Степанищева Инна Юрьевна: другие произведения.

Госпожа Вий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Представьте, что любимые гоголевские персонажи - Панночка и Вий (из "Вия") и Колдун, Катерина и Данило (из "Страшной мести"), а также популярные и малоизвестные герои славянского фольклора (Чугайстр, Берегиня, мавки) живут - и очень даже неплохо! - ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. Панночка вышла замуж за Вия и, благодаря своим прелестям, устроила ему теплое местечко среди адских чиновников, взяточников и казнокрадов. Бывшая супруга Вия (и бывшая лучшая подруга Панночки) стала бизнесвумэн. Колдун наконец-то овладел телом своей обожаемой Катерины. Данило работает в рекламном агентстве. Чугайстр ходит к психоаналитику... В общем, всё как у нас - в нашем пероснальном безумном, безумном, безумном аду!


  -- Г-жа ВИЙ

Новая русская, ну, очень страшная сказка...

  
   Бывают же такие чертовски скучные вечеринки, на которые просто нельзя не прийти, особенно если вас пригласила сама бесподобная Паночка, в эту самую минуту увлечённо рассказывающая объятым настоящей паникой, но, увы, малодушным гостям о бесчисленных хлопотах многоуважаемого г-на Вия (супруга), уже язву нажившего в своей конторе! Представляете, туда ежедневно поступают буквально тонны важных бумаг... и, разумеется, благополучно возвращаются обратно?! Всем известно, какая в аду чёртова бюрократия.
   Вот так, собственно, и веселились несчастные жертвы Паночкиного гостеприимства - в то время, когда сам г-н Вий был в очередной и, да не узнает об этом милая Паночка, действительно весёлой командировке. А молодых чертовок, любящих красивую жизнь, на бесконечность г-на Вия хватит!
   Чуть в стороне ото всех с презрительно кислой миной на узком птичьем лице восседала белокрылая Ангелица, обтянутая в бледно-лиловый шелк, усыпанный крупными бриллиантами и маленькими перышками. Бедняжка перепробовала сотню шампуней, прекрасно зарекомендовавших себя, как превосходное средство против выпадения крыльев, а они, вот гадство, всё лезли и лезли!
   Именно Ангелица со свойственной всем небесным созданиям бесцеремонностью и подняла с мутного дна Леты пикантную, но довольно-таки неприятную для хозяйки вечера историю с юным бурсаком, который был так туп, что не поддался на её очарование.
   Паночка пожала своими пышными, сахарными и нежными - как ослепительные сливки - плечами, возносившими высокую башню молодой шеи к луне лица - в омуте расплескавшихся чернилами волос... Если же смотреть немного ниже, то там нахально сияла абсолютно голая, зефирно-белая и такая невероятно гладкая плоть прекрасной ведьмы, что добродушный увалень Чугайстр, который, правду говорят, совсем одичал в своем лесу, не мог оторвать от нее голубых бессовестных глаз!
   Так вот Паночка пожала этими своими плечами:
   - И все-таки я не понимаю. И чего этот парень перепугался? Я ведь ему не жениться предлагала. Наверное, перезанимался, бедняжка, в своей Бурсе. До чего же вы, мужчины, сложно устроены! А ты, дружок, что скажешь?
   Паночка от всей души, которой, впрочем, у нее, как известно, не было, совершила супервздох - полноценный сексуальный акт настоящего грудного дыхания. Мрачный пожилой мужчина, к которому она обратилась с этим поистине трансцендентным вопросом, например, сразу же закашлялся. Но Чугайстр был тут как тут и заботливо похлопал своей огромной, заросшей густой светлой шерстью лапищей по его сгорбленной спине!
   Едва отдышавшись после такой весомой помощи, Колдун вернулся к своему излюбленному занятию, которое всех уже порядком достало. Нервно потирая длинные окровавленные руки, он вновь и вновь вызывал к себе призрак дорогой Катерины. Явившись к отцу-склеротику в очередной раз, разгневанная Катерина, в сердцах бросив об пол кастрюлю с манной кашей, возопила:
   - Да что же это такое делается, Боже ты мой! Свежую рубашку мужу еще не погладила. Петьке надо помочь с уроками. Катьку накормить. Старший сын совсем от рук отбился - того и гляди, какую-нибудь наглую молоденькую чертовку в дом приведет. А этот старый пень все вызывает и вызывает! Папа, вы бы лучше сами к нам явились. Давно ведь обещаете вашему зятю на рыбалку вместе сходить! С маленькой Катериной бы понянчились. Она у нас такая красавица растет! А то уже перед соседями стыдно - у всех дедушки, как дедушки, а наш на старости лет от своей чёрной магии с катушек съехал.
   После сей гневной и очень громкой тирады пышная чернобровая женщина, гневно плюнув, растаяла. Кастрюля с кашей, немного померцав и издав негромкий влажный хлопок, исчезла минут через десять. Колдун смущенно потупился. А Паночка в который раз весьма соблазнительно подавила зевок:
   - Дружок, я же тебя просила, чтобы этой несносной бабы в моём доме больше не было. Я понимаю - большая семья, но надо же как-то за собой следить! Неужели эта толстуха с такими неприлично заросшими бровями может кому-то нравиться?
   Худосочные мавки, целыми ночами пропадающие в фитнесс-клубе и каждое полнолуние садящиеся на какую-нибудь новомодную диету, подобострастно захихикали. Ущипнув ту, что поближе, Чугайстр плотоядно ухмыльнулся:
   - Не скажи, хозяюшка, бывают такие аппетитные бабёнки. Так бы и съел! А этих, - весёлый лесной дух, о неутомимой мужской прыти которого всё время сплетничали юные утопленницы, пренебрежительно махнул мохнатой пятерней в сторону бледных мавок, - и подержать-то не за что!
