Степанов Роман: другие произведения.

Убей меня и поглоти мою плоть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:


Убей меня и поглоти мою плоть

   Взмах, и еще, и еще. Кровь и смерть. Он чувствовал себя богом битвы. Никто не мог противостоять ему. Только лишь на прошлой неделе он, и полсотни его верных товарищей по оружию, вторглись в долину, а теперь, сражаются на подступах к столице! Безрассудные в своей слепоте амазонки, как смели они бросить вызов Картагу! Великому вождю северных кланов!
   - Картаг! - Выкрикнул он великолепным ударом отсекая очередную белокурую голову. Длинная коса шлейфом волочилась следом.
   - Картаг! - Завопили полсотни глоток. Противник обратился в бегство. Никогда им не одолеть их. Удивительно, что до сих пор этот город никому не удавалось завоевать. Просто никто не пытался. Он усмехнулся. Волосы слиплись от крови, он отбросил их со лба. Поднес к лицу меч своего отца, еще ни разу он его не точил, а лезвие было острее бритвы. Перед смертью отец завещал захватить Элендию, город что сейчас лежал перед ним. Завтра он исполнит наказ. Еще он просил убить Касту, презренную шлюху, правительницу амазонок, что подослала к нему убийцу, не рискнув встретиться в честном бою. Но Картаг не смог сделать этого, не прошло и трех дней как Каста встретила свою смерть объезжая дикого скакуна. За это он перебьет всех лошадей и вывесит их головы наравне с головами амазонок.
   - Разбить лагерь! - Проревел он, глядя как солдаты добивают раненых и обыскивают не успевшие еще остыть тела. Вот, воровато оглянувшись, один из них, Ороног, накрыл своим плащом труп приглянувшейся ему воительницы. И тут же спешно начал возводить над ней палатку. Пусть с ним. Главное чтобы завтрашняя битва закончилась победой. Картаг поднял за косу недавно отрубленную им голову. Большие глаза, уже подернувшиеся белой пленкой, правильные черты лица. Все это вызывало у него только ненависть. Крутанув ее над головой Картаг, с ревом бросил голову в сторону города. Глядя как трофей перелетел через стену, видевшие это воины, одобрительно взревели.
   Развернувшись Картаг вошел в свою палатку, поставленную одной из первых. Клауден, оставшийся за старшего, орал на всех подряд требуя чтобы начали готовить ужин, выставили дозор и: "Чтоб вашим матерям на том свете шакалы выгрызли кишки! Уберите отсюда всю эту тухлятину!"
   Картаг был доволен Клауденом, тот всегда думал обо всех тех вещах, о которых самому вождю думать было некогда. Снаружи снова раздался крик. Сегодня с утра они убили трех оленей, да еще настреляли кроликов и прочей мелочи, но прикончили практически все еще в обед.
   - А мне плевать кто в этом виноват, крысиное отродье! - Вопил Клауден. - Если нет оленины, возьми парочку стерв! В первый раз что ли!?
   Картаг усмехнулся, сегодня на ужин опять будет амазонье рагу. Он расчистил клочок земли, вырвал траву и разгладил поверхность. Зря его отец всю жизнь пренебрегал такой вещью как образование. Картаг начертил план столицы, еще раз, хоть и помнил их наизусть, отметил все подступы и слабые места. Два дня назад им удалось захватить пленницу. Та рассказала, что ограда возле восточной башни совсем прогнила. Картаг лично вытягивал это из нее в течение трех часов, разумеется это была ложь. Уж что-то, а предателем никто из них не был. Зато сразу стало ясно, что с восточной стороны Элендия защищена на славу. Он начертил план завтрашней атаки. Как удачно им по пути сюда встретился тот обоз. Не то чтобы они собирались взять город в осаду, просто сам факт того, что в случае неудачи их завтрашнего боя, амазонки все равно передохнут с голоду действовал на него успокаивающе.
   Он еще раз просчитал все завтрашние ходы. Все будет отлично. В дверь просунулась косматая, не мытая с самого рождения, голова Клаудена.
   - Ужин готов вождь. - Пророкотал он голосом не умевшим разговаривать тихо, но прикладывающим для этого все усилия. Картаг махнул веткой, заменяющей ему перо, в сторону расстеленной шкуры. Клауден, чувствовал себя неуютно, наедине с вождем, когда тот рисовал на земле знаки. Стреляя глазами он поставил миску, положив тут же ложку, нож у каждого был свой. Картаг знал что Клауден, да и не только он, как истинный варвар, до ужаса суеверен и боится того, что он называет, колдовством. Возможно поэтому, вождю-шаману так легко удалось собрать под своим руководством столько головорезов.
   Постоянно оборачиваясь, словно опасаясь что, как только он отвернется, из-под земли выскочат черти, которых все время гоняет Олгдаф, когда переберет, Клауден вышел из палатки. Картаг слышал, как тот пробормотал пару проклятий, распрямляя спину снаружи, в святой уверенности что тонкая кожа сможет скрыть его могучий голос.
   - Ты тут кого рожна ошиваешься! - Немедленно нашел он кого-то, чтобы сорвать зло. - А ну марш на пост! Мне плевать что твоя очередь еще не настала! Бегом! Или клянусь последним светлым пятном моей души, я намотаю твои кишки вокруг своей палатки!
   Картаг снова усмехнулся, на этот раз зловеще. Надо будет запомнить это. Может пригодиться... завтра. А пока, он притянул в себе миску. Сегодняшние противники сражались отчаянно, но абсолютно неумело, что ж, посмотрим каковы они на вкус.
  
   Утро встретило их сонным мычанием рогов. Картаг легко вскочил на ноги, повел могучими плечами, разгоняя кровь в затекших мышцах. Откинув полог палатки он вышел посмотреть в чем причина шума. Амазонки стояли на стенах. В руках их были луки и то и дело кто-то из них начинал трубить.
   - Что за ничтожные создания. - Картаг сплюнул под ноги. Их там больше двух сотен, за этими стенами, а они, вместо того чтобы сделать ночную вылазку, как поступил бы сам Картаг, всю ночь тряслись на стенах. Воистину, благим делом будет избавить мир от этих вшивых девок, возомнивших себя достойными встать вровень с настоящими воинами.
   - Клауден! - Проревел Картаг глядя по сторонам в поисках старшего воина. Варвар, зевая, медленно выполз из палатки. Голос вождя смог сделать то, чего не смогли непрекращающиеся трубные звуки, разбудил его.
   - Поднимай всех. Хозяева устали ждать смерти. - Клауден взрыкнул, что должно было означать что приказ им понят. Картаг вернулся в палатку. Развернул сверток со своими пожитками, отложив в сторону бумагу и чернила достал наручи и поножи. Легкая прочная кожа, да пара стальных обручей. Воин не позволит ударить себя, а если удара не избежать, то лучше пусть он будет смертельным, чем попасть в плен. Меч словно сам скользнул в руку. Оружие признало в нем хозяина, чего еще можно желать. Все внутри было наполнено предвкушением битвы. Картаг вышел, на ходу перевязывая волосы, чтобы не падали на глаза. Клауден уже успел всех построить.
   - Братья! - Выкрикнул Картаг обходя строй. - Каждый и вас доказал свою право называться воином в десятках битв! Мы сражались рука об руку ради одного единственного дня. И этот день настал! - Дружный вопль был ему ответом. - Сегодня мы воздадим по заслугам памяти наших друзей и отцов павших от стрел амазонок, не способных ни на что иное кроме трусливого удара в спину. Видите эту стену. - Он широким жестом окинул городьбу. - За ней сидят до смерти напуганные одногрудые девки! Они наконец-то поняли что каждому придется отвечать за свои поступки. Им некуда больше бежать! Настал час нашей мести! Вперед! Убьем их всех! - Пятьдесят глоток извергли рев, заглушивший звук рогов.
   Картаг никогда не утруждал себя строительством осадных машин, а его воинам ни к чему были открытые ворота. Каждый из них взял по большому деревянному щиту. Густо иссеченные в предыдущих сражениях, они показали себя эффективными против слабосильных луков амазонок. Воины рассыпались широкой цепью, двигаясь по двое. Картаг шел в паре с Клауденом. Как только они подошли на достаточное расстояние воздух наполнился стрелами. По мере их приближения, сквозь свист и непрерывные удары по щиту все отчетливее проступал звук рога. Картаг усмехнулся. Все было как всегда. Они вплотную подошли к стене, когда Клауден извлек из-за пояса веревку, примотал к ней кошку и, звучно хекнув, забросил ее за стену. Судя по возмущенным воплям доносящимся сверху, они были первыми из варваров кому это удалось. Далее Клауден сцепил оба щита, образовав нечто вроде небольшой крыши и с этим сооружением над головой забрался Картагу на плечи. Вождь снова улыбнулся, на время боя всякая субординация отменялась. Простой воин мог командовать им, или, чего никогда не случалось ни с кем из вождей, убить побежавшего с поля боя командира.
   Картаг ухватился за веревку, напряг могучие мышцы и почти без труда оторвал их обоих от земли. Амазонки наверху тщетно пытались обрубить веревку. Просмоленный канат, увиваемый по принципу два витых волоса к одному стальному, мог выдержать и не такое. Они все еще месили его своими коротенькими саблями, когда края "крыши" показались над поверхностью. И, не тратя больше времени, Клауден, издав такой вопль, что даже привычный ко всякому Картаг на время оглох, прыгнул на стену, одновременно скидывая с нее тех кто имел неосторожность там находиться. Вождь подтянулся сразу за ним следом. Схватив один из щитов, протянутый Клауденом, напоминающий утыканного сверх всякой меры иглами ежа, они снова встали спиной к спине, амазонки продолжали стрелять по ним.
   - На счет три! - Проорал Картаг. Глядя как на стенах, по всему периметру появляются точно такие же островки. - Раз, два...
