кафеле пола, кровь уже практически не текла.
  - Там литра четыре, наверное... - заметил начальник "абвера"- Это как он успел так быстро?
  - Ты когда его смотрел? - спросил, обернувшись, Касьянов у инспектора.
  - Да после выстрелов сразу. Он почти и не дергался, из хаты не ломился...
  - Наверное, тогда и писанулся - предположил один из оперов - Как раз хватило бы...
  - Вероятно - резюмировал Сергеич - Белый вон совсем... Блядь! Дернулся!
  - Теперь смотрите внимательно... - из-за спин порекомендовал Саня.
  Тело дернулось еще раз. Теперь это разглядели уже все. Пара рывков и труп попытался сесть. Сел, ударившись о край шконки, чуть завалился, но не упал, перевернулся и все-таки встал окончательно и неловкими движениями сделал пару шагов к выходу из камеры. После чего поднял голову с неживыми глазами на белом лице и шагнул к людям, поднимая руки.
  - Ааа!.. - отпрянул от решетки сержант. Тело дошло до преграды, просунуло руки сквозь прутья и беззвучно скалясь, попыталось схватить кого-нибудь из стоящих.
  - Еба-а-ать... - протянул обычно невозмутимый Борис Сергеевич, а ротвейлер забился под ноги к проводнику и завыл.
  - Это что с ним? - спросил у Сани Майоров.
  - Умер и восстал. Как депутат. И как медик, которого он укусил. И как двое, которых спецы приложили. И как теперь вообще любой мертвый восстает. Доктор говорит, это вирус какой-то, хуй его знает... А еще они кусаются, и от этого умирают...
  - И что теперь делать? - спросил кто-то.
  - Что делать... Убивать их! - ответил капитан - Но не сразу. Эй, давай по одному на экскурсию!
  Сотрудники по одному - по двое подходили посмотреть. Кто-то с криком отскакивал от решетки, стоило ему выйти из-за двери, которая скрывала ожившего мертвеца от взглядов. Одного инспектора из КБО даже стошнило в углу.
  - Народ, дерните там Буряка из хаты, пусть тоже глянет - крикнул Николаев отходящим обратно сослуживцам и обернулся к подследственному, так и стоявшему "в растяжку" вдоль стены - И ты иди сюда, хуй мамин!
  Жулик отлип от стены, обернулся к рядовом, стоящему рядом, дождался кивка и на полусогнутых направился к пятьдесят пятой камере.
  - Давай, давай, не мнись!.. Я не укушу! - засмеялся Саня - И он не укусит!
  Подойдя к двери, жулик, нагнувшись, аккуратно выглянул из-за нее и тут же с криком отпрянул обратно - скрюченные пальцы восставшего мертвеца чуть не мазанули его по лицу.
  - Видел? - участливо спросил его Николаев - Глянь еще разок, запомни!
  - Что тут происходит? - по лестнице со второго этажа поднимался начальник СИЗО в сопровождении замполита - Открывайте проходную!
  Ближайший режимник вытащил из кармана проходной ключ и быстро открыл решетчатую дверь. К лестнице резво метнулся инспектор, за которым подошли зам по режиму и начопер.
  - Товарищ полковник!..
  - Понял, понял... Потом разберемся!.. Борис Сергеевич, что у вас?
  - Эээ... Губиляну вскрылся, товарищ полковник... - режимник подобрался, как перед прыжком в воду - На смерть.
  - Эх, заебись... - сплюнул на пол полковник - Что ж все самые резонансные-то мрут? И что теперь?
  - Ожил, товарищ полковник.
  - Блядь, еще один бредит... - пробормотал начальник - А это что за тело?
  - Подследственный Красненко, гражданин начальник - нагло отрапортовал выведенный из камеры Буряк - самопровозглашенный "смотрящий" за СИЗО, толстый мужик в красно-белом костюме, сидящий за судом по очередному разбою.
  - И нахуй он тут?
  - Он, товарищ полковник, корпус качнул - влез Саня, поигрывая телескопической дубинкой - Орал, что мы мораторий нарушаем, депутата на луну отправили.
  - Да ну? В чулан захотел? Или сразу по три-два-раз раскрутиться хочешь?
  - Мы его вывели, чтобы на Губку глянул... - доложил Майоров.
  - Так Губка же помер
  - И ожил!