   Призрачные девицы обиженно заверещали:
   - Вот нахал! А вчера ты совсем другое нам нашептывал. Меня в сауну звал! А мне сказал, что я куколка! А меня так зажал, что аж в глазах потемнело! Вот и верь после этого мужчинам...
   Хор возмущенных девичьих голосов был похож на клокочущую грозовую тучу, откуда уже гремел гром и сверкали молнии, а вскоре должен был грянуть настоящий ливень. Дабы избежать мирового потопа, Паночка строго прикрикнула на ревущих мавок:
   - А ну-ка тихо! Брысь. Сгиньте, я сказала!
   Худосочные девицы испуганно растворились в тихом воздухе свежей ночи. Гостям, немного помедлившим в надежде на какое-нибудь развлечение, пришлось вернуться к чертовски скучной рутине вот таких вот веселых вечеринок. Колдун снова сделал первые пассы своими длинными окровавленными руками.
   Летний сон легкими, прозрачными пластами пронизывал уютную гостиную супругов Вий - так накатывает ощущение нереальности происходящего на вдруг ставшие такими объёмными виды ночного леса с хихикающими русалками, лежащими на ветвях. Так сырое молоко тумана заливает фигуры пытающихся идентифицировать себя молодых людей, проснувшихся рано утром после купальской пьянки в густых зарослях папоротника и со следами помады в малодоступных местах. Луна ещё не упала в подступающий бурлящей волной день. И тень розы трепетала на стене так нежно, что щемило сердце.
   - Какая ерунда! - не выдержала наконец Ангелица, до этого азартно подцеплявшая своей куриной лапкой винегрет и не вступавшая в прения сторон.
   - Почему, тётенька? - изогнулась лукавая Паночка, явно считавшая свое родство с ангелицей чем-то очень забавным. Правда, Ангелица всё-таки была ей никакая не тётя, а, кажется, семиюродная бабушка, которая, однако, считала своим долгом время от времени наставлять заблудшую не-душу на воссоединение с утерянной душой, впрочем, не подозревая о том, что обе вряд ли станут от этого счастливы. Ну и... нравился Ангелице Паночкин винегрет!
   - Это всё генетика, милая, - непререкаемо авторитетным тоном пытливого мичуринца заявила Ангелица, - Если все женщины в твоем роду, созревая, начинают набирать вес, то и ты этого не избегнешь, сколь не исхитряйся!
   - И всё-таки д-р Вельзевул творит настоящие чудеса, - ехидно заметила коварная Паночка. Её семиюродная бабушка натянуто улыбнулась. Все знали, что Ангелица совсем недавно в очередной раз побывала в клинике этого гения упругого силикона и незаметных швов за ушами, но распространяться на данную тему почему-то не хочет.
   Да, вы ошиблись, если подумали, что недвижимость супругов Вий находилась в каком-нибудь зловещем месте - типа преисподней или дремучего векового леса с кикиморами и лешими и представляла собой мрачный замок, избушку на курьих ножках или проклятый дом с привидениями. Их вполне комфортабельный коттедж с центральным отоплением, пятью ванными комнатами и клозетами, напичканной техникой, просторной кухней, гостиной, кабинетом (самого г-на Вия), будуаром (г-жи Вий) и спальнями (в том числе, и для гостей), расположился в живописном уголке вполне земной природы, у лона, так сказать, вод, где даже имелся собственный чистенький пляжик, в хорошеньком и, как говорится, умытом росой яблоневом саду. И соседи все сплошь были приличные люди (хотя сволочи и казнокрады, конечно).
   Когда Паночка опять пожала своими сливочными плечами, взмахнула длиннющими густыми ресницами и свела тонкие полукружья бровей, как утренние мосты, все гости разом облегченно вздохнули. Всё! Вечеринка закончилась, и они свободны - до следующих адовых мук, естественно. Теперь можно было спокойно расходиться по домам, ну или по могилам - это, кто где привык ночевать.
   Паночка уложила обиженных (и изрядно надравшихся!) мавок в миленько обставленную спальню своего чудесного дома, попутно вышвырнув оттуда прыткого Чугайстра, отправила восвояси мрачного Колдуна вместе с его надоевшей всем манией, терпеливо дождалась, пока Ангелица прикончит винегрет и печально прошелестит на небеса, и, кокетливо играя очаровательными ямочками на пухлых щёчках, поинтересовалась у голубоглазого лесного божества:
   - А это правда, что про тебя рассказывают утопленницы?
  
   После долгожданного завершения этой утомительно-весёлой вечеринки Колдун минут за семь добрался до железнодорожной станции. Пробило полночь. В это время на перрон, как всегда, прибывал поезд.
   Пожилой мужчина с длинными сизыми волосами и трясущимися тонкими пальцами, которые он постоянно потирал, как бы пытаясь от чего-то избавиться, купил билет и уселся около окна. Стояла полная луна, в свете которой все казалось ещё более реальным, чем на самом деле.
   Колдун смотрел на пробегающие сияющей вереницей окна и представлял себе тайны чужих жизней. Если подумать, то игра "а если бы я был не я и жил бы в этом славненьком домике" ничем не хуже любого другого способа убить время, одновременно растравливая кризис среднего возраста и жажду чудесного, которая умрет только вместе с нами.
   Под ласковый, как бой материнского сердца в густо колышущихся водах утробы, перестук колес безумие Колдуна привычно свернулось улиткой на огромном, изумрудном и сочном лопухе приятной вагонной дремоты. Но тут поезд затормозил, выкинув худого сморщенного человека со сгорбленной спиной из пахнущей теплом корзинки сна.