   - ТРИ!!! - Выкрикнул за него Клауден, и все варвары бросились вперед сталкивая вниз стоящих на пути противниц, и продолжали бежать до тех пор, пока на стене не осталось никого кроме них.
   Картаг окинул взглядом оставшихся воинов. Осталось их десятка три. Совсем неплохо, вполне достаточно чтобы перерезать весь город.
   - Все вниз! - Закричал он. - По одному по всем улицам! Встретимся во дворце! Убейте их всех!
   - Убить всех! - Поддержал его слаженный вопль. Воины бросились к лестницам. Сам Картаг перевесился через край стены, глядя сверху на город. Внизу, на мощеном камне, лежали разбившиеся при падении амазонки. Он сплюнул вниз, усмехнулся и пошел искать лестницу.
   Раскрошенные каменные ступени вели вниз. Судя по звукам рога, амазонки организовывались где-то посреди улиц города. Картаг устроил бы засаду как раз на спуске со стен, но там было пусто. Два его воина рубили веревки на воротах, еще двое со щитами должны были прикрывать их от стрел, но никого рядом не было. Что и требовалось доказать, бабы никудышные воины. Запертые ворота, в чем не раз убеждался Картаг, действуют на солдат противника куда как больше чем речи их господ. Он отбросил щит и с наслаждением потянул из ножен меч. Поймал отражение на лезвии и улыбнувшись ему, как не улыбался никому, с тех пор как ему исполнилось пять и умерла его мать, кинулся в лабиринт узких улочек Элендии.
   Первыми ему встретились четыре амазонки, вероятно спешивших на соединение с основными силами, прежде чем они поняли в чем дело, свистнувший меч рассек двоих из них. Третья так и застыла глядя на свои руки залитые кровью подруг, Картаг, небрежным движением при замахе, провел ей лезвием по горлу и буквально разрубил пополам четвертую, думавшую что хлипкий деревянный столб, поддерживающий крышу навеса, сможет остановить удар настоящего воина. Сверху на нее посыпались доски и сухие листья. Вождь двинулся дальше, по направлению к дворцу, центру города.
   На следующем перекрестке он увидел как стая амазонок, не меньше пятнадцати нападает на одного варвара, лицо которого так было залито кровью, что Картаг смог узнать его только одежде.
   - Барген! - Выкрикнул он с ходу врубаясь в сражение.
   - Мой вождь! - Выкрикнул тот размашисто поводя мечом, отгоняя своих соперниц словно мух.
   Зажатые с двух сторон и не имеющие путей к отступлению, амазонки скоро лежали на земле.
   - Ты в порядке? - Спросил Картаг Баргена. Понять ранен ли он было невозможно, весь он был покрыт кровью, впрочем как и сам Картаг.
   - Все отлично вождь! - Весело отозвался варвар. Улыбка на его лице смотрелась жутко.
   - Тогда вперед. - Картаг махнул мечом в сторону дворца. Неизвестно кто там сейчас на троне, но захватив ее он сможет ошеломить войска противника, лишить их боевого духа и инициативы, на время достаточное для победы.
   Дальнейшая дорога к дворцу была пуста. Им встретились еще несколько варваров, теперь они бежали плотной группой, не слишком разумно, но выбирать не приходилось. Двери дворца, большого каменного сооружения, были открыты. Варвары, с громкими криками, ворвались туда, но и дворец был так же пустынен как и только что оставленные ими улицы.
   - Где они все? - Недоуменно воскликнул Барген, заглядывая за гобелен.
   К ним подходили все новые и новые группы воинов. Наконец, когда их стало почти столько же сколько было до похода через город, Картаг поднял руку требуя слова.
   - Братья! Мы захватили дворец. И пусть их верховной дуре удалось ускользнуть, чхать на нее. Они как всегда надеются навязать нам бой по своим правилам, а это значит что они, как стадо баранов собрались на одной из площадей в кучу. Мы нападем на них со всех сторон и разрубим на кусочки! - Он остановился, пережидая восторженные крики. - Ориентируйтесь по звуку рога, пойдем по трое и возьмите что-нибудь от стрел.
   Он показал пример перевернув громаднейший резной стол и разрубив его пополам, так что получилось два неплохих щита.
   Снова воины растеклись по улицам. Картаг, с Клауденом и Баргеном, который тащил стол, подошли самыми первыми, им не нужно было заходить с боку.
   Амаонки стояли, заняв круговую оборону, ощетинившись натянутыми стрелами во все стороны. Из середины, перемежаемый звуком рога слышался голос. Он призывал их сражаться против врага, и что-то еще, чего Картаг даже не хотел слушать.
   - Вот значит куда сбежала эта шлюха. - Прошептал он себе под нос. Мимо кудахтая просеменила курица, потерявшая всякий ум от доносящегося отовсюду шума. Картаг молниеносно махнув рукой поймал захрипевшую птицу ее за шею, перехватил за ноги и размахнувшись изо всех сил запустил ею в сторону откуда доносился голос, вызвав мгновенную панику и тучу стрел. И тут, хотя Картаг ни о чем подобном не думал, со всех остальных постов в амазонок полетел всякий хлам. Варвары кидались чем попало, от поленьев, до корзин с овощами. Кто-то даже запустил пивным бочонком но тот, не пролетев и половины расстояния, разбился, расплескав свое содержимое.
   - Похоже все на месте. - Рассмеялся вождь глядя на непрекращающийся помойный дождь. - Давай, на счет три. - Он легонько толкнул Клаудена. Тот в ответ осклабился, Барген же перехватил стол поудобней.
   - Раз, два... - Начал считать Картаг.
   - ТРИ!!! - Выкрикнул Клауден. Это была единственная цифра, которую он знал, как ни бился с ним Картаг, тот не выучился считать даже до трех.
   И снова все варвары разом бросились вперед. Но на этот раз град стрел не прошел мимо, кусок стола, это вам не притертый и надежный щит. Одна стрела скользнула по плечу Картага, оставляя неглубокую царапину, чего он даже не заметил. Баргену пришлось хуже, стрела попала в ногу, заставив завертеться волчком, и покинуть безопасную тень стола, и тут же все было кончено. Если бы это случилось мгновением раньше, это стоило бы жизни всем троим, но Калуден и Картаг уже преодолели ту границу когда в них можно было безнаказанно стрелять и амазонки вынуждены были отбросить луки и достать сабли.
   - Картаг! - Выкрикнул вождь врубаясь в стройные ряды амазонок.
   - Линга! - Выкрикнули те в ответ и не менее яростно накинулись на варваров.
   Площадь моментально окрасилась красным. Приученные бороться с превосходящими силами противника варвары не давали прицелиться задним рядам амазонок, постоянно прикрываясь спинами их товарок.
   Картаг, в сотый раз за сегодняшний день взмахнул мечом, пинком ноги отправляя перхающую кровью соперницу в сторону целящихся в него лучниц, когда неожиданно мир перед его глазами покачнулся. В следующий миг перед глазами все потемнело и страшно заболело плечо в том месте где его задела стрела.
   - Яд. - Прохрипел он падая на землю. Последнее что он видел это свой собственный меч падающий рядом с ним.
  
   Он очнулся, и дикая боль по всему телу сообщила ему что он все еще жив. Мертвые, как известно, боли не чувствуют. Осторожно открыв глаза Картаг выяснил что находится в подземелье. Ржавые цепи, на которых амазонки подвесили его бесчувственное тело, врезались в запястья и он не чувствовал кистей рук. Кое-как подтянувшись варвар неуверенно встал на ноги и, с усилием растирая запястья предплечьями, огляделся. Тюремный каземат был, как и положено, сырым и темным. Свет проникал через узенькую щель под самым потолком, и она же давала понять что не только варвару, даже слону не удастся пробить в метровом слое камня достаточную брешь. Это конечно при условии что ему удастся избавиться от оков. Картаг сплюнул, без удивления заметив кровь. Пошарив языком выяснил что отныне у него стало на четыре зуба меньше чем было. Представив как разъяренная толпа пинает его тело он только усмехнулся.
   - Куджа им до наштоящих воинов. - Шепелявя пробормотал он снова сплюнув.
   Ситуация была ясна как день. По всей видимости они проиграли то сражение. Ну что ж, верно говорят сотня муравьев способна повалить дерево. Теперь их предводительница, с треском провалив оборону своей страны, позволив горстке варваров практически захватить столицу, устроит показательный суд. Это значит глупые вопросы, дешевый фарс с судом и неминуемая смерть. Остается надеяться что его все же накормят. Стоит ли говорить, что сам он не стал бы так ухищряться.
   Кровообращение постепенно пришло в норму. Картаг вытерпел зуд оживающей плоти и попробовал цепи на прочность. Бесполезно, проще стену головой пробить. Он сел и стал ждать.
   За ним пришли через три дня. Когда открылась дверь, он в тысячный раз распевал песню о женитьбе варвара и амазонки. Именно в этот момент варвар топил свою суженую в колодце.
   - Как кстати. - Выдавив улыбку произнес Картаг, глядя на спешно вбегающую охрану и следом за ней пышно одетую амазонку.
   - Встать перед ее высочеством королевой амазонок Лингой! - Прокричала одна из пришедших, гневным взглядом окидывая сидящего на полу варвара.
   - Я бы встал конечно, перед ее высочеством Лингой, когда она б наклонилась и повернулась спиной. - Сиплым голосом, но не утратившим своей едкости, отозвался Картаг, недвусмысленно почесывая себя между ног.
   Ответом ему был удар со всего размаха ножнами по лицу. Амазонка, вне себя от ярости, обнажила клинок, намереваясь прикончить негодяя.
   - Хватит! - Властный голос Линги словно парализовал ее. - Пойманной змее не остается ничего другого как шипеть и плеваться ядом. - Завтра над тобой состоится суд варвар. - Она произнесла слово "варвар" с нескрываемым презрением. - Тебя справедливо осудят за твои злодеяния. Советую тебе подготовиться к смерти, поскольку никто из здесь присутствующих не сомневается в исходе дела.
