Погода Анна: другие произведения.

Мы с тобой одной крови

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовное фэнтези. История о мужчине, обременённом властью, и о женщине, жизнь которой оберегаема столь многими. Их встреча-эксперимент, а разлука неизбежна. Это предполагалось изначально. Но "может" не значит "будет", а потому посмотрим.


Анна Погода

Мы с тобой одной крови

Любовное фэнтези

  
   Часть первая
   Кураторы

Покой подданных стоит дорого. Покой королей не стоит ничего.

   Глава 1
   Девушка шла по коньку крыши соседнего здания, как кошка лёгкая, гибкая и ловкая. Улыбка играла на её дивном лице, длинные каштановые вьющиеся волосы, отливающие старой бронзой в лучах солнца, рассыпались по спине. Одета незнакомка была очень странно: чёрные кожаные штаны и курточка обтягивали высокое стройное тело, на ногах короткие сапожки. Она, как ни в чём не бывало, заскочила на подоконник, а потом практически бесшумно спрыгнула на мягкий ковёр, застилающий пол императорской опочивальни, и с интересом огляделась. В покои зашёл камердинер и что-то спросил, Лучезарный же был настолько поглощён происходящим, что не сразу ответил. Он воззрился на слугу, ожидая хоть какой-то реакции от него на появление темноволосой красавицы, но ничего не последовало.
   - Ваше величество, изволит позавтракать в покоях или спуститесь в столовую?- спросил обычным тоном старый Домес, служивший своему господину второй десяток лет.
   Незнакомка замерла и перевела взгляд на Императора, лёгкий испуг мелькнул в её глазах: "Невозможно! Этого не может быть!" На ней была первая степень маскировки, но глаза смертного не оставляли сомнения, что её не просто видят, а разглядывают, хотя для слуги она, определённо, невидима.
   Император взмахом ладони отправил Домеса вон, и осознал, что творится нечто из ряда вон выходящее. Он сделал шаг по направлению к незваной гостье, а та не присела в реверансе, не опустила глаза и вела себя поистине вызывающе.
   "Может сумасшедшая?"- подумал Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана.
   Женские глаза цвета юной зелени смотрели с изумлением на главного виновника её нелёгкого одинокого путешествия, пусть и с Раухом. Так, значит, этот парень ещё и "видящий". Ну что ж, тем легче будет договориться. А ведь быстро собрался! И разглядывает её так, как какую-то неведомую зверушку, которую может прихлопнуть, не поморщившись и без лишних сожалений. И это при том, что сразу увидел в ней человека, владеющего боевыми искусствами.
   "Стоит отметить: парень производит впечатление славного воина (по меркам этого мира), наверняка и без оружия опасен. Неплохая кровь, наши генетики уже оценили его. Красив, силён, в уме не откажешь, душа, явно, старая."
   Нарамия позволила мужчине подойти совсем близко.
   "Ну-ну. Пульс учащён не сильно, в фиалковых глазах насмешка и обещание медленной смерти на костре. Фу, как не эстетично. Но не уверен. Молодец. Соображай дальше. Нет, ну, это совсем зря: МЕНЯ в рабыни для услады!"
   - Кто ты, ведьма, и как посмела ворваться в мои покои?- с угрозой в голосе и хищно сощуренных глазах.
   - У Вас плохие манеры, Ваше Императорское Величество. Перед Вами дама, гостья, и я жду подобающего обращения,- произнесла спокойно одна из рода Древних, сделав пару шагов назад и в сторону, чтобы держать в поле зрения хозяина покоев и окно. Одной Вечности известно, что взбредёт на ум Рауху, если он услышит недовольные нотки в голосе хозяйки. А слуху крылатого друга мог позавидовать самый чуткий зверь местной фауны. Нарамия старалась сдержать раздражение: мало того, что отправили разбираться с делами, которые совсем не входят в круг её прямых обязанностей, так ещё приходится терпеть это невыносимое хамство. Если бы Вар не просмотрел местного епископа, то и проблемы бы не было. Хотя, надо признать, конспирация у Лиуна отличная.
   Наблюдая за Императором, Нарамия пришла к выводу, что тот был возмущён, даже взбешён. В ЕГО покоях мерзкая ведьма требует от НЕГО уважительного обращения. Красавица улыбнулась, прочитав мысли Лучезарного, и даже не стала противиться, когда он в два широких шага преодолел разделяющее их расстояние. "Пусть мальчик порезвится, может так быстрей поймёт: кто перед ним",- решила она.
   А Император с холодной решимостью в глазах сдёрнул с шеи священный дедов крест и поднёс его к лицу рыжеволосой бестии. Сейчас требовалось только обездвижить её, а потом отдать ведьму в руки священников. Он отступил на шаг в ожидании падения тела, не желая прикасаться к ней, но... ничего не произошло. Венценосный в потрясённом удивлении уставился на вражину и решил действовать вопреки собственным же установленным правилам: не прикасаться к черни. Приходится всё делать самому, раз местные маги не справляются со своими обязанностями. Он брезгливо вытянул руку, чтобы ухватить за талию чертовку, скрутить её и связать. Шнур с балдахина императорского ложа вполне подойдёт для такого дела.
   Женщина скривила яркий рот в презрительной усмешке и ловко ускользнула от грубого захвата:
   - Предупреждаю в первый и последний раз, Император Лучезар: ко мне можно прикасаться только с моего позволения. Ваше невежество очень печально. Неужели родители не просветили своего отпрыска о тех, кто стоит над Вами, оберегая и защищая, как неразумных детей?
   - Скажи ещё, что ты из Древних, повесели меня. Кто тебя послал?- метнувшаяся к густым шёлковым волосам властная рука схватила пустоту.
   "Вот это уже совсем зря! Да как он посмел так обращаться с той, которую свой народ берёг, как драгоценность. И статус девушки был понятен любому посвящённому: золотые искры в изумрудах глаз. А он был видящим. Или она ошиблась?
   Поток воздуха обдал лицо владельца покоев, а нахальная ведьма стояла в стороне, держа в руках, непонятно каким образом оказавшийся у неё, древний крест. Стоило примерно наказать наглеца, и сил бы хватило, но... не хотелось ущемлять чувство собственного достоинства мужчины, тем более Императора. А посему она всего лишь произнесла строгим голосом:
   - А теперь успокойтесь, Ваше Императорское Величество. Я посланница. Вы выслушаете меня и сделаете то, что положено. Всё изложено в письме. Читайте. Потом сожжёте его при мне.
   Нарамия нажала камень, украшавший поясную пряжку, и лёгкая пелена начала сходить с глаз Императора. Он уставился в восхищении на преображённую волшебницу, сбросившую с себя обличье обычной женщины, увидел вкрапления золотых искр в радужке глаз и осознал значимость встречи. Оправданием его неподобающего поведения было только то, что слишком долго Древние не посылали своих указаний, их не видели со времён его прадеда, а описание тех событий священнослужители засекретили, отчего люди в большинстве своём считали те события легендой, сказкой. Наконец, он молча склонил голову.
   - Смиренно прошу прощения, Прекраснейшая. Я готов выполнить Ваши указания. Как мне обращаться к Вам?
   - Называйте меня Нарамия - это моё официальное имя.
   Когда спала последняя маскировочная пелена, Император смог оценить экзотическую внешность одной из Древних: высокий рост и пропорциональное сложение гибкого тела, её раскосые вытянутой формы выразительные глаза, широкий гладкий лоб, тонкий нос и красиво очерченный алый рот. Всё говорило без слов о высоком положении и божественном происхождении гостьи.
   - Я готов прочесть послание Древних,- уважительный наклон головы и шаг навстречу.
   Женщина с лёгкой снисходительной улыбкой небрежно расстегнула мудрёную застёжку на своей груди и достала свиток.
   - Должен ли я что-то ответить?
   - Нет. Достаточно довести до Вас эти сведения и убедить, что это правда. В последующем Вам придётся принимать решения, согласовывая их со мной.
   Император с почтением принял золотистый цилиндр и вскрыл печать. Выражение лица Венценосного по мере прочтения текста менялось не сильно. Похвально. Сведения, содержащиеся в свитке, могли повергнуть в шок любого в этом мире. Глаза Лучезарного стали почти чёрными, а у рта залегли лёгкие морщинки. Он не спросил, правда ли это - верил, но прочтённое необходимо было принять умом, и только потом действовать. Одному эту чёрную гору лжи не свернуть, нужны помощники и много информации. А время поджимает. Скоро праздник Сожжения Зла и именно тогда город наполняется толпами чужеземцев, богомольцев, жителей дальних городов и сёл на повозках с малыми детьми и пьяных пройдох, воришек и лихих людей без рода и племени. Именно в такие дни даже Императорскую гвардию приходилось задействовать для поддержания порядка в городе, а его личная охрана спала урывками, оставаясь сутками при Императоре и сопровождая его везде и всюду.
   Он очнулся от невесёлых дум и кинул задумчивый взгляд на женщину. Она сидела на широком подоконнике, согнув ноги в коленях, перебирая тонкими пальцами золотую безделушку в виде спирального диска, висящую на тонком блестящем шнурке на шее, и устремив глаза на вершину Айпикуля. Ледяная шапка пика волшебных гор искрилась в лучах солнца, а если приглядеться, то можно было увидеть крылья (золотые!), летающего над горами ящера. Неужели? Неужели ОНА прибыла на этом драконе? Все сказки, легенды, рассказанные когда-то няней, отцом и учителями всплыли во всём своём сказочном великолепии ожившей действительностью. Да, не зря говорил ему отец:
   - Радуйся, что не видишь Златокрылого, значит, час испытаний ещё не настал.
   - Прекраснейшая, чем могу быть Вам полезен?
   Она медленно повернула голову к уже пришедшему в себя от неприятных известий Императору и насмешливо сощурила глазки:
   - Лучше, если Вы будете обращаться ко мне по имени, Ваше Величество,- прозвучал ответ, и посланница слетела с подоконника распрямившейся пружиной, мягко приземлившись на ноги и, вмиг оказавшись рядом с мужчиной, забрала свиток из холодных пальцев. "Всё таки известия застали Вас врасплох, Император",- подумала она. Подошла к камину, присела, разжигая огонь чем-то, с виду похожим на тонкий цилиндр, оглянулась, как будто вспомнив о чём-то:
   - Прочтёте ещё раз?- спросила на всякий случай.
   Лучезар не сводил глаз с дивной гостьи. Как он не увидел сразу в ней это величие? Глупец! Вот что значит: долгое время знать себя Властителем Половины Земель По Эту Строну Океана. Всего лишь! А вот перед ним женщина, прекрасная и по-настоящему могущественная, почитаемая даже среди своего народа, как носительница божественных генов. Она -сокровище даже среди Древних.
   Получив на свой вопрос отрицательный ответ, Нарамия бросила свиток в огонь и наблюдала, как драгоценная бумага превращается в прах. Когда не осталось ничего, кроме маленькой горки пепла, она с сочувствием глянула на задумчивого мужчину. Ну что ж: держится великолепно, пришёл в себя, готов делать всё, что от него потребуется для сохранения Империи. Она уже давно рассмотрела его: отголоски древней крови в нём хорошо заметны и, скорее всего, он ещё долго сохранит силы и молодость. Сейчас ему около шестидесяти лет, но выглядит на тридцать. Император был очень высок, ладно скроен от разворота плеч до длинных сильных ног. От деда он унаследовал невероятную физическую силу и выносливость, трезвый ум и волю полководца, а каждодневные боевые тренировки помогают ему чувствовать себя юношей. Интересно, знает ли он, что носит в себе древнюю кровь? Должен знать.
   Перед тем, как отправить её на задание, Наставник заставил её освежить в памяти всю историю этого рода, родоначальником которого считался прадед Лучезарного - Гром Непобедимый. Его матерью была Ладена-одна из Древних, из их рода. Она жила какое-то время рядом с мужем и с сыном. А после смерти мужа - отца Грома и передачи власти сыну, Ладена вернулась в колонию кураторов, а потом улетела на Землю.
   Сама Нарамия в свои 50 лет здесь бы была старой бабкой, а среди своего народа считалась девчонкой, и Наставники обращались с ней соответственно. Нара улыбнулась, вспомнив, как Ром положил ей свои крупные ладони на плечи, притянул к себе и поцеловал в лоб перед тем, как отправить девушку с посланием.
   Лучезарный ждал. Пил красоту гостьи и жалел, что она покинет его очень скоро. Он хотел запомнить эту встречу, чтобы всё записать и передать впоследствии детям и внукам.
   Нара засмеялась:
   - Я долго буду с Вами. Ещё надоем. Разве Вы не поняли, что без помощников Вам не справиться?
   Властитель насторожённо вздёрнул правую бровь. Он и забыл, что для волшебной женщины он открытая книга. Надо будет вспомнить все защиты, которыми учил его дед. Совсем ни к чему, чтобы Прекраснейшая знала всё о нём - личная жизнь не для посторонних глаз.
   - Ради Вечности, Ваше Величество, не считайте меня варваром, способным соваться туда, куда меня не просят,- обиженно-успокаивающе произнесла красавица,- а теперь, я бы позавтракала. Что там у Вас?
   - Сочту за честь. Только как мне Вас представить?
   - О, Небо! Как я забыла! Разумеется, женщины в вашем государстве в штанах не ходят. Тогда... пусть несут завтрак сюда, а потом мы с Вами решим, что делать с моей персоной.
   - Домес!- крикнул Император, и в покои влетел верный камердинер,-завтрак сюда на 2 персоны. Учти, я голоден.
   Что подумал слуга? Неважно. В императорских покоях женщины не были редкостью. То, что сейчас её не видно, не значит, что её нет и завтрак для двух человек тому доказательство. Домес не был болтуном, скорее, его можно было назвать немым, а речь была нужна ему только при разговоре с Господином и при общении с теми, кому слуга самого Императора отдавал приказы.
   Через некоторое время на широком балконе с видом на Айпикуль был накрыт стол, придвинуты кресла, обтянутые парчой и расставлена бесценная посуда. Гостья кинула равнодушный взгляд на сервировку и жадный на блюда с едой. Прекрасно, кроме всего прочего, там было и то, что нужно: местные фрукты, мёд, молоко и выпечка. Быстрыми лёгкими шагами подошла к столу и уже белоснежная салфетка лежит на её коленях, а маленькие ручки тянутся к чашке с чаем и сливочнику.
   Император всё ещё не верил до конца в реальность сидящей напротив него женщины. И в то, что она останется какое-то время здесь, при нём, тоже верилось с трудом.
   Его Величество завтракал обильно. Верный Домес всё верно понял и для Господина на большом блюде были разложены и пятнистые яйца араны, и красное мясо молодого борко, и икра серебряной рыбы. Про сыры, брынзу, оливы разных сортов, шоколадный пудинг, так любимый его последней наложницей Соллес, и говорить не приходилось.
   Глава 2
   - Мне придётся всё время быть рядом с Вами, Ваше Императорское Величество.
   - Называйте меня по имени, Прекраснейшая.
   - А как мне к Вам обращаться? Лучезарный Повелитель?- с лёгкой улыбкой спросила женщина.
   - Зар- моё имя в семье. Для подданных я Лучезарный Повелитель, Властитель Половины Земель По Эту Сторону Океана, Первый среди лучших... - Император тоже улыбнулся.
   - Ну что же, Зар. Давайте решать: как Вы меня представите перед подданными.
   - Что советовали Ваши Наставники, Прекраснейшая?
   Дочь Древних сморщила носик. То, что они озвучили - это одно, а вот то, с чем они её на самом деле послали, Нарамия размышляла всю дорогу от Патрии до Белого города, сидя на надёжной спине Рауха.
   Перед самым отправлением Ром шепнул ей на ухо:
   - Будет прекрасно, если ты вернёшься не одна.
   Она хотела возмутиться: как они все себе это представляют: притащить в колонию Императора? Да и зачем? Но вопрос повис на губах, потому что задумчивый Наставник уже отошёл от Рауха, а прочитать его мысли не стоило даже пытаться. А потом вспомнились долгие беседы Наставника с Богинями и то, как одна из них - Гея, положила Наре свои горячие руки на плечи и ласково заглянула в глаза, отчего всё тело окутало блаженство.
   - Давайте попробуем,- произнесла своим певучим голосом Богиня.
   Всю дорогу до Белого города Нарамия размышляла об этом: "Давайте попробуем". Что попробуем? Почему вернуться не одной? А с кем? Нет, понятно ради этого и послали разбираться с заговором её, а не Вера, но могли бы поясней поставить задачу. Могли же! Интересно: а родители знали? Беспринципные заговорщики!
   Нарамия перевела взгляд на хозяина покоев, и тут ей в голову пришла абсолютно сумасшедшая мысль, и она вспомнила Ладену. Не может быть! Они не могли с ней так поступить! Это немыслимо! На это она пойдёт в самом крайнем случае, приняв изрядную порцию секулии. И сделает это исключительно для своего народа. Разумеется, никто не будет настаивать на таком хм...развитии событий, её свобода воли уважается, но неужели именно на это ей как тонко намекнули? Ну, Ром...
   - Прекраснейшая?- голос Императора вывел её из задумчивости, и Нарамия поняла, что слишком сильно сжимает в руке золотую вилку.
   Встрепенулась и бросила внимательный взгляд на венценосного мужчину.
   - Заметьте, Вы сами спросили, Ваше Императорское Величество. Так вот: самое естественное, учитывая Ваши неоспоримые победы среди женщин - это сказать, что я ваша любовница. Тьфу ты, наложница,- исправилась гостья. Но тут возникает масса неудобств у обеих сторон. Да и вопросы появятся: откуда, как попала в опочивальню к Императору, начнут искать родственников... Правда была бы хороша, но, к сожалению, сеять панику раньше времени среди ваших подданных, а тем более, врагов не хочется.
   - Я согласен. Но Ваше появление - это моя забота. Никто не имеет право спрашивать у Императора, откуда в его покоях та или иная женщина.
   - Вы забываете, что я должна быть очень часто рядом, желательно постоянно, и не молчаливой куклой (а в качестве Вашего телохранителя, но об этом стоило промолчать). Это возможно для наложницы?
   - Нет,- ответил мрачно Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана, - а точнее, совершенно недопустимо.
   - А если, предположим, у Вас бы появилась невеста? Она может проводить с Вами бОльшую часть своего времени?.
   - Только если мне это будет угодно. У Вас, моя госпожа есть план?- лукавые глаза выражали понимание и согласие. Идея посланницы Древних пришлась не только по вкусу, а привела Императора в восторг. - Поясните, будьте так любезны.
   Нарамия поднялась из-за стола и теперь меряла шагами королевские покои, изредка кидая быстрый взгляд на заинтригованного мужчину и, сложив пальцы домиком, поднесла их к губам.
   - Итак. Например: я - знатная девушка, которую воспитывали специально для Вас в дальнем Священном монастыре, и в которой, как утверждают монахи, течёт капля древней крови. И Вы надеетесь, что она родит венценосного наследника с этой самой кровью. Ведь Ваш прадед был рождён Древней? Это держалось в строжайшей тайне от врагов. Кто Ваша невеста и откуда- не знает никто, кроме Вас и монахов.
   - Правдоподобно. Не без шероховатостей, но могут проглотить. Никто ведь не ожидает, что сюда пожалует представительница Древних. Только вот невеста должна будет выйти замуж, - заявил с усмешкой Лучезарный.
   - Нууу- это дело не скорое. Сначала она невеста, а потом только Императрица. Вы очень разборчивы, и она может не понравиться, а потому отправится обратно в монастырь. А тем временем мы помешаем планам врагов. Если Вас такой план устраивает, я улечу в Священный монастырь на Раухе, а оттуда Ваши люди доставят невесту к Вам.
   Глава 3.
   Всю ночь перед официальным появлением мнимой невесты в городе Император не спал. Вспомнилось всё. Первая женитьба на дочери знаменитого Тарая- героя 3-х войн, из преданного и знатного рода, который сражался бок о бок с его отцом. Нежная Дана была очень красива и воспитана, как все аристократки королевства. Он даже был, как будто, влюблён в неё какое-то время. Она родила ему дочь Лигеру, но вскоре простудилась на купаниях и умерла. Всё выглядело, как скоротечная лихорадка. Оттуда и пошли неудачи. Вторая жена, которую ему буквально навязал Совет, тоже не смогла родить наследника, две дочери от неё уже были замужем и обременены большими семействами, а сама она умерла третьими родами, а следом странным образом погиб младенец. Были подозрения, что Консор была отравлена, но доказательств так и не нашли, как ни старались. У старшей дочери родились сыновья: Лингу и Корраги- его внуки, которых воспитала Императорская военная академия- часто представали перед глазами славного деда. Юноши унаследовали черты знатного и славного отца, но не деда. Наконец третья жена - Лания, с которой он прожил только два года. Её смерть Лучезарный пережил особенно тяжело, возможно оттого, что частично считал себя её виновником. Девушка была необычайно красива, смела и жизнерадостна. Прекрасно сидела в седле и часто ездила с ним на охоту, где и погибла трагически, сброшенная со спины лошадью, которая неожиданно сорвалась и понесла. После этого удручённый Император больше не женился. Десятки наложниц побывали в его постели, десятки же красивейших и знатных невест и принцесс из соседних королевств были предложены на роль Императрицы, но ни одна не тронула его сердце. Лучезарный решил для себя, что женится на одной из наложниц, если она родит ему сына. Но оказалось, что несмотря на его бурную сексуальную жизнь, дети рождались очень редко. Чаще девочки, которые при этом умирали чуть ли не в младенчестве. И теперь у него было ещё четыре незаконнорожденных дочери, которые не очень его и радовали, две законные дочери и два внука. Был ещё младший брат, на которого после письма Древних, было бы просто преступно оставлять Империю. Ему срочно нужен был наследник. Сын.
   Лучезарный встречал новый день, стоя у окна. Предрассветные вершины гор были подсвечены лучами восходящего светила, и снежные шапки переливались, как алмазы. Императору сегодня предстояла встреча с Прекраснейшей, от одного взгляда на которую успокоившееся было сердце начинало биться в груди молотом, пульс учащался, а мозг отказывался работать в обычном режиме холодного созерцания. Приходилось успокаивать себя жёстким: "Нельзя!"
   Снова постучал Домес и, узнав, что Господин уже принял ванну, накрыл на балконе завтрак, разложил праздничные одежды на огромном пустом ложе. Только вчера к нему подходила Соллес, опечаленная тем, что Господин не приглашает её вот уже вторую неделю, и Домес удивился, потому что только два дня назад он накрывал завтрак на двоих. У его Императорского Величества появилась другая наложница? Почему он ничего не знает? И как эта женщина оказалась в его покоях. Чьи это козни? Домес пребывал в тревожном недоумении.
   Уже выезжая из высоких, кованых ворот дворца, под личной охраной навстречу невесте на своём любимом кауром норовистом жеребце по кличке Герб, Император наполнился приятными ожиданиями, прекрасно осознавая их причины. Столица сияла чистотой, отражала свет белыми стенами, гудела множеством голосов и волновалась сама, принарядившись праздничными флажками на площадях и поднятыми вымпелами на всех восьми башнях крепостных стен. Обочины улиц были забиты зеваками, у некоторых на плечах сидели горластые дети - не каждый день можно было увидеть Властителя Половины Земель По Эту Сторону Океана в сопровождении двух дюжин гвардейцев, а уж поглазеть на невесту Императора и потом рассказывать о ней всем, кто согласится слушать, было большой удачей.
   Карета показалась из-за поворота дальних холмов. Слава Богам! А то уж Лучезар подумал, что придётся ехать по пыльной дороге дальше или стоять и ждать, что совершенно не соответствовало его положению. Он и так, нарушил традиции, встречая невесту сам, а не отправив Феделя- своего младшего брата- Великого герцога, который ехал теперь справа и чуть сзади. Поравнявшись с Императором, занавеска на окошке экипажа отодвинулась, и из него выглянула лукаво улыбающаяся мнимая невеста.
   - Заждались?
   - Вы вовремя,- Лучезарный поехал рядом с каретой, а гвардейцы распределились спереди и сзади, занимая места, строго предписанные правилами. Подходы к главному мосту города и Восточные ворота были украшены белыми цветами, стража по случаю праздника облачена в парадные белые одежды и со всех священных башен раздавался перезвон колоколов. Торговцы потирали руки от ожидания богатой выручки. На площадях раздавали бесплатную еду всем нуждающимся, а для сытых и богатых были приготовлены лакомства и деликатесы (за отдельную плату) в разбитых на площади палатках и развлечения. Особенно радовались дети, шмыгая между расставленных столов и хватая с огромных подносов сдобу и орешки, а бродячие артисты уже расставляли свои шатры и подмостки.
   Люди затаили дыхание, когда Император появился в широких воротах. Великий герцог наблюдал за приближением кареты и поведением Венценосного брата с тревогой и удивлением. Откуда она взялась - эта воспитанница с монастыря Древнего тайного ордена? Почему брат никогда ничего не говорил о ней? Можно было предположить, что монахи чудят в очередной раз, демонстрируя, что они сами по себе и подчиняются только указаниям Древних. Но Великий Герцог не очень верил в эти россказни, считая истории из старинных свитков выдумкой для укрепления власти Императора. Да и прочёл он не так много из многочисленных семейных архивов, считая это пустой тратой времени. Он предпочитал военное дело, дружеские попойки и красивых женщин. А после смерти матери Федель и вовсе счёл все эти семейные ценности для себя ненужным делом: у него будет своя история, свои архивы, свои придуманные сказки, когда он станет Императором.
   Об этой девушке же никто ничего не знал. Можно было предположить, что Древний монашеский орден представил Императору возможную кандидатуру на роль невесты, оставляя за венценосным Правителем право решать: станет ли она Императрицей. Великий герцог очень надеялся, что эта претендентка будет отправлена восвояси так же, как и другие.
   Последние пару дней Лучезарный казался Феделю более задумчивым, хмурым и неразговорчивым, чем обычно, а сегодня вдруг оживился и был нетерпелив, что было заметно по поведению жеребца Зара, который прекрасно чувствовал настроение хозяина. По лицу Императора ничего прочесть было невозможно, только блестящие фиалковые глаза чуть выдавали его, постоянно возвращаясь к лицу невесты.
   Под звуки сотен труб, бой сотен барабанов и приветственные крики толпы головной отряд всадников в бело-золотых мундирах появился на широком мосту. И вот уже видно великолепную карету, запряжённую, одна к одной, шестёркой опять же белых лошадей в драгоценной сбруе, и Императора, едущего рядом с окном сияющего в лучах солнца экипажа, из которого невеста Властителя посылала улыбки встречающим, и странным образом, не казалась хоть сколько- нибудь смущённой - скорее заинтересованной.
   - Драконы, драконы!- послышались удивлённые крики, и сотни людей устремили свои взгляды в безоблачное небо. Над Белым городом кружили несколько десятков пар крыльев.
   - Как их много! Хороший знак! Они приветствуют невесту Императора!
   И только Лучезарный и прекрасная гостья обменялись улыбками, увидев золотые крылья в этой стае. Нарамия, утомлённая вниманием к собственной персоне, дорогой и размышлениями, мечтала о ванне, обеде и сне. Разговоры потом.
   "Как могут они путешествовать на этих колымагах?"- думала она.
   Привыкшая к скоростям, небу и свободе, Нарамия в который раз кляла решимость Наставника. Зачем эти игры в шпионов? Защитить Императора можно было сотней других способов. Наверное... Ах, да! Свежая кровь! Ну, Ром!
   Всю долгую дорогу Нарамия вспоминала историю этого города и всей Империи. Всё, что здесь происходит тесно завязано на их род Древних.
   ***
   История Белого города.
   Всё началось очень-очень давно. Галактический Совет привлёк землян к колонизации Сулунгии уже после того, как другие, более выокие цивилизации создали из абсолютно безжизненного небесного тела своего рода живое космическое существо. Сулунгию засеяли семенами растений, заселили животными, в том числе драконами, которые тысячелетия назад исчезли из животного мира Земли. Им нашлось место на новой планете. Здешняя сила тяготения, скрытые неприступными горами места обитания, кормовая база и состав воздуха оказались для них необыкновенно подходящими. Когда генетики создали цепочку человеческой ДНК для этой планеты и появились первые люди, то их научили ремёслам, дали письменность и необходимые на первых порах знания, и земляне были их учителями.
   Кураторы приглядывали за подопечными, а учёные занимались своими делами, в том числе изучением странных мутаций, произошедших в крови местных драконов, более того, откуда ни возьмись, появились животные с жёлтой чешуёй, которая сверкала в лучах солнца, как золотая. С риском для жизни были добыты первые яйца "золотых драконов" и с неописуемым восторгом встречены первые детёныши, появившиеся на свет. В результате многолетних исследований были получены: вакцины на основе драконьей крови, которые обладали потрясающими свойствами, а как непредвиденное сопутствующее явление- у некоторых Древних появились ручные драконы. с мягкой жёлтой чешуёй и необыкновенной преданностью. И снова открытие: кровь драконов оказалась совместима в незначительных количествах с человеческой кровью, а появление пары "золотых генов" у добровольцев, изъявивших желание участвовать в эксперименте, подарила им сверхспособности Победа! Удача! Но нет. Эксперименты продолжились, но "зототая пара" больше не появлялась
   Оставалось только работать с первыми добровольцами и сделать эту драгоценную пару генов предсказуемой и передаваемой по наследству, но даже и тут невозможно было с уверенностью сказать: у какого новорожденного эта пара "будет работать". Определили только, что "золото" всегда появляется у потомков Гемы, первой женщины - учёной, влившей в себя каплю драконьей крови. Их было совсем немного - этих зеленоглазых женщин с искрами золота в радужке, и они являлись величайшей драгоценностью рода. Нарамия- одна из них, и её дети должны были наследовать "золотую пару". Но тут новая проблема заявила о себе: от поколения к поколению эта пара генов слабела и чахла. Снова поиски, исследования, необходимость поддержания "золотой пары" в активном состоянии, что потребовало определённых "жертв" среди кураторов: по просьбе Наставников несколько женщин родили детей от мужчин Сулунгии, среди таких была и Ладена, ставшая матерью Императора и двух дочерей Древних. Новорожденных девочек забрали в Патрию. Сын стал прадедом Лучезарного.
   Сильное, богатое государство активно развивалось, получало знания через монахов Древнего ордена, находилось при этом в постоянном окружении врагов. Частые войны сопровождались жестокими кровопролитиями, в основном со стороны нападавших, потому что драконы неизменно приходили на помощь людям, защищая при этом свои горы и своих детёнышей, среди которых и появлялись изредка жёлтые, чешуя которых отливала золотом в свете лучей здешнего светила. Много было попыток вырастить золотых драконов в другом месте, и все они кончались гибелью крылатых. Яйца драконов - величайшая драгоценность, и за ними постоянно велась охота. Целители, алхимики и волшебники всех королевств, готовы были платить огромные деньги за драгоценную добычу. Похитители пропадали в горах, погибали крылатые, не успев вылупиться из яиц без должного пригляда старших родственников, но жажда наживы не угасала, и время от времени на границе гор, где постоянно дежурили специальные отряды, или в портах ловили воров. Да и сами драконы, обнаружив пропажу, не церемонились с охотниками.