   Колдун, как это и положено, вздрогнул. И обнаружил, что по его морщинистым щекам текут слезы - тихо, печально и безнадежно, как грязная жижица стыдливой городской речонки, в которую толстые тетки сбрасывают пищевые отходы. А еще туда справляют незамысловатую нужду мужики, познавшие коварство пива. А иногда (если вам повезет!), холодным августовским утром, можно увидеть, как из серого мутного пара вплывают, покачиваясь, страшные, распухшие от теплой одежды силуэты каких-то очень странных людей, являющихся, по нашему скромному убеждению просто хорошо замаскированными инопланетянами. И даже выдергивают наверх какую-то очень странную рыбу (естественно, прямо из другого измерения). А однажды из этой черной водицы выловили восемнадцать фрагментов мертвых женских тел! И не прошло и года, как город с волнующим содроганием читал, а потом, захлебываясь от приятного ужаса, обсуждал во всех своих гремящих трамваях, как городской сумасшедший - нет, не Колдун, но тоже урод, маньяк и импотент - мучил, насиловал, убивал и резал...
   В общем, такие это были слезы. И что-то сами по себе привычно шептали сухие и тонкие губы Колдуна, по ироничной прихоти Природы связанные с его мозгом разными хитрыми нервными импульсами. Хотя сам мозг об этом почему-то никто не предупредил, а ведь, кажется, именно его должны были уведомить о происходящем в первую очередь, но разве сегодня кого-то волнуют проблемы простых мозгов?!
   Дальше было только хуже - Колдун почувствовал, что, в сущности, его никто не любит, он никому не нужен, над ним все только смеются, а сахарная Паночка, ах, она такая бездушная!
   Бормотание Колдуна становилось всё более безумным и горячим! Он опять вызывал призрак дорогой Катерины. И тут случилось нечто совершенно для него неожиданное - он себя услышал! Мозг от жалости к собственной персоне, которая в этот данный короткий момент была чудесным образом идентифицирована, сжался до размера грецкого ореха (впрочем, честно говоря, сильно напрягаться ему не пришлось). И возопил!
   Всё! Я не хочу быть Колдуном. Кем угодно, только не этим жалким импотентом с длинными пальцами, изъеденными жабьим ядом, сгорбленной над книгами по черной магии спиной, клаустро- и агарофобией (одновременно!) и сладострастными мечтами о пухлом сдобном плечике собственной дочери!
   И надо же, какое дело, как раз в это время над Колдуном, трепеща нежно-розовыми крылышками, зависла Берегиня.
   Бывают же в жизни совпадения! Берегиня ужасно мучилась от желания сотворить добро. Вот уже месяц она, буквально кусая локти от злости, бесцельно слонялась по своей комфортабельной квартирке в центре (конечно же, с розовыми обоями, розовыми плюшевыми диванами и креслами, маленькими розовыми подушечками и розовыми свинками и зайчиками). Когда ты богиня, можно позволить себе немножко двухэтажности и самую лучшую, на самом деле, бесшумную стиральную машинку!
   Мобильник молчал. По мылу приходил один спам. Казалось, о ней просто забыли! А ведь она им столько хорошего сделала. Взять, к примеру, ароматические свечи, настраивающие на романтические лад, или пилюли, способствующие пищеварению. Да мало ли. А они... Неблагодарные! Берегиня даже впала в депрессию, которую заедала устрашающим количеством шоколадных конфет, от чего уже поправилась на пять килограммов, а ведь она и так склонна к полноте, и в ее возрасте бороться с лишним весом становится всё тяжелее...
   И тут подворачивается этот Колдун, которого она, безусловно, помнит таким смешным конвертиком со слезящимися глазками, перевитым очаровательными ленточками, в крошечных вязаных пинетках и ситцевом чепчике... Или это был какой-нибудь многочисленный Петрусь? Неважно! Главное, вот он, милый беспомощный человечек, он в беде, ему срочно нужно чудо. Он давно мечтает овладеть телом прекрасной Катерины. Пожалуйста!
   Раз, и Колдун покинул жалкое и, правду сказать, весьма дряхлое вместилище своей мрачной чёрной души, едущее в поезде, и в тот же миг оказался в славненьком домике, уютно светившимся славненькими окошечками в таинственной ночной мгле - внутри пышных волнующих форм аппетитной чернобровой женщины. Именно она являлась хозяйкой этого самого домика, построенного каким-то придурком в непосредственной близости от железной дороги!
   Она же была матерью прелестной крошки, ревущей целые ночи напролет из-за режущегося зубика, очаровательного сорванца, который мирно набирался сил в своей накрахмаленной постельке, чтобы завтра уж точно довести соседского кота до инфаркта, и наглого прыщавого юнца с переизбытком гормонов и недостатком любви к гигиеническим процедурам. А еще Катерине повезло выйти замуж за футбольного фаната с очень твердым подбородком и широкими плечами, увлеченно продавливающего диван и поглощающего пиво в устрашающих количествах!
   И бедняжке приходилось все время разрываться между домом, детьми, супругом и впавшим в старческий маразм отцом, который вызывал ее несчастный призрак чуть ли не каждые полчаса!
   Колдун равнодушно проводил красивыми черными глазами убегающий в ночь поезд и широко и сладко, издав долгий протяжный стон, зевнул:
   - Данило, милый, что-то твоя малышка сегодня устала, пожалуй, пойду, свернусь калачиком под этим жутко-безвкусным пледом, который нам подарила твоя мама!
   Оставшись наедине со своим безмятежным, хотя и несколько толстоватым прекрасным отражением, Колдун критически взглянул в зеркало (эй, там, в уголке глаза, это морщинка или просто свет так падает?) и стал привычно умащивать кожу лица и шеи жирным ночным кремом. По быстрому закончив с красотой, женщина выключила свет, легла и заснула таким безмятежно-благоухающим сном, какой себе может позволить далеко не каждый младенец. Колдун, например, так не спал никогда в жизни!
