Статников Д.: другие произведения.

Маленькие сюжеты Большой зоны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Д. Статников
  
  
  
  
  
   Маленькие сюжеты
  
   Большой зоны.
  
  
  
   Отрывочные воспоминания
   из личной и семейной хроник,
   на криминально-историческом фоне,
   в трёх частях, с продолжением
   (без претензий и очень личными
   комментариями)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1998-2007
  
  
   ISBN 5-900616-23-1
   ЛР N071772 17.12.1998
   ООО "Феникс плюс" Союза писателей России.
   Москва 2001 г. Издание первое.
   ISBN 84-87450-17-5
   Deposito Legal: M. 37. 143-2002
   Editorial BILEX, S.L.Malaga, Espana.
   2002 г. Издание второе переработанное и дополненное.
   2007 г. Издание третье, дополненное.
  
  
   Такие "Сюжеты" коснулись и нас, детей тех, кого вывезли из Испании в СССР в 1936 году.
   Мы родились уже в СССР. Кто до войны 1941-45 г., кто после неё. Часть из нас, с детских лет, прошла обучение в "интернациональных" спецшколах и были разбросаны по всему миру. Часть прошла школу жизни в ГУЛАГ,е. Некоторым удалось сохранить себя и вернуться на родину предков.
   "Сюжеты" приоткрывают причины и многих наших жизненных трагедий.
   Jose Carlos Sabroso Garcia, Malaga, EspaЯa. 2002.
  
  
   ISBN 84-87450-17-5
   ISBN 5-900616-23-1
    Статников Д.С.
  
  
  
  
  
  
   Внукам, сыну и жене преподношу. Отцу и матери посвящаю.
  
   Связь веков?
  
   "Пока из наших уст помимо нашей воли не вырвется признание во всех ошибках нашего прошлого, пока из наших недр не исторгнется крик боли и раскаяния ... мы не увидим спасения ..."
   (Первая половина Х1Х века, П.Я.Чаадаев)
  
  
   "Во всех нас живёт неумирающая вера, что Россия выйдет из этой кровавой бойни обновлённой...Мы вздохнём... воздухом свободы..."
   (1905 г., А.Куприн, "Памяти Чехова")
  
  
   "Любая идея, принятая за абсолютную истину, ведёт к массовым убийствам (иноверцев, аристократов, дикарей, кулаков, ...) (1983-84г.г., Г.Померанц, "Проблема Воланда")
  
  
   "Человек свободный отличается от человека порабощённого именно тем, что в случае катастрофы, неудачи, несчастья никогда не
   винит обстоятельства, другого человека, власть - он винит самого себя.
  
  
   3
   Человек порабощённый всегда считает, что в произошедшем кто-то виноват. В этом разница между свободным и порабощённым человеком...."...
   (1988 г. И.Бродский. Интервью Ежи Игла с И.Бродским)
  
  
   "Но почему страдаем мы, невинные мирные граждане...Потому что мы, народ, позволяли действовать от своего имени...Мы не знали о кровавых делах? Неправда. Те, кто имел совесть, знали и заявляли, что они против, и шли за это в лагеря или по крайней мере посильно не участвовали во лжи. Но большинство населения гордилось...Мы, наследники Империи не покаялись за её грехи..."
   (1999г., Д.Радышевский, православный богослов. "Московские новости" N1003,
   "Мы пожинаем бурю")
  
   "Дьявол начинается с ангела, с пеной у рта, доказывающего свою правоту"
   (2000г. Г.С.Померанц. "Антология выстаивания и преображения. Век ХХ".
   Книга первая "Благая весть".)
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
   Предисловие - 2002 г.
  
   "Сюжеты", скорее их наброски, без редактирования и с ошибками, были изданы в России в июне 2001 года.
   А после этого в моей жизни произошли два события, которые снова заставили внимательно посмотреть вокруг.
   11 сентября 2001 года и рождение в феврале 2002 года моего внука Тимофея.
   Одно событие ошеломило мир, объединяло и разделяло многих людей, во многом открыло, или ещё больше запутало, глубинную сущность происходившего раннее, происходящего сейчас и взглядов многих на будущее. Запутывало, но и заставляло думать о месте, который занимает каждый, хоть несколько размышляющий, человек в мире взаимоотношений между людьми. Оно обнажило человеческие личности, общности людей, их желание понять происходящее или уйти в сторону, спрятавшись в свою раковину.
   Это событие растормошило, прятавшиеся многие годы в глубине сознания, вопросы - почему? где истоки?, что чувствую я сам?, что дальше? И породили новые - это принципы или заблуждения?, касается ли, вообще, это меня?
   И пошла череда мнений, заявлений, взаимных обвинений, "предсказаний", ухмылок и гневных тирад, намёков и подтасовок. Многие раскрылись, но многие ещё глубже спрятали
   свои симпатии или антипатии, к этим событиям. Стала проявляться и двойная мораль, даже тех,
  
   5
  
   кто последние годы старались быть апологетами демократии, свободы и общечеловеческих ценностей.
   И я, естественно, пытаюсь понять поступки людей и причины этих событий.
   Живя в Испании, я следил за тем, что происходит в разных странах, за реакцией и высказыванием людей известных и нет, "наших" в России, Украине и живущих за рубежом.
   И постепенно у меня начало складываться мнение, что это событие, у нас, очень чётко вновь отобразило психологию "зоны" и той системы, которые здесь сформировались.
   Это продолжение "сюжетов зоны", но уже не маленьких, а выросших в общечеловеческие. Но не в каком-то размытогеографическом смысле, а имеющих своих конкретных участников, с конкретной философией.
   И это идёт из глубины времён, когда начала формироваться человеческая НЕТЕРПИМОСТЬ и цинизм.
   С рождением же моего внука Тимофея во мне усилилась уверенность, что это почти невозможно остановить. И появилась обострённая ответственность и необходимость просто рассказать ему о событиях, ушедших в историю, которые формировали в людях их лучшие и худшие качества. Для того чтобы он сам смог сделать свой выбор свободной личности. И я рискнул поделиться своими мыслями, просто как свидетель этих и других событий, слушающий других и имеющий свой взгляд.
   6
   Одновременно, я постарался исправить в прежних "Сюжетах" ошибки грамматические,
   стилистические, и моё отношение к некоторым людям, обнаживших при оценке событий 11 сентября 2001 года свои, припрятанные взгляды, открывши их теперь, и снова в угоду. Мне захотелось убрать из оценок, некоторых людей и событий, элементы категоричности и восторженности.
  
   Не всё однозначно в происходящем, но оно было и есть. И главное, всё же, в нём - свободная человеческая личность, её поступки по отношению к другим, к обществу, к себе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   7
  
   Предисловие - 2000 г.
  
   Мне очень хочется поделиться с вами сомнениями, которые многие годы, десятилетия занимали головы и души моего поколения и неожиданно всплывали из прошлых лет, веков.
   Которые определялись событиями, происходившими со мной, моими родителями, близкими, знакомыми, может быть с вами и теми, кто жил внутри "зоны", называвшейся СССР. Где из человека, его поступков и даже его языка - формировали стандарт "советского человека" в советской Системе и заковывали его в свою собственную "зону".
   Не спешите, бегло просмотрев, давать оценку и откладывать сии излияния одной из сотен миллионов душ, путающейся многие годы в этой "зоне". Постарайтесь прочитать до конца, а потом подумайте.
   Это маленькие, типичные, сюжеты-события и взгляд на них сугубо личный. Они не претендуют на литературные изыски и вообще на высокую ответственность называться литературным произведением, а также на глубокие исследования и истину.
   Я просто попытаюсь рассказать, что было абсурдного, но и человечного, вокруг нас и рядом со мной.
   Заранее извиняюсь за непрофессионализм, и буду пробовать излагать теми словами, которыми мы общались именно в конкретной обстановке и некоторых конкретных ситуациях.
  
   8
   Эти "сюжеты" я вспоминал и записал для того, чтобы не канули в лету те маленькие трагические и трагикомические события, которые ежедневно сопутствовали нашей жизни в этой абсурдной "зоне", и узнав их, - вы, другой, или кто-то из следующего поколения, возможно, задумаются о вечном праве свободного человека, свободной личности - в свободном выборе и главенстве личности перед любой системой.
   *
   Всё это происходило сначала в большой "зоне" великодержавия и "империи зла", как нас называли, а затем продолжилось в отдельных частях этой империи - и моей новой стране - Украине, расположенной в географическом центре Европы.
   Стране с двухтысячелетней историей, на территории которой зародилась одна из величайших и, зачастую, зловещих империй.
   Стране, пытающейся сохранить и сформировать свой язык и свою культуру, породнившихся за многие столетия с культурой и языком ближайших соседей - Россией и Польшей, но, во многом, сохранившей свою самобытность.
   Стране, сотни лет, пытавшейся вернуться к своему прежнему величию времён Киевской Руси.
   Стране, которая многие столетия переливалась из империи в империю, искала свой путь, пыталась сохранять свою автономию.
  
   9
   Многие века не могла стать страной, но пыталась быть ею. И вдруг стала, со своими естественными, и порой странными, амбициями.
   Стране многоголосно провозглашающей сейчас страстное желание оторваться от одной из величайших и зловещих, авторитарно-холопских Систем в истории человечества.
   Систем, как "запретная зона", десятки (а может быть сотни?) лет закрытой от всех и для всех, создавшей внутри себя, своей жестокой, лживой и человеконенавистнической философией обмана, оболванивания, "подачек" и унижений, - "зону" ограничений, по образу и подобию тюремной "зоны".
   Систем, которая за многие годы, смогла, в свою очередь, сформировать во многих из нас, живших в ней, личные, маленькие "зоны", "зоны в себе", зоны самообмана, раболепия, самоуничижения, самодеградации и самоуничтожения.
   С октября 1917 года (а может быть активно и в первых половинах ХV и ХVIII веков) и по настоящее время, эта Система, нашими же головами и душами, методично и убеждённо обманывает, подавляет, уничтожает или изгоняет тысячи и миллионы подобных нам, всё время, что-то доказывая Человеку своей земли и всему миру. Кончится ли это?!
  
  
  
  
  
   10
  
   *
   Почти ушли из жизни те, кто жил в начале возникновения "империи зла", рождения "рабоче-крестьянского" государства, "эпох" : "коллективизации", "индустриализации", борьбы с "врагами народа", построения "развитого социализма".
   Уходят те, кто фанатично шли под пули со словами: "За Родину, за Сталина!" и потом отстраивали эту страну под охраной сталинских надзирателей в концентрационных лагерях - ГУЛАГ,ах.
   Начинают уходить из жизни те, кто жил в период "расцвета" империи - её взлёта в космос, тотального вооружения, распространения и навязывания своей "идеологии любви" - но человеконенавистничества, почти по всему земному шару, с наибольшим в мире количеством ракет, танков, тюрем, лагерей, психушек.
   Уходят свидетели. С ними уходят события, факты и всё то понимание, и непонимание происходившего, и ещё происходящего, на этой земле.
   *
   Многие по-разному пытаются осмыслить, так до конца не раскрытые и не понятые, переплетенные героические и трагические периоды и события нашей земли. Многие пытаются забыть, стереть или приукрасить их. Но очень важно и нужно многим, нужно мне, моим детям, внукам, просто знать,
  
  
   11
   что происходило в каждой семье, каждом доме,
   городе, на каждом пятачке этой огромной территории, в эти бесконечно противоречивые, с апофеозом выдуманных утопий и событий, но иногда страшные, годы.
   Как важно, чтобы с участниками не исчезли так нужные, для понимания, факты. Их по крупицам могли бы собирать и осмысливать профессионалы-историки, философы, независимые от идеологии событий. Но таких, к сожалению, очень мало. И очень мало тех, кто рассказал бы о событиях, такими, какими они были, а не отретушированных идеологическими красками.
   Если бы многие из нас рассказали только об одном дне своей жизни в этом, подслащенном ложью аду, тогда нашим детям и внукам было бы легче сделать свой выбор, - что изменить в себе самом и в этой жизни. И не брать в далёкий путь многие извращённые ценности этой прекрасной-ужасной, богатой-бедной страны.
   А через годы, на историческом расстоянии времени, факты, и только факты, смогли бы дать возможность исторически верно оценить то время, в которое жили мы с вами.
  
   *
   Я надеюсь, очень надеюсь, что среди разных людей и народов, населяющих эту евро-азиатскую одну шестую часть земли и мою новую страну, которые я достаточно хорошо узнал за долгие годы и множество поездок, уже собирается та критическая масса человеческих
  
   12
   нечистот, в которой не захочет копошиться новое поколение. И постепенно, шаг за шагом, но уверенно и твёрдо, пусть сорок лет, как сказано в книге - книг, "Библии", оно начнёт очищать себя, своё жильё, свою землю, своё общество от рабства духа, идолопоклонства, бескультурья, нетерпимости, неуважения личности, серости и грязи. И может быть тогда, настанет время и на эту благодатную землю, свою историческую Родину, начнётся возвращение миллионов тех, исход которых и их предков, многие годы был часто неизбежен и трагичен. Кто с кровью рвал свои корни, семейные и дружеские узы, духовную близость, убегая от унижений и невозможности реализовать себя как свободную личность, имеющей право выбора от самого начала жизни, данной ей Создателем.
  
   Я очень хочу этого и очень надеюсь.
   А маленькие сюжеты, рассказанные здесь, возможно помогут некоторым не повторять тех трагических ошибок, которые совершали мы и наши предки.
   *
   Все эти события подлинные и имели место. Они происходили со мной, моими родственниками, друзьями, знакомыми и почти с каждым из нас, жившими до и в наше время.
   Об этих годах пишется многое. Но, в основном, это взгляд сверху, людей, которые часто сами управляли рычагами этой Системы и были её осознанными вдохновителями и исполнителями, руками и содержанием,
  
   13
   на разных уровнях - партийных секретарей,
   хозяйственных руководителей,
   военноначальников, советских учёных от
   марксистско-ленинской философии, или быстро приспособившихся литераторов - борцов бывшего "советского идеологического фронта", или диссидентов, пытавшихся в те годы как-то противостоять Системе.
  
   Мне же хочется рассказать и подумать над тем, что происходило и происходит, с позиции того "винтика" Системы, в котором она многие годы формировала свою собственную, маленькую "зону", из которой многие не только не могли, но зачастую не хотели выходить и раньше и сейчас. Так им удобней.
   Думаю, что в этом и сегодня трагедия миллионов людей, живущих, если это можно назвать жизнью достойной Человека, на огромной части земли.
   Где Система внушала, и продолжает внушать, о своей особой роли, о необходимости постоянного напряжения и терпения своих граждан, а не создаёт условия для свободной и достойной жизни свободной личности в свободном обществе.
   Где человек терпел и ждал, а многие ждут и сейчас, от государства, президента, депутата, или другого "власть предержащего", подачки в виде "содержания", каких-то льгот, ограниченной дозволенности "чего-то", престижной должности, наград, и т.д.
  
  
   14
   И был готов к унижению Системой, а если у него не хватает духа сохранить себя как личность и перебороть страх потери всего и самоё себя, часто топит своё унижение в водке, что Система безжалостно сама помогает делать.
   На этих жизненных позициях, именно здесь, родились такие пословицы:
   "Хороша водочка, как наша молодочка";
   "От сумы и тюрьмы не зарекайся";
   "Был бы человек, а статья найдётся"
   "Моя хата с краю, я ничего не знаю" и многие подобные.
   Именно здесь рождаются мифические посылы о каком-то, не просто индивидуальном, а "особом пути", о какой-то "особой духовности", о какой-то "особой роли", совершенно не считая, и не понимая, что все мы, живущие на земле, просто разные.
   Именно здесь рождались штампы: "враги народа", "предатели", "инакомыслящие", "акулы империализма", "жидо-массоны", "не дадим инородцам разворовывать нашу землю".
   Но часто пропивали, продавали и разворовывали её сами, "очищая от скверны", переселяя народы, устраивая погромы, национализируя, "замачивая" непонятых "в сортирах", экспроприируя и "прихватизируя", и т.д и т.п.
   Именно здесь искажали свою историю и историю мира Великим Обманом и полуправдой.
   Думаю, в этом и состояла трагичность и, часто одновременно, трагикомичность этой Системы.
  
   15
   Часть 1.
   Криминально-историческая.
   Так это было со мной. Система "зоны".
  
   1. Моя земля.
  
   Я медленно иду по бульвару Крещатика. Сворачиваю на Прорезную, круто поднимающуюся вверх. Прохожу мимо дома, в котором родился.
   Подхожу к вечным Золотым воротам, через которые более тысячи лет тому назад, после боевых походов, входила рать Великого Князя Киевского Владимира, объединявшего раздробленные княжества в единое Киевское государство, и крестившего на христианство в 988 году Киевскую Русь.
   Вот справа видны купола древней тысячелетней Софии, стоящей теперь не в "городе Владимира", а на площади гетмана Богдана Хмельницкого. Так и не понятого до сих пор. Что сделал он? Что объединил тогда в середине ХVII века? Украину - древнюю Киевскую Русь с Россией? Какую Украину? Шляхетско-польскую Украину? Украину - Русь? Или "сдал", как утверждают многие историки. Сдал Украину-Русь князям московским? Неправедное дело тянуть на себя одеяло "освободителей" или "порабощённых". Нужна
   просто, правда, без игры в слова - Киевская Русь, Украина-Русь, Московия, Украина, Россия.
   А где же, правда?! История у этой огромной земли так переплетена и неразделима.
  
   16
   Не спеша, иду дальше по улице Владимирской, к холму, на котором величаво стоит шедевр великого русского-итальянца, архитектора Растрелли - пятиглавая Андреевская церковь, в нескольких десятках метров от которой, лежит камень с надписью: "Отсюда пошла земля русская". От этого камня, лежащем на древнем киевском холме, открывается панорама старинного мастерового Подола и бесконечные дали заднепровья.
   Там лежали земли древнего Черниговского княжества, а теперь лежат земли княжества страха и безжизненности - Чернобыль.
   Киевская Русь, Киевские, Московские княжества, принятие Византийского православного христианства, Золотая орда, Великое Литовское княжество, Польша, Московия - Россия, Российская империя, Окраина - Украина, СССР - УССР, и, наконец, государство, в котором я живу - Украина, - это приблизительный, очень долгий и трудный, почти двухтысячелетний, путь его рождения и возрождения.
   Потомки викингов - Рюриковичи, шляхетно-польские гетманы, императрицы немки, русско-германо-литовцы Романовы, кто только не правил этой землёй! Всё здесь смешалось. Народы, расы, традиции, религии, характеры, языки, судьбы.
   На этой благодатной, фантастически плодородной, чёрной-чёрной земле - чернозёме, оставались жить люди, навсегда полюбившие её. Люди, которые в разные времена дали
  
   17
   человечеству выдающихся политиков, учёных, военноначальников, гениальных музыкантов, художников, актёров, предпринимателей и даже лидеров других стран, - во многом оказавших влияние на судьбы и процветание, развитие науки и культуры, этих стран, но, увы, не своей земли.
   *
   Почему же эта земля, давшая жизнь множеству талантов, часто не могла и не хотела создать условия для их расцвета у себя на родине, а они раскрывались и достигали своего величия вне своих корней, вне своей страны?
   Почему эта земля, как бы обречена на вечный исход своих сынов и дочерей?
   Исход, ещё при царе-батюшке, малороссов - украинцев в Россию, Канаду, Европу, россиян во Францию, Германию, евреев из "зон оседлости" Российской Империи, в Америку и по всему миру, армян во Францию.
   Исход миллионов от кровавой бойни Октябрьской революции.
   Исход по всему миру россиян, украинцев, евреев и других, в двадцатые годы, перед закрытием "советской зоны".
   Трагический "исход" в небытие миллионов "человеческого материала" в лагерях и "психушках" советской Системы, начиная с 20-х и до конца 80-х годов, и не вернувшихся домой после войны 41-45 годов, не желавших окончить свой путь в лагерях.
   Исход из СССР в семидесятые-восьмидесятые годы.
  
  
   18
   Исход сотен тысяч, а возможно и миллионов, наших соотечественников по всему миру в девяностые годы от хаоса и беспредела.
   Вечный исход и вечная трагедия. Что же стоит за этим?
   Почему мы, с огромной пользой для многих стран, питаем их - энергией, интеллектом, культурой своих граждан, теряя всё это и не реализуя на своей земле.
   Что же остаётся здесь?! Как понять истоки происходящего?
  
   Много написано об этом, но в большинстве своём, притягивая искусственно надуманную идеологию, а не осмысливая реалии этого явления.
   Где же вы, любящие своих людей, уважающие их и самих себя. Где же вы люди сами? Не смотрите на флаги и лозунги, а загляните в свои души.
   *
   Что же происходило и происходит со мной на этой земле, где корни моих предков,какмне известно, уходят в глубину более двадцати поколений, где родился я, мои близкие, друзья?
   Где с молоком матери я впитывал интерес и любовь к русской культуре, украинским традициям, бесконечности пространств, украинским песням и сёлам, к мягкости и теплоте украинских сельчан, но и к попыткам оскорбить и унизить на этой земле. Земле, которая тысячелетия объединялась, разделялась, и теперь на ней стоит моя Украина, родившаяся из Российской и Советской империй.
   19
   Страна, которая много веков тому назад потеряла свою великую государственность - Киевскую Русь.
   Страна, которая через много веков, восстановила свою государственность, и которой нужно теперь заботиться о своих людях, защищать их.
   А они, нелегко, но будут жить, работать и думать, чтобы найти, свои, часто пропавшие, души, любовь друг к другу и к своей земле.
   *
   Более пятидесяти лет, которые я помню и осознаю, нелегко меняли мои ощущения и понимание происходящего несколько раз.
   Война, конец войны и её ужасов, все вместе в радости и ликовании, но в слезах и горе о погибших, не вернувшихся и исчезнувших в горниле этого ада.
   Школа, идеи, светлое будущее. "Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!"
   Красные галстуки, красные флаги, красные вымпелы, красные комсомольские и партийные билеты, красные плакаты и лозунги.
   "Это цвет пролитой рабоче-крестьянской крови в Великой октябрьской социалистической революции 1917 года и в борьбе за власть Советов".
   Так нам вдалбливалось, только так мы обязаны были знать и запоминать.
   И мы запоминали и понимали только это. Не зная, что красные флаги и звёзды на них были уже давно подняты воинствующими, жестокими племенами северной Африки и позаимствованы воинствующими марксистами.
   20
   Стройки коммунизма. Борьба с врагами коммунизма и империалистами, воинствующий атеизм и борьба с "опиумом для народа" - религией.
   Ударники и герои социалистического труда, социалистическое соревнование.
   "Партия наш рулевой...", "направляющая и вдохновляющая сила...", - вот наш путь, смысл, наша религия, с которой мы жили.
   Но загадочные, тихие исчезновения сотен тысяч людей и показательные суды над "врагами народа", "предателями и отщепенцами", "космополитами", "антисоветчиками".
   Всеобщий энтузиазм, но рабский труд, оскорбляющий и унижающий достоинство Человека.
   Лозунги, лозунги об "успехах" и светлом будущем человечества "коммунизме", но полное умолчание о многом, происходящем в стране, рядом с нами, за стеной. Всё как бы в стороне от нас.
   Вот где, оказывается, потоками лились людские слёзы и людская кровь.
   Как ненужный поток, сбрасываемый Системой в никуда. Системой сделавшей цвет крови цветом смысла жизни, придумавшей преступнейшую философию - "кто не с нами, тот наш враг", претворявшую её в жизнь многие десятилетия.
   *
   Смерть кормчего, смерть вождя-бога!
   Для нас, сталинских детей, кажущийся ужас чего - то, что мы не понимаем.
  
   21
   Сталин, Берия, Маленков, Булганин ... Хрущёв. Смены идолов.
   Разоблачение культа личности. "Оттепель".
   Учёба, армия, спорт.
   Но появляются - ГУЛАГ Солженицына, "шарашки", Бабий Яр В.Некрасова и Е.Евтушенко.
   Пока, в основном шепотом, на кухнях, за кулисами.
   Что же это??!! Вдруг! Случайно это не могло произойти! Вопросы! Вопросы!
   Жизнь, работа, разочарования и успехи. Сомнения.
   "Пособники империализма", диссиденты, Пастернак, "отщепенцы и предатели".
   Первые поездки за границу. Открытие другого мира, не только географического, но просто другого. Другого, почти как одна большая мигрирующая семья! А мы - вне неё.
   Просветление, прозрение? Ещё нет. А вопросы и вопросы.
   Я не пытаюсь ответить на них, а пока только задаю. Жизнь пытается ответить сама.
   Жизнь моей семьи, людей с которыми я общался в моих странах - СССР, а теперь Украине, и других частях мира.
  
   Я хожу по своей земле, где я родился, живу, где я любил, переживал, но не прогибался.
   Смотрю вокруг и в глаза людям. Смотрю на родных, близких, знакомых и незнакомых.
   Не всё здесь в порядке.
  
   22
   И снова вопрос - на какой земле мы живём, в какой стране, в каком мире?
  
   Что же это за земля, на которой сотни лет жили наши предки, и мы прожили многие годы?
   Которую веками пытаются понять, но, часто, не понимают, живущие на других землях.
   Которая, пока безуспешно, пытается понять самоё себя.
   На которой происходили и происходят самые возвышенные и самые низменные события.
   Которую защищали до самоуничтожения, но в которой сами, с энтузиазмом и остервенением, уничтожали подобных себе и вековые, вечные материальные и духовные ценности - людей, культуру, веру, храмы, памятники, память.
   На которой столетиями, а особенно последние 80 лет, вдалбливалось о её особой роли, особом пути, особом величии.
   На которой после 1917 года, одним из основных постулатов государственной политики был геноцид.
   Геноцид против своего народа: борьба с "неугодными", "несогласными", "врагами
   народа","инакомыслящими", "антисоветчиками"; уничтожение миллионов в первые годы после "Великого Октября" 1917 г. и в гражданскую войну.
  
  
   23
   Где брат с ружьём шёл на брата, сын на отца. Репрессии на протяжении более семидесяти пяти лет Системы.
   Было уничтожены миллионы людей своей страны.
   Геноцид с национальной окраской против отдельных народов: переселение татар, эстонцев, чеченцев, немцев и др.; голодомор на Украине в 1933 году, унесший миллионы жизней и "переезд" многих, самых деятельных, интеллектуалов из Украины в Москву, что нанесло Украине невосполнимый урон; расстрел десятков тысяч поляков после победной Великой войны 1941-45 г. - трагическая Хатынь; создание "потёмкинской" Еврейской автономной области на юге Сибири?!, борьба с антисемитской окраской против "космополитов": "дело врачей", "дело организации "Джойнт" и т.д и т.п.
   Геноцид техногенный: необоснованное и непродуманное строительство промышленных и атомных гигантов-монстров, загрязняющих и уничтожающих природу и землю, на которой люди становились больными и немощными. Но, ура! - "самых больших в мире!".
   Красный воздух Кривого Рога и смертельный воздух Чернобыля!
  
   На этой земле долгие годы многое творилось и творится не во имя, а в угоду.
  
   Может быть об этом, когда-нибудь, напишут моральные профессионалы-историки, которые по крупицам соберут повседневные факты и
  
   24
  
   события жизни людей на этой земле. Нужно только говорить всю, а не часть правды.
   И о великом и о низменном.
   Потому, что будущее, без осмысленного прошлого, какое бы оно не было, невозможно.
   Эта мысль не нова и не моя. Пока же мы узнаём только маленькие частички, и часто искажённые, приоткрываемого нам прошлого.
  
   *
   Моё глубокое убеждение, естественно сугубо личное, основанное на том, что я сам видел многие годы рядом с собой, на рассказах знакомых и близких, прошедших через горнило и сито Системы, часто через лагеря, тюрьмы и "психушки", и на многочисленных документах, - что в истории человечества не было ни одной страны, в которой бы так долго, с такой убеждённой последовательностью и системой, проводился геноцид против своего коренного народа и всех народов, населяющих эту землю (я имею в виду советскую империю). Это рассказы деда, отца, их близких и друзей, рабочих и инженеров, соседей и сослуживцев, священников и атеистов, встреч в Чите, Новосибирске, Магаданской области, в Средней Азии, Прибалтике и в других странах.
   В этом трагедия моей земли в ХХ веке.
   И мы, живущие на ней, должны просто подумать каждый о своём.
   Если мы, хотя бы приблизимся к пониманию происходившего и происходящего с нами, сможем покаяться себе за то, что часто легко
  
   25
   поддавались обману красивых слов, и закрывали глаза, или отводили их в сторону, когда кто-то унижал другого, то появится надежда, что возродимся мы и возродится фантастически богатая и плодородная земля одной шестой части света, на которой стоит и моя страна Украина.
   *
   На этой земле десятилетия, раньше и сейчас, много говорилось и говорится о свободе, праве, совершенно извращая и просто декларируя эти понятия. Так как это произносится в "зоне", и понимается как права и свободы "зоны", в которой мы обитали и продолжаем обитать, и которая до сих пор не разрушена ни в государстве, ни в себе самих.
   Здесь постоянно искажали и продолжают искажать, не понимая самоубийственности, свою историю. В которой запуталась эта огромная земля. Запуталась в полуправде, лжи, непонимании ценности отдельного человека и фундаментальных общечеловеческих ценностей, иногда, для видимости, "обозначая" их, но, не впитывая и не применяя для себя.
  
   Где двойная мораль и цинизм становились часто нормой жизни.
   Где добро работало на зло.
   Где ценности - личность, индивидуальность, разнообразие личности, главенство человека от рождения и обязанность страны защитить его, растворялись в пустословии.
  
  
   26
   Земля, на которой мы рождались, учились, работали, любили и расставались с близкими и друзьями.
   Здесь необозримые леса, тихие и полноводные реки, сельские "хаты-мазанки", но и типовые "серые" многоэтажные дома в типовых городах.
   Люди просыпаются, едят, работают, влюбляются, женятся и разводятся. Как и в других странах. Так же. Но что - то не так!
   В нашей, теперешней, стране рожают в страхе за будущее своего ребёнка.
   А иногда (но уже очень часто) бросают или продают своих детей !!, что непонятно и противоестественно нормальному человеку и всему живому на земле. В нашей стране, огромное количество бездомных детей, при живых родителях.
   В нашей стране, как никакой другой в мире, за последние несколько лет население уменьшилось более чем на 5 миллионов!
   Наша страна в конце XX века стала одним из главных поставщиков наших женщин в публичные дома всего мира. Наших женщин - одних из красивейших в мире, обожающих семью и детей.
   В нашей стране дети ходили и ходят в школу, где учитель, больше надзиратель, "устрашитель" и вымогатель, а не наставник, воспитатель и друг. Так складывалось годами, а может быть столетиями?!
   В нашей стране, где врач проходит мимо страдающего, беспомощного человека, который не может "оплатить внимание" врача.
  
   27
  
   В нашей стране, где "заказывают" разорение, а часто и уничтожение, конкурента.
   В нашей стране, где убивают журналиста, осмелившегося усомниться в порядочности "власть предержащего".
   В нашей стране, идут получать высшее образование с, почти, полным отсутствием уверенности в своей профессиональной самореализации, и страхом за своё будущее, а часто, с надеждой на применение своих знаний в других странах.
   В нашей стране сейчас, инженер работает охранником, талантливый учёный и рабочий - мелким рыночным торговцем, поэт - дворником или кочегаром, бывший спортсмен становится рэкетиром, а бизнесмен - первым потенциальным "зэком".
   Всё перевёрнуто и поставлено с ног на голову.
   Массы живут в больших городах, типовых прикрашенных резервациях и их продолжают строить под прикрытием высоких идей, не понимая, что этим убивают личность, а создают статистическую единицу. Или понимают?
   В нашей стране, которая может кормить десятки других стран, крестьянин, живущий на богатейшей и плодороднейшей в мире земле, часто не может прокормить самоё себя.
   Здесь, многие молодые задают себе вопросы: где наше место в этой большой и красивой стране?, что происходит в ней?, вечное - что делать?
  
   28
   А сколько молодых, как животворящая кровь, нужных для будущего страны людей, покинули и покидают её?!
   В нашей стране многие пожилые люди разочарованы и потеряли смысл и надежду.
   В нашей стране жизнь продолжает течь по инерции безучастности и с оглядкой.
   *
   Мы до сих пор не прониклись тем, что столетиями, а особенно после октября 1917 г., людей на этой земле превращали в толпу, усредняли, делали серой массой. А личности - часть уничтожали или изгоняли, а часть обманывали, оболванивали, подчиняли и заставляли работать на себя те, кто очень часто, будучи рабской, но активной серостью, или "злым гением", по воле случая или гипнотическому безволию толпы, оказывался во главе.
   И сейчас в нашей стране больше пустословят, чем созидают. Часто даже не задумываясь, не понимая и не зная дороги, по которой следует идти к цели и самой цели.
   А чтобы скрыть своё неумение, выхватывают и используют общечеловеческие или библейские ценности, только чтобы внешне обозначить, не осознавая их, а чаще внутренне отвергая.
   Снова кричат "прекраснослушаемые" лозунги, вынутые из сундуков старой Системы, превращаемые в систему оболванивания большинства своего люда, для возможности подчинения, подавления и часто уничтожения личности.
  
   29
  
   И это сделало многие страны, вышедшие из СССР, непредсказуемыми странами, где почти никогда не говорят правду, монополии на высказывания "власть предержащими" и безаппеляционности невежества.
   Но "...непредсказуемость - суть цинизма." (Э.Радзинский).
   Да здравствует двойная мораль, да здравствует фарисейство, да здравствует цинизм.
   Нелегко нашим странам - "братьям".
  
   Ещё в 1905 году великий Куприн в "Памяти Чехова" писал:
   "...события проходят и всему наступает конец. Во всех нас живёт неумирающая вера в то, что Россия (*от автора - в те годы, это и Украина, и Беларусь, и другие народы Российской империи) выйдет из этой кровавой бани обновлённой и светлой. Мы вздохнём радостно могучим воздухом свободы и увидим над собой небо в алмазах. Настанет прекрасная новая жизнь, полная весёлого труда, уважения к человеку, взаимного доверия, красоты и добра".
   Но именно в то время, особенно, началось великое фарисейство на этой земле, с точностью до наоборот.
   Начиная с кровавого воскресенья января 1905 года, Российская, а затем и Советская империи, постепенно перешли к кровавому столетию.
  
   30
   И перейдя в ХХI век, мы всё ещё можем повторять с надеждой, и только, слова великого Куприна, смысл которых с каждым годом уходит в небытие на этой земле.
   Но мы, живущие, должны что-то делать, чтобы это не продолжалось.
   Чтобы то, что всё же было создано и сохранилось, не "кануло в Лету". Чтобы тот, кто придёт после нас, знал, что так, как жили на этой земле раньше, жить нельзя. Чтобы тот, кто будет провожать тебя в последний путь, сказал - "...благодарим, ты сделал всё, чтобы мы знали правду и были свободными".
  
   Тем более что сейчас в мире во многом нарушена гармония между человеком, обществом и государством и, очевидно, нет на всей нашей старенькой планете страны, в которой бы она была достигнута.
   Возможно, это и недостижимо.
  
   Наверно только какие-то неосязаемые моральные, духовные и материальные количественные критерии, накопленные в самом человеке и государстве, дают, в какой-то степени, ощущение гармонии между личностью, своей землёй и своей страной.
  
   Так, очевидно, будет всегда, пока сам человек не поймёт, что Создатель (в любом понимании) дал ему жизнь и право выбора от рождения, именно от рождения. А страна должна с благодарностью лелеять и защищать его
  
   31
   до конца дней, должна защитить его свободу и право выбора, она должна ему, а не он ей.
   А он, человек, реализовав себя, свободно отдаст часть своего труда стране и тем, кто в ней от рождения беспомощен, болен и стар. Он с пониманием отдаст часть своего труда на защиту, совершенствование и развитие личности, через систему, которую он сам осознает, и которая будет нести ответственность перед ним, не ущемляя его свободу.
   Тогда страна будет наполняться духовно богатыми, свободными личностями, которые создадут свободное и богатое общество.
   Цивилизованное, очень разное, человечество, трудно, но всё же, ищет и пытается делать верные шаги, ставя во главу свободную человеческую личность, её первичную ценность, её приоритеты - свободу, свободный труд, право на достойную жизнь, культуру, духовность, физическую, материальную и моральную защиту. Почти каждый народ, в меру своей исторически сложившейся жизненной философии, традиций, религии старается это делать. А там, где личность человека вторична, рождается система подавления, лицемерный фанатичный архипатриотизм, фанатизм толпы, нетерпимость. Мы видели это на примере многих стран в ХХ веке и уже в начале на ХХ1.
   Это приводит к войнам, кровавым бойням за власть, уничтожению "неверных", "зачисткам", "замочкам", различным кровавым "разборкам" за доступ к "денежным мешкам", и
  
   32
   многим другим формам подавления и уничтожения.
   И если люди, живущие в таких странах, не поймут этого, то лучшие из них вновь будут исчезать, "растворяться" или покидать их.
  
   *
   Первое, что, очевидно, нужно сделать - это узнать и понять события и свою историю, узнать и подумать над тем, что же происходило на этой земле многие годы, кто мы были и есть на ней.
   А поскольку мы все разные, понимаем и видим события и историю по-разному, то очень важны опыт и память каждого. Важен каждый день и каждое событие.
   И очень поможет разобраться в этом и в себе твой и мой мгновенный опыт, и великие мысли, живших и живущих на этой земле, изложенные в таких откровениях человека, как "Библии", "Горе от ума" Грибоедова, "Судьбы России" Бердяева, "Собачье сердце" Булгакова, "Архипелаг Гулаг" Солженицына, размышлениях Г.Померанца.
   В них пути совершенства и деградации человека, оценки, но не осуждение, его поступков, которые ты вправе давать и сам.
  
  
  
  
  
  
  
   33
  
   2. Судьбы.
  
   Я попытаюсь очень кратко рассказать только о некоторых людях живших в этой Системе - "зоне" или соприкасавшихся с ней. С которыми встречался, жил и живу рядом. Людей незаметных и известных, удивительных и уникальных, людей талантливых, гениальных и "злых гениев", с разными, иногда трагическими судьбами, серых и жалких, но возведенных иногда волей судьбы на "вершину" - очень разных людях.
   Наши судьбы переплетались и тысячекратно повторялись в этой мясорубке жизни, и мы часто вместе несли один крест.
  
   Вы сами сделайте свой вывод и выбор. И если кто - то узнает самоё себя или кого - то и захочет задать себе вопрос - кто я и он есть? Ответа не будет. Только загляните в свою душу и что-то, возможно, останется и что-то произойдёт.
   А если осмысленно скажете себе - "простите все униженные, изгнанные и убиенные" и поймёте, что так жить нельзя, значит, вы сделали свой выбор.
  
   *
   Я вспоминаю свои первые, интуитивно осознаваемые, дни. Они странно врезались в память. Память. Что это? Что запоминает человек, ребёнок?
  
  
   34
   Стихи о партизанке Тане, которые со мной разучила мама, а я декламирую, стоя на табуретке, плачущим на лавочке у нашего дома женщинам и старушкам.
   Возвращение в Киев. Остатки нашего дома на углу Прорезной и Пушкинской. Поездка по разрушенному городу и поселение на Подоле, в одном из чудом сохранившихся домов.
   Странная детская жизнь, с постоянными: это нельзя, с этим нельзя, с этим осторожно, этот был здесь при немцах.
   Постоянный страх, но Сталин, Родина.
   И всеобщее ликование после окончания войны!!! Счастье и слёзы, нервные истерики, вздохи и надежды. Мы все одно человеческое братство. Как часто горе объединяет людей!
   Толпы пленных немцев на улицах Киева, как в замедленной съёмке бредущих под охраной на работы. Виселицы - казнь, повешение немцев на пл. Калинина (ныне пл. Независимости). Тихое, жуткое зрелище для толпы, априори ненавидящей тех, кого казнят. Но удивлённо и сдержанно-сочувствующе созерцающей какое-то странное их спокойствие.
   И пленный немец Гюнтер, который почему-то свободно ходит по улицам (кажется это 49 год), собирает в подвалах куски старой мебели и приносит нам для растопки печи. А мама всегда кормит его и даёт на дорогу что-нибудь поесть, несмотря на то, что в Бабьем Яру были расстреляны многие друзья и родственники моего отца.
  
   35
   И наше дворовое братство. Странное по своей разношерстности, но замкнутости своего круга, какому - то трепетному отношению друг к другу и обязательно враждебному к другим.
   Я - сын интеллигента, директора завода - маленький объект общего покровительства,
   Хома и его брат - наши авторитеты, воры карманники, Янкель - великолепный трубач-импровизатор, Жорка и Женя - братья, спокойные работяги, Юрка - трудяга, сын базарных перекупщиков, угощавший нас часто красной и сочной редиской. И полное единство, независимо от возраста, национальности, материального состояния, рода занятий.
   Воровство конфет в ларьках, газированная вода с сиропом за 4 копейки, лазание по крышам сараев, походы с дворовой братвой на Днепр, побоища - двор на двор, улица на улицу.
   С солдатскими ремнями, прутьями, палками в руках, - мы продолжали какую - то странную войну, которая сидела внутри нас.
   И моя мама, готовящая в огромной кастрюле суп на всю братию, собиравшуюся на такие трапезы у нас дома, почти каждый день
   И множество безногих, чаще пьяных, инвалидов, просящих милостыню на улицах.
   И какие-то фантастические, будоражащие души, разговоры о многочисленных романтических бандах "Чёрная кошка", "Дьяволы", "Мстители" и пр., орудовавших на разбойничьем промысле в то время.
  
  
   36
   Старенький лапоть - теплоходик перевозящий нас на другой берег Днепра.
   Выкрики странных людей во дворе и на улице: "Старый вещь, старый вещь, покупаю старый вещь", "Точу ножи, точу ножи", "Кому воды холодной, кому воды холодной".
   Школа, похвальные грамоты "за отличную
   учёбу и примерное поведение" с изображениями наших богов - Ленина и Сталина. Пионеры, поздравления пионеров на слётах, съездах комсомола и партии, пионерские лагеря.
  
