Фабрика Переработки Миров.: другие произведения.

Карабас и Ко.Т. Книга вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Книга вторая
  КАК ИСПРАВЛЯТЬ ОШИБКИ
  
  Содержание
  
  21. Глава двадцать первая. Давние перемены, новые перемены. Винсент. (( KAGAMI, АЙЛИН.)
  22. Глава двадцать вторая. Хоть какой-то советчик. Маркиз де Карабас. (( KAGAMI.)
  23. Глава двадцать третья. Ох уж эти эльфы! Киниада. (( СЫЧ АНАСТАСИЯ)
  24. Глава двадцать четвертая. Неправильные помощники. Эрмот. ( LANCER, ( KAGAMI.)
  25. Глава двадцать пятая. И как нам жить с драконом? Маркиз де Карабас. (( KAGAMI, PLAMYA.)
  26. Глава двадцать шестая. Несовместимость души и тела. Дог. ( ALISA AIRES , ( KAGAMI.)
  27. Глава двадцать седьмая. Спасти и быть спасенным. Кевин. ( ВЕСЕЛОВ АЛЕКС, КОРОЛЕВНА)
  28. Глава двадцать восьмая. Развлечения старых волшебников. Маркиз де Карабас. (( KAGAMI)
  29. Глава двадцать девятая. Время собирать камни. Эрмот. (( KAGAMI)
  30. Глава тридцатая. Звездный покер. Винсент. (( KAGAMI)
  31. Глава тридцать первая. Будьте осторожны в своих желаниях. Маркиз де Карабас. (( KAGAMI)
  32. Глава тридцать вторая. Искривленные реальности. Кевин. ( ВЕСЕЛОВ АЛЕКС , КОРОЛЕВНА, ( KAGAMI.)
  33. Глава тридцать третья. Не все желания выполнимы. Маркиз де Карабас. (( KAGAMI)
  34. Глава тридцать четвертая. Противники и соратники. Киниада. (( KAGAMI, ( СЫЧ АНАСТАСИЯ)
  35. Глава тридцать пятая. Как воевать с драконами. Киниада. (( KAGAMI, ( СЫЧ АНАСТАСИЯ)
  36. Глава тридцать шестая. Короткий путь к власти. Винсент. (( KAGAMI)
  37. Глава тридцать седьмая. Белые доспехи. Маркиз де Карабас. (( KAGAMI)
  38. Глава тридцать восьмая. Утраченная руна. Кевин. (( KAGAMI, ВЕСЕЛОВ АЛЕКС)
  39. Глава тридцать девятая. Разведка. (( KAGAMI, LANCER.)
  40. Глава сороковая. Свет и тьма. Эрмот. (( KAGAMI, LANCER.)
  41. Глава сорок первая. Последний приют. Маркиз де Карабас. (( KAGAMI, PLAMYA.)
  Эпилог. (( KAGAMI)
  
  Глава двадцать первая.
  ДАВНИЕ ПЕРЕМЕНЫ, НОВЫЕ ПЕРЕМЕНЫ.
  Винсент.
  (Kagami, Айлин.)
  
  Молчит. Надо же! Меня послушалась или информацию переваривает? Будем надеяться, хотя бы, что и то, и другое. Типа, она научилась признавать мое старшинство и опытность. Сомнительно, правда. И опять топочет, как слон. Нет, ну чему я ее учил?! Стоило этому юному прохиндею сверкнуть на нее своими синими глазищами, и вся наука из головы вон! Ах, Валет, ах, письма! И - о ужас! - он, оказывается, тоже вампир! Нет, пускай осмысливает свое мировоззрение в другом месте и в другое время. Когда жива останется. Когда мы оба останемся живы.
  - Стоп! - прошипел я.
  Сам почувствовал, как громко это вышло. Господа охотнички, буде таковые имеются, на несколько миль вокруг в стойку встали. Я повернулся к Лере и встретился с ее испуганным взглядом. Испуганным? Фигушки. Хмурым и упертым. Че-е-е-ерт! Ну когда же она вырастет настолько, чтобы не обижаться на весь мир по любым пустякам?! Опять время на воспитательный процесс тратить!
  Я улыбнулся, слегка выпустив клыки. Лера вздрогнула, но выражение ее лица ни капли не изменилось. Ага, сдаваться, стало быть, не собираемся.
  - Я не ясно выразился? - невинно поинтересовался я, продолжая, тем не менее, демонстрировать вампирский оскал. - Или Валет не все доходчиво объяснил? Девочка, на нас объявлена охота! Ты хоть понимаешь, что это значит?
  - У Рола вообще, кроме вампиров, другие друзья есть? Это он потому меня заклинаниям не учил? За своих приятелей опасался? - выпалила она, изо всех стараясь, чтобы ее голос звучал решительно.
  О Ночь! Нет, ну какое время, а? Нам нужно из леса этого выбраться, где за каждым кустом засада быть может, а она тут решила учителю косточки перемывать!
  - Хочешь вернуться и выяснить этот вопрос? Я, знаешь ли, Ролу в няньки не нанимался. Всем его друзьям учет не веду и глубинной мотивацией его поступков не интересуюсь. Так что, вопросы твои несколько не по адресу, - я сделал паузу, в надежде, что до нее само дойдет. Не тут-то было.
  - Себе в няньки я тебя тоже не нанимала! - опять двадцать пять! Я-то надеялся, мы это уже проехали.
  - Да, да! Я помню. Ты бы в няньки Валета предпочла, - ухмыльнулся я. - Нет проблем. Будешь и дальше так шуметь, он сам на нас через полчасика выйдет, - Леринея испуганно дернулась. Сообразила, наконец! - Ну что? - вздохнул я. - Вспомнишь, чему я тебя учил, и пойдешь дальше в компании со мной и с Тенью, или предпочтешь дождаться этого борзописца?
  Девушка закусила губу и отвела глаза. Помолчала. Снова нахмурилась и кивнула каким-то своим мыслям. Потом перевела на меня твердый взгляд.
  - Я пойду с тобой, Винс. Но только если ты ответишь на один вопрос.
  Нет, ну за что мне это, а? Как будто я поверю, что она одним вопросом ограничится! Один потянет за собой второй, второй - третий, и вечер не самых приятных воспоминаний мне обеспечен. Самое время, как же! Но ведь не отстанет! Я возвел глаза к небу, обреченно покачал головой, всем своим видом демонстрируя свое отношение к ее упертости. Не подействовало. Я скрипнул зубами и сказал:
  - Один.
  Она сначала изумленно приоткрыла ротик, потом, видимо, поняла и кивнула.
  - Почему Валету так важно тебя победить?
  Упс! М-м-мдя... Вот ты и попал, Винс. И что ей ответить? "Может, правду?" - ехидно поинтересовалась какая-то мазохистская часть моего сознания. Ага, щаз! И откуда на мою бедную голову берутся такие умненькие и любознательные дети?! Что? Что я должен ей сказать, чтобы не обрушить новую лавину вопросов, ответы на которые я и сам хотел бы получить?
  - Винс?
  Лера сверлила меня взглядом и отступать не собиралась. А, была - не была!
  - Потому что нет большей чести, чем превзойти и победить того, кто тебя учил, - выпалил я. Пусть будет так. И не ложь, и далеко не вся правда. А выводы уже пускай сама делает.
  - Учил?! Чему?!
  - Один! - напомнил я, расплываясь в самодовольной улыбке.
  - Что? - захлопала она глазами.
  - Я обещал ответить на один вопрос, - я вскинул бровь, продолжая улыбаться. - Я на него ответил. А теперь, девочка, если хочешь жить, вспомни все, что усвоила в последние дни, и давай выбираться отсюда побыстрее.
  - Ах ты ж! - девчонка топнула ножкой, сверкнула на меня глазами, скорчила возмущенную рожицу. - Я тебе не девочка! - обиженно пробормотала она, но потом глубоко вздохнула, прикрыла глаза и, наконец, сделала то, что от нее требовалось.
  Я тоже скользнул в Тень, легонько коснулся ее руки, призывая следовать за собой. Тень выведет нас. Пока можно расслабиться.
  
  - Винс, я так тебе благодарна! Это так прекрасно!
  Анита стояла на краю обрыва, раскинув руки, позволяя ветру трепать волосы. Вид отсюда открывался действительно великолепный, но я смотрел только на нее. Стоило два часа карабкаться на эту гору, чтобы увидеть выражение беспредельного, ничем не замутненного восторга на ее лице. "Это ты прекрасна", - хотелось сказать мне, но язык, как всегда прирос к небу. И почему я рядом с ней становлюсь косноязычным идиотом? Иногда мне казалось, что я готов открыть душу, сказать ей все, как кинуться в омут, и ждать приговора. Правда, подобные самоубийственные приступы случались исключительно вдали от нее, когда мое трусливое подсознание точно знало, что я никак не смогу встретиться с ней немедленно. Мы проводили вместе много времени, в основном, гуляя по окрестностям. Я стал частым гостем в доме "энергетиков". Квир, вроде бы, расслабился на мой счет и не пытался контролировать каждый наш шаг. Напротив, он иногда даже составлял нам компанию в наших прогулках (черт бы его побрал!) и охотно присоединялся к нашим посиделкам, когда мы просто болтали ни о чем за вечерним чаепитием. Даэл же по-прежнему относился настороженно к нашей дружбе. Дружбе! Ха! Иногда я проклинал самого себя за то, что с самого начала поддался на эту провокацию. Я не хотел быть ей другом! То есть, быть только другом! Но... я не мог даже набраться смелости просто прикоснуться к ней без повода. Я боялся потерять и эту хрупкую нить, позволяющую мне находиться рядом с Анитой. Пока мы поднимались сюда сегодня, я галантно помогал ей, подавал руку, и каждый раз сердце сжимало истомой, когда ее прохладные пальцы касались моей ладони.
  Я сделал пару шагов и стал рядом с ней.
  - Я хочу полететь! - воскликнула Анита, запрокидывая голову, и я залюбовался ее стройной фигуркой.
  Мне захотелось подхватить ее на руки и закружить, как этот ветер, подарив ощущение полета. Я сцепил руки за спиной и отвернулся, глядя на расстилающуюся внизу панораму. Анита придвинулась чуть ближе, коснулась моего плеча своим. Так мы и стояли несколько долгих минут. Я боялся даже дышать.
  Где-то вдалеке, подобно нарастающему грому, послышался стук копыт то ли табуна, то ли большого поезда. Я невольно принялся искать глазами источник звука. Мне было необходимо зацепиться за что-то взглядом, мыслью, чувствовал, что еще немного, и сойду с ума от ее близости.
  - Ух ты! - преувеличенно бодро воскликнул я, разглядев, наконец, на дороге пышную карету и следующую за ней кавалькаду всадников. - Похоже, какие-то важные гости пожаловали!
  - Где? - Анита слегка повернулась, и ее волосы коснулись моего лица.
  От ее запаха у меня закружилась голова. Может, именно поэтому я не сразу понял, что что-то изменилось. Девушка, которую я любил, застыла хрупкой статуей, в глазах ее отразились обида и страх, а потом она слегка наклонилась вперед то ли для того, чтобы получше рассмотреть поезд, то ли вдруг решив шагнуть с обрыва. Именно это движение вывело меня из ступора. Едва ли прежде мне доводилось испытывать подобный ужас.
  - Анита! - завопил я, и мои руки рефлекторно обвились вокруг ее талии, вцепившись железной хваткой.
  - Винс? - она вздрогнула и сделала шаг назад. Я все еще боялся перевести дух и по-прежнему обнимал ее. Она не отстранилась, не попыталась скинуть мои руки. - Это не важные гости, - проговорила она каким-то неживым голосом, - это сваты. Илерис из клана Хайли приехал просить моей руки.
  - Т-твоей руки? - тупо переспросил я.
  - Да. И мои братья очень хотят, чтобы я согласилась.
  Что дальше? Крышу снесло, мульки выбило, шлюзы прорвало - называйте, как хотите.
  - Нет! Нет! Только не это! Не отдам! - шептал я, прижимая ее к себе, зарываясь лицом в волосы. Она не сопротивлялась. Не знаю, сколько это продолжалось, пока в моей голове не просветлело настолько, что я, наконец, сообразил, что творю.
  Я резко отстранился и повернулся к ней спиной, пряча лицо, пряча взгляд, лелея свое отчаянье.
  - Прости, - нашел я в себе силы сказать хоть что-то.
  Она не ответила. Я простоял так довольно долго, сам не зная, чего жду. Когда я рискнул обернуться, ее уже не было.
  Не напился я в тот вечер по счастливой случайности. Не напился дешевым пивом. Я едва успел заказать первую кружку, планируя за ней еще десяток, как к моему столику подсел некий... ну, скажем, странник.
  - Вампир? - спокойно поинтересовался он. Я улыбнулся, демонстрируя клыки. - Заказ примешь?
  Не поверите, но я обрадовался. Во мне вдруг вспыхнула надежда, что заказ окажется сложным, придется долго искать клиента, а уехать, куда подальше, было сейчас как раз то, что доктор прописал. Настолько мне не повезло. Заказчик всего лишь хотел по-тихому избавиться от одного из своих спутников. Но я все равно согласился. Просидел в засаде всего-то часа два, дождался, когда клиент выйдет по нужде. Я его выпил. "До дна".
  Кровь бурлила во мне, а Ночь укутывала своим покрывалом. Я все же решил уехать. Немедленно, ни с кем не прощаясь. Нужно было лишь прихватить самое необходимое. Кровь... Ночь... Я сразу почувствовал, что в моем доме кто-то есть. Я затаился. Ушел в Тень. Стрелой метнулся к двери спальни и тихо ее приоткрыл.
  На моей кровати, сложив руки на коленях, как школьница, сидела Анита...
  
  Все, столько она не выдержит. Мы шли уж долго, и если я еще пару часов мог продержаться, то неопытной Лере отдых был необходим.
  - Привал! - тихо скомандовал я.
  Она не отозвалась. Я обернулся. Нет, я точно идиот! Кретин безголовый! Нашелся учитель, как же! Пока я предавался воспоминаниям, девчонка снова ушла в Тень. А я даже не заметил. Наставник хренов! Спаситель! Охранничек! Будешь теперь охранять ее сон, пока восстановится. Ага, ага! Посреди леса, где каждый, кому не лень, сможет подобраться незамеченным. Че-е-ерррррррт!
  Нет, но она-то сильна! Что я там говорил? Частично входить? Научу? Ну, сам дурак! Каюсь, забыл. Валет совсем из колеи выбил. Не до уроков стало. И чего я так разнервничался? Старею, наверное. Вот и склероз уже прорезался. Взялся учить девчонку, и не подумал, что начинать с ограничений нужно. Не вспомнил. Точно, склероз. А ей теперь за это расплачиваться. Ну, я хорош, ничего не скажешь! Мастер Тени! Лучший, ага.
  Я снова нырнул в Тень, подошел вплотную, обнял за талию.
  - А теперь иди за мной! - приказал я ей.
  Лера вздрогнула, распахнула глаза.
  - Винс? Что-то случилось?
  Ух ты! Она уже от меня не шарахается! Надо же! Прогресс, однако! У нее. У меня-то точно один регресс на лицо. И деградация. Ей, правда, об этом знать не обязательно. Я здесь главный, и пусть боится! А еще лучше, спит. А то с ее склонностью к самодеятельности мы точно не то, что из леса, с этой поляны не выберемся.
  - Время привала, - строго сказал я, отпуская ее.
  - Я не устала, - тут же возразила эта упрямица.
  Нет, вот объяснит мне кто-нибудь, что я такого должен сказать, чтобы она со мной не спорила? У нее что, условный рефлекс такой - по любому поводу альтернативное мнение иметь? А как на счет просто послушаться старших? Я понял, что снова завожусь, хотя, если по-честному, то злился я, скорее, на себя, чем на Лиренею. Но и этого я не собирался ей сообщать.
  - Отдыхать! - рявкнул я и принялся расстилать свой спальник.
  Девчонка надулась, но последовала моему примеру. Потом легла и повернулась ко мне спиной. Целых три минуты я еще слышал ее обиженное сопение, и только потом дыхание выровнялось, она, наконец, заснула. Да, действительно сильна!
  Ну а мне спать нельзя. Да и не хочется. Я привалился спиной к дереву и снова погрузился в воспоминания.
  
  Левый глаз заплыл, ребра болели - парочка наверняка была сломана, один из нижних клыков шатался, струпья на содранных коленях болезненно трескались при каждом шаге. А я улыбался разбитыми губами и никак не мог от этой улыбки избавиться. И не хотел. Это был самый счастливый день в моей жизни.
  Жрец храма Ночи окинул нас подозрительным взглядом. Ага, та еще компания. Пара амбалов со свирепыми рожами - Даэл с Квиром - недвусмысленно загораживали выход, хрупкая красавица в простеньком широком - чтобы скрыть намечающийся животик - сарафанчике прижималась к побитому мне. Хотя, кто к кому прижимался, и кто кого поддерживал - это еще вопрос. Сильны братья-"энергетики"! Особенно, когда двое на одного. Особенно когда честь семьи защищают. Особенно от меня. Ох-ох-ох! Следовало держаться прямо и скроить торжественную мину, подобающую моменту. Но я все равно улыбался. И видел, как вспыхивала легкая, полная любви улыбка на губах Аниты каждый раз, когда ее взгляд скользил по мне. И тогда я становился еще счастливей. Если такое в принципе было возможно.
  Жрец покачал головой, вздохнул, посмотрел на нас с Анитой с долей жалости. С чего бы это?
  - Кольца? - без всякой надежды поинтересовался он.
  За моей спиной растеряно завозились братья. Анита пожала плечами. Я улыбнулся еще шире, от чего губа не выдержала и треснула. Миг маленького триумфа. Я отпусти руку своей невесты, рискуя не устоять на ногах, и полез в карман. Анита догадалась поддержать меня за плечи. Умница моя! А я-то какой молодец! Тормоз просто. Я ведь уже три месяца, как купил их, и все никак не мог набраться смелости официально попросить ее руки. Пока само не выплыло. Во всей красе.
  Я опустил на подставленную подушечку пару обручальных колец. Сзади послышалось презрительно-одобрительное ворчание. Даэла, кажется. Жрец немного расслабился и затянул бесконечный речитатив Литании Улыбки Ночи. Знал бы, какой из этих двух садистов заказал полный обряд - удушил бы. Меня качало в такт бормотанию святоши, но я держался. Точнее, Анита меня держала, прижимаясь все крепче. Кажется, пару раз я все-таки отключался, но острый локоток любимой быстро приводил меня в чувство. Наконец старательный труженик культа провыл последние слова молитвы и, поднеся к нам подушечку, милостиво разрешил:
  - Можете обменяться кольцами.
  Я легко надел на тонкий пальчик Аниты меньшее из двух колечек. Потом она взяла второе, и начался цирк. Распухшие костяшки пальца не желали пропихиваться в узкий ободок, еще вчера бывший мне вполне впору. Анита хмурилась и кусала губу, то ли от того, что боялась причинить мне лишнюю боль, то ли от того, что происходящие было плохой приметой. Я в приметы не верил, поэтому не придумал ничего лучше, чем облизать палец. Жест получился весьма двусмысленным. Сзади дуэтом зарычали "энергетики". И тут мы с Анитой не выдержали и расхохотались. Лоб в лоб, глаза в глаза, счастливые и глупые назло всем приметам. Квир заскрипел зубами так громко, что даже жрец вздрогнул. А кольцо вдруг взяло и само скользнуло на положенное ему место...
  
  На этот раз я почувствовал его вовремя. Даже издалека почувствовал. Что ж ты так неумело прячешься, малыш? Совсем забыл мои уроки? А еще надеешься со мной справиться? Фантазер! Я сидел, не шевелясь, ожидая, когда он подойдет ближе. Но я его недооценил. Он и не пытался прятаться. Посчитал ниже своего достоинства.
  - Она спит? - спросил он, едва приблизившись на расстояние голоса.
  - Спит. И пусть так и остается. Свои споры мы можем решить и без нее.
  - Опекаешь? - усмехнулся Валет.
  - Отвечаю, - пожал я плечами.
  - И давно ты стал таким ответственным? - зло прошипел он.
  - Всегда был, да только не слепым щенкам это увидеть, - я медленно поднялся и повернулся на его голос.
  Валет вышел из-за деревьев и остановился. Нас разделяли несколько березок редколесья, низкий кустарник и неширокая полоса поляны, на которой я устроил наш с Лерой привал. Последние лучи закатного солнца все еще играли с тенями в салочки на крошечном открытом островке, но этого было достаточно, чтобы Валет не мог приблизиться по прямой. По крайней мере, в ближайшие пять минут. Значит, он не нападет сразу, станет тянуть время. И снова я ошибся.
  - Так и будешь там стоять? - насмешливо поинтересовался он. - Слабо напасть первым?
  - Я на тебя не охочусь, - усмехнулся я. - Но можешь считать, это была неплохая попытка увести меня подальше от девушки.
  Валет поморщился.
  - Ты сам сказал, что это между нами. Ее я трогать не буду.
  - С чего это? - ехидно поинтересовался я. - Милосердие взыграло?
  - Если я убью тебя, с ней и любой другой справится, - равнодушно пождал он плечами. - Она не мой клиент. Последний росток.
  - Что?! - у меня поплыло перед глазами. - Что ты сказал, Лет?
  О нет! Только не это! Последний росток. Благородное право убийцы не обрывать существование всей семьи, оставлять в живых младшего. Конечно, это не значит, что заказ на Леринею не примет любой другой Торету, но Валет не станет ее убивать. Ни за что. Потому что это он выпил ее родителей. Если Лера узнает, она... обречена. Я сам учил Лета и точно знаю, что ей с ним не справиться. Никакими заклинаниями.
  - А ты не знал? - теперь пришла его очередь усмехаться. - Так вышло. Заказ есть заказ, сам понимаешь. Так что, пусть постоит в сторонке.
  - Кто? - прорычал я, и Валет недоуменно приподнял бровь. - Кто их заказал?
  - Тебе-то зачем, Винс? Да и не вправе ты знать. Ты больше не принадлежишь клану. Или... Не надеешься выиграть? Боишься, что я верну тебя насильно?
  - Лучше ответь, Лет.
  Он пожал плечами.
  - Да не велика тайна! Родной дядюшка, кто ж еще-то? Эти людишки... они такие мелкие... - он хмыкнул и прищелкнул языком. - А видел бы ты его! Весь из себя такой важный, напыщенный гордый. Дворянин! А нутро-то гнилое... алчное... Мне их и не жаль вовсе. Побольше бы таких клиентов попадалось. А ты еще с девчонкой этой нянчишься! Совсем деградировал!
  - Уходи, - глухо потребовал я.
  Валет вскинул бровь, сверкнул белозубой улыбкой.
  - Трусишь, Винс?
  Почему-то промелькнула мысль, что я мало порол его в детстве. Может, сейчас время пришло? Не убивать же его, в самом деле! Да и не смогу я, рука не поднимется. Ладно, придется отшлепать зазнавшегося юнца.
  В Тень мы ушли одновременно. Сейчас никакому стороннему наблюдателю не пришло бы в голову, что в этом редколесье что-то происходит. Но смолкли птицы, разбежалось мелкое зверье, даже ветер, казалось, перестал тревожить деревья. Поэтому, каждый шорох, каждый едва слышный скрип веток, каждое движение воздуха обрели глубинный смысл, опасный подтекст боя в Тени.
  Посвист, похожий на синичий, дуновение ночного бриза. Я отклонился. Тихий стон древа, поймавшего сталь ножа. Снова трель, на этот раз моей птички. Злое шипение. Так тебе и надо, пижон! Отпустил косу, как у девчонки. Если ты воин, будь готов с ней расстаться. Неожиданное дрожание теней. Вот и солнце село. Что ж, похоже, увертюра закончена, поклонами мы обменялись. Начинается танец. Перезвон, кажущийся каплями случайного дождя - сталь встретила сталь. Три шага вальса, отход. Черт! Куртку жалко, но трофей того стоил. Оглянись, малыш, это не первая звезда, эта та капелька аквамарина, что еще секунду назад украшала мочку твоего уха. Я же уже говорил тебе, что ты пижон. О, да ты, похоже, дорожил этой безделушкой! Но зачем же так необдуманно спешить! Дзинь! Кап! Вот и хорошо, за куртку мы квиты, а волос мне, в отличие от тебя, не жалко. Ведь больше не найдется той, что захочет сохранить мою прядь. А тебя это научит осторожности. Причудливый узор веток в лунном свете неуловимо изменился, легкий шелест пробежал по листьям. Но меня не обманешь. Это не живая зелень разговаривает с ветром, это зашуршала листва под твоими ногами. Как же громко! Что это с тобой, Лет? Я еще не достаточно тебя напугал? Не научил осторожности? Что?.. Какого черта?!
  Он шел прямо на меня, больше не прячась в тенях. Шел как-то странно, словно даже походка изменилась. Неуверенно, что ли? Потом остановился, оглянулся по сторонам, нашел меня взглядом.
  - Винсент? Отрекшийся вампир? - это был вопрос незнакомца, произнесенный голосом Валета.
  - Лет? Что с тобой, Лет? - мне стало жутко.
  - А где Лиренея? Ее нельзя оставлять. Здесь опасно, - произнеся это, он вдруг как-то странно поморщился, словно услышал или увидел что-то неприятное, после чего совсем уж не к месту добавил: - Простите, учитель, но дворянин не может оставить даму в беде.
  Что за бред?! У меня все сильнее крепло ощущение, что Валет рехнулся. Но я слишком хорошо знал эту бестию, и не мог быть уверен в том, что это не хитрость.
  - Лет, такими дурацкими выходками ты не заставишь меня потерять бдительность! - предупредил я, незаметно опуская в ладонь свою любимую звездочку.
  - Пойдемте Винсент, нужно забрать леди Леринею и уходить отсюда. Нас ждут.
  - Ах ты подлая мелочь! - взъярился я. - Ты же обещал не трогать ее! Или про последний росток ты тоже наврал?!
  - Не могу же я ее бросить! - он не остался в долгу и тоже повысил голос. - Ничто не заставит меня запятнать честь дворянина!
  Нет, кто-то здесь, определенно сошел с ума! Чудик тем временем еще больше приблизился, и я, наконец, смог рассмотреть его получше. Это, без сомнения, был Валет. Косо срезанная моим удачным броском коса, петля без капли в левом ухе. Но глаза... Это не были синие, как предрассветное небо, глаза Лета. В них сверкала серая сталь клинка, гордая решимость почему-то смешивалась с растерянностью.
  Можете смеяться, но я испугался. Не за себя. За Лета в первую очередь. И за Леринею тоже. Есть множество ничем не подтвержденных легенд о существах без тела, готовых вытеснить чужую душу ради того, чтобы его заполучить. Я никогда в них не верил. Но нечто уже завладело Валетом и теперь требовало Леру. Искорка стали сорвалась в полет. Увы, кто бы ни стоял сейчас передо мной, рефлексы у тела было не отнять. В последний момент он уклонился. Звездочка глубоко пропорола лишь руку чуть выше локтя. Противник вскрикнул, удивленно уставился на меня.
  - Да что ж вы делаете, Винсент?! - воскликнул он с искренним возмущением. - Вам что, совсем не жаль этого парня?! - голос его все набирал силу. - Вы его уже подранили! А еще время тянете! Думаете, ему легко будет потом в себя придти? Нам спешить нужно, пока его разум не повредился!
  Теперь я точно знал, что сошел с ума не только Лет. Моя крыша, похоже, тоже сделала мне ручкой и отправилась в бессрочный отпуск. И, как утопающий за соломинку, я ухватился за последнюю оставшуюся здравую мысль. Я не должен был отдать этому чудовищу мою ученицу! Каждой клеточкой кожи я почувствовал распиханное в разных местах одежды оружие. Помоги мне, Ночь! Вампиры - быстрые создания. Вампиры-убийцы - самые быстрые в мире. Я уже не был вампиром в полном смысле этого слова, но превзошел по скорости всех своих бывших собратьев. Рой смертоносной стали слетел с моих пальцев меньше чем за пару секунд. Уклониться он не смог бы. Где-то на самом дне сознания билась отчаянная мысль, что, возможно, я сейчас убиваю Валета. Вы думаете, я попал? Ни фига!
  - Да что за!.. - взревел мой безумный противник и стал расти.
  Все мои ножи, кинжалы, стилеты, сюрекены, несшиеся в грудь этого чудовища, беспрепятственно пролетели у него между ног. А потом этот монстр радостно воскликнул:
  - Да вот же она!
  Нагнулся, и подхватил одной рукой меня, другой - Леринею. Потом он сделал гигантский шаг назад и начал стремительно уменьшаться. Я вознес благодарственную молитву Ночи, сообразив, что у меня все еще остается один нож за голенищем сапога. Осталось только дождаться, когда чудовище станет нормального роста, чтобы вонзить клинок в бок моего кошмара. Я уже почти дотянулся до своего оружия, но яркий блеск на мгновение меня отвлек. Прямо посреди леса стояло большое, в человеческий рост, зеркало в кокетливой серебряной раме и радостно подмигивало неизвестно откуда взявшейся солнечной радугой. И то, что когда-то было Валетом, толкало нас прямо в него с силой обезумевшего носорога. Проснулась и завизжала Лера. Под этот аккомпанемент мы влетели в зеркало, оставляя за спиной врезавшегося в стекло Лета. Последним, что я успел заметить, было безграничное удивление в его темно-синих глазах.
  То, что мы попали из ночи в день, я понял еще до того, как открыл глаза. Хорошо, что я не боюсь солнца. Леринея продолжала визжать, заглушая все остальные звуки, и мне до скрипа зубовного захотелось влепить ей затрещину. А для этого нужно было осмотреться. Большая, светлая и почти пустая комната была пронизана разноцветными, окрашенными витражными стеклами лучами. Я как оказалось лежал на ковре, привалившись спиной к какой-то мебели - письменному столу, кажется. Чуть поодаль, опираясь на книжный шкаф, сидела Лера, не желавшая ни открыть глаза, ни замолкнуть. Почти на прямой между нами, на полу стояла изящная статуэтка кота в натуральную величину, сработанная на редкость реалистично, если не считать идиотской раскраски в клеточку. Не обращая ни капли внимания на это пугало, из-за ножки ближайшего шкафа на визжащую девицу удивленно таращилась мышь. Наконец, я выхватил взглядом первого заинтересовавшего меня персонажа: в углу, скрючившись и обхватив руками голову, тихо стонал какой-то мужчина. Лица из-за позы я рассмотреть не мог, но одет он был в линялые залатанные штаны, явно знававшую лучшие времена рубашку и пушистые тапочки на босу ногу.
  Быстренько проведя ревизию своих ощущений и убедившись, что никаких ощутимых повреждений не получил, я разработал план ближайших действий: заткнуть ученицу и выспросить у страждущего незнакомца, где и почему мы оказались. Я легко встал и сделал шаг к Лере. И снова попал в психушку. Клетчатый кот повернул ко мне голову, встопорщил шерсть и человеческим голосом произнес:
  - Слушай, вампи-ур, может, ты-у заткнешь эту недореза-унную? - здравствуй, моя шизофрения! Спасибо, галлюцинация, что напомнила мне о цели моего движения. - Я-у бы сам, но ведь может и не поня-уть.
  Я решил не реагировать на игры подсознания, перешагнул через кота и присел рядом с Лерой. Крепко взял ее за подбородок, растянул губы в клыкастой улыбке и только потом позвал.
  - Заткнись, красавица, или я за себя не ручаюсь.
  Наступила благословенная тишина, только несчастный оборванец продолжал стонать в углу. Леринея открыла глаза, посмотрела на мой оскал и даже не вздрогнула. Старею, наверное.
  - Винс? Что это? Где мы? - выпалила она.
  - Сейчас выясним.
  Я поднялся и только собрался сделать шаг к страдальцу, как хлопнула дверь. В комнату стремительно влетел неопрятный старикашка в засаленном халате, дерюжных синих штанах, ярко розовых с белыми круглыми носами тряпичных ботинках и совершенно неприличном колпаке, расписанном эротическими сценами. Из-под вопиющего головного убора торчало великое множество свалявшихся полуседых косичек. В руках у старца был котелок с каким-то, как ни странно, ароматным варевом.
  - Оклемался, кровопийца? - весело подмигнул он мне и, не дожидаясь ответа, ринулся к парню на полу, продолжая вещать. - Смотрю, и девка твоя уже не голосит. Вот говорил же маркизу, не тянуть ее, так нет, благородный он у меня. А теперь вон мается. Давай-ка, подсоби. Сам, поди, и отварчику сейчас хлебнуть не сможет. Давай, давай.
  Как завороженный, я следом за ним подошел к парню и помог тому сесть. Действительно, молодой, симпатичный даже. Но вид у него измученный. Лера тоже приблизилась, придержала несчастному голову, пока старикашка вливал в него свой "отварчик".
  Зелье подействовало почти мгновенно. Парень открыл глаза и воззрился на меня подозрительно знакомым серо-стальным взором.
  - Винсент? - он облизал губы. - Видите, что вы натворили?
  - Я?! - я опешил.
  - Валету, между прочим, сейчас тяжелее, - укоризненно сообщил он. - Для него и вторжение было неожиданным, и болеутоляющего снадобья никто не поднесет, - и с еще большей долей обвинения в голосе добавил: - А вы его еще и ранили! Как вы только могли так поступить с собственным сыном!
  
  Глава двадцать вторая.
  ХОТЬ КАКОЙ-ТО СОВЕТЧИК.
  Маркиз де Карабас.
  (Kagami.)
  
  Никогда не думал, что смогу пожалеть вампира. Особенно этого. Он ведь мне с первого взгляда не нравился. А уж после того, как он в меня весь свой арсенал выпустил, видя, что перед ним тело другого, совсем ему не чужого, между прочим, я и вовсе чуть не передумал его вытаскивать. К сожалению, Аль сидел на хвосте, и смыться бы не получилось. Хоть девушку успел прихватить. А вот об этом я собственно и жалел. Если у меня от ее визга и воплей уже уши бантиком завязываются, что говорить о Винсе. И хуже всего, что в скандале этом, как ни крути, виноват я. А откуда мне было знать, что тот юный вампирчик так ей дорог, да еще, что она не в курсе их родственных связей? Я, между прочим, что думал, то и сказал. А этот упырь теперь на меня так зыркает, будто вот-вот загрызет. Даже Сыр, похоже, слегка одурел от их ора. Нет, ну точно, кот в ступоре. Я бы на его месте уже давно слинял незаметно, просто, чтобы всего этого не слышать. Да и не нарваться. А то ведь, чует мое сердце, они, как между собой отношения выяснять закончат, так на нас и переключатся. Один де Баранус, как всегда нашел повод вовремя смыться. Быстренько сослался на какие-то сверхважные дела и прямо из башенного кабинета слинял телепортом. Далекоо-о-о!.. Аж на кухню. Обжираться. Я точно знаю, я подсмотрел. Так спешил, что даже выяснять не стал, когда это я свой рост менять научился. Хоть бы и не вспомнил! Хотя, надежды мало, конечно.
  - У коу-шки нежные ушки-у! - жалобно мяукнул Сыр и покосился на меня.
  - У меня тоже, - буркнул я.
  - Так сдела-уй что-у-нибудь!
  - Что, интересно? Знаешь, милые бранятся - только тешатся. Влезу - самому пятый угол искать придется. Себе дороже с вампиром связываться.
  - Трус ты-у, Ася! Трус безжалостны-уй! У меня-у скоро-у мигрень от них начнется!
  Я начал тихо закипать. Нет, ну каково, а? Еще и я во всем виноват. Нет, не без того, конечно, но можно подумать, это моя идея была упыря сюда тащить. И как, интересно, я с этой парочкой в одной команде против Темного властелина воевать должен? Какая из нас на фиг команда? Или Аль специально постарался, чтобы еще и с котом меня поссорить? Вон как косит на меня дурным глазом, злыдень клетчатый. Или это мне специально, в назидание? Чтобы не лез всех девиц спасать. А то, вон она какая... прекрасная. И главное, как самозабвенно ругаются! Их из мира в мир перетащили, а им только бы свои недомолвки выяснить. Хоть бы поинтересовались, что ли, зачем мы с кисом тут мебель изображаем.
  Чем больше я обо всем этом размышлял, тем сильнее злился. И в какой-то момент, когда Леринея выдала очередной, совсем уж ультразвуковой пассаж, внутри у меня что-то оборвалось. Все та же алая вспышка перед глазами, и вот уже я, сам не понимая как, стягиваю неведомые мне силы вокруг этих двоих, отгораживая все звуки.
  Тишина ударила по ушам. Кот удивленно поглазел на беззвучно открывающую рты и жестикулирующую парочку, потом перевел дух, похлопал меня лапкой по колену и вдохновенно произнес:
  - Спасибо, Ася.
  - Не за что, - смутился я. - Самого достало, если честно. Вот только, похоже, я минуты через три опять в обморок хлопнусь, и все звуки вернутся.
  - Это-у ничего-у! С этим я-у уже спра-увлюсь! - ухмыльнулся пушистый интриган. - А ты ложи-усь поудобней, устраива-уйся, да и можешь отдыха-уть.
  Я хмыкнул и последовал его совету.
  
  На этот раз звуки пришли сразу. В многоголосом хоре толпы самых разных существ можно было различить практически любые интонации: от восторга до ужаса и ненависти. А Она стояла перед всеми расслабленная и прекрасная, на губах играла чуть презрительная улыбка. И я стоял рядом с ней. Прежде чем заговорить, Она бросила на меня мимолетный взгляд и сжала мои пальцы. Потом наклонилась совсем близко к моему уху и прошептала:
  - Ты только посмотри, как они суетятся, - Она усмехнулась. - Внимательно смотри. Только сейчас можно определить, кто друг, а кто враг.
  Я плохо понимал, чего она хочет. Меня не волновали все это люди, орки, тролли, гоблины, эльфы, даже драконы, толпившиеся перед нами. Только ее близость имела значение. И странный холодок скользил по спине каждый раз, когда пряди непроницаемо-черных волос, живущих собственной жизнью, подбирались ко мне слишком близко.
  - Ты нарушила договор, Этернидад! - не выдержал первым какой-то старик. - Ты не в праве появляться здесь!
  Она сверкнула улыбкой.
  - Теперь в праве, дурачок, - промурлыкала, изящным жестом руки, отметая все сомнения. - В ваш мир пришел тот, кто нарушил равновесие. Это не моя вина. Тот, кто призвал его, открыл путь и мне. Не будет призванного, не будет и меня. Убейте его, вышлите, развоплотите, делайте, что хотите. Я чту договор, но и вам придется его чтить, - она обвела взглядом собравшихся. - Я ясно выразилась?
  По толпе пробежал изумленный ропот. Похоже, никто здесь не слышал ни о каком призванном. Изящный дракон без возраста и различимых для меня признаков пола вытянул вперед голову.
  - Кто он - призванный? Мой народ найдет его и отправит домой. Я бы дорого отдал за то, чтобы он смог тебя уничтожить, но мы чтим договор. А уйдет он, уйдешь и ты.
  Рука невольно потянулась к висящей на поясе шпаге. В тот момент я был абсолютно уверен, что тонкое жало стали найдет глаз рептилии безошибочно. Но моя богиня мягко положила свою ладонь мне на пальцы и покачала головой.
  - Ищите человеческого на вид мальчишку лет шестнадцати. Он сильный маг и воин. Но у него есть серьезная проблема. В глубине души он считает себя женщиной.
  Среди собравшихся прокатились недоуменные смешки, а я вздрогнул. Я, наконец, понял, где мы, и о ком идет речь. Я повернулся к Ней, чтобы остановить, сказать что-то, что-то объяснить, как-то разобраться в нелепом недоразумении, возникшем между нами, но змеи Ее волос взвились мне навстречу, злобно шипя, норовя схватить, поглотить, уничтожить. А Она все никак не поворачивалась ко мне лицом, чтобы своей прекрасной улыбкой уничтожить смертоносное наваждение.
  
  Они снова ссорились, но на этот раз тихо, словно боялись нарушить чей-то покой. Неужели мой?! Ух ты! А ведь и вправду!
  - Все из-за тебя! - шипела Леринея, не повышая, однако голоса. - Посмотри, до чего ты человека довел!
  - Деточка, - голос Винсента был едва слышен, но его ядом можно было отравить все скромное население нашей башни, - это ты его своим визгом довела, а не я. Сама и разбирайся теперь со своим спасителем. Только я очень сомневаюсь, что он о твоем спасении пожалеть не успел.
  Устами вампира, оказывается, тоже иногда глаголет истина. Кажется, я даже смогу терпеть его присутствие рядом. Если съесть не попытается.
  - Оба-у хороши-у! - не остался в стороне Сириус. - Вам обоим в пору ему спасибо-у сказать! Ты-у, Винсент, и сам понима-уть должен, что один бы ее-у не защитил.
  - Еще всякие клетчатые пугала для грызунов мне не указывали! - фыркнул упырь. - Не больно-то оно мне и нужно было. Я просто просьбу друга выполнял.
  - Ах, ты!.. - в голосе Леры снова прорезались визгливые нотки, и я почел за благо прекратить очередной скандал в зародыше.
  Я потянулся, улыбнулся сидящей возле меня на полу компании и предложил:
  - А может, продолжим за столом? Есть-то как хочется!
  Ну и чего спрашивается, они так на меня уставились? Они что, думали, я здесь помирать собрался? Вот еще! Не дождутся! Мне еще целую галактику спасти нужно!
  - Ты бы хоть представился-у, Ася, - укоризненно покачал головой кот. - А то-у знакоство-у ваше одностороннее.
  - Ах, да, простите! - я смущенно поднялся, и гости последовали моему примеру. - Я маркиз в"Асилий де Карабас. Ученик великомудрого Аля де Барануса, звездочета, владеющего этой башней, - я на мгновение задумался: объяснять им все обстоятельно и по порядку, или обрисовать ситуацию в двух словах, а потом пускай задают вопросы? Распинаться было лень. - Должен сказать, что то ли Алю с учеником не повезло, то ли мне с учителем, но это исключительно я виноват в том, что вас пришлось сюда вытащить, - Леринея нахмурилась, Сыр фыркнул, а в оскале Винсента сверкнули клыки. Я перевел дух, зажмурился и выпалил: - Дело в том, что я приблизил приход Темного властелина в вашей галактике, и теперь всем обитаемым мирам в ней грозит неминуемая гибель, - сразу меня не убили, поэтому я рискнул открыть глаза и постарался улыбнуться как можно дружелюбнее. - Если, конечно, вы любезно не согласитесь помочь мне предотвратить это пренеприятнейшее событие.
  - Знаешь, - вампир смерил меня каким-то странным взглядом, - лучше бы ты все же донес эту информацию до обеденного стола. А то ведь сдерживаться мне сейчас очень не просто, - он сделал маленький шажок по направлению ко мне и... улыбнулся.
  Мне показалось, что я заглянул в глаза собственной смерти. Я почти почувствовал, как моя теплая живая кровь льется в эту ощерившуюся клыками пасть. Во взгляде Винсента была жажда убийства. Животный ужас всколыхнул в сердце одно единственное желание: оказаться как можно дальше от этого места и от этой ситуации, а в следующее мгновение я почувствовал, что проваливаюсь куда-то спиной вперед, оттолкнулся, чтобы ускорить падение, потому что Винс потянулся за мной. Я услышал крик Леринеи, утробное урчание кота, шипение вампира, когда клетчатый паршивец впился когтями тому в спину и, наконец, звон посуды, посыпавшейся на пол от столкновения с моей филейной частью. Я только успел возмутиться, что это стало происходить как-то слишком часто, а дальше - темнота.
  
  Первым чувством при пробуждении стали уже привычные разочарование и обида на весь мир. Нет, ну сами посудите! Я, весь из себя очередным образом апгрейднутый, лежу на холодном жестком полу, в бока мне впивается что-то острое - битая посуда, похоже - а эти гады мирно трапезничают. Уютное позвякивание столовых приборов, божественные ароматы каких-то неизвестных мне блюд и тихая, дружеская застольная беседа. Но тут я понял, что не внезапное согласие кота с новоявленными героями меня так раздражает. Мне снова что-то пригрезилось, что-то значимое, а я не мог вспомнить сна. Беспокойство о воспоминании, казавшемся очень важным, смешивалось с печалью и неудовлетворенностью от того, что я опять бездарно забыл встречу с со своей богиней. Словно я предал Ее... Или Она меня... Сердце защемило тем самым беспросветным одиночеством, что обитало в мире белой пыли, в мире, где я встретил Ее впервые. Мне захотелось произнести ее имя, позвать, но память снова подло прятала его от меня. Я почувствовал себя никчемным глупцом, бесполезным балластом на обочине жизни, занозой в гладкой ладони мироздания. Я снова прошел мимо тайны. Главной тайны. Возможно, самой главной в данный момент. Я что-то упустил и, тем самым, может быть, обрек нас всех на поражение. Я был жалок и беспомощен, но именно я должен был отвечать за всех них, чтобы мы смогли достичь некой цели, прийти к победе. Но за Нее, не знаю как, я отвечал тоже. А я...
  - ...я-у так думаю, когда злится-у, - почему-то вдруг слова Сириуса достучались до моего сознания и вывели из приступа самобичевания, - или кода пугается-у.
  - Ну, его напугать - не велика заслуга, - то ли обиженно, то ли презрительно процедил Винсент. - Я ему все-то улыбнулся.
  - Да уж! Ты как улыбнешься! - это уже Лера.
  - Я ж не виноват, что вы оба такие дурни. Два сапога пара. Не удивительно, что он так рвался тебя вытащить. Родственную душу почувствовал.
  И как это понимать? Сидят и косточки мне перемывают! Нет, чтобы жизненно важные вопросы обсудить, хотя бы те же кандидатуры остальных героев. Почему, спрашивается, все я решать должен? Им, между прочим, тоже с ними в одной команде сражаться.
  - В общем, ему эти обмороки-у, считайте, что-у на пользу, - высказался Творожок, явно, чтобы прервать зарождающуюся перепалку.
  Тут уж я не выдержал.
  - Если меня немедленно не покормят, - обиженно возвестил я о своем пробуждении, - а сразу пугать или злить начнут, я из следующего обморока могу и вообще не выйти.
  - Хм, - смущенно произнес, кажется, Винсент.
  - А-у по-удслушива-уть не хорошо-у! - глубокомысленно изрек кот.
  - Маркиз в"Асилий! - Леринея так стремительно сорвалась с места и оказалась возле меня, что я даже смутился. - Маркиз, пожалуйста, простите, этого наглого вампира. Я... нет, мы оба благодарны вам за то, что вы нас спасли!
  - Спас?! - искренне удивился я, а Винсент, который как раз собирался возразить по поводу столь неуместной оценки моего поступка, тихо фыркнул. - Простите, леди Лериня, но я бы этого не сказал, - в животе у меня заурчало, и я невольно покосился на стол.
  - Ах, маркиз, - девушка смутилась и, схватив меня за руку, потащила к ближайшему стулу. - Конечно, вам необходимо подкрепиться, а потом вы все нам расскажите и объясните.
  - Очень хотелось бы, - пробормотал вампир.
  Надо отдать ему должное, он терпеливо и молча ждал, пока я набивал желудок. Если учесть, что утром я не позавтракал, то можете представить, сколько продолжался данный процесс поглощения пищи. Лера терпела с трудом, время о времени открывая рот, чтобы сто-то спросить, но под взглядом Винса умолкала прежде, чем успевала высказаться. Сириус составлял мне компанию. Иногда мне кажется, что это не кот, а, по меньшей мере, саблезубый тигр. Уж съесть он точно вдвое больше меня может. Наконец, в отличие от киса, я почувствовал, что насытился.
  - Спасибо, было очень вкусно, - выдал я дежурную вежливую фразу и с удивлением понял, что Лера зарделась. - Леди Леринея, - решил я все же уточнить, - уж не вам ли мы обязаны столь изысканными кушаньями?
  - Ой, это такие пустяки, маркиз, - похоже, я смутил ее еще больше. - И пожалуйста, зовите меня просто Лера.
  - Тогда и вы меня зовите Асей, - расплылся я в улыбке, и понял, что когда не визжит, она очень даже милая.
  - Может, хватит уже реверансов? - рыкнул Винсент. - Вы, вроде бы обещали все объяснить за трапезой?
  - А разве Сириус еще не объяснил? - удивился я.
  - О вашем пророчестве и печальной судьбе его сапог - хотя, зачем коту обувь я так и не понял - я, кажется, уже знаю больше, чем о собственной родословной. Меня интересует, почему здесь оказались мы с моей ученицей. Но сначала ответь, - глаза Винсента сузились, и, хоть он и не попытался на этот раз демонстрировать клыки, я почувствовал, что этот упырь готов выпить всю мою кровь, если ответ ему не понравится, - что с Валетом?
  - А что с ним? - не понял я.
  - Ты сказал, что оставался в его теле слишком долго.
  - Ну и что? Не так уж долго, похоже. Хотя, оказаться на его месте я не хотел бы.
  - Что?!
  - А то! Ты его ранил, башка раскалывается, да еще и все мышцы болят, наверное!
  - А мышцы почему? - опешил Винс.
  - Так он же не маг. Думаешь, легко его телу далась перестройка под гигантский рост? Вот на фиг было всем, что в карманах нашлось, швыряться?!
  - Да иди ты! - вызверился вампир. - Что я, по-твоему, должен был делать? Мой сын начинает вести себя, как помешанный, да еще и требует отдать ему мою ученицу, которую перед этим обещал не трогать!
  - Почему? - сразу вскинулась Лера, и Винс дернулся, как от пощечины. Вопрос он предпочел проигнорировать, оно и понятно.
  - И что бы ты там себе не думал, но он мой сын, и лучше я сам его прикончу, чем позволю сожрать изнутри какому-то монстру!
  - Это я что ли монстр?! - обиделся я.
  - А ты представился? - с сарказмом поинтересовался упырь, чем снова вогнал меня в краску. - Ладно, если Лет жив и в своем уме, проехали. От синяков и ссадин оклемается, не маленький, - Лера что-то сердито пробурчала, но Винсент снова предпочел ее не услышать. - Зачем мы здесь? Почему именно мы?
  - Не вы, а ты, - поправил я. - Леру я одну оставлять побоялся.
  - Ладно, почему я здесь?! Так нормально, буквоед фигов?! - он уже почти рычал, и я почел за благо больше не пререкаться.
  Я подробно объяснил, по какому принципу мы отбирали кандидатов. Точнее, не мы, а магическое Зеркало. Винсент слушал внимательно, попусту не перебивал и вопросы задавал по делу. Вообще, когда не злился и клыки не показывал, он мне даже нравился. Во всяком случае, мне ему хотелось доверять. Или доверится... Нет, я совсем одичал в этой глуши! Вампиру довериться! Щаз! Хотя... Теперь он тоже в числе тех, кому не безразличен состав будущего геройского коллектива. Почему бы не поинтересоваться его мнением? Ему же за сотню лет уже, хоть и выглядит немногим старше меня. Может, чего дельного посоветует. Все лучше, чем маразматические бредни Аля слушать. Не дожидаясь, пока Винс переварит только что полученную информацию, я поспешил подробно рассказать ему о каждом из остальных кандидатов. Начал я с леди Киниады. Честно обрисовал ее не слишком легкий характер, но сделал акцент на том, что ей нравятся темные вообще, а вампиры в особенности. На соратника-кровопийцу это сообщение особого впечатления не произвело, а вот Лера поморщилась. Потом подробно рассказал о подозрительной команде неизвестно зачем направляющихся на родину Киды героев. Закончив, я сделал паузу в ожидании ответа. Винсент молчал.
  - Что скажешь? - не выдержал я.
  - О чем? - лицо его совершенно ничего не выражало.
  - Ну-у... о Киде, об остальных... Не мне же одному с ними путешествовать...
  - Ты меня сюда вытащил, чтобы я за тебя кастинг проводил? - усмехнулся он. - С какой стати я должен что-то тебе об этом говорить? Героев же Зеркало выбирает. Раз оно тебе эту драконицу с компанией показало, значит, тащи их сюда.
  - Вообще-то сначала оно показало одну Киниаду, - сообщил я и покраснел. Винс недоуменно поднял бровь, но я, разумеется, не стал вдаваться в подробности. - Герои потом приблудились.
  - Значит, не надо их приводить, - пожал плечами вампир.
  М-да... не похоже, что я дождусь от него дельного совета. Я вздохнул и рассказал ему о Доге, который был девушкой. И снова ничего, кроме пожатия плечами не удостоился. На предложение вытащить всю команду Рика, которую я увидел до Говорящей с Камнями, выбранной Алем, он хотя бы поморщился.
  - Да зачем они все? - мне показалось, что в его взгляде проскользнуло что-то сродни жалости ко мне. - Ну сам посуди, чем меньше нас будет, тем больше шансов подобраться к нему незамеченными. Раз твой звездочет считает, что способности девушки могут пригодиться, бери только девушку.
  - Не к нему, а к Ней, - поправил я.
  - Что? - не понял Винсент.
  - Темный властелин - Она, женщина. Потрясающей красоты.
  - Женщина? - он прищурился и впился в меня взглядом. - Красивая? А одета она во что?
  - А... эм... ну-у-у... - ворк! Хоть бы Леры здесь не было, что ли?!
  Как я должен ему объяснять, что ее ничего, кроме этих жутких, но прекрасных волос не прикрывает? Но объяснять не понадобилось. Винсент откинулся на спинку стула и прикрыл лицо руками.
  - Значит, только мрак, - пробормотал он совсем тихо, но я услышал. После минутной паузы, он вдруг резко наклонился вперед, придвинулся ко мне вплотную и с какой-то неясной печалью в голосе произнес: - Ты совершенно напрасно меня вытащил, маркиз. Я могу сколько угодно говорить о своем отречении, сколько угодно сражаться с собственной сущностью, но я не уверен, что смогу преодолеть хотя бы третью стадию. А ты хочешь, чтобы я выступил с тобой в поход против Ночи, а это уже четвертая ступень отречения.
  - Ночи? - тупо переспросил я.
  - Отправь нас обратно, в"Асилий, - Винс с непонятной тоской смотрел мимо всех нас, - я тебе не нужен.
  - А вот и неправда! - вдруг звонко воскликнула Леринея, и мы все вздрогнули. - Волшебное Зеркало выбрало тебя, а оно лучше знает! Я уверена, в этом походе нужен именно ты, такой как есть, отрекшийся, но не до конца, все еще вампир, но уже не совсем!
  - О Ночь! - Винсент страдальчески закатил глаза к потолку. - Ну почему тебе обязательно нужно знать все лучше всех?
  - А почему тебе всегда нужно быть правым себе же наперекор?! - не осталась в долгу девушка. - Может, именно этот поход поможет тебе отречься! Ты, наконец, сможешь преодолеть себя!
  - Ну все, хватит! - вампир решительно поднялся. - Раз уж мы все равно здесь, могу я хоть ванну принять? Кстати, Лера, - он обернулся к девушке, - тебе тоже советую воспользоваться благами цивилизации. Не известно, сколько нам с тобой до Лериэна пилить, когда вернемся, - и он направился к выходу, оставив за собой последнее слово.
  - Винс, - позвал я, когда он подошел к двери, - ты бы все же не торопился с решением. Мне кажется, в данном случае, Лера права, - заметив, что он остановился, я поспешил развить успех. - Ты бы хоть отдохнул здесь, что ли. Мне еще твой совет по поводу одного человека нужен.
  - Опять кастинг! - проворчал вампир. - Помыться-то хоть нормально у вас можно?
  - Это пожалуйста! - обрадовался я.
  
  Показав нашим гостям их комнаты и обеспечив горячей водой, я вернулся в башенный кабинет. Очень хотелось поскорее шагнуть в Эмир и "пригласить" к нам леди Киду, но без подстраховки я это делать не рискнул. Винс и Лера после долгого шатания по лесам будут отмокать, пока вода не остынет, Аль вкушает послеобеденный сон, Сырка я отправил в кладовую (сам я там заблудиться боюсь), чтобы нашел новым соратникам какую-нибудь сменную одежду, даже мышь носа не кажет. Опять я остался совсем один.
  Что-то тяжело брякнуло в кармане, когда я зацепился за угол стола, и я сразу вспомнил о своих попытках разговорить магический хрустальный шар. Ну что ж, раз никто не мешает, можно снова попытаться. Раз я в прошлый раз смог увидеть Ее, может теперь хоть пойму, что я такого важного упускаю. Я сел за стол и сосредоточился на шаре.
  Именно за этим бесплодным занятием спустя час и застал меня Винсент. А кис молодец. Штаны по размеру подобрал и тоже черные, как и были, только вот рубашка почему-то ярко-изумрудного цвета и совсем Винсу не идет. С курткой своей он так и не расстался.
  - Что это? - спросил вампир и кивнул на шарик.
  Я пожал плечами.
  - Учусь потихоньку. Только что-то ничего не выходит. Хорошо выглядишь.
  - В зеленом? - фыркнул он, но тут же поправился. - Ладно, я не придираюсь. Тряпки - это мелочи. Но я, как ты справедливо заметил прежде, швырнул в тебя все, что в карманах было. А теперь чувствую себя голым. Какой из меня герой-спаситель без оружия?..
  - Ты что, все же решил остаться? - обрадовался я.
  - Посмотрим... - уклончиво ответил Винсент. - Я уже давно перестал верить, что что-то случается просто так. Может, Лера и права. Но без оружия от меня толку мало, - он сурово сверкнул на меня глазами.
  - Оружие мы найдем, не беспокойся, - засуетился я. - Внизу оружейная есть, там что хочешь раздобыть можно. Вот Аль проснется, возьмем у него ключи и посмотрим... - на последних словах голос мой упал, и Винс это заметил.
  - Что, может и не дать? - усмехнулся он.
  - Вообще-то, да, - признался я, но тут же спохватился. - Да ты не волнуйся. Если что Сириус когтями любую дверь открыть может. Не даст, так сами возьмем.
  - У тебя прям универсальный кот, - развеселился вампир. - А если его еще и обуть!..
  - Сам, кого хочешь, обует, - проворчал я.
  - А что с шариком? - кивнул мой потенциальный соратник на стол, и я сразу подумал, что заря кому-то показал эту безделушку.
  - Хочу научиться видеть в нем будущее, да что-то не выходит, - вздохнул я. - Вроде и учусь на предсказателя, а все апгрейды у меня в разные стороны, кроме той, что нужно.
  - Небось тоже с помощью кота у учителя спер? - хихикнул Винсент и взял шарик со стола. Я аж вздрогнул от его проницательности. Но почему-то мне показалось, что он не станет меня за это осуждать и Алю не доложит. Поэтому я кивнул. Вампир не усмехнулся и даже не проехался на мой счет. Он внимательно прислушивался к каким-то своим ощущениям, сжимая хрусталь в ладонях. Потом перевел на меня взгляд. - А можно я его у тебя ненадолго позаимствую? - спросил он вдруг.
  - Да совсем забирай! - в сердцах махнул я рукой. - Все равно ничего у меня с ним не выходит!
  Винсент задумчиво кивнул, сунул шар в карман, но руку оттуда так и не вытащил.
  - За мной должок, - сверкнул он улыбкой - обаятельной, а не клыкастой! - через несколько мгновений. - А о чем ты еще хотел со мной поговорить?
  - Поговорить?
  - Ну, ты же не обо всех будущих героях рассказал. Есть же еще кто-то, я так понял.
  - Да, - вздохнул я, - и это очень странно.
  Конечно, рассказчик из меня не такой уж замечательный, до де Барануса мне далеко, но Винсент снова оказался благодарным слушателем. Мне даже показалось, что глаза его затуманились, когда я рассказывал о нападении на дом герцога и смерти Кристы. Словно он очень хорошо понимал состояние юного Эрмота, сопереживал ему.
  - Все может быть... - задумчиво пробормотал он, когда я закончил.
  - Подходит? - вскинулся я.
  - А? - она уставился на меня так, словно впервые увидел.
  - Думаешь, Эрмот, граф Делимор тот, кто нам нужен? Мне вытащить его из его мира? Ну... в поход на Темного властелина.
  - Откуда мне знать? - равнодушно пожал плечами вампир.
  Ну вот! Опять! А казалось, так проникся! И почему он так равнодушен к происходящему? Ведь для него все это имеет значение. Он даже Ее, похоже, узнал по моему немногословному описанию. Я вспомнил свой сон о вампирах. Артес, Лиза Йолик. Он должен быть знаком со всеми, кто там был. Хотя бы понаслышке. Я не говорил об этих снах ни коту, ни Алю, но Винсент имел право знать, ведь речь там шла, как я понимаю, именно о нем. Да и... Ворк! Должен сознаться, мне начинал нравиться этот кровосос, несмотря на все его заморочки. А еще мне очень нужен был хоть какой-то совет, я устал все держать в себе, будучи не в состоянии сделать хоть какие-то выводы. И я решил рискнуть.
  - Винсент, - позвал я снова задумавшегося вампира, - я должен рассказать тебе еще кое-что...
  И снова во время теперь и этого монолога я заметил в его глазах ту необъяснимую печаль, что и прежде, когда он впервые услышал о моей богине.
  - Отпустила, но не простила... - задумчиво пробормотал вампир, когда я, наконец, закончил говорить.
  - Ты это он Ней? - вампир на мои слова не отреагировал. - Винс, пожалуйста! - взмолился я. - Ты знаешь, как ее зовут?
  - Зовут? - удивленно вскинул он брови. - Чтобы ее позвать, нужно родиться под ее покровительством. Нужно быть ее вассалом.
  - Но ты же родился! Ты должен знать! Имя! Я просто должен вспомнить имя! Это важно, я чувствую!
  - Имя? - переспросил он и нахмурился. С минуту он напряженно о чем-то размышлял, потом удивленно посмотрел на меня. - Не могу, - растерянно произнес он, - не могу вспомнить! Я... - он вздохнул. - Наверное, дело в том, что я уже прошел первые две ступени отречения. Я бы, наверное, вспомнил, если бы захотел вернуться. Но я не хочу. Извини.
  Я понял, что на этот раз он не сдастся. Не знаю, чего ему стоило отречение, но он явно не собирался отступать, хотя и не надеялся найти в себе силы дойти до конца.
  - Проехали, - пробормотал я.
  Несколько минут мы молчали. Я разрывался между сочувствием к Винсу и злостью на него. Может, он и мастер тени и его вампирские реакции и навыки убийцы нам еще пригодятся, но пока толку от него было не много. Одни туманные отговорки. Наверное, придется самому решать, кого брать в команду. Этому все до фени.
  - Ладно! - Винсент вдруг решительно поднял на меня взгляд. - Тебе нужно было знать мое мнение о будущей команде, маркиз? Я думаю, тебе нужны все.
  - Все?! - ужаснулся я.
  - Все, о ком ты запомнил сны. Не думаю, что это произошло случайно.
  - Вся эта толпа?!
  - Не совсем. Пожалуй, из тех двух команд, о которых ты рассказывал, хватит драконицы и Говорящей с камнями. Но и Дог, и Делимор тебе тоже необходимы. Впрочем, как и я, - невесело усмехнувшись, добавил он. - И почему-то мне кажется, что твой наставник будет не в восторге от такого количества нахлебников в своей башне. Так?
  - Угу, - мрачно подтвердил я.
   Вампир вдруг просиял азартной улыбкой и сверкнул глазами.
  - С кого начнем?
  - А? - обалдел я.
  - Кого пригласим сюда первым, дурачина! - он засмеялся весело и беззаботно, даже у меня на душе полегчало.
  - Леди Киду, - решил я.
  
  Глава двадцать третья.
  ОХ УЖ ЭТИ ЭЛЬФЫ!
  Киниада.
  (H7)
  
   Да, быстро Диана работает. Первым что я увидела, войдя во двор особняка, был эльф, полуобнимающий щебетавшую нежным голоском дриаду.
   - A, Ди, это - Киниада. Единственная дама в нашей мужской компании, - бесстыдно указал на меня пальцем Фел. Дриада спорхнула с ушастика и подбежала ко мне.
   - О, привет-привет! Я Ди, приятно познакомиться. И я дриада, я помогу вам пройти через лес! Вы глазом моргнуть не успеете, как окажитесь у подножья гор!
   - Эльф, ты уверен, что она приведет нас куда нужно, а не к ближайшему болоту? - как можно ехиднее поинтересовалась я, игнорируя дриаду. А что? У меня же мерзкий характер!
   - Кида, избавь нас от своего присутствия! Лучше найди Георга и Ша-Нора и позови их сюда.
   - И где я должна искать этих двоих?
   - Через несколько домов на другой стороне улицы есть оружейная лавка, они говорили что будут там.
  Первоначально я хотела узнать местонахождения полуэльфа и человека, а потом пойти в противоположную сторону, но словосочетание 'оружейная лавка' меня привлекло, и я послушно оставила Феллиона наедине с Дианой. Ему же хуже, она может казаться очаровательной дурочкой только первое время, затем это начинает сильно бесить.
  Внешний вид магазина меня, мягко говоря, удивил. Вывеска присутствовала, но вот само здание скорее напоминало дом пожилой богатой дамы с отвратительным вкусом. Розовый, с многочисленной бездарной резьбой, дом никак не казался местом, где можно купить колюще-режущие предметы. Ну, ладно, зайду. Может просто у хозяина лавки жена такая...
  Через приоткрытую дверь раздавались голоса, так что я не удержалась и решила немного постоять и послушать.
  Но только я навострила уши, как приятный женский голос доброжелательно произнес:
   - Не стоит стоять у двери. Проходите, пожалуйста.
  Я фыркнула (тоже мне редкость - охранные заклинания-извещатели для дома!) и, сделав невозмутимый вид, спокойно вошла. Ша-Нор и Георг обнаружились сидящими на небольшом диванчике слева от двери. А напротив них располагалась стойка с оружием и хозяйкой за ней. Владелица лавки (а дама с таким собственническим взглядом не могла быть ни кем иным), оказалась средневозрастной обладательницей симпатичной для человека внешности. Вот только одежда у неё... Вроде бы и по фасону смахивает на женский охотничий костюм, но все это обилие кружев, бантиков, рюшечек да цветочки из белых и розовых бусин... И это при том, что ткань была насыщенного зеленого цвета! И как можно покупать оружие у женщины с таким вкусом?
   - Что ты здесь делаешь? - как всегда грубо обратился ко мне Ша-Нор.
   - Стою, - глубокомысленно заметила я, но все же решила не доводить наемничка и добавила: - Вас звал Феллион. Этот ушастый привел какую-то полуголую дриаду и сказал, что она будет нашей проводницей.
   Георг издал странный звук, нечто вроде смешка, фырканья и хрюканья, а Ша-Нор просто коротко замети, что эльф является некоторой частью тела одного полумифического животного. Хм, а я с ним солидарна, как это ни грубо...
  - Элиси, извини, но нам пора, нужно разобраться, кого там притащил наш спутник.
   Хозяйка благосклонно кивнула, и мужчины направились к выходу. Я замешкалась, оценивающе оглядывая кинжальчики на витрине. Интересно, насколько здесь хорош товар? Заметив мой интерес, Элиси вежливо спросила:
   - Вы желаете, что-нибудь приобрести?
   - Пожалуй, - задумчиво ответила я, и окликнула стоящего на пороге паладина:
   - Георгор вы не могли бы заняться спонсированием моей экипировки?
   - Элиси, будь добра, запиши все, что купит эта леди на мой счет, - дождавшись согласия торговки оружием, мужчина вышел.
   - И так, что нужно показать леди?
   Я хищно улыбнулась, моя мелочная душонка очень любит погулять на чужой счет. Георг еще пожалеет о своей щедрости...
  
  К моему возвращению в дом гостеприимного полусильфа, все были в полной боево-походной готовности. Ну да, да, я слегка задержалась у Элиси, которая, несмотря на дурной вкус, отлично разбиралась в любом оружии и вообще оказалась достаточно приятной для человека дамой. Потом еще сходила прогуляться по вечернему городу, и в темном переулке опробовала на первых встречных грабителях новый кинжал. Потом зашла в трактир. Проверила качество местной выпивки и метательных ножей. Ну и в результате вернулась под утро. Зато трезвая - гуляла по пляжу и решила искупаться в прохладной водице. Пока дошло, что я собственно делаю, так успела полностью вымокнуть. Хорошо, что хоть раздеться догадалась, а то являться пред очи героев мокрой драконихой...
   Рассевшиеся в гостиной господа герои встретили меня укоризненными взглядами. Диана все также висла на эльфе, и, судя по его мученическому взгляду, с тех самых пор как я их покинула.
   - Извини, Кида, но мы отправляемся прямо сейчас, и в том, что тебе не удалось поспать перед путешествием по лесу, виновата только ты сама, - даже обычно невозмутимый Георгор был заметно раздражен моим поведением.
  Ну и херк с вами! Если кто-то думает, что я валюсь с ног от усталости, то он глубоко ошибается. Драконы еще и не на такое способны!
  Мне предоставили сумку с вещами и практически выпихнули на улицу. Нет ну что за хамство! Можно было хотя бы позволить сходить даме в туалет. Надувшись, я молча шла следом за мужчинами и дриадой на эльфе. Все-таки голова еще побаливала, похоже, с тех пор как я связалась с этими придурками-героями, она вообще болит не переставая!
  У городских ворот нас уже поджидали взятые напрокат лошади и паренек, что должен вернуть их обратно. До леса все-таки долго тащиться пешком, а в самом лесу на конном транспорте никак не проедешь.
  Так, кстати, а где наш паренек? Ага, вот сидит, молчит. Странный он мальчик, уж чересчур незаметный. Такое ощущение что нет его и, вообще, непонятна цель Тима в этом и без того странном походе.
  Может он и есть шпион. А может, и нет никакого шпиона. Внезапно мне стало так тоскливо, вновь захотелось домой. Ничего. Скоро как-нибудь доберемся, надеюсь, что там все хорошо... Тьфу ты! Херка в задницу этим Повелителям, у меня уже паранойя началась! Задумчиво я глядела, как на востоке сквозь такие крупные от близости горы пробиваются первые солнечные лучи.
  Ах, да нужно еще сделать вид, будто я не в курсе маршрута нашего путешествия!
  Нагнав остальных (и когда я отстать успела?), я спросила у Реймона, как у одного из наиболее лояльно ко мне относящихся мужчин:
   - Так как мы все-таки будем к Дракэросу добираться? Неужели по реке?
   - Сначала хотели по Драконьей Крови, но Ди отговорила, сказав, что знает более короткий путь через порталы, - любезно ответил мне вампир, после чего поинтересовался: - Где ты гуляла всю ночь? Выглядишь так будто бы кутила в какой-то забегаловке.
   - Угадал, - мрачновато призналась я и, дернув поводьями, подъехала поближе к эльфу с дриадой. Хоть поиздеваюсь, пока настроение окончательно не испортилось.
  К сожалению, не удалось: завидев мой маневр, эльф с некоторым злорадным облегчением спихнул Диану с седла. Та благосклонно отнеслась к его выходке и, картинно вскрикнув, распласталась на дороге. Все тотчас остановились, и принялись всеобщими усилиями приводить зеленокосую в чувство. Хотя нет не все, кроме меня на лошадях остались Тим и Ша-Нор, мало того последний вовсе продолжил путь как ни чем ни бывало даже не думая ждать остальных. После секундных колебаний я решила присоединиться к наемнику - зная Диану, могу предположить, что её поднятие с земли затянется надолго. Некоторое время мы ехали молча, слушая, как позади раздается мелодичный смех дриады и увещевания мужчин, но потом полуэльф резко повернул ко мне голову:
   - И зачем ты за нами увязалась? - грубо, но с каким-то отчаяньем, задался он столь риторическим вопросом. И что он хочет, чтобы я ответила? Что мне просто-напросто нужны проводники дабы добраться к папочке-дракону? Ну-ну... Мне оставалось лишь многозначительно поднять глаза к небу. Только вместо красно-фиолетовых разводов от восходящего солнца я увидела громадную тень над головой. Оторопев, я на мгновение решила, что это дракон за мной прилетел, но к счастью сообразила что у моих сородичей таких форм не бывает, и это всего-навсего гратхон даже не особо крупных размеров. Всего-навсего? Я вскрикнула, но Ша-Нор уже и сам заметил быстро приближающего хищника.
  Конечно, для дракона гратхон не соперник, но для человекоподобной особи... Нечто среднее между длиннорогим быком и ядовитой летучей мышью явно хотело подзакусить то ли мной, то ли более крупным полуэльфом. Нам же такой расклад не нравился. Ждать, пока сюда добегут маги и остальные, времени не было. Ша-Нор, спрыгивая с лошади, запустил в 'птичку' ножик, я практически не глядя также бросила миниатюрный, но очень острый кинжал. В результате сих действий гратхон лишился куска своего рога и доброго куска тонкой кожи на перепончатом крыле. К сожалению летающего монстрика это только разозлило - эти твари почти не чувствуют боли и регенерация у них сверхбыстрая. С мерзким криком гратхон ринулся прямо на нас. Я еле успела свалиться с лошади, перед тем как та замертво упала в результате прямого контакта с ядовитыми и острыми когтями. Полуэльф, не теряя зря времени, вытащил меч и бросился на гратхона, пока тот не поднялся выше. Да, наемник не только против человекоподобных сражаться может, чувствуется профессионал. Только вот хищник матерый попался. Ша-Нор еле успевал уворачиваться от коготков этой птички. Ладно, помогу...
  Полуэльф как раз сумел отрубить половину крыла и гратхон на некоторое время спустился на грешную землю, не забывая при этом махать лапами и головой, пока идет регенерация. На меня, кажется, внимания не обращает... Ну, помоги мне Аргор!
  Я подобралась к гратхону сзади и рывком прыгнула ему на спину, как раз в тот момент, когда крыло окончательно зажило. Чудище, как ни странно, заметило что-то неладное и стало быстрее подыматься вверх, силясь меня сбросить. Вот херкова тварь, да тут гордиться надо, что на таком уродище настоящий дракон катается!
  Пока гратхон не поднялся совсем высоко я умудрилась вытащить меч и одним махом перерубить твари голову, слава Аргору, шеи у этих особей сравнительно тонкие и незащищенные.
  Так, теперь главное удачно упасть, а то до земли уже метра три набежало.
  Ух, живая! А вот гратхон нет. Эээ... или да?
   - Вот херк! - это еще мягко сказано, дорогой мой Ша-Нор. Уж не знаю, как над этой тварью поколдовали, но без головы она чувствовала себя совсем не плохо. Правда, летать не могла, но и крылатого ядовитого быка нам хватало. Хорошо, что хоть рог и зубы отдельно валяются...
  Так, и чего я стою, раззявив рот? Вот Ша-Нор уже давно назад пятится...
  А вот, наконец, объявились и остальные герои. Я-то уже думала, что Диана их там усыпила.
   - Эй, некромант, похоже, это по твоей части! - указала я на ожившую часть гратхона и поторопилась спрятаться за широкой спиной Георгора, вернее широкой задницей его коня.
  Никогда не любила сражаться с нежитью и даже смотреть не хочу, как Реймон будет ней разбираться.
  Однако пришлось. Разноцветные молнии и фаерболы меня слегка удивили - разве это может причинить серьёзный вред гратхону, пусть даже мертвому. У этих тварей иммунитет от огня, видимо, чтобы драконы не поуничтожали их как крыс.
   - Я просто отвлекал внимание, пока Рей читал заклинание, - доброжелательно пояснил Сайрус и тут же ужаснулся: - Кошмар, уже стихами говорю! Странно ты, Кида, на мужчин действуешь...
  Я фыркнула (этот дедок еще себя за мужчину считает?) и, взглянув на место, где мгновение назад был гратхон, удостоверилась что Реймон прочитал весьма качественное заклинание.
   - Как я понимаю, все живы-здоровы. Двигаемся дальше! - как ни в чем не бывало, провозгласил эльф и первым же ринулся исполнять свой приказ, все также находясь в объятьях невозмутимой дриады.
  Паладин вздохнул, увидев, что я осталась без средства передвижения, благородно усадил меня к себе, и весь наш отряд гордо поехал дальше.
  Тим вдруг спросил:
   - А где тот парень, что должен оставшихся лошадей назад привести?
  Некоторое время мы недоуменно оглядывались, пытаясь понять, куда тот мог спрятаться. Потом догадались обернуться назад и пропажа обнаружилась. Маленькая кобылка мирно щипала травку, а её хозяин валялся неподалеку от трупа моей несчастной лошади.
   - Умер? - будто бы испугалась Диана.
   - Да нет, просто в обмороке, - прищурившись, успокоил дриаду маг. - Видно никогда не видел, как нежить убивают. Ну или, может просто, ему так лошадки жалко.
  Я только мысленно послала всех в Хаос. Снова задержка! И когда мы такими темпами доберемся ко мне домой?!
  