   - Осужденному на смерть разве не полагается последнее желание? - Ненатурально изобразив озабоченность спросил Картаг.
   - У тебя есть какие-то желания варвар? - В маску презрения Линги пролилась капля удивления.
   - О да! - Картаг снова выразительно почесался, с усмешкой отметив как побелели костяшки пальцев у сжимавших оружие амазонок.
   - Прими хотя бы смерть свою достойно, раз ты не смог прожить жизнь свою как подобает. - Сдерживая гнев прорычала королева.
   - Единственное о чем я могу жалеть в своей жизни это о том, что не смог перебить вас всех.
   Линга только хмыкнула и не говоря больше ни слова вышла из камеры. Вслед за ней потянулись остальные. Оставшаяся последней амазонка, оглянувшись чтобы убедиться что ее никто не видит, от души ударила Картага древком копья. Тот упал на спину. Из носа снова полилась кровь.
   - Счастливо оставаться варвар. - Прошипела она, тщетно пытаясь придать своему голосу интонации королевы. Впрочем недостаток презрения с лихвой компенсировался вложенной во фразу яростью.
   Картаг, оставшись один, со стоном принял сидячее положение.
   - Пожрать принесите! - Выкрикнул он, без особой надежды, в сторону захлопнувшейся двери. К его шепелявости прибавилась гундосость из-за разбитого носа. Как ни странно, дверь почти сразу открылась, и появившиеся там амазонки занесли внутрь кувшин и тарелку. Картаг впервые был действительно удивлен. Еще больше он удивился когда вместо того чтобы "нечаянно" все опрокинуть они аккуратно поставили еду на пол.
   - И в чем подвох? - Поинтересовался Картаг. Травить его сейчас глупо, кормить тоже нет резона.
   - Мы знаем, что вы, подобно диким зверям, жрете человечину. - Насмешливо отозвалась одна из тюремщиц. - Посмотрим как тебе понравится блюдо приготовленное из твоих дружков. - Она рассмеялась. Картаг рассмеялся вместе с ней, заставив ее тут же замолкнуть.
   - Отличная идея, очень рад. - Усмехнувшись он поднял тарелку, и неторопливо принялся есть, запивая водой из кувшина. - Знаешь что, - Сказал он глядя на не верящие лица тюремщиц. - У ваших мясо помягче, пожирнее.
   Амазонки наконец-то пришли в себя.
   - Да вы все просто звери! Вы недостойны называться людьми! - Весь облик ее выражал отвращение. Картаг остался спокоен. - Я рада что ты скоро умрешь. - Добавила она закрывая дверь.
   На следующий день его весьма грубо растолкали.
   - Вставай варвар, пришло время твоего суда. - Сообщила ему давешняя тюремщица. Они расковали его, при этом три амазонки держали его под прицелом, и тут же надели другие кандалы.
   - Иди. - Амазонка сильнее чем собиралась, толкнула его в спину. Картаг ухмыльнулся, до этого она не замечала насколько он больше и сильнее ее, и теперь чувствовала себя незащищенной несмотря на то что была явно в более выигрышном положении.
   - Понимаешь теперь о чем я? - Прошептал ей Картаг, закрывая рот и делая вид что чешет нос. - Неприятно осознавать что никакие вы не воины?
   - Молчать! - Выкрикнула тюремщица. - Никаких разговоров пока тебя не спросят!
   Они шли по коридорам. Картаг, под возбужденный шепот со всех сторон, беззубо улыбался, и отвешивал легкие поклоны, изредка смахивая на пол каплю другую крови из вновь открывшихся ран. Потом они шли по улицам, где яркое солнце лишило варвара этого удовольствия. Процессия задержалась лишь перед виселицей на площади, где совсем еще недавно он и его воины сражались плечом к плечу. Теперь все они висели здесь. Судя по их лицам, каждый из них достойно встретил свою смерть. Картаг продолжал улыбаться, и тюремщицам пришлось просто продолжить идти. Наконец они поравнялись со зданием суда, по крайней мере там они остановились и цепи Картага приковали к полу, после чего охрана встала по бокам от него. Оглядев круглый зал, с высокими оконными проемами без ставен, и решив что наверняка придется ждать, он не долго думая уселся на пол, разглядывая огромный стол, занимающий центральное место в комнате.
   - Встать! - Немедленно закричали все вокруг.
   - Идите к черту. - Лениво отозвался Картаг. И тут открылись широкие двери и появилась судебная комиссия, во главе с самой Лингой. Она остановилась напротив него глядя сверху вниз на изуродованную улыбку.
   - Встань немедля. - В ее голосе скользил смертельный холод, и такая власть, что на мгновение Картаг захотел не подниматься вообще, желая испытать свою силу воли, как когда-то делал с приказами отца, но быстро опомнился и, ухмыляясь, медленно поднялся, нависнув над королевой, с удовлетворением отметив что выражение на ее лице изменилось. Сейчас бы отдал левую руку за меч в правой, мелькнула у него мысль, или даже наоборот.
   - На колени перед королевой, варвар! - Выкрикнула тюремщица ударяя основанием копья Картагу под колени. Он выдержал удар не шелохнувшись и не отводя взгляда от Линги. После второго удара он медленно опустился на колени звякнув цепями, и издевательски ухмыльнулся. Теперь их глаза находились на одном уровне, но даже теперь он был ниже ее лишь самую малость.
   Королева, с вновь вернувшимся к ней высокомерным выражением на лице, села за стол. Следом за ней скользнули остальные судьи. Картаг, с вновь мелькнувшей мыслью о мече, по очереди заглянул каждой из них в глаза. Презрение - молодая девчушка, очень похожа на королеву, возможно даже дочь. Ненависть - зрелая женщина, наверняка с личными причинами для каждого мужчины в мире, идеальная амазонка. Снова ненависть, ненависть. Отвращение - это та самая тюремщица, как только здесь оказалась. Страх - рука на перевязи, не добили стало быть. Презрение - это Линга. И вдруг Картаг замер. Никогда прежде он не видел подобных глаз. Невысокая, даже по местным меркам, женщина с ничем не примечательной внешностью, ее взгляд согнал с лица вождя ухмылку. Понимание... Понимание и что-то еще, принятие. Она принимала его таким, какой он есть. Таким взглядом сам Бог мог смотреть в глаза дикого зверя, наслаждающегося убийством, и не видеть крови на его клыках, не страшиться, и дать ему понять что он такой, каким тот должен быть. Принимать его. Картаг застыл, образ меча потускнел и рассыпался.
   - Картаг, вождь северных кланов варваров! - Начала тем временем говорить Линга. Тот не сразу сообразил что говорят о нем, завороженный взглядом этой амазонки, он медленно повернул голову в сторону королевы. На лице его тут же вспыхнула привычная, хоть и несколько рассеянная, усмешка. - Ты обвиняешься в нападении и разрушении семнадцати деревень, попытке захватить столицу нашего государства, - При слове попытка она злорадно усмехнулась. - убийстве жителей и многочисленных преступлений против богов. Самыми тяжкими из которых является осквернение святилищ, разрушение храмов, убийство служителей и людоедство. - По залу прокатился возмущенный шепот.
   Картаг быстро оглянулся в сторону женщины и встретив тот же самый взгляд, почувствовал как в груди завязывается тугой узел. Новое ощущение, никогда доселе им не испытанное.
   - Есть у вас что сказать? - Вопрос прозвучал сухо и официально. Картаг представил что могли отвечать на это его спутники и ничуть не удивился что все присутствующие сморщили лица ожидая потока брани.
   - Да, у меня есть что сказать. - Мягко и внятно как мог, учитывая все его недавно приобретенные дефекты речи, произнес вождь северных кланов. Он поднялся с колен. - Что касается религиозных обвинений, то здесь я нахожу неуместным карать меня за те преступления, что совершены мной, исходя из того, что я придерживаюсь других убеждений, и потому не намерен отвечать ни перед вашими богами, ни перед вами. - Он отвесил чуть заметный поклон судьям и слегка прищелкнул зубами.
   - Это оправдание любого вандала! - Хмыкнула девушка с презрением в глазах. - В любом случае твои слова можно расценивать как признание в ереси, и это все равно не оправдывает свершенных тобой злодеяний. - Толпа вокруг одобрительно загудела.
   Картаг широко улыбнулся, сделал оборот показывая свою улыбку собравшимся. Нет, он определенно не собирался позволить им роскоши чувствовать себя устроителями спектакля. Им придется играть по своим собственным правилам!
   - Ересь! - Гулко выдохнул он, негромко, но разом перекрыв шум голосов. - Ересь это то, чем я называю ваши культы. Ваши верования отвратительны мне и противоестественны для моих божеств. И потому я был вынужден очистить места оскверненные вашими богохульными обрядами, единственным возможным и принятым способом. А также через боль провести служителей еретического культа к свету. - Он выдержал паузу наслаждаясь произведенным эффектом. - Что же касаемо захваченных деревень, то я действовал согласно законам войны, во время святой войны против еретиков, как велит мне мой народ и мои боги! И за мной нет вины, а вас всех ждет ледяная пустыня преисподней! - Последние слова он произнес в полный голос, так что его можно было слышать во всех концах Элендии. Клауден мог бы им гордиться, жаль только что не верил Картаг ни в каких богов, и в то что варвар смотрит сейчас на него тоже.
   - Это просто смешно! - Выкрикнула вновь девушка. - Это...
   - Помолчи Саная. - Властно оборвала ее королева. Картаг улыбнулся еще шире. Все-таки дочь, к чужой так не обратятся, будь ты хоть трижды королева. Признала, стало быть достойного противника? На мгновение вождь почувствовал родство с сидящей перед ним амазонкой. Теперь они не посмеют казнить его не доказав вины перед богами. Казнить его как простого убийцу, сейчас, значит признать в нем, и в его людях, всего лишь солдата, честно выполнявшего свою работу, и даже более того, мученика, до последнего вдоха сражавшегося за свою веру.
