Стенни: другие произведения.

В окопах Сталинграда и на подступах. Виктор Некрасов и другие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Виктор Некрасов, автор "В окопах Сталинграда" служил в том же полку, что и Василий Зайцев, знаменитый снайпер. Как оказалось так, что в его произведении ни разу не упоминаются снайперы. Никакие. Впечатления от книги.

  Кто-нибудь обращал внимание, что Виктор Некрасов, автор "В окопах Сталинграда" и Василий Зайцев воевали в одной дивизии (184) и даже в одном и том же полку (1047)?
  А зря.
  Небо и земля.
  Если у Некрасова боевые действия сводятся к двум незамысловатым описаниям
  1. бегу, бью кого-то в темноте, ночной бой самый сложный.
  2. сидим в блиндаже, пьем водку, весь месяц просидели на одном и том же месте.
  К тому же, Некрасов, по сути, в окопах бывал немного странно, по большей части в относительных тылах, на берегу, в инженерной роте.
  Как таковых уличных боев у него нет. Два раза ходил в атаку, один раз занимали первую линию траншей, когда он был вместо командира батальона, второй раз - по приказу капитана Абросимова атаковали баки.
  
  Повествование у Некрасова идет с точки зрения немного отстраненного наблюдателя, интеллигента.
  У Бондарева есть пара подходящих выражений, описывающих такую двоякую позицию: "женщины они всегда так, одной рукой гуль-гуль-гуль, другой - фу, ненавижу..." (высказывание Нечаева, Горячий снег) и Деев там же описывает ситуацию по телефону : "Держи оборону, как капризная девица оберегает свою девственность, кусайся, царапайся, а чтоб оборону держал".
  
  Большая часть повествования у Некрасова - это его мысли и воспоминания о мирной жизни.Или относительно мирного пребывания на войне. То отступали, то учились, то ходили по городу и готовили план подрыва завода, то ходил в штаб отчитываться и проверять как выполняют задания.
  Чисто фактографического материала мало. Так чтобы было понятно, где какие укрепления, как решали брать, как ходил в разведку, наблюдение, как пробирался в канализационной трубе или по оврагу. Все это описывается в воспоминаниях Василия Зайцева.
  По сравнению с произведениями Юрия Бондарева, язык простой, ближе к разговорной речи. Можно даже сказать, в духе Хэмингуэя.
  У Зайцева тоже язык незамысловат, но иногда неожиданно появляются такие лирические замечания, что диву даешься.
  Про нежные рассветы на Тихом океане, дедовы рассуждения про материализм, про шкуру козла и отсутствие святого "духа", а также поворотные моменты, когда у него, в отличие от Некрасова что-то преодолевалось в душе.
  Эпизод с намеренной опиской в документах, обещание отомстить за погибшего друга. Сам процесс принятия решения стать снайпером, желание принести бОльшую пользу, чем в нынешний момент, азарт, амбиции и упорное стремление к совершенствованию в том ли ином избранном деле.
  Чем интересен Василий Зайцев, так это своей более деятельной жизненной позицией.
  Если Некрасова все в устоявшемся течении будней устраивало, и было ему как-то, скажем прямо, до лампочки звание, повышение, а также и какие-то официальные лозунги, он просто выполнял свою работу. Не сказать чтобы проявлял дополнительно инициативу, да и интерес к окружающим его случайным соратникам, однополчанам несколько отстраненный, художественный какой-то, то у Зайцева энергия так и прет.
  
  В отличие от ровно-повествовательного однообразного тона Некрасова, язык Зайцева полон эмоциями, наступательным порывом. Отчасти присутствует налет "комсомольско-партийного" пафоса, но в искренность его порывов веришь и ими (порывами и пафосными заявлениями) проникаешься.
  
  Зайцев не просто интеллигентски поджав губы описывает все подряд, что вижу, то пою, а он намечает какую-то точку, побудительное событие, а затем разворачивает собственную мысль, намечает нить рассуждения, за которым следует какой-то однозначный вывод.
  Иногда его выражения категоричны, как рассуждения об отсутствии "души", иногда пафосно-патриотичны, но он не застыл в раз и навсегда застывшей позе городского интеллигента попавшего на войну и вспоминающего музыку Чайковского, труды Тотлебена и прочую атрибутику довоенной жизни.
  Мы видим живую мысль, видим глазами активного участника событий. Глаз охотника, как и глаз снайпера более цепок, конкретен, наблюдателен.
  В отличие от Некрасова, сибирский охотник не теряет головы ни в пехотной атаке, ни в позиционном бою. Он отмечает детали обстановки, свои действия и поступки окружающих.
  Он не воюет "слепо", в угаре всеобщей атаки. Все воюют, вся страна, и я тоже абстрактно воюю. Его война более тонка, разнообразна, более индивидуальна, и носит в какой-то мере более конкретный, личностный характер.
  
  В некотором смысле их поведение и образ мысли можно сопоставить со знаменитым эпизодом "прокачки" диверсанта Мищенко в повести "Момент истины" Владимира Богомолова.
  Простоватый с виду капитан Алехин молниеносно отмечает детали и прокручивает и отбрасывает в мозгу различные варианты, десятки ориентировочных словесных портретов.
  Некрасовский Керженцев - это более односложный, воспринимающий войну как бы только в одной прямолинейной плоскости, военный комендант Аникушин.
  