  До леса мы все-таки доехали. И ни поздней ночью и даже ни вечером, а всего лишь в полдень.
  Полупришибленный сотрудник конторы по прокату лошадей попрощался и, даже не взяв деньги за потерю коня, поспешил обратно в город. Ну а весь наш отряд вошел под сень древних деревьев Западного Леса. Диана наконец отлепилась от Феллиона и вприпрыжку побежала вперед зазывая нас за собой. Нам же ничего не оставалось, как идти следом. Я плелась последней, стараясь чтобы не было видно, как я прихрамываю - не так уж и удачно я на землю свалилась после отрубания гротхоновской головы. А еще эта тварь и слегка поцарапать меня сумела - от яда у меня иммунитет, но все равно побаливает.
  Диана вывела нас на залитую солнцем уютную полянку.
   - Надо пообедать. А то путь долгий, до первого Портального Древа мы в, лучшем случае, доберемся только к середине ночи. И это без остановок на перекус и драки, - протараторила дриада, замысловатыми движениями рук зажигая лесной огонь.
  Никто с Дианой спорить не стал, и все кроме меня, дружно занялись установкой лагеря.
  Я присела под старым раскидистым дубом и, лениво наблюдая за копошащимися мужчинами, задремала.
  Проснулась я от щекотки в области щиколотки. Диана сидела передо мной и лечила мои ушибы с помощи Силы Леса. Тонкие травинки замысловатым узором оплетали мне ногу, поглощая боль.
  - Спасибо.
   - Аккуратней надо быть, - пробормотала дриада и широко зевнула, выставляя мелкие белоснежные зубки.
   - Кида, - Диана воровато оглянулась на мужчин, но те занимались своими делами, не обращая на нас внимания, и дриада серьезно продолжила: - Я чую опасность, что нависла над тобой, твоим отцом, над всеми драконами. Звучит глупо, банально, но это так. Ты должна быть осторожной, но не настолько, чтобы так отдалятся от своих спутников. Они могут помочь тебе, всему твоему роду. Доверяй...
   - Доверять? Ты издеваешься? Как я могу им доверять! Они идут на Дракэрос, чтобы найти легендарный меч, способный убивать драконов. Но как, даже с этим, мечом, они собираются это сделать? Приманят аппетитным барашкам и с диким криком выскочат из кустов как в сказке? Меч - предлог, он бессмыслен! Сейчас есть много куда более эффективных способов убить дракона. Они вроде как герои, но отправились в это путешествие нехотя, только из-за больших денег. Они лгут и постоянно притворяются. Они не те за кого себя выдают. И ты говоришь о доверии?
   - Да. Ты видишь заговоры против своей драгоценной особы повсюду. Кида ты такая... такая... тебе просто лестно думать, что против тебя ведется такая игра. Да, они врут и притворяются, но хоть немножко дружелюбия с твоей стороны не помешало бы.
  Я возмущено фыркнула. Ну-ну, дружелюбия им подавай...
  - Я никак не могу понять, кто же из них опасен, - Диана пристально взглянула на беззаботно болтающих героев. А я задумалась.
  Георг - сильный, спокойный и рассудительный; Феллион - страшный болтун с неплохим чувством юмора; Реймон - ласковый пофигист-философ; Ша-Нор - чрезвычайно мерзок в общении своим презрением к дамам, но хороший товарищ в бою; Сайрус - ехидный, вредный, но зато совсем не глупый старикашка; Тим - тихий, незаметный и очень непонятный.
  По крайней мере, они хотят казаться именно такими...
   И кто же из них агент Повелителя? Кого так опасно приводить в мой дом? А может, когда мы доберемся до Драконьих гор, скинуть их к херку в пропасть, а дальше идти самой?
   - Пошли, к костру, Кида, а то Фел подозрительно на нас посматривает, - дриада схватила меня за руку, и, нацепив беззаботную маску, потянула к мужчинам
   - О, чем болтали, девочки? - ехидно поинтересовался Сайрус, когда мы уселись.
   - Я не болтала, а пыталась заткнуть вашу чересчур разговорчивую проводницу, - я окатила Диану презрительным взглядом. Дриада глупо хихикнула и громко прошептала на ухо эльфу:
   - Это ваша, Кинада, такая злючка! Как вы её терпите?
   - Сами не знаем, - с таинственным видом таким же громким шепотом ответил Феллион.
   - Ну как же, без меня вам бы было так скучно.
   - Без тебя нам бы было спокойно.
   - Ша-Нор, хватит бурчать на Киду.
   - Реймон, хватит её защищать!
   - А вот здесь я с тобой согласна, наемничек. Рей, клыкастик мой, я сама могу за себя постоять.
   - О, прекратите этот бессмысленный и скучный диалог, дайте мне спокойно полюбоваться природой.
   - Фел, лучше бы ты молчал. Диалог - это когда общаются две особи, а здесь разговор ведут трое.
   - Ой, только не надо умничать, дедуля!
   - Сам первый начал!
   - О, Свет, кто мои спутники?! Ну как дети!
   - Георг, не обращайте на них внимания, они же просто балуются.
   - Тим, идиот, думаешь, что Георгор без тебя об этом не догадывался?
   - Ша-Нор!
   - Что?
   - У тебя ухо грязное.
   - Убейте кто-нибудь этого эльфа.
   - А я-то думал, что наемники не привыкли бессмысленно распоряжаться полезными материалами.
   Я сокрушено покачала головой. Как можно доверять таким балбесам? Они, конечно, сейчас просто придуриваются, но...
  - Извините, мальчики, что перебиваю, но нам пора! - дриада вскочила и погасила огонь. За ней с земли поднялись и остальные. Реймон, даже вежливо протянул мне руку. Проигнорировав сей благородный жест, я с легкостью поднялась. Эх, херк, даже покушать толком не успела, только кусочек мяса с ржаным хлебом. Может, стащить у кого сухари и погрызть по дороге? Я оценивающе оглянулась, и выбрала Тима, как самого слабохарактерного.
   - Эй, парень, ты тут самый нормальный. Видишь, дама не наелась, угости, а?
   Тим ошарашено на меня посмотрел, и немного подумав, достал из сумки, огромное сочное яблоко.
  Я схватила аппетитный фрукт и поблагодарила мальчишку.
  - Вы такая странная, Кида, - он с невинной улыбкой приподнял брови.
   - Ох, тут все странные. Вот ты, вроде как ученик Сайруса, а почему больше за вампиром бегаешь?
   - Потому, что с ним приятней общаться, - просто ответил Тим.
   - Хэх, а как же учеба?
   - Ой, какая учеба? С меня нормальный маг, как с тебя принцесса.
  Хм, это значит что маг он первоклассный?
   - И что же тогда значит твое ученичество?
   - Обыкновенное прикрытие. У меня кое-какие другие способности.
  - А именно?
  Парень таинственно улыбнулся.
   - Прости, Кида, но хоть мы и решили относиться к тебе доброжелательней, раз уж ты член нашей команды, но да такого доверия дело еще не дошло. О моих настоящих талантах знают только маги.
   - Так зачем вообще надо было затрагивать эту тему? - возмутилась я, но вдруг хихикнула: - Значит, ваша кампания резко решила со мной дружить? Что-то не особо заметно.
   - Ну, я же с тобой разговариваю, - пожал плечами Тим.
   - Хороший мальчик, - я фыркнула и отошла от парня подальше. У меня уже голова скрипит от такой загадочности. Чтоб их всех херк сожрал!
  Нужно хорошенько обмозговать ситуацию. Так, какие факты мне известны? Есть одна команда героев, о происхождении которых ни херка не известно. Хм... я вспомнила их тайный разговор. Эльф упоминал, что его дядя лорд Аргеонол, а насколько мне известно этот господин единственный родной брат короля Рассветных эльфов. Следовательно, наш Феллион - принц. Других вариантов нет, так как братья Аргеонол и Сарионол единственные выжившие из королевского рода после войны с Темными.
  И чего, спрашивается, наследник эльфийского престола шляется в компании подозрительных личностей, а не заигрывает с прекрасными эльфийками во дворце?
  Я задумчиво посмотрела на огрызок яблока в моей руке. Есть все равно хочется...
  И летать! Как давно я не парила в небесах.
   - О, чем мечтаешь, Кида? - дружелюбно спросил меня, подошедший Сайрус.
   - О, нашем долгожданном расставании, - огрызнулась я. Этот мерзкий старикашка действует мне на нервы.
   - Могла бы просто не идти с нами, - фыркнул маг и, почесав бороду проникновенно сказал: - Кида, ты далеко не милая юная леди, но раз мы путешествуем вместе, давай хотя бы сделаем вид, что уважаем друг друга.
  Какая прелесть! Еще один идиот.
   - Ну давай, только чур ты первый.
   - Что первый? - не понял Сайрус.
  - Будешь уважать меня. Хотя, нет! - у меня появилась идея получше. - Пусть Ша-Нор убавит свое презрение ко мне и станет вести себя нормально, без оскорблений женщин.
  Дедуля закашлял, сдерживая хохот. И что такого смешного я сказала? Как они все меня достали.
  Гневно вскинув голову, я ускорила шаг, догоняя дриаду с эльфом. Если еще кто-нибудь подлезет ко мне со своим доверием-уважением - убью. Вот честное слово, сверну шею и все конечности повыдергиваю.
   К счастью все было спокойно. Никто не нападал и ко мне не приставал.
   Около полуночи мы добрались до громаднейшего дерева. Я конечно березу от дуба отличу, но вот, понять, что представляют собой Портальные Древа - никак. Листья похожи на кленовые, только раза в три больше, толстая рельефная кора, скрученные ветви - Древо выглядело старым и величественным, а исходящую от него мощь можно было практически пощупать.
   - Пришли, - лучезарно улыбнувшись, объявила Диана.
   - Мы заметили, - как обычно, скривился наемник.
   - Ну, мало ли что, - дриада хмыкнула и стала выстукивать по стволу активирующую мелодию.
  Когда дерево стало светиться голубоватым светом, Диана знаками показала нам молчать и подойти поближе. Я не раз путешествовала таким образом, а вот для моих спутников это было впервой. Удивленным не казался один Феллион, остальные не смогли сдержать своего восхищения. Портальное Древо было поразительно красиво при работе, так что даже мрачного циника Ша-Нора пробило. Испытав эстетическое удовольствие от лиц столь дорогих мне мужчин, я первой дотронулась до Древа и перенеслась.
  Закрыв глаза, чтобы сдержать головокружение, я почувствовала как перемещаюсь сквозь вяжущую массу. Не особо приятное ощущение, и я с радостью вздохнула, ощутив твердую землю под ногами.
  Неожиданный удар в спину сбил меня с ног, и я покатилась по усыпанной колючками и сухими листьями почве.
  Рррр! Убью! Я вскочила, отряхиваясь от лесного мусора и гневно уставилась на виновато хихикающего эльфа.
   - Кида, не злись, я ведь случайно.
   - Я тебе сейчас что-нибудь отрежу. Случайно, - рука прямо-таки сама потянулась за кинжалом.
   - Фел, что ты тут делаешь? - удивленный возглас невесть откуда взявшегося пожилого Закатного эльфа отвлек меня от разборки.
  - Лор Дегонол, какая неожиданная встреча, - неестественно радостно удивился Феллион. Ух ты, какой интересный феномен - у этого ушастика при встрече с сородичами актерский дар улетучивается со скоростью сильфа-гонца!
   - Я, вообще-то, живу в этом лесу...
  Появление остальных членов геройской команды отвлекло закатника. Феллион облегчено перевел дух, и поторопился спрятаться за надежными спинами спутников.
  Да, нашему эльфу, определено есть, что скрывать.
  Тем временем дриада уже о чем-то договорилась с Дегонолом и картинным жестом пригласила следовать за ушастым.
   - Почтенный лор Дегонол приглашает в свой дом. Отдохнем и снова в путь. Нам еще предстоит пересечь Драконью кровь, чтобы дойти до следующего Древа.
  Я в принципе была не против передохнуть в цивильных условиях, да и поесть заодно. Вот только знаю я это эльфийское травоядное гостеприимство! Я поискала глазами Тима, решив снова понадеяться на его великодушие. Может, у него в заначке найдется и что-то посущественнее яблока.
  Подхватив паренька под руку, я как раз собиралась выпытать у него все о содержимом его заплечного мешка, когда впереди что-то полыхнуло, а потом вдруг окуталось туманом. Вскрикнула дриада. Тим крепче вцепился в мою руку, а мои драгоценные спутнички приняли боевые стойки. Дегонол передернул плечами, обернулся и обвел нас всех внимательным взглядом. Остановился почему-то на мне.
  - Леди Киниада? - я только сейчас заметила, какой странный для закатника у него цвет глаз: серо-стальной, похожий на штормовое море. - Можно вас на минуточку.
  Я пожала плечами и шагнула к нему. Тим цеплялся за меня остервеневшей гарпией. Почему-то мне показалось, что он напуган. Деганол крепко взял меня за вторую руку и потянул к клубившемуся у обочины туману.
  - Кида, нет! - раздался вдруг отчаянный крик Феллиона.
  Тим тут же уперся ногами, не давая мне сдвинуться с места. Через секунду меня уже обнимал за талию эльф, стараясь оттащить от сородича. Нет, ну а руки-то зачем распускать?! Тем более что Деганол и сам меня вдруг выпустил. Дальше все произошло мгновенно. Я видела как к нам бегут остальные - всего-то какие-то два шага - но рассветник быстро развернулся и толкнул в туман нас троих, уже не пытаясь отделить меня от Фела и мальчишки. Что-то сверкнуло радугой прямо перед глазами, мне показалось, что сейчас мы все врежемся во что-то твердое, а потом мир померк.
  
  Подо мной определенно был ровный пол, а не лесная подстилка. Да и звуки свидетельствовали о том, что нахожусь я в помещении. Рядом спорили, причем, похоже, уже давно.
  - Эльф - это уже точно перегиб! Ладно бы только мальчишка! - ворчал кто-то довольно приятным баритоном.
  - Я же не виноват! Не драться же мне с ними было! Скажи спасибо, что остальные не увязались, - этот голос мне показался каким-то неуверенным. А вот когда заговорил третий, я вообще затруднилась идентифицировать существо, им владеющее.
  - Вы-у оба-у дураки-у и авнтюристы-у! Заче-ум вам драко-ун?! Без нее бы спра-увили-усь! Вот проснется-у мало-о-у вам не покажется-у!
  Ух ты, какой проницательный! Это кто же у нас такой? Но подсмотреть я не успела.
  - Она уже проснулась, - сообщил баритон, и я почувствовала - а не услышала! - как кто-то приблизился и присел возле меня. - Открывайте глазки, леди Киниада, поболтаем.
  Ну, если предлагают так дружелюбно, можно сразу не убивать. Ух ты! А мордашка у него тоже ничего. И нос что надо! А улыбка... Совсем хорошо! Клыки, конечно, не демонстрирует, но и так ясно, кто такой. Вот только рубашечку я бы на его месте сменила.
  - И что вы хотите мне сообщить, любезный мой похититель? - вполне вежливо поинтересовалась я.
  - Увы, леди, если вы хотите говорить с похитителем, то это не ко мне. Я сам такая же жертва, как и вы! - он весело мне подмигнул. - Но должен заметить, условия содержания пленников здесь вполне приемлемые. Прекрасное питание, горячая вода...
  - О-о-о! - я невольно застонала от предвкушения. - Вы меня просто воскрешаете! А вы, простите...
  - Винсент.
  - Я запомню, - промурлыкала я. - И где же все эти обещанные блага?
  - Об этом позаботится наш хозяин, - ухмыльнулся он и, обернувшись, обратился к странному оборванному типу, тихо беседовавшему с уже очнувшимся Тимом. - Маркиз, не будете ли вы столь любезны отправить наших новых гостей в их комнаты. А я попрошу Леринею приготовить им что-нибудь перекусить. Потом, пока леди Киниада и ее спутники будут отдыхать с дороги, мы сможем продолжить наши занятия.
  - Да-да! Конечно! - засуетился паренек, названный маркизом явно по недоразумению. Однако уже в следующее мгновение я поняла, что мы имеем дело с очень нехилым магом. Одним легким движением он очертил круг телепорта, просунул голову в портал, что-то пробормотал и, повернувшись ко мне, расплылся в гостеприимной улыбке. - Прошу, леди Киниада. Ваши апартаменты. Воду я уже подогрел, - он смущенно покосился на меня и снова обратился к Тиму. - Поможешь перенести Феллиона в вашу комнату?
  Мальчишка кивнул. Странный маг-оборванец с дворянским титулом без всякого напряга открыл второй телепорт, и они с Тимом, подхватив эльфа за руки и за ноги, шагнули в другую комнату.
  Я обернулась, чтобы задать пару сотен вопросов обаяшке Винсенту, но того, как оказалось, и след простыл. Надеюсь, он пошел отдать распоряжение на счет ужина. В противном случае, я ведь могу рассердиться даже за столь галантное похищение. Одно утешало: повелителя драконов среди этой странной публики явно не наблюдалось. Не дурак же он, в самом деле, чтобы не понимать, что в таких комфортных условиях я ни за что не попытаюсь сменить ипостась.
  - Ну чего-у стоишь? Вода-у остынет! - я вздрогнула и посмотрела вниз, откуда доносился голос.
  На меня взирал желто-зелеными глазищами клетчатый кот. Нет, скорее, кошка. Трехцветная. Но какая умненькая галлюцинация! Решив обдумать все позже, я шагнула в предложенные апартаменты.
  
  Глава двадцать четвертая.
  НЕПРАВИЛЬНЫЕ ПОМОЩНИКИ.
  Эрмот.
  (Lancer, Kagami.)
  
  - Ты с ней наплачешься, маркиз, - сообщил Винс, входя в башенный кабинет.
  - Определнно-у, - подтвердил Сириус.
  Я нежно провел пальцами по серебряной раме Зеркала и вздохнул. У леди Киды характер не подарок, но я почему-то верил и артефакту, и Винсенту.
  - Ей придется несколько пересмотреть свое отношение к окружающим, если не хочет нарваться, - хмуро выдала Леринея, входя следом за вампиром. - Я ей не служанка!
  - Ну что вы! - смутился я. - Никто и не собирается делать из вас прислугу!
  - О вас, маркиз, речь не идет, - Лера явно не собиралась остывать. - Я благодарна вам за то, что вы не бросили меня в лесу, и по доброй воле сделаю все, что в моих силах, чтобы вам помочь. Но этой стерве придется питаться за общим столом. Я ей завтрак в постель носить не обязана.
  - Ты еще завизжи от возмущения, - хихикнул Винс, и Лера злобно сверкнула на него глазами. - Ну что, Ася? Продолжим?
  - А? - не понял я.
  - Кто там у тебя следующий по списку?
  - А тебе-у с кем познакомиться не те-мр-р-р-рпится-у? - ехидно поинтересовался Сыр.
  - Мне не терпится успеть хоть что-то, пока этой драконицы на горизонте нет, - отмахнулся Винсент.
  - И Аля, - вздохнул я и сразу понял, кто должен быть следующим. Дог вызвал уважение звездочета, Говорящую он выбрал сам. А вот в то, что Эрмот Делимор тоже должен быть в команде, верить отказывался. - Ладно, Винс, подойди ближе, будешь меня держать. Нужно вытащить мага и воина.
  - Разумно, - согласился вампир и стал у меня за спиной.
  
  Трактир встретил Делимора гвалтом, присущим только таким заведениям: пьяные крики наёмников, отмечавших, по всей видимости, удачное возращение в родные места из дальнего похода; вопли купцов, сопровождаемые обильной жестикуляцией всеми конечностями, когда они начинали расписывать чудеса, произошедшие с ними во время путешествия с караваном; разговоры обычных горожан, скрепляемые фразами типа "Ты меня уважаешь?", "Будем живы, не помрём" и "Видят Боги, что не пьём, а лечимся". Вся эта какофония ударила по уже привычным к тишине ушам тысячей барабанов вперемешку с таким же количеством пчелиных ульев. Как вообще можно оставаться здесь при таком уровне шума, не говоря уже про ведение переговоров? Близилось утро, вот-вот ночь сдаст свои позиции заре, а народ и не думал расходиться. Нет, всё-таки не зря они выбрали именно этот трактир. В Рионере он пользовался баснословной популярностью, а если хочешь что-нибудь спрятать, положи на самое видное место - так гласят Правила. Немного отойдя от первого шока, лорд окинул взглядом помещение. Ничего необычного: те же самые массивные столы, длинные лавки, единственный светильник, сиротливо болтавшийся посреди большой комнаты приблизительно семьдесят на тридцать футов и тускло освещавший неприкрытые коврами стены из серого камня. Прямо перед входом - трактирная стойка с улыбающимся хозяином за ней. Пробежавшись взглядом по ровным рядам столов, он увидел небольшую группу людей, мирно беседующих почти в самом конце зала, и уверенно, хоть и немного прихрамывая , двинулся в их сторону.
  - Ну, наконец-то, наш герой явился, - не вставая с места и не пытаясь скрыть раздражения, сказал, криво улыбаясь, мужчина средних лет с немного грубоватыми чертами лица. - Не соизволите ли вы нам поведать, где ваша милость столько времени пропадала? Мы вас уже заждались.
  - Трудности пути,- коротко ответил Эрмот, медленно опускаясь на лавку рядом с мужчиной в сером плаще с накинутым на лицо капюшоном.
  - А подробнее можно? Или у вас есть от нас секреты, граф? - саркастично сделав ударение на последнем слове, не унялся недовольный. Делимор почувствовал, что рука самопроизвольно сжала эфес меча, готовая в любой момент прервать земную жизнь болтуна и отправить его жалкую душу в обитель праотцев. Сидевший напротив лорда бородач, видимо, что-то почувствовал:
  - Генрих, перестань. Ты что, не видишь, мальчику и так досталось, а тут ещё ты со своим недоверием. Сейчас он выпьет и всё расскажет. Не наседай на него, - подтолкнув к всё ещё закованному в доспехи Делимору большую кружку с пенным напитком, громким басом сказал он. - Отличное пиво, я уже две кружки осушил.
  Осмотревшись по сторонам, Эрмот быстрым движением снял помятый шлем, положил его на стол, откинул волосы назад и жадно припал губами к этому хоть и не благородному, но всё-таки замечательному напитку. Сделав несколько больших глотков, он поставил кружку перед собой и почувствовал, как мягкое тепло проникает в желудок, потом расплывается по всему организму, разгоняя кровь и прогоняя жажду. Злоба сама собой куда-то улетучилась, на смену ей пришла усталость в виде неприятного гула в ногах. Немного стала побаливать рана от стрелы арбалетчика, но должного внимания со стороны воина она не удостоилась. Всё-таки есть люди, способные угадывать желания других. Будь ты хоть трижды Хозяином Клинка, но проведённое в дороге время может кого угодно утомить. И, как следствие этого, излишняя раздражительность и нервозность, в крайних случаях вырывающаяся наружу в виде никому не нужных, а временами и очень даже нежелательных, жертв.
  - Да встретил по дороге одного уважаемого человека, по имени Гралиофорг. А потом налетели всадники его Императорского величества, так что пришлось немного задержаться, - мысленно поблагодарив бородача, сказал лорд и обхватил руками кружку с пивом.
  - Гралиофорг? Барон Гралиофорг? Я думал, его уже давно нет в этом бренном мире! Вы ничего не путаете, граф? - с явным недоверием воскликнул Генрих.
  - Да нет, - спокойно ответил Делимор, - я разговаривал с ним, вот как сейчас с вами.
  - Я надеюсь, ваша поездка осталась для всех тайной? - тихо, но в тоже время голосом человека, привыкшего повелевать, сказал человек с явно аристократическими чертами лица, отрезая этим разговоры о разбойнике. - Не хочется, чтобы сюда вломилась внутренняя стража и повязала нас по рукам и ногам.
  Только сейчас воин осознал, что в трактире, как только он подошёл к столу, стало удивительно тихо. Ни тебе криков, ни шумов - благословенная тишина. Окинув взглядом заведение, он понял, что ничего не изменилось. Никто никуда не ушел, все были на своих местах. Всё так же "отдыхали" наёмники, как и раньше, беседовали купцы, только никаких звуков до ушей не доносилось. Повернув голову в сторону человека в сером плаще, он благодарно кивнул. Порог Звука, созданный магом, был как нельзя кстати. Потом ответил на вопрос:
  - Конечно, князь. Никто не знает, что я здесь.
  - Ну, это не может не радовать мою седую голову, - улыбнувшись уголками губ, со смешком проговорил тот в ответ. - Кстати, что произошло с теми, кто вам, так сказать, перешёл дорогу? Я имею в виду всадников и этого, как его, Гралиофорга.
  - Они никому ничего не скажут,- отрезал Делимор.
  - Какой вы кровожадный, лорд! - без малейшего сожаления в голосе символически пожурил его князь. - Так значит, вас можно поздравить с убийством преступника Империи и гибелью нескольких всадников?
  - Ну и кто из нас кровожадный? - усмехнулся граф.
  - Что вы имеете в виду?
  - Я не убил Гралиофорга, не расправился с всадниками.
  - Что?! Ты оставили их в живых?! - закричал Генрих. - Да что ты о себе возомнил, мальчишка?!
  - Гралиофорг остался благодарен мне, ведь я спас его от смерти, - пожал плечами граф, - а капитан конников так боится потерять свои погоны, что вряд ли кому расскажет, как его отряд напал на одинокого путника. Поводов для беспокойства нет, - внешне Делимор оставался совершенно равнодушен, но прекрасно понимал, что несколько покривил душой. Насчёт конного отряда он был спокоен, а вот бывший борон не внушал доверия. Да, он спас его, но как можно рассчитывать на молчание преступника Империи? Оставалось только надеяться, что у барона ещё осталось в душе немного благородства.
  - Ну что ж, Делимор, в случае нашего провала я лично перегрызу тебе глотку, - с угрозой в голосе прорычал Генрих.
  - Ну попробуй, - резко сказал лорд. Никто из присутствующих не уловил мгновение, когда его меч покинул ножны и упёрся в кадык надоедливого союзника. Генрих уже по-настоящему нервировал Делимора. Повисло неловкое молчание, и присутствующие увидели тоненькую струйку крови, которая медленно начала вытекать из-под кончика клинка и прокладывать свой путь вниз по шее неугомонного Генриха.
  - Господа, может, хватит спорить? - разрядил обстановку человек в сером плаще. - Мы зачем здесь собрались: перерезать друг другу горло или же обсудить наши дальнейшие планы? Делимор, будь любезен, убери свой меч от шеи Генриха, никто не сомневается в твоём мастерстве владения оружием и в том, что ты сюда явился тайно. Генрих, а ты постарайся держать свои необоснованные сомнения при себе. Когда всё закончится, я лично буду присутствовать на вашей дуэли, если вам так хочется довести эту нелепую ссору до логического конца.
  Маг говорил тихим, но властным голосом, и никто не посмел противиться: воин послушно спрятал клинок, а Генрих притих, пытаясь побороть смертельную бледность, залившую его лицо. Внимательно осмотревшись, маг продолжил, не боясь, быть услышанным кем-либо со стороны.
  - Вам, как и мне, не нравится правление Олибеариуса. У каждого свои причины его ненавидеть, но это не столь важно. У нас одна цель - свергнуть его с престола и обеспечить достойную жизнь жителям этого райского уголка, нашей горячо любимой Империи.
  - Мы это уже обсуждали, магистр. Может, вы скажете конкретно, зачем мы, бросив все дела, сломя головы рванулись сюда? В послании было сказано, что вы узнали что-то важное, - не сдержавшись, выпалил князь.- Мы уже наслышаны о ваших, бесспорно, поэтических речей.
  - Князь, имейте вы хоть немного терпения! Всему своё время, - мягко проговорил маг и продолжил, больше ни на кого не обращая внимания: - Но что мы ему можем противопоставить? - этот вопрос был явно риторическим, но Делимор не сдержался:
  - Мы ему ничего не можем противопоставить, совершенно ничего. Мы это уже обсуждали. Он неуязвим, пока на нем Черные доспехи, и они же придают ему немыслимую мощь. В битве на Икее мне удалось увидеть его в действии. Одно движение руки - и половину орков буквально разорвало изнутри, несмотря на защиту их шаманов. Правда потом его пришлось уносить с поля боя, откат, знаете ли, штука серьёзная... Но это была лишь потеря магической силы внутреннего резерва. Сквозь защиту мрака все равно никто не смог бы пробиться. И есть только один способ с этим справиться - Белые доспехи. Но их у нас нет.
  - Что ты знаешь о Белых доспехах? - с интересом спросил маг.
  - Только то, о чем говорит легенда. А еще я знаю, что в ней заложено зерно истины. В доме моего отца хранился древний свиток Изеанда, - спокойно проговорил Делимор, повернувшись лицом к магу.
  - Хранился? - прищурившись, переспросил тот, точно вычленив главное слово.
  - В ночь гибели герцога Харвилла он был похищен, - не моргнув ответил Эрмот.
  - Странно... а я слышал, никто из нападавших не смог уйти живым, - казалось, собеседник пытается просверлить Делимора взглядом, но все же магу пришлось сдаться перед ничего не выражающим лицом графа. - Что ж, я рад, что ты доподлинно знаешь о существовании этого могучего артефакта. Надеюсь, это поможет поверить и остальным. Как вам такая новость: мне удалось узнать приблизительное место нахождения Белых доспехов, - на несколько секунд маг замолчал, наслаждаясь произведённым эффектом. Убедившись, что шок превзошел даже самые смелые его ожидания, он продолжил, любуясь на раскрытые от удивления рты союзников: - Так вот, потратив несколько месяцев на поиски, я пересмотрел тысячи древних свитков, не брезгуя мифами и легендами, приходилось даже читать и детские сказки, но я нашел одну очень интересную деталь. К сожалению, свитка Изеанда у меня не было, это могло бы здорово упростить задачу, - он слегка кивнул в сторону графа, - но с той самой ночи он действительно считается утерянным. И все же, даже без этого бесценного манускрипта, мои труды принесли результаты. Вот цитата из "Хроник героев": "И сошлись они на горах, дракон и славный воин. И полыхнул дракон огнём по витязю, но огонь жгучий не причинил воину вреда. Ибо нельзя сжечь то, что само есть огонь светлейший. Латы витязя засветились ярким светом, и в тот же миг дракон древний ослеп. И воин славный отрубил мерзкому чудищу голову, одним ударом меча". А вот из "Легенды Мира": "Появилось второе солнце не уступавшие по яркости настоящему светилу, грохотнул гром, и горы приняли ярко-красный оттенок". Улавливаете суть?
  - Кровавые горы, история их возникновения, - тихо проговорил бородач. - Но как это связано с местом расположения Белых доспехов? Допустим, причиной яркой вспышки послужили именно они, но... как это связать?
  - Всё очень просто, уважаемый Марк. Известно ли вам, что те, кто искупался в крови дракона, погибают в страшных муках? А ее, как раз, там было очень много.
  - Я что-то слышал про такое, но думал что драконы - это вымыслы для запугивания детей. Так это что получается? Могущественный артефакт лежит в горах и ждёт, когда его кто-нибудь найдёт и воспользуется его мощью? Что-то тут не так. Если бы было всё так просто, почему, вы думаете, его никто не нашёл?
  - Ну, хотя бы, потому что им может владеть только избранные, те, у кого непорочная душа. Душа Хранителей. Ведь и Радужные доспехи не передаются по наследству, а каждый раз ищут себе нового подходящего владельца, - не заставил себя ждать с ответом маг.
  - И как узнать, чья душа достаточно непорочна? - спросил Генрих, который себя вёл поразительно тихо.
  - А это, господин советник, должно подсказать вам сердце. Оно, знаете ли, очень чувствительно на такие штуки.
  - Ладно, - промолвил Делимор с легким раздражением, - всё это, конечно же, интересно, но почему вы так уверены, что доспехи все еще там? Прошли века после тех событий. Горы - опасное место. Они могут стать ловушкой для всех нас.
  - Вы что, трусите, Делимор? - не выдержал Генрих и снова окатил графа ушатом презрения.
  - В отличие от вас, я благоразумен, - не поддался тот на провокацию. - И, должен заметить, мне не нравится, что мы все собрались здесь из-за столь сомнительного повода.
  - Сомнительного? - недовольно процедил маг.
  Делимор не ответил. Порог Звука, сыграл с ними злую шутку. Они не только не услышали стук копыт приближающегося отряда, но даже не заметили стражу, пока та не приблизилась на достаточное расстояние. Это была ловушка. И кто бы ни подстроил ее, это явно был не Гролиофорг. Не того полета птичка, чтобы отправить за Эрмотом Делимором герцога Желтых Доспехов. Да и не похоже было, что многочисленный и усиленный отряд прислан сюда только по его душу. О столь представительной встрече заговорщиков наверняка было известно в управлении внутренней стражи. А иначе, откуда здесь взяться герцогу? Нет, они определенно не знали, с какими бойцами им предстоит столкнуться, хоть и располагали достоверной информацией о месте и времени встречи. У Делимора затеплилась надежда уйти незамеченным. Конечно, если герцог, прекрасно знающий его в лицо, не успеет подобраться близко. Рудвалг в ослепляющих солнечным сиянием доспехах застыл в дверях, пустив вперед своих псов. Эрмота он пока не видел, а значит оставался шанс.
  Остальные тоже наконец обратили внимание на солдат и вскочили с мест. Делимор быстро окинул взглядом их группу, пытаясь понять, кого не удивило появление карательного отряда. По холеному непроницаемому лицу князя понять что-либо было невозможно, а маг прятал свое под капюшоном. Тем не менее, оба явно готовились к схватке. Бессмысленной схватке. Потому что ни князь, ни он сам, ни оба они вместе не смогли бы эффективно противостоять такому большому отряду. А магистр едва ли справился бы с архимагом Девариусом, маячившим за правым плечом Рудвалга. Глаза бородача сверкали азартом предстоящей схватки. Лица Генриха Эрмот видеть не мог - тот стоял к нему спиной.
  Быстро надев шлем, чтобы скрыть приметные волосы и лицо, Делимор встал последним.
  - Именем Императора! - прокатился над залом зычный голос герцога, и вместе с ним ворвались остальные звуки.
  - Я попробую построить проход, - тихо пробормотал маг, - нам с ними не справиться.
  - Мы их задержим, - кивнул бородач, оттесняя волшебника себе за спину.
  Скрипя сердце Делимор решил понадеяться на магистра. Слегка продвинувшись вперед, он встал рядом с князем и уже через секунду принял на клинок первый удар.
  Нападавших было слишком много, и это давало заговорщикам шанс в ограниченном пространстве трактирного зала. Но капитан отряда тоже не был дураком. Очень скоро Эрмот понял, что их небезуспешно пытаются разделить друг с другом. Ему приходилось метаться между князем и бородачом, чтобы прикрыть бреши, через которые солдаты могли пробиться к магу. Что происходит у него за спиной и дальше, на правом фланге, где дрался Генрих, он не видел. Не увидел он и того, что Девариус шагну вперед из-за спины герцога, подал знак капитану и отпустил уже сплетенное заклинание. Короткий и непонятный заговорщикам приказ заставил солдат резко метнуться в сторону, а потом воздушный молот снес маленький отряд защищавшихся. Эрмота ударило в грудь, швырнуло назад. Он успел перегруппироваться и сохранить равновесие, попутно создавая магический щит, но сзади под ноги подвернулся опрокинутый стул, и в тот же миг вторая волна отбросила его еще дальше. Упав на спину, Делимор проехал до самой стены, круша столы и стулья. Эта гора поломанной и перевернутой мебели его и спасла, на пару минут скрыв от глаз нападавших. Почти не двигаясь, он, пользуясь мгновениями спокойствия, плел заклинание, когда из завала высунулась напуганная, но решительная мордашка мальчишки-подавальщика. Приложив палец к губам, пацаненок жестом поманил его за собой, настойчиво на что-то указывая. Граф проследил за его рукой и увидел чуть правее косяк неприметной дверцы.
  - Выход, - одними губами прошептал мальчишка.
  Эрмот кивнул и пополз следом за ним. На пальцах его дрожало готовое в любую минуту сорваться заклинание Хрустальных стрел - давняя энергоемкая и далеко не всегда полезная наработка, которая только в такой ситуации и могла оказаться полезной.
  За дверью оказалась сырая каменная лестница, ведущая в подвал. Пропустив Делимора вперед, мальчик закрыл за собой дверцу, и они оказались в непроглядной тьме. Эрмот совсем уж было приготовился создать светлячка, когда пацан с недетской силой толкнул его в спину, и граф, не удержавшись, покатился вниз по лестнице. Падение было недолгим. Всего через несколько ступенек впереди вспыхнула радуга.
  Из последних сил, почти ослепнув, теряя сознание, Делимор развернулся и выпустил заготовленное заклинание. Раздался истошный визг, почему-то женский, вопль какого-то животного, отборная ругань, выданная явно не мальчишеским голосом, потом последовала яркая вспышка, лицо обдало жаром, закапало расплавленное стекло, запахло паленым, а затем откуда-то хлынул дождь, с шипением гася пламя, но не освежая, а наоборот погружая в дремоту, и Эрмота накрыла темнота.
  
  Из забытья его вывел возмущенный старческий ор.
  - Вы кого мне сюда притащили, бездари?! Что за бабенка швырнула в меня антикварной вазой в апартаментах на третьем этаже?! Я здесь хозяин, или только для мебели присутствую?! Почему какой-то пацан обращается со мной в собственном доме, как с прислугой?! А это?! Это кто, я вас спрашиваю?! Ни о каких старцах мы с маркизом не договаривались!
  До Эрмота не сразу дошло, что под старцем, не видя лица, говорящий, очевидно, подразумевал его самого. Но когда понял, начал тихо закипать.
  - Это не старец, и вы его прекрасно знаете, - без всякого почтения отозвался приятный баритон, показавшийся смутно знакомым. - Это Эрмот, граф Делимор. Сами своему ученику мозги байками о нем загрузили. Что ж удивляться, что он его сюда притащил?
  - Зачем?! - сбиваясь совсем уже на ультразвук, заголосил старик. - Он-то какое отношение к нам имеет?!
  - Его мир тоже в обреченной галактике. Так Зеркало показало, - баритон звучал равнодушно, но Делимор вздрогнул, когда осмыслил только что произнесенную фразу.
  Что такое "галактика", он не имел понятия, но что перспективы мира, в котором он родился и вырос, весьма удручающие, не требовало дополнительных пояснений. Как-то сразу стало понятно, что он, благодаря странному мальчишке-подавальщику, переместился между мирами, и в душе затеплилась надежда. Это было именно то недостающее звено, что перекрывало ему путь к вожделенным Белым доспехам. В отличие от магистра, наивно полагавшего найти артефакт в горах, Эрмот точно знал, что искать их нужно в другом измерении. Свиток Изеанда по-прежнему покоился в кожаном мешочке у него на шее. Это вселяло еще более оптимистичные предположения. Кто бы ни были два спорщика, чей диалог он подслушивал - боги или просто невероятно сильные маги - они явно не считали его пленником. Его не только не связали, но даже не обыскали. Да что там, вообще не обезоружили - пальцы все еще сжимали рукоять меча. Они совсем его не боятся? Или не думают, что станет нападать? Впрочем, пожалуй, не станет. Во всяком случае, сразу. Не похоже, что его здесь собираются убивать. Возможно, использовать. А значит, стоит попытаться заключить сделку.
  Обдумывая все это, Делимор не шевелился и не подавал признаков жизни, даже дышать старался медленно и поверхностно, как человек лишенный сознания. И, тем не менее, баритон вдруг насмешливо прозвучал у него прямо нал годовой.
  - Хватит претворяться и подслушивать, граф. Маркиз и так ответит на любые ваши вопросы. Вот только очухается.
  - А что с этим бездельником опять?! - взвился старческий фальцет.
  - Апгрейднулся-у, - произнес что-то непонятное еще один, совсем уж невразумительный голос.
  - Он уже приходит в себя, - добавила женщина.
  Делимор открыл глаза и встретился взглядом с улыбающимся мужчиной примерно своего возраста. Незнакомец протянул ему руку, предлагая помочь подняться. Вооружен он если и был, то явно не держал арсенал наготове. Усмехнувшись, граф принял предложенную помощь.
  - Винсент, - представился обладатель баритона и добавил нечто не сразу уложившееся в голове Эрмота. - Отрекшийся вампир.
  - Вампиров не бывает, - опешив, произнес граф вслух.
  Новый знакомый весело рассмеялся.
  - В вашем мире, наверное, нет. А в моем так очень даже.
  Чудной неопрятный старикашка подскочил к ним и забегал вокруг с любопытством осматривая Делимора.
  - А ведь и вправду он! И волосы белые, и это, - он непочтительно ткнул в шрам на щеке, - помню, как на жертвеннике схлопотал.
  Эрмот шарахнулся, крепче ухватив рукоять меча. О том, что шрам он получил, спасаясь от жертвоприношения, Делимор рассказывал очень немногим, и этого старикашки в их числе не было. Напрашивался единственный логический вывод, что он может об этом знать потому, что присутствовал в том храме среди жрецов. Граф зарычал.
  - Ты чего?! Ты чего?! - замахал на него руками старик. - В Зарцале волшебном я за тобой наблюдал! Давно это было! Я сам еще вьюношем был неоперившимся.
  - Семь лет назад, - Эрмот рванулся к старику, - из тебя точно так же песок сыпался, староверская крыса!
  - Так артехвакт же время меж миров не контролирует! - заверещал чудик, отскакивая от графа и явно что-то колдуя.
  - Стойте, граф! - хрупкий на вид Винсент неожиданно сильно схватил его за плечи. - Думаю, в данном случае эта старая крыса не врет.
  - Он действительно никогда не бывал в вашем мире, - прозвучал еще один голос и Эрмот невольно обернулся, постепенно успокаиваясь. Подраться он всегда успеет. Нужно сначала выяснить все обстоятельства. - Успокойтесь, граф, и дайте нам все объяснить, - молодой человек в нищенской одежде, с несколько измученным лицом сделал шаг к Делимору. За спиной его стояла светловолосая девушка в изящном, но непривычно коротком - всего лишь до колен - платье. Эта пара, как и старик в затрапезном халате, плохо вязалась со щеголеватым Винсентом.
  - Ты еще кто? - недоверчиво поинтересовался Эрмот.
  - Маркиз де Карабас к вашим услугам, граф, - поклонился юноша с неожиданной изысканностью. - Можете звать меня просто Ася.
  Делимор невольно фыркнул и окинул фигуру этого самозваного маркиза издевательским взглядом. Молодой человек смутился и покраснел. Девушка обиженно нахмурилась.
  - Вы бы, озаботились своим маркизом, папаша, - хихикнул из-за спины Винсент, - а то его скоро и за полового принимать перестанут.
  - О-ун Асины джинсы зажа-ул, - неожиданно прозвучал откуда-то снизу тот самый странный голос. Граф посмотрел в этом направлении и опешил, увидев клетчатого кота.
  - Да не зажал я! - взвизгнул старикашка. - Для сохранности просто! А то ж вон! Молодежь! Чуть что, сразу драться! Штанов на вас не напасешься!
  - Ну, о сохранности этих, великомудрый Аль, - девушка ткнула пальцем маркизу в бедро с такой силой, что тот вздрогнул, - говорить уже поздно. Они по швам расползаются.
  - Да принесу, принесу, - закудахтал старый волшебник и принялся что-то колдовать.
  - А я в кладовку наведаюсь, рубашку ему поищу, - добила старика девушка. - А заодно и себе что-нибудь поприличней.
  Старик, продолжая бормотать под нос что-то о дармоедах и нахальных незваных девчонках, открыл, наконец, телепорт и исчез из комнаты.
  - Позвольте представить вам, граф, леди Леринею и моего друга Сириуса, - облегченно вздохнув и улыбнувшись, произнес Ася. Девушка сделала изящный реверанс, смотревшийся нелепо в этом странном платье, а кот небрежно кивнул, введя Делимора в очередной ступор. - С великомудрым Алем де Баранусом поближе познакомитесь позже, когда он не в таком злобном расположении духа прибывать будет.
  - Да кому оно нужно с ним знакомиться, - фыркнул вампир. - Без него обойдемся.
  - Вы, наверное, голодны, граф? - обратилась к Эрмоту Леринея. - Я могу сходить на кухню, принести что-нибудь.
  - Не надо-у сейча-ус на кухню, - остановил ее котяра. - Та-ум Аль над маркизовыми штанами чахнет. Дава-уй уж оденем нашего-у бедолгу, раз случай подвернулся.
  Эрмот недоуменно переводил взгляд с одного на другого. Все происходящее из таинственного и многообещающего приключения постепенно превращалось в фарс. Говорящий клетчатый кот и маркиз-оборванец никак не вязались с гибнущими мирами и надеждами найти Белые доспехи.
  - Впечатляет, не правда ли? - тихо хихикнул Винсент, и граф заставил себя встряхнуться.
  - Я-у на все-ух такое впечатление пр-р-роизвожу! - гордо сообщил кот, после чего хозяйским тоном, словно к извозчику, обратился к маркизу: - В кладо-увку меня-у.
  - Эй, и мне рубашечку какого-нибудь адекватного цвета добудьте! - отдал распоряжение вампир.
  - Еще про Киду и ее спутников нужно не забыть, - добавила девушка.
  Маркиз, совершенно не возмутившись, только усмехнулся и небрежно открыл телепорт, и кот и девушка удалились из комнаты.
  - Если вы готовы подождать с обедом, может, согласитесь меня выслушать? - обратился к Эрмоту Ася, и тот молча кивнул. - Присаживайтесь, граф, я попробую объяснить вам, где вы, и что здесь происходит.
  
  Глава двадцать пятая.
  И КАК НАМ ЖИТЬ С ДРАКОНОМ?
  Маркиз де Карабас.
  (Plamya, kagami)
  
  Я был счастлив. Мелко, меркантильно, сиюминутно, но счастлив. Я был прилично одет и совершенно лыс. И сыт, к тому же.
  Вообще, все складывалось как нельзя лучше. Разговор с Эрмотом Делимором, хоть и был прерван вторжением Леринеи, очень решительно настроенной меня преобразить, все же получился конструктивным. Выслушав мои объяснения, откуда нам со старым звездочетом столько известно о его прошлом, граф успокоился, пообещал не убивать Аля сразу и вполне благодушно отнесся к перспективе поучаствовать в спасении целой галактики. Больше всего из моего долгого рассказа - я продолжал говорить, даже когда Лера брила мне голову - Эрмота заинтересовал сон о Повелительнице. Но, как ни странно, не то, что именно она сообщила его сюзерену о готовящемся заговоре, а слова о силе, которую придает доспехам подчиняющийся ей мрак.
  - Ты хочешь сказать, что убив Повелительницу, мы лишим Черные доспехи их магической силы?! - вскинулся он.
  - Н-не знаю, - растерялся я.
  К этому времени мы уже угостились обедом, принесенным Лерой. За письменным столом было тесновато, но атмосфера от этого становилась только уютней.
  - Мрак убить нельзя, - покачал головой Винсент. - Ты можешь только ослабить артефакт, если уничтожишь телесное воплощение Ночи. Но от этого она не перестанет быть самой собой.
  - Что значит "телесное воплощение Ночи"? - удивился я.
  - Ту женщину, что приняла на себя ее сущность, - пожал плечами вампир. - Как, по-твоему, ты приблизил исполнение пророчества? Какая-то несчастная ненароком забрела в мир, где вечно живет Ночь, и богиня заняла ее тело. Во всяком случае, об этом говорится в священных писаниях вампиров. Жрецы храмов Ночи сейчас в тамтамы на радостях бьют. Да только перевес сил на одну сторону еще никогда не доводил до добра.
  - То есть, - совсем уж расстроился я, - ты хочешь сказать, что нам придется убить ни в чем не повинную женщину, чтобы восстановить равновесие сил, и виноват в этом только я?!
  - Не думаю, что может быть другой способ изгнать Ночь из облюбованного ею тела, - пожал плечами Винс.
  - Может, - не согласился Эрмот. - Об этом я и хотел бы поговорить. Мне нужны Белые доспехи. Если верить уже нашим легендам, то они могут изгнать мрак откуда угодно.
  - Ты-у хоть знаешь, где-у их иска-уть? - не выдержал кис.
  - Уж точно не в моем мире, - вздохнул граф. - Я думал, вы поможете мне узнать, в каком именно. Тогда все сложилось бы просто отлично. Я бы помог вам освободить ту женщину, ослабил бы этим Императора, а потом сразился с ним. Это все, чего я хочу, что мне вообще осталось в жизни, - невесело сообщил он.
  - Ну... - задумался я. - Можно попробовать уговорить Зеркало. Показало же оно мне твой мир, хоть я даже не знал, в какой он галактике.
  - Попробуй! - ухватился за эту мысль Делимор. - А это трудно?
  - Да сейчас и попытаюсь, - успокоил его я и поднялся.
  Но прежде, чем я успел сделать хоть шаг, в дверь тихо постучали. Мы с Винсом и Лерой удивленно переглянулись. Как-то никому до сих пор не приходило в голову стучать в дверь башенного кабинета. Эрмот об этом пока не знал, поэтому просто разочарованно вздохнул, сообразив, что эксперимент с Зеркалом откладывается.
  Стучаться, как оказалось, додумался Тим. Вид у него был растерянный, даже слегка напуганный. Да уж, я всего-то и успел его немного успокоить, что мы не убийцы и не людоеды. Каково такому мальчишке из мира в мир таскаться!
  - Входи, - радушно пригласил я, но парнишка замотал головой, удивленно покосился на Делимора и виновато сообщил:
  - Там Фелл никак не проснется. Как мы его принесли, так и лежит. Как неживой, - испуганно добавил он.
  Ворк! Еще не хватало, чтобы у меня эльф от перехода окочурился! А вот фигассе было так за Киду цепляться, если сам не знал, куда ее несет?! Но бросать Тима одного с этой проблемой, конечно, было нельзя.
  - Извини, Эрмот, - сказал я, обернувшись. - Нужно пойти посмотреть, что там с Феллом. Я быстро. А потом обязательно с Зеркалом пообщаемся.
  Я открыл телепорт на третий этаж и потянул за собой Тима. Сириус по каким-то своим кошачьим соображениям увязался следом.
  Феллион действительно лежал точно в той же позе, в какой мы его на эту кровать уронили. Я поморщился, вспомнив, как мы его сюда перли. Изящный и невесомый с виду эльф оказался на редкость тяжелым. Его ноги несколько раз выскальзывали из моих рук, с громким стуком шлепаясь сапогами о пол, прежде чем мы с Тимом водрузили ушастого на гигантское, хоть и несколько пыльное ложе. О том, что Феллиона можно было просто сюда левитировать, я вспомнил уже после. Ну, не идиот ли? Полимаг, как же! Мысленно еще раз обругав себя, я уселся на край кровати. Эльф признаков жизни не подавал. Определенно, следовало что-то предпринять, хоть я и не представлял, что именно. Надежней всего было бы позвать Аля, но представив, какой шум он поднимет, обнаружив в своей башне еще и эльфа, я трусливо отказался от этой мысли. Тим тем временем поедал меня полным надежды взглядом, и сидеть сложа руки я просто не мог. Я поочередно заглянул в глаза эльфа, раздвинув пальцами веки, как это делали лекари, проводящие диагностику пациента. Что они там могли увидеть? Глаза как глаза...
  Сириус запрыгнул на кровать и обнюхал бессознательное тело. Мягкой лапкой поиграл с белокурыми волосами, удивленно склонил на бок голову, рассмотрев ухо.
  - А уши-у у него-у великова-уты! Хоть бы кисто-учки от-мррррасти-ул что ли-у, - неодобрительно изрек он.
  - Что вытворяете, мальчики? - в дверях стояла Кида, небрежно опираясь рукой о косяк. На ее хорошенькой головке красовалась чалма из любимого полотенца Аля - розового с сердечками. - Если тебе нужны зенки ушастого для декоктов, могу его подержать, пока будешь выколупывать, - она очаровательно улыбнулась.
  Меня передернуло.
  - Что вы, леди Киниада, просто хочу выяснить, все ли с ним в порядке, - поспешил я развеять недоразумение.
  - Специалис-с-ст, - с сарказмом изрек усатый и принялся сосредоточенно вылизываться.
  - А-а-а, - разочарованно протянула драконша, легкой походкой подходя к кровати. - Тогда приведи его в чувство и спроси...
  Я неуверенно похлопал эльфа по щекам, но тот никак не реагировал на мои действия.
  - Дай-ка я, - Киниада решительно отодвинула меня в сторонку и залепила Феллиону звонкую пощечину.
  Ушастый издал слабый стон, и вдохновленная успехом леди ударила его по лицу еще разок. Хорошо так, с размаху - видимо, от большого усердия. Феллл приоткрыл глаза, пытаясь сфокусировать взгляд, и получил еще одну затрещину.
  - А дамо-аучка вошла-у во вкус, - философски заметил Сырок, флегматично поглядывая на процедуру.
  Феллион, тем временем, окончательно пришел в себя и потянулся за оружием.
  - Здравствуй, мой ушастый! - пропела Кида ласковым голоском, ловко отскакивая от еще слабого, но уже недовольного эльфа. - Ты нам только скажи, все ли с тобой хорошо, а потом можешь помирать.
  - Что происходит? Где мы? - хмуро спросил Феллл, потирая щеки, на которых пламенели отпечатки женских ладоней. - Зачем нас похитили?
  - Нужен ты больно, мр-р-р, - проворчал Сыр, почесывая себя за ухом. - На-ум Кида нужна была-у, а не обмор-р-р-рочный эльф.
  Говорящий клетчатый кот, видимо, и Фелллу был в новинку. По крайней мере, усато-хвостатый сумел полностью завладеть вниманием эльфа, что несколько успокаивало, учитывая, что разоружить его я не сообразил.
  - Чем вы меня опоили? - спросил ушастый, отодвигаясь от Сириуса и таращась на него, как на привидение.
  Клетчатый наглец закатил глаза к потолку, не удостоив гостя ответом, и принялся самозабвенно вылизывать заднюю лапу.
  - Все в порядке, мы не желаем вам зла, принц Феллион, - попытался я успокоить гостя, на всякий случай возвеличив его титул. Фиг его знает, как к этим эльфам обращаться нужно. Я про них только в книжках читал, ну, что они такие прям возвышенные и неземные.
  - Феллиор, - поправил он, но тут же дернулся. - Откуда вам известно, кто я? - сузив глаза, он зло покосился на Киду, но потом обвиняюще уставился на меня. - И кто вы сами?
  - Феллиор? - очень заинтересовано пропела драконица. - То-то я смотрю, с семейными связями у тебя сплошные неувязочки! - она снова грациозно подплыла к кровати и, как бы невзначай, вцепилась острыми коготками в Феллиорово ухо. - И что эльфийскому принцу понадобилось на Дракэросе?
  - Отпусти-и-и-и! - завизжал Фелл и все-таки попытался ткнуть дракошу кинжалом.
  Тим повис у него на руке. Я тоже кинулся на помощь, но вдруг взгляд зацепился за лицо мальчишки. В его устремленных на Киду глазах полыхала такая ненависть, что я невольно отшатнулся. Однако никто, кроме меня, похоже, этого не замечал. Кида и Феллион, или Феллиор - иди и пойми этих эльфов - самозабвенно мутузили друг друга свободными от Тима и уха руками. Сириус, застыв столбиком, восторженно взирал на происходящее. Почему-то мне показалось, что его симпатии отнюдь не на стороне эльфа. Что со всем этим делать, я совершенно не представлял и уже проклинал себя за то, что так опрометчиво притащил сюда не только леди Киду.
  - А у вас тут весело, как я посмотрю! - возникший в дверном проеме вампир спас положение.
  Киниада отвлеклась от эльфа, тот наконец сумел выдрать у нее свое ухо - покрасневшее и распухшее, Тим отпустил руку Феллиора и спрятал глаза.
  - А, это ты! - разочаровано протянула драконша, словно ожидала увидеть, по меньшей мере, своего соплеменника. - И что тебе здесь понадобилось?
  - Несомненно, ваше драгоценное общество, - ехидно просветил ее Винс и, переведя на меня взгляд, добавил: - Мы успели соскучиться, а Делимор даже занервничал. Если вам не в тягость наша компания, может, все же вернетесь в башенный кабинет?
  - Действительно, - спохватился я. - Леди Кида, я ведь так и не успел объяснить вам, зачем вы здесь оказались.
  - А, ну тогда я поду, - тут же сдал назад Винсент. - Еще раз это выслушивать выше моих сил.
  - Куда?! - Кида одним броском оказалась рядом с ним. - Может, я хочу, чтобы именно ты мне об этом поведал. А то знаю я вас, клыкастых, вечно в самый неподходящий момент сбегаете и появляетесь.
  Я, вспомнив о том, что уже вещал сегодня всю историю для Делимора, радостно ухватился за эту мысль.
  - Действительно, Винс, - я умоляюще посмотрел на вампира, - может, окажешь бедному мне посильную помощь? Я уже охрип все это пересказывать и одурел повторять. Да и Эрмот вряд ли осилит второй круг шарманки. Давай ты объяснишь господам ситуацию, а я пока с графом и с Зеркалом пообщаюсь. А то неудобно, обещал и смылся. А тут еще, если мы все вместе вернемся, леди Кида совершенно справедливо не позволит мне заняться этим делом, пока все не узнает.
  Винсент зарычал, но вид у него при этом был задумчивый. Потом, вздохнув, он покачал головой и сдался.
  - Ладно, маркиз, уговорил. Эрмота действительно не стоит заставлять ждать. Он дело предлагает. Мне-то все равно - одной бабенкой больше, одной меньше, но тебя ведь совесть замучает. Да и должок за мной, я сам признал. Иди уже, - он обреченно махнул рукой.
  Я протиснулся мимо него в дверь и тихо прошептал, надеясь, что никто больше не услышит.
  - Постарайся, чтобы они отсюда не выползли и Алю на глаза не попались. Я за вами через часик телепортом зайду.
  Винс поморщился, но кивнул. А я левитировал на одиннадцатый этаж.
  Делимор и Лера тихо о чем-то беседовали, но сразу обернулись, едва я вошел.
  - Что там случилось? - озабоченно поинтересовалась девушка.
  - Да эльф какой-то дохлый попался, пока по морде не получил, в себя не пришел, - отмахнулся я.
  - Эльф?!
  - По морде?!
  Завопили они одновременно и так громко, что я даже шарахнулся.
  - У вас тут эльфы просто так разгуливают?!
  - Маркиз, как вы могли?! От вас я такого не ожидала!
  И снова в один голос. Ну и кому, спрашивается, я должен отвечать? А вроде такие нормальные с виду...
  - Только не хором! - поморщился я. - Я никого не бил, Лера. Это Кида постаралась, - поспешил я успокоить девушку в первую очередь, пока визжать не начала. - И нет, граф, у нас эльфы вообще не водятся, вымерли. Или ушли, кто их разберет. А вот в мире Киниады - запросто толпами ходят. И разгуливают они там действительно, как хотят. Только драконы, похоже, не очень любят, когда эльфы к ним наведываются.
  - Драконы?!
  - Эта рыжая стерва?!
  Нет, ну какое единодушие! Они что, по очереди говорить не могут? Нашли друг друга, честное слово!
  - Эта рыжая стерва тоже дракон, и характер у нее очень даже драконий.
  Делимор недоуменно затряс головой.
  - Ася, ты меня совсем запутал. У нас драконы - это почти легенда. А эльфов давно в резервации сослали.
  - Наверное, у нас их тоже когда-то сослали, а теперь не сознаются, - пожал я плечами, - вот они и смылись. А в Эмире до этого не додумались, и эльфы там очень даже наглые и временами агрессивные. Он нам чуть Киду не прирезал.
  - Туда ей и дорога, если она его избила! - зло фыркнула Леринея.
  - Не избила, а пощечин надавала, чтобы в чувство привести, - заступился я за вредную драконшу. - А полуоторванное ухо - еще не повод даму кинжалом под ребра тыкать.
  - Тебе бы ухо оторвали, я бы посмотрела, чем бы ты и в кого тыкать начал, - еще больше распалилась девушка. - И вообще, ты куда Винса дел?
  - Там оставил, на растерзание злобной драконице! - подначил я.
  - Что?!
  - А то! Лера, успокойся, Винс эту компанию в курс дела введет, а потом они сюда поднимутся. Вот и познакомишься с настоящим драконом, - пояснил я уже Эрмоту.
  - Да... - граф удрученно покачал головой. - Никак не пойму, что вы все же за компания. Только начнешь вас всерьез воспринимать - у вас какие-то заморочки дикие появляются. То кот говорящий, то дракон ручной...
  - Ага, щаз! Ручной, как же, - поморщился я. - Познакомишься - сам поймешь. Такую приручить - божественной силой обладать нужно, да и приручать - себе дороже, - и, чтобы прекратить эту бессмысленную полемику, поспешил сменить тему. - Ну что, пообщаемся с Зеркалом?
  - Прямо сейчас? - вскинулся Делимор.
  - А чего откладывать? - пожал я плечами и подошел к артефакту.
  - А можно мне тоже посмотреть? - робко попросила Леринея.
  - Конечно, - кивнул я и погладил Зеркало. - Ты же не будешь против, милое? - по руке заскакали теплые солнечные зайчики. - У меня к тебе очень странная просьба. Где-то там, в той галактике, что я нечаянно обрек на гибель, есть мир, в котором хранятся Белые доспехи. В них вложена сила самого Света в противовес силе Тьмы, что окрашивает другие доспехи - Черные. Ты помогло мне найти рыцаря, достойного их носить, но рыцарь не справится с Тьмой без защиты Света. Эти доспехи очень нужны нам всем. А еще они очень нужны мне, чтобы исправить свою роковую ошибку...
  Я еще продолжал говорить, а по стеклу уже пробежала радужная рябь. Я легонько коснулся губами кованой рамы и отошел в сторону. Мы завороженно ждали, что покажет нам Зеркало. И оно показало...
  Бесконечная черная плита, словно отлитая из стекла, уходила за горизонт. Свет тысячи солнц или одного, но слишком большого для этого места светила, лишал этот плоский недвижный мир каких-либо теней. Ни пылинки, ни холмика, ни малейшего шевеления не нарушало безмолвия и покоя. Белое небо, черная твердь, и ничего больше. Лишь ослепительно-яркая точка сияла где-то вдалеке. И эта точка стала увеличиваться, когда зеркало приблизило изображение, постепенно приобретая человекоподобные очертания. Белые доспехи стояли на невысоком постаменте, словно вознесенная на пьедестал несбыточная мечта. Они были ослепительны. И недосягаемы.
  Я тяжело вздохнул, и Делимор недоуменно посмотрел на меня.
  - Безжизненный мир, - пояснил я, но графу этого было недостаточно. - Там никого нет, в кого я мог бы вселиться и заставить притащить сюда доспехи.
  - Хочешь сказать, мы не сможем их достать? - нахмурился Эрмот.
  - Не с теми возможностями, которые у нас есть сейчас. Но это еще ничего не значит. Я все никак не смог выяснить у Аля, каким образом мы вообще должны попасть в любой из миров вашей галактики. Темнит он что-то, уходит от темы.
  - Ну, если надо, ответ я из него вытрясу, - кровожадно пообещал Делимор.
  - Не надо, - поспешил остановить его я. - Аль, может, и вредный, и многого недоговаривает, но откровенных пакостей он нам делать не станет. Он сам заинтересован в том, чтобы я спас вашу галактику. Он мой учитель, и ответственность за мою ошибку ложится и на него тоже.
  - Хочешь, чтобы я поверил в то, что он такой уж ответственный? - недобро усмехнулся граф. - Этот старый сквалыга в распутном колпаке?
  - Ну, какой есть... - я вздохнул. - Не лучший из людей, конечно, но зато один из сильнейших магов. И ему никуда не деться. Именно в силу своей сквалыжности. Не оставлять же вас всех в этой башне вечными нахлебниками.
  - А ты не лишен проницательности, маркиз, - развеселился вдруг Эрмот. - Кстати, хотел спросить, а как ты остановил мой хрустальный дождь?
  - Чего? - не понял я.
  - Ну, ту тучу хрустальных стрел, что я выпустил, уже когда перенесся в этот мир, - он замялся. - Я, конечно, извиняюсь за доставленное беспокойство, но вы сами виноваты, выдернули меня из схватки...
  - Завесь! - отмахнулся. - Действительно, я сам виноват. А твои стекляшки я просто расплавил.
  - Расплавил?! Ты что, маг огня?
  - Самому бы знать, что я за маг, - поморщился я. Эрмот надавил на больную мозоль. - Теоретически я - предсказатель. Вон допредсказывался до того, что теперь целой галактике хана. А на практике прорывы у меня случаются совершенно непредсказуемо, и никто никогда не знает заранее, в каком именно направлении они произойдут.
  - Ты растешь прорывами? - опешил граф.
  - Да, а что?
  - В моем мире такой рост мага - крайняя редкость. Ну, и большая удача тоже. Сам я пять лет отучился в Академии, а прорыв пережил только один.
  - А я в Академии вообще не учился, - теперь пришла моя очередь развеселиться. - Не приняли, посчитали, что полный бездарь.
  - Ну и мир у вас! - покачал головой Делимор.
  - А у нас вообще нет Академии, - подала голос Лера. - Была когда-то давно, да только все маги между собой передрались за учеников, ее и прикрыли. Теперь приходится молодым дарованиям мыкаться в поисках наставников. Мне еще повезло, меня Рол в ученицы взял. А потом еще и Винсент.
  - Так ты - ученица вампира?! - похоже, удивлять графа мы не переставали.
  - Он учит меня искусству Тени, - кивнула девушка. - Я поначалу мечтала, чтобы это был Валет... - она вздохнула и покраснела, но тут же встряхнула головой. - Но Валета учил Винс, так что я довольна.
  - Ничего, Эрмот, - я похлопал вконец обалдевшего воина по плечу, - через пару дней ты привыкнешь к здешнему дурдому и перестанешь удивляться. А удивительное нас еще ждет в иных мирах, - тут мне пришло в голову, что пора бы уж вернуть Винсента и драконицу, пока они там не поубивали друг друга или эльфа с мальчишкой. - Ладно, - я начал очерчивать телепорт, - пойду, приведу наших соратников.
  Как ни странно, в апартаментах, которые я отвел Тиму и Феллу, все было относительно мирно. Ну, на первый взгляд, во всяком случае. Вот только Винс и Кида о чем-то отчаянно пререкались. Причем мнения болельщиков - Феллиора и Тима - явно разделились. Эльф как раз доказывал драконице, что что-то будет опрометчивым шагом, когда я вывалился из телепорта.
  - О чем спор? - поинтересовался я.
  - А, маркиз! - ухватилась за мое появление Киниада. - Ты очень кстати. Винс отказывается показать мне твой подарок.
  - Подарок? - не понял я.
  - Ну да, хрустальный шарик. Ни за что не дал мне его в руки.
  - Это его дело, - я пожал плечами. - Я свои подарки обратно не забираю.
  - Не слишком-то он им дорожит, раз предложил поменяться, - фыркнула драконша.
  - Шарик меня не признал, - сообщил Винс. Интересно, когда он успел это выяснить? - Я все же не маг, а убийца. Мне оружие нужно. И я всего лишь предложил Киде поменять его на ее кинжалы.
  - Это ваше дело, - решил я прервать поток возмущений, пока меня в их споре судьей не сделали. - Ну, вы теперь знаете, зачем вы здесь?
  - Вот именно, - тут же ухватился за мои слова вампир, пряча шарик в карман и не обращая внимания на шипение драконицы. - Основные тезисы вы, я полагаю, уяснили, а на дополнительные вопросы ответит уже он.
  - Непременно ответит! - недобро прошипела дракоша, переключая на меня свое недовольство.
  - Да-да, конечно, - поспешил согласиться я. - Только не соблаговолите ли вы пройти в башенный кабинет? Делимор и Лера, конечно, и без нашего общества не соскучатся, но все же...
  - Чего-о-о-о?! - взревел Винсент так, словно я сообщил ему о том, что галактику спасать мы опоздали. - Что значит "не соскучатся"?! Ты на что намекаешь?! Да я его!..
  - Винс, ты чего? - опешил я.
  - Да если этот урод беловолосый хоть пальцем к моей ученице притронется!!!
  - А зачем? - растерялся я окончательно.
  - Что зачем? - обалдел теперь уже вампир.
  Нет, ну а что я такого спросил?
  - Зачем ему к Лере притрагиваться? Они там беседуют о методах обучения магии в разных мирах. Скучнейшая тема, должен сказать, но тактильного контакта как-то не предполагает...
  - Ася, - вкрадчиво произнес Винс, блеснув клыками, - ты действительно такой идиот, или прикидываешься?
  - Ну вот! И ты туда же! - обиделся я.
  - Браво! Браво! - медленно хлопая, произнесла леди Кида. - Вы прекрасно разыграли эту сценку, мальчики. Ревнивый вампир - это почти круто.
  - При чем здесь ревность? - оскалился Винс. - Я защищаю свою ученицу!
  Я вздохнул и покрутил пальцем у виска.
  - Пошли, защитничек, - Киниада пихнула Винсента в локтем в бок. - А ты, маркиз прихвати этого ушастого недотепу. Он, кажется, опять в ступоре.
  В ступоре, как оказалось, был не только Фелл, но и Тим тоже. Видно демонстрация клыков произвела на обоих неизгладимое впечатление. Впрочем, эльф довольно быстро пришел в себя, едва мы оказались в башенном кабинете. При виде старинных фолиантов на полках, глазки у него сначала разбежались, потом съехались в кучку, а потом Феллиор с поросячьим визгом и хрюканьем устремился к стеллажам, мало заботясь обо всех прочих проблемах. Библиофил, однако! С мышью его, что ли, познакомить?
  Но помечтать об их союзе я не успел. Кида, мельком скользнув взглядом по представленному ей Делимору, разразилась длинной тирадой на тему, как мы плохо с ней поступили, лишив компании славных и мутных героев. Я, признаться, не сразу понял, из-за чего она так бушует, поэтому допустил серьезную тактическую ошибку, поинтересовавшись, в чем именно проблема.
  - Херк тебе в печенку, маркиз! - взорвалась драконица, и ее возмущение мгновенно переросло в открытую агрессию. - Мне домой нужно! Там эта команда героев без присмотра осталась, повелитель драконов над головой висит, а ты мне тут про спасение галактики талдычишь!
  Движения пальцами, которые она при этом делала, живо напомнили мне о печальной судьбе эльфийского уха.
  - Поймите, леди Кида, - попытался я вразумить ее. - Победив властелина, мы лишим поддержки и вашего повелителя драконов.
  - Ну так давай победим его скорее! - топнула она ножкой. - Тоже мне, проблема!
  - Обязательно! - закивал я, опасаясь перечить этой фурии. - Вот как соберем всех нужных нам по пророчеству воителей, так и победим. Действительно! Что нам стоит!
  - Да что мы, сами не справимся?!
  - Боюсь, что нет, красавица, - подал голос Винсент, и Кида немного сбавила обороты, перестав метаться по комнате. - Я уж точно с камнями говорить не умею. Да и ты, думаю, тоже. К тому же тот мальчик-девочка, если верить Асе, сильнее всех остальных наших магов вместе взятых. Такой компаньон уж точно не помешает. Если конечно, тебе дорога твоя чешуйчатая шкурка.
  - О своей позаботься, клыкастик! - промурлыкала Киниада, расплываясь в хищной улыбке. Вампир в долгу не остался и ответил такой же, снова продемонстрировав упомянутые клыки.
  Лера вздохнула и покачала головой. Делимор проворчал себе под нос что-то презрительное. Тим все так же испуганно косился на Винса, забившись в дальний угол. Только Феллиор с маниакальным блеском в глазах продолжал просматривать книги, время от времени что-то восторженно взвизгивая. Зато Сириус неотрывно провожал дракошу глазами, и морда у него при этом была такая умильная-умильная.
  - Смотр-р-рю я на нее-у и пр-р-рям свою любимую Аш-Шу ви-ужу! Такая-у же гадина-у! - доверительно поведал он мне, заметив, что я за ним слежу.
  - Смотри, не влюбись, - хихикнул я, - это явно не принесет пользу твоему здоровью.
  - Моему здор-р-ровью, любо-увь вообще пользы не прино-усит, - печально вздохнул кис. - Судьба у меня-у такая. Вот верну сапоги-у...
  Договорить он не успел. Вот вроде бы и отвлекся я от происходящего всего-то на пару мгновений, а эта компания уже снова завела перепалку на грани фола.
  - И это - дракон? - Делимор задумчиво разглядывал Киниаду. - А я-то считал, что драконы - это огромные чешуйчатые гады, испепеляющие все вокруг.
  - Когда вы познакомитесь с этой леди ближе, - иронично проронил Винсент, - вы поймете, что ваше определение недалеко от истины. А испепелить она и без чешуи может. Вон как сверкает глазищами
  - Кровь драконов несет смерть в страшных муках, - припомнил лорд Делимор.
  - Ага, - подтвердила рыжая, очаровательно улыбаясь, - береги меня, а то вдруг пальчик пораню, капну на тебя кровушкой, а ты потом загнешься в конвульсиях с пеной изо рта. Правда, Винс?
  - Ну, если что, можно ведь и магией, - равнодушно пожал плечами воин. - И крови не будет, и результат налицо. На зубастую чешуйчатую морду, точнее.
  Тим вскинул голову и с любопытством уставился на воина. Кида зашипела. Я собрался вмешаться, но опоздал. Драконица выхватила меч и кинулась к Эрмоту. Тот тоже не растерялся, и его клинок мгновенно парировал удар. Рыжеволосая фурия отпрыгнула и приняла боевую стойку. Леди Кида явно собиралась убивать нашего беловолосого мечника. В глазах драконицы пылала жажда крови. Прежде, чем я успел хоть что-то вякнуть, сталь снова звякнула о сталь, и меч Киды полыхнул алым пламенем. Как дерется Эрмот, я уже видел, но совершенно забыл про артефактный клинок драконши. Терять соратников в первый ж день из-за глупого спора в мои планы, определенно, не входило. Я не знал, что окажется сильнее - мастерство или древняя магия - но допускать смертоубийства не собирался. Уж не знаю, разозлился я или испугался, но привычное чувство поднялось во мне с прежней силой, а в следующий момент дуэлянтов разделила непроницаемая стена. Оба клинка, жалобно скрипнув, намертво в ней завязли.
  - Разойдитесь в разные стороны, - потребовал я, понимая, что должен разрядить ситуацию, пока не хлопнулся в обморок. - Лера, Винс, как только преграда упадет, подберите мечи и не возвращайте им, пока спокойно отношения не выяснят.
  - Херк! Маркиз, ты нарываешься! Да я тебя голыми руками удушу! - взвилась драконша.
  - И никогда не вернешься домой, - парировал я. - А будешь драться по любому поводу, я тебя вообще вот в такой кокон упакую, - я кивнул на невидимую стену. - Так и прокукуешь в этой башне, пока мы галактику спасать будем.
  - Если тебе так дороги твои соратники, советую никому к моему мечу не прикасаться, - прошипела Киниада. - Его только по доброй воле передать можно.
  - А драться не будешь? - недоверчиво спросил я.
  - Я подумаю!
  Делимор, с любопытством наблюдавший за нами, усмехнулся. Что он ответил, я уже не узнал, погрузившись в благословенное забытье.
  
  Когда я очнулся, в башенном кабинете не было никого, кроме Эрмота. Даже Сыр куда-то слинял. Под голову мне была аккуратно подложена свернутая куртка эльфа. Надо же! Позаботились!
  - А где все? - недоуменно спросил я у графа.
  - Киниада обдумывает мое предложение, Фелл накопал какую-то инкунабулу и побежал читать, Тим с ним. Лера пошла на кухню, готовить ужин, а вампира уволок старикашка, - отчитался Делимор. - Кстати, перед уходом Винсент шепнул мне, что задержит его, пока мы с тобой будем еще кого-то вытаскивать. Сказал, я разберусь, что делать.
  - Разберешься, - согласился я и все же попросил: - Ты бы Киду не подкалывал. Никогда не знаешь, когда она распсихуется и что сделает. Драконица же.
  - Взрывная дамочка! - усмехнулся Эрмот. - Никогда не думал, что так близко познакомлюсь с драконом.
  - Ладно, идем, покажу, что нужно делать, - я встал. - Сейчас вытащим одного парнишку, Ты последи потом, чтобы он не очень испугался, когда очнется. А я схожу, спасу Винса от Аля. И эльфу куртку верну.
  Делимор тоже поднялся.
  
  Глава двадцать шестая.
  НЕСОВМЕСТИМОСТЬ ДУШИ И ТЕЛА.
  Дог.
  (Moor-Moor, Kagami.)
  
  - В нем кровь с-старых чувс-ствуется, - не унимался один из спорщиков.
  - Да хоть с-самого Одина, - второй тоже гнул свою линию, - я вижу перед с-собой неплохой обед, который с-сам приш-шел ко мне в пас-сть.
  - Ты забыл с-старый Договор, пус-сть прош-шло уже очень много времени, но ведь наш-ш род подпис-сал его с-своей кровью и он неруш-шим, - первый начинал терять терпение, - ес-сли ты его хоть когтем тронеш-шь, я тебя с-сама с-съем.
  Второй только зло сверкнул глазами, развернулся и нырнул в воду лесного пруда, как ни странно, очень чистую и прозрачную, что для тропических лесов просто невозможно. Но в болоте водные драконы жить просто не могут, поэтому магия этих древних и мудрых существ сама по себе очищает места их обитания. Казалось бы, стоячий водоем здесь, в тропиках, в этой жаре просто обречен стать трясиной, но вода искрилась и переливалась всеми оттенками незамутненной радуги. А то, что это именно водные драконы нашли на берегу своего обиталища обессиленного юношу, не было никакого сомнения. Серебристая чешуя, узкое тело, тонкая шея и изящная голова с миндалевидными синими, с вертикальным зрачком, глазами и иглоподобными клыками. И никаких рогов, шипастых гребней, наростов, то есть ничего грубого, одни изящество и хищная изысканность. Таковы водные драконы, они и размеров то не очень больших, по меркам своего племени. Самые крупные - величиной с хорошо упитанного гувра. Но водные драконы, несмотря на свою кажущуюся хрупкость и изящество, один из самых опасных видов. Их железы не вырабатывают огонь, как у всех остальных особей этого семейства. Они единственные продуцируют жидкость, которая замораживает абсолютно все до такого состояния, что этот предмет потом оттаять уже не способен, и рассыпается в мелкий порошок при малейшем контакте. На Земле химики сказали бы, что это жидкий азот, ну а здесь этого пока еще не знают.
  Аника с интересом смотрела на лежащего перед ней парня. То, что в нем есть старая кровь, она не сомневалась, но в нем чувствовалось и что-то чужое, не принадлежащее этому миру. У драконов было очень острое восприятие окружающего, и если даже самый искусный маг ничего не заподозрит, то они это просто чувствовали. Вот и сейчас Аника вглядывалась в ауру и видела в ней отражение иных звезд, не принадлежащих этому измерению. И ее это очень заинтересовало. Именно поэтому она не позволила своему другу пообедать спящим юношей. А не из-за какого-то там договора. Конечно, и он имеет смысл, и не стоит лишний раз гневить богов, но ведь для драконов они не имеют никакого значения. У парня была полностью исчерпана сила, остался только тот минимум, который необходим для поддержки жизни в теле. "Зачем же себя так изводить?", - Аника презрительно скривилась.
  
  Я начала медленно возвращаться к реальности, в голове шумело, мышцы сводило судорогой, кости ломило, во рту был привкус железа, но зато жива, а это уже хорошо. Постанывая и держась за начавшую болеть голову, я попыталась сесть, но мне это удалось только с четвертой попытки. Как же я ненавижу болеть весной! Я открыла глаза и тут же снова зажмурилась от яркого солнца. Что за черт? Очень осторожно я снова приподняла ресницы. Вокруг буйствовала роскошная тропическая зелень.
  И сразу пришло понимание. Я бежал. Да именно так. Бежал, а не бежала. Почему-то каждый раз, после обморока или очень крепкого сна, мне нужно время, чтобы снова почувствовать себя парнем. Похоже, мое подсознание категорически отказывается воспринимать мое новое тело.
  Итак, я бежал от переизбытка магической энергии, которой накачался по собственной глупости. Видно, моя бешеная гонка все-таки была не напрасной, по крайней мере, преодолев пустыню, хоть от жажды и голода теперь он не умру. Потерев вспотевшие виски, я вдруг почувствовал, что что-то не так, появилось настойчивое ощущение, что на меня внимательно смотрят, раздумывая, жить мне или умереть. Как же меня достало, что кто-то все время пытается что-то за меня решать! Насколько проще было жить на Земле и быть простой студенткой. Я резко развернулся и застыл в немом удивлении. Передо мной была маленькая худенькая девочка лет пятнадцати. Белая кожа, пепельные волосы, мелкие, но изящные черты лица и невероятно синие миндалевидные глаза. Так же странно смотрелась ее серебристая туника и сандалии и выкрашенные под цвет одежды длинные острые ногти.
  - Вау, классные у тебя линзы, - ляпнул я первое, что пришло в голову, и только потом сообразил, что от удивления обратился к ней на русском.
  - Что? - было видно, что девочка тоже слегка удивилась, она как-то странно на меня смотрела, смешно склонив на бок голову, как маленькая экзотическая птичка.
  - А-а, ничего, так, - спасибо Изаху, обучил меня общему языку, который был введен на Эгее с незапамятных времен. - Ты кто такая?
  - То же самое я хотела спросить и у тебя, - голос у девчушки был чистый и звонкий, казалось, это ручей журчал, а не человек говорил. Впрочем, человек ли?
  - Дог. Меня зовут Дог, - интуиция, которой за последнее время я привык доверять, вопила во весь голос, что это не простая девочка. - Прошу простить меня за вторжение в твои владения, дозволь пройти сквозь твои земли, напиться из твоего ручья и поесть плодов с твоих деревьев. Лишь усталость тому виной, что нарушаю я твой покой, не суди строго, о Прекраснейшая.
  Я сам опешил от собственных слов. Они вырвались, словно за меня говорил кто-то другой, кто-то, кто лучше меня знает, что и как нужно сказать, что именно будет уместно. И этот кто-то, несомненно, был прав, потому что взгляд девушки слегка смягчился, в глазах заиграли веселые искорки.
  - Вижу, ты знаком со старым этикетом приветствия, - она снова склонила голову на бок и даже слегка улыбнулась.
  Я позволил себе расслабиться. Убивать меня сразу она, вроде бы, передумала. Почему-то я не сомневался, что ей это под силу. И тут над водой, прямо за спиной у девочки, почти касаясь ее босых ног, заклубился туман. А сама она неестественно вздрогнула и посмотрела на меня каким-то новым взглядом. Более строгим и в то же время более доброжелательным. Даже цвет глаз как будто изменился, стал более темный, в сталь. Она протянула мне руку. Как завороженный, я встал и шагнул к ней. Она крепко сжала мои пальцы и легонько подтолкнула к туману. Интуиция молчала. Во всей этой нелепой ситуации не было ничего опасного. И все же я замешкался, обернулся к ней. Девочка покачала головой и с силой толкнула меня в грудь. На мгновение мне показалось, что вокруг вспыхнула радуга, а потом наступила темнота.
  
