Константинова Стефани, Плотников Вилли: другие произведения.

Гюль-су

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Героическо-эротическая сказка. Детям до 16 читать низзя. А после 16-поздно. Учи дитя,пока оно поперек кровати лежит...

  
  Гюль-су
  Из далекого и бедного горного кишлака добрался Ормон на Самаркандский базар поздним-поздним утром.
  Трудная дорога, где его родной "джип ИШ-4-2-1" пыльной серенькой масти бодро вертел тем, что значилось под номером первым, прядал парой долгих ушей и цокал четырьмя копытами , одинаково утомила и хозяина и транспортное средство.
   Располагаться пришлось не под навесом в тени , а на жаре, у мусорных баков : другого места и не было. Все вокруг запрудили "друзья- бизнесмены". Рядом-один с мешком моркови, другой с парой ведер гранатов.
  Репа, арбузы,яблоки, груши все прямо на земле.
  Поодаль старуха брызгала водой из граненой бутыли на подвявшую зелень, любовно увязанную в крохотули- пучочки.
  Бабка не глядела по сторонам, где грудами лежал сходный товар по бросовым осенним ценам. Она мечтала заработать денег.
   От мусорки пряно смердило сбродившими овощами и фруктами.
  Синие огромные мухи нудно гудели и роились над отбросами, не обращая внимания на людей.
   Один ишак привлек их . Злым роем налетели.
  Он же , вздрагивая всей шкурой , мотал головой , но безропотно стоял и слеза ползла из огромного косящего на громкую толпу глаза.
   Марево дрожало над базаром, искажало предметы и людей кривым зеркалом. И ,казалось ,это на растрескавшейся глиной базарного майдана,бегут волшебные волны, стирая годы,взблескивая на золотых украшениях женщин,ярких атласных шелках и тугих боках даров природы.В прошлое? В будущее? Не дано знать...
  Ормон со вздохом и осторожно снял мешки с гончарными изделиями.
   Расписные блюда-ляганы,улыбающиеся пиалы, стройные кувшины с длинными любопытными носиками и крышками-тюбетейками окружили его.
  Базар звенел и жженая глина отзвуком -эхом прятала и гасила в себе звуки, превращая их в цвета:горела огнем благородная терракота, стремилась нежная зелень ила в бурном весеннем зауре,невесомый аромат миндаля, белой пеной застывший под глазурью,манил.
  Горожане, похожие на бактрианов и дромадеров, кто с одной, а кто и с двумя громадными торбами бежали ,обессиленные, мимо-мимо-мимо-мимо... По домам...
  А когда шествующий мимо базарчи даже не взглянул в его угол, не взял денег за место, Ормон уразумел- сегодня ему и черепок не продать.И мысленно поблагодарил бошка*(бошка-начальник). Мог ведь и грабануть на бумажку -другую сумов*( сум -денежная единица ).Право было!
  -Иди к Регистану,- вразумляла струха.-Разве не знал?Там и место тебе.Кто здесь у тебя керамику возьмет...
  -Я,- Ормон замялся, не говорить же,что со вчерашнего вечера кроме лепешки, увязанной мамой в поясной платок-бельбог, ничего не ел. Думал-заработаю, попробую знаменитый самаркандский плов, чем он так уж вкуснее домашнего.
  -Йэ-эээ!,-влез торговец гранатами,-У Регистана свой мафия.За здорово живешь не сядешь, не продашь. Или мальчишки, прикормленные уведут покупателя.Иностранцы, они не разбираются у кого брать. И цену ты нормальную назначишь,-он достал крошечную тыкву-горлянку, бросил за щеку насвай*( насвай- жевательная смесь табака )
  -Сто доллар за этот ляган скажешь?,- он засмеялся. -Не ска-а-а-жешь !
  -"Купи-продай " отнеси и весь базар!,- дал идею мешочник , перетряхивая морковку:мелочь вниз, чтоб потом одним движением нагреб и всучил простофиле, огромную до безобразия, кормовую,-наверх.