   В спальню на цыпочках прокрался любитель футбола:
   - Катерина! Ты уже спишь? А что у нас можно поесть?
   Не просыпаясь, чернобровая супруга пробормотала:
   - В холодильнике, в кастрюльке, куриные котлеты, дорогой...
   Данило съел котлеты, выпил еще бутылочку пива, выкурил пару сигарет и вернулся под теплый бочок своей любимой, очаровательно посапывающей женушки. Но он еще долго ворочался на накрахмаленном семейном ложе - сон никак не хотел успокоить его перевозбудившийся от дневной нервотрепки мозг (эта чёртова клиентка опять завернула его рекламный ролик, и шеф серьезно разозлился). Муж Катерины заснул только под утро и, естественно, не услышал будильник.
   Ну а лишенное души тело Колдуна полночный поезд тем временем привез в большой современный город, где его нашли, составили соответствующее медицинское заключение и доставили в большой современный морг. В конце концов, старый маразматик получил то, что он так вожделел, а именно тело своей дорогой Катерины. Уж если Берегиня берется за работу, то её исполнение будет стопроцентным, а ещё вы получите сногсшибательную скидку и приятный подарок, а если позвоните прямо сейчас, то считайте ещё одно желание у вас уже в кармане - причём совершенно бесплатно!
   Ну а Берегиня по-прежнему ела шоколадные конфеты и листала глянцевые журнальчики. Когда она совсем дурела от безделья, то звонила в рекламное агентство и капризным голоском требовала:
   - Позовите Данилу... Данило? Мой рекламный ролик когда-нибудь будет готов?
   А в мире маленькой уютной души Катерины всегда было тепло и пахло летом золотым и жирными сливками, и хрустящими булочками, а на пушистом пледе бессовестно дрыхла толстая сытая кошка. Катерина бездумно плыла по жизни, как полная луна по небу. Мимо захватывающих сплетен с подружками, разгадывания послеобеденных снов, детских утренников с елкой, титанических усилий Данилы обеспечить семью, новых туфель и свято охраняемых рецептов фирменного пирога.
   Каждый Божий день Катерина гладила мужу белые рубашки, водила детей в школу, жарила котлеты и содержала двухэтажный домик и домашнюю бухгалтерию в идеальном порядке. И даже пожилой Колдун, как-то одним поздним вечером попавший капризной доброй волею Берегини в это тело, не возмутил его нежнейшего покоя. Она просто переварила его желудочным соком своей безмятежности.
   А когда Катерина умерла - в окружении заботливых детей, невесток, внуков и безутешного супруга - она попала в рай. Такие легкие души после смерти всегда взлетают вверх.
  
   Но вернемся к нашей сладчайшей и нежнейшей Паночке, которая всё это время весьма благополучно пребывала в аду! Если бы у этой соблазнительной чертовки была душа, она бы обожала кошек всеми своими фибрами. Но, увы, красавица (как, впрочем, и положено таким мармеладкам!) отличалась завидной бездушностью. Да, честно признаться, и обожать (равно, как и боготворить!) этих животных очаровательная ведьмочка тоже, естественно, не могла, так как подразумевалось, что она по причине собственной принадлежности к другой, так сказать, социальной группе, данный эмоциональный акт произвести не в состоянии.
   Просто Паночка любила кошек. И одну из представительниц этого шерстяного и хитрого рода она однажды притащила в семейное гнездышко, возведенное стараниями г-на Вия.
   Если бы Главный Антибосс только узнал, какие суммы взимает старый черт за каждую незастопоренную в своем ведомстве бумажку, он бы биллион раз подумал, а стоило ли лезть в бутылку из-за того, что Большой Старикан предложил тебе стать начальником паспортного стола в канцелярии! Ведь можно на одних только прописках такие оборотные капиталы иметь - Вселенная вздрогнет от масштабов вложенных средств и развернувшихся предприятий. Да и сам Старикан еще за справками побегает!
   Словом, антропоморфная сущность с мозгами на таком сытном месте не пропадет. Но нет, мы честные! Мы амбициозные! Мы высокого полета! А вот г-н Вий не такой абрикосовый, ему надо жене-красавице покупать бриллианты в белом шоколаде и прозрачные пеньюары с оторочкой из смеха редкого вида норок, кстати, обычно отличающихся угрюмым, замкнутым нравом. Вот и приходится ручки марать...
   Так вот г-н Вий, как оказалось, совсем не любил кошек. У него на этих пушистых тварей была аллергия. Впрочем, ничего особенного - так, легкий насморк, тошнота, головокружение и глубокие обмороки, переходящие в летаргический сон. Так что г-н Вий даже пытался пискнуть, мол, или я, или кошка.
   На что г-жа Вий прошуршала роскошным голым телом в будуар и вынесла оттуда (в алмазной рамочке сердечком!) 589-й том брачного договора, в котором ничего (ну абсолютно ничего!) не было сказано о кошках. И в соответствии с которым, если он сейчас же не перестанет орать, г-н Вий лишался не только своей сахарной жёнушки, но и веселенького коттеджика с центральным отоплением, пятью ванными комнатами и клозетами, напичканного техникой и расположенного в живописном уголке вполне земной природы, у лона, так сказать, вод, где даже имелся собственный чистенький пляжик, в хорошеньком и, как говорится, умытом росой яблоневом саду. А также честно наворованных счетов (даже не кругленьких, а каких-то вообще нахально лоснящихся!) в адских банках и т.д. и т.п.
   В общем, г-н Вий посчитал за лучшее задрать лапки и укатить в очередную командировку (утешаться в оплаченных объятиях молоденьких чертовок). Так простая черная кошка одержала оглушительную победу над большой шишкой в адской канцелярии (а заодно над самим институтом брака!)
