Степанов Александр Фёдорович: другие произведения.

Как я нёс культуру в массы...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 5.36*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    или опыт идиота в СЕКТорЕ прямых продаж.

  ГЛАВА ПЕРВАЯ , в которой автор ноет, скулит и жалуется на жизнь, пытаясь найти выход из не очень приятной жизненной ситуации. И вроде бы что-то находит...
  
   Плевать, куда, плевать кем - надо хоть что-то зарабатывать! Беготня по издательствам, ожидание приезда и просмотра главредами моих творений отняли полтора месяца, опустошили мои карманы и поставили семейный бюджет на грань полного краха. Причём деньги нужны не через месяц или даже неделю - а в ближайшие три дня! Вот такие вводные.
   Ладно, ладно, не плачьте, голодные дети, не ворчи, жена - я сказал, я что-нибудь придумаю. Газета - двадцатка, ещё одна, потоньше - пятнашка, оставить рублей сто пятьдесят на поездки по городу - и упасть на телефон! Кто там что предлагает?
   Грузчиком, разовые работы...
   - Да, конечно платим... По пятьсот в день. Нет, аванс не даём. А с чего вы взяли, что мы выплачиваем в тот же день? Через три дня, нам же ещё ваше участие через бухгалтерию проводить нужно! Нет, нет, это у нас не принято... До свидания!
   - А вы умеете нормально общаться с людьми на улицах? Хорошо. И сколько вы хотите в день? Да что вы! У нас в основном студенты подрабатывают, пенсионеры, у них таких запросов нет. До свидания...
   Чёрт побери, нужны деньги. Очень нужны... Этот звонок из банка, чтоб им пусто было... Не раньше и не позже - а вот в течении недели принеси им. Именно тогда, когда нести нечего и ничего не предвидится! Ну почему всегда так...
   А ведь какие планы были: сдаю свои романы - пусть даже по дешёвке, регистрирую свою газету и начинаю строить своё издательство, денег-то на это нужно - всего ничего...
   ...- Да, конечно! Я прочитала то, что Вы принесли, я просто уверена - это именно то, что сейчас необходимо нашему издательству. Тем более, что у Вас практически имеется портфель с подобными вещами - да, всё это как раз для нас. Вот только главный посмотрит и утвердит - и всё.... Нет, сейчас он в Германии, приехать должен через две недели...
   Примерно так и проходили эти полтора месяца. Всё время - звонки, поездки, туда и сюда, рука на пульсе, ощущение близкого успеха... радость идиота, одним словом.
   И в течение последней недели всё пришло к тому же, откуда и начиналось: нет, мы не заинтересованы... Извините, неформат... Да, это замечательно - но сейчас у нашего издательства очень тяжёлый период, и мы не можем рисковать с неизвестным автором... Нам дают директивы из Москвы, что принимать в печать. Лучше вам в Москву съездить, попасть лично к нашему главному, тогда может быть, а сами мы не можем.... Нет, нет - мы это не возьмём, даже даром!... Возьмём, с удовольствием - вы такую прелесть написали! Но - не сейчас, сейчас всё забито. Давайте через год? Правда, гонорара не будет - мы финансово чуть живы, эти магазины такие наценки делают - в два-три раза!... Если хотите - можете напечатать Ваши книги у нас за свой счёт, мы сделаем недорого. Но реклама и распространение - это уже не наша забота, естественно...
   И всё... Я понял, что в Питере ловить нечего. Не та ситуация! Не тот год. Не те романы, а точнее - не то у меня имя. Не Звягинцев. Не Лукьяненко. Не Гуляковский. Без бренда, с пустыми карманами, ловить нечего. И романы не те, действительно. Эта тематика ещё не раскручена, ещё не популярна. Рано. Вот если бы про Николая II, если бы про Сталина или про галактических ментов и космических урок... Но - не в струю.
   А к чертям всё! Нужны деньги. Пусть не слишком большие - но чтобы каждый день, сейчас это важнее всего. За Интернет, за свет, на еду, на курево, и - на расчет с банком, в сущности, всё ерунда, лишь бы держаться на плаву, пока всё решается, тем более, что подвижки есть. Закончить "Континент" - там фигня осталась, две недели работы, и ещё на неделю правки, потом - развернуть "Русалку" как следует, ещё - цикл рассказов... Всё пойдёт! Лишь бы продержаться сейчас - пару месяцев всего!
   Вот оно - то объявление, которое мне нужно: " КУРЬЕР. Ежедневная з/п 950 руб. + премиальные... График работы: пн-сб, с 09.00 до 18.00.....".
   Не знаю, что это за курьеры, получающие штуку в день и что такое они доставляют - но вроде бы похоже на правду...
   Глуховатый и немного усталый женский голос в телефонной трубке спросил меня о возрасте и равнодушно сообщил, куда и во сколько подъехать на собеседование. Через полтора часа я был на месте.
   Вход в подвал, надпись на двери гласит: "Отдел доставки". На вопрос "Кто?" я назвал в переговорное устройство свою фамилию, и меня впустили.
   - Заполните анкету, пожалуйста, и подождите, вас пригласят.
   Подвальный офис. В принципе, ничего такого, сверхъестественного. Что же тут такое хранится? И что доставляют? Не наркоту же, в самом деле? Ну, ничего, сейчас будет собеседование, и я всё узнаю...
   - Проходите пожалуйста.
   Кабинет начальника. Статуэтка носорога. Стул, поставленный напротив стола шефа, метрах в полутора от него. Интересно, почему не так, как обычно?
   - Садитесь, пожалуйста. Александр?
   - Да.
   - Вас интересует должность курьера?
   - Да.
   - Могу сразу сказать, что наш курьер должен знать город досконально, каждую улочку и переулок, каждый дом...
   - У меня есть подробная карта.
   - Карта вас не спасёт... Кроме того - наши курьеры совершают в день от трёх до восьми поездок, при этом перевозят грузы не менее двадцати килограммов, мы не пользуемся наземным транспортом - только метро и на своих ногах. Нагрузка весьма значительна...
   Что же такое они возят? Если не меньше двадцати кило - значит, не наркота, точно...
   - К тому же очень важно успевать к назначенному сроку, это очень важно... Временами приходится и бегать с этим грузом....
   Для меня это вообще ни на что не похоже из того, с чем я был знаком до этого. Загадка на загадке, странность на странности....
   - Но, впрочем, сейчас у нас появилась другая вакансия: курьер-консультант.
   - ?
   - Это гораздо более осмысленная работа, не требующая таких нагрузок и такой спешки. Она позволяет ещё и зарабатывать гораздо больше, чем должность простого курьера. А заключается она в предоставлении образцов нашей полиграфической продукции клиентам и умении правильно о ней рассказать, а также - в заключении сделок и контрактов. При этом вы имеете процент от заключенной сделки, который гораздо выше, чем можно было бы ожидать....
   - Извините, с полиграфией я знаком лишь, так сказать, весьма поверхностно и приблизительно...
   - Мы проводим курсы по обучению новых сотрудников, и самостоятельную работу вы начнёте не раньше, чем мы будем уверены в вашей эффективной работе.
   ...Полиграфия... Что тут у них за полиграфия такая? Внятного ответа на свой вопрос я не получаю, и это лишь разогревает моё любопытство. В конце концов, я же хочу ни много, ни мало - основать своё собственное издательство, начать выпускать фантастический альманах "Искатель", а в этой самой полиграфии - дуб дубом по большому счёту. А тут - двух зайцев одним камнем, то, что нужно...
   - От меня требуются материальные вложения? За обучение, или ещё за что-то?
   - Нет. Но свои заработанные деньги вы будете получать ежедневно.
   - Трудовая книжка?
   - Не обязательно. По крайней мере, на время стажировки. И ещё - мы открылись недавно, у вас есть неплохие шансы очень быстро перейти в состав руководства компании... при условии хорошей работы, естественно...
   Я изъявляю своё согласие попробовать себя в этой новой для меня роли курьера-консультанта, и "шеф" прощается со мной, так и не представившись.
   - Извините, а как Вас зовут? - спрашиваю я.
   - Просто Пётр. До свидания. Завтра приходите сюда же к девяти тридцати.
   - До свидания...
   Интересно, куда я опять влез? И что же за хрень творится в этом подвале? Впрочем, гадать я могу хоть до посинения, но пока не увижу сам - ничего точно знать не буду. В конце концов, я же ещё и корреспондент, не буду забывать об этом.
   ...Любопытство кошку сгубило.... И не одну...
   Как и положено любому добросовестному идиоту, я пришёл на двадцать минут раньше срока. Меня провели в ту самую комнату, где я вчера заполнял анкету, и усадили в ряд с незнакомыми мне людьми. По всей видимости, они так же являлись соискателями загадочной должности "курьера-консультанта" - догадался я. Почему-то вспомнились строчки из ******** : "Ко мне подошёл человек и я сразу понял что это был дьявол. Он предложил мне выпить и быстро убежал по Невскому. Вдаль". Или что-то вроде этого...
   Мы сидели молча, дверь была закрыта, а за нами приглядывала, сидя за столом, та самая девушка, которая предложила мне вчера заполнить анкету. Стояла гнетущая тишина, и лишь изредка из-за двери приглушенно доносились крики толпы: "А-а-а-а-а".... "А-а-а-а-а".... "А-а-а-а-а".... Где-то что-то происходило. Орали, как мне показалось, человек двадцать разом, не меньше.
   Если честно, мне было интересно. Я попал в своё очередное приключение, но ничем себя не выдавал. Присутствующие не могли знать о моём врождённом идиотизме, и не могли догадаться о том, что я относился ко всему происходящему спокойно-философски. Если бы кто-нибудь из сидящих в этой комнате посмотрел на меня, то увидел бы лишь образ слегка уставшего и серьёзно-ожидающего человека средних лет в очках, сидящего на стуле и прикрывшего свои умные глаза красивыми веками. Но никто не смотрел на меня и не задавал вопросов типа: "А что это было? Ты слышал, да? А как тебя зовут? Ты тоже на курьера-консультанта?" и тому подобное.
   Нет, вокруг меня сидели отпетые идиоты и идиотки - они старательно копировали моё поведение, изображая точно таких же умных истуканов, каким прикидывался я...
   В конце концов, дверь открылась, и нас начали приглашать по именам и фамилиям в коридор. И вот очередь дошла до меня...
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой автор оказывается в совершенно непривычной для себя роли, которая ему совсем не нравится, но героически соглашается сам с собой попробовать её сыграть. И даже находит в этом некоторое удовольствие...
  