  - Да вы заебали уже! Где этот гандон, живой он или мертвый? - полковник начал терять терпение - В камере?
  - Так точно! Пойдемте, товарищ полковник!
  Начальник обогнул лестничный пролет, и направился к камере, в которой сидел педофил. На посту звенел телефон, скулили собаки, но народ в камерах притих. Сотрудники расступились и полковник заглянул в дверной проем камеры.
  - Ох, еб же твою мать... Это он точно мертвый?
  - Мертвее не бывает...
  - А чего стоит?
  - Ожил. Начмед говорит, вирус...
  - Товарищ полковник, вас в Управление вызывают срочно! - крикнул кто-то от телефона - Говорят, срочное что-то доводить будут!
  -Да я им теперь сам доведу чего хочешь... - полковник повернулся к Сане - А что с ним теперь делать?
  - Убивать, товарищ полковник!
  - Так ты же сказал, он мертвый...
  - Ну, теперь на совсем убивать... - развел руками Николаев.
  - А как?
  - Надо ему голову пробить, наверное, мозг жив еще. Тех, в шлюзе, только в голову убить удалось - объяснил капитан - Я, вот, в управе разжился...
  Он взмахнул рукой с телескопической дубинкой. Начальник СИЗО с уважением посмотрел на титановую палку и вновь взглянул на режимника.
  - А не доставая из хаты? Он же кусается, ты говорил?
  - Так точно, кусается. Но через решетку я его палкой не достану... Думать надо.
  - Думайте, я пошел. Пока всех по хатам рассадить, утром гулять не водить, будут брыкаться, "дихлофосом" их... Пока ясности нет, личному составу не рисковать. Меня все поняли?
  - Так точно - протянули Майоров и зам по режиму. Начальник удовлетворенно кивнул и все так же в сопровождении замполита ушел на нижний этаж.
  - Ну, мысли есть? - спросил Борис Сергеевич. Обведя взглядом этаж, он наткнулся на Буряка - Так, давайте сюда этого затупка!
  - Нахера, начальник? - задергался подследственный - Чего делать-то собираетесь?
  - Губку тобой накормим, чтоб ему веселее было. А то он грустный очень, что озяб так внезапно - заржал Касьянов - Иди, глянь в оба глаза! А то пиздеть все горазды! Такого бы ты и сам замочил,не?
  Красненко осторожно подошел к двери камеры, выглянул из-за нее, но не как до него, а с расстояния. Отшатнулся, но выматерился тихо, под нос.
  - Граждане начальники!
  - Чего тебе?
  - А можно обратно в камеру?
  Теперь заржали уже все. Отсмеявшись, Майоров махнул ему рукой:
  - Валяй. Полчаса даю перестукаться, чтоб кипиш убить. А потом молчок! Имей в виду, прокурор эту хуйню видел, мочить этих вот... - он дернул головой в сторону камеры - ...разрешил. А караулу до сраки, до выстрела ты сдох или после! Кто на лыжи встать под шумок решил или старое кому припомнить - в минуту уморим и заактируем. Так что не вынуждайте. Ясно?
  - Ясно, гражданин начальник...
  
  Прошло минут двадцать. Основная масса личного состава с корпуса ушла, начальники отделов и служб в основном собрались в актовом зале, ожидая возвращения начальника из Управления, остальные разбрелись кто куда. У камеры остались Саня с Майоровым и Сережа Касьянов, как ответственный за третий корпус.
  - Ну, так что делать будем? - закуривая, в очередной раз спросил Майоров.
  - Этого замочить надо... - наклоняясь к огоньку зажигалки, сказал капитан.
  - Надо. А как? - выдохнул дым начальник оперотдела - Мне, вот, скажу честно, как на партсобрании, его вынимать или в хату идти чего-то страшно...
  - Надо через решетку его...
  - Ты, Сережа, молод и ретив! - повернулся к советчику оперативник - А теперь послушай старого лысого подполковника! Если б я знал, чем его пиздануть так через "решку", чтобы сразу наглухо, я бы уже его закончил. А пока мы к последней стадии не скатились и оружие на режимную не таскаем, у меня версий нет. Если у тебя есть, излагай конкретно, без лозунгов...
  - Не рычите, товарищ старый лысый подполковник, на молодежь! - улыбнулся, затягиваясь, Саня - Но и вы, корнет, если есть что предложить, не держите в себе, облегчайте душу!