  Под щекой было что-то пушистое, но достаточно жесткое, больше всего похожее на ковер. Это где же я вчера так погуляла, что сплю на полу в чужой квартире? Уж явно в общаге такими коврами полы не застилают. Хорошо хоть голова не очень болит, значит, не намешала. Так, надо бы все же открыть глаза и оценить собственную дислокацию. Ну вот. А ковер красивый. Стул. Нет, скорее, кресло. Ноги. Хм... И какому психу они, эти ноги, принадлежат? Не в Техасе же я пила, в самом деле. Да и не носят ковбои таких высоких сапог. У-у-у! Аж до колена. Нет, даже выше. Кино здесь снимают, что ли? Ладно, и кто у нас в этих сапогах? Ой-ой-ой! Это не кино! В кино таких точно не бывает. Это аниме какое-то!
  Поза мужчины была расслабленной: ноги вытянуты, щека уютно покоится в ладони опирающейся на подлокотник руки. Нормальная такая поза человека, устроившегося отдохнуть или чего-то дождаться. Но его лицо... белоснежные волосы идеально прямыми прядями падали на плечи, оставляя открытыми виски и лоб. Тонкие строгие черты молодого лица казались высеченными изо льда. Пара глаз невозможно-золотого цвета неотрывно смотрела на меня. Я встретила этот взгляд и... Нет, я не могу описать, что случилось. Мы словно проникали в разум друг друга, не постигая при этом мыслей, а растворяясь в них, разделяя все прошлое и настоящее. Мне казалось, что я знаю его всю жизнь, или всю жизнь ждала. Я никогда не думала, что такое бывает на самом деле. Никогда не верила в любовь с первого взгляда. Я вообще в нее не очень-то верила. Но даже от намека на мысль, что его может не быть рядом со мной, сердце начинало разрываться.
  Хлопнула дверь, и мы оба вздрогнули. Невероятный, спонтанно возникший между нами контакт был разорван, но я все еще пребывала в эйфории от того, что только что случилось. Случилось со мной.
  - Ой, граф, Дог, оказывается, уже проснулся! - прозвучал звонкий девичий голосок. - Значит, я правильно сделала, что принесла ужин и для него тоже.
  Действительность обрушилась на меня ледяным душем. Дог. Это я. Так я себя называю в этом мире. И здесь я... парень! И я... только что влюбился... в мужчину! Это... это не правильно! Этого не должно быть! Нет! Не хочу!
  Обида на мир, стыд, страх за свое будущее накатили с такой силой, что я застонал.
  - Эй, парень, с тобой все в порядке? - низкий рокочущий голос, несомненно, принадлежал тому, кого назвали графом.
  Я зарылся лицом в ковер в надежде никогда больше его не увидеть, забыть навсегда, страдая от этого, ужасаясь себе. Но покой и забвение мне не полагались. Сильные руки приподняли меня за плечи, поддержали голову. Его лицо склонялось так близко ко мне! Теперь я увидел, что оно обезображено тонким длинным шрамом во всю щеку: от уха почти до самого рта. Но мне оно от этого не показалось менее прекрасным. Я снова встретился с ним глазами. И только теперь понял, что с его стороны в этом взгляде не было ничего, кроме отстраненного любопытства и простого человеческого участия. Все было иллюзией. По крайней мере, наполовину. К сожалению, только наполовину.
  Не знаю, откуда у меня взялись силы небрежно улыбнуться и сесть, скинув его руки.
  - Все нормально, - ответил я, стараясь, чтобы голос звучал ровно, и, сообразив, что меня должно интересовать в жизни что-то, кроме этого человека, спросил: - Где я?
  - В башне звездочета Аля де Барануса, - из-за плеча все еще склонявшегося ко мне графа высунулась симпатичная светловолосая девушка. - К тому же совсем не в своем мире.
  - Это не новость, - я невольно улыбнулся в ответ на ее улыбку. - Я уже три месяца не в своем мире.
  - То есть как? - граф и девушка недоуменно переглянулись, я пожал плечами. Но тут до меня начало доходить, что я сам не понимаю, на каком языке говорю. Это не был мой родной русский, но и всеобщим этот язык не был тоже.
  - Ты хочешь сказать, - медленно начал граф, - что тот мир, Эгей, не был твоим родным?
  - Не был, - кивнул я, стараясь на него не смотреть. - Я попал туда, не знаю как, совсем недавно.
  - Маркиз ничего об этом не говорил, - пробормотал беловолосый мужчина.
  - Наверное, не успел, - успокоила его девушка. - Насколько я знаю, больше всего он рассказал Винсу. Если Ася занят, вы можете спросить у него, граф. А я тоже не в курсе.
  - Лера, хватит уже! Я же просил называть меня по имени! - поморщился граф. - И кстати, мы не представились нашему юному другу, - он снова повернулся ко мне. - Я Эрмот Делимор. Ты можешь называть меня по имени или по фамилии, но только, во имя богов, не упоминай этот треклятый титул!
  - А я Леринея, - снова улыбнулась девушка. - Но все зовут меня просто Лера.
  - Я... - мое прежне имя чуть было не сорвалось с губ, но я вовремя прикусил язык, - Дог.
  - Если тебя это утешит, - невесело усмехнулся Эрмот Делимор, - ты не единственный, кого насильно вытащили из его мира. Мы все здесь - воины и маги, призванные без собственного согласия для спасения целой галактики, - он покачал головой. - Впрочем, не буду вываливать все сразу. Приди в себя, а потом кто-нибудь боле сведущий тебя просветит.
  Он поднялся и направился к выходу.
  - Эрмот, а ужин?! - обиженно воскликнула Лера.
  - Я не голоден и лучше поищу пищи для ума. А ты покорми мальчика, он выглядит измотанным. И расскажи ему, что знаешь.
  Я почти с надеждой смотрел, как он исчезает за дверью, но, как только она захлопнулась, сердце сжала такая тоска, что я чуть не застонал снова. А Лера словно почувствовала, что со мной что-то не так и легонько потрепала по плечу.
  - Иди, поешь, - нет, ну как у нее получатся так открыто улыбаться? - Маркиз сказал, ты бежал, чтобы сбросить лишнюю силу. Ты же должен быть зверски голоден.
  Я кивнул и поднялся. На единственном в комнате столе - письменном - стоял большой поднос, уставленный тарелками и судками.
  - Надеюсь, кухня рядом, - брякнул я. - Не представляю, как ты это сюда дотащила.
  - Только от двери, - засмеялась девушка. - Кухня на первом этаже, а мы сейчас на одиннадцатом, в башенном кабинете. Но поднос сюда левитировал маркиз.
  - Он маг? - сразу встрепенулся я.
  - Как и ты, как и я немного, - она пожала плечами и смутилась. - Я только ученица.
  - Я тоже не мастер, - невольно скривился я.
  - Но маркиз говорит, ты нам всем сто очков форы дашь! Ой! - она вдруг прикрыла рот ладошкой и уставилась на меня широко распахнутыми глазами в полной растерянности.
  - Что? - не понял я.
  - Я вспомнила. Ты же... ты же был девушкой... Да?
  Меня накрыло ужасом. Знает? Она знает? Знает неизвестный мне маркиз, который все рассказал неизвестному мне Винсу. И Эрмот Делимор - имя прокатилось в голове малиновым звоном гигантского колокола - тоже будет знать. Это только вопрос времени. И тогда каждое мое движение, каждый взгляд, каждое слово смогут выдать меня, унизить, растоптать. Я стану посмешищем. Я буду жалок. И, скорее всего, в этом сказочном мире магов и воинов, маркизов и графов, великих сражений и дуэлей за даму сердца, в мире ничего не знающем о равноправии секс-меньшинств, не видевшем гей-парадов и див-трансвеститов на пьедесталах шоу-бизнеса, в меня станут тыкать пальцем и окатывать презрением, как диковинку в цирке уродов. Почему? Почему случилось так, что именно в этом теле я встретил судьбу, которая должна была стать моей в той, другой жизни?
  Я с такой силой сжал кулаки, что согнул вилку. Вот она, моя новая жизнь.
  - Дог? - Лера внимательно смотрела на меня и больше не улыбалась. - Я сказала что-то не то?
  - Нет, - я заставил себя расслабиться. - Просто... просто прошло слишком мало времени... наверное... Я... Это странно... я не всегда могу понять... мыслить, как парень... - я внутренне ужасался тому, что говорю, не понимал, зачем я это делаю, но не мог остановиться. - Особенно, когда сплю... когда просыпаюсь... Я знаю, что должен... нужно привыкнуть, но... не знаю, как объяснить. Образ мышления, сложившийся годами, невозможно изменить за три месяца. Можно привыкнуть к мелочам, даже к телу, но думать, чувствовать...
  - Не надо, я поняла, - Лера положила ладонь на мою сжатую руку. - Наверное, тебе не просто. Я... я бы не смогла, я думаю. И чувства... - в ее взгляде промелькнула такая печаль, что я невольно накрыл ее руку своей. Лера вздрогнула и покосилась на меня. Потом пытливо заглянула в глаза. - Успокой меня. Скажи, что когда ты был девушкой, ты не успел никого полюбить. Потому что...
  - Почему?
  - Потому что я знаю, каково это - вопреки.
  И я стала самой собой. Словно прокрутилось назад время, и я была не в странной комнате странной башни уже третьего по счету мира, а в родной общаге, с девчонками, в один из тех редких моментов, когда никто никого не пытался подкалывать, а всем было просто хорошо и грустно одновременно, моментов истины и абсолютной откровенности.
  Мы съели ужин и выпили бутылку вина, принесенную Лерой для Делимора. И мы говорили. Говорили, говорили, говорили... Наверное, это было нужно нам обеим.
  
  - Лер-р-р-ринея-я-я! - рык появившегося в дверях человека заставил нас обеих вздрогнуть. - Что, черт подери, здесь происходит?!
  - Э... Винс? - и без того раскрасневшаяся от вина девушка зарделась еще сильнее. - Мы... мы ужинали. И я... я вводила Дога в курс... ик!.. дела...
  - Вводила, значит? В курс дела? Дога? - вкрадчиво произнес мужчина, и губы его растянулись в очень нехорошей улыбке. Блеснули клыки, но я предпочла списать это на винные пары. Конечно, опыта по части возлияний у меня было больше, чем у Леры, но в голове все же слегка шумело. А странный тип, которого она назвала Винсом, неотрывно смотрел на меня и маленькими шажками придвигался все ближе. - А Дог, стало быть, - все тем же мурлычущим голосом продолжал допытываться он, - тоже тебя вводил? В курс дела?
  Тут только до меня дошла двусмысленность ситуации. Мы сидели, вплотную придвинув кресла, одна моя рука покоилась у Леринеи на плече, а вторую она крепко сжимала своими ладонями. В двух бокалах еще искрилось немного недопитой рубиновой жидкости, а пустой штоф сиротливо валялся на полу. И этот Винс, кто бы он там ни был, похоже, все понял неправильно. Я открыла рот, что бы извиниться и попыталась отодвинуться от девушки подальше. Вот только до Леры доходило медленнее. Она вцепилась в меня еще сильнее и хмуро посмотрела на вошедшего.
  - И в чем проблема? - упрямо поинтересовалась она.
  Я все же вырвала у нее свою руку и совсем было собралась прояснить обстоятельства нашей приватной беседы, но Винс меня опередил.
  - Проблема у этого маленького гаденыша, - прошипел он. - Не успел появиться, а уже спаивает и соблазняет мою ученицу!
  В следующий момент меня вместе с креслом отбросило назад. Я не успела ни сгруппироваться ни вспомнить о своих новых способностях, а мне в лицо уже несся кулак.
  - Не трожь ее! - истошно завизжала Леринея. Кулак застыл в сантиметре от моего носа. - Тоже мне, охранничек! - вцепившись в плечи Винса, она изо всех сил старалась оттащить его от меня. - Силен с девчонками драться!
  - Упс! - сказал Винс, не отводя от меня теперь уже растерянного взгляда, и, отвалившись под нажимом Леры, плюхнулся на пятую точку. - Ты девушка?
  - Нет. Да. Не знаю, - я попыталась... попытался!.. сесть и потер ноющую от удара грудь. Подняться и принять подобающую позу мешало кресло.
  Мужчина легко скинул с себя Леринею, встал и протянул мне руку. Пришлось воспользоваться любезностью - сам я выбрался бы только кувырком. Рывком подняв меня на ноги, он не отпустил мою руку. Напротив, приблизил свое лицо вплотную к моему.
  - Надеюсь, с ней ты был девушкой, - процедил он, и клыки слегка вытянулись, угрожая, намекая.
  Впору и мне было сказать сакраментальное "Упс". До меня наконец дошло, кто он такой. Винсент, отец Валета, вампир. Приехали! А интересно, Лет на него похож? Ох, и о чем я думаю? Что Лера говорила об этом типе? Злой на язык, вредный, саркастичный. Циник и, как все вампиры, не признает никаких ценностей. Но предан в дружбе, тому же ее учителю-магу. И чего он так взбеленился из-за наших посиделок? А если бы даже я отнесся к Лере, как к хорошенькой девушке?.. Тут мысли спутались. Никаких таких розовых пристрастий в бытность мою женщиной за мной не наблюдалось. Я с тоской подумал, что и сейчас, как оказалось, ничего не изменилось. В этом отношении я остался собой прежней. Иначе почему...
  - Хватит, Винс! - Лера возмущенно топнула ножкой. - Оставь его уже в покое!
  - Ладно, - как-то легко согласился вампир и отступил от меня. - Значит, ты маг?
  Я пожал плечами. Наверное, я все еще маг, раз остаюсь парнем. Хотя, пока что у меня не было возможности проверить свои способности в этом мире. Но я все еще ощущал токи силы в своем теле, связь с источниками. Интересно, на чем бы проверить?
  Додумать я снова не смог. Послышались шаги и голоса, и дверь распахнулась, впустив в комнату целую толпу. Я вздрогнула и заставила себя отвести глаза, увидев среди вошедших высокую фигуру Делимора.
  - Привет! - широко улыбаясь, навстречу мне шагнул совершенно лысый парень в джинсах, кружевной рубашке апаш и пушистых тапочках на босу ногу - полный сюр. - Я Ася, маркиз де Карабас. Это я тебя сюда вытащил. Надеюсь, ты не сердишься? У нас хорошая компания подобралась, тебя никто не обидит.
  - Уверенный ты наш! - фыркнула рыжеволосая красотка и протянула мне руку. - Я Кида.
  - Ну, хорошо, - засмеялся лысый Ася. - С Кидой и Винсом будь поосторожней, они могут и укусить. А с остальными поладить несложно. Знакомься: это эльф Феллион, спутник Киниады, - он указал на светловолосого красавца с... длинными острыми ушами. Эльф?! Самый настоящий эльф?! Но поудивляться мне не дали.
  - Не спутник, а случайный попутчик! - обиженно рыкнула Кида. - Ты еще мальчишку мне в друзья запиши.
  - Кстати, это Тим, - улыбнулся маркиз и указал на деревенского вида паренька. Тот вежливо кивнул, но мне почему-то показалось, что он не рад ни нашему знакомству, ни всем остальным здесь присутствующим. - С Делимором ты уже знаком, а с Лерой, надеюсь, успел подружиться.
  - За бутылочкой предназначенного мне на ужин вина, - усмехнулся Эрмот и весело мне подмигнул. Я молила всех богов, чтобы щеки не запылали.
  - А это мой друг и соратник, магически привязанный ко мне Сириус, - из-за ноги маркиза выплыл кот. Нет, не так... Кот. Нет, скорее даже КОТ. Клетчатый, вальяжный и очень умный. Глаза его так и сияли ехидством и всепониманием. Обожаю кошек!
  - Ух ты! - я просто не могла... не мог не восхититься этим животным, поэтому присел на корточки и протянул руку, чтобы кот мог ее обнюхать. Или все-таки кошка? Трехцветная же. Хотя, если они здесь бывают в клеточку, то почему бы не случиться трехцветному коту?
  Кот по кличке Сириус уселся столбиком перед ногами своего хозяина - или друга? - пару минут меня изучал, смешно поворачивая голову с боку на бок, потом снизу вверх воззрился на Асю и произнес человеческим голосом:
  - А о-ун посильней тебя-у будет. Это-у хорошо-у, - от неожиданности я плюхнулся на пол, так и протягивая вперед руку, а кот, наконец, соизволил преодолеть разделявшее нас расстояние, потерся башкой о мое колено и добавил: - Пригодится-у. И я-у с ним дружить стану...
  Пальцы зарылись в мягкую не очень длинную шерсть, и меня окатило ощущением уюта, которое может обеспечить только кошка. Сириус зажмурился и замурчал. Уж не знаю, кто из нас получал больше удовольствия от этой ласки, но она отвлекла меня, заставила расслабиться.
  - А что ты умеешь? - с любопытством поинтересовался Ася.
  - Не знаю, - я пожал плечами. - Многое. И почти ничего. Заклинание же любое сложить можно, были бы силы и связь с источниками...
  - Источниками? - удивился маркиз.
  - Наверное, он имеет в виду стихии, - вставил Делимор, внимательно прислушивавшийся к нашему разговору.
  Черт! Нельзя было выбрать тему, ему не интересную? Вот Кида, эльф и остальные никакого внимания на нас уже не обращают! Или Эрмот тоже маг? Нужно было у Леры спросить. Хотя, она, вроде что-то такое говорила. Он в первую очередь воин, но магии учился тоже. Вот ведь я попала! Он же наверняка теперь будет на меня излишнее внимание обращать!
  Тут я сообразила... сообразил, что от меня все еще ждут ответа.
  - Мне трудно объяснить, - признался я. - Изах впихнул в меня кучу теоретических знаний, но это знания его мира. А на практике я пока ничего особенного не применял.
  - Тебе нужно будет потренироваться, - успокоил меня Ася. - Завтра я тебе покажу свою учебную комнату, можешь без опасений там магичить. Она защищена изнутри. А так - лучше только по необходимости, - предупредил он меня, но тут же сам не выдержал и попросил: - Может, покажешь хоть что-то?
  Я едва успел задуматься, что бы такого показать, но тут встрял Делимор.
  - А с оружием здесь есть, где потренироваться? Не мешало бы проверить, кто что умеет. Этот парень, как посмотрю, совсем новичок, у него даже кинжала какого плохонького нет, - он перевел взгляд на меня и покачал головой. - Нельзя только на магию полагаться. Я бы мог немного позаниматься с тобой. Может, и Винс чему научит.
  У меня перед глазами все поплыло. Перспектива тренироваться с Эрмотом никак не вписывалась в мои планы держаться от него на расстоянии. Я открывала и закрывала рот, представляя, какой идиоткой к тому же буду выглядеть с мечом. Если брать за образец ту дуру, что у самого графа на поясе болтается, то я ж такое даже не подниму. Хотя, если я гну вилки... Черт! И когда он только успел понять, что у меня только нож при себе? Он что, меня обыскивал? Обыскивал?! Хотя, в этом теле, если и обыскал, вряд ли нащупал что-то для себя интересное.
  За этими горькими размышлениями я не заметил появление еще одного персонажа.
  - Так-так-так-так! - протараторил неопрятный старикашка, протолкавшись из-за спин мужчин прямо ко мне. - Вот, значит, какой ты мальчик-девочка, великий волшебник!
  Я вздрогнул и захотел провалиться сквозь землю. Похоже, о смене тел здесь знали все, поскольку на слова этого пугала никто, кроме меня, не отреагировал. Сириус со свойственной кошкам чуткостью уловил негативные эмоции, прижался боком к моей ноге, вздыбил хвост и тихо зашипел.
  Жизнерадостный маркиз Ася закивал и начал что-то почтительно втолковывать чудику в засаленном халате.
  Посмотреть на Делимора я боялась. Сочувствия или презрения в его взгляде я бы не пережила. Но если он знал, что я был девушкой, почему так легко предложил тренировать меня? Это насмешка? Или полное равнодушие? Или он просто не считает нужным заморачиваться на том, чего нет здесь и сейчас?
  - Ты как? - тихо спросила Лера, наклоняясь ко мне. Я даже не заметил, когда она успела подойти.
  - Жить буду, - невесело усмехнулся я, и девушка ободряюще сжала мне плечо.
  Сириус переводил взгляд с меня на нее, потом вздохнул, покачал головой и мяукнул нечто невразумительное:
  - Если-у ты не пелика-ун, тяжело тебе придется-у.
  Похоже, не только я, но и Лера не поняла, что он имел в виду. Но мне хватило и простого кошачьего сочувствия. Не зря говорят, что кошки обладают целительскими способностями.
  - Так, ну хорошо, все в сборе, - принялся отдавать старикашка указания, - можем приступать к последнему извлечению. Вот ты, драконица, на него и глянешь, чтобы дурацкими вопросами меня не донимать. Можешь подойти ко мне поближе, за спину встать. Только маркиза нашего трогать не вздумай, когда духом своим в иной мир переместится. И остальные тоже. Чтоб не шумели, не дергались, не мешали в"Асилию. Только смотреть, а руками не трогать! Все за мной становитесь. Ты, маркиз, как с артехвактом договоришься, в того вселяйся из бандюганов, кто поближе к девице стоять будет. Да хватай ее сразу, время не тяни.
  Я не совсем понял, о чем он вещает, но подумал, что, наверное, именно он здесь главный, уж очень по-хозяйски себя вел. Но остальные отнеслись к его приказам довольно равнодушно. Один только Ася послушно подошел к огромному, в человеческий рост зеркалу и стал гладить его по раме и тихо что-то шептать. Старик крепко взял маркиза за руку, а остальные все же соизволили подтянуться. Я вцепился в Леру и постарался оказаться подальше от Делимора в этой толпе. Зеркало засияло радугой, а потом, как на экране телевизора, показало какой-то лес...
  
  Глава двадцать седьмая.
  СПАСТИ И БЫТЬ СПАСЕННЫМ.
  Кевин.
  (Komandor, Королевна.)
  
  Лес неприветливо шумел и прицельно ронял шишки, хвою и сухие ветки, пока путники пробирались сквозь него. Возглавлял шествие словно родившийся в лесу Джефри, без устали травивший совершенно немыслимые своим бредовым содержанием байки. О том, как в Гасторгиевой Пустоши его преследовали мутанты, горящие желанием полакомиться его плотью, а он, имея немного времени, построил из грязи игральный дом и обыграл их всухую до такого состояния, что бедные мутанты в конце клятвенно обещали ему отдать всех своих жён и дочерей, а также возвести грязевой памятник Великому Джефри. Потом он сбился и начал рассказывать другую историю. Суть её сводилась к тому, что он в погоне за сокровищами оказался в Подводном царстве Бога Черепах и ради обретения богатств согласился взять замуж его дочь - Принцессу Черепах. В брачную ночь он стащил со своей невесты панцирь, набил в него сокровищ, каких только мог, влез в него сам, затем спёр светленький парик с какой-то модной короткой стрижкой и под видом Принцессы Черепах покинул дворец. С тех пор он, Джефри, боится купаться где-либо, кроме ручьёв и речек... В общем, слушать подобные истории означало добровольно лишиться разума и стать таким же, как Джефри. Поэтому буквально после третьей байки Моргана отключилась и шла за ним (увы, ей не посчастливилось быть второй) просто по инерции...
  Следом шёл Кевин, который, словно мотылёк, вился вокруг девушки, изредка предпринимая всё новые попытки завоевать её внимания. Однако то ли из-за сумбурной болтовни Джефри, то ли от долгого перехода на пустой желудок, то ли от неудачи на кулинарном поприще перед всеми, Моргана незаметно для себя как-то замкнулась и не спешила с кем-то общаться.
  Следом продвигались Рик, Скотт, Феникс и Венн. Замыкала шествие как всегда ничем себя не выдающая фигура, закутанная в грязную рванину.
  - Это ничего, что готовить не умеешь, - по новой начал Кевин, в который раз подходя к ней сбоку и бодрым аллюром вышагивая рядом, - у меня одна знакомая тоже готовить не умеет, зато в пос... - поймав на себе взбешенный взгляд отчего-то ставших ярко-красными глаз девушки, он резко оборвал начатый монолог. На этот раз надолго.
  - Действительно, ничего страшного, - подал голос Скотт сзади. - А то, что нам надо теперь на подножный корм переходить - это так, пустяки, дело житейское. Трепло ты, Кевин.
  - Между прочим, меня на повара не учили, - наконец откликнулась Моргана, добавив в свой голос как можно больше яда и язвительности, - и, если ваше задание с камнем -только прикрытие для почетной должности походной кухарки - увольте. Казематы Триэля я как-нибудь переживу.
  Пожалуй, кроме Кевина и самой девушки, последней фразы не понял никто. Однако ни переспросить, ни уточнить ничего насчёт загадочных казематов какого-то там Триэля, компаньоны не успели. Рик, внезапно догнавший Джефри, властно поднял руку и громко объявил:
  - Привал! Пожалуй, на сегодня хватит - завтра дойдём до Нерки, а там всего пара миль останется. Максимум, к полудню следующего дня доберёмся.
  Компаньоны, словно муравьи, тут же разбежались по округе. Команда остановилась на небольшой проплешине - с одной стороны её опоясывал неглубокий овражек, с двух других редкое кольцо деревьев и орешника. Откуда-то просто одуряюще пахло земляникой.
  Рик мгновенно оккупировал одно дерево, ствол которого в десятке дюймов от земли расходился широкой удобной рогатиной, и оттуда принялся вдохновенно руководить:
  - Кевин и Феникс, с вас сушняк для костра. Джефри, найди неподалёку местечко для секрета. Моргана... иди, хоть ягод набери... хотя нет, стой. Притащишь еще ядовитых... Лучше камней насобирай, костер обложить.
  Моргана хотела было обидеться, да передумала. В конце концов, завуалированный намек был справедливым. С другой стороны, Рик мог бы и промолчать: выслушивать постоянные напоминания о собственном неумении было довольно неприятно.
  Несмотря на то, что ноги от долгого перехода непривычно гудели и хотелось лишь одного - хоть немножко посидеть, девушка молча развернулась и побрела вдоль проплешины, сосредотачиваясь и легко отыскивая в шелковистой траве булыжники.
  Кевин быстро переместился в ее сторону, мотивируя это тем, что сушняка тут не в пример больше. Феникс, уже набравший приличную охапку веток, лишь скептически поднял бровь, а проходящий мимо Джефри хохотнул, пробормотав что-то про один похожий случай, который произошёл с ним в стране Курозябрии...
  Не прошло и минуты, как с противоположного конца поляны раздался звук оплеухи, дикий вопль и яростный крик Морганы. Кевин, как ошпаренный, подлетел к товарищам, отчего-то держась за левое ухо.
  - Ненормальная! - зло выплюнул он. - Ну что я ей такого сделал?! А она сразу драться!
  - А что ты ей... - заинтересовался Феникс, однако подошедшая Моргана перебила его.
  - Рик! - подлетела она к командиру, - Убери этого придурка подальше от меня, иначе я за себя не ручаюсь!
  - А что он сделал? - с насмешливой ленцой поинтересовался Рик, гигантской улиткой расползаясь по стволу.
  Моргана сверкнула огненно-красными глазами в сторону обиженного и надувшегося Кевина.
  - Руки распускает! - рявкнула она. - Пониже спины бьет!
  - Подумаешь, легонько шлепнул, - фыркнул Кевин, - По-дружески...
  Моргана зарычала и рванулась к нему, но твердая ладонь Рика, хищно спикировав сверху и, поймав её за плечо, пресекла все попытки членовредительства.
  - Кевин, - зевнул командир,- прекращай эти глупости. Мне не нужны постоянные свары в команде, так что если обоюдного согласия не возникает, ищи себе девочек на стороне. А ты, Моргана, постарайся поменьше калечить своих коллег, иначе в критической ситуации они могут не успеть прийти к тебе на помощь...
  Моргана медленно кивнула, не сводя ненавидящего взора с Кевина.
  Словно неуловимый шепот наполнил поляну. Воздух сгустился и завибрировал, мерцая серебристыми сполохами - в нём стремительными, однако невнятными росчерками возникали и гасли тени, чьи-то очертания.
  Привычная к подобному, Моргана деловито собирала камни, не обращая особого внимания на эти отвлекающие факторы. Обычное дело для Говорящих - слышать фон мыслей и образов камней при длительном контакте с ними...
  ...Еще один булыжник лег в ладонь мягко и доверчиво, как маленький, ещё немного подслеповатый, котенок. Моргана слабо улыбнулась подобному сравнению... и вдруг ее захлестнула такая волна ужасных и, источающих агрессию образов, что девушка выронила все собранные ранее камни и упала на колени, бессознательно прижимая к груди последний из них.
  Картинки мелькали перед глазами, словно уносимые внезапным и резким порывом ветра вереницы опавших листьев...
  ...Поляна. Пустая. Мирно светит солнце, цепляясь за вершины деревьев. Близится вечер... Легкие шаги, чуть приминающие траву. Стебли осоки и клевера скрывают золотистое тело храчча, неслышно крадущегося по поляне за мелькнувшим среди деревьев зайцем... Заяц исчез. Темная куча, похожая на муравейник, заботливо сооруженный под близстоящей елью, шевельнулась. Распрямилась и встряхнулась, вытягиваясь одновременно и вширь и вдоль. В красноватых лучах заходящего солнца сверкнули длинные лезвия когтей на многочисленных суставчатых лапах, на бурую прошлогоднюю хвою тягуче капнула слюна... Охотник превратился в жертву. Храчч взвизгнул и метнулся с поляны, но было уже поздно... Кошмарная тварь была больше всего похожа на плоского червяка, с точно таким же, разделённым на сегменты, туловищем. Только все эти сегменты покрывал толстый, тускло отливающий в свете солнца слой хитина. Тварь стояла на длинных, гнущихся во все стороны лапах, которых было не меньше восьми. Кажется, ещё несколько пар лап монстр, изогнув, выставил за спиной, усилив сходство со сваленными в кучу ветками... Тварь неожиданно взмыла вверх и столь же резко, выставив перед собой две верхних пары опасных своей поражающей мощью лап, низвергнулась на рванувшуюся добычу. Тяжело и уныло вздохнул сам воздух, рассечённый убийственными когтями. Раздался утробный, хриплый от удовольствия, рык. Во все стороны брызнула кровь. Храчч оказался недостаточно проворным...
  С криком ужаса Моргана вскочила на ноги и с омерзением отшвырнула от себя камень. Лихорадочно огляделась... и ощутила, как леденящая волна холода захлестнула тело. Пронеслась по позвоночнику и спустилась к ногам, заставляя их постыдно дрожать и подгибаться...
  Муравейник был на месте.
  Девушка подлетела к Рику и принялась его трясти.
  -У-у-уходим отсюда, - проклацала она. Зубы выстукивали что-то замысловатое, а глаза едва не вываливались из орбит. Дышала она так часто, что складывалось впечатление, будто непривычная к этому делу Моргана, только что пробежала как минимум пару миль.
  - Леди, что с вами? - обеспокоенно спросил командир, с усилием отрывая руки Морганы от своего рукава.
  - Там... там...
  Дрожащий палец ткнул в сторону деревьев и... дальнейшие события начали разворачиваться настолько стремительно, что девушка едва понимала(зпт) что происходит.
  Какой-то странный тёмный силуэт, что чуть раньше Рик опознал как кучу валежника, молниеносно отделился от ствола ели и метнулся в центр поляны. Прямо к замершей в ужасе Моргане.
  Буквально за мгновение до этого Кевин, что-то крикнув, резко подскочил к девушке, одной рукой отталкивая её за спину, а другой, выставив перед собой наклоненную набок рапиру. Монстр сделал быстрый удар, метя Кевину в грудь, но тот, резко повернув кисть вниз и чуть влево, одновременно переместившись всем телом, отвёл удар. Оружие обиженно звякнуло, однако выдержало стремительную атаку.
  Одновременно с этим, Рик, всё ещё располагавшийся на разветвлённом стволе, отрастил лезвие дороса до размеров даги и, резко оттолкнувшись, прыгнул на спину монстра. Последний, то ли не заметив Рика, то ли посчитав, что он не сможет причинить особого вреда, усилил натиск на Кевина. На этот раз два передних когтя чудовища рванулись к человеку сверху, а оно само припало к земле и резко оттолкнулось нижними конечностями.
  Кевину, чтобы отбить следующий удар, потребовалось отступить назад и, припав на колено, выставить клинок над собой почти горизонтально - с лёгким уклоном в сторону. Многострадальная рапира выдержала и это издевательство, однако во время атаки рука не сумела удержать оружие, оно резко крутанулось вниз, рискуя вывихнуть Кевину кисть и причиняя невыносимую острую боль. Даже если бы не этот момент, всё равно человеку было практически нереально отбить следующий удар - резкий, нанесённый лишь одним мгновением позже и нацеленный прямо в грудь.
  Рик с трудом удерживаясь на спине подвижного монстра, принялся полосовать его спину никогда не затупляющимся лезвием.
  Страшный хруст панциря и резкий звук разрывающейся плоти раздались практически одновременно. Запах клубники ударил в носы с новой силой. Только теперь он был вовсе не очаровывающий и одуряющий, а противный и тошнотворный - он просто сводил с ума, проникая в самые отдалённые уголки сознания, вызывая смещение восприятия. Хотелось просто перестать дышать. Перестать чувствовать.
  Кевин тяжело рухнул на замершую и боящуюся пошевелиться Моргану. Она резко отстранилась, и парень упал на траву. С усилием он поднял голову и попытался протянуть к Моргане дрожащую руку. Губы Кевина растянулись в жуткой потусторонней улыбке, веки дрожали.
  - Мор... гана, - с каким-то хриплым звуков из его рта хлынула кровь. Она была неестественно тёмного оттенка и пузырилась на губах.
  Девушку била крупная дрожь - ей было не просто страшно, она испытывала чувство животного ужаса. И ещё - беспомощности. Сейчас перед ней умирал человек, который вытащил её из-под удара, а Моргана ничего не могла сделать.
  Говорящая подползла к Кевину и почти не слушающимися руками взяла его ладонь. Сжала и поднесла к губам.
  - Прос-с...ти, - Кевину было чрезвычайно тяжело говорить, но он буквально выталкивал из себя слова, не сводя взгляда с перепуганной Морганы.
  - Кевин... - девушка хотела попросить его не говорить, не тратить сил, но слова застыли в горле. Вид покидающей человека жизни настолько шокировал Говорящую, что она не могла даже думать. Все мысли попросту исчезли, оставив её наедине с умирающим. Девушка не то что не отдавала отчёта своим действиям, она не могла побудить своё тело хоть к какому-то движению.
  - Ты впервые... назвал... а меня п... имени... - донесся до нее тихий голос Кевина, Прас-с...ти меня за то... - Кевин вдруг дёрнулся, обмяк и закрыл глаза. На губах его застыла растерянная полуулыбка.
  Почему-то сейчас Моргане вспомнилось его недавнее поведение - эта неповторимая развязность, нахальство и тот недавний шлепок... Всё это показалось вдруг настолько несущественным, что девушка была готова с радостью не один раз терпеть подобные выходки, лишь бы Кевин только открыл глаза и улыбнулся своей загадочной улыбкой - так, как умел только он...
  - Не знаю, за что ты просил прощение... потому что это я должна его у тебя просить... Извини... Кевин, слышишь, извини меня - ведь это я виновата. Ведь это я подставила тебя по удар... Великие Дети Камней, да почему же так глупо всё получилось-то ... - хрипло бормотала девушка, чувствуя, как рубашка костенеет от запекшейся крови, а по щекам текут непрошеные слезы. Сознание билось в истерике, а губы всё продолжали что-то шептать - просить прощения, спрашивать: "За что?!" и повторять, повторять, словно заученные, фразы о том, что всё могло быть совершенно иначе, если бы... если бы... если бы...
  Такой огромный У"шхарр - состоящий из тысяч, а, может, даже и миллионов, глайдов - для Морганы съежился в один миниатюрный мирок, места в котором хватило бы только для двоих людей. То, что происходило вокруг, стало уже неважно, превратилось в декорации и отошло на последний план. Её интересовал только один человек, о котором она захотела узнать всё лишь теперь, когда он погиб... погиб, защищая её... Какая же горькая, несправедливая ирония!
  Истерзанное муками вины, самобичеванием и потерей реальности происходящего, сознание Морганы медленно угасало, а сама девушка стремительно летела в чёрную бездну забытья...
  "Остановим бесчеловечную тиранию членистоногих! Скажем своё решительное "нет" завоевателям! Дадим им п...па башке!" - раздался где-то поблизости крик Джефри.
  "Кажется, он действительно псих..." - грустно усмехнувшись, подумала девушка.
  Это было последнее, что успела подумать Моргана. Говорящая с Камнями провалилась в чрево непроглядной, всепожирающей чёрной бездны...
  
  Кевину показалось, что его обдало жаром, а потом сразу же - холодом. Сознание возвращалось урывками, принося с собой какие-то странные незнакомые образы, звуки, голоса...
  - Это кого он мне приволок, вместо Говорящей?! Ворка лысого мне этот полутруп смазливый не нужен! - взвивался до дисканта визгливый старческий голос. - Как теперь его самого спасать?! Такую толпу насобирал, и хоть бы одного сильного ментального мага выудил. Чего стоите, нахлебнички?! Кто из вас моего ученика непутевого из сознания этой твари вытащит? Мне еще этот полутруп воскрешать. Жалко ж если помрет. Да еще в моем доме. А тут кровищи! Кровь, кровь нужно остановить, пока не помер, яд дезактивировать. Вы умеете? То-то же! А тут маркиз вот-вот рехнется!
  - Выпустите меня отсюда! - перекрыл вопли старика чей-то рев. - Я ж вам быстро из полутрупа бескровный труп устрою!
  - И сам загнешься! Он же отравленный! Вон как земляникой воняет! - завизжала женщина. - Убирайся отсюда, кровопийца!
  - Вот-вот! Потом еще и его спасай! А как?! Как я один должен! - снова заголосил старикашка.
  - Я остановлю кровь, почтенный, - раздался звонкий ломкий голос, по которому трудно было определить, девушка это говорит или совсем молодой парень.
  - Готовьте свои отвары, великомудрый Аль, - пророкотал другой - низкий, басовитый, - а я попробую вытащить маркиза.
  - А сумеешь? В мозги помутившиеся залезть - это тебе не железяками махать!
  - Сумею, - в низком голосе было столько уверенности, что Кевину показалось, визгливый спорщик стушевался.
  - И я-у помо-угу! - провыл кто-то совсем уж не по-человечески.
  Чьи-то руки коснулись его груди, почти не добавив боли, а словно охлаждая, успокаивая горящую огнем рану. Мягкие, добрые руки. Женские? Кевин с трудом разлепил глаза, стараясь разглядеть склонявшееся к нему лицо. Темные волосы, огромные, немного испуганные черные глаза, чистая кожа... Девушка? Или все же мальчик?
  - Итить же ж твою! И вправду останавливается, - с долей уважения изумился чему-то старик.
  - Приготовьте противоядие, - ответило это бесполое существо, внимательно вглядываясь в лицо Кевина, и тут же обратилось уже к нему: - Вы меня слышите? Вы понимаете, что происходит? Моргните, если да.
  Кевин послушно моргнул. Ему начинала нравиться эта заботливая галлюцинация.
  - Ну, мы пойдем, - задребезжал уже в отдалении голос старика и принялся отдавать распоряжения: - Ты, дева, умелая, со мной пойдешь. И ты, эльф. Сильны вы ушастые по части травок. Ну и ты тоже, на подхвате будешь, чтобы здесь под ногами не мешался. А то толку-то с тебя!
  - Я помогу Делимору, - неожиданно воспротивился кто-то, видимо, получивший приказ следовать за стариком. - Я смогу.
  - Ты бы не помешал! - начал было возмущаться тот, но низкий рык прервал перепалку.
  - Оставьте мальчика! Раз говорит, что может, пусть помогает.
  - Ну а я, пожалуй, утешу нашего вампирчика, - пропел еще один женский голос. - Здесь я точно не нужна, да и на кухне тоже.
  - Иди, драконица, иди! Нам только его истерик здесь не хватало! Тебя-то он точно не покусает.
  - Зубки пообломает об мою шкурку, да кишочки себе моей кровушкой прожжет, - хихикнула женщина, которую, судя по всему, мало волновало наличие каких-то страждущих.
  - Эй, кто-нибудь хоть знает, как этого раненого зовут? - на мгновение оторвав взгляд от лица Кевина, спросил парнишка. Или все же девушка?..
  - Кевин, кажется, - пробурчал старик.
  Голос его, как и голоса остальных, почему-то стал удаляться. Кевину захотелось заснуть, отключиться.
  - Кевин! Кевин! Вы меня слышите? Не уходите! Держитесь за меня, за мой голос. Смотрите на меня, - настойчиво потребовал паренек. Кевину захотелось послать его куда подальше, но губы не слушались, воздух не поступал в рот, а пузырился кровью в ране. Кевин почему-то отлично слышал, как лопаются эти пузырьки. - Откройте глаза, слушайте меня, не отключайтесь, - продолжал звать нахальный экзекутор. - Потерпите немного, совсем чуть-чуть. Сейчас Аль сделает противоядие, потом можете спать. Я помогу вам восстановить кровопотерю. Кажется, я знаю, как это сделать. Вы слышите, Кевин? Не уходите! Держитесь.
  Он все говорил и говорил, то тише, то громче. Или это сознание самого Кевина играло с ним такие шутки? Молодой человек подумал, что ему начинает нравиться этот связный бред, даже голос этот ему уже был приятен. Он мечтательно решил, что это, наверное, все же девушка, потому что мальчишке-спасителю однозначно не место в его галлюцинациях. Конечно, девушка... Совсем молоденькая... Симпатичная... У нее такие глаза... Ему захотелось сказать ей комплемент, но он не мог, и это было обидно.
  - Что ты только что сделал?! - взревел давешний низкий голос.
  - Это-у что-у за магия-у?! - провыл другой, невразумительный.
  Девушка вздрогнула и отвернулась от Кевина. Наверное, чтобы посмотреть, что там случилось, но это тоже было очень обидно. Это же его личный глюк, так почему он отвлекается на других? Кевин захотел дотронуться до девушки, вернуть ее внимание, но понял, что не чувствует рук. Ног он тоже не чувствовал. Только глаза и губы еще оставались относительно живыми, и боль в груди забивала все остальные ощущения. Это было страшно.
  - Да сделайте же что-то! - закричал кто-то еще. - Зря я вам, что ли, время дал?!
  - Я не могу вам помочь, - сказала девушка, все еще глядя себе за спину. - Мне нужно продержать Кевина до возвращения Аля.
  - Делай свое дело, Дог, - отозвался обладатель баса, и девушка кивнула и снова склонилась к раненому.
  Какое странное имя - Дог. Но ей подходит.
  - Вы меня слышите? Кевин, ответьте мне, моргните!
  И он моргнул, почувствовав себя почти счастливым от того, что она снова с ним. Она опять заговорила, обращаясь к нему, не давая уплыть из этого зыбкого слоя реальности в другой - темный и бесконечный. Он не знал, сколько прошло времени. Она, ее голос, все время оставались с ним. Лишь однажды она снова отвлеклась, когда бас сообщил, что они вытянули какого-то маркиза, и теперь он просто в обмороке.
  А потом настал момент, когда вдруг подул ветерок и вокруг снова послышались голоса. Кевин увидел еще один смутный силуэт, склонившийся к его груди и бормочущий что-то неутешительное. Дог отстранилась, он больше не мог видеть ее лица, но вместо него его обняла, помогая приподнять голову, другая девушка. У этой были светлые волосы и пухлые улыбающиеся губы, и Кевин попробовал улыбнуться в ответ, но теперь он не чувствовал и губ тоже.
  - Он не сможет глотать! - воскликнула девушка. - Яд уже распространился к голове.
  - Ничего-ничего! - задребезжал снова откуда-то взявшийся голос старика. - Сейчас мы это поправим. Немного придет в себя, потом и выпьет.
  А в следующий миг в рану ударила струя огня, боль пронзила все тело Кевина, и связная и такая приятная галлюцинация сменилась абсолютным мраком.
  
  Его качало на волнах то ли видений, то ли воспоминаний.
  
  - Зачем ты это делаешь, Кевин? - мальчишка по прозвищу Шлепок не проявлял радости по поводу только что полученного подарка судьбы. Напротив, его чумазая мордашка выражала недоверие.
  - Просто мне скучно, - Кевин пожал плечами. - Надоело постоянно учить уму-разуму этих тупых баранов. "Командир, а как? Командир, а где? Командир, а почему?". Достали уже! И каждый в позу становится, если его лично на дело не приглашу. Нет, Шлепок, я не командир. У тебя лучше получится.
  - У меня не получится, - заартачился мальчишка. - Это ты у нас всегда знаешь, где что плохо лежит, да у кого карман потуже, а варежка пошире.
  - Брось, - Кевин отмахнулся. - Ты не хуже меня такое узнавать умеешь. А попрошайничать у тебя и вовсе лучше моего получается.
  - И что ты сам собираешься делать? - Шлепок все еще сверлил его взглядом, но видно было, что перспектива командовать целой бандой уличных воришек и попрошаек ему нравится.
  - Да ничего нового, - Кевин встряхнул головой. - Буду крутиться поблизости, надо будет, пойду с вами на дело, только не командиром. Так что не дрейфь, если что, я тебе помогу. Только чур! Я твоим приказам не подчиняюсь и о своих делах не отчитываюсь!
  - Ладно, договорились, - неохотно, чтобы не потерять лица, согласился Шлепок и начал медленно таять.
  Кевин мысленно улыбнулся. Когда под его управлением компания таких же, как он сам, маленьких беспризорников справилась с пацанами постарше, полностью изгнав тех из района, он ощущал себя великим полководцем, главнокомандующим победоносной армии. Но очень скоро он понял, что ему не нравится роль генерала в мирное время. Тогда-то и пришла ему в голову идея отдать бразды правления бандой смышленому Шлепку. Сам он после этого еще долгих три года, пока ему не исполнилось пятнадцать, присматривал за своими бывшими соратниками, направлял нового командира и фактически продолжал руководить ими, оставляя Шлепку лишь номинальную власть...
  
  На столе лежала шпага. Изящная, смертоносная, с богатой инкрустацией на затейливом эфесе. Та самая шпага, которую он вчера продал в трактире какому-то щеголю. Та самая шпага, которую ему ни в коем случае нельзя было иметь при себе. Да-да, именно та, что он потянул у мастера Ириуса, которого потом повесили за невыполнение в срок княжеского заказа. Безвинно повесили, потому что мастер заказ выполнил, просто не успел сделать все по второму разу после того, как Кевин обчистил его мастерскую. Та самая шпага, по которой ищейки из объеденной стражи Восточных княжеств могли его опознать. Та самая, от которой он тщетно пытался избавиться уже раз десять. Мастер все же не довел заказ до конца. В сталь было вплетено заклинание преданности владельцу, но заклинания послушания на оружие наложено не было. Верная шпага, признав Кевина, как первого до нее дотронувшегося, своим хозяином, ни за что не хотела с ним расставаться.
  
  Он таки нарвался. С самого начала зная, как опасно ему снова появляться в столице княжества, он все же вернулся, не смог устоять перед планом красивой и практически беспроигрышной аферы. Но для воплощения этого плана в жизнь нужен был стартовый капитал, а Кевин как назло поиздержался. Время поджимало, и он рискнул наведаться в столицу за брошенными после ограбления мастера Ириуса занориками.
  И надо же было, чтобы оставленная час назад в комнате на постоялом дворе шпага выбрала для своего эффектного появления именно тот момент, когда Кевина с подозрением изучал отряд княжеской стражи. Весело поблескивая драгоценными камнями на эфесе, она появилась у него на поясе и, конечно, вызвала у вояк мгновенное узнавание. Два года, которые Кевин находился в розыске, отнюдь не снизили бдительности стражей порядка.
  Бежать не имело смысла. Здесь, в темном переулке у Кевина еще был шанс сдержать десяток противников и попробовать уйти от них по закоулкам и проходным дворам, но на широком проспекте отряд быстро нашел бы подкрепление. Молодому человеку показалось, что шпага радостно зазвенела в предвкушении драки, когда он выхватил ее из ножен. Артефактное оружие жаждало крови, рвалось в бой, ища применения по прямому назначению. Видят боги, Кевин не собирался никого убивать. Более того, он прекрасно понимал, что станет в столице не просто персоной нон-грата, а объектом целенаправленной охоты, если лишит жизни кого-то из княжеской стражи. Но у шпаги на этот счет было собственное мнение. Она вдруг начала жить собственной жизнью, словно не Кевин управлял клинком, а клинок Кевином. И, спустя всего лишь несколько вздохов, ближайший стражник осел на колени с пронзенным сердцем. Остальные взревели. Они больше не пытались взять его в плен, они начали его убивать. Кевин метался, крутился, скакал и кувыркался в ограниченном пространстве переулка, но противников было слишком много, а он начал уставать. Казалось, конец был предрешен.
  - Ого! А у вас тут весело! - донеслось откуда-то сверху. - И как трусливо, однако, со стороны господ стражников нападать на одиночку такой толпой!
  В следующий миг, прежде чем Кевин успел что-то понять, плечи его захлестнула веревочная петля, и тело рванулось вверх. А спустя еще мгновение он уже лежал на балконе третьего этажа, и какой-то человек ловко снимал с него путы.
  - Бежим, - приказал незнакомец и, схватив Кевина за руку, потянул за собой.
  Потом они долго бежали по коридорам, лестницам, крышам, узким улочкам и подземным переходам, пока, наконец, не выскочили из какого-то подвала уже за чертой города.
  - А ты хорошо дерешься! - весело улыбнулся даже не запыхавшийся спаситель. - Жаль, что шпагу свою потерял. Дорогая небось была?
  - Не потерял, - отмахнулся Кевин, с трудом переводя дыхание. - Вернется, - и, протянув руку для пожатия, представился.
  - Рик, - ответил новый знакомый, крепко стискивая правой рукой его ладонь, а левой невозмутимо ковыряя в ухе.
  
  - Кевин, Кевин, проснись, слышишь, открой глаза. Давай, иди ко мне, иди на мой голос, - настойчиво звал его кто-то.
  Он узнал голос. Дог. Очаровательная галлюцинация. Кевин с трудом приоткрыл глаза и постарался растянуть губы в улыбке. На удивление, они послушались.
  - Вот и хорошо, - улыбнулась Дог.
  И тут же чьи-то руки приподняли его голову, и милый глюк влил ему в рот какое-то варево. Тело прошила болезненная судорога, и Кевин снова отключился.
  
  Глава двадцать восьмая.
  РАЗВЛЕЧЕНИЯ СТАРЫХ ВОЛШЕБНИКОВ.
  Маркиз де Карабас.
  (Kagami)
  
  - Я люблю Леринею. Нет, я ее просто обожаю! Может, мне на ней жениться? - счастливо вопросил я едва освещенное светлячком пространство кухни, поглощая умопомрачительный куриный салат.
  - Обязательно! Тогда ты развяжешь мне руки, и я смогу тебя выпить. До дна.
  Я подскочил на месте и тоненько взвизгнул от ужаса. В глазах потемнело, накатило знакомое ощущение, что сейчас что-то произойдет, а потом в ушах засвистел ветер, и Винса снесло к противоположному концу кухни воздушной волной. Шмякнувшись всем телом об стену, он тихо сполз на пол.
  - Во-о-орррррррррррррк! - взвыл я.
   Убивать вампира в мои планы определенно не входило. А может, все же не убил, а? Я тихонько, маленькими шажками приблизился к распростертому на полу телу и пощупал пульс. Таковой явно имелся в наличии. Уф! Пронесло! А вот не фиг было меня пугать! И когда он успел так бесшумно подкрасться?! Я же проверял, на кухне никого не было! И чего я такого сказал, что он так взбеленился? Вообще-то, на вампиров же вроде бы магия не действует, так чего его так скрутило-то? Чего я такого опять наколдовал? Вопросы, вопросы... Ладно, потом подумаю, все равно уже отрубаюсь.
  Я уютненько прилег на полу рядом с Винсентом и провалился в блаженное забытье.
  
  Это был совершенно незнакомый мне мир, но он был полон красок и звуков, несмотря на царившую кругом ночь. Эта ночь была прекрасна! Наполненная медвяными ароматами незнакомых трав, трелями удивительно ярких и непуганых экзотических птиц, призрачным светом трех разноцветных лун, она обволакивала, заманивала, кружила голову, растворяя в себе, лишая любых желаний, кроме одного - слиться с ней, стать ее частью.
  - Как грустно, не правда ли?
  Она сидела на песке пляжа, обхватив колени, не глядя на меня, и ее черные волосы драпировали стройное тело, подчеркивая разницу между Ночью и абсолютным Мраком. Темная вода ласково шипела, накатываясь на берег, дробясь разноцветными брызгами, под светом алой, нефритовой и золотой лун.
  Грустно? Я был счастлив. Счастлив от того, что снова вижу Ее, могу к ней прикоснуться, если наберусь смелости.
  - Конечно, грустно! - Она повернула ко мне лицо, и я смог разглядеть, что уголки пухлых, изогнутых луком губ скорбно опущены, в фиолетовых до черноты глазах плещется боль. - Нельзя увидеть мрак. Можно лишь сравнить его со светом. Посмотри вокруг, - она обвела рукой окружающий пейзаж. - Что ты видишь? Какого цвета это море? А этот песок? Лес? Птицы, цветы, небо? - Она покачала головой и сама ответила на свой странный вопрос: - Того, который отвоевал Свет. Того, который отстояла Тьма. Им никогда не примириться. Это сражение - вечность. Это сражение - я.
  - Этернидад! - сорвалось с моих губ всплывшее вдруг в памяти имя, наполняя меня восторгом, щемящей нежностью и безысходностью.
  - Ты... - Она вскочила напуганной ланью, застыла на секунду, а в следующий миг уже обнимала меня за шею. Руки мои сами собой сомкнулись у Нее на талии, я почувствовал, что тону в Ее глазах. - Ты готов разделить со мной вечность, мой спаситель?
  - Этернидад! - прошептал я, склоняясь все ближе к Ее лицу, к Ее губам. Птичкой в клетке на краю сознания билась отчаянная мысль, что я творю безумство, последствия которого могут стать роковыми, но разум застило искушение. - Этернидад!
  
  Сладкая нега поцелуя прервалась резкой болью. Звонкая, хлесткая и очень болезненная пощечина вырвала меня из прекрасного сна, как пробку из бутылки. Я взвыл и открыл глаза. Вой сразу же перешел в рычание. Клыкастая вампирская улыбка была отнюдь не лучшей заменой дивному лику Повелительницы.
  - Ты что творишь?! - Винсент тряс меня за плечи, как тряпичную куклу. - Ты что делаешь, недоумок?! Ты с кем целоваться удумал?!
  - Ты сам виноват! - заорал я, тщетно пытаясь избавиться от его хватки. - Не фиг было так меня пугать! И вообще, чего ты летать вздумал?! На вампиров же магия не действует!
  Винс резко отпустил мои плечи и недоуменно уставился мне в лицо. Потряс головой.
  - Ты о чем? - наконец растерянно спросил он.
  - Сам виноват, - уже успокаиваясь, повторил я. - Можно подумать, для тебя новость, что у меня апгрейды со страху случаются. Ты так подкрался...
  - Постой, постой! - Винсент нахмурился. - Значит, я тебя напугал, у тебя случился апгрейд, потом ты отрубился и снова видел сон? Один из тех?
  - А... ну... да, - честно говоря, я совершенно не понимал, к чему он клонит.
  Пару долгих минут вампир задумчиво молчал. Потом хмуро посмотрел на меня.
  - Плохо дело, Ася.
  - Почему?
  - Потому что это не просто сны. Даже не просто пророческие сны или сны о реальных событиях. Она привязывает тебя к себе. Ты... ты звал Ее по имени...
  - Да?! - я даже подскочил. После такой жестокой побудки я, разумеется, опять не мог вспомнить, как Ее зовут. - Как?! - потребовал я, хватая Винса за грудки. - Скажи, как?!
  - Ася, Ася... - вампир покачал головой. - Во-первых, я лишь узнал Ее имя, но, как и ты, не запомнил. А во-вторых, лучше бы тебе его не вспоминать. Я же объяснял, что знать его могут лишь подданные Ночи. Разве ты сам не понимаешь, что в этих своих снах принадлежишь Ей?
  - Принадлежу? - растерялся я.
  - Вот именно. И мне, знаешь ли, совсем не улыбается опасаться, что в нашем походе против угрозы целой галактике ты можешь в любой момент всадить мне нож в спину.
  - Да ты что! - возмутился я. - Винс, ты что, правда, так обо мне думаешь?!
  - О тебе, маркиз в"Асилий де Карабас - пожалуй, нет, а о подданном Ночи - запросто.
  - И... и что теперь делать? - Винс говорил настолько серьезно, без своих вечных подколок, что я ему поверил. Не мог не поверить.
  - Ну, для начала, сколько всего апргрейдов бывает у мага?
  - А?
  - Сколько раз ты еще можешь откинуться в обморок и ненароком попасть под ее власть, дубина? Если мы будем это знать, просто какое-то время не будем оставлять тебя без присмотра, не будем давать тебе долго валяться в отключке.
  - Ну... - я откровенно удивился. Над этим вопросом я никогда не задумывался просто потому, что не предполагал, что когда-нибудь доживу до максимального числа прорывов. Тут мне пришло в голову, что, наверное, это можно определить по поясу с метками Магистерии. Должны же они все на него помещаться! Недолго думая, я принялся расстегивать и вытаскивать его из штанов. Из-за значков пояс все время цеплялся за шлейки и вытаскиваться не хотел.
  - Ася, милый, я, конечно, ценю, что произвел на тебя столь сильное впечатление, но выпрыгивать из штанов повода, кажется, не давал, - скалясь, изрек вампир. - Один поцелуй - еще не повод для знакомства. Ты бы хоть сначала убедился, что я отвечу тебе взаимностью.
  - Винс, ты извращенец! - выдавил я, воюя с непослушным поясом. - Лучше помог бы.
  - Ага, а ты решишь, что я тебя домогаюсь!
  - Нужен ты мне! Я, если помнишь, на Леринее жениться подумывал, - не остался я в долгу.
  - Ну-ка, ну-ка, отсюда поподробнее, - подобрался Винсент, и в его оскале сверкнули клыки.
  - Она, в отличие от тебя, готовить умеет! - я, наконец, справился с поясом, поднес его к глазам и уставился на значки.
  - И что ты там хочешь разглядеть, фетишист? - поинтересовался вампир, видимо, сообразив, что я больше не собираюсь участвовать в перепалке.
  Значков было тринадцать. С тех пор, как я в последний раз озаботился поинтересоваться, что там у меня есть, прибавились заткнутое пальцем ухо, глядя на которое я, почему-то подумал о Рике, мерцание телепорта, костерок, клетка и тучка с надутыми щеками, очевидно, символизирующая ветер. Так это я упыря сдул, что ли? Усаженные вплотную друг к другу значки занимали чуть меньше трети длины кожаной полосы. Меня это не утешило. Винса, когда я ему объяснил, что пытался выяснить, тоже.
  - Выходит, не на нашем веку... - пробормотал он и похлопал меня по плечу. - Вставай, женишок, пойдем, испробуем, что моя ученица наготовила.
  - О-о-о! - мечтательно протянул я. - Там такой салатик куриный...
  Салатика, однако, на законном месте, то бишь в миске, не оказалось. Судя по довольной физиономии развалившегося прямо на столе Сириуса, блюдо давно сменило место жительства на утробу усато-хвостатого.
  - А ты-то тут откуда взялся?! - опешил я. - Ты же вроде за Киниадой хвостом бегал?
  - Не забывай, что я кот. Хочу бегаю, хочу - беседы интересные подслушиваю, - презрительно мяукнул кис.
  - Слышал, значит? - обрадовался я, что не придется ему все пересказывать.
  - Я-ау, мальчики, рад, конечно, что вы поладили... но ты, в"Ася, случайно на сторону пеликанов не перешел?
  - Даже помыслов не было, - пробурчал я. - Это была чистая случайность!
  - Бедный, бедный маркиз! - сочувственно провыл клетчатый гад. - Совсем твой разум от соприкосновения с тем чудищем помутился-ау!
  - А кстати, - вспомнил Винсент, - что за лажа у тебя с этим извлечением вышла? Ты же вроде девчонку эту, Говорящую привести должен был?
  - Не напоминай! - поморщился я. - Все эти гады по полянке, как тараканы расползлись, она одна бродила. Я все ждал, ждал, а потом эта тварь невесть откуда вылезла, и прямо на нее. Ну я с дуру и решил, что схвачу девочку, и деру дам. Куда там! Тут этот Кевин вылез и давай шпажонкой своей махать, да еще какая-то сволочь загривок оседлала и пилит, и пилит. Больно же! А я все чувствую! У меня аж в глазах потемнело.
  - Ого! - развеселился вампир. - Выходит, это ты Кевина уделал?
  - В смысле?
  - В прямом. Тварью же ты управлял, когда она его ранила?
  - Да не видел я ничего! - взвыл я. - Мне, то есть твари этой, тот гад, что на шее сидел, какой-то нерв повредил. Я и хватал-то тело наугад. Ткнулся туда, где до этого Моргана была, почувствовал, что кто-то есть, и давай когти рвать, пока совсем не рехнулся.
  - Да ладно, не истери! - отмахнулся Сыр. - Сам чуть не угробил, сам и спасать приволок. Выживет твой мяу-Кевин, не бзди.
  - А чего это? - обиделся я. - Я не бздю. Я абсолютно равнодушен.
  Кис скосил на меня ехидный глаз и, подмигнув, спросил:
  - Как ты мог остаться равнодушным к столь очаровательному метросексуалу?
  - Сы-ы-ырррррррр!!!!
  Но должного впечатления мой вопль ни на кого не произвел. Эти два зубоскала просто полегли с хохоту. Обидевшись, я закрутил в тортилью пару кровяных колбасок и гордо удалился из кухни.
  Спать! Достали! Никто меня не любит! Такая толпа в доме, и все - гады и сволочи! Раньше меня только Аль пилил, а теперь вся эта орава издевается!
  Спать! Скинув одежду, я нырнул под одеяло и накрылся с головой. Тихо прошебуршав коготками по простыне, мышь вскарабкалась на подушку, сочувственно пощекотала мне ухо усами и затихла. Я не стал ее прогонять.
  
  Разбудил меня стук в дверь - явление в нашей башне редкое, я бы даже сказал, уникальное. Впрочем, при нынешних обстоятельствах я давно перестал чему-либо удивляться. Если, пока я валялся в отключке, спал, просто торчал в башенном кабинете, пялясь в зеркало, Аль успел сменить замки на новомодные, с крутой заморочкой типа "всех впускать, никого не выпускать", или наоборот, мне он об этом сообщить не удосужился. А дом, между прочим, полон гостей.
  И все же, наученный прошлым горьким опытом с ректором Шимшигалом, я не спешил встречать незваного гостя. Стук повторился уже настойчивей.
  - Пи-пи-пи? - удивленно спросила мышь.
  - А фиг его знает, - честно ответил я.
  - Пи! - нахмурилась серушка, после чего резво шмыгнула куда-то в темный угол.
  Я пожал плечами, сполз с кровати и принялся неторопливо одеваться. Стук раздался снова, и на этот раз он был уже не просто настойчивым, а откровенно требовательным.
  - Иду, иду, - вяло отозвался я, надеясь, что хоть какая-то реакция изнутри заставит непрошеного визитера повременить с выламыванием двери.
  Я как раз протянул фигу к магическому засову, когда прямо за дверью раздалось вежливое "пи-пи-пи". Кто это там, что мышь поздороваться захоте...
  Додумать я не успел. Истошный визг заставил дверь завибрировать в безумном ритме, несчастный засов попытался заткнуть петли язычком, от чего створки распахнулись. Серый пищащий комочек врезался мне в живот с такой силой, что я невольно отскочил назад, а в проем тем временем ввалился голосящий ректор, привычно снося подставку и вешалку. Впрочем, на этот раз останавливаться на достигнутом он не собирался. Легко увернувшись от объятий рогатой фуфыри, проигнорировав попытку скрипучей растопырки подставить подножку, премудрый Шимшигал явно задался целью снести, как минимум, один пролет лестницы. От мысли, что вся толпа наших гостей, и Лера в первую очередь, окажутся запечатанными вдали от кухни за неимением банальной возможности спуститься, я пришел в такой ужас, что очередной прорыв, разумеется, не заставил себя ждать. Из отполированного ступавшей по нему годами обувью дерева ступеней взметнулись длинные хлесткие побеги, мгновенно опутавшие великого волшебника. Впрочем, обращались они с ректором нежно и уважительно, сдавливать не пытались, а наоборот, спелись в некое подобие глубокого гамака и зашелестели ласковую колыбельную. Шимшигал перестал орать, расслабился и даже, кажется, начал похрапывать. Я почувствовал, что тоже недолго продержусь на ногах, опустился на пол, и тут же мышь настойчиво защекотала мою ладонь. В ответ на мой недоуменный взгляд она решительно ткнула хвостом в распростертую на полу дубленку и что-то агрессивно заверещала, повернув мордочку к этому ветхому тулупу. Рой смущенной моли вежливо уступил мне лежбище.
  
  - АААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  За мою лысую черепушку отчаянно цеплялся всеми когтями Сириус. Ну, это я так подумал, что Сириус. Ослепнув от боли и заливающей глаза крови, я даже предположения способен был делать весьма смутные. Хотя, собственно, кто еще может цепляться за что-то когтями, весить не меньше лошади, умещаться на голове и при этом лупить пушистым хвостом по моей спине? Не мышь же так мутировала, пока я в обмороке валялся!
  - Я-ау тебе-ау лично глазенки-то твои-у бесстыжие повыкалупываю-у-у-у! - взвыл монстр на моей лысине. - Быстро забудешь как на всяких мяу-девиц во сне пялится-ау!
  - Сыр, отцепи-усь! Больно-у! - заголосил я, с перепугу сбиваясь на кошачий акцент.
  - Так его, Сириус, так! Ату его! - весело подбодрил женский голос и без того невменяемого кота.
  Оставив в кошачьих лапах половину кожи своей многострадальной головы, я таки отодрал от себя клетчатое чудовище и злорадно зашвырнул куда-то вверх и вбок. Раздался вскрик и злобное шипение все той же женщины. Попал, значит. В Киду, кажется. Обтерев рукавом капающую на глаза кровь, я осмотрелся. Прихожая имела вид фантастически-нереальный. Входная дверь, похоже, была намертво заклинена рухнувшим в обморок магическим засовом. На прилежащей к ней территории царил завал, возникший, судя по всему, в результате потасовки между стойкой и вешалкой: их верные солдаты - древнее шмотье и не менее древнее оружие, трости и зонтики - полегли все, как один, успев нанести противнику невосполнимый урон. В верхней части второго пролета башенной лестницы толпились почти все призванные герои, при этом так налегая на перила, что рисковали в любой момент посыпаться вниз, как спелые яблоки. Но самое сюрреалистическое зрелище представлял нижний пролет, который я так отчаянно и тщетно пытался спасти от премудрого Шимшигала. Он зеленел. Нет, не так. Обратившись в густые заросли непроходимых джунглей, он цвел пышным цветом. Великолепные, чуть мерцающие в полумраке цветы всех оттенков радуги распускались едва ли не на каждом побеге. Общей у них была только форма: пара верхних лепестков изгибалась над тремя нижними хищными клыками, из глубокой пасти цветоложа высовывался зловещий раздвоенный пестик. Но не буйство растительности вогнало меня в ступор. Великомудрый Аль де Баранус, удобно оседлав одну из веток, играл в веревочку с двумя разветвленными на манер человеческой кисти ветками. Голову его украшал пестрый венок, а в глазах плескалось счастливое безумие. Ректор магической Академии, великий волшебник Шимшигал покачивался в сплетенной все из тех же веток люльке, весело гукал, пускал пузыри и одной рукой лупил по свешивающейся к его лицу гирлянде цветов, а другой пытался засунуть в рот собственную ногу.
  - А... Э... У... - захлопал я челюстью, невразумительно тыча пальцем в двух резвящихся стариков. - Что это с ними? - наконец выдавил я и воззрился на соратников.
  - У себя спроси! - фыркнула Киниада, презрительно дернула плечиком, демонстративно протолкалась через остальных и направилась вверх по лестнице.
  - Это дерево барзанс, - любезно пустился в объяснения эльф, высовываясь из-за плеча Делимора. - Очень редкая и ценная порода. Точнее, древесина у него ценная, а вот цветы весьма ядовиты. Достаточно лишь раз прикоснуться к такому цветку, чтобы впасть в детство.
  - И... что?.. Это... это с ними навсегда?! - ужаснулся я.
  - Ну что ты! - поспешил успокоить меня Феллион. - Если убрать от них цветы, через часик очухаются.
  - Да как же их убрать-то, если для этого до них нужно дотронуться! - запричитал я.
  - Так же, как и призвал, - развел руками ушастый.
  - Я?!
  - Ну не мы-у же! - протиснулся между ног собравшихся к самым перилам Сириус. Я облегченно перевел дух, заметив, что кот успокоился и покушаться на мою плешь больше не собирается. - Это ты-у с чего-то так апгрейднулся.
  Все сразу встало на свои места. Уже спустя пару минут оба почтенных мага сверзились с развоплощенного дерева, лестница снова стала самой собой, после чего мы перетащили потерпевших ко мне в комнату (не напрягаться же, таская их вверх по ступенькам!) и аккуратно складировали на полу.
  На почве экстренной побудки у всех, разумеется, разыгрался аппетит, и мы плавно переместились на кухню. Претерпев все возможные издевательства от этой развеселой компании, я, тем не менее, чувствовал себя почти счастливым, помирился с Сырком и даже поблагодарил его за спасение моего грешного воображения от обольстительных чар Повелительницы. И все бы ничего, если бы леди Кида не решила все же присоединиться к трапезе. Поскольку она была единственной, кто еще не успел высказаться по поводу моей расцарапанной башки и нелепого положения, в которое попали великие волшебники, все началось по второму кругу.
  Я уже достаточно натерпелся за это утро и больше поддаваться на провокации не собирался, поэтому начал огрызаться. Сначала не слишком активно, но чем дальше, тем сильнее входил во вкус. Надо отдать драконице должное, она была достойный партнером для словесных баталий: за словом в карман не лезла, одни и те же издевательские определения дважды не повторяла, к тому же легко втянула в перепалку остальных. Больше всех отрывался Винсент, подыгрывая и вашим и нашим, Лера грудью встала на мою защиту, Феллион, видимо, опасаясь мести со стороны своей грозной попутчицы, бросал в мой адрес язвительные реплики, Сыр, гад, после нескольких минут растерянности все же принял сторону Киды и тоже от души проезжался на мой счет. Только Эрмот помалкивал, осуждающе качая головой, да Тим не поднимал глаз от тарелки. Тут только я понял, что с нами нет Дога, но поинтересоваться причиной его отсутствия мне, разумеется, было некогда. Впрочем, азарт веселого спора настолько захватил всю компанию, что очень скоро никто не обратил внимания на сокращение объема моих гневных реплик, и я смог, наклонившись к Делимору, задать мучивший меня вопрос.
  - Он остался с Кевином, - пожал плечами граф. - Очень ответственный мальчик.
  Я подумал, что девочкой он был еще и красавицей, но вдаваться в подробности не стал. Эрмот явно не был расположен к перемыванию чужих косточек, к тому же перекрикивать резвящихся на мой счет сотрапезников, чтобы поговорить о Доге, было как-то глупо.
  Может, потому что мне надоело участвовать в бессмысленном, но искрометном диалоге, а поговорить было больше не с кем, а может потому, что я просто привык к звукам старой башни и прекрасно чувствовал любой диссонанс, я первым услышал посторонние голоса. Правда, поначалу я не придал им особого значения и, лишь опознав в одном из говорящих Аля, стал прислушиваться.
  - Тихо! - рявкнул я, когда понял, что из-за резвящихся на мой и не только счет Киды, Винса и остальных не могу разобрать слов.
  Все притихли и недоуменно уставились на меня. Потом тоже стали прислушиваться.
  - Вот видишь! - просиял Феллион. - Я же говорил, что это ненадолго!
  - Да тише ты! - заткнула его уже Киниада. - Дай хоть понять, из-за чего они спорят!
  Драконица, а за ней эльф, Леринея, Тим и Сириус на цыпочках подкрались к двери и приникли к ней ушами. Винс тоже прислушивался, но вампирскому слуху, похоже, пара стен и метров двадцать расстояния помехой не были. Делимор оставался невозмутимым и принимать участие в общей забаве явно не собирался. Я не выдержал и присоединился к компании доморощенных шпионов.
  Великие волшебники орали друг на друга. Ну, это, собственно, новостью для меня не стало. Они всегда друг на друга орут, когда встречаются. Но вот о чем шла речь, я смог понять далеко не сразу.
  - Тебе твое кресло ректорское дороже мальчика! - надрывный фальцет учителя подтверждал, что начало мы пропустили.
  - Это твой мальчик, ты сам сказал! - тоже уже с легкой хрипотцой рыкнул ректор.
  С каждой последующей репликой голоса все повышались, так что напрягать слух уже практически не приходилось.
  - А ты рвался за него отвечать!
  - А ты мне не дал!
  - А на целую галактику тебе тоже плевать?! Это в твоей компетенции!
  - Это в компетенции Магистерии!
  - Так надави на них, ты можешь!
  - Рехнулся?! Да меня за такое, как тебя, в башню сошлют!
  - Я так и знал, что ты только о своей заднице печешься!
  - Если меня понизят, тебе тоже не сахарно придется!
  - А если ты не побеспокоишься, не сахарно придется целой галактике!
  - Почему я должен об этом беспокоиться?! Твой мальчик сюда целую толпу никчемных идиотов для беспокойства собрал! Один кот чего стоит! - голосовые связки Шимшигала оказались значительно слабее звездочетных и на последнем слове он дал петуха.
  Нужно ли говорить, что хоровое шипение у двери грозило в тот момент заглушить вопли магов. Мы дружно переглянулись, на мгновение став монолитным кулаком мести, а потом снова приникли ушами к двери.
  - Да не могу я этого сделать! Даже если наизнанку вывернусь! - взяв себя в руки уже более спокойно продолжил отстаивать свое мнение Шимми.
  - Врешь! Можешь! - не сдался Аль, продолжая орать так, что оконные стекла мелодично позвякивали.
  Звон и грохот свидетельствовали о том, что выяснение отношений перешло в новую стадию. По-хорошему, мне бы следовало пойти и растащить увлекшихся магов, но я был зол. Они опять без меня решали что-то важное, имеющее ко мне самое непосредственное отношение, но пригласить и спросить моего мнения по обсуждаемому вопросу, разумеется, не сочли нужным. Я окинул взглядом нашу компанию и впервые понял, что все эти люди и нелюди не просто выбранные наугад Зеркалом персонажи. От каждого из них и от всех вместе как группы, сейчас зависела судьба множества миров. И, как ни странно, перед лицом общего противника, они все подсознательно сплотились в едином порыве. Даже Делимор выглядел хмурым и напряженным и недобро поглядывал в ту сторону, откуда доносились голоса. Винс выпустил клыки. Кида щурилась и гневно раздувала ноздри. Сжимала кулаки Леринея. Кусал губы Тим, сверля ненавидящим взглядом не драконицу, а дверь в мою комнату. Эльф прядал ушами, как породистая лошадка. Сириус вздыбил шерсть. И даже я, хоть и понимал, что Шимшигал с Алем нам не враги, готов был вцепиться магам в глотку за нелестные отзывы о моих новых друзьях.
  Судя по возне в моей комнате и скулящим интонациям, проявившимся в голосе ректора, звездочет одерживал победу. Наконец визг стих, заглушенный победным воплем Аля, а через некоторое время снова послышалось бормотание.
  - Пойми, старый ты дурак, это просто не под силу одному магу, даже такому, как я, - стараясь не переходить на ругань, вещал Шимми.
  - А ты нос-то не задирай! Как же, великий нашелся! - огрызался звездочет.
  - Это и тебе не под силу, так что не чего мне тут иронизировать! - обиженно пробурчал оппонент.
  - Было бы под силу, так не просил бы! - вздохнул мой учитель.
  - Так вот и я о чем? Я вижу только один выход, Аль. Мальчик должен сыграть.
  - Что?! Да ты рехнулся! Ах ты, старый развратник! Да чтобы я, да своими руками! Моего! Ученика! В этот вертеп! - и снова грохот: в ход пошла тяжелая артиллерия - мебель.
  - Аль, заткнись ты, ханжа старый! Нет у тебя и твоего маркиза другого выхода! - ректор, похоже, не пострадал и продолжал крепко держать оборону.
  - Найди! - наивный Шимми! Если де Баранус упрется, его же фиг переупрямишь!
  - Не могу!
  - Можешь!
  - И не стану! Он у тебя не маленький! Сам влез в передрягу, хоть и не без твоей помощи!
  - А я-то тут при чем?! - удивление в голосе учителя было почти искренним.
  - Учить его нормально нужно было! - с этим сложно не согласиться.
  - Сам всему научится! - и это нам знакомо.
  - Вот пускай и в покер играть поучится! - о, а вот это уже что-то новенькое!
  - Ни за что! - уж кто бы сомневался.
  - Тогда пусть все эти дармоеды так и живут в твоей башне! - ой, а вот это он зря сказал.
  - Сам ты дармоед! Лизоблюд! Подхалим!
  - Склеротик! Тупица!
  - Зайценосец убогий!
  - Оракул глухонемой!
  Я перестал вслушиваться в оскорбления и повернулся к Творожку. Кот неотрывно смотрел на меня.
  - Сыр, скажи честно, это то, о чем я думаю?
  - Не знау-у-у-у! - испуганно провыл кис.
  - Эй, вы о чем? - тут же навострила уши леди Кида, и все остальные с любопытством уставились на нас.
  - Сыр?
  - И знать не хочу-у-у-у! - продолжал утробно ныть кошак, задом пятясь от заинтересованных слушателей.
  Напрасно он так. Не то направление выбрал. Одним плавным движением, словно и не вставая со стула, вампир метнулся к клетчатому безобразию и подвесил его за шкирку на своих цепких пальцах.
  - Колись, хвостатый! - потребовал он, сверкнув на Сырка клыками.
  - Прав Аль, изверг! Нельзя-у! Нельзя-у-у-у-у!
  - Что нельзя-то? - фыркнула драконица. - Сначала объясни, а потом уже вместе решать будем. Ты здесь не царь и бог, не тебе одному за всех думать!
  - Нельзя-у-у-у-у-у! - продолжал истерить Сириус, и я решил вмешаться.
  - В покер мне играть нельзя, как я понимаю. В Звездный.
  - Что?! - неожиданно вскинулся Эрмот. - Только не говорите мне, что он на самом деле существует!
  - Интересная новость! - Винсент прищурился.
  - Дйс-с-ствительно! - поддержала его Киниада, и эльф заинтересованно сверкнул глазами. Только Лера и Тим недоуменно переводили взгляд с одного на другого.
  - И зачем им пришло в голову, что ты должен играть в эту опасную игру? - очень серьезно поинтересовался граф.
  - Опасную? - хором переспросили все посвященные, включая меня.
  - Ну... - Делимор замялся, - я так слышал...
  - Чушь! - отмахнулась драконша. - Запретную - да, желанную - да, труднодостижимую - это уж точно. Но опасного в ней ничего нет. Мне папа рассказывал.
  - Так зачем? - не сдался Эрмот, и мы переглянулись.
  Действительно, что это за проблему старички обсуждали, что Шимми посчитал Звездный покер единственным выходом? Переглянувшись, мы снова навострили уши.
  - Забудь! - вопил ректор. - Никто тебе в этом не поможет!
  - Ты можешь, но не хочешь! - вторил ему Аль.
  - Я и сам не умею!
  - Врешь!
  - Не вру! Только Велиал может наделить способностью ходить по мирам!
  - Я не позволю мальчику иметь дело с этим подонком!
  - Не смей так говорить о величайшем темном маге! Ты никогда не умел ценить чужое могущество, Аль! За то тебя коллеги и не любят!
  - Да сдалась мне их любовь! По-твоему, я должен возлюбить Велиала, даже если мальчик проиграет?!
  - А он проиграет, потому что ты ничему его научить не способен!
  - Ходить по мирам? - задумчиво произнес Винсент за нашими спинами. - Так вот в чем твой приз, Ася. Через зеркало да в чужой шкурке за Темным властелином не побегаешь. Похоже, если нет другого выхода, тебе действительно придется играть.
  Ответить я не успел. Жуткий грохот и нечеловеческий вой на два голоса возвестили о том, что два старых мага нашли-таки в моей тихой и безопасной комнате какое-то смертельное оружие.
  