  Вместе со мной на выход с вещами или без оных пригласили ещё одного средних лет молодого человека. Вчерашний Пётр представил нас Владимиру Сергеевичу -не слишком старому сухощавому мужчине высокого роста в ботинках и тёмной куртке. Голову его венчала простая вязаная шапочка, а лицо было умным и доброжелательным.
  Мы тоже представились ему, и я сразу же забыл имя того человека, с которым вышел из комнаты ожидания, сиречь - как выяснилось позже - местной секретарской. Забыл потому, что старался запомнить имя Владимира.
  - Владимир Сергеевич - один из лучших наших сотрудников - пояснял тем временем Петр. - В его задачи сегодня входит показать вам саму работу, свой стиль работы и ответить на все ваши вопросы, связанные с работой, которые у вас могут возникнуть. Не смею больше вас задерживать, до свидания. Жду вас вечером, здесь же.
  Мы вышли на улицу и пошли по направлению к метро. Владимир сразу же нагрузил этого второго, имя которого я забыл, своим рюкзаком и сумкой, и начал его о чём-то расспрашивать так, что я ничего не мог разобрать из того, о чём они говорили. Я вообще, всё время оказывался то сбоку, то позади, прохожие отчаянно спешили нам навстречу, и я чувствовал себя несколько лишним здесь.
  Поэтому я решил не быть назойливым и не задавать идиотских вопросов о той загадочной полиграфической продукции, которую сейчас тащили по городу эти двое. В метро мне тоже так и не удалось ничего ни услышать, ни понять, но я не стал огорчаться. В конце концов, мы ехали смотреть на эту странную работу, и мне было очень интересно, что же я увижу в конце концов.
  Выйдя из метро, мы стремительно углубились в жилой квартал, и после непродолжительного блуждания по дворам и подворотням оказались возле двухэтажного здания с интригующей вывеской. "Ленптицепром" - шевеля губами, по складам, прочитал я надпись, стараясь точно запомнить её содержание. И мы вошли внутрь "Ленптицепрома".
  Нас встретил пожилой охранник в защитного цвета брюках со свисающими моржовыми усами, которые придавали ему вид добродушный и серьёзный. Через плюсовые очки с толстыми стёклами он посмотрел на нас и сказал:
  - Ну, что на этот раз принесли? Детское что-нибудь есть новенькое?
  - Разве что "Карнавал сказок" - ответствовал ему Владимир Сергеевич - но вы, наверное, видели его уже...
  - Как же, как же, видывал, конечно. Жаль, что новенького ничего нет, жаль...
  - А к Ольге Ивановне можно сейчас? - вопросил наш наставник. - У себя она?
  - Да, поднимайтесь в сто двадцать первый. - Ответил охранник, снова усаживаясь за свой стол.
  И мы поднялись по крутой, но хорошо освещённой лестнице на второй этаж, и Владимир Сергеевич вошёл в кабинет с табличкой на двери "121", а мы вломились за ним вслед.
  В тесном кабинете висели по стенам календари с курицами и цыплятами, на столах стояли два компьютера, а за столами сидели четыре женщины одного возраста, но разной комплекции.
  - Здравствуйте! - радостно сказал с порога Владимир. - Я вам книги принёс!
  - И так тесно нам здесь, а вы втроём припёрлись, да наследили ещё! - Беззлобно, но по-простецки сурово отозвалась хозяйка кабинета. Я сразу же понял, что это и есть та самая Ольга Ивановна.
  - Да мы ненадолго - отвечал ей Владимир так же простецки - только покажем, что принесли, и сразу же уйдём!
  - Ну, коли не надолго - то показывай! - соизволила рассмеяться Ольга Ивановна. И наш ведущий начал доставать из услужливо ему протянутого помощником рюкзака ту самую полиграфическую продукцию, которую я с таким трепетом ожидал увидеть всё это утро!
  О, что это была за продукция! Там был и Гумилёв - но не отец, которого расстреляли, а сын, которого посадили, там была чудесная, чёрная и толстая энциклопедия этикета, там были прекрасные детские книги и даже небольшой православный молитослов в коже и с золотым обрезом, рассчитанный на пятьсот лет пользования! Но я недоумевал. Мне было бы понятно, если бы принесено сюда было пособие для юных инкубаторщиков или пожилых птицеводов, ну, в крайнем случае - сборник рецептов блюд из лапок и потрохов индейки... Но те книги, которые с таким ажиотажем перелистывали сейчас под неназойливые, но убедительные комментарии Владимира ленптицепромовки, никак не относились к области птицеводства!
  Потом ажиотаж поутих, и женщины начали вынимать из кошельков деньги, которые перекочевали в карман в Володе, а его книги были разобраны сотрудницами. У Ольги Ивановны денег не хватило, и она сбегала в соседний кабинет и принесла ещё. И тогда я понял - должность курьера-консультанта состоит в том, чтобы просто-напросто торговать этими книгами! Мне стало немного не по себе, но я сдержался от комментариев типа: "Да это же торговля!!!". Как-никак, вокруг были дамы, а с моих ботинок натекла изрядная лужа.
  Мы вышли в коридор, спустились по лестнице вниз и, попрощавшись с вахтёром, вышли на улицу. Владимир запихал опустевшую сумку в опустевший рюкзак, который сразу же повесил себе на спину, и в руке у него осталась только небольшой дипломат с книгами. Мне очень хотелось плюнуть на всё и уйти домой, но я почему-то сдержался - мне было ещё и очень интересно, что будет дальше. Дойдя до метро, человек, который ходил с нами, вежливо попрощался и растворился в окружающей толпе. А мы с Володей продолжили свой путь.
  Мы перешли по мосту через Неву и углубились в кварталы на её правом берегу. По дороге Владимир разговорился со мной, и я узнал, что по профессии он - врач, и у него очень разносторонние интересы. Потом оказалось, что он интересуется ещё и эльфами, а уж про эльфов я мог говорить до бесконечности. Заодно мы поговорили о диалектах ненецкого языка, о соблюдении водителями ПДД и много ещё о чём. Потом оказалось, что Владимир - жутко православный, и я решил не затрагивать эту его больную тему. Тем более, что мы пришли к какому-то зданию, которое тоже было двухэтажным.
  Войдя внутрь, мы увидели, что в этом здании шёл ремонт, и нам пришлось долго блуждать по его коридорам, пока мы не попали в кабинет, в котором стояла куча мебели и в ужасной тесноте сидели восемь живых девушек, а по столам в кирзовых сапогах скакал электрик и весело менял лампы дневного света. Но оказалось, что только что, буквально перед нами, припёрлась какая-то противная тётька с косметикой, и девушки истратили все свои деньги на духи и румяна, а может быть, ещё и на помаду. И поэтому они не могли купить книги и грустно вздыхали, глядя на яркие, красивые обложки и прекрасное содержимое их.
  Так ни с чем мы и вышли из этого здания, на котором не висело никакой таблички. Но Володя мне уже стал симпатичен, и я решил добродить с ним по городу до вечера. И мы вломились в какой-то детский сад, и продали там три книги, а потом вошли в школу, и продали ещё две, последних из тех, что у него оставались. Только молитослов никто не взял, потому, что он был жутко дорогой.
  Потом мы пошли обратно, и Владимир рассказывал мне об этой удивительной работе курьера-консультанта. Оказалось, что из ста опрошенных книгами интересуются двадцать процентов, а пять совершают покупки! И, если опросить в день около пятисот человек, то согласно статистике, можно продать двадцать пять книг. А при средней стоимости одной книги в триста пятьдесят рублей и выручке курьера-консультанта в размере двадцати процентов с продажи его средний дневной заработок составит целых тысячу семьсот пятьдесят рублей или даже больше! Мне понравилась такая арифметика, тем более, что я видел - Владимир сегодня опросил человек пятнадцать-двадцать, а никак не пятьсот. И я решил попробовать себя в этой новой и непривычной для меня роли.
  По дороге к метро я узнал, что самые трудные для новичков - первые две недели. Именно в эти дни человек учится продажам, находит собственный стиль работы и оттачивает появляющиеся у него навыки, обзаводится собственной клиентурой. А потом всё идёт как по маслу - само собой!
  Короткий ноябрьский день уже потух, когда мы вернулись в офис с надписью на двери "Отдел доставки". Владимир поместил меня опять в "отстойник" и закрыл дверь, а сам ушёл давать Петру рекомендацию на меня. Через некоторое время он вернулся и провёл меня в кабинет менеджера - собственно, Пётр менеджером и являлся. Он сообщил мне, что я могу быть принят на работу, и ещё рассказал о том, что залогом нашего успеха является хорошее настроение, которым сотрудники офиса делятся, хлопая друг друга по поставленной вертикально ладони. И меня хлопнули так же, и Владимир меня вывел в небольшой зал со столами и стульями, которого утром я не заметил, и представил находящимся там людям следующими словами:
  - Господа, у нас появился новый сотрудник, его зовут Александр!
  Все господа, которые были очень дружелюбными, хорошими парнями и девушками в возрасте от восемнадцати до шестидесяти лет, дружно зааплодировали и закричали "Урааа!!!", а я почувствовал себя очень смущённым такой неожиданной овацией. Всего их было около десяти человек.
  Потом Володя показал мне остальные помещения офиса. Я увидел склад, в котором сидела кладовщица Зухра и выдавала книги, коридор, вешалку, туалет и несколько подсобных помещений. А ещё в этом подвале оказался зал, немного побольше предыдущего, но без столов и стульев, а с музыкальным центром, мячиком на полу и носорогом, нарисованным на стене. И ещё там были фотографии, наклеенные на большой лист ватмана и снабжённые подписями, и эти фотографии рассказывали о том, как сотрудники здорово отдыхают на природе.
  После этого Владимир провёл меня к выходу и попрощался, сказав напоследок, что уже завтра я смогу заработать свои первые деньги. Только приходить нужно не к восьми часам утра, как обычно приходят сотрудники, а к девяти - потому, что завтра суббота, и день укороченный. При этом я заметил, что никого из тех, кто сидел сегодня утром со мной в секретарской в ожидании вызова, в офисе сейчас не было! Значит, из всех остался я один, и оказался наиболее подходящей кандидатурой в курьеры-консультанты!
  Так, радостный, я дошёл до метро и доехал до дома. На привычный уже в последнее время вопрос жены: "Когда будут деньги?!!!" я радостно ответил:
  - Завтра, дура! Жрать давай!!!
  Она грохнула передо мною на стол тарелку с горячим борщом и тут же расчётливо-прицельно швырнула в неё ложку со сметаной. Мне пришлось вскакивать и полоскать под краном очки и менять рубашку, но ничто не могло испортить мне сегодня прекрасного настроения: ведь завтра у меня будут деньги, и я принесу их в семью!
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ, в которой автор претерпевает некоторый психологический шок, но справляется с ним и выходит победителем из схватки с самим собой и целым городом .
  
  Утром я как штык был на месте к девяти часам, даже немного раньше. Оказалось, что сотрудники - а их всего было около двадцати человек - собираются по утрам в зале со столами и стульями. На стульях никто не сидел, а на столах высились стопки книг, которые сотрудники брали по одной и рассказывали о них друг другу. Гвалт при этом стоял невероятный, и у меня сразу же закружилась голова, но я нечеловеческим усилием удержался от падения на пол.
  Как только я разделся, ко мне сразу же подскочил какой-то лысоватый мужчина и, немузыкально проорав: "Здравствуйте! Меня зовут Сергей! Посмотрите книгу!", сунул мне её в руки. От неожиданности я схватил её, а он начал рассказывать мне о том, какая это книга хорошая и какой у неё хороший автор, и ещё о том, что наш хороший президент подарил эту хорошую книгу хорошей английской королеве Елизавете, и теперь я держу в руках точно такую же книгу, как и английская королева, и могу её тоже прочитать... И вообще, это оказалась книга по истории России, и написано в ней было про нашу историю от Рюрика до Сталина... Потом выяснилось, что одно занятие с репетитором по истории сейчас стоит пятьсот рублей, а эта толстая и богато иллюстрированная книга стоит ничуть не больше! Я несколько обалдел от его напора, не вполне соображая, что же нужно этому Сергею от меня в этом бедламе - но потом догадался, что наблюдаю не что иное, как тренинг перед продажами, утреннюю разминку, так сказать. Потом Сергей потребовал от меня, чтобы я ему тоже рассказал эту книгу, и объяснил, что речь нужно строить по пяти шагам, как-то: приветствовать, представиться, презентация книги, вилка цен и заключение сделки. Вилкой цен оказалось не что иное, как сравнение стоимости книги со стоимостью ещё чего-то, как правило, более дорогого и бесполезного, но в то же время пользующегося спросом. Самой примитивной вилкой цен является заявление типа: "в магазинах нашего города такую же книгу вы сможете найти за тысячу или полторы тысячи рублей, а сейчас вы имеете уникальную возможность приобрести её у меня всего за пятьсот...".
  Я даже несколько развеселился, рассказывая то одному человеку, то другому то одну книгу, то другую. Правда, получалось у меня это довольно фиговенько, потому, что большинство книг были мне незнакомы. Но то обстоятельство, что я когда-то имел удовольствие прочитать некоторые из них, не давало мне никакого преимущества - я всё равно не знал, что же нужно рассказывать! Слова смешивались в голове в какой-то неуклюжий ком, и я отчаянно тормозил и тупил целый час, пока кто-то не проорал диким голосом: "Укладка книг!!! Через пять минут импект!".
  Все лихорадочно начали рассовывать свои стопки книг по сумкам и рюкзакам, а потом народ потянулся в тот самый зал, где стоял музыкальный центр и был нарисован носорог на стене. Все встали по периметру помещения, и тут выключили свет. Правда, при этом включили музыку и электрогирлянду и, пока я в недоумении озирался по сторонам, начались танцы. Под довольно забойную музыку все присутствующие пустились в пляс, невзирая на возраст, одна из девиц изобразила стриптиз, а я стоял, вцепившись в батарею, к которой прислонился.
  С одной стороны, всё это выглядело довольно дико - но я подумал, что сегодня в этой фирме, может быть, какой-то праздник или ещё чего-нибудь... После двух песен музыку выключили и все начали орать "Босса!!! Босса!!!", хлопая ладошами в так своим воплям. "Точно, праздник!" - подумал я - "день рождения у этого босса, не иначе..."
  В комнату ворвался Петр и сразу же включил свет, а все при этом заорали "Урааа!!!".
  - Доброе утро, господа! - проорал Петр.
  - Доброе утро, сэр! - слаженно проорали в ответ господа.
  После этого началось представление, из которого я толком ничего так и не понял. Впрочем, выяснилось, что кроме меня вчера приняли на работу ещё двоих, и нас вытащили в центр круга.
  - Господа, поприветствуем наших новых сотрудников!
  - Ура!!!
  - Александр, где вы раньше работали?
  - Да так, на стройке... - ответил я, опасливо озираясь по сторонам.
  - И как ваше первое впечатление от всего увиденного?
  - Ну, это... просто племя какое-то... незнакомое мне пока. - Таким был мой ответ.
  Все опять захлопали, и нас отпустили обратно в круг. После чего меня опять вызвали в центр, и Пётр решительно спросил меня, как называются лучшие люди нашего офиса. Я ответил, что наверное, "передовики производства", и все заржали, как лошади Пржевальского.
  - Кто твой инструктор? - осведомился Петр у меня.
  Похлопав глазами и поскрипев извилинами, я указал на Владимира. Пётр сделал ему приглашающий жест, и Владимир Сергеевич... принял упор лёжа и начал отжиматься, приговаривая:
  - Лучшие люди нашего офиса называются "хайроллеры". Они делают норму, которая составляет семьдесят единиц при условии двенадцати сделок, и одна единица равна пятидесяти рублям!
  Володя поднялся на ноги, отряхивая руки, а меня попросили повторить, кто такие хайроллеры. Я запутался, и Володя отжался снова - под общий смех, а я совсем запутался в этих цифрах. В конце концов, его отпустили, а второго из принятых спросили, как зовут худших людей нашего офиса, которые, так сказать, полный отстой. Ситуация повторилась, но на этот раз в центр вышла инструктор-девушка, Надя. Она, приседая изящно и небрежно одновременно, поведала, что худшие люди у нас - коматозники, они вечно опаздывают, жуют жвачку, прислоняются к стенам во время импекта и ведут себя недисциплинированно, потому, что не контролируют ничего - даже самих себя и собственные организмы. Парень повторил этот урок, и был отпущен в круг вместе с Надей.
  Пётр объявил, что вчера было пятеро "хайроллеров", и эти самые "хайроллеры", названные поимённо, пробежали по кругу, делясь с каждым из присутствующих хорошим настроением так, как мне показывал вчера Петр. При этом все хлопали и орали "Оп! Оп! Оп!".
  После этого Пётр предложил позвать "коматозников", и все их позвали, топая ногами и прихлопывая на мотив "we well, we well rock you!". На этот зов вышло трое - две девушки и мужчина, и ведущий это мероприятие Петр предложил устроить им некоторое наказание в воспитательных целях. Формой наказания было избрано построение живой скульптурной группы, которая и была построена незамедлительно. После этого коматозников амнистировали, вынеся вердикт "Отмазались!", и Петр громко вопросил
  - Господа, какой сегодня день недели?
  - Суббота, сэр!
  - А что у нас происходит по субботам?
  - Пивдей!!!
  - Правильно! А раз пивдей, то сегодня объявляются следующие бонусы: двадцать единиц - одна банка пива, сорок единиц - две банки пива, семьдесят, то есть норма - пять банок, сто единиц - ящик пива!
  Все дружно зааплодировали и закричали "Ура!", а Петр продолжил:
  - А что у нас ещё происходит по субботам?
  - Конкурсы, сэр!
  И конкурс был проведён. Были внесены два яблока, к хвостикам коих привязали по ниточке, за которые, в свою очередь, яблоки привязали к палке, а палку вручили в руки двоим помощникам. Для участия в конкурсе потребовалось четыре человека. Разбившись попарно и стоя на коленях, они должны были сожрать эти яблоки без помощи рук. Побеждала та пара, которая съедала своё яблоко первой.
  Все болели, переживали, ржали, в конце концов, яблоки были съедены, а паре победителей был вручён бонус в виде бумажки - которую, как следовало из объяснений Петра, следовало обналичить вечером при отчёте, и стоимость этого бонуса была пятьдесят рублей!..
  По моим представлениям, этот КВН продолжался уже не меньше часа, а к работе мы ещё не приступали. Хотя.. сегодня же суббота, укороченный день!
  - И в завершение попрошу вас протянуть руки! - Провозгласил Петр. - Посмотрите: в ладошках что-нибудь есть?
  - Нет!!!
  - Значит, нужно, чтобы что-то было! Поляну порвём?
  - Йес, сэр!
  - Тогда быстренько собрались - и побежали рубить капусту! Отчётка сегодня с пяти до шести!
  Народ потянулся к выходу, а меня остановил Володя.
  - Саша, сегодня ты идёшь с Ниной, помогаешь ей нести книги и пробуешь продавать сам. От того, что сдашь - двадцать процентов твоих. Вот Нина - показал он мне на одну из женщин, а она подошла к нам. - Нина, это Саша, сегодня он с тобой. Всё, удачи!
  Мы оделись, и вышел вместе с этой Ниной на улицу. Она взяла две объёмистых сумки и ещё тележку, и я честно помогал ей тащить весь этот груз до метро, то есть я тащил сумки, а она - тележку. На ступеньках я старался помочь ей управиться с тележкой, и мы довольно быстро и вполне благополучно прибыли на место.
  Оказалось, что сегодня мы не будем ходить по офисам и учреждениям, а будем работать "на потоке" - то есть на том месте, где масса народа идёт от метро в город. Нина вручила мне несколько книг, одна из которых мне была знакома - как раз та самая "Россия - великая судьба" Перевезенцева, с которой я занимался утром.
  Всё было ничего до тех пор, пока я не оказался перед необходимостью предложить книгу прохожему с теми самыми заветными словами "Здравствуйте, меня зовут Александр, посмотрите, пожалуйста, книгу!". И в этот решающий момент я ощутил, что меня разбил страшный речевой паралич. Я просто стоял с книгами, как столб посреди людского потока, вращая глазами и судорожно пытаясь сказать хоть что-то. Иногда у меня это получалось, но, пока я что-то говорил проходящему мимо человеку, тот уже исчезал среди толпы. В то же время у Нины, работающей неподалёку, дела шли более чем хорошо - то и дело возле неё останавливались люди, листали книги, а несколько раз я видел, как она передавала их в обмен на разноцветные денежные бумажки гражданам.
  Через полчаса такого стояния с книгами я ощутил, что мои руки затекли в локтях и начали болеть. Но я решил дотерпеть до вечера и, во что бы то ни стало, сделать хотя бы одну продажу, раз уж я сюда пришел! И, в конце концов, случилось чудо! Возле меня остановился человек, молча взял у меня "Россию..." и так же молча протянул мне пятьсот рублей. На моё обращение к нему о том, что эта книга стоит как раз пятьсот, он спокойно ответил:
  - Я знаю. - И ушёл.
  Не знаю, был я в тот момент более обрадован или удивлён... но нагрузка на руки стала меньше, ко мне вернулось хорошее расположение духа и в течении следующего получаса я продал ещё три книги - и руки мои опустели. Я перекурил и подошёл к Нине, которая выдала мне ещё несколько книг, которые у меня тоже ушли через час работы....
  Вечером, возвращаясь в офис с Ниной, я подсчитал, что продал за день книг на две тысячи триста рублей, и заработал при этом четыреста тридцать! В офисе я передал все деньги Нине, а она с точностью до рубля отсчитала мне мою долю и тут же вручила её мне. Я, наконец-то, снова был с денежкой! Пусть и небольшой сегодня - но начало было положено!
  И, кроме того, у меня была сегодня и первая премия - банка пива!
  
   ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ, в которой автор героически начинает свою самостоятельную деятельность на избранном им поприще, и продолжает её целую неделю, несмотря на все трудности, возникающие в результате его, автора, неправильной работы.
  
  Воскресенье пролетело незаметно, и в понедельник я появился в офисе в восемь утра с твёрдым намерением начать свою деятельность самостоятельно, безо всяких инструкторов и патронажа. Впрочем, это было решено ещё в субботу - тогда Володя, расспросив меня и Нину о результатах дня, сказал, что я, в принципе, могу с понедельника начать работать сам. Мы заполнили все необходимые документы, я прошёл небольшой тест у менеджера, получил его согласие и был отпущен восвояси домой для воскресного раздумья.
  Теперь же, выспавшись и пораздумав, я был готов к труду на благо фирмы и самого себя. Книги в этот день я мог получать без очереди, а пропуском-паролем на склад в обход всех остальных сотрудников мне служил клич: "Первый день!". Перед получением книг я оставил у менеджера паспорт - в залог за книги, но по официальной версии - чтобы не потерять его "в поляне". Вообще-то, в залог можно было оставить и деньги в размере стоимости книг - но таким способом никто не пользовался, потому, что вариант с паспортом был гораздо проще и приемлемей.
  После получения книг опять началась часовая распичёвка - так называется утренняя говорильня, когда все отрабатывают свою речь, по-английски - спич, откуда и пошло название. А заодно при этом отрабатываются и навыки свободного общения с другими людьми, свободного и непринуждённого, совершенно не похожего на те, похожие на аудиозапись речи, которые можно услышать в электричках.
  - Ты думаешь, что ты должен знать всю книгу, чтобы успешно её продать? - Спрашивал меня Володя. - Да ничего подобного! Несколько ключевых моментов, фактов, пару фишек - вот всё, что тебе нужно. На самом деле ты её сдаёшь не на знании и своём потрясающем уме - ты сдаёшь книгу на простоте общения, на хорошем настроении, обаянии и улыбке. Вот, представь, что об этой книге я не знаю ничего, кроме её цены, что я даже читать не умею. Представил?
  - Ну. - Мудро ответил я.
  - А теперь смотри и слушай! - Провозгласил он и задорно заорал:
  - Здравствуйте! Посмотрите, пожалуйста, книгу! Вы держите в руках изумительно полезную вещь! Её можно использовать для засолки грибов, применяя в качестве гнёта, а в процессе засолки и после вы сможете даже читать! Также, эту книгу можно применять для истребления ползающих насекомых, в частности тараканов на кухне или в спальне, если они там появятся! Причём совершенно уникальным достоинством этой книги является то, что площадь поражения таракана равна площади этой книги, а сила удара достигает пятидесяти килограмм на квадратный сантиметр, что, согласитесь, смертельно для любого из тараканов, известных современной науке.
  Также эта уникальная книга может послужить прекрасным средством самообороны и спасти вашу жизнь. Она, благодаря своей толщине и специальному сорту бумаги, способна остановить пулю, выпущенную из пистолета Макарова с расстояния пятьдесят метров, а из пистолета "Берета" - с тридцати метров! Стоимость же её гораздо ниже, чем годовой запас средств от тараканов, или даже плохонький бронежилет.... Понял?
  - Ага... - в совершенном просветлении ответил я. - А что, и на улице надо так же?
  - Ну, если на чела с нормальным чэ ю попадёшь - можешь попробовать. А самое главное - не стесняйся, держи инициативу разговора, будь хозяином положения...
  Книги, которые я сегодня брал, я выбирал сам. Так же как и район, где я собирался их распространять. После импекта - кстати, я узнал, что слово impact английское, и обозначает оно ни что иное, как "удар", было проведено занятие, которое называется "шкура носорога" и которого, если честно, я совершенно не понял и не понимаю до сих пор. Основной смысл - виртуальная защита, которую сотрудники напяливают на себя в понедельник, чтобы не реагировать ни на какую фигню, которая с ними может приключиться за всю неделю. Бред какой-то...
  Первый день показал мне всю инфантильность моих представлений об этой работе, и я вымотался как верблюд. При этом я умудрился нарушить почти все правила, которыми меня щедро снабдил Владимир (устно). Я пропускал прохожих, не обращаясь ко всем подряд, я пропускал двери учреждений, потому, что одни выглядели слишком бедно, а другие - слишком богато, я не обследовал избранный мною квартал до конца и досконально, а начал скакать из стороны в сторону, пытаясь найти место, где у меня точно купят... В конце дня, почти ничего не продав, я встал возле метро как столб с книгами, вспомнив субботний опыт. Но, отстояв целый час на самом людном месте, я не то, чтобы ничего не продал - а даже не удосужился ни одного заинтересованного взгляда...
  Грустный, я сел в метро и пересчитал свою выручку. Но, к моему удивлению, оказалось, что я продал на две пятьсот и пятьсот заработал! Однако! - подумал я - за эту работу стоит держаться!
  Правда, я рассчитывал сделать эту самую норму в семьдесят единиц, но для первого дня и то, что получилось, было совсем неплохо!
  Следующие дни этой недели прошли для меня под знаком совершенствования навыков и умения тщательно и точно работать по правилам. Я научился пересиливать собственную нерешительность и начал запросто обращаться к людям на улицах, в магазинах и офисах, куда я научился вламываться без приглашения и спроса. Я даже начал оставлять базу - то есть большой рюкзак с книгами, чтобы не таскать его на горбу целый день. База оставляется в любых общественных заведениях, работающих стабильно, и где отсутствует риск того, что "лавочка" неожиданно закроется. Как ни странно, в такой просьбе никто из продавцов, парикмахеров или сотрудников налоговых инспекций ничего необычного не видел.
  Обойдя на третий день работы свою первую поляну, я с удивлением обнаружил, сколько же дверей и организаций я пропустил в первый день, просто не заметив! Кстати, мне весьма импонировало то, что в нашей организации не приветствовалось и даже порицалось хождение по квартирам - только по организациям и общественным местам! В принципе, это имеет смысл: в рабочее время дома сидят в основном те, кто не имеет много финансов: пенсионеры, декретники и больные. И покупательная способность у них соответственная... А всех остальных лучше ловить на рабочем месте, на улице или в магазинах.
  Сильнее всего мне хотелось всё бросить и уйти в понедельник, после обеда, и во вторник с утра - эти дни в моральном плане были для меня самые тяжёлые. В голове постоянно крутилась мысль "во что я ввязался!", и лишь природная упёртость не позволяла мне сдаться и прекратить игру. Ну не могу я так - бросать начатое, не закончив и не добившись никакого результата!
  А в офисе я день за днём узнавал всё новые фишки - и о самой работе, и о книгах, и о психологии людской. Оказалось, что кроме пивдея и шкуры носорога, есть ещё хамдей - когда утром проводится конкурс на хамство, спичдей - когда нужно запичить какую-нибудь ерундовину по пяти шагам, не называя её по имени, но неожиданным и оригинальным способом. А также муздей - это когда проводятся конкурсы самодеятельности среди офисных талантов, и джокдей - когда победителем оказывается тот, кто выдаёт лучший анекдот или ещё какую хохму. В общем, было весело... хотя и трудно. Вставать приходилось теперь не тогда, когда проснёшься - а в полседьмого, ложился же я в десять и засыпал как убитый. А домой приходил не раньше восьми, уходя в семь!
  От такой жизни мой организм начал стремительно перестраиваться, чтобы выжить. Ещё бы - моей туше весом в сто десять кило, гружёной двадцатикилограммовым рюкзаком, приходилось несладко - таскать это всё по лужам, под дождём, пыхтя, взбираться по лестницам и вставать ни свет ни заря. Тело отчаянно сопротивлялось такому с ним обращению и вопило каждой клеточкой: "Прекрати!!!". Но я почему-то не сдавался... Почему?
  Наверное, потому, что не видел в этой работе никаких минусов. Заработок мой рос изо дня в день - по чуть-чуть, но становился больше, и в это было только моей заслугой, и ничьей больше. К тому же я всё ещё помнил о своей мечте - создать собственное издательство, и лучшей практики в распространении "печатной полиграфической продукции", чем эта, я себе и представить не мог. С азов, с самого простого - с улицы! Как сто лет назад по улицам бегали мальчишки с криками "Свежие новости! Убили Столыпина!" и продавали газеты - так и я сейчас продолжал их славную традицию... правда, не с газетами и криками - а с книгами и просчитанным подходом к каждому человеку, но всё-таки... И какие это были книги! История, детская литература, медицинская энциклопедия, словари и справочники, альбомы живописи и другие, замечательные, восхитительные книги! Никаких Гарри Поттеров, никаких Бушковых, Донцовых, лукьяненковых "Дозоров"! Нормальная, серьёзная литература. А цены! Они действительно были ниже в два-три раза, чем в магазинах! Это были книги, доступные простым людям - и гораздо более нужные, чем тот хлам, что лежит на лотках и стоит в киосках.
  К тому же - это я понял примерно на четвёртый день работы - современному горожанину некогда ходить по книжным магазинам. Он не всегда успевает и в продуктовый-то забежать - такой нынче ритм жизни сумасшедший: с переработками, пробками, давкой в метро и сплошными заботами о том, как не потратить слишком много - страна доведена до ручки, это я увидел чётко. Ну, за всю страну - говорить не буду, а вот Питер - точно. Денег у людей очень мало... И времени тоже.
   В ту неделю я наконец-то начал превращаться в более-менее нормального человека - хотя бы в физическом плане. С меня сошло килограмм семь, и это было неудивительно: я всё время был на ногах, и почти ничего не ел. Кружка кофе с утра - и вперёд, покорять город, менять книги на деньги. Поесть днём... Такое бывало крайне редко - жаль было тратить время. А вечером, придя с работы, мне уже было не до еды - хотелось упасть и заснуть. Я всё реже садился к компьютеру, всё реже выходил в Интернет - эти привычки вытеснялись другим образом жизни, образом мышления. Я начал общаться на улицах с живыми людьми, и зарабатывать реальные деньги.
  Дома, как ни странно, отношения в семье стали гораздо лучше. Моего хорошего настроения хватало и на то, чтобы домашние радовались, когда я приходил, даже уставший. Правда, меня почти не видели, а если и видели, то в основном в горизонтальном положении, храпящим под одеялом.
  Насчёт хорошего настроения. Оказалось, что его производит не только утренний импект, но и то, что я обращался к каждому прохожему со словами "Здравствуйте!" или "Доброе утро!". Как ни странно, когда прошло первичное смущение, такое поведение начало приносить заряд доброжелательности, веселья и ощущения счастья. Не верите? Попробуйте сами - и если освоите это нехитрое упражнение - будете ходить со счастливым фейсом всегда, причём безо всякой напруги.
  Особенно, когда вам станет по барабану, скажут ли вам "Спасибо!" или пошлют подальше.
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой автор жутко страдает, но героически продолжает борьбу за своё светлое будущее во имя роста культуры горожан.
  