  - И есть! Очень даже есть! - почти подпрыгивая на месте, начал старлей - Вот он же тупой, да? Мы вот тут уже полчаса стоим, он дотянуться один хер не сможет, а тянется! Значит, тупой! Тогда он и не шухернется, если мы ближе подойдем!
  - Ну, не шухернется, а нам с того что? Палкой его в глаз тыкнем? - спросил капитан.
  - Шомполами в ухо! - гоготнул Майоров
  - Она толстая, только шнифт вынем, и то...
  - Кто она?
  - Палка!
  - Да нахуй палкой, если в комнате корпусного есть щуп!
  Майоров с Николаевым переглянусь.
  - А мальчик-то вырос... - протянул Саня.
  - И не говори! Раз так, давай тогда бегом!
  Касьянов загрохотал берцами по коридору. Действительно, в помещении начальника корпусного отделения среди досмотрового инвентаря помимо зеркала и фонарика имелся метровый стальной, из арматуры, щуп - по сути, огромное шило.
  - Вот! - протянул обмотанный изолентой прут прибежавший старлей.
  - Что "вот"? Твоя идея? Тебе и на амбразуру! - сделал приглашающий жест начопер - Вперед!
  - Чего я-то? - замялся Сережа.
  - Ладно, давай я - выхватил щуп Николаев. Перехватив его двумя руками, как копье, он приблизился к решетке. Бывший Губка все так же молча скалил редкие черные зубы и вращал абсолютно неживыми глазами.
  - Блядь, и какой же ты мерзотный-то... - примериваясь, пробормотал режимник. Подойдя чуть ближе, он, мысленно содрогнувшись, дал мертвецу схватить себя за отвороты куртки и одним резким ударом воткнул щуп ему в глаз. Мерзко булькнуло, труп дернулся, разжал руки и начал оседать. Саня почувствовал, что то немногое, что ему удалось съесть за сутки, поднялось ровно под кадык. Закашлявшись, он отскочил от решетки, выпуская из рук щуп, и согнулся в углу коридора. Но обошлось, спазмы отпустили.
  - Ну, как он? - спросил, подходя, опер.
  - А как я, тебе похеру? - глубоко вдыхая, поинтересовался Николаев.
  - Нет, но это же не первоочередное? - подходя к камере, ответил Майоров. Щуп при падении тела вывалился и лежал на полу по эту сторону решетки, а тело кулем завалилось назад и в сторону, как раз между койкой и "уголком онаниста".
  - Глянь, кровь не течет... - ткнул пальцем подошедший сбоку Касьянов.
  - Ага...
  - А он окоченеть не должен?
  - Не, меньше часа же прошло... - ответил старлею Майоров - Чему вас только в бурсе учат?
  - Я же инженер...
  - Оно и видно. Не спиздить, не покараулить... - хлопнул Сережу по плечу Николаев - Что будем с телом делать?
  - Убрать надо, однозначно - следователь к нему вряд ли приедет. Вот только куда?
  - В медчать, думаю, не актуально - предположил Саня - Во двор? Или на сборку?
  - А на сборке он что делать будет? И вообще, ты нужный вопрос поднял, надо доктора поспрашивать, что с ними делать. Ведь те двое так в шлюзе и валяются...
  - Блядь, шлюз... Ведь там врач с водилой так и втухают! Шеф говорил чего?
  - Да ему оно надо? - вздохнул Майоров - Сержант, запирай дверь! Пойдем пока, вдруг чего проясниться, тогда и вернемся. Заодно посмотрим, достал ты до мозга, или нет...
  - Шутите все, товарищ старый лысый...
  - Заткнись! Сережа, давай с нами. Ты один хер теперь соучастник убийства, так что вместе пойдем...
  Трое офицеров, поеживаясь, под звуки запираемой камерной двери, пошли в сторону дежурки. В камерах царила тишина, как и положено ночью. Подойдя к одной из камер, сержант прислонил ухо к двери и не услышал даже шепота. Насторожившись, он приоткрыл глазок и заглянул в помещение. В "хате" никто не спал, но все лежали на койках, накрывшись одеялами и внимательно следя друг за другом.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Чёрная "Невеста со скальпелем - 2"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Eo-one "Люди"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"