Степанида: другие произведения.

Седьмая невеста демона Расхи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:

    Что может быть страшнее чем стать невестой демона из клана Расхи? Только стать седьмой по счету невестой. Такое и врагу не пожелаешь, а уж молодой девушке и подавно.

    Вот оттого и бьется Лизетта в истерике, пытаясь найти всевозможные способы избежать страшной участи, уготованной ей судьбой и стараниями родственников.
    Сможет ли отбрыкаться от предрешенного?

    .

    .

    .



Автор: Степанида Воск

СЕДЬМАЯ НЕВЕСТА ДЕМОНА РАСХИ

  
   Что может быть страшнее, чем стать невестой демона из клана Расхи? Только стать седьмой по счету невестой. Такое и врагу не пожелаешь, а уж молодой девушке и подавно. Кто-то методично и успешно устраняет всех претенденток на руку и сердце завидного жениха.
   Вот оттого и бьется Лизетта в истерике, пытаясь найти всевозможные способы избежать страшной участи, уготованной ей судьбой и стараниями родственников.
   Сможет ли отбрыкаться от предрешенного?
  
   - Я лучше на себя руки наложу, чем соглашусь подписать контракт с Домом Расхи,- вышагивая по комнате из стороны в сторону, я шипела, как рассерженная кошка, которой только что провели рукой против шерсти. И не один раз, а сто или двести, так, что искры во все стороны летели.
   - Что желаешь на выбор: нож, веревку, пистолет или горстью таблеток обойдешься?- поинтересовалась у меня Вольга Ставриди, выводя чайной ложечкой узоры в креманке с мороженым. Девушка просто обожала это лакомство и была готова есть его каждый божий день, но вот именно сегодня почему-то у нее совершенно не было настроения, потому она и говорила всякие неприятные для меня вещи.- Теми, что для диеты,- пояснила вдогонку.
   - Зачем нож и таблетки?- я даже остановилась, замерев на месте, и с удивлением воззрилась на подругу. Иногда у нее чертовски здорово удавалось выводить меня из себя, причем делать это с невозмутимым видом. Например, как в данную минуту.
   - Убиваться. А ты для чего подумала? Ножом вены вскроешь, таблеток наглотаешься, пистолетом дело довершишь, а на веревке так и быть повесишься. Все понятно? Или еще раз объяснить?- подняла она на меня свои глаза цвета молодой листвы. А в них, ну ни капельки раскаяния за сказанное.
   - Я не хочу убиваться,- запротестовала в ответ.- Я жить хочу. Я еще только-только во вкус вошла.
   От сказанного подругой у меня по спине побежали стайками мурашки, как только представила предложенное Вольгой. Это ж надо было до такого додуматься? Веревку она посоветовала. А подумать о том, что я буду ужасно выглядеть в гробу не могла? У всех повешенных же язык вываливается и лицо синеет и становится одутловатым. На кого я буду похожа? Ну ничего, я еще ей это припомню. Я сощурила глаза на подружку, но ничего не сказала, решив оставить все мысли до лучших времен.
   - Ты уж, вначале определись. Убиваться или жить?- меланхоличным тоном продолжила эта зараза, окунув ложечку в мороженое, зачерпнув и положив белую горку в рот, чтобы в следующую секунду зажмуриться от удовольствия. Минута отторжения лакомства кончилась. - А может пирожное с белыми сливками?
   От услышанного меня аж передернуло. Три раза. Нет. Четыре.
   Знает же зараза, что я белые сливки не перевариваю, просто на дух не выношу. Это она специально меня подначить решила. Противная. И чего я не заставила служанку подсунуть ей дохлую муху в креманку? Надо было обязательно сделать, если бы я раньше могла знать, что она такое мне предложит. Вот хохотала бы, видя ее "радостное" лицо. Предательница. А еще подруга называется. Вредительница она, а не подруга.
   - Фу-у. Я их терпеть не могу, - озвучила свои мысли.- Ты же знаешь. Мне только с ягодной начинкой нравятся или с шоколадной,- на всякий случай пояснила для Вольги, если она вдруг забыла. С нее станется. Хотя, я почему-то была уверена, что она это специально сказала, чтобы меня подразнить. Решила подколоть. Сладкоежка. Когда-нибудь это ее и погубит.
   - Вот как раз налопаешься белой и коники кинешь,- пояснила для меня девушка, отправляя следующую ложку в рот. И как она только может глотать эту холодрыгу в таком количестве? Бедный ее желудок. Страдает от своей хозяйки.- Ты же этого хотела?- с невозмутимым видом продолжила она, напоминая мое самое заветное желание.
   - Да не этого я хотела. Совсем не этого,- попыталась достучаться до Вольги, донести свое видение ситуации.
   - А чего?- она удивилась, даже вполне правдоподобно. Можно подумать, что мы с ней часами не обсуждали эту тему.
   - Я не хочу замуж за Расхи,- чуть ли не по слогам произнесла для особо непонятливых.