   *
   И мой дед, мудрый, спокойный, набожный иудей, ежедневно молящийся и, как он говорил, беседующий с Богом, отвернувшись к стене и набросив на голову старинную, расписанную золотом накидку, с вышитыми древнееврейскими письменами из Торы (Ветхого завета Библии - Пятикнижия Моисеева), доставшуюся ему от его деда.
   Он великолепно знает историю жизни. Много рассказывает о том, как его предки сотни лет жили на украинской земле, как работали на ней, как дружили, общались, бежали от погромов, но помогали и спасали друг друга, влюблялись и боялись.
   Он первый рассказал мне о голодоморе на Украине в 1933 году. Когда вокруг умирали семьями и сёлами. Когда люди, нормальные люди, делились друг с другом последней крошкой хлеба, независимо от национальности.
  
  
   37
   Так было у них в небольшом посёлке Триполье, под Киевом, где жила их многочисленная семья, о двенадцати детей, из которых в голод умерло пятеро.
   Он хотел рассказать мне об иудейской религии и как только я научился читать, показал мне книгу и тихо сказал:
   "Это очень хорошая книга, она переведена с древнееврейского языка, на котором сейчас никто не разговаривает. Первые пять Книг Моисеевых, "Пятикнижие Моисеево" - это Тора - религия, мораль и философия иудеев, а весь Ветхий Завет - это история еврейского народа.
   Новая мораль человека продолжилась дальше в Новом Завете этой книге-книг -"Библии". Читай потихоньку и думай. Но будь осторожен, никто не должен узнать о ней. У нас могут быть большие проблемы".
   Мой отец, будучи директором завода и, естественно, членом ВКП (б), был не очень доволен предложением деда, но противиться не стал, а внимательно и осторожно следил за моим чтением.
   Это была вообще одна из первых книг в моей жизни. Я не понимал её, задавал вопросы деду, задумывался.
   Читая эту Книгу в течение жизни много раз, я мог соглашаться или нет с тем, о чём сказано в ней. Но никогда у меня не возникали сомнения в высшей морали заложенной в этих Писаниях и то, что Человеку даны Создателем (эволюцией, природой) Вера и Разум, чтобы верить в доброе начало человека, осмысливать происходящее и не быть бессловесным рабом.
  
   38
   *
   Я говорю о многом, только обозначая и несколько перескакивая во времени, потому, что так жило большинство. Нас активно и настойчиво учили, как жить, что и как делать,
   как и кого любить и ненавидеть, о чём думать и мечтать, а о чём нет. Нас тренировали к этой жизни и аккуратно сортировали по происхождению, национальному признаку, принадлежности к рабоче-крестьянскому "сословию", комсомольско-коммунистической элите и пр. анкетным данным.
  
   Сталин, Великая страна, социалистическое общество, Родина, но не человек.
   Мы все, то есть "народные массы" должны были быть одинаково советскими. Нам говорили - равными.
   Наша ежедневная молитва: коммунизм - светлое будущее человечества, всепобеждающее учение Маркса- Энгельса - Ленина - Сталина.
   Нам запрещалось - читать Библию, Тору и Коран, молиться, чем-то другим, кроме "великого марксистско-ленинского учения", посещать храмы, синагоги, мечети, есть пасху, кутью и мацу.
   Но люди, всё же, тихонько молились Богу, и ели и пасху, и кутью, и мацу.
   Как говорится, вечное - вечно.
   *
   А вокруг, во всём, какое - то странное умолчание о чём - то, чего мы не должны знать. Что проходит где-то, вроде бы, не касаясь нас.
  
   39
   Проходит где-то стороной.
   "Грандиозные успехи" страны победившего социализма, но саботаж, враги социализма, "враги народа", "моральное и политическое разложение". "Интернационализм", но национализм, нацмен, хохол, кацап, "хороший еврей", жид, "предатели", "он ходит в церковь", империалисты, космополиты, "дело врачей", "ленинградское дело". Это проходит рядом, как бы, затрагивая нас, западая в память, но, не всегда касаясь лично.
   Мы воспринимаем всё автоматически, с чувством какого-то тупого бессмыслия, какой - то неизбежности и не осознанного нами страха.
   Отец, которого мы не видим, а только ощущаем, что он есть. Уходит на работу, когда мы ещё спим, приходит - когда мы уже спим. И редчайшие дни семейных сборов с отцом, мамой и братьями.
   *
   Вспоминать о том, как мы тогда жили, очень легко и очень тяжело. Легко, потому что события той жизни столь противоестественны человеку, что они глубоко врезались в память до мельчайших подробностей. Тяжело, потому что они часто так трагично влияли на судьбы близких и знакомых, тысяч, миллионов людей, что любые воспоминания о них бывают очень мучительны.
   Мне кажется, что, в те годы, ни одну семью, не обошла стороной, поглощающая и развращающая, а если необходимо, приласкающая или карающая, рука Системы.
  
  
   40
   Системы, созданной, очевидно, дьявольскими помыслами, где люди стали только материалом, из которого, особенно после 1917 года, но возможно многие столетия, на этой земле создавалась самая большая в истории человечества "зона".
   Системы, умевшей создавать спецусловия, закрывая в информационной зоне и обрабатывать способных, но нужных ей, для создания системы устрашения. Где, почти всё работало на вооружение и функционирование этой Системы.
   Системы, провозглашавшей самодержцев и вождей-богов, - "неприкасаемых в законе" и целую касту маленьких божков, номенклатурных "паханов".
   Системы, преклонения перед "кумирами серости", перед "идеями - молитвами", "наставлениями - правилами", "моральным кодексом" - но не законом. Это были обязательные правила только для массы "зэков", но не для "избранных".
   И на наше время пришёлся этап максимального её совершенствования, апогея, расцвета величайшего фарисейства и маразма.
   Но, очевидно, и разложения.
  
   *
   Как хочется, чтобы это стало опытом людей, для понимания, что величайшая ценность - есть жизнь конкретного человека, данная ему Свыше, и что он сам вправе выбирать свой путь во зло или добро.
  
  
   41
   У каждого человека своя судьба, а мы жили и продолжаем жить, в стране всеобщей рабской судьбы утопического "светлого коммунистического, будущего", а сейчас - европейского, которую нам за нас выбирал и продолжает выбирать кто-то, с такой же рабской психологией, но вознесенный, часто вопреки разуму, над массой.
   А мы, как истинные рабы, внимая пустым, но "высоким" словам, или получая из грязных рук различные поблажки: "звания", медали, ордена и подачки, которые нам с радостью и с умыслом подносили и подносят наши "вожди- идолы", в большинстве своём, восхваляли и часто продолжаем восхвалять этих "идолов", преклоняемся перед придуманными ими "учениями", "уставами", "моральным кодексом", "вертикалями" и "горизонталями" власти, "особыми путями", а не перед законом и моралью. Закрывали и продолжаем закрывать глаза на всеобщую ложь, воровство, бескультурье, цинизм или топили и топим свою безысходность в водке.
  
   Думаю, в этом трагизм почти всех, живших веками на этой земле, а особенно в ХХ веке.
  
   3. Наша религия.
  
   Говорят, что мы жили в те годы без Веры, без религии, без духовной жизни.
   Это было так и не так. Человек не может жить без Веры.
  
   42
   Система создала её, поменяв религию на веру в коммунизм и "светлое будущее".
  
   Религию марксистско-ленинского учения с моралью "зоны".
   Церковь - Коммунистическую партию Советского Союза и её храмы - райкомы, горкомы и прочие "комы" партии.
   Нашими "Библией", "Торой", "Кораном" стало марксистско-ленинское учение и придуманная История КПСС.
   Нашими "богами" были Маркс и Ленин, а мессия - "светоч и гений всего человечества", богочеловек - И. Сталин.
   "Приходы" этой веры - пионерская, комсомольская, партийная и профсоюзная принадлежность.
   "Пастыри" - пионерские, комсомольские, партийные, профсоюзные функционеры, с их проповедями на различных активах, слётах, съездах, в книгах, газетах и пр..
  
   Добрые принципы морали, взятые из Библии, переложенные на идеологическую экстремистскую почву, были тем дурманом, которым нас оболванивали, тем более что мы не могли знать, кроме этого, больше ничего.
   Мы были тем стадом, которое эти "пастыри" вели в придуманное "светлое будущее человечества - коммунизм".
   Мы разучивали и ежедневно произносили молитвы во славу наших святых - Ленина и Сталина, написанные нам, зачастую неизвестными, инкогнито,
  
   43
   "верными учениками и продолжателями", "буревестниками революции" и "великими советскими писателями" - "инженерами человеческих душ", - Горьким, Маяковским, Фадеевым, Тычиной, Сосюрой, С.Михалковым, Симоновым, Рыльским и другими, творившими в угоду этой Системе и её "религии".
   Для нас, почти поголовно не знавших никакой другой, это была "одна коммунистическая вера", вдалбливаемая нам денно и нощно.
   И большинство из нас, живших в совершенно закрытой зоне, оболваненные и обманутые теми, кто стал на службу этой страшной дьявольской Системе, которой они продали свои души, чтобы пользоваться благами этой системы, за счёт обмана и уничтожения миллионов других невинных душ, - верили этим молитвам.
   Важно не то, какие слова говорят тебе, а то, для чего это говорится, и что за этим следует.
   Многие годы это была наша религия, религия "зоны", религия стада и рабской толпы.
   Но, поскольку религия - это мораль, она родилась не на пустом месте.
   *
   Ещё в той далёкой Российской империи, христианской, православной, часто культивировалась двойная мораль.
   Ещё в далёкие прошлые годы Сковорода, Грибоедов, Шевченко, Радищев, Чаадаев и другие великие русские и украинские
  
  
   44
  
   моралисты (в лучшем смысле этого) предупреждали, что в той империи много лет формировалась показная мораль для "избранных" и, а иная для толпы, холопов.
   Но объединяла их всегда одна рабская психология и полное отсутствие ценности человека от рождения.
   Это именно те крайности, прикрытые ложью, которые являются самыми опасными. Они приводят часто к человеконенавистничеству, фанатизму личному, фанатизму толпы, фанатизму великодержавия, религиозному фанатизму и фундаментализму, фанатизму националистическому.
   Есть уникальные примеры в истории, которая почему-то мало чему учит.
   Крестовые походы; Великая инквизиция; фашизм с возвеличиванием арийского происхождения и на его волне порабощение и уничтожение других народов; советский коммуно-большевизм, националистические погромы; исламский "непримиримый" фундаментализм; воинствующий марксизм;
   Советский всеобщий геноцид против своего народа, голодомор на Украине, антисемитизм и Холокост сороковых годов; турецкий геноцид против армян в прошлом.
   Полюсы неприятия другого образа жизни, другого мнения в некоторых направлениях православия, иудаизма, мусульманства - крайняя нетерпимость.
  
   45
  
   Всё это привело к уничтожению миллионов, десятков миллионов людей.
  
   Конечно здесь целый клубок этих и других подобных причин. Думаю, вот одна из них и не самая последняя.
   "Подойти к разгадке тайны, скрытой в душе России, можно сразу же признав антиномичность России, жуткую её противоречивость. Тогда русское самосознание освобождается от лживых и фальшивых идеализаций, от отталкивающего бахвальства, ровно как и от бесхарактерного космополитического отрицания и иноземного рабства." (Н.Бердяев. Судьба России.)
   Очевидно, поэтому даже великий всплеск российской культуры, промышленности, науки во второй половине Х1Х и начале ХХ веков был легко уничтожен обманывающими демагогами и толпой обманутых в октябре 1917 года.
  
   4. Первые ощущения происходящего.
  
   Первое интуитивно - напряжённое ощущение чего - то происходящего стало приходить в последние годы жизни Сталина, с исчезновением отца моего детского друга. Известный инженер - он возглавлял одно из крупнейших предприятий Киева. Участвовал в войне 1941-45 г., имел много высоких наград, был естественно, и обязательно, как все
  
   46
   руководители, членом Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков) - ВКП (б).
   Он бесследно исчез в конце 1951 г. в Челябинске, отправившись туда на несколько дней в командировку.
   Это был типичный поступок и ход Системы.
   Его жена извелась, оббивая пороги райкомов и горкомов партии, министерств и ведомств, МВД и КГБ. И везде - "сведений не имеем".
   А через некоторое время их посещают "люди в гражданском", что - то тихо говорят и увозят трофейное фортепиано "Арнольд Фибигер", на котором учился играть мой друг и старенький трофейный автомобиль "Опель капитан". Его мать ничего не рассказывает, она замыкается в себе, хлопочет по хозяйству, подрабатывает, где может.
   Но мы, дети, увидели и почувствовали какой - то страх в глазах взрослых, все ещё, не понимая, что происходит.
   Только через много лет отец моего друга осмелился рассказать, что произошло с ним.
   Урал, Магадан. Шарашка. "Зэки" - инженеры, учёные, специалисты. Около 300 человек. Завод, где работают тоже несколько тысяч "зэков". Всё это за колючей лагерной проволокой. Бараки. Корпуса. Проектируют и создают образцы "советской мощи" - танки. Ежемесячно с "завода" вывозят сотни трупов и завозят "новый материал".
   Там он провёл более пяти лет - с 1951 по 1956 г.
  
  
   47
   *
   Второй случай из детства, если бы не был столь трагикомичен и типичен для Системы, мог бы стать темой комического повествования.
   В конце сороковых, начале пятидесятых годов, помимо столь колоритных попрошаек,
   цыган-гадалок, "предлагателей различных услуг,"чудаков", карманных воришек и прочей "антисоциальной" публики, по улицам старого Подола, в Киеве, разъезжали извозчики на старых клячах с телегами, как их называли "подводы", и ходили странные люди, сами запряженные в двухколёсные тележки-платформы, предлагавшие перевезти всё, что ты только пожелаешь.
   Так и по нашей улице, казалось вечно, курсировал с ярко раскрашенной тележкой, маленький, чудаковатый, неряшливый, но добрый, всегда улыбающийся, безобидный, неопределённого возраста, человечек, по имени (или прозвищу) Моня.
   Он перевозил всё, о чём его только просили: старую мебель, покупки хозяек с рынка, различное "барахло", детишек, которых всегда угощал маленькими конфетками-подушечками.
   Ему давали копейки, или старую одежду, или какую-нибудь еду. Иногда ничего. Рассказывали, что у него во время войны, в Бабьем Яру расстреляли всех родных, а его спасла какая-то украинская семья, спрятав в яме, на старом еврейском Лукьяновском кладбище возле подольского рынка. Где и как он жил сейчас, никто не знал.
  
   48
   Поговаривали, что сам вырыл небольшую землянку-нору на древней горе Щекавице, на том же кладбище где спасался во время войны, и там обитал.
   Когда он появлялся на нашей улице, мы слегка подшучивали над ним, и поддразнивали, а он только улыбался и каждому протягивал на ладошке по конфетке. Все привыкли к нему, этой неотъемлемой части нашей улицы, нашего быта.
   Так продолжалось несколько лет, а в начале пятидесятых годов Моня бесследно исчез.
   И только через много лет моя тётка, юрист, осторожно рассказала эту печальную историю.
   Её пригласили в "коллегию адвокатов", которая тогда существовала чисто формально, под неусыпным взором Партии и КГБ, и показав какие-то бумаги, сказали чтобы она подготовила документы на наследство для одного человека. Им оказался Моня.
   Жившие в Америке, его престарелые богатые родственники, умирая, завещали ему несколько сот тысяч долларов. Моню разыскали и передали документы в СССР.
   На этом закончилось беззаботное существование безобидного и доброго человечка.
   Нам, "простым советским людям", никому нельзя было иметь официально хоть сколь-нибудь больших денег, этого "пережитка прошлого", тем более твёрдую валюту. Это был приоритет коммунистического "государства в законе" и его функционеров, которые скрупулёзно прослеживали и экспроприировали все "пережитки".
   49
   Что говорили Моне в "компетентных" органах, что предлагали ему на этих "беседах", что говорил он, совершенно ничего не понимающий в этом, останется навсегда неизвестным.
   Моня же получил от Системы койку и паёк в психбольнице, чему, возможно, был рад. Здесь он закончил свои дни, а его деньги "использовало" государство (это и должна была оформить, чисто формально, моя родственница).
   Типичный и логичный ход Системы в своей "зоне".
   *
   Мы, дети, начинаем чувствовать, - что - то вокруг происходит.
   Понемногу вглядываемся и пытаемся понять происходящее.
   Я интуитивно чувствую, что нужно, как бы стараться стать самостоятельнее, еще не зная для чего. Ведь нас уже всех вели строем и вместе к светлому будущему!
   Подсознание, хоть ещё и детское, подсказывало, что предстоит самому принимать решения и к этому нужно быть готовым. Нужно укреплять себя не только физически, но и морально, поскольку нам дано тело и сознание, а это только фундамент того, что должны совершенствовать мы сами.
  
  
  
  
  
  
   50
   5. Учитель.
  
   Мой первый учитель красивого и доброго - Фёдор Иванович Говорунов. Интеллигент, человек, с какой - то аристократической осанкой, походкой и манерой разговора, преподаватель архитектуры и рисования, один из лучших закройщиков! Киева того времени /он обшивал всю киевскую театральную элиту/. Знаток и большой любитель Киева.
   Он первый раскрыл мне красоту его зданий и природы. Он первый сказал нам - поднимите глаза и посмотрите на здания, которые нас окружают, посмотрите на холмы и дали, которые нас окружают, они расскажут вам о многом.
   Чудом сохранившееся, прекрасное "украинское барокко" на улице Карла Маркса (бывшей Николаевской, теперь Городецкого), детали архитектуры которого мы с упоением вырисовывали.
   Он первый показал нам "дом с химерами" и костёл архитектора Городецкого, Екатерининский дворец и Андреевскую церковь великого Растрелли, тысячелетние, святую и трагическую Печерскую лавру и святую Софию, подольские церквушки, большинство из которых в то время, как величайшее кощунство, были закрыты или использовались под какие - то невероятные склады и мастерские, Владимирский Собор и Кирилловскую церковь с Врубелем, легендарное место у исторического музея и
  
   51
   разрушенной Десятинной церкви, в "городе Владимира" Киевской Руси - "...откуда пошла земля русская".
   Мы часто слушали - какой прекрасный (а какой был раньше!) наш город. С его красивыми и богатыми домами, многочисленными церквями, ярмарками, мастеровыми. Город, с холмов которого, в Х веке, Владимир крестил на православие весь честной люд Киевской Руси. Город, с одним из старейших в Европе высшим учебным заведением, Киево-Могилянской Академией. Киев - мать городов русских! Так звучало часто из его уст.
   Я иногда приходил к нему домой, где он показывал старые фотографии своей семьи и исчезнувших зданий.
   Он жил один в маленькой, метров 12, комнатке, возле Золотых ворот.
   Он никогда не говорил о себе, своей семье, а только рассказывал о Киеве и его домах, которые любил какой - то странной любовью родителя. И только спустя много лет после смерти нашего СВЕТОЧА и "разоблачения культа личности Сталина", рассказал мне свою историю.
   Он знал и понимал то, чего не знали и не понимали тогда мы, осторожно рассказывал, а я пытался понять, задавал ему множество вопросов.
   Часть красивых зданий, которые он нам показывал, принадлежали до революции его семье.
  
   52
   Семье коренного киевлянина, интеллигента, интеллектуала, мецената, известного в городе инженера-строителя.
   После революции 1917 года эти здания были отобраны у семьи, а они, не желая уезжать в эмиграцию, стали жить в большой четырёхкомнатной квартире возле Золотых ворот. В здании, которое когда-то принадлежало им. Отец продолжал работать и строить.
   Федор Иванович стал архитектором - такова семейная традиция. Так было до 1933 года.
   В этот год его отец был объявлен "врагом народа" и расстрелян. Мать прожила ещё очень немного и спокойно ушла из жизни.
   Большую часть квартиры у них забрали и поселили там соседа по площадке, незаметного, тихого чиновника, какой-то городской конторы, передав ему три комнаты, оставив Фёдору одну небольшую, с выходом на "чёрный ход".
   Как узнал через много лет Фёдор Иванович, "настучал" на них именно этот сосед,
   написав "куда-то" про безобидные разговоры "о бывших временах", которые велись иногда по вечерам в квартире Говоруновых, а этот сосед как-то подслушивал. Так уже жили, воспитанные Системой, её подданные. Кто-то подслушивал, кто-то "сидел" или уходил в небытие.
   Когда я был призван выполнять свой "священный долг" - служить в советской армии, потерял связь с Фёдором Ивановичем.
  
  
   53
   А через несколько лет, встретившийся на улице мой бывший соученик рассказал, что слышал о болезни Фёдора Ивановича и, что он больше не преподаёт. Мне стало стыдно за то, как долго я не виделся с ним, и на следующий день, взял букет цветов, которые он очень любил, и бутылку вина, поехал наугад на его старую "квартиру" у Золотых ворот.
   Дверь открыли прежние соседи и на вопрос: "Могу ли я видеть Фёдора Ивановича?",- молча указали на его дверь. Она не была заперта.
   Я вошёл и увидел сидящего в кресле, что - то рисующего, своего доброго старого учителя. Это был всё тот же элегантный, чистый до стерильности, с мягким, добрым, как бы ласкающим, взглядом, человек. Увидев меня и сразу же узнав, попытался встать, но сделать этого не смог. У него на глазах появились слёзы. Я быстро подошёл к нему, и мы обнялись.
   Мы долго не могли наговориться. Я рассказал ему о семье, как служил в армии, что много лет отдал спорту, где учусь и работаю, что видел, узнал и понял за эти годы.
   Мы говорили о многом, но почти ничего о самом Фёдоре Ивановиче. Только несколько слов: два года тому назад он неожиданно заболел, стал с трудом ходить и сейчас не преподаёт, а живёт за счёт создания декораций и моделей одежды для театров. Доволен этим. Он ведь вообще никогда не жаловался на жизнь.
   Расставаясь, обнял меня, попросил, если смогу, хоть изредка приходить и тихо сказал:
  
   54
   -"Будь очень осторожен в разговорах со всеми".
   Это был 1966 год.
   Я не придал значения сказанной им фразе, а, придя к нему через несколько дней спросил его, что он имел в виду. Помолчав немного, Фёдор Иванович рассказал, что два года тому назад на него был написан донос в КГБ, о том, что в его лекциях присутствуют антисоветские высказывания - "восхваление дореволюционных лет".
   Очевидно где - то, что - то, правда, уверен, как всегда очень мягко, он мог говорить о прошлых временах до 1917 года, о том, какие здания и храмы были разрушены, и возможно, кем и когда.
   Вроде бы времена другие, - после разоблачения "культа личности Сталина" и, как говорилось, "необоснованных репрессий". Он был во многом наивен, как и многие другие.
   Его "пригласили" в КГБ, где с ним "беседовали" несколько часов, взяли объяснение и, отпустив, сказали, что он возможно ещё понадобится. Осторожно, аккуратно предложили "посотрудничать", то есть, как он понимал, писать доносы - ведь ему часто приходилось встречаться с художниками, артистами. Чтобы подумал над этим. Он ушёл оттуда еле живой, уверяя себя, что это сон. Но, через несколько дней повторный звонок с приглашением опустил его на нашу бренную советскую землю.
   По возможности с мягким упорством, ссылаясь на возраст и состояние здоровья, он попытался отказаться.
  
   55
   Его "собеседники" ещё раз "мягко", но настойчиво попросили подумать.
   В этот день с ним случился инсульт, больше он уже активно работать не смог. Только после этого "компетентные органы" перестали его беспокоить.
   И поэтому, уже спустя много лет после наших первых откровенных бесед, сказал мне, что сейчас снова "плохие" времена и нужно быть очень осторожным в своих контактах и беседах. Теперь я уже это знал и понимал.
   Через год Фёдор Иванович тихо ушёл из жизни, хотя ему было немногим более 60 - ти лет.
   Он не смог выдержать контакта с Системой, противоестественной его миру, его сознанию.
   Он не смог в этой системе взять на себя ответственность и создать семью.
   Так Система уничтожила очередной генетически интеллигентный и чуждый ей киевский род Говоруновых.
  
   6. Начинаю понимать.
  
   Ещё в первых осторожных разговорах с Фёдором Ивановичем, слушая историю его семьи, я понемногу начинал вникать в смысл и понимать слова - "чуждый элемент", "стукач", донос, репрессии, "враг народа", "антисоветчина", "инакомыслие" и пр., а затем, после встреч с ним в середине шестидесятых и его смерти, ко мне начало приходить ощущение всей глубины трагедии нашей земли и людей, живущих на ней.
  
   56
   *
   По замыслу Системы, "советский народ" должен был стать однородной серой массой партийно - государственного замеса. А те частицы, которые не растворялись, должны выпадать из этой массы, в самом прямом смысле этого слова. Эти частицы, крупинки - люди, которых старались подчинить, обмануть, иногда приласкать, а если не поддавались, то сломать.
   Для этого была скрупулёзно отработана система ограничений, поощрений и наказаний, запугиваний, умалчиваний и "объяснений", продвижений, возвеличиваний и "опусканий". А если не удавалось "приспособить" кого-то к системе, их уничтожали многочисленно придуманными способами: ограничениями в работе и моральным уничижением, "добровольным" переселением, тюрьмами и психушками, и, наконец, физически.
  
   Всё, очень часто, творилось под улюлюканье и с "всеобщего одобрения" той толпы, массы, смеси, которую Система готовила для себя.
   И самое трагичное, что многих приспособили. Выборочной, очень отобранной и ограниченной информацией, а лучше сказать "дезинформацией". Преподнесением возвышенной риторикой оболванивания откровенной лжи и полуправды. Полуморальной, фарисейской идеологией, ограничением свободы выбора, замкнутостью морального и материального пространства, выбора твоей судьбы за тебя самого, за КАЖДОГО.
   57
   Так один доносил и предавал другого, все были радостно возбуждены процессами над "врагами народа", дети доносили на своих родителей и отказывались от них!, - "образ героического пионера Павлика Морозова!". Мужья отказывались от жён, а жёны от мужей, даже по примеру "вождей" (Молотов, Будённый..)
   "Доносы" и "разоблачения" стали всеобщим государственным жанром.
   Ничего святого и доброго, кроме только личного благополучия (и часто за счёт других), заискивая перед "государством" и партией.
   Жизнь по одному из важнейших большевистских, советских принципов - все против всех.
   *
   Мне думается, что трагедия наших людей состояла в том, что они, в большинстве своём, превратились в эту сплошную массу полуроботов, поклоняющихся, в противоречие с
   общечеловеческой и библейской моралью, кумирам-богам-вождям, предложенных им Системой, ведущим эту слепую массу в абстрактное "светлое будущее".
   И ещё это удавалось делать, благодаря столетиями выработанному на этой земле принципу - "пока молния не ударит, мужик не перекрестится". Пока ты лично (и то, не всегда) не почувствуешь удар Системы и беда не придёт в твой дом, ты в стороне от всего происходящего вокруг и оно тебе безразлично.
   Как в древнем китайском мифе о трёх человеческих пороках - не вижу, не слышу, не знаю.
   58
   Трагедия наших дней состоит в том, что, вырвавшись сейчас из этого материального замкнутого пространства, не осмыслив прошлого и не раскаявшись, хотя бы в самом себе, за миллионы раздавленных, убиенных и изгнанных, многие так и не вырвались из Большой зоны и не разрушили собственную "зону" в себе, остались с рабской психологией вечного ожидания "чего - то от кого - то".
   Не вытравили из себя страх и раболепие перед властью и деньгами, не нашли своего личного, свободного человеческого стержня жизни, такого как Свободный труд, Самоуважение и уважение ближнего, Вера, но не слепая и фанатичная, Терпимость к людям, но не рабское всетерпение и всепрощение.
  
   7. Шестидесятые - умывание рук.
  
   Время, которое позже назвали "оттепелью".
  
   По прошествии многих лет, пропустив через себя эти и последующие годы, я понял - то был очередной акт трагедии-фарса, очередная правка сюжета, теми же режиссёрами с психологией рабов, одевших на себя, временную тогу разоблачителей, с целью укрепления в своих руках фантастической власти над такой же раболепной, но обманутой и раздавленной толпой.
   Они не хотели и боялись признаваться, ни себе и никому, в своём активном участии в
  
   59
   режиссуре и игре этого театра трагедии и абсурда, и не чувствовали необходимости покаяния.
   Это было очередное советское большевистское "зрелище", так необходимое в то время и толпе, и её вождям.
   *
   Никита Хрущёв. "Разоблачение культа личности Сталина". Расстрел Берия, как "шпиона и пособника империализма"?! Опять ложь. Просто один раб-преступник заметает следы, развенчивая своего хозяина и уничтожая другого раба-преступника и конкурента. А много лет они обнимались, ели из одного корыта, пели хвалу друг другу и целовались на всех "семейных" партийных "тусовках".
   Антипартийная группа - Молотов, Каганович, Маленков, Булганин, и "примкнувший к ним Шепилов". Спектакль продолжается. Новые имена съедаемых, старые методы. Некогда пившие из одного сосуда, уничтожают своих же друзей и соратников в борьбе за власть.
   Но на волне первого, хоть и фарисейского, разоблачения, чудом родилось явление, получившее название "шестидесятники".
   Галич, Евтушенко, Кузнецов, Окуджава, Даниэль и Синявский, Гинзбург и многие другие. Очень разные, с разными мотивами поступков в то время и затем, родившие движение "диссидентов", движение к очищению.
  
   60
   Мы выискивали и зачитывались Евтушенко и Окуджавой. Это было откровение. Они, как никто до этого, из ограниченно "печатуемых" в Советской стране, стали просто писать о ЧЕЛОВЕКЕ, его чувствах, выделяя из того пространства Системы, которое называлось нашей Великой родиной.
   Появились "Архипелаг ГУЛАГ" и другие откровения Солженицына. Мы стали узнавать многое об исчезнувших в этом аду, о лозунгах и делах.
  
   Я стал понемногу понимать, то величайшее фарисейство, с которым наши "великие советские писатели" К.Симонов, С.Михалков и другие, предавали анафеме и пытались изгнать из страны Б.Пастернака. Кто будет им судьёй, кроме них самих?! Хотя думаю, что для К.Симонова, но не С.Михалкова, это стало большой личной трагедией и полным раздвоением его личности.
   Понемногу начинает укрепляться в сознании, что извращены наша жизнь, наша мораль, наше человеческое начало, наше право. И именно тогда у меня стало возникать устойчивое ощущение того, что есть конкретно я, моя семья, мои родители, братья, люди, с которыми я общаюсь. Рядом с нами и вокруг нас - дома, улицы, города, леса, реки. А есть то, что называется государством, в котором мы живём. Это что - то отдельное, со своим смыслом, в котором я и другие люди обладают своей личной отдельной человеческой функцией.
  
   61
   И эта великая функция ЧЕЛОВЕКА, изначально первична, и должна защищаться государством, как функцией вторичной.
  
   *
   Мы восхищались хрущёвскими разоблачениями, не задумываясь о том, что Система не обновлялась, и её жернова не останавливались ни на минуту. Она продолжала жить, работать и перемалывать, а Хрущёв был одним из её активных создателей, исполнителей, продолжателей и хранителей, но одновременно и рабом.
  
   Очевидно в глубине своего подсознания, этот полуграмотный крестьянин по своей природе, но такой же беззастенчивый циник, как его предшественники, мог почувствовать какую-то человеческую неестественность той Системы, в которой он был уже не винтиком, а рычагом и органичной её частью. Но это не повлияло на его поступки и жизнь в Системе.
   Через годы мы убедились, что "разоблачение культа личности Сталина" было для Хрущёва умыванием рук, а не покаянием. Он был таким, каким стал очень давно, связав свою жизнь с Системой и, продав себя в угоду ей и тем, кто поддерживал, развивал, совершенствовал и управлял ею.
   Он также как и его предшественники клеймил "инакомыслящих", при нём также функционировала всё та же система ГУЛАГА, при нём также отправляли в "психушки" тех, кто думал не так как он и его "соратники" по партии.
   62
   Но понимание этого пришло позже, а тогда мы восхищались, как многим казалось, глотку свежего воздуха, который подул в нашу сторону.
   *
   Для этого вернусь назад, к концу 50-х годов.
   Через пять лет неизвестности, возвратился "откуда-то" отец моего друга. Напряжённая радость их семьи. Опять они вместе. Но полное молчание о том, что с ним произошло, и где он был все эти годы. Только через сорок лет, друг моего детства, рассказал мне, что его отец находился в одной из "шарашек", где с другими специалистами, которых Система спрятала за колючую проволоку, проектировал и создавал образцы новых танков. Об этом ему поведал отец через много лет.
   А мой отец куда-то уходит вечерами, а после возвращения, тихо, о чём - то шепчется с мамой. И в один из редких дней, когда мы всей семьёй сидели за обеденным столом, по радио возвышенно и радостно стали передавать о "благородном порыве тридцати тысяч ведущих инженеров (в основном из больших городов), пожелавших добровольно!! поехать в сёла, "поднимать" сельское хозяйство - руководить МТС (машинно - тракторными станциями)". Так называемое, "движение тридцатитысячников". И одним из первых "добровольцев" называют моего отца. Он молча встал, не доев, и они с мамой вышли в другую комнату. Мы уже многое понимали и догадывались, что это расставание.
  
   63
   Если кто - то "добровольно" ехать не хотел, ему предлагали, как "несознательному", "положить на стол партийный билет", своеобразный "пропуск" во многие двери и на многие ступени Системы.
   В те годы это означало конец всякой карьеры, возможности работать по специальности и страх исчезнуть вообще.
   "Движение тридцатитысячников", было "добровольной" ссылкой многих, не совсем удобных Системе, слишком самостоятельных, профессионалов и интеллигентов.
  
   Судьба оказалась несколько благосклонной к отцу. Он провёл четыре года в маленьком заброшенном селе Молочки, в 200-х километрах от Киева, где руководил маленькой машино -тракторой станцией (МТС). Прожил эти годы в типичной старой сельской хатке-мазанке, с глиняным полом, маленькой печуркой в углу, "нужником" на дворе, как говорилось у нас "до ветру". Такая же судьба была и у отца моего друга, вернувшегося "откуда-то".
   Нам несколько раз "предлагали" переехать всей семьёй в это заброшенное и забытое Богом, гиблое село. Но как устояла мама перед отработанным годами давлением Системы, известно одному Богу.
   Мы могли навещать отца и делали это при первой же возможности. Он никогда не жаловался на судьбу, а только переживал за нас.
   Мы выстояли, и отец возвратился.
  
   64
   Он смог продолжать работать по специальности, руководил автомобильными предприятиями, ушёл на пенсию. Родители были счастливы, что смогли дать высшее образование своим детям, что они самостоятельные люди, что есть много внуков, правнуков и все впитали любовь и уважение к людям.
   Они сами очень любили и уважали людей и друг друга, прожили не лёгкую, долгую, но не рабскую жизнь. И из жизни ушли вместе. Но это уже потом. Об отце и маме отдельный сказ.
  
   *
   Я же оканчиваю техникум по специальности - архитектура. Поступать в институт не могу по причине "непопадания" в 5% "отличившихся", из-за наличия в дипломе одной "тройки", поставленной мне преподавателем идеологического предмета! - "военно-допризывной подготовки", секретарём партийной организации техникума.
   Я как-то тихо сказал ему, что он своей грубостью оскорбляет студентов, и получил ответ, что я "маленький, но слишком храбрый, еврей, лезу не в своё дело", а он делает то, что нужно и "объяснит" мне всё потом. Вот и "объяснил"!
   Как выяснилось через несколько лет, этот партийный функционер и борец за советскую мораль, во время оккупации Украины немцами в 1941-43 г.г. работал в полиции и участвовал в зверствах и расстрелах военнопленных и мирного населения любых национальностей.
  
   65
   Его судьба затерялась в недрах Системы.
   Но она была очень типичной для многих, кто во все годы приспосабливался к любой человеконенавистнической Системе, независимо от её названия, то ли большевизм, то ли нацизм.
   Мы в этом убедились позже, поняв поступки людей, с известными, и не очень, в стране фамилиями, которые строили своё благополучие до 1917-го года, затем на трагедии и костях миллионов, павших в империи СССР, и уже в постсоветское время, на обмане и суперпатриотических лозунгах. Среди них есть и очень известные, особенно в области словесности и "культуры", но судья им Бог. Перед ними пресмыкаются подобные им, но их же всегда в душе презирают.
  
   *
   Окончив школу, старший брат уезжает поступать в институт, в провинциальный белорусский город, где не был такой жёсткий лимит приёма по признакам "пятой графы".
   Наши войска в Венгрии.
   Посещение Хрущёвым выставки современного искусства советских художников и его откровенное хамство и приговор ей, как великого "знатока и ценителя" живописи.
   Что - то происходит на Кубе. Мы начинаем подслушивать Голос Америки. Наши ракеты на Кубе. Американские и наши войска в боевой готовности. Что - то всё не так. Есть где-то мир, который думает, живёт и делает не так как мы, но мы его практически не знаем.
  
   66
   А у нас что-то произошло, но ничего не происходит для человека. Что-то приоткрылось, но только сотая частичка видимой части айсберга жизни. И дверца сразу же захлопнулась, после маленькой дозы полуправды.
   Произошла очередная смена декораций, и попытка отмыться от потока слёз и крови миллионов.
   *
   Я начинаю свою трудовую деятельность. Моё первое странное знакомство с КГБ. Где-то, что-то, не так сказал. Приглашение по звонку. Мягкий, внимательный "Михал Михалыч" - "Так вы меня называйте". А где вы слышали о Венгрии? Кто, что говорил? Если что-то услышите, позвоните, пожалуйста, спросите Михал Михалыча.
   Я боялся об этом сказать даже родителям, стал осторожней в контактах и разговорах и, к счастью, больше никогда не имел звонков от "Михал Михалычей".
   Через несколько лет вспомнил своего коллегу по проектному институту, человека значительно старше меня, сидевшего рядом со мной, за такой же чертёжной доской, с которым я часто делился чем-то услышанным, чем-то непонятым (слава Богу, не многим). Внешне очень скромным, мягким, интеллигентным, несколько любопытным.
   Это был типичный, советский, рядовой "стукач", которых в нашей тогдашней стране было огромное количество, они были в каждом доме, каждой организации. У нас была тогда страна "стукачей".
   67
   Мы продолжали жить по законам театра абсурда, где говорят и провозглашают одно, а делают совершенно противоположное. Где задаёт тему, ставит спектакль и играет главные роли Партия КПСС через своих функционеров. Где работники пера - "борцы идеологического фронта" и "инженеры человеческих душ" оживляют темы, а отбор и обучение массовки осуществляет, по отработанной партийной системе, верный помощник режиссёра - КГБ.
   *
   Жизнь продолжается, и я призываюсь на службу в Советскую Армию, исполнять свой конституционный "священный долг".
   Первое знакомство с обычаями нашей прославленной Советской Армии - это рассказ старшины, вернувшегося из Венгрии, о погибших там ребятах. Из его отделения в 15 человек вернулись только 7. Ни он, ни я, ни все кто был тогда с нами, не понимали - зачем это?!
   Второе знакомство - в роте подготовки. Нас, четверо киевлян, в двадцатиградусный мороз, ночью, поднимает сержант третьего года службы, "обучающий" нас курсу молодого бойца. Бывший тракторист, с четырёхклассным образованием, комсомольский "вожак" колхоза. Мы, в одном нижнем белье и сапогах, на носилках, выносим окурок папиросы, случайно оброненный одним из нас в помещении, и зарываем его в километре от казармы, в яме метр на метр, которую выдалбливали на морозе более трёх часов. Сержант - "учитель" наблюдал за нами в тёплом тулупе.
  
  
   68
  
   На следующий день это происшествие с хохотом обсуждали наши командиры - советские офицеры.
  
   И здесь функционировала типичная министруктура большой Системы подавления личности.
  
   8. О спорт!
  
   О спорт! Ты прекрасен, и ты великий учитель. Я преклоняюсь пред тобой.
   Ты дал мне физическое ощущение самого себя, ощущение личности, ощущение своих личных побед и побед над поражением.
   Ты научил терпению и сопротивлению.
   Ты научил уважению в соперничестве.
   Ты научил размышлять о следующем шаге и поступке, ты научил думать о происходящем сейчас и потом.
   Ты был почти чист, в своём физическом совершенстве.
   Ты научил меня ощущать себя человеком - физически и морально.
   Я благодарю судьбу, что Вы были рядом в те годы: Вадим Архипчук - многократный чемпион СССР в беге на 400 метров, участник трёх Олимпиад, с которым мы выросли в одном подольском дворе; Виктор Луньков, первый профессиональный тренер, бродяга по жизни, художник и философ; Владимир Георгиевич
  
   69
   Ефремов, многие годы мой тренер, научивший меня терпению и пониманию соперничества; Володя Голубничий - Великий "скороход", победитель и призёр четырёх Олимпиад, заставивший меня однажды, в дни своей непобедимости, выиграть у себя, и давший урок "борьбы до конца"; Володя Маевский, многократный чемпион Украины, пример стойкости и какой - то спортивной интеллигентности и порядочности. Впоследствии великолепный журналист, обладающий абсолютным чувством юмора.
   И многие другие, о которых можно и нужно писать о каждом отдельно. Благодарю Вас за дружбу и уроки жизни.
   Но, казалось бы, и в эту, далёкую от политики сферу, Система активно вмешивалась, сортировала материал, а неподдающихся уничтожала отработанными методами.
   Спорт был для Системы одной из важнейших идеологических пружин для внешнего мира.
   Практически все спортсмены, входящие в сборную страны и их тренеры должны были быть членами Коммунистической партии. Все победы на европейских, мировых чемпионатах, Олимпийских играх должны были добываться "во имя Партии и Страны Советов". Те же, кто имел смелость нечаянно подчёркивать, что это их личная победа или заслуга, становились часто "невыездные", а со временем находился повод исключения их из сборных команд.
   Так произошло и с Вадимом Архипчуком.
   Сын простых, полуграмотных, но мудрых и
  
   70
   добрых по жизни людей, блестяще окончил школу и решил вырваться из порочного круга системы - "зоны" за счёт, данных ему Богом, способностей и работоспособности.
   В нём обнаружился талант атлета и он, отбросив карьеру инженера, стал спортсменом-профессионалом. Хотя многие годы весь спорт в СССР и даже те, кто оплачивался за счёт государства, лукаво назывались любителями.
   Он один из первых наших легкоатлетов, в начале шестидесятых годов, получил международное признание в беге на 400 метров. Много побед было на его счету в СССР и за рубежом. Но как-то, сначала интуитивно, а затем и осознано, он сопротивлялся поступлению в КПСС, и Система отплатила ему.
   Сначала, в расцвете сил, его иногда перестали включать в сборную страны для поездок на соревнования за рубеж. Он очень переживал, стал "баловаться" алкоголем. Но инстинкт самосохранения остановил его и за счёт своей фантастической работоспособности, снова становится первым в стране.
   Тогда Система, ссылаясь на придуманное медицинское заключение, не включает его в сборную команду СССР на один из чемпионатов Европы. Это согнуло Вадима.
   А после какого- то разговора во Всесоюзном комитете по спорту, в присутствии сотрудников "компетентных органов", где Вадиму сказали, что его исключат вообще из сборной СССР,- это добило его. Он сорвался, стал много пить и в возрасте 32 лет ушёл из жизни.
  