   ***
   Нарамия прикрыла глаза в раздумьях и откинувшись на диване кареты.
   - Прекраснейшая, просыпайтесь,- Император, решив, что невеста уснула и ,в нарушение всяких правил этикета, сам прикоснулся к её руке, предварительно сняв перчатку. Он не мог позволить служанкам разбудить Зеленоглазую - неизвестно, как отреагирует со сна посланница Древних на такие вольности.
   Она открыла глаза и успокаивающе улыбнулась, прочитав лёгкую тревогу в глазах Лучезара. Подала руку и вышла из кареты. Служанки шли следом. Человек десять. "Вот зачем столько?"- отправила она вопрос мужчине. Обучение началось, и Император успешно осваивал телепатическое общение со своей невестой. Он пожал узкую ладонь, подбадривая и посмеиваясь.
   "Привыкайте, моя Госпожа. Вы же теперь моя невеста. И не забывайте смотреть полным любви и почтения взглядом на своего Повелителя."
   Наполненный весёлой иронии взгляд прошёлся по Императору сверху вниз. Она открыла рот, чтобы вслух произнести лёгкую колкость, но вовремя одумалась, оглянулась и вздохнула. Послала Величеству насмешливую мысль: "Только не я", чем много огорчила мужчину.
   - Ванна, обед, спать,- произнесла она тихо, но требовательно.
   Следом шедшие служанки услышали это и обомлели, ожидая реакции на такую неслыханную дерзость. Император же улыбнулся и пообещал одними губами: "Скоро". Всё происходящее доставляло ему необычайное удовольствие.
   Глава 4
   В тайном кабинете Епископского дворца, при строжайшей секретности, срочно собрались самые верные люди, их было немного - около 10 человек.
   -Великий герцог, откуда взялась эта девка?- потребовал ответа епископ.- Вы понимаете, что она может нарушить все наши планы?
   - Я ничего не знаю. Император был поставлен перед фактом, а монахи Древнего ордена не объясняют своих действий, руководствуясь только указанием самих Древних. Сейчас только от самого Лучезара зависит: станет ли она Императрицей или отправится обратно в монастырь.
   - Эти старцы руководствуются только своими собственными интересами и ничем больше. Какие Древние? Кто их видел? В сказках для дураков они только и существуют. Мы не можем позволить этим крылатым тварям разрушить наш город и наше государство, а они разрушат его обязательно, как только их станет больше. Это мы уничтожаем их гнёзда, великие герои из наших рядов жертвуют своими жизнями ради спасения народа, а Император защищает этих летающих бесов. И в тот момент, когда мы готовы взять власть в свои руки, поставив над землями справедливого и славного правителя, появляется девка, которая может родить Наследника. И тогда что? Всё с начала? Необходимо узнать: кто она и перетянуть её на нашу сторону или убрать с пути великой истории нашего государства- другого не дано,- Лиун закончил свою пламенную речь.
   Собравшиеся с почтением слушали главное духовное лицо Империи. Высокий худой старик с горящим взглядом из-под седых густых бровей обвёл всех строгим взглядом и сел на своё место, придерживая длинные полы своего расшитого золотом одеяния. Проверенных единомышленников было немного-ни к чему на тайные совещания приглашать тех, кто не держит рот на замке или слишком чувствителен к понятиям чести. Лиун всё время боялся оступиться, ошибиться, не справиться с поставленной задачей своих тайных покровителей из-за океана. Яйца. Всем нужны яйца драконов, дающие бессмертие, богатство, власть, любовь любой женщины.... Лилин... Снова навались воспоминания о прекрасной искусительнице, обещавшей стать его, если он снова станет молодым и красивым мужчиной. Ради неё и ради власти, которая поможет ему отомстить врагам, тем, кто когда-то лишил его всего и бросил в темницу, епископ готов был рискнуть тем, к чему шёл долгих 20 лет.
   Великий герцог не поднимался со своего места и внимательно следил за лицами присутствующих. Он осознавал опасность таких собраний. Последнее посещение монастыря совсем расстроило его. Если раньше младший брат Императора мог как-то контролировать своё чувство зависти к старшему брату, то после откровений умирающей матери совсем растерялся. То, что было ему открыто на смертном одре, совершенно выбило его из состояния равновесия. Он - не сын своего венценосного отца, и его мать не добровольно ушла в монастырь. Великое чувство раскаяния заставило её открыть тайну рождения сыну и просить прощения у него. Правда оказалась жестокой, зато явилось понимание, почему отец не любил его, почему старший брат в свои 60 лет выглядит на 30. А он, Федель в 40 выглядит на свои годы. Почему брат сильнее, мудрее, красивее и любим народом, а его терпят даже приближённые. Наделённый харизмой, старший брат по всем статьям обходил младшего. И если сейчас не убрать его со своего пути, то никогда Феделю не стать Императором. Всегда быть на вторых ролях а, возможно, и умереть раньше Зара. И тут снова перед глазами встала красавица, привезённая из Тайного монастыря. Увидев её, Великий герцог с глубокой горечью понял, что брат никогда не откажется от невесты. Быть ей Императрицей.Феделя поразила не столько красота девушки (красавиц, слава Богам, в Империи достаточно), сколько тайна, окружавшая её; мудрость, светившаяся в необыкновенных зелёных глазах, и величие - другим словом он не мог передать общее впечатление от Нарамии. Всё в ней было царственным: рост (её макушка доставала до подбородка самого Лучезарного), осанка, походка, манера поворота головы, улыбка равной, каковой она обменялась с самим Императором. Казалось, её ничуть не смущает его положение Властелина, более того, красавица, как будто оказывала величайшую милость, подавая ему свою изящную ручку, а сам Владеющий Половиной Земель По Эту Сторону Океана не видел в этом ничего необычного. Как будто не падали без чувств от одного его взгляда первые знатные красавицы Империи, готовые на всё, лишь бы оказаться в его покоях. Всё было настолько необычным и тревожным, что Федель внутренне поёжился.
   Барон Шибоч сидел, потупив глаза в пол. Ему не нравился план. Одно дело бороться с тварями, другое замышлять убийство Императора, Великого воителя, славы их Империи и находящегося под покровительством Древних. То, что Боги существуют, он не сомневался. В их семье хранился медальон, подаренный их предку одним из них. Никто из чужих не знал об этом, даже женщины семьи были не в курсе - слишком болтлив женский язык. И вот теперь ему говорят, что это сказки, а великий Император - враг государства. А кто вместо него? Этот предатель? Потенциальный братоубийца? Или.... сам епископ метит на трон? Чудовищная догадка появилась давно. Всё следовало обдумать и не подвергать опасности семью и самого себя. Надо попасть к Императору на приём. Любыми способами переговорить только с ним. Вопрос: как? Великий герцог не подпускает к Венценосному брату никого.
   Братья Редтели ждали, что скажет брат Императора. Всё зашло слишком далеко, но отступать было поздно. Епископ подловил их на продаже яиц драконов заморскому купцу и теперь либо смерть, либо верная служба проклятому Лиуну. Лжецу и врагу. Тот купец так и не довёз добытую с величайшим трудом и ценой жизни двоих из них, кладку крылатых тварей до заказчика, так как баул с драгоценным сундуком, перехватили таможенники, а братьям пришлось срочно подключать своих людей и заставить купца замолчать навсегда. И помог им в этом сам епископ, зато и плату потребовал немыслимую: службу верную. На тот момент жизнь была дороже, пришлось соглашаться. А теперь и не выскользнуть. Зато, если получится сменить Императора, то у них будут и титулы, и золото.
   Остальные думали каждый о своём. Все были обязаны тем или иным образом епископу. И обратного пути не было. Или смерть, или слава, деньги, а может быть, и яйца драконов, доступ к которым будет открыт. А Древние? Если они и были здесь когда-то, то давно ушли из этого грешного мира, полного горя, боли, лжи и несправедливости.
   Глава 5
   Нарамия утром открыла глаза и встретилась взглядом с Венценосным. Он сидел рядом с кроватью, в кресле, положив ноги, обутые в сапоги на край её постели (возмутительно!) и ждал её пробуждения.
   - Давно ждёте?- поинтересовалась не очень любезно.
   - Давно,- нахально улыбаясь. Он успел налюбоваться раскинувшейся на постели женщиной. Бесподобна!
   - Молодец. Ждите дальше,- ответила невеста Императора и перевернулась на живот. Потом застонала и отбросила одеяло.
   Император откинулся в кресле, сцепив пальцы рук на груди и наблюдая, как Прекраснейшая в полупрозрачной белой длинной рубашке проследовала к ванне, установленной за ширмой.
   - А нельзя эту лоханку заменить маленьким бассейном? И где моя прислуга? И почему жених находится в покоях невесты до свадьбы?
   - Бассейн будет. Прислуга ждёт команды. Мои покои соединяются с Вашими потайным коридором, и я могу в любое время заходить к Вам, а Вы ко мне. Вы ведь сами этого хотели, Прекраснейшая? Нам надо переговорить без свидетелей, потому что сейчас за нами будут следить все, кому не лень. Сколько раз мы посмотрели друг на друга, сколько времени разговаривали и сколько раз улыбнулись - всё будут знать наши враги. Мои враги.
   - Вы правы. Итак, что я вчера сделала не так? Вы ведь это хотели мне высказать?- лёгкое раздражение прозвучало в голосе. Она не выспалась. Ночью пришлось посетить это сборище предателей. Инкогнито, разумеется. А утром, вместо того, чтобы дать ей выспаться, появляется этот источник её головной боли на ближайший месяц и начинает утро с нравоучений.
   - Вы необычайно проницательны, Госпожа. Я понимаю, что для Вас Император всего лишь ГОЛОВНАЯ БОЛЬ, а тем не менее, мои подданные наверняка приметили как Вы вольно обращались с Венценосным женихом, не находите?
   - О, ради Вечности, заткнитесь. Я двое суток не спала, в карете отдохнуть не удалось из-за жуткой трясучки, а тут все эти ваши придворные со своими приветствиями, целованиями пальчиков и заглядыванием в глаза, которые я открытыми держала усилием воли. Вот я и сорвалась... чуть-чуть. Да и что я сказала?
   - Вы почти приказным тоном потребовали увести Вас в свои покои.
   - Хорошо, Вы правы и с этим необходимо что-то делать. Так...я бы вышла из этой лоханки, но где полотенце хотя бы. Подадите?
   - Нет, Госпожа. Меня же здесь нет. Полотенца должны принести служанки и принять из воды тело, принадлежащее их обожаемому Императору. Вы вся принадлежите мне, и мы только что об этом говорили, а Вы согласились, что всё должно выглядеть правдоподобно. И план был Ваш. Извольте соответствовать своей роли юной девы, задыхающейся от счастья только от того, что Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана соизволил посмотреть в Вашу сторону.
   - Издеваетесь?- Нара стояла рядом с ванной, а вода стекала с её рубашки - пришлось купаться в ней, раз Император, чтоб его, сидел почти напротив и наблюдал за ней через лениво полуприкрытые веками глаза.
   - Прекраснейшая?- Лучезар подошёл к ней и посмотрел с укоризной. Горячий взгляд оценил совершенные формы тела, обтянутые влажной тканью и зелёные злые глаза.
   - Так. Скажите этим.... девам, что вы сами приняли меня из ванны. Такое возможно?
   - Это нарушает этикет, но я, как Ваш будущий господин, могу себе это позволить, хотя для дела это нежелательно. Пойдут слухи, что Император слишком нетерпелив, и как бы новоявленная невеста не взяла Правителя под каблучок. Это плохо и неправильно. Это в Вашем мире женщина, по-видимому, может быть не ниже мужчины, а в нашем, Прекраснейшая, вы всего лишь...- всё это произносилось назидательным тоном.
   - Да замолчите Вы. Знаю я это всё. Но не умею. Я склоняю голову перед отцом, перед Наставниками и перед живыми Богинями. Всё. Мне необычайно трудно смотреть на мужчину снизу вверх. Пусть он хоть сто раз Император. Понятно? Дайте мне какое-нибудь покрывало и тогда я, по крайней мере, не буду чувствовать себя рядом с Вами практически голой. Возможно это?- она протянула руку в сторону постели и пошевелила нетерпеливо своими пальчиками.
   Вода стекала с тела на роскошный паркет, а женщина требовала ответа и оглядывалась в поисках чего-нибудь, чтобы накинуть на себя.
   - Принесите-ка мне халат, вон он лежит на кресле. И зовите сюда этих девчонок, а то я есть хочу. А потом выгуляйте меня в саду, что ли, чтобы поговорить спокойно. Или там мы по этикету не можем быть только вдвоём?
   Император поднял к небу глаза в мольбе о терпении: ни одна женщина никогда не смела даже ровно дышать рядом с ним, а не то, что приказывать принести ей халат!!! Но потом Венценосный смиренно усмехнулся, покачал головой и подал нарушительнице его покоя халат. Он любовался женщиной. Сколько ей лет? На вид не больше 25. Девчонка совсем. А может он ей в сыновья годится? Хотя вряд ли.
   - Зовите служанок сами, меня же здесь нет. И объясните им, что в монастыре обходились без прислуги. Вас сочтут дикаркой, но, может быть, поверят. Жду мою невесту за завтраком в малой столовой. И не опаздывайте, Император не может ждать женщину.
   - О, Небо!- простонала Нарамия.- А нельзя у Вас в покоях? Ах да, мы не женаты.
   Она хлопнула в ладоши и крикнула: "Эй, кто-нибудь!" ещё до того, как Император скрылся за потайной дверью.
   ***
   Малая зимняя столовая представляла собой огромный светлый зал с потолками, уходящими ввысь не менее, чем на десяток метров, стены которого были выложены мозаиками из драгоценных пород дерева. Мраморные колонны медового цвета, устремлённые вверх; обивка стульев богатой парчой, затканной золотом; хрустальные массивные люстры - всё создавало атмосферу пышности и блеска.
   Была ещё малая столовая для летних трапез, украшенная орнаментами из полудрагоценного и драгоценного камня. Стены давали прохладу и радовали глаз солнечными лучами, отражёнными от витиеватых узоров потолочных бордюров и колонн. Летом Император предпочитал прохладу, но почему-то он решил, что Прекраснейшей будет больше по душе дерево, чем камень и приказал накрыть стол здесь.
   Нарамию привели в зал, вдоль одной стены которого стояли лакеи в жёлтых камзолах. Другая стена была прорезана широкими окнами, через которые виделся роскошный сад с редкой красоты цветущими деревьями. Девушка остановилась и улыбнулась этому виду. Ну что же, сады они не запускают. Белые яйцеобразные бутоны напоминали цветы каштана их прародины Земли, а ухоженная зелень лужаек казалась бархатом. Диковинные птицы различной расцветки бродили среди зелёных полянок между деревьями, некоторые из них напоминали павлинов.
   Служанки указали ей на кресло с узкого конца стола, видимо решив, что дикарка слегка растерялась от роскоши зала и от близости Императора. Сами они не смели поднять глаза и посмотреть в сторону Венценосного.
   Сам хозяин дворца наблюдал свою гостью с интересом, забавляясь тем, как она реагирует на обычное и игнорирует роскошь. На ней было надето зелёное платье, украшенное вышивкой и драгоценным кружевом, волосы собраны в высокую причёску, а руки унизаны кольцами и браслетами, которым она явно была не рада - они ей мешали. Взгляд, брошенный исподлобья на венценосного мужчину, сообщил, как ей некомфортно в этом огромном зале, как ей безразличны и драгоценная посуда, и роскошь столовых приборов, и резной полупрозрачный камень цветочных ваз. Она, не явила особого подобострастия, приветствуя Императора должным образом(!); кивком головы (!!) подозвала к себе лакея с большим блюдом и милостиво приняла в свою тарелку горячую белую кашку. Попробовала и с улыбкой поблагодарила слугу. Несчастный замер, не смея поверить в такой знак внимания, а Император чуть не поперхнулся, наблюдая за этой сценой.
   - Что с Вами, Ваше Величество?- спросила через длинный стол его невеста, совершенно не обращая внимания на присутствующих и нарушая все правила этикета: начать первой беседу с венценосным мужем не смела ни одна из бывших жён, а она была всего лишь невестой. Прислуга чуть не рухнула от такого панибратства, а сам Властитель Половины Земель По эту Сторону Океана вынужден был ответить:
   - Всё в порядке.
   Вот что с ней делать? Учить одну из рода Древних, как себя вести за трапезой с Императором? Абсурдность такого предположения заставила его крепко сомкнуть зубы, чтобы не рассмеяться.
   Во время прогулки слуги держались поотдаль, а Лучезар говорил тихим голосом:
   - Моя госпожа, будьте так любезны, ведите себя как невеста Императора, а не ...
   - Слушайте, я здесь не для того, чтобы выслушивать Ваши замечания о моём поведении. Я понимаю: у Вас ещё феодальный строй и до справедливого равноправного общества Вам ещё жить да жить. Но я выросла свободной от глупых условностей и не желаю меняться. Придумайте что-нибудь. Давайте обойдёмся без нотаций - это упростит задачу, сэкономит время и улучшит результат. Вы Император. Прикажите. Скажите, что девушка выросла в другой среде и ей здесь всё ново, а вы должны быть всё время рядом. Давайте, шевелите мозгами и за работу. У нас куча дел, не забыли? - женщина говорила тихим голосом, но в каждом слове слышалось нетерпение.
   Лучезар хмыкнул. Ему тяжело было привыкать к такому положению вещей. Зеленоглазая выводила его из себя всё время, когда находилась рядом своим абсолютным пренебрежением к его положению Властелина, приводила его в восторг, как представительница рода Древних и начала сводить с ума, как женщина.
   - Самое простое - это ускорить свадьбу и тогда мы будем всё время рядом. В конце концов, должен быть медовый месяц, в течение которого Император будет полностью занят своими обязанностями по продолжению рода,- внёс он предложение.
   - Речи о свадьбе и быть не может. Мы должны управиться раньше, а потом Вы отправите меня назад в Тайный монастырь. Вот Вам и причина. Невеста оказалась неисправимой дикаркой. Я не собираюсь тут торчать дольше необходимого. И пора заняться делами. Может невеста быть скромницей и проводить долгие часы в молитвах? Может. Сделайте так, чтобы в мои покои реже заглядывали служанки.
   - Что вы придумали, моя Госпожа?
   - Ооооо. Много чего. Во-первых: Ваш епископ. Этого прохвоста надо держать под постоянным наблюдением. И я займусь этим сама. Потом Ваш брат-предатель. За ним следят?
   Император кивнул.
   - Прекрасно. Это две головы гидры, остальные подтянутся. Главное теперь Вы, Зар. Ваша жизнь в опасности. Мне необходимо и за Вами присматривать.
   Лучезар поднял голову к небу, в очередной раз прося у Богов терпения.
   - А можно я сам о себе позабочусь?
   - Нет. Я не для того проделала такой путь, чтобы рисковать Вашей ценной шкуркой.
   Глава 5
   В покои епископа постучали.
   - Ваше преосвященство, к вам человек от Великого герцога.
   - Пусть войдёт.
   Невысокий худощавый человек молча вложил металлический цилиндр в небрежно протянутую морщинистую руку епископа, лениво сидящего кресле лицом к окну. Лиун даже не взглянул в сторону посланца, лишь махнул рукой:
   - Выйди и жди за дверями.
   "Ваше Преосвещенство, мои люди пока ничего не узнали про невесту Повелителя, но удалось внедрить в число её служанок верную нам девушку. Император много времени проводит с Нарамией, объясняя это тем, что воспитанница монахов должна быстрее привыкнуть к нему, чтобы стать достойной Императрицей. По моим наблюдениям прибывшая из монастыря красавица ведёт себя, как дикарка, совершенно не знающая правил этикета, что весьма странно. Монахи готовили её на роль Императрицы и должны были привить ей манеры поведения при дворе. Встаёт резонный вопрос: та ли она, за кого себя выдаёт? И почему всего этого не замечает Император?..."
   В этом месте его Преосвященство уронил свиток на колени и вперил взгляд в окно. Ещё забота - эта девка! Кто она? Император - не дурак, кроме того, он видит больше, чем все думают. Сам Лиун контролировал чуть ли не интонации собственного голоса в разговорах с ним, а уж смотрел ему в глаза исключительно редко. И теперь поверить в то, что Лучезарный не знает о ней ничего - это бред. Епископу удалось несколько раз тайно понаблюдать за девушкой. Она была красива и удивительно грациозна. Кроме того, совершенно непозволительно смела в общении с Императором. И ОН терпел. Тот, кто чувствовал кожей и затылком любой косой взгляд, для которого всеобщее поклонение и обращение с придыханием было нормой. Женщины, оказавшиеся рядом с ним ненадолго, волей случая или мимолётного настроения, потом долго не могли прийти в себя от тоски, а он, казалось, не особенно заботился об их душевном состоянии. Вот о материальном вознаграждении он заботился, вернее его приближённые обязаны были позаботиться. Чем последние и пользовались, не забывая положить часть денег в свой кошелёк. И вот теперь Император проводит с юной девой из монастыря любую свободную минуту. Тревога поселилась в душе епископа ещё давно - это было предчувствие. Утешением было только то, что всё должно скоро закончиться. Во время праздников всё может случиться: случайная стрела на состязаниях лучников; сумасшедший из заброшенного скита; несчастный жених, готовый умереть, но отомстить за то, что у него украли невесту. Планов было пять и все они прорабатывались, каждому из них епископ уделял должное внимание, потому что рисковать было нельзя. Дело должно было быть сделано при любых обстоятельствах, и хотя-бы одно покушение доведено до логического конца.
   Нара стояла у окна, оставаясь невидимой. Старик ей был мерзок. Его аура смердела, и все его мысли для неё были, как на ладони. Самое лучшее - это было бы изолировать его от своих приспешников, но как? Целых пять групп! Вот негодяй!
   То, что всё будет непросто, она понимала с самого начала. Понимала и то, что своим появлением рядом с Императором усложнила жизнь его врагам - и это было очень хорошо, но к сожалению, не отменяло покушения. Слишком многое стояло на кону. Значит, невеста Императора тоже под прицелом. Вот с ней-то точно никто церемониться не будет. Ведьму - на костёр! ...Что за варвары! И как Лучезарный допустил такое у себя в Империи?
   Двигаясь по знакомому коньку крыши к открытым (теперь постоянно) окнам покоев Властителя, Нарамия укладывала в голове собранные сведения, чтобы потом в тишине поразмыслить, всё систематизировать и проанализировать.
   Можно арестовать заговорщиков, но первое духовное лицо Империи и брат Императора не могут быть предателями по определению. Высоко забрался мерзкий старик. И его заморские покровители проделали огромную работу. Столько лет ждать своего часа.
   Тем же вечером она разгуливала по покоям Императора, с распущенными волосами после ванны, в полупрозрачном длинном розовом пеньюаре, который бесил её неимоверно, и красавица раздражённо дёргала подол, если нечаянно наступала на его край. И ей было совершенно всё равно, что в таком виде появляться перед глазами Лучезарного мужчины недопустимо. А где плотный закрытый халат? И руки, сложенные в замок на животе? И глаза, опущенные в пол? А Императору оставалось только любоваться на неё и слушать. Внимательно и почтительно! О, Боги!
   - Время у нас ещё есть,- говорила она,- что мы знаем? Убийство замышляется на празднике - это раз (а праздник будет продолжаться три дня). За заговорщиками стоят зимнегорцы - это два (а они от своего не отступятся - это очень плохо). Планов пять, убийц мы не знаем в лицо, так же , как и способов, какими хотят умертвить Императора - три, и это тоже очень плохо. Даже, если я включу все свои резервы, то не смогу "прослушать" такую толпу народа. Епископ и Великий герцог - хоть и верхушка, но только пешки, и возможно, в город прибудут ещё люди зимнегорцев, которых мы не знаем - четыре, и это совсем никуда не годится.
   Она остановилась лицом к сидящему в кресле Императору и посмотрела ему в глаза. Отстранённо спокоен, только пристально наблюдает за ней, не выпуская из поля зрения. Ноги в плотных штанах, обутые в высокие сапоги (и как не жарко?) скрещены в лодыжках и лежат на банкетке, белая рубашка из тончайшего полотна с широкими рукавами распахнута на крепкой груди (гад!). Ладони закинуты за голову, покоящуюся на высокой спинке кресла, обитого дорогой расшитой тканью.
   - Мне всё это не нравится,- сообщила она, имея в виду также и собственную странную и совершенно нежелательную реакцию на этого безумно красивого мужчину, который не впускал её в свои мысли.
   - Мне тоже.
   - Послушайте, Зар, чем Вы так им насолили? Может, помиритесь и дело с концом?- это было абсурдное предложение, и Нара об этом знала.
   - Можно жениться на младшей дочери короля (старшую ему уже предлагали) и все недопонимания будут устранены. И, если они получат наследника, то после моей безвременной кончины доступ к яйцам драконов будет открыт. Вы ведь всё знаете, Госпожа. Зачем спрашиваете?
   - Да знаю,- отмахнулась и опустила голову, пошевелила пальчиками босых ног на ковре (здешние жёсткие домашние туфли, украшенные всякой дребенью, звенящей при ходьбе, ей не понравились). Просто я не вижу другого выхода, кроме как выкрасть Императора с праздника и дело с концом. Дам снотворное на ночь, закину вашу тушку на спину Рауху, а после праздников верну на место. Как Вам мой гениальный план?- неподражаемое в своей невозмутимости лицо Лучезара и его молчание сообщили, что её гениальность оказалась не востребованной, и Нарамия приуныла. Ясное дело - убийцы никуда не денутся, а она хочет домой.
   - Ну, я не знаю,- она опять дёрнула подол, вздохнула и, подтянув лёгкую ткань выше колен, завязала её на бант. Подошла к зеркалу, покрутилась. Теперь ей ничего не мешает.
   - Великолепно!- и бросила взгляд на потрясённого Императора.
   "Ага! Вот как тебя надо вытаскивать их этой твоей отстранённости. Расселся тут и ждёт, когда я придумаю план и спасу его."
   А Лучезар даже сапоги опустил на пол и сел прямо, уставившись на её идеальные ножки. А что? Её ноги - её гордость.
   - Нравится?- изобразила несколько танцевальных па и широко улыбнулась.
   - Издеваетесь?
   - А Вы? Почему я должна придумывать план Вашего спасения? Где ваша тайная служба?
   - Вы же сами, Прекраснейшая, вызвались в помощники. Предлагайте, я слушаю.
   - Вы пялитесь на мои ноги!
   - Вы меня соблазняете!
   - В нашем мире женщины могут находиться в общественных местах даже раздетыми. (Она имела в виду купальники и пляжи).
   На лице Императора отразился ужас, а Нарамия прыснула от смеха, который только нарастал по мере смены эмоций на лице, которое обычно казалось скорее каменным, чем живым. Теперь же на нём, на этом мужественном лице, отражалось и удивление, и восторг, и горячий интерес. А женщина всё хохотала и хохотала, уже согнувшись вдвое и чуть не упав на ковёр, но вовремя ухватилась за угловой столбик императорской кровати, отчего смех только усилился. Теперь стали раздаваться всхлипы, и слёзы выступили на прекрасных глазах, а Император уже смотрел на неё растерянно и делал неопределённые жесты в сторону дверей. Это окончательно добило несчастную, и она упала животом на его ложе, бесцеремонно подтянула подушку венценосной особы к себе и, ткнувшись в неё лицом, продолжила бесшумно вздрагивать плечами от смеха.
   - Воды,- просипела, немного успокоившись.
   Повелитель подскочил и бросился к хрустальному сосуду, а спустя минуту протянул кубок с водой в маленькие ручки.
   - Спасибо. Вы меня спасли,- икнула,- не думайте, мы не погрязли в пороке, - она была полна решимости всё объяснить этому дремучему мужчине, - когда мы купаемся в море, или в реке или...- в общем когда мы отдыхаем у воды и все вместе купаемся, то надеваем специальную одежду. Мужчины - специальные быстросохнущие штаны, а женщины...(как сказать лифчики?)- маленькие открытые кофточки (почти) и маленькие штанишки - всё совсем малипусенькое. И это не считается неприличным. Понятно?
   - Покажете?- спросил с подначкой и не ожидал, что она ответит:
   - Да пожалуйста, только у меня с собой ничего такого нет. Но покажу при случае. Мы же теперь с Вами друзья?
   ***
   Следующий день прошёл почти без происшествий, если не считать того, что невеста Императора после завтрака и утренней прогулки с женихом по парку, заперлась в своих покоях "на молитву" и приказала себя не беспокоить.
   А вечером она появилась в его покоях, по обыкновению, без предупреждения. Ей снова пришлось выдержать весь ритуал подготовки ко сну. Сама бы она управилась за полчаса, вместе с ванной и расчёсыванием волос. А эти....служанки... Надо что-то делать. Терпеть их руки на себе больше было невыносимо. Её аура очень чувствительна к враждебным прикосновениям, кажется, что нежную кожу скоблят, царапают и хватают вонючими руками. Подосланную девушку она приметила сразу: сообразительна и очень наблюдательна. Всё время держит невесту Императора в поле своего зрения. Надо запретить прикасаться к себе. Плевать на этикет. Слишком много сил уходит на контроль эмоций.
   - Ваше Императорское Величество, мы завтра же едем осматривать Ваши владения. Вдвоём.
   - Что случилось, моя Госпожа?
   Император ждал Прекраснейшую, и она пришла. Птицей, с развевающимися за ней, как крылья, полами лёгкого пеньюара влетела к нему, уже привычно, полная нетерпения. Волосы расчёсаны и лежат лёгкими волнами по всей спине (обычно она их связывает лентой или заплетает в косу), на ножках сегодня мягкие туфельки без всяких украшений, которые ей сшили по ножке.
   - Так что случилось?- повторил мужчина вопрос, подходя к ней. Он был, как обычно: в сапогах и плотно сидящих на нём тёмных штанах, белая рубашка наполовину распахнута на груди. Спокойный, расслабленный, довольный и чуть ли не мурлыкающий большой кот, остановился в шаге от женщины и улыбнулся. Он начал привыкать к ней.
   - Ваши служанки меня бесят. Кроме того, есть одна подосланная Епископом. Как-бы она мне чего-нибудь не подсыпала в еду или в новый бассейн. Не могу же я быть всё время начеку. Мне есть о чём подумать и без этого.
   Император нахмурился. Это уже слишком. Он отдал строжайший приказ подобрать надёжных и верных служанок для его невесты.