   - Жалеешь что назначила публичное слушание? - Одними губами произнес он глядя на напряженно думающую королеву. Та проигнорировала его, возможно просто не заметив адресованного ей сообщения.
   - Картаг, вождь северных кланов, ты не ответил на последнее обвинение - людоедство. - Линга бросила один из своих немногочисленных козырей, в надежде выиграть время, но Картаг ждал этого вопроса.
   - Это финальная и высшая почесть которую может оказать воин другому воину. Принять частичку его тела внутрь себя, стать его кровным братом. И я удивлен, что никто из вас не сделал того же с моими собратьями, которые множество раз доказывали то, что они превосходные воины. Это делает мой гнев против вас еще более праведным.
   - Вчера он съел суп из своего собственного товарища! - Выкрикнула тюремщица, не в силах сдерживать своих чувств. Она выглядела так словно ее сейчас стошнит.
   - Да, я сумел оказать последнюю услугу своему брату, благодаря любезной помощи этой женщины, которая разделала и приготовила часть его тела для меня. - Он жестом скованных за спиной рук указал на амазонку. Все разом замолчали, смотря на нее и переваривая новость, что их сестра участвовала в отвратительных варварских обрядах.
   - Все не так! Это ложь! - Слабо начала оправдываться амазонка. В наступившей тишине ее голос звучал жалко.
   - Тишина в зале! Больше никаких выкриков без разрешения! - Вновь пришлось закричать королеве. Она взглянула на Картага с нескрываемой злобой. Тот галантно ей кивнул. Если есть на свете способ весело умереть, то это был именно он. Это было даже веселее чем рубить им головы.
   - По законам Элендии и прилегающих областей, Картаг, вождь северных кланов признан виновным в многочисленных убийствах. Признаешь ли ты это Картаг? - Жар гнева Линги был буквально ощутим, но голос оставался ровным.
   - Признаю. - Покорно кивнул головой тот в ответ. Значит королева решилась причислить его к мученикам, вместе со всей его бандой, лишь бы закончить все поскорей. Ну это был максимум, чего Картаг мог достичь. Доказать что им двигала рука бога а не собственная воля, интересная идея, но ничего она не даст. Радость спора быстро уходила. Картаг ощутил пустоту, осознав что очень скоро его ждет веревка. То что он сражался до конца, оправдание для неудачников не сумевших добиться победы.
   Он без каких-либо эмоций выслушал приговор, отметив только что казнь будет произведена завтра. Ну что ж, завтра так завтра. Теперь уже все равно.
   Его привели обратно в камеру и бросили на землю едва ли мягче чем в прошлый раз. Тюремщица наградила его злобным взглядом, но от комментариев благоразумно отказалась. Он провалялся так весь день, думая обо всем на свете, иногда улыбаясь, иногда хмурясь своим воспоминаниям. Незаметно для себя он заснул. В его камеру пробился яркий свет горящего факела и женщина с невероятным, принимающим взглядом, наклонилась над его лицом и прошептала:
   - Убей меня и поглоти мою плоть.
   Картаг во сне рассмеялся и вдруг понял что это не сон, он слишком отчетливо воспринимал запахи. От женщины пахло чистотой и, как ни странно, лошадями.
   - Что? - Пробормотал завороженный ее взглядом варвар, решив что эта ее фраза ему все же приснилась.
   - Убей меня и поглоти мою плоть. - Повторила она продолжая смотреть ему в глаза.
   - Кто ты? Ты с ума сошла? - Ошарашенным шепотом прошипел варвар, ни на секунду не забывая где они находятся. Но в глазах ее не было никакого сумасшествия, только на дне угадывалась глубокая боль.
   Она отрицательно помотала головой и посмотрела на него с отчаянием.
   - Меня зовут Лания, прошу тебя. - Картаг содрогнулся, он не мог вынести такого зрелища, просто не мог. Он сам не понимал что с ним происходит, эти глаза подчиняли его. Он понял одну простую и невозможную вещь, что бы он не делал, как бы он не поступил, этот взгляд, обращенный на него, никогда не изменится. Он всегда будет смотреть на него принимая вместе со всеми его злодеяниями. Не прощая, ибо прощение возможно только когда есть вина, за которую надо простить, а просто не видя греха в его поступках. Так как никто и никогда еще не смотрел на Картага. Уважение, страх, ненависть, много ненависти и злобы, даже любовь однажды, все было не то.
   - Убей меня и поглоти мою плоть. - Повторила она снова. Вождь поднялся на ноги, амазонка покорно склонила голову, ожидая удара. Он, очень осторожно, как никогда не прикасался к лезвию своего меча, поднял ее голову за подбородок.
   - Я не могу этого сделать. Мне и так предстоит смертная казнь, и я уже совершил слишком много злодеяний чтобы марать руки кровью еще и теперь.
   Лания кивнула, тоже поднимаясь. Картаг ожидал что она уйдет, но она продолжала стоять. Наконец она произнесла:
   - Выход из подземелья сейчас без охраны. Я сказала, что видела как за стеной мелькнули огни, и что я видела нескольких варваров, которые тут же скрылись. - Она замолчала. Говорила она так и не поднимая взгляда. - Это могло бы дать нам время чтобы убежать, если ты согласен потом выполнить мою просьбу. Твой меч стоит за дверью.
   Картаг снова замер, изумленно оглядывая ее. Он тряхнул своими кандалами.
   - У меня есть ключи. - Тихо но внятно прошептала она. - Но сначала ты должен пообещать мне, что...
   Картаг размахнулся цепями и умело, но аккуратно опустил ей на затылок. Амазонка упала как подкошенная. Вождь первым делом выяснил что с ней все в порядке, сердце билось, она дышала, и только потом начал обыскивать в поисках ключей. Ключи быстро нашлись он открыл замки и тут, не выдержав, кинулся за мечом. Меч был начищен и ухожен, но словно стал темнее, будто сердился на Картага за то, что тот позволил ему попасть в руки к женщине.
   - Все потом. - Пробормотал варвар, натягивая перевязь и привычно вкидывая в нее клинок. Затем он вернулся обратно. Женщина еще не пришла в себя. Картаг задумался, после того как ей была поднята ложная тревога вряд ли ей суждено прожить долго. Она лежит в камере сбежавшего варвара, на которого, к тому же, большой зуб у королевы. Вождь покачал головой, пробормотал нечто невразумительное а затем поднял ее себе на плечи и бегом побежал из подземелья. Из города я ее вынесу, а дальше, пускай сама решает как быть дальше. По крайней мере ничего такого я ей не обещал.
   Нигде не было заметно и следа охраны. Похоже страх перед новым нападением выгнал всех на стену. Картаг выбежал из здания и побежал в сторону площади висельников, той дорогой что его вели вчера. Путь до этого места от ворот он запомнил, следовательно и обратно выйдет. Скользя вдоль зданий он не видел ни одной амазонки, не слышал даже звука их дурацких рогов. Со всех ног он преодолел широкое открытое пространство площади, даже не оглянувшись чтобы посмотреть на своих братьев. К ним он всегда успеет. Темные переулки казались совсем незнакомыми, тем более что видел он их всего однажды, но следы недавней битвы еще не были убраны и Картаг ориентировался по ним. Вот здесь мы с Баргеном против целой кучи амазонок рубились. До сих пор пятна на земле и на стенах полосы. Вот навес обрушенный, и срез у столба снизу от моего меча. Значит ворота уже близко. Он пошел еще осторожнее, подолгу выглядывая из-за угла прежде чем перебежать через улочку. Он был уже почти у самых врат, когда впереди раздался топот множества ног и женские голоса сообщили ему что тревога наверняка была ложной. Они надвигались прямо на него. И тут, как назло, очнулась и заворочалась Лания. Едва слышно выругавшись Картаг опустил ее на землю зажав ей рот руками и заозирался в поисках выхода. Но амазонка не хотела быть просто грузом, постучав по его руке чтобы он освободил ей рот, она сказала:
   - Я знаю выход, но ты должен пообещать. - И снова взгляд пронзил Картага будто насквозь. Шум голосов приближался и выход судя по всему был один.
   - Хорошо, я обещаю. - Прошептал он.
   - Идем. - Она резко поднялась на ноги, слегка при этом покачнувшись от боли в голове. Картаг поддержал ее чувствуя мгновенный и неуместный укол совести. Но Лания схватив его за руку уже потащила за собой. Ориентировалась она здесь гораздо лучше чем он, что было совсем не удивительно, и вскоре голоса растаяли за спиной. Но они также удалялись и от ворот, приближаясь к западной башне. Здесь было пустынно, все оживление было только с восточной стороны. Амазонка подвела его к стене показывая на неглубокий лаз под прогнившими бревнами. Картаг моментально вспомнил о захваченной пленнице, вот ведь стерва! Действительно ведь прогнила стена, вот только про башню она сказала не западную а восточную. А ведь если бы знал об этом раньше, мелькнула у него мысль. Но он быстро встряхнулся и расширив мечом проход нырнул в него первым. Встав с другой стороны он огляделся и никого не обнаружив протянул руку в дыру вытянув Ланию.
   - Куда теперь? - Спросил он ее выясняя как далеко идет ее план.
   - В лес конечно. - Недоуменно ответила амазонка.
   - Конечно. - Эхом отозвался Картаг и они вместе побежали в сторону еле виднеющихся в темноте деревьев.
   Картаг бежал молча, настороженно вглядываясь в ночные силуэты деревьев. Амазонки, безусловно, не пошлют погони. Только не ночью, даже зная что Лания жива, и с ним, они не решаться. Так думал он, никак не желая признаваться самому себе, что его больше всяческих погонь беспокоит данное им обещание. Словно в ответ на его мысли Лания резко встала, так что Картаг налетел на нее.