   И вот ослепительная Паночка наслаждалась заслуженным ничегонеделаньем на мягкой тахте, покрытой львиной шкурой (раритетная вещь! Ее носил еще пещерный и очень злобный хищник. И в отличном состоянии!)
   Паночка потягивала мартини, приятно пощипывающий розовый язычок (это кто сказал: раздвоенный? На себя посмотри!), и почесывала маленькую, квинтэссенциально мурлыкающую и даже, не побоимся этого слова, трансцендентно пушистую киску за трогательно-нежными трепещущими треугольниками ушей. В уборной шумно принимал душ пылкий Чугайстр.
   А утомленно-расслабленная г-жа Вий плыла, как зефирное пирожное в океане желудочного сока, в том роде сна в летнюю ночь, который делает окружающие вещи такими осязаемо-четкими и невозможными, а желания и чувства - ленивыми и бесконечными. Именно в эти мгновения (а данная романтическая дрема тянется и тянется, как патока, целые секунды!) ты сам становишься всё длиннее и шире, пока не заполняешь собой Вселенную, а потом с мягким шлепком переливаешься за её пределы и одновременно сужаешься до песчинки. В сахарной Вселенной закачалось марево уютно мурлыкающих образов...
   Неожиданно Паночка открыла глаза. Сон, как рукой сняло. Кошка трудолюбиво терлась о мраморные Паночкины колени. "А ведь она меня по-своему любит", - подумала г-жа Вий, белоснежно улыбнувшись. Как известно, одно из преимуществ, которые дает жизнь в аду, это отличные дантисты!
   Но тут из душа вернулось одно ну очень горячее лесное божество, и она прогнала кошку с тахты. А домашняя любимица, ныне использующая уже третью душу, в терпеливом ожидании, пока хозяйка освободится, занималась своим любимым делом - драла антикварную мебель в кабинете хозяина и гадила в его тапочки в виде пушистых розовых кроликов.
   На следующее утро Паночка поняла, что пора лишать г-на Вия всего имущества, нажитого в совместном браке самыми бесчестными путями. Предстоял веселенький бракоразводный процесс, обещающий буквально потрясти основы ада (и упитанные счета уже считайте что бедненького г-на Вия!) От приятного возбуждения уже практически одинокая и очень богатая чертовка похорошела до невозможности!
   Всего один звонок по мобильнику (а также фирменная баночка крема, который действительно борется с целлюлитом, производства "Паночка энд Компани") - и измотанная постоянными сражениями со своей апельсиновой задницей, неувядающая редакторша одного из самых гламурных журналов столицы отправляет в командировку на Мальту молодое, трепещущее от волнения журналистское дарование.
   Дело в том, что на лучшем в мире острове, как утверждают сами мальтийцы, зарабатывающие вот таким нехитрым пиаром на наивных туристах, в данный момент своего бессмертия прохлаждается некто г-н Вий. И фотодокументы его похождений позарез нужны Паночке, уже связавшейся со своим адвокатом и внимательно изучившей соответствующие параграфы брачного договора, которым глупый и влюбленный г-н Вий уже тогда сам вырыл себе долговую ямку!
   До зубов вооруженное цифровой аппаратурой, многообещающее дарование летит на Мальту, с легким отвращением вспоминая ту бурую гадость, которой ее накануне угощала глянцевая редакторша.
   Неужели ради вот этого смехотворного результата с запахом якобы жасмина сотни невинных девушек, пройдя весьма специфическую медкомиссию, мечтают о неосторожных альпинистах на высоте 5 289 км над уровнем моря? Нет, это международный заговор отчаянно стареющих матрон, с мрачным удовлетворением попивающих добытый юностью зеленый чаек!
   Через пару дней Паночка уже получила по мылу весь необходимый набор компромата на обожаемого и так удачно легкомысленного супруга, который высокооплаченные адвокаты благополучно вбили в гроб одного из самых крепких адских браков. Говорят, на суде (просто убитая изменами мужа!) г-жа Вий рыдала.
   На суд Паночка пришла в потрясающей шляпке - из последней коллекции адски модного кутюрье! Она несколько дней потратила на то, чтобы тщательно выбрать наряд, который обязан был явить несчастную жертву необузданной развратности и изощренной жестокости супруга в наиболее выгодном для нее (разумеется, жертвы) свете.
   В итоге вместе со своим стилистом Паночка решила, что в ее туалете не должно быть ничего лишнего. Пусть публика увидит, что ей-то скрывать нечего! Строго, достойно, со вкусом - это как раз про нее. Понятно, что прекрасная обнаженная женщина в модной шляпке, на высоких шпильках, с сумочкой из антилопьей кожи, из которой она нервно достает мокрый от слез кружевной платочек, и с прекрасными, заплаканными, скромно потупленными черными очами просто не может не вызывать сочувствие!
   Как бы безумно стыдясь, Паночка рассказывала тихим, прерывающимся от волнения, но при этом чертовски сексуальным голосом печальную историю своего злосчастного замужества. Адвокат оскорбленной стороны то и дело прерывал ее патетическими восклицаниями. Одной рукой хватаясь за сердце, а другой призывно обводя зал, набитый сладострастно сочувствующей публикой, он, казалось, не в силах был сдержать праведный гнев и искреннее возмущение - в общем, отрабатывал свой гонорар.
   Когда несчастная и уже почти бывшая г-жа Вий поведала суду, как она лишилась своего нерожденного крошки, ее адвокат несколько минут очень эффектно молчал, а сама Паночка безутешно рыдала. В это время двух дам, забившихся в истерике, вынесли из зала суда. Когда же напряжение достигло апогея, адвокат оскорбленной стороны как можно более мягко и сочувствующе задал новый вопрос:
   - Вы пытались найти выход из этого бесконечного, мучительного кошмара? С кем-нибудь говорили об этом?