  Реклам-байрам!
  -Таньга получит,- возразила бабка.
   -Хоть таньга, а будет. Ночь спать надо или караулить? Куда он с ишаком?
  -В " Шератон",- бросил мимоходом мужчина опустивший базарные сумки и перехватывая их вновь-поудобней.
  Все засмеялись, представив широкую лестницу, фонтаны, розы и подъездную дорожку, запруженную мерсами, джипами, ланчиями.
   Ормон соседей слушать не стал- упрямо сидел изваянием, не привлекая людей, не выкрикивая:
  - А вот ляган-пиёла , Аллах акбар, бисмилля!,- как учили его дома.
   Среди нарядных горожан упоминать имя Аллаха , походя, для низменной торговли ,он считал нечестивым.
  Солнце катилось к западу.Базарный гул стихал, исчезла толпа .
  Возвышающиеся горы овощей прикрывали сверху тряпьем, у подножия на старых матрацах ,халатах, железных кроватях вытягивались утомленные хозяева, не обращая внимания на любителей мифической дешевизны вечернего базара .
   Четверо-маленькая компания почти ничего не выручила за целый день.
  Зелень поникла, морковка посерела,скукожилась,гранаты нагрелись на солнце ,кое-где из-под лопнувшей кожи сочились липкие струйки сока.
  -Гляди-гляди кто идет,- забеспокоилась вдруг старуха. -Точно к тебе идут, парень.
   Ормон никого не видел, оглядывался по сторонам.
   -Да не пялься, не пялься- в землю глаза .В землю!! Раз в год только в счастливый день можно увидеть Желанную в городе. И то не всем. А...- и замолкла на полуслове.
  Ормон не поднимал головы,раз старшая сказала нельзя пялиться, значит нельзя.
  - Продаешь?-Грубый и сильный голос вернул Ормона к действительности.
  -Продаю...и поперхнулся. Мужчину он и не разглядывал...
  Перед ним стояла Гюль-су. Та Гюль -су, которая исчезла несколько лет тому назад неизвестно куда из дому. Едва-едва стала расцветать ее красота, когда исполнилось ей четырнадцать лет...
  -Джинн унес,- печально шутили декхане. А родители и все большое семейство Гюль-су молчало.
  Ормон рос рядом с ней. Дразнил до слез, перевирая имя.
  - Гюль-су-Гюль сут... Гюль-су-Гюль сут..!!! (Гюль-су- цветок воды, Гюль-сут- молочный цветок)...
  
  -Нравится? -вопрос был обращен к Гюль.
  -Это же мое, родное...
  -Хоп майли, ОК! Все берем,- и громко- Ормону,-
  -Грузи оптом на своего ишакси и привози ночью, как взойдет луна к Регистану. Отсчитаешь третий колодец слева от минарета и сбросишь товар туда.
   Уйдешь, как пришел-тихо. Что увидишь- забудь!- В голосе прозвучала угроза,видно выразил невольно Ормон позой непокорность.
  - Как уйти, если с ним Гюль-су?Может ей плохо? Может ее держат в неволе. Ведь столько лет ни слуху ни духу!
   Он пошевелился, протянул руку к маленькой , почти игрушечной пиалочке. Любовно поставил в ладонь.Казалось ощутил ласковую тяжесть нежной девичьей груди.Прикоснулся к запретному.
   Решился!
   Встал, протянул пиалочку, посмотрел открыто на бывшую подружку.
   - Тебе, Гюль!
  Взметнулся ветер над базарной площадью, мусор заплясал в вихрях-это захохотал спутник Гюль-су.
  Старался Ормон , да не мог его разглядеть, не мог запомнить.Силуэт. Мужчина. Огромный. Внушающий страх.
  -Ха-ха-ха, новый поклонник ,Желанная? Как ты быстро его окрутила . Слова не сказала, взгляда не бросила, а он уже подарки дарит.