  Глава двадцать девятая.
  ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ.
  Эрмот.
  (Kagami)
  
  Это было странное ощущение. С одной стороны все происходящее казалось фарсом, нелепым нагромождением абсурда - так думал граф Делимор, воин, мститель и заговорщик, а с другой - это было весело и совсем не страшно, по мнению Эрмота. Поскольку этого самого мнения последнего граф Делимор уже давно не спрашивал, то его настойчивое хихиканье в собственной голове изрядно раздражало и мешало мыслить здраво. Причем настолько, что пару раз граф ловил себя на том, что здраво мыслить ему как-то совершенно не хочется. Да и ни к чему это, как-то. Вообще все было не так. Неправильно было. Как тогда, в детстве, когда страшное чудовище в Алых доспехах, уничтожившее всю его семью, вдруг оказалось внимательным и любящим отцом, не гнушавшимся отвечать на бесконечные "почему" и целовать разбитые коленки.
  Поставив перед собой цель отомстить бессмертному императору, лорд Делимор - преданный слуга короны, один из лучших бойцов отряда Невидимых-в-бликах, первый кандидат на владение Алыми доспехами - неутомимо искал слабые места в системе, которой служил, и более всего - в магии доспехов. Ни о чем другом граф не помышлял. Наивный, восторженный, влюбленный и любимый студент Академии Эрмот, сын герцога Харвилла, ушел в небытие, уступив место расчетливому, хладнокровному, а порой циничному и жестокому, лорду Делимору. Придирчиво и кропотливо отбирая союзников, он, тем не менее, никому не доверял до конца, верил с оглядкой, и уж тем более не стремился раскрывать душу перед своими соратниками из подполья. Эрмот пробуждался, лишь когда Делимор засыпал. Его искренние ужас и отчаянье, боль утраты и жажда справедливости приносили утром головную боль сродни похмельной, железный привкус во рту и новый виток одержимости местью. Эти сны о предательском убийстве отца и ни в чем не повинной Кристы, о кровавых жертвоприношениях и фанатичных жрецах, о карательных экспедициях, не щадивших ни детей, ни женщин, служили тем стержнем, на котором держалось его упорство в достижении цели. Но гораздо хуже были сны о счастье, когда отец появлялся перед ним улыбающимся, а Криста нежной и страстной. Тогда, проснувшись, он подолгу не мог вспомнить, кто он, где находится и зачем живет. Эти сны приносили боль в никогда не заживающей ране на сердце. И тогда, глядя на свое отражение в зеркале, он не мог понять, кому принадлежат сияющие янтарные глаза на строгом, изуродованном шрамом лице, обрамленном белоснежными волосами, а привычная маска бесстрастия начинала дрожать и плыть, стекая расплавленным воском, обнажая черты человека, которому Делимор запретил существовать.
  И вот, в одночасье все изменилось. С того момента, как вампир протянул ему руку, а лысый паренек с наивными глазами улыбнулся и вежливо поклонился, Эрмот, словно очнувшись от семи лет спячки, снова почувствовал себя живым и больше ни на минуту не покидал сознания, продолжая, тем не менее, прятаться за холодным образом лорда Делимора. Но и лорд Делимор больше не мог похвастаться прежней уверенностью в себе и отстраненностью. Власть страха перед его непревзойденным мастерством бойца, благодаря которой он всегда держал окружающих на расстоянии, почему-то совершенно не действовала на открытую, в большинстве своем дружелюбную и совершенно не геройскую компанию навязанных ему соратников. Уж сам факт того, что не он сам набирал себе команду, выводил из себя Делимора и заставлял трепетать сердце Эрмота азартом и любопытством.
  Не подумайте, Эрмот, граф Делимор, лорд Империи, мастер клинка и заговорщик отнюдь не страдал раздвоением личности. Просто в нелепой реальности, в которую его занесло по воле древнего артефакта - разумного, разве что, по мнению маразматика-звездочета и наивного маркиза - истинная сущность честного и справедливого парня, увлеченного магией и преданного своим идеалам, наконец, начала сплавляться с искусственно созданной личностью бесстрастного лорда-воителя. Сам он до понимания этого пока не дошел, а потому собственные реакции на некоторые события вызывали у Делимора удивление, заставлявшее его замыкаться в себе. В то время как Эрмота тянуло задавать вопросы и принимать чью-то сторону в бесконечных спорах соратников.
  Вот и теперь, едва переварив тот факт, что Звездный покер не только не является легендой, но к тому же совершенно не опасен и даже поможет им добраться до вожделенных Белых доспехов, он мучительно размышлял над тем, стоит ли ему вмешаться в очередной спор, на этот раз из-за того, нуждаются ли в помощи двое сварливых старых магов. С одной стороны, после грохота, повлекшего за собой небольшое локальное землетрясение, и воцарившейся за ним тишины он вполне разделял беспокойство маркиза Аси о состоянии здоровья почтенных старцев. Но с другой - прекрасно отдавал себе отчет в том, что уж эта-то парочка однозначно не станет прислушиваться к чьему-либо мнению, а посему вызволять их - это однозначно посадить себе на шею еще двоих никчемных командиров.
  Прежде, чем он успел принять какое-то решение, в"Асилий окончательно взъярился.
  - Да как вы можете! - закричал он в ответ на очередную колкую реплику драконицы, поддержанную и развитую вампиром. - Они же там, может быть, кровью истекают или умирают вообще!
  И, отшвырнув с пути всех несогласных довольно внушительной воздушной волной, он кинулся к противоположной двери. Делимор на мгновение растерялся. Еще вчера этот парнишка ничего такого не умел, а сегодня использует новую для себя магию с легкостью и точностью магистра. Не совсем своевременно, но в голову воину пришла мысль, что иметь такого командира не так уж плохо, однако граф тут же вспомнил присущее серым глазам маркиза растерянно-мечтательное выражение и покачал головой. Такой командир может повести отряд только один раз - последний.
  Маркиз тем временем попытался открыть дверь, а когда она не поддалась - просто щелкнул пальцами, и массивная деревянная панель рассыпалась в труху. Та же участь постигла перевернутый ореховый комод, который, собственно, и загораживал дверь. Из-под холмика опилок, смешанных с интимными предметами туалета и каким-то мелким хламом, послышался стон. Ася нагнулся и быстро, по-собачьи принялся откапывать потерпевшего. Надо сказать, после того, как молодой маг взял на себя всю ответственность и самостоятельно, ни на кого не оглядываясь, принял решение, остальные послушно потянулись за ним и принялись помогать. Под опилками обнаружился старикашка, в котором Делимор не сразу опознал хозяина башни, да и то исключительно по косичкам и вопиющему колпаку - лицо потерпевшего превратилось в один сплошной синяк. Тем временем эльф, Кида и Тим выгребли из-под обломков чего-то не столь массивного, но, несомненно, не менее убойного, тело второго волшебника. Этот тоже был без сознания, к тому же его руки и ноги изгибались под странными, явно нездоровыми углами. В"Асилий поднялся и Эрмот увидел, как побледнело его лицо. "Дог! - промелькнуло в голове у воина. - Дог здесь единственный целитель, кроме пострадавшего мага!". Не дожидаясь развязки, он понесся вверх по лестнице, чтобы позвать на помощь парнишку.
  Как назло(зпт) Кевина, чтобы излишне не беспокоить, поместили недалеко от башенного кабинета - на десятом этаже. Со всей возможной скоростью преодолевая пролет за пролетом, Делимор молил всех богов, чтобы мальчишка не заснул после долгого ночного бдения у постели раненого. В уме Дога и в его способности быть полезным граф не сомневался. Надо сказать, что из всей этой безумной компании мальчик-маг единственный удостоился его искренней симпатии и даже толики восхищения. Если уважение Эрмота к маркизу было приправлено изрядной долей жалости, вампир вызывал настороженность, Лера - легкое раздражение, эльф - оторопь, а Киниада - откровенную ксенофобию, то этого мальчонку, едва взглянув в его огромные настороженные глаза, он принял сразу и всем сердцем. Угадывалось в нем что-то такое, что напоминало лорду Делимору его самого в тот переломный момент жизни, когда ничего уже нельзя было вернуть, и требовалось выбрать цель и идти к ней, не сдаваясь. Те же растерянность и боль, смешанные с решимостью.
  Дог скрючился в неудобной позе и на низком пуфике, положив локти на край кровати, зарывшись в них лицом. Спит? Бесшумно преодолев расстояние от двери до мальчика, Эрмот легонько тронул его за плечо. Дог резко вскинул голову, напрягся, готовый в любой момент вскочить и держать удар, но узнав вошедшего, залился краской.
  - Что?.. - тихо пробормотал он, опуская глаза и как бы ненароком отстраняясь от протянутой руки графа.
  - Нужна твоя помощь. Старики передрались.
  Мальчик кивнул, легко вскочил на ноги и двинулся к двери, лишь мимолетно обернувшись к Делимору, как бы приглашая следовать за собой.
  Эрмот покачал головой, мельком взглянул на спящего Кевина, отметив, что лицо раненого приобрело относительно здоровый цвет, и поспешил за парнишкой. Он уже не в первый раз замечал эту настороженность Дога по отношению к себе самому, и она обижала его, но в то же время вызывала невольное уважение. Паренек вообще был замкнут и неразговорчив, хоть и вел себя по отношению ко всем ровно и доброжелательно. Лишь Леринее удалось пробиться через эту его скорлупу и, к собственному удивлению, Эрмот испытывал к ней за это благодарность, смешанную с ревностью.
  На площадке лестницы Дог на мгновение застыл.
  - Нужно будет попросить Асю показать направление токов силы, - пробормотал он, глядя куда-то в пространство.
  - О чем ты? - не понял граф.
  - О левитации, - Делимору показалось, что мальчик вздрогнул, услышав его голос, но тот, слегка повернув голову спросил: - А вы не умеете?
  - Увы, - Эрмот развел руками.
  Дог кивнул и, сорвавшись с места, понесся вниз по лестнице. Лорд с трудом поспевал за ним.
  Картина, представшая их глазам в разгромленной комнате маркиза, вогнала Делимора в растерянность. На расчищенном в центре пространстве лежали и, похоже, мирно спали два совершенно целых на вид старых мага, а вся компания склонялась над еще одним бесчувственным телом.
  - Пустите-ка меня, - леди Кида небрежно отодвинула плечиком вампира и Леру, тоже склонилась к неизвестному потерпевшему и, размахнувшись, отвесила звонкую оплеуху. Находящиеся в поле зрения ноги третьего пострадавшего дернулись. - Давно мечтала это сделать! - удовлетворенно пропела драконица и совсем уж было собралась повторить свой эксперимент, но Винсент схватил ее за руку. Киниада зашипела.
  - Что случилось? - не выдержал Делимор.
  - В"Ася-у апргрейднулся, - ответил за всех кот и, заметив Дога, подбежал и принялся тереться об его ноги.
  Мальчик сразу подхватил его на руки, прижался щекой к мягкой шерсти, почесал за ухом. Кис блаженно зажмурился и замурлыкал на полную громкость.
  - Он их исцелил? - спросил Дог у кота.
  - Мр-р-р-мря-у, - невразумительно ответил Сириус, не желая отвлекаться от удовольствия.
  - Ты не против, если я все же гляну?
  Кис устроился поудобнее, всем своим видом демонстрируя, что свое высочайшее соизволение даст только в том случае, если Дог его не бросит, а мальчик, видно, приняв этот жест за согласие, наклонился к магам. Одной рукой бережно придерживая кота, другой провел вдоль их тел, словно ощупывая на расстоянии каждую точку в организме.
  - Силен твой хозяин, - уважительно произнес он и вдруг замер, с удивлением на что-то уставившись
  - Ага, щас-с-с! - обиженно прошипел Сириус и даже перестал мурлыкать. - Хозяин он мне, как же!
  - Извини, друг. А что это у него на поясе? - спросил Дог, не слишком обращая внимание на кошачье раздражение.
  - А! Это-у у него-у апгрейды такие! - отмахнулся кот. - Шимми ведь великий светлый мяу-маг, белый и пушистый.
  Дог вдруг уткнулся лицом в пушистое кошачье тельце. Плечи его затряслись. Делимор дернулся, решив, что мальчишка из-за чего-то разрыдался. Двумя шагами преодолев разделявшее их расстояние, он наклонился к парню.
  - Эй, ты в порядке? Что случилось?
  Ответом ему послужил то ли всхлип, то ли стон, и граф с котом недоуменно переглянулись. Сириус вывернулся и боднул мальчика в плечо, но Дог лишь крепче прижал его к себе.
  - Дог! - Эрмот не на шутку испугался и принялся трясти паренька за плечи.
  Кис рванулся еще сильнее и выскользнул из рук мальчишки. И только тут до них дошло, что Дог смеется. Нет, хохочет, заходится в пароксизме веселья.
  - Э... - недоуменно протянул граф, снова переглядываясь с не менее растерянным котом.
  - Не могу-у-у-у... - простонал мальчик, - я должен кому-то об этом рассказать! Лера! Ася!
  - О чем? - нахмурился Делимор.
  - Нет... извините... не смогу... Вам просто не смогу... - он снова начал смеяться.
  Эрмот пожал плечами и отошел в сторону. Тем более что Леринея уже спешила на зов мальчика, да и быстро оклемавшийся маркиз поднялся и тоже направлялся к нему.
  - А что тут такого веселого? - недоверчиво улыбнулся Ася. - Дог, я что, неправильно их склеил?
  - Нет! Нет, все правильно! Ты просто молодец! - мальчик сбился и опять расхохотался. - Извини, ты не объяснишь мне, что в вашем мире значат эти значки? - он указал на пояс Шимшигала.
  - А, это знаки апгрейдов.
  - Да, но каких? У тебя, например, зайчиков нет. У твоего учителя тоже совсем другие знаки, - допытывался Дог.
  - Ну, извини, - развел руками маркиз, - этого я не знаю. Да и не узнаю, пока сам зайчика не получу. У нас как-то не принято выяснять, что именно они означают. Знаю только, что он считается добрым и великим волшебником. Ну, великий - потому, что зайчиков много, а почему добрый - трудно сказать. А в чем дело-то?
  - Просто... - мальчик с трудом сдерживал смех, - просто... в моем мире эти зайцы ассоциируются... ну... кое с чем вполне определенным.
  - С чем? - недоуменно переспросил в"Асилий.
  Дог покосился на Делимора, стрельнул глазами в остальных, потом фамильярно обнял за шеи маркиза и Леру, притянул их головы к своему лицу и что-то зашептал.
  - Что такое "Плей-бой"? - донесся до Эрмота вопрос Леринеи, но ответа мальчика он уже не услышал.
  - Что-о-о-о-о?! - Ася отшатнулся, глаза его расширились от изумления, а потом и он и Лера дружно рассмеялись.
  - Выходит, по меркам моего мира в этом его пушистость и заключается, - констатировал Дог.
  - А с остальными поделиться весельем не хотите? - заинтересованно вклинилась драконша.
  - Ой, извините, - Дог смутился, но смех все еще сдерживал с трудом, - леди Кида, пусть вам маркиз расскажет. Или Лера.
  Ученица вампира тут же подхватила Киниаду под руку, отвела в сторонку и тихо что-то заговорила, продолжая хихикать. Через минуту хохотали уже обе, косясь на бессознательного великого мага.
  - А можно я остальным?.. - поинтересовался Ася.
  - Да... да, конечно... не тайна же... Мне неловко просто... - не раздумывая согласился Дог.
  - Ой, да брось! Все свои! - отмахнулся маркиз, но мальчик только передернул плечами.
  Делимору стало обидно. Он только что осознал, что Кида и он сам, за исключением, разве что, старых магов - единственные, к кому Дог обращается исключительно на "вы". Словно старается удержать некое расстояние, не подпускает к себе. Это было тем более больно, что теплое, немного покровительственное чувство, которое он испытывал к мальчику, грело его самого давно забытым ощущением близости и заботы. И то, что Дог отказывался принимать от него подобное отношение, словно напоминало, что он давно уже не тот, кого можно любить, кому можно довериться.
  Сам удивляясь тому, что так расстроился из-за пустяка, граф молча прошел на кухню, вскипятил чайник и налил себе чай. Он грел чашку в ладонях, и суррогатное тепло кипятка поднималась по пальцам, не затрагивая душу. В прихожей послышались голоса и смех - маркиз учил Дога левитации. И Эрмот почувствовал себя чужим на этом маленьком празднике жизни, отрезанным от общего веселья. Он прекрасно понимал, что никто его не прогонит, шагни он сейчас в прихожую, что ему будут рады и, если у него хватит сил пошутить, посмеются его шуткам. Но этого ему было недостаточно. Ему хотелось думать и чувствовать, как они, радоваться пустякам накануне большого похода, радоваться малым радостям, на которые он давно перестал обращать внимание.
  - Браво! - особенно громко завопил Ася.
  - Я тоже! Я тоже хочу! - восторженно завизжала Леринея.
  - Сейчас я переправлю Аля с Шимми наверх, потом вылечу Кевина, а потом могу и с тобой позаниматься. Дог, а на десятый этаж слабо взлететь?
  - Догоняй! - совсем по-детски крикнул Дог.
  Раздались одобрительные возгласы и аплодисменты всех остальных, потом по лестнице затопали сразу несколько пар ног - те, кто не умел летать, поднимались пешком. Делимор остался на первом этаже один. Чай совсем остыл, да и не хотелось его пить совершенно. А хотелось... Неожиданно оформившаяся мысль застала Эрмота врасплох. Хотелось быть нужным. Не ради великой, но абстрактной цели, не ради нажитых годами войны навыков убийцы или полководца. А себя самого. Хотелось о ком-то заботиться. Как когда-то заботился о сироте герцог Харвилл, как сам он заботился о Кристе.
  Он растерялся. Лихорадочно заметался по кухне, в тайне радуясь, что никто его сейчас не видит.
  - Он же не позавтракал! - застыв вдруг в самом центре просторного помещения, сообщил граф сам себе.
  Делимор чувствовал себя полным идиотом и неумехой. Такие простые в походных условиях вещи, как приготовление пищи на костре и нехитрая сервировка трапезы котелком и флягой были ему, разумеется, не в новинку. Но в собственном доме он привык к услугам горничных и дворецкого и теперь панически боялся сделать что-то не так. Кое-как собрав на поднос еду и напитки, он устало опустился на стул.
  - Это же всего лишь завтрак, - сказал он сам себе. - Всего лишь завтрак для мальчишки, просидевшего всю ночь у постели раненого. Какая разница?
  Всю дорогу до десятого этажа он костерил себя за то, что сам вовремя не поучился у маркиза левитации. Может и не сумел бы, но хоть не было бы так обидно.
  Боясь в последний момент уронить что-то с тяжелого подноса, лорд осторожно толкнул ногой дверь комнаты Кевина и сделал несколько шагов внутрь.
  - Эрмот? - маркиз, развалившийся в кресле, слегка приподнялся.
  - Дог не завтракал, - стараясь выглядеть как можно более равнодушным, ответил Делимор и поставил поднос на низкий столик.
  - Что? - мальчишка резко отвернулся от пациента, увидел графа и залился краской. - Ну зачем вы... Не стоило беспокоиться.
  - Ты, может, и сам в кухню слетишь, - отозвался маркиз, - а вот Кевину подкрепиться не помешает. Спасибо, Эрмот.
  - Да нет, я... - забормотал Дог, но вдруг оборвал сам себя. - Он просыпается! - после чего склонился над кроватью.
  Делимор снова почувствовал себя лишним. Он совсем уж было собрался тихо удалиться, но тут очень отчетливо прозвучал незнакомый голос:
  - Ты Дог? Ты мне не снилась?
  И в следующий миг руки Кевина взметнулись, обняв паренька, притягивая его к себе. Эрмот застыл, не в силах осмыслить происходящее. Дог охнул, а потом сдавленно что-то замычал и попытался отстраниться. У Делимора потемнело в глазах. Рефлексы сработали раньше, чем он сам успел что-то сообразить. Кевин вскрикнул, сломанная рука повисла плетью, и он, отпустив мальчика, как был в горизонтальном положении, так и отправился в полет к противоположной стене.
  - Эрмот! - завопили на два голоса Дог и Ася, но граф не видел и не слышал ничего. В голове кровью пульсировало единственное желание убить этого извращенца. Растоптать, стереть в порошок. Так, чтобы даже памяти о нем не осталось.
  Противник, как ни странно, не собирался изображать из себя жертву. На ноги он вскочил мгновенно, в здоровой руке неизвестно откуда появилась шпага с богато инкрустированным эфесом. На перелом, как и положено воину, он не обращал ни малейшего внимания, сохраняя расслабленную стойку готовой к броску кобры. Делимору было все равно. На клинок Кевина он даже не взглянул, а свой достать из ножен не удосужился, продолжая наступать на молодого человека с голыми руками.
  И неизвестно, чем бы все это закончилось, но Дог стрелой метнулся между ними и закрыл Кевина собой.
  - Эрмот, остановись! Не надо! - граф вздрогнул и удивленно посмотрел на паренька. - Не надо! Ты же сам потом об этом пожалеешь! Он не нарочно! - Дог всхлипну и покраснел. - Он... он думал что я - девушка...
  - А что - нет?! - в ужасе выдохнул Кевин.
  - Ну подумаешь, поцелова-ул мальчика! - невозмутимо произнес неизвестно откуда взявшийся Сириус, обтираясь о ноги Дога. - Ася вон с вампиром целовался-у, и ничего-у...
  - Пожалуйста! - прошептал паренек и, робко сделав шаг вперед, положил ладони на грудь графу.
  Одной рукой прижав к себе парнишку, а другую все же утвердив на рукояти меча, Делимор впился взглядом в лицо очередного нежелательного союзника. Кевин старался не смотреть на Дога. Щеки его заливал яркий румянец, в глазах полыхали стыд и злость, но взгляд противника он встретил твердо. Если бы не бисеринки пота на лбу и чуть расширенные зрачки, невозможно было догадаться, какую боль он испытывает. И граф неожиданно для себя осознал, что драться с этим парнем рука об руку будет не так уж плохо.
  - Этот мальчик, - медленно, разделяя слова, произнес Эрмот, - маг, а не воин. Но пусть ни у кого не возникает сомнений, что, если он сам не сможет за себя постоять, ему послужит мой клинок. Сделай мне одолжение, маркиз де Карабас, доведи это до сведения всех, кто находится в этой башне.
  - Во-о-орк! - простонал Ася. - Ну ты вообще шуток не понимаешь! Проехали, а? Вон, Дог совсем не переживает. А Кевин, между прочим, пока даже не соображает, где находится. И теперь мне второй раз за день его лечить придется твоими молитвами!
  - Так это что, ты меня вылечил? - вскинулся Кевин.
  - Вылечил я, а реанимировал Дог. И хватит об этом. Иди сюда, я тебе руку починю.
  - Ладно, - молодой человек опустил шпагу и, косясь на Эрмота, сделал шаг в сторону маркиза, - заодно объяснишь мне, что такое маг. И что это за мутант клетчатый.
  - Сам ты-у мута-унт! - обиженно провыл кис и требовательно затеребил когтями штанину Дога.
  Не выпуская мальчика, Делимор нагнулся, ловко подхватил на руки кота и решительно потащил обоих подальше от этих двух ненормальных. Его только что догнали слова Сириуса о том, что маркиз зачем-то целовался с вампиром, и злость снова ударила в голову. Но было еще что-то, что заставляло в глубине буши радоваться, дарило какое-то теплое чувство близости. Лишь после того, как Дог и кот скрылись в комнате Леринеи, недвусмысленно дав понять, что ему с ними делать нечего, Эрмот вернулся к себе и понял наконец почему, несмотря на все переживания этого утра, у него так хорошо на душе. "Ты же сам об этом пожалеешь!", - сказал Дог, и в глазах его было искреннее беспокойство за графа. А еще в этот напряженный момент он обратился к Делимору на "ты", словно ломая разделяющую их стену, которую сам же и построил.
  
  За обедом собрались все. Не было только старых магов, но и они не заставили себя ждать. Аль влетел в кухню, обвел присутствующих сверлящим взглядом и бросил за спину чинно следующему за ним Шимшигалу:
  - Кворум в наличии, можешь начинать.
  Мгновенно стих звон столовых приборов, и все взгляды обратились к ректору. Великий зайценосец прокашлялся, принял картинную позу и начал речь.
  - Уважаемые дамы и господа, будущие герои, спасители целой галактики! Как вы все знаете, сейчас вы находитесь очень далеко от обреченного универсума вообще и от своих родных миров в частности. И, разумеется, при подобном положении дел борьба с Темным властелином оказывается крайне затруднительной. Поскольку путешествие между мирами в собственной телесной оболочке требует редких магических навыков, и далеко не каждый маг способен обучить им любого из вас, я, как представитель местной магической власти и добра в целом, - на этих словах Шимми привычным жестом потер зайцев на поясе, и по рядам слушателей прокатились смешки. Ректор недоуменно покосился на маркиза и его соратников, а Делимор пожалел, что так и не выяснил причину бурного веселья всей компании. Великий волшебник, слегка сбитый с толку снова кашлянул и продолжил: - Так вот, я, премудрый Шимшигал, ректор Магической академии, вижу лишь один выход из создавшейся ситуации. Необходимыми навыками вас может снабдить лишь великий черный маг Велиал, владелец Звездного казино. Для этого вам, маркиз в"Асилий де Карабас, придется сыграть в Звездный покер и выиграть.
  - А почему это-у именно Ася-у должен? - презрительно фыркнул Сириус. - Я-у тоже могу.
  - Сам кашу заварил, сам пускай и голову в петлю сует! - проворчал Аль, но как-то неуверенно.
  - Дело в том, - охотно принялся пояснять Шимми, - что подобные навыки можно передать только магу. Скажите, лорд Делимор, вы хорошо играете в покер?
  - Неплохо, - пожал плечами Эрмот, удивившись, что вопрос был адресован именно ему.
  - Вот именно, - покачал головой премудрый маг, - всего лишь неплохо. К тому же вы уже давно не занимаетесь магией, насколько мне известно. Что касается вас, молодой человек, - он кивнул Догу, - и вас, леди Леринея, то я не думаю, что из вас тоже получатся достойные игроки. Остальные же имеют к магии лишь опосредованное отношение и никак не смогут выиграть для всех именно этот приз. Так что, остается наш бывший чемпион по покеру среди маркизов...
  - Не врау-л что ли-у? - искренне удивился Сыр, но Шимми не обратил на него внимания.
  - ... и будущий великий маг в"Асилий де Карабас. Сейчас, дамы и господа, я проведу небольшой инструктаж, после чего вы все отправитесь в Звездное казино.
  - Еще чего! - вскинулся вдруг Винсент. - Еще по всяким злачным местам я свою ученицу не таскал! Да Рол мне за такое башку открутит и правильно сделает!
  Леринея задохнулась от возмущения.
  - Вот именно! - поддержал вампира граф. - С нами, между прочим, дети! Догу и Тиму тоже там делать совершенно нечего.
  Возмущенные взгляды обоих мальчишек его не тронули. До Тима Эрмоту особого дела не было, да и странные способности заставляли здорово сомневаться на его счет. Не просто был Тим, ох не прост. Тут впору задуматься, как бы от этого паренька проблем не получить, вместо помощи. Но вот защитить Дога от тлетворного влияния игорного заведения он посчитал своим долгом.
  - Увы, господа, придется с этим смириться. Присутствие всех членов команды является необходимым условием при соответствующем замагичивании. И если... простите, когда маркиз выиграет, вы все должны быть там, на встрече с Велиалом. Однако должен вас предупредить. Поскольку именно мне приде... хм... выпала честь... - тут Шимми злобно стрельнул глазами в звездочета, - стать вашим поручителем, я убедительно прошу никого, кроме маркиза не играть. За Звездный стол вас и так не пустят, я могу представить туда лишь одного игрока, но в казино и без него много соблазнов. Особенно - подчеркиваю! - особенно прошу держаться подальше от игровых автоматов, или как их называют в Звездном казино, одноруких ифритов, - Аль почему-то захихикал, и Ректор заскрипел зубами, но тут же патетически продолжил: - Эти огненные бестии подчиняются лишь самому Велиалу. Поверьте, не стоит с ними связываться. Я вам это рекомендую в силу своего опыта и знаний, как старший товарищ, в общем.
  - Что-то я не слышала, что ифриты бывают однорукими, - пропела Киниада, ехидно улыбаясь ректору. - Правда, кажется, знаю, чем может быть занята у них одна рука.
  Шимшигал покраснел и наградил злобным взглядом уже драконицу.
  - Ну что ж! - поспешил он сменить тему. - Заканчивайте трапезу и поднимайтесь в башенный кабинет. Не стоит терять время двром. Ведь Темный властелин не дремлет!
  
  Глава тридцатая.
  ЗВЕЗДНЫЙ ПОКЕР.
  Винсент.
  (Kagami)
  
  Вампиры азартны. Все вампиры, без исключения. Это у нашего племени в крови. Оттого и профессии у нас всегда связаны с риском, со ставками, причем желательно повыше. Будь то торговля, слежка или убийство. И вот не надо мне говорить, что аристократы наши, "энергетики", избавлены от этого порока! Кто сказал, что в шахматы только на интерес играют?! А если вместо фигурок судьбы... Ну, вы меня понимаете. В общем, прекрасно отдавая себе отчет в том, чем для меня чреват визит в казино, я твердо решил изображать из себя строгого дядю Винса при Леринее. Глядишь, и сам не втянусь. Но, как говорится, люди и нелюди предполагают, а располагают все же царица Ночь и ее конкуренты. Ну, кому - кто, соответственно. Нет, за Лерой я честно присматривал. Аж с полчаса. Поначалу было все мирно, и наша компания толпилась у входа в зал Звездного покера, выдавая маркизу последние напутствия. Хотя зачем они ему? Перед смертью не надышишься, а когда речь идет о вероятной гибели целой галактики, то клапаном на кислородном баллоне (еще бы знать, что это такое, словечко-то я от Дога подхватил) заправляют исключительно вершители судеб и прочие большие шишки.
  Впрочем, маркиз, хоть и нервничал, но напуганным не выглядел, да еще и улыбался время от времени самодовольно, словно у него туз в рукаве был припрятан. Фигня, не было у него никакого туза, откуда он его взял бы в башне? Там, небось, кроме Таро, отродясь никаких карт не водилось. А вот мышь была. Сам видел, как он потихоньку, чтобы никто не заметил, опустил на пол руку и позволил грызуну ввинтиться под манжет рубашки. Зачем - спрашивать не стал. Мало ли, может она у него талисманом на удачу служит, а я своими расспросами эту самую удачу отпугну. Игроки - народ суеверный, а наш Ася, как оказалось, покера не чужд.
  Наконец двери распахнулись, и игроков пригласили внутрь. Все полезли напоследок обниматься с героем дня, а милые дамы, словно сговорившись, одновременно чмокнули маркиза в щеки, чем вогнали в глубокую краску и легкий ступор. Нет, ну совсем мозгов нет! Зачем, спрашивается, так перед игрой эту святую простоту нервировать? И ладно бы стерва-драконша, но когда моя-то ученица от нее нахвататься успела? Я сделал себе мысленную зарубку прочитать ей лекцию о нежной душевной организации учеников магов-отшельников.
  Нас не впустили. В зал Звездного покера посторонним вход воспрещен. Желающие понаблюдать за игрой могут делать это с низкого балкончика, опоясывающего пять столов, стоящих в центре довольно большого пространства. Причем с балкона видно и слышно почти все, что происходит в зале, а вот сами игроки о существовании этой волшебной конструкции могли только догадываться. Краснорожий рогатый демон в смокинге любезно предложил всем болельщикам проследовать туда, и мы, разумеется, дружно за ним потянулись. По ходу он объяснил правила турнира: пять столов - пять партий, выигравшие составят последнюю - Звездную.
  - А проигравшие? - тут же поинтересовалась Кида.
  - Их ставки отойдут казино, а также, в соответствии с подписанным договором, эти господа обязуются стать поручителями будущих игроков, - невозмутимо сообщил демон.
  - Каким договором?! - взвыли мы почти все хором.
  Маркиз наш ничего не подписывал. К тому же меня вдруг осенило, что я даже не в курсе, что он собрался ставить. Те же мысли большими буквами были написаны на лицах моих спутников. Ай да мы! Ай да команда! Хороши, ничего не скажешь! Оправили человека играть ради спасения нашей галактики, а сами даже не удосужились поинтересоваться, чем он рискует!
  На лице нашего сопровождающего не отразилось никаких эмоций. Он просто молча кивнул в сторону игрового зала. Очаровательная демоничка в строгом вечернем платье как раз раскладывала на столах перед игроками какие-то листы. В"Ася сосредоточенно прочитал текст, поманил красотку пальцем и что-то тихо у нее спросил. Та хихикнула, захлопала глазками, подала ему руку, и маркиз поднялся. Демоница обошла его по кругу, внимательно рассматривая пояс, потом пару раз ткнула пальчиком в какие-то значки и, наклонившись к самому уху будущего великого мага, что-то горячо зашептала. Ася залился краской, но чертовке улыбнулся и поблагодарил. Потом с полупоклоном принял у нее из рук тонкий стилет и, уколов острым кончиком свой палец, обмакнул в кровь перо, что-то вписал в документ и размашисто расписался. Красавица пробежала по договору глазами, кивнула и протянула ладошку. Маркиз легко снял с пояса какой-то значок и вложил его в руку девушки, слегка сжав ей пальцы. Я аж закачался от таких куртуазных манер. А на вид и не скажешь! Демоничка одарила его обольстительной улыбкой, а уходя к следующему столу, даже послала воздушный поцелуй.
  Я поймал себя на том, что все это время не дышал. Итак, ставка была сделана, и ею стала одна из способностей маркиза в"Асилия. Я мысленно скрестил пальцы в надежде, что это было не самое нужное магу умение.
  - Если господам станет скучно, - проговорил демон-сопровождающий, о котором все успели забыть, захваченные разворачивающейся внизу драмой, - вы можете скоротать время за другими играми.
  После чего, одарив нас зубастой улыбкой, он откланялся, а мы приникли к перилам заграждения.
  Надо сказать, наблюдать за чужой игрой в покер - занятие не самое развлекательное. К тому же магический барьер был устроен так, что мы могли видеть все, кроме карт игроков. Ну и что в этом за кайф? Уже минут через пять я понял, что маркиз не мухлюет, осторожничает в меру разумного и, как это ни странно, прекрасно держит лицо. Я почти перестал за него волноваться. За него? Нет, я точно никогда не поумнею! Ну что мне за дело до этого голубоглазого идиота! Я здесь, чтобы родную галактику спасти, а не за этого мальчишку наивного беспокоиться! Да и то, прямо скажем, припахали, не спрашивая.
  Казино есть казино: здесь сделано все, чтобы было поменьше праздношатающихся. Пришел в храм азарта - играй, а не прохлаждайся. Кресел, да и любых других сидячих мест на балконе предусмотрено не было - здесь вам не амфитеатр. А железо ничем не оббитых перил очень скоро стало неприятно холодить руки и острым краем впиваться в живот. Я оторвал взгляд от зала и повернулся к спутникам. Вокруг никого, кроме меня, не было. Экий я терпеливый, однако! И куда все делись? Ответ напрашивался сам собой: ушли бродить по казино, а значит, играть. И Леринея! Загрызу!
  Костеря себя на все лады, я брел по гигантскому залу игровых автоматов. Что там этот лоснящийся старикашка говорил? Не играть с однорукими ифритами? Подозреваю, с легкой руки Киниады туда они и отправились. Из духа противоречия. Вот только найти кого-то из них в этом бесконечном извилистом лабиринте, запруженном людьми и нелюдями, возможным не представлялось. Может самому сыграть? Ага, щаз! Будь проклят азарт! Ненавижу! В себе, в других! О Ночь! Зачем ты наделила им детей своих?!
  
  - Иртен еще пожалеет об этом! - Анита не металась по комнате, не била посуду, казалось, она просто констатирует факт голосом, лишенным каких-либо эмоций. Но мне стало страшно.
  - Не надо! - я подошел к ней сзади и обнял за плечи, она потерлась щекой об мою руку. - Все не так плохо. Да и рано пока говорить о его склонностях. Ему же всего три года.
  - Он мой сын!
  - Наш сын, - я легонько коснулся губами ее виска. - Но он, несомненно, очень похож на тебя.
  - На тебя тоже, - легкая улыбка тронула губы моей жены. - Мои у него только волосы и глаза.
  - Вот видишь! Что ты станешь делать, если через год-другой у него проявятся клановые способности Торету?
  - Значит, тебе придется всему его учить самому. Другому я его не доверю. Ты же лучший.
  - Не подхалимничай. Я, может быть, и лучший, но я не "энергетик". Ты сможешь смириться с тем, что Лет станет убийцей?
  - Мне все равно. Я просто хочу, чтобы он был счастлив. Это ведь нормально. А еще... - она покосилась на меня через плечо, - еще я очень жадная. Я хочу, чтобы он тоже стал лучшим. Чтобы это было нашей фирменной маркой: Валет всегда лучший.
  - Хорошо, - усмехнулся я, - как только он меня превзойдет, уйду на пенсию. Не могут же быть сразу два лучших Валета.
  - Как только он тебя превзойдет, тебе придется спрятать рабочий псевдоним в ящик со старым хламом, - засмеялась Анита.
  - Ты успокоилась? - я пытливо заглянул ей в глаза.
  - А я спокойна, - она пожала плечами. - Независимо от того, какие способности проявятся у Лета в будущем, Иртен должен был хотя бы взглянуть на него. Он же отказался даже встречаться с моим сыном.
  Больше она ничего не сказала, но я понял, что она этого так не оставит. Помимо оскорбленной гордости в глазах ее уже полыхал огонек азарта. Моя милая женушка вышла на тропу войны, а неизвестный мне Иртен, о котором я знал лишь, что любой "энергетик" мечтает отдать ему в обучение своего отпрыска, даже не подозревал, что его ждет. И хотя сейчас Анита прижималась ко мне спиной, и я чувствовал(зпт) как спокойно и уютно ей в моих объятиях, я знал, что фигуры на шахматной доске ее мести уже расставлены.
  
  - Ты гуляешь такой одинокий и равнодушный, красавчик! А еще говорят, что нет никого азартней вампиров!
  Я вздрогнул и обернулся. Чтобы опознать во мне вампира, когда я пребываю в таком меланхоличном состоянии, нужно быть как минимум магическим существом. Здесь, конечно, таковые были не в диковинку, но все же... все же я растерялся. Рядом с игровым автоматом стояла невероятной красоты пери. Ну, если вам нравится этот пышный восточный стиль. Ее вполне можно было принять за обычную женщину, если бы не отблески пламени на коже, неуместные в ровном освещении зала, и не левая рука, уходившая прямо в панель слот-машины.
  - Мадам! - я отвесил легкий поклон. - И чем вас мог заинтересовать одинокий вампир?
  - Тем же, что и все здесь, - усмехнулась джиния. - Игрой.
  - Хочешь, чтобы я сыграл, дорогая? - я невольно перешел на флирт, вдохновленный покачиванием ее бедер. А что, сопливому Асе можно, а мне нельзя? К тому же, было в ней что-то такое... завораживающее.
  - Играют не потому, что этого хочу я, - покачала она головой, - играют потому, что хотят что-то выиграть. Вот ты, вампир, разве совсем ничего не хочешь?
  - Боюсь, в рулетку не ставят того, что я хотел бы получить. Или вернуть.
  - И все же, - она погрозила мне пальцем, - я не верю, что есть только то, что ты оставил в прошлом. Есть ведь и то, к чему ты стремишься.
  - Дорогу осилит идущий, милая. А жребий я выбрал сам. Так зачем мне играть?
  - Ну вот! - джиния тяжело вздохнула. - Даже вампира я не могу уговорить! И зачем я только согласилась на эту работу!
  - А у тебя был выбор? - невольно заинтересовался я.
  - Конечно, был! - она обиженно надула губки. - Вот только... Послушай, вампир, раз ты все равно не играешь, может, составишь мне компанию, хотя бы ненадолго? Я расскажу тебе свою историю, а ты, если захочешь, расскажешь мне свою... А то ведь так скучно! Пять ифритов сегодня держат руку пройдохи Шимми, и у всех, кроме меня уже хотя бы по разу кто-то сыграл!
  - Постой, постой! - когда я услышал имя нашего поручителя, в голове словно что-то щелкнуло. Что там Киниада говорила? Знает, чем занята вторая рука? А я, дурак, не поинтересовался! - Ты знакома с Шимшигалом? - решил я начать издалека.
  - А то! - одалиска печально затрепетала ресницами. - Из-за чего, по-твоему, я подписалась на эту работу?..
  Скажете, я безответственный? Ну да, знаю, мне следовало последить за ученицей, чтобы не вляпалась в эту дурацкую игру. Она же такого нажелает! Как представлю, дурно становится. У них, у людей, правила последнего ростка нет, между прочим. И пойдет Леринея убивать моего отпрыска. А начнет, разумеется, с меня. Знал ведь, а ей не сказал. Впрочем, меня, скорее, на закуску оставит, я ей еще нужен. Ну и, думаете, мне очень нужно смотреть, как Лет этой дурехе кровь пускать станет?
  Все это я понимал, и даже пытался самому себе очень так жестко напомнить, но печальный волоокий взгляд гурии чем-то меня тронул, и я безропотно присел на высокий стул рядом с ее автоматом.
  Однако спустя полчаса я считал себя везунчиком без всякой игры. Рассказ Лейлы - ничего так, миленькое имечко, вполне в общем стиле - оказался очень и очень познавательным. Не то чтобы я совсем ничего не знал об ифритах. Ну, огненные демоны, разновидность джиннов, ну вредные и себе на уме, как приписывает им молва (хотя о Лейле я бы этого не сказал, она открытая девочка). Но вот то, что ифриты сильнейшие из них, я не знал. Это было тем более странно, что данная конкретная джиния такого впечатления не производила. Впрочем, как оказалось, не осведомлен я был о многом. Плавное повествование об истории, социальном устройстве и быте ифритов, бывшее, как я понял позднее, лишь предысторией к личной драме моей новой знакомой, заворожило меня настолько, что я потерял счет времени. Если не вдаваться во все подробности, я узнал, что ифриты отнюдь не привязаны к каким-то там лампам и бутылкам, обитают в коврах и меняют их так же легко, как путник место ночлега. Тем труднее уговорить ифрита выполнить положенные тебе три желания. Как оказалось, Шимми был способен уговорить любую женщину, и Лейла не стала исключением. Вот тут-то и посыпалась на меня не историческая, а вполне современная и очень важная информация.
  Во-первых, я узнал, что значат эти самые зайцы на поясе у Шимшигала. Оказалось, направленность мужского журнала из родного мира Дога вполне соответствует способностям этого великого... нет, магом его язык назвать не поворачивается. Таких магических способностей нужно лишать в младенчестве. А этот гад еще на ученицу мою косился! Спасибо Догу, отвлек дуреху. Теперь вот решай, как бы мне его зашибить поаккуратней при следующей встрече. Не оставлять же его жить, в самом деле! С такими-то способностями! А заключались они, собственно, в том, что он мог полностью подчинить себе влюбленную в него женщину. Независимо от возраста и расовой принадлежности. Но самым мерзким было не это. Его жертвы чувствовали себя СЧАСТЛИВЫМИ! Исполнять все его прихоти было смыслом их жизни. А приносящий столько счастья волшебник считался не только белым и пушистым, а еще и ДОБРЫМ и МУДРЫМ!!! Все свои апгрейды Шимми получил за особо сложные случаи, в числе которых оказалась и Лейла. Утешало только одно: магически влюблять в себя женщин он не умел, а потому приходилось оттачивать мастерство сердцееда и сохранять хорошую физическую форму. Что ж, может я его и не съем. Только понадкусываю.
  Во-вторых, будучи нашим поручителем, все желания, выигранные любым из нас на игровых автоматах, должен был исполнять именно он. Так что, игра в Звездный покер все же несла в себе некоторую опасность - Велиал заряжал за проигрыш по максимуму и требовал по полной. Я когда это узнал, аж самому сыграть руки зачесались, чтобы было, что с этого зайценосца стребовать. Но вовремя спохватился. Да и Лейла охладила мой пыл. По условиям договора Шимми не обязан был выполнять желание, если имелся кто-то в ближайшем окружении выигравшего, кто мог это сделать за него. Сначала я разозлился, но потом сообразил, что Леринея вожделенных сведений о заказчике и исполнителе убийства ее родителей от этого прохвоста не получит, поскольку я теперь ее самое ближайшее окружение. Правда, тогда она будет знать, что я знаю. Ладно, лишь бы не визжала, а там разберемся. Хотя, все равно будет. Ох, бедный я!
  Ну и в третьих, я узнал печальную историю самой Лейлы. Джинию Шимшигал охмурял долго и упорно, пока неделю назад не покорил. Разумеется, она была просто счастлива предоставить ему положенные три желания. Вот только с ними вышла незадача. Первые два Лейла выполнить просто не смогла. Одно заключалось в том, что Шимми сразу пожелал найти какую-то даму по имени Серенити, которую сам же как-то в сердцах попросил удалиться так далеко, чтобы ее никто найти не мог. Видимо, магия самого этого, с позволения сказать, волшебника оказалась сильнее магии ифрита, а потерянная дама была весьма исполнительной. Или напрочь заколдованной этим гадом. Вторым желанием господин ректор воспользовался буквально несколько дней спустя и потребовал выкрасть некую вещичку у некоего волшебника. Став невидимой, Лейла тщательно проверила в памяти этого мага все магические и не только занорики в его обиталище, а потом терпеливо их исследовала - от пыльных подвалов до чердака высокой башни - но искомой безделушки не нашла. Шимми был не просто разочарован. Он пришел в бешенство и, видимо, ослабил магический контроль над джинией. Бедняжка Лейла прозрела, излечилась от своей пагубной страсти и совсем уж было собралась расторгнуть договор с ректором в одностороннем порядке, но честь мундира не позволила не выполнить совсем уж ни одного желания. Вот она и подписалась поработать сегодня в казино и по возможности склонить протеже Шимшигала, то есть нас, играть на такие желания, которые самому магу исполнять не придется.
  - А скажи-ка, милая, - ухватился я за возможность напакостить этому паскуднику, - что будет, если Шимшигал в принципе не сможет выполнить какое-то из наших желаний?
  - Незачет, - пожала плечами Лейла, - ему придется еще раз выступить чьим-то поручителем.
  - Ага! - глубокомысленно изрек я. - Знаешь, прекрасная Лейла, пожалуй, я все же сыграю.
  - На желание, которое Шимми не сможет выполнить? - печально спросила джиния, и я смутился. - Да ладно, чего уж там! Только...
  - Что?
  - Ты ведь не попросишь ее вернуть? Этого не сможет никто, и желание не засчитается. Нельзя изменить прошлое. Только будущее. Тебе нужно идти вперед. Ты ведь уже выбрал цель.
  Ну, да, выбрал... А что мне еще оставалось?
  
  Я обнял Аниту на прощанье. Всего лишь заказ, небольшой вояж от силы на неделю, но мне, как всегда, было трудно уехать от жены.
  - Эй, не веди себя так, словно мы расстаемся на всю жизнь! - она потерлась щекой о мое плечо. - Иди, работай!
  - Ты не будешь скучать без меня?
  - Конечно, не буду! У меня куча дел, которые вечно откладываются по твоей милости.
  - Прощенья просим! - фыркнул я. - Вот такой я собственник. Не желаю отдавать тебя никаким делам.
  - Не волнуйся, - голос ее вдруг стал необычайно серьезен, - на этот раз я все закончу еще до твоего возвращения.
  - Анита?
  - Все в порядке, Винс. Ты же знаешь, я не могу иначе.
  Действительно, иначе она не могла. Шахматная партия, длившаяся почти пятнадцать лет, подошла к концу. Анита готовилась поставить мат. И трепетала в предвкушении.
  Иртен оказался крепким орешком. У нас вырос сын с клановыми способностями Торету, и я почти сделал из него лучшего убийцу. Почти. Меня он пока не превзошел. Улучшилось не только благосостояние нашей маленькой семьи, но и отношение к ней в вампирском обществе. Наш брак "по необходимости" теперь вызывал у многих зависть, сочувственно-презрительные взгляды больше не скользилм вслед моей жене, а "энергетики" не считали зазорным со мной раскланиваться. Единственное, чему не было конца, это тайное противостояние Аниты и заносчивого воспитателя. Иртен так ни разу и не видел Валета, а она не собиралась прощать. Я недооценил упорства своей супруги. В этой партии она собиралась одержать победу любой ценой. Теперь она была близка к этому.
  И победила. Вскоре до меня докатилась новость о том, что Иртен покидает страну. В последующие дни я услышал множество версий о причинах столь поспешного бегства, но знал, что ни одна из них даже не близка к истине. На самом деле, очень осторожно направляя ход мыслей наших соплеменников, Анита добралась до Совета Кланов и привела его к мнению, что Иртен сеет рознь между вампирами. А такого мы не прощаем. И не важно, какие средства использовала моя жена, какие ловушки методично расставляла все пятнадцать лет на пути Иртена. Ее вел азарт, и чем сложнее было достать жертву, тем больше игра захватывала Аниту. И вот отношение сложилось, решение было принято. Она победила.
  Я спешил домой, чтобы ее поздравить. Меня никто не встретил. Несмотря на то, что мой чуткий слух улавливал в нашем жилище множественное присутствие, кругом царило молчание. Холод продрал меня до костей.
  - Анита! - позвал я. - Анита!
  Квир появился из кухни и выглядел он так, словно не спал несколько ночей. Но меня напугал не его вид, а сам факт его присутствия. Чтобы добраться к нам из Лериена, нужно было не меньше двух дней, и родственники жены навещали нас разве что по большим праздникам. Или...
  - Винс...
  - Что?! Что с ней?! - почему-то я был уверен, что с Летом все в порядке, и беда случилась именно с Анитой.
  - Мы не знаем... - Квир вдруг смешно, по-детски шмыгнул носом. - Лекари говорят, дурная энергия. Она... она уже три дня не приходит в себя.
  Так началась самая долгая неделя в моей жизни. Анита так и не очнулась, медленно угасая у меня на руках. А в миг, когда я понял, что жизни в ней больше не осталось, я догадался и кто в этом виноват.
  На похоронах ко мне подошел Артес.
  - Винс, - он тронул меня за руку, но его, как и всех остальных, я не хотел видеть и лишь удостоил вежливым равнодушным кивком. - Винс, я знаю, что у тебя на уме. Не делай глупостей, - я не ответил. - Если ты тронешь "энергетиков", можешь удостоиться тех же обвинений, что и сам Иртен.
  Меня не взволновали его слова, мне было все равно, я должен был отомстить.
  Я не шахматист - я убийца. Большой обоз с нажитым за долгую жизнь добром не торопясь полз по пыльной приграничной дороге. Иртен, его семья, слуги-люди покидали страну с достоинством, гордо игнорируя предъявленные обвинения. Я убил их всех. Слуг выпил.
  А потом понял, что больше не хочу быть вампиром. Мне не было дороги назад.
  
  Да, двадцать лет назад я сделал свой выбор и шел к цели. Иногда у меня опускались руки, и я переставал верить, что смогу преодолеть все ступени отречения. Но в одном я не сомневался никогда. До конца или нет, но этот путь я мог пройти только сам. И уж тем более не Шимми мне в этом помогать.
  Я растянул губы в довольной улыбке.
  - Знаешь, милая, я, пожалуй, найду, на какое желание сыграть. Если, конечно, подскажешь, что может поставить почти отрекшийся вампир.
  - Какая разница, дружок! - она невесело усмехнулась. - Ты ведь все равно выиграешь.
  - Ты так уверена?
  - Я просто знаю. Так что, ставь, что душе угодно, автомат все примет.
  - Ну что ж! В таком случае, я ставлю вот этот кинжальчик, - я взвесил на руке эльфийский клинок, доставшийся мне от Феллиона в обмен на хрустальный шарик, подаренный Асей. С шариком тем я так и не разобрался, а эльфа он здорово заинтересовал. Вот я с ним и махнулся. Хоть какое-то оружие. А то пока еще мы с маркизом сможем устроить налет на оружейную звездочета.
  - И каково же твое желание?
  - Хочу пройти ступень отречения от крови, - торжественно сообщил я.
  - А не боишься?
  - Чего?
  - А вдруг Шимми сможет тебе в этом помочь?
  - Это только мое дело, милая, тут помощники не нужны.
  Джиния с сомнением пожала плечами, но кинжал у меня взяла и кивком указала на замигавшую панель слот-машины. Я дернул за рычаг и, разумеется, выиграл.
  - Ну, вот и все, - вздохнула Лейла. - Все протеже Шимшигала сыграли.
  - Как все?! - взвыл я.
  - Я же сказала, что, кроме меня еще четверо ифритов держат его за руку. Пока мы с тобой тут беседовали, они выполнили остальную работу, - она горько вздохнула.
  - Волнуешься, что не выполнила его желание? Забей, - искренне посоветовал я. - Ну зачем такой красавице этот старый козел? Он и не стоит того, чтобы выполнять его прихоти.
  - Ты так думаешь?
  - Уверен, - уж не знаю почему, но мне хотелось ее подбодрить.
  - Спасибо! - джиния кокетливо улыбнулась. - Приятно было с тобой поболтать, Винс. Жаль, что тебе уже пора.
  - Пора?
  - Конечно. Твой маркиз только что выиграл последний тур в Звездный покер, всех вас ждет Велиал.
  - Как выиграл?! - окончательно опешил я.
  - Не скажу! - засмеялась Лейла, но, наклонившись к самому моему уху прошептала: - Вообще-то, не совсем честно. У него был очень занятный помощник.
  - Лучше не буду спрашивать, - пробормотал я и собрался откланяться.
  -Да, и еще, - остановила она меня, - за мной должок.
  - С чего бы?
  - Ну, если честно, с твоей помощью я все же выполнила последнее желание Шимми.
  - Как?!
  - Вообще-то, оно заключалось в том, чтобы заставить всех сыграть. А ты мог помешать Леринее и сам не соблазниться, - она весело мне подмигнула и исчезла в своем автомате прежде, чем я успел переварить информацию.
  Нет, все же они действительно себе на уме, эти ифриты.
  
  Черт подери! Я не западаю на мужиков, но гладя на эту бестию, почти поддался его чарам. Велиал был прекрасен и на мой скромный вкус, а челюсть Леринеи пришлось ненавязчиво водворить на место. Локтем. Расистка-драконица тоже хлопала глазками как безмозглая инженю. Даже этот человек-скала, Делимор, похоже, попал под действие сладостной эйфории, которую демон распространял вокруг себя. Но Велиалу словно и дела не было до нашего полуобморочного состояния. Все его внимание было сосредоточено на маркизе в"Асилии, и... Нет, я точно идиот! Чего я-то из-за этого мальчишки переживаю?! Хотя, поддайся он сейчас под влияние одуряющей магии демона, и вся эта авантюра со спасением галактики может полететь псу под хвост. А там, между прочим, и мой мир тоже. Нет, непорядок! Надо бы его пнуть как-то понезаметней. Стараясь не привлекать к себе внимания, я почти ушел в тень и переместился поближе к Асе, заставив посторониться вконец одуревшего эльфа. Велиал, кажется, этой рокировки не заметил, зато я сам чуть не слетел с катушек. Отсюда, из тени, стало заметно, что вся его обольстительная аура - не более чем маска, за которой кроется жажда разрушения и анархии. Владелец казино сам был игроком до мозга костей.
  - Поздравляю вас, маркиз в"Асилий де Карабас, - пропел-проговорил демон, и голос его затрагивал, казалось, самые потаенные струнки души. - Не часто столь молодые люди оказываются достаточно опытными, чтобы сорвать куш в Звездном покере. Надеюсь, вам понравилась игра?
  - Я получил огромное удовольствие! - счастливо отозвался Ася.
  - Надеюсь, вы не откажетесь как-нибудь сыграть снова, - промурлыкал Велиал, и я понял, что он нашего маркиза откровенно охмуряет.
  Эльфийский клинок серебряной змейкой выскользнул из рукава и ненавязчиво ткнулся в Асину ягодицу. Маркиз подпрыгнул и недоуменно обернулся. Взгляд адской бестии тоже метнулся ко мне. А вот не дождешься! Я прикинулся шнурком и принялся пожирать его влюбленными глазами. С Киниады скопировал. По челу демона пробежала рябь недовольства, но он снова обратил свой взор на нашего мага-недоучку.
  - Только посмей согласиться, так легко не отделаешься, - прошипел я маркизу в затылок. Тот вздрогнул и едва заметно кивнул. Надеюсь, дошло.
  - С радостью, - заговорил Ася, и я заскрипел зубами. - Если конечно, вернусь из похода, в который отправлюсь в скором времени.
  Я перевел дух.
  - Настолько скором, что даже не успеете еще раз заглянуть ко мне на огонек? - не сдался Велиал.
  - Очень постараюсь, но не могу обещать, - покаянно произнес маркиз.
  - Ну что ж. Я все же буду надеяться. А теперь ваш приз. Подойдите, маркиз де Карабас, и я наделю вас способностью ходить по мирам. Я даже буду столь щедр, что позволю вам брать с собой одного компаньона.
  - Как одного компаньона? - опешил Ася. - Нас же целая команда!
  - Конечно, но не они же играли в Звездный покер, - равнодушно пожал плечами демон.
  - Но... но мне очень нужно... - промямлил маркиз.
  - Ну, если так нужно... Я, пожалуй, мог бы наделить не только вас, но остальных магов из вашей компании даром проводить одного... нет, даже двоих спутников, но...
  - Что взамен? - решительно поинтересовался в"Асилий.
  - Только ваше обещание.
  - Обещание?
  - Да. До начала вашей военной кампании вы пообещаете сыграть еще раз, только и всего. Правда, с одним условием, - завораживающий голос владельца казино не оставлял шансов на сопротивление.
  - Каким?
  - Вы придете без вашей маленькой помощницы, - в улыбке Велиала не было ничего дружелюбного, и я снова кольнул Асю кинжалом. На этот раз маркиз даже не вздрогнул.
  - Хорошо, - решительно согласился он. - Я обещаю.
  И почему мне кажется, что мы все по уши вляпались в дерьмо?
  
  Глава тридцать первая.
  БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ В СВОИХ ЖЕЛАНИЯХ.
  Маркиз де Карабас.
  (Kagami)
  
  О-о-ох! Даже не верится, что все прошло! Я это сделал! Нет, мы это сделали! И не только я и мышь. Вы не представляете, как мне было хорошо от сознания, что вся наша команда рядом! И пусть они не стояли у меня за спиной, уже одно то, что я не одинок в этом, как выразился Аль, вертепе, позволяло мне успокоиться и вести себя, по крайней мере, с достоинством. А как выручил меня Винс на аудиенции у Велиала, и говорить нечего. Вот только кинжальчиком своим так тыкать не стоило все же! Уж второй раз тем более. Я и с первого раза прекрасно понял, что с этим господином дело нечисто. Все прямо поплыли в его присутствии. Старички наши тоже хороши! Могли бы и предупредить, чего от него ждать. Ну ничего, все хорошо, что хорошо кончается!
  - Ты что натворил, олух!
  Рык Винсента вывел меня из блаженного самолюбования. Ой-ой-ой! Похоже, вампир не на шутку зол! А злые вампиры, это, знаете ли... В общем, связываться - себе дороже.
  - А что такое? - невинно поинтересовался я и тут же добавил: - Спасибо, кстати!
  - Так что ж не попользовался, благодарный ты наш?! - продолжал бушевать Винс. - Я тебя зачем в чувство привел? Чтобы ты глупости уже сознательно делал?!
  - Винс, прекрати! - обиделся я. - Ты же тоже вполне адекватен был, сам что ли не видел, что другого выхода просто не было! - я и сам не заметил, что тоже повысил голос.
  - Выход есть всегда! Ты зачем на новую игру согласился?!
  - А тебе-то что?! - уже не на шутку взъярился я. - Я на нее один пойду! Остальных туда больше не приглашали!
  - А ты вернешься?! Ты еще до кампании сыграть подписался!
  - А если и не вернусь?! Остальные теперь тоже могут по мирам шастать!
  - Сам кашу заварил, и сам же в кусты?!
  Мы так вдохновенно орали друг на друга, что совершенно перестали обращать внимание на окружающих. Зато окружающие под наши вопли начали избавляться от остаточных эффектов демонической эйфории.
  - Ой, мальчики! Ну что вы, в самом деле, как неродные! - Кида, покачивая бедрами, подплыла к вампиру и вцепилась коготками в его руку. - Винсик, сладенький, перестань! Ну сыграет наш маркиз еще разочек, так что с того? Вернется он к нам, никуда не денется. И вообще, - она повернулась ко мне и теперь заговорила уже совсем другим тоном: - поторопился бы. Согласился играть, так иди, играй, нечего зря время терять! Мне домой нужно!
  - Это уже не сегодня, змеюка летучая! - продребезжал от дверей голос Аля. - Звездный покер - это вам не конвейер какой-то! Во всем свои правила есть! Теперь только завтра.
  - Ах ты ж! - топнула ножкой драконица и, фыркнув, отвернулась от старика, продолжая, тем не менее, цепляться за вампира.
  - Ну, маркиз в"Асилий, рассказывай, чего учудил? Хотя, чего учудил, и так знаю. Ох хитер Велиал! Ты что ставил-то, что он так на тебя повелся? Дар, небось, редкий какой?
  - Невидимость, - пожал я плечами. - Мне Наама, дилер, посоветовала. Сказала, что сильные способности мало кто ставит, да и ценятся больше редкие. Предложила на выбор, из того, что имелось в наличии, невидимость и воздушную тюрьму. Ну, я и выбрал. Невидимым, если что, и Винс стать может. Даже вон, Леринея умеет, хоть и не очень хорошо. А насколько маги наши сильны в заклинаниях гравитации, я не знал.
  - Дура-а-ак! Ой, дура-а-ак! - счастливо протянул Аль. - Не удивительно, что демон так за тебя ухватился. Не то что не дисквалифицировал за шулерские трюки твои, а еще и сыграть снова предложил! Да знаешь ли ты, вьюнош, какой редкий дар тебе достался?!
  - А вы мне объяснили вовремя? - огрызнулся я.
  - Ну, ладно, ладно, - поспешил сменить тему Аль. - Щаз вот мы все тут устроимся удобненько, да ты нам и расскажешь, как самого Велиала вокруг пальца обвел.
  - Так кто кого обвел? - не понял я, но звездочет поспешно щелкнул пальцами, вытаскивая в башенный кабинет разнокалиберные стулья и кресла из ближайших апартаментов.
  - Садитесь, господа, садитесь! - верещал старик. - Послушаем нашего в"Асилия, чай, интересный сказ он нам предложить может.
  Надо же, и обо мне не забыл побеспокоиться! Кресло-то у стола, считай, за мной закреплено, а он для всех сидячие места обеспечил. Вот только... Ой, что-то мне садиться не хочется... Спасибо, Винсент, я тебе это еще припомню!
  Я подошел к столу и остановился. Внезапно сосредоточившееся на мне всеобщее внимание почему-то смутило. Ну не оратор я! И вообще, я же дурак... Только теперь до меня доходить начало, что я такое учудил. Опустив руку на столешницу, я вернул мыши видимость. Пушистый комочек выкатился из рукава, зверушка села на задние лапки, робко прижав ушки к голове, и вопросительно пискнула:
  - Пи-пи-пи?
  - Да, милая! Уже все закончилось, и тебя видят, - ответил я.
  - Пи-и-и! - мышь подскочила и заметалась по столу, как новобранец под обстрелом. Деваться бедняжке было некуда, и она замерла, распластавшись по столешнице и испугнно тараща на окружающих глазки-бусинки.
  - И пусть только посмеют тронуть! - заявил я, обведя аудиторию грозным взглядом. Ибо не фиг! Нам этот грызун, можно сказать, путешествие между мирами обеспечил! Почувствовав мою защиту, мышь приободрилась, прекратила изображать из себя столовую салфетку и с независимым видом принялась умываться - так тщательно, что казалось, грызун хочет передвинуть уши на мордочку.
  - Ой, какая лапушка! - засюсюкала Лера и потянулась к моей маленькой помощнице. Та прекратила гигиенические процедуры и на всякий случай шарахнулась. Кис, прочувствовав ситуацию, вспрыгнул на стол, лег рядом с мышью и тоже злобно зыркнул на собравшихся, давая понять, что серая вредительница находится под двойной защитой.
  - Пи-и-и-хи-и-и! - задохнулась от счастья мышь и постаралась прижаться к коту бочком.
  - Итить же ж! Как есть дурак! - взвился Аль. - Мыша-то своего, небось невидимым сделал, и тут же этот ценный дар профукать решил!
  - Да не... - я смущенно почесал в затылке и признался: - невидимой я ее уже потом сделать догадался, когда поставил на кон эту самую невидимость. А поначалу мы систему кодовых знаков разрабатывали. Она же не говорящая...
  - Да уж! Еще не хватало, чтобы вские-у грызуны мелкие даром речи владели-у! - гордо вставил Сириус. Мышь обиженно прикрыла мордочку лапками.
  - Ну вот, значит... Она по столу шнырила, да про карты других игроков мне сообщала. Хотя в первом туре мне и так фартило. Конфетка за конфеткой, а как только подумаю, что все, не моя рука, пора ставку сбрасывать, так сразу кошмар. В общем, за первым столом даже понервничать не успел. Быстро отыграли довольно-таки. Собрал банк, раскланялся с неудачливыми партнерами, а тут и за остальными столами все решилось.
  - Везучий ты наш! - ехидно процедил Винсент. - Жаль только (зпт) везение это дураку дадено.
  - Винс, заткнись! - фыркнула Кида.
  - Ася, рассказывай! - взмолился Дог. - Интересно же!
  - За Звездным столом уже не так просто было. Видать, поначалу мне на слабых партнеров повезло, а вот в финале уже все глотки рвали. Один кентавр - вообще маньяк ворков! Так задавил, что остальные поплыли. Если бы не мышь, я бы тоже не выдержал. И вот уже мы с ним один на один остались. У меня сет - две десятки и туз пиковый на руках и еще одна десятка на флопе. И тут мышь прибегает в полуобморочном состоянии и сигналит, что у кентавра фулл хаус с тремя королями. Ну нет, думаю, не сдамся, буду блефовать и дожму его! Поднял ставку. Он тоже. И еще ухмыляется. И вдруг смотрю: по полу ко мне две карты ползут, а к ноге подобравшись, начинают на колено карабкаться. Я быстренько на них невидимость кинул, взял, а когда увидел, что там... - я сделал эффектную паузу.
  - Что?
  - Что?
  - Что? - понеслось со всех сторон. Эк я их рассказом-то увлек!
  - Меверик в пике!
  - А коро-уль?! - взвыл Сириус, выражая всеобщее нетерпение.
  - А король в ривере! - добил я слушателей, а потом небрежно добавил: - Ну, это я и так предполагал. Должно же мне было повезти!
  Народ полег со стонами восторга. А может, недоумения. Полагаю, в нашей маленькой компании в покер все же играли не все. Кое-кто растерянно хлопал глазами и дергал соседа за рукав, требуя прояснить мой рассказ. Эльф в частности. Зато Аль мечтательно пялился в пространство, пуская слюни. Молодость вспоминал, наверное.
  - Эх, в"Ася-у! - кис покровительственно похлопал меня по руке. - С роял флешем любой дура-ук партию сделает. А в покер играть тебе-у еще учиться и учиться!
  - Эх, все же глуп ты, вьюнош! - выпал из блаженной прострации учитель. - И такого помощника ты ни за понюшку табаку отдал! Как же ж ты теперь снова без мыша своего сыграешь?
  - Как сыграю, как сыграю? - обиделся я. - Можно подумать, я совсем профан! Уже и забыли все, что я чемпион среди маркизов по покеру!
  - Ох, ну уважил ты старика да соратничков своих рассказом, - начал звездочет вещать что-то по теме, но тут же снова сбился, видно, впечатления в нем так и кипели. - Эх же ж повезло дураку, так повезло! Так, ладно, о чем это я? Ах, да! Ну, порадуйте и вы мою душеньку стариковскую, скажите, что все одноруких ифритов обыграли!
  - А чего их там обыгрывать? - удивился Дог, а потом взгляд его приобрел мечтательное выражение.
  Делимор фыркнул. Кевин равнодушно пожал плечами и скроил независимую мину. Леринея сосредоточенно хмурилась. Кида вздохнула и повертела пальцем у виска. Фелл восторженно возвел глаза к потолку. Лицо Тима было опущено, и я не видел, что оно выражает. А вот Винсент победно скалился. Мне было ужасно любопытно, как же они проводили время в казино и во что играли, но сейчас явно был неподходящий момент это выяснять. К тому же, похоже, ответы на многие мои вопросы и де Баранус был не прочь получить.
  - Ну же, ну! - потребовал разъяснений старик.
  - Я проиграл, - спокойно сообщил Кевин.
  - Что? - нахмурившись, начал допытываться учитель.
  - Шпагу, - наемник снова пожал плечами и хихикнул.
  Аль забормотал что-то вроде бы сочувственное, но вместе с тем довольно равнодушное. И снова обвел взглядом остальных. Задержался на Леринее.
  - Я выиграла, - почему-то совсем не радостно ответила девушка.
  - И что же? - сразу заинтересовался звездочет.
  - Ну, мне нужна кое-какая информация и, думаю, теперь я ее получу.
  - Это плохо! - констатировал он и, оставив в полном замешательстве не только Леру, но и половину присутствующих, перевел глаза на драконицу.
  - Ну а я проиграла! - агрессивно сообщила Кида и стала наступать на Аля.
  Тот резко сменил тактику и, уже не спрашивая, кто что выиграл или проиграл, провозгласил:
  - А теперь нам нужно всем подкрепиться после такого волнительного события, а там и ваш поручитель подойти должен. Получите свои желания.
  С этими словами он открыл телепорт в кухню.
  И чего это он в последнее время такой добренький?
  
  Ректор действительно не заставил себя ждать. Он появился едва мы сели за стол и весьма охотно присоединился к нашему позднему ужину. Если учесть, что ему предстояло выполнять желания почти всей нашей команды, то мне его поведение показалось подозрительно оптимистичным. Честно говоря, именно этот пункт договора заставил меня бороться за победу всеми средствами. Нет, я, конечно, понимал, что обязан выиграть для всех нас умение ходить по мирам, но перспектива ручаться за какого-то игрока напугала меня до колик. Так же, как ходить в вечных должниках у владельца казино. Но Шимми, похоже, ничуть не тяготился предстоящим ему сеансом исполнения желаний. Напротив, за столом он был разговорчив и мил, поначалу уделил очень пристальное внимание Леринее, правда, получив фирменную вампирскую улыбочку от Винса, перестал обращать на девушку внимание и переключился на Киду. И уж тут он во всю ширь развернулся. Я только сидел, да на ус наматывал, как нужно дамам комплементы говорить, да звезды с неба обещать, ничего при этом на самом деле не обещая. Я аж расстроился, что, при всем своем дворянском воспитании, так не умею. Каждое слово ректора ловил и про себя повторял. Аль даже начал нехорошо на меня коситься.
  Но вот трапеза подошла к концу, и все уже начали переглядываться в ожидании, когда же господин ректор снизойдет до выплаты своего проигрыша, а Шимшигал все чирикал о чем-то с драконицей. А ей-то что? Она свое желание продула! Вот и не спешила теперь отвлечься от занимательной беседы. Более того, она, кажется, специально не желала отпускать внимание Шимми, чтобы подольше помучить остальных. Первым, как ни странно, не выдержал Аль, которому, сами понимаете, ничего не светило, но, видно совсем уж его любопытство заело.
  - Потом доворкуете, голубки! Пора бы тебе и честь знать, Шимми. Все ты драконицей занимаешься, а тебя, между прочим люди ждут, да и нелюди тоже.
  - Ах да, конечно! - ректор одарил нас слащавой улыбкой. - Ну и кому я что должен? Хоть и не хочется мне у вас на поводу идти. Просил же не играть, так нет, все равно полезли!
  - Зато тебе больше не придется поручителем быть, - как-то слишком уж ласково утешил его Винсент, но тут же добавил: - Если, конечно, сможешь все желания выполнить.
  Шимшигал вздрогнул, но предпочел сделать вид, что не услышал.
  - Ну-с, кто первый?
  - Я! - вскинулась Леринея, но тут же смущенно обернулась на остальных и пробормотала: - Простите!
  - Дамы вперед, - галантно предложил Фелл, и Лера благодарно кивнула.
  - Так что у вас за желание, милая? - голос великого мага прямо-таки сочился феромонами, но на одержимую своим заветным желанием Леринею это никак не подействовало.
  - Я хочу... я хочу знать, кто убил моих родителей. И кто заказал это убийство! - решительно вздернутый подбородок наглядно демонстрировал, что отступать девушка не собирается. Вот дуреха! Не могла пожелать, чтобы они сразу коньки откинули? Хотя... Ой, хорошо, что не пожелала! Винс бы сам ее за такое и заказал, и исполнил.
  Шимми, тем временем, извлек какую-то бумагу - судя по вензелю, из Звездного казино - внимательно ее изучил и сочувственно воззрился на Леру.
  - Увы, девочка моя, одна из заповедей мага гласит: никогда не делай того, чего можешь не делать. А поскольку в этой команде найдется, кому снабдить вас этой информацией, я имею полное право не отвечать на ваш вопрос. Вот, даже подпись Велиала имеется.
  - Что-о-о-о?! - голос Леринеи стремительно набирал децибелы, грозя перерасти в визг. Я предусмотрительно заткнул уши, но все равно продолжал все слышать. Шимшигал, не ожидая такого напора, шарахнулся. - Кто?! Кто эта сволочь?! - я поспешно спрятался за широкую спину Делимора, опасаясь указующего перста господина ректора, но Лера и без него определила виноватого. - Ты! - она сделала шаг к Винсу. - Ты! Ты все время все знал!
  - Ничего подобного! - поспешил откреститься вампир. - Сам узнал перед самым перемещением. Можешь у Аси спросить!
  Ну, гад! Нет, теперь он так легко со мной не расплатится! Это она сейчас ничего видеть и слышать не хочет, а когда в себя придет да вспомнит... Ой, бедный я! Ну, Винс, ну берегись! Я тебе это еще припомню!
  Лера, тем временем, сделала попытку наброситься на Винсента, но вдруг оказалась спеленута воздушной тюрьмой. Подозрительно знакомой воздушной тюрьмой. И лично я сейчас ее не создавал. Я, конечно, дурак, но не настолько. Она же еще громче визжать начала.
  - Лера, хватит! - вдруг очень четко, хоть и не громко произнес Дог. - Успокойся, и я тебя отпущу. Ты своими воплями очередь задерживаешь. Перестань плакать и иди к себе. Я загадаю свое желание и тоже поднимусь.
  Больше мальчишка ничего не добавил, но Леринея его почему-то послушалась. Кивнула, передернула плечами, когда Дог снял ловушку, и, опустив глаза, вышла из комнаты. На пару минут повисла тишина. Во дает мальчишка! Я же ему про это заклинание только вскользь упомянул, не объяснял, не расписывал. На лету все схватывает! Не зря Аль говорил, что нам до него далеко.
  - Никто не против, если я буду следующим? - спокойно произнес Дог. - Мне бы лучше поторопиться к Лере.
  Недовольных не оказалось. А если и оказались, Делимор таким взглядом всех наградил, что вякать никто не рискнул. Мальчик шагнул к волшебнику и, глядя ему прямо в глаза, сказал:
  - Я хочу вернуться в свое тело.
  - Это тоже не ко мне, юноша, - осклабился Шимми. - Для этого вам всего лишь нужно снова оказаться в своем родном мире.
  - Только и всего? - растерялся Дог.
  - Представьте себе. Вместо меня это ваше желание уже почти выполнил маркиз в"Асилий.
  - Хорошо, - коротко кивнув, Дог развернулся и последовал следом за Леринеей.
  - Ну, кто следующий? - сияя, как начищенный пятак, вопросил ректор.
  После столь неудачных первых двух попыток прыти у всех поубавилось. Вперед больше никто не рвался. Кевин и Киниада, не обремененные выигрышем, тихонько отползли в сторону. Краем глаза я заметил, что драконица, похоже, сегодня пользуется большим успехом. Этот джентльмен удачи с нее просто глаз не сводил и уже начал что-то нашептывать. А глазки у самого такие томные-томные...
  Наблюдая за этой парочкой, я проморгал эльфа, который рискнул стать следующим. Трепеща, как девица на выданье, вздыхая и ломая свои тонкие ручки - даром, что тяжелый, зараза! - Фелл просеменил к волшебнику, смущенно оглянулся на присутствующих и что-то зашептал. Шимшигал изумленно захлопал глазами.
  - Что? - недоуменно переспросил он. - Я правильно расслышал? Вы хотите жениться на драконе?!
  Феллион заалел, как маков цвет, а единственный присутствующий дракон, похоже, был занят собиранием собственной челюсти. Снова покосившись на обалдевшую Киниаду, эльф гордо вскинул голову и уже твердо и во всеуслышание произнес:
  - Мое самое заветное желание в том, чтобы прекрасная Эрридиада согласилась стать моей женой!
  Со стороны парочки наших неудачников раздался какой-то странный звук. Кида зажимала рот ладонью, глаза ее расширились, плечи вздрагивали, а Кевин бережно придерживал драконицу за талию. Все же она жуткая расистка! И чего так расстраиваться из-за чужого счастья?
  Шимшигал, похоже, тоже не был в восторге. Видимо, других претендентов на исполнение этого желания в нашей команде не нашлось. Тщательно изучив свою шпаргалку, похмурившись и пожевав губу, он вздохнул, тихо пробормотал какое-то заклинание, а потом легонько коснулся лба эльфа.
  - Прекрасная Эрридиада, дракон из мира Эмир будет счастлива принять ваше предложение руки и сердца! Желание исполнено! - торжественно произнес он, и на листке что-то вспыхнуло.
  - Правда?! - по лицу Фелла разлилось неземное блаженство.
  Даже я испытал прилив счастья от того, что хоть кому-то будет хорошо. И тут засмеялась Кида. Нет, смех ее отнюдь не был злорадным или безумным. Она веселилась. Она смеялась до слез, до стона, с трудом удерживаясь на ногах от сотрясающих ее конвульсий хохота. Причину своего веселья она, если и пыталась объяснить всем нам, застывшим в недоумении, то у нее это просто не получалось. Вместо членораздельных слов с губ драконицы срывалось невразумительное бульканье.
  Однако, как оказалось, не все внимание было сосредоточено на Киниаде. Плотная ткань джинсов не позволила мне почувствовать, как по ноге мазнул кошачий хвост, так что, вспрыгнувшего на стол и утвердившегося прямо перед носом великого волшебника Сириуса я заметил не сразу.
  - Моя-у очередь! - сообщил кис, сверля Шимми взглядом.
  Ректор покосился на документ из казино, поморщился, а потом снова нацепил на физиономию дружелюбную улыбочку.
  - Я весь внимание, господин кот!
  - Хочу получить обратно свои-у сапоги-у! - с подвыванием на последних словах сообщил Сыр. Ректор спал с лица. Сначала побледнел, потом позеленел, потом посинел и начал задыхаться. - И не говори-у, что это желание не ты-у исполнить долж-ж-ш-ш-ен! - добил кот волшебника.
  - Залог! - прохрипел Шимми. - Верните залог! Только так! Договор замагичен!
  Мы с Творожком переглянулись.
  - Да нет его! - завизжал вдруг Аль. - Кто-то из твоих засланцев и спер, наверное! Шлялись тут всякие! Ручками своими шелудивыми по моим закромам пошарили!
  - Нет! - взвился ректор. - Не брали они! Не нашли!
  - Ах ты вор! - еще громче заверещал учитель и в ладони его начал формироваться фаербол. - Сам сознаешься, что чужое добро сакадемиздить пытался!
  - Я не... - договорить ректору не удалось.
  Огненный шар просвистел прямо над столом, сметая приборы и остатки еды, краем задел Творожка и врезался в грудь Шимшигалу. Звон битой посуды перекрыли рев великого волшебника, сирена кошачьего мява и аплодисменты из партера - Кида и Кевин, похоже, получали удовольствие от происходящего. Запахло паленой шерстью и соусом бешамель.
  - Я знаю, это ты Око спер! - вопил Аль, переходя в рукопашную.
  Ректор не остался в долгу и в ответ на первую магическую атаку заискрил молниями. Сириус, продолжая истошно орать и дымиться, взлетел по шторе под потолок. Винс выхватил кинжал и приготовился вмешаться. Делимор держал на одной ладони фаербол, а на другой какую-то фигню, подозрительно смахивающую на ту воронку, что я не так давно намагичил на звездной карте. Тим прятался за нашими спинами. Кевин с Кидой улюлюкали и подбадривали соперников. Хотя, что они там могли разобрать - непонятно: де Баранус и Шимми сплелись в один визжащий, орущий, плюющийся пламенем и стреляющий молниями клубок. Штора, на которой зависал подпаленный кот, начала тлеть.
  Я понял, что лучше вмешаться самому, пока Эрмот и вампир не покромсали кого-то на кусочки или не разнесли на атомы, и обрушил на дерущихся поток воды, заодно полив и Сириуса со шторой. Ох, зря я это сделал! Кота я, конечно, погасил, как и огненную магию Аля, но вот молниям вода пришлась только по вкусу. Оглушительный треск и болезненные удары разметали всех по углам кухни, а Шимшигал, воспользовавшись замешательством, успел открыть телепорт.
  - Куда! - заголосил звездочет и в отчаянном броске нырнул следом за ректором в пелену портала.
  Но не только учитель рванул за ректором. Маленький серый комок сгустком пыли сиганул со стола и в последний момент уцепился желтыми резцами за воротничок сорочки великого волшебника. Зыбкое марево схлопнулось, поглотив всех троих, и наступила тишина.
  - Ну и что теперь будет с нашими желаниями? - прорезал ее недоуменный голос Винса.
  - Обломался, клыкастик? - хихикнула Киниада.
  - Это несправедливо, - робко подал голос Тим, выползая из-за сапог Делимора.
  - Да вернется он, никуда не денется, - отмахнулся я. - Ему ваши желания неисполненные слишком дорого обойдутся. Лучше объясните мне, из-за чего они оба так взбеленились? Сыр, это к тебе вопрос, между прочим.
  Кис не ответил, он был занят: сосредоточенно сползал со шторы задницей вниз, поминутно оглядываясь и примериваясь, можно ли уже спрыгнуть на прожженный стол. Время от времени Сириус издавал утробное урчание, мало похожее на членораздельную речь. Хвост его злобно болтался из стороны в сторону, задевая занавеску и заставляя е колыхаться сильнее, отчего удерживать равновесие коту становилось труднее. Тогда он рычал еще раздраженней. Наконец, почти поравнявшись со столешницей, Творожок в последний раз вильнул задом, закачался вместе с драпировкой, разжал когти и в раскорячку шмякнулся на твердую плоскость. После чего принялся сосредоточенно вылизывать подпаленный бок.
  - Давай полечу, - предложил я.
  - Ничего-у! - фыркнул Сыр. - Только шерсть зацепило. А ты-у не знаешь, что такое-у это око?
  - Без понятия, - пожал я плечами. - Но что все же произошло?
  - Если Шимми не выполнит все желания, ему снова поручителем быть придется, - вставил Винс. - Так почему он тебе сапоги не дал?
  - Обменялись они-у с Алем, - обиженно пробурчал кис. - Зайценосный наш что-то в залог оставил, а договор магией скрепили. А Аль залог посеял. Вот и весь сказ.
  - И что нам теперь делать? - озадачился я, понимая, что оставить кота самому решать свою проблему просто не могу.
  - Игра-уть! - решительно провозгласил кот и поднял лапку кверху, словно призывая прислушаться. Мы и прислушались. И тут по всему дому забили часы. - Вот теперь можно-у, - сообщил он и выжидательно уставился на меня.
  - Что можно?
  - В казино возвращаться-у. Полночь. Новая игра начинается.
  - Так она же вроде вечером, - удивился я.
  - В Звездном казино нет времени-у, - философски заметил Сырок, - когда бы не пришел, попадаешь на вечернюю игру.
  - Ася, ты уверен? - обеспокоился Эрмот.
  - Раньше сядешь, раньше купишь, - отмахнулся я. - Я же слово дал.
  - Вот именно, и нечего время терять! - вставила свои пять копеек Киниада.
  Я закрыл глаза и представил себе холл Звездного казино. Никаких волшебных слов на самом деле не требовалось. Просто, не зная, как казино выглядит, попасть туда можно было только с поручителем. А вот те, кто знал, редко возвращались в это опасное место по своей воле. Правда, это не значило, что мои соратники, побывавшие в казино не как звездные игроки, а, скорее, как гости, тоже смогут в любой момент вернуться. Подозреваю, из всех нас только я мог вспомнить, как выглядит холл. Велиал незваных гостей не любил и предпочитал, чтобы с выигравшими у казино расплачивались поручители. А может, мои друзья и могли туда попасть снова, хотя бы, чтобы на автоматах поиграть. Вот только сомневаюсь, что в таком случае кому-то из них светило сорвать куш. А может, я и ошибаюсь. По мне, так вообще бы в жизни этого Звездного казино не видеть. Но я дал слово.
  - Я-у с тобой! - взвыл Сириус.
  - Сдурел? - возмутился я. - Ты как себе это представляешь?!
  - Придумай что-у-нибудь! - потребовал кошак.
  - Невидимым я тебя сделать не могу, на невидимость вокруг меня теперь все проверять будут.
  - Уменьши меня-у, - не сдался Сыр.
  - Ага, и тебя примут за мышь и прихлопнут. А я еще потом виноват окажусь.
  - Прятать что-то лучше всего на самом видном месте, - зачем-то полез с советами Винсент.
  - Что мне его теперь, увеличить, что ли?! - психанул я. - Думаешь, меня с клетчатым тигром на Звездный покер пустят?!
  - А ты его обездвижь, как Дог Леринею, и на шею в качестве воротника пристрой, - предложила Кида.
  - Нашла тоже северную лисицу! Еще я гор-р-ржетку из себя не изоброжа-ул! - возмутился Сириус. - У меня-у, может быть, с этим тяжелые воспоминания детства связаны! У меня-у маму на кроличью шапку порешили!
  - Мама у тебя лысой египтянкой была, из них шапок не делают, - заметил я, припомнив его побасенки и окончательно утвердившись во мнении, что он наврал все от первого до последнего слова. - И порешили ее, как ты, надеюсь, помнишь, на котлеты.
  - На котлетотесы! - сердито поправил Сыр и фыркнул. - И вообще, не ваше дело, какие у меня комплексы с детства заложены! Тоже мне-у, психоаналитики!
  - Ну, если, не наше дело, то и не возникай. Сказали быть воротником, значит воротником и будешь.
  Кис зашипел, зарычал, но возразить было нечего, да и наши физиономии, наверное, выражали непреклонность.
  - Лучше шапкой! - хмуро согласился он.
  - Фиг тебе!- воспротивился я. - Еще я такую тушу разожравшуюся на голове не таскал!
  - Зато-у хоть лысину прикроешь, чтобы не блестела. А то в ней все твои-у карты отражаются! - не остался в долгу Творожок.
  - Чтобы из тебя шапку сделать, предварительно выпотрошить нужно! - огрызнулся я.
  - Я-у не шапкой, я чалмой буду, - чуть подумав, сообщил кис и свернулся калачиком на столе.
  Действительно, чем-то похоже. Не на чалму, на эдакий малахай. Вот только как он у меня на голове держаться должен? Когтями, что ли? Не, на такое я не подпишусь. Увольте! А вообще-то, почему на голове? Можно ведь и не совсем.
  Я задумчиво поманил киса пальцем, и он плавно поднялся над столом. Дернулся, заболтал лапами.
  - Не раскручивайся! - прикрикнул я. - Будешь лапками шелудить, в воздушную тюрьму упакую. Лежи, как лежал!
  Кис мявкнул что-то невразумительное, но послушался. Я аккуратно слевитировал его и завесил у себя над головой.
  - Ровно? Поинтересовался я у болельщиков.
  Дурак! Так они мне что-то вразумительно и объяснили! Сразу же началось "чуть правее", "чуть левее", "чуть наклони", "чуть опусти". Через пару минут такого чуткого руководства я не выдержал, сбегал в свою комнату и посмотрелся в зеркало. А ничего так, симпатичненько смотрится. Солидно даже. Нет, все же я - парень хоть куда! Хорошая вещь апгрейды!
  - Ну что? Двинули? - риторически спросил я у Сириуса.
  Кис мигнул своими таинственными глазами, и мы перенеслись в казино.
  