  К концу первой недели я облазил почти весь свой район и, в конце концов нашёл поистине благодатную "поляну". Во-первых, ближайшая к ней станция метро была у чёрта на куличках, и никто из моих конкурентов тут не бывал уже полгода. Во-вторых, ближайшие книжные магазины находились по тому же адресу, что и станция метро. В третьих, отношение населения к человеку с книгами и к самим книгам было просто бархатным! А в четвёртых, мне не было никакой нужды нарезать полубесцельно круги по кварталу в этом районе - все продажи совершались в относительно небольшом торговом центре и вокруг него. Это был просто рай для дибера (так у нас называли дистрибьютеров, коими и являются на самом деле курьеры-консультанты).
  Но открытие этого Эльдорадо имело для меня свою цену. На боль в ноге, которая появилась в четверг, я не особенно обращал внимание - ну, болит слегка, и хрен с ней. Может быть, растянул где ненароком - пройдёт! Но нога заявила о себе в воскресенье утром: проснувшись, я не смог на неё встать. Ступня распухла и мешала ходить.
  Раскинув имеющимися у меня в распоряжении мозгами, я пришёл к выводу, что это может быть перелом - пальца там какого или фаланги, не просто же так она распухла и болит! И я поехал в травмапункт вместе с женой. Ну, она-то поехала по своим делам, ей было со мной просто по пути, но в автобусе я сумел её удивить своими наработками в области познания горожан.
  У нас завязался разговор... точнее, спор. Она утверждала, что продать книгу за пятьсот рублей на улице невозможно, потому, что у людей денег нет при себе. Я же возразил, что после недели такой работы я способен видеть человека насквозь, и с одного взгляда могу сказать, сколько у него в кошельке на данный момент.
  - Будет тебе ерунду-то молоть! - возмутилась супруга. - Тоже мне, Вольф Мессинг нашелся!
  - Сколько, по-твоему, денег вот у этой женщины? - громко спросил я жену, указывая на гражданку, сидящую рядом с нами.
  - Ну откуда я знаю! - возмутилась моя половинка. - И вообще, ты ведёшь себя неприлично!
  - Я веду себя просто! - Парировал я. - А денег у гражданки в кошельке примерно три с половиной тысячи! Правда? - спросил я несколько обалдевшую молодую тётеньку.
  - Три шестьсот... пятьдесят!... - изумлённо сообщила она нам. - Правда!
  - Вот видишь? - победно сказал я жене. - Так-то! А вот у этой девушки, которая сидит справа, мобильник стоит около шести тысяч. Так? - Спросил я девушку. Она мило улыбнулась в ответ и сказала:
  - Пять восемьсот! А как вы узнали?
  - Это сложно объяснить - отвечал я ей - но такие способности доступны каждому. Надо лишь постоянно общаться с самыми разными людьми!..
  Впрочем, я несколько отвлёкся от своей ноги. Добравшись до травмапункта, я выяснил посредством рентгена и врача, что никакого перелома у меня нет, а есть сильнейшее растяжение: свод стопы не выдержал моего веса и веса рюкзака при постоянной нагрузке и начал разъезжаться в стороны. Добрый доктор прописал мне мазь и неделю абсолютного покоя для пострадавшей части организма.
  Автобусов не было, и мне пришлось ковылять на том, что у меня осталось от нижних конечностей. Идти одному было скучно, да ещё хромая, я очень жалел, что со мной не было книг, с которыми я мог бы обращаться к прохожим, говорить им "Здравствуйте" и всё такое и рассказывать о разных авторах и содержании написанных ими трудов. Поэтому в первом же магазине я купил килограмм мандаринов и стал просто раздавать их всем встречным, делясь с ними своим оранжевым настроением. А оно у меня действительно было оранжевым - несмотря на боль и хромоту! Как ни странно.
  Заодно я изучал реакцию прохожих на неожиданное предложение мандарина и старался найти такой способ раздачи, при котором процент отказавшихся будет минимальным. А на самом деле мне хотелось работать, работать и работать с книгами - и даже не для того, чтобы набить свой карман, а просто... ради работы!
  В общем-то, в этот момент стоило бы, пожалуй, прислушаться к собственным ощущениям, проанализировать эту непонятно откуда появившуюся эйфорию - но, увы, я был целиком ею захвачен! Мандарины же я раздал все.
  На следующее утро я позвонил в офис и сообщил, что не могу явиться на работу по причине больной ноги - она распухла и болела пуще вчерашнего. Очень хотелось на работу, в уже любимый всем сердцем отдел доставки, но... Ходить сегодня стало действительно невозможно.
  Целый день я провалялся, страдая от безделья и с тоской глядя в экран телевизора. Так же прошла и половина следующего дня, когда зазвонил телефон и голос Петра в трубке сказал:
  - Саша, у нас чрезвычайная ситуация. Нам необходим сегодня каждый человек, который может работать...
  - Но... нога же... - ответил я в трубку.
  - Иначе нас могут закрыть. Всё очень плохо.
  И я понял: сейчас от меня зависит само существование нашего офиса! Постанывая и подвывая, я встал, оделся и, стиснув зубы, чтобы не заорать, начал засовывать распухшую до неприличия конечность в ботинок... Я не очень отчётливо помню, как я добрался до работы - но помню, что всю дорогу у меня перед глазами плясали огоньки.
  Было уже три часа дня, когда я получил несколько книг и отправился совершать небывалый подвиг. Чтобы не ходить слишком много, я приехал на вокзал, влез в электричку и за два часа езды на ней сдал три книги, причём довольно дорогих.
  На следующий день я пришёл на работу с палочкой, которую жена привезла от родственников. И началась для меня неделя кошмара - с рюкзаком, с книгами в одной руке и палкой в другой, с перекошенным от боли рылом, я ходил по улицам и предлагал книги. Какое там хорошее настроение, когда тебя постоянно терзает болевой синдром! По крайней мере, я изучил, что такое боль. Не чересчур сильная, но постоянная, от которой начинает крутить внутренности, мысли в голове превращаются в подобие обрывков программ, пожираемых страшным вирусом, а самого к середине дня начинает шатать, как пьяного. И всё это при том, что походка становится подобной походке утки с перебитыми ногами. Какие продажи? Народ от меня шарахался за километр: идёт чудило с палкой и книгой, шатается, хромает, рожа перекошено улыбается - не иначе, жертва психиатра идёт... В эти дни я не продавал почти ничего, мой доход упал до ста-ста пятидесяти рублей в день. На свою благодатную поляну я не ездил - уж больно далеко она находилась, не с больными ногами туда забираться надо...
  Но при этом в моей черепушке поселилась следующая мысль: ведь я не только ради денег работаю! Я несу культуру в массы народные, служу великому делу просвещения и образования, и самое главное для меня - не столько продать книгу, сколько рассказать о ней людям! Тем более, что многие из наших книг являлись новинками на книжном рынке. Не знаю, если бы не было у меня тогда этой мысли - бросил бы всё и ушёл к чёртовой матери.
  А между тем деньги мне были нужны, ох как нужны! Но они были недосягаемы, пока не помог случай. Совершенно сумасшедшее стечение обстоятельств - но, чтобы в него попасть, нужно и самому быть ещё тем придурком!
  Наихудшее состояние в то время у меня наступало примерно к двум часам - это был самый пик полубессознательности и хренового самочувствия, после чего меня более-менее отпускало, но в районе с полвторого до трёх было хуже всего - как по расписанию! И вот, стою я на перекрёстке с книгою в руке, стараясь не упасть и пытаюсь отдышаться. Голова совершенно не варит, все действия на полуавтомате идут. А мимо меня идёт человек пожилого возраста, с файлом прозрачным в руке, небрежно им помахивая. Я то ли по привычке, то ли в надежде что-то продать ему произношу своё обычное "Здравствуйте!"... - а он, отмахнувшись от меня своим файликом, как от мухи настырной, путь свой продолжил. Вздыхаю я грустно и опускаю очи долу... Эх...
  А на брусчатке у моих ног, где только что ничего не было, лежит веер дензнаков российских! Тысячные, пятисотки, стольники... Я трясу головой, пытаясь сообразить - откуда всё это и не глючит ли меня? А потом понимаю: это тот гражданин, файликом от меня отмахнувшись, из него и выронил! О как!
  И кричу я ему в спину:
  - Эй! Товарищ! Гражданин! Мужчина! Подождите!
  А он... припустил от меня бегом, не оглядываясь, перебежал через улицу, рискуя попасть под машины и скрылся вдали... точнее, среди толпы затерялся. А я, подумав немного, собрал рассыпанные у ног моих деньги, сунул их в карман и ухромал в ближайшую подворотню. Не мог же я его на полутора ногах догнать, такого резвого!
  Денег оказалось ни много, ни мало - двадцать пять тыщ. Думается мне, выручку из магазина тот мужик нёс, да не донёс. Дурень, одно слово! Кто же деньги так носит! Сказал бы вежливо: "Нет, не надо!" - и шёл бы себе дальше при всех своих. Вежливость действительно имеет цену, не отмахивайтесь от людей, как от мух!
  Удивительно, но этот день я доработал до конца - честно и стойко. Нога, правда, болела сильнее обычного... но я решил не обращать на неё внимания. Нечего потакать своим слабостям!
  Это приключение, как ни странно, ничуть не ослабило моего патриотизма по отношению к работе, наоборот - усилило его. Я воспринял произошедшее, как награду свыше за честный труд на благо общества. Тем более, что узнал в эту неделю ещё один нюанс своего занятия, который заключается в следующем.
  Когда-то не так давно, года до двухтысячного, издательства тупо гнали тираж по рекомендации редакторов и директоров и так же тупо распихивали их по магазинам. Но разные книги по разному уходят - и то, что кажется хорошей книгой пусть очень большому, но единичному гражданину, столь же хорошей книгой населению "ан масс" может не показаться. И на складах образовывались залежи из неликвида прекрасной полиграфической продукции. Фирмы, подобные нашей, их сбывали в основном в электричках. Под звонкие выкрики живых проигрывателей зазубренного спича "Мы работаем напрямую от издательства, и поэтому вы можете приобрести у нас эту книгу всего за...." лежалый товар довольно шустро расходился по книжным полкам обывателей. Но! По дешёвке они брали книги, выпущенные за четыре-шесть лет до момента продажи!
  А нынче ситуация изменилась. Теперь издательства - по крайней мере такие, как АСТ, ОЛМИ, Белый Город предпочитают распространить по дешёвке пробный тираж силами диберских контор, сиречь - посредством курьеров-консультантов, а потом уже, выявив популярность в народе той или иной книги, загонять основной тираж в магазины.
  Получалось, что я приношу людям книги не только по доступным ценам и прямо под нос, а ещё и даю им возможность приобрести её раньше всех! Мой рейтинг в собственных глазах просто не мог не подрасти после того, как я получил такую информацию.
  Как ни странно, но нога к концу недели начала проходить. Я сбросил ещё пять кило, и даже начал танцевать по утрам во время импекта - с палочкой, что не могло не вызвать восхищения со стороны всех остальных сотрудников... Так или иначе, я стал ходячим живым примером стойкости и героизма рядового дибера.
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой автор узнаёт о некоторых проблемах и странностях в "родной фирме" и начинает понемногу задумываться, но не предпринимает никаких решительных шагов, решив спокойно разобраться в происходящем.
  