   - Я буду ночевать здесь. Так надёжнее.
   - Но, Госпожа! Это немыслимо.
   - Плевать! Раз вы не можете обеспечить безопасность собственной невесты, будете терпеть моё присутствие. Утром я перейду в свои покои. Домес тоже не появится раньше, чем Вы его позовёте.
   Целью Нары было не спускать с Императора глаз и ночью. Она сегодня "прочла" Великого герцога, у которого оказался свой собственный план, в котором участвовала она сама. Невесту подменили по пути из монастыря и заменили убийцей. Одним ударом - двоих -"чудненькая" мысль созрела в коварном мозгу младшего братца.
   - Но где Вы будете спать?
   - Здесь!- девушка уселась на его огромную постель и похлопала ладонью по широкому ложу, затянутому тончайшей шёлковой простынёй.
   - А я где?- прищурился недовольно Император.
   - Вон там,- Прекраснейшая указала ручкой на широкий диван.
   - Послушайте, Госпожа, так дело не пойдёт. Вы сами сказали, что опасность может быть в пище или в воде, но не в постели. В чём дело? Не считайте меня за идиота. И я никогда не сплю один, если в моей комнате находится женщина,- решительно заявил он.
   - Я не женщина. Сейчас для Вас - я телохранитель.
   Император засмеялся. Громко. Раскатисто. Он присел рядом с ней на постель, а потом откинул спину на мягкое ложе, не в силах унять хохот. Это уже становилось традицией - смеяться по вечерам. Вчера- она, сегодня-он.
   В дверь постучали: "Ваше императорское Величество, с Вами всё хорошо?",- послышался тревожный голос слуги.
   - Чёрт! Теперь меня ещё за сумасшедшего посчитают,- произнёс Лучезарный сквозь зубы.
   - Всё в порядке, Домес. Я читал перед сном. Попалась очень смешная рукопись,- успокоил слугу Император. Можно было не повышать голос- его услышали.
   Император подошёл пружинистой походкой к гостье, подал ей руку, поднял со своего ложа и повёл по тайному коридору в её покои.
   - Я сам позабочусь о своей безопасности. И о Вашей тоже. Спокойной ночи, Нарамия.
   Вернувшись к себе в спальню, он вызвал Домеса и приказал немедленно позвать охрану. Появившийся старший офицер, отдал честь.
   - Приведите сюда дворецкого. Немедленно.
   Растерянного Маггио привели к нему в мгновение ока. Тот не мог ничего понять со сна, дышал через раз и молча и преданно взирал на разгневанного Императора.
   - Кто подбирал служанок для моей невесты?
   - Я сам, Ваше Императорское Величество.
   - Всех?
   - Да.
   - По чьим рекомендациям? Офицера безопасности сюда,- приказал металлическим голосом Император и кивнул офицеру охраны, стоящему в дверях.
   - Девушки всегда были во дворце. Это придворные дамы, дочери уважаемых людей, знати. Я со всеми беседовал. Кого-то рекомендовал Великий герцог, кого-то Ваша сестра, герцогиня Озу и я сам приглядывался. Все верные и надёжные. Что-то не так, Ваше Императорское Величество? Ваша невеста недовольна?
   - Я недоволен, и этого достаточно. Причины Вам знать не обязательно. Сменить всех. При ней оставить пятерых. Всё. Исполняйте.
   - Не сомневайтесь, Ваше Императорское Величество,- дворецкий выскочил из императорских покоев, ни жив ни мёртв. Качая головой, припустил в свои комнаты. Навстречу ему попался спешащий офицер безопасности - граф Юрер, с встревоженным лицом и бешеными глазами.
   -Этот прибъёт, если что, не дожидаясь приказа Императора,- подумал дворецкий и ускорил шаг. То, что его ночью вызывал Повелитель, никто никогда не узнает.
   Лучезарный взмахом руки пригласил графа войти, а офицеру охраны взглядом указал на дверь.
   - Что Вы узнали, Юрер?
   - Епископ собирал приближённых. Великий герцог присутствовал там и ещё десяток заговорщиков. Неожиданно для нас барон Шибоч был с ними, но сегодня днём он приходил ко мне и попросил для себя скорейшей аудиенции с Вами, сказав, что это дело чрезвычайной важности.
   - Давайте его сюда. Сейчас же.
   Верному Юреру не надо было повторять дважды. Он откланялся после хмурого взгляда Императора и поспешил за бароном. Сам. Лично. Никому другому этого он доверить не мог. Достаточно было того, что Император требует всех среди ночи. Чёртовы заговорщики. Он бы сам их с удовольствием вздёрнул на дыбе! Как вся служба безопасности умудрилась прозевать этот заговор? Позор на его голову! И как Император узнал об этих предателях? Слава Богам, у Повелителя, достаточно сил, мудрости, проницательности и интуиции, чтобы не дать врагам разрушить величие Империи. И Боги с ним. В этом граф Юрер, в пятом поколении верный слуга своего Императора, убедился в который раз. И хорошо бы Великие Боги послали им наследника. Тогда на пути заговорщиков будет стоять принц и Императрица. Были ещё внуки, но...граф верил в силу крови. Прибывшая невеста, взявшаяся ниоткуда, совсем девчонка на вид, была под стать Лучерному. Юрер внутренним чутьём старой ищейки, прозрел в ней величественность и экзотичность. Он не видел ещё таких женщин. Кроме того, что внешне невеста Императора была необычайно хороша собой, чувствовалось в ней ещё и что-то неуловимо царственное, как будто небесное сияние шло от неё. И Император смотрел на свою невесту отнюдь не глазами повелителя - и это начальника службы безопасности в первые минуты потрясло до самого основания. Но понимающий увидит всё! И он, Юрер, увидел! Необычное поведение драконов; походку, осанку и движения прекрасной невесты, которые характерны скорее для воина (отличного воина!), чем для обычной юной девушки; взгляды и почтительные (!) прикосновения их Императора к маленьким ручкам (!). Да! Великие Боги не оставили их Повелителя. Жива ещё легенда, как женщина из рода Древних подарила народу их Империи своего сына!
   Барон Шибоч был доставлен во дворец в максимально короткие сроки, скрытно и незаметно. Юреру пришлось пробраться в опочивальню к барону (слава Богам, он был один в постели) и, приложив палец к губам, вывести его из особняка. Запасная лошадь стояла в ближайшей дубраве вместе с его верным конём. Никто в большом доме ничего не услышал. Барон был умён, он широко улыбнулся, кивнул и они помчались во дворец. Так же скрытно и тихо, по тёмным коридорам Юрер привёл барона в тайный кабинет Императора и встал в ожидании дальнейших указаний своего господина. Ему приказано было остаться и присутствовать при разговоре. Ничего нового Лучезарный не услышал. Он кивнул барону и даже (!) пожал ему руку, после чего бедный подданный пришёл в себя уже только в кабинете графа. Свой человек в команде заговорщиков у них уже был, но Шибоч был ближе к епископу - и это было очень важно.
   Глава 6
   Прекраснейшая лениво ковыряла десерт. Вчера её самым бессовестным образом выставили из покоев и закрыли дверь на задвижку с внутренней стороны. Её план не сработал. И как теперь защитить его ночью? Великий герцог долго ждать не будет. Он может провернуть всё до праздников - эту мысль она поймала, прислушиваясь" к коварному брату. А ей самой что-то не хочется на костёр. Это будет уже чересчур, если прилетит Раух и разнесёт всю городскую площадь по камушку вместе с лобным местом и каменной мостовой. Она даже глаза закрыла от ужаса, представив, что сделает с городом стая крылатых, ведомая разгневанным Раухом. Тюремную башню тоже жалко-красивая, несколько лет её строили, серый камень возили издалека, а Раух разбираться не будет: долго-не долго - и останется город без тюремной башни. Да и Наставники за это по головке потом не погладят. Настроение стремительно пикировало вниз.
   Завтрак затянулся. Она кинула сердитый взгляд в сторону венценосного прохвоста. Сколько можно есть? Десять перемен - и это за завтраком! Говоришь ему, говоришь - всё впустую. Она подняла предупреждающие сердитые глаза на сидящего на противоположном конце стола мужчину. Расселся! Демон его побери! Мало того, что этим утром в её опочивальню влетели незнакомые, дрожащие от страха девчонки, так они ей ещё и одежду поцеловали! А Лучезарный сейчас делает вид, что он тут ни с какого бока. Ну, подожди же! Знает, что она по этикету не имеет права встать из-за стола первой! Издевается? И защиту на ментал поставил! Не ломать же! Дождётся, будет ходить с головной болью полдня.
   Лучезарный видел нетерпение Зеленоглазой, но не мог прекратить этот затянувшийся завтрак. Только тогда, когда старший офицер охраны появился в дверях за её спиной и слегка кивнул головой, Император отодвинул кресло и направился к Нарамии, которая готова уже была выстрелить десятком нелицеприятных слов в сторону своего жениха. Но мысленно она ему сказала всё.
   Суровый взгляд Императора предназначался офицеру:
   - Что так долго?
   А доброжелательный, с полуулыбкой и приподнятой правой бровью Прекраснейшей:
   - Зачем же так гневаться, моя Госпожа.
   Нарамия медленно поднялась, протянула царственно ручку и пошла, стараясь умерить шаг, к конюшням. Она была уже в амазонке. О Богини! Как ей надоели эти длинные подолы! Только отъехав на значительное расстояние от дворца, и оставив охрану позади себя, она смогла выдохнуть и засмеяться. Спасибо Наставникам: на лошади верхом она сидеть умела. Это, конечно, не дракон, но надо, значит надо.
   - Не так быстро, моя Госпожа. Охрана не поспевает за нами.
   - Плевать. Сейчас я рядом с Вами, мы оба кожей чувствуем опасность. Ну, пожалуйста, дайте мне глоток свободы и побудем недолго вдвоём и поговорим спокойно.
   Император немного опасался, что она не справится с горячей лошадью, которую сама и выбрала, сдерживал собственный порыв перехватить её поводья. Всё-таки сидеть верхом на кобыле- это не то же самое, что на спине дракона. Правда, пока она прекрасно управлялась. В который раз он удивлялся этой женщине. Её и женщиной то назвать язык не поворачивался. Это было чудесное, неподражаемое существо, о котором простому смертному мужчине даже мечтать было дерзостью. И жить ему потом с этой тоской по Зеленоглазой всю оставшуюся жизнь. Он бы рад положить к её ногам всю Империю, но ей это не нужно. Появилась в его жизни богиня и исчезнет, оставив разбитое сердце Императора и легенды о себе.
   - Кто там, в Вашем мире, может ладить с Вами? И к кому Вы прислушиваетесь, Прекраснейшая? - спросил Лучезарный, подавив внутренний вздох и проверив ментальную защиту.
   - Ооооо!- засмеялась Нара,- Вы даже не представляете: сколько у меня советчиков.
   - Я спросил о тех, кому Вы подчиняетесь беспрекословно.
   Ничуть не смутившись от его насмешливого тона Нара ответила:
   - Наставник, отец... ещё несколько людей. А Вам-то это зачем?
   Она резко осадила лошадь и спрыгнула (!) сама( !) на землю. Зашипела и сердито дёрнула подол амазонки. Император соскочил почти одновременно с ней, в последний момент подал руку, оглянулся на подлетевшего к ним офицера и отдал ему поводья обеих лошадей. Зеленоглазая одобрительно стрельнула глазками в сторону высокого гвардейца, ценила и выправку и слаженные движения мужчины, который синей сильной птицей слетел с ещё не остановившегося полностью жеребца и бросился к ней.
   - Поосторожней, моя Госпожа, мои люди не привыкли к таким взглядам женщин. Парень теперь полдня будет Вас вспоминать и стыдиться собственной реакции на невесту Императора.
   - О, Вечность! Мне надоели Ваши нотации, Зар! Есть хоть что-нибудь, что я делаю правильно?- она развернулась к нему лицом и почти повысила голос (!) на Императора. Опустила плечи, почувствовав спиной ошарашенные взгляды охраны.- Демон вас всех побери!- в сердцах воскликнула она и пошла в сторону лежащего дерева. И только сейчас поняла, как устала в дворцовой клетке, среди постоянно наблюдающих за ней глаз, в бессильной тревоге за Лучезарного, в тоске по дому и по Рауху.
   " А он-то, птичка моя, совсем наверно истомился",- присела и уже с улыбкой на лице стала разглядывать мелкие голубые цветочки, растущие рядом. Протянула руку и ласково погладила пальчиками нежные соцветия. Почти все семена растений были завезены сюда с их прародины Земли и теперь, приноровившись к здешним почве, солнцу, воде, они только отдалённо напоминали растения её родины. Нара подняла глаза к небу, зная, что где-то там, в глубинах бесконечного космоса голубая планета ждёт её. Вернее, она сама ждёт не дождётся встречи с ней. Нарамия родилась и выросла здесь, на Сулунгии, но рассказы родных, космолётчиков и людей, специально прибывших с Земли к Богиням, были как бальзам на раны, образовавшиеся от тоски по родине, которую она никогда не видела. Скоро. Она верила, что скоро. Их тут уже практически ничего не держит, генные инженеры близки к разгадке кода переноса и сохранения "золотой пары". А эта цивилизация будет развиваться дальше самостоятельно. Да, присмотр за ней будет, незаметно придётся прятать спички от неразумных детей, в исключительных случаях тайно вмешиваться (как в этот раз) и периодически давать новые знания. А её обязанность сейчас дать возможность учёным закончить начатое дело, а всем вместе не допустить исчезновения прекрасных драконов. Мысль о Раухе снова вызвала грустную улыбку на лице. Она встала с лежащего на земле толстого шершавого ствола дерева и легла спиной на землю, в высокую траву, прикрыла глаза и через веер ресниц посмотрела на горы. Западный склон холма, на котором они остановились, как нельзя лучше, подходил для таких наблюдений. Хотелось взять турнук, висящий на шее, и подать знак крылатому другу. Или крикнуть во весь голос, призывая его голосом. Она представила себе реакцию окружающих на появление золотого ручного дракона и засмеялась. Почему-то захотелось познакомить Императора со своим золотцем. Наверно, они бы друг другу понравились. Нара повернула голову и встретилась взглядом с сидящим неожиданно близко Заром. Мужчина, не оводивший глаз с её лица, спросил:
   - О чём Вы думаете, Прекраснейшая?
   Она улыбнулась, перевернулась на живот, упёрлась локтями в землю, рискуя испачкать ткань, вышитую золотой нитью и устроила круглый подбородок в уютном ложе из ладошек.
   - О Вас,- а заметив, как он сглотнул, засмеялась,- я бы хотела познакомить Вас с Раухом.
   - Кто это?- нахмурился Император.
   - Мой дракон.
   Повелитель замер. Он знал из легенд, что Древние летают на драконах, но чтобы ему выпала честь познакомиться с золотым другом этой необыкновенной женщины, об этом даже мечтать было бы святотатством.
   - Это возможно?- спросил он внезапно охрипшим голосом.
   Нарамия смотрела в изменившееся лицо Императора. Сколько на тебе ответственности, Лучезарный. И тянешь ведь, не жалуешься, а я чуть не расплакалась от разлуки с Раухом. Мелькнула мысль оставить дракона ему, Императору, когда улетит с Сулунгии. Надо подумать. Дракон может не принять его. Если....
   Мужчина не мешал ей думать. Ждал. Осознавал, что сейчас редкие минуты, когда он спокоен и счастлив. Большего ему не дано. Но вот именно такие короткие передышки дают ему силы стоять и не падать. А потом, на смертном одре, он будет вспоминать эту красавицу. А может быть, если Богам будет угодно, и у него будут сыновья (он вздохнул), то он расскажет им о ней. И появятся новые легенды.
   - Да,- ответила она просто,- я Вас познакомлю. - И снова перевернулась на спину с улыбкой на лице, закрыла глаза, а пальчиками раскинутых в стороны рук перебирая и поглаживая травинки. Она почувствовала на себе чей-то боязливо-восхищённый взгляд, и этот кто-то кашлянул поблизости.
   - Ваше Императорское Величество, обед накрыт.
   - Мы сейчас придём,- тихо произнёс Повелитель. Но не двинулся с места.
   ОНА всё слышала, но продолжала лежать, наслаждаясь теплом лучей здешнего солнца. В общем-то, оно было для неё родным. Захотелось запомнить эти минуты, и она открыла все шлюзы и впустила в себя все ощущения этого пространства. Мир обрушился на неё калейдоскопом мыслей, звуков, запахов и чувств окружающего мира и людей. Ярче всех был Зар - первый среди лучших, полный величия мужчина. К, сожалению, из другого мира. Она приподнялась на локтях и приняв тёплую сухую ладонь, встала, движением руки сбросила с тяжёлого подола травинки и ласково посмотрела на Императора.
   - Ведите, кормите меня, мой Лучезарный Повелитель,- сказала шутливо.
   Усилием воли он сдерживался сейчас, чтобы не схватить эту женщину в объятия и не поцеловать. Сейчас она была не богиня, а почти обычная непоседа. Девчонка.
   - Сколько Вам лет?- задал он неожиданный вопрос. Это было из ряда вон вольностью, но он рассчитывал на её снисходительность и ждал ответ.
   - Много. Я старуха по меркам Вашего мира,- весело и задорно.
   - Вы не из нашего мира,- он взял её за руку, и это простое прикосновение радостью разлилось по его телу.
   - Пятьдесят,- ответила она лукаво,- у себя я девчонка, так ко мне и относятся.
   Обед "на траве" для жениха и невесты растянулся на долгих два часа.
   - Расскажите о Вашем мире, Прекраснейшая. Это ведь не тайна? У нас много легенд, но мало историй из первых рук.
   - О чём Вы хотели бы узнать, Зар?
   - Что бы Вы не рассказали, я всё сохраню в памяти с благодарностью.
   Глава 7
   Рассказ Нарамии.
   Давно это было, очень давно. Когда первые кураторы спустились на Сулунгию, здесь уже были первые небольшие поселения аборигенов. Долгое время до этого наши биологи и ботаники только присматривали за растительностью и животными, которыми засеяли, а потом и заселили эту некогда пустую землю. История же очень давняя. Ведь надо было найти подходящих размеров космическое тело с необходимыми запасами физических элементов, определить для неё место около ближайшего светила, потрудиться и установить на правильной орбите этого каменного исполина, задать ему и его спутникам (как без них?) правильное направление вращения и нужный вектор движения. Это долго, очень ответственно и трудоёмко, не считая энергетических затрат, различных согласований в Галактическом совете и разрешения Владык Золотого кольца. Но это делали не мы, не земляне, это был грандиозный Внутригалактический проект.
   Сначала, вообще, думали заселить здешний мир обитателями из разных миров, но учли опыт Земли и допустили только одну цивилизацию. Прошло несколько миллионов лет и только тогда первые кураторы человеческой расы спустились сюда и создали свой оазис. Обучили рядом живущих людей земледелию, ремёслам, дали письменность, счёт, первые законы.... Сначала это был Белый город, на руинах которого выросла Ваша столица королевства, а потом и столица Белой Империи. На Сулунгии нас давно бы не было, мы бы присматривали за вами с одной из двух лун за вами, если бы не здешние драконы. Вы знаете про них.
   - Правда, что Вы меняетесь кровью с драконами?- спросил Император.
   Нарамия засмеялась:
   - Конечно, нет. Это невозможно. А правда в том, что когда-то один из наших учёных генетиков нечаянно обнаружил необычные свойства драконьей крови и опять же нечаянно смешал её с человеческой. Надо было срочно спасать одного из людей, и совершенно странным образом был использован инструмент, которым забирали кровь у маленького дракона. А дальше пошли эксперименты, поиски, опыты на самих себе, за что многие получили серьёзные предупреждения и долгие месяцы изматывающего карантина. Но результат оказался потрясающий. В крови некоторых из нас появилась пара так называемых "золотых генов", которые и дают долголетие, а мы и так живём обычно 150-200 лет, необычные способности и необыкновенную же устойчивость почти ко всем вирусам, что чрезвычайно важно для первопроходцев космоса. И опять же, эксперименты показали, что дракон, которому влили сыворотку из человеческой крови, узнаёт и признаёт этого человека, как брата. Так у нас появились ручные драконы.
   - То есть в Вашем Раухе есть капля вашей крови?
   - Не вдаваясь в подробности, да. Но это не значит, что если любому дракону влить человеческую кровь, то он будет служить ему. Нет. Это не так. Яйца тщательно отбираются специальными людьми, за ними ухаживают, как за величайшей живой драгоценностью, ждут появления дракончиков, при этом их родители очень часто присутствуют где-то рядом и следят, чтобы их детёнышам не сделали плохо. Драконы очень умные, подпускают к себе далеко не всех, а только тех, кого считают родственниками по крови. Всё очень сложно, долго и осторожно. Сначала делают многочисленные тесты на совместимость крови: хозяин-дракон и только потом начинается сам процесс, так называемого, "сращивания". Вы не представляете, как я боялась знакомиться с Раухом. Были случаи, когда дракон не принимал хозяина и откусывал конечность. Бедняге потом приходилось несколько месяцев отращивать себе руку в реабилитационном центре, а виновные в таких неудачах отстранялись от работы - это вообще тоска. Слоняться без дела по территории города несколько месяцев, пока не разберутся в чём причина неудачи.
   - И как прошло знакомство?
   Нара рассмеялась.
   - Отец сам затолкал мою трясущуюся руку между прутьев клетки и погладил нос Рауха. Тот лизнул. После этого мы с ним стали не разлей вода.
   - Он никого не подпустит к себе?
   - Незнакомых? Что Вы? Конечно, нет. В лучшем случае гавкнет и улетит, а в худшем...
   - А в худшем что?
   - Голову не отрастишь. Вот что.
   - А как Вы с ним общаетесь?
   - Голосом, мыслями, если недалеко, иногда с помощью звука турнука, золотой безделушки, как Вы его назвали.
   - Никто не сможет воспользоваться Вашим турнуком?
   - Это невозможно. Раух же не дурак, у него отличный слух, он знает мой голос, воспроизведённый через турнук. В лучшем случае он не прилетит, в худшем... вы знаете. Но проверить, почему турнук оказался у чужака, и попытаться его забрать, может. Тогда тоже не завидую вору. Раух страшен в гневе, а если при этом увидит, что мне грозит опасность, то..... Были случаи, когда драконы утаскивали несчастных себе в гнёзда.
   - Что с ними потом было?
   - Игрушки для их детей потом были, вот что. Бедняги. Сколько трудов потом требовалось, чтобы вызволить их из каменных пещер, да ещё и память стирать.
   - Но ведь у Вашего Рауха нет гнезда?
   - У него - нет. А родственников-то сколько!
   - Но Вы всё равно хотите нас познакомить?
   - Да, я за Вас отвечаю. А Раух поможет мне. Если моя птичка поймёт задачу, то выполнит её на отлично. Он обожает похвалу.
   - А у всех Древних есть свои драконы?
   - Нет, я же сказала. В нашей колонии их всего двадцать три. Я имею в виду пар: человек-дракон.
   - А где они живут?
   - Разумеется, рядом с хозяевами, иногда в вольерах, но удержать их на одном месте сложно, хотя не было случаев, чтобы ручные драконы не подчинялись своему брату-человеку.
   - Почему мы о вас ничего не знаем?
   - Мы далеко. Колония большая, скрыта глубоко в неприступных горах. Но мы держим Белый город под контролем и Драконьи горы тоже.
   - Золотых вы оттуда сразу забираете?
   - Да.
   - А что, у ваших драконов нет детёнышей?
   - У наших золотых может быть кладка, как из золотых, так и из обычных яиц. Чаще одно, реже два, и тогда мы обычных переправляем к родственникам, реже оставляем при себе, или они сами возвращаются домой. Но золотые "птички" очень редкие.
   Она уже поднялась с земли и гуляла по склону, срывая понравившиеся ей цветы и сплетая их в венок.
   - Меня бабушка научила. Рассказывала, что такие венки плели наши далёкие предки, девушки одевали их себе на голову по праздникам или пускали вниз по реке, выискивая себе женихов; вспоминали предков, посылали благодарность своим Богам. В далёкой древности это было и осталось в анналах истории, и мы очень ценим эти древние сказки. Красиво. Венок был готов, и Нарамия надела его себе на голову. Лучезар затаил дыхание. Они молчали, стоя напротив и глядя друг-другу в глаза: изумрудные в фиалковые.
   Подошёл тот самый офицер и кашлянул.
   - Что Меритан?- Император даже не повернул головы.
   - Чайный стол накрыт, как Вы и просили, Ваше Императорское Величество.
   Император кожей и затылком ловил взгляды гвардейцев в свою сторону, чувствовал их растерянность и восхищение красотой невесты, но вёл себя раскованно, пренебрегая теми выводами, которые могли сделать его люди. Они не однажды доказали свою верность, а сегодняшний день ничуть не сможет поколебать её, если только добавит восторга служить той, которую явно выбрало сердце их Императора.
   - Мне очень странно, непривычно и неприятно быть под охраной женщины,- Лучезар попробовал отвоевать своё право быть защитником, а не защищаемым.
   - Придётся потерпеть,- она даже хмыкнула.
   Надвигались летние сумерки.
   - Спасибо, Зар, я отлично отдохнула,- Нарамия поднялась с походного стула и сладко потянулась, - везите меня во дворец, мой Повелитель.
   Она подошла к своей лошадке, погладила её бархатную морду и поцеловала.
   - Их предки тоже с нашей Земли.
   Послышался странный звук, похожий на собачий длинный протяжный лай. Женщина радостно подняла голову вверх, к небу.
   - Нашёл меня, моя птичка!- прошептала она растроганно и улыбнулась. Не сдержалась, ответила громким протяжным свистом и только потом подумала, что зря. Не свистят подобным образом скромные воспитанницы монахов. А потом махнула рукой. Она уже нарушила все мыслимые и немыслимые правила.
   - Не волнуйтесь, моя госпожа. Вокруг нас только верные люди, умеющие держать язык за зубами,- успокоил лёгкий испуг в глазах Нары Император.
   Прекраснейшая глянула благодарно и пожала его руку.
   - Как он Вас нашёл?- поинтересовался мужчина, сам подсаживая её в седло. Длинные юбки ей явно мешали. Он тоже нарушил с ней все мыслимые правила. Чувствовал потрясение окружающих их подданных и надеялся на их молчание или догадливость.
   - О, Зар. Я весь день разговаривала с Вами, а Раух же не глухой.
   Они тронулись в обратный путь. Ехали медленно, нога к ноге. Разговаривать вслух уже не хотелось, перекидывались ленивыми мыслями.
   - "Всё хорошо, моя Госпожа?"
   - "Хватит, Зар. У меня есть имя. Можно даже на ты, когда без посторонних. Мы это заслужили. Не находишь?"
   - "Как скажешь. Только очень непривычно."
   Они улыбнулись друг другу, сцепили пальцы рук и поехали дальше.
   - "Всё было прекрасно. Спасибо тебе за чудесный день".
   - "Захочется ещё, только скажи".
   - "Вот посадим твоего епископа в клетку, обязательно проведём хотя бы один день точно также."
   - "Только один?"
   - "Мы из разных миров, Зар".
   Глава 8
   Императору предстояла вторая подряд бессонная ночь. Это не было таким уж большим испытанием для его физического тела - в военных походах приходилось не спать и подольше. Но сейчас хотелось всё обдумать, вспомнить и записать рассказ Нары. И обязательно потом задать ей вопросы: что такое космос, галактика, генетики и много чего. Он читал легенды и знал, что звёзды- это солнца, а солнце- это огненный шар, и что их самих создали Боги и много чего он знал. И сама Зеленоглазая требовала осмысления. Она каждый день открывалась ему с новой стороны. Он ценил каждый час, проведённый с ней, и запоминал всё: голос, улыбку, сияющие искрами золота глаза. И даже был благодарен епископу. Потому что, если бы не заговор, никогда бы ему не знать Нарамии.
   В дверь рабочего кабинета постучали. Вошёл Граф Юрер (пора уже его щедро наградить - их род давно верно служит).
   - Слушаю, Вас, Юрер,- сказал Император почти приветливо.
   Офицер прочистил горло и только потом заговорил:
   - Епископ связан с зимнегорцами. Им нужны яйца драконов, к которым будет открыт доступ после смены власти. Внедрение Лиуна началось 20 лет назад. Ему обещано кардинальное омоложение, золото и Лилия, старшая дочь короля Зимнегорья, ради которой он готов на всё. На Императорскую власть он не рассчитывает, зная, что она ему в любом случае не достанется. Он передаст её своим хозяевам. План таков: убить Императора, посадить на трон Великого герцога, который заболеет неизвестной болезнью, а власть временно примет главное духовное лицо государства. Во имя спасения Империи. А дальше всё по их плану: провозглашение нового Императора, якобы незаконнорожденного вашего сына. А Вашей невесте они уже придумали роль отравительницы: её на костёр. Ваши внуки должны будут погибнуть трагически и очень скоро. Предполагается охота с Великим Герцогом.
   - Ничего нового. Осталось всего ничего (Император ухмыльнулся): узнать способ убийства и поймать негодяев с поличным.
   - Ваше Императорское Величество, я предлагаю на празднике кого-нибудь из высших офицеров загримировать и одеть в ваши одежды, хотя бы, пока Вы будете среди толпы. Тогда будет легче не подвергать Вас риску.
   - Нет,- резкий ответ заставил вздрогнуть верноподданного.
   Спорить с Императором себе дороже, но рисковать жизнью того, на чьих плечах всё государство, было совершенно немыслимо. Самое простое: втихую прикончить злодея в рясе и брата предателя (способов, хоть отбавляй) - и дело с концом. Но Императору нужны все нити заговора и выход на хозяев, чтобы потом предъявить обвинения и запретить их судам заходить в порты Империи - а это уже существенно. После этого зимнегорцы должны будут хотя бы на время притихнуть.
   - Умоляю Вас. Не рискуйте собой.
   Император улыбнулся (!):
   - Не волнуйтесь. Всё под контролем. Мы всё сделаем правильно. Неужели Вы думаете, что я позволю кому-нибудь умереть вместо меня? Это не достойно Правителя. Защищая родину, свой народ, умереть в бою - другое дело. Садитесь, у меня есть план,- и он указал на кресло, стоящее напротив своего стола.
   Глава 9
   Столица Империи спала. Белые стены зданий отражали свет многочисленных фонарей. Стеклянные шары, наполненные перламутровой жидкостью накапливающей солнечные лучи днём, отдавали их с наступлением темноты. Ночная стража обходила мощёные камнем улицы, звук металлических подковок шагающих стражников, разносящийся в тишине, сообщал жителям, что покой граждан охраняется. В городе работали редкие харчевни, в которых ночью не разрешалось продавать пьянящие напитки. Нарушителям закона, установленным главой города, грозил запрет на работу в ночное время. Редкий рабочий люд устало поднимался от порта в город. В некоторых окнах домов отсвет ламп и свечей ещё указывал, что люди не спят. Дневные городские шумы почти стихли, а на улицах появлялись только случайные прохожие, спешили доктора к внезапно заболевшим, ехали кареты, да мчались изредка на быстрых конях посланники со срочными депешами, - это была ночная жизнь города и её тоже следовало охранять.