   - Это еще почему?- сделала подружка круглые глаза, которые буквально кричали "все хотят, а ты нет?!".
   Еще бы не хотели. Один из самых завиднейших холостяков предложил союз, а я тут кочевряжиться надумала. Сумасшедшая, честное слово. Иначе меня не назвать.
   - Так у него же со всеми невестами что-то случается,- словно маленькой пояснила девушке свою позицию. -А я не хочу быть следующей, погибнув во цвете лет,- добавила к сказанному.
   - Эй, ты чего это напридумывала? - поинтересовалась Вольга, теперь уже на полном серьезе. - Они не гибнут.
   - А что же с ними случается? - едко спросила.- Не знаешь? И я не знаю. Знаю, что только каждый год клан Расхи объявляет об очередной помолвке с очередной невестой, но до свадьбы дело не доходило ни разу. Слышишь? Ни разу. Я не хочу-у-у быть седьмо-о-ой,- протянула я, чуть ли не срываясь в вой.
   - Невестой не хочешь быть? Удивительно. Ты же все уши мне прожужжала о том как же это здорово с кем-нибудь обручиться, а потом пойти к алтарю. А как выглядит твое будущее белое платье я уже на зубок выучила. Ты мне о нем уже раз сто пятьдесят рассказывала. Или двести?- она задумалась, поцокала языком и выдала. - Все же двести, а может даже двести пятьдесят. Я даже знаю из какого материала у тебя будет сшит каждая из розочек, а не говоря обо всем остальном.
   Эх, было дело. Поделилась на свою голову. Дура была. И вот теперь эта педантка мне о том напомнила. И как у нее язык повернулся? Я поджала губы от недовольства.
   - Так то ж невестой.
   - Что-то я тебя не пойму. То ты хочешь быть невестой, то не хочешь. Ты уже определись как-нибудь, а то скачешь как блоха из крайности в крайность. Мне уже надоело тебя выслушивать, честное слово,- услышала я от любимой подруги.
   - Хочу,- упрямо подтвердила свое намерение надеть белое платье невесты.
   - Ну так в чем дело? Подписывай контракт и автоматически станешь невестой, а потом и женой обожаемого Жоржа Расхи.
   Можно подумать, что это так просто.
   - Демона Жоржа Расхи из клана Расхи,- многозначительно произнесла я.
   - И что это меняет? - да когда же она доест свое мороженое? Оно у нее прямо таки нескончаемое. Может быть креманка заговоренная? Очень может быть. Надо будет поинтересоваться на кухне: чем они там моих гостей прикармливают? Неужели изобрели постоянно самовоспроизводящиеся продукты? Вроде бы ничего такого я не слышала.
   - Какая же ты непонятливая...
   - Ага. Слушай, а мороженое у вас еще на кухне есть? - эта проглота все слопала, а я даже не успела заметить. Все же продукт конечен. - Что-то мне маловато будет.
   Вольга в мыслях предвкушала еще порцию, а то и две. Нет. Это не девушка, это убийца мороженого.
   - Иди сама и узнай, - отмахнулась я от подружки, задумываясь по поводу своей дальнейшей жизни.
   Что же мне придумать чтобы избежать уготованной участи? Или не так страшен черт, как его малюют?
   Вольга отправилась за очередной партией допинга в виде мороженого, а я продолжила разгадывать сканворд, состоящий из отдельных частей, в котором на кону стояла моя судьба.
   Вот никто меня не понимает... Я шмыгнула носом и сокрушенно покачала головой.
   - Ты одна? - заглянула маман ко мне в комнату. - А где Вольга? Домой ушла?
   - Не-а. Пошла вылавливать остатки мороженого. Как думаешь, если я ей мышьяка подсыплю -- она заметит или нет?- задумчивым голосом протянула я.
   - Я все слышу, - Вольга появилась на пороге. - Здравствуйте, мадам Жени. Не правда ли сегодня хорошая погода? - подруга всегда умела произвести хорошее впечатление на мою родительницу.
   - И как ты только ее терпишь?- маман была не оригинальна, впрочем, как и всегда. - Уже бы давно нашла себе более покладистую знакомую.
   С подобным вопросом она обращалась к моей подруге уже несколько раз. И что у меня за родительница такая? Враги и то добрее бывают. Хотя, я знала, что мама шутит и порвет любого за любимую дочурку.
   - Я хочу увидеть, когда найдется кто-нибудь, кто превратит ее жизнь в ад, - ответила милая девушка Вольга, улыбаясь моей мамочке.
   - Вот и я думаю -- скорее бы ее сбагрить с плеч долой. А то уже сил наших с отцом нет, - принялась жаловаться маман, словно меня в комнате и не было вовсе.
   Она всегда так делала, считая, что тем самым отводит от меня все плохое. Вот такие у нее предрассудки.
   - Эй, вы не забываете, что я тут нахожусь, - обратила на себя внимание, насупившись и подойдя к зеркалу. На меня смотрела симпатичная шатенка с чуть курносым носиком, правильными чертами лица, четко очерченными губами и бесенком во взгляде голубых глаз. Мама сказала, что цвет глаз достался мне в память от бабушки.