  Нога помаленьку проходила и, хотя я то и дело выходил в поляну с палкой, мой доход рос и вскоре вновь поднялся до того уровня, когда я был ещё полностью двуногим. Когда я через пару недель взвесился, то с удивлением обнаружил, что сбросил пятнадцать кило! Все материальные проблемы оказались решёнными, и я работал скорее для удовольствия, которое действительно начал испытывать, чем ради денег. Сами продажи на улицах подобны рыбалке: никогда не знаешь, когда и какая рыба клюнет, но терпеливо удишь, скорее из упрямства, чем из выгоды. Самые упрямые рыбаки выгоду и получают при этом.
  При всей этой замечательной статистике "пятьсот контактов - двадцать пять продаж" существует ещё, как я узнал, закон вероятности и тесно с ним связанные три варианта развития событий. Вариант первый: всё, что берёшь (или большая часть) уходит с утра, в первые часы работы. Такой вариант называется оптимистическим. Второй вариант тоже ничего: книги уходят целый день как по расписанию, и каждые двадцать минут совершается сделка - две. И третий, пессимистический - это когда целый день ходишь, ходишь, предлагаешь, как дурак - и ни одного покупателя! Но все покупки при этом "переползают" на конец рабочего дня, и совершаются в последние моменты работы.
  Хорошим примером этих законов служит урна с белыми и чёрными шарами, которых там сто: девяносто пять чёрных и пять белых. Мы запускаем туда руку и тащим шары по одному, стараясь найти все белые. Какой шар мы вытащим, не знаем. По теории вероятности мы можем вытащить все белые самыми первыми или последними, в середине или равномерно... Но если мы выбросим шар не глядя,- какой он был? Мы не знаем! То же самое и с пропущенным нами человеком - может быть, это и был тот самый лучший клиент, который купит всё, что у меня в рюкзаке? Такая вот рыбалка на улицах Питера: здоровайся со всеми, и будешь счастлив и богат!
  В общем, я был вполне доволен жизнью, несмотря на такой график работы, который отнимал у меня практически всё время, кроме сна. Но при этомя начал кое-что замечать.
  Люди в офисе менялись слишком часто! Почти каждый день приветствовали кого-то из новых сотрудников, и так же каждый день недосчитывались примерно стольких же. Большинство из принятых уходили через день-два работы, и больше не появлялись. На самом деле через наш офис шёл постоянный "поток кадров" - это была даже не повышенная текучесть, а именно поток. Правда, те, кто оставался, не жаловались - действительно, заработки были неплохие, но я начал понимать, что под всеми этими "Ураааа!!!" по каждому поводу и постоянными улыбками существует некоторое второе дно, которое я ещё не исследовал.
  Вообще-то, в организации существуют определённые правила, согласно которым сотрудник НЕ ИМЕЕТ права ходить с кислым видом и быть хмурым, а тем более - говорить о своих проблемах и жаловаться на неудачи другим сотрудникам. Только менеджеру или своему инструктору, и так, чтобы никто не слышал. Таковое общение, когда кто-то рассказывает кому-то о неприятностях, называется "негатив" и виновный в распространении негатива подлежит немедленному увольнению! Также увольнению подвергаются сотрудники, допустившие три прогула, а продажа книг за день на сумму, меньшую чем одиннадцать единиц (пятьсот пятьдесят рублей) приравнивается к прогулу. Имеются ещё пунктики, за которые можно вылететь - но я не буду их здесь перечислять.
  Фишка состоит в том, что увольнения происходят крайне редко. Большинство поступивших на эту работу уходят сами! Но те, кто остаются, становятся непробиваемыми и дисциплинированными зубрами - точнее, носорогами. Носорог - это вообще тотемное животное фирмы, потому, что он близорук, туп и прёт напролом, как хороший дибер. Хорошей работой считается проникнуть туда, куда пройти без пропуска или разрешения нельзя, и там продать всё. Для этого предпринимаются различные ухищрения - например, заявить охраннику, что идёшь устраиваться на работу, или прикинуться знакомым директора... Одна из девушек, имеющая уже приличный стаж работы, с упоением вспоминала, как она проникла в одну очень закрытую контору... через окно второго этажа!
  Ну, а в тех случаях, когда пройти можно, а книги не берут? Тогда необходимо проявлять настойчивость, а точнее - навязчивость. Очень хорошо, невзирая на все запреты, каждый день появляться в кабинете самого злого директора, обходя все преграды, поставленные им на вашем пути и допекать его теми же книгами, которые он видел вчера, позавчера и неделю назад! Тогда он рано или поздно купит ВСЁ, что вы принесли - лишь бы вы отвязались. А потом... вы придёте дня через три к нему же и... получите ЗАКАЗ - потому, что человек поймёт, что приобрёл не фуфло и не лажу, а очень хорошие книги и по ценам, на которые в принципе рассчитывать глупо - если он не знаком с вами!
  Впрочем, бывают и другие примочки в диберском деле. Например, прикинуться полным идиотом, который мычит, пускает слюни и тычет потенциальному клиенту своими книгами под нос, и совершенно не понимает, что ему приказывают убраться вон, вызывают милицию, охрану, бригаду психиатров и т.д. и т.п. - вплоть до бандитского корпуса миротворцев из ООН. Способов много - результат должен быть один: продажа!
  Меня несколько коробило от такого "стиля работы" - но, в принципе, никто никого не заставлял залезать в окна или пускать слюни. Я мог работать так, как мне было комфортно - лишь бы были сделки.
  После очередного пивдея я угодил в отделение милиции и лишился своего мобильника. Просто развезло... да и налегли мы в тот день на пивко изрядно! Мой организм, здорово измотанный постоянной голодной беготнёй по городу, не вынес пивного удара, и я отключился на лавочке почти возле своего дома. Как ни странно, но менеджер остался этим даже как бы доволен. Оказалось, что чем больше у сотрудников финансовых проблем и меньше денег - тем активнее, а стало быть, успешнее они работают и приносят фирме больший доход!
  Глядя на мою достаточно успешную работу и растущую статистику продаж, меня начали уговаривать на переход на следующую карьерную ступень - инструктора. Я отбрыкивался от этого, как мог - ну какой из меня инструктор, когда я ещё и дибером-то нормальным не являюсь? После очередного рабочего дня я тормознулся с двумя нашими мужиками возле магазина и мы спокойно попили пивка, а заодно поделились тем негативом, на который было наложено жёсткое табу.
  Оказалось, что смутные сомнения терзают не только меня! Такая же гонка по карьерной лестнице требовалась от всех, кто продержался на работе хотя бы неделю, невзирая, насколько человек вообще ориентируется в собственной работе! Мужики рассказали мне ещё одну интересную хохму. Менеджеры и прочие "продвинутые пользователи фирмы" ставили всяческие рогатки тем диберам, которые умудрялись найти нормальный канал, по которым они могли сдавать книги оптом. Пятьсот опрошенных в день - вот что требовалось на самом от дибера, а не пятьсот проданных книг! Всё это было довольно странно - и для меня, и для моих коллег, которые проработали на пару недель дольше моего.
  Кроме того, выяснилось, что существует ещё ежемесячная премия, составляющая ни много, ни мало, а половину от дохода работника за месяц! Но - опять же имелось небольшое "но": получить премиалку было проблематично! Работник имел право на такую же сумму от своей премии, на какую он.... сдавал в этот день книги! Если сумма дневной продажи в день премии была меньше, то разницу сотрудник получал книгами.
  В принципе, все эти погремушки внутри избушки были не слишком-то драконистыми - но получалось, что в этой фирме не всё так сахарно и медово, как могло показаться на первый взгляд.
  И самое моё удивительное открытие состояло в том, что курьеров, на должность которых приходили устраиваться ВСЕ, в этой фирме... не было! Никогда. То есть объявление, на котором я "попался", было надувательством от начала до конца. Никто никогда не платил никому по девятьсот пятьдесят руб. плюс премия за переноску полиграфической продукции. И большинство, а практически все работающие, зарабатывали в день в среднем гораздо меньше обещанного - если считать без премии. А с премией - еле-еле дотягивали до указанной для курьера суммы.
  Вот такие разговоры шли, когда начальство не видело. И у меня начали рождаться смутные сомнения - а туда ли я попал, куда хотел? Но в любом случае это было лучше, чем работать просто курьером, и мало на каком питерском предприятии или фирме можно было заработать хотя бы примерно столько же, сколько зарабатывал я. Всё вроде хорошо - но только врать-то зачем? - недоумевал я. Передо мною появилась очередная загадка - и я решил её разгадать.
  А для этого нужно было продолжать работать и... двигаться вверх по карьерной лестнице. То есть делать именно то, что от меня сейчас и требовалось. Но при этом я начал ощущать себя не как лояльный и заинтересованный в успехе компании сотрудник - а как Баба Яга в тылу врага, гримирующаяся под Василису Прекрасную. Не очень-то приятное ощущение, если честно. Но - уж если решил играть роль - так играй её до конца!
  Понять, зачем обманывают приглашаемых на работу, я мог. Сам прошёл через череду моральных шоков при этом трудоустройстве, и если бы прочитал в объявлении чистую правду типа "торговля книгами на улице с рук путём задалбывания прохожих полудебильными предложениями" - ни за что бы не позвонил даже, хоть бы и миллион обещали! А на курьеров идут люди, отчаявшиеся в жизни, потерявшие всякую надежду найти работу по своим способностям и интересам... но пока не желающие при этом вливаться в стройные ряды российских дворников. А здесь им дают - пусть и таким, не очень честным путём - нечто гораздо лучшее и осмысленное. С большими возможностями и меньшим доходом. Более интересное - но и более выматывающее, морально и физически. В общем-то, понять этот обман я мог. Принять его не мог! Ну, неправильно это, всё равно неправильно! Поэтому нужно было работать дальше. Чтобы или раскусить эту систему, или принять как свою, хорошенько изучив и поняв её до конца - может быть, и не всё тут так плохо, как кажется на первый взгляд!
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ, где в результате расширения фирмы автор оказывается в другом офисе и в другой команде состоящей из хорошо знакомых ему людей, и где читатель узнает, что работать без выходных нельзя.
  