   - Слышь, Микусь, говорят будущая Императрица- ведьма,- тихо заговорил с приятелем по дозору Шупи.
   Микусь был высоким крепким парнем, чуть косолапым и с кривоватым носом (ну так как парню без драки?) на широком веснушчатом лице. А Шупи - низеньким, юрким, черноволосым мужичком, обременённым семьёй и двумя детишками-погодками, которых шибко любил. С бабой, правда, не совсем повезло. Ну, так не всем красавицами- то быть. Зато хозяйка справная, хоть и глуповата, даже для бабы.
   - Заткнись и помалкивай, если шкура дорога. Люди Императора шутить не будут. Да и откуда ты взял эту ересь?
   - Так ить в храме шепчутся, - не унимался Шупи.
   - Меньше баб слушай. Неужто наш Император такой дурень, что ведьму не разглядит? Тьфу ты, нечистый дух. Тошно даже слушать тебя.
   - Дык, красива больно. И драконы над ней летають опять же,- не унимался Шупи.
   - А ему что: на уродине жениться? Её из самого дальнего монастыря прислали. Думай пустой башкой, хоть сколько- нибудь. С письмом, поди, и с сопровождением. Это тебе не писулька какая ни набуть. Неужто ты в святых старцах сомлеваешься?
   - Так -то оно так. Да больно уж красива. И драконы опять-же,- бубнил своё коротышка.
   - Драконы - то причём? Они столько раз нам город помогали защищать от ворогов.
   - Сказки это всё.
   - Мой дед врать не будет! Драконы ему не понравилось, что летают! Смотри, чурбан, не заразись дурью от своей бабы. Она у тебя того: умной - то никак не назовёшь, и ты такой же будешь!- закончил разговор Микусь и плюнул с досады.
   Мимо прошли два офицера, громко гогоча.
   "Негоже, люди спят",- подумал Микусь, да как остановишь, офицеров- то. Ничего не нарушают, только громко смеются, и идут, опять же, не стоят. Пусть идут себе.
   Пробежала девчонка, плачет. Худо что-то. На душе кошки заскребли.
   - Что ты, милая?- остановил её Микусь. Глазки у девчонки красные, испуганные.- Кто обидел- то?
   - Пошли,- дёрнул за куртку Широ,- проревётся. Иди давай, куда шла.
   Девчонка вытаращилась испуганными глазами на коротышку и хотела идти.
   Микусю всё это не нравилось - а вот наутро обнаружится, что они просмотрели чего-нибудь? Гварда не пощадит. Ему небось тоже влетит, ежели пакость какую в городе пропустит. Микусь не отпустил девчушку, взял за руку и отвёл в сторону от приятеля, чтобы не пугал.
   - Говори, девонька, а то вот я тебя в охранную будку сведу, будешь офицеру докладывать. Говори, не бойся.
   - Там,- она показала рукой в сторону соседней улицы, дядька лежит, он в крови весь. Я наклонилась посмотреть, а он схватил меня за юбку и хотел ... не знаю что, а я его пнула и убежала.
   Микусь быстро схватил девчонку за руку:
   - Показывай. Шупи, за мной.
   Под стеной дома лежал мужчина в форме императорского солдата. Фонарь над ним был разбит. У Микуся сердце упало в пятки. Как не слышали? Он быстро наклонился над телом:
   - Дышит. Шупи, быстро беги в будку, пусть доктора пошлют, а я пока перевяжу, чем есть.
   Дальше Микусь не знал что было. Приехал доктор на повозке, они подняли и уложили на неё незнакомца с уже перевязанной головой и пошли дальше дежурить.
   - Вот ведь! Чуть не проглядели,- и он бросил злой взгляд в сторону шмыгнувшего носом Шупи.
   А наутро офицер Гварда сказал, что солдат важный был- посланец. Лошадь под ним убили ещё раньше, и он пошёл пешком, так всё-таки бандиты его догнали, письмо выкрали, а его самого чудом не прибили.
   - Что в письме-то было?- спрашивал наутро человек Императора у очнувшегося посланника.
   - Так откуда знать-то мне? Его благородие отправили меня, не впервой, сказали быстро доставить самому графу Юреру и отдать лично в руки.
   - Вот что за день?- думал с досадой Пятерня - крепкий мужчина в звании старшего офицера. Шрам на щеке и слегка покалеченные пальцы правой руки сообщали вполне недвусмысленно о его многолетней службе в армии Императора. Где искать письмо и как докладывать графу? Греха не оберёшься теперь. Ору- то будет! Он уже отправил людей по обратному следу к хозяину письма. Как бы чего с ним не случилось. Важное письмецо-то, поди.
   С первыми лучами солнца он стоял в прихожей кабинета Графа Юрера и ждал, когда впустят. Его доклад начальнику не понравился. Он мерял широкими нервными шагами просторную комнату, кусал ус, а узнав: от кого было письмо, зычно крикнул в коридор:
   - Тройню сюда,- решил он отправить и своих людей тоже.
   - А ты, как узнаешь что нового, сразу ко мне. Ночь, не ночь-ко мне. Всё ясно? И как только люди твои вернутся, тоже сразу ко мне. Свободен.
   Пятерня ушёл, а Юрер со злости пнул стул, отчего тот рухнул, развалившись на части.
   - Гиря! Это что? Стул? Это дрова!- гаркнул граф своего денщика,- от малейшего удара стул не развалится. Новый сюда. Быстро. И покрепче.
   - Так, Ваше благородие, стул ить почти новый был.
   - Я сейчас на тебя сяду, сукин ты сын!- заорал начальник.
   Сорвав зло на подчинённом, Юрер переоделся в одежду обычного горожанина, выскочил во двор и, дождавшись трёх братьев-близнецов, которым необычайно доверял и общался лично, скрылся с ними в неизвестном направлении, ведя коней на поводу. Выйдя за широкие городские ворота, они остановились.
   - И помните, у бестии в сутане везде есть свои уши,- напутствовал он их перед тем, как разъехаться.
   Здоровенные толковые парни кивнули почти одновременно головами и умчались по мощёной камнем дороге в сторону старой крепости.
   - Кони хороШИ,- проводил их взглядом граф. Похлопал своего чёрного жеребца по крутым крепким бокам и направил его по дороге в старый порт.
   Новый порт строили в малой, местами мелководной бухте, соединённой с большой бухтой нешироким проливом. Новый порт предназначали только для военных кораблей, количество которых только росло. Купеческие суда после участившихся случаев нападения на них зимнегорцами (чёртово племя), теперь всегда сопровождали военные. Купцы организовывались в караваны и смело плавали в самые дальние страны. Торговать Империи было чем, слава Богам: ценная древесина, зерно, ковры редкой красоты, ткани, великолепные лошади, за которых платили золотом. Вот как тут не поверить в благоволение Высших сил!
   В широкой бухте был построен город-крепость, который огромным ровным полумесяцем охватывал берега и поднимался по склонам холмов широкими террасами. Всё в столице было придумано уж точно не человеческим умом: прямые мощёные улицы поднимающиеся к цитадели- Императорскому дворцу. Водопровод опять же не людишки придумали. Ведь это ж надо: выдолбить стволы водяного дерева и проложить их в специальных каменных каналах и спрятать под землёй , а вода поступает туда из быстрых горных речек и высокогорного озёра. А система сбора и отвода грязи сделана так, что уходит всё в специальные дальние отстойники, спрятанные в западных холмах. Вот и дивится всякий, приезжающий и приплывающий сюда, что нет в городе ни грязи, ни вони. Зимние дожди омывают улицы и стены домов, вычищая пыль и мелкий мусор и унося его в море штормами. Граф не впервые дивился мудрости и умению предков обустроить своё место обитания и будь он проклят, если позволит паршивым зимнегорцам разрушить эту красоту.
   О приближении порта сообщили запахи моря, крики чаек, ругань портовых и скрип телег. Разгружался очередной купеческий корабль. Юрер в который раз залюбовался на портовые пирсы. Было им без счёту лет, а стояли они крепкие, основательные и удобные для всех. Широкие, устойчивые опоры из камня и водяного дерева, которое с возрастом только набирало прочность. Опоры перекрывались балками и поперечными плахами. И не страшны были для этих пирсов ни шторма, ни дожди, ни время. Всем хватало места: и гружёным телегам, и людям. Это позже, некоторым идиотам пришло в голову строить всё из обычного дерева - дорого, дескать, таскать брёвна за тридевять земель, так всё и развалилось через десяток-другой лет. Так и забросили те "новые" пирсы и не знают, что теперь с ними делать. Ждут, когда сами окончательно развалятся и освободят место для нового строительства, чтобы построить всё теперь уже так, как строили деды. Не дураки, поди, были. Знания передавались из поколения в поколение.
   Граф Юрер нашёл своего осведомителя среди грузчиков. Он встретился с ним в местной харчевне, пристроился за чисто выскобленный стол и заговорил, как от скуки.
   - Как дела, работный?
   - Идут. Всё обычно. Кораблей много - так положено в это время столько быть. Праздники скоро. Одно дивно: прибыл тут надысь купец зимнегорский, да товара- то свово всего и не знат. Смех ведь просто. Как так?
   И хитрющий мужик посмотрел многозначительно на Юрера. Он уже давно догадался, что служивый, появляющийся периодически в порту, явно человек из тайной полиции, а то и выше (больно уж глаз у него цепкий), говорит опять-же правильными словами и усы шибко ухоженные, а теребит он их руками, которые тяжёлую работу явно не знають. Ясно дело - мужик не с народу, а по выправке и походке - военный.
   - С какого корабля и как выглядит?
   - "Варго", на борту написано, а сам купец малость на служивого смахиват. Крепкий, мордастый, волосы чёрные, глаза злые и по сторонам шибко зыркают. Так вы в таможне спросите, Ваше благородие,- сказал он уже шёпотом.
   "Его благородие" положил на стол две монеты: одну работному, другую за большую кружку ядрёного холодного бозы и скрылся за распахнутыми по случаю жары дверями харчевни.
   Глава 10
   - Они склоняются к яду, так проще будет потом меня обвинить и по-быстрому сжечь на костре. Свой человек у них есть среди прислуги, пока не знаю- по имени не называют. Выбирают теперь яд. Ждут кого-то с новой отравой. Подлить тот яд проще простого. Мало ли на празднике шатающихся, да и ты сам часто с народом близко общаешься, а порой и вино пьёшь из общих бочек. Контролёр нашёлся. Как будто без тебя некому проверить: то ли вино поднято из твоих погребов на праздник.
   Нарамия сидела в покоях Императора, по-обыкновению, устроившись на широком низком подоконнике и подтянув колени к лицу. Чёрные штаны были в пыли (где её носило?).
   - Со мной всё понятно, а тебя всё-таки оставят на потом - для обвинения ещё и в колдовстве против Великого герцога, вступил в разговор Император.
   - Знаю. Не предоставлю им такого удовольствия. Я буду с тобой рядом на выездах. Свежий антидот мне нужно забрать из колонии. А убийц надо задержать с поличным; и хорошо бы узнать, кто передаст яд. А то слугу сразу прикончат и ниточки заговора, которые ведут в посольство зимнегорцев, оборвутся. У них там, кстати, сильные маги есть, и один из них меня почти увидел.
   Император тревожно вскинулся:
   - Нарамия!- что не произвело на женщину не малейшего впечатления.
   - Чтобы найти нечто в тёмной комнате, надо знать, что ищешь,- отмахнулась небрежно,- было бы даже любопытно посмотреть: что они со мной сделают, бедняги. Рауха я в любом случае успею крикнуть.
   - Можно сразу заколоть, - мрачно произнёс Император,- и никакой Раух уже тебя не вернёт.
   - Они безумцы, но не настолько. Однако, вернёмся к Епископу. Он общается с первым консулом, не напрямую, но письмами они обмениваются регулярно. Да, и ещё король Свор будет присутствовать на празднике инкогнито. Хочет увидеть всё собственными глазами,- она вздохнула,- наследник тебе нужен, Зар. Женись. Это столько проблем сразу решит,- она крутила в пальцах турнук и изредка бросала тревожный взгляд в сторону венценосного мужчины.
   - Иди к себе, а то решат, что ты там умерла на молитвах,- улыбнулся Император,- а потом спускайся к ужину. И не опаздывай. Вчера я тебя ждал пять минут, и это вызвало недоумённые взгляды прислуги.
   ***
   Император в последнее время не расставался с невестой, а по дворцу уже поползли слухи, что посланница старцев - ведьма. Разговоры сначала пытались пресекать по-одиночке, а потом дворецкий Маггио построил всю прислугу в большом холле подсобного крыла и приказал ядовитым злым голосом:
   - Все, кто считает невесту Его Императорского Величества, будущую Императрицу ведьмой, шаг вперёд. Живо!- повисла гнетущая тишина. Люди перестали в страхе даже дышать.- Притихли, голубчики? Языки проглотили?
   Все стояли, опустив глаза в пол, некоторые даже не шевелились, боясь навлечь на себя лишний гнев и в обычной-то жизни не особо ласкового дворецкого.
   - Нет таких? Прекрасно! Тогда предупреждаю в первый и последний раз, что если услышу хоть слово, хоть шёпот, хоть намёк или увижу косой взгляд в сторону невесты Императора, одним пинком на выходе из дворца вы не отделаетесь,- на лице дородного седого мужчины появилась глумливая улыбка, - вам больше нечем будет говорить или смотреть. Или то и другое вместе. Всё понятно, собачьи дети? Идиотам здесь не место! Неблагодарное тупое отродье!
   Он раскачивался с пятки на носок и в последний раз с ярой злостью посмотрел на подчинённых. Император уже предупредил его, что с прислугой в следующий раз будет разбираться другой человек.
   - А теперь все за работу. Бегом!- вытер пот со лба и помчался в оранжерею, чтобы проверить, вышел ли восьмой садовник. Совсем обленились, толстозадые.
   ***
   Нарамия ушла из дворца незаметно. Великий герцог не то, чтобы ей не нравился. Это была неприязнь, отторжение с первого взгляда. Она знала историю этой семьи и то, что брат Зара рождён от другого мужчины, но такой ненависти не ожидала. Всё равно ведь мать общая. И любой здравомыслящий человек, член Императорской семьи будет в первую очередь думать о государстве. Но не этот. И ведь суёт голову в петлю, рассчитывает после убийства брата избавиться от Лиуна. Глупец! Она облачилась кокон первой степени маскировки, и нажав барнум, украшающий пряжку ремня, прошла в покои герцога. Он писал письмо. Не стоило даже заглядывать в свиток - и так всё было ясно.
   В последнее время ей очень мешал Раух. Он соскучился и летал вокруг дворца уже в видимости людей, криками требуя хозяйку. Надо с ним что-то делать. Полетать что ли, поговорить, наобниматься. Вот сейчас и займусь этим, только Зара прихвачу. Решив это, Нарамия вернулась к себе, переоделась в амазонку и отправилась к Императору, пренебрегая испуганными взглядами прислуги. У гвардейцев, охраняющих покои Императора, было больше выдержки и личный приказ Господина впускать Нарамию в любое время суток. Даже Великому герцогу не позволялось такое.
   - Можно узнать, зачем ты это делаешь?- спросил Зар.- Без тебя некому проследить за ним?
   - Не ворчи. Возьми с собой куртку, я забираю тебя на прогулку. Надо обойтись без охраны. Я познакомлю тебя с Раухом, пока он не разнёс что-нибудь от тоски по мне.
   Выйдя в парк и устремившись по тайным тропинкам к конюшням, двое заговорщиков почти незаметно пробрались к лошадям. Пока охрана поняла в чём дело, всадники уже вылетели через дворцовый парк и по пустынной дороге устремились в сторону гор. Золотой дракон кружил над ними - и этого не увидел бы только слепой. Двое спешились в скрытой горами от дворца долине. Раух громко и радостно крича, приземлился в 10 метрах от них, взбив лапами фонтаны мелкого галечника пересохшего в этого время года русла горной реки. Кони испугались, но удержанные властной рукой Императора встали, выражая своё недовольство громким ржанием. Раух ответил им презрительным фырканьем и сделал несколько шагов в сторону Нары. В мгновении ока девушка уже стояла рядом с ним и обнимала склонившуюся к ней голову дракона. Рук не хватило, чтобы полностью обхватить сверкающую миллионами тонких чешуек шею. Но они тёрлись друг об друга: она лицом, а он мордой. Император смотрел во все глаза. Дракон. Золотой. Рядом. И косит в его сторону красным глазом, а на морде (!) удовольствие. Вот как эта животина может выражать человеческие чувства? Но дракон соскучился. И это было видно.
   - Стреножь коней здесь, потом Раух их найдёт, а мы пока полетаем на моей птичке. Иди сюда, Зар,- взяла руку потрясённого происходящим Императора и провела ей по носу дракона, приговаривая:
   - Это свой, Раух. Свой. Не обижай его, пожалуйста. Береги.
   Лучезар удивлённо ощутил, что отливающая золотом в лучах светила чешуя, не толстая и колючая, а тонкая и, на удивление, мягкая. Её можно было сравнить с оперением хвоста стрел, если волоски склеить в отдельные полукружья. Нарамия что-то прошептала дракону на ухо и "птичка" размером с огромного коня, скосила неприветливый глаз в сторону Императора. Дочь Древних, смеясь, заскочила по опущенному крылу на спину крылатому чуду и ухватилась одной рукой за широкий кожаный ошейник, другую руку протянула Зару, а дождавшись, когда мужчина окажется за ней, издала победный клич, и они взмыли в небо. Сразу высоко к снежным вершинам гор. Руах, полетав над горами, опустился в дальнюю, недоступную для людей долину и остановился у горного озера.
   - Ты знал это озеро, Зар?
   - Нет.
   - Мы называем его Голубой глаз. Тут чудесная лечебная вода и она тёплая. Со дна бьёт горячий источник. Можешь искупаться. Я тоже залезу. Только расшнуруй мне сзади эти верёвки. О Небо, как ваши женщины терпят это? Император довольно проворно, надо сказать, справился с задачей, а Нарамия пошутила:
   - Чувствуется рука опытного мужчины,- и скрылась за спиной дракона, откуда появилась вновь в нижнем белье (!): в панталончиках до колен и короткой кофточке, ничуть не смущаясь.
   - Давай, Зар, не трусь. Я отвернусь, если стесняешься,- Нарамия громко засмеялась. В несколько шагов зашла в воду и занырнув, поплыла быстро, сильные тонкие руки мелькали над водой. Император, перестав раздумывать, бросился следом, раздевшись до штанов. Догнал её и шутливо дёрнул за прядь волос.
   - Нравится?- она повернула к нему смеющееся лицо и ухватила за широкие крепкие плечи.- Скажи, нравится?
   - Разве может мне что-то не нравится рядом с тобой, божественная.
   Улыбка сошла с её лица от интонаций и подтекста, который она услышала в голосе мужчины.
   - Не надо, Зар.
   - Как скажешь, красавица.
   Купание закончилось в молчании. Они обсохли, лёжа рядом на прибрежном песке и держась за руки.
   Дракон всё время тёрся мордой то об ногу, то об протянутую свободную руку хозяйки, блаженно прикрывал глаза и издавал звуки, похожие на счастливые собачьи повизгивания. Это было настолько необычно и трогательно, что Император смотрел во все глаза на огромное существо в роли ручного любимчика и сам испытывал от происходящего чувства, похожие на лёгкую эйфорию.
   Раух ссадил их с себя за дальней скалой, откуда парочка вышла к лошадям, рядом с которыми застыла не знающая что и подумать охрана. Их заметили с башен дворца и навстречу уже мчались растревоженные необычностью происходящего гвардейцы.
   Поздно вечером, после ужина, за которым Император был погружён в себя и необычайно серьёзен, они разошлись по своим покоям. А среди ночи его разбудили нежные касания к лицу.
   - Зар.
   Он открыл глаза и замер. Самая прекрасная женщина в мире присела на край его постели и ласково смотрела на него.
   - Зар,- прошептала она ему в губы и улыбнулась,- ты спишь?
   - Я на небесах?- фиалковые глаза впились в склонившееся к нему прекрасное лицо, а рука потянулась к волосам в неудержимом желании пропустить бронзовые пряди между пальцев.
   - Нет, ты со мной,- лёгкий смешок, а женское лицо склонилось ещё ниже, так низко, что уже смешивались их дыхания.
   - Это одно и то же, Прекраснейшая,- не в силах поверить в реальность, Первый из лучших, принял поцелуй той, которой грезил с первого дня её появления в его жизни.
   Дальше была его очередь показать ей свою любовь. Всё время обвитый сводящими с ума руками и ногами, он умудрился обследовать пальцами и губами каждый сантиметр чудесного тела. Нара, заласканная и зацелованная, притихла.
   - Тебя обучали премудростям любви?- её шёлковые волосы рассыпались по широкой мужской груди, а руки были захвачены в плен и положены на то место, где гулко билось сердце.
   - Слышишь?- с удивлённой улыбкой над самим собой и в блаженном ожидании продолжения праздника.
   - Так тебя обучали всему, что ты мне тут на протяжении этих часов демонстрировал?
   Смешок.
   - О да, любимая, обязательно. Я же Император и должен быть лучшим во всём.
   - Тебе это удаётся,- помолчала,- в тебе есть кровь дракона, ты знаешь?
   - Да, говорят.
   - Ты очень красивый.
   - И это мне, простому смертному говорит богиня?
   - Перестань, я обычная. Таких, как я в нашем мире много. Это золотая пара делает меня более ценной, чем другие. Но ты не видел настоящих живых Богинь.
   - Они на самом деле Богини?
   - Ну... Они живут уже очень-очень долго, и это их цивилизация создала нас и нашу расу на Земле, одну из нескольких на планете. Галактический совет решил создать что-то наподобие живого хранилища ДНК разных видов растений, животных и людей на планете, которую спрятали от посторонних глаз на задворках галактики. Нескольким цивилизациям с разных звёзд позволили заселить планету. Поэтому у нас много климатических зон, шесть континентов, несколько человеческих рас. Богини появляются среди нас только время от времени и ненадолго. Им тяжело, потому что энергии нашего мира слишком тяжелы для них. Вот как бы ты жил без солнца, в чёрно-белом мире, в замкнутом пространстве? Не слыша волшебных звуков, к которым привык.
   - Если ты исчезнешь из моей жизни, я так и буду жить: без света и без солнца.
   - Зар. Я не смогу остаться здесь с тобой. Это не мой мир.
   - Я знаю. Но сейчас ты здесь и будешь со мной ещё какое-то время. И это уже чудо.
   - Ох, Зар. Не надо, а то я заплачу.
   - Ты не умеешь.
   - С какой стати? Я же живая.
   Отдых закончился, а Император был не из тех, кто берёт меньше, чем ему предлагают.
   Глава 11
   - Мне придётся исчезнуть из дворца на пару дней. Надо поговорить с Наставником, забрать универсальный антидот, который должен уже быть готов. Я сгоняю домой на Раухе и вернусь. Только очень боюсь тебя оставлять одного,- они были в постели. Послеобеденный отдых Императора стал в последние дни правилом.
   - Что я скажу, если тебя никто не будет видеть во дворце, радость моя? Была - и нет.
   Она задумалась.
   - Можем мы уехать вдвоём в какой-нибудь охотничий домик? У тебя ведь есть такой?
   Он кивнул.
   - Домик есть, но дворец и так гудит, как растревоженный улей от нашего с тобой поведения. Мы не женаты, чтобы проводить столько времени вместе и не можем скрыться в охотничьем домике без прислуги. Домес молчит, но догадывается, что ты проводишь все ночи со мной.
   - И не только,- Нарамия весело хихикнула, - особенно они удивились, когда мы ускакали от гвардейцев в ущелье на лошадях.
   - А на следующее утро под окнами моих покоев появился ревущий дракон,- улыбнулся Император,- он нашёл тебя.
   - Бедный Раух. Он очень скучает.
   - Мы их чуть с ума не свели. Боюсь, что слухи дошли до епископа. Мои люди умеют молчать, но даже для них это слишком. Как ты думаешь, что придёт в его совсем не глупую голову первого духовного лица Империи?
   - Ну, он же всем говорит, что Древних не существовало, вот пусть теперь объяснит, каким образом Император управляется с драконами.
   - Ты управляешься, любовь моя. Драконы появились после твоего приезда, значит, ты- ведьма, а я околдован.
   - Вот. Правильно! Я- ведьма, и ты заточил меня в темницу на несколько дней. Как тебе эта идея?
   - В руки священников я должен был ведьму передать!
   Они задумались.
   - А если ты решил разобраться со мной сам и запереть, или я могу приболеть?
   - Нара! Если ты болеешь, то должна быть не в моих покоях под замком, а у себя, и лучшие лекари должны быть день и ночь рядом.
   - А один из них, между делом, траванёт невесту Императора. Да, это тоже не выход.
   - Мне пора на Совет. Что будешь сейчас делать?- спросил Венценосный.
   - Молиться,- все уже привыкли, что я по четыре часа стою на коленях в молельной. Не буду нарушать традицию и разочаровывать их. А сама пойду с тобой.
   Император не мог отвести взгляд от Зеленоглазой, не мог надышаться ей. Будь его воля, то каждую минуту пока она здесь, в этом мире, проводил бы с этой женщиной. Праздник души не вечен, и она исчезнет. Мысль о том, что он может больше её не увидеть, сводила с ума. Но это будет потом, а сейчас можно смотреть в необыкновенные глаза, вдыхать её сводящий с ума запах, слышать интонации певучего голоса и прикасаться. А ночью любить до умопомрачения. Не давая покоя ни себе, ни ей, и падая под утро рядом с ней без сил, весь переполненный восторгом и любовью. И будет с него. О большем он и мечтать не имеет права.
   - Нет.
   - Да. А потом я прогуляюсь до дворца епископа и послушаю: что там новенького. Вечером мы подумаем, как мне слетать к своим, не привлекая лишнего внимания.
   - Нара, так нельзя,- застонал Император. - Я на Совете, а ты должна быть на глазах придворных, слуг, охраны, в концов концов. Сейчас ты здесь, со мной. Все молчат и не перечат Императору. Подумай сама, не усугубляй и так сложную ситуацию. Ты перевернула мой дворец вверх дном, все устои моего мира. Сейчас все ждут: что будет дальше. Некоторые догадываются, кто ты. Например, мой начальник службы безопасности, граф Юрер. Но всё это очень опасно для тебя. Кое-кто недоумевает, кто-то боится - это очень плохо. Я тревожусь за тебя. Уже пошли разговоры. Народ у нас тёмный. Епископ скажет, что ты ведьма, а подтверждений этому сейчас хоть отбавляй, и сюда явятся по твою голову. Мне бунт подавлять? Головы рубить?
   Она тем временем одевалась, а Зар не спускал с неё горящего взгляда. Нарамия подошла, заглянула в тревожные фиалковые глаза, сняла со своей шеи турнух и протянула Императору:
   - Вот, надо дуть в эту дырочку. Раух услышит и прилетит посмотреть, кто это, узнает тебя, а дальше можешь с ним поговорить, в случае чего. Он поймёт, и не таращись на меня так. ЭТОТ ДРАКОН - мой, а ты сейчас весь пропитался мной,- она спрятала шнурок с золотым спиральным диском у Императора на груди под рубашкой и оставила ладони на обнажённых плечах, поглаживая их. Задумалась ненадолго.
   - Слушай, есть у тебя верный человек, которому всё можно рассказать?
   - Зачем тебе?
   - Приставишь его ко мне, как охрану. А дальше дело техники. Он будет прикрывать меня в моё отсутствие, рассказывать: где я, чем занимаюсь.
   - Для этого есть я. А твой вариант никуда не годится. "Верного человека" выкрадет Епископ, выпотрошит на дыбе, отберёт собственность и объявит еретиком. Как тебе такое положение вещей? Я даже дёрнуться не успею, как мне принесут его голову на блюде. Устраивает такое развитие событий?
   - Кошмар какой!
   - Если бы я мог, то просто связал бы тебя и оставил в своей спальне до своего возвращения. А всем сказал, что молишься.
   - Ну, давай, попробуй! Связал бы он! Это я тебя должна охранять! Только дёрнись, и я сама тебя на Раухе выкраду, и пусть наставники сами разбираются с вашим Епископом. Запомнил? Всё, я иду с тобой.
   - С ума сошла? Женщинам нельзя на Совет!
   - А теперь можно?
   - Ты спряталась?
   Лучезарный видел Наранию через лёгкую дымку. Предполагалось, что видеть её мог только он.
   - Пошли,- сказала женщина и двинулась вперёд.
   Оставалось покачать головой, догнать её и до самого зала Совета осмысливать происходящее, которое не укладывалось ни в какие рамки привычной жизни. На протяжении всего разговора с доверенными людьми, Император чувствовал тепло и поглаживание ладоней, которые она положила на его плечи.
   Глава 12
   Граф Юрер всё ещё был под впечатлением сегодняшних событий. Сначала малый Совет, на котором присутствовали только доверенные люди (даже Великий герцог не знал об этом) и где обсудили малейшие нюансы возможного развития событий. Император вёл себя странно, слегка хмурился, обводил присутствующих мрачным взглядом и порой поводил плечами так, как будто ему что-то мешало. А потом Лучезарный пригласил его в свои покои. Вот когда началось самое интересное. Почти сразу перед глазами ошарашенного Юрера материализовалось нечто. Бедный граф даже испугался сначала, решив, что ему это видится после нескольких ночей недосыпа. Но когда это нечто заговорило, он понял, что эта женщина - невеста Лучезарного Повелителя, одетая в странный мужской костюм: кожаные чёрные штаны и куртку. Она показалась ещё прекрасней, чем в тот последний раз, когда Юрер видел её рядом с Императором. Тогда считалось, что это невеста скромно сопровождает своего Венценосного жениха. Сейчас граф увидел золотые искры в ярких изумрудных глазах и понимающую улыбку. И, о ужас, она первая начала разговор, а стоящий рядом Император даже бровью не повёл, как будто это было в порядке вещей.
   - Не теряйтесь, граф. Вы единственный человек, которому мы с Императором решили открыться.
   Только железная выдержка позволили Юреру оставаться невозмутимым. Его догадки подтвердились: перед ним стояла одна из Древних. Таинственная, прекрасная и необыкновенно простая в общении. Она сама рассказала о своих опасениях за Императора, сообщив при этом, что её не будет два дня. От последних слов Венценосный мужчина дёрнулся и впился взглядом в свою невесту. Одно осталось вне понимания графа: останется здесь Нарамия или исчезнет сразу поле поимки преступников. Сейчас, сидя в собственном кабинете перед огнём очага в здании тайной полиции Императора после последнего совещания с офицерами, граф погрузился в тревожные думы о своём Господине.