  - Кто это тебя научил ,парень, чужим добром распоряжаться? Купил я у тебя все. Для нее. А ты- дарить.
  -Мое это, сам делал!, заупрямился Ормон
   - Подал все. Продал! -дразнил грубый голос-Твое -мое, все теперь мое.
  -Все теперь твое Желанная, моя, Гюль су.,-добавил покорно-притворно.
  - Гюль-сут,- тихо позвал Ормон,-Помнишь?
   Но никто кроме испуганной троицы:старухи и двух мужчин не услышал детской дразнилки.
   Покупатели исчезли, как и не были.
   -Вай-дод! -запричитала бабка. Неси свою глину- уноси ноги! Зол на тебя Кора-таш. Зачем к Желанной обращался? Чужой мужчина не смеет на женщину Кора-таша дерзко смотреть. А ты слова говорил. Спорил. Пиалка дарил!!! Вай, что будет!!!
   И, посунувшись ближе, спросила, заглядывая снизу в глаза Ормона.
   -Понесешь? В колодец бросишь? Как велел? -И, без перехода, заискивающе:
  -Возьми меня с собой. Говорят в такую ночь , когда Кора-таш покупки делает можно суюнчи ( подарок)получить.
   Говорят в колодец, куда покупки бросать- крикнуть заветное желание надо. Одно желание - одному человеку. Но не более трех желаний. Возьми...
  - И меня!-мешок с морковкой похилися набок от резкого движения. Взвилась едкая пыль.Ормон чихнул.
  - И меня-то, сосед. Рядом сидели-торговали. Моя чай пил? Кушай гранат, набирай силу!
   Все трое бросились аккуратно складывать посуду в мешки, приторачивать, помогая друг-другу ,груз на спину ишака.
  А Ормон завороженно стоял и думал про Гюль-су.
  Только сейчас он понял, что любит ее. Всегда любил.
  Они шли к Регистану, а метельщики заметали их следы на площади и никто не знал к добру ли это или к худу.
   Ормон шел и не видел, какими путями его вели.
  Исчез современный город. Столетние чинары, да длинные высокие дувалы тянулись справа и слева по узкой бесконечной улочке.
  Нависала над воротами балахона, вторая...
  Блеяли тихо, перетаптываясь, за резными- цветными- ободранными-стальными воротами овцы.
  Плющились под ногами овечьи катышки.
  Веяло горячими лепешками.
  Тонко пахло прибитой пылью после щедрого вечернего полива улиц: дома отдавали тепло, дорога стелилась прохладой.
  Вздыхали деревья , тихо падали от этих вздохов перезревшие плоды.
  Прозрачные ,сладкие гроздья винограда скрывались от птиц и любопытных чужаков под выгоревшими на солнце газетными кулечками.
  Регистан возник внезапно. Во всей призрачной красе.
  Голубые здания на черном фоне ночи.
  Месяц , тонким опасным лезвием навис над минаретом-вот-вот отсечет главу, свершит казнь... И примется за других... Страшно.
   Не поют сверчки в прохладе ночи, ледком сияют -посверкивают изразцы ,таинственные провалы ниш завораживают. Ждешь угрозы оттуда.
   Огромная площадь пуста.
  - Ваааах! -Сдавленным шепотом пробормотала бабка.-Пойдем- как?
   И все увидели- не площадь это , огромный, глубокий хауз ( бассейн), полный прозрачной воды.
   Вода подступила к зданиям, вот она у ног пришельцев.Отражает минарет, медресе, людей, ишака. Кажется и внутренние дворики можно рассмотреть, приглядевшись.
   -Колодец на другой стороне-тихо звякнули о плиты ведра с гранатами. Глухо шлепнулся мешок с морковкой.Уздечка-бренннь!
  -Я-пойду,- твердо сказал Ормон.-Это Гюль-су знак мне подает. Мне вода только в помощь.