   - Ну и что? - удивилась Вольга. - Ты, значит, имеешь право говорить про нас всякие гадости, а мы о тебе не можем.
   И совсем она не права. Я всего лишь честная. О чем и начала рассказывать присутствующим в комнате.
   - Неправда. Я не говорю гадости. По крайней мере, про маман, - я повернулась с мамочке и ласково оскалилась. Попробовала я бы сделать обратное. Мне бы хуже было.
   Мама у меня женщина строгих правил. Чуть что не по ее, так сразу в дело вступали санкции, а под их действие мне не хотелось бы попадать.
   - Солнышко, - мама была само добродушие, - еще не хватало, чтобы ты про меня говорила. Я же тебя родила. Я же была с тобой связана одной пуповиной...
   - То-то я думаю, откуда в меня столько желчи натекло,- задумчиво посмотрела на мадам Жени. - Видимо, из сообщающегося сосуда. Не знаешь из какого? - с задумчивым видом поинтересовалась у маман.
   Я вступила на тонкий лед, что сразу же и ощутила.
   - Дочь, - строго произнесла она, - не смей.
   Это была уже серьезная заявка, к которой следовало отнестись крайне внимательно.
   Я даже поперхнулась от гневного окрика со стороны родительницы. И обрадовалась, что избегу чересчур долгого выяснения отношений. Все же в присутствии Вольги мамочка вряд ли осмелится отчитывать свое дитя. Не с руки. Она предпочитала это делать наедине. Все таки родительница у меня умная женщина.
   - Мам, ты сейчас о чем? - икнула в ответ.
   - Не смей ковырять в носу. Это не культурно. Как ты будешь выглядеть перед Жоржем на церемонии обручения? Что он подумает о нашей семье? Я в тебя столько денег и сил вложила, а ты? Еще раз увижу - наложу заклятие.
   - Какое? - испугалась. - Чтобы пальцы отсохли?
   - Нет. Чтобы пальцы распухли и в нос не влезали,- я даже икнула от неожиданности. Не ожидала такой подставы с ее стороны.
   - Добрая ты у меня, мамулечка. Ласковая, - подобострастным тоном произнесла на угрозу матери. Следовало срочно принять меры по поводу усмирения маминого гнева.
   - Не зли меня, Лизетта, - предупредили меня.
   - Хорошо. Хорошошечки. Не буду, - я спрятала фантом провинившегося пальца за спину, продолжая перебирать оставшимися четырьмя на одной руке и пятью на другой.
   - Ах ты нехорошая девчонка, - повысила голос матушка. - Кончай свои шуточки.
   Она терпеть не могла, когда я вела себя как маленькая девочка, только-только научившаяся волшебным фокусам, а уж тем более когда я вступила в брачный возраст. Видимо матушка забывала, что все растут до определенного времени, а потом перестают, лишь для окружающих продолжая развиваться, в то время как душевное состояние останавливается на определенной отметке. Вот у меня она зависло где-то лет в двенадцать. И что мне теперь делать? Пойти напиться слизи узколобой улитки или нанюхаться выхлопов пауков-черепашек.
   - В чем дело? - с невозмутимым видом посмотрела честными глазами матушке в лицо. Я же не только шкодить научилась, но и делать прекрасную мину при плохой игре. Кстати, я обожала играть в карты, особенно мухлевать. Меня просто хлебом не корми, а дай подержать в руках колоду моих личных крапленых карт. Есть у них один маленький секретик, но о нем я даже под страхом смерти никому не сказала бы.
   - Еще раз палец спрячешь -- отдам его Тузику. Пусть порадуется старичок.
   - Мадам Жени, ну зачем так жестоко? - вмешалась в наш разговор с родительницей Вольга, сожравшая все мороженое без остатка.- Можно начать с малого.
   - Это как? - переключила свое внимание маман на Вольгу.
   - Отдайте Тузику только одну фалангу. А вдруг ему не понравится... или он вдруг подавится. Жалко животинку.
   - Ах, ты, предательница, - я кинула подушкой в сторону Вольги, которая тут же отбила мой снаряд. - Все. Трепещи. Мой гнев тебе обеспечен.
   - Он на меня не действует, - помахала ложечкой Вольга. - Ты уже пробовала. Забыла что ли? Пару месяцев назад. После того как я вместо блондинки тебя сделала брюнеткой с прозеленью, ты тогда еще на свидание с Альбертом собиралась.
   Было дело, когда мне хотелось что-нибудь поменять в своей жизни, вот я и решила пойти по пути наименьшего сопротивления, изменив несколько раз цвет волос, но потом вернулась к своему исходному окрасу.
   Я замерла, втянула голову в плечи и даже прикрыла один глаз, забыв, что надо бы сделать это двумя сразу. В воцарившейся тишине комнаты раздался звериный рев.
