Стефани Константинова Вилли Плотников: другие произведения.

Лавка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:


   MadAm_ Im_ AdaM
   Он стоял у окна по которому, сливаясь, скользили капли дождя. Позади него в гробу возвышалась огромная гора протухающего мяса, некогда бывшая его женой.
   Что теперь ей, лежащей тихо и пристойно со сложенными на груди руками до шороха дождя? Что до страха, который объял его?
   Окно было от пола до потолка-огромное. Французское.
   В юности своей он и названия такого не знал.
   Все окна делились на те которые в домах и те которые...
   Тут мысли его вновь сбились и он стал тихонько водить пальцем по стеклу, пытаясь угадать путь капель, что настигали подружек ,что уворачивались от слияния.
   Вот большая прокатилась быстро и зигзагообразно по пути всасывая в себя соседок. Она до отвращения напоминала огромного голого слизняка или... Или его жену в постели...
   Жуткая погода! Если бы он не женился на ней два года назад , так бы и бегал ,как собака, по урокам английского.
   Полтора доллара в час за английский дорога трамвай-метро-трамвай .Вечный аврал Работа с разными "бредурками". Речевой этикет подавай, когда по-русски - знают икс игрек и еще одну неизвестную мировой науке букву.
   Позади вздохнуло.Волосы у него встали дыбом.
   ...Вскрытитя не было. Деньги помогли и в этот раз.
   А сперва странное сочетание слов "богатый неизбалованный ребенок " поразило его. Тогда она только обещала превратиться во что-то огромное.Галинушка,-подумал он передернув плечами
   Не пей из копытца-козленочком станешь. Неизвестно к кому было обращено это предупреждение.
   Он дал -таки ей напиться из этой лужи, козел!
   Козленочек... Kid... Киднеппинг
   Это наверное самый выгодный способ похищать девчонок.
   Она после кустотерапии мгновенно произвела его в принцы. Он ловко угадал момент! Друзей никаких потому что богатая и толстая.Родители ее из дома выпускали только по магазинам и только с шофером,который сопровождал ее как Шарик, таскающий поноску.
   А он-то видел, как Галина после этих мыльных опер с блондинистыми шиложопыми красотками бежала к трельяжу , распускала волосы, подбирала юбку и устанавливала плоскости зеркал так,чтоб хотьчуть чуть походить на киношное диво.
   Вздохнуло еще раз. Пламя свечей заметалось.Тень ее надвигалась на него
   жар... животный ужас и... эрекция
   Он хихикнул нервно и сильнее нажал пальцем на стекло.Оттуда неслись визгливые звуки. Ррраз-два-трри,рррраз-два-трри, ррррраз-дддва-тррри пытался он воспроизвести несложную мелодию, похожую на рыдание шарманки
   На свадьбе было два торта :громадное кондитерское чудо и бело-розовая Галина. Candy,sweetly,honey...
   Спальня была общая... До поры - времени...
   Он ее раззадорил, глупец. Кто знал что здесь вылупится гордый сексуальный вампир? Явно это дело шло ей на пользу!
   Врачи в голос твердили, что активная жизнь сожжет ненужные килограммы. На деле голос тот терялся на глобальных просторах Галининого тела .
   Помнишь? грубо рыкнул он нежити,пугаясь своего голоса
   Оно его слыыышало и слууушало
   Раз-диета ,два-с диета и бумажничек раздетый?
   Быстро-быстро и ласково-ласково залопотал :
   -А я ? а мне в гляделки играть?
   - Гога, -в дверях стояла бледная девушка,-Пойдемте отсюда. Не надо себя мучить. Ничего не вернешь
   Голос ее летел куда-то к хрустальной люстре в трауре
   и ,падая, скользил бессильно по зеркалам.Зеркала тоже были занавешены черным и голос бился там как мотылек в тенетах и умирал. Умирала каждая фраза в отдельности. Каждому слову было больно в этом жутком месте
   Гога ,крупно шагая,стараясь держаться в рамках приличия, чтобы не побежать, пересек огромный зал . Большое держало его веско и невидимо
   И больше чтобы стряхнуть наваждение он спросил
   -Мы будем опять на "вы"?
   Бледность боролась за лицо ее
   -Гога, не здесь, мне страшно.- сказала она нелогично и укоризненно,не отвечая на его вопрос.
   Рыжая прядка выглядывала из-под белой шапочки Он вышел. тихо, плотно затворил за собой дверь
   Пусть та привыкает одна,подумал он мстительно.
   А собственно за что ей мстить?
   И поначалу они жили не так плохо.Но Галя быстро стала разбухать , с ней никуда нельзя было выйти.Врачи и лекарства-даже дезодоранты не перебивали этого больничного запаха. Но ничего серьезного у нее не находили. Ничего что бы угрожало жизни. это-наследственность говорили одни. это -комплекция, твердили другие.Многим нравятся пухленькие мадамочки.
   - Но не настолько же!, -возражал он в мужской компании
   - Брось, помнишь анекдот?
   -Девушка, у вас есть дамские панталоны восьмидесятого размера?
   Да!
   Вот мой телефон,когда мадам придет покупать ,попросите ее позвонить мне!!
   Блеск!!
   Ха-ха-ха!- Башку не забивай! Сразу-к делу и бабахай! Быдь-быдь! -со всех сторон.
   - Смеются надо мной? Не бесспорно. Точно также они ржали бы если б я поскользнулся и вляпался в болото. Со стороны -смешно, но каково бултыхаться изо дня в день в болоте
   Бывает...Зажрался уже.... Все завяжу . Еще жилы себе рвать
  
   Он попросил рыженькую Бориславу оставить его одного.
   Та обиделась-видно думала что он сразу броситься к ней в объятья или за утешением или за развлечением.
   Нельзя.большое внимание ему обеспечено. Следователи,родственники. Дело еще не закончено. Несмотря на большие неудобства он был рад освобождению.Подсознательно он освободился от двоих и от Гали и от Бориславы.
   Только бы все выгорело. И он себе таких девочек подберет. Бориске и не снилось.
   Гоге почему-то хотелось похвастаться своими любовными успехами именно пред Бориславой.
   -Это от нервов,- подумал он. Быстро все получилось теперь главные и самые последние дела.
   За обедом не было даже желания жевать, лезли в голову воспоминания о жене .
   Ее диеты.Как она высчитывала каждый кусочек, чего только не было и метод Монтиньяка и диета Кима Протасова и белковая и безводная и голодание...
   Он аккуратно насадил на вилку и отрезал кусочек отличной и сочной свиной отбивной. Вспомнил. Была и такая бредовая блажь как "салоедение"
   Ездили даже в Швейцарию. Вот это страна. Все есть от ледников до пальм.
   Жили в небольшой гостинице в Энгардине. Сказка!! А для них -типичный туристский регион. Хотели взять курс лечения у какого-то знаменитого профессора. Но тут она немного получше себя почувствовала-вернулись домой.Потом опять хуже.
   Обед закончился. Борислава ждала в коридоре, я видел. Чтобы исключить случайную встречу из столовой вышел с Галиным отцом. Потом повернул к себе в спальню. Единственное место, где "случайно" нельзя встретить Бориславу
   "Оно" лежало там, в зале, а здесь витал дух покойной жены.
   Кровати, занавески, ковры, безделушки. И все чем она увлекалась, когда ей стало хуже.
   Гога теперь был один. Такое же одиночество видимо испытывала эта толстуха перед тем как я попался к ней на крючок. Немудрено, что она сразу же "разбросилась" передо мной.
   Гога знал, что решено было пригласить не то медсестру не то сиделку ухаживать за женушкой.
   Рыжая Борислава была прелесть. Не рыхлый дрожащий кусок желе, а поджарая бебешкка. Правда дура набитая. Верила в замужество про которое я ей нажужжал.
   А как же еще,иначе простатит наживешь, подъезжая и руками разводя. Надо жить как волк-напал и задрал. Но дома было тихо. Борька молчала а у Галки зрела другая идея.
   Пошли в очередной раз к великому специалисту. Сказал народной медициной и наукой проверено. Надо ей солитера вживить. Какие-то у них там генетически чистые и уникальные . Семьштук баксов за голову вместе с операцией.
   Лучше бы она его, Гогу на эту консультацию не брала. Вот сыр говорят тоже с червями делают. Но никто не видет и все спокойно едят. Или там крысы в колбасе...
   Главное жрать , а не знать.
   Оттого что она похудела и стала женщиной в человеческий размер мне легче не стало.
   Блевать тянуло , как вспомню что она глистами набита, заражена то есть, и они ее жир и живот и руки жуют.
   Бориславу рассчитали. А жалко было с женой все равно спать не мог.
   Хотя Галке ребенка захотелось . Родня рожи повысунула,знаешь Гогочка, пока у Галочки хорошее здоровье надо ребеночка. Пока вы молоды, а мы вынянчим, если что.
   Под "если что"они подразумевали очередное ожирение, а я законное освобождение.
   Попали мы как-то с Галиной на парти.
   Послушал я как люди вокруг говорят и ужаснулся-до чего же я опустился в этой семейке.
   Теперь я как те , которые "икс-игрек и неизвестная буква". А кругом брилианты,золото,платина,все ручной работы и в единственном экземпляре.
   Но меня больше всего достали эти голые плечи, руки , сиськи. Главное оружие было ноги. Платье длинное-разрез до "вам по пояс будет".Были бы трусы- мелькали б. Но не было. Туалетом эта деталь не предусмотрена ( и этикетом наверное тоже)
   Гога прокручивал в голове эти воспоминания. Они , такие живые,не вязались с покойной женой .лежащей за несколько стен от него. В одном доме!
   Но эрекция не проходила и думать хотелось не о том что разжижалось и выпирало наружу из гроба, а оживом и красивом.
   ...Распалился он тогда,коньяк и виски мешал и закусывал креветками. Черт знает почему, хотя фуршетные столы ломились от деликатесов. Икрой побрезговал., потому что Галка ее ела. Подумал как там глистовые яйца в животе вперемешку с черной и красной икрой -и чуть не вырвало. Захлебал коньяком. Танцы совсем меня доконали. По правилам со своей дамой надо было танцевать один раз, а потом приглашать других. Я повинность отбыл.
   Тут представилось как Галка из гроба встает под музыку-Галю, панночка. Моя. И мороз продрал по коже. Не отпускала его эта панночка, влезала во все думы, которыми он хотел от нее отгородиться.
   Гога с усилием вернулся к воспоминаниям.
   Танцы эти медленные, в полутьме и ее ноги меж моих или наоборот.И каждая все прекраснопонимает и усмехается тонко и ароматом своим овевает. У каджой свой- и у всех-одинаковый. Тот. Французский Промежног-парфюм Дикий Яд..
   Вернулись домой-мне было не до глистов. Или с Галкой или в ванную с мылом.
   Она обрадовалась, что у нас все по-человечески. Сказала, что сегодня будет предохраняться. Потому что я выпил, и побежала что- то там глотать или одевать-не знаю.
   Проснулся я часа через два от жажды. Коньяк, моя рыбка,воды требовал.
   Галка лежала довольная , свернувшись в клубочек-попа круглая и что-то там у нее между ног придавленное болталось. Так, выглядывало чуть чуть. Налитое и темное.
   Я воды попил. Вернулся. Галка лежит как лежала.Темненькое так и торчит слегка.
   Разобрало меня любопытство.Это наверно ихний кондом,как-топодругому называется. Типа писсуара. Пессарра? Не помню. Но почему темное.?Разноцветные они что ли?
   Наверное Галка заснула и снять забыла.умаявшись.
   Я протянул руку ,чтобы осторожно взять и выбросить эту дрянь.И так мне дети ни к чему. А ублюдки посталкогольные,-тем более.
   Лифчиком прихватил и потянул-оборвалось. Я только о том подумал чтоб она не забеременела и выбросил эту дрянь вместе с лифчиком в мусоропровод-не поленился, вышел...
   ... Вышел .Надоело сидеть в одиночестве..А Борислава,Рыжик мой, в коридоре дефилирует.
   Подошла.
   -Мне надо с тобой поговорить серьезно.
   -Борька, пойми . Не здесь и не сейчас. Попытался отшутиться. Вот будешь приставать ОНА тебя завяжет если ее покой нарушишь. Сейчас ЕЕ время.
   Борька с плачем ,тихим таким дрожащим ,с подвыванием- от меня.
   Пошутил называется.
   Борислава убежала и спряталась в своей комнатке.Хотя ее миссия здесь и окончена,но следователь попросил не уезжатьиз этого дома , а хозяева милостиво согласились.
   Да ,лучшей тюрьмы у нее не будет.-думала Борислава
   В бюро ей преподнесли этот повторный заказ . как подарок. Дом приличный, платят хорошо, не унижают и пациентка знакомая.
   Она только только стала забывать Георгия. Ругала его на все корки. Имя передразнивала. Гогочка.гогуля,загогулина.
   Говорили будто Галине после какого-то лечения было совсем хорошо. Потом начались внезапные кровотечения, шалило сердце. Она жирела на глазах.
   Борислава уже ее застала форменной горой. Хуже , чем прежде. Она-то видела , понимала.
   Двадцать один деньи сгорела жена Гоги.
   Умирала она страшно.Пролежни. Вонь. Злоба и мольбы. Наркотики ей не кололи еще. Придерживали сильнодействующее на потом.
   А это "потом" не понадобилось. Поддерживали ее стрихнином. Кололи как тонизирующее
   Сначало было все нормально. А однажды после укола.
   Она не забудет эти Галины глаза. Судороги ее корчили и не могли поднять огромное рыхлое тело. Умирала в сознании.Казалось кто-то взбалтывает рукой бело-розовую жирно-молочную манную кашу. Рябь судорги гасилась пластами телес. Удушье, словно вся эта масса закупорила самое себя. А потом наступило резко выраженное трупное окоченение.
   Совпали все симптомы и вот Борислава под подозрением. В этом доме.
   Другие мысли перебивали канву прежних. Как снова сошлась с Гогой. Как обещал жениться. Теперь-наверняка. Только помоги. Родные протестовали против вскрытия.
   Дело завели уголовное.Правильно. Женщина молодая умерла. Девятнадцать лет всего.
   Родные протестовали, а в морге согласились.Что-то подозрительно быстро согласились не вскрывать. Этого не бывает
   Она , медик,видела что вскрытие провели со спины. Так конечно никто не делает. Но деньги делают все. И волки сыты и овцы целы. Мать приходила проверяла целая ли доченька. Кому могло прийти в голову, что со спины. Только Борислава поняла-текло больше чем обычно. Ничем не сдерживаемое.
   Ей здесь осталось жить несколько дней. Георгий прятался от нее.
   А куда спрятаться ей?
   ******************
  
   - Опять заказное,- сказал старший следователь младшему.
   -Новые русские-что с них возьмешь
   -Толстый
   -Та потолще была
   -Тоже из нуворишей. Что-то слышал .Это девчонка ее отравила? Говорят вскрытия не делали-подмазали
   -Все равно сделали. Были симптомы отравления строфантином. Смертельная доза как будто
   -А на самом деле?
   -Строфантин в норме.Она вся солитером была прошита по костяку ,по венам через него и существовала.
   - Что за странный симбиоз!
   - Красота не толькострашная сила. Убийственная.Красавицей хотела стать. "Фотомебелью". Мы консультировались. Подсадили ей какую-то новую дрянь. Симбогенетический экземпляр.
   -От него что-ли умерла.
   -Нет,без него жить не смогла. Он разросся проклевываться наружу стал. А муж,-помнишь показания: сковырнул что-то что сам не знает Думал по-пьяни это фемидом.Но подозрения были какие-то. Резинки не отрываются, резинки -выпадают.
   -А вы?
   -Мы акцентировать не стали. А вообще-то он это головув солитеру свернул вот осташаяся часть и пошла прогрессивно размножаться- фактитчески он зажрал бабу
   -Разве можно солитеров подсаживать?
   -Самый ,говорят, обычный способ.Певица какая-то тоже его внедряла то ли Мария Каллас то ли Монсеррат Кабалье. Ну та что из толстух. Правда обычного, а не этого,генетического.
   - Да, дела! Тут глист первый враг , а то солитер-друг. Вырви и загниешь. Загрузил ты меня. Так значит это не медсестра виновата?
   -Я тебя еще больше загружу : непричастна, проверено!
   -Так ее выпустили?
   -Следствие закончено, через неделю суд
   -Какой суд?
   Обычный, отсидит за непредумышленое убийство.Что-тоже она ей вколола .Выйдет ,снова начнет жить.
   - А муж,настоящий убийца который ?
   - Ну там же тоже неумышленно. Да где ты его найдешь, он давно в Швейцарии
   -А-а-а !!!...
   -Что "а-а-а"...Закон знаешь? Преступление должно быть раскрыто
  
   ХХХ
  
  
  
   Когда...
  