  -Здесь подожду,- бабка опустилась на корточки и замерла. Мое желание можешь в колодец сказать?
  - Давай,- безразлично пожал плечами Ормон.
  -Не сработает .Иди-видуал-но нада! Щегольнул знанием один из мужчин.
   Второй попросил:
  -Возьми морковку, брось в колодец. Может и мне деньги придут. Жить как-то надо.
  - А если не придут?
  -Пусть пропадает-надоело таскать. Я ишак, да? С мешком на спине, да? Верблюд?- резкие морщины на обветренном лице углубились.Ормону стало жалко его.
   Сам знал как работаешь и что за это получаешь!
  -Давайте все, что есть: гранаты , зелень...говорите желания.Может хоть что-то получится.
   -А тебе?
  - Мне-Гюль!
   -Пропадешь!
  - И без нее- не жизнь!!- ступил с поклажей на поверхность воды,прозрачную, хрустальную, крепкую, как алмаз и вмиг очутился на середине.
  Оглянулся.
  На берегу стояла прекрасная женщина и два стража...
  - Береги наши дары. Гранаты, не плоды земли это годы, месяцы, дни минуты твоей жизни. Никому не давай распоряжаться ими!
  Зеленое и оранжевое-охранит тебя от дурного глаза,научит...
   Шлепнула волна о берег и все пропали.
  Ормон остался в шелковом оранжево-зеленом халате,в руках ведра. Ишак нагружен, но бодро бежит вперед, словно знает -куда.
   Поторопился за ним и Ормон.
  Острие тени минарета указывало на третий колодец.
  Надо было выполнять уговор. Он поставил ведра на край, и зашел с другой стороны, споро разгрузил ишака.Рукам было тяжело от мешков, сердцу было тяжело расставаться со своим родным, выстраданным.
  -Это же для Гюль,- подумал он, сбрасывая керамику в дохнувшую могильным холодом трубу.
   Наклонился над колодцем , высматривая,что там. Даже звука не услышал. Шершавые гранитные плиты обода драли ладони.
  -Ормон!
  На противоположной стороне в нише , закованная в тяжелые серебряные цепи стояла Гюль -су.
  -Гюююююююююююююль!,-рванулся к ней.
  Ишак, протянувший было морду к гранатам дернулся от вопля Ормона : оба ведра полетели вниз.
  Взлетели полы халата, легко скользнули вниз и осталась тряпица болтаться на бессильномсм старческом теле.
   С ужасом рассматривал Ормон свои ( чужие????) руки, трогал непослушными , как засохшие корни ,пальцами, пустую и длинную, похожую на индюшачью складку на шее. Ощупывал запавшие в глазницы веки, вытянувшийся хрящеватый нос. Старался разогнуть спину.Казалось все желания покинули немощное тело. Прилечь бы у огня, согреть старые кости.
   Подвиги? Женшина? Нееет!Он повернулся было идти обратно, не обращая внимание на лопоухого.
  Вдалеке раздался звон цепей.Протяжный стон. Звук, который издает боль. Страшная боль.
   Но сердце-то осталось молодым! Ум не затронула старость. И только одна печальная мысль сверлила мозг Ормона-старика.
   -Я спасу ее, но ТАКОЙ я ей не нужен! Значит волей провидения мне не суждено испытать любовь женщины. Кисмет! Да будет так!
  В этот раз вода не была спокойной. Она ожила, загустела и тянулась липкими щупальцами, не пускала.
   Внезапно черные крылья прочертили воздух перед Ормоном.
  - Сражаться идешь? Со мной?,- издевался Кора-таш-
   Да я тебя- одним когтем.
  -Если ты мужчина- выходи на бой.
   -Мне? Биться с тобой? А что скажут высшие силы?
   Они же засмеют меня? Сначала я лишил тебя возраста, а теперь скажут и прихлопнул как муху.
  Не престижно, дорогой. Голова у тебя, надеюсь, варит еще, 'ака-джаным'?