   Это матушка не совладала со своей оборотнической сущностью. С нею иногда такое бывало, когда внезапно кто-то пугал очень сильно или же когда она переживала за меня. В таком состоянии ее боялся даже папа.
   Ну не хотела она чтобы я связывалась с Альбертиком. Не нравился он ей. А ведь он такой хороший мальчик. Ну подумаешь, что состоит из сплошного тестостерона и девиц меняет как перчатки, зато у него есть большой ...нет не причиндал, в народе зовущийся перчиком, а ... кролик Илларион. С бооооооольшими ушами. Я от них балдею.
   Но маме же не объяснишь что Альбертик меня интересовал только с одной стороны, как владелец крола с боооооооольшими ушами. Она же, наверняка, подумала совсем о другом.
   Видеть маму в гневе с частичной трансформацией это не каждому под силу. Вот мы с Вольгой и спрятались под кровать, пока мадам Жени бушевала на первом уровне. Я же с подруженцией, находясь на минус первом, если считать за нулевой кровать, выясняли, чем я буду портить жизнь злостной предательнице.
   - Придешь ты ко мне брови пощипать еще раз. Я ни одной волосинки не оставлю. Так и знай, - угрожала я, стараясь слиться с мебелью.
   Кажется, маман потихоньку стала приходить с себя и скоро меня ждал крайне неприятный разговор по душам. Я уже предвидела что и какими эпитетами будет до меня донесено. Уж, что-что, а промывать мозги мамочка умела качественно. Иной раз я даже мечтала о рукоприкладстве к своей персоне, но только бы избежать выедания мозга десертной ложечкой. И все это с чувством, с толком, с расстановкой. Одним словом, в этом мадам Жени была спецом высшего разряда -- уровень бог.
   - Если ты такое сделаешь, то я расскажу куда ты бегала месяц назад..., - прошипела Вольга.
   Вот, зараза, а она откуда узнала?
   Пожалуй, пора и мне присоединиться к маме и начать перекидываться, хоть и слаба я была в этом деле. Но подружка, своим невольным замечанием вывела меня из себя. А я то думала, что она не в курсе моих шалостей, мухоморина безъюбочная, сосиска в чехле, шкурка от охотничьей колбаски. Вот кто она.
   - Попробуй только, сразу же выдам твою тайну про депиляцию, - предупредила я.
   - Лиззи, ты же этого не сделаешь, - округлила глаза до размера страусиных яиц Вольга.
   - Еще и как сделаю. Всем расскажу где у тебя фиалковое поле..., - злорадно прошипела, видя как меняется на глазах подруга, превращаясь из самоуверенной царицы прерий в драную кошку.
   - Лиззи, я честно-честно больше ни пол словом мамочке. Честно-честно, - запричитала она.- Только не надо никому ничего говорить.
   Я выдержала длительную паузу, наслаждаясь собственным триумфом и только после этого милостиво произнесла:
   - Договорились. Но только ты молчишь и про Альбертика, и про месячной давности вояж, а уж как будешь выкручиваться перед моей маман это ты сама придумываешь.
   - По рукам, - расслабилась Вольга.
   Еще бы она не переживала за свою тайну. О таком даже под страхом смерти девушке никому нельзя рассказывать, а тем более посторонним людям. А все дело в том, что реклама это страшная вещь и с ее помощью можно продать даже то, что продать по определению нельзя. А если ко всему прочему приложили руки некомпетентные люди, то тогда продаваемый товар превращается в мину замедленного действия. Вот Вольга и попалась в одну такую ловушку. Покупала девушка разрекламированный чудо-крем, как она думала для депиляции. Намазала в области бикини, собираясь оставить нетронутым клочок поросли в виде сердечка. Каково же было ее удивление, когда вместо того, чтобы опадать волосы стали крепнуть. А когда появились первый бутончик фиалок на причинном месте, панике Вольги не было предела.
   И к кому в первую очередь со своей проблемой направилась подруга? Ясное дело, ко мне. Уж мы вдвоем изничтожали незваную флору, до тех пор пока не был удален последний кустик. Правда, счастье девушки продлилось недолго, оказалась, что заморская фиалка размножалась не семенами, как обычное растение, а спорами. А в злополучном тюбике находилось огромное количество этих спор в суспензии, препятствующей прорастанию семян, выпущенные же на свободу, они дали бурную растительность, навсегда поселившись под кожей у девушки.
   И теперь вместо депиляционного крема она покупает гербициды для устранения последствий несанкционированного посева.
   Мы потом провели свое расследование и выяснили, что Вольга стала жертвой случайности (вечно ей везет, как утопленнику). В магазине, в котором девушка покупала злополучный крем, работал один обиженный на свою бывшую подругу парень и решил той отомстить, дабы она на долгие годы запомнила как себя неправильно повела, бросив его горемычного. Он и подменил содержимое тюбика, а другой продавец по ошибке смел его в общую коробку, где тубы и перемешались. В итоге тюбик со страшной начинкой достался Вольге.