   Мне было шесть лет, когда умер крестный.
   Я не помню его имени. Просто крестный.Случилось так,что вечно занятые бабушка,родители да шурливый дед, которого я до смерти боялась, не уделяли мне много времени.
   Отрадой был крестный. Ему я несла обиды-радости, подобранные на тротуаре фантики и "гладки"-отполированные до блеска глиняные лепешечки.
   В моем воображении они жили как бы поврозь. Крестный и его семья.
   Я возилась у него в мастерской окутанная запахами разносортных кож:подметочных и хрома, клея,дерева , горлодерного махорочного дыма и крепкого чая.В углу громоздились модные журналы -по ним заказчицы выбирали модели туфелек , сапожков, ботиночек и белых , с обсоюзкой, бурок.
   Когда бы я ни пришла , черная тарелка репродуктора пела голосом Руслановой, рассказывала сказки,транслировала оперы и радиопостановки.
   Атмосфера ,звучная, густо-мягкая и добрая ,обволакивала меня,едва я переступала порог.Я садилась в углу ,перебирала разноцветные обрезки " красного товара", смотрела голубыми круглыми " коровиными глазами" на крестного и никогда не задумывалась,почему с этим добрым человеком нет рядом его сыновей и жены.
   -Добро,делай Ляля, людЯм.Добро! Всем другим-добро. Оне отклинутца.Оне завсегда, как ты им...
   По смерти крестного в его семье остались: крестная ,звали ее Лида, два старших мальчика,имен я их не помню и мой лучший друг - Саня.
   Наша березовая улица Свердлова была дружной. Едва у Георгия Дмитрича появился фотоаппарат он выстроил полукругом шеренгу взрослых под кустом бульдонежа .На стулья и табуретки усадил стариков. Ребята на корточках, лежа" стрелочкой" или просто на земле разместились у ног. Только Саня дичился и отказывался присоединиться к нам. А все после того ,как на наши настойчивые вопросы будет ли все на снимке "ток- в- ток" дядя Гера хмыкнул :
   -Ток-в-ток! Да!
   Он, Саня, держался в стороне и ясно демонстрировал -ему до слез хочется к нам: подавался телом вперед и отшатывался назад.Делал крошечный шаг в компанию и отбегал, почему-то косо загребая носками стареньких ботинок.
   Он так жалко стремился к нам, что дядь Гера не выдержал:усадил его в середине.А когда он завозился, пряча вылезающие пальцы из дырок в маловатых ему ботинках,Гера сорвал огромную шапку бульдонежа и положил ее у Санькиных ног, прикрыв "страшный" позор сына сапожника. Который всегда без сапог.
   Сашка был младше меня на полгода или что-то около того, дома наши стояли через улицу и были мы с ним неразлей- вода.
   Сразу после похорон крестного тихая наша улица обогатилась яркими событиями.
   До этого главным в нашей жизни была реконструкция дороги-ее заасфальтировали. Сейчас я понимаю,что была,естественно, щебенка, бульдозеры,черная горячая и пахучая масса на самосвалах. Но всплывает лишь запах разогретого битума ловко прикатанного тяжелыми неповоротливыми катками.
   И мы с Санькой хохотали ,не понимая реального смысла, над глупым анекдотом про "трехколесный велосипед", он переехал соседа и с ним "ничего не случилось":он дома лежит, его подсунули под дверь.
   А тем временем события в доме крестной развивалисть страшные. Приезжала зачем-то милиция, увозила крестную,а вернулась она пешком. Но милиционеры в синих галифе , фуражках и кителях особого, сталинского , покроя, произвели на меня неизгладимое впечатление.
   Мне хотелось чтобы они зашли и к нам, не понимала я того,что милиция в том ,пятьдесят шестом году, была страшной силой. Милицией пугали не только детей. Ее боялись даже взрослые.
   Фининспектор и милиционер в нашем маленьком мирке беспатентных частников наводили ужас. Они могли все !
   А сломать жизнь было проще простого.
   Всю эту историю я слышала и склеивала по кусочкам в мозгах , пока мне не довелось стать главной ее участницей.
   Очереди в магазинах в то время были огромные. Это фактически была не очередь а клуб. Иногда клуб собирался на "заседания"в начале улицы ,куда привозили керосин в остро и вкусно пахнушей огромной бочке .Там же висели: мерник- литровая емкость и большая воронка. Лошадь керосинщика покорно останавливалась или так же покорно шла, очередь медленно двигалась за ней. А он знай бил по своей бочке созывая новых женщин. В керосинной очереди я узнала, что милиция приезжала не зря- не мог такой мужик, как Василич, сам по себе окочуриться. Не доказали ничего . Ну и что , что пил. Все мужчины из соседнизх домов засиживались допоздна в просторной забегаловке. Все такие пивные по городу были одинаковые-дощатый хлипкий павильон выкрашенный в голубой цвет . И название у всех было одно "Голубой Дунай."
   А в хлебной очереди ,пока продавщица принимая весовой хлеб ,перевешивала его на огромной платфрме-весах, я узнала еще более страшную весть. Крестного каким-то образом похоронили с паспортом в кармане единственного праздничного костюма. Не знаю ,как такое могло быть...
   Но пришлость раскапывать могилу. Все считали - это дурной знак и Он теперь будет являться до тех пор ,пока не сведет в могилу всю семью.
   Саня про эти разговоры не знал. А может быть знал , да молчал. Крестная Лида все так же продолжала привечать меня, иногда пуская на грядки с клубникой . В чашке громоздилось аж три клубники-виктории и это было большим богатством.
   Жили мы семьей из пяти человек в небольшом домике на две половины. Однажды в теплый поздний вечер,когда стало видно народившийся месяц бабушка гадала маминой подруге тете Маше.
   Запах цветов разносился по крошечному дворику,расстилался по сырому саду.
   Редко вырывали такие спокойные минуты из жизни мои домашние. Папа практически не бывал дома из-за своей службы. А дедушка частенько дебоширил,напиваясь в "Голубом Дунае" и грозил моим родным всеми карами, кромешным адом . И кричал так ,что приходилось унимать его с соседями.
   Рукоприкладство было -привычным. Простоволосые ,с истеричными криками, вырывающиеся из калиток, женщины были -привычными А уж вопли мужчин "Морррду ррраззобью, зззарразза" были такими же, привычными и родными, в те времена, будто чириканье воробьев .
   Мама, бабушка и тетя Маша сели в летней кухне напротив ярко беленой русской печи.
   Выгребя жар,который она оставила загодя, бабушка пристроила зеркало боком и в нем отразился молодой месяц и прогоревшие угли. Она шептала тихо, но я ,притаившаяся в беседке за приникшими к декоративной решетке шершавым листьям хмеля, слышала все.
   "Зашло солнце красно:
   пришел брат- рогастый
   Журавли пожар размахали,
   Прогорелое прижали .
   Прижму я правду ,прижимаю ложь.
   Справа слева-не поймешь?
   Рыжие -ражие ,мрачные- удачные,
   Разные- бровастые ,
   закройте солнце красное!
   Рожки кривые не мутят воды-
   Слова мои не несут беды!"
   - Кольцо или огонь?-, выкрикнула бабушка и , побледнев,зашлась в рыданиях.
   Право же не знаю,что привиделось ей,но вышло-кольцо.
   Дрожащей рукой с красными от стирки пальцами принялась срывать обручальное кольцо тетя Маша.
   - Раз, раз,раз,- рывки все страшнее и ражее, правда же и палец жалко. Оторвется! Крикнуть я хотела ,но приникла ниже и примолкла,когда крутой рожок месяца кривым серпиком пропрыгал ,погрозив,по небосклону. Думаю это слезы мои затуманили глаза .Предвиденье угрозы придавило меня, закружило.
   Я видела -вот затрепетала жилочка на маминой шее от ужаса-кольцо было в руке бабули.
   Жабки перекликались у погреба. Сверчок или цикада затрещали в наступившей темноте. Сырость подползла ближе, грозя . От цветочных запахов остались крошечные клочочки, они старались прорваться и коснуться мамы, бабушки и тети.Но рука колдовской ночи отметала их напрочь, наружу -за забор, так скоро,что вдруг в одно какое-то неуловимое мгновенье и ничего не осталось. Было жаль, чего-то. Вот приближается... приближается.. Я отвлеклась а затем увидела -бабушка кружила правой рукой,резко поднимая и отбрасывая ее в сторону .
   И вот она разложила вокруг себя ножи, бросила горсть резных размятых темно- зеленых листьев хмеля и протянула над ними левую руку. В правой зажала крученую жесткую нитку ,на которой я видела висящее кольцо.
   -Задавай вопросы,- шепот ее прошелестел за железные ножи, за зелень и скрученные пожухлые листья и наткнулся на заслонку печи.
   -Все здесь, все здесь, зори-зорыни, -быстрым шепотом проговорила она еще, видя что тетя Маша замешкалась.
   - Не молчи -кольцо закричит!-, рывком и тычком она вывела Машу из ступора.
   -Что?,- хрипло отозвалась испуганная Маша, нарушив возникшую на зень-миг тишину, -Я не знаю.
   А кольцо закачалось в руке бабушки вперед-назад.
   -Еще, еще.Не молчи , дурища.Только не молчи-зажрет,зверь проклятый ,если вырвется, страхами потом задушит. Знай! Лучше кричи - жутко закатив глаза забормотала бабушка.
   И неясно вторила ей Маша, а кольцо раскачивалось .
   -Нет, нет!- кричала бабушка, -Теперь "нет" говорит-видишь?
   И она показывала эти знаки: вперед-назад-значит "да", вправо-влево-значит "нет". Кольцо металось в руке ее бешено, со свистом разрезая воздух над ладонью.
   Бабушка сжала нить наряженным пальцами ,намотала конец на запястье. Для верности.
   -Скажи ему все! Скажи! Скажешь ??- Допытываолась бабушка вся дрожа в ознобе. И ,неожиданно, закатив побелевшие глаза, стала сползать со стула. Мама и тетя Маша подхватили отяжелевшее тело и с трудом вытащили ее из кухни. Перекинув себе на плечи ее руки, справа и слева , повели, могли- не могли, в дом.
   Меня не заметили в этой суматохе. Предполагалось, я давно сплю.
   Прошли дни. забылось страшное ,что подсмотрела я прячась у занавеса из хмеля.
   Другим днем жнщины должны были идти в церковь.
   Меня брали туда редко. Бабушка говорила, я глазливая. Все болезни,мол, от дурного глаза. А церковь место такое- добро творит , а злом заметает,чтоб человек не зазнавался , жизни своей без бога не знал , лукавому не сдавался.
   В ночь перед церковным днем заснула я рано. Вдруг проснулась- не пойму отчего. Смотрю, кошка наша в ногах у меня лежит и бьет ее крупная дрожь. В окно фонарь светит, через тюль узоры на полу. Сеть из тени, квадратами, изо-вдоль половиц.
   Хотела я кошку взять , успокоить-не успела. Метнулась она и когтями мне по руке звыркнула. На этажерку-прыг и затаилась. На этажерке рюмочки звень-ззззь.
   Ощутила я чье-то присутствие, что делать не знаю. Язык отнялся, знобко сразу стало.
   - Может быть,-думаю,- спросить?
   Взяла в шкатулке серебряное колечко и, как бабушка сделала: протянула через него нитку , узелок завязала и над ладошкой подвесила.
   -Ты здесь?-говорю
   Пошевелилось кольцо, вперед назад кивает.
   -Да,- значит .
   -Ты кто?-стоит кольцо.
   -Женщина?
   -Нет, пошло кольцо в другую сторону.
   -Мужчина?
   -Да,- отвечает. Сижу в постели ,холодно ногам , то зажмурилась от страха, то подглядываю ,но продолжаю...
   -Давно умер?
   Ведет кольцо-"Нет"
   -Что мне делать?
   Молчит.
   А завтра в церковь идти...
   -Свечку тебе поставить?
   -Да ,- качается кольцо
   -Одну?-Нет!
   -Две?-Нет!
   -Три ?
   -Да!!!
   И пропал.
   Ничего не изменилось в комнате. Кошка на этажерке.И заняло это не больше минуты, замерзнуть даже не успела. Завернулась в одеяло и провалиласть в сон.
   В церкви назавтра попросила свечки поставить. Куда поставили за здравие или за упокой и сколько -не знаю.
   Только ночью рюмка на этажерке звенькнула, как при нем, и ...разбилась. Сказали,это кошка.
   Потом зима наступила. Зимой я Его и увидела. У крестной под окошком сугробы. Вокруг наличников ровно пуховую перину на мед рассыпали-лежит снег пушком-не шелохнется и крестный стоит-снег под ним не мнется ,в окно смотрит.
   Там за белыми узорами ришелье, вышитыми занавесками, живет его семья. Все потихоньку в себя пришли, живут своей жизнью. А он стоит. На меня посмотрел- улыбнулся, наверное опять про добро людям вспомнил. И я помню!Крестный же. Любименький! Ласковый!
   А в дом смотрит, как ржавые гвозди забивает. Кривые, длинные, Мне и скрежет чудился!
   Саня с салазками днем вышел -крестный днем стоит.Невидимый .
   Старшие в школу ( или уж на работу ходили?)-пошли-стоит. Вот едва не сквозь него идут-он будто вкопанный.
   Крестная вышла с сеткой, за продуктами наверное.За ней пошел. И вижу идет крестная Лида по притоптанной дорожке, как по сугробам глубоким.-ноги поднять не может, ступить тяжело. Проводил он ее до угла и пропал.
   Январь еще был, пришла к нам крестная-вся черная, глаза провалились, руки исхудали, пальцы стянуло и плачет.
   Шепчет бабушке.
   -Наказал меня видно бог, впору руки на себя наложить.
   А бабушка ее и спрашивает.
   -Говорят ты его отравила? Покайся, сходи в церковь!.
   - Федоровна...,- она отвечает. Ты ж знаешь ,что за житье наше было...
   Сапожник он хороший ..., но пьяница-не приведи господь.( А я этого не пом-ню!) На опохмелку последнюю копейку вытрясет, а мне детей кормить. Научили меня, что сделать и в милиции сказать-последние золотые сережки мамины за этот совет отдала.
   Притворилась я , одно- ногами маюсь. Настояла марьин корень на чекушке водки и сказала не трожь-яд. А и сама не верила! Трава и трава. Он политуру , денатурат , одеколон пил-все нипочем.
   А тут опохмелиться захотел-предупреждала я его-не послушался. Выпил- и все!
   -А когда, откопали его,паспорт взять, он глаза открыл. Ей-богу, -перекрестиласть тетя Лида. -Никто не видел. Одна я. Открыл и прижмурил так крепко, как Саня, когда в прятки играет. Не знаю-то ли мертвым притворялся, то ли живым.
   А ведь он он под окнами нашими стоит! Я раньше его не видела. А теперь вижу.
   До этого я не понимала, почему это твоя Ляля у вашей калитки замрет и стоит на окна мои смотрит. А это она Его видела. Накажет он меня. Накажет!! Он мне сегодня цветы принес-марьины коренья, первый раз заговорил. Сказал,что всю жизнь мне их теперь носить будет. Да зачем мне такая жи-и-и-знь...
   Прожила она до восьмидесяти семи лет.
   А мне, хоть и сама старая уже, с тех времен жутко про добро слышать.
   Вдруг снова для других . А родным ?
  
   ХХХ
   ... ИЛИ НИКОГДА!
  
   "...Tomorrow will be too late,
   it's now or never My love won't wait"
  
   "It's now or never" Elvis Presley
  
   "Я устала от полета . "Боинг "приземлился в аэропорту. Вероятно, у аэропорта имелось название, занесенное во все " йеллоу пэйджез" мира. Мне это было безразлично. Я устала. Устала от ожидания новой жизни, которую мне предсказали за год до этого мига.
   Меня ждали . Помогли отыскать баулы среди множества похожих с нашего рейса. Эти баулы долго кружили на " языке", пока я , наконец, не признала их своими. Посадили в машину, увезли в отель для таких же беженцев.
   Накормили.Обогрели. Проявили сочувствие.
   Им понравился мой английский. И,вероятно , более всего,то, что я не морщила лоб ,слушая его в канадском варианте, когда говорили они.И в глазах у меня был ну, небольшой, но взблеск понимания.
   Я была новорожденной в этом североамериканском мире.
   Мое имя- Аврора. Когда я произносила его по-русски, мое твердое русское " в" поражало их несказанно.
   Они смотрели в бумаги ,где латинским шрифтом было написано мое имя и тянули невообразимое для меня "Оэерорэ-э". Или это мне виделось?
   Вместо резкого , будто выстрел собачьего "ав", с ним я давно уже сжилась,во рту бултырилась манная каша, и ее необходимо было немедленно выплюнуть "Оооо-эээээ-еее".
   Произведя русское обрезание , я , в результате ,получила нужное, но латиноамериканское, удобное Рорэ. С ударением на первом слоге."
   Это все слова, которые она могла сказать о себе в то время.
   Рорэ лежала на кровати в узеньком и бедненьком номере лагеря для беженцев.
   За окном простиралось осенне-зеленое поле,которое вечерами куржилось инеем, а утром под солнцем сверкало оброненными богачом алмазами.
   Сосны возвышались желтыми восковыми шероховатыми свечами. Горели зелено-голубоватым пламенем игл.
   Когда бы она захотела, то могла бы видеть и заинтересованных в знакомстве черно-белых сорок и маленьких белочек в недозрелых зимних шубках.
   Завтра надо было искать новый дом.Здесь это принято.
   Она взяла газету и в который раз просмотрела адреса и выверила маршрут.
   Просто позвонить она не могла. Все звонки заканчивались аутом.По телефону они не могли понять друг друга. При встрече в ход шли жесты. Также они объяснялись и на языковом тренинге.
   Она довольно оглядела домов. Все было велико ей. Неизвестно зачем,но здесь ее застигла дикая фобия- боязнь свободных пространств. Канадцы же считали жить нужно в нормальных условиях. А ей хотелось замкнуться в маленькой бонбоньерке,где стены и крыша. Закутаться в огромный платок и ,разглядывать счастливый мир "Дискавери". Простор открытого мира:воздух, земля, вода.Наблюдение из безопасного угла.
   Рорэ боялась вдруг и последний дом ее разочарует.
   На звонок открыла милая седая женщина с моложавым лицом .
   Она провела Рорэ в приготовленную комнату. Назвала условия.
   И волна ужаса накатила вновь.Стены вертелись ,пол убегал из-под ног.
   Она едва не упала., так много раз повторялось это и у других,что ей стало стыдно.
   Хозяйка заметила ее бледный вид.
   -Может сок или кофе? ,-спросила она.-Я могу приготовить!
   -Воды,- из последних сил вытолкнула из губ Рорэ опускаясь на предложенный диван.
   Ей дали воду, она выпила и готова была уже разрыдаться.
   - Мне нужно маа-а-ленькое. Вот ,-она сложила ладони домиком.Нет нигде . Предлагали разные варианты,но это не для меня.
   -Но здесь вам никогда...,- заговорила было хозяйка.
   -Где угодно. Чердак,подвал. Я устроилась бы. Дело не в деньгах.,- перебила ее Рорэ,- мне нужно реально. Для здоровья. Я пока не адаптировалась.
   - Идемте,-встала хозяйка, которая присела рядом минуту назад.
   Они миновали два зала , поднялись по модерновому ажуру ступеней-он удивил Рорэ блеском металла и необычным изгибом- вывертом мысли дизайнера.
   Она уже представляла необыкновенное, а хозяйка толкнула перед ней дверь в мансарду.
   Летящий угол потолка очаровал ее.Он прикрывал Рорэ крылом и убаюкивал. В комнате было не более двенадцаить метров.
   -Это?- она радостно засмеялась с нежным переливами. -Я возьму! А деньги?
   -Извините, я не могу даже взять за нее и доллара. Это убожество, тем более не достойное леди. Живите!
   -А-а -а вода, свет...?
   Отдельная ванная -этажом ниже. И это неудобство . Живите,- повторила она.
   Они вернулись вниз. Договор был заключен.
   -Меня зовут Аврора,-она произнесла это , выговаривая все буквы.Я-русская. Мне сорок шесть, "олл миддл", но много веса.Коммуникабельна , когда надо. Много увлечений.Когда захотите, можем найти общие интересы. ( Она знала в этот раз надо сказать именно "когда", а не " если".)
   -Я -Элида, - дружелюбно заговорила в ответ хозяйка. -И есть небольшое дело. Нет времени на увлечения. Вдова. А вы?
   -Разведена сто лет назад.
  
   Завтра новоселье.
   Это из небытия возникала ее молодость в Эстонии. Здесь все похоже.
   Осенние ранние заморозки. Свежий ветер с ледяными обломками снежинок-звездочек, давно забытый в жаре Азии, где она прожила последние годы.
   Непричесанный коврик на полу, задергушки с оборками на окне. Голубой и зеленый горох на белом. Жасмин с единственным остро пахнущим розоватым снизу бутоном.
   Доминирует в ее мире диван. Монитор -на уровне глаз.Блок-внизу. Мышь-рядом.Экономично.Разумно.Одежду забросила навалом за раздвижные двери гардероба.
   Время заполнения безумного веера бумаг прошло. Она получала деньги. Была относительно свободна.У нее- год для реабилитации и приобретения новых навыков.Фу ,гадкий автоперевод с английского. Канцелярщина.Формальные обороты.
   Она недавно основательно прошлась по и-нету,выбирая себе работу. В ее года карты падали едва ли на всякие мелочи вроде ежедневной подработки .
   Вечером Рорэ столкнулась в холле с Элидой
   -Рорэ, не могли бы вы завтра несколько часов побыть вне дома?
   -Ну. Начинается,-подумала я,-вот и радости бесплатного жилья.
   -Могу, мне как раз надо подыскивать работу. ,- я представила себя бродяжкой, которая заглядывает в двери агенств и офисов с газетой в руке.
   -Идемте попьем кофе, предложила хозяйка . И вдруг вспомнила. Там письмо вам пришло. Возьмите на столике.
   Рорэ взяла письмо. От мамы.
   Полчаса, что они пили кофе, болтали о том о сем она не сводила взгляда с конверта.Родные сине-красные, косые " шлагбаумные" полоски притягивали взгляд.
   На душе было тепло.Сорок шесть подумала она . Я наконец выросла и перестала обижаться на маму.
   Пока Рорэ пересекала холл, поднималась по лестнице, она чувствовала себя существом потустороннего мира. Заграничного. Здесь она, наконец, сможет жить так, как ей хочется.
   Словно дитя,- усмехнулась она. -Десятиклассница,а не степенная дама.
  
   "Здравствуй доченька,- читала она мамины неразборчивые строчки.( пальцы,- ,неразгибающаяся гармошка морщин,- с трудом держат ручку)
   Пишу тебе заранее. Наверное больше и не увидимся. Сколько лет были мы рядом с тобой, растила я тебя и берегла. Думала состаримся рядом и тебе наконец все будет неважно."
   Рорэ не знала, что и думать , глядя на это начало.
   Да, мама всегда была слишком строга к ней. Жучила, глаз не спускала,голосом строжила, хотя Рорэ и не очень-то и сопротивлялась. Она жила погруженная в себя, мир казался ей пейзажем,пробегающим за окнами автобуса.
   Она жила книгами. В детстве сказки, потом фантастика, потом романы. Все, что лежало за страницами, казалось ей нереальным. Там надо бороться. Завоевывать место рядом с мужчинами, отбивать их у женщин , пробиваться по ступеням служебной лестницы, расталкивая всех локтями.Это не для Авки, так звали ее подружки.
   Но как-то все складывалось само собой, на зависть другим. К ней -посватался, Рорэ рассмеялась хрипловатым, от сухости в горле смешком. Будто в древние времена. "Иван-Царевич" и посватался.
   Теплым осенним днем на ступенях ЗАГСа опустилась на белое платье серебряная длинная паутинка. Запутался в ней алый ,горький осиновый листок
   Иван Андреич был старше нее, Авве-Рорэ -тридцать. Он согласен был с ее кухонными " неизысками",случайно-походя брошеными на кресло колготками и свитерами.Да так и забытыми , после погружения в очередной роман.
   В постели ей хватало малого.Прижаться к Вандреичу , пошебуршиться под одеялом и заснуть,даже во сне разглядывая придуманную "романную"любовь.
   Все вдребезги разнес один-единственный случай.
   Так в детстве она разбила любимую мамину вазу " жареного" хрусталя.Вытирала пыль и кокнула тихонечко. В точку попала, дно у вазы будто ножом срезало. С виду-целая.На деле-кусок стекла.
   И так же тихо кокнула ее сердце любовь. С виду никто бы не сказал, что жизнь ее разбита. А что ей эти " никто"!
   Села в такси, увез он ее и не отпускал , как в сказке, три дня и три ночи.И все. Ни стыд-срам на работе, ни соседские сплетни,ни Вандреич, ни мама власти над ней не имели.
   ...Все оборвалось в миг.Разбился он, ее таксист-Андрюша .Осыпалась горстка стеклышек от ветрового также, как разлетелась на квадратные кусочки , соскользнув по трещине с донышка," жареная ваза",задетая случайно мамой.
   Черный визжащий тормозной путь с запахом горелой резины.
   Не асфальт,сердце содрал до мяса, сжег."
   Вот какие глубины задело мамино письмо. А ведь едва начало прочитала!
   Рорэ опустила глаза на строчки, пыталась внимая совету внутреннего психолога быть " здесь и сейчас"-ничего не выходило.
   И в Канаде не убежать от себя. Мозгами все понимала,но продолжала говорить с ним,планировать, спать поочередно на двух подушках, чтоб хоть если не запах родной был с ней-ямка посередине мягко-ленорной белизны.Руку клала в эту ямку-на минуточку поднялся!,вернется сейчас. Вернутся три денечка ее сказочных, фантастических.Стори лав.
   Сосредоточилась.
   "А ты вон, надумала и уехала. Значит судьба тебе все открыть",-наконец-то она поняла смысл маминых объяснений.
   Она читала долго. Про то ,что она ,оказывается ,приемная дочь.Про то как мама тихо-тихо уводила ее от " мальчиков, юношей, мужчин", подсовывая сказки-конфетки,фантастики-ужастики и заграничную книжную миллиардерскую любовь.
   Воспитывала запросы, которые не сбываются. После которых поход в кино и мороженое со сверстником,казались преснятиной не хуже бессолевой диеты.
   Рорэ душой понимала, что такое долгое вступление-неспроста.Мама редко " выдавала на гора" нечто экстраординарное. Но уж если выдава-а-ла...!
   Не заметила, как правая рука подрагивает на строчках,кривеньких,разговаривающих со мной маминым голосом, а левая сминает в кулаке прочитанные странички.
   Ослепительно белый и душный аромат расцветшего жасмина добавляет дурмана и нереальности.Синий и зеленые горошки задергушек уставились на меня разом.
   Сердца не было.Грудь заполнила грязная отрыжка предательства. Маминого.
   -Тридцать лет меня держали за дуру,- повторяла Рорэ беззвучно
   В мозгу опять кружились сказочные,невыкорчеванные, персонажи.
   " Жили они тридцать лет и три года...""Сидел себе на печи Илья-Муромец тридцать лет и.."
   Она предсталяла себе какую-то другую жизнь. Как у всех.Обжимания по подъездам,иголочки разбегающиеся от прикосновения чужих пальцев. Запах волос, да запах волос, когда нескромный ясный поцелуй обжигает ложбинку на шее.Волна желания.То снизу вверх. То сверху -вниз. То покачивает ее в любимых руках.А сверху падают разорванные страницы с яркими рисунками, вспыхивают не долетая до земли и садятся на плечи и волосы жирным пеплом, от которого не отмыться. Осадок его не пропадет никогда.
   Она утерлась ладошкой, казалось размазывает пепел,а то были слезы.
   Невыносимо захотелось любви. Сейчас. Немедленно. Хоть какой-нибудь. Пусть наврет, "снимет" на одну ночь.
   Рорэ докажет себе, что она не игрушка.Не старая вылинявшая потрепанная сорокашестилетняя кукла, с выгоревшим румянцем на фарфоровых , в трещинах,"ланитах", с наивными круглыми глазами и в линялом платье ,воняющем нафталином.
   На пороге дома Рорэ очнулась.Пробежала вперед. Ледяной ветер отрезвил ее.На улице-никого.Поземка, редкой марлечкой, то здесь, то там завивалась на дороге.Чистота, стерильная иностранная чистота. Рорэ совсем пала духом. Она даже не знала, как знакомиться с мужчинами!
   Где они водятся? У нее не было даже знакомых женщин, которые могли ее представить кому-то.
   Или здесь наоборот. Мужчину представляют женщине?,- ей не до этикета. Пережить бы эту ночь.И поплелась, оскальзываясь там, где до этого никогда бы не поскользнулась Горело-жгло в легких от холодного воздуха. Хотелось простыть и умереть.
   Одно Рорэ твердо знала. Захочешь заболеть-ну ни в жизнь! Не захочешь-вот тебе и пневмония.Откуда-то наваждением гитарные переборы и мягкий голос Элвиса
   "Love me tender ,Love me true..." Уже мерещится! ,-подумала она тоскливо и захлопнула тяжелую дверь, отрезая себя , как всегда, как хотела мама, от радостного живого мира.
  