   - Он запрещал мне общаться с моими родственниками и подругами, запирал меня дома, приковывал наручниками к кровати и жестоко избивал. И так изо дня в день. Моя жизнь превратилась в ад!
   Тут выскочил адвокат противной стороны, чтобы ехидно спросить:
   - А почему тогда Вы не ушли от ответчика раньше?
   - Я его безумно боялась. Я и сейчас его безумно боюсь! Я думала, что если я буду терпеть, то смогу спасти наш брак. Я его так любила!
   Напрасно адвокаты г-на Вия пытались доказать, что никаких оргий под альковом семейного гнездышка, а также безжалостных избиений супруги (и даже ее беременности!) на самом деле не было.
   Да, женатый мужчина - порядком утомленный тяжким трудом добывания хлеба насущного и постоянными истериками вечно недовольной, взбалмошной и, ни для кого в аду не секрет, весьма аморальной особы - изредка отправлялся налево! Но кто же из нас безгрешен - особенно в такой непростой жизненной ситуации?!
   Однако всё, буквально всё, свидетельствовало против мужа-маньяка. И фотодокументы, запечатлевшие веселые мальтийские похождения г-на Вия, и предъявленная рыдающей Паночкой кожаная плетка со свинцовыми бляшками, и крошечный кружевной чепчик, который она достала из своей модной сумочки, протянула судьям и тут же упала в обморок!
   Супругов Вий развели, и все движимое и недвижимое имущество досталось несчастной женщине.
   Паночка была так восхитительна, так непосредственна (и с такими средствами!), что прямо в тот же самый горький в своей жизни день получила сразу сто восемь новых брачных предложений. Причем в лютый бой за право утешить оскорбленную красавицу рванули не последние люди в аду!
  
   После развода с Паночкой г-н Вий влачил жалкое существование на самом дне ада, в окружении таких же отбросов общества, как и он сам.
   Ему пришлось распрощаться с очень приятной жизнью в двухэтажном коттеджике, с юными любовницами, которые не хотели его любить без денег, и даже с работой! Говорят, соответствующее распоряжение отдал сам Антибосс. Мол, он не потерпит такого вопиющего безобразия, и вообще пора очищать свои ряды от всякой мрази! Оказывается, он присутствовал тогда на заседании суда и страшно сопереживал несчастной г-же Вий.
   И уютная кормушка уплыла от мерзкого извращенца и садиста. А ведь, будь у него любимая работа, он смог бы подняться. Да, на одних прописках можно было в короткий срок вернуть в свою жизнь и недвижимость, и секс!
   Но Она не оставила ему даже этого. А ведь он ни в чем не виноват! Ни в одном из этих ужасов, которые так живописал Ее адвокат. Нанятый, между прочим, на его деньги!
   Да, приходится признать, прекрасная чертовка его просто раздавила, как устричную раковину. А потом съела все ее ценное содержимое и выбросила никому не нужные ошметки!
   Он целыми сутками валялся на вонючем продавленном диване в жалкой, вонючей конуре, что теперь служила ему домом, и, поглощая какое-то мерзкое дешевое пойло, самозабвенно разглядывал Ее фотографии.
   Вот Паночка соблазнительно лежит на кушетке со своей проклятой кошкой.
   А тут Паночка блистает на банкете по случаю получения г-ном Вием очередной правительственной награды.
   А это... Боже мой! Да это же их свадьба! Прелестная Паночка, скромно потупив глазки, нежно прижимает букет белоснежных лилий к своей роскошной обнаженной груди.
   Гм, а это что за фотография? Какая-то молоденькая девушка в бейсболке и джинсах, а рядом женщина постарше держит на руках пухлого младенца - вылитого г-на Вия! Как летит время! Ну, точно, Паночка тогда носила джинсы. И была лучшей подругой его первой жены. Он и подумать не мог, что эта скромница способна вытворять такое, пока
   по просьбе супруги не подвез девушку до дома и не зашел к ней выпить кофейку.
   Правда, о последнем его супруга совсем не просила. Но ее подруга намекнула, что у нее есть просто необыкновенный кофе. А потом, когда они поднялись к ней в квартиру, извинилась, сказав, что ей надо переодеться, и вернулась к скучающему г-ну Вию совершенно голой! И прямо упала в его объятья! Разумеется, он не мог оставить в таком беспомощном состоянии это юное, доверившееся ему существо.
   И хотя этой нехитрой женской уловке уже тысячи лет, на нее по-прежнему покупаются все женатые мужики, к какой бы расе и биологическому виду они не относились! Впрочем, и способы, с помощью которых решительные любовницы всех времен и биологических видов попадают на место законных жен, также весьма тривиальны и давно известны.
   Сначала надо забежать к лучшей подруге и немножко послушать, как она жалуется, что благоверный стал очень поздно приходить с работы и что он уже язву нажил в этой своей конторе. А потом, как бы невзначай, похвастаться бриллиантовым кольцом, подаренным тебе твоим таинственный возлюбленным, о котором, ну правда, ты ей совсем-совсем не можешь рассказать. А она (вот это совпадение!) буквально вчера видела такое же в кабинете любимого супруга... Первая г- жа Вий тоже на этом попалась!
   С того памятного вечера г-н Вий пристрастился к кофе. Черт побери, рядом с этой очаровательной чертовочкой он чувствовал себя настоящим мужчиной, способным почти два раза подряд ввергнуть женщину в пучину неземных наслаждений! И для этого г-н Вий использовал весь арсенал тоже нехитрых, но уже мужских уловок - якобы допоздна задерживался в конторе, внезапно уезжал в длительные командировки, отправлялся наверх с годовым отчетом, ловил форель в угодьях высокопоставленного начальства. Во всяком случае именно этот бред он нес своей жене!