   71
   Так Система, и в этой, казалось бы совершенно чистой сфере деятельности личности, выжав из человека все нужные ей идеологические соки, расправлялась с непокорными.
  
   Но и в армии, и многие годы после, я выстоял физически и морально, благодаря тем урокам борьбы, которые получил в спорте. Спорт дал мне многое, но я понимал, что спорт это не вся жизнь.
  
   9. В коридорах Системы.
  
   С детских лет у меня часто возникало желание строить, интуитивно появившееся в годы, когда я видел Киев - прекрасный, но полуразрушенный в первые годы после войны. Мне очень нравилось смотреть на "нечто" растущее на твоих глазах и приобретающее какую-то завершённую форму и функцию.
   Особенно когда ты сам имеешь отношение к созиданию. И это идёт через всю жизнь.
   Будучи ещё действующим спортсменом, по совету одного из своих знакомых, - учёного, великолепного преферансиста, интереснейшего рассказчика анекдотов и фаната спорта - Саши Ботте, я иду работать в отдел капитального строительства Президиума Академии наук УССР.
   Через год ухожу из спорта совсем, заканчиваю заочно институт и полностью отдаюсь профессии строителя.
  
  
   72
  
   *
   В это время произошла смена очередного "бого-вождя"-Генерального секретаря ЦК КПСС.
   В результате привычных, для высшего руководства Партии коммунистов, заговоров и интриг, поедавших себе подобных, им стал Брежнев Леонид Ильич, который сместил "в связи с преклонным возрастом" Никиту Сергеевича Хрущёва.
   Брежнев "царствовал" более 18 лет.
   О тех годах написано много и нет смысла повторяться.
  
   Массовое воровство и "стукачество", мягкое отмывание Сталина, борьба с инакомыслием, тюрьмы и психушки, жёсткая иерархия номенклатурно-партийных взаимоотношений и распределений, маразм руководителя и его окружения, Афганистан, какое - то всеобщее гниение, банно-сауновое безумие партийных и особенно комсомольских функционеров, какие-то секретные льготы для функционеров партии и госфункционеров - спецраспределители, спецмагазины, спецмедицина, спецсанатории, часто со спецдевочками, госдачи, всё спец - для номенклатуры, членов их семей и маленькие спецподачки для обслуги этого клана.
   А одновременно - ограниченные продовольственные пайки-подачки, и распределение-продажа элементарных товаров минимальной необходимости (часть продовольствия, одежда, обувь, пр.)
  
   73
   на предприятиях и в организациях, превращающие людей в жалкую, просящую, изворачивающуюся, иногда и злобную, массу.
   Но, как молитва и религия - "Моральный кодекс строителя коммунизма!", а за усердие, и в большей степени чисто идеологическое, перед Системой - Заслуженные деятели, Заслуженные ... Заслуженные ... Народные и заслуженные артисты, всевозможные лауреаты ленинских и государственных и других премий, ударники и Герои социалистического и коммунистического труда, "почётные грамоты" и фантастические потоки орденов, медалей, званий.
   Сколько же у нас таких "заслуженных" перед Системой?! А сколько страстно желающих быть, хоть как-то, "заслуженными"?! И это всё за счёт миллионов униженных.
   Не это ли высший обман и цинизм, когда-либо придуманный и реализуемый человеком.
  
   Мы действительно становимся "империей зла", империей двойной, тройной морали, империей, где основная масса людей почти безропотно, по рабски, воспринимают всю эту спецжизнь и свою жалкую суть.
   Многие старались изо всех сил, часто не брезгуя грязными поступками, хоть чуть-чуть приобщиться к этому партийно-номенклатурному клану.
   Некоторые чувствовали, что живут в каком - то нереальном мире.
   Кто - то возмущался и уничтожался отработанными методами, кто - то старался
  
   74
   делать своё профессиональное дело, меньше соприкасаясь с Системой, а большинство - привычно варилось в котле Системы, теряя часто нормальный человеческий облик.
   Все мы были частью этой Системы, жили в ней и не могли не соприкасаться с ней, каждый по-своему.
  
   *
  
   В год моего поступления на работу в Академию наук УССР, её Президентом был избран академик Патон Борис Евгеньевич. За десять лет, которые я работал в Президиуме Академии, мы не часто встречались с ним. Но, во многом, школу жизни и систему организации, со всеми её формальными и неформальными, официальными, иносказательными и номенклатурными взаимоотношениями Системы - я познал там. Там начал понимать, как она функционирует.
   Так как Академия наук была частью её, очень существенной и нужной ей.
   Но, помимо всего, какой - то чисто человеческий дух, неосязаемые контакты и защитные ауры, во многом, были реальностью внутри Академии, несмотря на то, что там было всё, что принадлежало общей Системе.
   Партийный и профсоюзный комитеты, которые должны были, как правило, возглавлять партийные академики. "Партийные собрания", часто открытые, так как работающие в Академии наук не столь активно принимались в
  
   75
   ряды партии из-за существующих, в то время, гласных и негласных лимитов! - "пять рабочих - один представитель интеллектуального фронта".
   Профсоюзные собрания и так называемые активы, на которых провозглашались "цели и задачи" Партии, то есть Системы.
   Проработав в Президиуме Академии наук 10 лет и поняв, что там у меня нет никакой перспективы по "признаку пятой графы", я ушёл на производство.
   *
   Я не предполагал, что судьба уже через год подарит мне нелёгкие, но прекрасные, многие годы работы рядом и вместе с Борисом Евгеньевичем Патоном.
   *
   А пока рутинная работа строителя на производстве. Познание системы "липовых" цифр в планах и отчётах. От маленького участка до предприятия, отрасли, страны.
   Всё было построено на обмане, "очковтирательстве", одновременно с неимоверным разложением партийно -комсомольско - государственной прослойки, при активном выявлении и уничтожении любого "несогласия" и инакомыслия, но с постоянными лозунгами о достижениях и единстве партии и народа.
  
   Это были годы диссидентства и "исхода" из СССР. Начали уезжать и мои родственники.
   Первая - сестра отца, Анна. У неё, как она считала, было три причины для отъезда.
  
  
   76
   Первая - она очень хорошо знала Систему, хотела вырваться из объятий её "очарования" и вырвать своих детей, вторая - она приняла идею, что все евреи должны жить в Израиле и возрождать это государство, и третья - она была очень больна и надеялась на помощь израильской медицины.
   Она тщательно скрывала от всех подготовку отъезда, пока не "прошла" все "инстанции", окончательно не решила все проблемы и лишь после этого сказала моему отцу. Её, известного в городе юриста, естественно члена КПСС, участницу войны, с оскорблениями исключали из партии на заседании обкома КПСС. У её детей отобрали дипломы об окончании высших учебных заведений, заставили платить какие-то компенсации государству. Они уехали в одной лёгкой одежде, увозя только часть своей прекрасной библиотеки, но преисполненные достоинства и надежды.
   Так было со многими покидающими эту страну навсегда, и не только с евреями.
   В семье у нас было мрачное настроение. Отец, после возвращения из "добровольной, тридцатитысячной" ссылки, вновь стал руководить одним из киевских предприятий и пользовался высоким авторитетом в инженерных кругах. Мой старший брат работал в то время на совершенно "закрытом, секретном" объекте - Северном машиностроительном предприятии (СМП) в городе Северодвинске. Оттуда выходили наши многие боевые атомные подводные лодки.
  
   77
   Теперь об этом знает весь мир, а в те годы это был "супер-секрет". Правда, через много лет я узнал, что это был секрет только для "советских людей", а не для интересующихся этим разведкам.
   Младший брат учился в Уральском политехническом институте, я трудился на производстве.
   Как правило, подобные ситуации влияли на карьеры ближайших родственников. Но нас как-то обошло.
   Уезжающие из СССР, были для "власть предержащих" (и не только для них) предателями. Их шельмовали госорганы, пресса, коллеги по работе - на партийных, профсоюзных и общих собраниях, их сторонились сослуживцы и соседи.
   Это было уже внутри у многих "советских людей" - сформировавшихся "gomo sovetiсus". Такое точное определение я впервые услышал в те годы.
   Как в 1937 году, когда толпы с плакатами "Уничтожим врагов народа!" шли по улицам, и сотни тысяч, миллионы людей под глас "одобрения трудящихся", уходили в небытие. Так и сейчас, только без плакатов, но организовано, унижались, а часто уничтожались, все, кто хотел вырваться из объятий Системы. А советская пресса публиковала страстные бичующие статьи об "отщепенцах", "предателях" и всеобщем народном презрении к ним.
   Государство, его аппарат, старались ставить столько барьеров при оформлении
  
   78
   документов на выезд, что каждый, кто проходил через эти унижения и оскорбления, севши в отъезжающий поезд, пароход или самолёт, часто без средств и имущества, был преисполнен радости, что вырвался из сетей Системы, с надеждой на реализацию своих личностных и человеческих качеств.
  
   *
  
   Не у всех уехавших счастливо сложилась судьба. Многие, оторвавшись от корней, не приобрели новых. Одна из причин тому, что зрелые люди были уже пропитаны Системой и ожидали какого-то чуда от кого-то, а не от реализации своей свободы. Дети же их, уже становятся другими людьми, не знающие той Системы - "зоны", в которой жили их родители.
   Но это отдельный разговор и, думаю, ещё предстоит осмыслить с позиции времени, этот многомиллионный "исход" людей, трагически рвавших свои корни, осмыслить разные причины, почему и во имя чего это делалось, принесло ли освобождение духа это переселение, как воспринимали новые жизненные философии люди разных поколений и культур.
   Была ли это историческая необходимость или трагическая неизбежность - "исход" из СССР.
   Я склонен думать, что это было в меньшей степени исторической необходимостью, даже переселение на "историческую родину".
  
  
   79
   "Исход" из СССР, где корни украинцев, евреев,
   русских, армян и других народов, уходили в столетия. Где некоторые из них, несмотря на ограничения и унижения, смогли всё же проявить свои лучшие интеллектуальные и человеческие качества (и, как ни печально, иногда и худшие), которые влияли не только на судьбы России, но и многих стран, - был в большей степени трагической неизбежностью.
  
   Уверен, что человеку, почти любому человеку, лучше всего жить и реализовывать себя там, где он сформировался, впитал культуру, язык, традиции и обычаи.
  
   Много, очень много здесь вопросов. Не уверен, что на них найдётся категорический ответ.
   Но в любой стране, где бы я встречал своих бывших соотечественников, могу с уверенностью сказать, что большинство из них, независимо от национальности, проявляли, пусть не всегда открыто, какое-то сожаление о необходимости своего исхода.
   Понятно одно, что это было бегство от Системы подавления, часто проникшей вовнутрь почти каждого из нас и элемент инстинкта самосохранения.
   Много, очень много здесь вопросов и не на все есть ответ.
   А мы продолжим экскурс во времени, с жившими и живущими в этой "зоне".
  
  
  
   80
   10. Островки.
  
   Год 1972 - й. В этот год моя судьба сделала резкий поворот. И я благодарен ей за это.
   Меня пригласили к академику Борису Евгеньевичу Патону. Он всегда был "мечтателем - прагматиком", и задумал уникальную программу - создать, при научных учреждениях Академии наук, мобильные опытные предприятия и заводы, чтобы прикладные разработки могли быстрей обходить рутину плановой системы и внедряться в жизнь. Своеобразные центры высоких технологий - центры "High-tech".
   И главный эксперимент он решил начать в своём Институте электросварки им Е.О.Патона. Он многое, в той системе, впервые начинал пробовать в стенах родного Института, который был создан его отцом, академиком Евгением Оскаровичем Патоном.
   Чтобы суметь реализовать его идеи, нужно было их тщательно осмыслить и впитать.
   Он, как почти никто в то время, понимал, что это смогут реализовать только энергичные профессионалы, с неординарными подходами и начал комплектовать команду. Именно тогда в Академии наук УССР появилась целая плеяда энергичных молодых учёных и хозяйственников.
   Меня рекомендовали ему. Он знал, что я работал почти 10 лет в Управлении
   капитального строительства Президиума Академии наук УССР, где мы с ним изредка встречались, понимал, почему ушёл оттуда.
  
   81
   Разговор был короткий - информация о первых объектах, планах, обещание поддержки, вопрос - "решаюсь ли я?". Я решился.
   Почти 20 прекрасных лет работы среди, сплочённых Борис Евгеньевичем, единомышленников. Молодых и не совсем, разных по характерам людей, одержимых и приспособленцев, открытых и скользких, но не безразличных к фонтанирующим идеям Борис Евгеньевича. Но это совершенно отдельная тема размышлений.
  
   Я благодарю судьбу, что она свела меня с этим человеком, и больше двадцати лет своей жизни провёл рядом, с этой очень не простой, не лёгкой, но совершенно гармоничной, человечной и уникальной Личностью.
   Я совершенно уверен, что влияние Бориса Евгеньевича в организации научно - технической и промышленной инфраструктуры СССР в 1962- 1990 г.г., и оставшейся после распада СССР во многих новых странах, переоценить невозможно. И "новые" президенты, и премьеры этих стран должны были бы помнить и понимать кому, во многом, они обязаны тем, что во времена развалов и кризисов они могли, все же что - то, производить на своих предприятиях.
   Думаю, за всю историю СССР, найдётся не много деятелей, которые бы в условиях той абсурдной Системы, могли объединять вокруг себя, вокруг своих идей, столько одержимых, способных, хотя и разных по характерам людей,
  
   82
   создавать интеллектуальные, научно-технические мегаполисы, влияющие на технологическое развитие всей страны.
   Очевидно, практически, нет ни одной отрасли деятельности человека, куда бы ни вмешивался, и всегда с успехом, огромный интеллект Бориса Евгеньевича.
  
   *
  
   Я часто задавал себе вопрос, как он и подобные ему люди могли сосуществовать с этой Системой, творить в ней и на неё. Думаю, что здесь нет однозначного ответа и что они сами не смогут однозначно на него ответить, но глубоко понимал, что такие люди очень нужны Системе, они нужны ей, а не она им.
  
   Я всегда с удовольствием смотрел, с каким генетическим самоуважением, но без высокомерия, Борис Евгеньевич общался с любым, независимо от его общественного или социального статуса - то ли с рабочим или инженером, журналистом или графоманом, которые тоже часто обращались к Б.Е., то ли с "сильными мира сего". Более того, я часто наблюдал, как последние старались, иногда слишком видимо, подчёркивать своё особое расположение и внимание к Б.Е.
   Помню, как, каждый раз, Борис Евгеньевич "чертыхался" после очередного съезда коммунистической партии, этого высшего форума Страны Советов, на которых он был
  
  
   83
   бессменным делегатом-символом многие годы, или после многочисленных общественных мероприятий, которыми изобиловала Система. Он очень точно называл их (прошу прощения за вольность языка) - "жопочасами".
   Думаю, что он и близкие ему по духу, глубоко понимали - сохранить личность можно только в творчестве и в деятельности. А результатами того, что создадут они, воспользуется не только эта порочная Система, но и люди, интересам и совершенству которых (как и падению) предела нет.
   Так оно и было.
   Хотя часто приводило к раздвоению личности. Одна часть работала на созидание, науку, человека, другая - подстраивалась к Системе.
   Это трагедия многих, которые работали внутри Системы, внутри "зоны". Так, созданный в 1962 - 1990 г.г., в основном энергией и усилиями Бориса Евгеньевича, многофункциональный, многоотраслевой, огромный живой организм Академии наук УССР, работал не только на решение чисто научных, фундаментальных проблем и на выполнение множества прикладных задач промышленности, но и военно-промышленного комплекса Системы.
   Космос, ракетостроение, танкостроение, авиация, трубопроводы, ядерная и прикладная физика, кибернетика, информатика и множество других направлений, по которым Академия наук выполняла заказы министерств и ведомств "оборонки".
   И, во многом, благодаря этому, а также
  
   84
   личным качествам и мудрости, Борис Евгеньевич смог, используя положение Академии, собрать в её рядах и сплотить много интересных личностей.
   И хотя характер у него был сложный и непростой, он всегда оберегал своих коллег от множества проблем, и многие годы помогал, в чём мог, используя свой непререкаемый авторитет среди всей верхушки лидеров СССР.
   Для него было очень важно в специалисте, которого он приглашал работать, прежде всего, понимание цели и смелость в выборе вариантов для получения конкретного результата, умение из множества выбрать наиболее оптимальный, умение действовать.
   Он часто даёт возможность эксплуатировать себя. Он умеет принимать решения сам и помогает принимать его другим, он мудр и знает где ему "вступать в игру".
   Он старается помочь каждому, кто обращается к нему.
   Думаю, что найдутся люди, которые смогут лучше и профессиональней, чем я, рассказать об этом удивительном человеке, целой эпохе в технологическом развитии СССР (пусть простит он мне этот высокопарный слог), со страстным желанием к постоянному совершенствованию, но пониманием бренности бытия, тягой к соперничеству и нежеланием (даже неумением) проигрывать. Человека огромной силой воли, с характером вечного победителя, мудрого и одновременно совершенно земного, со своими привычками и слабостями, с глубоким чувством юмора и иронии.
   85
   С начала шестидесятых годов в СССР и на Украине, параллельно с расцветом и закатом Системы, на протяжении более тридцати лет, была, всё же, как бы это громко не звучало - эпоха технологического взлёта, где Б.Е.Патон играл одну из ключевых ролей, и одновременно он не дал многим превратиться в жертву или винтик этой Системы.
   Надеюсь, что об этом ещё напишут.
  
   *
  
   Я же попытаюсь, очень коротко, рассказать о том, как он и мы, которые были рядом многие годы, "варились" в этой Системе и старались не стать "её быдлом".
  
   У Б.Е, как его уважительно называли близкие к нему, ошеломляющие идеи возникали довольно часто. Они как бы ложились во времени на ту ситуацию, которая созревала.
   Так он задумал, и "завёл" всех идеей, организовать в системе Академии наук целую сеть опытных предприятий для выпуска высокотехнологичной, наукоёмкой продукции, которая разрабатывалась в стенах Академии, но часто просто оставалась нереализованной разработкой, из-за неповоротливости и нединамичности тогдашней плановой экономики страны, и из-за того, что во многом, эта продукция заказывалась "оборонкой".
  
   А он был человеком, всегда жаждущим видеть конкретный результат наяву, а не "на полке".
   86
   В созданном им, его детище, многотысячном, научно-техническом комплексе "Институте электросварки им. Е.О.Патона", работало достаточно много талантливых учёных, творивших в сфере уникальных технологий, таких как, специальная электрометаллургия и близких к ней других направлений, как фундаментальные и прикладные задачи в области новых материалов, машино и судостроении, трубопроводов и т.д.
   Это был первый в СССР, сформированный по идее Б.Е. в конце семидесятых, "Межотраслевой научно-технический комплекс". Затем их стало 18. Научно-технические мегаполисы, которые могли быстро реализовать многие уникальные технологии, ещё до сих пор являются огромной ценностью во всех странах бывшего СССР,
   В конце семидесятых годов Б.Е. пригласил меня на одно из очередных совещаний вместе с известными учёными и его соратниками - академиками Лебедевым В.К., Дудко Д.А., Мовчаном Б.А., Кучук - Яценко С.И., Медоваром Б.И., доктором технических наук Назаренко О. Они уже давно размышляли над тем, как ускорить процесс внедрения в повседневную жизнь некоторые уникальные разработки. Для этого необходимо было специальное предприятие.
   Все понимали, что при той плановой системе, строительство и создание такого предприятия может продлиться многие годы, а нужно было сделать в возможно короткий срок.
  
   87
   И Б.Е. даёт мне "карт-бланш", чтобы решать эту проблему нестандартным путём. Подумать, предложить вариант и максимально использовать его самого.
   Не буду подробно останавливаться на том, как мы реализовали эту идею Б.Е. при той системе. Удалось использовать, не типичные для того времени, методы рынка и модульного строительства, вместе с финскими специалистами.
   Для этого был полностью использован авторитет Б.Е. Мне открывались кабинеты самых высоких руководителей страны, которые, хоть и с опаской, из-за новизны идеи и её нетрадиционности для системы, но помогали нам, то есть Борису Евгеньевичу.
   И это ещё и ещё раз убеждало меня о его непререкаемом авторитете среди них.
  
   *
   Судьба не раз сводила меня с Н. Рыжковым - председателем Госплана, затем секретарём ЦК КПСС и Председателем Совета Министров СССР, В. Павловым, занимавшего в своё время посты Председателя Госплана и Главы правительства, Г. Баклановым - министром общего машиностроения СССР, главным ракетчиком страны, В. Черномырдиным - министром газовой промышленности СССР и многими другими.
   Не думаю, что они могли хорошо запомнить наши встречи, но я имел возможность присматриваться к этим людям, стоящим в конце семидесятых,
  
   88
   в начале восьмидесятых годов во главе хозяйственной пирамиды огромной страны, руководимой одной из самых ужасных в истории человечества Систем.
   Это были профессионалы, приспособившиеся (не с упрёком сказано) к Системе. Они и затем, после распада СССР, не исчезли из орбиты власти.
   У них разные судьбы.
   Рыжков, к сожалению, остался с ортодоксальными коммунистами; Павлов и Бакланов хотели остановить процесс либерализации и распада империи, стали во главе заговора в августе 1991 г., так называемого ГКЧП; Черномырдин, как будто, воспринял происходящие в стране перемены и в 1996-98 г.г. возглавлял правительство новой России, но странно ушёл оттуда во времена "большого передела" власти и собственности.
   Это типичные судьбы людей прошедшие многие ступени Системы, которые так и не смогли до конца оторваться от её философии, не поняв её гибельной сути.
  
   Они всё же делали многое для того, чтобы страна окончательно не превратилась, как её нарекли некоторые на "западе", "в Верхнюю Вольту с ракетами".
   Но это их жизнь и трагедия некоторых. Не нам судить.
  
  
  
  
   89
  
   *
   В те годы "во власти" всё же были порядочные, неординарные люди. Владимир Захарович Борисовский. Интересный человек, прекрасный организатор, впитывавший в себя любую новинку и старающийся реализовать её в жизни, человек с большим кругозором и с неиссякаемым интересом, и не только к своей профессии, а в совершенно отдалённых от неё сферах деятельности человека. Он, как я узнал через несколько лет, слыл хорошим пчеловодом и в совершенстве знал это дело. А вообще был человеком совершенно неожиданным, всегда старался проникнуть в глубину любой идеи, обладая, при этом, великолепным чувством реальности и юмора.
   Он прошёл длинный путь от инженера до крупного организатора промышленности Украины. Начал с простого прораба на стройке и поднимался по лестнице самореализации. Последовательно и успешно руководил, сначала крупными строительными трестами, затем самой промышленной на Украине и в СССР Днепропетровской областью, будучи председателем её исполнительного комитета (не партийного). Потом - министр одного из строительных министерств Украины, а несколько последних лет СССР и в первые постсоветские годы, заместитель Председателя правительства Украины.
   Он всегда был далёк от партийно-коммунистической зашоренности и привнёс очень много интересного в строительную промышленность Украины.
  
  
   90
   Не считаясь с опасностью и временем, во время чернобыльской трагедии, находясь непосредственно в зоне Чернобыля, многое сделал для ликвидации аварии на атомной электростанции. Во многом, благодаря ему, удалось максимально быстро "захоронить" взорвавшийся 4-ый энергоблок Чернобыльской атомной электростанции и спасти сотни тысяч жизней.
   Это так и не было оценено по достоинству, вообще почти забыто, но он никогда не рвался на пьедесталы.
   После образования Украины, будучи одним из руководителей страны, с энтузиазмом организовал первый завод по печатанию новых украинских денег. Начал организовывать инвестиционную инфраструктуру молодой страны. К нему стали приглядываться и приезжать иностранные инвесторы.
   Но в начале девяностых годов, при втором Президенте Украины, команде, которая начала формироваться вокруг Президента, из бывшей комсомольско-партийной, а часто и криминальной, "прослойки", оказались не нужными профессионализм, порядочность и особенно самостоятельность мышления и поступков Владимира Захаровича. Им, как и прежней Системе, нужны были люди, слепо выполнявшие их волю.
   Поняв это, он сам отошёл от государственной деятельности в совершенно активном возрасте, зная значительно больше многих - как сохранить и распорядиться огромным промышленным потенциалом
  
   91
   Украины, не дать утонуть ему, как переорганизовать и, не растаскивая, постепенно перейти на новые формы собственности и управления.
   Но это не понадобилось новым-старым функционерам от комсомола и партии, они уже рвались к власти, богатствам страны, используя неразбериху первых постсоветских лет.
   Он с высоким достоинством переступил через свою невостребованность.
   Стойко перенёс и личную трагедию, которую преподнесла ему уже новая-старая Система - злодейское убийство сына.
   Так Система всегда старалась использовать высокий профессионализм людей, а при столкновении её с самостоятельностью и моралью этих людей, которая не вписывалась в "понятия" Системы, в лучшем случае, отодвигала их в сторону, забывая и вычёркивая из памяти.
   Мне посчастливилось многие годы работать в контакте с Владимиром Захаровичем, и мы сохранили с ним тёплые и дружеские отношения.
   *
  
   Именно эти люди во многом помогли реализовывать идеи Б.Е. и создать в Киеве, в самое короткое время, уникальный Опытный завод спецэлектрометаллургии с Инженерными
   центрами, целый комплекс опытных производств, судьба которых после исчезновения СССР, к сожалению, печальна, как и многих других подобных предприятий.
  
   92
  
   Но это этап моей и нашей жизни в Системе и я благодарен судьбе за него.
  
   11. Несколько меленьких сюжетов.
  
   Несколько типичных, характерных сюжетов того времени, вызывающих сейчас недоумение и улыбку.
  
   В 1972 году я влюбился в очаровательную женщину. Женился, никогда не задумывался о жене, как о чём-то практичном. Мы живём, проходя через все испытания, уже много, много лет.
   Наша тогдашняя жизнь была заполнена совершенно бессмысленными, понятными только Системе, зачастую комичными инсинуациями и условностями: "происхождения", "пятой графы", "национальной квоты" и пр.
   Самое идеальное нужно было быть выходцем из рабоче-крестьянской семьи, русским или, по крайней мере, украинцем или белорусом по национальности, с записью об этом в постоянной "пятой графе" паспорта и многочисленных анкетах, и ещё лучше членом КПСС. Это был идеал-штамп Системы, которому она открывала путь к образованию, карьере, поездкам-подаркам за границу и прочим "льготам".
   Талант и способности с другими "анкетными данными", со значительно большими трудностями искали возможности какой-то своей реализации.
   93
   Это удавалось, если было выгодно Системе для её идеологии, и иногда её дел, которые Система тоже превращала в идеологию. Но, не обладая "привилегиями" происхождения, компартийности и приспособленчеством, множество способных людей так и не нашли своё место в Системе.
  
   Когда я "оформлял документы" в свою первую служебную заграничную командировку, мою характеристику, по существующему тогда порядку, должны были утверждать в райкоме партии, хотя я не был, и так никогда и не стал членом КПСС. Меня подробно расспрашивал о семье симпатичный заведующий организационным отделом райкома партии. Он знал, очевидно, доброе отношение ко мне Б.Е. и желал дополнить то, что помогло бы мне "пройти" согласование и утверждение "инстанций".
   Он смущался и думал, что же ему дописать особенно "позитивное", которое бы нейтрализовало мои оба "негатива". По-моему, отчаявшись, он спросил меня о жене, и узнав, что она украинка, а её мать крестьянского происхождения, несказанно обрадовался и дописал это в моей характеристике. В Системе всё имело какое-то бессмысленное знаковое значение.
   Многие десятилетия, почти до конца восьмидесятых, у нас была очень выборочная,
   многоступенчатая, со специальными требованиями и штампами, унизительная система оформления поездок "советских граждан" за границу.
   94
   Эти поездки совершались и оформлялись как идеологический подарок и поощрение, и почти всегда, с определённым смыслом и тщательной проверкой и обработкой.
   Я не был членом КПСС, "допущен" к ограниченной информации с "подпиской о неразглашении" и, к тому же, как говорилось, "с дефектом пятой графы". Сразу несколько невыездных "минуса". Но для строительства современных опытных предприятий в Академии наук, мне были необходимы неоднократные поездки в Скандинавские и другие страны, с которыми мы сотрудничали, подписывали контракты на строительство и поставки.
   И, почти каждый раз, чтобы мне не препятствовали выезду, Б.Е. вынужден был звонить или первому секретарю киевского горкома КПСС В.Ельченко или, даже, дважды,
   "украинскому партийному вождю" - первому секретарю ЦК КП Украины В.В.Щербицкому.
   И только после этих звонков-гарантий мне оформляли документы на выезд.
   А Б.Е., провожая меня, всегда шутя, спрашивал: "Обратный билет взять не забыли?".
   По приезде, я, как и все выезжавшие за границу в то время, хоть и формально, но писал в первом отделе отчёт: где я был, с кем разговаривал и о чём, не провоцировал ли меня "советского человека" кто-нибудь, не встречался ли я с эмигрантами или другими сомнительными людьми и т.д.
   Таково было время, такова была жизнь, таковы были люди, такова была Система.
  
   95
   *
   Середина семидесятых годов. Активная борьба с диссидентством, "исход" из страны "предателей" и принудительные высылки несогласных с Системой, очередной "исход" евреев на "историческую родину".
   У меня работает секретарём спокойная, добрая, интеллигентная, исполнительная и какая-то умиротворённая, молодая женщина - Люда Глухоман (фамилия и имя подлинные).
   Однажды она отпросилась на несколько дней а, возвратившись, подошла и тихо сказала:
   "Я должна сказать Вам правду. Я уезжаю из СССР и, понимая, что у Вас могут быть неприятности, решила предупредить. Вы можете поступать, как захотите - сообщить "кому следует", проконсультироваться. Я уважаю Вас и поэтому не хочу, чтобы были неприятности из-за меня".
   Я удивлённо спросил её: "Ведь ты не еврейка, а уезжают в основном евреи".
   Она ответила, что, конечно, нет - украинка, но она племянница известного религиозного диссидента - Винца (это был его псевдоним), который сейчас сидит в тюрьме в Чите. Она была у него на днях. Его высылают из СССР, и она уезжает с ним, так как является активной верующей баптисткой, что преследуется в СССР.
   И, вообще, у неё нет здесь никакой перспективы. Как узнал я позже, Винца, вместе с другим диссидентом, кажется Гинзбургом, обменяли на известного советского разведчика (или шпиона?) арестованного в США.
  
   96
  
   Она очень хотела учиться. Дважды поступала в Киевский университет, но по понятным причинам безуспешно.
   О случившемся, я посоветовался только с Б.Е. и, думаю, благодаря его поручительству, проблемы обошли меня стороной.
   Перед отъездом Люда зашла попрощаться. Сказала, что хотела подарить мне много книг из своей большой библиотеки, но её конфисковал КГБ. Затем, осторожно вынув одну маленькую, как - будто бы попросила, что если я соглашусь взять её, будет мне признательна - эта книжка "...заменит мне любую библиотеку".
   Я взял её. Это была "Библия" - первая, моя собственная, пока ещё полупреследуемая. Она подчеркнула в ней некоторые фразы и попросила, чтобы я, если захочу, иногда читал их.
   Я благодарен ей за эти мудрые советы, хотя она была значительно моложе меня.
   Её судьба сложилась в Канаде так, как она хотела.
   Это тоже маленький сюжет нашей Системы - "зоны".
   *
   В эти же годы, судьба, снова, странным образом, прикоснула меня к тому невидимому миру, который существовал, как бы помимо нас. Тех, кто жил в Системе и не стал её активным оппонентом, потому что не понимал, а многие не хотели понимать, до конца весь её Великий Обман.
  
  
   97
   Мне нужно было ознакомиться с оборудованием, которое изготавливалось на одном из предприятий Читинской области. Этот завод не имел названия, а только N п/я, "почтовый ящик". При оформлении командировки, в нашем первом /"секретном"/ отделе, мне объяснили, что Чита город "закрытый" и требуется специальное разрешение. У меня не было проблем с документами, всё было быстро оформлено, и я оказался в этом далёком городе. В аэропорту документы проверили люди в военной форме, и я вошёл в город, несколько напряжённый, ожидая увидеть, что-то особенное.
   Но, увы, он оказался какой-то серый и неинтересный. На улицах не было видно, какого- либо усиленного военного присутствия и, вообще, было немноголюдно. Найдя невзрачную гостиницу, и поселившись в ней, я позвонил по нужному мне телефону и попросил встречу на следующий день. Мне, как-то уклончиво сказали, что рады моему приезду, но попасть на завод в ближайшие два дня не смогу. Ко мне приедут, возьмут документы и сообщат время встречи. Я ожидал три дня, ходил по немноголюдным улицам города, почти без достопримечательностей, расспрашивал людей о местах связанных с "декабристами". Меня поразило то, что многие, вообще, как-то неохотно разговаривали со мной, не знали и не интересовались историей "декабристской" Читы.
   Но ведь здесь провели многие годы, представители цвета русской аристократии,
  
   98
   как бы, первые русские "диссиденты" начала Х1Х века - "декабристы"! Нас этому учили, и это было.
   Через три дня за мной приехал автомобиль, и я отправился исполнять свои служебные обязанности. Меня провели через проходную завода и передали "из рук в руки" другому человеку, с которым я прошёл в комнату на первом этаже четырёхэтажного здания, с решётками на окнах. "Здесь ожидайте встречи со специалистом". Спустя минут 10, в комнату вошёл лет 50-ти, интеллигентного вида, седой человек, представился и сказал, что покажет мне, интересующее оборудование. Не буду утомлять вас своими производственными делами, а расскажу то, что поразило меня, уже понимавшего структуру нашей советской Системы.
   Александр Викторович (так будем его называть) работал на этом предприятии-тюрьме уже шестой год. Коренной ленинградец, кандидат технических наук, он получил от Системы 10 лет поражения в правах "за антисоветскую деятельность". Хотя никогда не был "антисоветчиком", а просто при встречах с зарубежными коллегами у него в лаборатории, иногда выказывал своё недовольство неповоротливостью плановой экономики Системы и предложил реализовать свои разработки за рубежом, но официально оформить в советских органах. Кто-то "стукнул" и он оказался здесь, в новой "советской шарашке". Жена и младшая дочь, как "декабристки" Х1Х века, через год приехали
  
   99
   жить в Читу. Им разрешают встречаться один раз в месяц. И таких здесь много. Это рассказала мне его супруга и немножко он сам.
   Я всё же узнал, где отбывали свой срок "прошлые декабристы". И в один из свободных дней поднялся на высокую сопку, откуда вдалеке был виден сплошной высокий деревянный частокол, огораживающий какие-то сооружения. За ним, многие годы раньше и сейчас содержались "политические каторжники".
   Район Читы вообще очень приспособлен для этого. Резко континентальный климат, короткое лето с температурой до + 40Њ и длинная зима, с температурой до - 40Њ, вдали от людей, мрачный холмистый, голый пейзаж. Там Система "перевоспитывала" своих граждан, имеющих, хоть несколько отличные, от официальной, партийно-государственной точки зрения, свои взгляды, свои желания, свой выбор.
   *
   И ещё. В эти же годы, заместителем директора "по режиму" работал у нас, как и везде на этих должностях, профессионал - "КГБ,ист". Естественно все "допущенные!" и выезжающие за границу проходили через его ведомство. Оформлялись, "инструктировались", получали загранпаспорта, отчитывались и пр.
   Но, очевидно, даже и в этом ведомстве, благодаря "духу" нашего института и его голове - Б.Е., работали в основном не столь зацикленные на страхах и идеологии люди. Они спокойно делали своё дело, защищая от "утечек" секреты, разрабатываемые в Институте.
   100
   Я не знаю случая, когда бы наш Василий Иванович (это его подлинное имя-отчество) навредил кому - то из выезжающих. Как мне показалось, из многолетнего общения с ним, он был, бесспорно, профессионалом, воспитанным Системой, но сохранившим уважение к человеку и какую-то интеллигентность. Он делал своё, часто ненужное никому дело, не во вред и даже иногда на пользу.
   У меня были с ним ровные, без напряжения отношения.
   Как-то он подошёл ко мне, перед одной из моих поездок в Финляндию, и попросил - если не возражаю, походатайствовать перед Б.Е., чтобы мы поехали вместе, так как он никогда не был в этой стране. При встрече, я сказал об этом Б.Е. Он ухмыльнулся и, как бы невзначай произнёс, - если я не против, то пожалуйста, пусть оформляется.
   Так мы вместе с Василием Ивановичем оказались в Финляндии. Надо сказать, он никогда не вмешивался в мои дела и в Финляндии вёл себя очень корректно.
   Однажды, на завтраке, Василий Иванович как-то таинственно сказал, что ему дали на короткое время прочитать интересную книгу, в которой есть упоминание и о нём. "Я дам тебе её только на один день и ночь, а утром ты мне верни её".
   Тогда было только начало восьмидесятых годов.
   Это была книга "КГБ - государство в государстве", изданная в конце семидесятых, на русском языке, кажется в США.
  
  
   101
   В книге были собраны успешные и неудавшиеся, самые интересные и крупные, операции КГБ (ЧК, НКВД, МГБ, ГРУ и пр.) за рубежом и самые крупные операции зарубежных разведок на территории СССР, начиная с 1917 по 1980 года.
   На последних страницах были опубликованы фамилии 1000 сотрудников "Интуриста", Посольств, Аэрофлота, Обществ дружбы, общественных организаций и других служб и представительств, работающих с иностранцами на территории СССР и за границей, которые являлись сотрудниками или тесно сотрудничали с КГБ. А эти организации, теперь это уже не секрет, по сути, всегда были филиалами КГБ.
   Фамилии очень известных в нашей стране людей - писателей, художников, артистов и деятелей культуры, являющихся официальными осведомителями, то бишь, "стукачами" КГБ, с подписками и "кличками", для меня во многом было открытием. По этическим соображениям я не буду называть эти фамилии, так как сейчас многие из них, возможно, со стыдом и страхом вспоминают те годы, а многие уже стары, и судья им только Бог.
   Но хотелось кричать - что страна ты делаешь со своими людьми?! Почему и за что они продают души свои?!
   Василий Иванович тоже упоминался там, как работник "Интуриста" Киева, который он возглавлял много лет. Но он особенно и не скрывал того, что Интурист
  
   102
   в те годы полностью координировался и согласовывал свою деятельность с КГБ, такое было время. "Это было нужно"?! - так он говорил.
   В книге упоминалась успешная операция КГБ по раскрытию заговора против Генерального секретаря компартии ГДР Вильгельма Пика. Мне, с некоторой гордостью, поведал Василий Иванович, что он один из участников этой операции.
   Позже, в поведении Василия Ивановича я почувствовал какое-то уныние, решил развеять его и пригласил поехать со мной в гости к моему, очень хорошему, ныне уже покойному, доброму старшему приятелю, Максимову Василию Николаевичу (Ф.И.О. подлинные).
  
   *
   О нём хочется сказать несколько слов отдельно.
   Мы познакомились и сблизились с Василием Николаевичем, когда он был переводчиком-консультантом финской фирмы, с которой я сотрудничал.
   Наши добрые отношения длились многие годы, до последних дней его жизни. Всегда, приезжая в Хельсинки, я привозил с собой бутылку украинской горилки с перцем, круг свежего, пряно пахнущего, украинского хлеба и настоящее украинское сало, которое профессионально выбирала на рынке в Киеве моя жена, и приходил в гости к Васе. Именно
   так он просил называть его, хотя ему было тогда уже далеко за шестьдесят.
  