   -Зря я запорола курсы языка ,- думала Рорэ,-Ходила бы себе. Люди разные.
   Куда идти? Няней? Кто мне, русской, доверит ребенка. Кисы-рыбки-птички-доги.
   Но любой желает побыть в красивом доме в отсутствие хозяев. Да уж работа,корму насыпать.Пылесосом мощным пройтись по дому к приезду хозяев.
   -Идите в эскорт-леди,- посоветовала ей Элида.-Купите несколько платьев,приведите себя в порядок.
   Рорэ загорелась, увидела проблеск надежды
   Но потом хозяйка критически оглядела Рорэ и отмела эту идею.
   -В приличное место-не возьмут. А...
   Рорэ поняла, чем ей может грозить такая "служба сопровождения".
   -Бог мой! Где эти варианты? Где. А я.. попробую.. приведу себя в порядок...Элида...
   Хозяйка бросила перед ней иллюстирированное еженедельное издание с объявлениями.
   -Сто двадцатая страница!
   Рорэ открыла. В невообразимо соблазнительных позах выгибались патентованные красотки всех возрастов. На все вкусы.
   -Это-работа. Грязная и тяжелая.Больше половины денег уходит на массаж,салоны, парфюм...
   Вам, извините, на кухне сидеть!В русском сарафане.
   - Значит ,так , -разозлилась Рорэ:" Русская леди создаст уют и приятную атмосферу в доме холостяка на две -четыре недели. Интим не предлагать.Большая программа мероприятий.Скидки. Возраст клиентов неограничен"
   -Какая программа?.- высокомерно откликнулась Элида.-Варить этот ваш "боржч"?
   Никого этим не удивишь! В любом ресторане.Где эксклюзив?
   -Я, я сама и есть эксклюзив. Два университета.Курсы танцев, Вязание, Шитье. Вкусная еда.
   " Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок",- процитировала она.
   -У вас, в голодной России, но не в Канаде,- и Элида вышла, тем самым прекращая странный для нее разговор.
   Такси остановилось у невысокой, чисто символической ограды из лежащих на рогульках черных некондиционных бревен.Солнце светило ярко,прогревая дерево,высвобождая тот глубокий цвет и запах который присущ деревьям в лесу,на заре весны.И это- зимой!
   Рорэ вдохнула всей грудью. Мутноватый дымок газанувшего такси развеялся , она ощутила свободу и ... страх.
   Страх языкового барьера,страх, что придется круглосуточно ходить с приклееной улыбкой... в красном русском сарафане.
   Но по дорожке , навстречу ей шел невысокий пожилой мужчина, протягивая руку, чтобы взять ее сумку.
   Нормальная, неспортивная фигура, круглое лицо, брови домиком. Одна выше другой. Вероятнго ее-то и поднимал он ,задавая вопрос. Рорэ приготовилась услышать этот вопрос и увидеть поднятую бровь. Сама же мысленно произвела себе ревизию.Волосы рыжей волной из-под меховой шапочки. Пусть канадцы ходят без головного убора!Овальное лицо с истино русскими чертами , Мягкие полные губы...Доверчивость и расположение во взгляде.
   Сумка перешла из рук в руки. Пальцы их соприкоснулись, бровь мужчины взлетела:
   -Замерзли? Вижу. Идемте быстрее в дом!
   Странно он вел себя так, будто сам за плату взялся развлекать Рорэ, предоставляя ей выбор " мероприятий"
   - Господи, что же делать,- она почти бежала за хозяином дома.Солнце било в глаза чересчур ярко,тени голубели нахально, показывая,что ей некуда скрыться.Подтаявший слой снега, искрясь, пухово упал на плечи мужчины.
   Они вошли в дом и только тогда он стряхнул иголочки и капли потерявшие драгоценный вид бриллиатнов здесь в темноватой, со света, прихожей.
   Он сам сварил кофе, не подпуская ее к плите.Усадил за стол и рассказывал, расказывал.
   Как он строил этот дом уже после смерти жены, Чтобы отвлечься. Может приглашать взрослых детей на " длинные выходные" с пятницы по воскресенье. Как не сбылись мечты.Что ему трудно знакомиться с женщинами. А такое знакомство не обязывает.Он с удовольствием две недели будет ее слушаться...но и она должна дать ему возможность согреть ее теплом своей души. Теплом, которое накопилось, превратилось в жар и сейчас сжигает его.И транквилизаторы не помогают...
   -И тут ваше объявление... ,- он говорил быстро, ясно и четко, верно проговаривал и репетировал эту речь в одиночестве давно. Ожидая незнакомку,любую, подарить тепло своей души. Обменяться энергией...
   Рорэ многого не понимала из его речи. Но движения, порывы, легкие прикосновения жестких мужских пальцев говорили без слов.
   -Вы согласны?-он присел перед ней на корточки, чем несказанно смутил.
   -Да, ответила Рорэ, будто соглашалась идти под венец, а не выполнять роль русской хозяюшки в доме канадского гражданина.
   Она готовила пресловутый " боржч".Смеялась над вымазанными в муке щеками Джозефа, который с гордостью демонстрировал ей кривоухих пузатых уродцев, изготовленных под ее чутким руководством. Подразумевалось, что это- пельмени.
   Полная луна заглядывала в их спальню. И Рорэ думала,как все оказалось просто.
   -Шестьдесят шесть?,- Джозеф был страстным как Андрей и заботливым как Вандреич.
   -Ты любишь путешествовать? Любишь? Мы сначала в Европу... А потом...
   Роре пристроилась где-то в подмышке, вдыхая знойный аромат удовлетворенного мужчины.Она водила язычком по солоноватому ареолу соска, отвлекая Джозефа от " наполеоновских планов"
   - Well and?,-тормошил он ее
   - Ну и...?Угу!
   -What's ugu?
   -All's ugu!
   Джозеф рассердился, когда она засобиралась к другому клиенту
   - Бизнес,- втолковывала ему Рорэ.- Обязана я. Договор.
   -Я оплачу неустойку...
   -Человек ждет. Всего одна неделя. Там какой-то парень. В конце-концов, что может случиться за неделю?
   -ОК!Только я сам отвезу тебя туда... и посмотрю.. Если я почувствую что-то не так.. мы возвращаемся.
   -ОК, ОК, -закейкала Рорэ.- Посмотришь, послушаешь...Сдашь с рук на руки по квитанции..
   - Если б это было можно! -возвел глаза к потолку Джозеф и поцеловал ее.
  
   У чужого дома она легким движением кисти остановила его и укоризненно сказала
   -Ну ты в самом деле! Я буду звонить. Каждый день,- и ,развернув, подтолкнула к джипу.
   Ей открыли дверь. Она вошла и увидела высокого черноволосого молодого парня одетого в странный голубой атласный костюм.
   Они мгновение стояли и смотрели друг на друга. Пауза затягивалась. Не удавалось естественно завести знакомство. И сказать служебное " Здравствуйте, я ваша тетя!" не поворачивался язык.
   -Да-дада , Я-голубой! Спецально для вас, чтоб сразу. Брезгаете. Так все...Засмотрелись. Да? Никогда не видели?
   - Распустите волосы,-тихо попросила его Рорэ
   Он машинально сдернул с затылка резинку, сдерживающую каскад глянцево-густых длинных волос. Они рассыпались по плечам.
   -Вот, вылитая копия.
   -Кого? ,-запал прошел. Он чувствовал себя неловко.Пригласил и вдруг.. сорвался. Глупо. Бездарно. У него , правда, были причины.
   К нему приставали, предлагали.Однажды , чтоб они отвязались, он не устоял. Согласился.. Все разом встало на свои места. Приказы звучали грубее, вид у ребят совершенно вызывающий. Если и эта.. Не поймет... Тогда-все...
   -Вам идет этот атлас. Не помню кто художник... "Голубой мальчик" или "Мальчик в голубом." Испанец, Итальянец? Гордиться надо сходством, а вы пригласили.. скандалите...Ой, что это у вас там?
   Она, оставив сумку , пальто и обувь на полу в прихожей буквально ворвалась в комнату.
   Это была студия. Эркер отороченный снизу серебряным снежным мехом.. Потолка словно не существует. Кругом -фуксии.
   -Это мои балеринки.
   Они бросались в глаза.Удивительно разные- шарлаховые, сиреневые , фиолетовые, алые" юбочки" и белые, палевые, цвета слоновой кости "ножки". И совсем внизу. Тонкие волоски тычинок в золотых туфельках. Зелень темных , травянистых и мохово-зеленых оттенков совсем терялась на этом балу танцовщиц.
   Аромат теплой земли и созревающей пыльцы наполнял весь зал.
   Цветы были изумительные, тронь-зазвенят.
   - А в холодильнике- цикламены, парень ждал, что Рорэ ужаснется. А она сказала по-руски. --Звать-то тебя как, цикламен?
   Удивительно , он ее понял
   -Рамирес-Жерар,-легкая картавинка перекатывала звуки песней горлинки.
   - Да,- резюмировала она, представляя , как зазвучит ее имя в его исполнеии.-Я-Рорэ
   - Рроррээ?Латина?
   -Русская,-( Да что же других слов без этой буква и нет?)
   -А-а-а...
   - Ты есть хочешь?.- здесь видно не приходилось рассчитывать на активность хозяина.
   -Хочу! Я всегда хочу. Но в ресторан-дорого и как-то там...Пристают,-он опустил глаза.- Я пиццу заказываю
   -Окрошка ,- чертыхнулась про себя Рорэ,- и блины. Со сметаной. Готов?
   -Она долго варится?- В животе у него тонко пискнуло.Оба притворились-не заметили.
   -Она быстро режется. Продукты ,о которых я по телефону говорила, взял?
   -Взял.
   -Тогда вперед.
   Холодильник, огромный с прозрачной стенкой, действительно алел цикламенами всех оттенков и завивался цветами разной степени махровости.
   -Класс! ,-не удержалась Рорэ-Ты дизайнер?
   -Да, интерьеры, компоненты. Сейчас вообще модно вместо ковров и паркета травяные полы. Освещение имитирует солнечное.
   -Здорово! В Канаде в самый раз. И без работы не сидишь!
   -А квартирка,откуда по вашему? Собственная. -Мальчишеская гордость распирала его.
   Рорэ вытащила фаянсовую супницу и развела в ней окрошку. Она любила это неправильное слово " развела". Как огород, как нечто живое...
   Он уписывал холодный суп так, что трещало за ушами. Рорэ знала, через тридцать минут все " провалится" и можно будет наливать окрошку по-новой.На блины не хватило ни энергии ни времени. Ни пуза.
   Два вечера ей удалось поговорить с Джозефом.
   Потом Жерар, узнав, что Рорэ умеет танцевать затаскал ее по дансингам. Особенно им нравился одни. Там все были в масках. Платье или костюм блистали любой "откровенностью".
   Но маска. Интрига. Крылья бабочки затеняли белизну кожи, оставляя сверкать глаза,зажженые звуками и движениями мамбо, самбо,ча-ча-ча.
   Она, еле держась на высоченных каблуках, добрела до телефона. Было поздно.
   Однако Рорэ давно не разговаривала с Джозефом. И Жерару отказать не могла, а таскал он Рорэ, как девчонку, по всем местам города. И Джозеф...вдруг не поймет. Вдруг подумает..
   А телефон молчал. Шуршала линия.Она представляла Джозефа,заспанного, но радостного...
   Ничего..
   -Ладно, завтра приедет
   Утро тянулось долго. Долго. До полудня.
   -Едем ,-сказал Жерар. Там что-то случилось! По твоим рассказам не мог он так... ,- и оборвав фразу почти побежал в гараж.
   Дом желтел деревом, сверкал стеклами.Золотой колокольчик у двери испускал " зайчики" и металлический холод.
  
   Рорэ не вериала, что Джозеф не выбежал . Не встретил ее. Скрипя снегом дошла до входа. Жерар стоял сзади. Сторожил. Чего сторожил?
   Неожиданно дверь открылась.
   Сама собой. И показала черную пустоту нежилого пространства внутри.
   Из пустоты выходила женщина, разительно похожая на Джозефа.
   - Пришла-а.,-она давилась горячей,болотного цвета злобой.-Убийца!Дом захотела. Клошарка.
   Жерар, подхватив Рорэ, вел ее к машине-Значит это ты та дрянь из-за которой умер папа. Какими гадостями вы здесь занимались?-вслед,вслед.
   Рорэ точно знала -это вечно вежливое "YOU", которое будто базарная торговка выплевывала вслед женщина было жутким англосаксонским трансформером " ты..Ты..ТЫЫЫЫЫ!"
  
   -Оставь меня,-оттолкнула Рорэ руку друга.
   -Я довезу тебя
   -Нет, мне надо ... одной
   Он понял и только шепнул,легко прикоснувшись к щеке-Позвонишь!
   Шла криво.В сверкающей полосах снега разноцветное: урны,машины, реклама,одежды людей-завязли.
   Вспомнила Андрея -Нет, я не виновата. Вандреич жив.
   - А откуда ты знаешь?- жужжал упорный голосок.Ядом цикуты, капля по капле-в ухо. До смерти.
   Очнулась в холле,нашла силы кивнуть Элиде,замеревшей с туркой на пороге кухни.
   Крохотная комната,где все на виду Лихорадочно искала письмо -сине-красные косые полосочки конверта. Листочки внутри . Нашла. Вынула и, стоя посередине коврика,дочитала что проклята.
   Не умещалась в голове атрибутика, которой она абсолютно не знала.Разрыв-трава. Полночный бег звезды,опрокинутая бадья замшелого колодца. Волосатые лица ведунов.Саваны или ритуальные одежда. Ну почему-Она?
   -"Я на вишенке сижу -не могу накушаться.
   Дядя Сталин говорит-надо маму слушаться!"
   Единственным варварским ведовским костром о котором она знала и то понаслышке-сталинские лагеря.Выкорчевали всех. Всех!
   А проклятье? Осталось?,- она уткнулааь носом в листочек,в самый край,где последние, сползающие вправо строчки, а распоследняя упирается в уголок листа
   -"И еще скажу. Проклятие страшное. Молись. Выход единственный..."
   Она отбросила прочитанный листочек, сунулась в конверт Первый ,второй ,третий! Четвертый- на столе Пятого-самого главного-нет!
   И ничего не осталось от Джозефа.И воспоминания гасли,теряли вкус.Это было не так, какс Андреем.Там все выплывало и выплывало,высверкивало звуками-напоминало в городе , в доме. А здесь рухнуло с хрустом под " лай" дочерин да в сугроб -и пропало.
   Бог пожалел.Лишил воспоминаний. Дал пустоту, лишенную надежды.
   Она теперь с кривой ухмылкой на осунувшемся лице вспоминала свое
   " Пусть " снимет",хоть кто-нибудь."Лицо худое. На шее выступают две косточки. Ниже-плоскость,которую она прикрывала свитером. Бедра и тело остались пышными. И горе их не берет!А, все равно...
  
   Жерар бегал по студии. Кругами . В центре-Рорэ.Тугие " балеринки", раскачивались и прыгали китайскими фонариками на ветру.
   Колебания воздуха сбрасывали все больше и больше полуотцветших корзиночек.
   Жерар хрустел по ним, не замечая. Фуксин, несмываемо портил дорогой светлый ковер.
   -Русское вуду? Разные колдуны это в ужастиках!
   - Мама зря не скажет!
   -Да она тебя вернуть хочет!Ты ж у нее на веревочке,как ученая обезьяна жила. Все умеешь, права голоса не имеешь.
   Рорэ молчала теперь.В плохое веришь всегда.
   -Переезжаешь ко мне! Я тебя отведу в школу танцев. Будешь ребятам помогать. Волотнером. Тебе деньги же не очень надо? Проживем.
   Она нежно улыбнулась на его тирады и вдруг сердце сжалось. За какую такую любовь наказывает ее проклятие? Может следующий, нечаянный, этот мальчик.
   "Любовь - чувство самоотверженной, сердечной привязанности" ,-вспомнился некстати афоризм.
   Значит я любого своей самоотверженностью , привязанностью...погублю. Неважно страсть это или нежное чувство. Результат один-замкнутый круг.Смерть.
   -Нет-нет , я дома побуду.Уже ничего,уже проходит,- она смотрела на красивого мальчика,пытающегося ей помочь всей душой и, вместо естественного отклика, старалась его возненавидеть. И не могла.
   Она ехала в автобусе и, сжав кулаки, повторяла :
   -Жерар-гад, педик. Ненавижу.,-но ничего не выходило. Чтобы от там ни делал,ей это не казалось грязным . Он имел право на собственный выбор, уготованный ему природой.
  
   Он в очередной раз доставал Рорэ своим предложением.Она отбивлась
   -Какие танцы? С ума сошел!
   - Любые. Это лучше чем сидеть в четырех стенах.
   Да, теперь Рорэ ненавидела свою маленькую комнатку с летящим углом потолка. Позвольте! Это жесткое белое крыло кожаной летучей мыши. Гарпии . Горгульи..
   Захотелось сейчас же.. немедленно-вон. Отсюда.
   -Жерар,- он когда-то предлагал, поймет,- Жерар, я понимаю неприлично. Но может пока...
   Он покраснел. Черные волосы-пунцовое лицо
   - Рорэ.. Я только познакомился с девушкой.С де-вуш-кой! Мне так важно это. Понимаешь...
   - Да, конечно.-невкусным тусклым голосом.
   Она сидела на этих чертовых танцах " от заката до рассвета" ,лишь бы не возвращаться домой.Отрабатывала до изнеможения у станка каждое движение сама,конторолировала работу других.Черное трико. Свитерок под горлышко. Черная косынка ,полностью закрывающая роскошные рыжие волосы.Праобраз мусульманки.Серые от тонкой древесной пыли танцкласса туфли. Высокие каблуки исцарапаны..Рабочая лошадка.
   Одна. В паре. Одна... Одна... Одна...
   Искать новую квартиру не хотелось. Не хотелось ничего.
  
   Поздно ночью Джереми щелкнул кнопкой мыши , выключил , " турнул" компьютер.
   -Итак подготовка к "Mountreal Open" этого сезона похоже началась.
   Мы будем переписываться. Узнавать кто остался. Кто вышел в тираж. Класс " Сеньоры"
   То один , то другой время от времени уходит водить хороводы на полях асфоделей.
   Раньше на площадке было не протолкнуться. Выполняя особо заковыристые фигуры латинских танцев они рисковали столкнуться. Хорошо на конкурсах они придумали хитрую штучку. Как только какая-нибудь пара " расходилась на орбите", к ней подключалась , самым естественным образом, другая.
   А для зрителей выходил новый рисунок танца- смена партнеров. Они же не знали, что за это могли дисквалифицировать.
   Но лучше дисквалификация, штраф или что-то другое, чем упавшие партнерши, сломанные, прямо на виду болельщиков руки-ноги.
   В семидесятых ему ,асу латиноамериканских танцев ,пришлось столкнуться на конккурсе в Риге с русскими.
   Эти странные люди танцевали абсолютно все подряд. У них не имелось конкретной специализации.
   Бедность.Самодельные костюмчики с блестящими веревочками. Почти елочной , до неприличия, мишурой. А какие гордые "латинос" были эти русские. И то не поймешь, что в их расе намешано. Гены.
   Венский вальс. Они плыли аристократами. И спины партнерш с торчащими лопатками-настоящим рабочими спинами танцовщиц-профи, даже как-то толстели. Наливались вальяжной белизной.И по рингу плыли чуть ли не кустодиевкие купчихи. Вот какой морок они навевали.
   А уж когда они показали свои русские танцы...
   Он щелкнул пальцами, уставился на огонь в камине ,вспоминая название... Как-то.. обращение к даме
   Мадам... госпожа... " СударУшка"
   Она дразнила Его, своего партнера, удаляясь впрочем от него на более , чем на длину руки. И плавные движения бедер и акцент пальцев
   Эти " да" и " нет" русской мистической души.Как Она откидывалась, почти падала на Него.
   Поворачивая головку слегка приникала-щекотала Его щеку в испарине Своми влажными локонами. А на лицах- счастье. В глазах-блаженство. Боже, неужели именно в Советском Союзе производили эту бездонную радость творчества. Радость владения своим телом, чувства партнера.
   У них- каждый сам по себе. Да -пара. Два профессионала. И чувств не более, чем предписано регламентом. Поворот головы- полуулыбка. Опущенные ресницы- якобы стеснение души.
   Где нам было тягаться с их распахнутыми глазами!
   Джереми решил вернуться к насущным вопросам. Несмотря на позднее время ,спать не хотелось.Старость.Он мог еще красиво пройтись в мамбо или ча-ча-ча.
   Но только " пройтись" Там нужен азарт и огонь, которого у него нет.
   А участвовать хочется. Много ли забав у него осталось.Почти никаких.
   Значит остается вальс и блюз. Можно сделать самую короткую "разбежку". Потешить самолюбие.Судьи посмотрят сквозь пальцы на отсутствие обязательной программы.
   Их и выпускают намекнуть-есть еще порох в пороховницах.
   Они не устраивают показательных " Джинджер и Фредов".
   Спасибо и на этом.
   А партнершу придется искать новую. Он опять прикрыл глаза и представил облако белого газового платья.А внутри: головка на гордой шее, покатые плечи , модные в середине девятнадцатого века.Носочки атласных туфелек.Но... напудреная маркиза, а не юная дева.
   Не додумав до конца ушел в спальню. Вдруг удастся заснуть. Вдруг.
  
   С утра "Лэндровер" Джереми сожрал немало уличных километров.
   Джереми оставлял его на стоянке, проходил к залу, где работали очередные курсы или клубы. И выбирал. Ничего не выбирал...Класс, который был нужен ему больше не существовал.
   Два притопа , три прихлопа. Румба-топорниые шаги "по квадратику" А свинги! Черт знает ,что такое! Попытка избежать электрического стула-это достойное сравнение.
   Они танцевали для своего удовольствия. Наступая на носки, толкая бедрами другие пары.Повисшие зады, скругленные спины.
   Одна за другой двери захлопывались за ним.
   Под каким номером числился у него этот зал ,Джереми не помнил.
   Зеркало, станок. Низкие скамейки. Разминка
   -Плие. Плие. Деми-плие.Батман ? Па-де..? Не па!
   Джеральд пришел выбирать себе партнершу на конкурс танцев. А здесь:подтянутые дамочки . Он рассматривает внимательно..Слишком правильные " хирургические" черты лиц. Слишком дерганные жесты Это же паноптикум .Мне нужна партнерша для блюза и вальса. А эти... марионетки..
   Рорэ опоздала и влетела не глядя в танцкласс.
   Детское, на кокетке платье. Темное. Длинное до полу.Волосы плотно закрыты черным платком.
   Мечтательные глаза скользнули взором по Джереми,простучали каблучки.Ветер пахнул терпким осенним ароматом зрелой женщины.
   Она уже сбрасывала платье. Под ним трико и свитерок.Встала у станка и плавно, на уровне плеча, отвела в сторону руку. Акценты пальцев были те, их не спутаешь ни с чем.Лицо милое, без жеманности.
   -Глаза смотрят в себя, она звуками наслаждается. Телом своим..А они- ничего не видят. Почему никто не подхватывает ее и не кружит в танце до изнеможения.Не застегивает, встав на одно колено, тоненькую перепоночку ее туфли.
   Джереми упругим,возрожденным шагом подошел к тренерам.
   -Это кто?
   В его устах слишком богатого человека фраза прозвучала как " Заверните, куплено"
   -Волонтерка. Помогает нам. Решает, как мы поняли, свои психологические проблемы.
   -Уровень?
   - Мастер -класс. Правда у нее нет постоянного партнера. С мужчинами у нас,- девушка развела руками.- Она же не платит. Поэтому все партнеры достаются другим.
   - Возраст мне подходит. Кто это?
   -Точно не знаю. Это русская.
   -Поговорите с ней.Чем она занимается. Готовиться надо серьезно. Она работает? Пусть бросает работу! Я заплачу,- Джереми загорелся,
   Девушка отозвала Рорэ в сторону от зеркала и уговаривала ее. Лицо Рорэ практически не менялось в процессе разговора. Безразличие.Ей все равно.
   -. Он предлагает вам переехать к нему.Это выгодно.
   Джереми увидел как черная фигура медленно склонила голову. .
   -Согласна!
   Торопливо, совсем не по статусу своего положения подошел к двум дамам.Представился.
   Он увидел, что имя его ничего не сказало Рорэ. Так и лучше. Он искоса пробежался взглядом по остальным дамам. Уж эти-то будьте уверены, знают ,кто он такой.
   ...Я оставила комнату за собой. Предложила в этот раз деньги и Элида не отказалась. Наверное нам обеим надоело двусмысленное положение. Впрочем, взяла она не дорого.
   Машину за ней не присылали. Добралась своим ходом. Жасмин, чтобы не замерз, прижимала рукой под шубкой.Получилось однорукая дама. Ей уступили место. Она поблагодарила.Только потом сообразила, что могла взять такси от самого дома. В его район не ходили пешком.
  