   Зло, конечно, не должно было остаться безнаказанным. И отплатить следовало обязательно добрыми делами, так всегда говорила моя бабушка. А бабушкины слова они весомые, как сказала так и делать надо. Я всегда ее слушала. Как-то поздним вечером мы с подружкой подловили в темном переулке того парня, из-за которого теперь Вольга вынуждена была страдать, и вылили ему на голову правильный крем для депиляции, а не ту дрянь, что он подсунул.
   Целое ведро.
   А зачем мелочиться?
   Мы же с Вольгой не жадные.
   Пока парень нашел место, где липкую и едкую массу стало возможно смыть, на нем не осталось ни одной волосинки. Крем то был заговоренный и прекрасно растекался, проникая даже под одежду. А как он вопил, от его криков разбежались все собаки, кошки и мышки в радиусе целого километра. Даже хромой кузнечик, живший на пустыре в соседнем квартале, и тот ускакал подальше, лишь бы не слышать истеричных подвываний незадачливого паренька.
   Все должно быть возвращено сторицей. Ведь именно так наставляла меня бабушка: откусили тебе ухо, откуси два тому, кто откусил.
   Щедрая у меня бабуля.
   Теперь же обиженный на всех женщин паренек щеголяет блестящей, как бильярдный шар, макушкой, его глаза стали похожи на рыбьи, а все лицо на посмертную маску племени из далекой глубинки, куда с трудом пробираются нормальные люди. Его бывшая девушка обходит пятой дорогой, молясь всем богам, чтобы не встретиться, а иначе бессонница ей гарантирована.
   Иногда, когда мы не ругаемся с Вольгой, то живем душа в душу. Мы даже с ней родились под одной звездой, правда, она на год раньше. Однако это нам абсолютно не мешает. Ну, если самую малость.
   - Кажется, маман стала возвращаться в свой первоначальный вид, - шепнула я Вольге.
   - Думаешь, пора? - подруге тоже не очень то хотелось встречаться моей мамой после преображения.
   Дело в том, что мадам Жени очень не любила, когда ее видели в таком состоянии, а тем более когда рядом были те люди, которые и провоцировали оборот. Она, если это мягко сказать, была после того как немного не в себе. Но и на глаза попадаться матушке в гневе не стоило, ибо хуже будет.
   - Ты или я первая? - я давала право выбора Вольге. Все же она гостья.
   - Давай лучше ты! Я уж как-нибудь следом, - толкнула мне в бок подруга. Трусиха.
   Меня долго не надо было просить. Я, вогнув голову в плечи, прикинув расстояние от кровати до двери, только-только собралась броситься прочь из комнаты, чтобы оказаться в другом месте дома. Однако не тут то было, стоило мне лишь слегка появиться в поле зрения матушки, как раздалось громогласное:
   - Куда-а? Стоя-ять на месте.
   Я так и замерла в полусогнутом состоянии, боясь пошевелиться, чтобы лишний раз не разозлить матушку. Вольга норовила спрятаться под кровать, но только у нее это слишком плохо удавалось. Не пролезала она. Места под кроватью было слишком мало. Я подумала, что мама специально настаивала на выборе именно этой модели ложа, как будто заранее предвидела нечто подобное.
   - Да, мамочка, - мой голосок был подобен звонкому колокольчику. Так же чист и прозрачен.
   - Куда собралась? - с сильным подозрением спросила матушка. Будто наперед знала все мои намерения.
   - Вольгу хочу домой проводить. У нее утюг на плите остался. А вдруг пожар случится? Представляешь, в наше время лишиться дома, это же страшно, - первое что пришло мне в голову. Я даже подумать не успела, чтобы понять, что говорю откровенную чушь.
   - Какая плита? Какой утюг? - обманчиво ласковым тоном поинтересовалась у меня матушка.- У нее в доме электричество и все утюги зачарованы и имеют реле экстренного выключения.
   - Правда? - с абсолютно невинными глазами развернулась к родительнице.- Вольга, а зачем ты меня ввела в заблуждение? - накинулась на подругу, вытаращившуюся на меня как на умалишенную. - Почему ты об этом мне ничего не говорила?
   - Я тебе говорила, - медленно произнесла она в ответ.
   Вот зачем тормозить в самый неподходящий момент?
   - Ты мне неправильно говорила, видимо, тогда, когда я была чересчур занята. Надо было повторить мне еще раз, чтобы я запомнила, - Вольга медленно вставала, стараясь побыстрее оказаться подальше отсюда.
   - В следующий раз я тебе толстым маркером напишу на лбу, чтобы всякий раз ты, смотря на себя в зеркало, видела, - назидательным тоном сообщила она, продолжая двигаться в сторону выхода.
   - Непременно так и сделаешь, - я опасливо кинула взгляд на маму, кажется, она еще не поняла что к чему и с интересом наблюдала за нашей перебранкой.
   Мы уже практически были возле двери, когда раздалось:
   - А Лизетту я попрошу остаться, - я замерла, отчаянно сигналя глазами Вольге, чтобы та придумала хоть что-нибудь и вызволила меня из теплых мамочкиных объятий. Ее нравоучения были подобны смерти. Хотя, нет. Еще хуже. Она же не желала мне ничего плохого, лишь, воспитать послушной и прилежной девочкой, что у нее, к сожалению, не получалось.