  - Не беспокойся, -процедил Ормон
   -Хоп майли. ОК! Устроим ' Поле Чудес'.Надеюсь ты точно помнишь в какой оно стране?
  - Не сомневаюсь, в твоей!
  -' Есть такая буква',- расмеялся Кора-таш заезженной остроте.-Тебе нужна Гюль. Забирай! Угадывай, крути колесо судьбы и забирай!Бесплатно! А может две шкатулки?
   В одной деньги , а в другой ну оч-чень большие деньги!Накупишь себе ' цветочков' целый букет. Гюль-бадам,Лола- гюль,Эремурус-гюль,Конопля-гюль.Сезам.Сим-сим.. Ой, извини, это- другая сказка.
  -Я.. люблю..Гюль-су,-старческим , но отчетливым голосом сказал Ормон.
  -'Ака-джаным', да ты вообще, женщину в своей жизни знал? Сколько тебе лет? Двадцать пять было?,- он завернулся в крылья, как в плащ. Глаза разгорались красным злобным огнем. Кора-таш повышал голос.
  -Мы ваших девочек скупаем чуть ли не в утробе матери.
   Почему мальчишки в вашем , да и в любом другом кишлаке тоже, голые-босые-сопливые-грязные?
   А девочки все , как одна -' гюль'?Чистенькие, умненькие, хитренькие, сладенькие?Да потому что им с младых ногтей рассказывают какая жизнь им уготована.
  Их инригуют, завлекают, обучают. Но!До поры до времени не трогают.Это же золотое дно...Сколько зла я, используя такую малышку, могу принести миру!
  -Ты видел на ней цепи?,- спросил Кора-таш Ормона почти человеческим, обычным голосом.- Слышал, как она стонет?
  -Да! Ты мучаешь ее! !Губишь!!!
  -Дурень! В кваддд-рррриллльонной степени: кретин!! -заскрипел Кора-таш.-Нравится это ей.
   Так что? Будешь колесо вертеть . Или бросим кости.
   Негоже нам забывать древние игры. Все-таки какой бы ни был примитив, а свое...И стены говорят свои помогают. Я- в своих стенах. Так пусть хоть кости твои будут. Знаю, с детства ты всех обыгрывал. А кто дал тебе этот талант?
  -Я сам.
  -Сам-самим, бир-ярым. Забыл ну и ладно...
  Но Ормон вспомнил.Слишком легко давалась ему эта наука. Он , чувствовал какой гранью упадут кости. И за секунду до того, как они останавливались, знал как их , себе на пользу, подтолкнуть.
   Играли на деньги, на вещи,на еду- в сущности, играли на жизнь.Игра- не воровство. Умение не считалось зазорным.
  А Кора-таш все подзуживал.
  -Смотри какой вырос-оперился.Беркут!Барс!ю Он чиркнул крылом по поверхности воды. Она послушно разъехалась, как на зиппере, открывая на дне залежи драгоценных камней, ограненных кубиками. Кора-таш наполовину погрузил крыло в щель, придерживал.
  -Достань!
  Ормон подчинился приказу, протянул руку, но не достал дна.
   Кора -таш мигом выдернул крыло, превратив воду в монолит.
  Ормон вскрикнул от боли ломающей руку, кожа вздулась.Он сжал зубы.Больше ни возгласа.
  - Не боись!Такой язык надеюсь понимаешь? Слэнг называется. Где только не нахватаешься глупостей, а мне по чину желательно выражовывацца...литературно.
   Он осенил воду взмахом крыльев и она стала мягкой, текучей, послушной и совсем не страшной...
  В руке Кора-таша, откуда ни возьмись появились два простых пластмассовых кубика.
   -Новье!Щас из игрушечного магизина стырил. Два комплекта настольных игр- коту под хвост.Вот кто-то обрадуется, когда вскроет коробки! Самое главное- ду-ду!.