   Это был ДОМ. И снова фобия нахлынула на Рорэ.
   Приходилось заново учиться жить в нормальных условиях, не сжимаясь в уютный клубочек перед монитором.Где справа чашка с кофе и слева-бутерброд. Налитые знойным сладким запахом шкурки оранджа с мясистой белой подкладочкой-на коленях. Улыбающиеся сочные дольки отправляются с рук прямо в рот..
   Седой сухощавый господин одетый с домашним изыском богатого человека, показывал ей дом.Гостиные, библиотеки. Спальни. Гостевые , Подвал. Тренажерный зал. Биллиардную. Тир.
   Она никогда не жила в таком достатке. Чувства ее не были развиты.Не простирались до желания иметь много. Всего много. Он понимал это. Но также понимал, что в глазах ее не мелькал жадный огонек приживалки. Некоторые вещи ей нравились -она подходила, рассматривала, брала в руки. Другие оставляли равнодушными.
   Книги, книги ее волновали. Она бережно открывала крепкие обложки стараясь не щелкнуть корешком, не разломить книгу.
   Взгляд останавливался на иллюстрациях. Слова оставляли ее равнодушными. Она поняла, что Джереми заметил, что она откладывает в сторону все ,что "без картинок".
   - Я плохо читаю по-английски,- извинилась она.- У меня библиотека на харде. Привыкла читать с монитора.
   Джереми внутренне расцвел. Но он готовился еще к одному испытанию.
   Коридорами, лестницами,холлами, добрались, наконец, и до кухни.
   Веселый повар жонглировал блинчиками. Рорэ так никогда бы не смогла!
   Блеск никеля и меди, фарфор, фаянс, стекло. " Винтики-крантики" сказалы бы мама.
   -Это наш Том! -чуточку напряженно провозгласил Джереми.
   Рорэ протянула ладонь повару.
   -Здраствуйте, я Рорэ. Вообще-то я думала сама себе буду готовить...
   -Зачем ,-удивился Том
   Я не знала куда еду, -попыталась объяснить Рорэ.
   -Вас приглашал Джерри?
   -Джерри?
   - Джереми?
   -Да
   -И вы не знали , куда едете?
   -Да
   -Понятно. А, понятно , вы не знали кто такой Джерри.
   -Мы будем вместе танцевать,-просто сказала она
   -Ну..,-смутился Том под взглядом Джереми. Понял-расспрашивать не надо.
   Во время всего этого разговора Джереми ждал знакомого восклицания. И знакомой улыбки.
   "Ааааа, Том и Джерри",-непременно брякал кто-нибудь. И это было ему неприятно
   Властью своей он давно запретил такие шуточки, но находились еще илдиоты, которым закон не писан.
   А на ее лице ничего не отражалось и, непонятно зачем, Джереми пустился в объянения
   . Мне это нравится. Как нас зовут.. надоели глупые усмешки По поводу диснеевского мультика. Том у меня давно, я не собираюсь расставаться с ним.
   ( Непонятная русская...Канадка бы сделала непоницаемые глаза..А эта совсем не знает . Про Тома и Джерри? Ему вдруг стало обидно. Может внутри ему и требовались эти оправдания, для снятия ежедневного напряжения.
   Для Рорэ как бы ничего не изменилось. Она продолжала работать у станка.Они разучивали па. Притирались друг к другу. Но все происходило несколько официально.... Официально, черт побери.
   Где была та русская, которую хотел Джерри?
   А Рорэ по -русски хотелось его приголубить, пожалеть. Она видела сколько много он работает. Правда она не понимала зачем такому богатому человеку изнурять себя, если можно делегировать полномочия.И звучало это все так же скучно, как было описано выше.
   Ожидания не сбывались. Рорэ никак не удавалось дозировать чувства.
   Его рука на талии. Ладонь в ладони. Должны были зажигать огонь. И музыка несла их.. не так.. не так..
   И Рорэ плакала ночами, понимая- Джерри недоволен. И боялась отдаться во власть его обаяния. Боялась полюбить.
   -Чтоб такого попросить, чтоб небескорыстно. Чтоб не привязанность. И не могла
   Особенно его злил черный платок.
   - Снимите его!
   -Нет!
   - Вам все равно придется
   -Потом..
   " Платок-знак власти над нею" ,-почему-то вспоминалось церковное.
   Это -воспоминание о Джозефе. Напоминание о ее страшном проклятьи.
   Ей звонил Жерар. Они встречались иногда.Расказывали друг другу о своих делах. Она говорила ему о проблемах Джерри.
   -Я вижу, слышу его, Жерар. Я не могу так больше...Он сидит у себя в комнате. Я-у себя. Я словно привидение ненормальное.Даже запах его чувствую.Приду в кабинет,свернусь калачиком в кресле и вдыхаю, мечтаю. А нельзя мечтать...
   -Проклятие стережешь. Глупость одна. Он тебе говорит что-нибудь?
   -Он мне приказывает.То салон красоты.то массажист на дом, русские книги. Платья. Я и не знаю, сколько их у меня.
   - И ничего не происходит.
   -Ничего. Сидим, говорю, по разным комнатам..
   - Я не про это!
   -Про что,-побледнела Рорэ,- что он не умер, что жив.
   -Ну ,конечно! Полгода и жив! Вранье проклятия твои. Говорил же , вранье.
   -А я его и не люблю!
   -Любишь, светишься вся. Месяца четыре...Луна ты моя, непричесанная!
   Прозрачный вечер. Ранняя весна. Канадские холода,которых так панически боялась Рорэ давно прошли.
   Вообще-то в доме у Джереми никто не обращал внимания на погоду за окном.Внутри огромный зимний сад и, как рассказывал Жерар вместо дерева или мрамора под ногами росла трава. Ее не надо было подравнивать. Знаменитый "канадский газон". А на выезд у Рорэ всегда автомобиль. Сначала с шофером,потом сама научилась водить. Познала счастье другого полета.
   Но как щемяще славно выйти на воздух,пронизанный жемчужно -сиреневыми сумерками.В тишине раздается легкий скрип шагов по дорожке.Нога попадает на мелкий песок и звук тает, подвернулся камешек и дорожка поет.
   Вблизи предметы имели смысл и очертания.И. постепенно этот смысл исчезал.Вуаль окутывала, размывая линии,Рорэ дышала полной грудью вот -вот воспарит к первым звездам.
   Окно кабинета Джереми светилось, язык света падал, дробясь на кусты.
   Рорэ не видела его, кабинет огромен.Она ощущала его присутствие во всем. В проталинке у стены дома.В стайке юных бутонов голубой сциллы в середине.По краям фестоны кружев ледяных. Естественная ваза.
   Она подошла поближе,неловко оскользнулась и попала ногой на хрупкие сосулечки.
   Сухой треск и обломки льда тают под ногой.
   ...Крошево хрусталя от маминой вазы на гдадком крашеном деревянном полу...Пронзительный звук удара.Страх наказания.
   ...Мертвые крошечные с неправильными гранями кубики ветрового стекла на шершавом сером асфальте.Металлический скрежет и глухой мягкий страшный звук. Жизнь отлетела, не успев испугать этим полетом человека.Страха нет.
   Ветер коснулся горячего лба Рорэ.
   Проклятие было не в том,что они умирали от ее любви.
   Проклятие ,что она сама-Смерть. Проклятое знание. Проклятые чувства. Проклятая любовь, которую не удержать.
   " Все сначала . И опять до срока
   Все до той же роковой черты.
   Где в тумане,за семью тревогами,
   Где за далью имя счастья-ты!"
   Ненавижу.. Ненавижу... Ужасно ненавижу тебя....мой родной...
   Джереми заказ ей платье именно такое, как и представлял в мечтах. Нежнейший газовый флер,вспархивающий от любого движения.
   И на манекена платье было до неприличия живым. Черный бархатный манекен.Черная,гладкая кокетливо склоненная головка. В первое мгновение,когда он вошел не разобравшись что и где, ему показатось, что это Рорэ в платье надетом прямо на черный свитер. Голова туго стянута черным платком. Гибкий стан.
   Она вошла на минуту позже него. Он увидел свою ошибку.
   -Примерь,-каким-то восьмым чувством Рорэ уловила это изменеие " you" с официального "вы", на душевное "ты".
   -Подожди,- Джереми прекрасно разобрался в местоимениях.
   Нетерпние ее было столь велико, что ей не хватило сил досушить густые волнистые пряди до конца.
   Когда платье было надето,легкие капельки скатываясь с петелек волос еще скользили по низко открытой груди за корсаж.
   И не было у Джереми сил противиться искушению подобрать эти капли губами, а потом выше выше. Алые губы открыты ему настречу.Полустон-полувздох, горячее тело- сквозь тонкую ткань.Белый флер вальса.
  
   За кулисами конкурса был обычный бардак. Полуголые,на высоких каблуках конкурсантки.
   Туфли- одно название. Подошва и ремешки. Золотые ,серебряные, змеино-лунного блеска.
   Разноцветные перья, стразы.
   Длинные сильные ноги едва прикрыты экзотическими эксклюзивными юбками,издали похожими на обрывки шутовского платья.
   Но как преображалось все там, на подиуме.
   Рорэ поспешно стаскивала с тела пену любимого платья. Оно, наэлектрированное танцем, льнуло к ней , как живое.
   -Джерри, отлепи его, Бога ради, от меня! Я же не успею переодеться и сменить макияж.
   -Я с ним, абсолютно солидарен. Какой дурак откажется от близости с таким роскошным телом,- смеялся Джерри
   - Фу-у-у, да ну тебя, липнет же. Видишь!! Антистатик забыли. Сходи ,попроси у кого -нибудь.
   А то " латина" влезет между ног,вид будет совсем не тот.
   -Попроси?-недоумение-Я закажу по телефону-привезут,-привычная реакция.
   - Ах, да. Опять забыла!
   - Давай-давай,- сказала она по-русски.-Иди
   -Давай -давай, -повторил он смешно переставляя ударение.
  
   Рорэ напрасно волновалась. По жеребьевке их танец был последним. На каких-то других соревнования это стало бы сущим наказанием. Постепенно пустеющие ряды зрителей. Шарканье ног.А глаза, спрятанные за стыдливыми ресницами?
   Но не здесь.Атмосфера накалилась до предела.Хотя все и было решено,судейство закончено. А зрелище красивого движения не отпускало,рисунок танца и музыка.специально подобранные и выверенные до точки у каждой пары завораживали всех.
   Джерри все не было.
   -Вот хваленый сервис, -позлорадствовала Рорэ немного, срывая напряжение. Увидела чью-то руку с балллончиком,дотронулось до нее , жестом показала на юбку.Покружилась в облаке антистатика, прохладным туманом оседающим на голых ногах. Джерри не было.
   Она шла к выходу на манеж.. Может он там?
   Красный бархат расступился,желтое дерево покрытия отозвалось на ее шаги.
   Нереальная тишина.Как будто все эти люди, словно пчелы в сотах, угнездившиеся в своих креслах, перестали жевать попкорн,потому, что знают некую великую ТАЙНУ.
   Нечто вынесло ее в центр.Вокруг поднимался разрушенный Колизей...
   Приглушенный круг света- тьма арены.
   Она пропустила первые звуки песни и очнулась под страшные в своей неисполнимости строчки,которые выпевал золотой голос Элвиса
   " Kiss me , my darling. Be mine tonight"
   Ей оставалось одно. Правая нога плавно скользнула за левую. Изящные свинги, красота бедер.Рука , протянута вперед : ищет невозможного. Последнего тепла, которое ей уже никогда не суждено познать.
   Рядом вспыхнул столб света.Пальцы окунулись за границу ирреальности. . Она танцевала ,словно Джерри вел ее
   .Ослепительно-острый ,живой в движении ,луч повторял каждое па.
  
   "...Tomorrow will be too late, it' s now or never.
   My love won't wait"
  
   ХХХ
   Племенной бык Маркхаузов.
  
   "Идет бычок-качается,
   Вздыхает на ходу..."
   - Мама, он не упадет? Ему больно не будет?,- каждый раз говорил Джонни ,слушая стишок на сон грядущий.
   - Нет ,Рыжик, он просто остановится и все! Ты же знаешь. Мы видели в городе этого бычка. На витрине.
   -А ты мне его купишь, чтобы он был настоящий?
   Мать не удержалась и поцеловала сынишку в теплую щеку. Такой он был нежный открытый всему ,как ромашка с золотым сердечком и пыльцой веснушек на бело-розовых щечках.
   - Мы сделаем лучше,- мать понимала , ту игрушку из витрины никто им не продаст.
   -А соломенного,хочешь?
   -Ну-у,- протянул обиженно Джонни,- Там смола была. Потом скажешь :"В комнату-нельзя, в кроватку- нельзя. "
   -Вот купим живого...
   -Ага, и скажете" не подходи, он бодается"... Хочу моего!
   - Ладно-ладно ,бай-бай!
   Марта укрыла его,в другой раз поцеловала и пошла в подвал. Здесь был ржавый зеленый сундук ,набитый разным барахлом.
   Машинка жужжала долго. Марта, стачивая куски, мало заботилась о сходстве. Огромная голова и все остальное: то ли плюшевая подушка, то ли ранец. Вот и хорошо . Джонни и полежит на нем , и за веревочку потаскает, и пару бутербродов в кармашек можно положить, когда убегает играть .