   - Мам, может я того? Провожу? Проверим вместе? А вдруг у нее там реле нет? Вдруг забыли поставить? Такое же может быть, - лепетала, с мольбой глядя на маман.
   - Вольга, ты можешь быть свободна, - сказала, как отрезала мадам Жени.
   И этот предательница, которая имела наглость зваться моей подружкой, с радостным видом проскользнула мимо в проем двери, оставляя на растерзание родительницы.
   - Я тебя внимательно слушаю, дочь, - когда мама говорила таким тоном, мне хотелось оказаться за тысячу километров подальше от нее.
   - Что тебя интересует, мамочка? - перечить в мои планы не входило, тем более когда я стояла в пределах прямой доступности от рассерженного оборотня. В такой ситуации даже папа боялся сказать что-то поперек.
   - Как ты докатилась до жизни такой? - вопрос застал меня врасплох.
   - Какой, мама?- внутренне сжалась.
   - Крутить шашни с геем, - настала моя очередь вести себя неадекватно.

***

   Язык девушки медленно кружил во впадинке пупка. Жорж изо всех сил старался не засмеяться, дабы не прервать очарования момента. Ларина изо всех сил пыталась изобразить прожженную куртизанку, не понимая как весело со стороны смотрелись ее потуги. Изображать то, что ей совершенно не свойственно у девушки никак не получалось, однако мужчина стоически терпел, дабы не обидеть.
   - Милый, а ты почему не стонешь?- хорошенькая головка поднялась вверх.
   - И чего это ради я должен стонать? - вырвалось у черноволосого красавца, владельца заводов, газет, пароходов (раритеты хранились в закрытом ангаре при определенной температуре и в сбалансированном микроклимате) и много чего еще.
   Мужественные черты лица выражали крайнюю степень удивления.
   - Неужели тебе неприятно? - скривила губки девушка, продолжая свое занятие, периодически поглядывая на мужчину и стараясь найти отклик на свои действия. Но с каждой секундой ее надежда таяла все больше и больше.
   - А должно быть?- чернявая бровь взлетела вверх по красивому лицу с милой ямочкой на щеке. Мужчина раздумывал стоит ли подыгрывать любовнице или нет?
   Когда Жорж был маленький, то все окружающие просто умилялись, глядя на кудрявого херувимчика, поражавшего своей очаровательностью и привлекательностью. Внешний вид ребенка отвечал всем канонам красоты, которые можно было изобрести. Впрочем, маленький Жорж просек это крайне рано и вовсю пользовался своими достоинствами, манипулируя родственниками и знакомыми.
   - Да. Так написано в журнале,- охотно пояснила милашка.
   - В каком, кошечка? - имя "кошечка" было не просто ласкательным, а отражало ее суть. Кошачьи гены присутствовали в ее крови. Отчего и язычок у малышки был шершавым. Эдакая мелкая наждачная бумага. Именно это создавало определенный дискомфорт для Жоржа, который изо всех сил старался не проболтаться, сказав правду.
   - "Соблазни вампира", - Ларина в очередной раз отвлеклась от замечательного занятия и посмотрела своими волоокими глазами на любовника.
   Жоржу нравилась эта девушка за отсутствие чрезмерных запросов и особых проблем в общении. Она была в меру требовательна ко вниманию, сильно не надоедая, в то же время всегда была под рукой, что являлось немаловажным фактором при выборе спутницы на время.
   - Так я же не вампир, - мужчина подтянулся на руках, для того чтобы опереться спиною о спинку кровати, оббитую мягкой и приятной на ощупь замшей из телячьей кожи.- Я, если мне не изменяет память, в некотором роде демон.
   Демоном он был не в некотором роде, а в полном смысле этого слова.
   - А журнала, как соблазнить демона нет, - разочарованно ответила девушка, усевшись на колени, рядом с мужчиной. Она понимала, что-то идет не так, но что именно не могла сообразить. - Я все печатные издания в книжном ларьке пересмотрела, - и такое печаль появилось в ее взгляде.- Про оборотней есть. Про вурдалаков тоже. Даже про драконов написали, а про демонов ни в одном.
   Мужчина про себя улыбнулся настойчивости подруги. Надо же. Она столько времени потратила на буковки, хотя в обычной жизни чуралась их как огня, предпочитая смотреть телевизор, где все предельно ясно и точно разжевывалось до состояния однородной суспензии.
   - Правильно. Их и не будет, - усмехнулся Жорж. - Зачем допускать к выпуску то, что может быть использовано в качестве оружия? - мужчина убрал со лба непослушную прядь волос, норовившую все время залезть в глаза.
   - А что же мне делать? - всплеснула руками рыжеволосая кошечка. - Как быть?- и такое вселенское горе появилось в ее глазах.
   - О чем ты? - удивился мужчина.