   - Что случилось? - Прошептал он напряженно осматриваясь и держа меч наготове.
   - Мы ушли достаточно далеко. Ты должен выполнить то что обещал. - Лания стояла спиной к нему и говорила не оборачиваясь, словно знала какое воистину магическое действие оказывает на него ее взгляд. Варвар сам обошел ее и заглянул ей в глаза.
   - Почему? - Просто спросил он. Она спешно отвернулась.
   - Это неважно, ты обещал. - В ее голосе не было ни настойчивости, ни слез, абсолютно ничего, она просила его о смерти так, как просят передать хлеба за ужином.
   - Это важно для меня. - Настаивал Картаг, вновь пытаясь поймать ее взгляд.
   - Я не могу тебе сказать. Это ни к чему. - Лания опустила голову.
   - Очень хорошо. - Картаг понял что добиваться признания от нее бесполезно. Он легонько провел лезвием по металлической бляхе на ремне, вызывая ни с чем ни сравнимый звон обнажаемого оружия. Одного его хватало чтобы даже самый уверенный в себе человек нервно вздрагивал. Лания оставалась совершенно спокойна, и даже, Картаг мог в этом поклясться, улыбнулась.
   - Да что с тобой такое! - Взорвался он не выдержав. Прежде он никогда не сталкивался с таким желанием смерти. Прежде они никогда не колебался перед тем как убить человека и не видел в этом особой беды. Прежде он никогда не обнажал меч просто так. Она продолжала стоять перед ним склонив голову.
   - Убей меня и поглоти мою плоть. И ты станешь сильнее, ты обретешь невиданную силу и могущество.
   - Что за чушь! - Картаг фальшиво рассмеялся, воспользовавшись этим чтобы убрать меч и сесть на землю.
   - Это правда. - Просто сказала Лания неожиданно подняв взгляд и Картаг понял что она не лжет. Эти глаза не солгут никогда, понял он. И еще он понял что никогда он не найдет в себе сих погасить их. Слишком часто он видел как разнообразные чувства угасают оставляя лишь пепел и мертвую плоть. Убивая без разбора он научился ценить жизнь.
   - Я не хочу... Я не могу убить тебя. - Он взглянул на нее снизу вверх, почти умоляя ее.
   - Но ты обещал. - Спокойно и даже несколько печально отозвалась Лания.
   - Обещал. - Он фыркнул. - Кто бы не пообещал, когда твоя жизнь висит на волоске. И кстати, - Он хитро улыбнулся. - я обещал, это правда, но не сказал когда, так что мне решать когда выполнить свое обещание.
   - Хорошо. - Лания если и удивилась, то почти ничем этого не показала. - Тогда что ты намерен делать сейчас?
   - Ха! Это просто. - Варвар вскочил на ноги. - Сейчас мы идем к моему племени.
   - А потом? - Снова спросила амазонка.
   - Потом? Кто знает что будет потом? Сначала нужно сделать хотя бы это. - Он бодро зашагал во тьму леса. Вряд ли Лании известно о том что завтра за ними вышлю поисковый отряд, но за сегодняшнюю ночь Картаг намеревался пройти как можно больше. В итоге не прошло и двух часов, как амазонка выбилась из сил и заснула стоя прислонившись к дереву, пока Картаг разведывал дорогу. Обнаружив это варвар только плюнул с досады и лег спать рядом, благо ночи были достаточно теплыми для того чтобы не разводить костра.
   Вождь проснулся еще до рассвета, в отличие от Лании ему доводилось бывать во множестве походов и он понимал что задерживаться сейчас, когда амазонки в любой момент могут их настигнуть, не стоит. Он слегка толкнул ее плечо. Она сонно простонав заворочалась, но просыпаться явно не желала. Картаг, шепотом выругавшись, толкнул ее сильнее, с тем же результатом. Два часа на сон для Лании явно были в новинку. Тогда Картаг нагрузил себе на спину все вещи, поднял Амазонку на руки и побежал. Физически в ней не было ничего для него привлекательного, но ее взгляд уже жил в нем самостоятельно. Бежать было не тяжело, уж точно не тяжелее чем подниматься по веревке с товарищем на плечах, выемка, от отсутствующей правой груди Лании, удобно прилегала к плечу, однако взятый им темп был слишком велик. К полудню вождь выдохся. По дороге он пару раз пробовал охотиться, сделав маленький лук и взяв запасную тетиву с пояса Лании, которые амазонки таскали с собой в огромных количествах. Но стрелы все время летели мимо.
   Тяжело дыша Картаг опустил Ланию на землю, решив устроить привал возле маленькой лесной речушки. Вообще-то вождь планировал пройти сегодня до большой реки, через которую они с войском переправлялись на краденых в ближайших деревнях лодках. Очень может быть, что хотя бы одна из них все еще валяется на берегу. Но раз уж они не дошли до нее, значит придется пройти завтра чуть больше. Картаг с наслаждением погрузил руки в прозрачную, ледяную воду, зачерпнул горсть и с усилием растер по лицу. Хорошо! Быстро скинув всю свою одежду он плюхнулся в воду, подняв тучи брызг. Поднял со дна песок и быстро, пока тело не сковал холод, принялся оттирать им засохшую грязь с тела. Когда зубы стали стучать не хуже барабанов, а посинели уже не только губы но и руки с ногами он выскочил из реки и принялся бегать вокруг деревьев, размахивая руками и оря во всю глотку.
   За этим занятием его и застала Лания. Она замерла невдалеке, наблюдая столь экстравагантное зрелище: голый, огромный варвар как оголтелый носится вокруг трех сосен и орет что есть мочи. Затем амазонка развернулась, мелькнув на спине подстреленной птицей, и пошла разжигать костер сказав только:
   - Хворосту принеси потом. - Картаг, не прекращая своего занятия, кивнул. Он хотел сначала выстирать одежду, но раз Лания сказала ему принести дров, почему бы и нет. Он наломал сухих сосновых веток, с поваленного бурей ствола, слишком большого для того чтобы притащить его целиком и вывалил всю эту кучу рядом с амазонкой, неумело раздувающей слабые искры высеченные ею. Его нагота смущала амазонку ничуть не больше чем его самого. Он не ощущал ее как женщину, но и спутником в походе она тоже была аховым, здесь было что-то другое, но вот что? Задумавшись над этим вопросом он выстирал белье, развесил его вокруг костра и привалившись к дереву стал смотреть на Ланию. Она смотрела в огонь, напевая что-то себе под нос, изредка шевеля угли палкой, ее глаза были все теми же, их выражение никогда не менялось. Она принимала весь мир таким какой он есть, видела его истинную сущность, и хотела умереть.
   - Неужели мир настолько плох? - Неожиданно даже для себя спросил Картаг. Она начала говорить сразу же, словно давно ждала, когда же он спросит.
   - В нем нет места прощению, нет правды и справедливости. Людьми движет только алчность и злоба. - Сказала она просто, без ненависти либо презрения, просто констатируя факт.
   - А как же любовь, дружба, что там еще? - Приятно было сидеть вот так, коротать время за ничего не значащей беседой о высоком, отдыхать ожидая когда запечется дичь, высохнет одежда и можно будет лечь рядом с остывающим кострищем и крепко заснуть.
   - Я никогда не видела ни любви не дружбы, всегда в них сильный диктовал волю слабому. Один подчинялся другому, и то, что делалось это по обоюдному согласию не делает их чище.
   - Но разве это причина чтобы умереть? - Спросил варвар зевая. Лания не ответила, только вновь начала свой напев. Некоторое время Картаг слушал ее, безуспешно пытаясь разобрать слова, пока его не сморил сон.
   Утром они встали одновременно, доели остатки птицы, быстро свернули лагерь и пошли в сторону большой реки. Картаг уже не заботился ни о какой погоне, амазонки, с их большим отрядом, наверняка не смогут передвигаться быстро. Кроме того, учитывая все их недавние страхи, вряд ли вообще было хоть что-то кроме однодневной вылазки.
   Так неторопливым, для варвара, шагом они к вечеру вышли к реке. Места были незнакомые, видимо Картаг ошибся местом. Но на том берегу явственно виднелась та самая деревня, из которой его воины, еще так недавно, похитили те самые лодки.
   - Думаю мы вышли левее чем нужно. - Заключил Картаг.
   Походы по берегу оказался куда более сложным чем по лесу. Кучи наваленного волнами мусора, разваливающиеся под ногами, вязкий песок. Картаг пожалел, что не обошел все это лесом. Но в конце их ждал сюрприз.
   Возле лодок, которые вождь по праву считал своими, копошились какие-то незнакомые, причудливо одетые темнокожие люди. С минуту Картаг соображал как поступить, затем, нацепив на лицо широченную улыбку, просто вышел к ним.
   - Приветствую вас добрые люди! - Как можно приветливее прокричал он. Добрые люди встретили его появление без энтузиазма. - Я пришел чтобы взять одну из моих лодок. - Он сделал ударение на "моих". - Однако вы можете взять себе все остальные. - Добавил он продолжая улыбаться.
   Однако когда он попробовал пройти к лодке ему весьма однозначно преградили путь. Четверо темнокожих людей, обнажив короткие мечи поглядывали на него неприязненно. Один из них сказал что-то на незнакомом языке, что нетрудно было перевести как предложение убираться отсюда непрошенным гостям куда подальше.
   - Мне нужна лодка. - Сурово произнес Вождь. В ответ они рассмеялись не сводя настороженных взглядов с его могучей фигуры.