   Или желаешь алмазные? -он указал в глубину, на сияющие звездочки.
  -Давай любые и быстрей.
  -Немочь подступила?Гуд бай, май лав, гудбай.
   Скушай витаминчик, родной! -он протянул ему гранат. Ормон сразу же узнал его. Из тех, дареных.. Кусочек его жизни.Но не знал, что с ним делать. Держать при себе? Действительно съесть?
  - Конечно съесть! Что еще с фруктом делать. И не вспоминай о тех бреднях, что наговорила тебе эта старуха. Тоже мне, волшебница.Фея мусорного бака.
   Держать гранат и не использовать было глупо и Ормон стал выбирать зернышко по зернышку.
  Гранатовый сок возрождал в нем силы.
  - Давай, брось кости-то...
   Ормон повиновался.
   Беш-олты!(5:6)
  Кора-таш чуть не носом рыл воду. Они неясно как дрейфовали по хаузу.Словно сидели на прозрачном и огромном листе кувшинки-виктории.
  Крылатый монстр любовно сделал из ладоней коробочку. Внутри трепыхались кубики. Он потряс ловушкой над ухом, как истиный игрок и неуловимым движением выпустил кубики на волю.
  Они катились и катились , но казалось никуда не денутся, это просто фильм, где пленка, скрепленная в виде ленты Мебиуса,демонстрирует один и тот же бесконечный фрагмент.
  - Бир-бир (1:1), бара-бир !( все равно). Ты выиграл! Бери свою Гюль-су.
   Из воды вынырнула русалка.Нет, это на самом деле была Гюль-су.
  Ормон радостно протянул к ней руки, но вспомнив кто он сейчас есть, отдернул их.
  -И все? Без благодарности? Покидаете меня?Ну, пусть хоть на прощанье девочка станцует!- Он демонстративно утер ' набежавшую слезу'.
  Немедленно, будто того и ждали зачастили резкие удары пальцев, выбивая ритм по туго нятянутой звенящай коже, нежно поддакивали золотые брелочки, встряхиваемые невидимым музыкантом. Невыносимо сладко выводил соло рубаб. Най, словно веретено ,прял долгую-долгую ноту.
   Вода подернулась рябью, казалось и она танцует.
   Гюль-су повела бедрами и мелко- мелко зарясла коленями.
  - Хабиби-и, хабиби-и,- зарыдал голос.
  Прозрачная ткань платья,облегающая и вьющаяся вокруг юного тела , и больше ничего не было на ней.
   Маленькие босые ножки плавно переступали на месте, скользили, кружили...
   Ритм нарастал...Завораживал. Ормон , как асассин в мороке,хлопал в ладоши ,отбивая такт.
  Кора-таш взметал крыльями брызги.
  Луный луч достигал каждой капельки и страстно целовал ее.Зрелище было феерическим.
   Хотелось любоваться и любоваться на белль-данс.
  Но какие-то ритмичные, немузыкальные, срежещуще-металлические звуки вмешивались в это волшебство.
   Ормон очнулся и стал беспокойно оглядываться.
   -Уж не 'кишлачный джип' ли это подтанцовывает, трясет уздечкой? Но ишака не было видно.
   Кора-таш, казалось, совсем не интересовался посторонними звуками, довольствуясь фонтанами брызг и свежим запахом чистой аквамариновой воды.
  Ормон смотрел на Гюль-су и не верил глазам своим. Все чаще и чаще из-под шелков мелькало девичье тело. Прозрачное тело.Просматривающееся насквозь. Там внизу бедер, будто на дне стеклянного кувшина, что-то подпрыгивало и падало опять при каждом па танца.
   Все бешеней и бешеней ритм,все выше и выше оказываются темные ,тяжелые кругляшки- все большая сила инерции обрушивала удары на лоно Гюль-су изнутри.
   -Нееее-еее-т, -пронзительно закричал Ормон наконец-то поняв в чем дело. Но было поздно.