   - Как мне тебя привязать к себе, - немного обиженно произнесла Ларина,- если об этом нигде не сказано, а ты сам не желаешь делиться опытом.
   - А с чего ты решила это сделать?- мужчина напрягся. Он совсем не ожидал такого поворота событий, ибо девушка его устраивала именно своей не конфликтностью и отсутствием, связанных с нею, проблем. Теперь же ситуация несколько осложнялась.
   - Ну, когда очередная невеста канет в Лету, то ее место займу я,- совершенно непосредственно произнесла кошечка.
   - А откуда ты знаешь про очередную невесту?- спокойным тоном, в котором стали проскакивать искорки недовольства, поинтересовался Жорж. Красивые глаза мужчины, окаймленные пушистыми щетками ресниц, значительно потемнели, выдавая легкую степень раздражения.
   - Так об этом все говорят,- легкомысленно махнула рукой Ларина, словно спросила который час.
   - И что говорят? Можно узнать?- Жорж сложил руки на груди и положил одну ногу на другую. Теперь он был весь внимания, желая узнать ответ на свой вопрос, чувствуя заранее, что он ему не понравится.
   - Конечно, - восторженно произнесла кошечка, - гадают как долго ты будешь обрученным.
   Девушка была безумно рада поделиться своими знаниями по волнующей ее теме.
   - Так я еще не обручился,- и это было на самом деле. День обручения еще не был назначен, хотя о помолвке уже было договорено с родителями невесты.
   - Ну и что? С момента помолвки же пойдет счет на дни, если не на часы,- у кошечки было свое видение ситуации.
   - А ты на меня тоже спорила?- мягко, очень мягко спросил Жорж, вот только если бы кто посмотрел на мужчину на астральном уровне, то обязательно бы заметил, что его аура пылает красным, выражая крайнюю степень раздражения.
   Девушка же зарделась, услышав вопрос, отчего ее веснушки стали гораздо заметнее.
   - Ты не будешь ругаться?- опасливо посмотрела на демона.
   - Нет. Что ты?! Конечно, не буду,- расплылся тот в улыбке, вот только его глаза совсем не смеялись, но девушка была сильно увлечена собой, что заметить что-либо подозрительное.
   - Да. По моим предположениям с очередной невестой что-нибудь случится в течение недели,- вынесла свой вердикт кошечка.
   - А что же так много времени?- мужчина спрятал кулаки, которые то сжимались, то разжимались.
   - Мне предложили поставить на меньшее, но я тщательно изучила подборки прессы...
   Красивая черная бровь взметнулась вверх.
   - Ты даже такое слово знаешь?- это было удивительно само по себе.
   - Да, - с гордостью произнесла кошечка. - Я еще выучила одно умное слово бро-шю- ра. Уж очень сильно напоминает мне Шурочку из пятого подъезда. Она еще на базаре колготками торгует. Ты представляешь, на дворе какой век наступил, а она все колготки продает. И кто-то же у нее покупает? Я никогда бы этого не сделала, - а Ларина была явно высокого мнения о себе, странно, что Жорж не замечал этого раньше.
   - И что ты вынесла из подборки газет? - голосом, в котором близкие люди могли безошибочно узнать совсем не первые признаки злости, поинтересовался мужчина. - Будь добра, расскажи.
   - Что в среднем состояние помолвки длилось чуть больше трех месяцев. Так было в самый первый раз. Следующие были значительно короче. Шестая по счету невеста продержалась всего две недели. Вот я и подумала, что в этот раз срок будет значительно меньше.
   - То есть ты считаешь, что мне и в этот раз не повезет? - сузил глаза Расхи, его взгляд стал тягуч, как старое вино и от мужчины во все стороны исходили флюиды раздражения.
   - Дорогой, я в этом практически уверена,- экспрессивно произнесла Ларина.
   - Кошечка, а откуда растут ноги у этой уверенности? Можно узнать? Не ты ли каким то боком ко всему этому причастна?- совсем мягко поинтересовался Жорж.
   - Дорогой, как ты можешь такое говорить? У меня ума бы на это не хватило,- запротестовала девушка.
   Еще бы полчаса назад Расхи подумал бы о том же, но теперь он не был настолько уверен в своей любовнице, ибо она открылась ему совершенно с другой стороны. И то, что он видел, ему не нравилось, даже на самую малость.
   - Значит ли это, что если бы ума хватило, то ты непременно приложила бы к этому руки?- девушка не видела, как начали удлиняться ногти на пальцах у Жоржа, а то бы не была столь непосредственна.
   - Зачем мне это? Я дождусь когда горизонт освободится и спокойно займу положенное мне по праву место. А то как-то нечестно получается. Мы с тобой уже столько вместе, а ты даже не предложил мне познакомиться со своими родителями. А я, представляешь себе, уже и платье купила, и боа к нему. Я так мило выгляжу в своем наряде. Несомненно твои предки будут рады лицезреть меня в своем обществе,- девушка перевела дух, чтобы продолжить. - Знаю об этом говорить слишком рано, но Ларина Расхи звучит просто великолепно. Ты не находишь?