  Глава тридцать вторая.
  ИСКРИВЛЕННЫЕ РЕАЛЬНОСТИ.
  Кевин.
  (Komandor, Королевна, Kagami.)
  
  Кевину казалось, что он попал в какой-то очень навороченный и не вполне здоровый сон. Он точно помнил, что его убили, а потом почему-то оказался живым. Он защищал Моргану от этого земляного червя, а спасала его почему-то девушка по имени Дог. И когда он всего лишь в благодарность захотел ее поцеловать, девушка оказалась парнем, а он получил по морде от какого-то громилы. Только он собрался дать этому громиле сдачи, как тот оказался графом, который при этом покорно сбавил обороты по указке какого-то маркиза. Маркиз был юным, но лысым и относительно адекватным. Он долго и путано объяснял что-то о спасении какой-то галактики и доказывал, что они находятся в другом мире. Ну, это-то Кевин, хоть и с трудом, но понял, когда смог соотнести понятия, которыми оперировал маркиз с теми, что были ему привычны. Все правильно, он просто оказался в каком-то не сильно пострадавшем во время Последней воны глайде. Ничего здесь у них, цивильненько так. Вот только про кельнов здесь, как оказалось, никто слыхом не слыхивал. А кельны были чем-то вроде стражей или привратников. Потому что для того, чтобы открыть проход в любой из глайдов, необходимо было воспользоваться сигмарами - открывающими камнями, которые были разбросаны по всему У"шхарру. Только кельны могли позволить проникнуть в глайды и вернуться назад. Не имея никакого представления о замыслах Высших - создателей У"шхарра - зачем нужны ключи от глайдов и открывающие камни, кельны, используя сигмары, стали властвовать в глайдах, называя себя то посланцами богов, то вообще их создателями. На почве жажды власти, кельны стали воевать друг с другом за право обладать большим количеством глайдов. Однако всё(зпт) что они получили - это бесчисленное количество убитых соплеменников и уничтоженных глайдов в ходе Последней Войны.
  И вот дальше начиналось самое интересное. Здесь про Последнюю войну никто не слышал тоже. Не было ее здесь, не докатилась. Кевин уж было подумал, что и сигмары здесь никто не охраняет, но, как выяснилось, и о самом их существовании никто из местных обитателей не знал. И все же из мира в мир маркиз, например, ходить не мог, а значит, ему нужен был кто-то вроде Венна. Но потом оказалось, что все не так, что ходить из мира в мир можно и без кельна, нужно только получить это право, и маркиз собирался его... выиграть в карты! Кевин на мгновение представил, как отнесся бы к подобной идее Рик и тихо поплыл. Этот глайд определенно был каким-то неправильным. Непуганым каким-то. И стало очень обидно, что он здесь один, без друзей, без команды. Эх, сюда бы Рика, уж он-то придумал бы, как развернуться!
  А потом, прежде чем Кевин успел даже толком перезнакомиться со всеми остальными обитателями башни, началась следующая серия бреда. Великий волшебник с зайцами на поясе потащил всех в казино. Да-да, в самое настоящее казино. Причем шикарное. В жизни Кевина бывали периоды взлетов, когда он позволял себе оттянуться в подобных заведениях. После встречи с Риком, и уж тем более после создания команды, с громкими кутежами и светским времяпрепровождением пришлось завязать. Рик не любил, когда кто-то мелькал на глазах у богатеев и больших шишек, опасаясь привлекать излишнее внимание к своим доходам. Кевина это совершенно не тяготило. Были деньги, а потратить их на женщин и выпивку в придорожном кабаке или в роскошном ресторане, для него особого значения не имело.
  Тем не менее, роскошь Звездного казино его не только приятно удивила, но и подхлестнула тот веселый азарт, когда даже старая кикимора может показаться красавицей, а фарт посмотрит в твою сторону только тогда, когда ты прогуливаешься под ручку с хорошенькой женщиной. Но прежде чем Кевин успел предложить свою компанию одной из двух милых дам этой новой, незнакомой команды, тех буквально у него из-под носа похитили. И кто?! Мальчишка, которого он сам еще недавно перепутал с девушкой! Немного утешило то, что громила-граф тоже не был счастлив, оставшись без общества этой троицы. Правда, пока Кевин наслаждался его хмурой растерянной физиономией, томный красавчик с ослиными ушами подцепил под руки их обоих. Если Кевину и могло прийти в голову отказаться от общества этой парочки, то ему просто не дали вставить ни слова. Феллион - так, кажется, звали ушастого - трещал без умолку, и очень скоро Кевин окончательно потерял нить разговора. К своему удивлению он уже минут через пять обнаружил, что они с графом, как заговорщики, переглядываются за спиной эльфа, пытаясь найти пути к отступлению. Кстати, что значит "эльф", объяснить ему никто так и не удосужился, поэтому для себя Кевин решил, что так принято называть в этом глайде мутацию, связанную с гипертрофированными размерами наружных органов слуха.
  Заговор не состоялся, поскольку Феллион, завидев впереди еще одного мальчишку из команды, рванул к нему. Они с Эрмотом - граф, который предпочитал, чтобы его называли просто по имени, вызывал у Кевина все большее уважение - не сговариваясь, свернули в боковой проход, на другой ряд игральных автоматов и постарались удалиться от эльфа как можно быстрее. Здесь они сначала нашли кота-мутанта, а потом попали в лапы ифрита. Точнее, Кевин попал, поскольку ифрит оказался девушкой неземной красоты, и устоять молодой человек не смог. Этой огнеликой даме не составило труда уговорить его сыграть, и Кевин, не задумываясь, проиграл шпагу, даже не пожалев о том, что его желание не исполнится. В конце концов, маркиз и так клятвенно обещал, что вернет его в родной мир. Если, конечно, Кевину удастся выжить в предстоящей заварухе. Поскольку к риску джентльмену удачи было не привыкать, подобная перспектива его не слишком волновала. А проигранная шпага все равно вернется, никуда не денется. Граф и кот успели куда-то испариться, и Кевин с пользой провел время, расточая комплементы прекрасной джинии. Он совсем уж был уверен, что еще чуть-чуть - и красавица согласится уединиться с ним где-нибудь в специально предусмотренном будуаре, но тут она объявила, что маркиз Ася выиграл, и всех ждет владелец казино.
  Потом был фарс с исполнением желаний, и Кевину наконец удалось свести более близкое знакомство с рыжей красоткой, которой, как и ему, не повезло в игре. Своим отвязным чувством юмора Кида произвела на Кевина впечатление, и жизнь впереди почти окрасилась в радужные тона, когда выяснилась, что эта милая леди - дракон, и представителей любых других рас она не то чтобы на дух не переносит, но рассматривает как существ низших. И по поводу предложения Кевина скоротать вечерок в ожидании возвращения маркиза вдвоем, она смеялась едва ли не больше, чем над желанием ушастого мутанта жениться на драконе.
  В общем, в свою комнату Кевин вернулся в одиночестве. Но он не унывал. Оставалась еще та блондиночка, за которой приглядывал вампир и хвостом таскался мальчишка Дог. И она, кажется, обитала на третьем этаже. К тому же была в расстроенных чувствах. После часа напряженных размышлений Кевин посчитал своим долгом утешить даму. Но, едва он вышел на лестницу, сверху послышался какой-то шум, и до Кевина донеслись голоса ссорящихся кота и маркиза. Похоже, кроме них, в башенном кабинете больше никого не было, и молодой человек просто не мог упустить такой случай. К этому лысому деятелю у него все еще оставалось немало вопросов.
  Однако, когда он заглянул в комнату, Ася сидел за столом в гордом одиночестве. Выглядел он печальным и подавленным.
  - А, это ты... - вяло отреагировал на появления Кевина в комнате маркиз. - Проходи. Я тут собираюсь тихо напиться. Можешь составить компанию. А то этот клетчатый гад здоровье бережет, а Зеркало вообще не может.
  - Зеркало? - переспросил Кевин, пытаясь разобраться, о чем это Ася толкует.
  - Ага, артефактное. Оно, конечно, милое и ко мне хорошо относится, но пить не умеет.
  Кевин сделал шаг к столу и споткнулся о пустую бутылку. Судя по всему, напиваться маркиз Ася уже начал, не слишком тяготясь отсутствием компании. Кевин не совсем понимал, хорошо это для него или нет, но решил все же попытать счастья и попробовать узнать хоть что-то о своих друзьях. Он приподнял, чтобы придвинуть к столу, второе кресло и вздрогнул, когда кот с шипением вскочил с сидения.
  - Еще-у оди-ун!!! - взвыл мутант. - Пьяницы-у противные!
  После чего это говорящее чудо, распушив хвост, взлетело на самый верх одного из книжных стеллажей и притворилось деталью интерьера.
  - Наливай! - радушно предложил Ася. Кевин не заставил просить себя дважды. - Теперь мы с тобой оба проигравшие! - печально вздохнув, новый товарищ по несчастью тронул бокал Кевина своим, после чего залпом выпил. - А мне теперь выступать чьим-нибудь поручителем. Ужас какой! Ведь порядочные люди от звездного казино стараются держаться подальше. И придется мне ручаться за какую-нибудь шваль. Вот...
  Кевину показалось, что момент самый подходящий, и он решил направить мысли в"Асилия в нужное русло.
  - Жаль, что ты Рика сюда не вытащил. Вот кто с радостью сыграл бы и тебя не подставил, - подал он идею, но Ася как раз в этот момент сосредоточенно пристраивал горлышко бутылки к стакану. Кевин решил не отступать и добавил: - И вообще, волнуюсь я за друзей, как они там. А вдруг та тварь не только меня угробила...
  - А это мы щаззззз! - обрадовался ученик звездочета. - Это мы быстренько!
  - Что? - не понял Кевин, но Ася уже направился шаткой походкой к большому зеркалу, стоявшему недалеко от стола.
  Кевина еще в прошлый раз удивило, что может делать зеркало в кабинете, но спросить он не успел. А теперь лысый маркиз, обняв красивую серебряную раму, едва не повис на этом самом зеркале.
  - Милое ты мое! - прижавшись щекой к стеклу, со слезой в голосе произнес Ася. - Ты одно меня любишь и ценишь! Ну и вот Кевин еще! Он меня не бросил в биде... в беде... А друзей бросил. И все из-за меня, дурака! Нужно ему помочь. Ведь нужно же? Да! Вот ты меня понимаешь!.. Поможешь? - к удивлению Кевина зеркало мигнуло радугой. - Спасибо! - завопил маркиз и приложился к стеклу слюнявым поцелуем. Потом протер след собственных губ рукавом не слишком свежей сорочки и понуро поковылял обратно к столу.
  А зеркало вдруг уже не мигнуло, а вспыхнуло, и через мгновение Кевин увидел все тот же лес...
  
  Могилу для Кевина решено было выкопать на краю поляны, напротив той самой ели, под которой сидело чудовище-оборотень. За неимением лопат орудовали широкими походными ножами и клешнями твари.
  Участия в общем мероприятии не принимали только Хасс и Моргана. Первый стоял, прислонившись к корявой березе и, скрестив руки, наблюдал за командой.
  Моргана же сидела на давешнем бревнышке, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками. Рядом усердно сохла ее рубашка, дочиста и с остервенением выстиранная - девушка куталась в плащ.
  В голове теснились странные мысли. Это были не первые похороны, на которых присутствовала Моргана, но первые, на которых хоронили ее друга. Вернее, человека, который мог бы стать ее другом.
  В самом деле, несмотря на свое поведение, Кевин был единственным из всей команды, кто неплохо к ней относился. Рик держался сдержанно-холодно, остальные и вовсе сторонились. А Хаса Моргана и сама побаивалась.
  И вот, Кевин погиб... девушка тряхнула волосами и смахнула с ресниц непрошеную слезу. Внезапно она с ясностью осознала, что отдала бы многое, лишь бы он вернулся к жизни. Пусть даже в качестве призрака.
  Подумав об этом, Моргана мрачно развеселилась. Хотя... хлопать себя по заднице она бы все равно не дала.
  Джефри со Скоттом недоуменно оглянулись на неуместно улыбающуюся девицу. Неожиданно улыбка на ее лице притухла: Моргана вспомнила,(пробел)что с того света возвращаются не только призраками, но и упырями, а общаться с Кевином в образе последнего не было никакого желания.
  Моргана вновь помрачнела и уткнулась лицом в колени, закрыв глаза.
  Тем временем Рик выстлал яму для могилы изнутри маргаритками и лопухами, за неимением погребального савана. Команда, склонив головы, окружила место захоронения, и Джефри, Скотт и Венн бережно опустили на растительное ложе неопознанные кровавые куски - найти само тело возможным не представлялось, видимо, тварь размолотила уже мертвого Кевина на куски.
  Рядом положили его оружие. На полукруглой кости, вероятно, некогда бывшей куском черепа, места предполагаемых глазниц прикрыли гладкими камушками (на этот раз Моргану освободили от их выбора). Камушки были призваны не дать Кевину взглянуть в глаза Куолема - бога смерти, что явится за ним в образе гигантской горгульи и решит судьбу погибшего. Либо тот отправится к Темному солнцу, в обитель покоя... либо обратится в первозданную пыль, и Куолем развеет его по ветру.
  В абсолютной тишине застучали комья земли, постепенно скрывая под собой жуткое кровавое месиво, некогда бывшее человеком. Джефри незаметно оглянулся вновь: Моргана сидела, по-прежнему скрючившись на бревне, закрыв глаза и зажимая уши ладонями...
  ...Однажды кто-то сказал ей: "Человек жив для тебя до тех пор, пока ты не увидишь и не услышишь, как землю бросают на крышку его гроба"...
  ...Моргана не хотела этого слышать и видеть сейчас.
  Только потом, когда все было кончено, и все стали потихоньку отходить от свеженасыпанной могилы, девушка тихо встала с бревна и, как сомнамбула, подошла к ней. Сняла с запястья золотой браслет-змейку и зарыла в землю над тем местом, где покоилась голова Кевина.
  - Прости меня, Кевин, - еле слышно прошептала Моргана.
  
  - Я чего-то не понял? - Кевин ошалело обернулся к маркизу. - Это они меня только сейчас похоронили?
  - А фиг поймешь, - отмахнулся пьяный неудачник, - Зеркало не всегда настоящее время показывает. Может и прошлое и будущее. О! Смотри!
  - Что? - не понял Кевин.
  - Моргнуло. Радугой. Сейчас следующую картинку покажет. Может, сегодняшнюю, может завтрашнюю. А может, и продолжение того же кино.
  - Ага, - кивнул наемник и перестал обращать внимание на собутыльника. Зеркало действительно показывало уже другую сцену.
  
  Место для ночлега выбирали, памятуя о печальном опыте предыдущего привала. Тщательно обходя стороной уютные и приветливые полянки и просеки, Рик наконец вывел команду на берег какой-то лесной речушки и уверенно ткнул пальцем:
  - Тут.
  Все в недоумении уставились на пологий бережок, поросший высоким осотом и камышами. Чуть поодаль наводило уныние осклизлое бревно, а у кромки воды белесым брюхом вверх важно болтались две дохлые рыбки.
  Хасс неопределенно хмыкнул. Скотт почесал в затылке и крякнул. Моргана застыла с раскрытым ртом.
  - Потрясающе, - не выдержав, едко резюмировала она, - следующий этап - ночевка в болоте?
  - Леди, - язвительно парировал Рик, - не будь вы леди, я бы посоветовал вам заткнуться.
  - Не будь вы командир, я бы вас... - в том же тоне отозвалась Моргана, но Рик предупреждающе поднял руки.
  - Все, хватит. Значит, так. Действуем по старой схеме. Скотт, Венн и... - командир запнулся, - ...и Джефри, вы за сушняком. Феникс, ты, вроде, совсем недавно рассказывал мне о своем отце-рыбаке. Так что ты у нас будешь соображать ужин из речной рыбы, - Рик кивнул на речушку.
  -Но, командир, - проблеял Феникс, - я в рыбе плохо разбираюсь...
  - Остальные не разбираются в ней вовсе, - обрадовал его Рик, - леди Оникс, на вас камни. Пока все.
  Он отошел в сторону и о чем-то тихо заговорил с Хасом. Феникс, тяжело вздохнув, отправился к речке и принялся уныло водить в воде взад-вперед отобранной у Венна шляпой...
  ...Через два часа вся команда собралась у еле теплящегося огня, зябко кутаясь в плащи. Рыбки, изловленные Фениксом, задумчиво плавали кругами в походном котелке, подвешенном над костром, даже не собираясь увариваться. Вся компания следила за ними злющими голодными глазами. Феникс ежился.
  - Моргана, - задумчиво сказал Рик, наблюдая, как рыбешки нарезают третий круг, и шумно сглатывая слюну, - беру свои слова по поводу ягод назад. Я сейчас настолько голоден, что готов закусить мухомором.
  Девушка улыбнулась - чуть ли не впервые после гибели Кевина. У Рика была потрясающая способность парой ничего не значащих слов разрядить обстановку. Феникс, однако, надулся и с неприязнью посмотрел на нее.
  - Может, споем пока? - угрюмо спросил Джефри.
  - Валяй, пой, - разрешил Венн, с силой выжимая шляпу.
  Джефри посмотрел на него обиженно.
  - У меня другое предложение, - оживился Скотт, - давайте рассказывать истории из жизни! Вот, например... Моргана, поведай нам о себе!
  - Это почему это сразу я? - с подозрением осведомилась девушка.
  - А потому, что мы о тебе практически ничего не знаем, - заявил Скотт, и команда его поддержала, - остальные-то уже давно друг с другом работают, а ты - новенькая.
  - Хорошо, - неожиданно легко согласилась Моргана, - только тогда пусть и остальные про себя расскажут. Я хочу знать своих коллег.
  - Ладно-ладно, - нетерпеливо отмахнулся Скотт, - давай, начинай.
  Девушка вздохнула и приступила к повествованию:
  - Мой род - один из самых малочисленных среди Говорящих, поэтому иногда Ониксам приходится заключать браки с обычными людьми. Так что и во мне есть толика обычной крови...
  - Вот и верь после этого благородным, доказывающим, что они благородные, -обиженно прогудел Джефри.
  Моргана смерила его уничтожающим взглядом:
  - Это неизбежно, если ты не хочешь, чтобы от кровосмесительных браков в твоем роду появлялись дети-уроды и прогрессировало вырождение. Моя двоюродная тетка -плод брака единокровных брата и сестры - выросла сумасшедшей и однажды бросилась с крыши с годовалым сыном на руках.
  - А другие рода Говорящих? - поинтересовался Рик, чтобы перевести тему. Моргана нетерпеливо дернула плечом:
  - Что ты хочешь получить от смешивания двух разных видов камней? Второсортную фальшивку? Или практически полноценный вид, с мизерным вкраплением обыкновенного?
  - Ладно, продолжай, - потряс головой Рик.
  - Спасибо. Итак, я - леди Оникс. Сейчас не буду утомлять вас подробностями относительно нашей иерархии, скажу только, что родственников своих я практически не знаю. Родители мои исчезли, когда мне было 13...
  - Как это, исчезли? - удивленно перебил ее Скотт.
  - Обыкновенно. Ушли и не вернулись, а леса вокруг Триэля глухие... - глаза девушки блеснули серовато-голубым, и Скотту мигом стало неуютно.
  - Постепенно я выучилась на ювелира у деда, который меня и воспитал. У Говорящих небольшой выбор профессии: шахтер, ювелир, каменщик, золотоискатель, скульптор... Так или иначе, в сознательном возрасте, после смерти деда, я начала подрабатывать шантажом.
  - Ты-ы?! - воззрились на нее все.
  - А что? - с вызовом вздернула нос Моргана. - Доход у ювелира не такой уж и большой, а искушение слишком велико. К тому же, грех не использовать свой дар для себя. Во всяком случае, Великие Каменные Скрижали нам этого не запрещают.
  Конечно, приходилось тщательно скрывать свой Дар, чтобы люди не заподозрили лишнего, но до поры до времени все обходилось, - она украдкой вздохнула, вспомнив Кевина.
  - А когда у вас проявляется этот самый Дар? - полюбопытствовал Феникс.
  Моргана вновь улыбнулась уголком рта, вспомнив все свои страхи и переживания в восемь лет: а ну, как не проявится Дар; а ну, как слишком много в ней "обычной" крови. Но все обошлось. И ее первый камень, самый обыкновенный булыжник, подобранный в пыли, поведал ей о недавней драке щенков, что произошла поблизости от него. Незначительное событие, но оно осело в памяти Морганы на всю жизнь...
  ...Как и все, что бывает в первый раз...
  - Теперь твоя очередь, - кивнула девушка Скотту, закончив свой рассказ.
  
  Когда картинка помутнела, Кевин передернул плечами. Во всем, что показало Зеркало, было что-то ностальгическое и печальное. Он отлично понимал, почему Скотт предложил Моргане рассказать о себе. Не только любопытство двигало им. Друзьям нужно было говорить о чем-то, желательно интересном и захватывающем, только бы не вспоминать о нем, о Кевине. Даже Моргана, девушка, которую он обманом привел в команду, прятала грусть за своими дерзкими репликами. Это трогало почти до слез. Кевин подумал, что не каждый может похвастаться тем, что точно знает, как на его смерть отреагируют друзья, и что, пожалуй, может гордиться тем, как его провожают.
  Но тут артефакт снова вспыхнул.
  
  - Держи, - Хас отрывисто пробормотал что-то на незнакомом языке и сунул сигмар в руки Моргане.
  Та инстинктивно отпрянула, не решаясь дотронуться до него. Ее задание, то, ради чего она вместе с остальной командой проделала столь долгий и опасный путь, представляло собой грязно-серый неровный камень, испещренный неизвестными символами и неясными изображениями. Она почувствовала на себе предупреждающий взгляд Хаса и со вздохом, полностью покорившись судьбе, протянула руки к сигмару.
  Работодатель, однако, медлил, явно чего-то опасаясь.
  - Запомни, девочка, - веско проговорил он, будто с трудом выталкивая из себя слова, - когда возьмешь в руки сигмар, больше ни слова. Ты должна отыскать для меня один глайд и зафиксироваться на нем... я знаю, вы способны удерживать некоторые образы по несколько минут подряд... а большего мне и не надо.
  - Что за глайд? - невольно уточнила Моргана, "забыв" признаться, что образы, полученные от камней, ей удерживать, мягко говоря, сложновато.
  - Я узнаю его. По моей команде концентрируешься и удерживаешь образ... ну, а дальше - моя забота. Главное, помни: ни звука. Берешь сигмар и встаешь спиной ко мне. Лучше не оборачивайся. Все поняла?
  Моргана кивнула, чувствуя, как внутри все сжалось. Она медленно, отчаянно растягивая время, приняла в руки камень и мгновенно, памятуя о наставлениях Хаса, повернулась к нему спиной. Еще спустя мгновение она ощутила, как тот приблизился к ней практически вплотную. На виски Морганы легли прохладные пальцы... или это были вовсе не пальцы?
  "Начинай, девочка", - прозвучал у нее в голове властный голос Хаса.
  Девушка послушно моргнула и цепко обхватила сигмар ладонями.
  
  Снова все плывет, утопая в серебристой дымке... снова шепчутся неясные голоса... только на этот раз мимо в безумном калейдоскопе мелькают не картинки-слепки минувшего, а целые миры; шепот в ушах постепенно растет, перерастая в гул, эхом разносящийся внутри головы.
  Каждый новый мир заявляет о себе россыпью ярких звезд в глазах и пульсирующей болью в висках, которые то сильнее, то слабее сдавливает Хас.
  ...Глайд - бескрайняя синяя гладь океана, над которым, в палящей вышине, парят какие-то фигурки. Вот в пенистых волнах на миг появляется, изгибаясь, темная спина неведомого чудища... Дальше!
  ...Глайд - красноватая пустыня, вздымающая свои барханы под светом черного солнца, окруженного ослепительно-белой короной лучей. Спящего солнца... Дальше!
  ...Глайд - дивный сад, словно застывший в вечности в сиянии молочно-голубой луны. Прекрасный и безнадежно мертвый. Цветы и деревья кажутся отлитыми из стали... Дальше!
  ...Глайд - снежные вершины гор, серебрящиеся в первозданной, непокорной дикости до самого горизонта...
  ...Глайд - извергающиеся вулканы и озера, изливающие потоки лавы...
  ...Дальше! Дальше!..
  ...И вот, наконец...
  ...Глайд - выжженная дочерна пустыня, вся испещренная страшными расселинами и трещинами. Абсолютно гиблое место...
  - Вот оно! - жарко выдохнул Хас в ухо Моргане, - стой! Останавливай!
  Девушка мигом сдавила сигмар, да так, что побелели костяшки пальцев и крепко зажмурилась. Действовала она, скорее, по наитию, чем осознанно.
  От потревоженного сигмара стало исходить тусклое красноватое сияние, алыми сполохами расцвечивающее лицо Морганы и силуэт Хасса. Тот, не переставая, шептал что-то, поминутно издавая какие-то совершенно дикие, воюще-клацающие звуки.
  Мир вокруг начал блекнуть. Все заволокла знакомая Моргане серебристая дымка, а когда она рассеялась, мир преобразился. Теперь он в точности соответствовал глайду, найденному девушкой.
  - Готово, - выдохнул Хасс и резко отнял, точнее, отлепил пальцы от висков Морганы.
  Ту колотило крупной дрожью. Стоило Хассу убрать руки, как девушка без сил повалилась на черную землю глайда. Сигмар, постукивая, выпал из ее рук.
  
  - Проклятье! - взвыл Кевин, когда Зеркало снова погасло на самом интересном месте и на этот раз не проявило желания продолжить показ.
  - А? - недоуменно поднял голову маркиз, пытаясь сфокусировать взгляд на собутыльнике.
  - Ася, скажи мне, во имя богов, что нужно сделать, чтобы узнать, что было дальше?!
  - Да ничего, - равнодушно пожал плечами маркиз, - сегодня оно уже про твой мир ничего больше не покажет. Да и неизвестно, было это уже, или нет. Может, все это только через неделю случится... Я так думаю... Так что, ты это... расслабься. Давай выпьем лучше.
  Нетвердой рукой он попытался схватить бутылку за горлышко. Не смог. Но попыток не оставил. Получилось только с четвертого раза. Вино полилось мимо бокала, и Ася, целясь, но не попадая, принялся рисовать на столе красивые винные узоры. Кевин тихо выругался. Ему очень хотелось макнуть маркиза головой во что-нибудь холодное, но ничего подходящего в кабинете, разумеется, не было.
  И тут башня содрогнулась. Послышались звон и грохот, хоть и приглушенный расстоянием в несколько этажей, но, тем не менее, слышимый.
  - Ой! - сказал маркиз, и лицо его приняло удивленно-расстроенное выражение. - Наверное, кому-то нужна помощь!
  Он вскочил... точнее попытался это сделать и тут же, неловко взмахнув руками, рухнул на пол. Снизу уже доносились испуганные крики, среди которых несколько раз промелькнуло имя Аля. В глазах маркиза отразился ужас. А потом... Кевин не понял, что произошло. Все тело Аси вдруг словно задымилось, запарило, а в следующий миг он вскочил на ноги и уже выглядел совершенно трезвым.
  - Ворк! - воскликнул несостоявшийся пьяница. - Кевин, мне нужно вниз, а я сейчас в обморок грохнусь. Выручай!
  - Как? - растерялся Кевин. Он и так не знал, что ему делать: то ли помогать Асе, то ли нестись на этот шум в надежде, что там он окажется нужнее.
  - Как хочешь, только не дай мне валяться в отключке. По щекам надавай, что ли, когда отрублюсь.
  - Хорошо, - кивнул молодой человек, плохо понимая, как маркиз может так точно знать, что вот-вот потеряет сознание.
  А Ася тем временем растянулся на полу, пристально глядя на джентльмена удачи, а потом глаза его закатились. Кевин недолго думая выполнил странную просьбу маркиза и от души его встряхнул, а когда это нехитрое действие не возымело успеха, влепил смачную пощечину. Голова в"Асилия дернулась, и он открыл глаза.
  - Спасибо! - пробормотал он, потирая щеку, и тут же добавил: - Нужно поспешить.
  После чего схватил не ожидавшего такой подлянки Кевина в охапку, выволок на лестничную площадку и просто спрыгнул вниз, перемахнув через перила. Кевин настолько испугался, что даже заорать не успел, а потом понял, что они не падают, а плавно спускаются вниз, постепенно притормаживая.
  - Меня-у забыли! - раздался сверху кошачий вопль, и через секунду на головы парням приземлился очень когтистый мутант. Вот тут уж Кевин и Ася заорали оба, и совсем не от страха. Это, однако, не помешало им совершить мягкую посадку на площадке второго этажа и наконец оторваться друг от друга. - Вот так мы-у, коты-у, свой словарный запас и пополняем! - гордо сообщил кис продолжавшему материться Кевину.
  Молодой человек замахнулся на мерзко хихикающего клетчатого урода, понял, что Аси рядом уже нет, и в который раз подумал о том, что так и не выяснил, что же из себя представляют эти их маги, которым удается выделывать такие штуки без помощи дарующих.
  
  Глава тридцать третья.
  НЕ ВСЕ ЖЕЛАНИЯ ВЫПОЛНИМЫ.
  Маркиз де Карабас.
  (Kagami)
  
  А Кевин молодец, даже не пискнул, когда я его вниз левитировал. Ну, когда Сыр на нас шмякнулся - это не в счет. Я и сам орал. Зато каким интересным лингвистическим построениям я научился! Силен этот наемник ругаться! Нужно будет все же познакомиться поближе с остальными членами его команды, гладишь, еще словарный запас пополню.
  Впрочем, мне было не до самообразования. Влетев в зал на втором этаже, я сразу понял, что мог бы и не торопиться. Дог, да и почти все остальные, были уже здесь, и паренек успел левитировать тяжеленный шкаф с распростертого на полу и расплющенного этим самым шкафом тела Аля. Этим самым?! Ворк! Что могло учителю понадобиться в шкафу с кубками?! Да он же его и не открывал, вроде бы, на моей памяти ни разу!
  Мальчик-маг уже склонялся над учителем, но завидев меня, остановился.
  - Ася, давай ты, у тебя лучше выходит, - предложил он. - У него все кости переломаны и внутренние повреждения.
  Я не заставил себя уговаривать. Тихо проклиная дурного старика за неосторожность, я вбухал в его искореженную тушку столько силы, что Аль уже через пару минут пришел в себя и открыл глаза.
  - Око... - пробормотал он, пытаясь схватить меня ослабшей рукой за рубашку. - Где око?.. Это ты?.. Ты брал его?..
  - Какое око, учитель? - отмахнулся я, продолжая закачивать в него магические посылы, чтобы усыпить. Кости и ткани я, конечно, срастил, но поспать для полного восстановления Алю было необходимо.
  - Шарик... желтый... хрустальный... залог... - успел сказать де Баранус и отрубился.
  Я вытер пот с лица. И как я должен галактику спасать, если в собственной... ну, то есть в Алевой башне столько энергии на всяких маразматиков тратить приходится? Хоть бы уж сами себя и друг друга калечить перестали! Силы на их детский травматизм не напасешься.
  - Жить будет, - сообщил я столпившимся вокруг соратникам. - Поспит, восстановится и опять брюзжать начнет, как новенький.
  Все перевели дух и начали расходиться. Еще бы, представление окончено, кровавый финал не состоялся. Один только Дог догадался поднять старика и, поманив пальцем, левитировать куда-то, где тому будет удобней отсыпаться. Нет, ну до чего славный мальчишка! Жаль, что он больше не девочка, я бы на нем женился. Тьфу ты! На ней! Готовить, правда, кажется, не умеет, зато не визжит, и вампира в телохранителях не имеет. Только Делимора. Час от часу не легче! Нет, не везет мне в личной жизни, как ни крути. Я с тоской посмотрел на занимающийся за окнами рассвет.
  - Ты-у слышал, что-у он сказал? - поинтересовался Сыр, выплывая откуда-то из-за развороченного шкафа и лениво покачивая задранным хвостом.
  - Кто? - не понял я. - О чем?
  - Аль, о залоге-у.
  - О каком залоге?
  - Вот и мне-у знать бы хотелось. Шарик, хрустальный, желтый... ничего-у не напоминает?
  - Ой! - до меня наконец дошло, о чем бормотал старик. Действительно, мы же шарик из этого самого шкафа попятили. Выходит, шарик и есть око? Тот самый залог, который Шимми оставил за сапоги Сириуса? Ой, мама!
  - В"Ася, ты мне-у друг, но жизнь дороже! - провозгласил кис. - Верни-у шарик.
  - Сыр, ты только не нервничай! - поспешил я его успокоить. - Верну, конечно, верну. Нужно будет только Винсу все объяснить. Я этот шарик ему отдал.
  - Заче-ум?! - опешил Творожок.
  - Да просто так, - пожал я плечами, понимая всю дурость содеянного. - Уж извини, кто ж знал, что он такой ценный. Да ты не волнуйся, Винс мужик с понятием, не пожлобится, вернет. Пошли, прямо сейчас и заберем.
  И мы пошли к Винсенту. Ага, ага! Вы уже догадались? Вампир растерянно похлопал на нас глазами, пожал плечами, показал эльфийский кинжальчик и спровадил к Феллиону.. или Феллиору... ну, не важно.
  Фелла пришлось искать долго и по всем этажам. Хорошо (зпт) я вовремя вспомнил, что он у нас книголюб великий, и решил заглянуть в башенный кабинет. Нашел. То есть эльфа нашел, а шарик - фиг вам. Услышав, что нам нужно, он чуть собственной слюной не захлебнулся от восторга, повествуя на какой ценный древний свиток сменял Око у Делимора. Может, я плохо воспитан, но дослушивать его сил не было. Залог меня волновал больше, поэтому, оборвав ушастого на полуслове, я понесся уже на поиски Эрмота.
  Граф обнаружился на огороде за весьма интеллектуальным и неожиданным занятием: он опробовал на пугале какой-то странный меч и был явно растерян и недоволен - меч его слушаться отказывался. Когда я попросил у него магический шар, пришлось выслушать сначала долгую тираду о вредных драконицах и не менее вредном артефактном оружии, и только потом до меня дошло, что Око снова сменило владельца.
  Леди Кида, к счастью, попалась нам почти сразу: она подглядывала за потугами Делимора справиться с чужим мечом и от души развлекалась. Рыжей она, почему-то больше не была. Впрочем, и здесь, как оказалось, мы опоздали - драконица сменяла у Дога шарик на естественный цвет волос.
  Молясь всем богам, чтобы мальчишка оказался более настойчивым в изучении магических артефактов, мы с кисом помчались к нему в комнату. Дог был на месте, но без ока. На вопрос, на что он его сменял и у кого, он очень удивился и сообщил, что просто отдал шарик Лере, потому что ТОТ ЕЙ ПОНРАВИЛСЯ! Нет, и мне еще кто-то будет доказывать, что он - не девушка?! Хотя, вроде, та даже блондинкой не была. Впрочем, чья бы корова мычала, я-то сам тоже Винсу Око без всякого обмена отдал.
  Что до блондинки, то ее предполагалось искать в кухне. Правильно предполагалось. Именно там мы и нашли Леринею... упражняющуюся со шпагой. Красивой такой и подозрительно знакомой. Я тихо застонал.
  - С Кевином махнулась? - подал я все же голос от двери, и Лера от неожиданности взвизгнула.
  - Ой, Ася, как же ты меня напугал! - топнула она ножкой. - А откуда ты знаешь, что махнулась?
  - Догадался, - вздохнул я и на всякий случай спросил: - На желтый хрустальный шарик? - девушка кивнула. - Ну и зачем? Шпага-то все равно к владельцу вернется.
  - А Кевин сказал, что при обмене она у меня хоть день, но побудет. А я навыки пока вспомню. А еще... - она мило покраснела, - обещал со мной позаниматься. Ой! - она аж подпрыгнула, что-то вспомнив. - Сразу после завтрака же! А мне его еще готовить!
  Шпага со звоном отправилась под стол.
  - Ясно с тобой все, - я махнул рукой и подхватив на руки Сириуса, левитировал на десятый этаж.
  Кевин валялся на постели прямо в сапогах, и вид у него был подозрительно довольный. Чем-то наемник даже на Сырка после сытной трапезы смахивал. Сыр аж возмутился.
  - Верни-у Око! - взвыл он и, больно оттолкнувшись когтями от моей руки прыгнул прямо Кевину на грудь.
  - Эй! Ты чего?! - взвился парень.
  - Верни-у! Верни-у! - причитал Сириус, силясь дотянуться до растерянной физиономии Кевина.
  Увы, напрасно. Я чуть не заорал по-кошачьи, когда выяснилось, что шарик был Кевину на фиг не нужен, а только для факта обмена, и наемник, не заморачиваясь, еще не доходя до своих апартаментов, махнул его Тиму на банальное яблоко, огрызок которого и был предоставлен в качестве доказательства этой торговой сделки.
  Уже от души матеря наших безмозглых временных домочадцев, мы с Творожком скатились на четвертый этаж и влетели в комнату эльфа и мальчишки. Тим был мрачен и обижен на весь мир, но увидев нас слегка шуганулся. А когда я, прямо скажем, не слишком вежливо потребовал вернуть око, с тихим пареньком произошла прямо-таки магическая метаморфоза.
  - Да вы что, сдурели все?! - заорал он. - Сдалась вам эта игрушка! Еще ты клыки отрасти и начни улыбаться!
  Не сразу, но нам все же удалось понять, что бесценное Око буквально за несколько минут до нашего появления было изъято у Тима не слишком дружелюбно настроенным Винсентом.
  Я не буду рассказывать, как мы потом искали вампира. На удивление, то ли никто так и не лег спать этой ночью, то ли все такие пташки ранние, но, не найдя Винса в его комнате, мы умудрились повстречаться со всеми, кроме, разве что Аля. И каждый почему-то считал своим долгом сообщить, что вот сейчас, вот только что видел этого клыкастого, который тоже, кстати, разыскивает нас по всей башне. В общем, к тому времени, как мы воссоединились с Оком, солнце было уже высоко, а Аль решил оклематься. Не вовремя он это сделал, должен сказать. Сыр как раз прижимал к груди шарик, мурлыча себе под нос что-то такое вдохновенное-вдохновенное, а я подумывал, что теперь-то уж можно пойти поспать хоть пару часов. Ну да, как всегда, размечтался. Учитель ворвался в башенный кабинет уже осведомленным обо всех последних событиях. У меня вдруг возникло прямо-таки зудящее желание проредить количество доброхотов на квадратный метр площади данного конкретного звездочетного жилья, ибо де Баранус был полон великих и мстительных планов. Едва завидев обнимающегося с Оком кота, он просиял такой показательной улыбкой, что Винсент бы позавидовал. В пору было смыться по-тихому, и я прям зубами заскрипел, вспомнив, что проиграл невидимость. Увы, Аль меня заметил и из поля зрения выпускать не собирался. Да что там из поля зрения, он меня за руку схватил и второй создал телепорт. Кота, разумеется, не пришлось уговаривать, и так было понятно, куда мы все направляемся. Со ставшим уже привычным воплем "Верни-у сапоги-у!", он ломанулся в марево первым. Следом Аль волоком потащил меня.
  К моему удивлению Шимшигал в такую рань уже был на рабочей вахте - свеженький, чистенький, импозантный, как всегда, но какой-то... постаревший, что ли. Увидев нас, он слегка опешил. А когда кис со своим коронным мявом взлетел на стол и положил к его... э... рукам Око, просто шарахнулся в сторону.
  - Вреш-ш-шь, не уйдеш-ш-шь, вернеш-ш-шь! - прошипел Сириус, и краска сбежала с лица ректора.
  - Мы принесли Око, Шимми, - ехидненько сообщил Аль и без того очевидный факт, - верни котику его собственность, - с этими словами он сделал какой-то странный пас рукой, и в воздухе полыхнуло. Ух ты! Первый раз вижу, как срабатывает магический договор.
  На Шимшигала было жалко смотреть. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что ноги сами, вопреки воле волшебника, понесли его к стене, увешанной дипломами и грамотами.
  - Хоть отвер-р-рнитесь, извер-р-рги! - сквозь зубы прорычала эта жертва собственной жадности.
  Мы дружно повернулись к нему спиной, и учитель злорадно хихикнул. В большом зеркале над камином отражалось все, что делал ректор. Я с любопытством наблюдал, как оплывала, открываясь провалом в сейф, рамка диплома. А потом Шимми заорал. Нет, завыл, завизжал, почти разрыдался. Мы дружно кинулись к нему, сейчас уж точно было не до конспирации. Признаться, я не сразу понял из-за чего трагедия. Да и Аль, похоже, не сообразил, что вывело из себя сначала Шимшигала, а потом и Сириуса. Кис вскарабкался ко мне на плечо, чтобы заглянуть в сейф и взвыл. Оттолкнувшись всеми четырьмя лапами от моего плеча, он сиганул в провал, прижал к себе пару изящных сапожек, сшитых явно по кошачьей мерке, повалился на спину и принялся со всей силы мутузить задними лапами подошвы, при этом продолжая истошно орать.
  - Украли! Украли! Ограбили! - голосил Шимми, опустившись на пол и обхватив руками голову.
  Я никак не мог взять в толк, что довело их обоих до нервного срыва, но, если на ректора мне было плевать с высокой (можно Алевой) башни, то горе Сырка резало ножом по сердцу.
  - Сыр! - не выдержав этой трагедии, я отпихнул звездочета и схватил кота на руки.
  - Ау-а-у-ася-а-у! - рыдал кис, прижимаясь ко мне вместе с сапогами. - Это-у коне-уц! Моя-у! Моя-у! Жи-узнь! Укра-ули-у-у-у-у!
  - С чего ты взял? - удивился я, и Творожок сунул мне под нос свою вновь обретенную обувку.
  На мысках обоих сапожек красовались две аккуратные дырочки, явно прогрызенные какой-то мелкой тварюжкой. Даже следы зубов на коже по краям разглядеть можно было. Очень знакомых зубов. В глазах у меня потемнело. Я вспомнил серый комочек, повисший на воротнике ректора, когда он спешно сматывался от нас в портал телепорта. А я ей верил! Я ей даже спать со мной в одной постели разрешал! Верь после этого лю... грызунам! Моя ярость тут же среагировала знакомым эффектом. Только на этот раз что-то происходило не со зрением, а со слухом. Уже через несколько мгновений я перестал слышать вопли наших потерпевших. Вместо этого вокруг расползались шумы и шорохи, все более слабые и тихие, они приобретали объем и слышимость, пока, наконец, я не понял, что слышу что-то совсем уж странное.
  "Сириус, милый, любимый мой! Не надо, не переживай ты так! Я же не знала! Я для тебя старалась! Я думала, вы залог не найдете! Разве ж я могла тебя в такой беде бросить? Не плачь, не убивайся так, любовь моя!"
  "Мышь?!" - изумленно подумал я.
  "А?! Что?! Кто?!" - заметалось сознание маленькой поганки, но я был так потрясен открывшимися вновь способностями, что начисто забыл о своих кровожадных планах в ее отношении.
  "Мышь, я что, слышу твои мысли?!"
  "Ася?! Ася, это ты?! Это действительно ты?!"
  "Я, мышь, я, не нервничай ты так", - зачем-то начал я ее успокаивать.
  "Ася, я же для него! Для него жизнь украла! Я думала, Шимми ее никогда по доброй воле не отдаст! А теперь? Что теперь?! Он же меня съест!"
  "Не съест, не боись. Я сейчас в обморок хлопнусь. Скажи, где мне лучше приземлиться, чтобы тебе сподручней ко мне в карман залезть было?"
  "Зачем?" - недоверчиво дернулась мышь.
  "Домой тебя заберу, в башню. С Сырком сейчас все равно не поговоришь, он в истерике. Вот успокоится, и вернешь ему его жизнь драгоценную. Так где ты?"
  "В норке, в углу. Ты где стоишь, там и падай, только к стеночке прислонись", - быстро сообразила эта паршивка.
  Я разжал руки и уронил рыдающего кота. Пошатнулся, припал к стене и медленно сполз на пол. "Зачем я это делаю?" - была последняя мысль, а потом...
  
  Мрак. Кругом был непроглядный мрак. Он окутывал меня, обтекал, ласкал, убаюкивал. Мрак был добр ко мне. Он был любопытен, как щенок, и нежен, как объятие влюбленной женщины. Он был теплым. Но он был непроницаем. И где-то в глубине моей души или в глубине этого мрака рождался страх. Сначала он казался нежной нотой чистого звука, едва донесенным ароматом приоткрывшегося бутона. Он вносил будоражащее чувство предвкушения. Но постепенно волна его начала накатываться на берег моих чувств все сильнее и агрессивней, и вот уже мощная низкая вибрация заставляет меня сжиматься от ужаса. Мне хотелось кричать, но голоса не было. Хотелось вырваться из этого непроницаемого ничто, но тело отказывалось пошевелиться. Я ослеп, оглох, окаменел, и только страх накатывал и отступал, чтобы снова кинуться на меня ревом бешеных псов. Мне казалось, что я умираю. Мне хотелось умереть, чтобы прекратить эту муку. Но даже в этом мне никто не мог помочь. Никто? Я вспомнил.
  - Этернидад!!! - это не было криком, скорее, мысленным посылом, но я сам поразился мощи собственного ментального удара.
  - Ты? - изумленно прозвенел ее прекрасный голос.
  И мрак исчез. Она стояла посреди того, что, похоже, еще недавно было городом. Пыль над руинами не успела осесть, где-то полыхали пожары, кричали люди, грохотали обломки падающих стен.
  - Ты...
  Я вздрогнул от Ее взгляда, от ледяного холода, прозвучавшего в мелодичном голосе.
  - Этернидад... почему?..
  Она всхлипнула, широко, по-детски распахнула глаза в изумлении.
  - Что? О чем ты?.. О чем ты, милый? - Она сделала шаг ко мне.
  Я попятился.
  
  Очнулся я от истошного женского визга. Не рискуя открыть глаза и нарваться неизвестно на что, я вжал голову в плечи. Звук хлесткой пощечины на мгновение восстановил тишину, но визг тут же перешел в причитания.
  - Господин ректор! О боги! Господин ректор! Что они сделали?! Что с вами сделали эти изверги?! - голос был смутно знакомым.
  - Ну, нам пора, Шимми, - попробовал смыться с театра боевых действий Аль. - Ася, пошли.
  - Куда-у! Он меня-у надул! - вызверился Сыр.
  Я приоткрыл глаза. Мой очередной обморок, похоже, даже не заметили - разборками были заняты. Да и недолго, кажется, я был в отключке. Ректор все так же сидел на полу, Сириус страдал над попорченными сапогами, де Баранус пока и с места не сдвинулся. Единственное, что изменилось в мизансцене - это рыжая девица, хлопотавшая вокруг Шимшигала. Знакомые все лица, однако! Я тихонько поднялся с пола. За пазухой что-то щекотнуло по груди. Ага, мышь в карман узких джинсов не влезла. Ну ничего, пускай там посидит. Меня сейчас больше интересовал вид, открывавшийся на... эм.. филейную часть склонившейся к ректору красотки.
  - Здравствуй, Киса! - поприветствовал я старую знакомую.
  Девушка подскочила, в прыжке оборачиваясь ко мне.
  - Ты?! - взвилась она, опознав меня. - Ах ты гад лысый! Ты что натворил?!
  Я? А при чем здесь я? Нет, ну почему всегда крайним оказываюсь, мне кто-нибудь объяснит?
  - Не переживайте, душечка, - захихикал Аль, тоже не сводя глаз с пышных форм рыжей, - у господина ректора просто нервный стресс. Вы бы ему травок каких успокоительных заварили, что ли.
  Кисания переводила взгляд с меня на учителя, явно разрываясь между двумя приоритетными задачами: выцарапать нам глаза и спасти Шимми, исполнявшего партию умирающего лебедя. Шимми победил. Вот так всегда! Не любят меня девушки!
  Аль принялся колдовать телепорт. Я успел даже расслабиться и порадоваться, что мы возвращаемся, но не тут-то было. Вредный старикашка все же ткнул пальцем в коллегу и заявил:
  - Верни залог, Шимми. Ты магический договор не выполнил.
  - Да подавись! - взвыл ректор и швырнул в Аля желтым хрустальным шариком. Попал. В лоб. Учитель начал падать, а я в немыслимом броске поймал Око прежде, чем оно грянулось об пол. Аля я, увы, поймал тоже: на плечо и в бессознательном состоянии. Нет, ну за что мне это, а? Учитель в ауте, кот в истерике, разъяренная девица и закрывающийся телепорт. Киса, ощерившаяся из-за очередной нанесенной Шимшигалу психологической травмы, все же оказалась самым мощным стимулом. Спасаясь от рыжей бестии, я рванул Сириуса за хвост, звездочета - за не снимающийся колпак и успел втянуть нас всех в портал. Как же они мне все надоели! Все, не могу больше! Я спать хочу!
  Сгрузив этот балласт прямо в прихожей, я хлопнул дверью своей комнаты и запер ее на самый обычный, не магический засов. Все! Спать! Хорошо хоть эти старички-разбойнички кровать мне целой оставили.
  
  Разбудили меня плохо уживающиеся друг с другом урчание в животе и ароматы из кухни. Я покосился на окно и обнаружил, что солнце уже сползает к горизонту. Ну, хоть выспался. Странно, что разбудить не попытались. Я потянулся за рубашкой и только тут вспомнил, что под ней пряталась мышь. Сейчас серой плутовки вокруг явно не наблюдалось. Воспользовавшись последним апгрейдом, я попробовал мысленно к ней потянуться. Не нашел. Сначала испугался, что больше так не смогу, но очень быстро поймал каверзные мысли склочной вороны. Общаться с вредной птицей не хотелось, так что я подобрал с пола обломок какой-то мебели (нет, ну хоть бы кто убрать догадался! А то ведь разгромили здесь все, и как будто так и надо!) и запустил в окно. Ворона каркнула и рванула куда подальше, а ее мысли становились все менее слышными. Ага, значит, расстояние имеет значение. Ну, ладно, мыша наша, наверное, опять в башенном кабинете прячется. Потом с ней разберусь.
  Пахло из кухни одуряюще: похоже, Лера расстаралась, как могла. Поэтому я скроил максимально дружелюбную физиономию и открыл дверь в святая святых гастрономического беспредела. И застыл. Во главе стола восседал Шимишигал. К лицу его прилипла вежливая улыбка, откровенно сводя судорогой скулы великого мага. За спинкой его стула стоял Аль и злорадненько так скалился. Лера хлопотала у плиты, Киниада о чем-то шушукалась с Феллом, а Тим, Винсент и Эрмот расположились прямо напротив господина ректора и сверлили его недобрыми взглядами. Ворк! А я и забыл! Ему же еще желания исполнять!
  - Не помешал? - робко поинтересовался я.
  - Проходи, вьюнош, проходи! - закудахтал Аль. - Тебе, дураку, как раз полезно будет посмотреть, как умные люди в глупые дела вляпываются.
  Я потупился, но пропустить такое зрелище, разумеется, не смог и бочком просочился поближе к Лере. А что? У нее вон там что-то уже под полотенчиком на тарелочки выложено. А пахнет! Грех приятное с полезным не совместить.
  - Ну-с, молодые люди, - обратился Шимми к последним везунчикам, - с кого начнем?
  Не знаю уж, как они между собой это решили, но первым заговорил Делимор:
  - Я хочу убить бессмертного Императора, - хмуро произнес он.
  Ректор вздохнул, покрутил головой, а потом что-то поколдовал. Совсем как в прошлый раз полыхнула синим пламенем бумага с подписью Велиала.
  - Вы его убьете, - равнодушно махнул рукой волшебник и покосился на оставшихся двоих.
  Тим почему-то все время оборачивался на Киду и эльфа. Словно они мешали ему. Интересно, что за тайны у этого паренька от спутников? Или только от драконицы? Но я не стал долго задаваться этим вопросом. Пока мальчишка вертел головой, Винс придвинулся к Шимшигалу. На лице вампира играла самодовольная улыбочка.
  - Значит, беретесь выполнить мое желание, господин ректор? - поинтересовался Винсент так нежно, что меня мороз по коже продрал.
  - Это оговорено моим контрактом с казино, молодой человек, - поморщился волшебник. - Если никто из вашего окружения не сможет этого сделать, придется уж мне.
  - Я тебе, старый потаскун, не человек! - зашипел вампир, и Шимми отшатнулся. - И не молодой, к твоему сведению. Может, и постарше тебя буду.
  - Да что вы себе позволяете! - взвился ректор.
  - А ты мое желание выполни, а там посмотрим, могу я себе такое позволить, или нет, - усмехнулся Винс.
  - И чего же вы хотите? - презрительно бросил Шимми, успокаиваясь.
  - Сущий пустячок, - осклабился вампир, - пройти ступень отречения от крови.
  Вид у Винсента при этом был такой самодовольный, словно он загнал Шимшигала в ловушку. Я, признаться, плохо понимал, что происходит.
  - Хм... - ректор снова покрутил головой, словно ожидая от нас ответа или помощи, потом кивнул своим мыслям и что-то колданул.
  Велиалова писулька покорно вспыхнула, а вампир взвыл и сначала, схватившись за горло, шарахнулся в сторону, а потом начал надвигаться на волшебника.
  - Ты ш-ш-што сделал, ур-р-род?! - зарычал он, почти как Сыр. - Ты что натворил?!
  - Я выполнил ваше желание, господин отреченец! - фыркнул Шимми. - Хотите вы этого или нет, но кусать вам придется кого-то из тех, кого вы считаете своими друзьями, а вы, полагаю, этого делать не хотите.
  - Я с тебя начну! - заорал Винсент и кинулся на мага.
  - Винс, не надо! - я рванулся ему наперерез.
  - Ася, уйди! - одним небрежным движение вампир отшвырнул меня на пару метров, но я успел заметить, как полыхнули кровью его глаза.
  Закричала Леринея. Я не увидел движения, но вот только что Винс был по эту сторону стола, а вот он уже сжимает ректора, и изо рта у него торчат такие клыки, что впору испугаться по-настоящему.
  - Винс, а как же я?! - пискнул Тим, но вампиру явно было не до равноправия.
  Время сжалось, казалось все происходит невероятно медленно, так что я успевал разглядеть каждую деталь, видел как склоняется побледневшее лицо Винсента к шее Шимми. Я знал, что если он прокусит вену, остановится уже не сможет. Руки произвели нужные движения раньше, чем я смог что-то придумать, и Винс оказался подвешенным под потолком в воздушной тюрьме.
  - Ася! - взревел он так, что зазвенели оконные стекла.
  - Винс, уймись! - гаркнул я так, что даже сам удивился силе собственных легких. - Что на тебя нашло?!
  - Ты что, совсем идиот?! - продолжал бушевать вампир. - Этот гад сделал меня голодным! Очень голодным! А я мог спокойно держаться еще несколько месяцев! А теперь... - он снова зарычал.
  - А ну успокойся! - снова прикрикнул я. - Ты же можешь терпеть, пока крови не видишь?
  Винсент еще раз дернулся и затих.
  - Могу, - неохотно сообщил после долгой паузы.
  - Ну и терпи!
  - Маркиз, ты спятил! Мы воевать собираемся! Кровищи кругом реки будут!
  - Вот когда будут, тогда кровью врагов и напьешься, - отмахнулся я.
  - Ася, я к тому же сейчас еще и очень слаб, - уже спокойней добавил Винс. - Я даже в Тень уйти не смогу.
  - Ничего, справимся.
  - Ага! А еще вот этот гад, от которого ты меня оттащил, вполне заслуживает стать моим обедом, - снова зарычал он.
  - А Тим заслуживает своего желания, - огрызнулся я. - Так что, ты его не тронешь.
  - Ладно, пусть выполнит желание мальчишки, а потом я его выпью, - покорно согласился Винсент.
  - Перебьешься! Воспитывай силу воли. Ты же все равно отречься пытаешься.
  Винсент вздохнул и уже совсем примирительно попросил:
  - Ладно, выпусти меня.
  Я покосился на трясущегося Шимми и решил не рисковать.
  - Когда он уйдет, - кивнул я на мага и обратился к мальчишке: - Давай, Тим, загадывай свое желание.
  Винс пробормотал что-то нелицеприятное в мой адрес, а паренек напрягся и снова покосился на драконицу. Кида, судя по всему, была слишком увлечена плачевным положением нашего вампира и уже начала в полголоса отпускать шуточки на его счет. Ну да, ей-то чего бояться? Ее кровушку Винс даже пробовать не станет, ему жизнь дороже. И Тим решился. Он навалился грудью на стол, максимально приблизив свое лицо к лицу Шимшигала и очень тихо произнес:
  - Я хочу, чтобы род Красных Драконов перестал существовать.
  На пару мгновений все застыли, пытаясь переварить услышанное. А господин ректор, покрутив головой, и поразмыслив над чем-то, вдруг спал с лица.
  - Ч-ш-што он с-с-сказ-с-с-сал? - тихо по-змеиному прошипела Киниада, медленно и плавно приближаясь к мальчишке.
  Тим побледнел, как полотно. Мельком взглянув на драконицу (зпт) он снова повернулся к Шимми и закричал:
  - Ну же! исполняйте! Вы же должны!
  - Я... я... не могу... никто... не может... - задыхаясь, выдавил из себя ректор.
  А в следующий момент Кида бросилась на Тима. Мальчишка успел увернуться.
  - С-с-сож-ш-шру! - шипела драконша, стремительными бросками мелькая следом за убегающим пацаном. Пара рывков - и вот она уже мертвой хваткой вцепилась в плечо мальчишки. На рубашке Тима выступила кровь. Застонал в воздушной тюрьме Винсент.
  - Не трожь его! - завизжала вдруг Лера и с удивительной для такой хрупкой комплекции силой рванула паренька на себя.
  Не ожидавшая сопротивления Киниада не удержала добычу, а Леринея стеной встала между ней и Тимом.
  - Уберис-с-сь с-с-с дороги! - не сдалась драконица. - Вс-с-се равно раз-с-стерз-с-саю!
  Делимор, попытавшийся оттащить разъяренную змею от девушки, был отброшен в сторону совсем не женским ударом. Я уже начал снова плести заклинание воздушной тюрьмы, чтобы спеленать эту взбесившуюся фурию. Хотя, ее можно было понять. Парень пожелал ни больше, ни меньше, как гибель всего ее рода.
  - Боги! Боги! Зачем вы вообще привели меня сюда, в этот мир? - бормотал, прячась за спиной Леринеи мальчишка. - Я должен был быть сейчас в Эмире, на Дракеросе!
  - С-с-сволочь! - услышала его Кида. - Тебе ещ-ш-ше отц-с-са моего дос-с-стать нуж-ш-шно!
  - Я хочу домой! - всхлипнул Тим, окончательно прижатый пятящейся Лерой к кухонной стойке.
  - Ага, сейчас, - кивнула вдруг девушка, вскинула руки и закричала: - Эмир!
  Яркая вспышка ослепила нас на мгновение, а когда я смог что-то разглядеть, Леры и Тима в кухне не было.
  - Где? Где они?! - растерянно заозиралась драконица.
  - Упс! - я опустился на стул. - Леди Кида, кажется, они отправились в ваш родной мир.
  - Что?! - Киниада подскочила ко мне и вцепилась в ворот рубашки. - Мне нужно туда! Этот пацан явно что-то замышляет! Он шел на Дракерос со всей командой!
  - Он не пацан, - спокойно отозвался Делимор. - Он маг-временщик. Думаю, он намного старше, чем выглядит. Я сам видел, как он прокрутил время назад для в"Асилия, когда нам нужно было сохранить разум маркиза.
  Я растерянно переводил взгляд с одного на другую.
  - Ну вот и славно, дружочки! - неизвестно чему обрадовался Аль. - Ступайте-ка вы, да наведите порядок на этом самом Дракеросе, в Эмире. Не зря же зеркало нам так настойчиво этот мир показывало!
  - То есть как, отправляться?! - опешил я.
  - А вот так! Тебя научили, так и двигай! - безапелляционно заявил де Баранус.
  - Но как же...
  - Так же! Давай-ка, граф, хватай этого эльфя, а маркиз драконицу прихватит. Чай не маленькие, разберетесь.
  Кида тут же вцепилась мне в руку, а Эрмот положил свою на плечо Феллу.
  - Эмир! - произнесли мы вместе.
  - Меня возьмите! - понеслись нам вдогонку сразу два таких разных вопля. Но Сириус, в отличие от заточенного вампира, успел запрыгнуть мне на плечо.
  
  Глава тридцать четвертая.
  ПРОТИВНИКИ И СОРАТНИКИ.
  Киниада.
  (Kagami, Н7)
  
  - Херк тебе в печенку, маркиз, и проклятие Аргора до седьмого клена!..
  Да после такого перемещения между мирами, я бы ему еще не то пожелала и не такого напророчила! Урод недоученный! Это ж надо было вывалиться в пяти метрах над скалами! Предупреждать надо, я бы хоть ипостась сменила! Я набрала полную грудь воздуха, чтобы окончательно прояснить свое отношение к юному де Карабасу, а заодно все сомнительные ответвления его родословной, но... не успела.
  - О, Свет! Леди Кида! А мы уже и не чаяли!
  Я аж на месте подскочила. Знакомые все лица! Это как же мы так прямо на них с неба упали?
  - Тима не видели? - я сразу взяла быка за рога, не обращая внимание на оторопевшие физиономии героев, чем ввела их в еще более глубокое состояние искреннего непонимания ситуации.
  Херк, да что же они на меня так уставились?! Злую драконшу никогда не видели что ли? - Ты! - я ткнула пальцем в Сайруса. - Ну-ка выкладывай, где своего ученичка подобрал?
   - Ученичка? - опешил маг. - Э, это ты о Тиме? Я, конечно, как-то сказал, что он мой ученик, но девочка моя, ты же не поверила? Или я ошибся в твоих умственных способностях? Ну-ну-ну! Спокойно! - Сайрус попятился, устрашившись моего ласкового рычания. - В деревушке одной нашли, он не маг, способности у него такие... интересные...
  - Знаю я все про его способности! - огрызнулась я. Нет, с этими херковыми отрыжками мне точно ничего не светит. Лучше бы вообще с ними не встречалась! Все, пускай сами разбираются. А мне к папе нужно. О, ррр, Аргор, мне еще же Тима найти нужно!
  - Фелл! Оставляю тебя за главного! Присмотришь за этими... Ты-то точно драконов убивать не планируешь, - ушастик зарделся, а маркиз тронул меня за плечо, заставив обернуться. - Ну, чего тебе?
  - Мы с графом найдем Тима и Леру, а у вас есть другие дела, миледи.
  Ну, хоть один соображает. Я кивнула и собралась рвануть по своим делам, но меня остановил Делимор. Нет, все же мне нравится его нос!
  - Кида, подожди, - ах, ты мой суровый воин, ненаглядненький! Не до церемоний ему сейчас, да и мы теперь соратники. Нет, вот честно, люди такие смешные! То все расшаркивался: "леди Кида" и на "вы", а теперь только по плечу не хлопает. Но мозги, вроде, и у этого не набекрень. Эрмот протягивал мне мою Ниаридесс. - Возьми, тебе она нужнее.
  Я выхватила у графа свой меч, послала иномирцам воздушный поцелуй (не огненный, так что могут быть счастливы) и сорвалась с места. Все, не до них мне сейчас и не до героев этих липовых. Папу нужно предупредить!
  Дракерос - полуостров, отрезанный от материка непроходимой цепью Драконьих гор. Хотя сами драконы живут не там, а значительно южнее, но тоже в горах, отделенных от Драконьих пустыней Шебио. Впрочем, не в ней дело, а в том, по каким пещерным закоулкам мне приходилось бежать. Выпали мы у самого основания столицы нашей, расположенной частично в горе, частично на террасах, и, чтобы добраться до родного дома, мне предстояло преодолеть несколько километров закрученных переходов, лестниц, анфилад, коридоров. Проще было сменить ипостась и взлететь прямо к балкону папиного тронного зала, но что-то мне подсказывало, что сейчас-то как раз подставляться нужно меньше всего. Вот я и бегала, костеря про себя всех сомнительных и не очень гостей Дракероса.
  И главное почти добежала! Пару уровней осталось преодолеть, и была бы я у цели. Однако, видно, сегодня Аргор смачно плюнул в сторону своей далекой родственницы и повернулся ко всем своим деткам чешуйчатой задницей. Ибо из-за поворота прямо на меня выскочил, этот мелкий лживый гаденыш, какого-то херка вздумавший уничтожить весь драконий род! Нет, ну и где эти безмозглые спасители галактики его ищут, если он вот - здесь, передо мной прямо?!
   Херк бы меня побрал, но я растерялась. На целую секунду, которая и стала для меня роковой. Правда, позднее, по зрелом размышлении, я пришла к выводу, что мальчишка тоже растерялся, иначе успел бы придумать что-нибудь такое, от чего склеились бы мои крылышки. А так, пока я очухалась от такой наглости - не, это ж даже подумать дико, заклятый враг спокойно в двух ярусах от королевских апартаментов бегает! - и начала вытаскивать меч, Тим успел, наверняка чисто рефлекторно, колдануть что-то такое мерзкое, что в глазах у меня все поплыло, завертелась, а потом мое бурлящее вулканом сознание предпочло не смотреть продолжения этого представления.
  
  Очнувшись, я не сразу поняла, где нахожусь. Сложно, знаете ли, узнать, собственную прихожую, в которой так часто пряталась в детстве, когда она вся трясется, гремит и осыпается. Происходило что-то странное, очень напоминающее... штурм?! Меня как подкинуло. Сорвавшись с места, я преодолела оставшиеся до тронного зала ярдов пятьсот переходов буквально за полминуты.
  Опоздала! Картина, открывшаяся моему взору, явно не сулила ничего хорошего. Правда, прежде чем я успела рассмотреть ее в деталях, снова столкнулась с Тимом. Да что за привычка такая у этой заразы мелкой - под ногами путаться?! На этот раз я была так зла и так спешила, что тормозить не стала, наотмашь заехала ему мечом по морде, и пацан отлетел на несколько метров, да так и остался валяться на мраморном полу неэстетичной кучкой. Интересно, добила или нет? Но выяснять времени не было. Папа пребывал в ярости и крылатой ипостаси, а какой-то урод калеченный явно что-то на него колдовал. И вот это убожество в инвалидной коляске и есть повелитель драконов?! В фольгу раскатаю к херковой матери вместе с креслицем!
  И опять мне помешали. Нет, ну я точно этому треплу эльфийскому уши пообрываю! Я ж ему сказала следить за остальными!
  - Ну зачем же так спешить, моя прекрасная леди? - Реймон с ехидной улыбочкой преградил мне дорогу. - Арий еще не совсем подчинил твоего драгоценного папочку. Вот закончит, и мы с тобой уже втроем пообщаемся.
  Ах, ты... О, я-то думала, что была зла как никогда в жизни секунду назад... Но нет, по сравнению с тем, что я чувствую сейчас, это было просто светлоэльфийское настроение! Этот лживый кусок херкового дерьма! Да как он смел! Так! Со мной! Убью! На кусочки растерзаю!
  Я зашипела, поудобнее перехватила меч и заставила себя улыбнуться. Ну, не-е-ет, красавчик, я по твоим правилам играть не собираюсь. Обломаешься, нежить предательская!
  - Ах, Реймон! - я захлопала ресничками, представляя, как выколупываю ему глаза. - Я так надеялась, что мы с тобой сможем все решить тет-а-тет, а ты мне какую-то групповуху предлагаешь! А такими томными взглядами одаривал, плащик на плечики накидывал не-е-ежно... Я ведь девушка обидчивая, могу и не понять твоих извращенных увлечений, - произнося все это, я маленькими шажками приближалась к некроманту, еле сдерживая свою истерическую ярость. Нежить он, может, и нежить, могучий темный маг, так темный маг, а моя Ниара и его дохлую тушку на раз покромсает. Что мы, дураки, что ли, оружие только против живых делать? А уж в этот артефакт наверняка все возможные и невозможные заклинания понапиханы. Эх, жаль, я так и не успела выяснить всего, что он умеет!
  Но и Рей не собирался стоять столбом и ждать, пока я его разделывать начну. Что-то там своими пальчиками шелудивыми уже плел, зараза! И скалился так гаденько...
  - Ну что ты, змейка моя красноперая, разве ж я могу такую сладкую штучку только себе присвоить! Друзья же обидеться могут!
  Его тон, прямо-таки лучился злорадным предвкушением моей мучительной смерти.
  - А чего это ты у нас такой уверенный? - пропела я, заставляя себя успокоиться, загнать подальше глупые отголоски детской обиды и потоки злости. - Сам еще не распробовал, а уже делиться собрался! - с этими словами я сделала обманный финт, а потом попыталась подрезать колено моему дорогому вампирчику. Не вышло! Херков некромант что-то намагичить успел такое, что меч завяз, как в меду, и я его еле вытащила. От рывка меня отбросило назад и, не удержавшись на ногах, я грохнулась на спину и проехала пару метров по скользкому полу.
  - О, Кида, дорогая! - покачал головой этот извращенец, медленно приближаясь ко мне с безумной от ненависти улыбкой. - Я, конечно, догадывался, что произвел на тебя неизгладимое впечатление, но, право, не думал, что ты так сгораешь от страсти! А тебе не кажется, что здесь не самое подходящее место?
  Аргоровы потроха! Этот гад еще и издевается! Все! Хватит сдерживаться! Ищите пятый угол, преступнички! Издав протяжный боевой клич, я вскочила и, вращая Ниару, двинулась на Реймона. Думаете, я собиралась рубить его артефактом? Да херка с два! Пусть думает, что меня ничему не учили в детстве, или я собственных ошибок не вижу. Есть у него заклинание против драконьей магии? Да ради Аргора! У меня в рукаве банальный серебряный кинжальчик припрятан, а реакцию нежити на серебро пока никто не отменял. И пока этот подлый некромант будет от моей Ниаридесс отмахиваться, я уж как-нибудь доберусь до его печенки.
  И снова облом! Да что за день-то такой сегодня?! Увечный повелитель, пока мы тут любезностями обменивались, таки заколдовал папулю! Мозги у этого Ария, похоже, тоже травмированные. Разум-то дракон не теряет от его заклинания, только волю. У папы характер и так не сахар, а после такой психологической встряски он и вовсе был не в себе. Уж не знаю, что там Арий родителю велел, но папа... как бы это получше выразиться?.. ну, он высказался... эм... Заорал он, короче! А как мой папа умеет орать!.. Это поэма, доложу я вам. Нас с Реем в разные стороны разметало, уж не знаю, от ора или от того, что папуля еще и крыльями помахать решил. А потом он стал подниматься. В общем, если эти заговорщики еще не поняли, они нарвались по-крупному, и скоро пожалеют о том, с кем связались. Но это их проблемы, а мне своя шкурка дороже. Уж что-что, а смываться от папиного гнева я за свою жизнь научилась неплохо. Да и снесло меня, надо сказать, удачно - прямо к потайной двери, через которую дорогой родитель и сам нередко из тронного зала сматывался (в человеческой ипостаси, разумеется). Все, мне здесь не место! А эта вампирская мразь пусть ждет содроганием нашей следующей встречи! Ладно, уж там, заговор, нападение на родной дом, не такая и катастрофическая неожиданность - с детства знала, что рано или поздно, может случиться подобное, хоть и не особо верила в такие страсти. Но вот то, что меня полностью обдурили, использовали как какую-то человеческую шлюшку! Меня! Киниаду, Принцессу драконов!
  Уничтожу всех! Ух, все успокаиваемся на время и выбираемся отсюда...
  Короткий узкий переход выводил в систему гротов, плавно спускающуюся к подножию города, и была она не самой перегруженной артерией транспортных путей Дракероса. Проще говоря, она вообще была такой же потайной, как и дверь в тронном зале. Папа тоже не дурак и понимает, что если уж уходить незамеченным, то не только из присутствия, а и вообще от всех подальше. Впрочем, у этой анфилады пещер были и другие проходы в цивилизацию. В нашу гостиную, например, ту самую, в которой на стене висел Лэйдринигол. О-па, ведь эти гады и его присвоить собирались! Ну, нет, не дам! Недолго думая, я понеслась по направлению к следующей потайной двери. Для этого нужно было пересечь прямо-таки гигантский карстовый зал, весьма неудобно заставленный сталагмитами. К тому же штурм, или что там снаружи происходило, не собирался утихать, и сама гора время от времени подрагивала, мешая направленному движению. Лавируя между этими природными колоннами, я не сразу заметила, что оказалась уже не одна. На этот раз, правда, сценарий немного изменился, я ни в кого не врезалась, но вывернув из-за очередного известкового нагромождения, прямо по курсу обнаружила Георгора и Сайруса. С нашим фамильным мечом! Все! Взбешенная до искр из носа Киниада, возвращается! Пришло время убивать! Здороваться я не стала, а сразу, с дружелюбным оскалом, ринулась в атаку. Палладин, херково отродье, если и растерялся, то собрался как-то слишком быстро и удар отразил. Хорошо, хоть не Леем - тот у Сайруса был - а обычной своей железякой. Аргорово пламя! Не такой уж обычной! От столкновения двух клинков искры посыпались не только от металла, но и у меня из глаз. Да что ж за заклинания на георгорово оружие наложены?! Или не заклинания, и это сила самого Света? А мне до херка, все равно убью, ворье окаянное!
  Сайрус тем временем бросил прямо на пол драгоценный артефактный меч и принялся плести какую-то волшбу. Нет, так они меня долго гонять будут, а у меня еще дел по горло. Спалить их к херку и дело с концом. Я начала перекидываться, но тут снова тряхануло не по-детски - аж сталактиты с потолка посыпались. От неожиданности я резко выдохнула. Как оказалось, огнем. Ой-ё, непроизвольная частичная трансформация! Вечно со мной так... Ха! А я еще попала не целясь! Старикашка-волшебник сидел на полу и растерянно хлопал глазами. Ровно половина его реденькой шевелюры бесславно исчезла в языке пламени. Эх, жаль, выброс оказался не слишком сильным. Ну, ничего, сейчас вы у меня попляшете на сковородке! Мельком глянув на Георгора, который был занят тем, что выгребался из-под обломков, я набрала полную грудь воздуха и снова повернулась к Сайрусу.
  - Кида, стой!
  Я дернулась, и выброс ушел в потолок. Ну, и кто тут у нас без очереди в покойники лезет? Полукровка!
  - Ш-ш-ша-Нор! - осклабилась я и, развернувшись, двинулась прямо на полуэльфа. Теперь мне за все свои подначки ответит! Ох, и прав он был, говоря, что не стоило мне с этой лживой бандой идти, теперь вот, сгорит, полуэльфеныш злоязычный, в драконовом пламени! О-па, а вот и ушастое недоразумение, которому я доверила присмотреть за командой! Уже с врагами спелся? И его в расход! Я сегодня злая!
  - Кида, мы на твоей стороне! - заверещал Фелл.
  Ага, щаз! Так я ему и поверила! Все они такие, во главе с этой клыкастой сволочью - на моей стороне!
  Наемник сверлил меня взглядом, оставаясь в нарочито расслабленной позе. За спиной икал Сайрус и ругался Георг. А Ша-Нор все не двигался с места, ожидая, когда я сделаю первый выпад. Ну, это я так думала.
  - Я не буду с тобой драться, - вдруг спокойно выдал он. - Дядя Кед мне бы этого не простил.
  Вот тут села уже я. Прямо на какой-то острый обломок, но даже не заметила. Что он только что сказал? Дядя Кед? Кериад? Мой брат? Горячо любимый, но, увы, уже лет десять покойный?
  - Ты... ты... - попыталась я запихнуть в один вопрос все нахлынувшие мысли, но они никак не хотели туда запихиваться. Много их было слишком. А Ша-Нор, не торопясь подошел ко мне, присел на корточки и заглянул в глаза.
  - Может, хватит уже бегать вслепую и кидаться на всех подряд, Кида? Ты хоть знаешь, как погиб Кед? - я помотала головой, чувствуя, как быстро улетучивается моя злость, и приходит покорное опустошение. Когда брат умер... я любила его до безумия, моего единственного, самого родного... Слишком плохо было мне, чтобы выяснять подробности, а потом, когда я пришла в себя и решила узнать, кто виноват в его гибели, и отомстить, папа всячески уходил от темы. И тогда я предпочла забыть, замкнуть эту боль глубоко в себе... Наемник вздохнул. - Ты поверишь, если я скажу, что вместе с ним погибли мои родители? В своем собственном доме, - в голове замелькали обрывки воспоминаний. Да, я слышала, что брат погиб в доме каких-то своих друзей... вместе с хозяевами... опальным генералом и... темной эльфийкой! Распахнув глаза я уставилась на Ша-Нора. А тот, видимо сообразив, что я кое-что поняла, кивнул и продолжил: - Я десять лет шел по следу, Кида. Я много чего мог бы тебе рассказать, но не здесь и не сейчас. Отсюда нужно уходить и как можно быстрее. Снаружи цитадель штурмует армия подчиненных повелителями драконов, нас может здесь просто завалить.
  Я ему поверила. Вот не знаю, почему. Вроде, вредный он, и крови мне попортил изрядно, но я чувствовала, что Ша-Нор не врет. Он просто не мог врать, я обязанная была в это верить. Ради Кеда.
  - А эти? - я кивнула на подползших ближе Сайруса и Георга.
  - Они тоже не враги нам. Нам нужны Рей и Арий. Ну и Тим, само собой, - тут снова, где-то совсем близко, что-то рвануло. Мы все едва успели пригнуться, чтобы не попасть под очередной камнепад. - Кида, поторопись, только ты знаешь, как отсюда выбраться без потерь! - прикрикнул полукровка. - Показывай дорогу!
  Я мельком глянула в нужном направлении и невольно засмеялась.
  - Дорогу? Размечтался! Дорогу как раз только что завалило окончательно и бесповоротно.
  - Тогда придется лететь, - не сдался наемник.
  - Что?! Рехнулся! Там же повелители! Да и на чем это ты лететь собрался...
  - Ты же красная! Ты только Арию по зубам, да и то, если он в силе. А он сначала на твоего отца нацелится, для них твой монарший родитель важнее всего.
  - Арий - это калека в инвалидном кресле?
  - Ну, да... - растерялся Ша-Нор. - А ты откуда знаешь?
  - Так он уже!
  - Что уже?
  - Папу подчинил, вот что! И папа очень сердит.
  - Тогда смело в небо! Сейчас тебе там никто не страшен.
  Я снова оглянулась по сторонам и заметила относительно свободный от обломков путь на открытую террасу. Ладно, так уж и быть...
   - За мной! - закричала я и рванула на оперативный простор. Герои дружно потрусили следом. - Посторонись! - меня вдруг наполнил веселый кураж, захотелось немного удивить тандем маг-паладин.
  Трансформация прошла почти мгновенно, я едва не задавила зазевавшегося эльфа. И чуть не расхохоталась: Сайрус и Георгор выглядели очень комично с отвисшими челюстями. Увы, пришлось сдержаться. Вы представляете, каково это, когда смеется дракон? Мне эти четверо пока были нужны для детальных объяснений.
  - Умница! - прокричал Ша-Нор, улыбаясь во все тридцать два зуба.
  - Ха! - я демонстративно выпустила струйку дыма. Почему-то эта его похвала даже не вызвала ожидаемого раздражения... Может потому, что так любил говорить Кед?- Ну, кто из вас может похвастаться тем, что летал на красном драконе?!
  - Я! - расхохотался этот наглец. - Меня дядя Кед катал.
  Я фыркнула и опустила крыло. Дядя Кед! Скажет тоже! Не приведи Аргор, додумается меня тетей Кидой называть! Испепелю!
  Наемник помог остальным взобраться ко мне на спину, и я взвилась в воздух. Ну, держитесь, герои! Уж я вас покатаю! На всю жизнь запомните, придурки мои ненаглядные!
  