   И всех все устраивало! Располневшая после очередных родов г-жа Вий, имевшая бесценный опыт в создании комфортных условий проживания самого г-на Вия, а также в воспитании подрастающего поколения юных Виев, решала все вопросы, связанные с бытом. А с сексуальной стороной жизни идеального отца и мужа успешно справлялась Паночка.
   Правда, это стоило некоторых дополнительных средств. Так, однажды, когда супруга пребывала на родительском собрании, любовники занимались разнузданным оргиастическим сексом прямо на столе из красного дерева в домашнем кабинете г-на Вия. Там Паночка увидела бриллиантовой кольцо, которое он предусмотрительно купил жене на годовщину их свадьбы. Чертовка не успокоилась, пока г-н Вий не преподнес ей эту милую безделушку! Но в конце концов, разве не может настоящий мужчина сделать приятное любимой женщине?! А жена... Что ж, ей можно подарить что-нибудь попроще.
   И эта идиллия была разрушена из-за глупого пустяка! Г-н Вий мирно пил кофе в квартире у Паночки. И вот, когда он уже ввергал ее в пучину наслаждений так, что тряслась кровать, в замке повернулся ключ, и в комнату вошла... г-жа Вий!
   Кстати, этот ключ ей дала сама Паночка, заскочившая к лучшей подруге еще утром. Она заставила г-жу Вий поклясться, что вечером та непременно покормит ее бедную киску! А то Паночке нужно было срочно навестить свою семиюродную бабушку. А что было делать? Прозрачных намеков типа длинных черных волос на расческе г-на Вия, следов алой губной помады на его белоснежных сорочках и даже блестящего представления с бриллиантовым кольцом г-жа Вий просто не понимала!
   Он поступил, как настоящий мужчина, оставив жене всё, что нажил, находясь с ней в законном браке, то есть дом с меблировкой и трех детей. Какие тут могут быть претензии?!
   Хоть первая г-жа Вий и потеряла одновременно мужа, лучшую подругу и все иллюзии, зато приобрела потрясающую фигуру, похудев в результате такого стресса сразу на десять килограммов! Правда, через некоторое время она снова начала есть и уже не могла остановиться. А потом и пить!
   Но всегда есть возможность после посещения кратких четырехмесячных психотерапевтических курсов "Сдохни, подонок!" начать свою жизнь заново. Бывшая супруга г-на Вия, например, занялась бизнесом и открыла сеть низкопробных баров, приносивших очень неплохой доход. Клиенты туда прямо валом валили, привлеченные дешевизной алкогольных суррогатов и сексуальной доступностью обслуживающего персонала.
  
   Что касается Паночки, то она, безусловно, получила то, что заслуживала. Именно под ее чутким руководством г-н Вий стал максимально эффективным. На него буквально посыпались ласки высокопоставленного начальства, которое новая г-жа Вий буквально покорила своими необыкновенными умениями в плане ловли форели.
   Он занял руководящий пост в ведомстве, где раньше прозябал простым чиновником. Ему вручили высокую правительственную награду. А какие пошли откаты! В общем, совсем скоро появился тот самый славный коттеджик со всеми удобствами у лона вод, солидные банковские счета и прочая мелочь.
   А вот неземной секс из жизни г-на ВИЯ как-то незаметно испарился. Он был вытеснен даже из спальни. И кем?! Кошкой!
   Сама Паночка все время где-то пропадала - то в салонах, то в бутиках, то на угодьях. И одинокий, брошенный, испытывающий острый дефицит любви и понимания многоуважаемый г-н Вий свернул налево. Но ничего такого, о чем на том суде поведала потрясенной и негодующей общественности ада прекрасная г-жа Вий, никогда не было!
   И вот он лишился всех средств к существованию. От него отвернулись все знакомые. Его гонят, презирают, ненавидят! И только одна добрая душа ему поверила, его пожалела... И даже устроила его уборщиком в один из баров собственной сети питейных заведений, дай Бог ей здоровья и хорошего мужа!
   Вздохнув, г-н Вий вернул фотографии Панночки на их законное место - это было старое, треснувшее зеркало, украшенное бумажными лилиями, перед которым горели толстые черные свечи. Его Алтарь!
   Если подумать, то жизнь г-на Вия период процветания была довольно глупой, скучной и бессмысленной. Ну получил еще одну взятку, ну развеялся еще с одной красоткой, ну купил дорогой женушке еще одну шубу... Разве для этого он появился на свет?
   Зато теперь, в этой жалкой, вонючей конуре, среди отребья и отбросов, его существование обрело истинный смысл! У него появилась путеводная звезда. Имя ей - Месть.
   О, он жаждал заставить Паночку мучиться и страдать так, как мучился и страдал он сам! О-о-о, Она должна, корчась от кошмарной боли, умолять его о пощаде! А он будет со сладострастным наслаждением упиваться агонией, в которой бьется Ее роскошное тело!
   И сегодня, наконец, он осуществит задуманное. Он долго ждал, и вот подвернулся удобный случай, чтобы жестоко отомстить этой ведьме!
   Вооруженный и очень опасный г-н Вий ворвался в элитный салон, где в это время наводили красоту Паночкиной киске, которой как раз делали спа-маникюр на втором коготке, и похитил бедное животное!
   На раздолбанном пикапе с перебитыми номерами он вернулся в свою вонючую конуру с сияющим в свете сотен свечей Алтарем Мести и начал гнусно глумиться над несчастной кошкой.
   Он хлестал ее маленькой кожаной плеточкой с крошечными свинцовыми бляшечками и приковывал миниатюрными наручниками к кровати. А еще заставлял смотреть на то, что он делает со своей колбасой. Он ее оргиастически пожирал! А вы что подумали?
   Все эти мерзости г-н Вий снимал на видеокамеру, а потом отправил по домашнему мылу Паночке, которая уже несколько часов металась по коттеджу, оплакивая похищенную любимицу.