  Аморфная Гюль-су раскололась, как стеклянная кукла и денежки, медные, золотые, серебряные, никелевые всех государств, всякого достоинства,новые и старинные, раскатились по прозрачному листу виктории.
   Они продавливали тонкую преграду и бульканием тонули.
   -Оу-ооо, оу-ооо ,-пел рубаб.
   -Хабибии-иии-и! А-ххх? Аааа? Аааааа?,- выпытывал голос.
  Горная свежесть воды сменилась прогорклой смоговой вонью городского грязного дождя.
  Осколки ' Гюль-су 'таяли, исчезали, растекались слезами несбывшихся надежд.
  - Не мог же я отдать тебе, хорошему человеку, девочку без приданого. Она много и достойно работала. Жаль не доверяла банкам. И лопнула сама,- цинично заявил Кора-таш.
  -Это не настоящая Гюль-су.
  - А ты откуда знаешь?Думаешь добудешь настоящую, она с тобой и останется. И.Н.И.!
   -Что?
   - Шы-ыфрр офф,- он зверски выпятил нижнюю челюсть-:индейская национальная изба.Продолжение знаешь?
  Ормон промолчал.
  -Играем дальше, бросай кости.
  - А какой смысл? Кого ты мне в этот раз подсунешь?
  -Без базара, пацан!Все будет тип -топ. Думаешь так легко такую голограмму было сотворить? Я же не Земля-батарейка и не ветряная электростанция. Всего-то и побрызгал водичкой. А она и рассыпалась. Теперь буду знать.
  Ормон со злобой метнул кости, не доверяя ни единому слову Кора-таша.
  -Олты-олты!Молоток! Я и бросать не буду. Какой смысл? Разве, что на шестерке еще одну точечку пририсовать.Но семерка не мое число.
  'Мы стобой одной крови', пацан. Вон как ты ловко шестерочки выкидываешь! В общей сложности три штуки за сегодня. Ну как тебя не похвалить.
   Получай твою Гюль-су!
   Он поднялся, чтобы сделать руками и крыльями магические пассы, чуть вздетел над водой и в ужасе воскликнул
  - Держи, держи его..!!!
  -Кого?,- н понял Ормон
   -Ишакси! Он же моментом все твои гранаты слопает. И , кокетливо, что совершенно не вязалось с его темной , мужественной фигурой добавил- А откуда они появились- никак не пойму.
   Но Ормону было не до его кокетливого лукавства.
  Он уже спешно перекладывал гранаты в полу халата. Все, которые удалось спасти от бездонной утробы ишака.
   Некоторы плоды были целыми, другие треснули, измазав оставшиеся в липком сладком соке. Сколько же дней жизни утекло-пропало? Ухнуло в ослином пузе?
   Ормон сидел и не знал, как ему поступить.
   Взять Гюль-су , увести ее отсюда и потихоньку есть гранаты, по-стариковски расчетливо роаспоряжаясь оставшимся временем?
   Он представил себя, трясущегося старика. Дрожащего над каждым зернышком, над каждым кусочком горько-вяжущей кожицы.
  -Братэлло, да что ты паришься? Посмотри на свое отражение. Съел всего один гранат и какой параззитильна-васхититильный э-э-эффэээкт.А говорят действуют одни молодильные яблоки!
   Ормон взглянул на воду. Там колыхалось отражение очень пожилого, но бодрого мужчины. Куда делись индюшачья со склеротическими прожилками шея, нос-клюв, торчащие уши и узкие ,'в косую линеечку' ,фиолетовые губы.
  - Ты кушай, кушай спокойно. Я пойду Гюль приведу.
  Хватит уж сценических трюков.Чать не американский боевик, -пригорюнился он совершенно не к месту чисто по-русски.
   Однако не слушал его Ормон. Он грыз плоды целиком, морщился, но ел жадно и быстро, не чувствуя сладкой влаги на стянутом вяжущей субстанцией языке.