  - Отец был просто зациклен на равенстве рас. Думаю, это началось, когда он попал в опалу из-за женитьбы на моей матери. Тогда у Сардонора были напряженные отношения с темными эльфами, а отец, встретив ее однажды на каком-то ну очень официальном приеме, влюбился, как мальчишка. Долго ухаживал и добился-таки. Никакого политического значения этот брак не имел - мать была из обедневшей дворянской семьи, отнюдь не приближенной ко двору. На том приеме она вообще случайно оказалась - в качестве компаньонки при одной влиятельной даме. Но сам факт того, что генерал женился на темной эльфийке, поставил крест на его карьере. Поэтому они и поселились вдали от столицы, почти у самого подножья Драконьих гор. И всю свою жизнь генерал Ра-Нор стремился продемонстрировать, что ко всем расам относится одинаково. И меня так воспитывали.
  Ша-Нор рассказывал негромко, неотрывно глядя в пламя костра. Было странно сидеть здесь, с этой не вызывающей доверия компанией и слушать историю жизни наемника, которого еще недавно хотела убить. Но выбора не было. Да и времени тоже. Отсюда, с Зеленого Когтя, было отлично видно, как идет сражение за Дракерос. Если честно, то с очень переменным успехом. Все же повелителей было не так много, чтобы создать достаточно мощный боевой отряд из подчиненных драконов. Но и защитникам цитадели приходилось несладко, ведь они защищали не только себя, но еще и молодняк. Да и сами стены Дракероса не должны были пасть - ведь этот оплот не только служил нам пристанищем, но и подпитывал силы своей природной магией. Нужно было как можно скорее придумать хоть что-то, что дало бы защитникам перевес в силе, иначе эта бойня могла затянуться до полного уничтожения боевых драконов с обеих сторон. А потери уже были значительными. У меня просто зудело внутри все от желания тоже рвануться в бой, но без толкового плана это не имело смысла. Вот и приходилось слушать, собирать информацию и строить планы.
  Сюда, на Зеленый Коготь, я принесла героев не случайно. Когда-то в детстве мы с братом любили играть здесь, представляя, что скала - это неприступная крепость, которую могут покорить только красные драконы. От того и площадка на вершине была такой ровной - метров пять высоты этой скалы мы просто оплавили, тренируясь поливать цель огнем. Зеленый Коготь располагался довольно далеко от театра военных действий, но видно отсюда, как я уже сказала, было почти все.
  - Кериада в нашем доме приняли, поначалу, как простого путника, - продолжал между тем Ша-Нор. - Мои родители вообще были очень гостеприимны. Кед, возвращаясь домой из своих странствий по Сардонору, стал часто останавливаться у нас, а однажды рискнул и открылся родителям, рассказал, кто он такой. И меня, Кида, он действительно катал на спине в своей драконьей ипостаси, - я фыркнула, а полукровка усмехнулся. - Он мне тебя показывал. Издалека, - я взвилась в праведном гневе, но увидев веселые искорки в глазах наемника, только зашипела. - Знакомить не стал, - продолжал издеваться Ша-нор, - поскольку не был уверен в твоей толерантности.
  - А ты от темы не отвлекаешься? - прорычала я.
  - Действительно! - заламывая руки, поддержал меня наш влюбленный кретин. - Там, может быть, сейчас моя Эрри погибает!
  Я только глаза закатила. Эта эльфийская особь как-то мне больше нравилась, до выяснения его истинной цели путешествия на Дракерос.
   - Фелл, избавь нас от выслушивания своих извращенных страданий, - Сайрус пребывал в глубоком шоке и крайнем раздражении от внезапно открывшейся правды о драконах. Нет, ну как мне с этим сбродом отца спасать и весь драконий народ в придачу?!
  - Ты хочешь знать, как они погибли? - печально спросил Ша-Нор, и я кивнула. - Кериад был пробой сил. Арий - сильнейший повелитель, но и он не смог бы справиться в одиночку с красным драконом. Поэтому, в дом моих родителей отправилась целая команда: сам Арий, сестра-близнец Тима Мит, обладающая, как и ее брат, слабым, но редким и ценным даром останавливать и обращать вспять короткие промежутки времени, и страдающий имперскими амбициями Реймон, который собственно, и собрал вместе их всех, а так же еще нескольких повелителей. Те, правда, были намного слабее Ария, поэтому права участвовать в первом походе не удостоились. Наверное, они долго следили за Кедом, раз точно знали, когда и где его можно застать неподготовленным. Наш дом, по его собственным словам, был одним из немногих мест, где твой брат позволял себе расслабиться. Реймон устроил нападение толпы зомби на мою семью, и твой брат, чтобы защитить их, перекинулся. Мит крутанула время, и никто даже не успел понять, когда Арий начал брать под контроль дракона. Но Кед был очень силен духом, повелителю пришлось прикладывать максимум усилий к его обузданию, а отвлекать отца с матерью достаточно долго у Мит не было сил. Зомби-то все сгорели в драконьем пламени. Когда девчонка ослабла, мать ее просто прирезала. Кериад тем временем не поддавался повелителю. Он метался и буйствовал, пока ударом хвоста не снес Ария, и тот, весь переломанный, отключился. Но тут подоспел с кладбища, где он поднимал покойников, Рей. Увидев, что Мит, в которую, подозреваю, он был влюблен, мертва, некромант просто обезумел. Иначе я никак не могу объяснить, откуда у него взялись силы на Волну Смерти. Мало кто рискует, да и просто умеет использовать это заклинание. Реймон же не просто уничтожил все живое в радиусе сотни метров, но еще и каким-то образом вытащил полудохлого Ария.
  - А где был ты? - не выдержала я. - Откуда ты все это так хорошо знаешь, если сам остался жив?
  - Я был неподалеку, в городе, в гостях у друга, - вздохнул Ша-Нор. В голосе его прозвучала тоска. - Мы помчались ко мне, как только услышали рев дракона, но когда подоспели, все было кончено, а Рей и Арий исчезли. Подробности я собирал по крупицам из следов и скупых свидетельств очевидцев... - он помолчал пару мгновений. - Я поклялся отомстить.
  - Так что же ты его не прирезал во сне, пока сюда добирались? - усмехнулась я, позволяя себе немного ехидного скепсиса. Так, для вида.
  - Не смог подобраться, - пожал плечами полукровка. - Этот некромант вокруг себя такой полог держал, что любое серебро просто отлетало. Да и боялся, что пока я Рея буду убивать, Тим до тебя доберется. А как я перепугался, когда ты пропала вместе с ним! - ага, так я тебе и поверила! - Да, не думал я, что они уже снова собрались с силами, да еще для такой масштабной операции. Мне кажется, твое внезапное исчезновение заставило их поторопиться. Не похоже, что все так уж хорошо спланировано. А это значит, что шанс на победу у нас есть. Чего бы они ни добивались, а Реймон уже труп. В бою он не сможет держать такие мощные щиты, как в походе. Я до него доберусь. Так что я действительно на твоей стороне, Кида.
  - Ага, я заметила, - фыркнула я. - То-то ты до меня всю дорогу докапывался, не знал, как от меня избавиться!
  - А ты считаешь, я должен был радоваться тому, что ты путешествуешь в компании Тима и Рея?! - рыкнул наемник. - Я, между прочим, когда-то пообещал Кеду, что буду защищать его маленькую сестренку. От кого интересно? Да от тебя самой мир защищать нужно!
  - Ах ты! - я схватила камень и запустила в полуэльфа. Нет, он, конечно, прав, но так говорить о девушке некультурно, так что я предприняла попытку украсить его мужественную голову крупной шишкой и замахнулась в полуэльфа попавшимся под руку камнем. Он его, разумеется, отбил. Ловкий, зараза! Но прежде, чем я сцапала новый снаряд, встрял Георг.
  - Хватит уже! Как дети, честное слово! Кида, прекрати!
  - Отвянь, заступничек! Он меня всю дорогу за нос водил! - второй камень отправился вслед за репликой - паладину.
  - Да нас всех здесь, как лохов, развели с этой миссией! - взревел Георгор и тоже схватил камушек.
  Хорошо, все же, что кроме мелкого щебня на этой выжженной вершинке нет ничего. А то бы мы здесь точно друг друга поубивали.
  - Довольно! - Сайрус ловко выставил между нами щиты и покачал головой с видом доброго дедушки, приструнившего расшалившуюся ребятню. - Нужно подумать, что мы можем сделать, чтобы спасти ситуацию. Кида, детка, а где те маги, с которыми ты прибыла обратно в наш мир?
  - А они-то здесь при чем? - отмахнулась я. - Толку-то с них. Пошли Тима искать и сами потерялись. Спасители! Не до этих приключенцев сейчас. Самое главное, освободить от влияния папу!
  - Не будь такой эгоисткой! - взвился Феллиор. - Твоего папу, значит, освобождать нужно, а моя Эрридиада, может, сейчас как раз сражается в неравном бою с ничего не соображающим, управляемым повелителем сородичем! Или наоборот, ее разум мечется, как в темнице, а тело вынуждено повиноваться негодяю и нападать на своих! Это же такая психологическая травма!
  Ну, все, понесло говоруна. Я покрутила пальцем у виска.
  - Ушастик, ты гонишь! - расплываясь в зловредной улыбке, сообщила я ему. - Папу нужно спасать не потому, что он мой папа, а потому, что он властелин всех драконов. Король местный, так сказать. И тебе, принц недоученный, должно бы быть известно, что это не синекура. Именно монарх черпает извечную силу Дракероса и с ее помощью поддерживает свой народ. И пока папуля в подчинении у Ария, вся эта дармовая силушка перепадает, в основном, подчиненным же дракончикам, - я сделала паузу, набрала полную грудь воздуха и заорала: - А наших бьют!!!
  От моего ора все как-то сразу стухли и прекратили пререкаться, хмуро переглядываясь.
  - Кида, - первым нарушил молчание Георгор, - а что особенного на самом деле в Лейдриниголе? Это ведь глупость все, что им любого дракона убить можно...
  - Почему? - пожала я плечами. - Можно. Если подставится. Только кто подставляться-то станет?
  - Тогда зачем он нужен?
  - Без понятия, - вздохнула я. - Да еще парный. Моя Ниаридесс - его родная сестричка.
  - А можно посмотреть? - попросил паладин.
  А мне не жалко. Я как-то даже успокоилась, когда он Лея у Сайруса отобрал. Любит Георгора оружие, комфортно ему с ним.
  - Можно, только осторожно, - я протянула ему свой меч.
  - А? - не понял Георг.
  - Нежно с ней нужно, а то обидится и пальцы тебе обкорнает! - рявкнула я и отвернулась. Все же мне было неприятно, что кто-то посторонний касается Ниары. Сроднилась я с ней. Наверное, когда Тиму по сопатке съездила. Делимору без проблем отдавала, а тут что-то рука дрогнула.
  Я с тоской вглядывалась в сражение у стен Дракероса. Вон еще один дракон с горящими крыльями камнем рухнул вниз. Одна надежда, что он унес на своей спине повелителя. Тогда его смерть не напрасна. С такого расстояния я не могла рассмотреть, был ли на погибшем драконе всадник.
  От печальных мыслей меня отвлек хоровой вздох за спиной. Резко обернувшись, я застыла с раскрытым ртом. Два артефактных меча, вынутые из ножен, без всякой поддержки зависали в воздухе. Их окутывало серебристое и сиреневое сияние. Всполохи перетекали друг в друга, словно клинки обменивались информацией. Или силой. Как завороженная, я протянула руку и коснулась сведенных вместе кончиков мечей. И тут же поняла, что не могу пошевелиться. Было такое ощущение, что они отняли у меня все силы.
  Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем соратнички догадались снова убрать клинки в ножны. Я со стоном повалилась на камень. Силы возвращались. Через минуту я уже смогла сесть.
  - И что это было? - прохрипела я.
  За всех ответил Сайрус:
  - Знаешь, Кида, кажется, мы только что узнали способ вывести дракона из подчинения.
  Глава тридцать пятая.
  КАК ВОЕВАТЬ С ДРАКОНАМИ.
  Киниада.
  (Kagami, Н7)
  
  О Аргор, спасибо тебе за склочный характер, который мы все унаследовали! Я не рискнула подлетать прямо к тронному залу, а опустилась на одну из ближайших террас. Судя по э... звукам... хм... короче, реву и грохоту, которые доносились из святая святых Дракероса, папа все еще не успокоился. Это давало нам шанс: Рей и Арий по-прежнему очень заняты и, будем надеяться, уже ослаблены.
  Я даже своих героев со спины не спустила, прямо рванула через зал приемов к тронному, но увы, далеко не ушла. Завалы здесь были такими, что пришлось сменить ипостась, чтобы через них продраться. Сайрус наивно предложил мне спалить все преграды к херковой матери. Нет, этому старичку еще учиться и учиться! Он что, действительно думал, что мы в собственном доме от драконьего пламени заклинания не наложим? Да нам бы новые апартаменты строить пришлось после каждого папиного приступа икоты! Георгор - рыцарь-то наш - тут же протиснулся вперед, чтобы расчистить путь для дамы. Для меня то есть. Вот ведь у него стереотипы в кровь въелись! Я тихо похихикала, но спорить не стала - пусть развлекается, тем более вон как у него лихо получается: силушкой природа не обделила. Но у дверей в тронный зал мы завязли. Нет, подход к двери Георг расчистил и даже плечом навалился, а потом и Ша-Нор и эльфик наш худосочный к нему присоединились (Сайрус, правда, не стал, в силу почтенного возраста и упертости), но дверь стояла насмерть. Я, собственно, именно это ей и пожелала, смерти в смысле, но потом услышала подозрительно знакомый треск. Ой, похоже, это папа ее с той стороны хвостом подпирает! М-дя! Сдвинуть с места красного дракона героям уж точно не под силу. Я ввинтилась между паладином и Ша-Нором и тихо постучала по дереву.
  - Папа, впусти нас, пожалуйста, - вежливо попросила я на драконьем.
  С той стороны по двери с натужным скрипом проехало что-то тяжелое и шипастое, а потом зазевавшиеся герои, продолжавшие все так же напирать на неподатливую преграду, с грохотом влетели в тронный зал. Я, вытолкнув Сайруса вперед, с истинно королевским достоинством последовала за ним.
  Пресловутого достоинства хватило секунды на три. Папа, как оказалось, в героях защитников моей девичьей чести не опознал, а потому рассердился еще сильнее. К тому же и Арий ему особенно не мешал на них кидаться, вот дорогой родитель во всю ширь и развернулся. Во всю ширь тронного зала. Да, он у меня такой! Король! Вон как Фелл, Ша-Нор и Георг к стеночке жмутся! Ой-ой-ой! Это папуля мне сейчас в слепой ярости последних относительно адекватных сподвижников на хвостовые шипы нанижет!
  - Сайрус! Щиты им кинь! - завопила я, в глубине души понимая, что никакая магия против папиного гнева долго не выстоит.
  Нужно быстрее к родителю подобраться, да ткнуть в него мечами нашими магическими. Нет, ну вот чего их именно мне доверили? А если я опять от их взаимодействия ослабну? И будет здесь уже два подчиненных красных дракона. Хотя, нет, двоих Арий не потянет. Вон, и так уже из своего креслица едва не вываливается. Сейчас его плевком перешибить можно. Если, конечно, доберусь, а то ведь между нами папа.
  Ну да, кто мне даст-то! И к папе подойти, и Ария уконтропупить. Вот и встретились вновь, мой любезный лживый поклонничек!
  Рей вырос между мной и папиной лапой, словно из-под земли. Я как раз успела мечи из ножен вытащить. Хорошо хоть, пока они в разных руках, силу не только не отнимают, а словно и подпитывают даже. Ну что, некромант, второй раунд?
  - Ух ты! - заулыбался этот гад. - А я уж думал, ты совсем свой красный хвостик поджала, леди Кида. Храбрости тебе, как я посмотрю, не занимать, да вот мозгами предки явно обделили. И где ты только этих защитничков веничком смела? Или так их не любишь, что на убой пригнала? Его величество гневаться изволят, живыми отсюда только маги выйдут, - тут он покосился на Сайруса и добавил ехидненько: - сильные и умные.
  Трепись, трепись! Расслабляйся! Наивненький! Думаешь, если ты дистанцию держишь, чтобы я до тебя серебром не дотянулась, у меня в рукаве ничего не припрятано? Не спуская глаз с Реймона, не торопившегося сокращать расстояние между нами, я попыталась провести частичную трансформацию. Еще ни одно заклинание упыря от драконьего пламени не защищало. Нет таких заклинаний. Но что-то мне мешало. Человеческое горло никак не хотело превращаться в огнедышащую драконью глотку. Да что за херк?! Реймон расхохотался.
  - Уж извини, красавица моя, но дракону в этом зале не обратиться. А то ведь твой упрямый родитель не хуже тебя все потайные ходы знает, сбежит - и не заметим. Но и тебе свою змеиную сущность попридержать придется.
  - Сайрус! - зарычала я, пытаясь привлечь внимание мага, но тот был слишком занят: пытался что-то колдовать на Ария и одновременно прикрывал щитами все еще зажатых у стены героев.
  Рей издевательски хихикнул. А вот интересно, на некроманта и вампира мечи так же, как на дракона, подействуют? И кто, собственно, мешает мне проверить? Я красиво развела руки в стороны, словно раскрыла объятия.
  - Рей, любовь моя несостоявшаяся! Разве так нужно встречать даму, с которой делил тяготы долгого пути, вомпирюга ты мой ненаглядный? А я-то надеялась...
  Но Рею, похоже, надоело со мной церемониться. Улыбочка мгновенно сползла с его искривленного ненавистью симпатичного личика.
  - А ты не заигралась, красная? - со злостью прошипел он. - Да и зажилась, похоже. Арий и с одним твоим папочкой еле справляется, а что-то мне подсказывает, что ты не станешь слушаться подчиненного родителя. Мне от каждого мгновения присутствия рядом с твоей омерзительной драконьей сущностью тошнит. Так что, сдохни, тварь ты моя подколодная!
  С этими словами он откуда-то, как из воздуха, выхватил клинок. В первый момент я хихикнула. Сабля! Всего лишь сабля против двух мечей! Детская игрушка! Но уже в следующую секунду поняла, что все не так малиново. Клинок не блестел металлом, он был черен, как сам мрак. На грани сознания забилось смутное воспоминание. Что там маркиз говорил о Темном властелине? Впрочем, и без Асиных сказок, я узнала ее. Ужас из древних легенд драконов, сабля, выкованная из самого мрака, Хазвинардесс - Гасящая. И эта нежить паскудная ее специально для огненных драконов припасла! Одна царапина на моей шкурке - и я навсегда останусь в человеческой ипостаси! Все! Я разозлилась! Лей, Ниара, не подведите!
  - Ну что ж, потанцуем, покойничек! - ухмыльнулась я.
  И мы скрестили клинки. Ниаридесс и Лейдринигол задрожали, заплакали, оскорблено зазвенели изнутри, брезгливо зашипели на тьму Хазвинардесс. А потом с остервенением набросились на врага, словно само существование черной сабли было для них неприемлемо. Я металась и кружилась, уворачиваясь от опасного оружия некроманта, но шанс нанести ему удар все никак не представлялся.
  Силен упырек! И неутомим, труп кровососущий! Так мы долго еще плясать будем. Мне героев этих недоделанных от папы спасать нужно, а я тут от черной сабли зигзагами бегаю. Ну, Киниада, не пора ли доказать, что ты действительно безбашенная? Лей, Ниара, что скажете? Звенят! Подрагивают милые! Рискнем?
  И я рискнула. Прогнувшись, ушла от колющего удара, свела кончики клинков. Серебристо-сиреневое сияние заклубилось вокруг артефактов. Выпад. Херк! Укол был обманным! Хазвинардесс легко откинула спаянные магией мечи, кровожадно приближаясь к моей шее. Уже не надеясь достать некроманта, я в немыслимом пируэте шарахнулась от сабли. Нога заскользила по полированному мрамору. Клинки вдруг оттянули руки. Стремясь сохранить равновесие, я позволила себе проехать по гладкому полу, надеялась выиграть хоть пару мгновений. Но Рей не собирался сдавать позиций, продолжая атаковать. Я уклонилась всем корпусом, и тут руки совсем отяжелели. Лей и Ниара словно повлекли меня куда-то вперед и в бок, пока их сросшиеся острия не коснулись чего-то твердого, но определенно живого. Тронный зал содрогнулся от возмущенного рыка парализованного дракона, а потом гигантская туша его величества рухнула, едва не придавив Сайруса. Успели или нет отпрыгнуть остальные мои соратники, я разглядеть не успела - начала заваливаться носом вперед, потому что мои артефакты совершенно не хотели разрывать контакт с телом папеньки. Прямо над головой взревел Реймон, и в этом вопле смешались боль и радость победы. Я успела повернуть голову и увидеть черное жало Хазвинардесс, устремленное прямо мне в сердце...
  А потом некромант вдруг нелепо дернулся, разжал пальцы, роняя саблю, и упал ничком. Из-под лопатки его торчал серебряный кинжал, а на плаще расплывалось черное пятно мертвой вампирской крови. И это все? Это я тут столько скакала подпаленным зайчиком, чтобы кто-то его вот так, в спину? Да херка лысого! Кто посмел?! Это мой враг!
  - Вставай, - Ша-Нор протянул мне руку. Я зашипела и попыталась ее укусить. Руку, в смысле. Наемник шарахнулся. - Ты чего? Совсем умом тронулась? - вызверился он, но тут же озабоченно придвинулся снова. - Он тебя что, своим клинком задел-таки?
  - Он. Меня. Не. Задел, - чеканя каждое слово, ответила я. - Он. Был. Моей. Добычей! Как посмел?! Ты!
  И я - откуда только силы взялись? - вскочила на ноги, развела спаянные артефакты и кинулась на полукровку. Ой! Это я зря! Взметнулась и снова опустилась, преградив мне дорогу, массивная драконья голова. Приехали!
  - Здравствуй, папа, - я смущенно завела за спину руки с мечами и поковыряла пол носком сапога.
  Его величество окинул меня ласково-презрительным взглядом и, не поднимая головы с пола, повернулся к Ша-Нору.
  - Ты Ария достал? - поинтересовался он у наемника как-то совсем по-домашнему. Тот оторопел, глупо поморгал, но таки покачал головой, пожал плечами и отчитался:
  - Я посчитал Рея приоритетной целью. Кида не выстояла бы против Хазвинардесс.
  - Плохо, - вздохнул папуля. - Он, конечно, сил много потратил, но найдет, кого оседлать. Из зеленых, хотя бы. А что Хайнор? Ты его видел?
  - Да, здесь вроде нет, только в Мирторге, - все также рассеяно и непонимающе отозвался наемник. - Я как-то не успел особо рассмотреть нападающих, хотя, наверняка черного дракона заметил бы... Ааа...ээ?
  Так, и что это тут делается? Почему этот мерзкий тип докладывается моему папе? И причем тут дядя Хайнор? С какой стати он должен был оказаться среди нападавших? Та-а-ак!!! Ну, папуля, интриган херков! Опять без меня кашу заварил, а я в ней булькаю!
  - Па-поч-ка! - постаралась я обратить на себя его внимание нежным голосочком пай-девочки, но его величество меня даже взглядом не удостоили, и снова обратился к экающиму-мыкающему Ша-Нору.
  - Я вам сейчас не полководец, я вообще никакой информацией не располагаю из-за этих сволочей. Да и уйти мне отсюда нельзя, особенно теперь, когда через меня сила Дракероса пойдет к защитникам цитадели. Так что постарайтесь разобраться сами. Можете все тактические решения с Дотом или Эллис обсудить... Их, конечно, сначала найти надо.
  Ах так! Значит я тут так, для мебели?! Ну уж нет! Я вскинула клинки, снова сводя их концами. Подействовало! Сразу же!
  - Кида, хватит! - рявкнул родитель, резко вспомнив о моем существовании. - Тебя вообще в угол поставить стоило бы за то, что ты наворотила!
  - Я?! Я что-то наворотила?! - я аж задохнулась от такой черной несправедливости. - Да я же всю дорогу была всего лишь жертвой обстоятельств! Меня все кому не лень за нос водили, начиная с родного папочки! Что за интриги вы с Хайнором развели здесь, пока я гуляла по Сардонору?!
  - Всего лишь шахматная партия двух старых друзей-противников. Правда, на этот раз Черный перешел черту, связавшись с Реем и компанией, - отмахнулся отец. - А вообще, я очень зол на тебя, Кида. Что за прыжки по мирам в такой ситуации? Если бы не подмога, которую ты привела, тебя следовало бы вздуть как следует.
  - Это вот эти, что ли - подмога? - фыркнула я в сторону жавшихся за спиной Ша-Нора эльфа, паладина и мага. И, херк, типа я специально по мирам прыгала, а?!
  Папуля наконец соизволил обратить внимание и на героев. С любопытством их осмотрел и вздохнул.
  - Эти тоже на что-нибудь сгодятся. А вообще я о магах.
  - О магах? - маги еще какие-то откуда-то... А папа, часом, умом не того... после подчинения-то...
  - Ну да, по крайней мере, четверо очень неплохих боевых магов сейчас сражаются верхом на драконах на нашей стороне. Как раз перед тем, как сюда пожаловали эти, - папа презрительно кивнул на труп Рея, - прибежал лысый мальчишка и сказал, что он пришел на помощь вместе с тобой. Или ты, как всегда, сама не ведала, что творишь? - усмехнулся родитель.
  - Ася, что ли? - прыткий маркиз попался, однако! И когда успел сориентироваться? - А почему четверо?
  - Ну он сказал, что четверо точно боевые, - протянул папа. - Или что четверо точно маги?.. Или их всего четверо...
  Я собралась было объяснить венценосному папочке, с кем он связался, независимо от их количества и профессии, но тут, протиснувшись между мной и полукровкой, вперед выскочил наш эльфик. Именно, что выскочил и с разбегу бухнулся на колени перед папулиной головой!
  - Ваше величество! - заверещал Фелл, игнорируя всеобщий ступор от своей выходки, - Прошу вас, ваше величество, помогите!
  - Э... - папуля от неожиданности пыхнул небольшим язычком пламени, слегка опалив влюбленного идиота. - И... и чем я могу помочь эльфийскому принцу?..
  - Ваше величество, я готов на все! Я буду сражаться за Дракерос вместе с иномирскими волшебниками и вашими преданными слугами. Я жизнь свою готов положить за вас, но не дайте мне умереть в вечной печали! Я пришел сюда с этими господами и вашей дочерью не для того, чтобы плести политические интриги. Я прошу у вас руки вашей подданной, прекрасной Эрридиады. Благословите, ваше величество! Своей властью вы можете соединить два любящих сердца!
  Папуля икнул уже не по-детски. Мы с Ша-Нором успели отскочить в разные стороны, а вот Сайрусу досталось. Впрочем, старичок, кажется, и не заметил, что лишился второй половины своей шевелюры. В глазах его сиял неземной восторг от лицезрения Великого Красного Дракона. Исследователь херков!
  - А-а-а... м-м-м... э-м-м-м...Оууу... - красноречие папочки явно зашкалило от такого напора. Впрочем, дураком родитель не был и сразу сообразил, как можно избавиться от большой головной боли всего Дракероса, да еще и повеселиться по ходу. Изобразив царственную мину (это на драконьей-то морде! Уж он умеет!), его величество согласно прикрыл глаза, а потом обратился к невесть откуда взявшемуся верному Риаду - мелкому лиловому пажу с невероятной способностью уворачиваться от всех неприятностей: - Приведи Эрридиаду... С матерью. Она тоже должна дать свое благословение.
  О-о-о! Папа явно собирался оторваться по полной! Уж не знаю, где и как познакомился принц Феллиор с дамой своего сердца, но о том, чем может грозить брак с ней, понятия он явно не имел. Нет, против самой Эрридиады я ничего сказать не могу. Она милая, совершенно очаровательна в человеческой ипостаси, да и в драконьей, как все фиолетовые невероятно изящна и грациозна. Вот только сдается мне, что яблочко от яблоньки... Это сейчас она тиха и чуть что - глазки долу, нежный румянец и прочие атрибуты непорочной девы. Но с возрастом вполне может стать похожей на свою матушку. А матушка у нее...
  - Вы посылали за нами, ваше величество? - Ладиада вплыла в разгромленный тронный зал с таким видом, словно здесь происходил большой королевский прием. Распластанного на полу релаксирующего в отсутствие врагов папочку она одарила таким презрительным взглядом, что впору было задуматься, а кто здесь, собственно, король. Выглядела драконица действительно царственно: мало того, что она была монументальна (меня спросить, на диету ей пора), так и ее лиловый окрас отливал в пурпур, чем Ладиада всегда гордилась. Совершенно неоправданно, кстати. Аргор, конечно, был не дурак до слабого пола, но от незаконных потомков уберегся, за что ему огромное спасибо. Но пойди докажи Ладе обратное, если она что-то вбила себе в голову. Примерно полвека назад она открыла охоту на Кериада, в надежде получить его в зятья. Оттого бедный братец и сбегал из дому так часто. Если бы не эта старая перечница, может, еще и жив был бы. После его смерти Ладиада совсем поехала крышей и почему-то решила, что женихов, достойных ее дочери, не осталось вообще. Нет, не то чтобы она метила именно породниться с царствующими красными. Просто покойный Кед оказался вознесен на такую недосягаемую высоту, что сравняться с ним не мог никто по определению, о чем во всеуслышание и сообщалось любому претенденту на руку юной драконши.
  Рядом с матушкой трехтонная Эрри выглядела невероятно миниатюрной и хрупкой. Ну, это на мой взгляд, а вот с точки зрения Фелла... Как оказалось, наш эльфик впервые увидел возлюбленную в ее драконьем теле. Сначала чахнувший от любви принц зазеленел, как весенняя листва, потом побелел, как первый снег, а дальше стал сначала краснеть, а потом пошел в синеву, почти сравнявшись колером со своей будущей супругой.
  Папа с любопытством наблюдал за эльфийскими метаморфозами. Вот только не слишком ли он развеселился? Ему вообще-то сосредоточиться нужно на помощи защитникам Дракероса. Впрочем, сам знает, что делать, не маленький. А мне бы лучше под шумок смыться, пока он не вспомнил, что меня под замок посадить желательно.
  Я тихонько отдрейфовала к Сайрусу и подергала восторженного дедулю за рукав.
  - Слушай, Сайрус, - зашептала я, когда он наконец выплыл из прострации и соизволил обратить на меня внимание, - а у тебя нет желания поучаствовать в исторической битве за Дракерос? Там сейчас маги на драконах просто необходимы.
  - Воины тоже, - я аж подпрыгнула, когда Ша-Нор положил руку мне на плечо.
  - Ну, ты! Иди дальше лижи папочке его драконью задницу!
  - Больно надо! - фыркнул этот нахал. - Я вообще не понял, что это все значило! С папочкой твоим одни раз только виделся, когда Кед, на экскурсию по Дракеросу возил, а он со мной как... с херк знает с кем... Хотя... Похоже, именно твой величественный родитель был моим основным информатором. Н-да, тут я, облажался по полной.
  Ша-Нор действительно выглядел каким-то забавно обиженным и растерянным, но все равно подозрительно это...
   - Ладно, херк с ним, потом разберусь, - отмахнулся он сам от своих мыслей. - Пусть твоего родителя эльфийский принц развлекает, а меня больше интересует задница Ария, которую я собираюсь надрать.
  Ну, кто Арию задницу надерет, это мы еще посмотрим! Хватит того, что этот наглый полукровка вместо меня Реймона ухлопал. А уж Ария я спалю лично, не глядя, кого он там оседлал.
  - Я с вами! - Георг быстро смекнул, что может пропустить главное развлечение, и присоединился к компании.
  Я махнула рукой. Спорить с ним сейчас не имело смысла - еще папино внимание привлечем не вовремя. Поэтому я просто сделала обоим знак следовать за мной и нырнула в еще один потайной проход.
  Здесь нам повезло. Далеко идти не пришлось, так как стена была разрушена, и выход на оперативный простор имелся прямо перед носом. Я перекинулась, подождала, пока эта троица взберется ко мне на спину и взмыла в небо. Все же я люблю летать! Ни за что не променяла бы драконью жизнь на существование всех этих ползающих рас. Мы - драконы! Нам покоряется небо! Правда эти козявки на спине здорово раздражают, но пока можно и потерпеть.
  Мы сразу же оказались в гуще событий. Веселуха была в самом разгаре. Конечно, наши воспряли духом, когда папа снова начал подпитывать их энергией, но и противники, при поддержке Ария, ринулись в бой с новым остервенением. Я чуть ли не нос к носу столкнулась с каким-то обалдевшим, явно оседланным серым и не глядя пальнула пламенем по его спине. Чуть-чуть не попала. Заполыхала не только человеческая фигурка, но и крыло незадачливого дракона. Тот взвыл, но, похоже, от боли пришел в себя быстрее, чем если бы я просто убила повелителя. Что ж, это, пожалуй, спасет ему жизнь. На одном крыле до земли как-нибудь дотянет.
  Еще один, желтый, пытавшийся протаранить меня сбоку, резко ушел вверх, избегая столкновения. Вниз, на скалы, уносилась дергающаяся точка - его бывший всадник, а у меня на спине радостно завопил что-то Сайрус. Надо же, от нашего дедули толк может быть!
  Третий успел подобраться совсем близко, и гореть бы моему хвосту, но Георгор ловко перепрыгнул на спину зеленого дракона и одним ударом отправил повелителя в нокаут, а потом пинком предложил ему последовать за двумя предыдущими соратниками. Дракон под ним ввинтился в мертвую петлю, ничего не соображая после выхода из-под влияния. Паладин вцепился в гребень и падать, вроде бы не собирался. Ну, дай-то Аргор, до земли эта тупая ящерица оклемается, иначе Георгу придется присоединиться к своему недавнему противнику.
  Пустить скупую слезу о несчастной судьбе паладина мне не дали. Желтый, тот, с которого Сайрус скинул наездника, поравнялся со мной и попросил поделиться седоками. Херк, я и забыла, что у меня там на спине еще и Ша-Нор прохлаждается! И куда его несло, если от него все равно толку никакого? Я предложила соплеменнику забрать именно этого, ненужного, но перелазить решил почему-то маг. Нет, вот куда этого старикашку несет, а? Совсем высоты не боится? А желтый прямо растекся от восторга, что теперь будет сражаться вместе со своим спасителем-магом.
  Сверху нас накрыла огромная тень. Сайрус взвизгнул и с прямо-таки юношеской прытью перескочил на желтого. Тот, не будь дураком, заложил вираж в сторону. А на меня пикировал гигантский черный дракон. Ой, никак дядя Хайрон собственной персоной! И как это его Ша-Нор не увидел? Да куда он вообще смотрит?! Нас же сейчас по скалам размажут обоих! Я рванула вперед, надеясь уйти из-под удара. Почти успела. Мощные когти сорвали бронированную шкуру чуть повыше хвоста. Больно, херк! Нет, ну вот почему у меня, если приключения, то обязательно на задницу?! Да еще этот наемничек-идиот, Аргор его через колено, попрыгать на мне решил, да по раненному месту! От боли я изогнулась всем телом, рефлекторно выплевывая пламя назад. Ша-Нора могла спалить не глядя. Может, и жаль, что не спалила. Прыткая сволочь! Он уже висел на когте черного, цепляясь одной рукой, а второй один за другим посылая кинжалы в мягкую, не защищенную броней складку на шее. Хайнор взвыл и тряхнул лапой. Полуэльф ласточкой взвился в небо и так же красиво и плавно спикировал вниз, на смертельные зубья скал. Я на мгновение задумалась, а не спасти ли мне его, но потом решила, что своя чешуя дороже, и ринулась в гущу драки, подальше от такого опасного противника, как дорогой учитель.
  В этой самой гуще оказалось на редкость сумбурно и суетно. Кто кого бил и зачем, понять было трудно, и, чтобы ненароком не поджарить кого-то из своих, я начала метаться от одного, нуждающегося в помощи дракона без всадника к другому. Мой личный счет рос, а значит, повелителей становилось все меньше. Я как раз собиралась прицельно плюнуть в одного шибко активного противника, оседлавшего молодого и резвого синего дракона, как мне на спину что-то шмякнулось, очень непредусмотрительно снова попав на рану. Плевок, разумеется, ушел в молоко, а я невольно крутанулась в воздухе. Снова он! Ах ты ж гад живучий! С пролетевшего мимо зеленого дракона мне помахал Георгор. Да что б вас!
  - Не тормози, Кида! - закричал Ша-Нор и ткнул мечом куда-то влево.
  Нет, вот же наглость! Он мне еще указывать будет! Но в ту сторону я все же глянула. Ой! Наших бьют! И не кого-нибудь, а маркиза! Уж его-то лысую, сияющую на солнышке макушку я ни с чем не спутаю! О, а вон и котяра клетчатый рядом прыгает, шерсть дыбит. Воин, ага. Смерть врагам! Помрут со смеху, не иначе. Ох, да их там трое против одного! А дракончик под Асей не из самых опытных - того и гляди его на тряпочки порвут. И-и-и-ех! Знай наших, маркиз! Я одним мощным рывком вклинилась между двумя нападающими подневольными драконами. Даже огнем поливать не стала, просто цапнула зубами повелителя на спине того, что был слева. Судя по визгу справа, Ша-Нор тоже не терялся. Все же Рей лоханулся, нужно было этих олухов не только магии учить, а и военному ремеслу. А то вон как легко их с драконов скинуть, да мечом напугать.
  Ася как раз швырнул в третьего нападающего огненный шар - не хуже меня плеваться умеет, ей-богу! - и я, махнув ему крылом, кинулась к следующей схватке. Но Ша-Нор снова не дал мне развлекаться.
  - К нижнему фронтону! - заорал он, отчаянно дергая меня за гребень, как лошадь за вожжи.
  Мне снова захотелось его скинуть, однако, мельком глянув в указанном направлении, я поняла, что херков полукровка прав. Дядя Хайрон, а с ним еще четверо оседланных повелителями драконов шли боевым клином на реденьких защитников яруса. Ну да, там, вроде, ничего стратегически важного не наблюдается, вот и не прикрыли, как следует. Но если учесть, что дворец уже наполовину развалили, то одного мощного тарана хватит, чтобы обрушить верхний ярус вместе с тронным залом и моим папой. Я понеслась туда, с отчаяньем понимая, что не успеваю. Ведомые ушли в стороны, забирая четверых молоденьких, явно впервые попавших в битву дракончиков в клещи. Двоих из этих малолеток я даже, кажется, узнала. Я должна была им помочь! Спикировала вниз, в последней надежде подпалить брюхо хоть одному из нападающих. Что-то кричал Ша-Нор, но я его не слушала. Я почти догнала лилового, заходящего с правого фланга. И тут с неба обрушился град. Тонны льда. Сплошная непролазная туча острых, как ножи, осколков - от совсем крошечных, неприятно скалывающих чешуйки с брони, до гигантских, сияющих на солнце глыб, прорывающих мощные перепонки крыльев. И клин Хайнора дрогнул, рассыпался. Я закричала от ужаса, понимая, что там, где не выстояли пять боевых драконов, молодежь, скорее всего, просто оказалась размазанной по стене. Но уже в следующее мгновение лиловый ушел еще ниже, и я смогла рассмотреть, что защитники, как и я сама, почти не пострадали. Я завертела головой, пытаясь понять, откуда пришла помощь, и к своему удивлению обнаружила эту дуру-блондинку, подружку вампира, восседающую на небесно-голубом драконе. Дракона я узнала тоже, это был Сайдан, друг и однокашник моего братца, и он явно получал удовольствие и от всего происходящего, и от общества своей наездницы.
  Хайнор, тем временем, выведя клин из-под магического удара, перегруппировал его и снова пошел в атаку. Теперь они шли фронтом, снизу вверх, и имели все шансы смести неопытных защитников вместе со стенами. А я опять не успевала.
  Крошечная птичка - совсем еще маленький дракончик вспорхнул почти от самого подножия Дракероса и круто взял вверх. Это выглядело, как откровенный акт самоубийства. Если кто из группы учителя и заметил эту несущественную помеху, то отреагировать не счел нужным - ну чего, в самом деле, бояться птенца? А маленький дракончик шел наперерез нападавшим. Мне захотелось зажмуриться. Но вот, когда расстояние сократилось до критического - любой из гигантов мог достать выбросом пламени эту кроху - на спине малявки что-то полыхнуло и зазвенело, а потом, разрастаясь прямо в воздухе, в незащищенные шеи боевых драконов понесся смертоносный рой стали.
  - Во дает! - охнул у меня на спине Ша-Нор.
  - Кто это?! - я никак не могла разглядеть ни самого маленького дракончика, ни тем более, его всадника.
  - Кто-то из твоих магов, - отозвался наемник. - И где ты их набрала, таких?
  Хм... и почему мне совсем не претит слышать, что они мои?
  Двоим из пяти клинки... или не клинки... - что-то летело, вращаясь с такой скоростью, что выглядело, как диски - попали в самое незащищенное, хоть и труднодоступное, место - складку под челюстью. Жгучая кровь брызнула фонтаном, и двоим из трех оставшихся пришлось уворачиваться, чтобы она не попала на всадников. Строй был разрушен окончательно. Хайнор взмыл вверх, видно понял, что атака захлебнулась. Раненые драконы камнем ушли вниз, унося на себе повелителей прямо на скалы. Молодняк накинулся на оставшуюся пару с яростью берсерков. Ну, пусть развлекутся, имеют право. А мне, пожалуй, пора поискать свою главную добычу.
  - Ты видел Ария? - крикнула я полуэльфу.
  - На левом фланге, - тут же отозвался тот, - под ним дракон нежно-салатного цвета.
  Уже сорвавшись в полет, я все же посмотрела назад. Прочь от сражения улетал гигантский черный дракон, постепенно превращаясь в точку на фоне уже розовеющего закатом неба.
  Тело салатной драконицы мы нашли довольно далеко от поля битвы. Ария - ни живого, ни мертвого - рядом с ней не было.
  
  Глава тридцать шестая.
  КОРОТКИЙ ПУТЬ К ВЛАСТИ.
  Винсент.
  (Kagami)
  
  Наверное, я становлюсь философом. А может быть, человеком. Когда схлынула первая, ослепляющая волна голода, я даже посочувствовал юному в"Асилию и принял свое временное заточение почти смиренно. Но злость всколыхнулась с новой силой, когда эти молодые безумцы сорвались следом за драконшей в ее опасный, наполненный интригами мир. Эх, люди! Дети... Самый опытный из них - Делимор - не исчисляет этот свой опыт и парой десятилетий. Что они могли сделать там, где вот-вот готов был расцвести во всей красе гнев драконов? И всю эту кашу заварила глупая девчонка, которую я взялся опекать!
  Но вдруг, неизвестно откуда появилась мысль, что и сам я не эксперт по драконам, а значит, обида на то, что меня не взяли с собой, порождена точно таким же максимализмом и желанием ввязаться в драку не глядя, как и у этих юных авантюристов. Усмешка вышла горькой. Не пора ли повзрослеть, Винс?
  И я принялся взрослеть. Никому не советую так поступать. Самокопание никогда не доводит ни до чего хорошего. Как результат - обязательно возникнет какая-нибудь благородная идея, которую тут же, пока расковырянные назло инстинктам раны души взывают к действию, принимаешься воплощать в жизнь. Лично я вдруг воспылал благодарностью к пройдохе Шимми. А что? Если так посудить, то каждый раз, когда я в последние двадцать лет подбирался к мучительному рубежу вампирского голода, рядом появлялся Артес и устраивал мне провокацию с надкусыванием кого-нибудь из моих близких. Сейчас Артеса рядом не было. Да и вообще не было вампиров, которые могли бы мне так подгадить. А я был голоден. Вот тебе, Винс, и испытание воли, как верно заметил Ася, и возможность пройти третью ступень отречения. Тебя не взяли на войнушку? Радуйся! Пока не видишь крови, ты можешь сдерживаться, а там, глядишь, и голод пройдет.
  С этими радужными планами я растянулся в воздушной тюрьме, как в гамаке, и принялся утихомиривать свою вампирскую сущность. Смылись - и ладно. Старички-маги вон тоже обо мне не вспомнили - как молодежь в другой мир сплавили, так и сами испарились. Одна радость: мне не удалось зайценосца подставить, а дурацкое желание Тима все равно привело к тому же результату. До чего же гадкий тип этот Шимми! Вот только ради того, чтобы одним таким меньше стало, имело смысл снова отодвинуть свое отречение на неопределенный срок. Но, раз не судьба - значит, не судьба.
  Я даже не очень беспокоился о том, что мне, возможно, придется провести в заточении всю ночь - вполне удобно. Правда, поесть не мешало бы, раз уж решил не пить, но это малая плата за возможность сделать такой значительный шаг вперед, как третья ступень.
  Я умудрился сам себя убаюкать этими размышлениями, поэтому, когда в кухне вдруг из ниоткуда снова нарисовался Ася, вздрогнул и даже на мгновение испугался, что рухну вниз, забыв о том, что из этого плена я по своей воле не выберусь. Прежде чем я успел проморгаться и что-то спросить, маркиз снова испарился, правда, на этот раз, в башню. А спустя минут пять вернулся уже с Догом и Кевином. И сам вспомнил обо мне. Надо же!
  - Винс, сгруппируйся, я тебя выпущу. Мы идем воевать с повелителями драконов, - безапелляционно заявил он.
  Ну, сгруппироваться-то я сгруппировался - все же падать не хотелось. Ася, правда приспустил мой "гамак", но все же. Но вот отправляться туда, где льется кровь, мне совершенно не хотелось.
  - Я с вами не пойду, - решительно заявил я, когда ноги наконец коснулись пола.
  - Почему?! - опешил юный идеалист.
  - Волю воспитываю, - припомнил я ему его же слова. - Не хочу провокаций.
  Ася на пару мгновений задумался, потом понимающе кивнул, а в следующую секунду их уже не было в этом странном мире.
  
  Я так и сидел на кухне, размышляя о безрадостной перспективе на ближайшее будущее. Идея поесть обычной пищи плодотворной не оказалась. Принимать что-то, кроме крови, мой организм отказывался. Поэтому я пил чай и прикидывал, смогу ли продержаться, и если все же сорвусь, то когда. А главное - на ком. Зайценосец оказался прав: выпивать кого-то из этой шебутной компании не хотелось совершенно, но нам предстояло сражаться, а значит первая кровь, которую я учую, вполне может оказаться кого-то из своих. И что я тогда сделаю? Я же не смогу остановиться! "До дна" выпью!
  Эти безрадостные размышления были прерваны появлением всей частной компании. Нет, извиняюсь, не всей. Драконицы и эльфа с ними не было. Ну, а что с этой стервы еще взять-то? Ей галактика по ногам - только свое болотце и беспокоит.
  И тут я почувствовал кровь. Чтобы понять, что это значит, нужно быть вампиром. Перед глазами все поплыло. Кажется, я начал медленно подниматься, двигаясь на запах. Кто-то закричал, а потом меня обхватили тонкие руки, я скорее почувствовал, чем услышал название родного мира, и земля рванулась из-под ног.
  Мы повалились на траву. Мне даже глаз открывать не нужно было, чтобы понять, что вернулись мы - непонятно за какой дуростью - в тот самый лес, откуда нас с Лерой похитил маркиз. И что, нельзя было более безопасного места найти? Но запах крови исчез, я смог перевести дыхание и оглядеться. Ночь. Здесь снова была глухая ночь. Плохо.
  Рядом кто-то заворочался.
  - Что это за место?
  Хм... А я думал, это моя дурная ученица нас сюда притащила. Не зря Ася говорил, что мальчишка сообразительный.
  - Это лес, - глубокомысленно изрек я. Дог хихикнул. - Очень опасный лес, в котором на нас с Лерой охотились еще три дня назад, - пришлось давать пояснения. - Ничего лучшего ты, конечно, придумать не мог.
  - Я пока не понял, по какому принципу при перемещении выбирается место высадки, - задумчиво сообщил мальчишка. - В Эмире мы попадали именно туда, куда хотели. А здесь сбой какой-то. Или ты сам хотел именно сюда?
  Я задумался на мгновение и понял, что паренек прав. Подсознательно я стремился именно на это место, чтобы узнать, как там Валет. Все же я его подранил изрядно, пока телом владел маркиз.
  - Наверное...
  Договорить я не успел. Чуть ли не нам на голову, посыпались остальные. Сначала напуганная Лера с очень недовольным и озабоченным Делимором, потом маркиз с котом. Кевина с ними не было.
  - Ну и что, господа сопровождающие, вы собираетесь делать в моем родном мире? - поинтересовался я у этой компании, когда они немного отряхнулись и удостоверились, что мы с Догом не пропали без вести.
  - Наверное, убивать Артеса Торету, - виновато развел руками маркиз Ася и зачем-то добавил: - Раз уж мы здесь...
  Знаете, я даже не засмеялся. Грешно смеяться над блаженными. Просто нужно знать Артеса и... Асю. Даже в комплекте с серьезным мальчиком Догом и крутым магом-воином Эрмотом поединок маркиза с главой клана Торету будет выглядеть избиением младенцев. Поэтому я попытался пропустить это наивное замечание мимо ушей, но не тут-то было. Ася собственной идеей вдохновился. Обвел восторженным взглядом присутствующих, посмотрел сияющими глазами на меня и открыл рот. Тему развить собирался. Наверное.
  - Даже не думай! - пресек я на корню его поползновения.
  - Что? - захлопал он глазами.
  - Артеса здесь нет, где он - я не знаю, а убить его у вас все равно не получится.
  - Почему? - насупился маркиз.
  - Кишка тонка! - отрезал я.
  В"Асилий вздохнул, почесал лысый затылок, нахмурился, но потом его лицо прояснилось, и он кивнул самому себе.
  - Тонка или нет, а надо! - вынес он вердикт.
  Тут уж пришла моя очередь хлопать глазами.
  - Ася, ты хоть понимаешь, о чем говоришь?
  - Угу, - как бы отмахиваясь, ответил он и посмотрел на Дога. - Без тебя не справимся.
  Мальчик пожал плечами.
  - Нужно нам сначала белые доспехи забрать, - высказался Делимор. - Вампиры - дети ночи, а артефакт как раз действует против мрака. Пожалуй, будь он у меня, я бы с этим Артесом разобрался.
  Нет, ну точно детский сад в песочнице! Дайте мне лопатку побольше, я вам настоящий замок построю. Ага, щаз! Хорошо хоть у Аси нашелся веский аргумент. Он покосился на графа, задумчиво пожевал губу и изрек:
  - Эрмот, мне очень не понравился тот мир. Лезть туда - большой риск. Если сейчас мы вернемся сюда хоть с одной царапиной, тебя белые доспехи, может и защитят от Винса, а вот на меня он набросится.
  - Какие царапины?! - возмутился Делимор. - Там ж вообще ничего нет, ты сам сказал!
  - Я сказал, что там никого нет, - назидательно изрек маркиз, - а что там есть, я не говорил, потому что не знаю. Мертвый тот мир или нет, а я не уверен, что доспехи прямо так на блюдечке выложены. Там наверняка какие-то ловушки найдутся.
  Беловолосый лорд нахмурился, но спорить не стал. Нет, я фигею, как они все безоговорочно приняли старшинство этого мальчишки! В"Асилий, конечно, парень правильный, но мозгов у него не больше, чем у моей ученицы. Ох ты ж! Вот ведь вспомнил не ко времени. А так хорошо молчала до сих пор.
  - Так! - Лера уперла руки в бока, переводя взгляд с меня на Асю. - А теперь вы мне честно и без всяких ваших экивоков ответите, кто убил моих родителей, - потребовала она.
  Час от часу не легче! Мне с сыном повидаться нужно, узнать, как он нашу последнюю встречу пережил, а тут такое. Я ж эту дуру охранять брался! И как я ее от самой себя охранять буду? Начни она на Валета кидаться, и парень не посмотрит, что девчонка - последний росток, выпьет из самозащиты и даже не утрется.
  - Винс, надо ей сказать, - Ася виновато посмотрел на меня. - Она тоже имеет право на исполнение своего желания, - я молчал. Что я мог ему ответить. Маркиз был прав, но выполнять желание Леринеи, особенно сейчас, когда Валет мог ошиваться где-то поблизости, мне совершенно не хотелось. Ну не знал я, чем это может кончиться! - Она умная девочка, - постарался успокоить меня в"Асилий, - ты ей объяснил, что заказ - это просто работа. Она поймет.
  - Кто? - напряглась Лера, и сразу, разумеется, зло сверкнула глазами на меня. Ну да, как же, если что, я крайний. И так меня это разозолило...
  - Кто? - я усмехнулся, а девчонка затаила дыхание. - Твой разлюбезный Валет, - она вздрогнула. - Принял заказ, сделал дело, даже законы вампирской чести соблюсти не забыл - тебя не тронул. Не принято у нас младшего в семье убивать, вот он и оставил эту честь кому-то другому.
  - Валет... - она растерянно хлопала глазами и, кажется, собиралась разреветься. Но нет, взяла себя в руки, нахмурилась, закусила губу. Зло зыркнула на меня: - Кто заказчик?
  - Твой дядя.
  Вздрогнули все, а я покрыл себя последними словами. Совсем расслабился, идиот! Лет стоял на краю поляны, с любопытством оглядывая нашу компанию. Леринея сжала кулачки.
  - Ты так и бегал здесь три дня? - фыркнул я, чтобы как-то разрядить обстановку.
  - С чего бы? - пожал плечами Валет. - После того, как вы исчезли, я доложился Артесу. А он отправил меня сюда, патрулировать, на случай, если вы вернетесь, - он покосился на Леру и хихикнул. - Что, очень хочется меня убить?
  - Н-нет... - с трудом выдавила девчонка, но тут же решительно, гордо вскинув голову, добавила: - Мне нет до тебя дела. Спасибо, что назвал заказчика. Дальше я разберусь сама.
  - Ух ты! - восхитился Лет. - Смелая девочка! Если захочешь, я могу принять заказ на него. Даже с удовольствием.
  - Благодарю, - царственно кивнула наследница д"Элирой. - Я подумаю над твоим предложением.
  Валет заржал. Ася взирал на Леринею с восторгом, граф - с пониманием. Дог с любопытством обводил взглядом всю компанию. Кот... А где кот?
  - Ася, где Сириус? - озаботился я, и все принялись озираться по сторонам.
  Кота не было, и маркиз откровенно занервничал. Но прежде чем он успел организовать поисковую экспедицию, нечто усато-когтисто-клетчатое прошелестело по веткам, рухнуло на голову Лету и с остервенением принялось мутузить его по лицу. Валет взвыл и попытался отодрать от себя агрессора, но мне лично показалось, что шансы были неравны. Ничего, у вампиров регенерация быстрая, оклемается отпрыск. Но вот что кота-то так завело?
  Соратники тем временем вышли из ступора и принялись на разные голоса уговаривать Сириуса прекратить безобразие. Однако на помощь Лету никто не спешил. Я покосился на Дога - он вроде лучше других с этим хвостатым ладит - но мальчишка явно получал удовольствие от зрелища. Самой смелой, как ни странно, оказалась моя ученица. Решительно преодолев расстояние до края поляны, она рывком сдернула кота с Валета и подвесила его на вытянутой руке, не давая дотянуться когтями до собственной кожи.
  - Брейк, Сириус! - строго приказала она. - Успокойся и расскажи, из-за чего ты так взбесился.
  Кис шипел, урчал и щерился на недавнего противника и, хотя царапать Леринею не собирался, но свои претензии к Лету явно не считал исчерпанными.
  - Пусти-у! - провыл он, нелепо изгибаясь под разными немыслимыми углами. - Пусти-у, сказа-ул! Я-у этому предателю глаза-у повыцарапаю-у-у-у!
  - Ты на кого когти растопырил?! - прошипел Лет, оттирая кровь с лица. Глубокие царапины тут же затягивались, кое-где уже исчезая совсем бесследно. Здоровый мальчик! - Ты кого здесь предателем обозвал, ошибка природы?
  - Ты-у! - снова заголосил кошак. - Ты-у са-ум не убьешь, так за другими-у послал!
  - Что? - растерялся Валет.
  - Какими другими? - напряженно спросила Лера.
  - Пусти-у, - спокойно попросил Сириус, расслаблено обвисая в пальцах девушки. - Пусти-у, расскажу.
  - Ладно, только на... вампиров не бросайся.
  Отпущенный на свободу кот стрелой метнулся к Догу и вскарабкался к нему на руки, словно прося защиты. Мы невольно подтянулись ближе, ожидая объяснений. Даже Лет, стараясь держаться за спиной у Леры, как-то очень гармонично притерся к компании.
  - Это-ут! - кис ткнул лапкой в моего сына. - Оу-н Леру не тронет. Сам. Он други-ух позва-ул. Они-у убива-уть идут! Винса!
  - Других?! - воскликнули мы хором и громче всех, кажется, Валет.
  - Ты чего лапшу вешаешь, уродец?! - снова ощерился на кота клыками мой отпрыск. - Не звал я никого. Я только Артесу условный сигнал послал, когда они появились.
  - Как? - вздрогнул я. Лет недоуменно на меня покосился, но все же вынул из кармана что-то вроде фибулы.
  - Покажи-ка, - протянул руку Делимор, и мальчишка, поморщившись, все же отдал лорду безделушку.
  - Вешка, - вздохнул граф, покрутив фибулу перед глазами. - Ты ему координаты телепорта скинул.
  - Молодец! - я старался говорить ровно, хотя в груди все клокотало от злости. - Сам со мной боишься не справиться, так решил на помощь позвать, кого посильнее?
  - Кого посильнее?! - взвился Валет. - Посильнее только ты, но я сам смогу с тобой справиться!
  - Сейчас со мной даже младенец справится, - отмахнулся я.
  Мне захотелось, чтобы они все исчезли. Не обращая больше внимания на возмущенного потомка, я медленно побрел к краю поляны. Вот и все. Наивный Валет полагал вернуть меня в клан, но Артес, видимо, после разговора с Повелительницей, решил отказаться от этой благой идеи. Он шел убить меня. Шел наверняка не один, зная, что голыми руками меня не возьмешь. А я - вот он. Можно считать, голенький. Артес же не знает, что я снова голоден и ослаблен, Ингу с его подачи я всего две недели назад выпил. К тому же я безоружен. Одним эльфийским кинжальчиком много не навоюешь, хоть для вампира его укус и смертелен. Вот только, чтобы нанести удар, нужно подобраться к противнику, а я даже в Тень уйти не могу. И сбежать. Если я сейчас сгребу в охапку магов и свалю из родного мира под всеоправдывающим лозунгом "Я должен спасти галактику!", Артес прижмет Лета. Хорошо так прижмет. В лучшем случае охоту на него объявит за дезинформацию, в худшем - объявит предателем и шпионом врагов - неважно, каких. Он придумает. Обязательно придумает, просто, чтобы отомстить мне. Не с собой же тащить мальчишку. Да и куда? Ни в одном из миров моих соратников не живут вампиры. Во всяком случае, не живут так, чтобы я мог пожелать этого своему сыну. Резервации, охоты, связи с некромантами... Нет, это не для честных убийц Торету. Не для нас. Не для него. Добегался ты, Винсент. Здесь, на этой самой полянке, твоя дорожка и закончится. Может, и к лучшему. Я еще не отказался от Ночи и, если повезет, она будет ко мне достаточно добра, чтобы хоть там, за пределом Мрака, подарить мне еще одну встречу с Анитой. Скоро свидимся, любимая. Вот только... не тянуть же за собой этих идеалистов!
  Я отвлекся от горьких размышлений и посмотрел на магов. Видать, знатно я отключился, жалея себя любимого. Диспозиция успела измениться. Эти четверо стояли спина к спине, готовясь держать круговую оборону. Вот чудики! Я вздохнул, отлип от дерева, к которому прислонился, покачал головой.
  - Ася, - негромко позвал я, и маркиз вздрогнул, - это бессмысленно. Вам нужно уходить. Никто из вас не умеет магически сражаться с вампирами, а в обычном бою вы с ними не справитесь.
  - Учить меня вовремя нужно было! - зло прошипела Леринея.
  - И не говори! - Ася похлопал ее по плечу. - Больная тема.
  - Эй, вы услышали, что я сказал? - прорычал я.
  - Услышали, услышали, - отмахнулся Эрмот. - Только ты тоже дурака из себя не строй. Никуда мы не уйдем. Вместе здесь оказались, вместе и разбираться будем.
  - Сейчас Лет и Сириус вернутся, и решим, как будем сражаться, - поддержал его Дог.
  Я окинул поляну взглядом. Ни кота, ни отпрыска действительно нигде видно не было.
  - Они на разведку пошли, - ответил маркиз на немой вопрос. - А еще Лет сказал, что должен тебе кое-что вернуть.
  - А они друг друга не поубивают в процессе? - удивился я.
  - Не думаю. Скорее, Лет Артеса прирежет, если сможет к нему подобраться.
  - И не надо думать о собственном сыне хуже, чем он того заслуживает! - вставила Леринея. - Он, между прочим, убивать тебя не собирался. Просто вернуть хотел. И я его очень хорошо понимаю! Мать умерла, отец бросил... Безответственный ты, Винсент!
  Я клацнул отвисшей челюстью. Да что они все, с ума посходили?!
  - Послушайте, - начал я, стараясь говорить как можно спокойней и рассудительней, чтобы донести до этих идиотов основную мысль, - поймите такую простую вещь: вам нечего противопоставить вампирам. Сражаться на равных с ними может только Лет, а он один. Вы в этой драке - балласт. Артесу нужна только моя жизнь, так пусть он ее возьмет. А вы уходите. Можете и Валета с собой прихватить, раз он вам вдруг стал так дорог.
  - Это ты не понимаешь, Винсент, - пожал плечами Ася. - Во-первых, мы тебя не бросим. Вот просто не бросим - и все. Мы - команда. А во-вторых, Зеркало сказало, что нам нужен именно ты, так что умирать тебе пока рано. Не хочешь жить - скатертью дорожка за Пределы, но не сейчас, а когда дело сделаем.
  Знаете, он меня устыдил. Я - одиночка. Все вампиры-убийцы одиночки. Я не привык, что во мне кто-то может нуждаться. Но бросить этих олухов я не мог. Так уж фишка легла. И мне вдруг до скрипа зубовного стало обидно, что я беспомощен. Может, хоть зверушку какую выпить? Много силы не прибавит, но, если постараться, в Тень уйти смогу, а там и повоюем. Я принюхался. Вокруг было пусто. Все зверье попряталось, ощущая надвигающуюся беду. Я сплюнул со злости. Но тут, словно прочитав мои мысли, снова подал голос Ася.
  - Винс, сколько тебе нужно крови, чтобы стать дееспособным?
  - Забудь, - огрызнулся я. - От одного запаха я слечу с катушек и выпью до дна того, кто ближе окажется.
  - На слетишь, мы присмотрим, - отозвался этот наивный дурень и поднес кинжал к собственному запястью.
  - Не смей! - я рывком преодолел разделявшее нас расстояние и вырвал у него оружие. - Совсем сдурел!
  - Винс, но так надо! - попытался он сопротивляться.
  - Повелительница уже пробралась в твою сущность, идиот! Если я хоть глоток из тебя выпью, все мое отречение псу под хвост!
  - Тогда я, - спокойно предложил Дог и шагнул ко мне. - В моей крови Ее нет.
  - Брысь! - рявкнул Делимор, плечом оттеснил мальчишку и протянул мне руку с обнаженным запястьем. - Ребенка-то ты не тронешь, надеюсь.
  Взгляд Дога наполнился ужасом, метнулся к Леринее, полный мольбы вернулся ко мне. Да что это с ними?! Они бы еще подрались за право помереть под моими клыками!
  - Успокойтесь! Никого из вас я пить не буду! - прорычал я.
  - Из них - не будешь, - Лера подошла ко мне вплотную. - Потому что можешь и не остановиться. А вот меня ты "до дна" не выпьешь. Ты Ролу обещал.
  - Лера, уйди!
  - Не будь идиотом, Винс! Если ты не восстановишь силы, мы все здесь погибнем.
  - А так можешь погибнуть ты! - рявкнул я.
  - Вот именно, только я, - кивнула девчонка.
  - А ты отчаянная! - с уважением произнес Лет, выходя из тени, и добавил, обращаясь уже ко мне: - Тебе лучше поторопиться, они будут здесь минуты через три.
  - А если-у ты-у ее обидишь, я-у тебе-у зенки выцарапаю, - флегматично сообщил кис, уютно устраиваясь на руках у Дога. Когда успел?
  - Хорошо, что вы вернулись, - Лера порылась в карманах, достала глухо звякнувший мешочек, протянула его Валету. - Это все, что у меня есть. Ты примешь заказ?
  - Тебе так не терпится? - усмехнулся тот, но мешочек взял.
  - Просто хочу быть уверенной, что ты это сделаешь, даже если Винс меня убьет.
  - Кто ему позволит! - рыкнул Лет и как-то очень недружелюбно покосился на меня.
  Мир сошел с ума, ага?
  - У вас есть чуть больше трех минут, - сообщил Ася. - Я разрастил лес, им понадобится время, чтобы до нас добраться. Думаю, минут десять могу гарантировать.
  - Пей! - Лера откинула волосы с шеи, наклонила голову.
  У меня потемнело в глазах. Кровь еще не пролилась, но даже запах кожи пьянил, заставляя змею жажды скручиваться тугими кольцами спазмов в желудке. Я не остановлюсь! Не смогу! Я все еще вампир! Рол, прости меня! Ты верил в меня, как в друга. Ты доверил мне жизнь своей ученицы. Я не выдержу, я предам тебя... Смешной маркиз Ася, зачем ты спас эту девочку? Разве, настаивая на том, что ее нельзя оставлять в этом опасном лесу, ты думал, что ее жизнь придется принести мне в жертву? Ради меня, ради тебя, ради всех нас... Лет, мальчик мой, я действительно тебя бросил. И почему мне кажется, что сейчас я снова готов обречь тебя на одиночество? Что было в том твоем взгляде? Я ведь убью ее. Я просто не смогу остановиться, ты вампир, ты Торету, ты знаешь. Простишь ли ты меня?.. Леринея, прости! Видит Ночь, я не хотел ни твоего общества, ни твоей дружбы, ни, тем более, твоей жертвы! Ни ты, ни я не виноваты, что так случилось. Ни ты, ни я не могли предположить, что окажемся втянутыми в такие глобальные события. Все мы пешки, но именно тебя приходится разменять...
  Клыки почти нежно коснулись тонкой шеи. Кровь - теплая, живая, вожделенная - хлынула в пересохшее горло, каждой каплей возвращая силы. Мир перестал существовать. Кровь! Только кровь! Только жажда и возможность ее утолить.
  Кто-то попытался оторвать меня от источника живительной влаги. Я зарычал и отшвырнул наглеца. Убью! Потом... Пить...
  Чья-то рука мягко легла мне на плечо.
  - Винс, ты же понимаешь, что если сможешь остановиться сам, пройдешь следующую ступень отречения.
  Реальность рассыпалась с печальным звоном битого стекла. Я отшатнулся, выпустил из рук свою жертву. Кровавая пелена перед глазами начала рассеиваться.
  Леринея!
  Упав на колени перед девушкой, столкнулся лбом с Валетом. Чадо сверкнуло на меня злыми алыми очами, продемонстрировало клыки.
  - Не смей! - рыкнул я.
  - Что "не смей"?! - огрызнулся Лет. - Думаешь, я ее трону? Я сыт, идиот! А ты!.. Ты, как всегда...
  Нас синхронно дернули в разные стороны, заставив уступить место у тела Леры Догу. Я, на всякий случай, заехал локтем в солнечное сплетение доброхоту, оттащившему меня от потерпевшей. Ася хрюкнул. Лет извивался в железной хватке Делимора.
  - Жива! - мальчик поднял на нас взгляд и улыбнулся. - Даже кровопотеря не слишком большая. Ты вовремя остановился, Винс.
  - Я?! Я... - до меня начало доходить. Я остановился. Я не выпил Леру "до дна". Я перестал быть Торету. Третья ступень отречения. Через месяц, когда я снова почувствую вампирский голод, я уже смогу устоять. Сама мысль о том, что я могу не выпить жертву "до дна", спасет меня от покушения на чью-то жизнь. Чью-то кровь...
  - Ты в порядке? - Ася покосился на меня, все еще потирая живот.
  - А ты? - усмехнулся я.
  - Нормально, но долго сдерживать лес я не смогу.
  - Ну, значит, можешь меня отпустить. Пришло время поиграть с тенями, - сила, данная кровью Леринеи, бурлила во мне, стремилась вырваться наружу. Я хотел не просто битвы. Я хотел снова доказать свое превосходство.
  - Эй, Винс! - Валет смущенно шагнул ко мне.
  - Ну, чего тебе?
  Действительно, чего ему? Это не его сражение. Он - вампир, он - Торету. И он слишком молод и неопытен, чтобы пойти против главы клана.
  - Вот, возьми, - он протянул мне связанный из куртки узел. Внутри его что-то звякнуло. - В лесу собрал. Здесь, неподалеку... - он замялся. - Столько сразу... и так быстро... я бы так не смог.
  Я медленно раскрыл импровизированную торбу. Весь выпущенный в одержимого маркизом Валета арсенал, казалось, ждал моего прикосновения, поблескивая в свете звезд.
  - Спасибо! - выдохнул я и принялся распихивать оружие на положенные места.
  - Да не за что! - пожал плечами Лет и, подобрав с земли, накинул куртку на плечи. - Ну что, пошли?
  - Пошли?
  - Совсем плох, - покачал головой этот нахал. - Их там дюжина и еще Артес. Один с ними даже ты не справишься.
  - Лет, не надо! - взмолился я. - Я уже, считай, отрекся, а тебе этого не простят.
  - Посмотрим, - он пожал плечами и ушел в Тень.
  Мне оставалось только последовать за ним.
  
  Артес подстраховался. Из дюжины четверо были Мастерами Тени. Они прокладывали путь остальным, исполняя роль хорошо укрепленных форпостов. Я взял их на себя, пропуская Лета вперед, к менее опытным противникам. Он должен справиться, он способный мальчик.
  Шелест листьев, игра звездного света, звон упавшей росинки, стон уставшего дерева... Тень... Танец невидимок на грани жизни и смерти...
  Первого я застал врасплох. Он не ожидал нападения, к тому же со спины. Не понял! Артес что, не предупредил их, с кем предстоит иметь дело? Или за двадцать лет легенды обо мне были полностью преданы забвению? Впрочем, этот, хоть и Мастер, был достаточно молод, чтобы не помнить, кто такой Валет-старший. Напрасно, напрасно! Знание новейшей истории тоже иногда может пригодиться в бою. Эльфийский клинок вспыхнул упавшей звездой, распыляя останки слишком молодого и рьяного вампира бликами лунной радуги. Мы, высшие, красиво умираем только при свете луны. Мы?.. Они...
  Слишком красиво. Слишком ярко. Нельзя не заметить. Заметили. Фельст. Ну, здравствуй, старый друг-враг. Узнаешь меня? Узнал. Обрадовался. И испугался. Изящное па менуэта - смертельное приветствие. Ничего не изменилось. Ты никогда не мог победить меня, Фельст. И ты достаточно умен, чтобы понимать, что, пусть я теперь не совсем вампир, но на моей стороне серебро. Бойся. Плавная мелодия дворцового танца сменяется буйством неистовой хабанеры. Скорость - главный аргумент вампира. Я больше не владею ей в достаточной степени, а ты всегда был быстр. Больно! Но тебе больнее. Звездочка, всего лишь с ладонь величиной, но с серебряным напылением, оставила на твоем боку незаживающую рану. И все, прощай, Тень! Тебе больше не спрятаться от меня. От меня? Какого?!..
  Черрррт! Маркиз, дурак лопоухий! Я же приказал вам не лезть! Да что он творит-то?! Я не верил своим глазам. К пальцам Аси из земли, из воздуха, отовсюду тянулись серебряные нити, сливаясь в его руках в острые смертоносные иглы, разлетающиеся во всех видимых вампиров. Видимых! Падуб задрожал осинкой прямо за спиной этого самоубийцы, и с пальцев моих сорвался еще один посеребренный кинжал. Вскрик, и маркиз не глядя послал туда одну из своих смертоносных игл.
  - Он же нам все веселье угробит! - Лет вынырнул из тени рядом со мной. Сам я даже не заметил, как вышел из нее, испугавшись за Асю. - Уведи его, а я справлюсь с последним Мастером. Рядовых он всех положил, засранец!
  - Где Атрес?
  - В Тени. Я не смог его найти.
  - Займись Мастером, Артес мой.
  Лет недоверчиво покосился на меня, кивнул и исчез.
  - Ася, это я, - позвал я маркиза. Он кивнул, но внимания не ослабил. Я подошел ближе. - Все, теперь уходи, - потребовал я.
  - Я чувствую, есть кто-то еще, - пробормотал в ответ он.
  - Есть. Артес. Он тебе не по зубам.
  - Я управляю серебром, - заупрямился юный выскочка.
  - Артес - глава клана, он заговорен от серебра. Ты не сможешь его убить.
  - А ты? Как тогда ты его убьешь? - не сдался он.
  - Вот этим, - я сделал то, что не думал, что когда-нибудь сделаю - достал самый обычный нож и вспорол себе запястье. Ася вздрогнул. - Главу клана можно убить, вызвав на открытый поединок вампиров, и я только что это сделал.
  - Я тоже, - Валет возник из Тени и продемонстрировал глубокий порез на запястье, уже затягивающийся, в отличие от моего, и короткий окровавленный кинжал.
  Я заскрипел зубами. Наглый самоуверенный мальчишка! Сопляк! У Артеса двести лет опыта за плечами! Но, что сделано, то сделано. Лет в игре.
  - Уходи, Ася, - я легонько подтолкнул маркиза в спину. - Аретс не станет сейчас на тебя охотиться, он будет слишком занят нами. Но не пощадит, если ты подвернешься ему под руку.
   У парня хватило ума кивнуть и подчиниться. Мы с Летом переглянулись и ушли в Тень.
  Нас было двое, а Артес один. Но на стороне главы клана Торету были сила и опыт. Этот танец мог продолжаться до бесконечности. Вот только Мастером Тени Артес не был, и там, где он мог лишь почувствовать присутствие другого вампира, я мог видеть. Лет, пожалуй, тоже. Артес это понимал и, посчитав, что у поединка все равно нет наблюдателей, решился на крайнюю меру. Не знаю, на что он рассчитывал, пускаясь на эту бесчестную уловку. В поединке вампиров нельзя применять серебро. Сама по себе кровь на ноже уже может стать смертельной для вампира, если нанесена глубокая рана. Но для этого нужен ближний бой - в этом весь смысл. Метнуть в противника серебро - поступок труса. Артес просчитался. Думаю, он полагал, что не будет чувствовать меня как истинного вампира. Откуда ему было знать, что я пил кровь всего полчаса назад. Я удивился глупости противника, когда брошенный им дротик вонзился мне в плечо. На что он рассчитывал? И лишь когда рану обожгло холодом, я понял, что поймал серебро. В глазах потемнело от злости. Он принял меня за Валета! Он хотел его убить! Я закричал. Не от боли, от сознания его низости. А Артес решил, что я смертельно ранен и скользнул ближе, чтобы добить. Пальцы мои сомкнулись у него на горле, и эльфийский клинок ткнулся под ребра. Артес застыл.
  - Вот ты и доинтриговался... друг! - последнее слово я выплюнул ему прямо в ухо.
  - Поздравляю! - Валет стоял в паре шагов от нас и смотрел на меня с налетом зависти. Я ухмыльнулся.
  - Мне он не нужен. Если хочешь, отдам тебе, - приглашающего жеста делать не стал - не такой я дурак, чтобы ослабить хватку. Глаза Лета расширились
  - Ты серьезно? - выдохнул он.
  - Если, конечно, смогу надеяться, что новый глава клана Торету не будет раскачивать чашу весов, заключая сделки с самой Ночью, - Валет нахмурился и кивнул совершенно серьезно. - Ну и, в качестве личного одолжения, не станет преследовать одного отрекшегося вампира, - добавил я.
  Зубы Лета сверкнули в лунном свете. Одним неуловимым движением он преодолел разделявшее нас расстояние. Звездной молнией темный от вампирской крови кинжал отсек голову Артесу Торету. Тысячи лунных радуг заиграли между деревьями.
  Я похлопал сына по плечу и, не говоря больше ничего, побрел в сторону поляны, где должны были ждать маги.
  - Спасибо... - прошелестела мне вслед листва и, спустя долгое мгновение, ветер донес еще одно слово: - папа...
  
  Глава тридцать седьмая.
  БЕЛЫЕ ДОСПЕХИ.
  Маркиз де Карабас.
  (Kagami)
  
  - Покормите-у бедное-у умира-ующее-у животное-у! - Сыр, опрокинувшись на спину прямо на кухонном столе, изображал из себя жертву экономических репрессий. Получалось неважно. Толстый кошачий зад недвусмысленно намекал на его притворство. Желающих спасать страдальца от голодной смерти не наблюдалось - все были слишком измучены вылазкой в мир Винсента.
  Лично я мечтал лишь об одном: найти в себе силы преодолеть холл и добраться до собственной постели. Остальные, похоже, разделяли подобные стремления.
  - Сил даже на левитацию нет, - пробормотал Дог, - нужно было отдохнуть после боя с драконами
  - Нервное перенапряжение сказывается, - отозвалась Леринея каким-то совершенно ничего не выражающим голосом.
  Делимор молча, но явно с трудом, отлепился от стены, шагнул к мальчику и довольно легко подхватил его на руки. Дог сдавленно пискнул.
  - Нужно выспаться, - ни к кому не обращаясь, бросил граф и, чуть пошатываясь, удалился из кухни вместе с ошалевшим парнишкой.
  Леринея проводила их задумчивым взглядом, но сама с места не сдвинулась. Винс, выглядевший, как ни странно, относительно бодрым, попытался повторить подвиг лорда, но был удостоен почти ненавидящего взгляда и хука в солнечное сплетение. Однако не сдался, быстро выпрямился, обманным финтом все же уцепил Леру за талию и небрежно закинул ее себе на плечо. Девушка дернулась, но через мгновение обмякла.
  - Я тебя завтра убью, - пообещала она сонным голосом.
  - Завтра, так завтра, - покорно согласился Винсент.
  Я посмотрел на Сириуса. Вот так всегда! Кому-то девушки, а кому-то...
  - Я пошел спать, - сообщил я.
  - А я-у? - очень удивился кис.
  - Ну и ты пошел, - честно ответил я и поковылял к своей комнате.
  И действительно, пошло оно все! Я не нанимался миры спасать без перерыва на обед и здоровый сон.
  