ххх

   -Мать,-громко крикнул папаша Маркхауз,възжая на ферму,- Смотри, я привез тебе теленочка, как и обещал!
   Миссис Маркхауз выглянула в окно,и вытирая руки кухонным полотенцем,вышла на порог дома.
   Бык в кузове их грузовика был дивным.Его породность бросалась в глаза издали.
   Огромная черная голова с широким лбом и кудрявой челкой, прекрасный разлет рогов,бугры мышц,крепкий костяк и ни единого светлого пятнышка.На лоснящейся атласной шкуре играли солнечные блики,это говорило об его отменном здоровье.
   -Ты посмотри,посмотри на копыта,прямо гири,-говорил возбужденно Джон Маркхауз, бегая вокруг машины.
   Крепкий,черноволосый пятидесятилетний мужчина,был под стать великолепному животному,которое он привез.
   Марта,вдоволь налюбовавшись на приобретение,ушла накрывать на стол.
   Она взглянула в окно,когда муж выводил племенное животное по качающимся сходням из кузова их старенькой машины. Прочные доски скрипя прогибались под огромной тушей,но бык шел и не упрямился,ничто в нем не намекало на дурной нрав-им обычно славится эта порода.
   В лучах солнца сильный мужчина и могучее животное были похожи на группу отлитую из темной бронзы.Огромными буграми выступали красивые мускулы Джона на фоне мощной горы мышц быка. А красный шейный платок его,был яркой деталью. Она завораживает взгляд и привлекает внимание,заставляя тихо любоваться ими долго -долго.
   Они двигались плавно и красиво,словно в замедленной съемке, рапространяя далеко вокруг себя запах здорового пота, белого донника,красного клевера и ржаной хрусткой соломы.
   Звуки шагов мужчины мягко тонули в траве, а бык впечатывал свои копыта мощно, и земля дрожала от его поступи.
   Трава ,под лучами солнца ,издавала медовый запах,но уже не могла поспорить звоном букашек и свежестью с первыми весенними ярко-зелеными коврами: холодные утренники слегка прибили ее.
   Марта бросила взгляд вдаль и в лугах увидела маленькое темное пятнышко,бежавшее по направлению к ферме.
   Джонни спешил изо всех сил. Папа собирался привезти быка именно сегодня с ежегодной осенней выставки.
   Надо же чтобы строительство маленькой игрушечной фермы у ручья так увлекло его,что он заигрался и забыл о выставке и о папе и о быке.
   Этого ,по мнению Джонни, делать не следовало.
   Они давно, с весны ,обсуждали будущую покупку. Тогда на весенней ярмарке Джонни увидел,как папа приглядывается к породистым животным,и ,не обижая хозяев, ловко расспрашивает их о достоинствах и недостатках любимцев.
   Девиз ,"цена помноженная на качество дает хорошие деньги", Джонни впитал с молоком матери. В свои пять лет он устраивал на игрушечной ферме у ручья точно такое же рациональное хозяйство,как и папа на настоящей.
   Дом и хозяйственные постройки Джонни возвел из камней,скрепленных глиной. Цепочки камней,символизирующие ограды полей,угодий ,двора и выгулов для животных он выкладывал с особенной тщательностью. Ограда для фермера большое дело: от крепкой ограды зависит травостой, чем больше снега задержит ограда,тем пышнее луга поднимутся весной.
   Ограда не пропустит птицу и другую мелкую живность на огород, где зреют картофель,брюква,морковь ,горох и много других вкусностей. Ограда убережет яблоньки от коз и свиней, злыдни норовят полакомиться корой и молодыми веточками ,сбросить несколько яблок ,почесывая свое тулово о стройные ноги молодого сада.
   Все хитрости Джонни знал и работал в своем хозяйстве до упора.
   У него не было настоящих животных, да они бы и не уместились в его "хлевах и загонах" ,но ближний широкий ручей дал ему достаточно для фантазии.
   Белая и пестрая галька- был его птичник. Камешки чуть удлиненные были гуси и утки, а более круглые, средние и помельче, он рассыпал в знакомом порядке все здесь напоминало кур с цыплятами.
   Ему пришлось поднатужиться, доставляя окатанные водой "туши" овец и свиней. В одном из стойл лежал гладкий розовато-серый "горбун", а рядом с ним дюжина кругленьких холодных голышей. Ох и попотел Джонни затаскивая свою племенную "свинку" и ее разнокалиберное потомство в импровизированный свинарник!
   Оставалось еще стадо коров и у них обязательно должен быть бык. Красивый и сильный,ровно на ярмарке. Эти, нужные, огромные валуны Джонни донести не мог.
   Он глянул на своего верного, мамиными руками сделанного, Дружка. Порыжевший,с одним глазом- пуговицей друг-советчик был всегда рядом.
   Джонни обежал все окрестности ручья и нашел подходящее небольшое скопление булыжников, вокруг валуна,вросшего в землю.
   -Мое стадо имеет прекрасный выпас,-подумал малыш и стал строить очередную "ограду возле пастбища",с тем расчетом,чтобы его громадине -быку было где разгуляться,когда он начнет покрывать коров.
   Время бежало незаметно в круговерти сельских работ.
   Чем отличается раннее зимнее утро,когда сонная хозяйка идет доить коров ,от летнего предрассветного часа,отпущенного для той же работы?
   Зимой хозяйка идет в хлев,летом же ей надо спешить на пастбище. Хорошая трава летом и сытное сенное разнотравье зимой,приправленное солью-лизунцом, сладкое пойло ,прозрачная хрустальная вода, мягко падает с ворситых и мягких коровьих губ на водопое, а они дают хорошее жирное молоко.
   Чтобы получить молоко корова должна отелиться.
   Чтобы корова разродилась нужен бык.
   Сейчас коровы отдыхали .В стойлах громоздились их огромные гороподобные бока. Внутри коров шевелились плоды любви нового быка.
   Скоро наступит время отелов и восемь коров Джона принесут ему молоко ,телят и денежки. Потомство здоровенного быка, полученное от прекрасного стада,коим располагал фермер Маркхауз будет очень прибыльным довеском в хозяйстве. Телочки - прекрасное пополнение стада, а бычков можно продать за племенных производителей.
   -Кошелька Маркхаузов хватит на все деньги,-смеялся Джон, когда они с Мартой обсуждали эти вопросы.
   Вечерами они раскладывали родословные коров и на огромном листе бумаги расписывали все радости племенной работы и доход. Его сулил им новый бык.
   Джонни еще не умел читать,но со знанием дела,по памяти, укладывая родословную какой-нибудь коровы рядом с родословной быка тоненьким серьезным голоском перечислял породные признаки,окрас и достоинства будущего теленка,поглаживая своего Дружка , без него-никуда
   А Джон ленивым ласкающим взглядом ощупывал фигуру жены,предвкушал еще одну жаркую ночь в постели.
   И Джон был тем быком,тем Миносом,вскакивающим на тяжелые широкие крупы коров, с влажно-розовой силой,выходящей из препуция,чтобы влить свое семя еще в одну складчато-мягкую трубу,откуда в свое время появится теленок.
   - Эгей ,Джонни,не пора ли тебе спать ,малыш,-оторвала Марта ребенка от пасьянса из родословных он увлеченно раскладывал бумаги на столе.
   -Мама, а коровке родиться страшно?,-спросил Джонни,сгребая документы в жестяную коробку из-под карамели.
   - Родить, -поправила его мама .-Нет, не страшно,милый. Там их много,они вместе,в хлеву тепло,-ответила мама,поднимая малыша Джонни со стула.
   -Идем спать.
   - А кто нам первого теленочка принесет?Ты знаешь,мама?
   - Красавица наша, Розер.Сегодня-завтра ждем.
   Джонни заснул сразу и Марта спустилась на кухню.
   Работы было еще много-нагреть воды, приготовить соломенные жгуты для обтирки коровы,предупредить ветеринара,если что-то не так.
   Впрочем, они с мужем приняли столько телят,что никакой приезжий ветеринар с ними не мог сравниться.
   Ветеринар получал деньги, а они работали на себя.
   Услышав шаги во дворе она увидела мужа- он шел из хлева.
   -Как там?,- спросила Марта .
   - Скоро,уже хвост поднимает,дергает.Дрожит, значит скоро.Будем дежурить.
   ...Джонни проснулся от страха.Ему приснился сон. Весь сон Джонни не помнил,но был в том сне шум великана-дождя,пожирающего пространство. Дождь разрезал своими струями все,что попадалось ему на пути. И долгий страшный Дождь шел к коровнику. В коровнике стояло все стадо.И живая Джоннина игрушка. И была среди них Розер, и у нее должен родиться теленочек. А потом будут телята у Регги,Джуди, Боурз, Ружи... Целое маленькое стадо новорожденных будет весело скакать здесь. С ними будет так интересно. Не то что одному Джонни. Джонни один,Джонни страшно в темноте. Вон там кажется кто-то большой притаился и ждет,чтобы затихли внизу шорохи на кухне и голоса мамы и папы.
   Вот тогда уж он выйдет и... и...
   Мальчик сунул голову под подушку и вжался в матрасик.
   Кожа пошла пупырышками от ужаса. Где-то хлопнула дверь , а Джонни услышал надрывающий нутро удар грома. В животе заурчало. Джонни думал,что если он будет лежать тихо -тихо,то великан подумает: Джонни-бой умер. Великаны не едят мертвых мальчиков. И Джонни притаился.
   -Марта,Марта неси теплую воду,-закричал Джон, густо намазывая правую руку вазелииом.
   Марта быстро приготовила все,что надо для отела и уже стояла рядом.
   Закончив размазывать вазелин до локтя, фермер ввел руку в лоно коровы,чтобы ощупать теленка.
   -Какой он ?, -спросила жена.
   -Не пойму. Есть... Ножки .Идет мордой вперед,но что-то не .... Голый он какой-то. Недоношеный что ли?
   - По срокам все в порядке, здесь одна слизь,-успокоила мужа Марта.
   Корова шумно вздохнула, в стойлах завозились ее соседки.
   Бык густо замычал и расставил ноги,проявляя признаки раздражения.
   - Привяжи быка покрепче или отгони в другое стойло.... Некогда нам с ним возиться сейчас, - обратилась миссис Маркхауз к мужу.
   - Не время, он уже идет,- и вслед за словами фермера Розер натужно вывалила на подстилку теленка.
   Порыв ветра ,брякнув дверью, загасил огонь и супруги не смогли нормально разглядеть новорожденного.
   Мокрой от слизи рукой Джон рылся по карманам в поисках спичек.
   В хлеву установилась странная гнетущая тишина, такая странная,что неясно было откуда и взялся грозный порыв ветра. Вдруг,словно звуки вернули в жизнь,раздалось во тьме шуршание и писк мышей в ржаной подстилке,вздохи коров и смачное чавканье жвачных,переступающих с ноги на ногу.
   Молчал один бык. Темнота постепенно приобрела оттенки- от звездчато-серого,в окнах и дверном проеме,до угольно- бархатного там ,где расположились другие коровы и бык.
   Джона Марта не видела, а себя различала еле-еле,словно ее тело было забрано в черную паутину. По ногам тянуло холодом.
   - Не иначе как Хлевник с Овинником в жмурки играют, -пошутила Марта, желая разрядить обстановку.
   Она не верила в сказанья,приметы и маленький народец.
   Зеленые холмы фей, эльфы в лунном свете,ива-наяда у ручья ,разбиравшая зеленые волосы,от нее ,заговоненной, надо пятиться задом и не наступить на рыжую еловую шишку,абы не вышло худа,-все это было не для нее,практичной современной хозяйки крепкой фермы . А были забавные сказки ,она их рассказывала Джонни вечерами у огня.
   Женщина присела на корточки,желая в темноте найти теленка,помочь ему подняться,обтереть и подсунуть к вымени коровы.
   Теленка нигде не было.Напрасно Марта шарила руками в том направлении, где он мог бы лежать.
   Вдруг руки женщины погрузились в липкую лужу и в нос ударил сладковатый аромат крови. Пальцы скользнули по соломенной подстилке,фермерша не удержалась и упала грудью в теплую жидкость.
   Она барахталась ,пытаясь встать,но у нее ничего не получалось.
   Свет!,- закричала она,- Джон,зажги же ,наконец, этот проклятый рефлектор. Я боюсь повредить теленка.
   Луч фонаря,как бы в ответ на посьбу миссис Маркхауз, озаряет хлев.
   Картина, увиденная Джоном, потрясла его до глубины души: в огромной луже крови издыхала его лучшая корова,около нее лежала жена, и ,скользя руками по влажной соломе подстилки,пыталась подняться.
   А в двух футах от Марты стояло маленькое вонючее новорожденное чудовище...
   ... Великан не трогал Джонни и тому надоело лежать в духоте под подушкой.
   Он выждал и выпростал ручонку из-под одеяла , поболтал ею в воздухе. Ничего! Вот и две голые пятки медленно опустились на коврик у кровати.Руки крепко сжали любимую игрушку. Великан молчал.
   Джонни решил было узнать,далеко ли тот ушел , но вспомнил о Розер .
   -Мам, мама,-громко крикнул мальчик. В доме была тишина. Если прислушаться можно услышать, шелест деревьев за окном, тиканье старых часов, мурлыканье холодильника. Где-то в коридоре скреблась мышь.
   -Мааааам,-протянул ребенок.
   - Она бы давно пришла,если бы была в спальне,-подумал Джонни,- Она всегда приходит. И все видит.
   -Она с папой в хлеву, я знаю!
   Под ночными туфлями Джонни тихонько скрипнул порог...
   .... Невозможным был огромный красно-запекшийся кусок мяса. Теленок. Жиденькие ножки плохо держали нелепого монстра и он покачивался. В такт этим движениям раскачивались все органы,которые оказались у теленка почему-то снаружи.
   - Невероятно!,-пронеслось в голове Джона
   -О-о-о-! простонала Марта
   Гортань,пищевод,рубец висели на виду в пленочках младенческого жирка и ритмично сокращались. Хлюпанье и мягкие пошлепывания издавали печень и сердце,дрожащий кишечник казался причудливо сплетенной корзиной-она и держалсь непонятно на чем,не разваливаясь.
   Бык в стойле издал гортанный звук,глаза его наливались кровью.
   -Джон!,-закричала Марта ,поднимаясь с пола,- беги звони ветеринару!...
   ...Джонни видел свет в коровнике и поспешил туда.Но по дороге сообразил:
   -А папа и мама не похвалят его за ночные прогулки в мокрых туфлях и ночной рубашке .Он встал в тень дома и приготовился ждать удобного случая....
   ...Джон выскочил из хлева и побежал . Шаги его были гигантскими- он хотел успеть...
   ... Марта,поднявшись попыталась очистить руки и платье,но бык опьяненный запахом крови мощным движением в щепы разбил дверь своего загона и оборвал привязь. Коровы боязливо жались к перегородкам....
   ...Прижимаясь к стене,чтобы его не заметили,Джонни увидел бегущего отца и,одновременно, услышал сочный треск дерева в хлеву Задавленный страхом, но движимый сильнейшим любопытством, он не знал куда ему бежать - за папой в кухню, пробираться черным ходом к себе в спальню или идти в хлев к маме- может быть ей нужна помощь....
   ... Бык,как бы не замечая Марты двинулся к издыхающей корове подошел близко- близко и ,вгрызаясь зубами в ее горло стал рвать трепещущую окровавленную тушу, издающую предсмертные вопли . Звуки были пронзительны и напоминали человеческие стоны...
   .... Марта стояла почти на середине хлева , совсем рядом с быком. Она надеялась,что...
   .... У ветенинара долго не подходили к телефону. Гудки шли ,шли и шли, а ответа не было. Джон, теряя терпение, перезванивал настойчиво и раз и другой и другой . Он хотел...
   ... Марта не успела. Молниеносным движением бык поднял ее на рога и зашвырнул высоко на кормушки,сложенные стопкой. Она была...
   ...Джонни все стоял снаружи, когда бык выбежав из хлева и пустился в луга....
   ... Вместо ветеринара к телефону подошла его жена и сказала , что муж на вызове.
   -Да-э-э, она ему передаст ,что на ферме Маркхаузов сро-о-очное дело. Да-э-э, она не забудет, да-э, все поняла. Сро-о-чно. Но-ээ, мистер Маркхауз может сам позвонит на ферму мистера Харвалда? Сейчас она найдет их номер телефо-о-на...
   ...Джонни бежал к хлеву. Ворвался в ворота,застыл на месте. Туша мертвой Розер оседала,издавала последние всхлипы. Что-то журчало. Под стопой кормушек,воздвигнутых у стены кто-то шевелился в тени...
   .... Эрни Харвалд быстро позвал ветеринара к телефону. Тот обещал сейчас же подъехать. Расстояние между фермами было не больше двадцати миль. Но когда ветеринар уже...
   ... Мамин стон раздался сверху. Она лежала там, наверху, и только Джонни мог ей помочь. Марта слегка повернула голову и чтобы не напугать ребенка сказала почти спокойным голосом.
   - Джонни, лезь сюда.Поможешь
   ... Сознание Джона,сидящего у телефона отключилось на несколько секунд...
   ... Ветеринар все еще не мог...
   ...Малыш много раз карабкался по кормушкам. Он был живым и легким,задание казалось простым...
   ... Теленок, не замеченный Джонни ,стоял внизу,как раз под ним...
   ... Джонни задержался в темноте и сжал, нечаянно, скользкое сено, а не решетку . Сорвался с малой высоты и полетел прямо на теленка...
   ... Марта видела Джоннин короткий полет,но не испугалась. На мягкое сено,что было вокруг, Джонни падал не раз...
   ...Джон очнулся от мгновенного обморока и вышел во двор. Он и не заметил, что ночь кончилась. Вчерашний красный закат сулил ветер,но здесь ,в тишине, не шелохнулась и былинка...
   ... Жалобный вскрик, удар - Джонни упал на спину теленку, уронил любимую игрушку...
   ....В лугах показалась машина ветеринара...
   ... Мать, задетая голосом сына ,с ужасом увидела, как спинка теленка изогнулась,внутренности взлетели и хищно впились в ребенка. Словно перчатка, существо вывернулось наизнанку. Внутри него изо всех сил бился пока еще живой Джонни...
   ... Марта рванулась к нему на помощь , с диким криком упала на пол хлева и потеряла сознание. Испуганные коровы ,мыча, взбрыкивались на привязи...
   ... Джон открыл ворота ветеринару и машина въехала во двор...
   ... На полу хлева умирала Марта. И кровь ее увлажняла джонниного Дружочка...
   ... Маленький милый рыжий ,сытый теленок,взбрыкивая тоненькими ножками выбежал из хлева и, доверчиво мыча ,потянулся мордочкой к Джону.
  
  
  
   ХХХ
   "Паззл" рассказ, мистика хоррор.
  
   Васька, животом налезая на край стола от усердия, мучил комп. Образ Фредди Крюгера явно выпадал из руководства "Как рисовать мангу". Жапанеза ,который дрожал на мониторе ничем Ваську не устраивал.
   Раззявленный рот новоявленного Фредди не передавал его ужасный тип. Похоже, когда мама грозит из-за стекла кулаком на очередную Васькину "штуку". Тот же зауженный книзу овал губ и та же беспомощность.
   Он глянул на фотографию Бориса Карлоффа.Его Фредди своим жутким скелетообразным телом и стальными ятаганами когтей был беспощадной молнией. Она все равно настигнет тебя, где бы ты ни скрывался.
   А Васька-то похвастался ,что сделает Фредди-игру,типа 3DMAX!
   Вальяжный барашек в правом углу экрана забеспокоился:пришло новое сообщение.
   -Ыку, -сказала "Аська"
   Он пробежал глазами по строчке. Мишка, который его и подначил на это дело, откровенно издевался. Кривая скобка смайлика ясно выражала его отношение к васькиному проекту .
   - Nibzdo!- старабанил Васька по клаве .
   - Ню-ню ,-прорисовалось немедленно.
   - Звездец,-подумал Васька . Не выходя из чата, послал "Help!" в три адреса и занялся музыкальным оформлением игры. Перебирая мелодии, включил старое "Don"t worry, be happy..."
   Мурлыкающий звук был приятен. Жадная програмка выгрызала у Фредди-"рыбы" куски, вплодь до полного уничтожения. Только не давать ему возрождаться -и готово!
   -Ыку -ыку -ыку -ы,- разродилась опять "Аська". Баранов закувыркалось уже трое.
   Йессс!, Васька чуть не долбанул головой скрин .
   - Йеззз- оуу- йессс.- завывал Васька, скачивая файлы с элементами монстра .
   Ирка прислала лицо. Мертвенно-зеленые аскариды гнулись в противоестественной улыбке, демонстрируя грязные, огромные зубы и разлагающийся язык. А вот глаза на обтянутом кожей черепе сияли божьим светом. Зигзаг носа - взор здесь тормозила эпатажная, потусторонняя двойственность.
   Женька здорово поработал над когтями. Теперь они менялись, то вылезая безобидными с виду птичьими царапками-наполненные ядом,то здоровенными, размахом метра в три, ржавыми железными веерами.
   От Сержа пожаловало тело.Смесь ужа и ежа. Вертикальный вариант.
   Васька доверстывал монстра . Радуясь ,что уел Мишку,Васяня заржал и прилепил на бесполый низ Фредди слоновьи прибамбасы .
   "Арбуз при заборе"
   Полосатый арбуз напомнил ,кстати, о фирменной одежке кошмара с улицы Вязов. Готово!
   Глядя в" божьи глаза" скомпонованного Фредди Васька запустил музыкальным сопровождением игры все то же безбрежное " Don"t worry, be happy..".-для полного прикола.
   Он занес последние изменения, сохранил игру и , электронной почтой,отправил приложение каждому из друзей.
   -Ошибка Файла .Error,- обрушилось на него .-Трам -рарам-с! Три часа ночи! Отправлю , по-новой , завтра.
   Васька завалился в кровать и не видел, как он-лайн коготь Фредди нежно прорезает свои дорожки в его программе .
   Четыре компа одновременно включились в четырех разных домах. Зазвучала старая, знакомая мелодия.
   Замерцало.
   Лицо.
   Когти.
   Тело
   .Тигрово-полосатый джемпер .
   С экранов заскользил туман и ребята, ворочаясь в кроватях, стали меняться. Заледенели глистообразные губы Иры
   Скрючились , вырастая, заусеницы на руках у Женьки.
   Сережка скрежетал зубами от винтообразных движений , разрывающих костяк . Полоски, выжженные каленым железом, терзали Ваську...
   Неопознанная ошибка.
   И зачем Фредди нужны их сны? Он узнал другой путь.
   Don't worry .Be...FREDDY.
   Don't worry, play game!
  