  Примерно через две недели моей работы, как-то вечером, Владимир позвал меня и еще нескольких человек в импект-зал, сказав, что будет собрание команды. Командой у нас считался тот коллектив, который собрал и удержал инструктор. Сколько в офисе инструкторов - столько и команд.
  На самом деле Володя был не инструктором, а ассистентом менеджера, и как раз в этот день его поздравляли утром с новой должностью - он сам стал менеджером.
  Поздравления по случаю новообретённой ступени по карьерной лестнице происходят во время импекта, и при этом соблюдаются определённые традиции. Менеджер объявляет, что вчера произошла трагедия - на работе погиб один из диберов, причём изобретательность менеджеров при этом не знает границ. Дибера перерезаются трамваями, на них падают вывески, они тонут в Неве, забиваются насмерть скинхедами, попадают под ковши экскаваторов и проваливаются под асфальт в промоины с кипятком, образовавшиеся в результате прорыва труб. На новичков такая объява производит неизгладимое впечатление: он недоуменно хлопают глазами и делают скорбные лица. Что говорить - я и сам купился ещё в первую неделю, когда "манагер" рассказал, что вчера погибло сразу два молодых дибера, сбитые на переходе водителем пьяного грузовика с мусором. А книги при этом превратились в хлам - рваные, в крови и содержимом кишок погибших они стали никому не нужны...
  Зато после этого наступает вторая часть: манагер рассказывает, что к погибшим подоспел их инструктор, оказал первую помощь и реанимировал, и, хотя погибли диберы, у нас родились новые инструктора!
  С криком "ура" вся толпа подхватывает новорожденного и начинает его качать, а потом старший команды дарит и надевает галстук на шею повышенному в звании и троекратно его целует. Галстуки дарят мальчикам, а девочкам - шарфики. Такие события происходят в среднем раз в полторы недели. Володю, так как он стал менеджером, в это утро просто покачали.
  И вот на этом командном собрании было объявлено: Володина команда, то есть все, кто сидит сейчас в этом зале, вскорости перебираются в новый офис. И это "вскорости" наступило в конце декабря, через три недели моей работы.
  Переезд был назначен на воскресенье, всех, кто сможет, попросили придти и помочь. Меня, так как я был когда-то строителем, попросили особенно - нужно было заложить кирпичом пару окон в помещении, которое станет нашим складом.
  Утром, с палочкой и зевая, в большом рюкзаке с инструментом и спецодеждой, надетом на спину, я приехал в метро на нужную станцию. Состояние было не слишком бодрое - в субботу, как водится, был пивдей, после пивдея я с мужиками посидели в каком-то дворике, поговорили о жизни и о работе.... Нет-нет, после пивдея мы всей диберско-инструкторской кодлой с менеджерами во главе пошли в ближайший пивбар и продолжили пивдей, плавно перетёкший в пивночь, а вот уже потом, на выходе, я оказался членом компашки на троих по пиву... Домой попал не помню как и во сколько, но проснулся как штык и с плывущей после вчерашнего башкой отправился совершать новые трудовые подвиги.
  Володя меня встретил в метро, мы поднялись наверх и встали в ожидании ассистента менеджера Евгения и Наташи - девушки-лидера (о должностях я расскажу чуть позже). Пока они подъезжали, я успел смотаться к ближайшему ларьку за пивом и слегка поправить здоровье.
  До офиса идти оказалось примерно десять минут - я мужественно дохромал, хотя незнакомая дорога казалась бесконечной. И вот - мы оказались в СВОЁМ помещении! Помещение было отделано получше, чем в старом офисе - гастарбайтерская бригада сделала нечто вроде евроремонта, для полуподвального помещения почти на окраине Питера это смотрелось достаточно приемлемо. Мы вчетвером потоптались по офису, оказалось, что кирпича и цемента нет, а большинство строительных баз сегодня отдыхают - воскресенье же! Посему принято было решение: не прыгать тут, как идиотам, а отправляться в "старый" офис за теми книгами, которые организация передала в наше владение. Владимир и Евгений пошли ловить машину, а я с Наташей пошли на метро. Я уже начал проклинать всё на свете - нога здорово болела, по большому счёту я припёрся зря, опять начал доставать бодун, но тут, на счастье фирмы, мне попался по пути магазинчик, в котором я смог приобрести себе и лекарство, и дозаправку в одном флаконе.
  Выбравшись из метро, по дороге к старому офису мы с Наташей посетили ещё одну чудесную торговую точку, где я опять пополнил баки, и ещё взял с собой... Жизнь снова начала мне нравиться в это утро!
  Машина уже стояла в ожидании погрузки, мы все хлебнули пивка и начали перетаскивать наше достояние - книги. Я никак не ожидал, что их будет столько! Да и места для "Газели" поближе ко входу не нашлось - по причине выходных двор был битком забит машинами жильцов. И нам пришлось перетаскивать пачки книг метров на пятьдесят дальше, чем хотелось бы. Палку я поставил в уголок и, чтобы не кряхтеть от боли в ноге, всё время пел самые весёлые песни, которые только мог вспомнить. Тем более, что настроение уже позволяло. По пути туда-обратно я то и дело прикладывался к большой бутылке с живительной жидкостью, стоящей на столе в зале распичёвки - как и все остальные. В общем, было весело, хотя я не мог понять, куда же подевались остальные члены новой команды?
  Оказалось, что вчера их в результате бурно проведённого пивдея направили в новый офис к середине дня - и они сейчас ожидают нас там, а заодно и добывают кирпич с цементом. Матюгнувшись про себя (тихонечко, чтобы не негативить!), я помог завершить погрузку и с песнями и Наташей отправился опять на метро - в новый офис, помогать разгружаться.
  В новый офис я добрался уже совсем развесёлый. Оказалось, что команда собралась и успела к нашему приходу полностью разгрузить машину, раздобыть кирпичи и цемент, так что мне оставалось сделать лишь то, зачем я сегодня и приехал - заложить окна. Переодевшись и вооружившись мастерком, я вытащил на улицу стул, выделенных мне помощников отправил за пивом, вручив им стольник, и начал кладку кирпича.
  Было очень холодно и сыро, цемента не хватило, и за ним пришлось снова отправлять бойцов. Зато кирпича завезли с избытком, и пива принесли тоже. Свободная денежка вы кармане оказалась только у меня - остальные любители работы по воскресеньям стыдливо собирали червонцы и мелочь. Девятьсот пятьдесят в день, ха-ха!
  "Диберы, мать вашу!" - орал я им. - "Работать надо, а не в кафешках сидеть! Тогда и на пиво будет!". Все смеялись, дули пиво, и я тоже дул пиво и уже в темноте дозаложил-таки окна. Как ни странно, кладка получилась вполне ничего...
  Отогревшись и переодевшись, я направился домой, вместе со всей почти кодлой диберов, таких же весёлых как и я. По дороге мы проверили все магазины на предмет читательского спроса среди продавцов, а так же - попутно, естественно! - на предмет наличия пива в торговых заведениях этого района. Книги продавцы почти не читали, а вот пиво у них присутствовало. И посему в метро ввалилась такая отвязная банда, что метрополитен вздрогнул, а Питер содрогнулся.
  Я с палочкой, в образе хромого и несчастного, битого жизнью и молью инвалида с шапкой в руке хромал по проходу вагонов, распевая во всю дуринушку самые жалостивые песни, которые знал, а человек шесть за моей спиной, пытаясь меня переорать, просили подать мне червончик сердобольных граждан. Это был ещё тот концерт! В результате мы заработали на семерых целых двадцать рублей...
  Понедельничье утро было рекордным по достигнутым значениям похмельного синдрома. Но на работу я всё-таки вышел, и даже не опоздал. Правда, вставать теперь приходилось на полчаса раньше, чем раньше - дорога стала дольше как раз на эти полчаса. Но на какие жертвы мы не идём ради любимой работы, к которой уже приложил свои руки и ноги и отдал ей часть души?
  Музыкального центра в новом офисе ещё не было, и первый импект мы проводили в гнетущей тишине, а во вторник я принёс магнитофон из дома. Всё было как-то не так, непривычно - и расположение кабинетов, и новые стены, и сам район, в котором мы оказались теперь. Непривычно мало было и нас самих - человек семь-восемь или около того. Было пусто и гулко.
  Тем не менее, это позволило перешедшим сюда сдружиться между собою лучше, чем это было возможно в старом офисе. Каждый был на виду, в голове уже не было той каши из коловращения имён, лиц и фамилий, как прежде. И каждый из нас понимал: начиная дело в новом офисе, имеешь гораздо больше шансов подняться наверх - ведь все мы стояли сейчас у самых истоков!
  Поездив первые дни на свои поляны, я понял: тратить по часу-полтора на дорогу в один конец, что в день составляет два-три часа - непростительная глупость, отнимающая время и силы. И начал бомбить прилегающие территории, не захватывая, правда, то, что было уж совсем рядом.
  Как ни странно, несмотря на близость к нам книжной ярмарки, мои книги расходились ничуть не хуже, чем в других районах города. А я при этом изучал те места, куда ни разу не совал до этого свой нос. И находил людей, которые очень любили книги! Хотя находил при этом и совершенно дикие, на мой взгляд, примеры отношения к культуре.
  В одной из центральных районных библиотек, услышав о том, что я принёс им для ознакомления новые книги, директор библиотеки мне ответила следующее: "Нас книги не интересуют!". Блин, она сама-то поняла, что сказала? В одном из книжных магазинов завотделом закупок похвастался, что закупит такие же книги, как и мои, у наркоманов - они принесут ему их мешками и по червонцу за штуку. По моему, некоторые преуспевающие на первый взгляд люди просто бредят на ходу...
  В детских садах в первые дни книги брали лучше всего. И само население - на улицах которое опрашивалось - иногда ещё те фортеля выкидывало, в хорошем смысле этого слова. Девушка, посмотрев детскую книгу, решила приобрести кому-то в подарок - недорого, и книжка хорошая... И через полчаса после начала трудового дня я уже снова выходил из офиса с опять полным рюкзаком - мало того, что она скупила всё, что было у меня, так и ещё заказала!
  Похожий случай произошёл и со старушкой, просто на улице. Бабуля заставила меня подозревать её в маразме, молча перекладывая книги из моих рук в стопку к себе на рук. Набрав тысячи на три с половиной, она расплатилась и попросила отнести ей всё это домой. По дороге оказалось - никакой не маразм, бабушка откладывала с пенсии весь год на подарки для родни и хотела подарить как раз книги. Но никак не ожидала, что их получится столько на те же деньги!
  Коллектив наш становился день ото дня дружнее и дружнее - пока не вышла реклама о приглашении курьеров по новому адресу, новые люди не появлялись, а старые не исчезали. Уволили лишь одного молодого паренька - как было объявлено, за негатив. Правда, никакого негатива я от него не слышал. Мы всю неделю дружно ржали, вспоминая воскресное шоу в метрополитене. Опера! И так же дружно по вечерам поправляли здоровье по дороге с работы. Тем более, что воскресный выход давал о себе знать: оставшаяся часть недели оказалась ничуть не лучше понедельника, если судить по самочувствию - и, когда наступил первый в новом офисе пивдей, я счёл за благо смыться с него домой пораньше. Чтобы привести в порядок мозги и организм в целом.
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ,в которой автор, несмотря на свои неправильные действия, успешно зарабатывает не только деньги, но и славу, и почётную должность, которая его, впрочем, не столько радует, сколько помаленьку запрессовывает...
  
  Время текло себе неспешно, а я спешил зарабатывать, или "рубить капусту на поляне" - впереди уже маячил Новый Год, и нужно было успеть до его наступления убедить как можно больше горожан в том, что книга - это лучший подарок! Причём именно та книга, которую я им показываю.
  Правда, в результате воскресного переезда в новый офис и последовавшей за ним тяжёлой недели у меня образовалась некоторая вредная привычка: начинать день баночкой восьмиградусной газировки "Гринолз" или бутылочкой благородного пива. Это позволяло и поднять настроение, и сбросить все неприятные симптомы дребезжания внутренностей после лошадиной дозы кофе, которую я принимал каждое божье утро, чтобы проснуться. А кофе приходилось хлестать, потому, что я теперь хронически и катастрофически не высыпался. А не высыпался я потому, что ездить на работу приходилось дальше и дольше.
  Начиная с первых дней декабря я стал обращаться к прохожим не просто "Здравствуйте!!!", а ещё и добавлять "С наступающим!!!!". Это работало гораздо лучше, и продажи при этом шли гуще. Но всё-таки реальная дневная выручка оставалась довольно далеко от расчётной, несмотря на то, что я уже и понабрался опыта, и даже некоторые постоянные клиенты образовались... Бывали дни, конечно, когда я сдавал книг больше, чем на ту сумму, с которой у меня получалась тысяча личного дохода. Нот это были единичные случаи. Как правило, моими в день выходило от трёхсот до пятисот рублей. Уровень продаж стабилизировался и никак не хотел ползти вверх. Но, по крайней мере, он и не полз вниз.
  И я всё ещё никак не мог сделать норму! Эти самые семьдесят единиц по пятьдесят рублей при условии двенадцати сделок. Это меня просто бесило: нужно-то всего лишь на всего продать на три с половиной тысячи за день работы! Это при условии, что в городе час занятий со школьным репетитором стоит пятьсот рублей, блестящий детский воздушный шарик - сто-пятьдесят-двести, шаверма сомнительного происхождения и такого же предназначения - шестьдесят руб. за порцию, а литровая бутылка полуприличной водки - двести рэ! Цены, вполне сравнимые с ценами наших книг. И ведь все перечисленные выше товары в ближайшие часы после приобретения уходили в небытие, и ладно ещё, если не наносили вреда оплатившему их индивидууму! А книги... Они же остаются с человеком надолго - может быть, даже на всю жизнь, и могут перейти к внукам и правнукам! Однако люди в своём большинстве предпочитают удовольствие знанию и мудрости. Тем более странным было моё открытие, что чем более скоротечно и вредоносно это удовольствие - тем больше его желает человек и с тем большей охотой он его оплачивает!
  Читатель! Питер - культурная столица России! И это правда - хотя питерцы по-настоящему культурные книги берут через пень-колоду. Просто в других городах обстановка ещё хуже. Почему я в этом так уверен? Да просто наш питерский филиал организации РОССА являлся - и является до сих пор - самым успешным по темпам роста. По крайней мере, такой инфой нас снабжали манагеры.
  Неприятным открытием для меня было и то, что денег у людей просто нет. По крайней мере, у большинства. И что самое обидное - меньше всего денег в нашей стране и в нашем городе по моим наблюдениям у тех, кто любит читать и любит книги. Привычно стало для меня, завидев богато и культурно упакованного индивидуя, попросту пропускать его мимо без приветствия или предлагать ему свой "товар" безо всякого энтузиазма. Крайне редко такие граждане интересуются книгами.
  На книги голодными глазами смотрели как раз те, у кого не было денег для покупки. Даже смешные цены в триста рублей за хорошо иллюстрированную, надёжно переплетенную книгу, которую можно читать не одним поколением, для них было чем-то запредельным. Продавцы в магазинах... как ни странно, они часто интересуются хорошими книгами. Но у них редко бывают деньги! Я поневоле начал смотреть на них с жалостью и немного свысока, когда понял, что зарабатываю больше их.
  Но это - что касается "простых" продавцов - в универсальных и продуктовых магазинах, на рынках и в ларьках. Что же до тех, кто торгует в ювелирных лавках и прочих роскошных местах... Вот их по настоящему жаль. Как правило - совершенное отсутствие и культуры, и денег. Вообще хоть шаром покати! Самые бедные изо всех горожан, наверное... Правда, работа у них не пыльная, надо признать.
  Что же, я перестал спустя некоторое время удивляться, что дибера, работающие в системе так называемых "прямых продаж", зарабатывают больше обычных продавцов. Во-первых, в отличие от последних, первые сами ищут покупателя, а не стоят на месте, ожидая, когда к ним кто-то подойдёт. Во-вторых, дибер знает, что он преподносит и умеет преподнести то, что у него есть. В третьих, мы не безразличны к людям! Никак не могу забыть один показательный случай в одном из книжных магазинов.
  - Девушка, а не подскажете, о чём эта книга?
  - Книга перед вами, смотрите сами.
  - А сколько она стоит?
  - Там ценник, на нём написано!
  - Да нет здесь ценника!
  - ЭТО НЕ НАШИ ПРОБЛЕМЫ!!!!
  Пи этом девушка отвечает раздражённо и озлобленно, даже не поворачиваясь в сторону старушки, где-то в глубине магазина заинтересовавшейся книгой. Девушка жуть как увлечена обсуждением какой-то своей проблемы с подругой, которая работает за кассой. А эта вредная бабка её отвлекает какой-то дурацкой книгой... ну как тут не наорать на старушку!
  Естественно, при таком отношении к людям продажи ползут вниз. А вместе с ними ползёт вниз и доход магазина. А с доходом магазина ползёт в низ и оплата труда продавца. В итоге - денег нет, магазин закрывается.
  Слава богу, не во всех магазинах такое обслуживание. В "Буквоедах", например - просто блеск! И подойдут, и расскажут, и покажут, и посоветуют! Но цены... Именно в "Буквоеде" я убедился: наши книги действительно дешевле раза в три! Впрочем - довольно о магазинах, про них мы и так знаем достаточно. Вернёмся к нашим баранам... то есть ко мне.
  Я уже почти отчаялся сделать эту долбанную норму, как вдруг оно повалило. В один из декабрьских дней, приняв восьмиградусной газировки не только утречком перед импектом, но и в течении дня, я неожиданно для себя сдал всё. На следующий день я опять поддался вредному позыву к веселию пити, и... опять - норма! Даже больше!
  Проанализировав происходящее, я понял: для успешной продажи нужен кураж - без него никак! Никакое знание книги не поможет, коли нет куража! А чтобы куражиться - нужен допинг... по крайней мере, мне. И пошло - поехало...
  Стать инструктором у меня получилось с первого захода - за неделю. Причём в эту неделю я поражался сам, сколько у меня уходило - в некоторые дни я делал аж по две нормы! Сказывалось всё сразу: и приближение новогодних праздников, и моё открытие "эликсира продаж", и то, что должность инструктора была для меня на расстоянии протянутой руки. К тому же, оказалось, что МОИМИ успехами интересуется... московское начальство, в частности - сам глава фирмы! Как-никак, а я, кажется, буду первым инструктором в этом новом офисе!
  На то, чтобы я стал инструктором любой ценой, напирали и Володя с Евгением. Оказалось, что прироста людей в офисе не будет, пока в нём не будет достаточно инструкторов - а реклама с приглашением к нам на работу уже вот-вот выйдет! На обзор вести человека дибер не может - это делать вправе только работник со званием не ниже инструктора. А посему - кровь из носу, Шурик, а инструктором стань...
  И это получилось! Настал последний день защиты - и я защитился. Справедливости ради всё же отмечу, что один раз мне помогли - до нормы чуть-чуть не хватало, рублей на пятьсот. Наташа перекинула одну мою несданную книгу на себя, и по накладной у меня вышла норма - после того, как ещё одну книгу я докупил себе, в домашнюю библиотеку. Но это было всего лишь один раз...
  К моменту, когда я защитился, я уже перестал ходить по городу с палочкой - оставлял её в офисе. Оказалось, что это очень удобно - ездить с палкой на работу и обратно! В метро при этом часто уступают место - что совсем нелишне для ног, одна из которых всё-таки прилично побаливала, а вторая просто уставала за день так, что с трудом выдерживала нагрузку и за себя, и за свою напарницу.
  В день, когда меня должны были объявить инструктором, я припёрся в офис при полном параде - в костюме, шляпе, галстуке и со своей палкой. Инаугурация прошла по обычному расписанию: было объявлено, что вчера погиб ужасной смертью один из диберов (как ни странно, не могу вспомнить, что же это была за смерть для меня уготована!) и я стал первым инструктором нового офиса. Правда, мне забыли подарить галстук... но, в конце концов, у меня был свой! Памятуя о том, как неловко дибера подкидывают в воздух новоиспечённых инструкторов, я заранее решил: применю одно из упражнений йоги - это когда тело напрягается, вводится в автоматический ступороз, типа столбняка, и как бы каменеет. Палку при этом я держал строго параллельно телу, прижатой к ноге, а шляпу заблаговременно натянул потуже - дабы не слетела. Дело кончилось тем, что меня действительно чуть не уронили - все привыкли подкидывать в воздух тела, больше похожие на мешки с ... понятно с чем, в общем. А тут им пришлось качать нечто, напоминающее брёвнышко!
  И хотя к этому моменту я изрядно похудел, всё равно - мышечная масса и высокий рост давали в итоге неплохой живой вес, килограмм восемьдесят пять. Но обошлось - и меня так и не уронили.
  В это день я сделал восемьдесят единиц и постарался побыстрее прибыть в офис - дабы узнать, что же теперь в моей работе изменится? Оказалось, что изменится довольно многое, хотя и не всё. Перемены начались с того, что в этот день я ушёл домой на два часа позже обычного, и спать лёг не как раньше, в одиннадцать, а уже в полпервого. Инструкторское собрание - что же вы хотели!
  Оказалось, что инструктор получает те же проценты, что и дибер - плюс инструкторские... если каждый день делает норму. При этом он меньше спит и меньше имеет свободного времени. Зато меньше таскает - с утра инструктору выдаются люди на обзор и ретрейн, которые и носят на себе его книги. Но при этом... Не в каждый офис один-то пройдёшь - а когда с тобой два-три человека, которые видят это мероприятие по распространению грамотности в первый раз? А вот одних обзорников оставлять нельзя.
  Мало того - инструктор должен заботиться о том, чтобы идущие с ним в обзор и ретрейн люди между собой не общались. Вообще не общались между собой! Только с ним! Если я замечаю, что кто-то пытается заговорить - то должен сразу же пресечь это общение. Почему? А потому, что общаясь между собой, новоустраивающиеся кандидаты в дибера делают однозначный вывод: а ну её нафиг, такую работу! То есть, задача инструктора на самом деле - не столько показать суть работы, сколько "запудрить мозги" разговорами обо всём... кроме самой работы! Далее - завязать дружеские отношения и на их основе подбить человека принять решение о том, что он будет этим заниматься. Развод лохов, одним словом.
  Инструктор обязан вести инструкторскую тетрадь, в которой фиксируется объём продаж инструктора и его команды - каждого в отдельности и всех вместе. Так же инструктор обязан знать все телефоны каждого из своих людей и постоянно интересоваться их здоровьем, личной жизнью, кругом знакомых и вообще - всем тем, что представляет собой этот человек. Вплоть до того, чтобы знать расписание месячных циклов у "своих" девушек. Не в целях их соблазнения, а в целях... более эффективного управления их настроением! В критические дни, а так же перед и после.
  Главная же обязанность инструктора - приводить людей и их удерживать, быть для них отцом родным и лучшим другом, постоянно быть с ними в контакте, при этом обучая всему, что знаешь из того, что относится к продажам. Недопустимо, чтобы человек, особенно новый, отсутствовал на работе более одного дня - он почти неизбежно "сотрётся". Именно поэтому меня в своё время подняли с одра и принудили выйти на продажи, используя выявленные во мне чувства долга и ответственности перед фирмой.
  Впрочем, весь это ворох сведений на меня вывалили не сразу - а постепенно. Чёрт побери, это совсем не вязалось с тем, что я думал изучать, когда устраивался на эту работу! Никакими секретами полиграфии тут уже и не пахло. Попахивать начало чем-то совсем другим - но поначалу я воспринимал всё это как прикладную психологию. Но, как оказалось впоследствии, это была не просто психология...
  