   - Очень хорошо. - Прошипел чуть слышно Картаг, и с разочарованным лицом отвернулся от них показывая Лании чтобы она уходила. Но едва отвернувшись он выверенным движением потянул меч из-за спины и описал им широкую дугу. Его маневр похоже не стал неожиданностью и его противники успели выставить щиты, однако удар был настолько силен, что разрубил их, выведя сразу двоих из игры. Оставшиеся, тем не менее, не собирались сдаваться так просто, они встали рядом, выставив щиты, и принялись равномерно осыпать Картага ударами. Вождь подивился нелепому приему, его воины всегда сражались поодиночке. Сделал обманный поворот, оказавшись сбоку от этого четырехногого существа, и на излете задел одну из голов кончиком меча. Коротко вскрикнув один из противников упал на песок, мгновенно потеряв всякое желание биться дальше. Его товарищу повезло меньше, споткнувшись об своего раненого друга он со всего размаху налетел на подставленный варваром меч. Картаг смотрел как тот соскальзывает вниз по лезвию пуская кровавую пену изо рта, и неожиданно почувствовал как же ему этого не хватало, упоения боем. Он с победоносным выражением на лице окинул оставшихся. Никто из них не горел желанием сразиться, только какой-то старик, вскинув палку бросился к нему выкрикивая:
   - Лугата! Тотенба!
   Варвар едва заметно двинул рукой и меч, словно сам по себе, отделил голову старика от тела. Больше никто не двинулся, все замерли в испуганном молчании. Картаг отвязал одну из лодок, кинул туда все вещи, помог забраться Лании и, столкнув ее в воду, запрыгнул сам. Приладив весла он развернул посудину и уверенно стал загребать на другую сторону реки. На берегу, тем временем, очнувшиеся люди подбежали к месту драки, где очнулся единственный раненый. Взгляд его упал на лежащий рядом обезглавленный труп.
   - Одгата! - Закричал он, кидаясь к телу старика, не обращая внимания на свою собственную кровь льющуюся из раны на лбу. Рука его непроизвольно сжала меч, он оглянулся выискивая убийцу. Вскочив на ноги он послал взгляд испепеляющей ненависти в сторону Картага, сделал пару неуверенных шагов, тут силы покинули его и он вновь растянулся на песке.
   Варвар не произнес ни слова. Он посмотрел на Ланию, ожидая увидеть там презрение, или хотя бы разочарование, но ее глаза не нашли в нем ничего нового.
   - Но почему? - Не сдержался вождь. - Я только что убил четверых человек, почему ты так на меня смотришь?! - Амазонка продолжала молчать не отводя взгляда. Картаг с силой хлопнул ладонями по бортам лодки, затем взял весла и продолжил грести.
   Причалили они без труда. Здесь Картаг хотел похитить пару лошадей, благо леса заканчивались, но решил что на сегодня с него достаточно приобретений и отойдя чуть в лес, подальше от берега, объявил привал. Лания немедленно подхватила свой лук и исчезла в кустах. Картаг остался разбираться в своих чувствах. Стоит ли говорить, что убивать ему приходилось и раньше, и никаких угрызений совести это у него не вызывало, хотя по бесчеловечности совершенное только что, не стояло даже в первой двадцатке. Отчего же тогда он чувствует себя так паршиво. Неужели оттого, что Лания не изменила взгляда? От того, что ей было известно каким чудовищем он является и это убийство просто подтвердило ее мнение?
   - А может ей просто все равно. - Зло прошипел сквозь зубы Картаг. - Может она просто плевать хотела на то, что я кого-то убиваю. Может это она чудовище, еще пострашнее меня. - Затем он вспомнил ее взгляд и устало вздохнув замолчал.
   Посидев еще немного он поднялся на ноги. В конце концов должен же он показать как развести огонь так, чтобы он был без дыма, и чтобы его нельзя было заметить даже вблизи.
   Ночью он выкрал трех лошадей из деревни, обойдясь на этот раз без шума. Уехали они еще затемно. Картаг понуро мотался в седле, сейчас ему хотелось не иметь никаких сомнений, быть таким как Клауден или любой другой варвар, как его отец. Мыслей было слишком много и они все были безрадостными. Лания, если и заметила настроение своего спутника никак этого не показала. Одни поля сменяли другие, дороги то ложились под копыта коней, то уходили в сторону. Все шло своим путем, как ни странно эта мысль разлилась теплом по душе вождя. Все так как должно быть, он взглянул на амазонку, ее глаза говорили то же самое. Картаг причмокнул подгоняя коня, может быть завтра они уже приедут на место, надоело трястись в седле.
   Заночевали они снова в поле. Конечно проскакав еще немного можно было доехать до деревни и попроситься на постой, но, после того как совсем недавно Картаг, со своим воинством, проехал по этим местам, вряд ли им, как гостям, обрадуются. Но варвару было плевать, как и его молчаливо спутнице. Не привыкшая ездить верхом, что и не удивительно учитывая ее жизнь в лесах, женщина валилась без сил как только ноги ее опускались на землю. Картаг некоторое время наблюдал за ней в отсветах костра. Большую часть прошедшего времени именно она занимала все его мысли. Он по-прежнему не мог определить как к ней относиться. И это его уже не беспокоило. Тревожный звонок колокольчика в голове подсказывал что если так будет продолжаться то последствия могут стать катастрофическими, но ему было плевать. Он с охотой и радостью выполнял ее немногочисленные просьбы, но не чувствовал своей зависимости от нее. Словно нечто невидимое, именно та истинная суть, таящаяся в ее взгляде, и была той силой которую он мог бы признать над собой, а Лания, лишь сосуд ее, и не вызывает никаких дополнительных чувств. Все это было слишком сложно для него. Наконец он заснул. Ему снилось бескрайнее поле, ветер гонял волны травы переливавшейся различными цветами. Небо - словно водная гладь отражала в себе это буйство красок. Он был один. Упорно шел вперед зная, что за неведомой далью горизонта скрывается нечто очень важное, какая-то цель. Он шел очень долго, достаточно долго чтобы сон успел раствориться и переродиться в нечто иное, но, как ни странно он продолжал и продолжал идти. Неведомая цель звала его. Неожиданно игра красок сложилась так что перед ним на мгновение показались глаза Лании и он остановился.
   - Как глупо. - Произнес он во сне. - Ведь она всегда была позади меня. - Он начал оборачиваться и в это время заржавший конь разбудил его. Уже рассвело. Картаг резко вскочил на ноги выхватив меч. Возле лошадей стоял рослый мужчина, одеянием и видом своим сильно похожий на Картага. В руках у него тоже был меч.
   - Картаг? - Рот незнакомца растянулся в улыбке. Он с радостным выкриком закинул клинок за спину и с распростертыми объятьями кинулся к вождю.
   - Мерген! - Узнал его наконец Картаг. Один из тех рассудительных парней что не захотел бросать жену и детей ради призрачной надежды на месть. Как оказалось, гораздо более мудрый, чем все они.
   - Ну что? Это и есть их верховная шлюха? - Его палец уперся в грудь Лании, также проснувшейся от шума и сидя разглядывающей сцену встречи. Брошенное оскорбление неожиданно сильно резануло Картага.
   - Это Лания, она помогла мне бежать когда нас разбили и посадили в клетку. - Сказал он хмуро.
   - Амазонка? - Недоверчиво отозвался Мерген. - Ты с ума сошел если поверил ей. - Его рука потянулась к рукоятке меча. - Надо было прирезать ее как только ты выбрался оттуда.
   - Нет! - Картаг что есть мочи толкнул варвара, тот упал на землю изумленно глядя на взбешенного вождя. - Никто ее и пальцем не тронет! И не указывай мне что я должен делать Мерген!
   Варвар поднялся на ноги, не став отряхивать пыли с одежды. Медленно вложил меч в ножны.
   - До встречи Картаг. - Тихо произнес он разглядывая вождя сузившимися глазами.
   Картаг, часто дыша, ничего ему не ответил, готовый в любой момент выхватить оружие.
   Когда они въехали в селение, новости уже разошлись. Их встретили напряженным молчанием. Картаг остановил коня возле своего жилища, внимательно оглядывая всех пропустил Ланию первой, затем зашел сам. Практически сразу за ним вошел Вайл, оставшийся за главного, когда Картаг ушел в поход.
   - Значит это правда. - Начал он без предисловий. - Ты действительно притащил сюда амазонку.
   - С каких это пор стало позволено врываться к вождю без приглашения? - Спросил в ответ Картаг, зло растягивая слова.
   - Ты соображаешь что ты натворил? - Проигнорировал его в свою очередь Вайл.
   - Она спасла меня из плена! - Рявкнул вождь. - Если бы не она меня повесили бы вместе с остальными! Я доверяю ей, и мне плевать на ваше мнение по этому поводу!
   - Ты сумасшедший если доверяешь амазонке! - Не менее громко и яростно выкрикнул Вайл. - Не знаю уж как эта шлюха тебя ублажила, но ты потерял все свои мозги!
   - Пошел вон! - Взревел Картаг, вскакивая на ноги и выхватывая меч. - Или клянусь памятью моего отца я разрублю тебя на куски!
   Вайл взглянул также потрясенно, как незадолго до него Мерген, и также скоро глаза его сузились.
   - Что ж, - Выдохнул с усмешкой он. - это твое решенье. - Резко развернувшись он скрылся за дверью.
   Картаг устало опустился на стул положив меч рядом. Рядом с ним встала Лания.
   - Думаю что сейчас самое лучшее время для того чтобы выполнить свое обещание. - Сказала она заглядывая ему в глаза.
   Картаг горько усмехнулся. Неужели она действительно думает что он сможет теперь это сделать. Прожить хотя бы день без ее взгляда. Теперь, когда весь мир кажется ему враждебным по сравнению с всепрощающей глубиной ее глаз.
   - Все изменится. Они пошумят и успокоятся. Все будет хорошо. - Сказал ни к кому не обращаясь, и не очень то веря в свои слова.