   ХХХ
   Искусство войны.
   "Графство в осаде"- раздавалось на улицах и в домах Главного города. Главного и...единственного. Чтобы скрыть чувство ущербности люди называли его резко- Глаг. Графство Глаг. Граф Глаг-хотя у него и было другое имя.
   В мирное время город -праздничный торт, зазывал друзей прямыми дорогами до всех десяти врат...С высоких разноцветных башен рассыпая пригоршнями драгоценных камней фейерверк...Живым клубком шума, где отдельные ноты голосов, музыкальных инструментов,жужжания механизмов говорили об искусствах и богатстве...
   А война измота-а-ала горожан!
   В надежде на скорую победу они отдавали этой ведьме в ее ненасытный котел отцов, братьев,старших детей. Матери, жены и сестры-все постепенно и неумолимо подходили к страшной черте,ступали на нее,исчезая в светлом луче пламени защиты Отечества.
   Балахон Смерти уже не подметал улиц черни.Она в новом, гладкого полотна саване ,все чаще заглядывала на улицы зажиточных горожан и знати.Вдруг у Смерти пропал интерес к Глагу.Живые,что оставались там были молоды и неподвластны Безглазой.
   Сентябрь не радовал обычным ярким и обильным урожаем : истоптанные поля,сожженые сады и леса простирались далеко вокруг от Глага. Сажа, невнятный шорох-стук ветвей в призрачном воздухе. Полубезумная жизнь убитой природы.Мрачный туман, хрупкие утренники,ледяные росы.
   Октябрь сучил стеклянные нити дождя, негодные даже для огромных иголок из рыбьих костей, которыми штопали мешки.
   Ноябрь... Глаг в осаде.Против него все. Враги, зима, голод.
   Граф Глаг созвал "Совет Шестерых".Графиня. Казначей.Архитектор,-сейчас он замирал, когда Граф звал его Фортификатором. Прежде он строил только галереи,разбивал цветники -плезиры,голубые запятые водоемов,обрамленные белым мрамором или темно-синим со жгучими небесными искрами лабрадором .Сейчас это стало неважным.
   Траншей, окопов,бастионов, узких винтовых лестниц и бойниц он делать не умел.
   Астролог.Воин...Нет, того казнили..Давно..За дело.А вернее сказать за безделье? Как ни говори, в осаде-Глаг! Пятеро, без Шестого не знали о "коллегах".
   Сын Казначея и дочь Астролога-пятнадцатилетние.Цветы . Шестнадцатилетние давно корнями проросли по ту сторону жизни.
   Племянница Графини и внук старого Воина-едва на год моложе.Бутоны.
   Сын Архитектора и сестра Графа - голенастые стебельки.
   Они собрались, как и старшие, решать судьбу города.Ведь это больше делать было некому?
   Ноябрьский ветер завывал в трубе камина и пламя ,прося милостыню, протягивало свои языки Пятерым. Пятеро не любили попрошаек, даже попрошаек от которых зависела теплая и сытая жизнь.И пламя униженно убиралось под свод камина до следующего порыва злого ветра.
   Другого огня не зажигали. Нечего там разглядывать в знакомых чертах лиц! Они и так виделись каждый день.И ежедневно мысль об осаде искажала надуманно-жеманно-приличные дворцовые полуулыбки.
   -Звезды говорят, - торжественный Астролог,-нужен новый Воин!
   -Звезды-ы-ы!,- ворчливо скривилась Графиня.-Все ясно и придворному Уроду!
   -Будем выбирать из нас?,- округлил глаза Архитектор,штатским видом показывая : он-пас!-Но Граф уже...граф...Из кого?
   - Я-дама, разве не видно?
   -Золото кому ни походя не доверишь,-будто про себя прогудел Казначей.
   -Ресурсы...
   -Сопляки!,- перебила Астролога Графиня,подхватив его мысль.-Их розгами надо ..МуштровЯть!Ррряз-ять! Ррряз-ять!-она отбивала ладошкой-дощечкой военный марш.
   -По счастию, Графиня, есть знаменитый Воин, готовый на все.
   Даже,- он поклонился Графу,- " обрабатывать" этих кузнечиков(небрежный взмах рукой в сторону города).
   -Отец им щас Воина разрисовывает,- дочь Астролога затеплила огонек. Все сложили руки на столе: примерные ученики во время урока.Головы опустились на руки. Звездные точки зрачков, расширяясь и сужаясь следили за крылышком огня.
   - Все равно возьмут,- это сын Казначея.
   -Взяли бы из наших,- подала голос сестра Графа, не надеясь, что ее услышат.
   -А потом ? Казнить? Своего?,- практично заметила племянница Графини. --Все равно уж проиграли.
   - Горожане. А во дворце все по-прежнему. "Амур- тужур-бонжур-рандеву" ,-внук старого Воина порывался действовать.
   -"И лютни звон и сладострастный стон",- пискнула некстати сестра Графа.
   Сын Архитектора,пугливый как и его предок, дернул ее за косичку, показывая неуместность тирады и прошипел -Ну,ты,ну ,вылезла!
   -Откуда он вылез, -вскрикнула Графиня,машинально отдергивая руку,над которой склонился в угодливом поклоне Воин.
   -Профи,- гордо представил протеже Астролог-"Из тьмы !И меч готов рубить.." процитировал он любимого поэта Графа.
   Граф благосклонно дернул головой.Четверть жеста:вниз-вверх .
   -Возраст ратников от шестнадцати до одиннадцати ,-стратегический план был безупречен.-Тигры-Тигрицы_-Тигрята.
   -Давайте,мммм, без шестнадцатилетних,-резюмировал Граф.
   -Но,это же...
   - Нет их,- выдохнул Астролог углом рта,незаметно для Графа.
   -..тех,что вырастут...,-нашелся Воин.
   .-Довольно!,- Граф явно торопился,- Я,...,-он скорговоркой выпустил на волю все титулы,будто отмахиваясь от незначительного,а сам отслеживал реакцию нового вассала .
   Воин замер навытяжку и каждое слово Графа значимо приподнимало его над реальностью,передавая долю божественного графского могущества в личное распоряжение.
   -Мы, Черные Вороны. Мы, Смерть на пути врага...,-торжественно клялись юные граждане Глага. Их очи, устремленные на мерцавщий огонь ,были страшными и дерзкими.Они выбрали. Они готовы были нападать и побеждать. Чего бы им это ни стоило.
   А потом,разбившись на пары, они шептали друг другу нежные,влажные от нетерпения слова "взрослой" любви, не преступая,однако, порога запретного.Это- в будущем.
   Воин развернул действия в знаменитый "разбойничий"час, когда легче всего навязать свою волю другому. Все было выверено.
   Вороненые доспехи отражали тускло-ржавый звук меркнущих звезд. Огромный черный плюмаж рвался на ветру.Гибкие остовы перьев жили - каждый! своей жизнью, едва на секунду сгибаясь, чтобы вихри воздуха со свистом скользнули по ним и,- в бессилии,- отпустили.
   -Вы! Вы! Вы!-шесть раз прозвучал приказ.Ко мне! Ноги на ширину плеч. Взгляд ... Держи взгляд!!! Руки за спину!Руки- в замок!
   Сын Казначея и дочь Астролога.Племянница Графини и внук старого Воина.Сын Архитектора и сестра Графа. Против толпы детей.
   -"Юбки"-направо!" Штаны"-налево! Быыыстррро! Два раза не повторяю!-Воин мигом решил гендерные проблемы.
   Вы!- жестким кривым ногтем на дочь Астролога. Вы!-другим движением приказал он сыну Казначея.-Газда-Тигр! Газдарица-Тигрица к своим " штанам" и " юбкам"- МАРШ!
   Юные генералы встали перед бригадами.
   Плюмаж хищно потянулся к ним вязким облаком ,потакаемый ветром,распространяя запах тлена.
   -Даю три дня! Задача- создание Рати.Методы- действенные.-он уловил вопрос в глазах девочки и пояснил,-Ратник -дьявол от бога. Сопли-слюни,нежное мясо-в тираж.Живым -дорога в бой. Выжившим в бою-награды! Провал задания-казнь!
   ...Сперва их расстреляла четкая барабанная дробь, безнадежно пытаясь лишить мужества.
   Не удалось!Но сочный звук острой стали по плахе безразлично и зло оборвал две жизни.
   Замерла Рать под страхом выравнивая строй,крепче сжимая в ладонях оружие.Игры детства умерли на лобном месте. Застыли навек в мертвых глазах дочери Астролога. Крикнули беззвучно раскрывшимися губами сына Казначея.Звякнуло железо,щелкнули каблуки.Родилась РАТЬ.
   За углом коридора Воина поджидали Казначей и Астролог.
   -Ты...,- оба давились этим "ты", не в силах вытолкнуть бессмысленные теперь слова обвинения. -Боги! -сиреневая мгла разложения отсветом пала на щеки отцов.Текли морщины,горловые связки спазмировали звук.
   - Боги жестоки,-цинично оборвал их Воин,-нашлепаете еще.Расклад прост-они или вы! Продолжим? И вкрадчиво- льстиво, будто раздвоенный змеиный язык донес каплю яда до раны - Топор блестит. Кто первый? Двое уже молчали, справедливо опасаясь за жизни.Воин мог все!
   Плац был сух и зеркально гладок от военных экзерсизов.Ни ноябрьские дожди ни снежная крупа не успевали развести грязь- ее заново, круглосуточно, вбивали в землю молодые тренированные ноги. Влага остужала разгоряченные тела юношей и девушек, едва прикрытые кожаными лохмотьями одежды и не могла им уже повредить. В разгаре муштра:-Мысли-долой!
   Вера, безоглядная вера! Газде- Тигру. Газдарице-Тигрице.МНЕ!Вашему ВОИНУ!
   Где-то затеряны среди группы бездумных тел наши Четверо?
   - Человек-оружие!Это вы.Каждый есть боевая единица, способная устранить легионы врага!- долбеж изо дня в день.
   Раскинуты в стороны руки крестом.Вот скелет наполняется жуткой твердостью,хрупкие кости превратились в гибкую, невероятной прочности основу.По жилам бежит не кровь-зеленая жгучая кислота. Едва нанесена рана-ацидная влага , брызгая наружу ,сама уничтожает Врага.
   Граф и Графиня благосклонно внесли свою лепту в обучение ратников.
   - Медам.,ооо-уууумммм,-растягивая сладкое мурлыканье вслед за неуловимо-небрежным движением гладких пальцев на голой груди "болвана", поучала Графиня-Эротичней. Еще! Тяните паузу. Ваше оружие тайна, миг наслаждения, управление объектом.
   Ее не волновали чувства мальчика, выставленного в качестве муляжа для юных прелестниц.
   Графиня знала ,что в это же время Граф методично развращает ребят.
   -Секретное оружие мужчины.. Это..большое и розово- влажное, полное любви...
   -Что? -Он неожиданно уперся взглядом между ног сына Архитектора,провоцируя того на ответ.
   Ребенок отчаяно покраснел. Даже капельки пота,на лбу и над верхней губой отдавали алым огнем.
   -Язык, идиот! Язы-ык! и заржал, довольный эффектом.
   Четверо прибегали на место встреч ночами. Они уже изменились, возмужали .Развернулись плечи, сильнее стали тела,ровнее шаг,ярче внешность, громче, уверенней голос. Они знали свои силы, верили,что разобьют врага наголову,.что их чистота и молодость дар и одновременно оружие.
   Но..."профтренинг"-это унижало и пугало юные души..О! эти вызубренные ласки мертвенно-непохожие на легкие нежные касания любимых рук,сладкого дыхания губ,жара естественного желания. Любовное томление снедало их,но сильное решение брало верх. Любовь-потом. Впереди-жизнь. Победа над врагом...Они будут пить прекрасные чувства полными глотками, отрезать огромные, терпкие,разноцветные ломти счастья и рассыпать его крошки птицам-пусть донесут их радость любому.
   Граф Глаг принимал парад.
   Ратники мерным и грозным шагом, неумолимой лавиной двигались у подножья трона.
   Воин сдержал слово. У Глага была Рать.
   -А они выросли! Когда же мы развернем бой?-человеческого не было в этом праздном любопытстве.
   Январь закружил поземкой,забелил-зеледенил все вокруг.Ратники, жарко рвущиеся в драку недоумевали. Положение в Глаге было хуже некуда.Два приятеля Голод и Холод то и дело подбрасывали Госпоже Безглазой рождественские "подарки".
   Из дортуаров время от времени исчезали то Тигр, то Тигрица,то Тигренок.Возвращались не все,но вернувшись, разведчики забивались по углам и клещами было не вытянуть суть задания., которое они выполняли.
   Четверо!Иногда они днями не видели друг друга.А встретились и...
   Замкнутость, опущенные глаза, зябкое дрожание плеч,ледяные руки,которые, словно недостойные выскальзывали из ладоней любимых.
   Жадное пламя,чернота стен и тревожно-унылые звуки церковного колокола не располагали к откровенности. Исчез уют, пало в ад крылышко их огонька.
   -Разбегаемся?,- спросила тускло Племянница (О, где ты, веселая, практичная и чуть ленивая девочка?)
   - Действительно , Тигрица,-подумал внук старого Воина. Его не покидало чувство- вот рядом жмурится молодой, но опасный зверь.
   -Мож... еще? - сын Архитектора был неуверен.
   -Что еще, что еще-то?- сорвалась вдруг на крик Сестра и разрыдалась, расплющив губы " сковородником", утирая кулаком слезы и сопли.-Наша Крошка не вернулась!
   -Убили?- сын Архитектора поежился, он-таки был трусоват.
   -Ты идиот?, -прищурившись спросила его Племянница.
   -А что? Разведка. Обычное дело на войне.Могут и убить.
   -А ТЫ, был?
   -Обещали...
   -Убили-не страшно,-произнесла четко Сестра-Это миг, а не...
   Племянница взглядом согласилась с ней, подавляя вздох.Казалось девочки вели только им двоим понятный разговор.
   Лицо внука старого Воина стало наливаться синеватой бледностью, глаза не мигая смотрели на любимую. Снизу от груди по шее поднималась встречная волна багрового румянца.-Ты? Мы.. после войны.. решили же !
   Девочки, старшая и младшая, прижавшись друг к другу искали опоры в этом трогательном союзе.
   ДА!!ДАААААААААА! Я, Тигрица. Развратница! Делаю все, что мне прикажут и с кем прикажут. Я разрушаю их державу изнутри!!! Понял, ты!!
   Словно очнувшись от морока , ее любимый посмотрел на младшую.Под его взглядом она сжималась в комочек, пряталась за старшую. А ее лицо, полное ужасных воспоминаний отдельной планетой реяло в воздухе.
   -Одиннадцать лет... они и тебя... отдали Им...
   Вязкая пена лжи,насилия, разврата заполняла все вокруг помимо их воли.И ни одного светлого лучика, ни одного лучика их любви не пробилось через эту грязь!
   Девки, ах вы ..!,-.выплевывал брань Чистюля, оскорбленный в лучших чувствах.- Да я с вами, я рядом бы... ,- и выбежал вон.
   Старшая прижала к себе малышку и успокаивала ее , гладила, бормотала ласковое.
   -Мотай и ты отсюда.Давай-давай,- зло бросила она другу.-Дверью-хлоп, и никаких проблем. Сам-то чем занимался, через дымоход секреты подслушивал? Государственные..
   Он оторопел. Да. И ему приходилось делать все по " спецкурсу" А остальному научили врослые " врагини". Он,глупый, в праведном гневе ждал только одного. Вот Она прибежит к нему,игривому Купидону от Его Высочества .Они сольются в неземном экстазе, Она выболтает ему Секреты Герцога.Так им объясняли цель и задачу разведки. Так, юля и прикрываясь красивыми словами, заставляли постигать методы. И потом он-мужчина. Он должен быть опытным. А девушка должна быть целомудреной.
   Тигрицы видели, какая борьба отражается на челе внука Воина.
   - Вдруг какая-то мысль вспыхнула и пронзила его особой болью.
   Он обратил взор к любимой.
   -Ты думаешь никакой Разведки нет... И все мы просто... подстилки... Герцогские подстилки обоего пола? Граф и Совет все знали?
   -Каждый только за себя.Мы из этой семьи- знаем.
   Огонь прогорел,золотые угли своим сиянием напоминали о продажности этого мира. Мира Взрослых.
   Он принял решение.По двору к Ратникам шел Новый Воин.
   Страж прислушался. В герцогской кухне звенела посуда.
   - Замри! -ворвался Страж и...согнулся в нижайшем поклоне- ВаСвелоо... А я уж...
   -Молодец!-Мужественный облик Герцога не вязался с ярко начищенной медной кастрюлькой и ароматом манной каши.
   -Изв..ВсСв,-на одном дыхании просипел Страж.-Вернулись!Но зачем же вы лично.. смертельно опасно же..
   -Люблю,- Герцог медово зажмурился ,пробуя варево,- люблю САМ заварить кашу...а расхлебывать..
   Он тигриным шагом подошел к Стражу,взглянул ему в глаза- (Страж помертвел и понял, как оно все было в Глаге:юношеский максимализм, умноженный на романтику и поруганную честь профи.) -схватив цепкими пальцами Стража за глотку прошептал раздельно-Они Порубили ВСЕХ Взрослых В Капусту .
   И вдруг, потеряв интерес к слуге стал поглощать бело-кремовое сладкое чудо, приговаривая :За маму, за папу, за... глупых детей.
  
   ХХХ
   Принцесса ,рыцарь и дракон
   Бабушка тихонько возилась в кухне,внуки сидели рядом. Сказка лилась медленно."Мы-другие,-прижал к груди принцессу принц . Мы убиваем дрМы отправляемся на поиски дракона, находим, убиваем и воскресаем вновь. Вновь перед нами планеты, городаили холодные пыльные пространства. Драконов-огромное количество. Только убей! Убей и будешь жить!Они обратились в горстку сверкающего праха и, подхваченные планетнымм ветерком полетели искать дракона."
   Все называли этот закуток-"предбанник" Психиатрическая больница.Приемное отделение отличалось монументальностью:высокие проемы окон,пробитые в толстых стенах забраны решетками.
   Горели бледные лампы и свет дня оставался на внешней границе стены, не проникая в приемный покой . Ненадобен.
   Кресла. Скамьи. Люди. Они делились на две категории.
  