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, в которой автор благополучно доживает до новогодних праздников и о том, как он в полном тумане встречает Новый Год.
  
  Последние две недели пред Новым Годом слились для меня в единую пёструю мелькающую полосу. Это была гонка - то ли за деньгами, то ли за собственным хвостом, то ли за чем-то ещё. Заработок ощутимо поднялся, книги брали гораздо лучше, правда, с созданием команды у меня не особенно клеилось. Видимо, не особенно я умею лохов разводить и народ в предприятия затягивать... Из двенадцати выданных мне для обзора человек за это время я "закрыл" всего четверых, на первый день вышло трое, а в конце концов остался всего один. Зато какой! Точнее - какая! Анечка...
  Девушка мне понравилась как человек, симпатия возникла тут же, как я её увидел. Но в том, что она будет работать - возникали большие сомнения. Собственно, я был совершенно уверен, что работать она не будет. Прихрамывает, худенькая такая, двое детей, один из которых грудной - всё говорило за то, что эта работа не для неё. Тем более, что в этот день я не рассчитывал на особенную выручку - нужно было съездить в одну контору, отстоять очередь и получить квартирные документы. А очереди в этой конторе - по четыре часа минимум. ГБР контора зовётся, если кто в курсе. Государственное Бюро Регистрации. Придуманное в нашей стране специально для того, чтобы отрывать людей от работы и мариновать их в стоячих очередях. А то производительность труда зашкаливает, и страна страдает от перепроизводства...
  Опять отвлёкся, пёс с ним, с ГБРом. Хотя из-за него я уже получил "вливание" от начальства: Евгений мне поставил на вид, что я "решаю личные проблемы за счёт фирмы". Было это за несколько дней до производства меня в инструкторы, и оставило некоторый осадок недоумения. Разве не волен я распоряжаться своим рабочим временем так, как считаю нужным? Оказалось - нет. "Работать полные восемь часов" - это не рекомендация, а железное правило, которое сотрудники должны неукоснительно выполнять. Но если возникают такие проблемы - то что? Нужно брать технический день, их положено два в месяц. Но получить технический день можно, лишь отработав два месяца, то есть стажёрский срок...
  Короче, плюнул я на их правила и продолжал "решать свои дела за счёт фирмы" - тем более, что фирма мне никакой повремёнки не платила, налоги за меня не отчисляла и на пенсию мне ничего не откладывала. А возни с переоформлением квартиры у меня было выше крыши в тот период - и делать это нужно было, не откладывая. ГБР в тот день был мне, с одной стороны, поперёк - обзор при этом сотрётся, однозначно, с другой стороны - я не видел в девушке-обзорнице будущего дибера. И потому не особенно расстроился, когда подумал, что она, добравшись до метро, спокойно отправится домой. Но при этом я делал всё, что и как положено, пока двигался с ней к сабвею.
  Домой Аня не отправилась, даже узнав, что я еду решать свои личные проблемы. "Ничего - сказала она - посижу, подожду. В конце концов, я этот день и отвела на ознакомление с работой....".
  Кстати, ещё один нюанс в работе с обзором. Обзорник - это, как правило, человек, который не хочет заниматься "распространением образцов полиграфической продукции", он хочет просто и тупо таскать мешки и сумки (хотя некоторые даже после собеседования с манагером уверены, что понесут папочку с документами!) и получать за это свои девятьсот пятьдесят ежедневно. И при выдаче обзора по утрам инструктору вручается для ознакомления листок-анкета, где указаны номера телефонов, возраст, места предыдущей работы, причины увольнений и прочие ценные сведения. Кроме всего этого, в листке имеются пометки менеджера, оставшиеся после собеседования: "запичить!", "стереть!", "ЧМО, на**й!", "облизать и привести! Обязательно!" и т.п. Инструктор обязан это всё изучить, самое ценное записать, и сдать анкету манагеру обратно. Только после этого соискателя представляют инструктору.
  Большинство соискателей не идут на уговоры начать работу с должности дибера - курьером надёжнее. И обзор начинается с того, что их нужно переуговорить: убедить человека, что он значительно умнее, опытнее, способнее, чем он сам себе кажется, и что работа курьера - это прямой путь в дом инвалидов, и что с курьеров дерут по пятьсот рублей за любую оплошность... Обзору, пребывающему в полушоковом сотоянии и в полном непонимании происходящего, деваться некуда - и он плавно перетекает мыслью на согласие идти в дибера, хотя и слова такого ещё не слышал.
  Впрочем, Аня и не хотела идти "просто в курьеры", она хотела в курьеры-консультанты. А деньги ей были сейчас нужны позарез, как и мне за полтора месяца до этого - почему она и выбрала такую работу, несмотря на своё высшее образование и неплохой уже стаж врача-педиатра. И благополучно доехала со мной до этого "дома ожидания", каким является ГБР. Ко всему прочему она, как оказалось, сама прекрасно знала, что это за морока такая с переоформлением, пройдя не так давно в этом же здании через эти же очереди... и отнеслась с пониманием к моим проблемам.
  Как ни странно, всё предприятие с получением документов у меня заняло... двадцать минут! Невиданно... И, не успев даже очухаться от такой удачи, я с Аней вывалился в морозный предновогодний воздух улицы и оказался на близлежащем базарчике. И тут меня начали преследовать удачи.
  Первая же клиентка, которой я предложил "Энциклопедию народной медицины", мгновенно за неё рассчиталась (триста руб.) и попросила подойти к ней минут через двадцать, дабы дать ей возможность более полно ознакомиться с моим репертуаром. Продавщица на рынке, всего лишь. Больше на этом рынке у меня никто ничего не взял, я подошёл к той, первой, и она... обменяла у меня "народку" на детский справочник за... полторы тысячи! Это был, если честно, первый и последний случай в моей практике возврата книги.
  А дальше мы пошли просто на улицу, а книги пошли как в прорву: каждые пятнадцать минут уходило по штуке. Отношение к человеку с книгой в районе ГБР оказалось просто бархатным: даже не нуждающиеся в книгах люди говорили от души "Спасибо!" за предложение.
  Дело кончилось тем, что, пока я "впаривал" одной из покупательниц Гумилёва, Аня успела продать те две книги, которые держала в руках, помогая мне. Исходя из понятий совести и честности, я пошёл на нарушение правил и выплатил ей пятую часть от суммы, вырученной ею. После этого благодаря ей ушло ещё несколько штук - и в этот день она заработала рублей двести или триста, чему была безумно рада. К вечеру мы с ней уже сдружились - действительно, она оказалась прекрасным человеком!
  Работала она до этого не просто врачом-педиатром, а УЧАСТКОВЫМ врачом-педиатром. Оказалось, что эта работа по сути очень похожа на диберскую: та же беготня по кварталам и улицам города, по восемь часов на ногах, только оплата труда при этом - с гулькин нос. А здесь у неё был шанс действительно что-то заработать - и Аня, похоже, была ещё тем везунчиком, иначе откуда такая пруха сегодня навалила?
  Аня оказалась и первым стабильным членом моей команды - и работает до сих пор, кажется. Но больше людей до Нового Года мне на обзор не досталось, а он (Новый Год то есть) не заставил себя долго ждать - наступил через три дня. Тридцатого была суббота, и, как водится по субботам, в офисе был пивдей. Но это был ещё и новогодний, корпоративный пивдей! И всей гурьбой - а гурьба наша к тому времени выросла до количества восемнадцати человек - мы устроили гульбу. Закусь была, водка была, было и шампанское, и пиво... Естественно, никто не отдыхал перед застольем, все пахали как одержимые, пользуясь последней субботой перед праздниками, когда народ с круглыми от предновогодней спешки глазами лихорадочно скупал всё, что может послужить подарком - в том числе и книги.
  А посему всех развезло изрядно, в том числе и меня. И я опять явился домой в беспамятстве, без книг, которые вёз в подарок жене и детям - но с деньгами в кармане, которых не было, пока я себя помнил. Получалось, что везомые книги я по дороге кому-то всучил... кому? Среди ночи! Как? Главное - всё моё было при мне. И даже вырученные в беспамятстве деньги соответствовали стоимости проданных книг копеечка в копеечку.
  Дома, на следующее утро, оказалось: квартира просто запущена. Не горят лампочки, не заклеены окна, дети в двойках, жрать нечего а полы не мыты чёрт-те сколько. Но мне до всего этого было как до Луны. Во-первых, я уже отвык от того, что дома можно что-то делать - даже пользоваться компьютером. Я пользовался исключительно чайником, унитазом, ванной и диваном. Утром вскочил - кофе, сигарету в зубы и на горшок, и побёг на работу. Прибежал в полдвенадцатого ночи - кофе, ванна, и в сон, на диван... Жена и дети меня даже спящим не видели, я их видел... нет, детей не видел - в спальню к ним по ночам не шастал. Впрочем, нет, вру - спящим они меня наблюдали по воскресеньям, целый день я отсыпался за всю неделю разом. А пока спал, мне снилась работа - книги, общение на улицах с клиентами, пересчёт денег, импекты... Причём снилось это стабильно и постоянно, а все сны такого плана начались через три дня работы.
  Итак, первым делом тридцать первого я пошёл поправлять здоровье, ибо ощущал себя после вчерашнего примерно так же, как медуза ощущает себя после прохождения сквозь мясорубку. Меня мгновенно развезло снова, но как-то странно, тихо - не было потребности нажираться дальше, я был не пьян... но всё вокруг было как в тумане. Я понял, что нужно что-то делать... с женой пошли в магазин за продуктами, ещё банка джин-тоника и...
  Дальше этот день - и последующие два дня - у меня вспоминаются фрагментарно. Изготовление салата... "Ирония судьбы" по телевизору... открываемое шампанское под бой курантов и полунакрытый стол... и то же запустение в квартире... День пролетел мгновенно, я не успел ничего сделать, но, кажется, вышел в сеть, увидел поздравления от самиздатовцев и... закрыл коннект. Я то ли не хотел отвечать на поздравления, то ли не мог.... Все эти мои заморочки - рассказы, романы, стихи, клуб искателей, фантастика и поиск наилучшего устройства общества стали невероятно далёким и нереальным воспоминанием из другой жизни. Своё издательство? А зачем? Словно что-то из детства лет до трёх - приятными, но не имеющими теперь никакого значения для дня сегодняшнего размытыми картинками.
  Да и со мной ли это было? Я - это проводник культуры в массы, культуртрегер, несущий в своём рюкзаке книги, умеющий их продавать, обучающийся тому, как приводить людей в организацию, обучающий их сам, продающий книги инструктор. Я - носорог, который не хочет видеть преград перед собой, каковы бы эти преграды ни были. И даже семья, дети - это второстепенно в моей работе, потому что, в конце концов, я встану во главе собственного офиса, у меня появится много денег и свободного времени, и я тогда сделаю всё, о чём мечтал так давно... теперь уже давно!
  Не знаю, когда я заснул в ту новогоднюю ночь. Мне снилась, как всегда теперь, работа - и я во сне радовался: я на своей любимой работе! А где-то рядом, в квартире, спали мои жена и мои дети, до которых мне не было никакого дела. А где-то далеко спали - или справляли Новый Год - Искатели и многие мои знакомые по Интернету, до которых мне тоже не было никакого дела. Они же не работают в фирме РООССА! Что мне теперь до них! Моя жизнь - это продажи, продажи и ещё раз продажи. Я способен продать всё, что угодно.... Нужно только знать примерно, что продавать.
  Но лучше всего продаётся культура - это я знал твёрдо в ту волшебную новогоднюю ночь.
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, в которой автор старается выйти из посленовогоднего загула, узнаёт, что такое бедность, болезнь, но продолжает рваться в кресло...В итоге чего вся опупея завершается.
  