   103
   Он, как-то, очень коротко, без подробностей, рассказал мне свою историю.
   Семья, Максимовых, которая была крупным домовладельцем в Петербурге и в Москве, одна из образованнейших и известных в России, в 1919 году, когда Васе был всего один год, эмигрировала в Финляндию и с тех пор они всегда жили в Хельсинки. В их семье были ученые, дипломаты, писатели, художники. Они близко дружили с великим русским художником Ильёй Репиным, их загородные имения были рядом. Василий Николаевич показывал мне у него дома в Хельсинки великолепные рисунки И. Репина.
   После отделения Финляндии от советского государства, вся семья осталась жить в "стране Суоми", приняли гражданство этой страны. Вася получил сначала юридическое, а затем экономическое образование. Когда началась советско-финская война 1939 г., он, как гражданин страны, воевал в финской армии. Попал в плен и почти 15 лет, провёл в наших лагерях. Там ему переломали ноги, он стал хромым, но, чудом оставшись живым, вернулся в Финляндию. Вася - Василий Николаевич Максимов, был генетическим русским интеллигентом. Хоть и спокойно-категоричным в своих убеждениях и суждениях, и совершенно всепрощающим.
   Он не озлобился, не пал духом, много работал, был успешным бизнесменом. Очень любил Россию и после того, как закончил заниматься собственным бизнесом, пошёл трудиться на
  
   104
   фирму, сотрудничающую с СССР, консультантом-переводчиком, чтобы чаще приезжать туда.
   Василий Николаевич Максимов получил от Системы всё, что она могла дать ему - эмиграцию, экспроприацию собственности, лагеря, издевательства, но всё же не вытравила глубочайшую интеллигентность и уважение к своим корням.
   К нему мы и поехали вместе с Василием Ивановичем.
  
   Надо сказать, что все мои коллеги в Финляндии понимали, кто есть Василий Иванович, но относились к этому совершенно нейтрально и спокойно.
   Мы провели вечер за рюмкой горилки и мужской беседой. Очень интересно было наблюдать за общением бывшего узника ГУЛАГА и раннее активного работника КГБ, хотя и не политического сыска. Узнав от Василия Ивановича, что он пишет книгу воспоминаний, Вася пригласил нас в другую комнату, и показал свою великолепную библиотеку. "Может быть, Вам будет здесь что-то интересно?". То, что увидели мы, привело в полное замешательство меня и, особенно, Василия Ивановича. Редчайшее издание Полного собрания "Истории русского дворянства" и "Истории царских тюрем", начиная со времён Петра 1 и до 1907 года. Это была истинная История Российской империи, почти за 200 лет. Её расцвета и одновременно создание системы подавления инакомыслия.
  
   105
   Царская охранка, тайная полиция, - почти с безграничными правами, как у советской прокуратуры и КГБ. Каторги и тюрьмы, ссыльные места Сибири, известные разбойники и аристократы-"зэки" - прототип советской системы ГУЛАГА.
   Василий Иванович не выходил оттуда два дня. Для него открылась совершенно неизвестная страница великих и низких поступков российского дворянства на протяжении более 2-х столетий.
   *
   Когда мы возвращались домой в СССР, в поезде, после очередной, стандартной дорожной рюмки, Василий Иванович рассказал мне, что он был охранником Гесса на Нюренбергском процессе в 1946 году, затем работал в органах КГБ по охране известных "персон" и "особо важных секретов". Жизнь сталкивала его со многими интересными людьми.
   Но только сейчас он стал понимать, что часто охранял не того, кого нужно было и "секреты", которые были давно и многим известны.
   Он с горечью произнёс: "Мы охраняли и скрывали многое от самих себя и от своих людей, а не от тех, кто часто свободно пользовался нужной им информацией. Мы всё скрывали от наших людей, мы обманывали их и самих себя. Мы искажали свою историю".
   Василий Иванович писал книгу. Что было в ней? Я думаю много интересного, но и много разочарований человека, отдавшего всю свою жизнь этой Системе и получивший от неё
  
   106
   плохо обеспеченную старость. Василий Иванович, живя на мизерную пенсию, возглавлял Совет ветеранов войны и думаю, что, хотя бы в этом, он находил отдушину от своих разочарований. Мы изредка встречались, но он никогда не жаловался на жизнь. Он тихо ушёл, прожив немногим более 80 лет, унося с собой многие искажения и разочарования той Системы, которой он отдал все свои годы.
  
   *
   Год 1988.
   По стране расползлись "метастазы" коммунистического разложения. Шарахается из стороны в сторону горбачёвская коммунистическая "перестройка". Горбачёв лихорадочно ищет лекарство, или, хотя бы новые краски старому, загнивающему зданию. Наш институт уже много лет работает в области космических технологий. Многие космонавты СССР - Кубасов, Леонов, Джанибеков и другие, американский экипаж астронавтов программы "Союз-Апполон", очень дружны с Б.Е. и сотрудниками института, работающими с ними. А эти люди - интеллигентный Сева Лапчинский со своей командой, тихо делают своё уникальное дело.
   В Хельсинки состоится Конгресс, на котором будут обсуждаться некоторые вопросы новых технологий в космонавтике. Приглашена туда и делегация от Института.
   И как часто Система, ничего не меняющая в своей сути, тратящая миллиарды долларов
  
   107
   на идеологию, милитаризацию и подкормку сателитных режимов и партий, "жмётся и скаредничает" выделить минимальные средства для достойного обеспечения своих представителей, но не функционеров, за рубежом. Так оказалось и сейчас.
  
   В эти годы мы активно и дружно работали с несколькими крупными финскими фирмами и отрабатывали вариант создания Центра по испытанию крупногабаритных лёгких металлоконструкций, так называемого Центра КГК. Это было маленькой частичкой исследований космических технологий. Мы и финны с интересом и энтузиазмом трудились над этим проектом. К сожалению, дальше чертежей дело не продвинулось. В те годы нужными больше оказались слова о "новом мышлении", о "процессе", который куда-то "пошёл", чем технологии для будущего.
   На одной из встреч, Б.Е., как всегда с иронией и несколько смущённо, но тактично, попросил меня, "если это корректно и возможно", переговорить с руководством финской фирмы о частичном финансировании нашей делегации на Конгрессе.
   Я только намекнул им, и они с радостью согласились. Так в Конгрессе смогли участвовать, достойно жить в Хельсинки, сделать интересные доклады - интеллектуал и большой умница Сева Лапчинский с командой Института.
   Мы ехали туда вместе с совершенно неординарной личностью - космонавтом
  
   108
   Владимиром Джанибековым, который очень много сделал для практического применения в
   космосе новейших технологий, и мог рассказать много интересного из своего богатого космического опыта.
  
   У всех нас осталось в памяти это чудесное время в Хельсинки. Я узнал Владимира и как очень интересного, чувствительного художника. Он тонко видел и чувствовал природу.
   В моей квартире, в Киеве, как память об этих днях, висят два строгих финских пейзажа, написанные им экспромтом, на берегу финского залива и подаренные мне Владимиром. А после нашего возвращения домой (тогда ещё в СССР), Владимир пригласил меня и одного финского специалиста погостить у него на родине в Ташкенте.
   Надолго запомнилась неповторимая доброжелательность и вкус поездки к Владимиру в Ташкент, где к нему относились как к Богу.
   Совершенно отрешённо от мирской суеты мы провели несколько прекрасных дней в оригинальном доме друга Владимира - художника Шапиро, который он перестроил из старой котельной.
   Запомнился великолепный плов и поход на ташкентский рынок за покупками специй для плова. Все хотели хоть что-то дать или подарить Владимиру. Но он, выбирая специи, как заправский кулинар, со всеми рассчитывался, что было делать очень нелегко.
  
  
   109
   Каждому, с его запоминающейся улыбкой, что-то говорил на узбекском языке, и все были просто счастливы. Он действительно был для них живым Богом.
  
   Глубокий след оставил Владимир Джанибеков в космонавтике. Один из первых космонавтов, "большой трудяга" и "пахарь", как его называли коллеги, и во многом, первопроходец. Он имел огромный личный опыт полётов в космос, своё особое ощущение и видение событий, своё мнение, которое не всегда совпадало с официальным, и всегда твёрдо и аргументировано (но очень спокойно) его отстаивал. Он был очень "неконъюнктурным".
   Позже, в начале девяностых годов его тихонько "отодвинули" с высокой арены космонавтики. Он чем-то стал "некорректен" Системе, имея слишком самостоятельный и откровенный взгляд на некоторые события "кухни" подготовки и осуществления космических полётов. Системе, по-прежнему, нужны, в основном, исполнители её, а не своих идей.
   Чтобы не произошло, имена функционеров этой Системы уходят, даже не мелькнув, из памяти в небытие, а имя Владимира Джанибекова ярко и навсегда записано в истории человечества.
  
   Это ещё несколько небольших штрихов великодержавной, амбициозной, но вечно, по рабски, просящей и не считающейся с личностями, Системы.
  
   110
  
   Тем же, которые хоть чем-то отличались и выпадали из её всеобъемлющей серости функционеров, и пытались не соглашаться с
   ней, функционеры Системы, при любой возможности, старались показать, что она ещё жива, не умерла и, пока ещё, в состоянии унизить или, хотя бы, попытаться унизить, или отодвинуть в сторону эту личность, несмотря на провозглашённые "перестройку", "гласность", плюрализм и чьё-то "новое мышление".
  
   12. Встреча со "святым, неприкасаемым".
  
   Ещё об одной встрече, в эти годы, но несколько раннее, мне хочется рассказать отдельно.
   Это встреча - в июне 1985 г. с Горбачёвым М.С. в Киеве.
   Межотраслевой научно-технический комплекс "Институт электросварки им. Е.О.Патона" был одним из самых плодотворных и интересных научно-технических центров страны, заслуженно пользовался высоким авторитетом и к нему проявляли интерес почти все руководители страны.
   Институт и один из его заводов - Опытный завод спецэлектрометаллургии, активно сотрудничали с многими интересными и крупными предприятиями, например с такими, как Днепропетровский "Южмаш", самым большим в мире заводом по выпуску ракет, который, в то время, возглавлял будущий второй Президент Украины - Кучма Л.Д.
  
   111
  
   В Институте существовала специальная система информации и показа разработок. В программу визитов большинства мало-мальски и очень значимых личностей СССР, и приезжавших из других стран в СССР и на Украину, обязательно включалось посещение Института. Он был, как бы, одной из витрин достижений страны, и думаю, во многом, реальных.
   Вообще, я думаю, не много найдётся в бывшем СССР организаций как Институт электросварки в Киеве, которые бы посетило такое количество знаменитых личностей, глав держав и, даже, венценосных особ.
  
   Пришла "очередь" и молодого Генерального секретаря ЦК КПСС М.Горбачёва, провозгласившего, как провозглашали и все прошлые Генсеки "новые этапы построения коммунизма" - "коллективизация", "индустриализация", "пятилетка качества", "построение развитого социализма" и пр., свою очередную компанию - "перестройку".
   Он, возможно, ощутил некоторые тенденции изменений в конце 80-х годов в мире и настроений внутри страны.
   За несколько дней до его приезда были составлены списки "допущенных" к встрече, как говорили - "к телу". Это - несколько партийных руководителей Украинской Советской Социалистической республики (УССР) во главе с первым секретарём компартии Украины В.В.Щербицким,
  
   112
   несколько известных учёных Украинской Академии и несколько специалистов, имеющих непосредственное отношение к созданию Инженерных Центров и опытного завода спецэлектрометаллургии, в том числе и я. Всего набралось не более тридцати человек. За несколько дней до визита, Центры и завод осмотрели сотрудники КГБ.
   Работа в день встречи М.Горбачёва была остановлена, "лишних" людей убрали и развернули выставку разработок по тематике близкой к спецэлектрометаллургии. Мы все, "допущенные", собрались за два часа до приезда, под внимательным наблюдением молчаливых молодых людей крепкого телосложения.
   В 11 часов утра на завод въехал кортеж из нескольких машин. Из первого автомобиля вышел, скорее, выскочил, руководитель, в то время, охраны М.Горбачёва - его тень, В.Медведев, вторым вышел В.В.Щербицкий и затем М.Горбачёв. За руку он поздоровался только с Б.Е.Патоном. И мы все, около 20 человек, во главе с М.Горбачёвым, Б.Патоном и В.Щербицким пошли по цехам, где Борис Евгеньевич рассказывал М.Горбачёву о последних разработках, показывал образцы уникальной продукции.
   Это были очень специфические, профессиональные, хотя и прикладные, проблемы. Не знаю, как воспринимал и понимал их Горбачёв, но вопросов задавал не много.
  
  
   113
   Б.Е., как всегда, старался рассказывать наиболее доходчиво. Он умел это делать.
   Поразили меня не вопросы М.Горбачёва, а его выражение лица, его походка, жесты.
   Какая-то внешняя подача окружающим, своей
   значимости, своей "всепонимаемости", какая-то возвышенная отстранённость от происходящего
   и одновременно, внешне, "демократическое внимание", но "незамечание" окружающих, какое-то искусственно-сосредоточенное прислушивание к рассказу Б.Е. и к В.Щербицкому, который время от времени вставлял небольшие реплики. Мне временами казалось, что М.Горбачёв вообще не слышит, о чём ему рассказывает Борис Евгеньевич, он думает о чём-то своём.
   Я внимательно всматривался в лицо, походку и реакцию Горбачёва. Честно говоря, у меня остался какой то осадок от этой, совершенно ненужной никому, встречи. От этого человека, лицо и действия которого выражали не интеллект, а игру средненького провинциального актёра, автоматически играющего заученную роль чего-то очень значимого. Какую-то обязательную, проходящую роль, которую не сыграть нельзя.
   Мне было несколько обидно за этих творческих людей, которые вынуждены "преподносить" всё это человеку отличному от них, насколько может быть отлична серая личность от личности творческой.
   Было видно, и уже многие глубоко понимали, что М.Горбачёв всё же был штампованным представителем и руководителем,
   114
   выращенным Системой, с отличием от других только возрастом, внешностью, темпераментом, своей физикой и страстным желанием показаться другим - "с человеческим лицом", как он выражался о "советском социализме".
  
   Это мой очень личный взгляд на того Горбачёва, который стал тогда по штампу Системы, нашим "неприкасаемым вождём".
   Он с юных лет был одет в "железную маску" советского коммуно-большевизма, с "браслетами" этой идеологии на руках.
   Он захотел что-то перестроить, не сбрасывая их.
   Он, как видно, многое передумал после крушения своей империи, но, как мне кажется, не смог освободиться до конца ни от "маски" ни от "браслетов".
   И в этом трагедия этого человека, отразившаяся на многих. Хотя, думаю, он так не считает.
   Вообще к этой, бесспорно личности ХХ века, отношение двоякое.
   С одной стороны, будучи генетическим дитя Системы и желая подкрасить её, он использовал отработанную ею годами демагогию, травлю и пули против несогласных.
   С другой стороны, многие должны быть благодарны ему, и действительно благодарны, за то, что он, захотев подкрасить Советскую Систему, не смог удержать её и ускорил развал, уничтожил Берлинскую стену, разделяющую один народ, дал возможность относительно спокойно определить свою судьбу
  
   115
   большинству стран-сателитов социалистической Системы.
   Хотя в странах бывшего СССР и некоторых других, большинству, пока, это не принесло удовлетворение от свободного труда, а выпустило на свободу, в основном, множество
   человеческих пороков, накопившихся и укоренившихся за последние 75 лет активного марксистского и великодержавного промывания мозгов.
   Но это наша жизнь, мы в ней жили, и старались что то делать.
  
   13. Отступление.
  
   Я несколько перескакиваю во времени, но существовала связь некоторых событий на этом островке жизни в Системе, и не хотелось её разрывать. Поскольку очень важно понять, что никакая Система не может до конца вытравить в человеке желание свободно жить, творить, верить, создавать, уважать, любить.
   *
   Конец семидесятых, начало восьмидесятых годов в народе окрестили "похоронными" годами.
   Брежнев, Андропов, Черненко, - полуразваленные Генсеки, члены Политбюро ЦК КПСС - "герократы" уходили из жизни один за другим. Мы наблюдали за этими бесконечными похоронными действиями по телевизору, всегда под прекрасный балет Чайковского "Лебединое озеро", с какой то жуткой иронией. Нас это, как бы, уже не касалось.
  
   116
   Мы только старались угадать - кто следующий. В этом было что - то уходящее в вечность, что - то отрешённое, не нужное, непонятное, во многом презираемое, но ещё опасное. Дракон ещё не был убиен!
   Мы не грешили. Для нас это были не люди, а символы, созданные Системой, а люди где-то отдельно от них.
   Эти годы, начиная с Брежнева, окрестили как годы "застоя". Так было в действительности. Застоя и загнивания морали, годы, какого - то массового иронического безразличия, приспособленчества, желания спрятаться в своей скорлупе, периодически возникающего страха от чего-то непонятного, годы расцвета всеобщего воровства, пустословия, лозунгов, знамён и фантастического потока наград, орденов, званий.
   Да простят меня получавшие их в эти годы. Не многие из них достойны уважения и почитания. Награды за восхваление, раболепие, по "разнарядке", за близорукость и слепоту, безразличие к человеку, за умолчание, обман, - это награда из грязных, сатанинских рук.
   Но особенную роль в спектакле жизни этой Системы, играли многие, так называемые, "представители идеологического фронта" - писатели, художники, деятели театра, кино, "культуры", журналисты, работавшие под неусыпным взглядом КПСС и КГБ, принявшие и реализующие их взгляды, идеи, "установки", "рекомендации".
  
  
   117
   На совести многих из них замороченные головы, обманутые и униженные люди, исковерканные судьбы, воспринимавшие, чуть ли не как истину, их назойливую идеологическую ложь.
   Особое влияние этих "борцов идеологического фронта" на деградацию целых поколений после 1917-го года, и в годы уже после развала СССР, нужно постараться понять отдельно и изначально, чтобы никогда больше над ЧЕЛОВЕКОМ не возникала эта страшная аура лжи и обмана.
   Чтобы никогда не было для человека единственной истиной их принципы двойной морали, сверхфарисейства, возвышенная ложь во имя их собственного благополучия в Системе, - этих "инженеров и целителей человеческих душ", "великих" моралистов и лицедеев, всегда друг для друга "великих" и талантливых, - "заказных" писателей, актёров, режиссёров, художников, - стоявших, всем своим рабским и жалким естеством, в очереди за подачкой, от шариковско-швондерской номенклатуры, очередного звания - "народного", "заслуженного" или "лауреата", медали, почётной грамоты, ордена - как за жалким холопьим поцелуем руки своего хозяина.
  
   *
   Жизнь конечно сложней каких либо оценок, и некоторые из живущих на этой земле, понимая, что навсегда и неразрывно связаны с нёй, просто старались не потерять себя,
  
   118
   пытаясь меньше соприкасаться с идеологией обмана, идолопоклонения и человеконенавистничества Системы.
   Всегда есть просто повседневная жизнь с её самыми невероятными поворотами судьбы, любовью, юмором и смехом, вечная классика движения разума и души, возможность разобраться в себе, в своём деле, своей Вере.
   Даже при такой Системе, в условиях почти тотального цинизма, не всех удалось задушить в идеологических объятиях, и это смогли показать: Даниил Гранин, Евгений Евтушенко, Борис Пастернак, протоирей Александр Мень, Аркадий Райкин, Анатолий Рыбаков, Григорий Чухрай, Григорий Померанц, Юрий Любимов, Владимир Высоцкий, Андрей Тарковский, Майя Плисецкая, Василь Быков, Мстислав Ростропович, Эльдар Рязанов, Наталия Гундарева и другие.
   Я взял в эту одну маленькую компанию писателей, режиссёров, актёров, музыкантов, священников, которых читал, слушал, смотрел, а с некоторыми встречался и, думаю, мы хорошо понимали друг друга.
   Конечно, их было больше. И даже часть из них, которых, как бы, отмечала Система, всё же смогли творить не в угоду, а во имя. Но всё же в последние годы жизни советской Системы и в первые постсоветской, некоторые не выдерживали этого фарисейства и реализовывали свой талант, а многие реализовывают и сейчас, в большей степени, вне своей страны.
  
  
   119
   *
   Две встречи в моём клубе с неповторимой и очаровательной Наташей Гундаревой, которую обожали во всех странах бывшего СССР, ещё больше убедили меня в том, что всё же никакая Система не может окончательно уничтожить в человеке, данное Создателем, его простое, но очень важное, человеческое предназначение. Даже в этой извращённой Системе, своими неординарными и просто человеческими качествами, Наташа смогла сохранять и доказывать всем, что человек есть, он добр и, что самое важное, неодинаков изначально. Правда, ради этого ей многим пришлось пожертвовать в личной жизни. Мы разговаривали с ней о жизни, о людях, судьбах, не касались её профессии. Во многом она смотрела на жизнь через призму простых человеческих отношений, симпатий и антипатий, отгораживаясь от грязи и маразма. Она - такая как есть, с её очаровательной мягкой и дарящей собеседнику улыбкой. И только иногда во взгляде возникало, какая - то внутренняя грусть, которая пряталось внутри неё. На одно мгновение, не более.
  
   Эти встречи были в 1996 и 1997 г.г., после трагических событий с моим сыном, о которых она узнала, а вы прочитаете ниже. Однажды, расставаясь с Наташей у входа в гостиницу, она сказала мне и жене: - "Неужели наша жизнь здесь будет всегда так ужасна и грязна?"
   И сама же ответила: -"Очень хочется надеяться, что это не так. Ведь мы есть, значит не всё ещё потеряно!".
   120
   Но, увы. Сегодня уже нет и Наташи, старавшейся сохранить свою уникальную личность в тотальной советской Системе, а затем в лживо-криминальной постсоветской России. Слишком много сил отдала она для сохранения своей души и ушла из жизни совсем молодой.
  
   Были и такие, кто не хотел даже общаться с этой Системой, и отказывались писать и творить в Системе и в угоду власти, обслуживать её. Но им перекрывались все пути самореализации и они пытались печататься, выставляться и реализовывать себя за пределами страны, что часто заканчивалось для них трагически.
  
   14. Перестройка - конец этапа.
  
   Начались годы, которые остались в истории как "перестройка" и конец коммуно-большевистского монополизма.
   Я думаю, М.Горбачёв почувствовал, что страна остаётся в стороне от цивилизованного развития и, очевидно, ощущая опасность намечающихся экономических провалов, решил провести очередную, может быть несколько более либеральную, компанию под названием "перестройка".
   Задуманные им (и, очевидно, не продуманные и не прочувствованные до конца) изменения, он, естественно, хотел проводить и проводил "под руководством КПСС", не меняя сути Системы.
  
   121
   Он не мог мыслить вне Системы, пытаясь, как бы сгладить острые углы "зоны", в которой мы живем. Может быть, только прорезать небольшие отверстия в ней, что бы выпустить накопившееся напряжение в Системе, прослыть очередным "партийным реформатором", который как бы, "стал ближе к народу" и т.д.
   Чтобы укрепить свою власть и придать ей, хоть какую то, видимость цивилизованной формы, существующей во всём мире, он становится Президентом СССР, сохранив за собой "божественную должность" Генерального секретаря ЦК КПСС.
   Первым и последним Президентом СССР. И именно становится, проведя странную акцию в, тогда ещё марионеточном, Верховном Совете СССР.
   Но, очевидно, нужно было глубоко осознать, или метаматематическим путём просчитать, то накопившееся количественное и качественное напряжение среди народов разных республик и национальностей внутри страны, и намечавшиеся обвалы экономики, за счёт её многолетней милитаризации и многолетнего поголовного разворовывания страны, всего, что только можно было украсть.
   Он был далёк от этого, в первую очередь из-за существовавшей многие годы генетической коммуно-большевистской селекции, во вторую очередь психологически, так как всем своим существом был создан Системой, слепо верил в её почти совершенство, её вечность и незыблемость.
  
   122
   Он заявил о гласности и плюрализме, имея в виду, в первую очередь, свободное высказывание всеми, удобных и угодных ему мыслей и идей партии коммунистов, сформулированных им же.
  
   *
   В это время произошло то, что потрясло мир, ужаснуло его, заставило внимательней и более трезво оценивать настоящее, взглянуть в своё будущее. Чернобыль.
   Об этом постараюсь немного рассказать отдельно, чтобы не прерывать ход событий, который не был остановлен ни на минуту, даже этой всечеловеческой катастрофой.
  
   *
   Появилась очередная компания, провозглашённая руководителем Системы - "гласность".
   Но произошло то, что Горбачёв не смог предусмотреть и предвидеть своим догматичным интеллектом, своей слепой уверенностью, что Система вечна, что она требует только немного современной косметики и чуть-чуть "подправки" формы.
   Начало бурлить, кипеть и выплёскиваться, накопившееся за многие годы, внутри людей, внутри народов, территорий, республик.
   Сначала какое-то спонтанное броуново движение, бессистемная, но новая информация о миллионах загубленных судеб, и миллионах репрессированных, переселениях народов, переделе границ, пакте Молотова-Риббентропа,
  
   123
   дружбе и особом взаимопонимании между Сталиным и Гитлером, активном сотрудничестве с фашистской Германией, оккупации прибалтийских стран и Польши Советским Союзом, агрессивных, далеко идущих планах Сталина, идентичности коммунизма и фашизма и т.д. и т.д.
   Это привело к желанию высказывать, но иногда кричать, открыто, хранимую долгие годы и передаваемую из поколения в поколение свою боль, боль дедов, отцов и матерей об унижениях, уничтожении ях, обмане и игрой судьбами миллионов людей и народов. Но, уже горбачёвская Система, всё ещё, не хочет слушать других. И она снова применяет пули в Вильнюсе, Тбилиси, Баку и даже Москве.
   Начались бойни в Карабахе, Приднестровье, Таджикистане.
   Вырывается наружу желание влиять самостоятельно на свою судьбу, и покатилась карусель суверенитетов республик. Первая Литва. За ней Латвия и Эстония, затем Украина и одна за другой - все республики, входившие в СССР, провозгласили свою независимость и суверенитет.
   СССР стал распадаться. Система зашаталась. Горбачёв заметался, ища выход из положения. Нужно было спасать подобие страны-империи, которой он ещё руководил. Появляется проект союзного Договора между республиками. Но Горбачёв теряет инициативу, авторитет, рычаги управления государством. Среди своих сподвижников и среди миллионов людей, живущих в этой империи.
  
   124
   И вот Форос. Странное отстранение от власти Горбачёва "по болезни" и странный ГКЧП - с Председателем КГБ Крючковым, Министром Обороны Язовым, Министром внутренних дел Пуго, Председателем Совета Министров СССР Павловым, Министром общего машиностроения- главным оборонщиком СССР, Баклановым и марионеткой, профсоюзным "лидером" СССР, бывшим, одним из главных комсомольцев СССР - вице-президентом СССР Янаевым. Но многие поняли опасность этого, так называемого "чрезвычайного положения", которое может привести к ещё более жестокой диктатуре КПСС-КГБ. Народ стал спонтанно проявлять неприятие этих "временщиков", и поддержал, как бы законную власть Президента СССР и одновременно новых лидеров России - Ельцина, Бурбулиса, Собчака, Попова и др. Сомнительные отсиживания и отмалчивания руководителей ещё советских социалистических Республик.
   Возвращение Горбачёва в Москву. Арест ГКЧП - истов. Последние, лихорадочные усилия теряющего власть Горбачёва.
   Но уже не остановить процесс развала империи. Беловежская Пуща - Ельцин, Кравчук, Шушкевич.
   Распад СССР, образование какого-то непонятного, аморфного "союза независимых государств" - СНГ.
   И вот - декабрь 1991 г.! Отречение Горбачёва от Президентства уже несуществующей страны - СССР, которая
  
   125
   обозначалась на картах мира почти 70 лет, с 1922 года, а фактически существовавшая со времени "Великого Октября" 1917 года, трагически начавшему отсчёт "построения светлого будущего - коммунизма", в основе которого невиданный в истории, геноцид своего народа.
  
   Так закончился один трагический этап Системы.
   Почти 75-ти летний этап - после октября 17-го года; после, так называемой и вдалбливаемой нам с детства, Великой октябрьской социалистической революции.
   Этап построения утопического общества равных рабов - общества "развитого социализма", коммунизма, на костях и трупах своего народа.
   Этап, в котором Система уничтожила, по некоторым данным, без войны 41-45 г.г., в лагерях, психушках, расстрелах, голодоморах - более 50 миллионов своих граждан.
   Планово, системно, идеологически выдержанно. Во имя и во благо Системы, во главе которой почти всегда стояли, самостоятельно присвоившие себе, или получившие из рук "своего" обманутого народа это право, злые гении, изощрённые приспособленцы, шариковы и швондеры, с рабской человеконенавистнической психологией, которая на генетическом уровне трансформировалась не только в "вождей" но, во многом, и в массы.
  
  
   126
   Которую многие годы нужно будет по частичкам выдавливать из себя.
   И только после этого можно будет сказать, что Система умерла. А пока она живёт, меняя одежды и словосочетания, поменяв, в очередной раз, форму, но не содержание, и приносит миллионам людей почти во всех странах бывшей империи СССР, и многих других, страдания, страх и унижения.
  
   15. Чернобыль.
  
   Об этом написано много и, к сожалению, много неправды.
  
   Есть высокопрофессиональные обзоры и журналистские расследования, есть статьи, книги и фильмы, есть заключения специалистов и их опровержения, есть лживое успокоение, умолчание и обман - отработанные годами Системой, но есть и многочисленные смерти, болезни, страхи людей.
  
   Я же хочу просто вспомнить, что было рядом все эти годы в зоне Зоны с теми, кто ходил по улицам, ел пищу, пил воду, рожал, лечился и, к сожалению, умирал.
  
   27 апреля 1986 года. По Институту прошёл слух, что на чернобыльской атомной электростанции вчера произошла авария, горел какой-то трансформатор, но все в порядке. Информация была расплывчатая, чувствовалось какое-то напряжение и недосказанность.
   127
   Как всегда, мы готовились к демонстрации праздника "солидарности всех трудящихся" - 1 мая.
   30 апреля в институте появились первые спонтанные замеры радиации. Кто начал и почему, никто не знал. Было просто какое-то напряжённое любопытство. Мы видели на счётчиках 200-400 микрорентген и более, говорилось, что это повышенный фон и больше ничего. Мы тогда вообще слабо представляли себе, что это такое.
   А 1-го мая, как многие годы, тысячи людей шли "красными" колоннами по улицам Киева, солнечному Крещатику, с цветами, флагами и детьми. Было почти такое же приподнятое настроение, как всегда в этот весенний, солнечный день. Но какой-то ток существовал в толпе. Какие-то разговоры полушепотом, в основном вопросами - что вы слышали?, что знаете?
   Успокоительно-преступное, естественно санкционированное в партийных верхах, выступление по радио и телевидению Министра здравоохранения Украины Романенко - "Всё нормально, нет ничего страшного". Не это ли величайший обман и величайшее преступление Системы, которая навсегда разучилась говорить правду своему люду.
   Но информация расходится. Начинается волнение и небольшая паника.
   "В Чернобыле произошло что-то серьёзное". Разговоры о том, что всё высшее руководство Украины уже вывезло из Киева свои семьи. (Это оказалось правдой).
  
   128
   А большинство детей Киева начали вывозить только в середине мая.
   И всё время на телевидении шла компания обмана, успокоения и сокрытия полной правды от людей, различными "профессионалами", политическими и государственными деятелями и даже лично Генеральным секретарём ЦК КПСС М.Горбачёвым.
   Чем обернулось это для миллионов людей в огромной зоне Украины, Белоруссии, России особенно чувствуют и видят те, кто и сейчас живёт в ней. Не в формальной 30-ти километровой зоне, а огромной, фактически непригодной для длительного проживания. На которой десятилетия идёт медленное разрушение нормальной генетики человека и природы.
   Своими глазами я видел родившихся уродливых детей и животных. Их стало очень много, во много раз больше, после Чернобыля
   Своими глазами я видел глаза детей заболевших раком. И их стало в сотни раз больше после Чернобыля.
   Своими глазами я видел глаза молодых людей, у которых родились мёртвые дети. И их стало во много, много раз больше после Чернобыля.
   Своими глазами я видел мёртвую, когда-то уникально плодородную чернобыльскую землю. Это огромная территория, равная территории некоторых немаленьких государств.
  
   129
   Своими глазами я видел послечернобыльскую статистику болезней и смертей. Количество их увеличилась в сотни!!! тысячи!!! раз. Диагноз один - Чернобыль!
   Но и сейчас происходит умолчание всех последствий этой общечеловеческой трагедии. Руководители, уже новой системы, и как ею провозглашается, новых человеческих отношений, не говорят правду и сейчас, не делают ничего, чтобы спасти свой народ. Потому - что, по-прежнему, они, родившиеся в Системе "выходцы из народа", не научились сохранять ценности и создавать новые, а умеют только отбирать и воровать, становясь рабами этих богатств.
   И вновь оболванивание, запугивание и превращение в таких же рабов Системы, миллионов, но часто голодных и подавленных, своих "вассалов".
  
   А на Украине уже не 52, а значительно, значительно меньше.
   И в России уже не 160 миллионов, а значительно меньше.
   Для них и один человек и миллион людей, по-прежнему, только статистика.
  
   Да здравствует Система, она жива и процветает, но уже на новом обмане и унижениях личности, новых смертях, в новых одеждах, в новых формах, но со старой номенклатурно-партийно-шариковской моралью и психологией.
  
   130
   Это ещё раз подчеркнуло всю ложь и, к сожалению, глубокие корни этой Системы, как духовной и физической трагедии многих миллионов людей, которые стали для Системы только материалом.
   Очень символично, что две знаковые трагедии человечества ХХ века - Герника в первой половине и Чернобыль во второй, с разрывом в 50 лет, произошли в один и тот же день - 26 апреля. И обе трагедии происходили под лозунги крайне нетерпимых к свободной личности философий тоталитаризма, суперпатриотизма и государственности: национал-социализма и коммуно-большевизма, при которых были реализованы страшнейшие геноциды в истории человечества.
  
   16. Меняем декорации и "моральный кодекс".
  
   И вот мы оказались в новой, уже своей, самостоятельной и "самостийной", суверенной стране. Нас, как тогда, в 1991 году, говорилось, было 52 миллионов жителей Украины.
   Это одна из самых больших и многочисленных стран Европы.
   Это одна из самых богатых стран Европы по запасам сырья. С одной из самой развитой в Европе индустрией и мощнейшим промышленным потенциалом. Самая богатая в мире по запасам чернозёма и я уверен, что в те, первые годы независимости, она была одной из самых богатых в мире по научно-техническо-интеллектульному человеческому капиталу.
   131
   Мы на старте имели огромную фору по сравнению со многими странами, желающими идти самостоятельным путём.
   Что же произошло с нами, что, через 7-8 лет после приобретения самостоятельности, мы стали одной из беднейших стран в мире. С одним из самых криминально-коррумпированных в мире государственным аппаратом, умирающей наукой, промышленностью и умирающей богатейшей землёй.
  
   Неужели среди 52 миллионов людей не нашлось несколько сот умных, честных, образованных, крепких по духу, понимающих что нужно делать после развала империи - СССР, и желающих повести свой народ по пути правды, очищения, свободы и самореализации.
   Неужели среди множества, столь желающих видеть Украину, как страну, отсиживая за это в тюрьмах, не нашлось несколько десятков человек, понимающих, что такое личная свобода человека и свобода страны и знающих как пользоваться этой свободой.
   Неужели среди 52 миллионов человек не нашёлся один, сумевший сплотить вокруг себя свободных, чистых, разумных людей, знающих, что и как делать, чтобы эта огромная и богатая недрами страна не превратилась через 7 лет свободы в одну из самых бедных стран старушки Европы.
  
  
   132
   Здесь нет однозначного ответа. Но я, родившийся на этой земле и прожив на ней несколько десятилетий, думаю, что понимаю эту землю и живущих на ней. Общаясь с людьми разных и совершенно противоположных слоёв общества - учёными и рабочими, политиками и словоблюдами, космонавтами, священнослужителями и атеистами, крестьянами и бизнесменами, писателями, актёрами и кочегарами, дворниками, криминальными элементами и служителями Фемиды, директорами, министрами, генералами, президентами и пр., - могу с уверенностью сказать, что главная причина в том, что мы, КАЖДЫЙ В ОТДЕЛЬНОСТИ, НЕ СТАЛИ СВОБОДНЫМИ! Ни духовно, ни физически.
   Мы, живущие на этой земле, не знаем и не понимаем что такое свобода, культура и духовность. Они отсутствует внутри нас. Мы не избавились от рабской психологии ждущих
   чего-то от кого-то. Мы не научились уважать свою и других личность и свободу.
   В нас отсутствует вера в порядочность и свободу принятия решения во имя личности.
   Мы сами не стали личностями и не очистились от 75-летних (а может и тысячелетних) инъекций страха, рабства и вечного поиска врагов и виновных. И поэтому наши судьбы, во многом, решают те, кого мы не остановили, и которые тоже не избавившись от рабской психологии, умеют внешне красивыми фразами прикрывать свою полную несостоятельность.
  
   133
   Очевидно, и нам нужно пройти библейский путь в сорок лет, чтобы ушёл из жизни среди нас тот последний, кто не смог выдавить из себя своего рабского я.
   Но не лёгок этот путь. Потому что не сделан, даже первый, шаг - шаг к уважению свободной личности в своей стране.
   *
   Изменились формы, названия, термины и графы в анкетах, смешалось и снова разделилось общество (по терминологии коммунистов - классы). Появились новые понятия: бизнесмен, политическая элита, "новые" русские и украинцы, прибыль, сверхприбыль, черта бедности и т.д. Но рабская суть не поменялась, и появились: "рэкет", "беспредел", "кланы", "организованные преступные группировки", коррупция, криминально-государственный аппарат.
   Как грибы, возникли множество самостоятельных православных патриархий и разных проповедников - то, что стало подменять КПСС. Потому - что в любом рабском обществе, всегда есть аппарат оболванивания и подавления. И он принял только новые формы. А массы остались, в основном, как и прежде, с униженной моралью (или совсем без неё).
   Бывшие функционеры быстро приспособились и преобразились в политиков у власти, банкиров, бизнесменов. Началась борьба за доступ к финансам, сырью, промышленности, недвижимости, - с целью влиять на эти потоки, возможности
  
   134
   приватизировать за бесценок ("прихватизировать" выражение, родившееся в эти годы) и пользоваться исключительно с личной выгодой. Самые предприимчивые функционеры объединялись в многочисленные партии, фонды, блоки, в основном, по клановым, финансовым, а иногда и криминальным интересам. Мы стали очень активно копировать не лучшее, что было в "западном мире", не понимая, что всякая "накипь", существующая в любом обществе, должна максимально отстраняться от свободной личности и от управления государством. Что только при этом условии, она будет медленно исчезать, а личность будет становиться свободней и защищённой. Но этот процесс очень длительный.
   Мы, вообще оказались не готовыми к свободе, в её лучшем человеческом смысле.
   Как было бы прекрасно (может быть утопично) иметь "Партию защиты интересов и прав гражданина". Защиты от государственной машины, обмана и унижения, защиты от покушения на права и свободы личности. И "Закон о защите прав и интересов граждан", в котором бы запрещались какие-либо льготы государственным функционерам, а гарантии защиты были закреплены за всеми гражданами, без исключения.
   Возникшее на Украине движение, а затем партия - "Рух", которая сначала объединила, казалось, здоровые, интеллектуальные и чистые силы, многие из
  
   135
   которых прошли через тюрьмы и лагеря империи СССР, - не смогло стать той движущей и очищающей силой, которая бы переломила рабскую психологию людей и системы. Потому, что они сами не освободились от неё.
   Нишу бездуховности стали заполнять дешёвые масс-проповедники от различных религий. Епархии стали бороться за имущество, а не за души. И их, в основном, возглавили бывшие "советские священнослужители", умевшие приспособиться к любой Системе.
   Сколько же может вынести этот народ?! Неужели это его вечная судьба?
   Не хочется в это верить!
   Давайте вместе подумаем и попробуем осмыслить, что же происходит с каждым из нас
   на нашей земле. Каждый о своём.
   А я продолжу своё повествование о том, что происходило со мной и вокруг на этой земле.
  
   17. Разочарования и решение.
  
   Я внутренне чувствовал, что не хочу быть зависимым от вновь формируемой системы, которая меняет, в основном, знамёна и одежду, но не суть и решил использовать шанс, который возник в начале 90-х годов.
   Законы о предприятии, о въезде и выезде, - первый глоток свободы, который нам дали испить.
   Знаю и понимаю, что Украина (хотя ещё в составе СССР) давно интересует многих, как автономия с огромным сырьевым, промышленным и научным потенциалом.
  
   136
   Большой лакомый кусок и большой потенциальный рынок не может оставаться в стороне от общего человеческого, экономического и товарного оборота, происходящего в мире.
   Работая много лет в Академии наук и таком многоотраслевом комплексе, как "Институт электросварки им Е.О.Патона", я скопил довольно большой объём информации о науке, промышленности и потенциале Украины.
   В эти же годы государство практически перестаёт финансировать науку, развитие её материальной базы, и я принимаю решение пуститься в "самостоятельное плавание".
   Вначале всё складывалось хорошо: создаётся консалтинговая фирма и совместное
   предприятие с международным клубом. Затем распадается империя - СССР и Украина становится самостоятельным государством. Её признают многие страны, открываются посольства и представительства зарубежных фирм. У меня в клубе практически ежедневно собираются "фирмачи" из разных стран и десятки первых Послов на Украине. Общаются между собой, поглощают информацию, которую я собрал и систематизировал, об Украине.
  
   Думаю, что в первые годы самостоятельности Украины, и мы внесли значимую лепту в познание нашей земли, страны и её потенциала.
  