  Я проснулся просто потому, что выспался. Редчайшее явление в истории! Никто не орал, не дергал, не требовал подать меня немедленно, желательно в свежем виде. Еще минут пять я валялся в постели, наслаждаясь тишиной и спокойствием. Потом с чувством, с толком, с расстановкой принял душ, собрав для своих нужд всю воду в округе. Даже на свою весьма импозантную физиономию полюбовался. Нет, я действительно ничего! Эх, вот только девушки меня все равно не любят...
  Кстати о влюбленных девушках... А чего это мышь не появляется? Сказать ей мне нечего или все еще боится, не доверяет? Хотя, я и в башенном кабинете-то не был с тех пор, как мы от Шимми вернулись. Что-то Аль совсем меня гонять перестал, все на самотек пустил. А еще учитель! Но мышь все же проведать нужно. Как она там, бедолажка? Небось, если Фелл никакого съедобного фолианта на столе не забыл, совсем оголодала. Я аж проникся благородной идеей покормить мышь немедленно, но тут заурчало в моем собственном животе. Ой, чего это я? Самому бы сначала подкрепиться!
  В холле было на удивление тихо, хотя в кухне явно ощущалось чье-то присутствие. Более того, там беседовали, но беседовали как-то очень приглушенно, будто секретничали. Я насторожился, бесшумно пересек пространство между двумя комнатами и приоткрыл дверь.
  Идиллия! С одного края стола подкрепляются Дог и Делимор, негромко о чем-то разговаривая. Мальчишка даже не шарахается от лорда, только краснеет. С другой - Кевин вьется вокруг Леры, подкладывая ей на тарелку самые лакомые кусочки. Винсент и явно уже обожравшийся кис сидят на подоконнике, причем вампир взирает на кокетничающую парочку едва ли не с умилением.
  - Хм! - я постарался привлечь к себе внимание.
  Все дружно повернулись к двери и просияли такими радушными улыбками, что я ни на грош им не поверил. Определенно, тут готовился заговор! Причем против меня!
  - Я не помешаю? - поинтересовался я и сделал шаг в кухню.
  - Конечно, нет! - всполошилась Лера. - Садись, позавтракай. Ты наверняка голоден.
  С этими словами она подскочила и засуетилась, доставая еще один прибор. Кевин поморщился. Винсент посмотрел на меня с укоризной. Сыр фыркнул и, спрыгнув с подоконника, принялся тереться об мои ноги. Я покорно сел за стол - кот тут же вскочил ко мне на колени - и с подозрением оглядел собравшихся. Вид у всех был до омерзения невинный.
  - Какие у нас планы на сегодня? - небрежно поинтересовался я.
  - Белые доспехи!
  - Моя команда!
  Ну вот и кончилось единодушие. Кевин и Эрмот сверлили друг друга недовольными взглядами. Я хмыкнул и принялся за еду. Ненасытный Сириус прихватывал когтями наиболее лакомые кусочки с моей тарелки. Все снова заткнулись, словно опасались меня голодного. Да ладно, я, в общем-то, ни на кого не бросаюсь. Что они, в самом деле, как неродные?! Впрочем, в ответ на немой вопрос все как-то смутились и деловито вернулись к прерванным занятиям.
  Наконец, когда я уже баловал себя чашкой ароматного чая со свежей выпечкой - когда только Леринея все это успевает?! - все взоры снова обратились ко мне.
  - Ладно, выкладывайте, - вздохнул я. - Вижу же, что вы что-то без меня надумали.
  Они переглянулись, помолчали, а потом слово взял Эрмот.
  - Ася, ты не станешь спорить, что нужно достать Белые доспехи, - Кевин поморщился, я закатил глаза. - Но я думал, что сначала мы изгоним Ночь, отнимем у нее тело той несчастной женщины, а потом уже я смогу сразиться с Бессмертным Императором.... - он помолчал. - Так вот, я ошибался. Мне кажется, что начинать нужно со слуг.
  - Что ты имеешь в виду? - не понял я.
  - Я был на Дракеросе, - пояснил граф, - я сражался с Повелителями Драконов. И понял, что с ними можно справиться. Винс с сыном смогли победить главу клана - мы все там были. И, думаю, это сыграло не последнюю роль. Пока мы держимся вместе, (можно тире) мы можем справиться с любым из Ее слуг.
  - С ней-то все равно придется иметь дело, - невесело покачал я головой.
  - Да, - кивнул Делимор, - придется. Но, чем меньше у нее сподвижников, тем она слабее. Понимаешь... - он задумался, словно подбирая слова. - Ты и сам должен был это почувствовать: когда Кида и компания убили некроманта, мы сражались, но противники вдруг резко сдали позиции. Потом к ним присоединился этот Арий, и они снова начали брать верх. Потом он исчез, и мы их смяли, - я кивнул. Я тоже помнил, как странно проходил тот бой. - А вчера, когда погиб Артес, словно развеялся мрак, и лес стал обычным предрассветным лесом, а я... не знаю, как объяснить... нет, не видел и не слышал, а ощущал каким-то шестым чувством, отголосок поражения, потери... Нет, у меня нет для этого слов, прости.
  - Я понял, - медленно протянул я, потому что и сам почувствовал нечто подобное. Лера и Дог кивнули. - И что ты предлагаешь?
  - Сначала достать Белые доспехи, потом отправляться в мир Кевина.
  Я удивился. Кевин, похоже, тоже. Да и остальные как-то очень недоуменно уставились на лорда.
  - Почему именно Кевина? Почему не убивать Императора? - озвучила общий интерес Лера.
  - Потому что монстр-наниматель потащил команду за собой, чтобы найти что-то очень важное для Нее. Зачем-то ей нужна эта руна Эчей, а значит, мы должны успеть раньше.
  - Мы... - ни к кому не обращаясь, протянул Кевин и очень тихо добавил: - Так странно...
  - А что Аль по этому поводу думает? - озаботился я. - Вы с ним не говорили? И вообще, где он?
  - Был с утра пораньше, навел шороху, - хихикнул Винс. - Мы твой законный сон, можно сказать, грудью отстояли.
  - Да? - смутился я, но почему-то стало очень приятно. - А что хотел-то?
  - А чего-у о-ун хотеть-то может? - невозмутимо дернул усами Сириус. - Опять про Око-у талдычил и на Кевина наезжал.
  - А Кевин при чем?
  - А о-ун как раз ни при чем. Аль все-у сетует, что-у девчонку Говорящую не привели-у. Влюбился, наверное-у. Седина-у в бороду, знаешь ли...
  Кевин фыркнул и попытался отвесить коту подзатыльник. Сыр, разумеется, увернулся, но не ощерился, а одним прыжком перелетел на руки к Догу, удобно устроился и воззрился на наемника немигающими желтыми глазищами, забыв спрятать кончик языка. Провокатор!
  - А сейчас-то он куда делся?
  - В башню поднялся, к Зеркалу, - проворчал наемник. - А меня не взял с собой.
  - Ладно, тогда я к нему потом заскочу, - я поднялся. - А сейчас, если все готовы, пора за доспехами.
  
  Как я и предполагал, жара здесь стояла несусветная. Не только палящее солнце сверху, но и раскаленный черный, гладкий, как стекло камень, казалось, прожигал насквозь подошвы. А вот то, что мы очутились не у подножия постамента, а довольно далеко от него, меня насторожило. До сих пор магия перемещения оправляла нас довольно точно именно в те места, куда мы хотели попасть, причем за координаты вполне могло сойти местонахождение кого-то из знакомых. Так мы переместились в Эмир - поближе к героям, от которых умыкнули драконицу, так же мы и к Винсу попали. А вот сейчас я задумывал оказаться как можно ближе к доспехам, а не на расстоянии получасового перехода от них по этому солнцепеку. Да и Делимор, думаю, тоже не мечтал пились по жаре. Так что же случилось? Ответ возник через секунду, когда Дог сделал робкий шаг вперед. Монолитная твердь под ногами зыбко дрогнула, и нога мальчишки не нашла опоры, начала проваливаться, словно в голодный омут, не желавший отпускать добычу. Дог взвизгнул, как девчонка, но не растерялся и взмыл в воздух. Черная поверхность чавкнула и обиженно загудела.
  - Спускайся, - почти приказал Делимор, глядя на висящего в воздухе побледневшего паренька.
  Дог плавно опустился рядом с нами. Все молчали. Как я и подозревал, путь к Белым доспехам не обещал быть легким.
  - Идиот! - ни на кого не глядя, пробормотал Эрмот и закусил губу. - Так и не научился...
  Я почему-то сразу понял, о чем он. Мне и самому показалось странным, что граф, единственный из наших магов, так и не попросил научить его левитации.
  - Я слетаю на разведку, - предложил Дог. - Если получится, принесу доспехи сюда.
  - Нет! - отрезал лорд слишком быстро и резко, так что Лера даже вздрогнула. - Мы пришли сюда вместе и вместе пойдем к доспехам, - смущенно пояснил Эрмот. - К тому же, артефакт может принять не всякого. Я даже не уверен, что он меня подпустит к себе. Но попытаться просто обязан.
  Кевин понимающе кивнул. Я покосился на Винсента. Вампир явно чувствовал себя не в своей тарелке на этом лишенном тени пространстве. Его и без того бледная кожа, казалось, стала почти прозрачной - в отличие от остальных, медленно наливавшихся краской от несусветной жары. Сириус вскарабкался на руки Леринее и даже не пытался перебраться к Догу. Пышущая жаром твердь явно не пошла на пользу его пяткам - кот старательно вылизывал нездорово порозовевшие подушечки лап. Нужно было торопиться. Это место могло убить нас даже без всяких ловушек. Одного взгляда на Делимора было достаточно, чтобы понять, что он ни за что не отступит от задуманного, а значит, о досрочном возвращении не могло быть и речи.
  - Я попробую телепортироваться к самому постаменту, - предложил я, - если там можно стоять, проведу вас.
  Возражений не последовало - хотя на лицах спутников читалось сомнение - так что я принялся строить телепорт. Построил. И даже шагнул в него. Вот только оказался не возле доспехов, а за спиной у Винсента. Пустошь-ловушка насмешливо предлагала не искать легких путей. Я даже не стал размышлять, почему так могло произойти. Тут теоретики магии голову бы себе сломали, а я уж точно не разобрался бы. Комментировать мое фиаско никто не стал.
  Дог, присев на корточки, водил руками над предательской поверхностью, казавшейся такой твердой. Потом повернулся и растеряно посмотрел на нас.
  - Я здесь вообще никаких токов силы не чувствую, - удивленно сообщил он.
  Эрмот, прикрыв глаза, попробовал повторить его эксперимент, но уже через пару мгновений пожал плечами и отошел в сторону. Несколько минут мы молчали. Просто стояли и физически ощущали, как враждебное солнце чужого мира медленно выпаривает из нас влагу вместе с жизненными силами.
  - Мы здесь помрем от перегрева, - пробормотала Лера и потянулась к сжатой в горсть руке Кевина.
  Наемник с невозмутимым видом лузгал семечки, не предложив поделиться.
  - Дай-ка! - осенило меня и, опередив девушку, я сцапал у него драгоценные семена.
  Закачав в них энергии под завязку, я веером рассыпал семечки по зыбкому камню. Через пару мгновений мы уже находились в тени высоченных подсолнухов-мутантов. Все, особенно Винсент, вздохнули с облегчением. Поддерживать растения было сложно. "Болото", прикидывавшееся невинным стеклом, высасывало магию из корней прямо-таки с вампирской жадностью. Я честно предупредил соратников, что эта лафа ненадолго. Но даже небольшая передышка в тени словно подстегнула всех нас.
  - Ася, а тот мой гамак можно сделать прямым? - спросил вдруг Винсент.
  - Гамак? - я совершенно не понял, о чем он говорит. Зато понял Дог и подскочил с места.
  - Точно! Ася, нужно закрыть поверхность воздушной тюрьмой!
  Я с сомнением покосился на сияющие вдалеке доспехи. Здесь все так сложно, что я при всем желании не покрою такого расстояния. Дог проследил за моим взглядом и понимающе кивнул.
  - Будем строить острова, - тут же нашел он решение. - Ты покрываешь небольшой квадрат, мы все на него переходим, а я тем временем покрываю следующий. И так пока не дойдем.
  Выходить из тени не хотелось смертельно, но засиживаться никто себе не позволил. Уже через минуту мы стояли над неверной гладью. Гладь очень возмутилась, заволновалась и пошла пузырями и мелкими смерчами, но достать нас через силовое поле тюрьмы не смогла. Продвижение шло быстро, хоть и приходилось прикладывать немалые усилия для создания новых щитов. Я уже почти уверился, что мы таким образом сможем подобраться к самой цели, но тут следующая опора, которую как раз строил Дог, словно уперлась в непроходимую стену и ушла вверх под прямым углом. Мальчишка это почувствовал, я тоже, но сделать мы ничего не успели: я уже занес ногу для следующего шага и по инерции продолжал двигаться вперед. Наверное, хорошо, что я растерялся и не левитировал, потому что тогда бы мы не узнали, что "болото" закончилось. Моя нога не утонула в вязком стекле, а коснулась твердой поверхности. Я спрыгнул с собственного щита и сделал остальным знак следовать за мной. Сириус отчаянно зашипел, едва его лапы коснулись черной тверди. Здесь действительно было еще жарче, чем там, откуда мы пришли. Как такое могло быть, я не знал, да и не собирался выяснять. Бесцеремонно сунув руку в карман Кевину, я вытащил очередную порцию семечек, нашел край предательской пучины и снова вырастил нам тень. Делимор задумчиво смотрел на сияющую искру доспехов вдали, но не пытался подойти к ним ближе. Мы преодолели не больше трети расстояния, и неизвестно, какие еще ловушки могли ждать впереди.
  Собственно, этим вопросом я и озаботился, едва почувствовал, что ко мне возвращаются силы. А точнее, вопросом стены, в которую уперся силовой щит. Я поднялся и начал очень осторожно, маленькими шажками продвигаться вперед. Полное отсутствие каких-либо ориентиров не позволило заметить место, о которое мы так неудачно споткнулись. У меня все время было ощущение, что я вот-вот врежусь лбом во что-то твердое. К тому же я продолжал поддерживать подсолнухи, а проклятое "болото" радостно принялось тянуть из меня энергию втрое быстрее, как только я вылез из тени. Соратники настороженно следили за мной. Шаг, второй, третий - никакого сопротивления я не чувствовал. Ноги тоже не проваливались и не спотыкались на ровном месте. Но чем дальше я продвигался, тем сильнее становилось ощущение приближающейся опасности. Уже через пять-шесть шагов я покрылся испариной, но на этот раз не от жары. Это был липкий холодный пот ужаса, охватывающего меня все сильнее. Хотелось заорать в голос и броситься бежать, но было стыдно перед остальными. В глазах начало темнеть. Я подумал, что это от жары, от слепящего солнца, от напряжения, но мрак все сгущался, он становился почти осязаемым. А может, это я терял силы. И было во всем этом что-то до боли знакомое. Казалось, это уже происходило, я это уже видел, уже чувствовал. А что я чувствовал? Разве я мог чувствовать вообще что-то, кроме ужаса, который все сильней сжимал сердце? Солнце исчезло, жара исчезла, движение прекратилось, и не было больше ни времени, ни расстояния, ни друзей позади, ни вожделенного приза на горизонте, никого, ничего. Мрак. Бесконечный. Первородный. Страх. Всепоглощающий. Беспросветный. Нет выхода. Нет спасения. Никто не поможет. Да и голоса, чтобы позвать на помощь, нет. Я так и останусь навсегда в сетях этой вечности. Этернидад!
  Что-то с силой ударило меня в спину, заставило пролететь вперед, если только в этом мраке было такое понятие, больно шмякнуло всем телом о какую-то твердую поверхность, проволокло по раскаленной жаровне, сжигая одежду, сдирая кожу с лица и рук. А потом вспыхнул невыносимо яркий свет, и меня обдало ледяным душем. Я задохнулся, ослеп, оглох. Но я закричал. А закричав, осознал, что еще жив.
  Медленно, очень медленно я открыл глаза и встретился глазами с Винсом. Упырь не был бледен - он был бел. Всегда считал, что сравнение кожи со снегом - это гипербола. Это я просто с вампирами близко знаком не был. С очень испуганными вампирами. И перегревшимися. Мне его даже жалко стало. Прямо кровушки своей драгоценной предложить испить захотелось. А этот гад вместо спасибо вдруг с размаху заехал мне по лицу. И без того обгоревшую кожу опалило болью. А в следующий миг я пришел в себя окончательно и обнаружил себя в куче быстро тающего льда. Вокруг с очень озабоченными лицами толпились соратники. Где-то далеко позади виднелись быстро увядающие подсолнухи. Я все же повернулся и посмотрел на доспехи. Они оказались намного ближе. С наслаждением запустив руку в обтекающие водой осколки, я загреб целую жменю и отправил ее в рот. Потом сделал приглашающий жест остальным. Уговаривать никого не пришлось. Еще не в силах говорить, я с благодарностью посмотрел на Леринею и заслужил в ответ смущенную, но счастливую улыбку. Все же она милая девочка... Если бы не Винсент...
  - Что случилось? - смог я наконец поинтересоваться, когда спазм в горле немного отпустил.
  - Что-что... - пробурчал Винс и резко добавил: - Все то же!
  Ага, спасибо, очень понятно. Я тихо зашипел, а вампир просто повернулся ко мне спиной. Пока я хлопал ртом от возмущения, рядом присел Дог.
  - Давай полечу. Сам ты сейчас, наверное, не в состоянии, - предложил он и протянул руку к моей щеке. Я дернулся, но потом благодарно кивнул. В состоянии или нет, но вот сообразить сам точно не смог.
  - Ты прошел сквозь стену, - сообщил мальчишка, глядя мне в глаза и при этом наращивая отсутствующую кожу.
  - Какую стену? - не понял я.
  - Она возникла ниоткуда. Ты шел-шел, а потом вдруг показалось, что эта черная земля под тобой изогнулась и преградила путь. А ты все шел. Сначала просто переставлял ноги на месте. Мы подошли к тебе, хотели оттащить, а ты вдруг что-то пробормотал и стал в эту стену входить. Как будто растворял ее собой. А Винс почему-то очень испугался, попробовал тебя оттащить, но ты уже весь почти в стене был. Тогда он тебя толкнул со всей силы, и вы вместе с ним в эту черноту провалились, но за вами проход остался. А как только мы все прошли, стена исчезла.
  - Пробормотал? - я покосился на вампира. Какие-то смутные воспоминания не давали покоя, но я догадывался, что могло так напугать Винсента. - Я что, опять апгрейднулся? - спросил, обращаясь непосредственно к нему.
  Винс соизволил наконец повернуться, смерил меня недовольным взглядом и пожал плечами. Потом, словно его осенило, толкнул в плечо и уставился мне на спину.
  - Черрррт! - прорычал он спустя долгие десять секунд. - Ася, Она тебя уже без всяких апгрейдов достает!
  - Это место такое, - как-то подозрительно спокойно сообщил Эрмот. - Она охраняет свою смерть, - и, чуть помолчав, добавил: - Надо двигаться дальше, - обернулся ко мне через плечо. - Ты как? Сможешь? - я кивнул и встал. С промокшей одежды быстро испарялась вода, обволакивая меня облачком тумана. - Вперед не пойдешь, хватит с тебя. Я сам попробую.
  Мы молча сгрудились за спиной графа, а тот, вынув меч из ножен и напрягшись, как струна, медленно пошел вперед. Сначала все было спокойно. Делимор делал шаг, убеждался, что этот шаг безопасен, и только потом на то же расстояние, но примерно на метр позади продвигались все остальные. Сильно отставать от лорда мы не рисковали - мало ли, вдруг и его, как меня, спасать придется. Шагов через двадцать напряжение достигло апогея. Доспехи были уже совсем близко - каких-то метров десять преодолеть, и мы достигнем постамента. И тут это случилось. Эрмот занес ногу для очередного шага, когда черная твердь под ним взбунтовалась. Сначала маленький, но стремительно увеличивающийся смерч подхватил графа, скрутил, сжал так, что мы, кажется, даже услышали треск ломающихся костей, и, швырнув высоко в небо, исчез. Вместо него гладкая поверхность ощерилась вдруг обсидиановыми клинками острых и нереально тонких скал, и, повинуясь притяжению, безвольное тело лорда Делимора понеслось вниз, прямо на смертоносные клыки странного мира.
  Короткий вскрик, а потом маленькая фигурка рванулась в воздух, успев перехватить воина и мага почти у самой границы сверкающей остриями тверди, и, продолжая плавную дугу полета, опустить на свободное пространство прямо у подножия постамента. Скалы исчезли. В десяти метрах от нас рыдающий мальчик пытался вернуть к жизни несостоявшегося паладина Белых доспехов, а мы стояли, не в силах пошевелиться. Первым сорвался с места почему-то Кевин. Я вздрогнул и приготовился повторить подвиг Дога, но черное стекло, словно истратив весь запас сил на последнюю атаку, спокойно пропустило наемника. Тогда побежали все.
  - Ася! Ася, помоги! - умоляющие глазищи паренька впились взглядом мне в душу.
  Не знаю, что творилось с мальчишкой, мне показалось, что он напуган до потери сознания и просто начисто забыл все навыки целительства при виде искалеченного Делимора. Я даже растерялся. Граф находился в гораздо лучшем состоянии чем, например, Аль после обрушения шкафа, к тому же он был моложе и сильнее. Кто-то помог приподнять раненого за плечи и положить его голову мне на колени. Пацан так и цеплялся за шею лорда, не отводя полубезумного взгляда от его лица. Помощи я от него так и не дождался, но и мешать он мне не мешал. Проблема заключалась в другом: я почти опустошил свой резерв за время нашего недолгого, но такого опасного путешествия. Но не оставлять же Эрмота умирать только потому, что Дог в истерике! Из последних сил я принялся сращивать ткани, стремясь хотя бы не допустить необратимых последствий. Если не смогу исцелить все и сразу, фиг с ним. Вернемся в башню, отдохну - закончу. Ну, или Дог успокоится. Но вдруг словно какая-то ласковая сила толкнула меня в плечо. Я почувствовал, что больше не отдаю свою энергию, а лишь направляю токи какой-то другой, гораздо более мощной и чистой, чем моя собственная. За спиной раздались изумленные вздохи и вскрики соратников, но я боялся обернуться, чтобы посмотреть, в чем дело, не мог позволить себе отвлечься. Происходило что-то невероятное. Я не просто восстанавливал повреждения - точнее, не я, а эта чужая сила - весь организм графа словно менялся, подстраивался под тот свет, проводником для которого я стал. А потом я увидел, что меняется сам Делимор. Нет, не так. Меняться начала только его одежда. Точнее, сначала ее цвет. Ставшие уже привычными черные куртка, штаны и сапоги стали светлеть, пока не превратились в ослепительно белые, и лишь потом принялись менять форму.
  А спустя еще пару минут граф Эрмот Делимор, уже облаченный в артефактный Белый доспех, открыл глаза и встретился взглядом с перепуганным Догом. Губы лорда тронула слабая улыбка, рука его взметнулась и прижала паренька к груди.
  
  - Откуда такая нежная страсть к убийце твоих родителей?
  Если честно, вялая перепалка Винса со своей ученицей уже начала действовать на нервы. Точнее, не сама перепалка, а бесконечные дифирамбы Валету в исполнении Леринеи. Что именно не нравилось вампиру, я так и не понял, но Винсент явно не одобрял увлечения девушки новым главой клана Торету. Вообще-то, это совершенно не мое дело. Сами пускай в своем мире разбираются. Мы и так все, что могли, сделали. Вот только Кевин как-то совсем сник.
  - Он просто выполнял свою работу! - топнула ножкой Лера
  - А тебе не кажется, что это моя реплика? - ехидно поинтересовался Винсент.
  - Считай, что ты хорошо меня научил! - огрызнулась эта нахалка. - Лет ни в чем не виноват!
  - Дурдом! - пробормотал вампир и схватился за голову.
  Кевин вздохнул.
  Я как раз размышлял над тем, как бы их отвлечь от столь навязшей в зубах темы, когда на помощь пришел Эрмот. Весь из себя такой сияющий, аж глазам больно. Не думайте, не только из-за доспехов. Он вообще был какой-то очень довольный жизнью.
  - Думаю, нам всем нужно отдохнуть часа два, прежде чем отправляться в мир У"шхарр. Дог, ты идешь?
  Мальчишка вскинул голову и как-то слишком резко ответил:
  - Я еще не наелся!
  Делимор слегка сник, пожал плечами и вышел. Кевин печально покосился на Леру.
  - Он прав, нужно отдохнуть. Не думаю, что нам предстоит всего лишь увеселительная прогулка, - сказал наемник и тоже удалился.
  За ним последовал Винс, бросив Леринее, чтобы тоже не суетилась лишнего, а пришла в себя. Мы остались втроем.
  Пацан заскрипел зубами, и вид у него был такой несчастный, что мне вдруг захотелось как-то его отвлечь. Чтобы не раздумывать слишком долго, я задал вопрос, который давно меня мучил:
  - Дог, а почему ты до сих пор не смотался в свой мир и не вернул девичье тело?
  - Ты серьезно? - мальчишка отвлекся от своих переживаний и посмотрел на меня с долей жалости. - Ты же сам Винсенту доказывал, что сначала нужно дело сделать. А Аль говорит, что в собственном теле я могу лишиться магических способностей. Так что, я подожду... - на последних словах голос его совсем упал.
  Леринея сочувственно потрепала паренька по плечу.
  - Уже скоро, совсем чуть-чуть осталось.
  - Я знаю, - вздохнул Дог и с тоской посмотрел на дверь, в которой недавно скрылся Эрмот. - Вот только он раньше меня усыновит.
  - Ничего, узнает - одумается, - засмеялась Лера.
  Эм-м? Я чего-то не понимаю? Похоже, совершенно. Дверь снова распахнулась, и на пороге появился Делимор. Вид у него был очень решительный. И чего это он забыл, интересно?
  - Дог! - граф смотрел прямо на мальчишку, словно всех нас и не было вокруг. - Я должен кое-что тебе сказать... Предложить... - он совсем растерялся, но быстро взял в себя в руки и, решительно выдвинув подбородок, четко проговорил: - Я одинокий человек, у меня нет семьи. Я буду счастлив, если ты согласишься стать ею. Я хочу, чтобы в моем мире ты считался моим сыном и наследником.
  Дог упал лицом на стол и застонал. Я хлопал глазами. Леринея кусала кулачок, чтобы не захихикать. Наконец паренек поднял голову и посмотрел прямо на меня.
  - А вот скажи-ка мне, Брюс Виллис местного разлива, - с какой-то обреченностью в голосе поинтересовался он, а я всерьез озаботился, каким таким нехорошим словом он меня обозвал, - предсказательство - это что, заразно? Это я после того, как с тобой пообщался, таким провидцем стал?
  - Эм... - я вконец растерялся и не нашел ничего лучше, чем поинтересоваться: - А кто такой брюсвилис, э....?
  - Да есть один... - отмахнулся Дог, - в моем мире... в стране Голливуд. Вечно миры спасает. И тоже лысый.
  - Дог? - привлек к себе внимание лорд, видя, что мальчик даже смотреть в его сторону не собирается. И сделал он это так робко, с такой надеждой, что жалко стало теперь уже его.
  Дог вздохнул и обратил наконец свой взор на графа.
  - Знаешь, Эрмот, давай я тебе потом отвечу, когда все закончится, - он покосился на Леринею, которая вдруг радостно чему-то закивала. - А то ведь заранее не известно, кто из нас доживет до счастливого конца, - Делимор вздрогнул, а паренек тихо добавил: - и в каком виде...
  
  Я решил все же навестить Аля и отчитаться о проделанной работе. В апартаментах старика не было, и я вспомнил, что Кевин говорил о том, что звездочет пошел к Зеркалу. Ну и жизнь пошла! Это сколько же я в башню не заглядывал? А там - мышь, между прочим. Надеюсь... Собрав последние силы, я все же взлетел на одиннадцатый этаж.
  В башенном кабинете явно происходило что-то неладное. Я это понял сразу, едва опустился на площадку одиннадцатого этажа. Не то чтобы там было шумно - ничего, кроме очень раздраженного бормотания звездочета слышно не было. Но из щели приоткрытой двери вырывались странные всполохи мертвенного и какого-то очень недоброго света. Поежившись, я подкрался ближе и заглянул внутрь.
  Картина, открывшаяся моим глазам, до разума дошла не сразу. Старикашка ползал на четвереньках туда-сюда вдоль шкафа. Он нервно пыхтел и фыркал, как спесивый жеребец, припадая на переднюю правую, занятую магическим светляком.
  - Ага! - взревел он, практически целиком заныривая под шкаф.
   Я опасливо сделал пару шагов, силясь рассмотреть, чем он занят. Неприятно кольнуло нехорошее подозрение.
  - Попалось, чудовище вредоносное! - истерично взвизгнул Аль, заставив меня вздрогнуть и попятиться, и шарахнул фаерболом под стеллаж. Полыхнуло синим, щепа брызнула во все стороны. Меня окатило такой волной животного ужаса, что я чуть в новые джинсы не наложил. - Стоять, проглотина! - я снова вздрогнул и весь сжался в комок, закрыв лицо руками, а де Баранус еще раз метнул под шкаф магический огонь. - Сдохни, прорва ненасытная!!! - и тут я понял, что это не мой страх, а...
  Додумать я не успел: меня ослепило ультрамариновым светом, взметнулись клубы пыли, и шкаф стал медленно заваливаться на Аля. Раздался грохот, я, все еще дрожа, как осиновый лист, едва успел выставить шит от летящих во все стороны щепок. Но звездочет, вопреки сложившейся традиции, благополучно избежал столкновения с тяжелым предметом интерьера: волшебник уже переместился правее, остервенело шурша валяющимися в углу книгами, картами и черновиками, кажется, даже не заметив угрозы быть погребенным под грудой мудрости веков.
  - Не уйдешь, паршивка! - бормотал он, истерично посмеиваясь, - убью тварь зубастую! - мое сердце провалилось куда-то к желудку, когда визг Аля перешел в ультразвук.
  Снова вспыхнуло - и груда фолиантов и свитков осыпалась пеплом.
  И тут ужас накрыл меня полностью. Но не с головы до ног, а наоборот. Он вцепился крохотными коготками в ногу над ботиком и, быстро перебирая лапками, принялся прокладывать путь под плотной тканью джинсов. Уже ничего не соображая, я выскочил из кабинета и левитировал вниз.
  
  Глава тридцать восьмая.
  УТРАЧЕННАЯ РУНА.
  Кевин.
  (Kagami, Komandor)
  
  Почти двое суток передвижения по высушенной, иссеченной оврагами земле измотали всех до предела. Даже Джефри уже не генерировал бесконечные и бессмысленные истории, хотя сейчас его компаньоны были бы рады даже такому аккомпанементу. Мутное небо давило, заставляя сутулиться, пригибаться, глотать пыль. Цвет его почти не менялся в зависимости от времени суток, лишь слегка варьируя оттенками серого. Только ветер завывал в трещинах спекшейся почвы, только крупинки глины шелестели под ногами, да еще тяжелое дыхание людей с хрипом вырывалось из глоток. Ночевали прямо на этой пустоши, сменяя друг друга в дозоре, не выспались. На дневки не останавливались вообще, ели на ходу, экономили воду. Хас торопил. Словно гончая, почувствовавшая след, с того самого момента, как Венн коснулся сигмара и открыл глайд, он несся вперед и теперь ни на шаг не отходил от команды. Рик с ним не спорил. Да и никому не хотелось. Этот мертвый мирок казался затаившимся хищником, готовым в любую минуту наброситься на зазевавшихся путников.
  Моргана вздрогнула, когда Рик, шедший чуть впереди нее, вдруг ускорил шаг и поравнялся с возглавлявшим колонну Хасом. С некоторых пор она ловила себя на том, что присутствие рядом хамоватого, бандитского вида джентльмена удачи действует на нее успокаивающе. Рядом с Риком она чувствовала себя защищенной. Взгляд невольно начинал метаться, когда неугомонный главарь этой странной компании исчезал из поля зрения. Вот и теперь, едва силуэт Рика на мгновение скрылся за широченной спиной Скотта, она вскинула голову, перестала смотреть под ноги и, разумеется, тут же споткнулась. Шедший позади Феникс успел подхватить ее под локоть и весело подмигнул. Моргана фыркнула и снова посмотрела вперед. На этот раз вовремя. Рик и Хас остановились и о чем-то отчаянно заспорили. Остальные тоже застыли, не считая, однако, нужным к ним приближаться. Потом Рик демонстративно сплюнул, рубанул рукой, бросил Хасу напоследок что-то еще и решительно зашагал обратно. Лицо его было хмурым.
  - В чем дело? - спокойно поинтересовался Скотт, когда командир приблизился к застывшей в нерешительности группе.
  - Это уе... урод этот, не хочет останавливаться на ночлег! - рыкнул тот. - Говорит, мы уже почти у цели.
  - И откуда он это знает? - спросил Венн.
  - У него спроси! - огрызнулся Рик, резко повернулся к Моргане и ткнул в нее пальцем. - Могла бы и упасть! Это выглядело бы убедительнее!
  - Все претензии к Фениксу! - не осталась в долгу Говорящая. - Это он меня поддержал.
  Моргана сама удивлялась, как за столь недолгий срок успела привыкнуть к неожиданным подначкам наемника и научилась адекватно на них реагировать. Ей даже начало нравиться все время пребывать в неком моральном тонусе в ожидании этих самых подначек.
  Рик неожиданно просиял и крепко ухватил девушку под руку.
  - Пошли, - дернул он ее, окинув при этом остальных грозным взглядом, никого, впрочем, не напугавшим.
  Закутанная в тряпье фигура Хаса виднелась далеко впереди - наниматель не собирался тратить драгоценное время на препирательства команды.
  - Может, ты меня отпустишь уже, - проворчала Моргана, когда все выстроились в цепочку и снова потрусили за лидером.
  - Пользуйся, пока я добрый, - буркнул Рик в ответ.
  - Больно надо! - обиделась девушка и тут же снова споткнулась.
  - Дура ба... леди! - хмыкнул наемник и перестал обращать на ее внимание, но руку так и не выпустил.
  
  Хас оказался, как всегда, прав. Не прошло и получаса, как на безликом горизонте замаячило какое-то темное пятно, а спустя еще час монотонного передвижения по пустоши стало понятно, что это какое-то здание - большое, величественное и полуразрушенное. Близость цели сразу взбодрила путников. Джефри воспрянул духом настолько, что даже принялся рассказывать совершенно безумную историю о том, как однажды решился переночевать в заброшенном доме, который на самом деле оказался логовом сектантов, поклоняющихся богу Дорожной Пыли, и как его связали по рукам и ногам, а потом принесли в жертву этому самому злобному богу.
  - Что, совсем принесли? - хихикнул Феникс.
  - Конечно! - оскорбился таким недоверием Джефри и затянул продолжение байки о том, как ему удалось выплыть из океана пыли на необитаемый остров, где в небесном оазисе, начисто этой самой пыли лишенном, целый гарем прекрасных гурий воспылал к нему нежной страстью. На вопрос, что гурии делали на НЕОБИТАЕМОМ острове, он предпочел не отвечать.
  И все же идти пришлось еще долго, так что к концу путешествия Джефри снова примолк. Если бы здесь вообще темнело, то, наверное, они подошли бы к храму - а Хас сказал, что это именно храм, хоть и сделал вид, что ничего больше о нем не знает - глубокой ночью. Но безликое небо оставалось по-прежнему ни светлым, ни темным, словно боялось сомкнуть глаза и упустить из виду вторгшихся на подведомственную территорию мародеров. Архитектура строения навевала размышления о коллапсе. Изогнутые под разными углами стены, ассиметричные арки, окна и дверные проемы совершенно негеометрических форм, немыслимое переплетение внешних лестниц разной степени крутизны с изгибающимися змеями балконов. Моргана во все глаза смотрела на это зловещее чудо. Оно завораживало, гипнотизировало, подавляло волю и разум. Но наниматель не остановился полюбоваться на странное здание. Все так же стремительно он повел команду за собой к едва заметному из-за обвала проходу.
  Коридор, по которому предстояло пройти, местами был завален почти до потолка. Не только Моргана, но и ее спутники уже начали требовать передышки, но Хас был непреклонен. Почему-то он очень спешил. Девушке даже показалось, что впервые в его голосе почувствовались какие-то эмоции, правда, какие именно, она все равно не смогла определить. Первый завал разгребали вручную, отчаянно ругаясь и поминая нанимателя недобрым словом. Ко второму Феникс успел сплести какое-то хитрое заклинание, и Скотт просто смел преграду одним ударом. К счастью коридор оказался не слишком длинным и уже очень скоро они вышли в огромный зал. В отличие от фасада здесь не было никаких изысков. По правде сказать, здесь вообще ничего не было, если не считать чем-то причудливую конфигурацию стен - то ломающихся агрессивными неправильными углами, то изгибающихся почти эротически плавными линиями. Свет падал на эти завихрения чьей-то извращенной фантазии из узких бойниц где-то высоко под потолком и нескольких проломов в крыше. Темно не было, но неравномерные и неверные тени почти полностью скрывали дальнюю часть зала, так что ее практически невозможно было рассмотреть.
  Сделав несколько шагов вглубь гигантского помещения, Хас остановился и посмотрел по сторонам.
  - Мы пришли? - жестко спросил Рик.
  - Да, - коротко отозвался наниматель.
  Рик тут же повернулся к компаньонам и скомандовал привал. Хас дернулся.
  - Не сейчас и не у стен! - рявкнул он. - Опасно! Идемте в центр.
  Моргана тихо застонала. Она как раз приглядела очень уютную выемку-карманчик, в которую собиралась забиться. Джефри, успевший первым плюхнуться на пол(зпт) тихо выругался. Но спорить с нанимателем никто не рискнул. Даже Рик. Слишком незнакомым и чуждым было все вокруг, и лишь странное существо, платившее им за это отчаянное путешествие, казалось, знало, чего можно ждать от старого храма.
  Они были уже не в состоянии двигаться нормальным порядком и шли, сбившись в кучку, как напуганные дети. Только Хас бесшумно и ровно, словно парил над полом, да чуть впереди остальных уверенно шагал Рик. Вдруг наниматель застыл и вскинул руку в предупреждающем жесте. Резко остановились и все остальные.
  - Говорящая! - хрипло, но повелительно позвал он. Моргана вздрогнула. - Подойди!
  Девушка подчинилась, едва переставляя ноги. И дело было не только в усталости. От одной мысли, что Хас сейчас снова прикоснется к ней, начинало тошнить, и спину пронзала острая боль. Рука в алой перчатке легла ей на плечо, словно стремясь прижать к полу, но головы Морганы Хас не коснулся.
  - Спроси у плит на полу, в каком направлении нам идти.
  Говорящая вскинула изумленное лицо на закутанную в ветхий плащ фигуру.
  - О чем спросить? - не поняла она.
  - Делай свое дело, ты сама поймешь.
  Больше не сопротивляясь, Моргана положила руку на каменную плиту, готовая сделать все, что угодно, лишь бы снова не подвергнуться ментальной пытке Хаса.
  ...вера... поклонение... благоговение... насмешка... любопытство... жажда познания...
  Столько всего знали и помнили эти древние плиты, но Моргана почему-то была уверена, что все это не то.
  ...страх... ненависть... непонимание... зависть... обида... покорность... жажда свободы...
  Не то. Совсем не то. Что-то чуждое, злобное, затаившееся.
  ...усталость... тоска... надежда... воспоминания... ностальгия... дорога домой...
  Вот! Оно! Девушка резко выпрямилась и указала направление. Хас кивнул и поплыл дальше, подкорректировав курс. Рик помог Моргане подняться с колен. Команда снова двинулась за предводителем. За шарканьем собственных шагов они не сразу услышали посторонний звук. Точнее, вообще не услышали, насторожился, как всегда, Хас. Но на этот раз опоздал и он. Тени метнулись изо всех углов и закоулков немыслимых стен. Рванными пыльными росчерками, резкими рывками. Быстро, почти мгновенно они окружили команду, но не приблизились на расстояние удара клинка.
  - Ты все-таки набрался наглости прийти, Первый Узник, - голос из-под серого капюшона звучал как-то странно, непривычно. Венн вздрогнул. - Мы ждали. Мы всегда знали, что дождемся.
  Хас подобрался, не обращая внимания на вытянувшиеся лица остальных. Первый Узник... легенда, в которую многие уже давно перестали верить, которую предпочитали забыть. Но когда он заговорил, в безликом голосе неожиданно прозвучала насмешка.
  - Кельны! - презрительно выплюнул Хас. - Рабы, потерявшие память. Игрушки, возомнившие себя кукловодами. Привратники запертых дверей, - серые фигуры дернулись в ярости, слегка сжали круг. - Напрасно вы думаете, что вам снова удастся то, что удалось однажды. Вы же даже не помните, как ваши предки пленили моих братьев. Откуда вам взять силы справиться со мной. Можете радоваться, если у вашего вырожденного племени хватит сил справиться с этими людьми.
  Рику очень хотелось огреть разговорчивого работодателя чем-то тяжелым. Где ж его страшная, выматывающая душу сила, скрутившая их со Скоттом за доли секунды, способность применять магию без помощи Дарующих? Это же кельны! Хас - единственный, кто может сражаться с ними на равных. Не Венну же... Медленно, очень медленно Рик завел руку за спину, нащупал рукоять дороса. Краем глаза заметил, что подчиненные, будто и не двигаясь, уже успели окружить Моргану, прикрыв своими спинам, что губы Феникса двигаются, плетя какую-то волшбу, что Скотт крепко держит Дарующего за руку. Вертеться, чтобы разглядеть Джефри и Венна он не рискнул - нужно было сосредоточить внимание на своем секторе окружения. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что сдаваться без боя никто не планирует.
  - Нас не интересуют жалкие людишки, которых ты привел с собой, первый пленник, - снова прозвучал голос кельна. - Но они вторглись в запретный для них глайд и предстанут перед судом наместника Хранящих. Над тобой же суд уже свершился. И да будет исполнена Их воля.
  - Я не подчиняюсь воле придуманных кем-то богов, - ровно ответил Хас, и Моргана почувствовала прикосновение, которое так ненавидела - сухое, бездушное, насилующее разум.
  "Где?!" - прогремело у нее в голове, и девушка заставила себя мысленно увидеть глубокую складку в стене, о которой рассказали камни. Ощущение вторжения тут же исчезло.
  А потом Хас ударил. Не прямо перед собой, а чуть правее, в тот сектор, который прикрывал Венн. И, словно подчинившись не озвученному приказу, они все сместились именно туда. Сразу разорвался, перестроился круг, превратившись в боевую фалангу, все так же прикрывающую Говорящую, и двинулся в том направлении, которое указала Моргана.
  Странная атака нанимателя привела к тому, что кельны замедлились, стали двигаться, словно увязали в воздухе, как в патоке, но это не помешало им выставить перед собой что-то наподобие ощерившихся светящимися клинками щитов. Они не собирались пропускать путников к выбранной цели. Зато те, что были с флангов и сзади - напали. И тут же веером рассыпал вокруг себя боевую магию Скотт, одновременно ловко орудуя су-теком и тем самым прикрывая шепчущего заклинания Феникса; с какими-то бессвязными, но веселыми воплями принялся орудовать странными парными клинками Джефри, вдруг из несуразного увальня превратившись в боевую машину; запел протяжную песню смерти, прерываемую стаккато касаний и блоков, дорос Рика. Кельны падали или отступали, раненные. Но они явно стремились взять пленников живыми. Пока не выступил Венн. С его рук сорвалось кольцо, такое же огненное, как пики на щите кельнов. Именно к нему оно и направилось, гася магию нападавших, сметая их самих.
  - Полукровка! - почти на грани ультразвука завизжал кто-то, и атака перешла в новое качество. О ненависти хранителей сигмаров к собственным полукровкам ходили легенды. И хотя были нередки случаи похищения ими женщин, детей от подобных связей убивали сразу при рождении. Как матери Венна удалось спасти его от подобной участи, оставалось загадкой, но именно доставшаяся ему по наследству от отца способность открывать глайды, делала предприятие Рика таким успешным. Сам Венн отвечал племени родителя полной и абсолютной взаимностью и тоже стремился уничтожить любого его представителя при первой возможности. Так что, ничего удивительного в том, что он вошел в раж и потерял бдительность, не было.
  Но вот кельны теперь стремились лишь к одному: убить. Их было много, слишком много. Может быть несколько десятков, может быть сотня. Но демарш Венна явно принес свои плоды. Путь к заветному карману в стене был почти свободен, и Хас, не мешкая, ринулся туда, увлекая за собой остальных. Под натиском обезумевших серых теней фаланга дрогнула и распалась, но Моргану по-прежнему старались прикрыть, не давая кельнам добраться до нее. Почему-то девушка была уверена, что это негласный приказ Рика, и снова, в который уже раз, удивилась теплому чувству благодарности к этому неуправляемому нахалу. Она все время старалась найти его взглядом в этой мясорубке и, наверное, именно поэтому не увидела того, что произошло на другом фланге. Тоненько, растерянно вскрикнул Феникс, зарычал, захлебываясь собственной кровью, Скотт, теплая алая жидкость окропила лицо Говорящей, а потом прямо ей под ноги рухнуло его большое тяжелое тело, уставившись на Моргану уже ничего не видящими глазами. Первым порывом было склониться к нему и попытаться хоть чем-то помочь, но девушка в ужасе отшатнулась, когда под ноги ей подкатилась отрубленная голова Дарующего. На мертвом лице Феникса застыло выражение небывалого удивления.
  А в образовавшуюся в защите брешь уже устремились серые тени. Моргана вскрикнула, шарахнулась назад, неловко схватилась за край серого плаща Хаса, но тот продолжал двигаться вперед, не обращая на нее никакого внимания. Издав низкий горловой звук, Рик рванулся на помощь, но фатально не успевал, отбиваясь от наседавших на него кельнов. То, что произошло потом, заставило Говорящую усомниться в собственном рассудке. Тонкая, хлесткая, слишком хорошо знакомая фигура выросла словно из-под земли прямо между ней и врагами, и затанцевала в смертельной пляске так же хорошо знакомая шпага. Моргана застыла, не веря собственным глазам. А Кевин, обернувшись на мгновение, сверкнул белозубой улыбкой и совсем непочтительно произнес:
  - Не тормози, крошка!
  Только теперь девушка увидела, что их боевой строй приобрел новые, весьма раздутые очертания. На их стороне теперь сражались какие-то незнакомые люди и некоторые из них были... кельнами? Пленниками? Не важно, кем, но услугами Дарующих они явно не пользовались. Моргана огляделась и увидела, что Хас и Венн уже приблизились к вожделенной нише. Рик и Джефри прикрывали их с флангов. Какой-то беловолосый громила не подпускал к ним кельнов, кося тех направо и налево маленькими, но явно смертоносными огненными шариками. Хас на мгновение обернулся и поманил ее к себе, но, слишком растерянная, Говорящая не поняла этого знака.
  - Моргана, сюда! - рявкнул Рик, даже не глянув в ее сторону.
  На этот зов она кинулась, не раздумывая.
  И снова холодное касание, проникающее до самых потаенных уголков мозга, снова мелькание нездешних, зачастую пугающих картин, а потом, уже почти теряя сознание, она увидела проход, открывшийся в глубине каменной кладки.
  
  - Я не знаю вас и не просил о помощи! - пророкотал Хас, разглядывая новых соратников.
  - Заткнись! - неожиданно резко оборвал его Рик. - Даже если они слуги самого Куолема, они вернули Кевина.
  - Если, конечно, он не упырь, - тут же добавил Джефри, и Моргана вздрогнула, вспомнив собственные страхи. - А то знаете, я как-то тоже вот так обрадовался, повстречав старого приятеля, а потом...
  - Ты тоже заткнись! - осадил Рик и его. Сам он разглядывал возродившегося друга со смешанным чувством радости и страха.
  - Он не упырь, - обиженно сообщил черноволосый и очень бледный мужик, от которого у Говорящей почему-то мурашки по коже бегали. - Упырь, точнее, вампир, здесь я. Да и то почти бывший. А за спасение вашего мальчика-зайчика можете вон Дога поблагодарить, - он кивнул на парнишку, почти совсем ребенка, устало привалившегося к плечу белокурой девушки. На руках у мальчика уютно устроился неизвестно откуда взявшийся кот. В клеточку. Моргана потрясла головой, пытаясь рассеять морок, даже ущипнула себя за руку, но вместо того, чтобы исчезнуть, наглая тварь открыла глаза, окинула Говорящую внимательным взглядом и... подмигнула!
  Рик тоже внимательно разглядывал пацана и наконец решился спросить.
  - Скотт? Феникс?
  Тот понял его с полуслова и печально покачал головой в знак отрицания. Плечи Рика поникли.
  - Они не твои подчиненные, - снова подал голос Хас, - ты не можешь за них поручиться.
  - Я могу, - пожал плечами Кевин и впился взглядом в лицо своего командира. Пару мгновений между ними, казалось, происходил немой диалог. Потом Рик едва заметно кивнул. - Я могу поручиться за них перед Риком, и тогда он сможет поручиться перед тобой. Так устроит?
  Хас снова обвел странную компанию вновь прибывших недобрым взглядом, покосился на Рика и бросил:
  - Отвечаешь! - потом развернулся и поплыл вглубь коридора. - За мной, - негромко приказал он, когда никто не сдвинулся с места. На этот раз ослушавшихся не нашлось.
  Моргана только теперь посмотрела по сторонам, пытаясь понять, где они оказались. Коридор не слишком отличался от того, по которому они попали в храм, если не считать отсутствия завалов. И оказался ненамного длиннее.
  Вот только вывел он их не в помещение, а на открытое пространство. Хотя, открытым его назвать можно было с большой натяжкой - это был лес, или джунгли, или просто непролазные заросли. Оглянувшись, девушка обнаружила, что они только что выбрались из дупла у основания гигантского дерева. Но в этом буйстве растительности отчетливо прослеживалась хорошо утоптанная тропинка. Было похоже, что ею пользовались много и часто. Не только Говорящая, но и все остальные с любопытством озирались вокруг. Лес выглядел первозданным, не пуганным, он царил. И потому полной неожиданностью стала широкая поляна почти идеально круглой формы.
  Посреди поляны стоял... человек? Так показалось поначалу. Но уже скоро стало понятно, что очертания фигуры плывут, меняются, перетекают из одной формы в другую, так и норовя сбить с толку, рассеять внимание. Рик, а следом за ним и все остальные, застыли на краю свободного от древесной растительности пространства. Только Хас сделал несколько шагов вперед, но тоже остановился, не приближаясь к незнакомцу.
  - Хас"сса Нур"ген... - со смешком позвенел в воздухе голос, похожий на перебор струн. - Твоему создателю следовало наделить тебя осмотрительностью. Ты вторгся туда, где тебе не место.
  - Где хозяин? - коротко спросил Хас, и Рику показалось, что слова дались ему с трудом.
  - Хозяин? Ты что себе возомнил, дурачок? - на этот раз смех - чистый, звонкий - был уже совершенно откровенным. - Это мир первоосновы, кукла. Таким, как твой творец - исполнившимся гордыни, стремящимся к познанию того, что не должно быть познано, объявившим себя богами - не место здесь. Конечно, я его изгнал! И, кому бы то ни было, придется долго искать затерянный глайд, ставший миром его упокоения. Ему никогда оттуда не выбраться! - прокричало вдруг странное существо - надрывно, истерично, словно оборвалась струна под пальцами виртуоза. Но тут же вкрадчиво добавило: - А вот ты останешься здесь, Хас"сса Нур"ген. Не могу же, я, в самом деле, тебя отпустить, - капризные нотки сделали голос еще нежнее. - Твой хозяин... он... он... Он даже лишил меня возможности убить тебя! Негодяй! Ты слишком много знаешь, сумевший сбежать! А если ты умрешь, он будет знать все то же, что и ты! Это несправедливо! Это неправильно! Кто позволил ему создавать таких големов?! Таких... таких... Ты даже сюда добраться умудрился! Наверное, специально, чтобы умереть именно здесь, чтобы он узнал путь в главный мир! О вероломство!
  - Я пришел не за смертью, - ровно ответил Хас.
  - Да? - текучая форма выгнулась, изображая из себя знак вопроса. - А зачем же?
  - Моему хозяину не нужна твоя милость. На его стороне милость Повелительницы!
  - О Тьма! - воскликнуло существо и захихикало, но на этот раз глухо, злорадно. Бледнокожий мужик, не стеснявшийся того, что он упырь, вздрогнул. - Эту красотку выпустили из психушки? Забавно, забавно... Я буду рад с ней встретиться. Может, мы еще найдем общий язык. Если, конечно, она не свихнулась окончательно. Надо попробовать... Определенно, надо попробовать... - фигура незнакомца почти рассеялась, превратившись в туманное пятно, а потом снова собралась, на миг явив образ прекрасной женщины. На этот раз вздрогнул бритоголовый сероглазый парень. - Так зачем она прислала тебя, враг мой, Хас"сса Нур"ген?
  - Ей нужна руна Эчей, Хранящий, и ты мне ее отдашь.
  - Что? Что?! Что?!!! - возмущение взвилось дискантом, заставив листья посыпаться с верхушек вековечных деревьев. - Она безумна! Она совершенно точно безумна! Не для того я разодрал этот мир на крошечные глайды, заточил темных богов, поставил этих тупиц кельнов охранять ключи, чтобы Она явилась - и снова волей истинной руны собрала мою головоломку воедино! Ей нужна война! А она будет! Будет, как только эти проклятые собственным любопытством лже-боги сойдутся вместе! Я не хочу войны! Я уже видел одну. Тотальную. Вторая будет слишком скучна! Нет!
  Хас снял перчатки.
  Никто из зрителей не сумел разглядеть того, что произошло потом на поляне. Схватка была более чем скоротечной, движения противников настолько быстры, что просто смазывались перед глазами. Через несколько секунд мелькания все снова остановилось. Хас застыл подвешенным в воздухе, изогнувшись в какой-то нелепой позе. Плащ с него был сорван, черные щупальца безвольно обвисли. Хозяин же этого странного места ленивым вихрем, больше похожим на спиральную амебу, медленно тек вокруг.
  - Вот и все, враг мой, Хас"сса Нур"ген! - мелодично пропел он. - Так ты и проведешь остаток своего никчемного существования - в виде не слишком эстетичного украшения этой милой полянки. Хотя... Я, пожалуй, повешу тебя вон на ту секвойю. Она не слишком стара, еще пару тысяч лет проживет, а тебе будет не так одиноко в ее обществе, - существо снова засмеялось - весело, беззаботно, задорно.
  - Ты проиграл, Хранящий, - медленно проговорил Хас. Казалось, он произносит слова, не двигая ни одной мышцей, только усилием воли.
  - Я не могу проиграть, глупенький! - отмахнулось существо.
  - При моем пленении срабатывает встроенная программа самоуничтожения, Хранящий. Хозяин снова обставил тебя.
  А в следующий миг тело нанимателя, столь много наобещавшего команде Рика, разлетелось даже не на мелкие кусочки - на атомы.
  - Не-е-е-ет! - истошно завизжал монстр и заметался по поляне, постоянно меняя форму.
  - Нужно уходить, - резко сказал Рик, приводя в чувство опешивших спутников.
  Увы, предложение несколько запоздало. Странный хозяин леса, обратил на них внимание.
  - А вы! Вы кто?! Кто пустил?! - рука ставшей вдруг снова человеческой фигуры вытянулась, покрыв разделяющее их расстояние, и обхватила петлей всю группу - не сжимая, но и не давая вырваться. - Жрецы псевдо-бога? Неофиты умершей веры? Бойцы невидимого фронта? Кто он вам? Почему вы были с големом? Вы его сподвижники?
  - Совсем нет, - ответил за всех высунувшийся вперед лысый парень. Рик удивленно вскинул брови, покосился на Кевина, но тот только усмехнулся в ответ. - Как раз наоборот. Если он друг повелительницы, значит, он наш враг.
  - Ах вот как... - задумчиво протянуло существо. - Враги этой дурочки... И что же вам нужно?
  - Руна Эчей, - спокойно ответил бритоголовый. - Но только для того, чтобы она не досталась ей.
  - Ха! Ха-ха! - изобразило смех странное существо, а потом не выдержало и расхохоталось в голос. - Как трогательно! Не досталась ей! Ха!
  - Разве это не то, чего вы сами хотели? - все так же ровно поинтересовался сероглазый парламентер.
  - Хотел! - капризно произнес хозяин этого мирка. - Но больше не хочу! Пусть будет объединение! Пусть будет война! Все лучше, чем дать возможность выбраться, а значит, и власть над глайдами этому... этому... Нет! Я сам к ней отправлюсь, сам попрошу ее восстановить целостность мира. И пусть они сами поубивают друг друга!
  И сразу после этих слов в мире образовалась прореха и стала втягивать в себя аморфного обитателя поляны.
  - Куда?! - заорали сразу в несколько глоток странные пришельцы и кинулись следом, пытаясь перехватить исчезающего монстра. Кевин почему-то рванул за ними. Но впереди всех несся именно лысый парень, и чуть-чуть отставал от него клетчатый кот. Он почти добежал, когда пространственная дыра стала быстро затягиваться. На мгновение обалдевшим от такого безрассудства наблюдателям показалось, что он сейчас кинется прямо в нее и будет раздавлен сомкнувшимися краями коллапса. Но лысый успел затормозить почти вплотную. Перед ним оставалась лишь узкая полоска надпространства, похожая на вертикальный змеиный зрачок, но тут кончики пальцев парня полыхнули силой. Он явно собирался накинуть на портал какое-то заклинание. Однако прежде чем он довел волшбу до конца, что-то заставило дернуться, схватиться за грудь. Бритоголовый сгреб ворот собственной рубашки в горсть, но что-то вырвалось оттуда, маленькое, издалека показавшееся серой точкой. Нет, скорее, запятой. И это что-то цапнуло храбреца за палец так, что тот резко отдернул руку, и, махнув тонким хвостиком, в последний момент нырнуло в щель. Кот взвился в прыжке, стараясь достать исчезнувшую мелкую пакость, и отчаянно взвыл, когда не дотянулся. Пространство тяжело вздохнуло и приняло свою нормальную форму. Сила, скопившаяся на руках лысого, медленно рассеялась.
  К краю поляны эти безумцы вернулись понурыми. Главный затейник (а судя по всему, именно этот лысый и был в их команде главным) печально посмотрел на Рика.
  - Нужно отсюда уходить, - сообщил почему-то именно ему.
  - Если найдем сигмар, - подал голос Венн. - Если же этот гад уволок его с собой, боюсь, мы застряли здесь на всю оставшуюся жизнь.
  - Это неважно, - покачал головой тот, все еще глядя только на командира. - Вы двое, положите руки мне на плечи.
  Только теперь Рик понял, что в напряжении все это время крепко прижимал к себе Моргану. Та почему-то не сопротивлялась. Удивившись и смутившись одновременно, он кинул быстрый взгляд на Кевина и получил в ответ вздернутую бровь и чуть насмешливую улыбку. Потом Кевин с независимым видом обнял за талию белокурую девицу. Бледнокожий упырь тихо рыкнул и взял девушку за руку с другой стороны. Беловолосый гигант подхватил под руки Венна и Джефри. Мальчишка взял на руки кота.
  
  - Отдыхай...те, - фыркнув, сказал Кевин и покосился на Моргану, чья недавно вымытая головка была увенчана высоким тюрбаном из полотенца. - Утром старик-звездочет собирался пообщаться с Говорящей, так что будьте морально готовы. Он зануда и психопат, но в принципе невредный.
  - Ты уверен, что должен идти с ними? - тихо спросила девушка.
  Кевин пожал плечами.
  - Это не твоя битва, не твои враги и даже не твой интерес, - Рик оторвался от бутылки, содержимым которой упорно интересовался на протяжении всего рассказа Кевина, и пристально посмотрел на друга.
  - Кто-то же должен отработать твое право поучаствовать в Звездном покере, - хмыкнул молодой человек, совершенно не обращая внимания на серьезный тон собеседника.
  - Может, нам все же самим его отработать? - лениво предложил командир.
  - Да толку с вас! - отмахнулся Кевин. - На ногах еле держитесь. Сам же сказал, что больше суток не спали, - и уже серьезней добавил: - Расслабься, Рик. Все идет по плану.
  Помахав рукой Моргане, он решительно скрылся за дверью.
  - По плану, да только по-твоему, - хмуро пробормотал Рик ему вслед, - а это тебя никогда до добра не доводило.
  
  Глава тридцать девятая.
  РАЗВЕДКА.
  Эрмот.
  (Kagami, Lancer.)
  
  Эрмот и Винс при перемещении выпали на берегу озера. Легкий ветерок гонял по водной глади небольшие волны. Закатное солнце, выглядывающие из-за гор, которые вздымались на другом берегу, играло последними лучами на воде. За спиной стеной стоял лес, доносилось щебетание птиц. Царившая атмосфера несла умиротворение и покой, и никак не вязалась с дальнейшим походом.
  - Ну и что ты на это скажешь? - глядя на плавающий в воде листок, со стоическим пофигизмом спросил вампир. - Где мы оказались?
  Делимор поморщился. Вышло действительно не слишком удачно. Сама по себе идея отправиться вдвоем с вампиром на разведку с самого начала была безумной. Граф и сам не смог бы себе объяснить, почему согласился взять Винсента себе в напарники. Когда тот отказался сражаться с драконами, Эрмота захлестнуло презрение к слабаку, испугавшемуся за собственную шкуру. В родной мир Мастера Теней он рванул на всех парах в страхе за судьбу Дога, драться на одной стороне с вампиром согласился исключительно из чувства долга и сам был готов убить упыря, если бы тот решил все же выпить собственную ученицу. Но Винс сумел остановиться, и доверие к нему лорда выросло многократно. А то, как самоотверженно этот парень спасал маркиза Асю на пути к Белым доспехам, окончательно утвердило Делимора во мнении, что трусом Винсента считать нельзя. И все же эту вылазку граф предпринял исключительно из желания защитить всех остальных (Дога, разумеется, в первую очередь), и поначалу предложение Винсента составить компанию, его насторожило.
  А началось все с того, что расстроенный неудачей с руной Эчей в"Асилий заявил о нежелании заканчивать день на такой пораженческой ноте. А из этого, по его словам следовало, что нужно отдохнуть и сегодня же идти убивать Бессмертного Императора. Все остальные с энтузиазмом маркиза поддержали, и только Винсент покрутил пальцем у виска. Самому Делимору идея тоже не показалась удачной. Сегодняшний день и так принес достаточно не самых приятных приключений, а граф точно знал, что восстание против императора не станет увеселительной прогулкой. А больше, собственно, о предстоящем походе он ничего не знал и с ужасом представил, как через три часа его начнут пытать об особенностях укреплений, обороноспособности противника и прочей рекогносцировке. А ведь за те несколько дней, что Эрмот не был в столице, Император вполне мог сменить резиденцию или отправиться на кого-то войной. Именно эти невеселые размышления и привели его к решению смотаться домой и выяснить все на месте. Граф совсем не чувствовал себя уставшим, а потому, убедившись, что все разбежались по своим комнатам, спустился на кухню. Почему именно на кухню? Да потому, что именно отсюда они уже четырежды отправлялись в путешествия между мирами, и ломать традицию не хотелось. А на кухне как раз таки и был Винсент. И почему-то Делимора несказанно обрадовало, когда тот предложил составить ему компанию. Интересно, почему?
  - Это западная часть эльфийских владений. Кровавые Горы, - лорд снова окинул взглядом пейзаж и поплотнее закутался в плащ. - Когда то давно, ещё в первом веке правления Бессмертного Императора, эльфы не хотели мириться с властью людей. Они считали нас недостойными и слабыми. В итоге, после нескольких десятилетий кровавых войн, длинноухие были наказаны за свою гордыню, которая их и сгубила. Даже видя, что проигрывают, эльфы не согласились подписать мирный договор с гномами. После войны, их обратили в рабство, всех до одного. Но эта затея не принесла плодов. Дети лесов, как они себя называли, скорее умрут, чем согласятся работать на людей. Они умирали. Умирали сотнями, но так ничего и не сделали на благо Империи. Тогда их сослали в резервацию, как раз в эти леса, и с тех пор о длинноухих глупцах ни слуху, ни духу, - Эрмот покосился на спутника, сомневаясь, что тому интересно, и чуть виновато добавил: - Я изучал историю тех войн. Союз с гномами опрокинул бы людей в два счета, но... Ладно, это не имеет значения. Нам сейчас нужно пройти через лес, там я смогу взять координаты телепорта, и мы окажемся у стен Ридера. Откуда собственно меня и вытянул Ася.
  - А мы разве не в столицу? - удивился вампир.
  - Потом - в столицу. Но сначала хотелось бы узнать что-то о союзниках, а потом уже о врагах, - пояснил Делимор, и Винс кивнул.
  Вот тоже странность. Почему они оказались у подножия Кровавых гор? Какое подспудное желание заставило Эрмота подумать об этих местах и захотеть переместиться именно сюда? Тщательно проанализировав свое состояние на момент перехода, граф пришел к выводу, что его беспокоила судьба соратников по заговору, а те как раз таки собирались в Кровавые горы за артефактом. А значит, они, наверное, в пути и очень скоро встретятся с разведчиками. Что ж, в этом было определенное преимущество.
  - А чего эти горы названы Кровавыми? Из-за войн? - вернулся Винс к расспросам.
  - Есть много легенд по этому поводу, но скорее всего из-за этого. Посмотри.
  Подняв глаза, вампир увидел как закатное солнце, окрасило верхушки гор в алый цвет.
  - Красиво, не правда ли? - раздался сзади приятный баритон.
  Синхронно повернувшись, разведчики увидели, опиравшегося на сосну эльфа.
  - А вот этого не советую делать, немёртвый, - заметив едва уловимое движение Винса, потянувшегося за сюрикеном, промурлыкал эльф. - Вы сейчас находитесь под прицелом четырёх лучников, так что... - он демонстративно развел руками. - Лучше тогда вам самим перерезать себе глотки.
  Одет он был необычно. Бесформенный плащ, коричнево-зеленого цвета скрывал очертания фигуры, а маска того же невнятного оттенка закрывала большую часть лица, оставляя на обозрения только миндалевые глаза и длинные уши.
  Делимор клял себя последними словами. Как он мог упустить из виду опасность? Почему не почувствовал? Глупец, решил рассказать Винсу об истории мира, покрасоваться, прелести природы продемонстрировать - и проглядел ловушку. Нет, определенно, эта идея с разведкой была чистой воды авантюрой. Но потом мысли стали работать в совсем другом порядке. Винить он будет себя после, сейчас важнее выйти живыми с этой передряги. Что мы имеем? Эльф что-то упоминал о четырёх лучниках. Следовательно, он сам - пятый. Пятерка. Какой смысл в этом? Кто они? Пограничники? Нет, вряд ли, не похоже. Охотники? Тоже не то. И тут он вспомнил, хотя, правильнее сказать, воспоминания обдали его холодным и липким потом. Звезда!!! Боги, за что?! Нет, не та звезда, не спутница ночного светила. Звезда Безликих. Лучшие из лучших убийц всех времен и народов. Даже ассассины Дельфорена казались перед этими слугами смерти безобидными щенками. Поборов вспыхнувшие чувства, граф вернул себе самообладание.
  - Я так понимаю, мы попали к "Несущим смерть в ночи"? - он вежливо поклонился, а сам почему-то подумал, что за каких-то три дня совершенно отвык так выражаться и даже просто себя вести. Как же нервируют эти высокопарные обращения! Ну почему маркиза можно запросто называть несуразным именем Ася, а этому длинноухому требуются словесные реверансы?!
  - Вижу, вы прекрасно осведомлены, лорд Делимор, - ухмыльнулся эльф, от глаз которого не ускользнула смертельная бледность на лице лорда, тут же, впрочем, сменившаяся удивлением. - Нам многое о вас известно, и поэтому мы здесь. Магическая активность, созданная порталом, оповестила нас о вашем прибытии. Был получен приказ доставить вас во дворец Правящего Дома. Так что не беспокойтесь о ваших драгоценных... - эльф сделал нарочитую паузу, презрительно покосился на вампира и с сарказмом договорил: - жизнях. Вам ничего не угрожает. И, опережая ваш вопрос, скажу, что это не займет много времени. Портал уже открыт, прошу вас господа.
  Сказать, что Делимор был удивлен, ничего не сказать. Мало того что встретить эльфа считалось большой редкостью, а узнать что у них слаженное управление это вообще ни в какие рамки не лезло. Он подал знак Винсу следовать за безликим. Пусть ведет, посмотрим, что им нужно.
  Портал был открыт не просто в покои замка, а, как оказалась позже, непосредственно в кабинет правителя. Комната поражала своей изысканность и рациональностью. Массивный, с искусной резьбой письменный стол был идеально убран. Пушистый ковер, считавшийся у аристократов неизменным атрибутом роскоши, заменяли искусно сплетенные, почти кружевные циновки. Стены не украшало ничего кроме батальных полотен. Эрмота приятно удивило отсутствие чучел животных, которыми любили украшать свои кабинеты представители знати. Несколько удобных кресел, два резных книжных шкафа и камин в углу дополняли интерьер.
  - Ну и когда нас примет Его Величество? - невинно поинтересовался Винс, изучая обстановку холодным взглядом наемного убийцы.
  Глаза эльфа не выдали ничего, но лорд с вампиром почувствовали, что ушастый на мгновение напрягся.
  - Видите ли, - чуть замявшись, ответил провожатый, - Правитель не любит титулов, так как ему их никто не жаловал. Он просто выбран Верховным советом Слушающих на эту должность. У нас это - работа, и ничего больше. Ответственная работа, от которой не принято отказываться. Назвав его Величеством, вы нанесли обиду всему лесному народу, - Винс сглотнул. Видя, что его слова произвели должный эффект, эльф продолжил: - Я промолчу, и постараюсь, чтобы об этом никто не узнал, но попрошу вас больше такого не произносить.
  Не успел он окончить, как в комнату вошел высокий, стройный эльф. Одет он был под стать интерьеру: черный бесформенный хитон, на ногах - плетеные из коры дерева тапки. Черные волосы придерживал венок из листьев лавра. Лицо было молодым, по крайней мере, так казалось. Высокие скулы, узкий нос, раскосые черные глаза с густыми бровями и длинными ресницами. Ни единой морщинки нельзя было разглядеть на его челе.
  Не тратя лишнее время на церемонии, он вежливо кивнул гостям и сел за стол.
  - Приветствую вас путники, - Эрмот и Винсент коротко, не теряя достоинства, поклонились. Правитель это явно оценил, и губы его тронула едва заметная улыбка. - Разговор у нас не будет долгим, времени не осталось, поэтому перейдем сразу к делу. Распахните плащ, лорд.
  Делимор не пошевелился. Выставлять на всеобщее обозрение легендарные доспехи раньше времени он не хотел. Тем более, он даже не знал, что на уме у этих остроухих. Нет, снять с него доспехи едва ли было кому-то под силу. В конце концов, если верить Асе и остальным, артефакт сам его выбрал. Но нельзя было допустить, чтобы слух дошел до Императора. Предупрежден - значит вооружен.
  - Боюсь, я не могу выполнить вашу просьбу, - как можно мягче произнес он. - Для этого есть особые причины...
  - Распахните плащ! - в голосе правителя не осталось ни нотки былой любезности. В тоже мгновение распахнулось с десяток скрытых дверей, и из них вылетели лучники, которые тут же наставили на гостей стальные жала стрел.
  Вампир подобрался. Лорд с тоской подумал, что самому ему абсолютно ничего не грозит - с такой-то защитой! - а вот Винса могут очень быстро превратить в ежика. В совсем мертвого ежика. От всех стрел ему не увернуться - скорость после отречения уже не та, он сам говорил. Таким образом, для Эрмота, графа Делимора выбор стоял между целью всей его жизни и просто жизнью. Причем даже не своей, а одного, стыдно сказать, вампира. И почему-то в этом вопросе мнение Эрмота - честного и прямолинейного мага, любящего и любимого, - значительно перевешивало мнение графа Делимора - воина и заговорщика. Медленно, словно сопротивляясь самому себе, лорд поднял руку и расстегнул фибулу с фамильным гербом у ворота плаща. Тяжелая ткань распахнулась, явив эльфам сияющие Белые доспехи. По ряду лучников пронесся благоговейный вздох, а на лице Правителя заиграла уже не вежливая, а самая искренняя улыбка. Не отрывая взгляда от груди Эрмота, Верховный эльф поднялся и, как завороженный, сделал шаг вперед. Даже руку приподнял, словно собирался коснуться бесценного артефакта. Но, правда, вовремя спохватился, посмотрел в лицо Делимору, а потом поклонился.
  
  - Что, интересно, ты пытаешься там рассмотреть? - поинтересовался Делимор, присаживаясь рядом с Винсентом.
  Вампир лежал на траве, закинув руки за голову, и бессмысленно пялился в небо. Все его поза выражала презрение к окружающим. Эрмот понимал, что Винс имеет на это полное право, но было все равно обидно. Да и неловко тоже. Уж слишком неуважительно отнеслись к вампиру эльфы, и слишком испугались его люди. И чего в нем такого страшного?
  - Винс, со мной ты тоже не хочешь разговаривать? - вздохнул граф.
  - У тебя есть дела поважнее, чем вести беседы с ночным убийцей, - ответил вампир, но голову все же повернул и воззрился на собеседника прошлогодними глазами. - Ну чего ты приперся? Что, все стратегические планы уже разработаны? Все соратники при деле, все спланировано? Осталось только меня куда-нибудь приткнуть?
  - Перестань, - поморщился Делимор. - Стратегов там и без меня хватает. Правитель с Гралиофоргом спелись и теперь ругаются с князем, как базарные торговки. Я вообще себя чувствую не человеком, а символом. На все мои предложения у них только один ответ: убей Императора. Они решают, как мне ковровую дорожку до самых его покоев расстелить, и я им для этого не нужен. А я, между прочим, каждый закоулок в столице знаю!
  - Хороши соратнички! - фыркнул Винсент, но взгляд его потеплел.
  - Какие есть, - покачал головой лорд.
  Противников Бессмертного Императора к удивлению Делимора оказалось совсем не так уж мало. Одни только эльфы выставили три сотни лучников и дюжину Звезд. Желающих, на самом деле, было намного больше, но Правитель категорически отказался отпускать в бой необстрелянных юнцов. Эрмот был с ним согласен.
  Сначала неприятным, а потом очень даже положительным сюрпризом стало обнаружение в эльфийских темницах всех тех, с кем граф расстался во время памятной драки в кабаке. Господа заговорщики, как оказалось, благодаря магистру и вовремя открытому им телепорту счастливо избежали плена в тот роковой день и, не теряя времени, отправились в Кровавые горы на поиски Белых доспехов. Чтобы уже на второй день попасть в плен к эльфам. Ушастые конспираторы ни на грош им не поверили, приняли за шпионов Императора, и упаковали в свои лесные казематы. На хранение. Пока решат, что с ними делать дальше.
  Но Верховный совет насторожился. С тех самых незапамятных времен, как эльфов сослали в резервации, существовало у них пророчество, гласившее, что придет воин, в волосах которого не живет Тьма, и будут на нем Белые доспехи, и поведет он угнетенные народы на бой с тираном, и победит его, и даст свободу лесному народу. А поскольку кто-то из пленников успел высказаться в том ключе, что беловолосая сволочь, скорее всего, и есть предатель, который навел на почтенное собрание внутреннюю стражу, а сам смылся, эльфы окончательно потеряли веру в незадачливых искателей бесценного артефакта и принялись искать сами. Только не доспехи, а их носителя. Беловолосого воина. Графа Делимора. Ну и нашли, и пленники оказались очень кстати, особенно князь, у которого давно тысячная дружина только ждала приказа о выступлении против Императора. Да и магистр был не лишним, боевой маг, все-таки. Правда, граф честно предупредил, что один из этой компании может оказаться предателем, и посоветовал эльфам держать ухо востро. Эльфы почему-то на предложение обиделись. Не так поняли, наверное. Хотя виду показывать не стали и относились к Эрмоту с прежним почтением.
  Еще одной неожиданной находкой в древесных узилищах оказался бывший барон Гралиофорг. Этот, казалось, совершенно искренне обрадовался Делимору и чуть ли не со слезами на глазах кинулся целовать ему руки, как своему благодетелю, чем поверг лопоухих в легкую прострацию. Однако, когда бедолагу отмыли и приодели в привычный эльфам балахон, затем покормили в нормальной обстановке нормальной пищей, чем заставили несчастного вспомнить о своем благородном происхождении, Гралиофорг своими речами и манерами вызвал у хозяев леса немалое уважение. К тому же, узнав о предстоящей заварушке, он с восторгом пообещал в течение часа, если, конечно ему предоставят телепортиста, собрать под свои знамена не менее пяти сотен лихих людей.
  Зато Винсен у эльфов никакой симпатии не вызвал. В отношении вампиров ушастые оказались такими же расистами, как незабвенная леди Киниада. Не то, чтобы они как-то особенно унижали спутника своего нового кумира, но игнорировали уж очень демонстративно. Вот поэтому Винс игнорировал теперь уже их и всем своим видом показывал, что не имеет к происходящему никакого отношения.
  - Знаешь, - сказал он вдруг, - я вот думал, что с этим лопухом Асей каши не сваришь, а он вон какую команду собрал. Ты ведь тоже одиночка, Эрмот, ты должен понимать, что не ко всяким так за несколько дней прикипеть можно. Теперь вот даже не знаю, как я без вас буду...
  - Я буду заглядывать в гости, - улыбнулся граф. - Я ведь теперь тоже по мирам путешествовать умею, - но вдруг, помрачнев, добавил: - если, конечно, выживу.
  Винсент покосился на него, пожевал травинку.
  - А мне, может быть, лучше и не выжить... - задумчиво произнес он.
  - Сдурел? - напрягся граф.
  - Нет, - вздохнул вампир и снова откинулся на спину, - просто не знаю, как дальше строить свою жизнь. Я, знаешь ли, никогда прежде не был человеком.
  - Разберешься, - неопределенно пожал плечами лорд Белых доспехов, которому совсем не хотелось думать о смерти перед предстоящей битвой. Потом пихнул приятеля локтем. - Да что ты опять в небо уставился?!
  - Десант жду, - невозмутимо ответил тот.
  - Какой десант? - не понял Эрмот и тоже взглянул вверх. Небо было совершенно чистым.
  - Мы с тобой на разведку почти три с половиной часа назад отправились, - пояснил Винс, - остальные вот-вот начнут нас искать. Если уже не начали. И выкинет их прямо сюда, они же будут страстно желать оказаться к нам поближе.
  - Ну не в небо же! - поморщился Делимор, только теперь сообразив, что совершенно не представляет, как объяснять Правителю эльфов и остальным повстанцам, откуда взялась эта магическая подмога. О том, где и при каких обстоятельствах он нашел Белые доспехи, граф в родном мире не распространялся. Почему - он и сам бы не смог объяснить, но что-то в подсознании настойчиво требовало хранить в секрете место, куда, в случае чего, могущественный артефакт снова можно будет спрятать.
  Граф хмуро обвел взглядом лагерь. Вид с холма, где чуть выше по склону стояла штабная палатка, откуда он сам позорно сбежал, открывался почти зловещий. И хотя Делимор прекрасно знал, что там, внизу, собралось не больше двух тысяч бойцов, не мог отделаться от ощущения, что перед ним несметное воинство. И все эти люди и эльфы готовы были пойти за ним. Все они вручили свою судьбу, жизнь и свободу ему одному - лорду Белых доспехов. Пройдет не больше часа, и маги откроют телепорты прямо на улицы столицы. Пока люди и лучники будут сражаться с укрепленным гарнизоном города, Звезды станут прокладывать путь в замок. Путь для него. Сколько из них погибнет этой ночью? Сколько останутся калеками? И все ради одной единственной схватки с Императором. Схватки Света и Тьмы.
  А что потом? Вопрос возник неожиданно, заставив растеряться, удивиться, даже испугаться. И Эрмот, граф Делимор, лорд Белых доспехов понял, что, как и вампир-отступник, не знает на него ответа.
  - О, а вот и они! Легки на помине! - рассмеялся Винсент и ткнул пальцем в небо.
  Маркиз Ася, кот Сириус, наемник Кевин, наследница д"Элирой и мальчик-маг Дог вывались из порталов примерно в метре над землей и, как горох посыпались на траву.
  Первой вскочила Леринея и, уперев руки в бока, грозно сверкнула глазами на растянувшихся на земле мужчин.
  - И как это понимать? - поинтересовалась она тоном, не предвещающим ничего хорошего.
  - На разведку сходили! - фыркнул Винсент.
  - А предупредить? - обиженно пробурчал в"Асилий.
  - Не успели, - развел руками Эрмот.
  - С вами все в порядке? - в глазах мальчика, устремленных на графа, было столько неподдельных страха и заботы, что сердце Делимора дрогнуло. И сразу стало все понятно. Вот, что будет потом: дом, в котором поселится маленькая семья - отец и сын. А все остальное не имело значения. Осталось только выжить...
  
  - Послушайте, молодой человек! - раздраженно фыркнул князь. - Если я говорю, что эти башни совершенно неприступны, значит, они неприступны! Вы что, действительно считаете, что я не разбираюсь в военном деле? Или вы лучше меня осведомлены о строении замка, в котором никогда не бывали?
  Аристократ начал окончательно терять терпение. Мало того, что этот старый пень Гралиофорг убедил Правителя эльфов, что в замок лучше всего посылать небольшие летучие отряды убийц, в то время как остальные силы очистят город от верных Императору войск, хотя сам князь полагал, что его элитная дружина справится с этим делом ничуть не хуже. Так теперь еще неизвестно откуда взявшиеся мальчишки, никому не известные выскочки пытаются разубедить его в том, что известно каждому младенцу в столице.
  Кевин пожал плечами и, не обращая внимания на возмущение князя, посмотрел на Эрмота.
  - У вас что, совсем никто по горам не лазит?
  - А при чем здесь горы? - удивился граф.
  - Тмнота-у! - констатировал Сириус, на мгновение даже оторвавшись от вылизывания задней лапы, и с сочувствием посмотрел на Делимора.
  - Ну, они тоже бывают отвесными, и на них нужно забираться, - принялся объяснять наемник, как маленькому. - Вот тогда в ход и идут эти приспособления. Точно так же можно и на башню забраться.
  Дог, который все это время, прислушиваясь к диалогу, изучал подробный план крепости, покачал головой.
  - Альпинисты будут отличной мишенью для лучников, Кевин. Это не выход. Здесь нужна авиация.
  В шатре повисла гробовая тишина. Первым отмер Гралиофорг.
  - Эрмот, что он сейчас сказал? - тихо поинтересовался он у графа.
  Делимор кашлянул. Паренек, который все еще внимательно всматривался в план, не обращая внимания на эффект, произведенный его короткой речью, сразу вскинул глаза на лорда. Живые смышленые глаза, на лице самого обычного мальчишки. Мальчишки из другого мира.
  - Дог... эм... - граф явно был растерян, - а что такое это... это... авиация?! И эти... как ты сказал? Аль... аль...
  - Альпинисты, - повторил Дог и улыбнулся. - Но они все равно не помогут. Авиация... - тут глаза его расширились. - Ну конечно! Как же я сразу не подумал! - воскликнул мальчик и... исчез.
  Лорд только теперь заметил вытянувшиеся физиономии эльфов и усмехнулся. Ну да, откуда ж им знать, что этот паренек - один из сильнейших магов во всей галактике - еще бы знать, что это такое, а то ведь так и не удосужился выяснить.
  - Простите, граф... - сотник лучников - один из трех, присутствующих на совете - с откровенной опаской обратился к живой легенде, - этот мальчик, он что... он телепортировался? - Эрмот кивнул. - Что, вот так вот просто, без построения портала, без расчета векторов, без...
  - Ну, когда телепортируешься в другой мир, обычно так и происходит, - попытался объяснить маркиз с самыми благими намерениями, но челюсти у слушателей отвисли еще больше.
  - В другой мир... - эхом повторил Верховный.
  - Ну а мы-у, по-твоему, откуда-у взялись? Это-у, Пр-р-равитель, обычная мяу-магия! - презрительно просветил эльфа кис, и тот вздрогнул, как и каждый раз до этого, когда Сыр начинал вещать. - Эр-р-рмот, ну чего-у все тут такие-у необразованные? И меня-у боятся...
  - Уж извини, Сириус, в таком мире я родился, - раздраженно отозвался граф. - Я, знаешь ли, не выбирал.
  - Ну и зря-у! Надо было...
  Что именно было надо, он договорить не успел. Дог снова возник прямо у стола, но на этот раз он был не один. Первое, что бросилось в глаза иномирским гостям Правителя, была роскошная каштановая грива, прошитая тремя огненно-рыжими прядями. Что до хозяев этой вечеринки, то они с изумлением узнали в одном из новых гостей своего соплеменника.
  - Леди Кида! - воскликнул маркиз, сияя искренней улыбкой. - Как же я рад, что вы решили снова к нам присоединиться!
  - А я-то как рада, Ася, дорогой! - ответила драконица, не по-детски хлопнув маркиза по плечу, так что он даже слегка присел. - Не появись Дог прямо посреди тронного зала, папа уморил бы меня нотациями к Аргоровой бабушке. Я была просто счастлива узнать, что душке Делимору нужна моя помощь. Папуля не рискнул отказать. Ты в курсе, лысый, что вы все теперь герои Дракероса?
  - Это честь для меня, леди Кида, - поклонился в"Асилий.
  - Завесь! Папа приглашал в гости, но я надеюсь, вы не станете злоупотреблять его гостеприимством. А то некоторые умеют. Кстати, познакомься. Этот полуухий - Ша-Нор, ты должен был видеть его в Зеркале. Ну и на Дракеросе, кажется, встречались. Кевин, бабник ты херков, он твой коллега, тоже наемник. А это Эрри - предмет страсти нашего дурного принца.
  - Рада познакомиться, - присела в реверансе смазливая девица с нежно-лиловыми волосами. - И поучаствовать, - она покосилась на Делимора и весело подмигнула.
  Граф с удивлением поймал себя на мысли, что соскучился по драконам.
  - Кто это? - с трудом выдавил из себя Верховный, пытаясь выплыть из потока слов отвязной дамочки. К сожалению, своей репликой он привлек внимание Киниады. Она обвела взглядом присутствующих и недоуменно уставилась на Делимора.
  - Эй, Эрмот, а эльфей ты с собой зачем притащил? - не удостоив повторным взглядом Правителя, пропела драконша.
  - Они к нему сами привязались, - не остался в долгу за перенесенное унижение Винсент.
  - Ой, бедненький! - посочувствовала Кида. - Ну, ты с ними еще наплачешься! Как начнут ушками стричь, за грудки свои хилые хвататься, да любовно-героические поэмы посреди сражения сочинять! Херка лысого они тебе навоюют. Хотя, разве что, враги сами сдадутся, только бы их слезливых песнопений не слышать.
  Заметив, что лицо эльфийского Правителя начало приобретать совершенно не свойственный этой расе темно-багровый цвет, Делимор поспешил вмешаться.
  - Позвольте представить вам, господа, наследную принцессу Дракероса, что в мире Эмир, красную драконицу Киниаду.
  - Драконицу?! - понеслись со всех сторон изумленные возгласы. - Этого не может быть! Драконы не станут участвовать в боях! Они не наши союзники! Они опасны! Они чудовища!
  Последняя, далеко не самая удачная реплика принадлежала Генриху.
  - Что ты сказал, червяк? - вкрадчиво поинтересовалась наследная принцесса, молниеносно приблизившись к обидчику. Генрих побледнел. - Ну и кто здесь чудовище? Я, которая пришла к вам на помощь по первой просьбе этого мальчика, или ты, Аргорова отрыжка, не способная разглядеть сильного союзника? - оценив, что довела оппонента до предынфарктного состояния, Киниада снова повернулась к Эрмоту: - Ты и людей каких-то ущербных набрал, дружок. Что бы вы вообще без меня делали? Дог, показывай, что нам тут нужно штурмовать?
  - Мальчик, - обратился к юному волшебнику Гралиофорг, который один из всех, судя по всему, получал удовольствие от перепалки, - ты уверен, что этим милым дамам следует рисковать собой в предстоящем сражении?
  - Конечно! - удивленно ответил Дог. - Я же объяснил: нам понадобится авиация.
  