  Когда Кора-таш вернулся с девушкой, Ормон облизывал пальцы, боясь потерять хоть крошечную частицу жизни.
   Тело вновь наливалось молодостью и силой.Жизнь била через край. Хотелось любви. Любви. ЛЮЮЮЮЮБОООООВИИИИИ!!!! Хоть волком вой.
   Он крепко стиснул Гюль-су. Впервые почувствовал в руках женщину. Теплую , нежную, желанную...
  - Пойдем, пойдем ,- он торопил ее.
  -Что прям так? Ты с ума сошел! -возмутилась Гюль-
   Мы с тобой и двух слов не сказали.
   Я-а ж-же л-люблю теб-бя и в- в -всссегда лл-любил... моя...моя..моя Г-гюль-сут.
  -Млечный сок некоторых видов молочаев ( цветочики такие-добавил Кора-таш в пространство, на несуществующего зрителя) бывает весьма и весьма ядовитым.
  Источник информации: Абу-Али Ибн-Сино, том второй Полного собрания сочинений, 1989г.Ташкент, издательство 'Фан'.
  -Пойдем Гюль. Я тут недалеко полянку видел...Гусиная травка мягкая, свежая...
   Гюль-су беспомощно оглянулась на Кора-таша,попыталась, но безуспешно, вытянуть руку из железной лапищи Ормона.
  На носу Кора-таша невесть откуда взялись очки в тонкой, золоченой 'профессорской' оправе.
  -Проводи, проводи приятеля до калитки,- сказал Кора-таш, сдвигая очки на кончик носа и глядя на парочку поверх стекол.
  Внезапно хауз превратился в обычную истоптанную стадами туристов самаркандскую площать перед памятником архитектуры... Впереди обозначилась невысокая металлическая оградка, которую можно было просто перемахнуть при желании и без оного.
  Ормон тащил Гюль-су на газон.
   Десять шагов...Хватка стала слабее...
   Пять шагов...
  -Кто это рядом..?
   Она с трудом узнавала Ормона- третьеклассника. Будто стирала пыть со старой черно-белой неудачной фотографии.
  Три шага... карапуз выпустил тетину руку: ночной мир был велик и он хотел исследовать его сам...
   Два маленьких детских шажочка....
   И первый шаг.. И возвращение не оттуда... ,а туда , в теплое материнское лоно....
  ***
  -'Вьюноша резвый со взором горящим...?' Или я перевираю?
  - Перевираешь , конечно.Но это и неважно.
  Зачем ты устроил всю эту комедию?
   -А чтоб другим неповадно было.Ведь предупреждали, говорили. Учись. Кости эти-дар интуиции.Дорогого стоили.
  Нет, остался в деревне глину мять . Приехал , и даже не в столицу, чучмек- чучмеком. Вот из-за таких нас и не принимают всерьез в загранице.
  Хайвонлар(животные),говорят. Выучили слово и пользуются.
  -Да что ты про них. Ты про Ормона расскажи. Я же не все знаю.
   -Что ' расскажи'? Его честно предупреждали. Зло в жизни имеется в наличии. Жизнь нам дается один раз.
  Жизнь эту прямо в руки ему вложили- пользуйся. Обереги дали. Зеленое с оранжевым . Ведь и не поинтересовался ни разу. Халат и халат! А там каждая полосочка- кладезь науки,море информации. Накрылся с головой,заснул и умней-постигай.
  А он только сладенькое горазд жрать!
  Ведь со старостью ему и мудрость было дана. Нельзя отнять одно, не дав взамен другого. Да, фигура, красота не те. Но достоинство, ум,порядочность, честь-все это было у него.
  Ему же только девочку подавай. Да хотел бы он и к старику слетелись птички всякого оперения.Человеком прежде всего надо быть.
  ЧЕ-ЛО-ВЕ-К-ОМММММММММ-мани -падме хуммммммммммммммммммммм.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"