  Говоря о характере действий героя повести Некрасова вспоминается определение Маргарет Митчелл. "Эта порода людей чисто орнаментальная".
  Немного обидно за неточность названия, "В окопах Сталинграда".
  Дело в том, что лейтенант Керженцев по большей части сидит в блиндаже и пишет доклады, рисует схемы минных заграждений, отдает приказы. Активного производства делает минимум, в основном является связующим звеном между младшим комсоставом и вышестоящим начальством. Этакий военный чиновник.
  Читая выписку из наградного листа с одной стороны видим формулировку: "Товарищ Некрасов проявил большую инициативу в деле укрепления обороны на Мамаевом кургане. Под его руководством проводилось минирование полей и устройство инженерных сооружений в необычных условиях сближения переднего края с противником. Под его руководством был укреплен завод "Метиз", что обеспечило возможность отбивать самые упорные атаки противника. Товарищ Некрасов в совершенстве знает свое дело, являясь смелым, мужественным воином, руководит работой непосредственно на переднем крае. Делая дзоты и блиндажи на Мамаевом кургане, он превратил их в живучие огневые точки".
  
  Однако у Бондарева в "Горячем снеге" лейтенант Кузнецов, командир первого артиллерийского взвода "вгрызается в окаменевшую землю киркой".
  Между тем, инженер лейтенант Керженцев составляет схемы, которые воплощают другие, Фесенко, Валега, Тугаев и проч.
  Носят мешки со взрывчаткой, закапывают под каждую точку/опору.
  "Григорий Акимович (главный инженер ТЭЦ) щелкал переключателем", быстро находил и заматывал порывы цепи.
  "Саперы Лисогора принесли столько-то мин, стали ставить по дну оврага. Сапер в грязи, в дождь и т.д. и т.п. должен работать".
  А мне (инженеру) придется каждый день рисовать планы где и сколько мин поставили.
  Судя по тексту, Керженцеву пришлось 2 раза ходить в атаку и один раз отбиваться на высоте возле Мамаева кургана.
  В рукопашную схватку вступает один раз, и то, не соображая и не видя ничего, бьет автоматом своего же разведчика Чумака, приняв за немца. Стреляет из пулемета на высоте. Правда у его трофейного немецкого пулемета заело затвор, так что приходится принимать помощь Чумака.
  
  По сути дела, в окопах-то Керженцев сидел довольно-таки редко, в основном по блиндажам.
  В караул не ходил, посты не проверял, принимал и показывал построенную оборону.
  Так что считать эту повесть самым лучшим образцом литературы о войне и о войне в Сталинграде, как пишут на некоторых сайтах, я считаю некоторым преувеличением.
  
  С точки зрения глубины идей, психологического построения сюжета, полноты описания действий повесть сильно проигрывает произведениям Юрия Бондарева.
  Опять же в речевых оборотах, лексике, описаниях, языке уступает этому же автору, признанному мастеру пейзажной лирики.
  С точки зрения насыщенности действий, масштаба и детальности - "Момент истины" тоже выглядит более убедительной книгой.
  Если сравнивать с автобиографической и мемуарной лирикой, то повествование Василия Зайцева более энергичное, живое, подробное, фактологическое. Да и эмоционально насыщеннее, чем "Окопы"...
  Подкупает непритязательного читателя именно эта обывательская разговорная простота, наглядность и линейность происходящего.
  Все же Василий Зайцев в доказательство своих мыслей чересчур часто делает отступления, хронологические флэшбэки.
  
  Да и процесс рассуждения и размышления у боевого стрелка представлен более конкретно, наглядно, четко.
  Между тем, "Летом 1950 года Виктор Некрасов в качестве корреспондента "Литературной газеты" прилетает в Сталинград. Тогда он писал:
  "Перехожу через железнодорожную насыпь. За ней вторая. Этот участок надо было перебегать сломя голову - простреливался, проклятый, со всех сторон. Невольно посматриваешь на железнодорожный мост, из-под которого строчил пулемет. Взбираюсь на вторую насыпь. Вот тут... Нет, правее, метров на пятьдесят правее, мы рвали рельсы для перекрытия. А там, на завороте - ну да, под насыпью видны еще остатки сваленного поезда - сидел под вагонами Василий Зайцев и щелкал противника из своей снайперской винтовки".
  Немного странно пренебрежительное выражение, "щелкал из винтовки". Как будто семечки на завалинке или "сходить за угол".
  
  И опять же, ни у лейтенанта Кузнецова, ни у старшины Зайцева не было никакого личного ординарца.
  Но это уже совсем другая история.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Дух некроманта"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 4"(Любовное фэнтези) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Маг и его тень (Темный маг - 2). Валерия ВеденееваАкадемия магии: о чем молчат зомби. Оксана ИвченкоНа страже Пустоты. Белая Лилия АльшерОдним днем. Ольга ЗимаЗлосчастная лужа. михайловна надеждаАкадемия волшебства. Часть 2: Наследница клана Теней. Гринь АннаМагия обмана. Ольга БулгаковаОтверженная. Печурина Мария50 желаний БРАТИШКИ. ПаризьенаОсобенности драконьего хобби. Сезон 1. Яна Черненькая
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"