   Родственники и больные. Больные и родственники...
   Глядя на их притихших в этом пространстве, где господствуют Норма и Болезнь,не всегда визуально можно было отличить,кто уйдет отсюда домой,а кто останется в этих стенах.
   Глицинии со двора оплетали решетку,сквозь ветви деревьев были видны скат соседней крыши и горб другой,подальше.
   Кожисто -жестяные листья на жестких змеевидных стеблях бывали прекрасно-хороши только в одно время года-ранней весной. Губастелькие и глазастенькие кисти глициний принросил ей муж.Жаль,что редко. Радость от голубовато-фиолетовых филигранного рисунка цветов распирпла сердце и бросало в жар от загадок и желания,что сулил этот подарок.
   Сейчас уже редко припоминала она радость от цветов,яркого,солнца,глаз,губ,рук этого пройдохи.
   Хоть бы быстрей вся жуть ее прежней жизни провалилась в преисподнюю!Разум трепетал,придавленный чувтвами.
   Что привело ее в эту психушку?. Чужой мужик,жадный и злобный,прожигатель жизни и хитрый как змея,жалящая в самый неожиданный прекрасный момент существования.
   Она сжала зубы со скрежетом: забытьэту гадостть,грехи зачтутся,заживу снова просто и приятно. Правда придется быть более проницательной в будущем. Жуть,как жаль,что жаром обдает при одном ожидании воспоминаний,приходящих незванными,нежеланными,жадными до памяти Нины,чарующими своей призрачной правдивостью и неземной красой.
   -Неправла,ложь,брехня,-зажав,ущи,щеки и скривившись от призракаов прошлого Нина скукожилась на скамейке приемного покоя. У нее не будет покоя,покуда она не откажется от этого придурка.
   Розовый рассвет желаний,жажды секса сменился унизительным ощущением какой-то жирной туши,давящей ее,хранящую еще в себе частицы чего-то простого,прекрасного,главного,удивительно-разумного и фантасмагирического.
   Правда жесткая штука,а вранье себе и людям сразу же обрастает прямо противоположными ощущениями и приносит только пепел в душе и тупую тревожную злость на окружающее.Топор и плаха и смерть-ничто по сравнению с таким прозябанием. Посрамленные мечты принижены,расщеплены рукой судьбы.
   Обрастаешь чествым панцирем,реже и реже тебя тревожит что-либо и вправду реальное,с чем жить легче,разумнее.Но ,проводив правильную мысть мы всегда возвращаемся на порочный,заезженный круг своих страстишек,щипяших и щевелящихся в давящей темноте,рыкающих,как только пытаешься избавиться о них,изображая равнодушие.
   Нина Владимировна сидела и повторяла про себя слова освобождения:"Мне обязательно надо сюда попасть.. Мне обязательно надо сюда..."
   От напряженного ожидания она не заметила , что произносит эту фразу вслух.
   Соседка справа покосилась на нее,но все-таки спросила: "Отдохнуть хотите?" Голос ее был такаим будничным,словно речь шла о санатории а не о психиатрической клинике.
   -Как? ,- не поняла Нина Владимировна.
   -Ну ,чтобы не в "закрытое",надо дать что-нибудь.
   Вообще-то в "открытое" не так простто и попасть. Сыр они удже не берут,коньяк и шоколад еще пока спасают.Я тут мимоходом услышала,как две врачихи нас обсуждали "Несут и несут эти шоколадки и гвоздики,лучше бы пять рублей дали!"
   -У меня ничего нет, вот направление,протянула она маленькую бумажку соседке.
   - Направления у всех, а берут наверняка, надо когда скорая привезет или чтоб суицид.,-женщина посмотрела долгим,каким-то всасывающим взглядом в глаза Нине Владимировне и той стало страшно прямо здесь, где комната кажется странной ,душной и грязной и нелепо скроенная фраза сосдки прозвучала как символ или здешнее заклинание.
   -У меня обстоятельства,мне нельзя больше дома,я там с ума сойду,там все...,-Нина Владимировна не договорила и расплакалась.
   -Что я должна сделать,чтобы меня взяли?
   - Скажите суицид был, ну с жизнью хотели рассчитаться.Только убедительно , с примерами, а то не поверят. Вы не вешались,вены не резали, иначе давно бы вас закрыли в пятом отделении. Придумайте что-нибудь. Отравление, снотворное,только убедительно, с примерами ..Из жизни.
   Нина Владимировна больше всего была ошарашена тем, что участковый врач, выписывая ей направление, говорил о пребывании в больнице,как о чем-то успрокаивающем, где ей не будут мешать отдыхать и она не будетт видеть этого постылого лица,искривленног гримасой брезгливости.
   Но взятка! Взятка,чтобы попасть в дурдом,казалась ей верхом цинзма и щемила сердце какой-то особенной обидой на вселенскую бесчеловечность.
   Слезы набегали и текли не как раньше,в молодости, по щекам, а скользили из уголка глаза куда-то к ноздре и скатывались в уголок рта,пробежав по морщинам,как по руслу ручья,выбитого такими же слезами. Она глотала эти слезы до тех пор,пока ее не вызвали к врачу.
   2. Процедуру у врача она помнила смутно,только на вопрос о суициде,который действительно был ей задан ,стала пространно объянять,как хотела сделать это все "легко и наверняка" .Для этого она нашла маленького щеночка ( НВ, так и сказала -щеночка), взвесила его на домашнем безмене,купила снотворное накормила собачонку и стала ждать результата,чтобы по своему весу ,в дальнейшем, точно вычислить,а сколько же пойдет этих таблеток на нее Нину Владимировну.
   Столь скрупулезная преднамеренность и дотошность ей зачлись. Из приемного покоя в сопровождении санитарки .Нина прошествовала через огромный парк с могилами врачей, убитых душевнобольными, на свое новое местожительство сроком на сорок пять дней.
   3. В корпусе,куда они пришли ,лестничные пролеты были огорожены сеткой.Решетки, как и везде в здании этой больницы,но только потоньше-на окнах и длинный коридор запирался на ключ,подобный тому, какие бывают у проводников.
   Палата была светлая и большая,но и женщин в ней было много. Крова ти стояли не только вдоль стен ,но и в середине.
   Нина поздоровалась и пошла на единственное свободное место,котороке было у окна.
   -Там никто спать не хочет: дует по ночам,-прокомментировала ее соседка.
   Так ведь лето,-возразила Нина Владммировна
   И летом дует и зимой и осенью и весной.Я всегда эту палату выбираю.
   А разве можно выбирать?
   -Нам можно! с уверенностью сказала женщина
   Что теперь будет?,- попыталась сменить тему Нина.
   -Сегодня ничего уже не будет. Располагайся, знакомься,обедай,ужинай.Ты что с собой поесть принесла?Поесть,=это быоло неожиданно
   Не будешь же ты есть то что здесь дают после того как половину разворовали. Я смотрю ты домашняя.
   -Можно я лягу? снова спросила Нина
   -Можно,только режим нарушать нельзя.
   Расскажите...
   Утром подъем,умывание, процедуры, завтрак,обход, трудотерапия,обед, трудотерапия,к психологу или ещке куда вызовут,потом коктейли пить. Кислородные. Тьфу, гадость какая. Стаканы мутные ,немытые, сироп дристосного цвета и пенка,как от грязного белья. Только что не воняет.
   И вести себя надо хорошо, а то ни мужика ни телевизора не получишь. А проштрафишься-упекут в "закрытое".
   Из всего,что было сказано Нина услышала только два ключевых слова "мужик" и" закрытое"
   -А вас как зовут?,-ей захотелось доверия и покровительства,видимо, бывалой женщины.
   -Эля, Эльвина Анатольльевна. вон смотри заходит которая -это Зина,кооператорша. Шиза тихая, неопасная. У нее муж повесился,пока она любовь крутила. А потом сына при невыясненных,машиной что ли сбило или заказали. Ее=сюда, она такая была,себя не помнила.Наша милиция прихо-о-дила,конечно. Напишите заявлени, напишите объяснени, где вы были, что вы делали.
   А ей какие объяснения! И ничего не написала. А дело прикрыли. Она теперь из 9 палаты с доктором амуры крутит.Вон цыганка Аза,отсиживается,Милка-суицидка,Бандерша-алкоголичка,бухгалтерша Люда-та в депрессии. А у меня ничего найти не могут,но и не выпускают.
   Ладно,хватит,-перебила сама себя Эля,-сейчас обед,я- к холодильнику, а то расхватают. Докажи что твое было.
   Особенно мужики,и она посмотрела в сторону нехорошим тяжелым взглядом.МУЖИКККИ.
   Нина Владимировна ,испугавшись, быстро встала.
   -Я пойду туалет поищу
   Ты лучше ванну с кушеткой обследуй и очередь займи.
   - На что, на раздачу обеда?
   =На кушетку, а то на унитазе трахаться холодно,да и двери там не запираются. Перед ванной хоть раздевалка есть, не зажмешь в случае чего, успеешь столкнуть. Но учти три раза попалась и все. Так тебя на полтора месяца на курорт определили, а еще пять добавят в пятом или в восьмом. Там чуть не так -пристегнут и ссать в кровать не велять.
   Она разулыбалась,повторяя, видимо, не в первый раз эту шутку.
   -Боже мой, куда я попала. Отдохнешь тут. Наверное только на кладбище и отдохнешь.
   Иди -иди,там тебя уже ждут, посмотреть ,кто же это к нам попал.
   Нина Владимировна вышла в коридор,повенулда направо прошла несколько шагов и очутилась в холле с дверью на лестницу. Сетка на двери была такая пыльная,что было ясно с первого взгдяда-здесь не открывали уже давно,может быть с того самого момента,как сдали корпус в эксплуатацию.
   -А зачем тогда дверь,если она закрыта.Построили бы лучше еще одну стенку, не было бы иллюзии,что отсюда можно выбраться.
   Вот.попеняла себе она, еще дня не провела, а уже выбраться хочу. Столько трудов приложила чтоб попасть. Таблетки высчитывала . И здесь то же самое. От его издевательств бежала, а сейчас прямо на первом месте кушетка. Самая востребованная вещь.
   Она осмотрела холл и увидела
   продавленные диваны,расставленые по периметру, а вверху на консоли старый телевизор.
   -Над кукушкиным гнездом дятлы пролетали...,-она повернулась и пошла по коридору к противоположной двери,через которую ее привели сюда.
   Больничное общество собиралось на обед в среднем ,большом холле,он служил здесь,как бы гостиной.
   Есть ей не хотелось еще и потому,что своей еды она не захватила, а запахи,которые неслись с раздаточной тележки,аппетита не нагоняли.
   По левую руку по коридору шли палаты,по правую-служебные помещения: бельевая,ординаторская.,процедурный кабинет,кабинет главврача,гардеробная,комната неизвестного назначения с металлом приборов, столов,решеток и стеклом пробирок и склянок . Около входа шел еще один коридорчик под углом к первому и вот там-то и были туалеты и пресловутая ванная.
   Она заглянула в ванную. Ободранная емкость и кушетка за старой пластиковой занавеской на кольцах. На стене ,где был вбит кривой гвоздь, протянулся шланг клизмы,воткнутый в плоскую,как живот йога, синюю резинку.
   Целый день до вечера Нина ходила,лежала,отвечала на вопросы,вобщем приживалась в этом маленьком мирке
   . Свет потушили ровно в десять,все почему-то очень быстро заснули,только Нина и Эля, лежа голова к голове , переговаривались тихо.
   Комната казалась полосатой от теней деревьев,на которые светили мощные лампы.Некоторым женщинам свет бил прямо в глаза,но они не двигались от него,казалось им было все равно.Нина спросила Элю почему так.
   А таблетки зачем по-твоему дают?Кому что ,аминазин, аминалон, диакарб,димедрол,валиум,вобщем весь алфавит.
   Завтра и ты спать будешь,со светом,без света,под музыку-будешь спать ,как миленькая.
   А другое лечение?
   Какое другое? Глоташь это дома-называется "употребление наркотиков",а здесь -лечение.
   - А вы как здесь?,-попыталась Нина узнать о соседке побольше.
   -Ты лучше о себе расскажи,завтра у тебя встреча с лечащим врачом,тут главное себя поставить и не переборщить.Главное не быть сумасшедшей больше,чем требуется,-ушла от вопроса Эля.
   -Ну,- как бы подбодрила она,рассказывай. Не бойся ,не засну,я эти таблеточки любителям отдаю.У нас тут некоторые лечатся с большим вкусом.
   -Ну, еще раз повторила соседка.
   Нина Владимировна стала вспоминать и,как всегда, слезы ручьем потекли из ее глаз. Полосы света и тени зарябили и комнта стала похожа на подводное царство . Все расплывалось,приближалось и удалялось вне зависимости от желания Нины Владимиролвны. Что-то она стала совсем плаксивой!
   Сощурив глаза,чтобы стряхнут слезы, она посмотрела за окно на фонарь. От лампы,как и в детстве, побежали льдистые иголочки-лучика и , откликаясь на щемящую жалость,из носа потекло.
   Если слезы текли по благородному и не мешали красиво страдать, то сопли вносили такую прозу в эту сладкую жалостную красоту,что разрушали ее напрочь.
   Страдать с соплями красиво не получалось.
   -А-а-а, любимый и единственный,догадалась Эля.
   Ты ему ох и ах, а он тебя нах..
   -Ничего вы не понимаете,сдавленно и благородно сказала Нина соседке.
   -Старо , как дерьмо мамонта. И конечно, любовь до гроба...твоего. Моложе тебя что ли?
   -Ну и что . Я его больше не люблю. Я и сюда пришла,чтобы дать ему понять,что все кончено.
   -Конечно-конечно, уж если "дать ему" и "понять",то разлюбила,-Эля опятькриво усмехнулась Господи, сколько же вас таких дур. Книги,религия, жизнь, все вам говорит и показывает-только стервозность нам строить и жить помогает.
   А вы все претесь и претесь в психушки лечиться, места тут у настоящих больных отнимаете,-со злобой закончила Эльвина Анатольевна и отвернулась к стене. Разговор оборвался.
   Утром ее вызвали к лечащему врачу.Нина Владимировна испытывала панический сирах перед словом "психиатр",ассоциации были темные страшные и сразу вспоминались могилы в больничном парке,как будто не врачей убили больные,а наоборот.
   Во время всего разговора, врач как-то исподнизу смотрела на нее огромными глазами,увеличенными плюсовыми диоптриями очков и все время повторяла :
   -Вы его любите,любите,любите. Мы вас подлечим и все будет у вас хорошо.
   Врачиха была много моложе Нины Владимировны,да и что она могла понять в Нинином горе и болезни! То ,что они говорили на разных языках было видно сразу. Чувствовалось,что врачихе надо настоять на своем и,даже,когда при назначении процедур больная сказала,что ужасно,ну просто панически боится уколов и просит ей их не назначать,то услышала в ответ только формальное :да-да.
   4. Медсестра Лена считала,чтот нагоняй от завотделением она получила совершенно напрасно
   -Если Вы сейчас так небрежны с одноразовыми шприцами,посмотрела бы я на вас,когда шприцы простоянно нужно было стерилизовать.Вы бы грязью заросли.После ваших процедур на больных,наверное,помидоры можно было бы выращивать
   .С такими воспоминаниями Лена высунула головув в коридор и крикнула :
   -Следующий
   - Вы мне будете колоть только те лекарства,что принесли мне из дома,вызывающим тоном заявил Семечкин, появлясь на пороге. В руке у него был полиэтиленовый пакет,полный ампул,таблеток и капсул.Лена чувствовала холодок и немного влажности от пакета.
   -Из холодильника принес,у морозилки держит. Там наверное такой коктейль уже смешался не обрадуешься.
   Спорить с Семечкиным был бесполезно.Медсестра взяла пакет из рук больного, демонстративно его развернула,покопалась и вытащила ампулу.
   Вы то лекарство взяли?,-забеспокоился лежащий на кушетке Семечкин.
   То,то самое!, отмахнулась девушка.
   А откуда вы знаете,что то самое,ведь я же вам не говорил.
   То же,что и в прошлый раз я вам ставила,-Лена поднесла ампулу к близоруким глазам пациента.,-я только шприц возьму.
   Зажав ампулу в кулаке , Лена за ширмой проделала знакомую процедуру одурачивания Семечкина: взяла два шприца, в один из них набрала лекарство из ампулы Семечкина, в другую естественно то,что назначил врач.
   Оба шприца были в руке у медсестры .С привычной ловкостью она показала шприц с Семечкиновским лекарством,вонзила в ягодицу то,что назначил врач,и отбросила оба шприца на столик ,поднимая и выпроваживая Семечкина, чтобы он при своей дотошности не вздумал ее проверять.
   Пациенты тянулись один за другим :сплошные ягодицы,вены,предплечья,запястья и ляжки-у тех,кому колоть уже было некуда в привычные места-столько они приняли этих процедур.
   Она устала и думала только о том,чтобы все быстрее кончилось, Поток ,наконец,иссяк.
   Помня о нагоняе,который получила она у завотделением,Лена взяла процедурный лист и стала проверять,не забыла ли кого. Так и есть,новенькая не пришла! Она высунула голову в коридор и попросила кого-то,чтоб позвали новенькую на процедуры.
   Сверившись со списком,наполнила лекарством новый шприц и положила его на столик,где,касаясь иголками бикса, лежали еще два шприца-пустой и Семечкина.
   А на пороге уже стояла Нина Владимировна.
   - У меня нет уколов,я сказала врачу,что боюсь их и мне не назначили.
   -Господи,еще одна на мою голову,-подумала медсестра, а вслух сказала: Всего один укольчик ,в попку.Это вас наверное в детстве запугали? Сейчас иголки тоненькие,я сначала вас шлепну и ничего не почувствуете.
   Нина неловерчиво смотрела на Лену уже готовая расплакаться.
   Лена перемнила тактику: Вы хотите вылечиться или застрять здесь на два срока.
   - А что могут и на два задержать?
   - Легко.Будут улучшения-выйдете через полтора месяца,нет еще продлят.Ну же ,ложитесь.
   Больно не будет?,- еще раз спрсила Нина.
   Не будет, не будет,-говорила Лена протягивая руку к шприцу.
   -Нет я лучше стоя.-переменила решение Нина Владимировна
   -Хорошо,давайте сюда,к свету.
   Больная задрала халат, стянула трусики,наклонилась,медсестра смазала ягодицу спиртом.
   Нет,нет, боюсь ,вы знаете я с детства боюсь!!,закричала Нина.
   -Да я еще ничего не делаю,у меня и шприца в руке нет,посмотрите.
   Нина Владимировна, пытаясь рассмотреть , что-то в Лениной руке , неудобно изогнулась, а Лена показавая ей раскрытую и пустую левую ладошку ,правой же быстро взяла шприц со столика ,звякнув биксом,звонко шлепнула Нину Владимировну по попе и вонзила иглу. А шприц был с лекарством Семечкина,бог знает сколько провалявшимся в холодильнике и на столике.
   Успокоив истерично забившуюся у нее в руках Нину, и как -то быстро после этого ослабнувшую,Лена сама увела ее в палату и уложила на койку.
   Если так будет каждый раз,то этот орешек еще почище Семечки ,-подумала Лена, выходя из палаты.
   - Лена,закончила уже?,-донесся до нее голос санитарки,-убирать все?
   - Убирай все,-ответила Лена
   - И со стола?
   - Да, все в мусорку
   После укола Нина почувствовала себя плохо. Видимо она сильно переволновалась и с ней стали происходить странные вещи. То звучал шепот,то вкрадчивая музыка приглашала в заоблачную даль.Она слышала шаги ,раздающиеся в коридоре,шелест листьев,шуршание шин автомобилей,журчание речи.
   Слегка кружилась голова, все звуки вдобавок были смазаны, нечетки.Оона как будто кружилась на карусели или на патефонном диске.Ужжжжжжххххх, ужжжжжх ужххххх,замирало и сжималось ее сердце.
   Ощуща себя очень больной, клубочком свернулась на кровати и попыталась вздремнуть.
   Ее слепило все.Даже через полуопущенные ресницы, на тумбочках назойливо взблескивали,то стакан,то бутылка,то чайная ложечка.
   Потом ей показалось,что кровать покачивается,как вагонная полка, и все звенит вокруг, она узрела и звуки.
   Толстые жирные,они бухались и шлепали как жабы.
   Блик на золотой ложечке звенел пронзительным комариным жужжанием.
   Все твердое,что было в Нинином теле отзывалось на противный приторный диссонанс жабьих кувалд.БУ-У-У-УХХ,-череп рос и распухал,буу-у-у-у-ух,- ребра рвали плоть,как раскрывающиеся железные цветы,ууууххх- суставы скрежатали,облепленные зловонными взвизгивающими струнами.,пилящими их.
   ух-ххх-хх-щщщщхх,-терлись,пережеванные в порошок остальные кости,хух-хущщ-ххху,оседало все внутри комьями,твердеющими под эту дьявольскую музыку.
   Все мягкие ткани, ногти, волосы,кишки, пучились и пушились ,как мягкая акриловая кудель,свиваясь в сложнейшие,не различимые глазу узоруы под заунывно пронзительные вздохи опадающих легких-х-х-х. Хррр,сипело в горлегде воздух жег гортань.
   -Ярова, на трудотерапию,-вкатилась в палату кругленькая кастелянша в беленьком,коротковатом спереди,где мешал живот,халатике.
   -Ярова,пакеты клеить,все уже там,давайте,давайте,скоренько.А то норму не успеете сделать.!
   Я лежу в больнице,-прохрипела Нина,-и не собираюсь заниматься никакой трудотерапией.
   Как? ,- не поняла кастелянше. Но все же там?!(удивление ее было живым и безыскусным) У нас лежать не положено...
   -А я ЛЕЖУ,в боль-ни-це, в пси-ХУ-ш-ке,-по слогам произнесла Нина.
   - Вот вас кормят, лечат ,вы не цените того,что дает вам государство,обиделась белохалатная колобушечка.
   -Кормлю я себя сама !и работаю !и государство! мне!! платит больничный !!!и больше работать я не буду!!!!!,-злость, поднявшаяся в Нине Владимировне ,была настолько сильной,словно кислотный гейзер выплеснулся наружу.
   Халат вздернулся и на круглом пышном задке,когда сестра с возгласом :"Доложу завотделением о нарушении режима",выскочила из палаты.
   - Психи должны быть смирными..., а то гулять не пустят..., а то укол всадят..., а то любить не будут..., а то жить не дадут...., -крутились в голове обрывки фраз,-
   Бесправные ,беззащитные психи и.... я,- пробормотала она,а потом заснула.
   Как ни странно ,ее не беспокоили весь день. Она спала и не слышала,как приходили,переговариваясь соседки по палате, уходили снова, дремали на своих койках,читали,собирались смотреть телевизор,обуждая,удастся ли досмотреть фильм до конца.
   Запахи обеда и ужина она не чувствовала, кружеие и звуки исчезли,а снился сон,как бродит она по каким то лесистым местам,время о времени попадая в совершенно пустую комнату.
   Но Нина не может задержаться ни в лесу ни в комнате и не может остановить эти движения,неизвестность томит ее, незнание будущего,страх,все сильнее и сильнее овладевают ею.А так хочется хорошего, спокойного счастья или встретить милого человека.
   И вот комната... Она уже не блуждает по лесу. Комната ее поймала,как птицу.
   И тревожно и в сон вливаются воспоминания о реальности и беспокойство,что завотделением не пришла и неизвестнго чем грозит Нине нарушение режима.
   Комната широка,высока и пуста. Три белые стены без окон побелены известкой. Нина чувствует запах известки-это знакомый с детства запах. Перед праздниками мама всегда белила комнату и кухню. И они становились голубовато- нарядными,чистыми и свежими.
   Так и эти три стены,сияют,словно взяты из детства,а четвертая-туман белый,клубящийся. Огоньки внутри тумана ,маленькие,много их. Силится рассмотреть Нина стену и огоньки,но видит только мужчину.
   Не добрый и не злой,скорее приятный. Стоит пред туманной завесой
   - Идем сюда,-говорит и рукой за стену туманную показывает.
   -Что там?,- сжалась Нина в предчувствии,забормотала,отговариваясь,
   - Нет,у меня дети,работа ...,-и еще много чего хотела сказать,лишь бы в комнате остаться.
   Мужчина повел сябя с ней ,как с равной.
   А-а-а,так ты знаешь,значит,когда во сне зовут,соглашаться нельзя,а то умрешь ?
   Знаю,-вспомнила Нина,-знаю.
   Махнул мужчина рукой, пелена тумана развеялась,а за ней-кладбище темное,осеннеее,с ветром и холодом.
   А крошечныые теплые свечечки на могилках-те огоньки,что сквозь туман видела.,светят.
   Десять вечера. Кто- то в палате уже спит,кто-то возвращается,не досмотрев фильм.
   Свет выключен.
   Яркие лучи дворовых фонарей чертят на полу квадраты от оконных рам и полосы от веток деревьев.
   Там,где свет попадает на купы листьев , на полу ,стене или кроватях образуется ажурный шевеляшийся островок.
   Прохлада, запах петуний и табака,пахнущих особенно ярко после поливки,реет в воздухе палаты,пербивая запах больничного жилья и скопления человеческих тел.
   Влажная земля и трава после жаркого дня тоже пахнут хорошо.
   В больничном парке никого нет, а за забором жизнь почти замерла: только иногда раздаются в тишине сочные шаги ночного прохожего,да со свистом по мокрому асфальту проносятся машины. Все ,наверное,спят.
   Эльвина подошла к окну и машинашьно скользнула взглядом по спящей Нине.
   Ей показалось что пятна тени и света падают на Нинину кровать особенно причудливо,образуя на ее лице,обнаженной шее ,руках и ногах, странно-завораживающие двигающиеся узоры.
   Сквозняк,-подумалаЭля,но приглядевшись сдавленно вскрикнула.
   Кожа Нины просвечивала,там свивались - развивались червячки,ниточки, канатики,пучочки,словно невидимый паук ткал прекрасный и феерический узор паутины.
   Эля резко отпрянула и,ничего никому не сказав ,побежала за врачом.
   Садиева,опытный психиатр,первым делом подумала об изоляции и инфекционисте.
   Отдельного бокса в этом крыле не было, она решила положить больную в ординаторскую.
   Кое-кто из больных,несмотря на принятое снотворное, проснулся,а вернее всего, подсознательное чувство опасности разбудило людей.
   Недаром говорят,что сумасшедшие очень проницательны. А грани и стадии душевной болезни при этом не играют никакой роли.
   Выносили беспямятно спящую Нину вместе с кроватью. Уже когда протискивались в дверь,кто-то из женщин сдавленно пробормотал: - Ногами вперед!. Но Садиевой было не до суеверий. Если подтвердится зараза,то карантин обеспечен всему отделению.
   Хотя и так будет карантин,а значит не будет долгожданного отпуска.
   - Черт,-выругалась она сквозь зубы. Оставив Нину в ординаторской ,и заперев дверь,чтобы кто-нибудь случайно не вошел,врач пошла вызывать инфекциониста.
   Коридор плохо освещен ,дверь и лестница впереди тоже были темны.
   Поворачивая ключ в замочной скважине ,за стеклом с той стороны,психиатр увидела больную Ярову,сорока девяти лет,которую только что заперла в ординаторской.
   Инстинктивно,распахнув дверь,врач бросилась на площадку,а из-за ее спины,настоящая Ярова,а не ее отражение в пыльном стекле,ящерицей скользнула и пробежала по лестнице , хлопнув входной дверью.****
  
   Босая,в белой холщовой больничной рубашке с треугольным вырезом ,Нина оказалась на ярко освещенном дворе больницы.
   Побежала вперед,моля бога,чтоб никого не встретить. Кто знаеет,кого можно встретить ближе к полуночи в этом странном месте?
   Тени от зданий и деревьев были глубокими,черными и резкими,но десь прижавшуюся к какому-нибудь дереву или стене ее и будут искать. Это не свобода,а просто очень большая мышеловка,в которую загнанная мышка Нина попала из клеточки поменьше.
   Она не знала расположения корпусов и служб ибо пробыла здесь смлишком недолго.
   Сейчаса включат сирену или будут звонки над стенами,она не знала что бывает,когда сумасшедшие сбегают. Думала,что начнется суматоха и тарарам.
   Больничные правила,когда беглецов отлавливают методично и без шума,чтобы не было бунта,который грозит катастрофой,ей не были знакомы.
   Единственным и самым темным местом,в середине двора,куда сходились все дорожки-было маленькое больничное кладбище,или в просторечии-сквер.
   Вековые платаны с гладкой корой и звездчатыми крупными листьями высоко поднимались и заслоняли это место от самых больших ламп , перьями жар-птицы распустившимися на серых и шершавых высоченных бетонных столбах.
   Можжевельник и туя, глубоко темнели источая смолистый запах и отдавая тепло,которое вобрали в себя днем.
   Стрекотали цикады,ночные бабочки и мошкара вились на свету.Скользили,изредка пропискивая, бархатные летучие мыши.
   - Сейчас вцепятся в волосы,-ожили детские нинины страхи. В детстве девчонки пугали друг друга ,что летучие мыши слетаются на белое,вцепляются в волосы,запутываются там стаями и пьют кровь.От этого девочка умирает. Ее кладут в гроб,покрашенный голубой краской.Сверху красиво должна развеваться токая,прозрачная вуаль,пока духовой оркест играет танго "Голубка". Потом ее закапывают, и если она приснится кому-нибудь пока не пройдет сорок дней и во сне заговорит и ты ей ответишь, то ее черная рука утащит тебя за собой!
   Живучие детские страхи! Нина сбросила с себя рубашку без стыда,какой стыд,когда разговор идет,как ей казалось,о жизни и смерти.
   Эту белую грубую тряпку может заметить издалека любая санитарка или врач,которые уже пустились в погоню.
  
   Она стала оглядываться вокруг и увидела,что у корпусов началось какое-то движение.
   Нина отошла в тень памятников.
   Пониже и повыше ,обелиски из гранита и мрамора,похожие на вытянутые вверх пасхальные пирамиды,толпились среди небольших клумб. Темно- темно- сине-фиолетовые,почти черные и бордово-кровавые,цвета запекшейся крови анютины глазки паслись в травке у этих камней.
   Ярова подошла и почти ощупывая надписи золотом и серебром,отсвечивающие ей в глаза, стала читать:
   Абрам Моисеевич Голштейн(1826-1874) и старинной орфографии надпись под крестом "Любим и помним всегда", Гита Борисовна Бламберг(1904-1961) "Твоя жизнь была не напрасна-ты несла мир людям", Стражилов Ратмир Станиславович(1900-1940) "Воспрянем в борьбе",Жерина Зинаида Зигфридовна.(1921-1957)"Маме и жене,исполнившей свой долг с любовью и вечной памятью. Муж и дети" ,Федорова Фаина Филатовна(1889-1920)-тут не было написано больше ничего! Сашенька Ставрова-3 годика и бледный портретик на черном,полированном,богатом камне.
   - И нигде ни слова о том,как им было страшно умирать. Их наверное мучили.
   Занятая мыслями, она не заметила,как прислонилась плечом к одному из надгробий, еще не совсем остывшему от дневного тепла.
   Вдруг до слуха ее донеслись близкие голса. Слов она не расслышала,но сильнее,почти всем телом,вжалась в камень,замечая,что тело ее постепенно выправляет ся и становится похоже цветом на гранит обелиска.
   Ноги,утонувшие в анютиных глазках и уже раздавившие несколько лепестков,постепенно наливались кровавой темнотой одних цветов и расцветали пятнами похожими на трупно- черныий окрас других.
   Гранит стал прозрачным и в его глубине появилось мертвое лицо убиенной.
   Нина рванулась,но камень и растения держали крепко, а лицо приближалось,всплывая из каменной глубины и уже поднимались,обрисовываясь ,руки, тело и бедра наливались неживым соком,обретая объем и форму.
   Туя и можжевельник,оканчательно задурманили ей голову,источая уже не смолистый, а трупный запах.
   Нина закричала, и ,погружаясь во тьму ,увидела плотную женщину-еврейку,появившуюся как бы из гранитной толщи. Но это была врач соседнего отделения,которая и нашла ее голую,липкую,вымазанную чем-то темным и гадостно пахнущем, разметавшуюся по цветам и траве.
   Пятое "закрытое" с этих пор стало для Нины явью.
   Ввиду нераспознанной кожной болезни ее держали в отдельной палате, всегда закрытой на ключ, куда ходили толпы врачей ,снимавших с себя для дизинфекции все до белья после этих посещений.
   В ее истории болезни теперь были какие-то записи о тургоре,глазных и коленных реакциях,пробах на все что можно и назначений,всех,какие только существуют.
   Нина меняла цвет , узор и плотность кожи и... молодела.
   Исчезли морщины,она похудела,изменился состав крови, пульс был наполненным, все органы работали отлично.
   О ее душевной болезни не вспоминали. Считалось ,что она "острая". Да и как отдать такое бессловесное сокровище-кладезь не одной кандидатской и докторской диссертации .На разграбление другим?!
   Когда Нина очнулась в палате была темнота. Голос ей не провиновался,зубы непроизвольно сжимались,жесткая койка клещами впилась в кожу, железки кроватной старой сетки через тонкий матрац давили даже на кости.
   Она оглядела себя насколько могла:зараджение распространилось далеко. Ощутив замирающий удар сердца, Нина испытала страх ,переходящий в ужас.
   Так хотелось пить и оправиться! Кругом не было ничего и никого кто б ей помог.
   Она попыталась задрать ноги,но они были привязаны крепкими ремнями к стойкам кровати,как и руки.
   -Боже,дай только выбраться отсюда, Уж я вам покажу!
   Она стала рваться с кровати,раскачивая ее.
   Возможно,ну может быть вокруг кто-нибудь есть и скоро,услышав лязганье койки по кафельному полу, к ней придут.
   Жуткий кожный зуд раздирал ее тело. *******
   - Не сейчас,-взмолилась Нина кому-то невидимому
   И услышала ответ там в глубине себя,от которого мороз сковал все ее члены,а волосы зашевелились: -Мы вместе ,мы вместе,мы не умрем,мы будем любить друг друга. Долго-долго долго-о-о-о,-эхом отдалось в мозгу. Терпение ее лопнуло и обильные испражнения потекли по матрацу,кровати,закапали на пол, расплющенными холмиками лежали под ягодицами.
   Зудящая нинина кожа выбросила рой спор -чешуек ,протянула шевелящуюся фырчащую,тяжелую волосистую маасу тоненьких щупалец,которые пожирали экскременты,толстея и наливаясь на глазах у ошеломленной санитарки, что открыла дверь в этот самый момент.
   Санитарку вырвало прямо на пороге и она бросилась сначала в умывальник ,а потом искать дежурных врачей.
   ФФФ-фухх,сказала кожа,выпустив чешуйки и щупальцы в сторону двери и рвотные массы,распростря\раняя кислый запах полупереваренной пищи ,исчезли под их разрастающимся объемом.
   Существо,лежаще на кровати уже не было Ниной,оно вытягивалось и сокращалось кожа сокращалась и растягивалась.
   Любофффь-любииитть- ттебя-сссс-еебяя,- выдыхал рот. У монстра,похожего теперь на дракона, лопнула и разошлась кожа на пальцах ног обнажая,красновато-синеватое мясо,взблескивающее под лунным лучом и влажное от крови,омывающей его и медленно пропитывающей матрац. Капли ее уже тяжело стучали о кафель пола.
   Нина? задрожала и изогнулась, вытягивая ноги из все выше и выше задирающейся кожи.
   - Ыыыыыыык-уу- ук- гыыы,- медленно-медленно кожа отползала с икр,коленей, бедер,талии,обнажая связки и сухожилия, сливочно кремовые и такие нежные,что их хотелось лизнуть языком,чтобы почувствоватьих сладость,окропленную,теплым,терпким вкусом сукровичной жидкости..
   Раздался треск открываемой двери и на пороге появился весь дежурный персонал отделения. И в этот же самый момент кожа ,хлопнув парусом, вывернулась наизнанку, и стала утолщаться и надуваться, соединенная с трепещущим куском мяса,что прежде был Ниной, толко на кончиках пальцев и губами,слившимися в вечнгом поцелуе.
   Четыре руки, испачканные обильно текущей кровью нежно и страстно ласкали друг друга. Черно- кровавая запекшаяся яма внизу ,толчками втягивала в себя набухшую,толстую , жирную и лоснящуюся кожу. Казалось внутри это тело распирает нечто сильное и твердое,проникая все глубже и глубже и чуть не пробивая в толчках своих эти кровавые лохмотья насквозь.
   Бледные,несмея пошевелиться,стояли мужчины и женщины в дверях.
   Смрад и жар наполнял палату,казалось ,осязаемыми , густыми и горячими
   миазмами.
   Тела наблюдающих покрылись испариной. Этот чудовищный секс ВОЛНОВАЛ!
   Руки мужчин и женщин непроизвольно начинали скользить сначала по своим телам,выделывающим непристойные движения ,но чуть позже Адамы и Евы,неудовленворенные собой уже тянулись друг к другу.
   Вдруг чудовищная пара распалась,кожа истончилась и осыпалась, а сквозняк поднял и унес ее за окно.
   Тело-огромная рана, на секунду замерло.
   Какая это была томительная и долгая секунда. Но сразу же после нее вулканические толчки стали сотрясать живот жертвы. Она билась привязанная путами, а с наблюдателей мгновенно слетел пыл страсти.
   Они не могли никак догадаться,что за ужасное действо готовится еще.
   В предрассветном сумраке что-то белое показалось в промежности несчастного существа,извивающегося под невыносимыми страданиями,но не издающего больше ни одного звука.
   Так в молчании там показалось что-то огромное,непонятное,неузнаваемое.
   Демонические натужные родовые схватки исторгали из чрева существа его собственный скелет!
   Сначала показались широкие тазобедренные кости.Выпятившись вперед,
   они несли за собой вывернутые из суставов и прижатые к позвоночнику ноги.
   Ребра,стукались друг о друга и звенели почти нежно.
   Череп проскользнул ,выкрутившись,как кошачий язычок,облизывающий мордочу после сметанки.
   Гора костей медленно и трухляво оседала под собственной тяжестью. И ,не успели люди подбежать,как костная мука взметнулась и исчезла за окном вслед за кожаными чешуйками.
   Мясо со сладковатым запахом тлена пошло пузырями и слизью: на кровати не стало больше ничего.
   Дракон был побежден.
   ...Две горстки праха,извиваясь на утреннем ветерке,опустильсь в больничном скверике у могил и, как Афродита из пены,из этих горсточек возникли юноша и девушка.
   Принцесса и Рыцарь могли любить друг друга вечно.
   Драконов на этой Земле было много.
  