  
   137
  
   Мне посчастливилось встречаться в 1992-95 г.г., часто совершенно в неформальной обстановке, со многими первыми Послами, аккредитованными в новом молодом государстве - Украине. Большинство из них воспринимали своё назначение, как разведку "terra incognito", не проявляя особенно своего личного Я. И тут не было ничего удивительного.
   Но один из них выделялся своим неуёмным интересом не только к географической Украине, но и к её людям, истории, культуре, языку. Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Норвегии в Украине господин Ойвенд Нордслеттен. Внешне типичный скандинав - "викинг", так его уважительно называли знакомые. Высокого роста, светловолосый, но с нетипичными для скандинава усами. Почти всегда с мягкой, приветливой и несколько ироничной улыбкой на его живом лице.
   Он был наполнен какой-то жизнелюбивой силой, свободно проявляющей себя в его поступках. Например, при поиске помещения для Посольства, он интересовался не только месторасположением и квадратными метрами, но и историей каждого здания, улицы. Мы часто обсуждали с ним историю, того или иного здания, нюансы интерьеров помещений, которые он хотел восстановить в первозданном виде. Ему очень понравился небольшой одно-двухэтажный дом на маленькой тихой улочке, с небольшим двориком, но с реальной легендой
  
   138
   о том, что здесь в начале века жила некоторое время одна из известнейших украинских поэтесс Леся Украинка. Здание было реконструировано под Посольство с почти полным сохранением его исторического вида. А во входном холле был установлен бюст Леси Украинки. Ойвенд в течение года изучил неудобный для него украинский язык и часто ошеломлял многих неожиданным его применением. Он организовывал спортивные состязания и совместные поездки по живописным местам древнего Киева и Днепра-Славутича. Он своим примером показывал всем, что свободная человеческая личность, в любых обстоятельствах, находит множество интересных граней своей истории и своего проявления. Мы иногда беседовали с ним о прошлом СССР и новой Украине, её людях. И если у иных Послов, уже через 1-2 года, будущее Украины вызывало некоторый скептицизм, то Ойвенд всегда подчёркивал, что у таких мягких, добрых и трудолюбивых людей, как украинцы, должно быть, заслуженно, интересное и благополучное будущее, хотя на это, очевидно, уйдёт не один год.
   Он очень верил в хорошее продолжение истории этой новой страны и её людей, потому что сам был сильной, доброй и совершенно свободной личностью, глубоко понимал многолетнюю историю подавления личности в нашей бывшей стране.
   Он как бы своим примером говорил нам:
  
   139
  
   станьте свободными, посмотрите вокруг - какая у вас красивая и богатая земля, красивый и певучий язык, живите полной и свободной жизнью на этой земле, трудитесь и пойте песни.
   Он как будто демонстрировал нам, что не всё зависит от наших "правителей". Не ждите чего-то от кого-то, станьте свободными. Узнайте свою правдивую историю, живите своей жизнью, сами влияйте на неё. Именно в этом состоял главный результат его благородной миссии Посла свободной страны.
   Во всяком случае, он воспринимался таким мной и теми, кто хорошо знал и понимал его.
   Вообще его притягивала эта безграничная евро-азиатская земля одной шестой части света. Он умел видеть не только мрачные стороны нашей жизни, но и бесконечное разнообразие земли и людей живущих здесь. Он сумел почувствовать у многих наших людей, затаённые внутри - мягкость, сопереживание, культуру и вечную надежду. Мне казалось, что он пытался расшевелить внутри нас самоуважение свободного человека.
  
   Я не видел его несколько лет и однажды узнал, что после Украины он стал Чрезвычайным и Полномочным Послом Королевства Норвегии в России.
   Что тянуло его на эту загадочную землю?
  
  
  
  
   140
  
   *
   Так в надеждах и каком - то оптимизме проходят 91, 92 и 93 годы.
   Кроме этого, небольшая группа молодых способных программистов, работая под руководством моего младшего брата Бориса (доктора технических наук), на этой же фирме, создаёт и реализует новые компьютерные программы.
   Стали активней голоса людей, много лет боровшиеся за самостоятельность -"самостійність" Украины, вернувшихся из тюрем и лагерей Системы, где они провели многие годы.
   Но, что-то начало буксовать. Слова, слова взахлёб, митинги, но никаких конкретных шагов. Агония охватывает многие отрасли промышленности, научные программы сворачиваются, люди беднеют.
   Криминал расцветает. Помимо неорганизованного беспредела - грабежей, убийств, рэкета, мелких афёр, он формируется в организованные структуры.
   Они начинают входить в контакт с государственными органами, часто проникая, и не без его одобрения, непосредственно в аппарат.
   Как грибы после дождя, появляются финансовые "пирамиды", "крыши", часто возглавляемые уголовниками вместе с сотрудниками фискальных и правоохранительных органов. И в результате, почти тотальная коррупция.
  
  
   141
  
   Государственные финансы и государственная собственность становятся очень лакомым куском. Вокруг этого формируются спирали пользователей и раздавателей на разных уровнях, которым опять нет дела до людей, их проблем, нужд, желаний, возможностей.
   Начался Великий Передел собственности "новыми" - "новыми русскими и украинцами", "новыми политиками" и пр.
   Они понимают, что им, естественно, нужны профессионалы, которые могли бы управлять с выгодой для них, присвоенными предприятиями и средствами, которые удалось "урвать" от государственного пирога.
  
   Три совершенно одинаковых предложения по "сотрудничеству" я получил в те годы от, казалось бы, полностью противоположных структур. Это очень характерно для понимания происходившего.
   *
   В середине 1991 года, по телефонному звонку, меня пригласили на "частную" квартиру
   в жилом доме в Липках, где, в основном, обитали семьи членов правительства и ЦК компартии Украины. Это, как я потом узнал, всегда была спецквартира, для спецпереговоров. Не буду называть фамилий, так как тот, кто меня пригласил (в того время член Правительства Украины) в 1994 году ушёл из жизни, его двое "коллег" были из другой
  
   142
   республики СССР и мне по именам не представились, а третий представился просто - "Я киевлянин". Скорее всего, те двое были "высокими" чиновниками из России (тогда ещё РСФСР).
   Нас было пятеро за обеденным столом, на котором красовались разные "вкусности" и выпивка. "Киевлянин" очень доверительно сказал, что слышал обо мне много хорошего, что его друзьям нужны грамотные люди и не согласился бы я, не уезжая с Украины, поработать с ними.
   Я поинтересовался, что же это за работа и получил ответ: "Очень простая. Мы Вам даём большие, очень большие деньги и основное стратегическое направление, а Вы создаёте структуры и управляете ими. Никто не будет вмешиваться в Вашу деятельность, а по всем вопросам Вы будете контактировать только с одним человеком. Если Вы соглашаетесь, мы отдельно оговорим Ваши условия. Не торопитесь с ответом, подумайте. Мы Вам позвоним через две недели".
   Какие и откуда это были деньги, сказано не было. Но я прекрасно понимал, что в те годы это могли быть только деньги, вынутые из государственного кармана.
   И конечно, на звонок, который был точно через две недели, ответил: "Благодарю за предложение, но я ещё не решил, уйду ли из Академии наук или нет, и поэтому не могу принять Ваше предложение". Мне ничего не ответили, вежливо попрощались, и больше я с ними никогда не встречался.
  
   143
   *
   В этот же год, меня пригласили на встречу с немного знакомым мне человеком, который в группе с несколькими бывшими высокими функционерами города начал создавать свою широкую инфраструктуру бизнеса. Они предложили возглавить её промышленную часть. Но в разговоре выяснилось, что при организации этого частного бизнеса, активно используются государственные ресурсы. В начале формирования рыночных отношений, в те годы, это было очень распространено. И даже не всегда входило в противоречие с законом. Но мне что-то мешало принять такое предложение.
   Очевидно, всё же, непреодолимое желание быть более самостоятельным и независимым, и некоторая "неопределённость" взаимоотношений личной и государственной собственности. Я отказался.
   Они очень успешно работали, думаю много и толково. Сейчас все - одни из самых богатых людей Украины, стоящие, кроме всего прочего, на самой вершине власти. По моральным соображениям, не буду называть их имён и фамилий.
  
   Но я и сейчас удовлетворён тем, что остался самим собой и не стал рабом "золотой лихорадки".
  
  
  
  
   144
  
   *
   Конец 1992 года. Я начал самостоятельное дело уже в новой стране - Украине.
   Ко мне в офис, зашли три человека, которых я никогда не встречал раньше. Один из них, интеллигентного вида, невысокого роста в очках. Другой, тоже невысокий, крепкого телосложения и с жёстким взглядом. Третий огромный, типичный спортсмен-борец. "Интеллигент" вежливо попросил меня переговорить с ними. Я пригласил их в соседнюю комнату, угостил кофе и спросил: "Чем могу быть полезен?".
   Говорил в основном "интеллигент". "Невысокий", не отрываясь, всё время молча, как-то жёстко, смотрел на меня, "огромный" сидел в стороне. Нет смысла пересказывать их предложение. Оно было точно такое, которое я получил в 91 году на "правительственной квартире". "Управлять" большими деньгами. Но время уже дало мне возможность понять "кто есть кто" и я сразу же вежливо поблагодарил их за предложение о сотрудничестве, сказав, что я "кошка, которая гуляет сама по себе" и идти в большой бизнес, у меня желания нет. Они попросили подумать, но на их звонок, спустя несколько дней, я ответил так же.
   Думаю, мой отказ сотрудничать с этими, казалось бы, совершенно противоположными структурами, через несколько лет сыграл какую-то роль, в тех событиях, которые пытались сломить меня и толкнули на совершенно новые решения.
  
   145
   Ведь я отказался работать в тех структурах, которые могли использовать в личных целях чужую собственность и государственную кормушку, и с теми, кто стал "крышей" для начавшего формироваться класса предпринимателей. Они успешно и во многом смогли объединить свои усилия и интересы.
  
   Это три типичных маленьких сюжета уже "новой зоны", из которой, оказалось, также тяжело вырваться, как из прежней.
  
   *
   Начались новые разочарования, особенно очень острые, после глотка свободы.
   Снова уезжают из Украины множество людей: специалистов, опытных и молодых учёных, музыкантов, так и не получивших возможности реализовать себя дома. Уезжают в Австралию и мои молодые, талантливые программисты. Уезжает, к сожалению, в Израиль, мой младший брат, желая решить, кроме прочего, послечернобыльскую проблему здоровья своего сына. Несмотря на то, что в той стране его сын стал русским, так как его мать русская. Он смог решить там все проблемы сына - и со здоровьем и с образованием.
   Уезжают "за рубеж" уже многие молодые коренные украинцы.
   Это может стать началом генетической катастрофы.
   А государство, как бы безучастно к этому. Оно занято, какими то своими сторонними проблемами, не относящимися
  
   146
   непосредственно к людям, которые живут как бы сами по себе - больше чувствуя, чем понимая, что происходит. Они пытаются выживать и всё чаще, при первой же возможности, не в своей стране.
   Снова "борцы идеологического фронта" - писатели, поэты, актёры и пр. "творческая интеллигенция" и "деятели культуры", вместо того, чтобы осмысливать вечные человеческие ценности и помогать формировать людям своей страны свободное самостоятельное мышление, самоуважение и философию нового свободного человека, с новой моралью, создавать национальную общечеловеческую идею нового государства, идут во власть, как кормушку. В ту власть, которая так и не дала человеку испытать свободу духа, а привела страну к падению морали, к нищете миллионов, безучастной к конкретному человеку, бросившей своих людей, практически, на произвол судьбы. Снова "творческая интеллигенция" идёт к власти на поклон за подачками должностей, званий, похлёбкой льгот, создаваемых за счёт тех, кто что-то производит, работая на земле, на заводе, голодными творят в лабораториях и получают жалкие крохи от государственного пирога.
  
   А государство, с помощью этих служителей "от культуры", не дав людям хлеба, стало заполнять их быт многочисленными дешёвыми зрелищами, взявши у "западного мира", как раньше мы называли мир за нашим "железным занавесом", только внешнюю, блестящую
  
   147
   оболочку и форму, наряжая в неё глубоко провинциальных "суперзвёзд" районного масштаба от политического и творческого шоу-бизнеса.
   К нам же, наряду с серьёзным, но не многочисленным, иностранным бизнесом, хлынул поток зарубежных аферистов, понимающих, что в этом хаосе и при такой морали можно легко "урвать", что и происходило во многих случаях. Если же им это не удавалось, они часто связывали свои действия с уголовным миром.
   Постепенно меняется отношение других стран к Украине. Оно становятся более сдержанными и всё меньше эйфории.
   На нас стали смотреть, и заслуженно, как на глубокую провинцию со всеми пороками большого государства.
   У нас снова начинается пресс и давление, безмерно разросшегося, государственного аппарата и уже организованного криминала.
   У нас формируется новая среда для системы подавления, во многом повторяя старые методы, но в новых формах, с новыми вывесками, и во многом со старыми функционерами. Но они уже объединяются с "антиклассовыми элементами", как называли их раньше эти же функционеры. Они пытаются получить неограниченный доступ к приватизации финансов, сырья, промышленности, недвижимости.
   И именно изнутри этой среды выходит "новая элита", "новые русские", "новые украинцы", "новые" политики,
  
   148
   "новые" законодатели, "новые" руководители и "новые" защитники и охранители законности, живущие не по законам, а по "понятиям", главное из которых - "закон это я!". Независимо от занимаемой ступени в обществе, то ли постового милиционера, то ли районного функционера-бюрократа, то ли высокого чиновника, работника прокуратуры, парламентария и т.д..
  
   Я же, ещё на волне первого глотка "освобождения", пытаюсь что-то делать, уверяя себя, что у нас только начал зарождаться свободный труд, в свободном, культурном обществе.
   Три с половиной года, несмотря на возникающие проблемы, годы почти удовлетворённого труда и общения.
   Годы удовлетворения в самореализации и маленьких попытках поддержать небольшие чистые ростки культуры, как замечательные молодые скрипачи из западной Украины - Лесик и Свята Семчуки, как подвижничество великолепного пианиста и педагога - Владимира Крайнева, и вспыхивавшие, на какое - то время, отдельные блики неконъюнктурного творчества.
   Всё это, несмотря на мягкие "напоминания - предупреждения" Системы, её государственного фискального аппарата и его родного брата - криминального мира, о своём существовании.
   Но я, как и многие, думал, что это их агония. И глубоко ошибались.
  
   149
   Уже новой - старой Системе не нужны были, как и прежде, свободные, самостоятельные, творческие личности, если они не приносили ей сиюминутные политические и материальные дивиденды.
   Она активно поддержала любую конъюнктурную деятельность и "культуру", которые снова стали творить в угоду власти и работать вместе с ней и на неё, а не на благо людей.
  
  
  
  
  
   Злится быдло, что я не в стаде,
   не мычу коллективности ради,
   я вообще не люблю быдловатость,
   как покорную подловатость.
  
   (Е.Евтушенко. 1998-ноябрь 1999).
  
   Конец первой части.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   150
  
   Часть 2.
   Криминально--генетическая.
   На круги своя. Зона в себе.
  
   1. Всё становится на свои места.
  
   После относительно "мягкой" ликвидации СССР и быстрого образования пятнадцати новых стран - в них растворилась абстрактная, эфемерная идея о "великой стране социализма, уверенно идущей к светлому будущему - коммунизму".
   Неизбежно стала возникать ситуация "естественного отбора". Но большинство, живших много лет в стране принудительного, искусственного, идейно-практического отбора, оказались не готовы проявлять свои личные, естественные качества.
   Снова искусственно формируются прослойки, исходя уже из клановых интересов. Многие пытались находить своё место, но не могли, и начали выпадать из активной жизни.
   Думаю, что практически распался и исчез, за своей ненадобностью, политический сыск КГБ, бывший прежде одним из важнейших аппаратов подавления. И, мне кажется, это ведомство, почти, перестало выполнять подобную функцию.
   Многие его профессионалы, ушли в отставку и стали формировать охранно-сыскные агентства, уже на коммерческой основе, так как эта деятельность становится очень востребованной в формируемой конкурентной ситуации.
  
   151
   А большую часть ниши в новом государственном аппарате, поближе к финансам, приватизации, финансово-банковской деятельности, в основном, стали занимать молодые, энергичные компартийно-комсомольские функционеры и, часто, криминальные авторитеты. Более активная часть этой прослойки формирует уже новые партии, для проникновения в законодательные органы, заменившие коммунистическую партию. Понимая огромное влияние этих органов на все происходящие процессы и то, что там можно успешно использовать возможности и услуги золотого государственного корыта, развязав себе руки для поддержки личных и клановых, меркантильных интересов, защищая одновременно себя депутатской неприкосновенностью.
   Власть становится очень прибыльным бизнесом.
   Небольшое количество предприимчивых людей, многие из которых раннее считались не в ладах с "советскими законами", охранявшими "социалистическую собственность", начали формировать коммерческие структуры, которые на первых порах расшевелили экономическую жизнь. Но выжили из них не многие.
   Система не могла позволить быть слишком самостоятельным - в "зоне" свои законы.
   Очень небольшое количество таких людей, объединившись и используя бывших партийно-государственных функционеров, смогли
  
   152
   создать довольно крупные финансовые и финансово-промышленные группы, в которые аккуратно "переливается" значительная часть бывшей государственной, "общенародной" собственности и средств.
   Большая же часть мелких коммерсантов и бизнесменов стали влачить жалкое существование на грани банкротства или исчезали.
  
   Уголовный мир стал организоваться в управляемые группировки, начал проникать в разные государственные структуры. В некоторых его с удовольствием принимали. Бывшие спортсмены, в большей части борцы и боксёры, привлекая в свои ряды неустроенную, растерявшуюся молодёжь, организовали группы, так называемые "крыши", что в основном было банальным рэкетом. Рэкет становится и государственным делом. Налоговые и милицейские органы, санитарные и пожарные службы, всевозможные инспекции и прокуратура, - все вносят свою лепту в "обложение" зарождающегося предпринимательства.
   Расцвёл на потребу, серый, провинциальный, эпатажный, дешёвый шоу-бизнес. За редким исключением, он вывел на арену, в основном, ресторанных певцов и певичек, экзальтированных провинциалок и провинциалов, не в территориальном, а духовном и профессиональном смысле.
   Он, не ломая особенно голову, стал копировать худшие, сиюминутные, но внешне
  
   153
   броские, образцы зарубежной "массовой культуры", не понимая и не видя лучшее, что есть в других странах. И забывая начисто (а возможно и не зная) национальный колорит и традиции.
   На экраны и сцены потоком полез низкопробный суррогат с насилием, дешёвой "чернухой", переходящей в дешёвое порно, маниакальной жестокостью, эпатажностью. Наши, раннее "целомудренные" актрисы и актёры, с удовольствием стали раздеваться, но делать это по провинциальному "пошло-наивно" и "показушно".
   И вся эта какофония "зомбических" натурализованных действ, звуков и мишура блеска огней, преподносится как свобода высказывания и новое направление в культуре и искусстве. Не понимая, что это во многом формирует, и будет формировать мировоззрение поколений. Опять на потребу, а не во имя?!
   Наука - одна из основных движущих сил расцвета любой страны отодвинулась на третий-четвёртый план. В неё перестала вливаться свежая, молодая струя новых идей, без которых она просто не может существовать.
   Крестьянство, из-за отсутствия мотивов, цели и результатов своего труда, растерялось, у него "опустились руки", а пьянство заполнило быт селян.
   Мир недоумевает, как на самой богатой, самой плодородной и уникальной на нашей планете, земле - чернозёме, люди, живущие на ней, не могут прокормить даже себя.
  
   154
   Мир не может понять, что после "великого октября" 17-го года двадцатого века (возможно и многие века до того), человек здесь не мог распоряжаться ни своим трудом, ни его результатами, ни землёй, на которой живёт.
   Многие годы и сейчас, над человеком-производителем и создателем материальных и духовных ценностей, в бывшей Российской империи, затем в коммунистической империи - Союзе Советских Социалистических Республик, и теперь, в большинстве "суверенных" стран бывшей империи, - нависала целая свора "государственных человеков", да ещё в обнимку с оцивилизовованными уголовниками, пришедшими во власть, или объединившихся с властью, жаждущих получать каждый свою "мзду". Они не понимали и не желали понимать, что любой труд не безграничен в своих возможностях, а результат зависит и от того, какие моральные и материальные вложения в него ты делаешь.
   А если не остаётся ни сил, ни средств, ни желания, что можно вложить и, что можно получить?!
   Смертельные "десятины" и многочисленные поборы в прошлом, принудительное "равное распределение" материальных благ в советское время, "нормативные и законодательные" поборы "государственных чинов", государственных и других "крыш" в наше время, - не оставляли и не оставляют никаких шансов людям, даже на реанимацию своих возможностей.
   Это как неизлечимая болезнь проходит сквозь многие годы.
   155
   Практически, в самых нищих превратилась огромная, ежегодно увеличивающаяся, армия пожилых и больных людей.
  
   Советская заказная культура, убившая истоки национальных культур и замечательной русской культуры конца Х1Х века, так и не трансформировалась в культуру людей. "Культура" вообще стала товаром, предметом купли-продажи. Она перестала относиться к внутреннему состоянию и потребности самого человека. Она стала просто витриной, "клипом", шоу, бизнесом и, очень часто, рупором не самого лучшего, а чаще низменного, что есть в человеке и мире. Мы стали пользоваться, в основном, отбросами поп-культуры, забыв, а часто не зная и не понимая, о высоком профессионализме и предназначении вечной классики своей и мировой культуры.
   Духовность людей, как светская, так и религиозная, не проникла внутрь каждого и стала только внешним признаком и на потребу приспособленцам. Даже православие, разделившееся на кланы, становится очень агрессивным, притом не в борьбе за души, а в войнах за имущество.
   Очень активно развивается философия всеобщего попрошайничества, вымогательства, мошенничества, приспособленчества. А поскольку большая часть людей не освободилось от рабской психологии просить, требовать, а если не дают - отбирать, и не восприняла одну из основных ценностей человека - свободный труд под защитой
  
   156
   государства, - не могли исчезнуть и психология подавления личности и её механизмы. Они только перегруппировались, сменили (и то не всегда) верхние одежды.
  
   Раньше функции органа подавления выполняли КГБ и МВД, руководимые КПСС, так как нужен был политический, психологический и физический пресс на "несогласных и неугодных".
   После исчезновения "руководящей роли КПСС" и политического сыска КГБ, эту роль, экономическую (и часто физическую), очень активно и успешно взяли на себя, тесно сотрудничая, а иногда просто объединившись с криминалом, некоторые фискальные и "правоохранительные" органы (милиция, прокуратура и пр.).
   Только не ясно, чьи же реально они "права охраняют", так как человек, в конфликте с государством и беспределом, практически остался бесправным.
   В эти органы, в последние годы, стали массово протискиваться серые полупрофессионалы или вовсе не профессионалы, не нашедшие своё место в созидательной части общества. Люди, умеющие выполнять, в основном, только волю других, озлобившиеся и жаждущие получить, хоть маленькую возможность власти над любой личностью и, воспользовавшись этим, урвать какой-то, хоть маленький, материальный куш, или осуществить свой маленький низменный реванш неудачников, получая при этом большое моральное удовлетворение.
   157
   Многие профессионалы и просто порядочные люди, к сожалению, вынуждены уходить из этой, зачастую, бесцветной и злобной среды.
  
   И если "организованный" криминальный мир всё же начинает, как бы, создавать свои "правила игры" (хоть, во многом, бесчеловечные) против человека и государства, как говорится - "по понятиям", то сформировавшийся государственно-криминальный аппарат, государственно-криминальная машина, не признаёт ни законов, ни морали и не может останавливать себя в действиях против личности, так как она для них ничто.
   Ничто личность, мораль, нормы взаимоотношений, закон. "Закон - это я". Потому что я проверяю и прощаю тебя, ты должен мне показать, рассказать и дать, ты должен мне, потому что ты никто, а я власть, пусть самая маленькая, но власть а, понадобится и сила.
   И эта объединившаяся машина начала работать.
   Все, кто что-либо производит и просто живут, обкладываются немыслимыми поборами, этой, уже новой системой, сформированной из множества проверяющих, инспекций, милиции, "крыш", с ярко выраженным "хапательным" инстинктом,
   А если вы становитесь строптивым и не хотите отдавать часть честно заработанного вами, то ждите "наездов",
  
   158
  
   "сфальсифицированных" проблем, а для особенно упрямых могут применяться и физические методы, такие как разгром предприятия, избиения и даже похищение.
   А если вы, хоть немного удачливы и известны, то маленькие серенькие человечки, по заданию, сфабрикует такое, что вам придётся или сдаться или долго, очень долго, тратить свои усилия на бессмысленную борьбу с этой мерзостью.
   Вы снова должны чувствовать, что зависите от кого-то.
   Что вы не вправе решать свою судьбу лично, что она не зависит от вас, вашего умения, интеллекта, вашего труда.
   Что вы не можете сами принимать решение. Вы только часть чего-то.
   Вы должны (опять должны!) отдать (опять отдать!) свой труд на благо строительства вашей страны (то бишь - государства, то бишь - государственного аппарата). Это благородное?! дело. Какие "красивые и благородные" слова.
   Мы опять рабы своего государства, его аппарата и себя лично.
  
   Конечно, жизнь сложна и я знаю, что и там, среди "государственных и охранных" людей, всё же есть часть, которая верит в своё святое дело, воспринимает и пытаются делать свою ежедневную, рутинную работу, именно, как борьбу с насилием, коррупцией, преступностью, но им сейчас очень нелегко. Я узнал некоторых из них.
  
   159
   *
   Декабрь 1994 года.
   Ушли из жизни отец с матерью. Именно ушли, проживши вместе более 60-ти лет.
   Ушли вместе, сразу, спокойно, не расставшись, не желая жить друг без друга. Уверенные, что
   они счастливые люди, давшие жизнь, детям, внукам, правнукам. Безмерно любящие их и всех людей, несмотря на годы отчаянной борьбы и унижений, не склонившие головы.
   Они так до конца и не осознали, что происходило в последние годы, о многом думали, и многое не понимали.
   Только с каким-то страхом говорили нам - держитесь вместе, так будет легче.
   Спасибо им великое, что они были, что не стали рабами этой "зоны", не забыли слова - любовь, труд, и оставившие нам эти заповеди.
  
   Уходит из жизни целое поколение, прожившее в Системе, каждый свою жизнь, но почти с общей "лагерной" судьбой. Одни - тихую, чистую. Другие - громкую, но грязную. Третьи - безвольную и рабскую. Четвёртые - тёпленькую, скользкую, благополучную. Многие - реальную лагерную, за решёткой или колючей проволокой, или в домашних и заводских застенках.
   Некоторые сложную, ломавшие себя, "зону" в себе, пытающиеся понять и раскрыть сущность этой человеконенавистнической Системы, старающиеся приблизить её конец, конец Системы подавления.
   Есть их большая доля в том, что "зона СССР" исчезла и умерла.
   160
   Но это оказалось всего лишь лёгким потоком чистого воздуха, который мы не смогли вдохнуть полной грудью, потому что в большинстве из нас осталась собственная частица той страшной "зоны".
  
   *
   Огромная зона СССР умерла! Но да здравствует сохранившаяся Система и рабская неумирающая "зона" внутри почти каждого из нас.
  
   Как закон сохранения энергии, возникшая много лет тому назад над моей землёй аура подавления, никуда не исчезает, меняя только свою форму.
   И очевидно должно пройти много, очень много лет, чтобы нашлись лекари, неподдающиеся её воздействию, которые смогут вылечить свою землю от этого ракового образования, пустившего очень глубокие метастазы в бесконечное пространство нашей земли и, самое ужасное, в каждого из нас.
   Но это возможно только при возрождении и понимании своей личной свободы, истинной истории и культуры, истинной духовности (не религиозно-показушной) большей части общества, а для этого нужно пройти очень большой путь.
   И попробуем сказать самим себе - да благословит нас Создатель на этот тяжкий путь.
  
  
  
   161
  
   2. Шок. "Наезд"
  
   07 июня 1995 года.
   Всей семьёй, с хорошим настроением, собираемся на юбилей моего брата в Израиль.
   Мы всегда с каким-то трепетом посещаем Святую Землю. Христианские, иудейские,
   исламские святыни, Вечный Иерусалим, Голгофа, Храм Гроба Господня, Храм Рождества Христова, древнеиудейские письмена Священного Писания - Ветхого Завета, Назарет, Фавор-Нагорная проповедь, Новые Заповеди, Новый Завет - над этим всем стоит какой-то дух соприкосновения Великой Причастности Человека Живого, и своего лично, к добру, любви, труду, покаянию, очищению, возрождению и необходимости принятия решения Человеком Свободным.
   Приезжая много раз на Святую Землю и всегда проходя на Голгофу по Виа де Ла Роса, к Храму Гроба Господня, я почти физически ощущаю тот Крестный Путь, который прошёл Великий Посвящённый - Иисус Христос, чтобы показать Человеку, что путь к Истиной Свободе лежит через очищение. Не фанатичное и безропотное, а нелёгкое и осмысленное. И свободным человек должен стать Сейчас и Здесь, тогда он вправе, при земной жизни, заслужить слова великого Мартина Лютера Кинга - "Свободен наконец, Свободен!"
   И снова с волнением, мы собирались в поездку на Святую Землю.
  
  
   162
   Но тревожный утренний звонок о странном отъезде сына куда-то и с кем-то. Несколько часов ожидания. Интуитивно чувствую, что-то произошло.
   Не хочется подробно рассказывать о его похищении, вымогательстве выкупа, спасении через семь дней и снова переживать то, что, очевидно, находится на грани человеческих возможностей.
   Слава Богу сын с нами и мы все вместе.
   Нет ничего страшнее для матери и отца, чем похищение их ребёнка и борьба за его спасение.
   Я, воспитанный советским обществом в духе атеизма, первый раз в жизни, спонтанно, стоял перед иконой и просил, чтобы ничего не случилось с сыном, и он вернулся невредимым.
   Многие помогали мне, и сын был спасён.
   Но впервые, я узнал и почувствовал, как переплелись воедино в неумершей Системе, "защищающий" нас "правоохранительный" клан и криминальный мир, у которых потрясающе одинаково сформировались и остались свои личные "зоны", переплетенные и усиленные общим невосприятием Свободной Личности.
  
   Меня достаточно хорошо знали в городе. В спасении сына участвовали Украинское Посольство в Хельсинки и Посольство Финляндии на Украине, так как его похищение было "заказано" финским аферистом Брукком. Одним из того потока аферистов, который хлынул к нам после развала СССР.
  
   163
   Он несколько лет работал по контракту в Норильске и очевидно там уловил какую-то криминальную жилку Системы, используя её в дальнейшем, промышляя в России, Украине, Эстонии.
   Это совершенно не типично, для маленькой, глубоко уважаемой мною, Финляндии, которую я достаточно хорошо узнал за много лет работы с финскими компаниями.
   Но, как говорится, "в семье не без урода".
   В начале 1992 года, когда он пытался начать свой "грязный" бизнес в Киеве, его поймали на афёрах и краже денег, он бежал из Киева, злобно бросив нам в лицо: "Вы все подохните без нас !". Кого он имел в виду - "нас"? Он приобщал себя к "западной цивилизации!"?
   Пристроившись затем в России и Эстонии, в криминальном бизнесе по нефти и металлу, он сумел использовать эти свои "связи" и "заказать" похищение сына.
   Конечно, в Киеве, в органах по борьбе с организованной преступностью много порядочных профессионалов, которые почти фанатично, и с высочайшим "классом", старались делать своё дело. Именно они, проникнув в глубину каких-то "бригад", смогли вытащить сына без физических и материальных потерь из лап поддонков.
   А через некоторое время стало совершенно очевидным, что этот "киднепинг" - похищение сына, а затем шантаж после его спасения, были результатом очень близких
  
   164
   жизненных интересов и сговора: аферистов, "организованных групп" и бандитов-"беспредельщиков", с некоторыми бывшими и действующими "блюстителями порядка", в ранге от мелкой сошки сотрудника районного отделения милиции и районного прокурора. И как оказалось, они заручились поддержкой у служителей почти самого высокого ранга "защитников Конституции". Это оказался, воистину переплетенный снизу доверху, в одной родственной по духу "семье", механизм подавления.
   Сын долго не хотел (очевидно, не мог
   заново переживать) рассказывать нам подробно о своём похищении и заточении, что там происходило, как поступал он. По крохам, в течение нескольких месяцев, понемногу всё же делился с нами своими воспоминаниями.
   Немного, но кое-что, удалось узнать со стороны. Не вдаваясь в подробности, могу только уверенно сказать, что я горжусь своим сыном, который смог в этой экстремальной ситуации не поддаться панике, не склонить головы, твёрдо, но спокойно общаться с похитителями и даже вызвать у них уважение. Он не раб, а личность, с высоким чувством собственного достоинства, и это главное.
   По воле этого дикого происшествия, я хорошо познакомился изнутри с, почти не изменившейся, психологией системы подавления, её идеологами, функционерами и исполнителями, грубыми, отработанными приёмами, возможностями.
  
   165
  
   Всё той же старой-новой Системой, которая никуда не исчезла, а только приняла несколько другую форму и окраску, не поменяв своей сути.
   И, как прежде, её аппарат формируется, во многом, прежней номенклатурной и шариковско-швондерской прослойками, которые, не умея создавать ничего материального и духовного, бесспорно обладают одним качеством - активной наглостью и цинизмом
   И очень часто, в силу и меру своих родственных философий, он - этот аппарат, охотно идёт на контакты с криминальным миром, а часто сам ищет эти контакты.
  
   3. Система умерла, да здравствует Система!
  
   Я несколько изменил фамилии действующих лиц, так как они и сегодня активны и продолжают каждый свою игру. Кто-то на выживание; кто - то, искренне отдаваясь профессии, но, иногда находя компромиссы с уголовниками, стараются, как бы упростить, нейтрализовать, сгладить ситуацию, имея от этого, думаю, не очень большую выгоду; кто-то, ошибаясь, и делая неверный выбор; кто-то, откровенно ненавидя любое проявление свободной личности, априори ставящие людей свободных и удачливых в лагерь своих противников, всячески выискивая способы их подавления и уничтожения, и часто не без личного интереса.
  
   166
   Некоторые из них ещё и сейчас занимают довольно высокое положение в иерархической лестнице "блюстителей законности", перекатываясь из одной государственной структуры в другую.
   Они оказались очень востребованными во время изменения приоритетов в новом государстве, хаотического передела собственности и растерянности подавленного человека.
   *
   Итак, после спасения сына и возбуждения уголовного дела о его похищении, не выдержав и месяца, ко мне "в гости" заявился, внешне достаточно спокойный, уже в солидном возрасте, невысокий человечек В.Панчюк.
   "Я, м-м-м-м, вот тут, представляю интересы Брукка"!. /Того самого Брукка, который "заказал" похищение сына и на счёт которого я должен был перечислить выкуп/. Он сказал, что Брукк "...предъявляет мне?! какие- то претензии".
   С видимым трепетным удовольствием и, как показалось, с расчётом на испуг, рассказал мне, что много лет работал на руководящих должностях в милиции Киева и области, показал удостоверение полковника, а после ухода на пенсию занимается "юридической" практикой.
   Никогда раньше мне не приходилось иметь дело с подобными, не знал их лично и методы их работы, не понимал их психологию.
   Мы довольно долго, и как мне показалось дружелюбно, поговорили о моей работе,
  
   167
   в прошлом, с Брукком, о его причастности к похищению сына, о том, что это дело уже расследуется, и расстались под его внешне спокойную фразу:
   - "Я понял эту афёру, и заниматься ею не буду".
  
   Но всё началось именно после этой встречи.
   На меня обрушился огромный массив, практически сохранившегося и, даже фантастически разросшегося, только принявшего новые формы, репрессивно - фискального клана.
   Он прошёл, ещё в советские годы, всю школу "зоны": человек ничто; все для этого клана - потенциальные преступники; закон - это я.
   Он уже объединился с уголовным миром и, не отбросив пороки рабской психологии и нетерпимости, многократно обострил и усилил их в себе.
   Он не освободился внутри от угодничества и коленопреклонения перед стоящим выше, перед сильным криминалом, перед деньгами.
   Он сам активно стал использовать методы шантажа, обмана, фальсификаций и стяжательства.
   Всё делалось по укоренившемуся уникальному советскому принципу Системы: "был бы человек, а "статья" найдётся".
   Так и здесь, незначащее для меня старое письмо Брукка, стало тем сфабрикованным поводом для начала нового витка давления и шантажа, но уже в другой "административно-законодательной" плоскости.
  
   168
   Я не имел подобный опыт и не учёл, что внутри этой Системы, в огромной степени есть круговая поддержка и круговая порука.
   В.Панчюк, проработавший в ней много лет, сохранил контакты с людьми, продолжающими свою деятельность в "правоохранительном" клане, людьми, практически с одними взглядами, одной философией и психологией. Они очень хорошо понимают друг друга.
   *
   В конце января 1996 года зам. прокурора района, с нежной птичьей фамилией Н.Перепёлкин позвонил мне, представился и вежливым, вкрадчивым голосом, сказал, что слышал обо мне очень много хорошего и попросил, чтобы я "нашёл время" зайти к нему посоветоваться по одному вопросу.
   Через несколько дней я посетил его, и он, "очень уважающий меня" - как он всё время подчёркивал, показал мне "заявление", датированное апрелем 1996 г.!, сбежавшего из Киева ещё в самом начале 1992 года.!, Брукка.
   Прочитав этот полуграмотный "пасквиль", я постарался объяснить Перепёлкину о бессмысленности и незаконности подачи этого заявления в прокуратуру.
   Там были изложены чисто хозяйственные "претензии", которые по закону должен был бы рассматривать арбитражный хозяйственный суд, если бы они были поданы вовремя, то есть более 3-х лет тому назад. А с тех пор прошло уже почти 5. Естественно, никаких "претензий" Брукк предъявить не мог и поэтому молчал все годы.
   169
   А, как выяснилось позже, попав в зависимости от "определённых структур", из бывших "правоохранителей", с которыми сотрудничал, смог сначала "заказать" похищение сына, а затем придумать легенду, чтобы попытаться отвести от себя проблему ответственности за организованный "киднепинг".
   Я рассказал Перепёлкину об афёрах этого самого Брукка в 1991 году, событиях июня 1995 года, связанных с похищением сына, в котором замешан податель сей "бумаги". Он внимательно слушал меня, подчёркивая глубокое понимание и сочувствие.
   После нашей беседы поблагодарил меня и сказал, что знает, как ответить на этот "бред". Когда я выходил, он остановил меня у самой двери и попросил принести ему некоторые документы и письмо Брукка за февраль 1992 года, провалявшееся у меня в сейфе почти четыре года - ...если оно у Вас есть?. Откуда он мог знать, где лежало именно это письмо?! Оно никогда не было использовано за ненадобностью. Он пообещал мне вернуть всё через два-три дня. Я тогда не обратил внимание на его последнюю просьбу, поскольку это письмо не имело никакого отношения к прошлым проблемам с Брукком и никакого документального значения.
   Через четыре дня я позвонил ему и, ничего не подозревая, попросил забрать документы. Неожиданно сухим, официальным голосом он ответил, что документы и письмо не вернёт, так как они ему нужны.
  
   170
   На мой вопрос - "Зачем?", - получил ответ: "Должен быть проверен факт "подделки" письма с исследованием всех документов", и он сразу же положил трубку.
   Это была бессмыслица. Я знал, что письмо было подлинным, тем более, никогда и нигде не использовалось, все документы были составлены в строгом соответствии с законодательством 1991 и 1992 г.г., перешедшего из СССР и новых законов Украины. Документы много раз проверялись бесчисленными комиссиями, службами. И какие вообще могут быть отношения со сбежавшим из нашей страны, более четырёх лет тому назад, аферистом!
   Так использовав мою наивность и неопытность в подобных ситуациях, этот блюститель, смог, явно представляя чьи-то интересы, подтасовать надуманный и абстрактный факт и дать старт раскручиванию машины шантажа. Всё это раскрылось через 3 года.
   *
   И как будто по команде, вся хорошо отлаженная и смазанная машина: милиция с прокуратурой, налоговые и какие только возможно проверяющие, - обрушилась сначала на предприятие, а затем на меня.
   Проверки, по несколько раз в месяц, ничего не могли "накопать". Сами проверяющие удивлялись и спрашивали: "Зачем нас так часто к вам присылают?" А иногда тихонько и удивлённо делились, что им откровенно намекают найти, хоть что- нибудь,
  
   171
   имеющее криминальный оттенок. Но ничего найти они не могли, как бы не наводились и информировались "кем-то", а также "наводчиками" и "стукачами" внутри предприятия.
   А время шло, и кому-то нужно было отрабатывать, очевидно, полученную или обещанную мзду и чей-то заказ.
   Я не имел ни времени, ни желания общаться с этой машиной и нанял адвоката, которого мне рекомендовали как одного из опытнейших в советское время.
  
   *
  
   Об этом, довольно типичном сюжете нашей старой-новой "зоны" следует рассказать отдельно.
   Адвокат А.С.Костровский, пожилой человек, всем очень часто и настойчиво рассказывал, что прошёл войну, работая в СМЕРШЕ и КГБ, что участвовал в параде победы, в июне 1945 года на Красной площади в Москве, показывал везде своё красное удостоверение участника парада.
   Он так и не понял, и не хотел задумываться, обманывая самого себя, что все уже многое знают об участии в этом параде, в основном, войск КГБ, которые никогда не воевали на передовой и не участвовали в военных действиях.
   Мы уже знали и понимали, что такое бывшее КГБ и особенно его внутренний сыск.
  
  
   172
   Мой отец и люди старшего поколения рассказывали, что "СМЕРШ" (это было подразделение министерства, затем комитета государственной безопасности - КГБ, расшифровывалось как "СМЕРТЬ ШПИОНАМ"), делился на внешнюю и внутреннюю часть. Так вот, именно внутренняя часть "СМЕРША", в которой служил А.С.Костровский и была тем внутренним политическим сыском, официальным "стукачеством", которая привела во время войны к гибели сотен тысяч людей, не во всём согласных с "линией партии" и бессмысленными, приводящими к многочисленным жертвам, приказами военноначальников. Сотрудники СМЕРША стояли за спинами "штрафников-смертников", которые шли открытым строем на танки и пулемёты.
   Костровский сам с удовольствием рассказывал мне, что они проводили "определённые мероприятия" среди солдат и офицеров, не желающих слепо выполнять преступные приказы командиров. На одной из встреч с журналистом, которые очень любил и часто сам умело организовывал, он однажды проговорился: "Мы выявляли непатриотические" настроения наших солдат и офицеров и осуществляли соответствующие мероприятия".
   Теперь мы уже знаем, куда приводили эти "мероприятия". Даже после выполнения приказа, оставшихся в живых - к расстрелам, советским штрафным батальонам - батальонам смертников и концлагерям.
  