   Три дня к ним никто не подходил. Картагу, по-прежнему формально считающийся вождем, приносили еду в жилище. Это все время были разные люди, быстро ставящие поднос и уходившие не говоря ни слова. Картаг и не настаивал, ему не о чем было с ними говорить. Войско разбито, все воины погибли, добычи нет и даже тел для погребения он не доставил. Он должен был добровольно отказаться быть вождем, дать его людям решать что будет с ним дальше. Но он слишком хорошо понимал, что пойдя на это сейчас он лишится жизни и приговорит Ланию. Если бы не она, он мог расписать им историю всего их похода, рассказать как они захватывали десятки деревень, как им почти удалось покорить столицу. Он мог бы сказать, что теперь знает как захватить ее без проблем, как отомстить за павших братьев и все, даже осторожный Мерген, подняли бы его на руки и несли бы прямо до стен Элендии, если бы не она. Если бы не она, он вел бы себя совсем иначе. Если бы не она, он был бы уже мертв. Но есть еще шанс, зашипел ехидный голосок в глубине души, та последняя возможность доказать всем, что он по-прежнему вождь Картаг, вождь-шаман и завоеватель. Прилюдно исполнить обещание данное им Лании.
   - Нет! - Выкрикнул Картаг, с грохотом опуская тяжелый кулак на стол. Не так и никогда вообще. К черту это обещание, оно ничего не значит, и ничего не изменит в его списке грехов.
   Так прошла еще неделя. Тянуть дальше было просто невозможно. Взгляды вокруг становились откровенно угрожающими. А Картаг по-прежнему сидел в своем доме, никуда не показываясь и только люди приносящие ему еду говорили о том, что вождь еще жив. К вечеру, без стука, в дом ввалился Вайл.
   - Картаг. - Начал он сурово. - Я пришел чтобы сделать для тебя последнее предупреждение. Прежде ты был мне другом и я помню твоего отца, заменившего мне собственного, когда одна из этих тварей, - Он стрельнул глазами в сторону Лании. - прервала его путь. Потом они убили и его.
   - Короче. Говори зачем пришел. - Устало оборвал его Картаг. Вайл смерил его гневным взглядом.
   - Ты больше не вождь нашего племени, завтра тебе объявят эту весть, после чего ты будешь немедленно казнен. В память о твоем отце, и о том Картаге, которого я когда-то знал, я говорю тебе, беги сейчас. Это последнее что я делаю для тебя вождь.
   Картаг молча кивнул. Рука его привычно двинулась к мечу, не глядя он поднял его и бесшумно вложил в ножны. Вайл с вожделением проводил знаменитый клинок.
   - И еще. - Добавил он. - То что я говорю тебе это, есть ни что иное как последний жест. Но если ты убьешь кого-нибудь когда будешь уходить. - Вайл многозначительно замолчал. - Не жди пощады. - Он снова взглянул на меч и вышел.
   - Ну что ж. Этого следовало ожидать. - Невесело усмехнулся Картаг. - У них будет новый вождь, Вайл. Но меча ему не видать. - Сурово закончил он.
   Встав он быстро уложил в сумку вещи необходимые для путешествия. Все уже давно было приготовлено. Сбоку появилась Лания, ее сумка была также наполнена. Картаг кивнул и улыбнулся так, как не улыбался с тех самых пор как приехал к себе домой. Больше никаких докучливых взглядов, никакой жалости и презрения, густо замешанных на злобе. Только он и Лания с ее чудесными глазами. Он закинул сумку на плечо, и открыл дверь. Его ждали. Неизвестно на что рассчитывал Вайл предупреждая Картага, но остальные явно были не согласны. Они жаждали мести. За проигрыш битвы и их общее недоумение когда их вождь появляется в компании их врага, кто-то должен был ответить, и они не собирались лишать себя этого права.
   Впереди толпы стоял Мерген, сжимая в одной руке факел, а в другой меч.
   - Картаг! Куда это ты собрался так поздно со своей подружкой? - Насмешливо спросил он.
   - А это Мерген не твое собачье дело, куда я иду. - Картаг остановился не делая даже попыток достать оружие, понимая что стоит ему только поднять руку и все будет кончено. Мерген снова усмехнулся.
   - Должны же мы все знать куда идет наш вождь? - Он оглянулся вокруг, словно ища поддержки. По толпе прошелся тихий смешок.
   - Как я уже сказал Мерген, куда я иду не твое собачье дело. - Картаг снова чувствовал себя как на том суде в Элендии. Только место королевы амазонок, завязшей в своих собственных законах и правилах, занимал Мерген, четко видящий цель, и плевать хотевший на моральный исход этого дела.
   - Как грубо. Неужели ты не можешь вести себя повежливее, ведь тут есть дама. - Варвар остро взглянул на Ланию, наполовину закрытую спиной Картага. - Может мы сможем составить ей более приятную кампанию. - По толпе вновь прокатился смех.
   Картаг медленно вытянул руки в стороны, заставив смех замереть, уперев их в проем двери.
   - Знаешь что Мерген. Неужели тебе действительно нужно объяснять зачем воин идет в лес с амазонкой, неся за спиной меч? Вот уж не думал что ты настолько несообразителен. - Толпа замерев молчала, они не верили, но очень хотели поверить, каждый из них помнил каким был их вождь, и каким, как они надеялись, он еще мог стать.
   - Неужели все так как ты говоришь? - Мерген проглотил насмешку. - Для чего же ты столько времени ждал? Зачем тащил ее сюда столько времени, и еще здесь сидел запершись с ней? Неужели только ради того чтобы разогреть наше любопытство?
   - Разумеется нет, Мерген. - Отмахнулся от его слов Картаг. - Все дело в ритуале. Магическом обряде, который сможет дать мне сил, сделать меня самым могущественным человеком на земле.
   - Да что ты? - Мерген рассмеялся, но смеялся он один, все остальные напряженно ждали. - И что же это за обряд? - Несколько раздосадованный тем, что остальные не поддержали его, спросил варвар.
   - Обряд добровольно данной плоти врага. - Со значением отозвался Картаг. - Тогда в плену, когда все воины были убиты, либо отравлены стрелами и попали в плен, мне удалось изловить эту бестию и под страхом медленной, мучительной смерти она согласилась на этот обряд. Я взял с нее обещание, но взамен должен был предоставить ей месяц жизни на равных, я должен был стать ее частью. Разумеется никто об этом не должен был знать, иначе духи узнали бы что рядом со мной не тень моя, а всего лишь человек. Но теперь время вышло и сегодня ночью я готов исполнить этот ритуал. - Картаг почувствовал как пальцы Лании, лежавшие на его спине, впились ему в кожу.
   - Что за чушь! - Заявил Мерген, но сзади кто-то выкрикнул чтобы он заткнулся, и чья та рука толкнула его. Мерген гневно оглянулся и встретил десятки глаз в которых была надежда и никто из них не желал чтобы ее ломали. - Хорошо! - Яростно прокричал он. - Пусть тогда он покажет нам все, чтобы мы убедились что это не ложь. Я хочу видеть как он будет резать свою ненаглядную амазонку. - Толпа одобрительно зашумела, и сзади еле слышно за всеобщим воплем, Картаг раздался голос Лании:
   - И я тоже.
   Картаг кивнул, и, махнув рукой в сторону леса, быстро зашагал, зажав руку Лании как в тисках. Все остальные, возбужденно переговариваясь, двинулись за ними следом. Среди прочих Картаг заметил и Вайла, вероятный вождь незаметно присоединился к остальным, похоже, что его исход дела волновал не меньше других. Картаг вышел за деревянный частокол и углубился в темную чащу. Люди за ним зажгли еще факелов и шумно гомоня двинулись следом. Никто из них не боялся зверей, что могли обитать здесь и выходить на охоту по ночам, сейчас они сами могли испугать кого угодно. Наконец, когда ехидные замечания Мергена о том, что вождь видимо решил обойти кругом всю землю, нельзя больше было игнорировать, Картаг остановился. На поляне лежал обросший лишайником увесистый валун, вполне подходящий на роль жертвенника.
   Неизвестно о чем в этот момент думал Мерген, но именно он встал сзади Картага так, чтобы отрезать ему путь к бегству в случае чего. Вождь не обратил на это никакого внимания. Лания сама подошла к камню и опустилась рядом с ним на колени, ее взгляд пронзил Картага. Он поспешно отвел глаза, и не глядя вытащил меч. Толпа разом затихла. На лице Мергена впервые появилось нечто вроде удивления, исказив его обычную маску презрения, несмотря на все усилия.
   - Давай. - Еле слышно произнес из толпы Вайл, напряженно следя за тем как отблески пламени играют на лезвии. И тут, Картаг резко выдохнув ударил. Меч высек искры из камня, не задев головы самую малость. И в то же мгновение, не дав никому опомниться, он, подхватив Ланию бросился бежать, отбросив стоящего на пути Мергена.
   - Стой! - С упоением заорал Мерген вскакивая на ноги.
   - Стоять! - В тон ему выкрикнул Вайл, встав на пути готовых бросится следом людей. - Пусть уходят! Черт с ними! Мерген! - Он оглянулся, успев разглядеть как варвар с обнаженным клинком исчезает вслед за беглецами.
   - Все назад! - Выкрикнул он, снова поворачиваясь к разъяренной толпе. Глаза его выделили мрачную фигуру кузнеца. - Вартаг! Веди всех обратно, если надумают удрать дай в глаз, а я вернусь еще добавлю! - Кузнец хмуро кивнул. Не тратя больше времен Вайл побежал в лес, последними словами поминая Картага, Мергена и всех амазонок в придачу. Люди, хоть и ворча, побрели в деревню. С кузнецом, известным драчуном, никто связываться не хотел.