   XXX
  
   Ворсеныш Згрэд
   Знакомство.
   -Олежка, сколько раз говорить, возьми пылесос и вычисти ковер. Нельзя валяться на грязном.Надышишься пылью-заболеешь.
   Олежка продолжал упрямо гонять по узорам ковра автомобильчики, фырча и завывая на сложных загогулинах поворотов.
   По телевизору показывали автогонки Париж-Даккар.Приплюснутые ловкие, словно ящерицы , разноцветные гоночные машины завораживали его. Движение по пескам вопреки всему: солнечным стрелам, пыли, отсутствию влаги, всяким опасностям-вот это да!
   Он подсунул под середину ковра свернутую спортивку, подняв тучи пылинок и легкие шерстяные пушинки.
   - Уууу,-натужно и басовито загудел Олежка.Лицо его покраснело,над губами, вытянутымив трубочку блестели капельки пота.Автомобиль попал в плен бархана. Его надо вызволить. Он хотел изобразить страшную перегрузку мотора. Вздохнул, набрал полный рот пыли и закашлялся. Брызги слюны летели во все стороны.
   Они попали на комочки шерстинок, отчего те съежились.Одна капелька-сердечко обросла шерстиками и пылью . Не удержалась в воздухе и тяжело спланировала прямо в открытый Олежкин судейский "Лендровер".
   -Да сколько ж можно ,- возмутилась бабушка,- Задушит тебя пыль ,а ты и ухом не поведешь. Знаешь , какая зараза здесь летает!
   Олежка авторитетно кивнул головой .
   -Знаю! СПИД. Про него все время по телевизору говорят -остерегайтесь!
   Бабушка покраснела и демократично увела разговор в сторону от ненужной темы.
   -Ветрянка хуже.Грязными руками расчешешь лицо, будут оспины...
   -Вау! А что такое "оспины" ?
   -Неровности на лице. Ямочки. Про таких людей говорят "на лице черт горох молотил".
   - ВАУ!- завопил еще громче внук. -Ни у кого не будет! А у меня-а. Во здорово!
   - Типун тебе на язык,- сказала бабушка и прикусила свой-Реклама здесь явно не годилась. Так родное дитя захочет вместо всем известного пирсинга нацепить на язык загадочный типун.-
   -Все, разговоры окончены! Или в угол или уборка.
   -А потом чипсы, -уточнил внук
   - Посмотрю на твое поведение. Чипсы, только у телевизора. А то опять мусор по квартире .
   Олежка прикинул, что лучше: в угол или чипсы, да хотя бы и у телека.
   -Ну, бери пылесос.-Бабушка стояла рядом. В руках-злосчастный агрегат.-В облаках витаешь.Что под ковром? -Она с трудом нагнулась, вытащила спортивку. -Опять грязная!
   Олежка почувствовал угрызения совести.
   -Ла-адна-аа, баб,- он включил чудовище, взял в руки хобот и стал водить щеткой вокруг машинок.
   Пылесос гудел тихо, неинтересно. Никак не получался из него грозный дракон, который мешает гонкам. Олежка постоял и , особо не утруждаясь, спихнул ногой разноцветные игрушки с ковра.
   Ему показалось, что из " Лендровера" кто-то смотрит на него.
   Мальчишка вздохнул,когда ковер был пустыней, он выглядел намного меньше, чем теперь.
   -Почему так? Если мороженое в шоколаде-то маленькое.Если скользкая тушеная капуста-полная тарелка. С горкой.Дикая несправедливость.
   Он закончил уборку, взял игрушки и положил в детской на столе.
   Во, можно к чипсам попросить еще чего-нибудь. За усердие.
   -Чипсы, ба,-уборка закончена
   -Позже. Я сериал погляжу, ты сядешь и дам.
   Ага, там два сериала. Любовь и убийства. Да-а-ай.
   -Тогда у себя в комнате,над столом...,-она не договорила, а уже Олежка бежал в кухню.
   На столе в" Париж-Даккар " не игралось.
   Рука задела "Лэндровер". Внутри полно пыли.
   -Водой? Лень.- и дунул внутрь.
   -Я те щас дуну,- в носу мгновенно засвербило. Олежка лег щекой на стол, выглядывая глазом ,кто же прячется в Лэндровере. Серый пух,разноцветные ворсинки от ковра,волос,грязь разная.
   -Вылазь,-попросил он,-Похрумкаем.
   - А ты меня-водой?
   -Откуда знаешь?
   -Мысли читаю. Я маленький, но талантливый.
   -Хвастун-трусун.
   -А я тебя по-новой...,- пригрозило из Лэндровера.
   А я вообще Лэндровер выкину.За дверь, -уточнил Олежка
   Слабо,-мигом отреагировала пыльная немочь.
   А мне баба...
   Чипсы какие?Рифленые?,- Олежку не услышали.
   Обычные,- , все еще во власти спора ответил он машинально.
   Годится!,- шарик пыли выбрался из машинки.
   Олежка смотрел и удивлялся.Грязь и грязь, а разговаривает, грозится.
   Эй,тормози! Опять подумал про воду !,-пылешник отлетел за микроскоп.
   Не-ка,-Олег скосил глаза
   Не ври.Жалко не вырос я.Я б...
   Не вырос?,-Он представил мутное вонючее облако посередине комнаты.-И что?
   -Не знаю, -пылешник наполовину высунулся из-за микроскопа.-Не пробовал. Мы существа эксклюзивные, но нестабильные.
   Экск..? ,-язык заплетался.
   -Мало нас, -перевел пылешник,- Исчезаем быстро.А то бы мы ого-го!
   Ага,-сглотнул сухим горлом Олежка и покосился через открытую дверь на ковер.-Всех я в пылесос загреб или остались..
   Всех,-тотчас откликнулся " дружок" Я вообще с тобой могу телепатически говорить. Нечего энергию зря терять.
   Олег не удержался,- трудно все-таки находиться под контролем!,- и представил:он за столом болтает головой ,руками,открывает рот, кривит рожи. И тут-бабушка!
   -Давай нормально,-предложил он,- а ты кто?
   -Ворсеныш.Папа-Ворс, мама-Ворсена.Звать -Згрэд.
   -А мы..,
   -Про вас я все знаю. Не первый день живу.И специализация...
   Хм,-недоверчиво глянул Олег на пыль -Шпион. Дьжеймсь Боньдь.
   -Правильно догадался.Шпион Згрэд. Это и по имени видно.
   Остальные-то вип-вап-воп да сюси-пуси. Знаешь каким надо быть ,чтобы с заглавной буквы величали!
   -А оружия у тебя и нету! -закричал Олежка. -Врешь все!
   - Я сам себе оружие,- заявил гордо ворсеныш.-Смотри.
   Он взлетел на микроскоп ,покатался по нему серым облачком, вскрикивая, как папа в сауне
   -Ох,жарко! Ох, здорово!
   -Че делаешь,-осведомился Олег
   -Расту! Ну и пыли у тебя тут. Подожди немного.
   Спустя две минуты микроскоп сиял, как новенький.
   -И здесь приборочку делаешь, -прозвучал неожиданно голос бабушки.-Вон и микроскоп вымыл.Окно открою,свежего воздуха глотни.-и она потянулась к шпингалету.
   -Неееет,-взвизгнуло в Олежкиной голове.
   -Баб, нет!,-он схватил ее за руку.-Вдруг заболею .Жар,ангина... и умру..-испугать надо!
   - Там еще любовь или уже убийство?-схитрил он
   -Ой,музыка идет! Они ,главное ,кто преступник покажут.
   Бабушка ушла.Олежка остался один.Из кухни вкусно пахло жареными котлетами.В соседней комнате стреляли и кричали герои сериала.
   -Ты долго еще?.- в ответ раздалось густое чавканье -Мгмгмммм.Дай пожую немножко,-откликнулся ворсеныш.
   -А я котлету возьму,аж слюнки текут. Бабушка в детской не разрешает есть. Но я с тобой. За компанию...
   Когда Олежка вернулся с городской булкой нафаршированной под завязку котлетами, пол, стены .мебель и портьеры и белье на кровати сияли волшебным светом.
   Зато у стола покачивался, будто привязанный, пуховый, огромный баллон.
   От неожиданности он уронил булку.
   -Валяй, роняй сколько хочешь.Стерильно, как в аптеке,-голос ворсеныша возмужал.
   Олежке не хотелось теперь ни котлет ни объяснений, кем является его гость.
   -Не бойся,- снова прочитал его мысли серый пуховик-Я тебя никогда не трону.
   Па-ачему,-голос предательски дрогнул
   -Братья мы!
   Олежка мельком взглянул в зеркало-Вроде и грязи-пыли на нем нет. Ванна-каждый день. Остальное чистое.
   - Мы,это, слюнные братья.
   ???,- слов не было.
   -Знаешь, самое крепкое-братья по крови. А мы по слюне.Внутри меня-капля твоей слюны, частица тебя. Ты мне, может , родней папы-мамы теперь. Они меня создали, а ты мне жизнь подарил.
   - Бабушка меня теперь загрызет...Олежка думал о своем.
   -Брось! Все нормально.
   -Что ты понимаешь! Нормальный человек никогда так чисто комнату не уберет. За двадцать минут.Я теперь пожизненно - с пылесосом. А она будет говорить-Можешь, но не хочешь. И ни мороженого, ни чипсов ни стрелялок.Верни все обратно!
   - Не могу.
   -Как взял так и верни.
   -Не беспокойся. Мне кушать каждый день надо. Еще и не хватит еды . Придется на улице побираться. Я сам разберусь с квартирой.
   - Честно?
   -Слово шпиона!
   -Ты опять за свое.Пуховый, мягкий. А шпионы все накачанные! Стреляют! Где у тебя патроны?
   Микроскоп, поднятый нежным вихрем опустился рядом с Олежкой. Гостка пыли просыпалась на предметное стеклышко.Тонкий незнакомый аромат пронесся по комнате.
   -Смотри.
   Олежка наклонился над окулярами и отпрянул: там возились разноцветные и страшные чудовища. Сороконожки, столбики, реснички, , кружева,шарики- изгибались нападали друг на друга, хороводились,- словом вели активную жизнь.
   -Это кто?
   - Микробы. А могу других помельче показать. Те- вирусы.Жуткая страсть.
   -Подумаешь, у нас куча лекарств.
   -Дай палец.Сюда, прямо на стекло. Да не этот, а с царапиной.
   Олег положил слегка поцарапанный, покрытый захохшей корочкой палец.
   -Гляди!
   Живность построилась четкими рядами и бросилась в атаку.Сорконожки сжирали корочку, столбики оттаскивали ненужное, реснички примерялись, а кружева и шарики прямо впились в рану.
   На глазах палец покраснел, появилась желтая влага , палец больно задергало.
   -Ай,-Олежка потянул палец в рот.Боль немного стихла.
   - Скажи спасибо, что я велел им вернуться. Наглотался бы сейчас.
   - Ветрянки?
   -Чего хочешь, а там повезет- не повезет. Ну, веришь мне.
   Верю,- действительно,была пустяковая ранка, теперь палец болел , как нанятый.
   А обратно можешь?
   Могу. Да зачем ты его на микроском. Сюда давай.
   Олежка протянул руку. Она свободно вошла внутрь пуховика.
   А давай весь! Мне микробы, вирусы, а ты болеть не будешь.
   Было страшновато.Ворсенок светился изнутри теплым светом. По нему пробегали волночки, отдельные вихри напоминали мягкие ежовые иголки. Нежный аромат усилился, навевая чувство безопасности.
   Олежка зажал нос рукой и, будто в холодную воду, бросился внутрь ворсеныша.
   Внутри щекотно, приятно, смешно.Он открыл нос.
   Свободное дыхание, какого он никогда не испытыва.
   Молодец, я тебя и внутри помою,- прозвучало со всх сторон. Тело звенело,словно он, сжав зубы и заткнув уши во весь голос зудел "зм-зм-зм" Хотелось почесаать язык ладошки, пятки и где-то в животе, где не достать.
   -Не дрыгайся, немного осталось,-пыль отхлынула и Олежка почувствовал что изменился,загорелся, расцвел красками новый мир.
   За окном только опускался весенний вечер, а Олежка уже спал в кровати.
   Оранжевые блики упали на стол,бабушка, удивленная молчанием внука зашла посмотреть.
   Он спал раскрыв розовые губы,теплые щеки влажны и аромат вербы струился от малыша. Бабушка удивленно покачала головой и вышла, тихо прикрыв дверь.
   Серый шар подкатился под бок Олежки.Ворсеныш лежал и смотрел Олежкины сны. Теперь, когда его не беспокоили болезни сны были веселые, розовые и сладкие.
   Ворсенышу хотелось бы еще поиграть с Олежкой,однако вспомнив, сколько разной гадости он вытащил из него, ворсеныш вздохнул и сказал:
   - Адаптация, брат. Ну, до завтра.
   История Пыли.
  
   ХХХ
  
    Джинн- кийимлар.
      Имеющий уши да услышит! Имеющий глаза да увидит!...
     Благословенна торговая Бухара!Начинает она звонкий день ранним летним утром,пока жар ,пыль и солнце не разогнали покупателей.
     Каждый ремесленник прихорашивает его товары,льет воду на землю перед лавкой,заваривает душистый зеленый чай и ждет начала торговли.
     Но ,как ни рано приходят торговцы к своим лавкам,еще раньше, затемно, шествует к себе в мастерскую под старинный купол здания четырнадцатого века усто Музафар -бобо.
      Одежда на нем добротная ,старинная, белая рубаха с треугольным удобным вырезом обнажает мыс коричневой морщинистой старческой шеи,черные штаны заправлены в мягкие ичиги с калошами.
      Носит Музафар -бобо атласный халат изумительного рисунка ,подпоясанный ручной работы поясным платком-бельбогом.
     Узор хан -атласа на халате, как струящаяся прохладная песня,как ручей,бегущий с гор по цветущей долине.
     Сам Музафар -бобо высокий прямой старик с черными, будто южная ночь глазами.
      Невозможно даже представить .Вдруг, и такие молодые глаза принадлежат длиннобородому девяностолетнему старику!
     Держит старый Музафар в торговых рядах лавку-мастерскую,где женщины его семьи ткут шелковые и полушелковые ткани : шойи,хан-атлас, бекасам , стегают и вышивают золотом ,серебром и шелком мужские праздничные халаты.
     Мужчины семьи Музафара-ака готовят плов,шурпу да шашлык на бухарском базаре.
      Для особо почетных гостей, приготовят все эти волшебные блюда в маленьком садике, на заднем дворе мастерской,где весной вам расстелят дастархан под сладко цветущим урюковым деревом,летом будет звенеть изумрудным водопадом веток старая ива у арыка, осенью кисти черного медового кишмиша,разве что не упадут вам в ляган. А зимой встреч не бывает.
     Даже те ,кому срочно потребуется искусство мастера Музафара, Музафара-усто,вынуждены ждать теплых дней.
     Говорят зимой усто и варит божественные краски для шелка,который охотно покупают у него люди.
      Если вы от памятника Ходжи Насреддину пойдете вперед,мимо большого хауза справа , где с ранней весны и до поздней осени ныряют с огромного сухого дерева бухарские ребята, пройдете узкой улочкой мимо душно-дымных лавок кузнецов, торговцев платьями и сумками, минуете у древней стены россыпь старинных гулких кувшинов,кумганов,котлов и разной серебряной и медной утвари, свернете направо под третий торговый купол,то там и найдете Музафара- бобо.
      Имеет он великую славу ,да и многое умеет сделать для человека,который смог его заинтересовать.
     Знают его в Самарканде,Коканде,Маргилане ,в самом Ташкенте и многих и многих городках и кишлаках узбекской земли.
     Дошло уже до того,что приезжают к ему издалека,но не всегда искусство старого усто может помочь добравшимся издалека людям.
      Много вышитых халатов и узорчатых шелковых полотен
     делают на всей узбекской земле. Есть мастера.
      Но только у девяностолетнего Музафара вам сделают
     джинн-кийим.
     Кому нужен джинн-кийим? Да мало ли кому...
      Вот наследники ждут не дождутся смерти любимых и почитаемых родителей. Невестка задумалась:вон ее гюль-бола скоро подрастет ,а сходство его с близким соседом будет явно видно всякому. Нелюбимая жена.Дяди и тети. "Друзья" в бизнесе. Какая добрая традиция-дарить красивый расшитый халат на торжество богатому человеку или платье уважаемой женщине. А, вскоре, гляди!- раздувают ночью огонь под казаном повара-пловчи ,готовят поминальный обед. А носилки уж доставляют очередного заказника пред очи Аллаха. И бегут денежки по другому руслу, изменяя этот мир и изменяя миру.
      Ах, какой изумительной чистоты золотые слитки отливают в Зерафшане!
      Немало "гранатовых зерен" от этих слитков зарыто под стенами дома
      джинна- усто. Крепко стоит старый дом на золотом пьедестале.
     Крепче клея запирают страх и ужас губы домочадцев и всех, кто идет к джинну-Музафару . Что самое дорогое у человека?Жизнь. Захочет Музафар будет у ребенка или девушки долгий век,не захочет-истает человек фитилем в лампе и падет прахом.
      Вот ,бывало, мать просит счастья дочери-завернет ей старик
      кусок шелка. "На радость и долгую жизнь"- думает мать и радуется,не ведая, что другой,недобрый человек,больше дал проклятому джинну,чтобы изгубить ее цветочек.
      Жаден старик,не принимает его небо, вот и мается , разменивая последний десяток из сотни лет. А отпущено ему их тысяча.
      И не освободит Аллах его от заклятья,пока....Да это нам , бисмилля алла рахим- ирр- рахман,не ведомо -когда.
     Что же говорят пугливым шепотом люди про его страшное знание?
      Зимой идет,мол,джинн-Музафар на могилу черного Хызра.
      Где та могила-никто не знает-прямой дороги нет. Закрыта и заклята она. Пробирается Музафар горами,реками ,долинами. Кровь течет по его больным рукам и ногам. И где кровь та прильнула к земле,расцветают по весне горячие тюльпаны и растят ,проклятые богом цветы, лоно невиданных размеров, видимое только ночью,когда бегут по нему огоньки Алмауз-кампыр,страшной старухи,что под стать самому джинну-усто.
      Откуда вы думаете приходит человеку идея извести ближнего своего столь дурным путем ,отправив в мир иной без покаяния? Притворяется Алмауз-кампыр старушкой,ходит по базарам,по дворам ,просит милостыню на дороге,сгорбленная люлли-цыганка.
     - Один бир сум! Один бир сум!! Один бир сум!!!
      И за добро, за привет говорит Алмауз своим змеиным языком Мерзкое Слово. Скорпионом- гюрзой, гнилошипым звуком ядовитым грызет и грызет это Слово слабого человека. Сжимает и сжирает его печень и сердце,черноту и дурноту оставляя, страх насаждая,грозя кругом ударами,радости лишая,раздражает жилы ,мозг,кружит-ведет кровь кипящую по дороге в благословенную Бухару,рай ремесленников и торговцев.
      Целую зиму задумывается замороченный человек, адрес выспрашивает, на бумажке выгоду прикидывает.
      Пришел к Музафару и не только родных или друга угробил, но и себя разрушил. Сразит его ужас деяния. Память жить не даст и перейдет частица такой жизни старику Музафару и Алмауз -кампыр. Говорили -это и тысяча лет им нипочем и вторую прожить можно и третью...
      Дойдет Музафар до Хызровой черной могилы и начнет ножом ее копать. Родит та могила страшно -могучий кристалл.
      Если даже через крошечный обломок этого кристалла посмотреть на человека видно через него узор для шелка.
     ХАН-АТЛАС ... БЕКАСАМ... ШОЙИ...
     Какой человек- такой и узор: бекасам для мужчин, хан -атлас и для мужчин и для женщин.
      Узор у каждого, словно жизнь, свой. Собственно это и есть жизнь человека.
      Добавит доброго снадобья и яркой краски усто в его узор и здоровым да удачливым будет он.
      Уберет того -другого цвета,добавит третьего куда не надо бы : вот
     и жизнь и здоровье прахом идут. Дети болеют и умирают.Денег нет, рабский труд один. Из горя не выбивается человек.
      Врачи научные болезни видят, лекарствами дорогими пичкают.
      А хан -атлас лежит -переливается, яркой радугой хозяина к себе манит:
     -Возьми да одень любимый халат или платье!
      Просто-то как!
      Если заползет мысль жаркая к вам в голову, сдавит мозг: дрожать-не жить , напрочь все желания ,кроме одного, отобьет... приезжайте в Бухару!... Мимо памятника Ходжи Насреддину, мимо сухого дерева у большого хауза, мимо лавочек ,где предлагают честный товар - прямо идите за джинн-кийим.
     Когда совесть уже совсем потеряли...
     *джинн-кийм-дьвольская одежда, одежда джинна ( узб.)
     * усто-мастер( узб.)
     *ичиги-мягкие кожаные сапоги (узб.)
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"