   173
   Штрафные батальоны, это те солдаты, которых пускали впереди, даже танков, под открытый обстрел - так называемая "живая изгородь". Единицы из них остались в живых.
   С одним из них, 90 летним, молчаливым, с совершенно уникальным взглядом на жизнь, человеком, я был знаком лично. Он воевал в одной танковой дивизии с мои отцом. В ноябре 1943 г., перед штурмом Киева, им не довезли топливо для танков и они не могли выполнить приказ о наступлении. В штабе он сгоряча буркнул: "Двинется ли Главнокомандующий не пожрав?!" По рапорту офицера СМЕРША он был разжалован из офицеров в солдаты и отправлен в штрафбат. Он рассказал, только один раз, как, почти ежедневно, тупо смотрел прямо перед собой в глаза смерти, как падали вокруг него трупы штрафников - солдат, как странно, невероятно и необъяснимо его обошла стороной смерть, только однажды зацепив стороной, но он уверен, чтобы спасти. Как один остался жив среди тысяч.
   Как после войны, ещё пять лет провёл в лагере с другими, оставшимися жить смертниками. Как его долго "лечили" психиатры. Как он, молча и долго живёт свои 90 лет. Такие как он, могли бы рассказать об этом многое.
   Но, очевидно, ставшие уже глубокими стариками, не хотят, или не в состоянии ворошить память тех страшных дней.
   Такую школу "СМЕРША" прошёл Костровский и широко использовал её уже в своей жизни и адвокатской деятельности в советское, а затем и в наше время -
  
   174
   школу вхождения в доверие, получения нужной ему информации и использование её в своих личных, корыстных целях.
   Но, благодаря придуманной, и распустившей им самим во многом, легенде о
   себе, его знали журналисты старой формации, один из которых и порекомендовал его мне.
  
   Расследование дела о похищении сына стало как-то забываться, а меня начали активно "прощупывать" и наша доблестная милиция, и налоговые и прочие другие, расплодившиеся фискальные "конструкции", количество которых во много раз увеличилось со дня рождения нашего нового "самостійного" государства.
   Не оставался в стороне и "мой" адвокат, рассказывая постоянно ужасы о разработке целых программ по моему "разоблачению??!", одновременно успокаивая меня, что он сделает всё, чтобы не допустить этой несправедливости. "Но это может стоить больших денег" - добавлял он.
   Я поражался этой безудержной фантазии Костровского и иже с ним, не боялся никаких "разоблачений", но, зная примеры, и, имея теперь уже некоторый опыт по "законности" действий наших проверяющих органов, не хотел допустить никакой возможности давления на меня, мою семью, моих сотрудников, согласился на его условия.
   Летом 1996 года, он организовал встречу с молодым сотрудником районного отделения
  
   175
   милиции, В.Сенченко, которому поручили "провести тщательные проверки". Я отдал ему заявление о проведении экспертизы "подделанного" письма.
   Через несколько дней, Костровский позвонил мне и сказал, что всё закончено и нужно рассчитаться с ним и с "некоторыми" другими.
   Мы встретились у него на квартире. Он дал мне, напечатанное на листке серой бумаги, с чернильным угловым штампом районного отдела милиции, письмо, подписанное В.Сенченко, в котором было сказано, что "установлена моя непричастность к изготовлению письма и подделки?! Брукка подписи". Все проверки прекращаются, по-украински "прыпыняються".
   Он с пафосом сказал, что "справедливость восторжествовала!", я могу забыть об этом мрачном времени и жить спокойно. Теперь нужно рассчитаться и отблагодарить "кое-кого".
   Я дал ему довольно большую сумму, о которой мы договорились. Он пересчитал её и сказал, что нужна значительно большая, так как пришлось подключать дополнительно "некоторых" людей. Удивившись, я ответил, что у меня таких денег нет. Он был недоволен.
   Какой же я был наивный. Это оказался не конец, а только пролог давления, хорошо отлаженного ещё советской системой - путём обмана, подтасовок, фальсификаций, цинизма.
   Многие из них: проверяющие и милиция, прокуратура и адвокаты, - вышли именно из той советской, и успешно трансформировались
  
   176
  
   в "новую" Систему, которая при любой возможности, старалась не выпускать из своих рук людей, отличавшихся, хоть чем-то, от них.
   С которых, эти служители системы, шантажируя, пытались "получать", "выкачивать" или "выколачивать" всё, что только могли. Эти служители - дети, рабы и суть системы, без понятия права и, тем более, морали.
   На последней встрече с Костровским, он, как бы невзначай, сказал мне, что "...всё закончено, но будьте осторожны с другими проверками и ставьте меня в известность".
   Это был приём типичного профессионального "стукача", отдавшего многие годы политическому сыску, который и теперь, используя отработанный методы, пытается подольше "присосаться" к своей жертве и не отпускать её на большое расстояние от себя, путём обмана и подготовки новой "раскрутки". Это всё и подтвердилось впоследствии.
   Правда, в процессе моего контакта с Сенченко и Костровским, очевидно, желая показать, что ими проделана большая работа, они проговорились, и мне удалось выяснить, что Брукк с Панчюком летом 1996 года!! были инкогнито в Киеве у Сенченко.
   О чём с ним говорили - неизвестно. Н о я узнал, что Брукк ещё в 1995 году встречался с
   Панчюком в Петербурге. Эту встречу организовал "шестёрка" Брукка с 1991 года
  
   177
   В.Чурка, который, скорее всего, был и непосредственным организатором похищения сына. На вопрос - почему Сенченко никому не сообщил о встрече с Брукком, который "проходил" по делу о похищении сына, - он ответил, что это вообще не его вопрос?! и, что Брукк, чем-то напуганный, уехал в этот же день.
   Тогда у меня и возникли первые сомнения в чистоте действий Костровского с Сенченко. Так оно и случилось. Они играли свою игру.
   *
   После получения письма о "прекращении" всех "проверок", сразу же началась вторая волна очередного пресса.
   Сначала анонимки в фискальные органы и десятки неожиданных налётов-проверок моего предприятия "великолепной компанией" в одной команде-мечте "Team-dream": налоговой милиции, налоговой инспекции, уголовного розыска?!, общества охраны потребителей?!, санитарной, пожарной и прочих инспекций, обществ и служб. Каких только "проверяющих" напридумывала наша государственная машина?! Им снова ничего не удавалось "вытащить" компрометирующего и они, с удивлением и опаской, вновь спрашивали меня - кому я перешёл дорогу.
   Одновременно со всеми проверками "государственных, официальных служб", но в разные дни, очень странно синхронно, ко мне в гости приходили "представители определённых организованных группировок". О двух встречах хотелось бы рассказать подробнее.
   178
   *
   Двое рослых, но не бандитского вида ребят, в кожаных куртках, уверенно вошли в офис, спросили меня и сказали, что нужно поговорить с моей "крышей", открыто представившись представителями "одной из московских группировок". Я попросил их подождать. Они спокойно восприняли мою просьбу, хотя я подумал, что могут быть угрозы, напор, давление.
   Освободившись и перейдя с ними в другую комнату, объяснил, что "крыши" у меня нет, и буду с ними говорить сам, "если они не возражают?". Они несколько удивились этому, но разговор у нас состоялся.
   Меня спросили : - "Знаю ли я Брукка?"
   - "Конечно, а где он сейчас?" - спросил я.
   Мне рассказали, что они работали с ним в Литве больше двух лет по нефти, он им "нормально" платил, а уже больше чем полгода ничего не платит, жалуясь, что у него нет денег. После их "наезда" на него, он подбросил "тему", что я должен ему большую сумму и они могут с меня её получить. Стало всё ясно.
  
   Честно говоря, я не знал, как поступать в таких случаях. Будут ли они стараться "выбить долг" любым путём, то есть будет второй "наезд" после похищения сына, или они могут меня слушать. Мы были одни в комнате, и я спокойно сказал:
   - "Брукк вас обманул. Должен он мне, а не я ему. Могу показать документы".
  
   179
   Отойдя в сторону, они пошептались и, к моему удивлению, согласились. Я дал им пакет документов о наших взаимоотношениях с Брукком, его афёрах, краже денег, бегстве из Киева в январе 1992 года. Они внимательно просмотрели бумаги и поинтересовались, что я делал с этими бумагами. Я ответилл - ничего.
   Потом, переговорив между собой, как-то тихо и корректно сказали, что придут завтра, чтобы я никому не говорил об их посещении и сам никуда не исчез.
   Но они не пришли на следующий день, и больше я их никогда не видел. Думаю, они поняли всё и поступили по своим "правилам", или как говорится "по понятиям".
   Тогда я подумал, что если у сформировавшейся государственной машины "проверяющих" полностью отсутствовали правила игры, то для этих, очевидно, всё же, иногда, важна, хоть какая-то правда, и у них появились свои "понятия игры". Так мне показалось.
   *
   Ещё одна встреча сыграла решающую роль в понимании мною происходящих событий, трансформаций в нашей теперешней жизни, её паутине и некоторых связей в схеме похищения сына и давления на меня.
   Мало знакомый мне старший офицер милиции, который, как бы случайно, проходя мимо, зашёл ко мне в офис, проявил "сочувствие" и осторожно и деликатно предложил организовать мне встречу с одним
  
   180
   из главарей киевской "организованной группировки" - "...может быть он сможет чем-то помочь".
   В начале моего самостоятельного предпринимательского пути, этот "главарь" предлагал мне свою "крышу". Я же не имея возможности, да и желания, платить ему и многое не понимая в этой странной, новой действительности, отказался, предложив научить его бизнесу.
   Он был довольно образованный, спокойный и даже корректный молодой человек. Бывший спортсмен, мастер спорта по борьбе. Согласившись на это предложение, после моих разъяснений, он организовал в Киеве первый спортивный частный клуб, воспитавший затем несколько выдающихся борцов.
   Мне говорили о нём, что его спокойное, вежливое лицо - маска, за которой скрывается жестокость и "беспредел". Но я и сейчас до конца не могу поверить этому, имея всё же некоторый опыт общения с людьми. Хотя основания думать об этом есть.
   Итак, я встретился с ним и одним из его "приближённых". Мы поговорили о возникших проблемах. Что за всем этим стоит бывший сотрудник милиции, полковник, который имеет приятельские контакты в "правоохранительных органах", "представляет интересы" заказчика похищения сына - Брукка, организовывает и координирует давление на меня через свои связи, одновременно пытаясь отвлечь внимание и "утопить" дело о самом похищении.
  
   181
   Он, молча всё выслушал, и после моего рассказа, повернувшись к своему "коллеге" с раздражением сказал: "Это же ты привёл ко мне Панчу". Произошла заминка. Через несколько минут "старшой" резко потребовал, чтобы всё было прекращено. На робкие возражения его "коллеги" о том, что надо было бы заплатить какому - то "Николаичу", "старшой" бросил - "никаких денег", после чего уехал.
   Мы остались с его "коллегой". Он попросил налить ему бокал красного вина. Через некоторое время, не смотря мне в лицо, сказал, что завтра же будут написаны все опровержения и затем на моих глазах порваны все липовые заявления, находящиеся в милиции?!
   Я наивно спросил его - откуда же он знает этого бывшего милиционера, и получил ошеломляющий ответ. Несколько лет тому назад он был арестован и этот "мент" вёл его дело. Ему удалось откупиться, хотя это стоило многого. После освобождения они не теряли связи и часто "работали" уже вместе, так сказать, на стезе "крышевания и выбивания оплат и долгов". Как оказалось, такой альянс стал очень популярным в наше время.
   Для меня это было одним из откровений о стойкой жизнедеятельности Системы и её глубинных, каких-то генетических, пороках, направленных на подавление человека!
   Я молчал, понимая, что узнал то, что, возможно, знать мне не очень нужно было. Наверное, тут какую-то роль сыграл выпитый им бокал вина и реакция его "шефа".
   182
   На следующий день он пришёл ко мне на работу с молодым человеком, который тихо сел в сторонке и был очень похож на одного сотрудника районного отдела милиции. Дал мне какую - то папку и сказал: "Смотри, это твои "бумаги". Я не разбирался в форме ведения милицейских "дел". Но в этой папке действительно были подлинники заявлений Брукка, акты всех ревизий, изъятий документов, всех проверок и множество других. Он напыщенно сказал мне, что завтра сам порвёт всё это на моих глазах. Но не появился ни на следующий день, ни позднее. Через несколько месяцев прошёл слух о том, что у него возникли большие проблемы в его "семье" и его уже вообще нет в Киеве.
   Так я и не узнал смысл этой встречи и её значение во всём, что происходило раньше и затем, и какую роль он, его "шеф" и милиция играли в похищении сына (а об этом поговаривали в городе) и моём дальнейшем шантаже.
   Но какую-то роль они играли, и встреча имела какое-то значение во всей этой грязной игре. А его тесная связь с бывшим работником милиции и через него с очень высоким "правоохранительным прокурорским кланом" не вызывала уже никакого сомнения.
   *
   Странные же действия продолжались. Дело о похищении сына путешествовало из рук в руки и практически не расследовалось.
   Как говорится на футбольном жаргоне, делался "вечный пасс".
  
   183
   На меня же начали собирать, подтасовывать и фальсифицировать самый несуразный и фантастический компромат. Лишь бы было "побольше".
   И я рискнул пойти в самую гущу Системы. Написал и отправил заявление Министру внутренних дел, что в похищении сына и "липовых" заявлениях фигурирует одно и тожелицо, аферист - Брукк, на счёт которого похитители требовали выкуп. Записался на приём к заместителю городского прокурора и пришёл к нему. Он внимательно выслушал, сделал слегка сочувствующий вид и обещал во всём разобраться. Но после этого, в течение более двух месяцев, я не мог найти никаких концов ни своего заявления, ни каких-либо действий.
   Наконец, все бумаги осели у молодого следователя Управления по борьбе с организованной преступностью города, который пригласил меня, и внимательно выслушал. Мне показалось, что он понял всю схему "киднепинга" и пресса, проявил какой то интерес к его развязке и начал осторожно что-то предпринимать. Очевидно, те, кто осуществлял "пресс", думали, что этот молодой следователь будет слепо выполнять их "советы", но ошиблись. Он был несколько самостоятельнее, так как имел поддержку в лице близкого родственника, одного из руководителей Коллегии адвокатов города.
   Но через неделю и этот разбор закончился. Когда молодой следователь заболел, в его отсутствие, с чьего то ведома, согласия
  
   184
   или указания, у него открыли стол и забрали все документы, и они вновь исчезли на некоторое время, а слишком "самостоятельного" следователя отстранили от дела.
   Очевидно, он сделал "что-то", не входящее в планы "кого - то".
   Фортуна все же повернула ко мне своё лицо. Все документы попали к одному из старейших и опытнейших следователей городской прокуратуры Н.Опалко.
   Сначала, ознакомившись с "бумагами", которые были профессионально подтасованы и сфабрикованы, он был настроен очень агрессивно. Но после нашей многочасовой встречи, на которой мы долго и подробно беседовали, мне показалось, что он был несколько смущён. Попросил никуда не уезжать и снова назначил комплексную проверку моего предприятия, которая длилась более четырёх месяцев, и которой он руководил сам.
   Эта проверка, как и все прежние, не нашла ни одного серьёзного, тем более криминального, нарушения.
   Более того, он начал потихоньку разбираться в деле о похищении сына, которое "топилось" уже более трёх лет.
  
   Через месяц после окончания всех проверок и экспертиз, я получил официальное письмо прокуратуры города о полном прекращении всех проверок, в связи с тем, что не подтвердился ни один факт, сфабрикованный по заявлениям Брукка и его "помощников".
  
   185
   Я думал, что это конец моих проблем с "правоохранительным кланом", что и там есть хоть какое-то уважение к закону, есть порядочные люди и правда, наконец, восторжествовала.
   Это было моё очередное заблуждение. Неожиданно Н.Опалко "уходит на пенсию". А меня через два месяца, по телефону, снова очень вежливо, приглашает зайти в горпрокуратуру, "для выяснения одного обстоятельства", молодой сотрудник В.Покурник.
   И всё завертелось с новой силой, новыми методами и уже в усиленной компании.
   Для меня осталось загадкой как Панчюк, нашёл общий язык с моим бывшим адвокатом и своим прежним оппонентом - Костровским, несмотря, что это является грубейшим нарушением адвокатской этики.
   Но соперники в недавнем прошлом, представители двух сторон, были воспитанники одной Системы. У них были (или не было вообще) одни ценности, одна мораль и они начали уже вместе, как выяснилось, распускать обо мне самые невероятные слухи. Сначала я не понимал - зачем?! А только потом понял, что это их суть, их методы.
   Они стали везде нашёптывать, что я чуть ли не сам организовал похищение своего сына!!! Потом снова пошли анонимки, очередные проверки и "налёты". Вновь ничего не находят.
   Но главное для них было побольше и погромче покричать, опачкать, оболгать. Они всегда действуют по принципу - отвести внимание от сути и перевести его на объект их возможных
   186
   домоганий - громко крича: "Держи вора!" и указывая в другую сторону. Так они поступили и сейчас. И одновременно, мой адвокат Костровский всё время поднимал стоимость "расходов" на прекращения этого "бандитского пресса", как он сам называл всё это.
   Несмотря на очевидную и видимую, абсолютную бредовость, абсурдность и невероятность слухов, они отвлекли внимание от расследования "киднепинга", обрушив на меня целый поток действий, в которых я ничего не понимал, и к которым совершенно не был готов, так как наивно верил в то, что если ничего предосудительного и незаконного не совершал, то мне бояться нечего. Детская наивность?!
   Я ошибся и на этот раз. Новая-старая Система, состоящая из "одноморальных", бывших функционеров различных "органов", жила и живёт!
   Панчюк, несмотря на уход на пенсию из этих "органов", сохранил духовную близость с некоторыми личностями, которые легко перелились из старой Системы в новую, и стали занимать там довольно высокие ступени в "соответствующей" правоохранительной лестнице.
   Придумывая и используя свои болезненно-бредовые повествования обо мне, зная менталитет своих бывших коллег, играя иногда и на архинациональных чувствах, он договорился, через близкого ему человека - П.Колокола, возобновление "пресса" давления на меня.
  
   187
   Он заручился и моральной поддержкой руководителя "ведомства", бывшего коллеги Панчюка.
   Мне вновь стали навязывать совершенно нелепые, уже новые претензии об использовании, якобы неправильно оформленных (даже не мной) документов. Эти претензии были так надуманны, безграмотно и непрофессионально изложены, что, прочитав их, я очень просто объяснил это Покурнику. Но тот только улыбнулся и загадочно сказал: "Посмотрим".
   Покурник оказался типичным, хоть относительно молодым, представителем "правоохранительного", то бишь "праводавительного клана" Системы. Он был воспитан на приёмах "зоны" и использовал любой шанс и метод для своего благополучия в "зоне". Его бегающий взгляд прятался почти всегда под маской, нервные и суетливые движения, выдавали его неуверенность и личную трагедию, самого задавленного этой Системой. Он был типичным заказным исполнителем, но понимающим свою временную власть над личностью и с удовольствием использовал её.
   Это подтвердилось и тем, как он сначала запугивал и запутывал моих коллег для получения "нужной ему" информации, что, к сожалению, иногда удавалось делать, так как человек слаб и не всегда может сопротивляться этой Системе. Но при встречах со мной, в его глазах появлялись какое-то сомнение и страх, и даже, как мне показалось, уважение ко мне.
  
   188
   Я понял, что они, не считаясь ни с чем, решили продолжить пресс, "выкачать" при этом максимум материальных выгод и отработать заказ, используя малейшую возможность давления на человека, в чём-то отличающегося от них. Кроме всего прочего, у них проявлялась их генетическая потребность в этом.
   Обратившись, через некоторое время, в арбитражный суд, после начётов и штрафов налоговой инспекции по указанию Покурника, получил решение, полностью перечеркнувшее выдвинутые мне претензии.
   Стала очевидной вся абсурдность их домыслов, построения их давления и даже их действий. Пресс нужно было прекращать. Но они генетически не могли понимать и признать свою "неправоту". Как же въелось в сознание многих понятие "диктатуры пролетариата"!
  
   Теперь столкнулась генетическая мораль Системы, - уверенной, что она не бывает неправа, что все живущие в Системе, за исключением её "щупалец - функционеров" (и то не всегда), которые тщательно отсортированы Системой, - потенциальные преступники, что Система не ошибается, что "не будьте таким умными", что "был бы человек, а статья найдётся", - с маленьким просветом права.
   Они начали нагло и изворотливо упираться, делая это грубо, цинично, непрофессионально, незаконно, но понимая почти полную свою безнаказанность и круговую поддержку и поруку.
  
   189
   К этому примешалась некоторая их боязнь ответственности за содеянное и препятствия, которые они чинили раскрытию дела о похищении сына, явно высветленную их связь и некоторых "высоких" сановников, через бывшего коллегу, с представителями "организованных группировок", их всех значительную роль в разворовывании предприятия.
   Они стараются, как можно дольше, ограничить мои возможности противодействий, получить какую-то защищённость от них, и начали понемногу выторговать у меня, хоть какую-то, материальную выгоду.
   Думаю, что мои противодействия для них, ничто. Да и не собирался я тратить своё время на доказательство шариковым их низкой, кусачей морали. Ведь это бессмысленно.
   Даже проиграв, они только с сожалением подумают, что не смогли "дожать" меня, что-то упустили и продолжат свою грязную, пока безнаказанную деятельность на ком-то другом. А может быть, повернут свои действия против своих бывших заказчиков, пытаясь получить мою поддержку.
   Они пока живут в своей "зоне" и особенно многого не боятся.
   Бог им судья. Эту страницу нужно перелистать.
  
   Только очень жаль, что плоды моего (и не только) труда - здания и заводы, которые я построил на моей земле, достанутся не людям, а тем, кто безлико был и остался частью организма Системы.
  
   190
   Потому, что Система не умерла и даже не обновила своих функционеров.
   А мы продолжаем жить с ними в "зоне", и она сидит в каждом из нас - жалкой, маленькой, очень ограниченной собственной, рабской "зоной".
  
   "И как много предметов, и сколько горя заключено в слове "раб"... Вот заколдованный круг... в котором мы все бьёмся, бессильные выйти из него... Вот что поражает наши воли и грязнит все наши доблести". (П.Я.Чаадаев. Из книги Э.Радзинского "Кровь и призраки русской смуты").
  
   Оказалось, что зависть, страх, злоба, очень тяжело исчезают из любого общества, а шариковы, могут размножаться однополо, передавая другим свой опасный, но живучий вирус. Это происходило у нас, на генетическом уровне, столетия, а особенно в последние 80 лет второго тысячелетия.
   Джин был выпущен из бутылки.
   Наш дорогой профессор Преображенский, из "Собачьего сердца", ошибся, думая, что навсегда возвратил Полиграфа Полиграфыча Шарикова снова в собаку. Он даже не подозревал, что тот успел заразить своим вирусом многочисленное потомство, активно вступившее на путь борьбы за своё "светлое будущее". Уверенное в том, что ему не грозит "рассабачивание" и, что оно знает и умеет всё.
  
   191
   С одинаковым успехом заниматься подметанием улиц, копанием в грязном белье, продажей и покупкой душ, наведением "порядка" и государственными и мировыми проблемами.
   А этому "потомству" всего - то реально нужна свеча в слабо натопленной комнате, стоящие на столе гранённые стаканы, бутылка водки и "закусь" - огурец и селёдочка. Если ещё яркая блестящая обёртка, какой-то идеологии - это всё. И если это есть, значит, это вечное, "очень светлое будущее", на которое никто и никогда не может посягнуть - ни проклятые демократы, ни "загнивающие" капиталисты, ни какие - то там "собственники-предприниматели-бизнесмены", ни агрессивные НАТО-вцы и американцы, ни жидо-массоны, ни, вообще, "слишком разумные" интеллигенты, даже свои родные по крови.
   "Но если у "тех" есть, что - то понравившееся нам, мы сможем его "экспроприировать" и поделить среди своих. Все "они" наши вечные враги, мы сможем дать "им" священный бой, а если нужно, то и пересадить многих. Пусть не забывают!".
   *
   Это всё происходило и происходит на моей земле, на которой человек, всё ещё не свободен и живёт в "зоне", откуда не может, а часто боится и не хочет вырваться.
   "Зоне" бескультурья, бездуховности, очень часто беззакония, почти тотального обмана и фарисейства, с искажённой историей.
  
   192
   В своей собственной "зоне", которую изощрённо продолжает поддерживать практически прежняя Система, через воспитанных и взлелеянных ею многими годами, на генетическом уровне, своих шариковых-функционеров.
   *
   Что же сделали с тобой, на нашей земле, человек, живущий рядом? Неужели ты безнадёжно болен? Неужели у тебя внутри не осталось ничего, за что ты можешь уцепиться и подняться? Неужели ты подавлен навсегда? А где же инстинкт самосохранения? Или он уже умер на нашей земле?
   Этого быть не может, потому что Ты есть, есть Надежда, которые умирает последней!! Неужели ты перестал Надеяться, Любить, Верить, разучился думать и трудиться. Неужели ты веришь только пустым словам и надеешься на кого-то.
  
   "Восстание рабов в морали начинается с того, что /он-раб/ сам становится творческим и порождает ценности... Человек /раб/ лишён всякой откровенности, наивности, честности и прямоты к самому себе. Его душа косит; ум его любит укрытия, лазейки и задние двери; всё скрытое привлекает его как его мир, его безопасность, его услада; он знает толк в молчании, злопамятстве, ожидании, в сиюминутном самоумалении и самоуничижении."
   (Ф.Ницше. К генеалогии морали. "Добро и зло", "Хорошее и плохое", гл 10.)
  
   193
   Так каков же ты - человек моей земли?!
  
   4. Сюжеты новой-старой Системы.
  
   Мои личные восприятия Системы, в которой я прожил многие годы, прошло через "зону" советской империи - СССР и мою "самостійну" Украину последних лет.
   Украину, оторвавшуюся от российского великодержавия (не в обиду сказано россиянам), но ещё не освободившуюся от многолетних последствий провинциального мышления и мышления "зоны". Не раскаявшуюся за своё малодушие и неправду истории. Не давшую и не дающую возможность людям своей страны очиститься и освободиться, вернуть себе искреннюю духовность, человеческое достоинство и естественную личную свободу, выбрать "во власть" достойных себя, свободных от шариковско-швондерско-комсомольско- коммунистическо-номенклатурной и человеконенавистнической философии, от философии враждебности к людям, обмана, фарисейства.
   Чтобы они понимали свою главную функцию и обязанность - защищать своих граждан, защищать их права от посягательств на свободу, свободный труд, достойную человека жизнь, мысли.
   Но пока мы не освободимся, каждый, от своей личной "зоны", своего страха, инстинкта поклонения и раболепного послушания, и не
  
   194
   приобретём, каждый, лично, априори, инстинкт уважения к другой личности и не поймём, что культура, интеллигентность, духовность не внешние факторы одежды, образования или простое посещение театра или храма, а внутреннее личное состояние, выражающееся в уважении другой личности, его взглядов и мыслей, - мы не станем свободными.
   И будут у нас возникать всё новые и новые сюжеты новой-старой Системы, такие:
   * когда мы сами, после "прополаскивания" наших мозгов, тупо и безразлично выбираем во власть "особей", не знающих не только своей истории и родного языка, но и того, на котором они пытаются излагать свои ущербные мысли на каком-то "сленге". Которые многие годы провозглашали в комсомоле, а затем на партийно-коммунистической стезе, лозунги, смысл которых не понимали сами, а зачастую и сами над ними смеялись. Людей уникально далёких от понятий порядочности, культуры, духовности и просто разумности.
   И эти "особи" расставляют повсюду себе подобных, родственных по духу, своих "холопов", которые должны надзирать, проверять, докладывать, наказывать, отбирать, распределять. Они это делают исходя из своей убогой, узкой философии "зоны", своей личной "зоны". Они уверены в том, что те, кто ходят по улицам, живут в больших населённых домах или небольших хатках в сёлах, ходят пешком на рынки и магазины, ходят в кино и театры, живут, любят и рожают, - должны их
  
   195
   выбирать, слушать и подчиняться им и тем, кого они поставили, должны выполнять их волю.
   Они присваивают себе какую-то миссионерскую роль, но никак не учитывают в этом человеческом спектакле роли людей, именно конкретных людей, а не расплывчатого "народа". Эти "особи", пользуясь полученной властью и теми, кого они расставили, заставляют оплачивать свои низменные потребности и потребности тех, кто им близок по духу.
   А если, кто-то противится, то они расправляются с ним, "заказывая" эту расправу своим "холопам", уверенные, что делают правое дело.
   Эти "особи" уверены, что только им принадлежит право распоряжаться землёй, фабриками и заводами, недрами, достижениями и знаниями, зданиями, реками и даже душами и мыслями людей, которые, не дай Бог, будут думать и чувствовать не так как они, а ещё хуже - совсем по другому.
  
   Поэтому для них, человек страны, прежде всего, обязан и должен им, он их должник.
   Потому, что они считают, что дают ему, человеку, попользоваться всем этим, а у него есть ещё, то, что можно отобрать и перераспределить: дом, душа, свобода.
   И таких сюжетов у нас много, очень много.
   * когда маленький, серенький человечек, из тех, которых сохранила система, потому что он умел прогнуться там, где было нужно,
  
   196
   с садистским удовольствием унижает того, кто сумел что-то создать, показывает "свою" власть над ним, хотя он только маленький исполнитель "заказчика" и власти, с большим удовольствием разрушает созданное и пытается ограничить свободу. И таких сюжетов у нас много, очень много.
   * когда жена обнищавшего, умершего профессора, стыдясь своей нищеты, со слезами на глазах выпрашивает у незнакомых людей копейки на похороны.
   * когда способному учёному оставили только право нищенствовать, или стать мелким рыночным торговцем, или отдать свой разум тем, кто это оценит, но вне своей страны. И таких сюжетов у нас очень много.
   * когда начинают возводиться царские хоромы, выбранными нами "слугами народа" и поставленными ими во власть, или к оружию, их "холопами", на средства, которые они не могли бы заработать за всю свою жизнь.
   * когда похищают людей, отстреливают неугодных и соперников, а нить расследований приходит в "никуда". И таких сюжетов у нас очень много.
   * когда озверевшие "менты" забивают до смерти молодого мальчишку, случайно попавшего к ним в руки, только за то, что он не проявил страха и раболепия перед ним и у него в кармане не нашлось нескольких гривен (или рублей) им на выпивку.
   * когда подобные "правоохранители" пытают средневековыми методами тех, от которых им, по их праву, необходимо получить "нужные" им показания.
   197
   * когда один из "божественных" руководителей страны "просит" банкира "выдать" кредит какой-то фирме под его слово-гарантию, а когда кредит не возвращается и банкира "прессуют", этот "божественный" "не понимает" о какой защите просит банкир.
   * когда он же с трибуны патетично восклицает: "Превыше всего государство!", забывая и не понимая, что превыше всего человек.
  
   И таких сюжетов множество.
   А как хотелось бы, чтоб сюжетами стала полная событиями жизнь, которой так могут искренне радоваться люди, живущие на этой земле, с их трудолюбием, мозолями, многонациональным юмором, традициями, умением любить.
   Для этого нужно заглянуть в себя каждому, проснуться от спячки, вылезть из своей скорлупы, освободиться от своей "зоны", подумать и покаяться, пусть самому себе, за то, что происходило и продолжает происходить на этой земле, и стать свободными.
   Чтобы постепенно, по частям отмирала эта созданная "нелюдями", и пока не умершая, Система, унижающая человека, живущая без морали и не по законам, а по правилам "зоны", в которой человек - это статистика.
  
  
  
  
   198
  
   Несколько миллионов исчезнувших в небытие после октябрьского переворота 1917 года и спровоцированной этим переворотом гражданской войне.
   Несколько миллионов бежавших от коммунистического террора в чужие земли.
   Миллионы убитых в периоды "коллективизации", "индустриализации", голодомора.
   Десятки миллионов "врагов народа" исчезнувших в лагерях и психушках Системы.
   Сотни тысяч, а возможно миллионы, беззащитно павших в "живых заграждениях" Отечественной войны 41-45 годов.
   Исход миллионов, бегущих от Системы обезличивания и подавления личности.
   Десятки тысяч убитых в Афганистане, расстрелы в Вильнюсе, Тбилиси, Баку, Карабахе, Абхазии, Чечне.
   И "зачистки" Системы от "неугодных" в домах, больницах, в "сортирах".
  
   Одним человеком или миллионом человек меньше, для Системы не имеет значения.
   Нет человека - нет проблемы, нет миллиона человек - нет миллиона проблем.
  
   А вершители судеб всегда безымянны, убийцы не названы и не осуждены, потому - что для Системы исчезновение людей только статистика.
  
   199
  
   И тому есть очень горькие подтверждения. Несколько из множества.
  
   Москва. Андрей Дмитриевич Сахаров. Он прошел путь в советской Системе от слепого исполнителя её потребностей до величайшего разоблачителя её Великого Обмана.
   Он создал разрушительнейшее оружие уничтожения, для "защиты социалистических завоеваний". Он был призван и признан Системой, отмечен множеством её наград.
   Но остановился, ужаснулся и понял, кому в руки попадает это страшное оружие подавления, покаялся перед людьми. Переступил через годы своего труда. Стал на самый благородный путь - путь защиты Человека, посвятил этому весь остаток своей жизни, всего себя. Делал он это интеллигентно, в силу своей глубочайшей чистоты, порядочности и высочайшего интеллекта. Но убеждённо, твёрдо, настойчиво. Имел своё видение ценности личности и высокой морали, размышлял над взаимоотношениями человека и государства с высоких позиций свободной личности.
   Система ему этого не могла простить. Сначала отлучила от творчества, труда, отправив в ссылку. Затем с началом декоративной горбачёвской "перестройки и гласности", устами её генетически - системного идеолога и "подкрашивателя", как бы вернула его в гущу жизни, уверенная, что он подхватит её циничные лозунги. Но она просчиталась. Этот Великий Человек ХХ века, поняв всю глубину
   200
   лживости Системы, с трибун пытался открыть всем глаза на её Величайший Обман, предлагая своё, может быть несколько утопическое (а может быть реальнейшее) видение будущего.
   "Он был пророк. Пророк в древнем, исконном смысле этого слова, то есть человек, призывавший своих современников к нравственному очищению ради будущего" (академик Дмитрий Лихачёв об А. Сахарове).
   И Система, устами, того же коммунистического партийного актёра Горби, оскорбляла его и изгоняла с трибун, пытаясь закрыть благородные уста. В "зоне" нельзя иметь своё мнение. А он смущённо, но твёрдо, пытался объяснять всем губительность Великого Обмана. Он объяснял, убеждал, переживал, и сердце этого Человека не выдержало. Он ушёл из жизни в середине девяностых годов конца ХХ века, не сказав и не доделав многого. Но многое сделал. Он открывал глаза людям.
   Система знала, как уничтожать подобных, как отражаются на них оскорбления и отлучения от права высказывать свои мысли. Она закрыла его уста, но не идеи, мысли и память о нём.
   Она убила его своими грязными словами и делами. Первый!
  
   Санкт-Петербург (до этого Ленинград). Анатолий Собчак. Также прошедший в Системе путь от слепого исполнителя до разоблачителя. Одним из первых, пытавшийся вернуть страну на путь человеческих,
  
   201
   библейских ценностей и морали, правды Истории. Покаявшийся и высоко несший голову и слово перед ударами Системы.
   Поверивший в "самораскаивание" Системы, ставший сотрудничать с ней. Но столкнулся и тоже понял её Великий Обман. Он пытался обозначить главную ценность - Человека, перед любой системой. И она ему не простила. Отработанными десятилетиями методами лжи, опачкивания, обливания грязью, травли - она приспособила его к себе, а затем уничтожила.
   Сердце не выдержало и "разорвалось" в самом начале 2000 года, на пороге ХХ1 века, на который он возлагал большие надежды - возрождение свободного человека, личности в его стране и самой страны.
   Он ушёл полон сил, идей, надежд. Второй.
  
   Третий. Глубинка России.
   Убийство протоирея Александра Меня, известного христианского, православного проповедника, библеиста и богослова, исповедовавшего бесконечную ценность каждого индивидуума, любовь и терпимость.
   Книги которого, издавались в основном за границей, а не на Родине, где он проповедовал, где его обожали прихожане и заслушивались его проповедями, приезжавшие к нему из многих стран высокие государственные мужи и сановники духовенства, деятели культуры и науки. Где он проповедовал любовь к человеку. Его жизнь оборвал, разрубивший голову топор человеконенавистника, ненавидевшего людской род, не познавшего любовь к человеку, нетерпимого к добру и разуму.
   202
   Был ли протоирей Александр Мень неугоден только этому фанату и поддонку, или его руку направлял кто-то, кому мысли о добре и уважении к Человеку, высказываемые христианским проповедником, но иудейского происхождения, были генетически неприемлемы?
   Нет Александра Меня. Нет Человека. И все клятвы и заверения правителей найти и покарать убийц-заказчиков остались пустым выдохом гиены. Для них А.Мень - это статистика.
  
   Четвёртый. Москва.
   Убийство популярнейшего, в девяностых годах, тележурналиста Влада Листьева. Воспринявшего одним из первых на телевидении дух свободы и вынесшего на голубой экран разнообразие, осмысление, свободное общение. Ставшего любимцем миллионов телезрителей. Красивого человека. Современного, нового организатора и удачливого бизнесмена. Сколько у него было прекрасных идей! Кому-то он перешёл дорогу. Любителям ли грязной идеологии или любителям грязных денег? Его остановила пуля на пороге своего дома. Кому он был неугоден?! Нет Влада Листьева. Нет человека. И снова клятвы, заверения, но убийцы нет, снова пустой выдох. Снова только статистика.
   Можно продолжать.
  
   Пятый. Молодой журналист Дмитрий Холодов, докопавшийся до грязных дел генералитета доблестной Красной армии.
   203
   Его тело разорвала взрывчатка, которую армия не умершей Системы стала использовать против своих же граждан, пытавшихся сказать правду.
   И тут нет убийцы, только очередной убиенный.
  
   Шестой. Киев.
   Убийство умнейшего экономиста и финансиста, отца украинской гривны В.Гетьмана. Девяностые годы. Рождение нового государства Украины, новых отношений, финансовой системы, новых денег. Первым Главой Национального Банка Украины становится высокий профессионал и интеллигент - В.Гетьман. Это, пожалуй, одна из самых удачных находок нового государства. Он один из родителей новой современной финансовой и банковской структур. Он "создаёт", именно создаёт украинские деньги - гривну. Он даёт ей правильный путь, она становится на ноги. Он один из авторов новых законов, нового государства, в котором хочет, чтобы экономика работала на человека и не уходила "в тень".
   Но из тени, навстречу ему шагнула смерть. И опять смерть обезличенная, как выдох гиены. Нет убийцы, нет заказчика, есть очередная статистическая смерть.
  
   Седьмой. Год 1999. Убийство Галины Старовойтовой. Депутата Государственной Думы России. Одной из немногих, сохранившей романтику первых шагов демократии, сохранившей надежду на возможность чистоты политики и попытавшейся честно, глубоко
  
   204
   интеллигентно, но твёрдо и решительно, делать шаги для очищения общества. Но именно этого, её свободного и честного мышления и поступков, общество допустить не могло.
   И опять нет заказчиков и нет убийц.
  
   Восьмой....Убийство в Киеве журналиста Гонгадзе. Писавшего правду о "власть предержащих".
   И они уничтожили его, как делала это много лет с "неугодными" Система "зоны".
   А устами "хранителей Конституции" пытаются скрыть свои грязные "дела и помыслы".
   И тут нет виновных.
  
   Девятый...Конец 2000 года. Север. Мурманск. Катастрофа новейшей атомной подводной лодки "Курск". SOS, SOS - мы ещё живы! Сколько есть времени на спасение - никто не знает. Мчитесь же спасать, хоть кого-то из 118 молодых безвинных душ. Мчитесь, бросив все свои рутинные заботы. Скорее, скорее. Мы готовы! - кричат норвежцы. Но не готовы спасать людей те, кто кричит больше всего о чести и родине. Им важнее всего спасти честь собственного мундира, который прикрывает их зад. Опять только красивые слова, исторгающиеся из их лживых ртов.
  
   Опять люди ничто. SOS - спасите хоть несколько, хоть одну душу! Но им не нужны свидетели их величайшего обмана. Снова загублено 118 душ, так нужных для будущего. И снова нет виновных.
  
   205
   Десятый, одиннадцатый, двенадцатый.......
  
   Сотый,...... тысячный.........
   Чечня. 1995 - 2000 и далее, годы. Убийства десятков тысяч натравленных друг на друга граждан одной страны, русских на чеченцев, чеченцев на русских. Дети, женщины, старики, солдаты. Все в одном котле. Уничтожение целых городов. Братские могилы неизвестных погибших. Кто затеял эту бойню? Никто! Никто! Это уже внутри. Все против всех, кто не с нами тот наш враг!
   Статистика, только статистика. Нет человека. Нет убийц. В "зоне" не существует имён.
  
   Год 2000. Последний год двадцатого века и тысячелетия.
   Испания, юг. Солнечный рай. Добрые и терпимые испанцы. Ухоженные пенсионеры из Германии, Англии, Финляндии и других стран. Здесь человек должен радоваться жизни.
   Но самые популярные уборщицы и "бэби-сити" - наши женщины из Украины и России. Во многих ресторанных танцевальных шоу наши девушки, растрачивающих свою уникальную классическую "русскую школу балета".
   И множество наших девушек в публичных домах. Как много здесь наших рабочих, инженеров, педагогов задёшево продающих свой труд, чтобы что-то заработать и крохи отослать домой.
   У них нет другого выхода. Их страны не дали им возможность свободного и оценённого труда.
  