   В дверь тайного кабинета постучали. Наконец-то. Один из тройни - кто есть кто- граф не различал - появился перед глазами начальника.
   Видно было, что тот устал, долго скакал на коне и сейчас с разрешения графа присел к столу, на котором предусмотрительно была расставлена простая, но сытная и обильная еда. Этим можно. Этим было всё можно. Ловкие, сильные, умные парни были одними из тех, кого Юрер ценил, уважал и доверял. О золоте и говорить не стоило- столько тяжёлых кошельков перекочевало в их карманы из сундуков казны его Императорского Величества. Но парни того стоили.
   - Говори.
   - Зимнегорские затеяли недоброе. В один из дней праздника будет совершено покушение на Императора.
   Юрер кивнул. Это всё он знает. И про посыльного и про письмо, которое выкрали те же зимнегорцы. Сообщение предназначалось для него самого и сказано там было о скором прибытии того самого купца, о котором ему сообщил раненный в порту человек. За купцом следили и выяснили уже адреса, по которым он появлялся, а адресов было не один десяток. Все ниточки вели в одно место - в зимнегорское посольство, но брать надо было с поличным, а значит на празднике. Перехваченные письма, написанные тайнописью, подтверждали многочисленные факты, полученные из разных источников, только исполнители были неизвестны.
   Правда, Юрер всё больше склонялся к мысли, что Великий герцог ведёт свою игру через зимнегорцев.
   - Зимнегорцы не просто собираются отравить Венценосного, а обвинить в этом его младшего брата.
   Юрер прислушался. Вот и подтверждение. Змеиный клубок: брат Императора пытается их руками освободить для себя трон. Зимнегорцы после заварушки и смерти Великого герцога получат всё. Епископ, как крот, подгрызающий корни их государства. Мерзавец. После всего он сам, лично займётся этим негодяем.
   - Где яд?
   - У доверенного лица, который прибудет на праздник, вычислить его пока нереально. Остаётся ждать.
   Опять ничего было не ясно. Какой яд - тоже неизвестно, как его передадут убийцам? Которому из пяти? И кто эти пятеро? А пока лекаришки определят: что это, будет уже поздно. Да и про случайную стрелу или кинжал тоже забывать не стоит. Полно безумцев, которые готовы пожертвовать жизнью, лишь бы отомстить. О Боги! Одна надежда, что раз здесь одна из Древних, то кто-то знает больше, чем он сам.
   - Что ещё удалось выяснить?
   Один из тройни вытер рот салфеткой и посмотрел на начальника.
   - Зимнегорцы сами готовят невесту Императору, младшую дочь короля. Это запасной вариант.
   - Ещё того не лучше. Какому Императору? Которого хотят посадить на трон?
   Парень кивнул головой и мрачно посмотрел на графа.
   - А ещё неладное говорят про невесту Императора, даже в храме шепчутся.
   - Знаю - это Епископ,- Юрер застонал и потёр серое от тревоги и усталости лицо.- Не верьте. С ней всё хорошо,- он мог бы сказать и больше, но поостерёгся. Слухами гудел весь город. И сплетни были одна другой невероятней. Ведьма, околдовавшая Императора,- была самая безобидная из них. Правда, были другие разговоры, но они велись тихими голосами, были слишком невероятны, чтобы в них поверить, к тому же всячески пресекались мночисленными (чтоб их!) людьми Епископа. Но в сказку люди не переставали верить.
   - У вас есть свои люди среди портовых?
   - Полно. И они все оповещены, что если что, то...господин граф, а правду говорят, что дракон золотой над городом кружит? Нас тут не было, так что мы не знаем чему и верить.
   Юрер долго смотрел на парня и улыбнулся.
   - Правда.
   Один из тройни расплылся в широкой улыбке.
   - И это значит?...
   - Да,- граф снова улыбнулся.
   - Древние?- спросил парень шёпотом, как будто боялся спугнуть невероятное чудо.
   Граф кивнул.
   Глаза парня округлились.
   - Невеста Императора,- произнёс он совсем тихо, одними губами и ошалело уставился перед собой.
   - И если с ней что-нибудь случится на празднике, Император нам этого никогда не простит. А про Древних и говорить страшно.
   - Не пускать её на праздник, запереть где-нибудь,- парень был настроен решительно.
   Юрер расхохотался, представив такое, и что потом будет с запиральщиками тоже.
   Парень ушёл. Сообщения, полученные из разных источников, сходились только в том, что Юрер знал с самого начала. Вся тайная полиция была поднята на ноги и следила за адресами, по которым прошёлся тот купец. Граф думал. Адресов было много. Слишком много. Неоправданно много. И тут его осенило. Это было сделано для отвлечения и распыления его сил. Чёртовы убл*ки, а он -старый дурак!
   Юрер стремительно прошёл в свои покои и вызвал старшего офицера.
   - Всех, кто в городе отозвать с адресов. Пусть отдыхают. Завтра утром всех офицеров ко мне.
   Глава 13
   - Говорят, Император невесту обратно в монастырь отправил,- Шупи шмыгнул носом.
   - Мало ли что говорят. Это тебе опять твоя полоумная баба нашептала ночью?- Микусь был встревожен. Последние дни перед праздником в город навалило чужестранцев, которые слыхом не слыхивали, что мочиться на улицах и орать по ночам нельзя. И где только такой люд народился? Полно зимнегорских, а те, знамо дело, совсем края не знают. Подраться в харчевне для них, как поесть. И стражники уже с ног сбились ловить воришек. Опять же : из пришлых все. Скорей бы уж всё закончилось. Одна надёжа, что Боги их не оставят. Микусь, конечно, слышал сплетни про невесту Императора, но не верил. Дракон золотой летает! Чудо - чудное. Радоваться надо, а не башку пустую под лавку от страха прятать. А то, что Император невесту спрятал, тоже верно. Зимнегорские не только барахлишко, что плохо лежит, да деньги упрут, они и на красу ненаглядную позарятся. А Императору надо праздник проводить, а не за невестой следить. Всё верно. Да и не откажется он от такой красоты. Микусь её видел несколько дней назад, когда они с Императором проезжали из дворца в храм. Она на белой лошади сидела не хуже любого гвардейца. Так- то. А разве чистая животина грязную ведьму до себя допустит? А Шупи он и есть Шупи. Гварда уже грозился его взашей со службы прогнать, да сейчас людей не хватает, потому и оставил. А опять же подумать: куда дуралей пойдёт? Ведь детишек- то кормить надо.
   Мимо прошла пьяная компания.
   - Тьфу ты,- плюнул с досады Микусь, увидев, как один из них сполз по стенке. А Шупи, как не видит.
   - Пошли,- потянул он напарника к валявшемуся на каменной мостовой чужаку,- эй, мил человек, подымайся. Негоже в грязи лежать, не свинья чай. Да и люди ходят, смотрят, детишки ещё бегают.
   Пьяный мужик промычал что-то, перевернулся на бок, подложил ладони под щёку и захрапел.
   - Давай ,Шупи, беги за повозкой, да в холодный сарай его пусть свезут.
   Для таких случаев в городе были предусмотрены специальные просторные прохладные строения, куда со всего города свозили перепивших гостей и укладывали на соломенные тюфяки, чтобы не смущали своей неприятностью добрый люд.
   Сам Микусь пошёл дальше, поглядывая по сторонам. Вот зачем молодых девок пускают одних по сумеркам на улицу? Полно ведь всяких проходимцов. Он задержал взгляд на смущённой девушке, которая оглядывалась и как будто чего-то искала.
   - Чего- то потеряла, красавица?- участливо спросил Микусь.
   Она сначала испугалась, но присмотревшись, что перед ней стражник, а, значит, человек порядочный заговорила:
   - Мы приезжие, с нами детки, а одному плохо стало. Доктора я ищу. Где-то здесь живёт, хозяйка сказывала.
   - Вон, через два дома окошки горят. Беги туда. Да потемну-то сейчас особо не задерживайся. Стражники- то за всеми лихими людьми не уследят.
   ***
   Нара прибыла в колонию землян на Раухе. Лучезар отпустил её на два дня. Именно столько должно было хватить невесте, чтобы съездить как бы в монастырь к старцам и вернуться. Из города она выехала вместе с доверенными гвардейцами, которые остались её дожидаться в охотничьем домике Императора, а дальше Нарамия перебралась на спину Рауха. Тот самый офицер, по имени Меритан, который сопровождал их с Императором на прогулке, был проинструктирован и теперь смотрел преданными восхищёнными глазами на волшебную красу. Он тоже пытался всё запомнить, чтобы потом, когда -нибудь, рассказать, как отправлял Императрицу к Древним. Золотой дракон произвёл на всю команду неизгладимое впечатление. Красный глаз, казалось, окинул их насмешливым взглядом, мягко ткнул большой головой, размером с половину туловища взрослого мужчины, невесте Императора в бок и опустил крыло.
   - Что случилось? Почему ты вернулась?- Ром был недоволен.
   - Мне нужны помощники и универсальный антидот,- и Нарамия рассказала всё, что знала,- если бы я хотя бы могла предположить, откуда опасность, но зимнегорцы запутали всех, город наводнён шпионами, а Император очень уязвим.
   Долгий внимательный взгляд, обмен телепатическими образами и Ром замер в раздумье.
   - Иди, поздоровайся с родителями.
   Нарамия выскочила на широкую площадь из дома Наставника и быстрым шагом направилась к знакомому голубому зданию. Там в лаборатории трудились её родители. Как она соскучилась! Эти четыре недели, что она отсутствовала, показались ей целой вечностью. Раух пролетел вверху и подал голос, что мол, я тут, не теряй меня.
   - Нара, девочка,- родители обнимали её, забеспокоились,- ты надолго?
   - Завтра назад. Там всё тревожно. Похоже, Ром переоценил мои силы.
   Родители переглянулись, как бы советуясь между собой.
   - Мы думаем, что ты в безопасности. Наставник бы никогда не стал рисковать.
   - А Император? Я должна его защитить. А там такой клубок этой нечисти, что я не знаю с какой стороны ждать атаки: стрела, кинжал, яд, похищение. Это отсюда кажется, что всё просто. И, если бы угроза исходила только от брата Императора и его Епископа, то ещё как-то можно приготовиться. Но думается мне, что зимнегорцы придумали своё. Силы гвардейцев Императора распылены: праздник.
   Отец с матерью с нежностью смотрели на свою дочь. Столько надежд людей колонии было связано с ней. И посылать Нарамию в самое пекло борьбы за власть, с их точки зрения, было небезопасно. Но Ром? Что такого знал Ром, вырастивший её с малых лет, бывший ей вторым отцом, развивший в ней её таланты, и общавшийся с живыми Богинями?
   - Иди домой. Сейчас мы только сообщим Ивану, что уходим и догоним тебя. Иди.
   Нарамия побрела по зелёным улочкам городка, в котором выросла. Колония Землян насчитывала больше трёх тысяч человек и все были чем-то заняты. Знакомые, встречаемые на пути к дому, приветствовали её очень сердечно. Здесь почти все друг-друга знали. Кто-то прилетал, кто-то улетал, кто-то челночил Земля-Сулунгия, а около половины людей жили здесь постоянно, только изредка наведываясь на прародину. Самой Нарамии ещё ни разу не удалось побывать там. Она родилась и выросла здесь, и Сулунгия была её домом, но она мечтала о Земле.
   А вечером, сидя в знакомой гостиной после простого семейного ужина, заказанного по внутренней связи, под любящими пытливыми взглядами отца и матери, она спросила:
   - Вы знали, что Ром послал меня не только с заданием защитить Императора и помочь ему раскрыть заговор, но и с другой целью?
   Отец выставил глаза, а мама вздрогнула. Они теперь разговаривали взглядами. Удивление, смущение, понимание важности происходящего, ценность той крови, которая могла бы быть получена и чувства дочери - всё было учтено, прежде, чем были произнесены слова:
   - Это прекрасно.
   - Но мама, мы из разных миров. Это же боль: его, моя. Я чувствую его. Он чудесный. И как я оставлю его теперь? И как я сама буду без него? Зачем? Зачем это было делать со мной? С нами? Это жестоко!
   Теперь можно было поплакать. Теперь она снова была дома, а родители рядом и всё понимали. Грустная мамина улыбка, отец, резко поднявшийся и отошедший к окну. Закрылся, чтобы дочь не слышала, как внутри борются два чувства: любовь и сострадание к дочери и необходимость-ДОЛГ перед всеми теми, кто живёт здесь и тоже рвётся домой, на Землю. Ответственность с большой буквы. Ром предполагал, что они понравятся друг другу, не мог не понимать, но дочь права - это жестоко. Неужели тот, кто был его девочке третьим родителем, мог пожертвовать её чувствами ради продолжения эксперимента, ради сохранения этой пары "золотых генов", которые присутствовали в крови Нарамии уже в третьем поколении.
   - Я поговорю завтра с Ромом.
   - Что ты ему скажешь, Ник?
   - Тихо, милая, Нара за стенкой. Пусть выспится. Ей досталось.
   - Думаешь, она влюблена?
   - Похоже. Но как же всё некстати. Через десять лет, как погиб Лео, она влюбилась снова, и теперь должна будет снова страдать.
   - Ник, чем мы можем ей помочь?
   - Понятия не имею.
   Площадь заполнилась парой десятков людей. Ветеринары осматривали Рауха, тот огрызался и "прятался" от них за спину Нарамии. Пришлось ей прикрикнуть:
   - Раух, быстро сюда. Никто тебя не съест. Открой рот. Открой рот, я тебе сказала.
   - У него скол на правом верхнем клыке,- это Эмма- стоматолог.
   - Чего ты погрыз опять? Опять камушки собирал?
   Раух огрызнулся и зыркнул красным глазом на Эмму.
   - Нечего теперь морду отворачивать.
   Подошёл Ром, обнял.
   - Не волнуйся, девочка. Мы вас подстрахуем обоих. Вер уже там,- сверкнул глазами Наставник,- вот антидот. Тут одна доза. Ровно столько, сколько надо одномоментно влить в рот человеку, не разбавляя водой и не тратя на это время.
   А когда Нарамия в тёплой куртке усаживалась на Рауха, спросил:
   - Где твой турнук?
   - У Зара.
   - Что?
   Но Нара уже ткнула коленкой свою "птичку" и взмыла в небо. Скоро она увидит Императора.
   Глава 14
   - Ты вернулась,- он покрывал поцелуями её лицо,- вернулась.
   - У тебя мой турнук,- пошутила Нара.
   - Ну, как ты слетала? Помогло тебе это чем-то?- Зар не выпускал её из обьятий.
   - Да. Я видела родителей и Наставника, привезла антидот, и теперь мне спокойнее за тебя.
   - А за себя?
   - Травить меня не будут - некого потом будет принародно сжигать на костре. А в остальном...Милый, ты даже представить себе не можешь, что сделает Раух с теми, кто посмеет меня обидеть. Боюсь, что после этого у него будет несварение желудка.
   - Он такой кровожадный?
   - А кажется такой маленькой невинной птичкой, да?- и оба захохотали.
   - Пойдём, я соскучился.
   Он как будто прощался. Было невыносимо чувствовать его внутренний надрыв. Нара пыталась успокоить:
   - Тихо, Зар, тихо. Всё хорошо, я ещё здесь, с тобой.
   Он молчал, а говорило тело, в котором страдала-наслаждалась его душа. Ничего нельзя было поделать, ничего. Нара почувствовала влагу на его щеках.
   - Нет, милый, пожалуйста, только не это.
   И снова её зацеловывают, подминают, переворачивают, раскладывают, доводят до края, взрываются вместе с ней, стихают .....и новый круг страсти-наслаждения-прощания-страдания, снова они взмывают вместе в такие высоты, которых она никогда не достигала с Лео.
   - Завтра праздник,- голос глухой и наполнен такой неизбывной тоской, что ей хотелось выть в голос и снова задать мысленный вопрос Наставнику:
   - Зачем? Зачем ты заставил меня проходить через это? Да, во мне уже бьётся новая жизнь. И возможно, в крови этого ребёнка будет эта самая долгожданная устойчивая пара золотых генов, но стоит ли оно того? Стоит ли этот эксперимент такого надрыва Зара и моего разбитого сердца?
   - Ты ещё не устал?
   - Не спи.
   - Зар.
   - Не спи, я сказал.
   - Зар, я люблю тебя.
   - Молчи.
   И новый круг. Как будто он хотел насытиться ей на всю оставшуюся жизнь, вбить себя в неё, впитать в себя, поставить на ней своё клеймо и выпить до дна.
   - Зар.
   - Уууу?
   - Рассвет.
   - Мы позавтракаем, выпьем по нескольку капель шеня, и всё будет хорошо.
   - Не раздави меня.
   - Поспи пару часов, моя богиня.
   ***
   Воздух взорвался криками толпы, приветствующей своего Императора. Чуть поотдаль (голова лошади рядом со стременем жеребца Венценосного мужчины) ехала прекрасная женщина, о которой четыре недели по городу ходили самые необычные слухи. Кто-то видел её на спине золотого дракона, другие говорили, что она околдовала Императора, и он последние недели сам не свой, а третьи утверждали, что настоящую невесту подменили по пути от Древнего монастыря святых старцев в столицу.
   Епископ сидел в своей карете и внимательно следил за кавалькадой личных гвардейцев Императора. Все один к одному, в парадных бело-золотых мундирах, на чёрных жеребцах, всадники производили неизгладимое впечатление на толпу.
   Сам Император был спокоен, но приглядевшись к нему можно было заметить, как он постоянно слегка поворачивает корпус тела в сторону своей невесты.
   Лиун проверил в толпе своих людей, на их шляпах были приколоты серые перья. Были и ищейки Юрера, только самого графа он не нашёл глазами. А он должен быть где-то рядом. Но где?
   Великий герцог двигается по правую руку от Императора. Скоро всё решится. Нетерпение будоражило кровь. Спокойно. Спокойно. Всё. Готовность. Епископ вышел из кареты, двинулся в сторону помоста и встал справа от трона. Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана выехал на главную городскую площадь и поднялся со своей свитой на высокий помост, опустился на приготовленный для него малый трон, слева устроилась невеста, справа Епископ и брат; дождался, когда суета вокруг него стихнет, а гвардейцы займут свои места. Его Императорское Величество поднялся и жестом руки попросил тишины. Толпа мгновенно стихла.
   - Дорогие подданные, приветствую Вас на празднике Сожжения Зла. Пусть оно обойдёт нас всех стороной, а счастье, благоденствие, мир и дальше не оставят нашу Великую Империю. Объявляю праздник открытым. Желаю приятно повеселиться.
   Епископ замер. Император после этих слов брал кубок с вином и выпивал его со словами: "Слава Богам- Покровителям! Слава Империи!".
   Но в этот момент неожиданно из толпы появился блаженный и закричал:
   - Вино отравлено! Вино отравлено!
   На площади вмиг стихли все крики. Позади виночерпия неожиданно появился человек Юрера. Выхватил кубок из рук и, протягивая чашу бледному, как полотно мужику приказал:
   - Пей!
   Несчастный затрясся от страха и замотал головой.
   Народ взревел:
   - На дыбу!
   - Стойте,- вскинул руку Император,- мы не будем сейчас омрачать святой праздник.
   - Один,- произнесла про себя дочь Древних.
   Подскочили стражники и, схватив неудавшегося отравителя под руки, увели его с площади. Епископ ухмыльнулся. Не доведут. По дороге стрела с крыши попадёт прямо в сердце виночерпию. Он сделал своё дело и вызвал огонь на себя. Пока всё идёт по плану. Охрана Императора немного расслабилась.
   Он не заметил, что на него смотрят из толпы, не отрываясь, глаза Древнего.
   Вот кто-то закричал:
   - Слава Императору!
   - Слава Императору! Слава Империи!- взревел народ.
   В толпу полетело горстями серебро, люди с хохотом собирали монеты.
   Великий герцог напрягся, предлагая брату свой кубок с вином, который только поднёс к губам, но не выпил. Император благодарно улыбнулся и принял вино.
   - Ну, давай,- воззвал про себя Епископ.
   Всё шло своим чередом: народ отвлёкся на подожжённое чучело Зла, и под приветственные крики горожан высокое пламя взметнулось вверх к небу, сообщая Богам, что здесь, на земле, есть, кому позаботиться о Правде. Сейчас Император должен провозгласить тост.
   Повернув голову, Епископ краем глаза успел заметить, что за его креслом внезапно оказались два офицера охраны и самыми грозными взглядами приказали ему оставаться на месте.
   Император пригубил вино (или сделал вид, что пригубил) и передал кубок обратно брату, предлагая допить. Тот стал отказываться, но Лучезар настаивал. Великий герцог поднялся, сделал шаг назад и в сторону, но его удержали. Трое встали вокруг, приняв от него кубок и передав четвёртому. Праздник продолжился.
   - Два,- Нарамия сжала подлокотники кресла, рука потянулась было к руке Зара, но бессильно упала на колени: нельзя, смотрят.
   Ещё не всё. Нарамия чувствовала, что это не конец. Она обводила глазами толпу, осматривала крыши домов, замерла, узнав Вера. Оооо! Как она была рада его видеть: в одежде простолюдина, тот стоял немного ссутулившись, пытаясь скрыть свой рост, чуть в стороне от толпы, но был виден с того места, где сидела невеста Императора.
   Граф Юрер стремительными шагами направился в сторону ближайшего переулка, и вскоре откуда послышались крики и звон металла.
   -Три,- посчитала Нарамия.
   Вер, оглянулся и пошёл по периметру толпы, материализовался в первых рядах напротив Императора. Быстрое движение и кто-то падает на землю. Нарамия проследила глазами, как Вер тащит на себе человека, придерживая одной рукой за талию
   - Слегка перебрал в честь праздника,- смеётся вместе со всеми над незадачливым мужичком.
   - Четыре.
   Рука Зара захватила её похолодевшую ладонь.
   - "Я здесь и люблю тебя",- его мысль согрела её сердце, но тревога осталась.
   Епископ закрылся так, что невозможно было пробраться в его мозг.
   - Его закрыли. Кто?- догадка ужаснула. Стало холодно. Чьи- то колючие пристальные взгляды мешали, тревожили, не давали собраться. Прикрыла глаза и из-под полуопущенных ресниц оглядела толпу.
   - Это люди Импура,- сообщил Зар.
   Праздник продолжался, чучело догорело, Императору пора было возвращаться во дворец.
   Подвели коней. Нара не думала, что так устанет за каких-то пару часов, казалось, из неё вытянули все силы. Она поймала тревожный взгляд Вера. Забеспокоился Зар. Надо подняться и сесть в седло подведённого к ней коня. Сильные бережные руки Меритана почти без её участия усадили в седло.
   - Госпожа,- голос раздавался откуда-то издалека.
   - "Нара, милая, очнись",- Зар взывал к ней всей силой своей мысли, потом встревоженным голосом.
   "Этого не может быть. Этого не может быть. Этого не может быть". Она усилием воли удерживала прямой спину, Император перехватил поводья её лошади. "Сидеть, не падать. Сидеть." Путь до дворца показался безумно долгим. Болела голова, ломило поясницу, вся она холодела и тело перестало слушаться. Слава Вечности, вот и дворец. Ей всё виделось сквозь туман, её руки с трудом оцепили с луки седла, сам Император снял её с лошади и ,не отдав никому, понёс в покои, не своим голосом потребовал:
   -Лекаря! Быстро!
   Странным образом рядом оказался Вер, его оттеснили.
   - Вер, это Вер,- слабыми губами чуть слышно.
   Нарамия потянула руку в направлении друга Рома, но она тут же бессильно свесилась вниз, а голова упала на плечо Императора.
   - Впустите,- снова голос Лучезарного.
   Её быстро раздели, не особенно церемонясь, расшнуровали платье, содрали корсет.
   - Нара,- Вер наклонился к ней,- что ты пила? Что ела?
   - Ничего,- лёгкий шёпот. Всё, на что хватило сил.
   - Что с ней?- глухой от страха голос Зара.
   - Её пробили направленным энергетическим ударом, есть такие практики,- ответил встревоженный Вер,- вина!
   - Нара, открой рот... умница,- глоток, второй.
   - Не надо лекаря, я сам,- это Вер сказал кому-то в сторону открывшейся двери.
   Ловкие руки уже растирали ей виски, пальцы, ладони.
   - Пусть все выйдут,- голос Вера был нетерпелив.
   - Выйдите,- скомандовал Император.
   - Её надо всю растереть вот этой жидкостью. Если Вы мне поможете, будет быстрее,- достал из складок одежды пузырёк.
   - Что делать?- Нарамия почувствовала сквозь тяжёлую навалившуюся полудрёму, как её раздевают донага, услышала протест Императора.
   - Если вы не в состоянии видеть, как я спасаю мать вашего ребёнка, выйдите вон, Ваше Императорское Величество,- строго произнёс Вер.
   Горячие умелые руки растирали её чем-то маслянистым и пахучим. Присоединилась вторая пара рук.
   - Я голову, ноги и руки, Вы - живот и грудь,- Вер был недоволен. Ему мешал Император.
   - Переворачивайте на живот и продолжайте. Я -спину, ноги и ступни, Вы- всё остальное.
   Нара задышала полной грудью, из висков ушла боль, она смогла открыть глаза и почувствовала огонь во всём теле.
   - Умница,- это Вер,- ещё вина, Зар.
   Она уснула, завёрнутая, как в кокон, в одеяло, и не слышала, что происходило потом.
   ***
   - Что это было?- Лучезар уже немного успокоился.
   - Несколько магов пытались убрать её со своего пути, чтобы прикончить Вас. Нара прикрывала любимого мужчину собой и поплатилась. Четверо против одной. Я не сразу понял - в чём дело. Ром меня убьёт и поделом,- Вер откинулся в кресле, - прикажите принести чего-нибудь поесть, Ваше Императорское Величество. Нам нужны силы. К Наре я не подпущу ни одного Вашего лекаря - здесь они бессильны. Ночь длинная, мы с Вами будем дежурить около неё, сменяя друг друга.
   - Зовите меня Заром.
   - Пять,- прошептала сквозь сон Нара.
   - Домес, еды на двоих. Побыстрей.
   В отсветах свечей лицо Нарамии казалось порозовевшим. Она спала, грудь мерно вздымалась и опускалась. Вдох-выдох.
   - Дыши, любимая,- Зар дежурил около неё первую половину ночи - так распорядился Вер. Он полностью доверился этому человеку и приходил в ужас от одной мысли, что его могло не оказаться рядом. Один из Древних, скинув маскировку, так же отличался от него самого, как простолюдин от аристократа. Скромная одежда не скрывала харизмы, исходившей от всего его облика, а древняя мудрость жила в синих глазах. Гордый взгляд, решительные интонации, чёткие действия - всё было от существа другого порядка. Мужчина был высок, строен, черноволос и в каждом его движении чувствовались опыт и сила. Возраст определить было трудно, внешне выглядел он лет на сорок.
   Слова Вера о том, что Нарамия - мать его ребёнка не сразу дошли до потрясённого происходящим сознания Императора, но когда смысл этого известия всё-таки был принят его мозгом, то восторг и страх, любовь и боль смешались в душе. Лучезар кинул взгляд в сторону спящего Древнего, которого устроил на диване. Поистине, Боги, не оставили его.
   Нарамия зашевелилась и приоткрыла глаза.
   - Зар?
   - Да, любимая.
   - Где Вер?
   - Спит на диване.
   - Хорошо,- и она снова закрыла глаза.
   Древнему ночью стоило не малых усилий отправить Императора спать. Нарамия, по сравнению с ним, показалась Веру образцом послушания и почтительности.
   - Марш спать, Зар. Завтра день длинный, и Вам снова придётся быть перед толпой,- на статус мужчины Вер не особенно обращал внимание и даже повысил голос.
   Солнечное утро застало Императора врасплох, и он не сразу сообразил: в чём дело. Нарамия, запахнувшись в простыню, как ни в чём не бывало, сидела за столиком с едой и уминала оставшиеся с вечера закуски, Вер сидел напротив и с доброй насмешкой наблюдал за девушкой.
   - Нара, детка, не торопись. Еда никуда не убежит.
   Император ошалел - столько ласки было в этом низком голосе, который его чуть не выпорол интонациями не далее, чем сегодня ночью.
   - Привет, Зар, присоединяйся,- дочь Древних пригласила его жестом за стол.
   Вер расхохотался.
   - Нара,- только и смог произнести хозяин покоев, пожирая счастливым взглядом свою возлюбленную, и тут же улыбнулся, оценив весь колорит представшей перед ним картины: парочка Древних вольготно расположилась в его покоях, а он сам спит одетый на диване, даже не сняв сапог. О Боги!
   - Доброе утро, Зар. Как вам цветущий вид нашей подопечной?- спросил весело Вер.
   - Волшебство.
   - Тебе надо выкупаться, детка, позавтракать и присутствовать на празднике
   - Да, Вер,- Нара послушно кивнула рыжеволосой головой, в прядях волос которой запутались солнечные лучи.
   - Вам, Зар, следует поступить точно так же,- сын Древних был в чудесном настроении.
   - Да, Вер,- улыбнулся Император и так же послушно кивнул головой.
   Мир перевернулся. Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана не распоряжался ни в своих покоях, ни собой, но до чего же это было приятно!
   Глава 15
   Над площадью кружили драконы. Золотой внезапно стал снижаться и опустился прямо перед троном Императора. Невеста Венценосного поднялась со своего места и стала спускаться по ступеням на площадь. Наступила тишина. Люди не знали, как реагировать. Охрана стояла, не шелохнувшись, только сотни пар глаз наблюдали за Нарамией. Что-то снова происходило.
   Прекрасная девушка откинула прозрачное покрывало с лица и подошла к дракону, положив маленькую ручку на его склонённую огромную голову.
   - Граждане города, приветствую вас от имени Древних!
   Площадь взвыла, кто-то опустился на колени с сияющими от счастья глазами.
   - Я послана, чтобы сообщить Вам, что Ваш Император находится под нашим покровительством, берегите его и верьте ему. Живите по тем законам, которые были переданы вам Вашими предками. Не допускайте лжи, предательства, защищайте свой город и свою Империю от врагов, не позволяйте злу пустить корни в этом светлом месте, и тогда помощь обязательно придёт Вам в нужный момент.
   А потом поднялась по опущенному крылу на спину крылатому и взмыла на нём в небо, оставив Венценосного стоять и смотреть вслед улетающей мечте. Всё было кончено. Третий день праздника завершился блестящим финалом: дочь Древних поприветствовала их.