   Картаг бежал, перепрыгивал корни и ямы так, словно обрел способность видеть в темноте. Лания, толи смирилась его поступком, толи просто стараясь не упасть перебирала ногами как могла быстро, но за Картагом было не угнаться, он тащил ее за собой так что ветер свистел в ушах. Амазонке это казалось невероятным, но крики Мергена все приближались. Как они могут так быстро бегать, - подумала Лания, когда вдруг, вместо привычного крика "Стой!" сзади раздалось натужное хеканье, и амазонка разом обмякла. Ее рука выскользнула из ладони Картага и он мог только наблюдать как Лания падает на землю, а из спины ее торчит рукоятка ножа Мергена, во все стороны от которой расходится темное пятно. Сам Мерген, презрительно улыбаясь, уже стоял рядом. Еще не успев отдышаться он уже выхватил меч и мелкими шагами приближался к Картагу, настороженно его оглядывая.
  -- Как я и говорил все это полная чушь. Как и твоя попытка сбежать. - Прошептал он делая еще шаг. Картаг не слышал его, напади Мерген на него сейчас он не сделал бы ничего для защиты. Неверие и рой мыслей угасали в нем уступая место безумной, всепоглощающей ярости. Меч словно сам прыгнул ему в руку, через мгновение Мерген отступал с трудом отражая обрушившийся на него град ударов.
  -- Умри! Умри! Умри! - Не помня себя выкрикивал Картаг, раз за разом нанося удары нечеловеческой силы, вкладывая в них всю свою боль и ненависть. Наконец один удар нашел свою цель, меч Мергена отлетел в сторону глухо ударившись о ствол дерева. Сам Мерген, вскрикнув, упал зажимая рану на плече, в следующий миг перед ним стоял Картаг с занесенным над головой и готовым для последнего удара мечом.
  -- Стой! - Вайл мгновенно оценил обстановку и мысленно поблагодарил богов за то что успел вовремя. Он демонстративно развел пустые руки в стороны, показывая что не желает никому зла. Картаг невидяще посмотрел в его сторону и в этом взгляде не было ничего кроме ненависти. Вайл содрогнулся, даже в глазах умирающих врагов, а он повидал немало таких взглядов, Вайл не видел ничего подобного. Приготовленные слова застряли в его горле. Неожиданно в стороне раздался стон, амазонка пришла в себя. И Картаг моментально преобразился. Лицо его исказила гримаса боли, словно в него был вонзен этот нож.
  -- Стой. - Снова произнес Вайл, видя что меч замер в руках варвара. - Ты обещал. Судорога прошла по телу Картага, а мир вновь накрыла пелена.
  -- Обещал! - Взревел он, и вечно острый клинок со свистом понесся вниз. Мерген коротко вскрикнул и упал с раскроенным черепом, а Картаг уже стоял возле Вайла.
  -- Мне плевать на свои обещания! - Выкрикнул он приставав острие меча к его горлу. С лезвия на одежду стекали алые капли. Вайл стоял всем своим видом показывая что ему безразличен и Картаг и железяка, которой он размахивает, и даже собственная жизнь.
  -- Теперь ты изгой. - Процедил он сквозь плотно сжатые губы. - Ты потерял свое имя и свой род. Более никто не назовет тебя Картаг, а если ты вернешься, будешь убит без жалости.
   Картаг остался бесстрастен.
  -- Не ходи за мной. - Коротко бросил он. Вайл презрительно усмехнулся и, отмахнувшись от меча словно от мухи направился к убитому Мергену. Картаг проводил его взглядом, вложил меч в ножны и подошел к Лании. Он поднял ее и не оглядываясь понес вперед, не зная куда да и не задумываясь об этом, просто вперед. За его спиной Вайл наполовину достал меч из ножен, поглядел как напрочь забывший о нем Картаг шепчет амазонке что все будет хорошо, вздохнул и закинул клинок обратно.
  -- Не знаю чем она тебя околдовала, безродный, но я не стану тебя убивать. Убирайся к дьяволу. - Сказал он, обращаясь к самому себе. Вайл поднял Мергена, как ранее Картаг Ланию, и зашагал обратно в деревню. Он нашел мертвое тело Мергена... Да, несомненно убийца Картаг... Нет, его самого он не видел. Так все и будет.
   Картаг, ничего не видя перед собой шел вперед. Ему казалось что прошло много дней, а может и лет, прежде чем тихий голос амазонки вывел его из этого транса.
  -- Подожди. - Прошептала она, тут же зайдясь в приступе кашля. На губах выступила кровь. - Опусти меня на землю.
   Картаг взглянул на нее недоумевая почему так смазан стал мир вокруг, пока слеза не сорвалась с его ресниц и не упала на лицо Лании. Медленно и осторожно он опустился на колени и положил ее перед собой на бок.
  -- Все будет хорошо. - Хрипло сказал он заглядывая ей в глаза. Амазонка отрицательно мотнула головой и поморщилась, когда нож покачнулся от этого ее движения. Картаг не рискнул достать его из раны, ему нечем было остановить кровь. Они оба знали что рана смертельна и это только ускорило бы конец.
  -- Ты обещал. - Напрягаясь из последних сил прошептала она. Темная струйка сбежала из уголка рта. Варвар слабо покачал головой, о каком обещании сейчас могла идти речь? Он отстранился от нее продолжая неверяще мотать головой. Лания слабо улыбнулась, положила на руку Картаг свою ладонь, тот вздрогнул так словно к нему прикоснулись раскаленным железом. Амазонка поймала его взгляд и медленно кивнула прикрыв при этом веки. Картаг снова вздрогнул, новые слезы сорвавшись полетели вниз, и судорожно всхлипнув вытянул из ножен окровавленный меч. Он поднялся на ноги, воздел над головой меч, Лания не отводила своих волшебных глаз, и ударил. Ударил, чувствуя такую боль, словно вонзил меч в себя. Амазонка не проронила ни звука, лишь выдохнула, когда глаза ее остекленели и стали пустыми. Практически ослепший от слез варвар рванул меч из раны, отсекая маленький кусочек плоти, поднял его трясущимися руками и проглотил. И только после этого, не в силах больше сдерживаться, закричал. Он вложил в этот крик всю боль, всю ненависть и обиду. Он потерял свой род, свое имя, но это не значило для него ровным счетом ничего по сравнению с тем, что он потерял только что.
   Варвар просидел так несколько часов, глядя на стремительно остывающее тело. Наконец он медленно поднялся, слегка покачнувшись, и побрел дальше среди деревьев, волоча за собой меч, покрытый полу засохшей кровью. Первый же куст вырвал его из рук варвара, он даже не заметил этого. Картаг забыл о нем, и больше никогда не вспоминал.
   Он блуждал много дней, утратив чувство времени. Его тело словно жило само по себе. Выхватывая рыбу из воды, подбивая камнями птиц и собирая ягоды он не осознавал что делает. Взгляд Лании был единственной вещью о которой он думал. За это время он вспомнил многое о ней, вспомнил тот напев, что слышал от нее и теперь тщетно пытался вспомнить слова. В конце концов он придумал свои:
   "Доверяй свою судьбу
   Только злейшему врагу,
   И не верь что боль уйдет,
   Только смерть покой несет.
   Плоти дар ему вручи,
   И проклятия ключи"
   Он прошел мимо двух поселений, где никто не сказал ему ни слова, молча провожая его уход. В третьем сердобольная старушка накормила его и он остановился у нее. Картаг выполнял несложные поручения, колол дрова, носил воду, не обращая никакого внимания на остальных людей. Так и не дождавшись от варвара ни слова, старушка стала звать его сынком. Она даже стала считать что это правда, но так и не научилась смотреть ему в глаза. Все считали его дурачком, дети кидали в него камнями на улице, не боясь молчаливого великана, и когда однажды в деревне появился странного вида незнакомец, вооруженный до зубов и недобро оглядывающий каждого кто к нему приближался, никто не подумал, что "большой дурень" имеет к этому хоть какое-то отношение. В первый раз появившись здесь чужестранец открыл дверь таверны, быстро оглядел все углы, и сел в углу, не отпуская эфеса подвешенного на пояс меча. На лице его был старый шрам, выделяющийся белой линий на его темном лице. Позже, он, ужасно коверкая слова, спросил у хозяина, не видел ли он здорового варвара с огромным мечом и девчонкой. На что хозяин ответил, что таких людей он здесь не видел, разве что дурень может быть тем варваром, здесь он сделал попытку рассмеяться но под взглядом, брошенным на него незнакомцем, моментально осекся.
   - Где дурень? - Произнес чужестранец и от его слов повеяло таким холодом, что хозяина пробрала нервная дрожь, он ощутил что здесь дело пахнет кровью, и не исключено что кровь может быть и его.
   Картаг, проснулся от шума перед дверью и поднялся со своей постели. Он услышал как трактирщик и старушка вдвоем что-то говорят третьему и в их голосах явственно сквозил страх. Варвар неспешно оделся и вышел за дверь. Они узнали друг друга с первого взгляда. Это был тот самый юноша с которым Картаг не поделил лодку на берегу большой реки. Глаза незнакомца вспыхнули, он прокричал нечто нечленораздельное и выхватив меч бросился на Картага.
   Вот оно. - Мелькнула мысль у варвара. - Наконец-то. - Он расставил руки подставляя грудь и не испытывая ничего кроме привычной боли утраты взглянул в глаза своему убийце. Юноша вздрогнул и этого мгновения хватило чтобы старушка, которая действительно верила что этот угрюмый варвар ее сын, закрыла его своим телом приняв удар на себя. Чужестранец потрясенно смотрел как убитая им женщина соскальзывает на пол, переводя взгляд с нее на Картага, который смотрел на него в ответ. Картаг очень хотел почувствовать жалость, или признательность, или хотя бы злость, но все его чувства были давно выпиты, и он просто продолжал смотреть. Трактирщик разразившись воплями убежал прочь и в наступившей тишине юноша услышал голос Картага: - "Убей меня и поглоти мою плоть".

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | О.Обская "Из двух зол" (Попаданцы в другие миры) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"