   206
   А труд - это их единственная частная собственность. И теперь они "нелегалы", "полулегалы", "легалы", живущие в "нигде", в Польше, Чехии, Америке, Германии, Испании, Португалии, Италии, Израиле, Австралии и т.д. Их бросили на произвол судьбы их родины.
  
   Малага. Театр Сервантес. Концерты божественной музыки Чайковского, Мусоргского, Бетховена, Россини. Великолепный муниципальный симфонический оркестр. Публика не хочет долго отпускать исполнителей. "Браво!", "бис!". Почти полчаса оркестранты радостные и счастливые вкушают благодарность публики.
   Хочу просто прочитать исполнителей и открываю программку. Но что это? Русские и украинские фамилии. Оркестранты, солисты. Их почти половина в этом испанском муниципальном оркестре?! Уже несколько лет основу оркестра составляют музыканты "русской" школы. Они живут и реализуют себя вне родины.
  
   Эрнст Неизвестный, Барышников, Бродский, Шемякин, Мстислав Растропович, Майя Плисецкая, академик Сагдеев, Владимир Крайнев, Спиваков, Башмет, Лесь Семчук ... известные и нет, писатели, учёные, музыканты, художники, творят вне своей страны.
  
   Тридцать, сорок,.....сто.....тысяча.......сотни тысяч..... миллионы.
   Опять статистика.
  
   207
  
   Удивительна ты моя земля.
   На ней некому каяться, на ней нет виновных и некому ответить за убийства миллионов, за убийства замечательных людей совести, за унижения, оскорбления, изгон миллионов из своих домов.
   Не было тех, кто клеветал, не было тех, кто отправлял невинных в лагеря, тюрьмы и психушки, кто пытал их, издевался, насиловал! Это всё безлико! Это всё не с нами, лично!
   Но эти конкретные люди были.
   Многие из них ещё живут среди нас сейчас и уверены, что наказания не будет!
   Многие из них до сих пор пользуются благами созданными миллионами "зэков".
   Многие из них до сих пор пользуются не только благами, но и особыми льготами, которые они заслужили в борьбе с "врагами народа", "инакомыслящими", "неугодными", "предателями", диссидентами и прочими классовыми врагами Системы.
   Нам подбросили мысль и мы, как-то странно, определили для себя - это "охота на ведьм", а не историческая, человеческая справедливость и, что наказание за преступление НЕОТВРАТИМО! "Охоты на ведьм", действительно не нужно, это неправедное дело.
   Но на земле, на которой нет раскаяния и справедливого наказания - не может быть генетического уважения человека!
   И пока не будет на нашей земле суда людей над идеологией крайней нетерпимости, ксенофобии, большевизма, унесшем миллионы прекрасных жизней, пока человек сам не
   208
   избавится от нетерпимости, не будет спокойствия на нашей земле.
   И если мы хотим, чтобы на ней воцарился "всеуважающий" мир свободного человека, свободного труда, нужно, чтобы та, пусть небольшая часть наших людей, которые понимают истоки зла на этой земле, понимают её правдивую историю, знают и впитали лучшие грани культуры, не поражены и не заражены вирусами нетерпимости и раболепия,- начали понемногу, но настойчиво объяснять запутанному, и часто раздавленному человеку, о его изначальной ценности, его предназначении и его возможностях.
  
   Что же ты моя земля - Родина! Рідна ненька! Почему не бережёшь самую большую свою ценность - Человека, его труд, его культуру. Что же ты - Человек моей земли, сам не уважаешь своё право на свободный труд, на слово и дело, а снова пытаешься создавать себе кумиров, от которых снова ждёшь подачек.
   А не получив их, в новом "исходе" ищешь своё место под солнцем вне своей земли.
  
   С ужасом вспоминается чёрная хронология и чёрная статистика событий нашей истории.
   Вот корни "самоотверженной борьбы" государства со своим народом.
   * Политическая полиция - опричнина Ивана Грозного, 1565 г. Тысячи казнённых, уничтожение в 1570 г. большей части новгородского населения. Начало создания каторжных "зон".
   209
   * Преображенский приказ Петра 1 в конце ХV11 века. Нагнетание атмосферы страха и полного бесправия народа. Пытки в тюрьмах. Сотни тысяч уничтоженных своих "рабов" "во благо Земли русской".
   * Третье отделение Имперской канцелярии, 1825 г, Николай 1. Слежение за развитием общественного мнения, контроль над всяким инакомыслием. Первое юридическое определение "политического преступления" как уголовного преступления. Первые политические преступники - "инакомыслящие".
   * Реорганизация Третьего отделения в Департамент государственной полиции, 1880 г., Александр II. Создание целой сети региональных охранных отделений - "охранок" и сети "осведомителей" - "стукачей".
   * Создание Особого отдела для борьбы с политическими преступниками, 1883 г., Александр III.
   * 1883 - 1917 г.г. Создание уникальной внутренней и заграничной сети "агентов - провокаторов", и широчайшее внедрение их во все сферы жизни. Уникальная подделка ХIХ века - "Протоколы сионских мудрецов" (организатор- П.Рачковский, руководитель царской российской заграничной агентуры в Париже, 1882-1906 г.г.). "Николай II, узнав, что это была всего лишь подделка, с досадой заметил, что эти документы "запятнали светлое дело антисемитизма" (Кристофер Эндрю, Олег Гордиевский - "КГБ, разведывательные операции от Ленина до Горбачёва", 1999 г.)
  
   210
  
   * С 1917 г. и далее. Под руководством партии "большевиков": ВЧК - ГПУ - ОГПУ - ГУГБ - НКГБ - НКВД - МГБ - МВД - КГБ - репрессии, репрессии, репрессии ...
  
   Ленинская эпоха.
   * Октябрьский переворот - "Великая Октябрьская Социалистическая Революция". 1917 г. Более 3-х миллионов беженцев. Тысячи убитых. Убийство царской семьи - женщин, детей, врача.
   * Гражданская война - более 2 миллионов погибших и 6 миллионов беженцев. 1918-22 г.г.
   * "Военный коммунизм", красный и военный террор. Более миллиона уничтоженных "классовых врагов".
   * Голод в Поволжье, унесший 5 миллионов жизней.
  
   Сталинская эпоха.
   * "Коллективизация" - сотни тысяч уничтоженных и около 4-х миллионов высланных в Сибирь и другие отдалённые районы. Не многие вернулись в свои дома и семьи!
   * Голод по стране и Голодомор на Украине
   1932-33 г.г. Более 6 миллионов умерших и расстрелянных.
   *"Индустриализация".
   Миллионы заключённых в концлагерях ГУЛАГ,а.
   Урал, Сибирь, Магадан, Чита, и т.д. -
  
   211
   Волго-Донской канал, Транссибирская магистраль, "гиганты индустрии" на костях миллионов "зэков".
   *"Чистки" 1930-1937 г. Процессы над "врагами народа" и "пособниками империализма". Миллионы расстрелянных, сосланных, заключённых. Лагеря, лагеря, "психушки", "шарашки".
   *Война 1941-45 г.г. Миллионы пушечного мяса штрафных батальонов и преступных приказов.
   *После 1946 г. Сотни тысяч пленных оставшихся вне страны. Сотни тысяч или миллионы возвратившихся из плена, но сгнивших в лагерях Системы.
   * Хатынь. Расстрел десятков тысяч поляков. Гноение сотен тысяч пленных немцев, японцев, венгров и др. в лагерях Системы.
   * 1948-53 г.г. Возобновившиеся "чистки". Новые расстрелы, миллионы заключённых в ГУЛАГ,е спецпсихушки, борьба с "космополитами", переселение народов.
  
   Послесталинская эпоха "новых вождей" - Маленков, Хрущёв, Брежнев, Андропов, Черненко,.
   1953-85 г.г. Борьба с "инакомыслием", диссидентством, высылки из страны "неугодных", совершенствование системы ГУЛАГ-а, миллионы заключённых в концлагерях, спецсредства борьбы с инакомыслием, "спецпсихушки", подавление оружием отдельных попыток поднять голову, миллионный "исход" из страны.
  
  
   212
   * Куба, Никарагуа, Ангола, Сомали, Вьетнам, Камбоджа, Северная Корея и т.д.- внедрение "советско-коммунистической" идеологии через сети-метастазы КГБ по всему миру. Войны, перевороты, убийства.
   * Подготовка борцов "национально-освободительных движений" в специальных лагерях на территории СССР. А в жизни, элементарных террористов.
   * Детские специнтернаты, готовившие будущих "лидеров" этих движений.
   * Университет им. "Патриса Лумумбы" - филиал КГБ.
   * Целая Система оболванивания, тщательной обработки и подготовки.
  
   "Перестройка" Горбачёва. 1985-91 г.г.
   * Чернобыль. Обман и сотни тысяч умерших.
   * Расстрелы в Вильнюсе, Баку, Тбилиси.
   * Войны в Карабахе, Таджикистане, Абхазии.
   * Освобождение и травля Сахарова.
   * Сокрытие правды о пакте раздела Европы, пакте Молотова-Рибентропа, агрессии СССР в Прибалтике, Польше.
   * Начало нового "исхода" из СССР.
  
   Россия.
   Ельцин. 1991- 1999 г.г.
   * Война в Приднестровье.
   * Война в Чечне. Десятки тысяч погибших. Женщины, дети, старики.
   * "Исход" более 3,5 миллионов человек за рубеж.
  
  
   213
   Путин. 2000 - ? г.г.
   * "Зачистки", "замочки", "дубины". Язык-жаргон новой власти.
   * Продолжение войны в Чечне. Сотни тысяч погибших и беженцев.
   * Гибель атомной подводной лодки "Курск" и 118 молодых жизней, которых никто не хотел спасать, из-за государственных секретов.
   * Замерзающие города и люди.
   * Опять "исход" из страны сотен тысяч.
   * Возрождение КГБ /ФСБ/ и велико-державно милитаристских амбиций.
   * КГБ-зация российского капитала.
   * Активизация ФСБ /КГБ/ во всём мире.
  
   Украина.
   Кравчук, Кучма ... 1992 - ? г.г.
   * Захват государственной собственности комсомольско-коммунистическо-номенклатурной "братией".
   * Фантастическая коррупция власти и её слияние с криминальным миром.
   * Уничтожение "неугодных" и перераспределение собственности.
   * Послечернобыльская смертность, катастрофическое обнищание людей, системное уменьшение численности населения.
   * Исход миллионов. Информационное агентство ЮНЕСКО в сентябре 2002 г. бьёт тревогу, что из Украины с 1991 года уехало около 5-ти!!! миллионов человек.
   Снова в "зоне" унижают и уничтожают, снова в "зоне" идёт отстрел, снова из "зоны" бегут!!!
   214
   Я попытаюсь только назвать в хронологическом порядке тех, кто воспользовался рабской сутью толпы, будучи сам рабом идеологии властолюбия и человеконенавистничества, и, действуя в угоду этому, многие годы были на самом верху строительства советской Системы - "зоны" в роли "вождей-богов":
   Ленин, Троцкий, Дзержинский, Сталин, Молотов, Ворошилов, Будённый, Ежов, Берия, Вышинский, Громыко, Микоян, Каганович, Маленков, Хрущёв, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачёв.
  
   Они, генетические дети Системы, съедали и друг друга, "разоблачая" "ревизионистов" и "отщепенцев", чтобы удержать безраздельную власть над судьбами и душами своих рабов.
   Им помогали сотни и тысячи маленьких "божков-зеков", выбранных из толпы за послушание и усердие, которые обрабатывали мозги, тела и души десятков миллионов других "строителей светлого будущего".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   215
  
  
  
  
   5. Притча.
  
   Розповідав мені давно, коли я був дуже маленький, на чистій укра§нській мові, мій старий дідусь іудей: "Давиде, пам`ятай, що коли син старости нашого села Стецько Убийвовк втюрився у мою сестру Сару, а вона в нього, і ніхто не знав що робити, тому що це тоді був великий гріх, і пан староста не дозволяв §м оженитись, мій батько сказав: -
  
   " Іди Стецько до церкви, а ти Саро до синагоги, покайтесь і просіть Бога, щоб він вказав, що робити, тому що Бог у всіх один і він знає все".
  
   Прийшла Сара ввечері і каже:
   "Тату, я покаялась в усіх гріхах і Боже сказав, щоб я робила як схочу, тому, що я з ним і він зі мною".
  
   Прийшов і Стецько ввечері і каже:
  
   "Шломо, не знаю, що казав ваш Бог, а коли я покаявся в усіх гріхах, мій сказав, щоб я робив, що хочу, тому, що я з ним і він зі мною".
  
   Подивився батько на Сару і Стецька і каже §м:
   "А тепер ідіть до пана старости і все розкажіть йому".
  
   216
   І вони пішли, а коли повернулись, то казали, що пан староста мовив §м, щоб вони робили, що хочуть, раз §м так сказав Бог, але не на його очах.
   Пішли з села Сара і Стецько. І жили вони у злагоді і любові багато років, мали багато дітей.
   І добавив мені старий: "Якщо ти людина, і в тебе є Бог і любов до людей, то роби що треба, але кайся і не має значення яко§ ти Віри,."
  
   Эти люди, мои родственники, прожили долгую, долгую жизнь и были счастливы, несмотря на то, что их разлучали и четыре года войны, и пять лет сталинского лагеря Стецько, как сына старосты села, "чуждого социалистическому обществу элемента".
  
   *
  
   Я вспомнил эту правду-притчу, через много лет и понял, что мой мудрый дед, да и староста Убийвовк, уже тогда пытались объяснить, что всё зависит от самого человека, его морали, веры, желания быть свободным и освободиться от "зоны" в себе, не поддаваться правилам "зоны", независимо от национальности, вероисповедания, положения в обществе, цвета кожи, длины носа и цвета волос.
  
  
  
  
   217
   *
   И тому есть великие примеры на нашей земле. Примеры людей, оставшихся личностями даже в этой "зоне", впитавшие всю глубину, доброту и широту этой необъятной земли. Они думали всегда, прежде всего, категориями ЧЕЛОВЕКА в человечестве, его личного совершенствования. Они были генетическими представителями бесконечного разнообразия этой земли, её культуры, её мыслей, её лучших людей. И именно благодаря им, ЭТУ ЗЕМЛЮ до сих пор хочет и пытается понять мир.
   Землю прекраснейших вселенских событий и величайших низменных свершений, но без которой мир никогда не будет полным.
   Землю великой, уничтожающей всё, толпы, но и её массового героизма.
   Землю злых гениев, но и великих людей.
  
   Вот только маленькая часть великих имён:
   Малевич, Бунин, Менделеев, Мандельштам, Бердяев, Платонов, Вернадский, Ландау, Иоффе, Капица, Басов, Прохоров, Тамм, Черенков, Пастернак, Стус, Королёв, Патон, Евтушенко, Плисецкая, Солженицын, Мень, Ростропович, Бродский, Сахаров, Померанц, .............................
  
   Кто же продолжит этот благородный список неоднозначных, но великих фигур, сохранивших своё Я, в этой убивающей души Системе, не ставших "зэками" этой "зоны".
  
  
   218
   Думаю, эти люди, как могли, сохраняли корни культуры, духовности, интеллекта которые всё же до конца не растворились в безличии на моей земле.
  
   А чтобы нам лучше разобраться в самих себе, нужно знать историю и людей делающих её.
   Нам нужно вспоминать маленькие события своей жизни в событиях своей земли.
   Нам нужно постараться вспомнить, запомнить и передать детям имена людей, которые раскрашивали полотно истории в разные цвета: цвета мракобесия - красные, чёрные, коричневые, и цвета жизни - желтые солнечные, голубые - бесконечного горизонта познаний, зелёные - природы, цвета правды.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   219
  
   Послесловие.
  
   Цивилизованный, хотя и не во всём гармоничный мир, развиваясь, все же, в основном, стал понимать, что главная ценность - это человек с его духовным и материальным миром и нужно охранять, защищать его и дать ему возможность свободной самореализации.
   На нашей же земле, отдельный человек, десятилетия, а может быть столетия, был и во многом продолжает быть, очень часто, никем. Он деградировал и деградирует в своей материальной и духовной никчемности, независимо от того, пытается ли остаться производителем-одиночкой или идёт "во власть", "бизнес", "культуру", оставался и остаётся убогим исполнителем чужой воли и, часто, исчезал как личность, даже физически. А совершенствовалась Система и механизмы подавления, которые за последние 80 лет были доведены до степени искусства.
   И Система продолжает использовать свой опыт, оттачивать и шлифовать свои методы, и большинство прозябает в ней со своим маленьким мирком, каждый в своей "зоне".
  
   *
   А как хочется поверить в философию "самоорганизации" и "Вселенского Разума", (а для верующих Бога), выдающегося хирурга, кибернетика и мыслителя ХХ века, академика Николая Амосова. "Не убеждённого и не активного атеиста", как он себя называл, философия которого призывает к морали по заповедям Моисея, терпимости, познанию.
   220
   И пусть с его философией не все будут согласны, но она стоит того, чтобы думать о том, что он писал.
  
   "Так существует ли Бог. Да, существует. Он выдуман, но внедрён обучением (в виде моделей из нейронов), в разумы миллиардов людей и распечатан в массе книг. Бог материален более, чем вещи, он управляет историей. Даже и до сих пор. И ещё одно замечание: то, что распространился тот Бог, который больше милосердный, чем жестокий, указывает, что в нашей биологии доброго начала больше, чем злого ...
   ... Но золотого века ожидать человечеству не приходится, учитывая скудность материальных возможностей для большинства населения планеты, ...неизбежны рецидивы "социального помешательства". ...Надежда только на глобальный разум человечества... В общем человечество не погибнет. Но для спасения нужна упорная работа." ("Моё мировоззрение". Н.М.Амосов).
  
   Его философия, выстроенная на многолетних исследованиях моделей поведения человека и общества, во многом пригодилась бы и нашим странам и людям, что бы деградация нашего общества и человека не привела к исчезновению на карте мира наших стран. Как это произошло с Римской, Османской, Российской, Советской империями
  
   221
  
   и другими странами, с доминированием философии "государственности" над ценностью одного человека, философии неуважения личности, деградации связей человека и государства, и философии толпы.
   Но для этого "...нужна упорная работа".
  
   *
   Мне всё же кажется (или просто очень хочется), и я очень надеюсь, что прорывается, хотя очень редко, на нашей земле, молодой дух, который уже не хочет подобной участи. И он сможет очистить эти "авгиевы конюшни" и постарается выбросить на помойку истории, пусть не сразу, и не очень быстро, те накопившиеся человеческие нечистоты, которые не давали свободно дышать и жить, свободному от рождения человеку. И пользоваться, данной ему природой и Создателем, свободой, для активной свободной жизни, своего совершенствования, независимо на каком языке он сказал своё первое слово. И не нужно никому ничего доказывать, а просто стать свободным.
   И наступит Ренессанс нашего человека и наших стран.
  
   Так хочется, чтобы стих, написанный в самом конце 1999 года Евгением Евтушенко, заканчивался словами:
   "... нужный человеку Ренессанс".
  
  
   222
  
  
   Ренессанс.
  
   Стихи дурного, но родного века,
   вас искалечил век - палач - калека.
   Он, кости вместе с душами дробя,
   не кончился - прикончил сам себя.
  
   Казалось, что я кончился с эпохой
   убийцей, наркоманкой, распутёхой,
   но полувыжил я, да и страна,
   для нас неузнаваемо странна.
  
   Так далеко Москва от Назарета,
   но исцелил я свои раны сам,
   и сам пришёл нешумный, незаметный
   мой никому не нужный Ренессанс.
   (Е.Евтушенко. 23 декабря 1999 г.)
  
  
   Просьба.
  
   Хочу лишь попросить у Бога-Человека,
   Я верю, в Каждом Человеке - Бог,
   чтоб не забыл злой опыт века
   и выжить мне, всяк сущему, помог.
  
   Покаявшись, осмыслив, возлюбив,
   начнём мы вместе свой второй сеанс,
   чтоб к нам пришёл Он, душу исцелив
   так нужный человеку Ренессанс. (Д.Статников. 20 мая 2000 г.)
  
  
  
   223
   Часть 3.
  
   Кто враг? Кто друг? А кто в беде?
   Зачем остался жить в аду?
   Я сам решу иль жить тебе.
   Я сам твою судьбу найду!?
   ДС. 11.09.2001 год.
  
  
  
   1. Вера и терпимость.
  
   Верь мне, говорит он. Верь нам, говорят они. Ты говоришь - он другой. Он говорит - ты другой. Кто-то говорит - это "неверный", это враг.
   Они говорят - дети наших врагов, тоже враги; врагов уничтожают или изгоняют.
   Я не знал и не знаю ничего, кроме того, что говорил и говоришь мне ты. Я не знаю ничего, кроме того, что говорят мне они. Я ничего не знаю, и могу верить только тому, о чём говоришь мне ты, и говорят они.
   Верю. Пока.
   Пока моё сознание обволакивают только твои и их слова. Пока я не увидел своими глазами других и "врага", который улыбнулся мне и подал руку. Пока я не узнал, что он ест тот же хлеб, что и я, так же встаёт по утрам и радуется солнцу, так же влюбляется и переживает, так же рожает детей, и, возможно, ходит по той же улице, по которой хожу и я.
   Он только имеет свои привычки и традиции,
  
   224
  
   которые ему передали в его семье. Он воспринимает и ощущает мир через объяснения, полученные в своей семье и в своём окружении.
   И он также красив, как и я, или так же не красив. Он также имеет множество желаний, как и я. Он так же, как и я, родился и пришёл в этот мир, что бы иметь право жить в этом мире, пройти в нём свой путь, выбрать в нём свою дорогу. Дорогу длиною в жизнь - через годы, города, страны, моря, встречи, горы, судьбы людей. Или дорогу длиною только в свой дом, свой двор, свой угол, свой мирок до своей ограды. А всё, что за ним - другое, чужое, нехорошее. Чур, его! А если оно, не уходит - прогони его силой или убий его.
   И когда 1000 раз говорят - верь, и только это истина, разум не сопротивляется, потому что он не видел и не знает другого. Он поддаётся до тех пор, пока сам не сможет увидеть, узнать, услышать, почувствовать и понять, не боясь, другого.
   Если он сможет это сделать.
   Мне кажется, что вера (не только религиозная, но и всякая другая) - это понятие настолько многогранное, многоликое, насколько и совершенно индивидуальное. Как только ребёнок открывает глаза и начинает воспринимать мир, он верит, что мир такой, каким он его видит. И это правда. Как только ребёнок начинает слушать и понимать, он воспринимает окружающих и окружающее таким, каким ему объясняют его родители или кто-то. Он, пока, не знает, и не видел другого.
  
   225
   Он просто верит, потому, что видит, слышит только это.
   А когда он увидит и услышит другое, вот тогда и начинается путь к другому - путь к терпимости.
   К другому человеку, миру, вере, образу жизни. И если ему, его близкие, его окружение не объяснили, что есть другие люди, другой мир, другое понимание происходящего, другие традиции, другая одежда и многое другое, которое просто отображается с рождения через другую призму событий и поступков, и это имеет право быть, и не нужно навязывать другому своё понимание, свою веру, - у него возникнет нетерпимость, так как ему не сказали и не внушили - понимай другого. Конечно, не всё так однозначно и ясно.
   Но как ясны простые слова - не навреди, не унизь другого, - эти бесконечные истины.
  
   *
   Что же толкает человека, сформированного с детства в советско-коммунистической идеологии, в духе категорического, а в семье - иронического атеизма, познавшего жизнь во всём её разнообразии, познакомившегося с христианской, иудейской, мусульманской, буддистской религиями, посетившего святейшие на земле места христиан, иудеев и мусульман, ощутившего какую-то странную ауру, окружающую людей в этих местах, - через много лет задуматься о хаосе поступков, вер, идеологий, событий.
   226
   Человека, в семье которого, уживались высшие ценности христианской, иудейской и общечеловеческой морали.
   Лично меня толкнула на это нетерпимость.
   Нетерпимость, которую несут многие люди, верующие в бога и нет - идеологи, политические деятели, священнослужители, - провозглашающие и верящие в свой "особый путь".
   Нетерпимость отдельных людей, рождаемую слепой верой или верой в свою особую правоту.
   Нетерпимость, переходящую в человеческий быт, заполняющую человеческую жизнь.
   Нетерпимость, присутствующую в некоторых общностях и кланах, и в некоторых направлениях христианства, иудаизма, мусульманства.
   Нетерпимость коммуно-большевизма, фашизма, нетерпимость крайностей, левых и правых.
   Нетерпимость к чужим взглядам, традициям, образу жизни.
   Нетерпимость ко всему, что не соответствует твоему образу мышления.
  
   Почему истоки нетерпимости особенно видятся в духовной сфере человеческой деятельности?
  
   Потому что она одна из древнейших форм общения и объединения людей, разных по характерам, восприятию, возрасту, возможностям.
   227
   "Духовная сфера особенно сложна. ...Считается, что её содержанием является триада: Истина. Добро. Красота.
   Истина соответствует знаниям, добро - этике и религии, красота - искусству"
   "Истина и Вера. Кажется, что понятия эти не сопоставимы, не перекрещиваются. Но это только кажется.... Истина, как и разум, субъективна... точного совпадения не бывает... Её приходится проверять всё время,... чтобы принимать решения. Для этого "неполную" истину нужно принять за "полную". Неполнота компенсируется верой. Она присуща всякому живому разуму....
   ...качество души, для верующего, освещается отношением к Богу и через него уже к людям. Только за Богом признаётся беспристрастность суждений и неусыпность слежения за моей, твоей и любой душой. Это означает, чтобы завоевать его благоволение, нужно быть действительно хорошим.
   Итог: вера возвышает душу, сдвигает отношение к людям в сторону альтруизма, добра, а... в материалистической трактовке вера в Бога удовлетворяет биологическую потребность в высшем авторитете, и в его способности спасти и защитить...
   "Высшие силы" - основу религий - ... можно придумать разные. У иудеев, христиан, мусульман - "живой бог", как человек. У буддистов - некая нематериальная сила, у китайцев от Конфуция - дух предков...
  
   228
   О Боге...Задан ли Бог в генах? И да и нет. Да, потому, что есть потребность в высшем авторитете... Нет, потому, что для генов, Бог чересчур абстрактен. Но это уже дело ума".
   (Академик, Н. Амосов. Моё мировоззрение.1998 г.).
  
   Так рассуждает о духовной сфере мудрейший человек, проживший свою большую жизнь, спасший тысячи других жизней простых смертных, имеющий своего Бога - Разум человека, принявший Моисеевы заповеди, человек размышляющий, понимающий, знающий, прощающий, сомневающийся.
  
   И ещё одна триада ведущая по жизни человека - "гомо сапиенс" - Вера, Надежда и Любовь.
   Не может человек жить без веры. Любой веры.
   Веры в Бога единого, во множество Богов или в непреодолимые силы природы, в Божественное Начало и Конец, или в материалистическое объяснение всего происходящего и отсутствие божественного начала. В "светлое будущее" или в жизнь "после жизни", в бесконечное разнообразие Мира или в его однообразие, в Человека, как высшее создание природы и эволюции или в человека-раба божьего, в то, что твой мирок - это весь мир, или в то, что мир бесконечен, и т.д. и т.п.
   Вера, к сожалению, может быть слепой и именно от такой веры, происходят многие беды человека в нашем бесконечном Мире. Поскольку слепого можно вести в любом направлении.
   229
   Но вера может быть думающей и понимающей всю бесконечность природы и человека. Человека, самого, как целый мир, как бесконечное разнообразие космоса.
   Вера в то, что человек и Мир (космос) едины, именно в своём многообразии. Что всё исходящее от человека, его мысли и поступки, связаны воедино влиянием космоса и мира нашей планеты на человека и наоборот.
   Можно назвать это верой в Бога или в Высший Разум, в Предначертания и Судьбу, идущую Свыше, или конкретную эволюцию Разума и Деяния Человека Самого.
   Можно стать рабом слепой веры, а можно понимать, что коль человеку даны (Богом или природой, эволюцией) глаза, разум и способность видеть и мыслить, то нельзя быть слепым в своей любой Вере. И сколько нас есть на этой планете, как бы не ставили нас обстоятельства в одни и те же условия, мы все будем думать по-разному, совершать разные поступки, но и поддаваться одинаковым инстинктам.
   А слепая Вера (или слепое неверие - это тоже вера) приводят и приводили человека к крайним формам нетерпимости, к самым низменным поступкам и попыткам оправдания их.
   Именно слепая вера в своё предназначение как раба Божьего, или в свою Особую роль, особое место в жизни, в истории, приводили человечество: к рабству, инквизиции, религиозной, расовой и национальной неприязни, походам крестоносцев, к массовому
  
   230
   уничтожению коренных индейцев в северной Америке, к резне армян турками, к убийству миллионов евреев нацистами и их прихлебателями. Наконец, к самому массовому в истории человечества советско-большевистскому геноциду, родившемуся на просторах Российско-советской империи, в котором погибло более 50 миллионов человек, и далее к "зачисткам", "замочкам", с объявлением преступными целых народов и религий.
   И только когда мы поймём, насколько все мы разные, по разному воспринимаем мир и веру - веру в Бога или материально-эволюционное развитие мира и человека, в стихию или в конкретную закономерность, - мы станем терпимыми друг к другу, к вере и убеждениям друг друга.
   И тогда вера, и Бог (у верующих в него), станут очень личными, внутри каждого.
   И никто не сможет навязать человеку слепое подчинение. И тогда человек сам сможет беседовать или с Богом, или с Самим собой, раскаиваться в своих поступках, анализировать
   их и принимать решения, которыми руководит терпимость и "любовь к ближнему" - уважение к
   человеку. А беседовать с Богом и с Самим собой, человек сможет и в храме, и на природе, и на лугу, и в лесу, и в доме своём, потому что он поймёт - его Бог везде и в нём самом, и человек сам везде и в Себе самом.
   И Человек уверует, поверит, что понял Себя, или Бог услышал его, потому что Бог Человека будет внутри каждого, потому что человек сам совершал свои поступки.
  
   231
   И человек станет надеяться на очищение, понимание и надежда на лучшее даст ему новые силы для испытания жизнью.
   И Он, с надеждой "понесёт свой крест", пойдёт уверенно по пути жизни. И не столь важно - божественному или материалистическому.
   Понесёт, как сказано в книге-книг Библии***, исполняя Заповеди, начертанные на двух каменных плитах-скрижалях, которые Бог вручил Мойсею на горе Синай в 12-ом веке до Рождества Христова (Р.Х), и ставшие основой двух великих родственных религий - иудаизма и христианства, имеющих одну Священную Книгу - Библию: Ветхий Завет (Тора - Пятикнижье Мойсеево, для иудеев) и Новый Завет (Евангелие) для христиан, и которые гласят:
   Я (Ягве*) Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других Богов пред лицом Моим (Ты не должен иметь других богов перед Лицом моим).
   Ты не должен делать себе никакого изображения божества (Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли).
   Ты не должен употреблять понапрасну имя Ягве, Бога твоего (Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно).
   Помни день субботы, чтобы праздновать его (Помни день субботний, чтобы святить его).
   Почитай отца и мать (Почитай отца твоего и мать твою).
   232
   Ты не должен убивать (Не убивай).
   Ты не должен распутничать
   (Не прелюбодействуй).
   Ты не должен красть (Не кради).
   Ты не должен давать ложного свидетельства на ближнего своего (Не произноси ложного свидетельства на ближнего своего).
   Не желай дома ближнего твоего, ни жены его, ничего, что у ближнего твоего (Не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего).
   Исх. 20:1-17. (Жирным и простым шрифтом - разные переводы Библии).
   И как переплетаются эти заповеди с тем, что провозгласил в 5-м веке до Р.Х. Посвящённый Будда в своей "восьмеричной системе-дороге"***:
   Правильные взгляды, т.е. взгляды, основанные на "благородных истинах".
   Правильная решимость, т.е. готовность к подвигу во имя истины.
   Правильная речь, т.е. речь доброжелательная, искренняя, правдивая.
   Правильное поведение, т.е. непричинение зла.
   Правильный, т.е. мирный, честный, чистый образ жизни.
   Правильное усилие, т.е. самовоспитание и самообладание.
   Правильное внимание, т.е. активная бдительность сознания.
   Правильное сосредоточение, т.е. верные методы созерцания и медитации.
  
  
   233
   И в своём этическом кодексе Панча Шила (Пять заповедей)***, которые Будда дал мирянам:
   Воздерживайся от убийства.
   Воздерживайся от воровства.
   Воздерживайся от блуда.
   Воздерживайся от лжи.
   Воздерживайся от возбуждающих напитков.
   А получившее распространение в Китае в этом же 5-м веке до Рождества Христова - Конфуцианство, пытавшееся построить "автономную мораль", которая не связана с религией и Откровением, и, пока, является лишь великим соблазном человечества, утверждало ***:
   Принципы гуманности и этики.
   Склонность человека к добру, а не к злу.
   Нравственность и эффективность нравственных проповедей.
   Возможность создания гармоничного общества.
   Нравственный авторитет Государства и Правительства.
   И это не мешало Китаю совмещать, казалось бы, два противоположных учения ***:
   Учения Лао-Цзы (8-6 век до Р.Х.) о тайне Высшего Бытия и мистического созерцания и
   Конфуцианства - объявившего высшей ценностью земное существование и спасение в устойчивом, гуманном общественном режиме.
   И снова в 7-м веке после Р.Х. вера в добро и терпимость отразились в молодой религии - Исламе, провозглашавшей в Коране,
  
   234
   милость, в отношении к ближнему, и воздержание, относительно собственной натуры, отразившихся в пяти столпах (основах) веры ***:
   Шахада - искренняя, но свободная вера, личная ответственность за свою духовную жизнь. "И всякий, кто грешит, грешит во вред своей души" (4:112). "Нет принуждения в религии" (2:257).
   Салят - молитва, укрепляющая человека в Вере.
   Закят - подаяние нуждающимся, милосердие. "Никогда не достигните вы благочестия, пока не будете расходовать то, что любите" (3:86).
   Саум - пост, для очищения души и тела.
   Хадж - паломничество в определённое время года.
   *** (Примечание: все переводы профессиональных теологов).
   Все лучшие основы, всех мировых религий отражались в Конституциях и законах многих стран, Декларации зашиты прав и свобод человека.
   И везде во главе стоит Человек, свободный человек, со своей верой, поступками и ответственностью.
   И везде вера в доброе начало Человека и надежда на достойную жизнь.
   А коль вера рядом с надеждой, то рождается Любовь. Любовь к жизни. Любовь к человеку, миру, природе - их бесконечности. И это, в свою очередь, должно порождать терпимость к человеку другому, его образу жизни, его поступкам, его вере.
   235
   Провозглашать терпимость и следовать ей - это совершенно разные категории. Вот тут и
   возникает внутренний конфликт человека, конфликт двойной морали. Слово и поступок.
   Нетерпимость - это категоричность крайностей. Белое и чёрное, левое и правое, моё и чужое, друг и враг, "праведник" и "неверный", рай и ад.
   Апофеозом этого явилось 70-летнее насаждение "коммунистического рая", "коммунистического интернационала", "мирового социалистического лагеря" на костях десятков миллионов его "строителей". Слово - "светлое будущее", "коммунистический Рай", поступок - "Зона-лагерь".
   Но терпимость не должна быть слепой. Она не должна давать ни малейшей возможности унижать человека: ни слабого, ни сильного, ни больного, ни здорового, ни чёрного, ни белого, ни христианина, ни иудея, ни мусульманина, ни понимающего, ни сомневающегося, ни мужчину, ни женщину, ни ребёнка, ни старика.
   Терпимость должна уметь понимать и сопереживать. Но унижающий и оскорбляющий должен быть "поставлен на своё место".
   Вера не должна нести фанатизма, унижений, уничтожений и слепого подчинения себе подобных. Вера это размышления, понимание, поступок и добро.
   Как ужасна заорганизованная, насаждаемая, исключительная, навязываемая, обязательная, слепая вера - и религиозная, и атеистическая.
   Очевидно, в этом главное противоречие человека с религией, идеологией и государством.
   236
   О как мудра, рождённая тысячелетиями, "золотая середина"!
   Религия и церковь часто становятся схожи с идеологий и партий. Так же, как любая идеология и государство должны строиться на
   основе Прав любого свободного человека и защиты этих прав, так и религия и церковь, казалось бы, должны формироваться на основе права каждого и терпимости к "разным пониманиям", "разным религиям".
   Религии и церкви сформировались, как и государства с их идеологиями, в основном территориально - географически. И, тем более, поэтому все должны понимать, что независимо от названия государств и его идеологии, независимо от вероисповедания и принадлежности к церкви, мы все живём на одной планете и выживём на ней только в том случае, если не будем нетерпимыми к национальным, расовым, религиозным, территориальным, партийным и другим признакам, сохраняя при этом свою индивидуальность и свободу выбора.
   Мы живём во время, когда религии и церкви, в основном, сформировались. Но и когда на нашей планете, очевидно, наиболее активно за всю её историю, образовываются и распадаются государства и другие объединения людей.
   Именно сейчас наиболее нужна терпимость религий и идеологий, людей и государств. Мы все должны уважать право, мнение и традиции других. Тогда можно будет находить компромиссы при самых противоположных мнениях и верованиях.
   237
   Именно нетерпимость приводила человечество к её самым крайним катаклизмам: уничтожение одних народов другими, покорение одних стран другими, уничтожение и убийства "неверных" и "инакомыслящих", опускание "железных занавесов", сотворение Зон Единого Светлого Будущего, зон всяческих "интернационалов" и превращение миллионов людей в заключённых этих зон, бегства миллионов из зон нетерпимости.
   Там человек должен был верить в то, что являлось чей-то официальной верой /религией/или идеологией и естественно делать только то, что входило в рамки официальной веры /религии/и идеологии. О, ужас - "официальная религия"!!!
   Не вдаваясь в догмы учений религий, только один пример, когда простой верующий не может реализовать самое святое своё право - любить. В иудаизме, православии, мусульманстве не поощряются браки людей разного вероисповедания. Зачастую, их пастыри активно противятся этому святейшему человеческому праву и чувству - любить. Сколько трагедий знал мир из-за такой нетерпимости этих религий!
   Тогда же, когда религия и государство объединялись в желании подчинить человека своей страны своему пониманию жизни и веры, возникали "инакомыслящие", "неверные", бунты, революции, погромы, "исход" и огромные человеческие трагедии.
   Откуда же больше всего бежали и бегут люди.
  
   238
   Оттуда, где нет свободы выбора, свободы и возможности самореализации, где попирают твои права данные Создателем (любым Создателем) от рождения, где ты унижен как человек и личность. Бежали и бегут миллионы.
   Из стран "коммунистического рая", "фашистских режимов", стран Африки, арабского мира, из необозримой России, коммунистического Китая, "новой" Украины...
   Какая странная группа.
   Коммунизм, фашизм, исламский фундаментализм, крайнее православие бывшей коммунистической и посткоммунистической зон, лагеря и спецлагеря, погромы, красные флаги, звезды, свастики. Какие-то странные совпадения событий, структур, символов.
   Заорганизованная, слепая, обязательная, нетерпимая вера. Организация веры. Ты должен верить только в то, о чём тебе говорят здесь. Ты должен ходить только в нашу церковь, нашу мечеть, нашу синагогу. Не верь другим. Это всё от дьявола, от сатаны, от антихриста. Это вражеские, дьявольские происки, это ересь, это происки империализма, это "инакомыслящие", "неверные", "массоны". Только наша вера "верная", вера в "спасение", в "светлое будущее", в "особый путь".
   Гони "неверного", смерть "врагам", слава партии, "аллах акбар". Какой тембр, какой унисон. И высшее проявление нетерпимости - террор.
  
  
  
   239
   "Дьявол начинается с ангела, с пеной у рта доказывающего свою правоту".
   (Г.С.Померанц. Антология выстаивания и преображения. Век ХХ. Книга первая. Благая весть. 2000 г.)
  
   2. Террор.
  