  Новогодние каникулы нам определили с размахом - аж до третьего января. Я не особенно представлял, кому и что можно продать третьего числа, да и в первую новогоднюю неделю то же. Впрочем, такие мысли не особенно досаждали мне в эти каникулы: время было занято беспробудной пьянкой. Жена с детьми уехала к маме, а ко мне приехал Санька - ещё один наш инструктор. Мы встретили первое, отметили второе... Пили немного, но обоих развезло, как бывалых алкашей, непонятно почему.
  В итоге третьего утром мы проспали, и выскочили в полвосьмого на улицу непонятно какие. Штормило ужасно, и пришлось для успокоения земной тверди и приведения в порядок мозгов принять по пиву. Но ехать было далеко... и остановятся ли настоящие русские парни на бутылке пива? Нет, и ещё раз нет!
  На распичёвку мы опоздали, зато успели на импект. Но, оказалось, что ехали мы зря: манагеры нас вывели в свой кабинет и отстранили от работы. Какие нафиг продажи, когда бойцы в столь непонятном виде? Верное, в обшем-то, решение. И мы отправились по домам отсыпаться.
  Следующий день был ещё хуже. Похмелье было на грани предсмертного, и я позвонил на работу, предупредил, что не выйду. Естественно, Володя забеспокоился... я его понимал - вдруг "сотрусь"? Правда, стираться я не собирался, но отлежаться было нужно. Пятого мне всё-таки удалось появиться в родных пенатах. За прогул меня лишили десяти процентов премиальных, я с улыбкой на лице прошёл все стадии утренней тусовки, загрузил свой рюкзак и отправился на продажи. Саня на работе так и не появился - ни в этот день, ни в последующие. Видимо, не смог выйти из загула.
  Людей на улицах практически не было. Те, кто появлялся в моём поле зрения, были в состоянии не лучшем, чем я сам вчера. Да и сегодня я был совершенно не огурчиком, если честно. Всё было тяжело и нудно, в общем, хреново до ужаса. В довершение всех бед шёл дождь, ноги были мокрые, в офисах и прочих учреждениях - никого, кроме охраны, тоже страдающей. Если людей в этот день и привлекали книжки - так только те, обложки от которых можно сдать. Непьющая часть населения сидела по домам, продавцы в магазинах сами ждали покупателей... кошелёк народный иссяк. Я материл производителей пиротехники, подсчитывая, на сколько миллионов петербуржцы выпустили салютов в новогоднюю ночь, материл производителей водки и коньяка, и потихоньку причащался пивом.
  Мне повезло - я встретил своего родственника, и он из жалости приобрёл у меня Гумилёва. Премного удивившись при этом, какого чёрта я сегодня попёрся торговать книгами. Что мне было ему ответить?
  В итоге я влетел в этот день ещё на десять процентов премии - не хватило одной единицы до минимальных одиннадцати. Значит, прогул. Мне уже было всё равно.
  И в этот день никто из наших не мог похвастаться сколько-нибудь значительным успехом. Все закупали книги себе, чтобы избежать лишения части премиальных. То же самое происходило и в предыдущие два дня.
  На следующий день мне удалось-таки сделать минимальную норму - ушло товара на пятьсот пятьдесят. Люди стали чуть-чуть живее...
  Рано обрадовался! Следующим днём было Рождество! Правда, удалось отдохнуть пару дней - но кто же и что же купит после праздничного марафона?
  Тем не менее, я очухался, и население начало появляться на рабочих местах. Продажи пошли, хотя и со скрипом. Стало хватать на проезд и курево - и то, слава богу! Временами вообще случались казусы - когда у меня внезапно уходила дорогущая, за пять тысяч, книга и больше в этот день не уходило ничего. Обзоры мне давались достаточно регулярно - и к середине января моя команда выросла до четырёх человек!
  Иногда на одной из полян я встречал Саню - он неделю квасил, как чёрт, а потом у него случился какой-то жуткий нарыв от авитаминоза. И теперь он сидел на антибиотиках, но без денег, и ждал, когда можно будет снять повзку с лица, чтобы снова впрячься в эту гонку.
  А манагеры требовали, чтобы я срочно делал из новичков инструкторов! Сделав трёх инструкторов, я переходил в разряд "лидера команды", а первому лидеру офиса в этом году был обещан телевизор - как приз!
  Если честно, у меня дома телевизоров хватало и без него. Но... я "совершенно случайно" узнал, что на следующей ступени - ассистент менеджера - уже не нужно бегать, как чирикнутая лошадь по городу, а можно сидеть в офисе, помогать управлять людьми и спокойно получать аж двадцать четыре тысячи. А сами манагеры получают... по триста тыщ!
  И началась гонка! Одновременно защиту у меня начала Аня и ещё один парнишка, лет восемнадцати. Я тянул как мог - если у них не хватало до нормы, я должен был прикрыть бреши, а для этого и мне нужно было сдавать на сумму, значительно норму превышающую! На какие только ухищрения я не шёл, чтобы за эту неделю добиться своего! Домашние финансовые запасы таяли, превращаясь в книги. Впрочем, мне иногда везло, это восполняло потери, но в целом я терял больше, чем приобретал.
  Вечерами в офисе вообще наступал кошмар. Манагеры следили за тем, чтобы книги не перекидывались при сдаче, и пришедшие с полян сразу же отчитывались! Поэтому приходилось тянуть резину, дожидаясь своих диберов, а если я приезжал в офис позже - то мои кандидаты в инструктора дожидались меня в ближайшей кафешке. Впрочем, иногда и они делали "нормульку" - и тогда я мог перевести дух... но их было двое, и каждый день мне приходилось что-то придумывать. Силы таяли с каждым днём, нервы были напряжены до предела - а ведь с утра мне было нужно тащить с собой ещё и обзор, и ретрейн! Количество "сопровождающих" меня доходило временами до пяти человек!
  Дома я оказывался теперь не раньше полдвенадцатого, и принятие горячей ванны после целого дня на промозглых улицах стало для меня непозволительной роскошью. Весь ливер трясся от передозировки кофеина - я пил кофе на каждом углу, чтобы хоть что-то соображать и не засыпать на ходу. Но, так или иначе - мои дибера защитились. И были произведены в инструктора, в один и тот же день! Довольно редкое событие... А уже через день начала защиту ещё одна девушка - и мой кошмар продолжился, хотя и несколько в меньшем масштабе.
  К концу её защиты мои продажи сползли почти до уровня прогула - по крайней мере, такие суммы значатся в манагерских документах. Но защитилась и она - и меня произвели в лидеры. При этом мне действительно вручили телевизор - чему порадовалась жена. А заодно мне "подарили" - то есть вручили без права возврата "дрекованую" книгу на триста рублей. Дреком называют в этой организации битый, порченный или бракованный товар. Пришлось её выкупать.
  В эти же дни снова появился Саня. Исхудавший и почерневший, он проработал несколько дней и... снова запил.
  Собственно, теперь моя история работы в этой компании подходит к концу. Кроме перенапряжения и хронического недосыпа, с середины января меня начала долбать ещё и простуда. Естественно, нужно было бы отлежаться, но, как вы уже наверное, догадались - это было нереально. Чтобы держаться на ногах, кроме кофе я начал применять и "Ред девэл" - мощный восьмиградусный энергизатор. Развозило - но терпимо, снаружи не было заметно. При этом я себя почти перестал осознавать как личность - я стал винтиком в машине, которая перемещает книги из типографии на полки граждан. Один раз я попался манагеру с запахом - и был лишён ещё десяти процентов. Но этот обстоятельство меня не огорчило, а... обрадовало! Ведь при этом доход фирмы увеличился!
  В конце концов, произошло то, что и должно было произойти - срыв. Я перестал контролировать себя почти полностью, и через день после возведения на следующую ступень я оказался в вытрезвителе - меня взяли возле метро, хотя вёл я себя прилично. Но от меня разило, как от химзавода - "Ред дэвел" издаёт именно такой запах, а к тому же в Питере в те дни шёл мощный антитеррор. Через два часа я вышел из этого заведения без денег, но всё-таки с мобильником. Хорошо, что взяли по дороге домой, дневную выручку я уже сдал в тот день...
   Чтобы хватило на метро, я настрелял по дороге у встречных прохожих с десяток червонцев и ещё рублей на пятьдесят мелочью. Это оказалось проще пареной репы - хотя за месяц до этого я не мог себе представить себя в такой роли. Теперь мог... Теперь я мог сыграть любую роль в любом виде - только не свою собственную.
  По дороге до метро я принял пивка для спокойствия, возле метро нахамил ментам, которые от неожиданности ничего не предприняли и позволили мне продолжить свой путь. В самом метро я, уже развезённый как чёрт, настрелял ещё рублей сорок, и по дороге домой увеличил своё сальдо до двухсот рублей. Мне всё было пофиг!
  На следующий день я плюнул на всё. По дороге на поляну, спустившись в подземку, я изобразил долбанутого инсультом - и сдал за полчаса дороги четыре книги! Так сочуственно граждане ко мне ещё не относились, и никогда не хвалили так мой товар!
  Поправка здоровья окончательно ввела меня в полубессознательное состояние. Но книги уходили, как горячие пирожки. Плевать на всё! Я стал суперпродавцом! Для меня больше не существовало условностей, стеснительности и тех дурацких правил приличия, которые не давали мне жить по человечески всю жизнь! Наверное, это было сумасшествие.
  А вечером - опять возле метро, но теперь уже другого - меня снова загребли в вытрезвитель, но теперь уже с остатками книг и всей выручкой за день. Это было уже не так весело... Но недостающие финансы я восполнил на следующий день, взяв их из домашней казны. Это был мой последний день на работе.
  Меня не уволили. Но я пришёл в то утро лишь через час после импекта, чуть живой. Меня долбили разом и резко обострившаяся простуда, и похмелье, и просто нечеловеческая усталость, накопившаяся за два с половиной месяца этой гонки... за чем? Но я очень хотел работать.
  Глядя на моё состояние, манагеры отправили меня в принудительный отпуск на неделю, для приведения организма в порядок. И запретили общаться с кем бы то ни было из сотрудников под страхом увольнения... тех, с кем я пообщаюсь! Мне такое решение показалось несколько странным, но я был уверен, что так нужно. И отправился домой - отлёживаться и глотать антибиотики.
  До дома я добрался еле-еле. Видимо, вместе с необходимостью любой ценой быть в строю исчезла и та внутренняя энергия, которая меня поддерживала. Жизнь потеряла всяческий смысл - я был не нужен сейчас своей фирме!
  
  
  
Оценка: 5.36*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"