   Прошло еще несколько дней, полных ужаса и новых серий кошмарного кино, прежде чем Паночка услышала в телефонной трубке душераздирающее мяуканье и страшный мужской хохот.
   Горько рыдая, Паночка умоляла злодея не мучить милую киску. Она даже обещала отдать ему все его деньги! Но г-н Вий был безжалостен, и на Паночкин ящик поступали всё новые и еще более разнузданные видеодокументы его жестокой мести.
   Казалось, выброшенный муж поставил целью своей жалкой жизни загнать Паночку в гроб, где она, кстати, когда-то и познакомилась с г-ном Вием, моментально решив, что нужно срочно становиться лучшей подругой жены этого весьма перспективного демонического существа!
   А г-н Вий пребывал на верху блаженства. Так счастлив он не был никогда!
   Но вот однажды вечером в замке повернулся ключ, и в комнату вошла... та самая треклятая г-жа Вий. А ныне - владелица сети питейных заведений, одно из которых уже по уши заросло грязью, так как принятый ею новый уборщик целую неделю не изволил появляться на работе.
   Женщина сразу все поняла и вызвала неотложку. Г-на Вия отправили в сумасшедший дом, а кошку - Паночке. Измученно пушистое создание вернулось в атласные объятия своей мамочки!
   В тот же день благодарная Паночка позвонила бывшей лучшей подруге и предложила:
   - Может быть сейчас, когда между нами уже не стоит этот ужасный человек, мы возобновим нашу дружбу? Знаешь, все это время мне так тебя не хватало!
   - О чем разговор, дорогая! Я сама хотела тебе это предложить. Подумать только, какой гнусный негодяй! А я еще дала ему хорошую работу! Но так ненавидеть кошек?! Просто в уме не укладывается...
   - Тогда завтра вечерком?
   - В моем баре "Вдали от жен". Знаешь?
   - Конечно, дорогая! Я ведь там частенько бываю.
   При встрече старинные приятельницы звучно расцеловались. Паночка радостно отметила, что старая ведьма опять растолстела. А первая жена безумного г-на Вия с удовольствием обнаружила, что интеллектуальный уровень ее лучшей подруги не вырос ни на сантиметр. В общем, дамы очень приятно провели этот чудесный вечер.
  
   Вот только кошка Паночки ни в какую не хотела есть, пока ее не прикуют миниатюрными наручниками к кровати.
   Она залезала в самый темный угол гардеробной, где все еще валялись старые брюки г-на Вия, нежно мурлыкая, терлась о божественно пахнущую ткань и грустила о своем Господине и Повелителе.
   Со временем эта самая киска стала родоначальницей первой в мире кошачьей религии, согласно которой в начале было Слово. И это Слово было у Всеблагого Великого Верховного Мужского Бога. И это Слово было: "Брысь!"
   А потом появилось Коварное Капризное Красивое (ну, совсем, как любая кошка!) Женское Божество и безжалостно заковало Его в узы Брака, и вытянуло из Него все деньги, и выпило всю Его кровь, и устроило Ему настоящий Ад.
   Но будет Страшный Суд, и Господин восстанет и станет судить всех кошек по делам их, а тех, кто был праведен и предан и приносил Поруганному Супругой Повелителю кровавые людские жертвы, он посадит к себе на колени и угостит копченой колбасой.
   И, знаете, Паночкина кошка собрала под свои знамена миллионы последователей! Ведь все живые существа предпочитают считать, что они не просто так появились на свет, а хотя бы в результате какого-нибудь космогонического Большого Скандала. И если всю свою жизнь совершенствоваться, орать только в марте, а, нагадив в тапочки хозяину, испытывать глубочайшее раскаяние, то после смерти ты обязательно попадешь на колбасные небеса, где покорные собаки молниеносно срываются с места, чтобы исполнить малейшее твое желание!
  
   На этом нашу страшную сказку о развеселой вечеринке сахарной Паночки, которая привела вот к таким вот увлекательным последствием, можно бы было считать завершенной, если бы ни одно обязательно условие. Все сказки должны заканчиваться Свадьбой!
   Хотите свадьбу? Пожалуйста. Да не простую, а такую, что ввергла мирное течение адской скуки в будоражащие водовороты сплетен и интриг, а все сливки общества (они же лучшая, то есть женская часть высшего света ада) были буквально потрясены немыслимым браком, коим в блеске и славе сочетались беспутный Чугайстр и целомудренная Ангелица.
   Как известно, ничто так не тонизирует тебя лично и не делает общественную жизнь такой насыщенной, как свежий, сочный, хорошо прожаренный, источающий аппетитно гнусные ароматы мезальянс!
   И жили они долго и счастливо - наверное, потому, что бедняга Чугайстр регулярно посещал сеансы самого модного в аду психоаналитика.
   - Доктор, - жаловался некогда веселый и похотливый, а теперь буквально превратившийся в собственную тень лесной дух, - Кто же знал, что всё так будет? Я тогда просто перепил и, клянусь, абсолютно случайно сорвал нежно благоухающий цветок невинности этой треклятой крылатой дамы! Ну, немножко принудил девушку танцевать голой на столе и разбрасывал по ковру доллары, а она их собирала, ползая на коленках. Ничего плохого я ведь не хотел! А она потащила меня к алтарю! Представляете, теперь я каждый вечер вынужден лицезреть ее в ночной рубашке и бигуди! И от этого жуткого зрелища всё во мне просто цепенеет от ужаса.
   - А вы, батенька, попробуйте что-нибудь нетрадиционное или налево сходите. Это помогает.
   - Что вы, доктор, от одной мысли о сексе я испытываю панический ужас! Она заставляет меня делать такое! А еще я должен называть ее Госпожой!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"