   11 сентября 2001 года в 8.45 утра мир содрогнулся. Рухнули, казалось бы, вечные символы преуспевающей, сильной и свободной Америки - близнецы небоскрёбы торгового центра в Нью-Йорке, разрушен символ мощи - Пентагон.
   Фанатики-самоубийцы направили на эти символы самолёты с сотнями пассажиров. Фанатики - говорим мы. Герои - говорят те, кто послал их и сами, совершившие преступление. Мы говорим - преступление, но "святое дело" говорят они. Их принял аллах, говорят те, кто готовил это страшное убийство невинных людей и те, кто слепо верит в это.
   Самый страшный террористический акт за всю историю человечества. Унесший несколько тысяч жизней в течение нескольких минут.
   Президент США говорит - терроризм объявил нам войну, терроризм объявил войну свободе выбора.
   И мир стал лихорадочно думать.
   Почему это произошло и что происходит?
   Почему одни рыдают, сочувствуют, а другие радуются, ликуют.
   Что будет дальше?
   Кто и что стоит за этим?
   Где наше место в этом мире?
   И пошёл поток заявлений, мнений, суждений,
   240
   вопросов подводящих под чьё-то мнение, толкований чужих поступков, часто исходя из полуправды событий.
   Каждый имеет свою правду.
   Странное письмо, зачитанное "свободным" В.Познером от его анонимного друга из США, о причине теракта в том, что США позволяли безнаказанно бомбить Ирак, беззащитных палестинцев и сербов - и получили ответ.
   Странная игра в слова с российского телевидения о сочувствии США, но и о "войне США - с кем?", "с какой страной?", "сочувствовали бы американцы нам, если бы это произошло в России?", "нужно очень хорошо подумать?" и пр. полутона, полунамёки, полупредупреждения. Странные опросы: "это борьба религий?", "это борьба цивилизаций?", "это желание США установить своё господство?"
   Летят слова из уст некоторых российских политиков о жандармской политике США последних лет, однополярном мире, мире бедных и богатых. И вот уже снова В.Познер, претендующий, на ореол борца за свободы и права человека, рисует схемы богатого и бедного мира, как бы невзначай, подчёркивая, что большая часть богатств принадлежит (не создана, а принадлежит!) американцам. И тут же задаёт вопрос, как он говорит - только вопрос: "Так в чём причина терактов?"
   Какой отработанный приём! Как высокопрофессионально строятся гипотезы на полу или четверти правды. Это многие хорошо усвоили в спецшколах "развитого социализма"
  
   241
   и "коммунистического интернационала", а теперь проходят в школах, то бишь базах, подготовки "бойцов аллаха" "исламского интернационала", "красных" и прочих бригад. Но "неподготовленные" православные, мусульмане, иудеи, чёрные, жёлтые, белые, буддисты, индуисты, последователи Конфуция, синтоисты, бедные и богатые, дети, женщины и старики - только могут кричать друг другу:
   "Перестаньте убивать!". "Дайте нам возможность жить и думать по-своему".
   "Не унижайте и не убивайте нас, если мы думаем и живём по-другому, чем вы".
   "Не отнимайте у нас право жить и любить".
   "Но если вы пришли убивать нас, мы сможем защитить свою свободу и себя".
   И американцы со всем свободным миром, берут на себя бремя дать бой этому злу, этому крайнему проявлению нетерпимости к образу мысли, образу жизни, системе взаимоотношений, просто к другому человеку.
   Да, у американцев гипертрофированное отношение к Свободе, и они считают, что имеют на это право. Они создали своё государство трудом, они создали благополучие своих людей трудом, они создали свои богатства трудом, они ценят культуру всех людей и стран, потому что их страна очень молода. Они тяжёлым, но свободным своим трудом создали самое богатое, самое развитое, самое сильное государство, которое, как никто защищает своего гражданина. Они ценят каждого гражданина своей страны. Они очень болезненно воспринимают посягательства на их
  
   242
   свободу и на их труд. Да, здесь не обходится и без ошибок. Слишком велика цена - цена одного!, каждого человека.
   А те, кто совершил это убийство 11 сентября, кто приютил и поддерживал убийц, трусливо
   изворачиваются, пытаясь сохранить свой героический облик борцов, не признавая своих гнусных деяний. Начат и Великий торг. Да, это преступление, мы поддерживаем вас, американцы. Но вы простите нам долги, вы простите нам, что мы поддерживали террористов, вы простите, простите.... Пакистан, Саудовская Аравия, Йемен, палестинская автономия. Притихли Сирия, Иран, Ирак. Россия бросилась провозглашать поддержку американцам, но тихо молчит о "дружбе" с теми, кто лелеял терроризм многие годы ?!
   С различных трибун России раздаются голоса "пророков" - мы предупреждали! О чём предупреждали российские политики? О том, что развязали войну с чеченским народом, именно с народом, а не с террористами? О том, что взрывы жилых домов, потрясшие Москву и другие города России, были совершены своими российскими (не касаясь национальной принадлежности) террористами, взрывчаткой купленной в своей российской армии? Хорошая мина при плохой игре. Умный, многозначительный "фейс" - рассчитанный на кого?
   Америка и её единомышленники защитили в Афганистане многие миллионы человеческих душ. В том числе и в России.
  
   243
   Уже не так активны террористы, уже не так активно идут оттуда по миру потоки наркотиков, уже не так активны нетерпимые экстремисты.
   Поражено, одно из гнуснейших гнёзд, терроризма и нетерпимости - крайнее исламское движение талибан. Россия проглотила все свои "пророчества". И сразу же, слава Богу, есть о чём, обрушилась на Израиль, всей своей мощью существующей и сохранившейся международной идеологической паутиной. Одновременно делая реверансы в разные стороны. А на этой земле, древней Палестины, где веками жили арабы и иудеи, опять взрыв нетерпимости, подогреваемый с разных сторон. Нужно прятать своё лицо!
   Они становятся в позу советников и учителей, которые так и не могут произнести слова правды, о том, что Россия была одной из тех стран, где родился международный терроризм. Но сначала был местный, российский. "Народная воля" и пр., затем марксистский "коммунистический интернационал". И вот уже крайний лево-марксистский террор даёт знать о себе в мире. Красные и интернациональные бригады, различные марксистские группы и их последователи убивают уже в разных странах и пытаются насаждать там свои взгляды и режимы. Именно в СССР, в недрах КГБ разрабатывалась международная стратегия терроризма - уничтожения "неугодных" и свержения неугодных "режимов".
   "Интернациональный долг" СССР в Никарагуа, Анголе, Сомали, Афганистане, Конго и т. д.
   244
   А в противовес нашему "интернациональному долгу", в недрах западных разведок, тоже готовились "борцы за свободу".
   И когда исчезла с карты мира "империя зла" - СССР, закончилась "холодная война", исчезла необходимость в "народно-освободительных движениях" и "борцах за свободу", и мир обратился к проблемам своих стран и улучшению человеческого климата на земле, - остались брошенными и не востребованными продукты нетерпимости: различные "движения" и "борцы". А миллиарды долларов бывшего советского режима, после развала СССР осели во множестве стран, в структурах созданных за много лет системой КПСС-КГБ и очень эффективно подпитывают их. И снова на улицах многих городов шумно шагает нетерпимость под красными знамёнами новых марксистов-антиглобалистов с портретами Ленина и Че Гевары, под красными знамёнами со свастикой или серпом и молотом в центре, очень похожими друг на друга, национал-социалисты, национал-большевики и национал-патриоты, под чёрными знамёнами - исламские фундаменталисты-экстремисты.
   А что же предшествовало этому всплеску экстремизма.
   Советское время. КГБ. Организатор всемирного политического террора и всемирной террористической сети - генерал КГБ, Павел Судоплатов. Люди, не будьте наивны - эта сеть жива и до сих пор.
   80-е годы. Террорист N1 в мире, марксист Карлос Ильич.
   245
   Взрывы и убийства в разных странах. Угоны и подрывы самолётов. Красный террор в Германии, Франции, Испании. Красные Бригады.
   А в том месте, где было сконцентрировано, открытое противостояние - Ближний и Средний Восток, появилось (и взросло на почве противостояния СССР и США?!) крайне нетерпимое к другому образу жизни явление исламского фундаментализма. СССР, а затем и Россия активно стали дружить с теми странами, в которых он пустил свои корни. Они вооружали и обучали его детей в своих спецшколах, специнститутах, спецуниверситетах, спецучилищах. Они использовали их в многолетней "холодной войне", как противовес "западному образу жизни и американскому империализму". Они защищали их на международной арене. Они вели двойную игру. Они старались увести игру со своей территории. Но это уже стало невозможным.
   И "красный террор" и "террор исламского фундаментализма" уже коснулся и Россию. Нити ведут от них и к ним. Зло порождает зло.
   Конец 90-х годов. Террорист N1 в мире, исламский фундаменталист, фанатик - Бен Ладен и режимы в некоторых странах, исповедующие уничтожение других, "неверных", только по религиозному и национальному признаку, и неугодных, исповедующих другие жизненные ценности и другую жизненную философию.
   И, наконец, Президент России В.Путин, как показалось, высказывает искреннее осуждение
   246
   действий террористов. И лукавит на тему о том, что мире не может быть позиции двойной морали. Но его слова - это только слова. Опять провозглашается одно, а происходит обратное. Идёт подмена понятий, ценностей, прав человека. Давайте же хоть сейчас будем пытаться говорить, хотя бы ту правду, которая очевидна, и которую мы знаем. А, к сожалению, знаем мы не всё.
   Есть терроризм, который возможно касается только локальных проблем - Ольстер, Страна Басков, Кашмир. А есть международный терроризм - это, в основном, различные "красные марксистские бригады" и "марксистские движения", взлелеянные и лелеемые до сих пор, и некоторые движения исламского фундаментализма - "Аль Каида", "Хамаз", "Исламский джихад", "Исламский порядок" и др.
   И если красные бригады продолжают бороться с "засильем капитала и международным империализмом", являясь отголосками и остатками "коммунистического интернационала" и "всемирной социалистической революции", то исламский фундаментализм борется уже за "исламский порядок" во многих странах, за великий халифат", "исламскую империю" и главными противниками этого США и Израилем, который они не признали, как государство до сих пор.
   Как всё похоже. Нетерпимость к другому народу.
   Это одна из основных причин теракта 11 сентября 2001 года.
  
   247
   Уже есть примеры в истории, когда одни пытались осуществить "всемирную социалистическую революцию", а другие насадить свой "новый порядок", именовавшийся фашизмом, или построить "новый мир", называвшийся - коммунизмом, или силой насадить свой образ мысли и понятия о свободе. Об этом нужно думать и арабскому миру, и США, и России, и Европе, и всему миру.
   И пока большинство из нас не поймут, что мы все разные, и каждый имеет право на свой образ жизни, только не унижая другого, и что нужно говорить, а не уничтожать "неверных" или "инакомыслящих", или живущих по другим правилам и законам, мира на земле не будет.
  
   "Обстановка неуверенности и страха провоцирует национальную озабоченность (такую захваченность национальными интересами, которая делает неспособным понимать чужие интересы). Нация становится молохом, которому приносятся человеческие жертвы. В том числе - интересы отдельных людей господствующей нации, не склонных к мании величия.
   В крайних случаях эти жертвы принимают буквальный, кровавый характер. Национальная озабоченность переходит в этнопаранойю".
   /Выбор ХХ1 века. Гр. Померанц/.
  
  
   248
   "Страсти, которые обычно вызывают национальные проблемы, мешают прояснению сознания. ... невозможно и бессмысленно, противоположение национальности и человечества, национальной множественности и всечеловеческого единства. ... Всякая национальность есть богатство единого и братски объединённого человечества, а не препятствие на его пути"
   /Судьба России. Проблема национальности. Н.Бердяев/.
  
   Чтобы мир стал более уверенный и надёжный, нужно не давать развиваться любым проявлениям крайностей и нетерпимости, идеологическим и национальным, "просвещённым" и "слепым" - каждый у себя дома, а вместе во всём мире.
   А иногда, увы, давать отпор.
  
   Это непросвещённый взгляд "простого советского" человека, прожившего большую часть своей жизни в прекрасной и одновременно ужасной стране СССР.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   249
  
  
   3. Лиза.
   А мы живём!
  
   Ностальгическая повесть о любви, рассказанная мне другом, на склоне лет.
  
   Я пришёл к нему, после сложной операции на сердце. И в этом состоянии, юмор и жизнелюбие продолжали быть его повседневными, лучшими качествами. Но сегодня он был настроен на воспоминания. И вот его рассказ.
   - Ты не знаешь. До войны мы жили дворами - семьями. Наша родина, был двор на Десятинном переулке, над Подолом. Я сын военнослужащего. Был ещё - сын генерала. Но он не участвовал с нами в битвах за наш детский дом - двор. Несколько детей рабочих, служащих. Это славянский пул. Было 4 семьи ассирийцев. Чем они занимались, не помню, но их дети, наша команда - были истинные друзья. И несколько еврейских семей. Портной, учитель, врач, рабочий. Это был наш разношёрстный, интернациональный детский народ. Мы могли завалиться всей братией в любую квартиру, откуда нас никто не выгонит и накормит. Притом, независимо от материального достатка семьи.
   Мы могли получать пинки от любого родителя, и никто не обижался.
   Мы могли спрятаться в любой квартире, после очередной проделки, и никто нас не выдавал, а пропесочивал после выхода из "подполья".
   Всего было человек 15, и среди нас 3 девчонки, совершенно разные, но едины своим
   250
   командно-дворовым духом. Таня - гроза мальчишек, дочь базарной торговки, носившая нам, время от времени различные базарные вкусности - солёные огурчики, помидорчики, редиску и пр. дары природы. Ленка - дочь врача - замазывавшая нам йодом и зелёнкой раны, после дворовых битв. И Лиза. Дочь, как нам казалось тогда, уже не молодого, портного Лазаря - еврея, жившего в полуподвальном помещении. Мы ежедневно видели его, склонившегося над столом с огромными портновскими ножницами или стрекочущего у окна на своём стареньком "Зингере". После дворовых приключений, Лиза заводила нас в свой полутёмный подвал и с гордостью отдавала отцу наши порванные вещи. И он с какой-то странной улыбкой, приговаривая: -"Ох, уж мне эти дети", - латал, сшивал и приводил в порядок порванные штаны, рубахи, пришивал оторванные пуговицы. А после этого всегда нежно целовал Лизу, говоря ей: - "Мой ангел".
   Лиза была действительно нашим ангелом - хранителем. Для нас - самая красивая, с огромными, всегда широко раскрытыми, чёрными глазами, чёрной, как смоль, копной волос. Она всегда ожидала нас, уходящих на уличные приключения, во дворе. Чтобы потом залечить с Ленкой наши раны и скрыть на одежде следы ратных подвигов. Когда у нас появлялись какие-нибудь вкусности, в результате краж из ларьков или от родителей, мы всегда сохраняли часть их, чтобы отдать девчонкам. А когда не хватало на всех, первой, кому мы отдавали их, была, конечно, Лиза.
   251
   Она брала, но делила на других девочек, если они были с нами. Летними вечерами мы часто бегали на Андреевский спуск, поднимались вверх на Гончарку, усаживались на траве, выкладывали из карманов все свои "спёртые" дома "деликатесы" и играли в разные детские игры. В "майки", "палочки", "коца", карты. Девчонки были на равных с нами. Но я всегда замечал, что мальчишки, во всех играх, поддавались Лизе. Мы были все влюблены в неё. Нам шёл, кому седьмой, кому восьмой год и это был 1940 г. Наша жизнь должна была поменяться - мы идём в школу.
   Мы чувствовали какую-то горечь расставаний, потому что шли в разные школы, а в те годы были отдельно мужские и женские. Однажды собравшись в августе на полянке Гончарки, как-то все разом, но по-детски, дали "клятву верности" - встречаться друг с другом "до конца жизни".
   Вот я пошёл на последний этап. И хочу рассказать о том, что прошло через всю мою жизнь.
   Однажды утром, отец сказал мне, что я пойду не в обыкновенную мальчуковую школу, а в экспериментальный смешанный класс, где мальчики будут обучаться вместе с девочками.
   У Лазаря мне пошили новые брюки, купили белую рубашку, маленький портфель, несколько тетрадей, ручку, карандаш и резинку. Отец надел свою парадную форму и медали, взял меня за руку и я вышагивал рядом с ним, как будто в военном строю, изредка бросая косые взгляды то на отца, то на идущих мимо детей
   252
   с родителями. Мы завернули на ул. Владимирскую и скоро были возле большого здания школы, в начале Андреевского спуска. Почему-то мы немного опоздали и когда подошли к дверям класса, где мне предстояло учиться, она была прикрыта. Отец открыл её, и я оказался с ним в классе. На меня вопросительно смотрели глаза незнакомых мальчишек и девчонок. Я узнал только одного мальчика, он был из соседнего двора, с которым у нас были постоянные войны. Учительница, переговорив с отцом, как бы обращаясь ко мне, сказала: "Куда же тебя посадить?" И тут я невольно обратил свой взгляд в самую середину класса, где за партой сидела Лиза, а рядом с ней какой-то мальчик. Она как-то тревожно, но упорно смотрела то на меня, то на учительницу. И вдруг вскочив, после слов учительницы, вскрикнула:
   - "Пусть он сядет со мной!".
   - "А ты знаешь её?", - спросила учительница.
   - "Да", смутился я, "мы из одного двора".
   Мальчика пересадили, и я присел рядом с Лизой. Она сдержанно, как то смущённо, улыбалась, смотрела вперёд, косив на меня взглядом. Так мы стали, будучи дворовыми братьями, ещё и одноклассниками. Не трудно было предугадать, что в Лизу влюбятся все мальчишки класса, а я стану объектом проделок, которые должны были отвадить меня от Лизы. Но я был одним из самых высоких в классе и не всякий хотел связываться со мной. Были небольшие уколы и подначки, на которые я не обращал особенного внимания.
  
   253
   Я всегда носил Лизе портфель в школу и из школы. Он был маленький и старенький. Наверно ещё её отец держал в нём свои портновские инструменты, а затем отдал его Лизе. Они жили очень бедно. У меня всегда были новые ручки, карандаши, тетрадки, и я старался, как-то незаметно что-нибудь давать Лизе. Конечно, она была лучшей ученицей в нашем классе и пользовалась безоговорочным авторитетом у всех учеников. Если нужно было, он давала переписывать домашние уроки, а часто садилась на переменке и сама делала домашнее задание за некоторых. Естественно Лиза стала ангелом и тайной любовью всех мальчишек нашего класса. Теперь, после школы, мы с Лизой часто делали уроки вместе, а после этого лазали по Андреевскому и соседним холмам. Нас даже стали дразнить: "Жених и невеста из одного теста". Мы смущались и сердились. Я иногда давал подзатыльники дразнящим, но в душе был горд этим и как мне кажется, это нравилось и Лизе. Я не представлял себе ни одного дня без Лизы. Когда Лиза болела, я приходил к ней и приносил яблоко, или грушу, или конфету, которые всегда с улыбкой давала мне мама. А Лазарь, когда я заходил к ним, хитро улыбаясь, говорил:
   - "Лиза, пришёл твой рыцарь с дарами".
   Мы смущались, но внутри нам это нравилось, а Лиза серьёзно говорила мне:
   - " Сядь на расстоянии, чтобы не заболеть".
   Так прошел первый учебный год и наступило лето 1941 года. Мы уже почти не расставались с Лизой.
   254
   Читали книжки, которые приносил нам мой отец, сбегали по Андреевскому на Подол, а потом, уже в сумерках возвращались уставшие домой.
   Однажды ночью я услыхал какие-то взрывы. Помню, отец тихо сказал:
   - "Это война!".
   И жизнь пошла совершенно по другим правилам. Отец ушёл на фронт. Мы должны были с мамой уезжать в село к её родителям, под Киевом. Мне было, непонятно и страшно от того, что наша жизнь совершенно изменилась в один день. В начале июля 1941 года, моя мама сказала, что мы уезжаем. Я попросил её зайти к Лизе и мы пошли вместе. Тёмный полуподвал, сжавшаяся в комочек на диване Лиза, какой-то опустошённый её отец Лазарь - это последнее, что я запомнил. Мама попрощалась с Лазарем и Лизой, я тоже, и вдруг мы вместе с Лизой заплакали навзрыд. Нас стали успокаивать родители, но слёзы тоже текли из их глаз. Мама сказала Лазарю:
   - "Вам нужно уезжать отсюда, или дайте нам Лизу, а потом приедете сами".
   Но Лазарь тихо сказал:
   - "Будь, что будет".
   Мама оставила адрес, куда мы уезжали, и сказала: - "Приезжайте скорей".
   Лиза подошла ко мне:
   - "Это книжка Шолом-Алейхема. Тут много для детей. Прочитай её, а когда прогонят немцев, мы обязательно увидимся, и ты расскажешь мне о том, что там написано".
  
  
   255
   Я помню хатку и село. Коров, которых пас. Отступление наших солдат. Въезд в село немцев на танке и нескольких мотоциклах. Помню, как расстреляли в первый же день нескольких селян. Потом объявили - коммунистов и "жидов". Помню полицаев, жителей этого села, шныряющих по хатам, отбирающих продовольствие и в поиске спрятавшихся. Помню повешенных полицаями мужика с женой и мальчиком, на груди которых висел лист с надписью: "Вони ховали жидівську дочку". Помню, как меня, когда я пас коров, схватили двое полицейских и один немец, и повели куда-то, с несколькими мужиками. А когда мы проходили мимо старых развалин, один из мужиков толкнул меня, шепнув на ухо:
   - "Беги, они убьют нас".
   Я шмыгнул в развалины. Это спасло мне жизнь. На околице села, вскоре, раздались выстрелы. Мы жили в страхе, в холоде и голоде больше двух лет. Я почти не выходил из дому. Мама была всё время в поисках еды. По вечерам мы, прижавшись друг к другу, тихо говорили о еде и времени, когда прогонят немцев и полицаев, приедет отец, мы поедем в Киев и я увижу Лизу.
   Из слухов было понятно, что наши наступают и скоро будут здесь. Так подходил к концу 1943 г. Мне уже было 10 лет, и я многое воспринимал совсем не по детски.
   Однажды ночью к нам в хату забежал какой-то полицай и стал кричать, чтобы мама отдала ему еду и тёплые вещи. Он разбрасывал всё по сторонам, ища то, что ему нужно.
  
   256
   В хату вбежал ещё один полицай и крикнул:
   - "Скоріше, вже комуняки на околиці!".
   Они выбежали, а мы с мамой забились в угол, чего-то ожидая, со смутным чувством надежды. Когда рассвело, мама выглянула в окно и вскрикнула: - "Наши!".
   Мы выбежали и увидали наших солдат, которым селяне выносили молоко, овощи, кто что мог. Это был ноябрь 1943 г. Мама, разговаривала с офицером, но он говорил ей: - "Нет, не знаю".
   Потом я понял, что она спрашивала об отце, связь с которым мы потеряли, сразу же после отъезда в село. Он ушёл на фронт. Перед новым годом пришла весточка от отца. Мама плакала от радости, и сказала:
   - "Скоро мы поедем домой в Киев".
   Радость и тёплые надежды переполняли меня. Скоро я увижу всех дворовых друзей, но главное - Лизу. Уже весной за нами заехала машина, и мы поехали в Киев. Подъехав к нашему дому, я увидел его развалины. Водитель сказал, что мы будем жить напротив, в подвале полусохранившегося дома, пока вернётся отец. Мама, как могла, обустроила нашу комнату. Я стал искать своих знакомых, но никого не находил.
   Однажды встретил мальчика, с которым ходил в первый класс. Мы обрадовались друг другу - это была единственная цепочка с прошлым. Он сказал, что при немцах они жили здесь. Ребят встречал очень редко. Лизу не видел, но слышал, что евреев куда-то увозили. Мы уже в апреле пошли в школу, а я продолжал расспрашивать всех, видел ли кто-нибудь Лизу.
   257
   Никто не видел, да и почти никто не знал их, так как большинство наших соседей были уже люди новые. Я спросил маму, где искать Лизу, но она как-то уклончиво ответила, что это трудно, так как они, очевидно, уехали. Я не верил этому, ходил вокруг по местам, где мы с ней бегали, заходил в ближайшие школы. Но, увы. Большинство, вообще не знали, кто они, а другие говорили тоже, что они, возможно уехали.
   Приехал отец. Радости моей и мамы не было предела. У него была вся грудь в орденах. Я ходил с ним по улице, и гордость переполняла моё сердце. На какое-то время я отвлёкся от поисков Лизы. У меня появились новые друзья. Мы снова собирались в переулке на склоне горы и рассказывали друг другу, где были во время оккупации, что там происходило. Но, вспоминая через многие годы, я чувствовал, что все мы очень изменились за эти 3 года. Были более сдержаны, скрыты. Что-то не хотели говорить, о чём-то боялись. Хотя мы и тогда были, всего лишь 11-13 летние дети, но какая-то недосказанность о происшедшем и происходящем пугала нас и заставляла сдерживать свои детские порывы и эмоции. Однажды я услышал разговор отца с матерью о нашей довоенной жизни, нашем дворе и снова
   спросил отца - где можно искать Лизу.
   Он долго молчал, а потом сказал:
   - "Наверное, нужно спрашивать жителей вокруг, может быть, кто-то из них что-нибудь знает".
  
   258
   Во мне снова вспыхнуло то, уже недетское, желание найти человека, который был одним из самых главных в моей детской жизни. Это желание заполнило меня полностью. Я ходил в школу и спрашивал всех мальчишек и девчонок, всех учителей. А после школы, сделав уроки, отправлялся на "поиски". Я придумал себе план. Буду начинать от самых близких дворов и домов, и идти всё дальше. Как бы по кругу, где в центре был наш двор и память о Лизе.
   День за днём, круг за кругом, пока не узнаю где она. Чтобы надо мной не смеялись мальчишки, я записался в "сборщики макулатуры" и под этой маской мог заходить в каждую квартиру. Сначала я спрашивал - "нет ли "макулатуры", а потом "знают ли они такую Лизу Карзун, или её отца - портного Лазаря". Шёл день за днём. Я отходил от нашего дома всё дальше и дальше, но так ничего не узнал о Лизе. Прошёл уже улицу Владимирскую от Андреевского спуска до Золотых ворот, все сохранившиеся дома на площади Богдана Хмельницкого, половину улицы Михайловской, часть Большой Житомирской. Казалось, что придётся обойти весь Киев. Отец и мама уже стали волноваться о моём долгом отсутствии вечерами. Но бумажные тюки, которые я приносил, немного успокаивали их и они только просили, чтобы я был осторожен.
   - "Всякие шатаются по улицам. Не приходи очень поздно".
   Меня, принимая в пионеры, назвали "лучшим сборщиком макулатуры" школы.
  
   259
   Но ничего не приносило мне удовольствия - никто не знал Лизу.
   Однажды, "собирая макулатуру" на Андреевском спуске, я зашёл во двор, где стоял старый, перекосившийся домик, в котором горела свеча в одном лишь окне, в полуподвале. Сначала хотел уйти, но что-то заставило меня постучать в дверь. Оттуда хриплый женский голос спросил:
   - "Кто там?".
   Я сказал, что хожу собираю макулатуру, на что мне проворчали, что она "нужна и мне" что бы топить печь, но дверь открыли. Маленького роста, старая (как мне тогда казалось) женщина, закутанная в несколько разных одежд, сказала мне:
   - "Заходи, я дам тебе несколько картонных ящиков, у меня их много".
   Это был приспособленный под жильё подвал, с одним стеклянным, а другими забитыми картоном, окнами, но с огромной печкой, от которой шёл жар. В углу, до самого потолка были набросаны куски деревянных рам, веток от деревьев, газеты, куски картонных коробок и прочий деревянный и бумажный хлам.
   - "Вон сколько у меня" - сказала женщина и показала на угол.
   - "Возьми себе немного картона. Но если сможешь, принеси мне со двора несколько деревянных веток. Я не могу их поднять".
   Я с удовольствием это сделал и получил взамен огромную кучу картона. Перевязав её верёвкой, перед уходом, спросил:
   - "Давно ли она живёт здесь, и знала ли она портного Лазаря и его дочку Лизу".
   260
   Она вскликнула: - "Ой! А ты откуда их знаешь?"
   - "Я жил с ними в одном дворе и ходил в одну школу с Лизой до войны".
   - "А как зовут тебя?"
   - "Борислав Билозир".
   - "Боже мой, Борька!", - вскликнула она, и слёзы потекли у неё ручьём.
   Я не понимал, что происходит, и не узнавал эту женщину. Она обняла меня и сквозь слёзы сказала мне:
   - "Меня зовут Елизавета Викторовна. Ты был в первом А классе, и у тебя была классным руководителем Ася Мироновна, а я классным руководителем в первом Б. И когда Ася Мироновна или я болели, наши классы объединяли".
   Я конечно вспомнил её, но узнать было трудно. Она попросила меня заходить к ней, когда только я хочу.
   Вечером, дома я рассказал об этой встрече маме и отцу, и на следующий день мы вместе с мамой отправились на Андреевский, к Елизавете Викторовне, прихватив с собой четверть буханки хлеба и банку кильки в томате из отцовского пайка. Конечно, мама её знала. Они обнялись, сели у растопленной печки и, не замечая меня, стали вспоминать и обмениваться новостями. Я присел в углу на табуретку у стола и стал рассматривать стопки книг и тетрадей, лежащих в этом углу. Поднял одну и прочитал на ней - "Тетрадь ученика 1А класса Балиева Руслана".
   - "Это Руслан из нашего двора!", - закричал я.
   - "Да", - сказала, повернувшись ко мне, Елизавета Викторовна.
   261
   "Там есть и твои тетрадки".
   Я стал лихорадочно перекладывать всю стопку. Есть! Нашёл! "Тетрадь ученика 1А класса Борислава Билозира". Какая-то дрожь прошла по мне. Как будто бы, что-то вернулось из другой жизни. Я боялся смотреть дальше, понимая, какую тетрадь я хочу видеть. И, все же, продолжал, но с каким-то волнением. Вдруг, голубая, как будто только что сданная для проверки, "Тетрадь ученицы 1А класса Карзун Лизы".
   Я брал её в руки и чувствовал тёплую тонкую ниточку, которая связывала меня и эти несколько листиков с совсем недалёкой, но совершенно другой жизнью. И вдруг я заплакал. Мама и Елизавета Викторовна подбежали ко мне:
   - "Что с тобой?!", и увидали в руках тетрадь Лизы. Они зарыдали со мной вместе. Успокоившись немного, Елизавета Викторовна рассказала, что когда в Киев вошли немцы, в школе они разместили какую-то администрацию и выбросили во двор все книги и тетради. Елизавета Викторовна попросила у них отдать ей часть этих книг и тетрадей для растопки печи, и они разрешили. Всё, что смогла унести за три дня, она забрала. Это помогло ей выжить эти долгие два с половиной года. Она топила тетрадями и книгами. Но не смогла сжечь тетради учеников 1А и 1Б классов, которых хорошо знала. Так и сохранила их в углу. Она помнила мои детские отношения с Лизой и сказала:
   - "Если хочешь, возьми свои и её тетради себе".
  
   262
  
   Что я и сделал. А на мой вопрос, знает ли она что-нибудь о Лизе, ответила:
   - "Они уехали из Киева перед приходом немцев. Куда, не знаю".
   Потом мама с ней отошли снова к печи, и они долго, долго о чём-то говорили тихим голосом.
   Когда мы пришли домой, мама рассказала отцу о нашей встрече. Я показал ему тетради и снова спросил:
   - "Как можно разыскать Лизу".
   Он ответил:
   - "Это невозможно, они, скорее всего, уехали далеко".
   Мне не хотелось этому верить. Ведь мы дали друг другу слово, что когда прогонят немцев, обязательно увидимся.
   Я ещё долго ходил по дворам и квартирам, надеясь на чудо. Но всё было безуспешно.
   Елизавета Викторовна вернулась в школу. Она читала у нас русскую литературу. Мы, послевоенные дети, чувствовали много лет какое-то табу на беседы о том, что происходило в Киеве во время оккупации. Нам рассказывали о зверствах немцем над коммунистами и подпольщиками, но как жили киевляне, как общались между собой, что делали, где работали, как добывали себе пищу, как вела себя местная полиция, которую я помню по своему селу, - об этом не говорил никто.
   В 1949 году из Киева уезжали последние пленные немцы. Стоя, на площади Богдана, мы молча провожали грузовики с измождёнными пленными немцами.
   263
   Рядом я увидал Елизавету Викторовну. Она подошла ко мне и тоже молча, обняла меня. Так мы простояли, пока последняя машина не скрылась за поворотом Большой Житомирской. Потом сказала:- "Может быть, это конец многолетнему безумству. Пошли ко мне, я покажу тебе один документ, который объяснит где Лиза и её отец".
   Я очень обрадовался, но смутное предчувствие волновало меня. Когда мы пришли к ней, она налила мне чаю в металлическую чашку и сказала:- "Садись ближе к печи и внимательно прочитай этот листок".
   Я начал читать, уже несколько постаревший, помятый лист, размером в половину газетного. На нём жирным шрифтом было написано:
   "Всім жидам цього району, незалежно від віку, зібратись о 10 годині ранку 29 вересня на площі. З собою мати теплий одяг одну пару, гроші, коштовності. За невиконання - розстріл".
   Она рассказала мне, что на площади у Софии собралось много евреев этого района, туда пошёл и портной Лазарь с Лизой, больше она их не видела. Позже все узнали о Бабьем Яре.
   Но это всё неопределённо, и лучше не говорить об этом. Так она сказала мне.
   Что-то жгучее проскочило внутри меня. Как будто мне запрещали думать о Лизе и самых ярких днях моего детства. Несправедливо и непонятно. Мне ещё больше захотелось искать Лизу, или узнать о ней как можно больше.
   В этом году мне исполнилось 16 лет, и я получал
  
   264
   паспорт. В коридоре отделения милиции, на Владимирской 15, собрались несколько молодых людей и ждали вызова.
   Рядом со мной стоял парень, который время от времени бросал на меня взгляд.
   Мне было неловко подойти и спросить его. Меня пригласили в комнату, дали расписаться на каком-то листе и вручили паспорт. Не могу сказать, что это стало каким-то событием, и я понимал о каких-то своих новых правах. Выходя из комнаты, милиционер, вручивший мне паспорт, сказал:
   - "Позови Романа Штеренберга".
   Это были знакомые мне имя и фамилия моего соученика в первом классе. Я вышел и позвал. Парень, бросавший на меня взгляды, входя в комнату, повернулся ко мне:
   - "Подожди меня".
   Я вспомнил его. Мы не виделись 8 лет. У нас в классе он был маленьким, незаметным, спокойным, одним из лучших учеников. Сейчас, это высокий, моего роста парень, с густой копной волос и каким-то уверенным взглядом. Я с трудом вспоминал в нём маленького Ромку.
   Мы вышли из здания милиции и направились, не сговорившись, к зданию нашей старой школы в начале Андреевского. Мы вспоминали наш первый, ребят и девчонок из него, конечно Лизу. Он рассказал, что в эвакуации был в Куйбышеве, отец погиб в первые дни войны, в Киев вернулись в 1947 году. Сейчас живёт возле Золотых Ворот и ходит там же рядом в школу. Никого из класса не видел.
  
   265
   Он хорошо помнил Лизу, и естественно был влюблён в неё тоже, и знал о нашей с ней дружбе.
   - "Все завидовали тебе в классе. Но ты был самым высоким и все молча смирились с твоим первенством. А где Лиза сейчас?"
   Я рассказал ему о нашей учительнице и всё, что мог знать о судьбе Лизы. О том, как уже несколько лет ищу её. О Бабьем Яре. Он, как-то испуганно, сказал:
   - "Об этом лучше не говорить".
   Мы договорились встречаться с ним и зайти к Елизавете Викторовне.
   Через неделю мы так и сделали. Елизавета Викторовна долго сидела в слезах, нашла тетрадь Ромы, а потом тихо сказала.
   - "Если хотите, давайте поедем к Бабьему Яру".
   Автобус привёз нас на Сирец. Сирецкая берёзовая роща, как бы обрамляла большой яр. Видно было, что он постоянно засыпается. Мы подошли к невысокому обрыву. Там стояла женщина с девочкой и тихо плакала. Увидя нас, она прижала к себе ребёнка и спросила:
   - "А кто здесь у вас?"
   - "Мои ученики с родителями", - ответила Елизавета Викторовна, разревелась и у нас из глаз невольно потекли слёзы. Рома сказал, что здесь осталась и его тётя с братиком.
   Мы ходили вокруг. Через какое- то время к нам подошёл странный человек и твёрдо сказал:
   - Уходите отсюда, здесь находиться нельзя".
   Мы повернулись и пошли к автобусу. Но через несколько шагов, Рома остановился, наклонился и палочкой начал что-то копать.
  
   266
   Быстро выкопал небольшую ямку и набрал в спичечный коробок немного земли. Мы с Елизоветой Викторовной, не сговариваясь, закрыли его от человека, который нас отогнал от этого места.
   Возвратившись к Елизавете Викторовне, Рома сказал:
   - "Давайте разделим эту землю - память о наших детских друзьях".
   Прошло много, много лет. Я побывал во многих странах, служил в разведке, работал дипломатом. В девяностых годах, в Германии, в одном из архивов нашёл материалы Бабьего Яра. Списков расстрелянных там не было, но впервые увидал списки "расстрельных команд". Они были составлены с немецкой педантичностью. С удивлением я читал украинские фамилии. Я и раньше слышал об этом. Но тогда, чувство стыда, какой-то обиды и абсурда заполнили меня. Уже никогда я не мог отделаться от этих чувств и понимал, почему многие годы замалчивалась правда о Бабьем Яре.
   Всю жизнь я продолжал искать Лизу. А щепотка земли сопровождала меня по всему миру, так и до сих пор. Она лежит у меня на полочке рядом со щепочкой от креста, на котором был распят Иисус Христос, и которую мне подарил Великий Человек - Папа Иоанн Павел II, отпустивший мне множество моих грехов, которые я совершил за свою долгую жизнь..
   Может быть, мы скоро встретимся с Лизой, где-нибудь. Там, где есть только любовь и терпимость.
  
   267
   4. Маленькая утопия.
   Навстречу друг другу.
  
   И чтобы не случались на земле войны, Бабьи Яры, 11 сентября, только понимание необходимости всеобщего взаимного покаяния и прощения может привести к медленным, постепенным шагам всех ко всем.
  
   Утопия всеобщего покаяния и прощения.
  
   Мы, немцы, просим прощения у евреев и цыган за наитрагичнейший геноцид их народов на национальной почве, у славян за унижение их своим гипертрофированным, вдолбленным нам, превосходством. Мы просим прощения у всех народов Европы за страдания периодов завоеваний. И они это уже сделали!
   Мы, россияне, просим прощение у многих завоёванных народов за страдания и унижения их отцов, детей и матерей. Мы просим прощения за то, что на нашей земле воплотилась самая кощунственная большевистско-коммунистическая идеология, принесшая величайший геноцид своего и других народов. Мы просим прощение за ксенофобию, процветавшую в разные времена на нашей земле.
   Мы, евреи, просим прощения у многих народов за участие наших соплеменников в большевистско-коммунистических репрессиях 20 века.
   Мы, украинцы, просим прощение за ксенофобию, рождавшуюся на нашей земле, за участие в геноциде евреев и цыган, за поддержку, многими нами нацистского и большевистского режимов.
  
  
   268
   Мы, американцы, просим прощение у многих народов, за жертвы нашего гипертрофированного понимания свободы и демократии в мире.
   Мы, арабы, просим прощение у многих народов за фанатизм наших соотечественников, принесший в мир горе, страдание, смерть.
   Мы, все народы мира - африканцы, европейцы, китайцы, японцы и индусы, ..., христиане, иудеи, мусульмане, буддисты, ..., просим прощение друг у друга за нетерпимость, ненависть, ксенофобию, нежелание понимать друг друга.
   Мы, имеющие сверхкапиталы - просим прощения у тех, кто в силу жизненных обстоятельств не смог реализовать своё право на достойную жизнь, и готовы использовать часть своих капиталов для ликвидации этих обстоятельств.
  
   Отныне, мы все, наши дети и потомки, должны смотреть с оптимизмом в будущее, которое должно принести человечеству освобождение от нетерпимости, экологических опасностей, неуважения, насилия, бедности и ... .
  
   Терпимость - суть и смысл взаимоотношений; экстремизм, фанатизм, крайности, фобии - недопустимы.
  
   Мы, одна, небольшая семья, на маленькой планете Земля, в бесконечном мире Вселенной и Галактик.
  
   Это и моё покаяние, так как во мне одновременно присутствуют стержни трёх народов: еврейского, украинского и русского - менталитета, культуры и сопереживания к унижению и боли других.
  
   269
   ***
  
   Ещё раз прошу прощение за непрофессинально-литературное изложение, но эти события и слова воссоздаёт память, и они идут изнутри.
  
   ***
  
   Если какими - то фактами, неточностями, комментариями и своими мыслями я мог невольно задеть или обидеть кого - то, прошу заранее прощения у людей разумных. Я этого делать не хотел, это всё же беллетристика и сугубо личные наблюдения.
   Судить, тем более, никого и не пытаюсь, но факты здесь подлинные.
   Хотя с ними любой может не соглашаться.
  
  
  
   Малага - Киев
   1998 - 2007.г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   270
   Содержание
   Предисловие к изданию 2002 г. .......... стр. 5
   Предисловие к изданию 2000 г. ........... стр. 8
   Часть 1
   Криминально-историческая
   Так это было со мной. Система "зоны".
   1. Моя земля......................................... стр. 16
   2. Судьбы.............................................. стр. 34
   3. Наша религия................................... стр. 42
   4. Первые ощущения происходящего... стр. 46
   5. Учитель............................................. стр. 51
   6. Начинаю понимать........................... стр. 56
   7. Шестидесятые, умывание рук.......... стр. 59
   8. О, спорт!........................................... стр. 69
   9. В коридорах Системы....................... стр. 72
   10. Островки......................................... стр. 81
   11. Несколько маленьких сюжетов ...... стр. 93
   12. Встреча со "святым, неприкасаемым"....................................стр.111
   13. Отступление.....................................стр.116
   14. Перестройка - конец этапа..............стр.121
   15. Чернобыль........................................стр.127
   16. Меняем декорации и
   "моральный кодекс"...............................стр.131
   17. Разочарования и решение...............стр.136
   Часть 2
   "Криминально - генетическая".
   На круги своя. Зона в себе.
   1. Всё становится на свои места...........стр.151
   2. Шок. "Наезд"......................................стр.162
   3. Система умерла, да здравствует
   Система!................................................стр.166
   4. Сюжеты новой - старой Системы.....стр.194
   5. Притча...............................................стр.216 Послесловие......................................стр.220
   271
  
  
   Часть 3.
   Кто враг? Кто друг? Кто жив? Кто убиен?
  
   1. Вера и терпимость.....................стр.224
   2. Террор........................................стр.240
   3. Лиза..........................................стр.250
   4. Маленькая утопия......................стр.268
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   272
  
  
  
  
    Статников Д.С.
   Маленькие сюжеты большой зоны.
    ISBN 5-900616-23-1. 28 мая 2000.
    ISBN 84-87450-17-5. 17 Septiembre 2002.
  
   Читатель может высказать своё мнение о "Сюжетах" и событиях, изложенных в них, в Интернете:
   Email : dastat@terra.es , dastat@voliacable.com
  
   Издательства не несут ответственности за факты, изложенные в книге "Маленькие сюжеты Большой зоны" и за точку зрения автора на эти факты.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   273
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"