   Император окаменел. Надо было радоваться: заговор раскрыт, виновные в темницах, зимнегорцам запрещено заходить в порт целый год, посольство зимнегорцев закрыто на замок. Должно было наступить облегчение, но навалилась неизбывная тоска.
   Он потерял главное - свою любовь.
   ***
   Император стоял у окна и даже не повернулся на голос женщины. Он был груб и делал это нарочно.
   - Зар, посмотри на меня,- потребовала Нарания, подошла и с силой развернула его за плечо.
   - Уходи.
   Мужчина был великолепен, как обычно: тёмные штаны, белая рубашка с широкими рукавами, только злой взгляд исподлобья мог убить кого угодно. Но девушка погладила его по напряжённым плечам, отчего Император дёрнулся, как от удара.
   - Я прилетела не ссориться.
   - Слушай, мне всё объяснил твой Наставник,- он развернулся к ней лицом,- меня использовали, как племенного жеребца. Для этого тебя прислали? А теперь я потерял не только любимую женщину, но и будущего ребёнка. Мне сказали, что я, возможно, не увижу его.
   - Это не так. Всё не так, Зар. Я тебя не использовала. Никто бы не заставил меня так поступить. Я сама, понимаешь, сама хотела этого. Да, я беременная и рада этому. И все наши рады. Но что же делать, Зар? Мы из разных миров. Мне тоже необыкновенно тяжело с тобой расставаться.
   - Оставайся здесь, со мной,- прошептал он, понимая всю тщетность своей просьбы.
   - Ох, Зар.
   - Значит, нет?
   - Мне никто не позволит этого сделать. Пойми, мой мир там. Я возвращаюсь туда.
   - Но ты ведь можешь прилетать сюда, ко мне, хотя бы изредка. И если будет мальчик, то он должен расти здесь. Разве не так?
   - Если бы ты знал, как я хочу остаться с тобой, но это невозможно. Мне не позволят. Ты же знаешь, что я не совсем принадлежу сама себе.
   Последние слова вызвали на лице Венценосного судорогу боли.
   - Понятно. Тогда не мучай меня больше. Прощай.
   - Я никогда не обещала тебе остаться. Ох, Зар. Прости меня. Мне тоже тяжело. Не отталкивай меня сейчас. Я не смогу жить, зная, что ты ненавидишь меня. Пожалуйста, - обхватила двумя руками за талию.
   Он стоял неподвижно до тех пор пока не почувствовал влажность рубашки там, где лицо обожаемой женщины прижималось к груди.
   - Прости. Не плачь. Я люблю тебя и умру, наверно, как только ты исчезнешь в облаках на своём золотом драконе. Может быть, останется тело, которое будет двигаться и говорить. Но это буду не я теперешний и даже не тот я, которого ты увидела в первый раз. Это не малодушие. Это просто смертельная боль. Я понимаю, Долг. Но как же мне хочется быть простым смертным и оставить этот мир, чтобы быть с тобой!
   Они стояли, обнявшись, долгое время.
   - Хочешь, я останусь с тобой на ночь?
   - Нара, это пытка. Я бы лучше вытерпел физические страдания, любую боль. Но не эту. Ты слишком прекрасна, чтобы можно было тебя забыть.
   Глаза, полные слёз и страдания смотрели на чудесного сильного мужчину. Долг. ДОЛГ. Они оба не принадлежат только себе. Этот ребёнок, которого она вынашивает в себе, ребёнок Зара, нужен не только им, это надежда всех людей из их колонии. Это будет дитя от родителей, каждый из которых является носителем драгоценной крови. Возможно, их учёным удастся зафиксировать эту "золотую пару" и тогда... тогда все те, кто бились над решением этой задачи, в том числе она сама и её родители, смогут вернуться домой, на Землю.
   - Что ты скажешь ребёнку об отце?
   Этот вопрос был последней каплей, переполнившей чашу её страдания. Нара зарыдала, враз захлебнулась слезами, попыталась сделать вздох и не смогла. Он никогда не видел, чтобы люди так плакали.
   Налил ей воды в кубок и поднёс к губам, она сделала несколько глотков и прошептала:
   - Яд. В воде ...яяяяяяяяяд,- голова откинулась назад, казалось вся кровь отхлынула от лица.
   - Домес!!!!- гаркнул он не своим от страха голосом.- Лекаря! Где антидот? - он шарил по ней руками, пытаясь нащупать тот маленький пузырёк, который она показывала ему перед праздником,- Где он?- кричал, покрывая её лицо поцелуями.
   Бедный слуга, увидев исчезнувшую на празднике невесту своего господина, выпучил глаза и вылетел стрелой из покоев Императора.
   - Раух,- прохрипела она .....
   Раух! Турнух! Золотая спираль сдёрнута с тонкой шеи, и переливчатая трель несётся в окно. Дальнейшее происходило очень быстро: Венценосный с Древней на руках, рычит:
   - Шубу!!! - устремляясь вниз со своей ношей по белым лестницам, перешагивая через ступеньку, и оказывается перед дворцовым крыльцом почти одновременно с драконом.
   А Раух уже обнюхивает хозяйку, красный глаз становится ярче, и он опускает крыло. Толпа внизу наблюдает, как закутанную в шубу бледную невесту Императора вместе с Властителем уносит на спине золотой дракон в сторону горного пика Айпикуля.
   ***
   - Дыши, Нара, дыши,- уговаривал человек в странных одеждах, приложив ей на лицо прозрачный выпуклый предмет. А потом девушку увезли на странной тележке от стоящего столбом Императора.
   Рядом замер явно растерянный Раух и косил вопрошающим глазом на Венценосного, подошли ещё люди и один из них, высокий, ростом с Лучезара, с лёгкой проседью на висках и мудрыми глазами увёл его в большую комнату, расположенного на площади здания.
   - Ваше Величество,- он прикоснулся к руке онемевшего и заторможенного Императора.
   - Зар. Она звала меня Зар.
   - Успокойтесь, Зар. Я Ник-отец Нарамии, а это Лиза-её мать. Я уверен, наши доктора сделают всё возможное, Нара не умрёт. У нас огромные возможности. А Вы -молодец, и привезли нашу дочь так быстро. Это очень важно. Вы спасли ей жизнь.
   Лучезар вскинул полный надежды взгляд на сидящего напротив мужчину.
   - Я не нашёл у неё антидота...Она не умрёт?
   - Я уверен, что нет. Наши доктора-волшебники, а в ней особенная кровь, не забывайте. Называйте меня, пожалуйста, Ник.
   В комнате появилась женщина в странном костюме: серые обтягивающие штаны и длинная странно переливающаяся туника.
   - Она очнулась.
   Нара лежала в огромном зале под большой прозрачной полусферой, опутанная странными щупальцами по всему телу, но глаза были приоткрыты, и она смотрела на него, на Зара, не отрываясь. Рядом с ней, там же под полусферой, двигались люди, которых Ник назвал докторами.
   Зар не мог отвести глаз. Нара жива. И пусть она не будет с ним - главное, что живёт где-то. Пока они летели на Раухе в Патрию - колонию кураторов, Император молился всем Богам, кого знал, умирал душой и выдёргивал себя словом ДОЛГ из состояния омертвения, прижимался к лицу Нары и говорил ей в губы самые нежные слова, такие, которые казалось, никогда и не знал, не произносил, обращаясь к женщинам. Его богиня дышала, а значит, была жива. Тогда и он снова оживал и надеялся.....
   - Ваше Императорское Величество, - кто-то отвлёк его от созерцания живой Нары и потянул из зала.
   Выйдя из прохлады помещений на солнце, Император прищурился. Рядом стоял Ром, тот, кто сам прилетел к нему во дворец и долго беседовал, пытаясь объяснить, оправдать то, что произошло. ДОЛГ. Он всё время повторял это слово.
   - Вам лучше сейчас вернуться во дворец. Обещаю, что мы сообщим о Нарамии завтра же. Мы найдём способ, а теперь Вам следует разобраться с предателями. Мы думали, что всё, заговор раскрыт, оказалось, что нет, и попытка отравления тому свидельство. Вот,- протянул он ему склянку,- пейте каждый день по три капли, разводя их в воде, и вы будете защищены от всех ядов, даже, если они попадут в кровь со стрелой. Но всё равно, будьте осторожны. К сожалению, ЭТОТ антидот чуть опоздал, иначе ничего бы вообще не произошло. Но приготовление этого раствора слишком трудоёмкое и сложное, а огола-основной компонент этого лекарства, зацвела только что. Мы виноваты, что не подготовились заранее к такому повороту событий, простите нас.
   Завтра к Вам придёт Вер, не волнуйтесь, он найдёт способ оказаться в Ваших покоях, передаст известие от Нарамии и второй турнук, который будет вашим, и Раух его услышит. Помните, что сказала Вам Нара: вы впитали её в себя и до тех пор, пока будете верны ей, будете узнаваемы её драконом.
   - Смогу я увидеть её ещё?
   - Разумеется. Для этого у Вас и будет турнук. Раух будет прилетать к Вам каждый день. Нара ещё долго будет здесь, ребёнок должен родиться на Сулунгии. Если будет мальчик, он станет Вашим наследником, а если девочка, то она будет землянкой.
   Вы ещё не раз побываете здесь, у нас, и мы устроим Вам экскурсию. Но сейчас...улетайте. Раух унесёт Вас,- Ром протянул ему на прощание руку и крепко её пожал.
   Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана смотрел на улыбающихся людей, окруживших его. Он вздохнул, попытался улыбнуться в ответ, оглянулся и увидел Рауха, который не отрывал от него своих красных глаз, а когда Зар подошёл ближе, дракон послушно опустил крыло. Доставив Лучезара на место, он ещё какое-то время покружил над дворцом и улетел в сторону Айпикуля. Турнух Нары остался на шее. Ром сказал держать его при себе и будь он проклят, если ослушается Древнего.
   Стоило Венценосному появиться на драконе перед дворцовым крыльцом, как его тут же окружили верноподанные, потрясённые произошедшим, но счастливые увидеть своего Императора живым и здоровым.
   - Юрера ко мне,- бросил на ходу Его Императорское Величество и скрылся за высокими дверями дворца.
   Глава 16
   - Что-то узнали?
   - В ваши покои заходит только Домес, и он же набирал воду в ваш кувшин. Как мог туда попасть яд?- Юрер был в недоумении.
   - Я не верю, что это он, но последите за ним,- Император встал у окна. Ледяная вершина Айпикуля сверкала в лучах заходящего солнца. Стая серых крыльев кружила в небе, среди них сверкала пара золотых Рауха.
   Императорещё не пришёл в себя после посещения города Древних, и все события сегодняшнего дня смешались в его сознании. Слишком много всего произошло: Нара, послушный Раух, Ром, Ник, странные здания, как кубики, земля под ногами твёрдая и ровная, много Древних.
   Нара- это было самое больное, но и самое потрясающее, что случилось с ним в жизни. И она ещё будет какое-то время здесь, и они смогут видеться. Волна счастья несмело накрыла Императора.
   В покои зашёл Домес:
   - Ваше Императорское Величество.
   - Говори,- он обернулся.
   - Вам письмо,- голубой конверт лежал на серебряном подносе.
   Император неспешно потянул руку за посланием, поднял взгляд на слугу: глаза Домеса выражали ужас. Он весь излучал ужас. Рука Лучезара остановилась в воздухе.
   - Зачем ты это сделал?
   Слуга рухнул на колени и зарыдал.
   - Стража!
   Несчастного Домеса увели, а через два часа в кабинете Императора появился Юрер.
   На Властителя Половины Земель По Эту Строну Океана было тяжело смотреть. Он как будто окаменел в своём одиночестве.
   - Что?- спросил глухим голосом.
   - Он думал, что спасал Вас от ведьмы, примкнул к заговорщикам, а потом уже его запугали страшными пытками и смертью на костре.
   - Сам признался?
   - Да, жёсткого дознания не потребовалось.
   - Вы тоже считали сначала, что Нарамия ведьма?
   - Нет. Никогда. Я понял сразу, кто она.
   - Что брат?
   - Молит о встрече. Нам очень помогли Ваши внуки, присмотритесь к ним. Я не говорил Вам, потому что это было не очень важно в последнее время.
   - Я поговорю с ними и схожу к брату.
   - Ваше Императорское Величество.....
   - У нас была одна мать. Я хочу понять: почему он хотел меня убить. Захотел быть Императором, так он- не дурак и должен был понимать, что никогда бы ему не дали сидеть на троне его хозяева, которым он начал служить.
   Император мерял шагами кабинет, осунувшееся лицо казалось маской. Графу хотелось спросить про Нарамию. Как она.
   - Ваше Императорское Величество, не сочтите за дерзость...
   - Она жива.
   - Я могу идти?
   Император поднял глаза и улыбнулся:
   - Спасибо за службу, князь. Жду Вас завтра у себя. Пошлите сюда дворецкого. И мне нужен верный человек, вместо Домеса. Я понимаю, это не Ваше дело, но у Вас кругом свои люди.
   - У меня есть такой человек, его зовут Каскар, и я ручаюсь за него.
   ***
   Уже засыпая, Лучезар вспоминал события последнего месяца.
   Встречу с женщиной, которую уже никогда не забудет, предательство брата, город Древних, последний бал, посвящённый празднику Сожжения Зла, взгляды внуков, с которыми он не мог сейчас говорить. Он, как спал на том балу. Сидел в величественном шумном зале на троне предков в драгоценных одеждах и сияющей короне на голове, среди блеска и шума празднующей толпы придворных, погружённый в свои тяжкие думы, и чувствуя невыносимое одиночество. Человек, несущий бремя власти, живущий среди безумной роскоши и мечтающий только об одном: быть рядом с любимой женщиной. Император нашёл в себе силы и станцевал необходимые четыре танца. К нему подходили, заискивали, о чём- то просили, о чём-то заговаривали, женщины пытались обольщать, мужчины - клялись в вечной верности - и всем от него что-то было нужно. Он привык.
  
   Часть 2
   Портал

Неисповедимы пути Господни.

   Глава 1
   - Поднимайся, любовь моя. Раух нас ждёт. Слетаем до Голубого глаза, искупаемся.
   Нарамия жила во дворце. Тот месяц, что они провели в разлуке, она - в клинике, а он среди забот о благе Империи - был для обоих переломным. И теперь они не думали о будущем - они жили настоящим. Ребёнка Нара потеряла - энергетический удар и яд сделали своё гиблое дело. Слезам не было конца: к глубочайшей тоске по Зару добавилась глубокая депрессия после сообщения, что ребёнок погиб, и Наставником было принято решение отправить Нарамию к Императору на неопределённое время. Всё пошло не так, как он предполагал. Правда, когда он советовался с Богинями о судьбе Нары, одна из них как-то странно посмотрела на него и задала всего один вопрос:
   - Вы уверены, друг мой, что просчитали все варианты развития событий?
   - Я советуюсь с Вами,- ответил Ром.
   - В этой точке её жизни вероятности разветвляются, и сама Нара имеет право выбрать свой путь. Никто не вправе вмешиваться, даже из благих побуждений. Космические законы едины для всех, и покушение на любовь рассматривается, как покушение на жизнь.
   Императору были выданы строжайшие рекомендации насчёт здоровья Нарамии и взято честное слово, что он будет отправлять её раз в неделю в колонию к докторам. Чтобы снять все вопросы подданных пришлось срочно готовить свадьбу. Постарались сделать её скромнее, объясняя это желанием Древних. О том, что даже став Императрицей, Нарамии придётся улететь от него, и , возможно, навсегда, Лучезар старался не думать. Да и вряд ли он женится ещё раз после неё.
   Народ Империи сначала был разочарован, но быстро утешился, осознав, что их Императрицей будет богиня, а у Древних, как известно, свои правила. Вся столица ещё несколько недель гудела после событий праздника Сожжения Зла. Попытка отравления Императора, появление золотого дракона на площади и невеста Императора, улетающая на восток - какие только подробности не вспоминали.
   Венценосный Правитель, прислушавшись к совету князя Юрера, пригласил к себе на разговор внуков. За делами и хлопотами, Император долгое время почти не вспоминал о них и теперь со странной теплотой, непонятно откуда взявшейся, разглядывал молодых мужчин. Лингу было 22, Корраги - 20. Они очень походили на отца - славного князя Потенти, тот был уже не молод, но всё ещё крепок и управлял большой территорией на востоке Империи. Внимательно присмотревшись, Лучезар улыбнулся: у обоих внуков глаза были фиолетовые, темнее, чем у деда, но такие же, как у матери.
   - Ваше Императорское Величество,- начал Лингу,- Вы хотели с нами поговорить?
   - Пойдёмте в сад.
   Лучезар казался старшим братом рядом с этим молодцами. Оба высокие, хоть и заметно ниже деда, с отменной военной выправкой и лицами, которые выдавали породу правителей.
   - Я хочу вас представить будущей Императрице,- сообщил он им, оглянувшись. Все трое спустились по широким ступеням дворцовой мраморной лестницы в прохладу сада. Он увидел, как расширились от восторга глаза внуков. Для них было честью не просто увидеть одну из Древних вблизи, а побеседовать с ней.
   Лингу и Корраги замерли за спиной деда, наблюдая, как та, которая в народе считалась богиней, упражняется на мечах с личным тренером на утрамбованной песком площадке.
   - Всё, ты меня загнал, Шток,- она наклонилась и упёрла ладони в колени, отдельные пряди волос выбились из косы, которую она носила вопреки всем правилам, чёрная курточка чуть приподнялась над поясом штанов, и видно было, что под ней белая тонкая рубашка. Нарамия повернула голову в сторону Императора, выпрямилась, с любопытством разглядывая двух красавцев, которые чем-то напоминали её возлюбленного. Перевела взгляд на жениха, задавая молчаливый вопрос, ответ на который прочла тут-же.
   Ага. Внуки Зара ей понравились, и она рассмеялась в предвкушении развлечения, прочитав восторг в глазах почти родственников. "Ну, погодите!" Воспитание началось. Для начала Нара подошла к Императору, привстала на цыпочки и поцеловала его в подбородок. Лучезар закатил глаза и рассмеялся (он теперь часто смеялся). Зеленоглазой запрещать вольности - это то же самое, что провоцировать её на новые вызывающие поступки.
   - Дорогая, это Лингу, а это Корраги - сыновья моей дочери Консор, которая сейчас вместе со своим мужем, славным князем Потенти, управляет восточными землями Империи.
   - А это - моя невеста, дочь Древних, прекрасная Нарамия.
   Повисло молчание, а одна из Древних, желая сразу и навсегда расставить все точки над "i" в отношениях с близкими родственниками, подошла к молодым князьям и протянула им свою ручку, перед этим дерзко вытерев ладонь о плотные штаны Императора (свои кожаные были в пыли). Её вызывающее поведение было встречено с похвальной невозмутимостью и ,более того, каждый из мужчин с величайшим почтением поцеловал эту отнюдь не чистую ручку. Жест был оценён, как Венценосным, так и будущей Императрицей.
   - Пойдёмте пить чай в покои Императора. Посидим по-семейному,- она развернулась на пятках по-военному и направилась в сторону лестницы, передав меч, стоящему в стороне Штоку и наблюдавшему всю сцену с невозмутимым спокойствием. Глаза цвета стали приметили и удивление внуков Императора, и чёртиков в глазах несносной ученицы. Третий меч Империи понял с первых занятий, что дочь Древних не меряют обычными мерками, и теперь ему любая её выходка казалась детской (божественной) шалостью.
   Храбрец Шток был настоящим мастером, одним из тех, кто бился на рефлексах, выработанных годами тренировок, а соображал холодным умом даже в самые отчаянные моменты своей жизни. И именно его выбрала Нарамия себе в тренеры.
   - Это тот самый Шток?- улыбка на прекрасном женском лице пообещала мужчине много неприятных минут, а хитрющие глаза очень долго удерживали его взгляд.
   - Поосторожней, Нарамия,- Император о чём-то предупредил невесту.
   А видавшему виды Штоку показалось, что его мозг покрылся инеем.
   - Простите, Шток, я не со зла,- будущая ученица даже взяла своего учителя за руку. И за это "простите", произнесённое необыкновенно мягким голосом, Шток простил ей все будущие промахи, какими бы они не были. Император странно - сочувственно посмотрел на него и даже сам произнёс:
   - Прости, Шток.
   И только позже, оставшись наедине с собой, мастер меча понял, за что Император попросил прощения: жизнь третьего мечника Империи больше не принадлежала ему самому, а он был этому только рад. Скупая улыбка отразилась на жёстком лице, но солдат уже знал свою смерть.
   С первого занятия Шток уяснил, что дочь Древних не потерпит снисхождения, жалости и подобострастия. Будучи ростом ниже своего учителя, тело которого, казалось сплетённым из мышц и сухожилий, она мало уступала ему в силе, а вот в остальном Нарамии было учиться и учиться. Шток быстро понял, что обычными мерками богинь не меряют: она не человек и тем более не обычная женщина, а посему и относиться к ней следует соответственно: никакого придыхания, а то получишь щелчок по носу; никакого снисхождения - выносливости у неё, как у крепкого мужчины; никакого удивления к её желаниям: "Сегодня кинжалы!", подхалимажу: "Шток - ты самый лучший" (после этого жди подвоха), требованию: "Ударь меня, не бойся" (этого он боялся больше всего: ударить в полсилы не засчитывались, а за синяки на теле возлюбленной Император спросит вполне серьёзно).
   Сочувствующий взгляд Штока провожал двух внуков Венценосного: невеста Императора своим обаянием прибирала к рукам всех, кто оказывался в пределах досягаемости этих самых милых ручек. Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана еле сдерживал смех от потрясённого вида молодцов - он-то сам уже приноровился к её поведению.
   - Привыкайте. Она не такая, как все. И учтите, что по возрасту Нарамия годится вам в матери.
   Последнее сообщение чуть окончательно не добило внуков, пришлось славному деду приобнять (!) их за плечи и подтолкнуть вперёд.
   Глава 2
   - Любовь моя, а нельзя ли немного притормозить?
   - Нет. Пусть привыкают. У нас с тобой не так много времени. А мне надо взбаламутить весь твой дворец так, чтобы было, что рассказывать потом целым поколениям. Сказки должны быть красивыми и нескучными.
   - У нас была такая свадьба, что уверяю тебя, вряд ли кто забудет о ней. Одни твои родители и Ром с Вером чего стоят. А Раух, орущий под окнами поутру!
   - Ну, он не виноват, что мне почти две недели было не до него. Мальчик соскучился. К тому же он тоже чувствует скорую разлуку со мной.
   - Ты не можешь не напоминать мне об этом?
   - Я напоминаю это себе,- она перевернулась на живот и заглянула в фиалковые глаза. Задохнулась от боли и любви, которую увидела в них.- Я оставлю тебе Рауха.
   Император стремительно поднялся с высокой постели и вышел на балкон. Он стоял в свете луны - нагой и прекрасный, ухватившись руками за каменные перила и казалось, хотел раздавить их.
   - Зар,- позвала тихо, осознавая, что мучает его, но нельзя было забывать о том, что она сама здесь временно, надо привыкнуть к этой мысли, заставить смириться себя и его, иначе он умрёт без неё, а она без него.- Я была сегодня в приюте,- попыталась отвлечь его от тяжких дум, - не было никакой реакции на её слова, голова мужчины чуть откинута назад, а сам он застыл на чёрном фоне ночи: прекрасное белое тело в проёме распахнутых дверей, как чудесная живая картина в драгоценной раме. Она хотела это запомнить.- Зар,- пришлось соскочить с ложа и подойти сзади, обхватив его руками за талию, поцеловать прохладную спину,- Зар,- прижалась щекой к впадине между лопатками и замерла.
   - Иди в постель, простудишься, а мне потом Ром выговор сделает. Иди, Нара.
   - Я не простужусь. Хочешь, съездим завтра в одно очень-очень интересное место.
   - Куда?
   - Эта скала называется Башней перехода. Иногда там появляются живые Богини, посещая Сулунгию. Не думаешь же ты, что они будут пользоваться таким примитивным средством передвижения, как космолёт.
   - Ты же хотела завтра снова ехать в приют,- никакие Башни перехода были Зару не интересны. Скала и скала. Он видел её несколько раз, после того, как прочёл о ней в одном из свитков. Свиток был старый и бумага начала уже рассыпаться, пришлось самому делать копию, потому что вверху стояла печать Ладены, матери его прадеда, дочери Древних, и нельзя было поручить это дело никому другому.
   - Зар, если ты сейчас же не пойдёшь со мной в постель и не перестанешь отлынивать от своих обязанностей, я уйду в свои старые покои, так и знай,- необходимо было чем-то его взбодрить.
   Наконец-то послышался смешок, и Зар развернулся к ней лицом.
   - Обещай, что больше никогда не напомнишь мне о своём отъезде. Никогда-никогда-никогда. Пусть всё идёт, как идёт. Не порти время, отпущенное нам небом. Дай мне иллюзию, что ты всегда будешь со мной.
   - Я пообещаю, если мы побываем в Башне перехода.
   - Честное слово?
   - Самое честное-честное-пречестное.
   ***
   - Смотри,- Нарамия тянула его к небольшому гроту в скале.
   Раух носился в небе, взбивая крыльями низкие облака - он любил мелкий дождь. Он сопровождал отряд из двух десятков всадников от дворца до Скалы перехода. Цокот копыт по каменной мостовой привлёк к себе внимание немногих пар глаз - горожане в большинстве своём, скрылись под крышами домов; старый мост равнодушно отреагировал на бьющие по нему железные подковы: десятком больше-десятком меньше, а ревущий тёмный поток, над которым был перекинут этот самый мост и вовсе посчитал людскую суету чем-то незначительным и не стоящим внимания.
   Извилистая каменистая дорога, пробитая через горы, довела их до Северного форпоста, считавшегося дальней границей Белого города. Охрана из гвардейцев расположилась под скалой, накинув на себя непромокаемые накидки, и проводила слегка насторожёнными взглядами Императорскую чету, скрывшуюся в одной из пещер. Зар повлёк жену в темноту, обнял её и поцеловал, радуясь потёмкам и отсутствию посторонних, которые постоянно следили за ними. Нара достала из кармана куртки странное приспособление, которое ярко осветило пол пещерки.
   - Эта штучка называется фонарь,- ответила на вопросительный взгляд,- пойдём, там есть проход.
   - Никакого прохода на чертеже Ладены там не было,- возразил он.
   - Есть, ты плохо смотрел, поэтому слушай меня и шагай,- и они продолжили путь. Казалось, что свод смыкается с полом, а впереди была зловещая темнота, но они шли, не наклоняясь, и Зар никак не мог понять: почему.
   - Не бойся, это такой специальный эффект, от любопытных. Богини высокие, гораздо выше самых высоких наших мужчин, и они бы не смогли пролезть в такой лаз.
   - Откуда ты знаешь?
   - Я знаю, я здесь была.
   Пройдя ещё несколько шагов, Зар остановился.
   - Стой, Нара. Там что-то есть. Слышишь?- эхо слов и шагов, отражённое от множества невидимых преград заполнило пещеру странной какофонией звуков.
   - Шагай за мной,- это просто эхо. Всего-навсего эээхоооо.
   Потом стало так тихо, как будто исчезли совершенно все звуки, даже их голоса, казалось, поглотила эта пещера, а пол стал странно пружинистым. Теперь они переговаривались мыслями в кромешной темноте и оглушающей тишине.
   -" Не бойся, Зар. Пещера выложена специальным материалом, который поглощает свет и все звуки. Иди за мной. С нами ничего не может случиться. Это путь Богинь, а они сама любовь."
   Наконец, откуда-то через мельчайшие щели проник свет, и Нара с Заром оказались в маленькой круглой пещерке.
   - Видишь? Всё хорошо, и мы можем идти дальше.
   - Куда? Здесь только один выход, через который мы пришли.
   - Зар, подумай сам, зачем Богиням эта пещерка? Значит, есть второй выход-продолжение коридора. Я знаю.
   - Зачем тебе это, можешь сказать?- Зар начал сердиться.
   Нарамия посмотрела внимательно в его лицо и сообщила:
   - Это преграда, Зар, от случайных людей. Так и должно быть. Сейчас ты испытываешь страх - и это нормально. Всё правильно - верь мне. Я уже проходила этим путём с отцом один раз. Папа мне всё рассказал тогда, и я очень хотела повторить этот путь с тобой, потому что.... Я думаю, что таким образом отец знакомил меня с Богинями, а я теперь хочу показать им тебя. Они не рассердятся, не беспокойся. Туда, где нам быть не положено, мы не попадём, потому что не попадём - и всё тут. В эту пещерку определённым образом нагнетаются специальные энергетические лучи, которые ты и воспринимаешь, как страх,- она взяла мужа за руку и дальше потянула его за собой.
   Нарания начала обходить пещерку по периметру, следуя за своими ладонями, наконец, остановилась и улыбнулась:
   - Иди сюда,- взяла его ладонь и руки провалились в пустоту,- это проход. Идём. - И они продолжили путь.
   Снова тишина, а потом снова коридор с эхом, а потом перед ними открылась волшебная картина: зелёная долина под солнцем, а вдали Нара смогла рассмотреть высокие антенны Патрии. Оба замерли.
   - А дальше?- усмехнулся Зар.
   - Смотри,- Нара поставила ногу, казалось, что она ступает в пустоту, прямо в ущелье, Зар испуганно дёрнул её за руку назад.
   - С ума сошла?
   - Смотри, дурачок,- Нара опустилась на четвереньки и протянула руку вперёд в пустоту и похлопала по воздуху, который отозвался глухим звуком хлопков ладони по камню,- это тоже эффект и дальше мы не пойдём- это конец нашего пути. Двери Богинь со стороны ущелья. Там метров 15 вдоль стены по невидимой полке. Мне папа говорил. Богини могут попасть сюда прямо из Патрии.
   Есть и другие порталы, но про них даже Наставник не знает.
   - А такое бывает?
   - Бывает, раз Богини предусмотрели для себя такие пути....
   - Спасибо, что сходил со мной,- они обнялись на выходе. Уже светило солнце, а Раух нёсся вниз, возмущённо крича, - он нас потерял, глупыш.
   - Это сказка. Для меня слово космолёт ничего не значит, а тут ты говоришь, что Богини заходят в специальную комнату, открывают проход и оказываются на своей планете?
   - Они могут так попасть в любое место - для них это не проблема.
   Глава 3
   Наступила зима. Небо большей частью было затянуто тучами. Море штормило, купеческих кораблей стало меньше, а город готовился к празднику Изобилия.
   Нарамия была вся в делах. Ей захотелось что-то сделать для города, и она всерьёз занялась расширением приюта для бедных, а особенно хотела улучшить положение одиноких женщин.
   - Это неправильно, Зар, Почему в такой богатой Империи никто не озабочен положением женщин, вдов, сирот?
   Он выставил на неё глаза.