  Глава сороковая.
  СВЕТ И ТЬМА.
  Эрмот.
  (Kagami, Lancer.)
  
  - Я же объяснил, в замок Императора телепортироваться нельзя! - Эрмот уже орал, но Винсент не остался в долгу.
  - Тогда я пройду туда в Тени и потом впущу тебя! Ты, кажется, совсем отупел, (я бы не ставила здесь зпт) с тех пор, как напялил на себя эту белую дрянь!
  - Сам ты отупел от собственной гордыни! Унизили его, как же!
  - Твои безмозглые генералы вертят тобой, как куклой! Ты воин, а тебя в тылу оставили!
  - Хватит, мальчики! - Киниада подплыла к ругающимся соратникам и спокойно встала между ними. - Эрмот, душка, должна сказать, Винсик совершенно прав. Не понимаю, почему ты позволил оставить себя здесь.
  - Я и сам не понимаю, - вздохнул Делимор, неожиданно почувствовав, что злость, изливавшаяся только что на вампира, на самом деле направлена не на него. Граф сам не смог бы объяснить, почему поддался на нелепые уговоры, согласился принять план военных действий, который ему совершенно не нравился. Там, в городе, сейчас шел бой: две тысячи повстанцев против пяти - гарнизона столицы. Маги открыли телепорты прямо под стены крепости, взяв ее тем самым в кольцо и отрезав от возможного подкрепления. Звезды должны были проникнуть внутрь цитадели и вырезать гвардию Императора. Шестьдесят убийц против не менее трех сотен отборных бойцов. И если у остальных повстанцев еще был шанс очистить столицу от верных короне войск, то у летучих отрядов эльфов, по мнению графа, такого шанса не было. По данным разведки в городе сейчас находились по меньшей мере три лорда Радужных доспехов и, помимо самого Императора, как минимум, один из них окажется во дворце. А какими бы обученными и ловкими ни были эльфы-убийцы, с магией доспехов им не справиться.
  Но больше всего беспокоило Эрмота не это. Мальчик, к которому он успел привязаться всем сердцем, сейчас сражался наравне со взрослыми, а он, лорд Белых доспехов, по логике - самый непобедимый Империи, собственно, и заваривший всю эту кашу, отсиживался в тылу.
  - Вот и я-у говор-р-рю, - подал голос оскорбленный чуть ли не больше самого Делимора Сириус, - совсем на-ус не уважают! Можно подумать, мы-у самые слабые!
  - Ну, ты силен по определению! - фыркнул Винсент. - Как шерсть вздыбишь, так все враги сами в путы упакуются и стройными рядами пошагают сдаваться на милость победителя.
  - Хватит уже! - прикрикнула Кида. - Развели здесь сопли! Довольно штаны протирать! Полетели, спалим там все к Аргоровой бабушке!
  И в следующее мгновение на холме вместо девушки появился Красный дракон, гостеприимно опустив крыло на землю.
  - Это плохая идея, Кида, - хмуро высказался Ша-Нор. - Нам пока не было сигнала к выступлению.
  - Ну и оставайся, - пустила струйку дыма упрямая драконица, - а я Эрмота с Виннсом в цитадель подкину. Придет твоя очередь - полетишь на Эрри.
  - Еще чего! - изящная скромница с нежно-сиреневыми волосами упрямо вскинула подбородок. - Мы драконы или собачки комнатные?! Еще всякие людишки нам не указывали!
  - Дорогая, не нервничай, - поспешил успокоить возмутительницу спокойствия эльфийский принц, - мы должны уважать решения Правителя. Здесь все же война, а не дворцовый бал!
  - Это не наша война! - отрезала Эрри. - И правила не наши! Скажите спасибо, что мы согласились помочь!
  - Так его! Так! - развеселилась Кида и пыхнула небольшой струйкой пламени, спалив ближайшие кусты. - Эрмот, Винс, не тормозите!
  - И я-у с вами-у! - заорал котяра и первым бросился карабкаться на дракона.
  - Ненормальная! - процедил сквозь зубы Ша-Нор, но почти сразу добавил: - Я полечу с Феллом, прикроем вас.
  
  С высоты драконьего полета бой выглядел волной, расходящейся в стороны от замка Императора. Странной неравномерной волной.
  По центральному проспекту столицы, сминая все перед собой, катилась силовая стена, расплющивая на мостовой зазевавшихся алебардистов Второго пехотного Императорского полка, а десятка лучников косила убегающих вояк направо и налево. Несколько магов пытались противостоять чуждой волшбе, но их слабые попытки увязали в мощи силового пресса. Тусклые огоньки фаерболов, теряя скорость, не долетали до шеренги стрелков. И все же тонкая фигурка мальчика в ряду эльфов казалась беззащитной и хрупкой.
  Делимор вздрогнул и подавил желание броситься на помощь. Дог сильнее и его, и всех остальных магов в этом сражении. Он справится. Граф понимал, что если не будет верить в силы мальчика, никогда не завоюет его уважения. Заскрипев зубами, он перевел взгляд на другой фланг.
  Взору предстала еще одна широкая улица, застроенная особняками вельмож. Латники Четвертого Столичного сминали разношерстную толпу, больше похожую на сборище бродяг, числом и вооружением. Засевшим на верхних этажах домов лучникам лишь один раз из десяти удавалось попасть в прорези шлемов и сочленения доспехов - капля в море. Казалось, разбойники Гралиофорга не удержат свое направление. И тут ледяной куб, превышавший по высоте любой дом в округе, обрушился на воинов Императора, давя их, сея панику. Стройная фигурка белокурой девушки в окне одного из особняков в бессилии опустилась на подоконник.
  На этот раз вздрогнул уже Винсент. Дернулся, тихо выругался. Граф положил руку ему на плечо.
  - Совсем резерв не экономит, дуреха! - процедил вампир.
  - Она знает, что делает, - Эрмот слегка сжал пальцы. - Верь в нее.
  Винс отрешенно кивнул.
  На другой улице сражались, вроде бы, бойцы князя. Мясорубка там была такая, что Эрмот не смог рассмотреть, кто им противостоит. К тому же обзор закрывали мелькающие огни, крутящиеся вихри, камни и комья земли, убойной силы водяные струи - боевые волшебники князя схлестнулись с коллегами из Магического легиона. Киниада на всякий случай пальнула пламенем в предполагаемое место дислокации противника, а Эрри, которой явно понравилось подобное развлечение, даже спустилась чуть пониже и изрядно потрепала тылы защитников Императора. Появление в небе драконов посеяло в рядах противника сущую панику, зато княжеская дружина воспряла духом и с новой силой набросилась на врагов.
  А вот в следующем направлении помощь действительно требовалась. Небольшой отряд разбойников Гралиофорга сражался с явно превосходящим по численности противником. Кое-как вооруженные лихие люди не могли противостоять одной их лучших рот фехтовальщиков. Лишь чуть впереди, вгрызаясь в отряд нападавших, мелькала хорошо знакомая шпага Кевина. Но одному ему явно было не по силам справиться с сотней. Что-то прокричал Ша-Нор, настойчивым жестом указывая вниз.
  - Мы догоним! - крикнула Эрри и пошла на снижение.
  Самый большой прорыв наблюдался чуть севернее, в аллее Летних балов. Здесь воевали деревья. Во всяком случае, так могло показаться непосвященному. Никого, кроме отчаянно прорубающихся через обезумевшие ветки растений мечников, на первый взгляд видно не было.
  - О-ун там что-у, совсем оди-ун?! - испуганно замяукал Сириус и, потянувшись рассмотреть бой получше, чуть не свалился с дракона. Винсент успел ухватить его за хвост. - Пусти-у! - взвыл кис. - Там Ася-у!
  - У тебя что, жизней лишних много осталось?! - рявкнул вампир. - Не один он там! Внимательней смотри.
  И действительно, если приглядеться, можно было заметить, что те же самые деревья, которые с несвойственной растениям жестокостью раздирали на части людей, бережно покачивают в своих ветках эльфов-лучников.
  А между тем громада цитадели Императора росла прямо на глазах, и было совсем не похоже, что Звезды выполнили свою работу. На высоких, неприступных снаружи стенах бойцы гвардии готовились отразить атаку драконов. За зубцами засели арбалетчики, и прямо по курсу наводили прицелы орудий расчеты двух мощных боевых катапульт. Красный дракон стремительно взмыл вверх. Почти догнавшая Киниаду Эрри рванулась вперед. Эрмот успел разглядеть у нее на спине всего одного всадника и немного успокоился насчет Кевина.
  - Я прикрою! - прокричала она, проносясь мимо, а уже через пару секунд что-то заполыхало на стене.
  Пройдя над стеной по высокой дуге, Киниада стремительно неслась к замку.
  - Приготовьтесь! - приказала она своим всадникам. - Будете прыгать в окна. И поторопитесь. Я смогу сделать не больше двух подходов. На левом фланге разворачивают катапульту.
  Делимор в сотый раз проклял себя за то, что не научился левитации. Он был совершенно уверен, что его самого доспехи спасут, даже если он грохнется с такой высоты прямо на каменные плиты двора. Но ни у кота, ни у вампира подобной защиты не было.
  - Ты первый, - хлопнул он по плечу Винса. В сердце теплилась отчаянная надежда, что ловкий и быстрый вампир сумеет допрыгнуть до окна со спины дракона, и ему, Эрмоту, не придется видеть, как тот падает вниз.
  - Приготовьтесь! - предупредила драконица и пошла на сближение с башней.
  Винсент подобрался, встал, легкой походкой канатоходца прошел вдоль хребта к голове дракона. Кида неслась, словно собиралась протаранить стену.
  - Сейчас! - крикнула она и заложила крутой вираж.
  Вампир даже не прыгнул. Он просто сделал широкий шаг и оказался в проеме. На спутников он больше не обращал внимания. Граф успел заметить мгновенно сверкнувшую сталь, а красная принцесса уже уносилась прочь от башни.
  Что-то тяжелое и смертоносное пролетело буквально в паре локтей от крыла дракона. Киниада ушла в сторону и грязно выругалась.
  - Ловите момент сами! - прокричала драконица. - Мне придется маневрировать!
  Делимор так и не понял, какие именно выводы сделал из этого предупреждения Сириус, но кот тут же рванул к голове Киды, оскальзываясь на драконьей чешуе. Граф тоже встал и, придерживаясь за хребет, последовал за ним. Стена снова приближалась, и Эрмот ждал подходящего для прыжка момента, одновременно стараясь контролировать залпы катапульт. Ближайший должен был заставить Киду взвиться вверх или уйти вниз, и лорд уже выбрал подходящие окна на оба случая. Но кот, похоже, совершенно не предавал значения артобстрелу. Оценивая только непосредственную траекторию движения дракона, он сгруппировался и приготовился к прыжку.
  - Стой! - заорал граф, но было поздно. Кот прыгнул, и именно в этот момент Киниада ушла вниз. Окно, в которое метил Сириус, осталось высоко наверху, кошачьи когти царапнули по каменной кладке, а потом, нелепо дернувшись в воздухе, кис камнем полетел на землю. Заставив себя не думать о судьбе кота и о том, как будет объяснять его смерть маркизу, Делимор оттолкнулся от скользкой драконьей спины, рухнул всем телом на стену башни и успел в последний момент уцепиться за край подоконника.
  
  Кровь лилась рекой, дурманила голову, манила. Винсент не был голоден, но и сыт он не был тоже. Однако вдруг поймал себя на том, что жаждет крови совсем не как вампир. Он хотел убивать, хотел схватки, хотел этого танца, этой игры на краю смерти, но пить кровь не хотел. Вот не хотел - и все. Тень все еще любила его, ласкала, прятала. Не зная, где именно находятся покои Императора, Винс все же решил продвигаться от башни к основному зданию.
  Звезды все же сделали свое дело. Некоторые переходы были буквально завалены трупами гвардейцев. Несколько раз попались убитые эльфы. Винсент шел в Тени, не оставляя живых врагов. Это было легко. Тень - часть Мрака, гвардейцы не ждали нападения из тьмы. Но какое дело до этого убийце? За одним из поворотов шла схватка. Пару мгновений Винсент позволил себе понаблюдать за действиями Звезды. Ничего не скажешь, профи! Но эльфам приходилось туго. Пятерка уже потеряла двоих бойцов, и потому действовала не очень слаженно. С затаенным злорадством вампир признал в одном из ушастых того самого хама, который нашел их с Эрмотом в лесу. По логике, ничто не мешало Мастеру Тени проскочить мимо, оставив эльфов разбираться самих. Но тогда, черт подери, он не был бы Валетом - лучшим из лучших. Отправить в полет сюрекены, разя гвардейцев на левом фланге, четыре кинжала - направо, в помощь заносчивому длинноухому, стрелой метнуться вперед, работая эльфийским клинком Фелла.
  Винсент на мгновение вышел из тени, весело подмигнул растерянному командиру Звезды. Аристократическая физиономия эльфа вытянулась, а потом он, к удивлению вампира, просиял улыбкой и отвесил низкий поклон.
  Следующей вынужденной задержкой стал громила в Желтых доспехах. Тот самый, что наезжал на Эрмота в кабаке. "Непорядок, - подумал Винс. - Этот парень может накостылять кому угодно. Делимор, конечно, с ним справится, но вот эльфей он проредит". Почему-то не получалось уговорить себя, что ему до Звезд никакого дела нет. Дивясь собственной несговорчивости, вампир некоторое время рассматривал потенциального противника. Точнее, доспехи. И наконец пришел к выводу, что стоит потренироваться на Желтом, прежде чем лезть в пасть к Черному. Увы, тренировки не вышло. Рудвалг заметил труп одного из гвардейцев, наклонился, всматриваясь в лицо, а потом снял шлем в скорбном жесте. Винсента он, разумеется, не видел, и потому на лице герцога застыло весьма удивленное выражение, когда стилет вонзился ему в основание черепа. Вампир разочаровано покачал головой.
  О том, что покои Императора близко, Винс понял по изрядно увеличившемуся количеству гвардейцев на квадратный метр дворцовой площади. Звезды не успели продвинуться так далеко, он был один, и справедливо посчитал, что лучше тихо подобраться к главной цели, чем делать чужую работу. Пусть эльфы расчищают путь Делимору, а он, Винсент, попробует сам справиться с Императором. Ну, или хотя бы ослабит его, вымотает, задержит до прихода лорда Белых доспехов.
  Судя по особо усиленной страже у дверей в одну из комнат, Император находился именно там. Чтобы отвлечь охрану, Винс метнул несколько стилетов в другую группу гвардейцев, бесшумно приоткрыл дверь и проскользнул внутрь помещения. И сразу же проклял себя за самомнение. В отличие от гвардии, Император увидел его сразу. Презрительная улыбка скользнула по холеному лицу человека без возраста.
  - Вот и первый предатель, - усмехнулся он и вынул меч.
  Винс прыгнул. К чему терять время на пустую болтовню? Император может поискать себе другого собеседника, а он на эту уловку не поддастся. Тонкие, серебристые жала стилетов нацелились в шею и пояс бессмертного противника, туда, где оставался хоть малейший шанс пройти сквозь непроницаемо-черные доспехи. Вампир понимал, что, в случае промаха, атака окажется самоубийственной, но отступать было некуда. Что ж, может быть, волшебное Зеркало выбрало его именно для этого боя. В конце концов, какая разница, где закончится его жизненный путь? Почему бы и не здесь. По крайней мере, не зря. На это очень хотелось надеяться.
  Время как будто бы замедлилось и Винсент понял, что умирать ему придётся по-любому, и в придачу сейчас же. Император слегка отклонил корпус, уходя с линии атаки, пригнулся, пропустил нижний стилет по доспехам, отвел шею и впечатал эфесом меча вампиру в челюсть. Отлетев на пару метров, Винс попробовал подняться. Зря. Удар клинка разворотил ему грудь, пройдя от правой ключицы до живота, но не задев внутренних органов. И снова он попытался встать, но хлесткий удар плашмя достиг затылка. Кровь залила все вокруг. Мастер Тени не увидел, а скорее почувствовал, что Император занес меч для последнего удара. Вампиры - выносливые твари, но без головы не живут даже они. И вдруг послышался звон стали о сталь. Это был последний услышанный Винсентом звук, перед тем как он провалился в беспамятство.
  
  Кида успела спалить две катапульты, но защитники цитадели уже подтаскивали другие с флангов. Эти херковы штуковины оказались на удивление мобильны. Чуть правее полыхали еще несколько костров, зажженных, судя по всему, Эрри. В дыму, да еще мечась и уворачиваясь от снарядов, драконица никак не могла разглядеть лиловую. Лишь иногда мелькала ее тень, вроде бы совсем рядом, но тут же скрывалась из виду. Опять же, из-за устроенных ими самими пожаров, Киниада не видела, что происходит в самом городе, а потому логично решила немного порушить цитадель. Нет, ну действительно, Эрмот, может, и убьет Императора, но херковы гвардейцы вполне могу здесь окопаться. Кому надо? Правда, для начала следовало разобраться со всеми катапультами. Уж очень много от них проблем. И драконша понеслась по периметру замка, поливая огнем все, что хоть немного отличалось от ровной поверхности. Видимо, гениальные идеи приходят в головы одновременно всем дамам драконьего происхождения, потому что очень скоро, в небольшом просвете в клубах дыма Кида разглядела, что огненное кольцо на крепостной стене весело разрастается сразу в обе стороны.
  Обогнув почти половину крепости, она увидела летящую навстречу Эрри и расхохоталась. Расчет последней уцелевшей катапульты заметался, не зная, в какого из двух драконов палить. Лиловая изогнула шею, целясь в орудие. Наверное, именно это и решило дело. Эрри плюнула огнем, и в то же самое мгновение навстречу сгустку пламени сорвался острый камень с катапульты. Увидеть его за собственным выбросом драконица не могла. Кида закричала, но было поздно. Ощерившееся острыми сколами ядро врезалось в незащищенную складку на шее Эрридиады.
  
  Дог смотрел на беснующегося над стенами цитадели красного дракона и молился, чтобы Кида не разнесла ту часть замка, где сейчас, скорее всего, находился Эрмот. Больше всего хотелось броситься туда, помочь, защитить, но маг был беспомощен. Почему-то очень сложно оказалось залечить рану на самом себе. Сил едва хватило на то, чтобы остановить хлещущую из бедра кровь. Знания родного мира подсказывали, что такая рана может очень быстро привести к смерти от потери крови, и Догу пришлось согласиться с эльфами и остановить продвижение. Уже около получаса они удерживали какое-то здание. Атаки противника накатывали волнами, лучникам пока удавалось отстреливаться. Но стрелы заканчивались. Дог предложил подтащить себя к окну, чтобы он смог левитацией вернуть часть боезапаса, но командир эльфов приказал беречь силы на случай магической атаки. Юный волшебник чувствовал себя беспомощным и ненужным. И в душе его закипала ярость. Он выберется, он снова встанет на ноги, а потом лично свернет шею той стерве, из-за которой заварилась вся эта каша. Только бы Эрмот был жив...
  
  Леринея потеряла счет улицам и переулкам, на которых сражалась вместе с редеющим отрядом эльфийских лучников. В какой-то момент к ним присоединились не менее потрепанные мечники князя. Ее, единственную магичку, берегли, как зеницу ока, и не пускали в драку, но девушка понимала, что уже давно стала не помощью, а обузой. Сил ворожить почти не осталось. Если бы она умела так же, как Дог, пополнять резерв из источников!
  За очередным поворотом они нарвались на стычку. Лера чуть не завизжала от восторга, когда узнала в одном из сражающихся Кевина. Она сама не могла бы объяснить, почему так обрадовалась. А потом мелькнуло лицо странного хмурого парня, которого привела с собой Кида, и ученица вампира почувствовала новый прилив сил. Может, ее и раздражали приставания Кевина, может ей и не понравился с первого взгляда этот наемник, но они были ее командой, они были куда более своими, чем все эти люди и эльфы, коренные обитатели мира Эрмота Делимора. И во врагов полетели ледяные стрелы.
  - Леринея! - отчаянный крик вырвал девушку из полубредового состояния. Последняя волшба, казалось, опустошила не только магический резерв, но вытянула все жизненные силы. Но в голосе было столько ужаса, что Лера, сама не зная как, вскочила на ноги. И чуть не упала снова. Потому что то, что она увидела, было слишком ужасно, слишком больно, слишком неправильно.
  - Кевин... - прошептала она и на негнущихся ногах шагнула к распростертому на мостовой телу. Опустилась на колени.
  - Он звал тебя, - сообщил Ша-Нор. В голосе его не было никаких эмоций, но лицо побледнело и застыло непроницаемой маской.
  - Лера, я... - Кевин сжал ее руку. На губах его пузырилась кровь.
  - Кевин, молчи, прошу тебя! - Лера с трудом сдерживала слезы, лихорадочно соображая, где сейчас могут находиться Ася или Дог. Она не умела исцелять! - Ты! - вскрикнула она и посмотрела на спутника Киды, стараясь вспомнить его имя. - Ша-Нор... Ша-Нор, нужно найти маркиза. Или Дога, мальчика-мага.
  Наемник кивнул и встал. Но тут их накрыла гигантская тень, а в следующую секунду рядом уже стояла Киниада.
  - Вот ты где! - со злостью ткнула она пальцем в полуэльфа, но тут увидела Кевина. - Хе-е-ерк! Красавчик!
  - Кида! - Лера вцепилась драконице в руку. - Найди Асю или Дога. Его еще можно спасти!
  - Полетишь со мной! - рыкнула та наемнику и снова сменила ипостась.
  Леринея проводила взглядом улетающего дракона и заставила себя посмотреть на Кевина. Грудь его была разворочена мощным ударом то ли меча, то ли алебарды. Кида должна поторопиться, долго он не протянет. Слабеющими пальцами Кевин снова сжал руку девушки.
  - Лера...
  - Что, Кевин? Я здесь, не бойся. Помощь уже идет.
  - Нет... нет... не то... Передай... передай Моргане... пожалуйста... это важно... Передай, что мне жаль... я... я обманул ее...
  - Да, Кевин, конечно, я передам, - быстро заговорила девушка, стараясь заставить его замолчать. - Да что там, ты сам передашь. Сейчас Ася придет и тебя вылечит...
  - Нет... могу... не успеть... Надо, Лера... скажи... скажи, что Радимир... Волчья Пасть ничего не знал про нее... я ... все придумал... чтобы заставить... Рик приказал... Мне жаль... Я не хотел... не знал, что будет опасно... так опасно... ей не место там... Лера?.. Ты слышишь?..
  - Да, Кевин, да, я все слышу. Я передам, конечно, передам.
  - Обещай...
  - Я обещаю, Кевин...
  - Скажи, мне жаль... я не должен был... Я... Всегда обманывал... всех... легко... Ее нельзя было...
  - Кевин, молчи, пожалуйста, тебе нельзя говорить.
  Она почти успокоилась, когда он замолчал, почти поверила, что подмога подоспеет вовремя.
  - Лера...
  - Что?
  - Поцелуй меня... Хочу... уйти так...
  Всхлипнув, Леринея склонилась к нему, коснулась губами холодеющих губ Кевина, и в тот же миг последняя судорога прошила его тело.
  
  Маркиз в"Асилий де Карабас пришел в себя и с ужасом понял, что, судя по солнцу, провалялся в отключке не меньше часа. Улица, на которой его так душевно приголубил камнем по кумпалу какой-то очень крутой адепт земли, была совершенно пуста. Звуки боя слышались настолько далеко, что даже нельзя было разобрать направления. Застонав, ученик звездочета заставил себя сесть и ощупал шишку. Подумал, что на лысой голове она должна выглядеть особенно живописно, и принял волевое решение: лечить. Минут пять у него ушло на то, чтобы вспомнить, как это нужно делать. Еще столько же - на концентрацию. Само лечение заняло доли секунды. Маркиз снова окинул улицу просветленным взглядом и увидел дым. Нет, не на самой улице, а вдалеке, там, где еще недавно над городом царила цитадель Бессмертного Императора, а теперь полыхало зарево пожара. "Эрмот!" - промелькнула в голове паническая мысль. Ася тут же вскочил и бросился бежать к замку.
  
  Сталь со звоном проехала по стали, заставив Императора отступить от поверженного вампира.
  - А вот и еще один! - человек в черном криво ухмыльнулся. - Ты дурак, Делимор. Тебе со мной не справиться. За моей спиной сама Повелительница Тьмы.
  Делимор, не сводя взгляда с противника, сделал пару шагов вправо, освобождая место для маневра, заставляя Императора отойти подальше от Винсента. Доспехи вели его, подсказывая движения, и, повинуясь им, он взял меч в нижний захват, поднял его над головой клинком к противнику, левая рука легла на край эфеса. Правая нога впереди, вес тела перенесен на левую. Типичная верхняя стойка, практикуемая почти во всех школах боя. Плюсов достаточно. Можно уйти в защиту, можно мгновенно атаковать, можно отступить...
  Император презрительно фыркнул.
  - Безродный пес! - выплюнул он оскорбление. - Знал бы Харвилл, какую змею пригрел на своей груди.
  Эрмот усмехнулся.
  - Да, отцу явно не хватало информации, - проговорил он, стараясь отвлечь противника. - Он не знал, какой змее служит, - Император резко втянул носом воздух. В глазах его сверкнула ненависть. Граф почувствовал, что попал в точку и принялся развивать успех. - А твой брат? Ты специально поделился с ним своим бессмертием, чтобы убивать его детей у него на глазах? Как умерли остальные, ваше величество? Я-то видел только, как твои наемники убили Кристу. Но ведь она, кажется, была пятой за столетия твоего правления, - произнесенное вслух имя любимой на мгновение всколыхнуло в душе Делимора ставшие уже привычными боль и ярость, грозя потерей самоконтроля. Но вдруг лорд почти наяву увидел перед собой строгое лицо мальчика-мага. И граф улыбнулся. Светло и спокойно. Он больше не боялся Императора, не боялся исходя этого сражения. Даже не боялся проиграть. Он просто не мог проиграть этому жалкому существу. - Скажи мне, лорд Черных доспехов, это ведь из-за них ты стал импотентом? У тебя не может быть собственных детей, но и чужим ты ни за что не отдашь власть. Поэтому ты убиваешь всех своих племянников?
  Император взревел и бросился на графа. Сознание того привычно раздвоилось. Он видел, чувствовал, предугадывал каждое движение клинка противника. Несколько бесконечно долгих секунд продолжался вычурный танец стали. Но Эрмот знал, что этот бой не может быть простым боем на мечах, и следующий виток схватки не заставил себя ждать.
  Свободно парящая часть сознания Делимора безошибочно определила творящуюся волшбу, и допустить ее было смерти подобно. Копье Тьмы грозило разнести зал в пыль. Только Черные доспехи могли противостоять заклинанию такой убойной силы. Возможно, Белые тоже, но Эрмоту даже в голову не пришло это проверить - вампир не пережил бы этой магической атаки, а значит, не могло быть и речи о том, чтобы позволить Императору использовать Копье. На решение оставались считанные секунды...
  И вспыхнул свет. Ослепительный, живой, теплый. Подсказка, позволявшая спасти жизнь Винсенту. Мгновенно создав астральный щит, Делимор постарался перекрыть доступ Тьмы к доспехам Императора. Не следовало этого делать. Белые доспехи могли справиться и без его слабосильного вмешательства. Столкнувшись с сиянием, купол дрогнул и накрыл обоих. Мир застыл. Свет и Тьма сплелись в смертельных объятиях. Остановилось время. Изо всех сил Эрмот тянулся к Императору клинком, надеясь преодолеть это вязкое ничто и поразить противника, но не мог сдвинуться с места. Он видел, как вздуваются вены на висках лорда Черных доспехов, напрягшегося в таком же усилии. Тщетно. Мысли в голове метались в поисках выхода из этой нелепой, но такой жуткой ситуации.
  И вдруг черно-белая молния прорезала капсулу стасиса.
  - Эр-р-рмот! Ур-р-род! Ты куда-у смотр-р-рел?! Тут нашего-у упыр-р-ря-у почти убили-у! Кто-у?! Кто-у?! - тут Сириус безошибочно вычислил единственного незнакомца и вполне логично посчитал его виновником плачевного состояния вампира. - Ты-у! - заорал он так, как может орать только очень разгневанный кот, и, буквально взлетев, вцепился в лицо Императору.
  От неожиданности бессмертный правитель дрогнул, растерявшись на секунду. Этого времени Делимору хватило, чтобы вскинуть ослепительно засверкавший меч. Едва клинок коснулся доспехов врага, сияние перекинулось на них, стремительно распространяясь, сжигая, уничтожая. Император закричал. Страшно, обреченно. Меч выпал из рук Эрмота, накатила слабость, захотелось сейчас, немедленно, сию минуту стянуть с себя Белые доспехи.
  - Сириус, ты не умер... Как хорошо... - смог поприветствовать усато-хвостатого спасителя граф, опускаясь на пол.
  - Да умер я, умер, - отмахнулся кис. - В седьмой раз уже. Эх...
  
  Глава сорок первая.
  ПОСЛЕДНИЙ ПРИЮТ.
  Маркиз де Карабас.
  (Kagami, Plamya.)
  
  Мне было плохо. Очень плохо. Мне не хотелось жить. Точнее, жить-то мне хотелось, но хотелось, чтобы эта приятная участь постигла не только меня. Но, наверное, так не бывает. Я чувствовал себя виноватым. Перед погибшими Кевином и Эрри. Перед потерявшим еще одну жизнь Сириусом. Перед злой, как тысяча демонов, Киниадой и не менее злым Ша-Нором. Перед несчастным до коматозного состояния принцем Феллиором. Перед покалеченным и не слишком быстро регенерирующим Винсентом. Перед бледной и притихшей Леринеей. Перед мрачным Риком и окаменевшими Джефри и Венном. Перед все время прячущей слезы Морганой. Перед страдающим таким же комплексом вины, замкнувшимся Эрмотом Делимором. И перед рассыпающимся от этой его замкнутости Догом.
  Я дурак, это ни для кого не новость. Теперь я знал, что еще и слепой дурак. О чем я думал?! На что рассчитывал, сводя вместе людей и нелюдей, вынуждая их исправлять мою роковую ошибку? Чего добился?
  Мы спасли и вернули в команду Кевина, которого его друзья уже успели оплакать. Вернули лишь для того, чтобы разбередить раны, заставить их поверить, что он все еще с ними. А теперь Кевин погиб. И если бы я, дурак, не несся в тот момент со всех ног на помощь Делимору, который, кстати, совершенно в ней не нуждался, то Кида успела бы меня найти, и, может быть, Кевин был бы сейчас жив. А еще, если бы я не был так уверен в том, что Дог крут по определению, если бы вовремя разглядел в нем напуганного мальчишку и... - ворк! Какой же я идиот! - влюбленную девушку, его бы не ранили, и тогда Кида нашла бы его. И опять же, Кевин был бы жив. И Рик не ходил бы мрачнее тучи, не плакала бы Моргана, и они бы не поссорились. Потому что, я, чурбан бессердечный, видел, как Рик на нее смотрит, как она смотрит на Рика, но думал, что возвращение Кевина не имеет к этому никакого отношения.
  Я хотел вернуть Сириусу его потерянную жизнь, но не только не вернул, а, втравив его в эту войну, лишил предпоследней. В следующий раз кот, привязанный ко мне на всю оставшуюся жизнь магией, умрет окончательно и бесповоротно. И мир станет беднее на одного клетчатого скандалиста, и зачахнет от тоски влюбленная в него мышь. Я тоже зачахну. И без кота и без абсурда нашего сосуществования. Но так мне и надо. Я сам виноват во всем.
  Эльфийский принц Феллиор отправился в отчаянное путешествие на Дракерос ради своей любви. Кида может над ним посмеиваться, но я всю дорогу немного завидовал Феллу. Теперь не завидую. Потому что из-за меня погибла Эрри. И Фелл тоже умер. У живых не бывает такого взгляда. И магией это не лечится. Я убил их обоих. А еще я разбудил зверя в красной принцессе. Она поклялась, что драконы больше не будут гибнуть из-за людских интриг, но именно интриги людей в мире Эрмота принесли смерть лиловой драконице. И теперь мне страшно за Киниаду. Потому что вчера они с Догом чуть не подрались за право свернуть шею Темной Властелинше. А это значит, что теперь они наперегонки рванут в самое полымя, и в этом тоже виноват я.
  И я ничего не могу сделать. Единственное, что сумел - вылечить Дога. А Винсу помочь не в силах. Вампир должен регенерировать сам. И он бы уже десять раз регенерировал, если бы не прошел третью ступень отречения. И это тоже из-за меня. А я-то, дурак, радовался, что так все у него хорошо складывается, что воля у него железная! Теперь за свою волю здоровьем расплачивается. А что мне стоило предупредить, чтобы держались в Звездном казино все вместе? Может тогда Винсент и не сыграл бы на свое желание... Да еще Лера над ним трясется, а ему от этого только хуже. Он за нее переживает. Он вообще ответственный, хоть и старается этого не показывать. И не слепой, кстати, в отличие от меня. Сына он любит и к ученице своей привязан... Тяжело ему. А ведь не вытащи я их из родного мира, и все могло бы сложиться иначе...
  Я лежал в своей комнате и думал о них, о себе, о жизни, которой мы все оказались лишены в той или иной степени. Как бы ни винил себя Эрмот, виноват во всем был я один. Это я впустил в мир Тьму, я позволил ей возродиться. Сегодня Аль сказал, что нам хватит прохлаждаться. Он прав. Три дня мы зализывали раны - физические и душевные. Кто как мог. У кого-то получилось, у кого-то нет. Вру. Ни у кого не получилось. Просто кому-то удавалось лучше скрывать свои чувства, кому-то хуже. Все собрались на ужин, но стояла такая тишина, словно никого в соседнем помещении не было. Даже все те вкусности, что по-прежнему готовила Леринея, казалось, боялись пахнуть аппетитно и больше не заманивали в уют кухни.
  Есть мне не хотелось. Еще меньше хотелось видеть соратников. Смотреть, как они отводят взгляды и делать вид, что так и должно быть. Наверное, я задремал, потому что когда в прихожей послышались голоса, для меня это было полной неожиданностью: я не слышал, как открылась дверь кухни. Голоса были настолько тихими, что мне пришлось напрячься, чтобы понять, кто и о чем говорит.
  - Дурочка, я же о тебе беспокоюсь! - это Винсент. И тон у него совершенно безнадежный. - Он вампир. Убийца. А я обещал присмотреть за тобой...
  - Я знаю, Винс, и я тебе благодарна, - это уже Лера. Плачет, что ли? - Но... сердцу ведь не прикажешь... Ты должен понимать... Я ведь знаю... теперь знаю, что это ты писал те письма... но...
  - Но ты об этом узнала слишком поздно, - сарказм так и сочился. - Сам дурак. Нужно было тебе сразу сказать. Тогда ты, возможно, влюбилась бы в меня, а я достаточно мерзкий тип, чтобы ты быстро протрезвела.
  - Никакой ты не мерзкий, Винс. Ладно, держись крепче.
  - Я и сам могу подняться по лестнице.
  - Можешь, можешь. Но левитировать быстрее.
  В наступившей снова тишине я задумался о том, что произошло между Кевином и Лерой. Что-то произошло. Определенно. И дело не в том, что он умер у нее на руках. Когда мы вернулись, она долго о чем-то говорила с Морганой, а потом во всеуслышание заявила Винсенту, что любит Валета и отказываться от своего чувства и предавать его не собирается. Смело. И безрассудно как-то. А Дог...
  Хлопнула дверь, раздались тяжелые шаги. Потом легкий скрип сообщил, что из кухни вышел кто-то еще.
  - Эрмот, погоди! - легок на помине.
  - Я иду спать, Дог. Завтра будет трудный день. Тебе тоже следует выспаться, - голос у Делимора ровный, ничего не выражающий. Так он разговаривал все эти три дня.
  - Эрмот, так нельзя! - ой, а мальчишка-то тоже вот-вот разревется. Хотя, какой он мальчишка... - Хватит!
  - Дог?
  - Что ты с собой делаешь?! - два быстрых шага, дробный стук кулачков по груди. - Прекрати! Слышишь?! Прекрати казнить себя! Ты не виноват! Это война! Ты не должен!
  - Дог... - мне не хотелось слышать, что будет дальше, но я все равно слушал. Довел Эрмот девчонку. Расплакалась. А он, оказывается, такой же дурак, как я. Слепой дурак. Он ведь знает, что Дог был девушкой в своем мире. Никто от него этого не скрывал. Почему же не видит, что с ней? - Дог, ты... Не надо, слышишь. Не надо, я же не знал, мальчик, - убил бы идиота! - Ну, хватит. Я здесь. Я не брошу тебя. Ты ведь тоже меня не бросишь?
  - Давай не будем об этом, - холодно, отстраненно - опять обиделась. - Пока не будем. Потом, когда все закончится... Тогда и поговорим. Если ты захочешь.
  - Глупый, ты же знаешь, что захочу.
  - Посмотрим.
  - Дог! Проклятье!
  Смылась, что ли? Ну да, Эрмот же летать так и не научился. Тяжело ему придется, если, вернув собственное тело, Дог решит поймать его на слове. За слепоту нужно расплачиваться. И совсем мне его не жалко. Я буду только рад, если эта девушка собьет с него спесь. А то такой весь из себя крутой и самоуверенный, лорд Белых доспехов... А по лестнице вон как тяжело поднимается - медленно, задумчиво.
  Ну, кто следующий? Рик, Джефри и Венн. Без Морганы.
  - Рик, ты уверен, что мы должны в это ввязываться? - это Венн, кажется. - Это совершенно не наше дело.
  - Совершенно не наше. И мы не должны, - а спокойный-то какой, гад! - Но мы ввяжемся.
  - Из-за Кевина? - эти задерживаться не собирались, поднимались по лестнице, хоть и не спеша.
  - Из-за Кевина. И из-за Скотта с Фениксом. Ты же слышал, что говорил старикашка. Мы собираемся прищучить бабенку, которая послала Хаса за руной. Он нанял нас, мы потеряли товарищей.
  - А тебе, командир, было бы лучше, чтобы Кевин вообще не воскресал, - это уже Джефри, как всегда, бестактный и ничего вокруг себя не замечающий.
  - Заткнись! - дуэтом! До чего же слаженный у них коллектив! У Венна с Риком. Как этот увалень Джефри с ними вообще оказался?
  - Рик! - а вот и Моргана.
  - Идите, я догоню.
  - Опять из-за бабы не выспишься, а сам говорил, что надо отдохнуть. А я вот помню, как однажды вот так покутил перед боем, ну была там одна заварушка...
  Звонкая затрещина заставила Джеффри замолчать
  - Топай, давай, - потребовал Венн, и их шаги постепенно затихли наверху.
  - Рик...
  - Чего тебе?
  - Он умер, Рик, его больше нет.
  - Нашла новость!
  - А мы есть.
  Я накрыл голову подушкой. Ну нет меня, нет! Я не подслушиваю! И даже случайно ничего слышать не хочу! И знать не хочу! Пускай сами разбираются. Надеюсь, разберутся. Очень надеюсь. Может, тогда станет немного легче. А вообще, Рик не прав. Это не их дело. И ни к чему мне тащить их за собой. Только риску подвергать. Мало они потеряли? Нам нужна была только Моргана. Нам с самого начала была нужна именно она. Лучше бы я не вытаскивал вместо нее Кевина. Может, жив остался бы... Хотя, нет, он же все равно умирал... А Говорящей в нашей компании ничего не грозило. Мы бы ее и не потащили в пекло. От нее требовалось просто взять в руки Око. Да-да, то самое. Маленький шарик из желтого горного хрусталя. Завтра, перед тем, как мы отправимся на решающее сражение, именно это она и сделает. Возьмет камень и точно скажет, где находится та, с которой была последняя связь. Именно туда мы и двинем. Так что, выходит, мои игры с хрустальным шаром оказались ненапрасными. И Зеркало не случайно показывало нам У"шхарр, вот только я - так дурак же, я же не отрицаю - почему-то решил, что сойдет любой из них. И вытащил Кевина. Боги, зачем я это сделал?!
  Да что ж они так орут-то, а? Я ж не хочу ничего слышать! Но, убрав с головы подушку и прислушавшись, я понял, что голоса принадлежат совсем не Моргане и Рику. Ругались Кида с Ша-Нором. Громко, от души и ни о чем. Просто ругались, спускали пар. Кажется, опять делили право убить Повелительницу. Я их понимал. Я даже был рад за них. Я бы тоже с кем-нибудь поругался. Но не с кем. Не с ними же... Шимми, что ли, на горизонте появился бы... Я бы ему все сказал! Уж я бы ему сказал бы!
  - Хватит! - этот окрик чуть не скинул меня с кровати. Ворк! Дожили! Немой заговорил! Это, несомненно, орал Фелл. Фелл, который за три дня не произнес ни звука. Фелл, на которого боялись дышать, даже просто лишний раз посмотреть. - Хватит, леди Кида. Мы все имеем право и желание уничтожить эту гадину. И мы все туда отправимся. И каждый попытается. У кого-нибудь получится. Обязательно.
  Я снова зарылся под подушку. Всем нужно выспаться. Завтра будет трудный день.
  Когда Сыр запрыгнул ко мне на кровать, я не почувствовал. Я уже спал.
  
  Это было слишком просто. Обыденно как-то было. И почему-то печально. Вот только что мы закончили завтракать, поднялись из-за стола, сбились в круг. Только Аль жался к буфету и выглядел каким-то потерянным, даже немного виноватым, да Моргана, бледная и испуганная, стояла в дверях - Рик категорически отказался брать ее с собой. А вот мы уже в океане белой пыли, и впереди вгрызаются в небо так хорошо знакомые по видению руины.
  До них было рукой подать, но ноги утопали в прахе, словно не желавшем пускать нас к Ней. Я чувствовал, что Она здесь, ждет. Она затаилась, но решимость ее сметал ветер обреченности. Она не сдалась, Она не проиграла. Даже теперь, когда мы лишили Ее опоры, когда уничтожили самых сильных Ее сторонников, мы не победили. Ее нельзя победить. Нельзя не потому, что Она непобедима. Нельзя потому, что это тоже будет поражением. Я понял это, едва ноги коснулись пыльной тверди забытого мира. Понял, потому что вспомнил Ее имя.
  Я покосился на Эрмота. Видно, он оказался сообразительнее меня и разобрался во всем еще раньше. Доспехов на нем не было, но сам Делимор выглядел совершенно спокойным, даже расслабленным. Я улыбнулся. Они смотрелись немного странно, но как-то очень гармонично: совершенно седой гигант и обманчиво хрупкий черноволосый вампир, все еще чуть прихрамывающий при ходьбе, на лице которого застыло выражение прямо-таки монашеской отрешенности. Настороженные и притихшие по бокам и чуть сзади от этой пары шагали Леринея и Дог.
  Решительным клином двигалась троица с Эмира, и острием его была не склочная драконша, а воительница, готовая ко всему. Ветер трепал две нахально выбившиеся из прически огненно-рыжие пряди, пел в причудливом плетении рукоятей парных артефактных мечей.
  И другая тройка, выглядевшая опасной, несмотря на всклокоченный какой-то вид и отсутствие видимого оружия. Рик двигался с кошачьей грацией человека, готового в любой момент броситься на врага. Вразвалочку, нелепо, загребая ногами, шел Джефри, но за этой его нарочитой неуклюжестью чувствовалась мощь дикого зверя. Венн словно тек по белому песку, и никому не пришло бы сейчас в голову принять его за человека.
  Впереди бежал Сириус, и его хвост развевался боевым стягом. Цепочка мелких, аккуратных и таких нереальных в этом мире следов казалась путеводной нитью.
  Она ждала нас. Гордая и прекрасная, окутанная мраком волос, Она смотрела прямо на меня своими огромными, по-детски распахнутыми глазами цвета летней ночи.
  - Здравствуй, Этернидад! - я шагнул вперед и не увидел, а почувствовал, как бесшумно и неуловимо сдвинулись мои друзья, забирая ее в кольцо.
  - Ты пришел, - изящные губы изогнулись в печальной улыбке. - Ты убьешь меня?
  - Разве я могу? - я улыбнулся в ответ. - Я просто помогу тебе вернуться туда, где ты должна быть. Вот и все.
  - Ты действительно так думаешь? Думаешь, я должна быть именно там?
  - Ты сама знаешь, что я прав.
  - Уже нет, - Она засмеялась, и смех этот был похож на мурлыканье горного родника. - Тебе следует подумать, на чьей ты стороне, мой спаситель. Разве ты не знаешь, что всегда лучше быть на стороне истины?
  - Истины? - я не понял, о чем она толкует, но в душу закралось нехорошее предчувствие. - Разве истина не в твоем имени, Этернидад? Не в вечной борьбе Света и Тьмы?
  Тонкая рука взметнулась к соблазнительной пышной груди, только что полускрытой живущими собственной жизнью волосами, но оказавшейся вдруг обтянутой царственным черным бархатом. Приколотая к лифу, блеснула подозрительно знакомая искорка.
  - Вот она, истина, дурачок, - она слегка наклонилась вперед, и у меня голова пошла кругом от ее форм. - Первозданная руна Эчей. Истинная руна Истины, как ни нелепо это звучит. Маленькое чудо, возводящее любое слово и дело в ранг закона мироздания. Ну, или отдельно взятой его части, так уж и быть. Я ведь не жадная. Я даже была бы рада поделиться с тобой, милый. Только скажи...
  - Сказать?.. - мне показалось, что мир сузился до размера этих темно-фиолетовых глаз.
  Она звала меня, ждала, я принадлежал ей, как она принадлежала мне. Ничего больше не имело значения, ничего не имело смысла. Ничего больше и не было. Только Она и я. Мы растворялись друг в друге, и мрак окутывал нас, баюкая, как любимых детей. Я чувствовал, как он поглощает меня, забирает мою душу, но мне было все равно. Я был с Ней, Она была со мной. Небытие - полное и абсолютное - манило нирваной нашего единения.
  И тут Она дернулась и отскочила в сторону.
  Мир вернулся к своему нормальному состоянию. Я вдруг понял, что мои соратники сжали круг, почти придвинулись к нам на расстояние удара меча. Еще бы несколько секунд моего пребывания в гипнотическом дурмане ее взгляда, и они добрались бы до Нее. Мы были в полушаге от победы. Не знаю, смог бы я потом вырваться из плена окутавшего нас мрака, но лучше было умереть вместе с ней, чем позволить Тьме жить. И вот какой-то неожиданный несчастный случай, мелкая нелепица разрушили связавшую нас смертельную магию. До боли знакомый пыльно-серый комочек прошебуршал лапками по изысканным складкам платья.
  - Сто-уй, воровка-у! - заорал Сыр, опознав в нарушительнице спокойствия нашу давнюю знакомую, и рванулся было к Повелительнице, но Дог впился пальцами в клетчатые бока, удерживая разъяренного хищника мертвой хваткой, и вовремя заткнул кошачью пасть.
  - Какое невежливое животное, - Этернидад выпрямилась, перестав обращать внимание на постороннюю возню на платье, снова становясь единовластной повелительницей этого убого мирка. Она приподняла тонкую бровь и презрительно покосилась на Сириуса, видимо, приняв его вопль на свой счет. - Вам следовало бы надеть на него намордник, молодой человек, - Дог вздрогнул под ее взглядом.
  Я начал тихо закипать. А вот не надо так смотреть на моих друзей! Да еще ребенка Она мне здесь пугать будет! О собственном решении относиться к Догу, как к молодой девушке, я, разумеется, начисто забыл, и когда Этернидад снова одарила меня своей обольстительной улыбкой, пылал праведным гневом. Повелительница удивленно расширила глаза, снова повернулась к Догу и изучила его уже боле внимательно.
  - Не может быть! - воскликнула в притворном ужасе. - Тебе нравятся мальчики?
  Я настолько обалдел от такого предположения, что просто стоял столбом и хлопал челюстью. А черноволосая красавица взирала на меня, поджав губки и так соблазнительно выгнув спину, что остатки связных мыслей вылетели у меня из головы. Тем временем мышь добралась до пояса, совершила отчаянный прыжок - и вцепилась в край лифа, поддерживающего роскошный бюст.
  Грызун произвел на Повелительницу ошеломляющее впечатление. Настолько ошеломляющее, что все просто согнулись, зажимая уши.
  - Ии-и-и-и! - по-бабьи завизжала красавица, теряя царственное достоинство и вертясь на месте. Вокруг нас радостно взвились в небо пыльные смерчи.
  Мышь, как профессиональный эквилибрист, болталась из стороны в сторону, держась за ткань (если, конечно, это была ткань) одними зубами. Улучив момент, серушка зацепилась коготком за край кружева. Подтянулась - и юркнула в ложбинку между молочно-белых грудей. У меня закружилась голова от осознания, что предстало взору прожорливой книголюбки. Этернидад окончательно рассвирепела. Фиолетовые глаза налились недобрым огнем, непроницаемо-черные волосы рассерженными кобрами взвились вверх. Кинжально острые ногти впились в декольте, стараясь разодрать наглую тварюжку сквозь ткань, но в следующую секунду повелительница завизжала еще громче и отчаянно затрясла рукой - видимо, укушенной. А мышь, обнаружив, что платье не является преградой, непроницаемой для ее зубов, заработала резцами в темпе обезумевшего дятла.
  В то же самое время, Винсент, как самый устойчивый к проявлениям Тьмы, незаметно подобрался со спины к беснующейся Этернидад. В облаках пыли блеснул серебряный эльфиский клинок, и истошный визг сменился удивленным стоном. Но вампир вдруг покачнулся и начал медленно опускаться на колени. Отяжелевшее тело раненой женщины прижало его к земле. Руна вместе с лоскутом черной ткани упала под ноги Повелительницы и зарылась в невесомую пыль. Все вдруг стихло. А потом в безликом небе мира белого праха засияло солнце.
  - Винс! - закричала Леринея и бросилась к своему учителю.
  Следом за ней отмерли все остальные, и вскоре вокруг поверженного вампира образовалась толпа. Но прежде чем я или Дог успели добраться до него, чтобы оказать помощь, Винсент открыл глаза. И его всегда такое бледное лицо окрасил румянец. Ровный. Человеческий. Винс обвел взглядом всех нас, задумчиво провел языком по зубам и вдруг расхохотался.
  - Не увеличиваются! - сквозь смех сообщил он. - Совсем! Я больше не вампир!
  - Ты поднял руку на саму Ночь, - Эрмот похлопал его по плечу. - Это была последняя ступень отречения.
  - Да? - растерянно и как-то печально спросил Винсент и перевел взгляд на свою жертву. Глаза его расширились. Дружный вздох изумления взметнул легкие облачка белой пыли.
  - А это что за фифа? - озвучила всеобщее недоумение Киниада.
  На белом песке истекала кровью совершенно незнакомая женщина. Стройненькая, миниатюрная платиновая блондинка. Нет, должен сказать, она была вполне ничего себе, но мне защемило сердце от одного воспоминания о вопиющей прелести изогнутых в форме лука губ, о жаркой страсти, плескавшейся на дне очей цвета летней ночи.
  - Она жива! - воскликнул Дог, первым оказавшийся около незнакомки.
  - Тю-ю-ю... - растерянно протянул Джефри, - еще баба! Рик, откуда она взялась?
  Рик задумчиво ковырял в ухе и ничего не ответил.
  - Носительница, - первым догадался Делимор. - Та, чье тело заняла Ночь.
  Любопытный Сырок, протиснувшись между нашими ногами, внимательно изучил лицо женщины.
  - А я-у, ее знаю... - удивленно сообщил он. - Она-у с р-р-ректор-р-ром шашни кр-р-рутила-у.
  - Серенити, - сказал вдруг Винсент, он неотрывно смотрел на блондинку, словно прикипел к ней взглядом на всю оставшуюся жизнь, - ее зовут Серенити. Шимми ее послал. И она пошла. Так далеко, как смогла. Мне джиния рассказала, - сообщил он и с совершенно душераздирающей интонацией добавил: - Бедняга.
  - Да как она могла-то через столько миров?! - не выдержал я.
  - А может, у нее дар такой. Не всем же его в карты выигрывать, - пожала плечами Кида.
  Под чуткими руками Дога рана под ребрами белокурой Серенити затянулась, женщина облегченно вздохнула и расслабилась, заснув здоровым сном.
  И тут только до меня дошло, что все закончилось. Мы победили Темного властелина, грозившего гибелью целой галактике. Все. Финита! Я могу спать спокойно, потому что исправил свою роковую ошибку. Я свободен. Но счастья мне это почему-то не добавило. Рядом со мной стояли люди и нелюди, ставшие мне почти родными за каких-то несколько дней. Вот они все. Здесь. В этом мертвом мирке, из которого наши пути разойдутся в разные стороны. Грустно...
  Так, стоп, не все. А мышь где? Я лихорадочно заозирался в поисках мелкой зубастой пакости.
  И тут началось светопреставление. В небо ударил столб ослепительно-белого света и разделился на множество лучей, раздался тихий хлопок - и в воздух взлетели десятки мерцающих огней. Они, кружась, как хлопья снега, медленно опустились на землю, образуя одну линию, и гасли стынущими угольками.
  - Что это?! - воскликнула Леринея, указывая куда-то влево. Мы все дружно проследили за ее рукой.
  В пыли лежали руны. До меня начало доходить, что пока Дог занимался лечением Серенити, а остальные стояли с раскрытыми ртами, маленькая паршивка развила вокруг руны Эчей бурную деятельность. Уж не знаю, что она с ней сделала, что раздробила с таким фейерверком на все эти маленькие эчейчики, но останавливаться на достигнутом явно не собиралась. Мышь продолжала свой нелегкий труд упорно и вдохновенно. Впившись резцами в один из священных знаков, вредительница, пятясь назад, споро оттащила руну в сторонку, на секунду остановилась, осмотрела результат своего нелегкого труда, смешно нахмурив мордочку, любовно поправила руну лапками и засеменила за следующей.
  Понять, что она делает, я никак не мог, попытки прослушать мышиные мысли приводили лишь к тому, что меня обдавало волнами бессловесного восторга вперемешку с непечатными конструкциями, выражающими лихорадочное нетерпение.
  Сбоку послышалось уторобно-придушенное рычание. Мельком бросив взгляд в ту сторону, я успокоился, обнаружив Творожка зажатым в железной хватке Эрмота Делимора. Проявления кошачьей агрессии сейчас были бы некстати - уж очень хотелось досмотреть мышиную антрепризу.
  Мышь тем временем продолжала носиться по песку, аккуратно выкладывая значки один за другим. Присмотревшись, я обнаружил, что большая часть рун отнюдь не священная. Часть мозаики составляли аккуратно выгрызенные из бесценных фолиантов буквицы. В одном из знаков я даже узнал собственноручно накаляканную в черновике руну "Гань". Но буквально в каждом в каждом слове посверкивала магическая частичка Первозданной руны Эчей.
  - Что она делает? - не выдержал Рик.
  - Пишет, - ответил я и понял, что сказал чистую правду. - Она пишет.
  - Читай! - хором потребовали мои иномирские друзья, не знавшие наших рун.
  И я стал читать, чем дальше, тем сильнее краснея и чувствуя себя духовным вуайеристом. Это было признание в любви - чистое, незамутненное и откровенное до порнографии. Я мог видеть боковым зрением недоуменные физиономии стоявших на полшага впереди Рика и Венна и слышать тихие всхлипывания - кажется, Фелла. Давясь в кулачок, хихикала Киниада. Очень хотелось посмотреть на остальных, но я продолжал читать, а мышь - выкладывать руны. О, как она носилась, сообразив, что ее представление обрело зрителей! Время от времени она на пару секунд останавливалась передохнуть, одаривала меня пронзительным взглядом глазок-бусинок и благодарно попискивала.
  Послание было длинным. Настолько длинным, что я даже задумался, сколько же бесценных инкунабул успело сожрать это книжное стихийное бедствие. Но к своему удивлению, я обнаружил, что мышиное письмо несло в себе не только поток эмоций. Это была поэма нелегкой жизни... кошки! Еще одной жертвы злокозненной магии, превратившей изнеженную домашнюю любимицу отказавшей некроманту красавицы в гонимого своим же племенем грызуна. Как у любого проклятия, у этого было свое ограничение - жестокое в своей нереальности. Мышь снова могла стать самой собой, если ее полюбит... трехцветный кот! А поскольку, как вы знаете, трехцветных котов не бывает, бедолажка совсем махнула лапкой на свои перспективы и замкнуто проживала свои девять жизней в башне Аля. Но тут случились Сыр, я, связавшая нас магия, апгрейды и рыжие клетки на спине говорящего черно-белого кота. И бедную мышь не миновала участь всех одиноких, но романтически настроенных особ. Она влюбилась в Сириуса. Так что, отныне и навсегда сердце ее принадлежало только нашему клетчатому пройдохе, и серушка клялась, что сделает все возможное и невозможное, но добьется его взаимности.
  Серая страдалица наконец закончила выкладывать свой романс, и только тут до меня дошло, что впечатанные в каждое слово осколки Первозданной руны Эчей возводят любовное послание в ранг закона мироздания. Похоже, Творожок крупно попал!
  Видимо, кис тоже понял, что его повязали не по-детски. Он принялся извиваться не хуже волос изгнанной нами Этернидад, и Делимор, не на шутку растроганный мышиным признанием, не удержал дурного кошака. Сыр со свирепым мявом рванулся вперед, выпустив когти. Мгновенно преодолев в прыжке два метра, он едва не сцапал бедную влюбленную, но та, издав сдавленный писк, юрко отскочила в сторону и бросилась ко мне. Под штанину, как всегда. Кота занесло на вираже, но он быстро сориентировался, и уже через мгновение вцепился когтями в мои многострадальные джинсы. И тут оттуда, куда только что спряталась маленькая мерзавка, выпала подарочная коробочка. Маленькая, цветастенькая, перевязанная пышным бантиком. Запахло грязными носками. Сыр охнул и, не разжимая когтей, сполз, царапая мои штаны, и вцепился в подозрительный подарок.
  - Она-у! - простонал он в полуобморочном состоянии. - Ася, это она-у! Моя-у жизнь! Последняя! Вольная! - Кис просто задыхался от восторга, я даже решил, что он сейчас прямо здесь коньки откинет, чтобы поскорей от ненужной теперь восьмой жизни избавиться. - Но эту гадину я-у все рано-у растер-р-рзаю! - заорал он вдруг и снова атаковал мою ногу.
  Я понял, что надо сматываться. Схватив за руки Рика и Венна - только их я и видел в поднятой котом пылище - я переместился домой, в башню Аля. На кухню, как всегда. Не прошло и минуты, как там же, гомоня, пререкаясь, посмеиваясь, появились и все остальные.
  На мгновение мне показалось, что ничего не изменилось.
  
  Эпилог.
  (Kagami)
  
  Дог.
  
  Мы с Леринеей оторвались на всю катушку. Спасибо Асе - профинансировал. До чего же он все же замечательный! Маркиз - единственный из всех, кто знал, что я отправляюсь в родной мир, за своим женским телом. Я по глазам видела, что ему очень хочется составить мне компанию, скорее всего, чтобы просто глянуть, как оно там, у нас на Земле, но чувство такта не позволило вмешаться в женские заморочки. Зато когда я пожаловалась, что с деньгами голяк, и разгуляться не придется, порылся в затрапезном сундучке и подарил мне перстень - массивный такой, со здоровенным камнем, совершенно безвкусный - и смущенно сообщил, что в его мире этого должно хватить, по крайней мере, на одежду. В моем, хоть в ломбарде мне за него, скорее всего, и полцены не дали, хватило на все радости жизни. Восторги и удивление Леры по поводу прелестей технического мира достойны быть воспетыми каким-нибудь великим бардом. Но я не поэт, поэтому рассказывать не буду. Ну кому это интересно? Скажу только, что спа-салон и фирменный магазин L"Eviss произвели на юную магичку настолько неизгладимое впечатление, что она твердо решила наведываться на Землю хотя бы раз в месяц. Мне стало немного грустно. Я не знала, что ждет меня там, куда мы теперь направлялись. И нужна ли я буду? Мало что ли в волшебных мирах самых обычных девушек, лишенных магических способностей? Как мне там жить? А как мне вообще жить, если я буду не нужна Эрмоту? Лера пообещала доставить меня обратно домой, если я все же решу вернуться к прежней жизни в родном мире. И навещать, конечно. Я заставила себя об этом не думать.
  Близился час Х. Мы забрели в парк, нашли уединенную аллею. Леринея крепко взяла меня за руку, и в следующий миг мы уже стояли посреди кухни, в башне звездочета Аля де Барануса. Все были здесь, ужинали. Я, затаив дыхание, ждала реакции. Глаза Аси расширились, и он, опустив руку под стол, показал мне большой палец. Аль посверлил меня взглядом, а потом захихикал. Лицо Джефри приобрело удивленно-масленое выражение. Фелл, опознав особу женского пола, вежливо и равнодушно улыбнулся. Винс мазнул по мне взглядом и беззлобно проворчал, обращаясь к Лере:
  - Нашла время по подружкам гулять! Я тебя обыскался.
  К его плечу, вцепившись обеими руками в локоть, прижималась Серенити. Вид у нее был растерянный и напуганный. Мне снова стало ее жаль. Бедняжка потеряла память и не могла вспомнить, ни как она оказалась в том пыльном мире, ни зачем туда отправилась. Почему-то именно бывшего вампира она выбрала себе в защитники, и Винсент со стоическим смирением взялся опекать блондинку.
  Я собралась с силами и заставила себя посмотреть на Эрмота. Мне понравилось то, что я увидела. Золотистые глаза, не пряча интереса, оценивающе скользили по обтянутым джинсовой тканью груди и бедрам. Меня бросило в жар, в душе затрепыхалась отчаянная надежда. Но граф вдруг, словно одернув сам себя, перевел взгляд на Леринею и хмуро спросил:
  - А где Дог?
  
  Моргана.
  
  Рик проиграл дорос - диковинное оружие мира У"Шхарр чем-то очень приглянулось хозяину Звездного казино - и теперь командир маленького отряда пребывал в расстроенных чувствах. Он любил свой клинок. Но оружие не человек, всегда можно добыть новое. Моргана понимала, что в мрачном настроении Рика виноваты еще не зажившие раны потерь, и старалась лишний раз его не беспокоить. Сама она тоже проиграла, но совершенно не печалилась по этому поводу. У нее было много желаний, но все они казались не слишком существенными. Она и пошла-то к одноруким ифритам только потому, что Ася попросил: маркизу очень хотелось раз и навсегда разделаться с долгом Велиалу.
  Восточный красавец-ифрит прожег Моргану взглядом черных очей, долго рассыпался в комплементах и безропотно согласился принять в заклад простенькое серебряное колечко. Говорящая пожелала обнаружить по возвращении домой свои банковские вклады утроившимися и совершенно не удивилась, когда мигающая всеми цветами радуги слот-машина, чуть ли не урча, проглотила ее недорогой заклад. Ифрит закатывал глаза и заламывал в отчаянье руки, но Моргана лишь похлопала его по мощному бицепсу и пожелала приятно провести вечер.
  Когда осчастливленные выигрышем Венн и Джефри отправились к маркизу за своими призами, она с ними не пошла - предпочла остаться в комнате, поближе к Рику, в ожидании, когда тот соизволит выплыть из своей мрачной меланхолии.
  Не соизволил. К возвращению друзей он даже не сдвинулся с места. Джефри, который категорически отказался сообщать Моргане, что именно выиграл в Звездном казино, пребывал в блаженной прострации. Бросив короткий взгляд на девушку, он почему-то расплылся в глупой улыбке, но тут же развернулся и утопал в свою спальню. Венн же, напротив, выглядел деловым и собранным, хоть и чувствовалось, что он чем-то страшно доволен. Бесцеремонно скинув с журнального столика ноги Рика, он сам водрузился на их место и уставился на друга.
  - Чего? - первым не выдержал Рик.
  - Новые перспективы, - самым серьезным тоном сообщил Венн, и Рик вздохнул. По всему было видно, что новые перспективы - последнее, что сейчас может его заинтересовать.
  - И в чем они заключаются? - равнодушно поинтересовался он, словно делая одолжение.
  - Видишь ли, открывать пути из мира в мир не намного сложнее, чем открывать глайды. Спасибо Асе, теперь я и это умею.
  Рик мгновенно преобразился.
  Спустя два часа, отчаявшись дождаться внимания от этой парочки, строящей имперские планы обогащения, Моргана решительно вклинилась в диалог.
  - Венн, раз ты теперь тоже умеешь путешествовать по мирам, может, доставишь меня домой? - потребовала она.
  - Зачем? - не понял Венн, а Рик, улучшив момент, дернул девушку за подол платья, заставив повалиться рядом с ним на диван.
  - Не обращай внимания, - ухмыльнулся он, - обычные бабьи истерики, - Моргана зашипела и начала вырываться. - Не нужно ей домой. Она в команде.
  
  Винсент.
  
  Местность, куда мы попали, я узнал не сразу. Давно я не бывал в этих краях. Да и когда бывал, меня не приглашали в имение д"Элирой. Разве что вот так, с холма его и видел. Только не с этого, а северного. Живописно, ничего не скажешь.
  - Какая красивая усадьба! - выдохнула Серенити. - Это твой дом, Винсент?
  - Нет, милая, это дом Леринеи, - честно ответил я.
  - Может быть. А может быть, и нет, - Лера пожала плечами и покосилась на меня. - Все зависит от того, как Торету держат слово.
  - Торету держат свое слово, - поморщился я, - но проверять, насколько быстро, прямо сейчас, на ночь глядя, я бы не рискнул.
  - Ты стал трусом, Винс?
  - Я перестал быть вампиром, - ответил я, невольно улыбнувшись. Потом поймал просиявший взгляд Леринеи и, наконец, обернулся.
  В течение долгой минуты Лет изучал мое лицо, мне показалось, даже принюхивался. Потом вздохнул.
  - И не жди, что я стану прыгать от счастья, - пробурчал он.
  - Из-за меня? Конечно, не станешь. Но и плакать тебе, в общем-то, не о чем.
  Лет хмыкнул и принялся внимательно рассматривать Серенити. Та съежилась под его взглядом и еще теснее прижалась ко мне. Глаза драгоценного отпрыска изумленно распахнулись.
  - Это твоя женщина? - не в силах скрыть любопытства, выпалил он.
  - Это мой билет в нескучную жизнь, малыш, - с трудом сдерживая смех, ответил я. - Человеческую жизнь, заметь.
  Валет нахмурился, но взгляда от нашей живописной парочки не отвел.
  Температура воздуха за моим правым плечом достигла точки кипения. Леринея наливалась благородным возмущением. Как же! Ее игнорировали! Эх, сколькому же тебе еще предстоит научиться, девочка! В глазах Лета скакали бесенята, и я мог бы поклясться, что он не посмотрит на юную магичку, пока та не обратится к нему сама.
  - Знаешь, милая, - я заглянул в испуганное личико Серенити, - время позднее, а добрые люди, что живут в этом красивом доме, не откажут в ночлеге простым смертным. Пойдем-ка мы с тобой и попросимся на постой.
  Серенити послушно шагнула следом за мной, но через минуту попыталась оглянуться. Я обнял ее за плечи и прижал к себе.
  - Тс-с-с! - я покачал головой. - Не нужно оборачиваться, дорогая. Мало ли, что ты там увидишь, - она вздрогнула, и я снова улыбнулся. - У нас есть важное дело, Серенити. Мы должны принести обитателям этого особняка радостную весть о том, что вернулась их хозяйка.
  Ну, или скоро вернется... или не очень скоро...
  
  Эрмот.
  
  Делимор ненавидел сверкавшие на нем доспехи. Сейчас, когда лучшие воины империи преклонили перед ним колени, он чувствовал, что ничем не отличается от Бессмертного Императора. Он не хотел власти. Совсем. Но кто-то должен был встать во главе огромного государства, чтобы не повергнуть его в смуту после переворота. Хотя бы на время, а потом...
  - Встаньте, - негромко сказал лорд, и четверо коленопреклоненных воинов безропотно последовали приказу. - Оруженосцы, помогите им снять доспехи.
  Всего лишь четверо. Черного убил он сам. Желтого - Винсент. Оранжевого задавили числом и просто растерзали разбойники барона Гралиофорга. Синего, герцога Шеандера, уничтожил раненый мальчишка-маг, когда тот ворвался в удерживаемое лучниками здание. От мысли, что все могло произойти совсем иначе, Эрмот уже в который раз вздрогнул и все же покосился на девушку, стоявшую чуть левее, рядом с князем.
  Оруженосцы опустили к его ногам Фиолетовые, Голубые, Зеленые и Красные доспехи. На мгновение Длеимор задержал взгляд на алых, как кровь, латах. Бессмертный Император пожаловал их лорду Ренну в тот день, когда узнал о готовящемся заговоре. Больше они не будут принадлежать никому. Граф перевел дыхание и уже открыто посмотрел на Татьяну.
  - Вы не поможете мне, миледи?
  Девушка присела в реверансе и так скромно потупила глаза, что Эрмот с трудом сдержал смех. Потом двумя размашистыми, совсем не женскими шагами преодолела разделявшее их расстояние и принялась расстегивать крепления. Приподнявшись на цыпочки, помогла снять правый наплечник и жарко прошептала лорду в ухо:
  - И немедленно, как только ты вылезешь из этой громыхалки, мы с тобой отсюда улетим. Я больше не выдержу всего этого политеса!
  Делимор с трудом удержал себя от того, чтобы не выполнить этого требования сразу же, не дожидаясь, пока Белые доспехи окажутся на полу, рядом с остальными. Воспоминание о вчерашнем уроке левитации опалило, как огнем. Что ж поделать, что вместо самого сильного волшебника, ему достался лучший в этом мире теоретик магии? А какой требовательный!..
  За его спиной Татьяна переместилась к левому плечу и дотянулась теперь уже до другого уха.
  - Кстати, напомни мне, что бы я рассказала тебе, что такое республика. Это такая удобная форма правления, когда одному человеку не приходится все вытягивать самому. Коллектив работает.
  Представив себе перспективу очередного урока, Эрмот прикусил губу, чтобы не начать глупо улыбаться. Боги, она еще и в политическом мироустройстве его просветить может! Определенно, он не много потерял в лице мальчика-мага. А приобрел сколько!..
  Когда Белые доспехи легли к его ногам, Делимор поднял глаза и обвел взглядом всех собравшихся.
  - В нашем мире больше не будет Радужных доспехов, - ровно сообщил он.
  Ренн вскинул голову, губы его изогнулись в презрительной усмешке.
  - На верность Императору в Белых доспехах, я бы еще присягнул...
  - А Императора тоже не будет! - перебил его граф. По залу прокатился изумленный гул. - Но этот вопрос мы еще обсудим, - добавил Эрмот.
  Как она там сказала? Республика?
  
  Киниада.
  
  - Ну что ж, спасибо, маркиз, и Аргрово пламя тебе поперек дороги! Ничего умнее ты, конечно, не смог придумать!
  - Знаете, леди, я не собираюсь спорить с тем, что я дурак, но ни одного более отдаленного от Дракероса места в Эмире я просто не знаю, - обиделся лысый Ася. - Именно здесь я впервые увидел вас в зеркале.
  Эх, да что с этих людей возьмешь! Ни ума, ни фантазии! Ни уважения к девушке, кстати! Просила же одну меня отправить, так нет, все равно этого полуухого прихватил! Херк! Как репей прицепился, честное слово! Улететь от него, что ли? Хорошо хоть эльфика нашего страдающего Эрмот любезно сопроводил по месту жительства. Мне только этого говоруна в спутниках не хватало. А как хорошо молчал целых три дня! Так нет же, опять разговорился под конец.
  Передо мной опять расстилалась дорога, опять Мирторг за спиной, а впереди весь Сардонор. И где-то там, в этих просторах прячутся Арий и Тим. Я их найду, а папа может сколько угодно бушевать. Херка лысого я позволю запереть себя на Дракеросе, пока живы мои личные враги.
  - Ну что ж, леди Кида, пора прощаться! - Ася отлип от Ша-Нора, с которым обменивался крепкими мужскими объятиями, и смущенно улыбнулся мне. - Я был рад знакомству и счастлив сражаться с вами на одной стороне. Удачи вам в ваших странствиях и счастливой охоты, - он картинно поклонился.
  - Пока-пока! - я сделала маркизу ручкой. - Будете проходить мимо - проходите, - и демонстративно пошла прочь.
  Но через несколько шагов остановилась и обернулась. Аси уже не было, только Ша-Нор, задумчиво жевал травинку. Жаль. Мне захотелось сказать маркизу, что это было хорошее приключение. Ну и ладно. Еще свидимся. Кого-нибудь из этих гуляющих по мирам дуриков рано или поздно обязательно занесет на Эмир. Леринея вон в гости заглядывать обещала. Надеюсь, не к папе. Но сначала - дела.
  Я ухватила полуэльфа под руку.
  - А не согласится ли отважный воин проводить одинокую девушку к цели ее путешествия?
  Ша-Нор дернулся и с подозрением уставился на меня. Потом фыркнул и просветил:
  - У нас с одинокой девушкой одна цель путешествия. И охоты.
  - И не мечтай, красавчик! Арий - мой! И Тим тоже.
  - Посмотрим.
  - Ага, я, может, и посмотрю, а тебе и смотреть не придется! Сама зенки выцарапаю, чтобы не лупал!
  Посмотрит он, как же! Хватит с него и Рея!
  Ша-Нор выплюнул травинку и с независимым видом начал что-то насвистывать.
  Впереди лежала дорога.
  
  Маркиз де Карабас.
  
  Звездочетную башню мы покидали на рассвете. Ну и что, что я глаза с трудом продрал! Лучше так, чем долгие прощания. Я и так был сыт ими по горло. Чуть впереди с видом заправского охотника рыскал Сириус, в кармане куртки то всхлипывала, то надрывно вздыхала мышь. Вот и все, кто со мной остался.
  Временные соратники разбрелись по своим мирам и делам. Я их понимал. Может, когда-нибудь дорожки еще пересекутся. А может, не в этой жизни. Хотя... Мы ведь и сами можем наведаться к ним в гости - случайно или намеренно, кто знает. Вот только сначала родных навещу, отцу поклонюсь, порадую тем, что получил все же профессию, братьев повидаю. А потом можно и в путь. У Сырка вон столько идей безумных о том, где побывать стоит. Я ему верю. Кис - он опытный странник и приключения любит, не соскучимся.
  А вот в башню мы не вернемся. Я бы еще захотел повидать Аля... может быть... когда-нибудь... когда забудутся окончательно все его издевательства. Но здесь теперь будет отшельничать опальный Шимшигал, а посещать Академию, ректором которой станет звездочет-маразматик, не хочется совершено. Диплом с отличием мне и так выдали. Еще бы не выдали! У меня апгрейдов больше, чем у профессоров. Да еще когда в Магистерии ухнали, что Шимми меня не принял, чуть ли не насильно стали этот диплом впихивать. Уж очень они на него злы были из-за Сиренити. Дамочка-то оказалась непростая. Мало того, что магичка, так еще и кому-то из Великих Магистров родная племянница. До сих пор не понимаю, как дядюшка ее в другой мир с Винсом отпустил. А, может, и не отпускал вовсе. Такую удержишь, как же. Она с даром ходить по мирам родилась. Семейство ее регулярно где-то теряло. Наверное, понадеялись, что хоть Винсент за ней присмотреть сможет, он же упертый, этот бывший вампир.
  Солнышко уже вовсю заливало окрестные луга, светя прямо в глаза. Наверное, именно поэтому я не сразу увидел, что на дороге мы больше не одни. А когда увидел, дар речи потерял. Шагах в десяти, прямо по курсу стояла умопомрачительная красавица и смотрела, улыбаясь, прямо на меня. Я так растерялся, что даже не въехал с разгону, что она не человек. Сыр тоже офигел, перестал гоняться за жаворонками и плюхнулся задницей прямо в дорожную пыль. Мышь, и то высунула из кармана любопытную мордочку. Так мы на нее глазами и хлопали.
  - Ну, здравствуй, маркиз в"Асилий, - промурлыкала красотка и, покачивая бедрами, шагнула ближе. - Вот я с тобой и встретилась. Давно собиралась.
  - Собирались?.. Э... Да... Это... - проблеял я, чувствуя, что теряю разум с каждым ее шагом.
  - Да, еще когда мне про тебя вампир рассказал. Уже тогда интересно стало. А уж когда все наши в казино только о тебе говорить и начали, я решила, что пора мне с игровым бизнесом завязывать, да с тобой познакомиться. Ты, я смотрю, в дорогу собрался?
  - Ну... да... как бы... Домой, отца повидать... ну и... - казино? Наши? Обо мне говорили? Зачем?!
  - Вот и я давно собиралась попутешествовать, - захлопала она ресницами.
  Волевым усилием я взял себя в руки и отвесил незнакомке вежливый поклон - дама все-таки.
  - Что ж, позвольте представиться, - прохрипел, мечтая только о том, чтобы голос не сорвался. - Маркиз в"Асилий де Карабас, к вашим услугам, мадам.
  - Ух ты! Ты еще и вежливый! - засмеялось это дивное видение. - А я Лейла.
  - Рад знакомству, - промямлил я, сообразив, наконец, кто передо мной. Ну да, в солнечном свете огненные блики на коже джинии были не так заметны, вот я и не понял сразу, что она ифрит.
  - Так что, маркиз, не будешь против, если девушка составит тебе компанию в путешествии? А то одной как-то скучно. Да и боязно, должна сказать. А ты, как я слышала юноша ответственный. Сам захотел Велиалу все долги вернуть. Впервые такое в истории Звездного казино случилось. Ифриты чуть забастовку не устроили.
  - Соглашайся, Ася-у! - мяукнул Творожок. - Она-у еще и желания исполня-уть может.
  - Могу, - кивнула джиния.
  - Да зачем оно мне? - пожал я плечами. - Я и сам вроде как умею, - Лейла засмеялась. - Но проводить, конечно, провожу, - спохватился я. - Нельзя же даму оставлять одну. Вот только... Я бы все же хотел домой наведаться. Это не слишком большое отклонение от вашего маршрута, любезная?
  - А у меня нет никакого маршрута, - подмигнула красотка, - куда ты, туда и я. Это же приключение!
  Действительно, что это я... Хотя, я же дурак.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"