   - Ну, понятно, не говори ничего. Женщина у вас не человек, а довесок к мужчине. А нет мужчины - нет проблемы.
   - У нас есть богодельни.
   - Кто ими управляет? Мужчины, которые ничего не смыслят в женских проблемах? Женщины слишком глупы, чтобы заняться самими собой?
   - Мои дочери занимаются, монастыри.
   - Оооо! Твои дочери. Я поговорила с ними. Прости Зар, но они глупы, как пробки, и озабочены больше наполнением кошельков своих мужей из твоей казны, чем сиротами. А монастыри заняты своими делами, и у них нет лишних средств. Этим должно заниматься государство.
   - Займись, проверь, создай - казна в твоём распоряжении.
   Нарамия в последнее время не заговаривала об отъезде, выполняя своё обещание, а он сам чуть успокоился, не надеясь особенно на то, что она останется, а рассчитывая исключительно на милость судьбы. На Богов он уже не надеялся, своя "богиня" была рядом и вытворяла всё, что заблагорассудится.
   Дворецкий сначала молча выпучивал глаза на её нововведения, но через некоторое время свыкся и даже признал их разумными и полезными. Расширили кухню, а прислугу разместили в дальнем почти пустующем здании, разделили большие помещения на маленькие комнатки, и теперь люди жили там по одному, отчего смотрели на свою Императрицу с обожанием.
   Не стало больше праздношатающихся по территории придворных. У Императрицы для них всегда находились важные поручения.
   - Вот скажи, Зар, чем они заняты? У вас даже не все женщины из благородных семей умеют читать. Зато танцам обучены. Некоторые хоть владеют музыкальными инструментами и вышивают, а большинство озабочены собственными нарядами и любовниками. И ещё, уверена, что к тебе прибегут жаловаться, потому что я запретила бить прислугу. Это возмутительно: считать людей почти скотом.
   - Любовь моя, ты слишком много хочешь сделать за такой короткий промежуток времени. Оставайся и займись воспитанием хотя бы знати.
   - Зачатки благородства им должны были привить ещё в семье.
   Нововведения не заканчивались. Магио по требованию Её Императорского Величества обзавёлся двумя помощниками, и всем хватило дела.
   Теплицы расширили и перекрыли новым стеклом, всю прислугу переодели в удобную униформу, количество придворных дам Императрица сократила.
   - Они мне не нужны! Дармоедки! Если не хотят заниматься полезным делом, которое мы затеяли с твоими дочерями Тесор и Грацией, пусть бездельничают, но только не у меня на глазах.
   Она проследила за устройством новых прачечных, наорала, между делом, на главного конюха, когда увидела, что рабочие лошади не ухожены и ютятся в старых конюшнях с протекающими крышами. Доставалось всем. И некоторые уже были не рады, что у них такая Императрица. Дочь Древних? Ну и что! Снова начались шепотки:
   - Императрицы так себя не ведут. Она совсем забрала Императора под каблучок. Скоро будет войну объявлять.....
   - Дракон ейный всех овец распугал в долине. Коровы плохо доятся, если эта бестия над ними полетает.
   - Разъезжает по городу верхом, а не в карете.
   - С Императором заговаривает, говорят, первая, глаза- то сроду не опустит. И в штанах иногда ходит. Срамота!
   Придворные были недовольны резко сократившимся количеством балов. Священники тем, что она не посещает церковь, а деньги жертвует сразу в больницу при монастыре или детские ясли. Устроила проверку в богадельнях, обнаружила воровство, а узнав, куда ушли деньги (а деньги ушли туда, куда она предполагала - в кошельки мужей незаконнорожденных дочек Императора) - устроила такой разнос, что те побежали жаловаться Императору. Ничего, правда, не добились, кроме строгих взглядов и обещания посадить их благоверных в Серую башню, если они не вернут украденное. Лучше бы уж молчали!
   Мужчины были недовольны тем, что любая обиженная женщина могла прийти и пожаловаться на побои и спрятаться в приюте, а дети обязаны были ходить в школы. Даже некоторые простолюдинки захотели грамоту знать! О, ужас!
   Переполох она устроила знатный, и стало гораздо меньше тех, кто смотрел на дочь Древних блестящими от умиления глазами и поднимал восторженные лица на золотого дракона, потому что он, как оказалось, гадит соответственно своему размеру
   - А жрёть- то скоко поди. Никакой казны не хватить прокормить эту ящерку с крыльями.
   ***
   Нарамия по-прежнему посещала Патрию, проходила медицинские обследования, и однажды Ром с улыбкой на губах увёл ё к себе в комнату.
   - У тебя кровь изменилась. Произошла неожиданная мутация, и твоя "золотая пара" стала устойчивой. Есть предположение, что это произошло после того, как ты выпила яд.
   Нарамия смотрела радостными глазами.
   - Это значит всё? Эксперимент закончен?
   - Похоже, что так.
   - Но я снова беременная.
   - Я знаю.
   - Что делать? Сколько времени у меня есть?
   - Ну, раньше, чем, через полгода, мы отсюда не тронемся. Часть людей, не больше пяти сотен, останется и будет сменяться раз в три-шесть месяцев. База на большей Луне закончена, и колония кураторов вскоре полностью переселится туда.
   - Драконы?
   - Это больной вопрос. Пока мы здесь - драконы были при нас. Как мы будем с ними расставаться - ума не приложу. Мы же срослись с ними. Бедный Томи,- Ром резко погрустнел от предчувствия разлуки со своим драконом, потёр лицо руками, а потом добавил:
   - Зимнегорцы снова зашевелились.
   Нара вздрогнула.
   - Война?- она, прожившая всю жизнь в колонии, никогда не видела убийств, крови; владела мечом, потому что нравилось, потому что Ром заставил и научил азам, а потом она сама продолжила этим заниматься со Штоком. А сейчас... что будет сейчас? Город, который уже стал родным, люди, Зар..... Бросить и улететь....? Если зимнегорцы и нападут, то весной или летом, когда их флоту не будут грозить яростные зимние шторма.
   - Я буду жить до рождения ребёнка во дворце.
   - Нара!
   - Я останусь с Заром, и никто меня не утащит силой. Прилечу потом с челноком. Ты же говоришь, здесь и на орбите будут наши. Ром, ты ведь не хочешь ещё одной моей депрессии?
   - Это запрещённый приём, Нара и ты не понимаешь, о чём говоришь. Одна из причин войны - ты. Зимнегорцы тоже хотят королеву из Древних.
   - Они сумасшедшие?
   - Король Импур завистлив и злопамятен. А после того, как увидел тебя на празднике Сожжения Зла, совсем обезумел.
   - Зачем ему чужая жена?
   - Была чужая, станет его.
   - Это безумие! Зар знает?
   Ром прикрыл на секунду грустные глаза в знак согласия, но оставил Нару в Белом городе. Разговор с Богинями не шёл из головы.
   Глава 4
   В бальном зале столпотворение - праздник Изобилия привыкли отмечать с размахом. В главной столовой столы ломились от снеди, слуги сбились с ног, и Нарамия смотрела на них с сочувствием, а на нарядные толпы равнодушно и устало, правда, не забывая улыбаться при этом, только от этих улыбок уже и скулы сводило.
   Она оглядела зал, нашла знакомые лица: Лингу, Корраги. Улыбнулась Штоку, по большей части не спускавшему с неё глаз и старающемуся быть всё время поближе к трону (на всякий случай). Он слышал разговоры о зимнегорцах, дивился кажущейся беспечности Императора, хотя был уверен, что это не так. Видел людей Юрера в зале, однако....и он тут человек не праздношатающийся.
   Нарамия оценила наряды и драгоценности дочерей Императора от жён и наложниц с мужьями - все они были удачно и для пользы Империи пристроены замуж. Среди придворных дам были и те, кто порядком раздражал деятельную Императрицу. Особенно Нарамию бесили Соллес- последняя наложница и самая младшая незаконнорожденная дочь Сперансы - Соло. Норовом она пошла в свою мать-расчётливую, лживую и явно очень красивую в прошлом. Она была на выданье, окружена поклонниками, по большей части такими же пустоголовыми (на взгляд Нарамии), как сама, зато претендующими на родство с Императором в случае женитьбы на одной из его дочерей, хоть и незаконнорожденной.
   Эту самую Соло невозможно было привлечь к полезному делу и Нарамии это не нравилось. Она дочь своего отца и должна заботиться о благе подданных Империи. Соллес же Нарамия встречала довольно часто на приёмах и замечала, что та старается почаще вертеться перед глазами Императора. Вот и сейчас она стояла довольно близко от него, тихо беседующего с благородным кривоногим коротышкой, но отменным воякой, князем Книторо, который командовал Императорской гвардией, предоставив жене право развлекаться самой. С одной стороны это было вполне предсказуемо- Императрице было с кем потанцевать и перекинуться словами и приветствиями, а с другой....Нарамии совсем не нравились взгляды Сперансы, которыми она пожирала её мужа, хоть и безуспешно.
   - Все женщины, которые побывали в твоей постели, живут во дворце?- спросила она Императора уже после бала. Получила суровый взгляд в ответ и молчание.
   - Зар, я тебя спрашиваю,- требовательно и спокойно.
   - Я не отвечаю на такие вопросы никогда и никому,- стараясь сдержать недовольство и закинув руки под голову.
   - Не отвечай никогда и никому, а мне ответь,- нашёл, кому говорить "нет".
   - Милая, зачем тебе это знать?- вкрадчиво и с первым предупреждением.
   - Зар, я жду.
   - Любовь моя, то, что ты - моя жена не даёт тебе право что-либо требовать,- жёстче и предупреждая во второй раз. Совсем уже никого не боится!
   Зеленоглазая даже онемела на время и подумала было, что Зар шутит. Но никто не улыбался, более того, муж уставился хмурым взглядом в полог постели, тем самым давая понять, что разговор окончен.
   - Высели их из дворца, пусть живут в домах своих дочерей или выдай их замуж. Я понимаю, что здесь они на положении твоей личной собственности, но убери их с моих глаз,- это и её дом тоже, а потому терпеть здесь посторонних женщин, тем более соперниц, хоть и бывших, Нарамия не собиралась.
   - Не требуй невыполнимого. Так было всегда, и ты не можешь разрушать вековые устои,- это было его последнее слово.
   - Могу, и я это сделаю и позабочусь, чтобы они не потеряли в комфорте. Но здесь их не будет,- заявила решительно дочь Древних.
   - ТЫ этого не сделаешь. Только посмей,- он поднялся с постели и натянул штаны. Другая бы женщина попыталась подластиться и замолчать, но ни в коем случае не обострять разговор. Но рядом была не женщина, а настоящая чертовка, безумно любимая и столь же безумно избалованная и им самим в том числе.
   - Сделай сам.
   - Нарамия, дочь Древних, ты здесь гостья, и не забывай об этом,- это было сказано жёстко и безапелляционно. А звучало, как последнее предупреждение.
   - Шутишь?- это она гость!? Недоразвитая цивилизация смеет заявлять своим кураторам, что они здесь гости? Верх неблагодарности и самонадеянности! Нару понесло, и не было сейчас никого, кто бы посмел остановить её..... Кроме мужа.
   - Я тебе многое позволял, но пора и границы знать. Если ты только посмеешь нарушить мой запрет, я накажу тебя, - скоро он сам- Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана будет во дворце всего лишь мужем дочери Древних. Пора показать свою власть. Она здесь - его жена. Император был настроен настоять на своём и напомнить: кто есть кто в ЕГО Империи.
   Раздался удивлённо-ироничный смешок, глаза цвета изумруда впились в лицо, устроившегося в кресле мужчины, и она воскликнула возмущённо:
   - Как? Как ты меня накажешь? Свяжешь и запрёшь в чулане?
   Нарамия была потрясена самим положением вещей. Мало того, что ЕЙ угрожают наказанием, так ещё и ЗАСТАВЛЯЮТ жить здесь и видеть тех, кто побывал в его постели. Короткая перепалка, перешла в ссору, закончившуюся тем, что Нара на ночь перебралась в свои покои.
   Лучезар стоял и потрясённо смотрел, как ЕГО жена уходит по потайному ходу среди ночи в свою спальню! Это что такое было?
   Дочь Древних улеглась в холодную постель с твёрдым намерением завтра же во всём разобраться. Никто так не делает! У них это не принято! Пусть побудет пару-тройку дней в одиночестве и подумает, раз не слышит её. Самое лучшее при ссоре: разойтись по разным углам и поразмыслить.
   Утром она не спустилась на завтрак, и Императору было доложено, что Её Императорское Величество с утра улетели на драконе "проветриться".
   Лучезар совсем был не готов к такому ответу. Что значит: улетела "проветриться"? Почему? Как посмела? А в тёмный чулан на хлеб и воду не посадить ли тебя, голубушка? Суток на трое, чтобы знала... Мелькнувшая мысль как-то быстро и испуганно покинула мозг, как будто сама Зеленоглазая вышибла её оттуда сердитым пинком.
   Он занялся своими делами, выслушивал доклады, подписывал указы, принимал делегацию из Елавии- южного соседнего королевства, а сам весь кипел внутри. Подумать только,- хмурил он брови,- женщина, пусть и безмерно любимая, посмела такое устроить!
   Председательствуя на высшем суде, где разбирали затянувшийся спор между двумя знатными семьями, он одновременно должен был вникать в суть вопроса и продумывать действия, как вернуть беглянку. А как вернуть? Как? Она умчалась на своей "птичке" и где её искать? А если не искать? Пусть летит...
   - Ваше Императорское Величество, как Вы считаете, такое решение справедливо?
   А он ничего не считает. Молчит. Адвокаты обеих сторон опустили головы и приготовились к тому, что рассмотрение дела будет перенесено.
   - Суд переносит рассмотрение дела на неделю.
   Вернувшись в свои покои и отобедав в одиночестве, Лучезар встал перед окном, надеясь увидеть отблеск золота в лучах солнца, которого не было в небе и в помине.
   Нарамия вернулась к вечеру, отправленная назад, возмущённым её поведением Ромом, которому и говорить ничего не надо было. Как только он увидел Рауха в небе, сразу встревожился, нашёл её, взял за плечи, посмотрел в глаза, всё прочёл и развернул к площади.
   - Зови Рауха. Что за детский сад, Нара? Ты взрослая женщина и Императрица.
   - Я не собираюсь никуда лететь!- она вырвала руку и ушла в библиотеку. Просмотреть, почитать галактические новости, что на Земле делается. А то скоро совсем в аборигенку превратится, чернавку, забывшую: кто она и откуда. Да будь он хоть трижды Император! Всё равно мужчина. Да если бы Лео в своё время посмел учудить такое.....проявил бы к ней неуважение.... Представить - то такое невозможно!
   Ром смотрел вслед своей любимице и не сразу сообразил, что делать. Сейчас она была не ученицей, а женщиной, а потому обычная система отношений "Люблю, но спрашиваю" давала сбой. Ситуация, прямо скажем, нестандартная. Столкнулись лоб в лоб две нормы поведения разных цивилизаций, и каждая из них отстаивает свою точку зрения. Только мужчина- то Император и вообще впервые сталкивается с таким, прямо скажем, бабьим бунтом, которого в глаза не видывал и слыхом не слыхивал, что такое вообще возможно. А эта, взрослая женская особь капризничает, как школьница. Пришлось идти к её родителям. Лиза уговаривала, Ник сверлил дочь недовольным взглядом.
   - Нара, так не делается. Он Император, вообще-то. Ты от него ребёнка носишь. Подумай, как он выглядит в глазах своих подданных. Надо полететь, поговорить и помириться. Ты, в конце концов, из Древних, и должна быть примером.
   Нара дёрнула плечом. Нигде покоя нет! Подняла голову вверх. Крикнула:
   - Раух!- захочет, услышит и без турнука. А не захочет...у неё сегодня достаточно плохое настроение - хватит и на Императора, и на "птичку".
   Тот полетал ещё немного и приземлился рядом с разгневанной хозяйкой. Она забралась к нему на спину, и прошипела на ухо:
   - Ты это специально делаешь, золотце, чтобы меня позлить? Давай, лети во дворец, пошевеливайся.
   ***
   - Что это было?- спросил, ворвавшись в её покои Император?
   - Выйди,- сообщила ведьма,- я переодеваюсь.
   Властитель Половины Земель По Эту Строну Океана вообще остолбенел. Это ЕМУ говорят: "Выйди?" В ЕГО дворце?
   - Я сейчас позову стражу и запру тебя в башню,- зловещим приглушённым голосом, чтобы не услышала прислуга.
   - А я позову Рауха, и он разнесёт к дьяволу твою драгоценную Серую башню!- с насмешкой, тёмным блеском в глазах и тоже стараясь не шуметь.
   - Ты сумасшедшая? Соображаешь: ЧТО говоришь и КОМУ?- он повысил голос, чего никогда не позволял себе. НИКОГДА!- плевать на прислугу.
   - Я - Нарамия, и прошу это запомнить! Я тебе не одна из твоих наложниц, которых ты не знаешь ни по именам, ни в лицо, а про количество и спрашивать смешно. Это их ты можешь в башнях запирать и запугивать. Хоть на костре всех сожги, мне всё равно,- прошипела, подойдя к нему поближе и уперев руки в бока.
   - При чём здесь мои наложницы? И никого я на кострах сроду не сжигал.
   - Молодец,- похлопала его ладошкой по щеке, а у Императора от этого глаза из орбит вылезли:
   - Что всё это значит, можешь сказать? Немыслимо! Императрица исчезает из дворца на целый день и даже не говорит мужу: куда, зачем, на сколько. Мне прислуга сообщает, что госпожа с утра решила полетать на драконе! У вас что там, у Древних, так принято?
   - У нас принято, что муж уважает жену, любит её, холит и уж тем более не запугивает. Это возмутительно и неприемлемо! Я к этому не привыкла!
   - А я привык быть хозяином в своём дворце и в своей Империи, поэтому требовать ОТ МЕНЯ отчёт в МОИХ делах - непростительная вольность, даже для тебя, моя радость!
   - Привыкай,- пожала плечами и хлопнула в ладоши,- эй, кто там есть. Ванну мне и чистую одежду.
   В покои влетели девушки с опущенными в пол глазами, испуганно присели, приветствуя Императора, и засуетились вокруг Императрицы.
   После ужина, прошедшего в молчании, они разошлись каждый в свои покои. Нарамия, умаявшись за долгий день перелётами, разборками с мужем, с родителями, с Наставником и Раухом, уснула сладким сном младенца.
   Император, взбешённый таким положением дел, не мог сомкнуть глаз и чувствовал, что сам потихоньку сходит с ума. Поведение строптивой жены настолько выходила за грани его понимания и привычных устоев жизни, что он искал выход и не мог его найти. Он мужчина и Император, она его женщина - и этим всё сказано.
   От происходящего сейчас его мозги плавились и не в состоянии были что-либо уразуметь. Единственное, что приходило в голову....
   Нара проснулась оттого, что чьи-то сильные руки поднимают её, несут по потайному коридору и укладывают в знакомую постель. Она слышит облегчённый вздох, чувствует горячее объятие, жаркий поцелуй и шёпот:
   - Здесь твоё место, не смей от меня сбегать.
   Глава 5
   Дворец в очередной раз бурлил, Император светился радостью: наконец-то! Императрица же была, как обычно деятельна, совершенно игнорировала советы лекарей, придерживаясь исключительно рекомендаций докторов Древних. Империя ждала наследника. На Нарамию снова смотрели с восторгом, на её "птичку" тоже. Только на драконе она сейчас была способна передвигаться безопасно. Ждали наследника, и Император сделал то, что потребовала жена: все бывшие наложницы, ещё оставшиеся во дворце, были удалены из него. Теперь можно, даже нужно было идти навстречу любимой женщине: никаких отрицательных эмоций для матери будущего Императора.
   Тревога поселилась в глазах военных, тайной службы и самого Императора. О причинах этой тревоги Лучезарный не говорил, вполне справедливо догадываясь, что дочь Древних в курсе.
   - Тебе придётся улететь на время в колонию, любовь моя.
   - Последний месяц я и так буду там, Ром настаивает, Лючия тем более.
   Весна наступила враз. Яркое солнце осветило белые стены, обмытые зимними дождями; в городе и на склонах гор зацвели деревья; парки, разбитые по настоянию неугомонной Нарамии на всех пустырях, покрылись первой зеленью и радовали глаз пёстрым ковром и ароматами. В городе чувствовалось обновление. За какие-то полгода Императрица приобрела друзей и единомышленников. Тесор и Грация воспылали к мачехе самыми добрыми чувствами, чем заслужили искреннюю благодарность венценосного отца и стали ей первыми помощницами в делах.
   - В приюте уже поселились первые женщины, Ваше Императорское Величество.
   Речь шла о небольшом поселении для одиноких женщин с детьми.
   - Вы только подумайте,- убеждала помощников Нарамия,- как всё может быть хорошо. Вдовы; женщины, обманутые мужчинами и просто несчастные, подвергавшиеся до этого насилию в семьях, смогут жить спокойно. Они сами будут ухаживать за своими детьми, трудиться, их дети будут учиться и жить спокойно. Из них вырастут впоследствии настоящие граждане. Мы построим каменную стену вокруг этих домов, и никто не посмеет их обидеть и не попадёт на эту территорию. Давайте дадим несчастным возможность жить спокойно. Вышивальщицы, ткачихи, швеи придут к этим женщинам и научат их всему, что знают сами и увидите: их ковры, кружева и вышивки ещё будут покупать за большие деньги купцы. Воодушевлённые нарисованной перспективой, Тесор и Грация, включились в работу, организовали комитет и дело пошло. Его так и назвали "Комитет".
   Императрица окружила себя родственниками, деятельными людьми из всех слоёв общества, подружилась с художниками, архитекторами, музыкантами. И всё закрутилось вокруг неё.
   - Дорогой, нам нужны школы. Не церковноприходские, а школы для тех, кто будет дальше учить уже учителей.
   - Зачем?
   - Зар, если у тебя не будет грамотных людей - мы не сможем передавать людям необходимые знания, которые вам уже пора получать.
   Занятия со Штоком пришлось прекратить после запрета Императора и категоричного "нет" мастера, что не мешало ему, по приказу Императора, быть почти постоянно при ней, если дочь Древних выезжала в карете из дворца.
   Лучезар стал частым гостем в колонии, он запирался с Кристианом и Борисом в библиотеке - о чём шла речь, не знал никто, но Император с горящими глазами возвращался на Раухе в Белый город и начинал отдавать указания по подготовке крепости к защите столицы. Он был везде: в порту, в армейских казармах, в потайных пещерах - складах, где хранились запасы продовольствия на случай войны; проверял источники воды, пропадал в кузницах, на верфях, постоянно созывал военные советы.
   Появилась необходимость в личном "транспорте" для Лучезарного. Ром и Нарамия "поговорили" с Раухом и смотрителями драконов. Решили провести эксперимент, рисковали, но затея того стоила. Раух, прищурив красный глаз, стоял рядом с серым молодым драконом, который был его родственником, на площади в ожидании Императора. Все предварительные процедуры уже были проведены, и Серый косил то на человека, то на Рауха. Его решили оседлать. Почему никому раньше не пришло такое в голову- никто не знал. Не было необходимости. В средствах передвижения недостатка не наблюдалось, кроме того, у части кураторов под рукой после лабораторных экспериментов были ручные драконы. "Сращивать сознания" традиционным способом в таком возрасте человека и дракона было уже поздно, но летать-то на Сером было можно. И ему влили кровь Императора.
   Раух следил насторожённо за приятелем и, казалось, что о чём-то предупреждал. Все замерли. Лучезарный подошёл решительной походкой и остановился перед опустившим морду драконом. Раух рыкнул. Император, слегка побледнев, протянул ладонь в сторону зубастой пасти. Раух ещё раз рыкнул, и Серый ткнулся влажным прохладным носом в горячую протянутую ладонь. Всех отпустило. Кто-то даже заопладировал. Всё шло хорошо. Даже Раух победно поднял голову и гордо посмотрел на людей, ожидая похвалы.
   Теперь у Императора тоже был ручной дракон. Почти.
   - Раух, ты моё золотце,- гладила его по шее Нарамия, а тот даже протянул ей навстречу морду для поцелуя. А потом прижался мордой к её животу. Кто-то рассмеялся.
   Смотреть на эти нежности без улыбки было невозможно, и оставалось только дивиться: как летающая ящерица может так всё понимать.
   Империя жила в ожидании войны. Уже никто не скрывал, что зимнегорцы вышли из своей гавани, и их флот движется в сторону столицы Империи в надежде, что по размытым после зимы дорогам свежие силы обороняющимся будет перебрасывать сложнее. Не учёл король только одного - помощи Древних, их советов, и решимости народа отстоять Белый город и Империю.
   Теперь на пустырях часто звучал звон мечей - мечники обучали ополчение. Даже подросткам разрешили участвовать в обороне города: старшие мальчишки стреляли по выставленным в долине целям из луков, девочек обучали ухаживать за ранеными. Дети помладше участвовали в общей подготовке: собирали травы, сушили, растирали и смешивали их под чутким руководством наставников, готовили бинты - Нарамия уговорила монахинь, монахов и лекарей научить детей азам. Сама же она выпросила у своих докторов некоторые наиболее сложные составы и передала их в руки Мидро- настоятельнице самого большого женского монастыря.
   Приближался день, когда Зеленоглазая должна будет улететь в колонию, а она всё оттягивала этот срок, убеждая Императора.
   - Зар, любимый, Раух здесь, враги ещё далеко, и мне ничего не грозит. А сколько надо ещё сделать! А потом я отправлю свою птичку сюда, тебе на помощь. Думаю, что он справится с небольшой армией своих сородичей, и будет им прекрасным предводителем. Серый рядом.
   ***
   Даже воздух наполнялся зловещим ожиданием. Люди уже были готовы принять бой, и будь, что будет, только бы прекратить эту тяжкую неизвестность. Командиры охолаживали пыл самых нетерпеливых и подбадривали слабых.
   - Хорошо, что Императрицу отправили из города,- Лингу с братом стояли на стене. Тёмная ночь накрыла город и сигнальные факелы Западных вершин должны были сообщить о приближении флота зимнегорцев.
   - Скорей бы, войско "перегорит", потом трудней будет поднять,- Корраги не боялся. Сейчас отчего - то всем было легче.
   - Надо ждать высадки. Император приготовил ловушки, они увязнут.
   - Горящие рвы?
   - И не только. Ты же был на Совете. Хорошо, что Древние с нами. Император летал к ним сегодня на Сером. Генерал Тенаке с ним потом долго беседовал.
   - Золотой и Серый потом весь вечер кружили над городом вместе со стаей и на запад несколько драконов отправилось. Как думаешь, Императрица понимает язык своего приятеля?
   - Кто его знает... Смотри... Сигнал...
   Вспыхнули факелы на башнях дальней крепости, забегали командиры, но приказа воинам подниматься на стены ещё не было - берегли последние часы отдыха. Вражеские корабли прибудут в их гавань с приливом.
   ***
   - Нара, успокойся. Ты ничем не можешь там помочь,- мать пыталась успокоить бродящую из угла в угол роженицу.
   - Наши ведь приглядывают?
   - Да, и шторм два дня назад разметал корабли зимнегорцев. Сухопутный отряд, шедший в обход через ближнее ущелье, встретили камнепадом.
   - Врагов слишком много.
   - Дорогая, это их история, их город, их герои, их судьбы. Там крепость и фортификационные сооружения береговой линии, построенные ещё во времена Ладены по нашим чертежам, и выстоявшие не одну войну. Неужели тебе нужно напоминать, что каждая цивилизация идёт свой путь сама, каждая душа живёт в вечности и не нам менять законы Творца. За Заром присмотрят.
   - Началось,- Нарамия положила руки на живот и замерла.
   А дальше от Зеленоглазой уже ничего не зависело.
   Уже столетия женщины могли выбирать способ воспроизведения потомства. Некоторые из них отказывались ограничивать себя во время беременности, и младенцы созревали в специальных сферах, в которых условия были максимально приближены к естественным (это не приветствовалось в обществе, но и не осуждалось открыто). Многие землянки в процессе эволюции потеряли способность от начала и до конца вынашивать и воспроизводить потомство и только вынашивали (таких было большинство), и только единицам удавалось всё сделать правильно от начала и до конца (и это было очень почётно).
   На рассвете появился его Высочество Александр.
   Нарамия спала, когда рядом появился Ром и отец. Венценосного младенца - надежду Империи укачивала на руках бабушка, выплёскивая на него любовь и сожалея, что не увидит, как мальчик вырастет и станет правителем. Было очень грустно. И зачем она поддержала идею Рома познакомить дочь с Императором? Не без сомнений...ДОЛГ. Их женщины сейчас очень редко имели детей. За всё надо платить. И развитая цивилизация, добившись значительного собственного долголетия платила за эту роскошь, сбоем в цикле воспроизводства человека естественным путём. Женщины, живущие по 150-200 лет, часто имели только 2-3 детей. У Нары это был первый ребёнок.
   Глава 6
   - Что там, мама?
   - Отец там, Вер и Ром. Они кружат над боем на своих драконах и держат всё под контролем. Крепость стоит. Ловушки встретили зимнегорцев, теперь всё зависит от защитников. Раух там и Серый - они присматривает за Императором. Не волнуйся, милая.
   Отец и Ром появились под утро, широкая улыбка осветила лица при виде мальчишки. Вер пришёл следом.
   - Лючия говорит, что у нашего принца кровь Древних.
   - Папа,- Нарамия была полна нетерпения,- что там?
   - Шторм там сейчас, и корабли, не зашедшие в гавань, разметало по морю. Ливень и ветер очень мешают зимнегорцам. А люди в крепости имеют возможность отдохнуть в тепле и сухости. Лучезар полон сил и энтузиазма, а весть о рождении наследника всем показалась хорошим знаком. Раух твой отличился, никто не ждал от него таких организаторских талантов и камни с неба, летящие на корабли и нападающих, здорово проредили ряды зимнегорцев.
   - Шторм- это дело наших рук?
   - Не без того.
   - Богини вас за это не накажут?
   - Мы не участвуем напрямую в битве, а силы изначально количественно были не равны. И откуда только Импур набрал такую прорву наёмников?
   - Много убитых?- сердце сжалось. Нарамия уже воспринимала Белый город, как свой. Это и её люди тоже. Осознание наполнило её всю странной тоской и желанием помочь хоть чем-нибудь. Как там Шток, сыновья Зара, генерал Танаке со своими гвардейцами, Меритан и его люди, монахини, горожане, безусые мальчишки....?
   - Это война, Нара. Но у них всё было готово и уход за ранеными обеспечен очень хороший. Там дочери Императора принимают самое активное участие. Комитет этот ваш активизировался.
   - Как ты думаешь, сколько времени может продолжаться осада?
   - У зимнегорцев очень ослаблены тылы, потеряно много кораблей, а значит продовольствия, оружия, людей. Считай, большинство сейчас под проливным дождём. Тоже люди. Это война: жестокая, никчёмная, большинство из нападавших не вернётся домой.
   - Это страшно, Ром. Я читала про древние войны и про страдания людей, но это казалось тогда таким далёким, а сейчас...
   В который раз тенью набежала грусть от скорого расставания с родителями и с Наставником. Она уже всё решила для себя. Семья её там, где муж и сын. Всё пошло не так, как она планировала, и Земля долго ещё будет для неё несбыточной мечтой. Если только, ...если только Ром ни позволит ей слетать туда хотя бы ненадолго.
   - Я останусь с тобой,- Наставник поцеловал её в лоб,- я всё решил. Ник и Лиза ненадолго улетят отсюда, а потом вернутся. Мы не оставим тебя. И к тому же,- улыбнулся Ром,- кто будет воспитывать нашего принца? - он погладил её по голове,- ну что ты девочка? Не плачь. Здесь ещё очень долго будет наша колония, живые Богини устраивают ещё один портал и передают тебе привет. Ты наша надежда сейчас и никто тебя не оставит без поддержки.
   Ром всё сказал, умолчал только об одном. В городе были пойманы предатели, которые пытались открыть ворота, но были схвачены, как и люди, странным образом попавшие во дворец, воспользовавшись тем, что почти вся охрана была на стене. Их тоже задержали и допросили. Целью лазутчиков во дворце была Императрица. Похитить или убить. Как они попали за стены - ещё предстояло выяснить, но опасность для Нарамии была вполне очевидной, и Ром предполагал, что за зимнегогорцами стоит другая, более древняя сила и именно поэтому живые Богини сейчас уделяют их колонии такое внимание.
   Глава 7
   Победа в городе отмечалась шумно, пленных зимнегорцев заперли в старой крепости, стоявшей в стороне от Белого города и служившей раньше для защиты входа в гавань. Теперь эта древняя цитадель использовалась в качестве большой тюрьмы, но и на неё у Города были уже свои планы по переустройству, именно для этой цели и хотели использовать пленных.
   Наследника престола толпа приветствовали восторженными криками, даже Раух, проникнувшись важностью момента, кружил в небе, оглушая пространство своим громким голосом.
   Стоя на парадном балконе, Император поднял сына на руках высоко над головой, а толпа кричала:
   - Слава Императору! Слава Империи! Победа!
   - Вот так вот,- думала Нарамия,- а я здесь всего лишь мать и жена. Ох, не скоро ёще эта цивилизация поймёт, что настоящее творящее начало женского рода.
   - Александру не нужна кормилица,- заявила Императрица, когда к ней для знакомства привели с десяток молодых женщин.
   - Дорогая, ты ведь не собираешься кормить ребёнка сама?- Венценосный был поражён абсурдом происходящего.
   - Ребёнок мой? Мой! И ты хочешь, чтобы его кормили чужие женщины? Зар, моя "золотая пара" присутствует везде, в том числе, в молоке. Лючия с ума сойдёт, если узнает, что Алекса кормят неизвестно чем.
   Снова по Дворцу поползли слухи:
   - Императрица САМА кормит ребёнка, как простолюдинка.
   О том, что мать принца-дочь Древних на время снова было забыто.
   Венценосный сначала дивился, а потом привык: причудой больше, причудой меньше - какая разница? Если он терпит, то и остальные притерпятся. А Нарамия в это время сама устанавливала правила и следовала им, тем более, что ребёнку от этого было только лучше. Хватало нянек и без кормилиц, окруживших младенца. Нарамия сцепила зубы, но признавала, что ,пожалуй, одна-две из них в детской пусть всегда присутствует, остальные - вон. А то она сама чувствует себя в спаленке сына лишней.
   - Милый, десять нянек - это перебор.
   - Он принц.
   Между ними, наконец, установились обычные (с точки зрения Нары) семейные отношения. Лучезарный же стоически переносил нововведения жены. Раньше своих детей, пока они росли, он видел, изредка появляясь в детской, а о том, что колыбель может стоять в его покоях, он даже не помышлял.
   - Любовь моя, пусть он спит в детской.
   - Мне там неудобно.
   - Ты будешь спать со мной.
   - Зар, у матери и ребёнка до года общее астральное тело. Как он будет без меня? Если тебе мешает высочество - мы переедем в мои покои.
   О том, чтобы спать одному, после того, как у него появилась Нара, и речи быть не могло. И теперь Венценосный порой просыпался от ощущения маленького тельца, лежащего между ними.
   - Алексу так спокойнее, бормотала с закрытыми глазами Нарамия, похлопывая хныкающее Высочество по попке, успокаивая его среди ночи.
   - Любовь моя, ты перевернула с ног на голову весь дворец.
   - Знаю, спи, милый.
   Глава 8
   - Ваше Императорское Величество, Вы хотели меня видеть?- Юрер стоял в кабинете Нарамии навытяжку.
   - Отомрите и расскажите- ка мне о ваших людях. Это же чистые прохвосты,- Нарамия для того, чтобы "быть в курсе всего происходящего" придумала бродить по улицам, а особенно по рынкам, инкогнито, одетая, как простая горожанка, в сопровождении Штока. Каково же было её удивление, когда она заметила, что следом всегда увязывается несколько человек Юрера (это Шток её просветил). А уж четверо рослых мужчин в одежде простолюдинов неизменно привлекали взгляды горожан. Люди начинали шушукаться, торговцы убирать товар сомнительного происхождения, а рыночная площадь начинала странно пустеть.
   - Это приказ Императора.
   Передвигаться в толпе в полной маскировке не получалась - обязательно кто-то наступит на плащ или толкнёт и потом долго оглядывается не в силах понять: а что это было. Именно поэтому пришлось переодеваться. Сначала Император уговаривал, потом гневался, потом пригрозил ей поркой, раз нельзя посадить в Серую башню. Разумеется, все уговоры были проигнорированы, гневные тирады пропущены мимо ушей, а угрозы восприняты, как вызов.
   - Зар, что случилось? Я пленница в твоём дворце? Почему мне нельзя получить информацию из первых рук?
   Лучезарный быстро привык, что жена здесь и никуда не денется. Заботы о благе Империи снова были у него на первом месте, а самовольство Нарамии ему мешало до чрезвычайности. Одно дело мириться с "шалостями" и норовистостью существа высшего, почти богини, которая появилась в его жизни и исчезнет, и совершенно другое дело жена, мать его ребёнка и Императрица. В Государстве должен быть один Правитель, а в спальне один господин. Когда требование было озвучено впервые, Нарамия подошла к мужу, заглянула заботливо в глаза и, приложив ладонь к его лбу, спросила с тревогой:
   - У тебя температура?
   Бедняга даже застонал от бессилия. Как ему могло прийти в голову, что брак с этой ведьмой - это самое чудесное, что только могло случиться в его жизни?
   - Люди от зимнегорцев постоянно приезжают в столицу под предлогом выкупа пленных, тайная полиция сбилась с ног, отслеживая передвижения шпионов по городу. И что делаешь ты?
   Нарамия поджала губы, изображая лёгкую степень раскаяния.
   - Я одеваю маскировку на лицо и одежду горожанки. Со мной Шток, который один стоит десятка. С чего этот шум?
   - Забыла, как тебя откачивали после удара магов?
   - Тогда я была на виду, а этих гадов четверо.
   - Я требую, чтобы ты не выходила без охраны из дворца, я тебя прошу о благоразумии и элементарной осторожности.
   В глазах Императора даже мелькнул растерянный страх, а это уже было серьёзно, потому что раз муж так обеспокоился, значит, она подошла к той черте, за которой будет жалоба Рому, а тот церемониться с ней уж точно не станет. Наставник - это не Император, не отец и даже не Вер. У Рома для неё были свои способы укорота, о которых лучше не вспоминать, и не подчиниться его распоряжениям Нара не могла. Это было в крови, в таких глубинах подсознания, что порой сами собой приходили мысли о тайном генетическом эксперименте, в котором в ней кровь двух отцов, а Ром уж точно не на вторых ролях. Он воспитывал её с малолетства, развивал все её способности, был вторым отцом, защищал, оберегал и рисковал ради неё здоровьем. Нарамии до сих пор было стыдно за некоторые свои юношеские проделки.
   На Сулунгии самыми "древними" (если можно было так выразиться) считались Чёрные горы. Они были далеко, исследованы весьма поверхностно землянами по причине большой удалённости от колонии и изобилию пещер, порой уходящих в глубину планеты на сотни метров. Этими пещерами одно время занимались орионцы, пытаясь создать оттуда порталы на Марс, но потом по необъяснимым для землян причинам, работа с пещерами была приостановлена, а информация, полученная в результате исследования, была передана в органы контроля созвездия Лебедя, выполняющими функцию высшего Закона галактики.
   Нарамии тогда едва исполнилось 20 лет. Она осваивала небо Сулунгии, облетая на своём Раухе всё в пределах досягаемости своей "птички". В Чёрных горах находилось красное озеро с цветами умопомрачительной красоты, растущими по берегам. Наставник предупреждал, отец рассказывал, их трёхмерные изображения она сама несколько раз извлекала из памяти "библиотеки", но азарт исследователя взял своё. Чуть-чуть, одним глазком, - это было то самое оправдание, которое едва не довело до беды. Хорошо, что Раух, почуяв неладное, улетел за подмогой. А вот что было бы, если бы она умотала на "Малыше", который хоть и умненькая машинка, но у него "мозг" робота, а не живого существа?
   Когда Ром уже поздним вечером оказался на злополучном берегу, он с трудом и с помощью Рауха нашёл уснувшую наркотическим сном воспитанницу, с подбирающейся в горлу жгучей ползучей лианой. Глубокие шрамы от ожогов на руках Наставника, полученные при освобождении непутёвой ученицы из ядовитого плена долго были немым укором Нарамии.
   Но тревожнее было то, что сейчас она успела "прочесть" в мыслях мужа. Это "нечто", мелькнувшее мрачной тенью и не успевшее вовремя спрятаться от неё, было странным и таинственным. Муж знал то, чего не знала она! Более того, это был заговор против неё! Ну... не против, однако, всё то, что касалось её самою и скрывалось, Нарамия воспринимала очень болезненно.
   - Милый,- она обвила руками шею Императора, ткнулась бархатными губами ему в губы, подразнила язычком и медовым голосом произнесла:
   - Я что-то не знаю?
   Надо отдать должное выдержке и самообладанию Венценосного. Сопротивляться чарам прекрасной женщины, которую он любил до безумия, было тем ещё испытанием, но он выдержал, решительно сняв руки жены со своей шеи, и убрал всякое выражение из бездонных глаз.
   - О чём ты? Что может быть такого в моей голове, чего ТЫ можешь не знать, любовь моя? Твоя, хм...дотошность, перешурудит всё и везде, если почувствует неизведанное и интересное.
   - Это неправда. Я никогда не лезу туда, где вход воспрещён,- она даже обиделась. В чём её обвиняют?
   Нарамия совершила ещё один манёвр, направленный на то, чтобы вытянуть из мужчины необходимые сведения. И ничего в этом не было удивительного. Женщины тысячелетиями вырабатывали в себе способность исподволь управлять мужчинами. Работы было ещё непочатый край, хватит ещё на столько же тысячелетий, потому что мужчины тоже приспосабливались, как могли, и успешно учились. Император в таких играх никогда не был проигравшим, более того, любой поединок до появления Нарамии заканчивался на первых же секундах схватки его безоговорочной победой. Теперь перед ним жизнь ставила более сложные задачи: обуздать богиню, и он сделал ещё одну попытку оторвать от себя ласковые руки, отвернуть голову от зовущих губ и спрятать мысли. Это было трудно, очень трудно.
   Нарамия упёрла кулачки в бока.
   - Ты меня не любишь? Не хочешь меня? У тебя кто-то есть?
   Посочувствуем бедному мужчине. Как можно не хотеть ЕЁ?...
   - У меня совет,- сознание возвращалось на своё законное место, Зар наконец-то мог трезво мыслить, его поглаживания тёплого тела жены уже не носили характер безумного урагана юнца впервые почувствовавшего женщину. Бдительность перекрыла все щели, через которые жена могла проникнуть в святая святых, куда вход был воспрещён даже ей.
   - Подождут, ты Император и занят со своей женой. У нас важные дела,- она потёрлась щекой о его плечо.
   - Там тоже не менее важные дела, любовь моя,- он поднялся и начал облачаться в одежды, которые были в беспорядке сброшены в неконтролируемом желании. Руками жены они были вырваны и отброшены в сторону:
   - Переоденься в свежее, я буду у себя,- ворох хлопка и шёлка оказался в её руках, и Нарамия отправилась к потайной двери, которой она продолжала пользоваться, в свои покои. Не идти же голой по смежным коридорам, где дежурят гвардейцы.
   ***
   Стоя на балконе и вглядываясь в ставшие знакомыми вершины, она пришла к выводу, что ничего не узнала. С одной стороны можно было порадоваться выдержке мужа и умению спрятаться даже от неё самой, с другой стороны решение выяснить то, что от неё скрывают, стало самым насущным делом.
   Раух ждал её на специальной устроенной для него и для Серого площадке за дворцом. Никто уже не удивлялся золотым крыльям - это было привычным и почти скучным, если только летающая тварь не развлекалась бреющими полётами над территорией дворца. То, что вытворяло средство передвижения Императрицы за стенами города, никого вообще не интересовало. Летает и летает. Сообщив начальнику охраны, что она "полетает и вернётся" Императрица взмыла вверх и устремилась на восток.
   Маленький Александр, гуляющий в саду в сопровождении нянек и охраны, показал пальчиком в небо:
   - Мама,- и тут же переключил внимание на Рома, силуэт которого увидел ещё издали. Наставник широким шагом направлялся к ним с Немоном (нянек у мальчишки отобрали в три года и приставили к нему молодого слугу). Его Высочество кинулся навстречу с громкими восторженными криками и был подброшен вверх знакомыми руками, а потом поставлен на землю.
   - За мной,- мягкая команда была произнесена весёлым голосом и Ром , теперь уже не спеша, чтобы мальчишка успевал за ним, последовал к конюшням.
   Немон проводил экзотическую парочку задумчивым взглядом, потому что его Высочество подчинялся лично ему самому нехотя и часто после долгих уговоров. Особые флюиды, исходящие от Древнего, чувствовали все окружающие, и даже Император в присутствии Рома терял немного своё величественное сияние.
   Мальчишка в свои почти четыре года был необычайно рослый, самостоятельный и развитый. Его чему только не учили! Александр уже сидел в седле взрослой лошади, учился читать, писать и считать, брал в руки пока ещё деревянный меч, обладал феноменальной памятью и знал всех, кто бывал во дворце, по именам. Убегал порой от Немона, и тогда его искали по всему дворцу, поднимая на ноги даже охрану. Найти могли в конюшнях, в отцовских покоях, пока тот был на каком-нибудь совете, в парке, купающимся в холодном пруду, а один раз мальчишку принёс Раух, бережно удерживая его в лапах. Тогда сам Император долго говорил с ним, и приближённые слышали даже детский рёв (!) и повышенный тон Императрицы.
   ***
   Всё, что произошло пять лет назад, теперь казалось далёким и вполне естественным. Империя жила дальше, торговала, богатела, строилась. Белый город рос вглубь материка, вгрызаясь в горные хребты. Нововведения Императрицы начали приносить свои плоды, и народ немного притерпелся к её чудачествам. Что с неё взять? Древние не понятны простым смертным. В столице появились не только школы, но и детские ясли-сады, больницы для бедных. Кое-кому пришлось раскошелиться, кое-кто угодил в Серую башню. Император занимался своими делами, успевал повсюду: сам следил за постройкой кораблей на верфях, встречал послов, приглядывал за армией, за многочисленными крепостями своей Империи, надолго покидая Белый город, принимал наместников своих земель, сам спрашивал за непорядок. Всё шло своим чередом, только приближённые замечали, что ушла строгость из его глаз, стала часто появляться улыбка на губах, он стал выглядеть моложе и казался счастливым.
   Наследник снял часть тревоги за будущее государство с душ подданных, а Императрица вызывала порой чувство удивления-непонимания-обожания. Очень красива. Так ведь из Древних. Вольно обращается с Императором? Так сама богиня. Летает на хвостатом ящере? Так чего с неё взять опять же? Эта крылатая бестия помогла в войну вместе с сородичами, так что ... пусть летает.
   После последней победы над зимнегорцами Император стал ещё больше популярен в народе, и кое-кто заговорил, что пора бы Императрице ещё одарить подданных потомством.
   - Она, хочь и из Древних, но ить всё равно баба - неча порожней-то ходить,- такие высказывания были редкими, но уже слышались за пустой болтовнёй.
   ***
   Нарамия оказавшись в колонии, сразу прошла к отцу.
   - Папа, что вы от меня скрываете?
   - Кто "вы"?
   - Ты, Ром, Зар, Вер.
   - Спроси у Рома.
   - Я спрашиваю у тебя. Лучше расскажи, потому что иначе я буду сама искать концы, это займёт дополнительное время, но результат может быть сомнительным, а моя реакция непредсказуемой.
   - На тебя открыта охота,- голос отца был нейтральный, только глаза выдавали необычайную тревогу, заботу и любовь.
   - Зачем? Кому я понадобилась? Импуру? Это смешно, папа.
   - Если бы Импуру, тогда всё было бы проще простого. Нам бы даже не пришлось напрягаться, всё сделали бы люди Императора, а мы бы закрыли на это глаза. Чуть больше денег, чуть больше времени, но Зар бы на это пошёл, не моргнув глазом. Тут дело в другом. Твоя кровь. У тебя очень ценная кровь.
   - Я знаю, но я не ценней, чем у двух десятков таких же, как я, кто участвует в эксперименте. Отличаюсь тем, что женщина и мать.
   - Ты не всё знаешь.
   - Ром тоже мой родитель? Что вы там накрутили? Генетики бесстыжие. И почему я не родилась в семье обычных звездолётчиков?
   - Милая, мы пошли на это с определённой целью, и это было оправдано. Более того, сами Богини одобрили это.
   - Папа, не томи.
   - История будет длинная и лучше, если тебе всё расскажет Ром. Именно ему Богини поведали всё без прикрас. А уж если они обеспокоились твоей безопасностью, то дело серьёзное.
   Нарамия поймала Рома при следующем его появлении во дворце.
   Рассказ Рома.
   " Собственно ничего нового не произошло. Законы пытались обойти всегда , за порядком всегда следили и нарушители всегда наказывались. Но, как тебе известно, даже в нашей галактике полно погибающих цивилизаций, которые готовы на всё, лишь бы сохранить "себя", покинуть загубленную неправильными действиями собственную планету и переселиться на другую. Рекомендаций Золотого кольца они не слышат, считают, что у них свой путь. Так и здесь. Орионцы не зря заблокировали все пространственно-временные порталы, устроенные цивилизацией Холоднокровных. Их план прост: освободить Сулунгию от человечества и заселить её самим. Использовать то, что создано другими, оправдывая это необходимостью выживания. Мы это проходили на Земле. Здесь всё почти повторяется. Их генетики тоже не спят и раз нельзя добиться цели прямым истреблением людей, решили смешать кровь, чтобы впоследствии их ДНК оказалась доминирующей. И через несколько поколений переселяйся - никто и слова не скажет, потому что не заметят особой разницы между аборигенами и пришельцами.
   Твои родители...очень много вложили в тебя. Опуская все подробности, мы рассчитывали на одно, а получили немного другое. Твоя ДНК особенная, и ты даже не знаешь всех своих способностей, которые присутствуют в латентном состоянии, а я не знаю, как их развить. Ты, в принципе, должна левитировать, проходить порталы, как Богини, быть устойчивой почти ко всем известным вирусам, а уж про телепатию я не говорю. Но... милая, мы не знаем: с чего начать. Богини чего то ждут. Думаешь, почему тебе был открыт доступ в Башне перехода? Почему Император не смог туда попасть? Да и никто не попадёт. Твоему отцу было дозволено показать тебе тот путь, и только с тобой он его прошёл.
   Зимнегорцам кто-то сообщил о тебе. Идёт охота. Мы почти уверены, что за ними стоят Холоднокровные.
   -Но что они смогут сделать с моей кровью?
   Ром даже покачал головой.
   - И это спрашиваешь ты, которая выросла в семье генетиков? Сама специалист не из последних.
   - Я имею в виду, что не дамся живой в руки. Ты же знаешь, полно способов остановить дыхание или сердцебиение. Зачем им мёртвая кровь?
   -Значит, нужна.
   - Яд? Отравиться можно, и я это сделаю без колебаний, если почувствую жуткую перспективу стать подопытным кроликом.
   - Они этого не допустят.
   Глава 9
   - Что?- Зар одномоментно открыл глаза.
   - Там кто-то есть,- пока Нарамия тянулась за халатом, Император был уже на ногах и бесшумным силуэтом устремился к открытым дверям балкона. Раух, лежащий внизу, поднял голову, сверкнул красным глазом.
   - Не там,- прошептала жена и устремилась к потайным дверям.
   Мгновение и в её руках оказался сын. Он сопел.
   - Няня спит, а какой-то дядя подошёл к моей кровати. Я убежал и пришёл к вам,- шептал умный мальчик матери на ухо.
   Шаги Венценосного были абсолютно неслышными, он успел натянуть только штаны, схватить меч и устремился в темноту, из которой только что возник сын.
   - Лежи здесь тихо-тихо. Спрячься в случае чего так, как ты умеешь,- поцелуй в детский лоб, и Нарамия исчезла в потайном коридоре следом за мужем.
   - Стража!
   Короткий бой закончился падением тяжёлого тела на пол. Помощь жены не потребовалась, а стража влетела в покои Наследника почти одновременно с Императрицей. Неизвестный лежал лицом в пол, а Император связывал за его спиной руки шнуром, сдёрнутым с полога, сверкая бешеными глазами.
   ***
   - Как такое могло произойти?- Юрер, багровый от злости, распекал охрану. -Три трупа за ночь!
   Объяснений не было. Дознание с пристрастием ничего не дало. В кабинет князя зашёл Император в сопровождении Нарамии.
   - Где он?- Императрица воззрилась на офицера охраны.
   В подвале Серой башни было ровно так, как и бывает обычно в таких местах: сыро, душно, сумрачно. Императрица поморщилась.
   - Почему не позвали сразу меня? Зачем эти жуткие пытки? Что за варварство?
   Допрашиваемого сняли с дыбы.
   - Лекаря!- палач вытаращил глаза на Императрицу после этого требования.
   Повторять не пришлось, достаточно было строгого взгляда Императора.
   - Его оставили в темнице. Минимальная помощь оказана. Ты его "прочла"?
   - До Александра добраться проще, чем до меня. Этот человек не простой убийца, его долго готовили, и у него есть сообщники. Я пробралась в его сознание только потому, что он был измучен физически. Ничего до конца не ясно. Нужна я или Наследник. Дальше всё обрывается. Убийца знает только пославшего его. Наследника следовало оглушить и вынести из дворца.
   - Так просто?- хмурый взгляд и недоверчивый голос.
   - Где-то во дворце есть портал и его надо найти. Убийца воспользовался порталом,- это было произнесено упавшим голосом.
   - Так пытки были не напрасны?- ни малейшего сострадания к узнику Император не испытывал,- зимнегорцы?
   На следующую неделю во дворце поселились Ром и Вер. Нарамию вместе с Наследником на это время отправили в Патрию.
   Вся обслуга со страхом косилась на Древних. Маггио совсем озверел, смотрел на подчинённых волком, считал себя виноватым, хоть и неизвестно в чём. Все, кто работал во дворце, предпочитали быть немыми и сливаться со стенами при его появлении. А уж их расторопности и трудолюбию дивился сам дворецкий.
   Вер с Ромом прогуливались, как ни в чём не бывало по парку, трапезничали вместе с Императором, задавали пустые вопросы окружающим, но глаза Древних видели всё. За ту неделю вся обслуга и вся охрана были "прослушены". Враги были не найдены. Три трупа: ночная няня, охранник у спальни Наследника и часовой у входа в крыло прислуги. С мёртвых не спросишь. А после того, как в темнице обнаружили бездыханное тело зимнегорца, начались новые дознания, снова перетряска всех и вся.
   Зато тёмный портал был найден в подвале каменного пристроя, который использовали для складирования ненужного хлама. Он был разрушен до основания, но Вер с Ромом были не уверены, что запечатали его наглухо. Тут нужна была другая сила и даже не сила Богинь. Кураторы Сулунгии отправили запрос в Галактическую Службу Безопасности и ждали Орионцев.
   ***
   Стражники в городе были проинструктированы, Тайная полиция в портах поставила на уши всех своих осведомителей, Белый город вздрогнул узнав, что на Наследника было совершено покушение.
   Когда всё более-менее пришло в состояние равновесие, Ром задал вопрос Александру:
   - Как ты убежал?
   - Убежал и всё. Дядя стоял и смотрел перед собой, а я вылез из постели и побежал к маме.
   Вот когда все призадумались.
   - Я должен показать его Богиням,- заявил Ром Нарамии.- похоже, что он владеет способностью замедлять вокруг себя время. Ты знаешь этот феномен.
   ***
   -Неужто у кого-то поднялась рука на ребёнка?- Михась обсуждал главное событие города тихим голосом с приятелем, возвращаясь домой с дежурства. Не с болтливым Шупи же обсуждать такое. Тот только и твердил:
   - Не к добру это,- пробурчал Тедро.
   - Уймись хоть ты, пустомеля. Без тебя тошно,- затыкал ему рот Михась.
   - Офицеры лютуют. Перед дежурством всем заглядывает в глаза, как будто ищут виновных среди простых стражников.
   ***
   Очутившись в своих покоях после Совета, Император не нашёл своих ключей от тайного кабинета.
   - Алекс!- он прошёл в пустую детскую. Мальчишки опять нигде не было. Нарамия выскочила во двор.
   - Раух! Алекса ищи.
   Дракон взмыл в небо, покружил над дворцом, периодически снижаясь, улетел в сторону конюшен, откуда и подал голос.
   Император стоял, буравя глазами Немона, слуг и стражников, обещая себе в который раз серьёзно поговорить с сыном, удивлялся спокойствию жены и неудержимому любопытству Алекса.
   - Собаку надо ему завести,- заявила жена.
   Во дворе появился Шток, двое гвардейцев, шествующих за Наследником, ожидали разноса. Как мальчик оказался опять на конюшнях, почти под копытами материной кобылы Ланы, никто не знал.
   - Он сбегает, играя, и сам не знает, как это происходит,- оправдывала сына Императрица, вытирая чумазую рожицу.- Милый, ты не можешь так поступать.
   - За мной,- скомандовал Император, и Высочество, понуря голову, поплёлся следом. Мать взяла его за руку, сжала сочувствующе и подмигнула.
   - Почему ты опять сбежал?- голос отца был даже строже обычного.
   - Я хотел к лошадям.
   - У тебя есть Пак.
   - А у вас драконы. Лукреция мне тоже обещала дракона. Где он?
   - Как ты сбежал, расскажи,- Нарами мягко оттеснила мужа и закрыла мальчишку спиной от грозного отца.
   - Убежал и всё. Они все, как черепахи.
   - Вот видишь, Зар, он просто ускоряется и всё. Не ругай его,- пробовала успокоить мужа Нарамия чуть позже. Ребёнка уже увели в детскую.
   - Это опасно? Такие перемещения? Волшебство какое-то.
   - Это особый дар и ,по-видимому, ему эти способности передались с "золотой парой", но лично я так не умею. Тут не надо думать, перемещения происходят рефлекторно. Опасность-перемещение. Ром мне объяснял, я пробовала проделать нечто подобное - результат нулевой. Может быть, я плохо пугаюсь?- она улыбнулась и погладила мужа по плечу.
   - Он стащил ключи от сейфа.
   - Алекс, где ключи?- Зар старался говорить спокойно, но мириться с проделками сына становилось всё сложней. Да, мальчишка был необычайно любимым, долгожданным, но всё-же, всё-же...
   - Я сделал себе свисток.
   - Что?- у Императора глаза на лоб полезли.
   - Дудочка красивая, смотри,- музыкальная трель каким-то чудом была извлечена из серебяной трубочки мальчишескими губами.
   - О, Небо. Придётся его учить музыке,- произнесла Нарамия, забрала ключи из детских пальчиков, небрежно бросила их мужу.- Прибирать нужно лучше и не разбрасывать.
   Венценосный не успел ничего ответить, как жена с сыном исчезли из его кабинета.
   - Сумасшедший дом,- подытожил он сегодняшнее происшествие. Ему и в голову не могло раньше прийти, что ребёнок может приносить столько волнений и тревог.
   ***
   - Это невероятно! Дворец полон предателей!- Юрер поседел за последние годы, и дочь Древних имела к этому самое непосредственное отношение. Правда, князь не жаловался, а более того, был счастлив служить ей, с особой тщательностью вёл собственный дневник, пряча его в секретном сейфе для своих потомков. Богов надо знать и не сочинять потом про них небылицы.
   В кабинет зашёл Ром.
   - Отпустите их, князь.
   Офицеры службы безопасности, щёлкнув каблуками, с каменными лицами, но с растерянными глазами, покинули кабинет свирепого начальника.
   - Тот, кто владеет гипнозом, способен воздействовать на сознание даже самого сильного и умного.
   - Вы вычислили его?
   - Да. Вер работает с ним. Боюсь, что ваших сил и способностей недостаточно для борьбы с этой напастью.
   - Что им нужно? Кто они?
   - Им нужна Императрица или принц. Король Зимнегорцев только инструмент. Сейчас мы ждём помощи от тех, кто выше нас, прошёл путь развития раньше и за кем следуем мы. Мне трудно объяснить Вам всё, Юрер, но вселенная бесконечна, жизнь постоянно изменяется и: где-то развивается, а где-то деградирует и гибнет, чтобы возродиться вновь, уже в другой форме.
   Князь плохо понимал, о чём идёт речь, только верил безмерно всему тому, что говорил сейчас один из Древних.
   - И сейчас,- продолжил Ром,- борьба идёт не между Белой Империей и Зимнегорцами, и даже не между Древними и той силой, которая пытается похитить Императрицу, а за вашу планету - за Сулунгию. За саму Жизнь на этой планете в том виде, в котором она замышлялась Теми, Кто её создал. А мы всего лишь, в меру наших сил, стараемся идти за ними и служить Их Воле, Мудрости и Любви.
   ***
   Продолжение следует.

Январь- Март 2018

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | М.Эльденберт "Скрытые чувства" (Любовное фэнтези) | | А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3." (Научная фантастика) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | А.Йейл "Гладиатор нового времени. Глава 1" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | А.Евлахова "От альфы до омеги" (Киберпанк) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"