   - Думаю, что пока слишком рано о том говорить,- спина Жоржа нестерпимо зачесалась. Это сумрачные крылья прокладывали себе дорогу на волю.
   - Дорогой, но я же должна начинать тренироваться. А иначе когда же мне привыкать? - укорила мужчину Ларина.
   Жорж от дикого напряжения сжал кулаки, не давая возможности Ларине увидеть моментально чернеющие ногти с вкраплениями темного-серого цвета, превращающиеся в страшное и острое оружие, которое являлось отличительной особенностью всех представителей клана Расхи. Нельзя было допускать, чтобы кто-то посторонний видел насколько легко вывести мужчину из себя. Только силой воли черноволосый демон не позволял показать насколько он зол.
   Как могла эта девица, на которую он никогда бы в жизни не подумал, возомнить, что будет управлять им, демоном из клана Расхи, а тем более решать, что ему делать? У мужчины чесались руки с вмиг отросшими когтями показать кто здесь является хозяином положения и кто вправе решать за него. Глаза мужчины сиюсекундно запылали красным огнем в глубине беспросветного зрачка. А глупая курица, ошибочно посчитавшая себя чем-то большим, нежели очередное постельное увлечение Жоржа, словно ничего не замечала, продолжая болтать.
   - Знаешь, дорогой, я прямо таки вижу нашу свадьбу. Ты в белом смокинге, твои волосы стянуты на затылке резинкой...Это обязательное условие, а то будет некрасиво, если они будут змеиться по плечам и лезть мне в глаза, а там тушь, накладные ресницы, когда мы будем фотографироваться на памятный альбом. В твоей петлице будет обязательно воткнута рыжая тигровая лилия, символизирующая твое доброе отношение ко мне. Я же буду в нежно голубом платье с открытыми плечами, обязательно отделанным настоящими бриллиантами, чтобы все видели, что не за простого смертного выхожу, а за демона из клана Расхи. Долой обычность в свадебных нарядах. Устроим революцию при проведении отдельно взятой свадебной церемонии, - девушка перевела дыхание и продолжила, чуть ли не захлебываясь от воодушевления. - А по подолу платье будет вышито золотой нитью в тон лепесткам лилии. Мои рыжие волосы шикарно будут смотреться на голубом, часть их будет заколота высоко на голове, а часть я прикажу оставить распущенными. Как тебе, дорогой? Нравится?
   Ларину от быстрой смерти спас лишь телефонный звонок, раздавшийся со стороны комода, выполненного из темного дуба. Смартфон отчаянно завибрировал и приятным женским голосом проворковал:
   - Матильда звонит. Матильда звонит. Сынок, срочно возьми трубку...Матильда звонит. Матильда звонит. Сынок, срочно возьми трубку...
   - Это кто еще за Матильда? - Ларина ощетинилась, как рассерженная кошка. - Кто еще такая? Я ей глаза выцарапаю, - гневно прошептала девушка, на глазах превратившись из милого котенка в разъяренную фурию. Рыжая совершенно не обратила проникновенное обращение "сынок".
   - Принеси мне трубку с комода, - прорычал сквозь сжатые зубы Жорж. Он был совершенно не в том состоянии, чтобы отвечать на глупые угрозы недалекой девицы, умеющей хорошо маскироваться под невинную овечку. Мужчина желал оказаться хоть на один кратчайший миг чуть дальше от пустоголовой подружки, разозлившей его настолько, что он никак не мог с собой совладать.
   - Сейчас, дорогой, - к большому удивлению Ларина споро бросилась исполнять приказание любовника, грациозной кошечкой соскользнула с широкой кровати и покачивая бедрами, словно присутствовала на показе мод, подошла к комоду. - Ой, тут тетка какая-то расхаживает, - она увидела заставку на главном экране смартфона.
   Жорж теперь пожалел, что на днях специально установил подобный звонок на телефоне, синтезировав из отдельных записей мамин голос и поставив на заставку тот момент, когда мама с кем-то разговаривала по телефону, расхаживая по огромному холлу их загородного дома. Таким образом он хотел немного подшутить над маман за то, что она опять настояла на своем. Мужчина решил подурачиться, но вот только шутка не удалась. Ему пришлось срочно уехать из отчего дома. Для связи с деловыми партнерами у Жоржа был другой телефон, имеющий несколько степеней защиты от прослушивания, а этот был только для связи с женской частью знакомых, дабы не смешивать одно с другим.
   - Дай быстро трубку, - у Жоржа разве что пар не валил из ушей. Он последним усилием воли заставил исчезнуть когти на руках, чтобы взять злополучный телефон из Лариных рук. Девушка, наконец, заметила что любовник находится совершенно не в благодушном настроении, чтобы шутить и быстренько преодолела расстояние их разделяющее, протянув смартфон мужчине. Она только сейчас заметила опасный блеск глаз и рычащие нотки в голосе любовника. Эйфория от замаячившей на горизонте голубой мечты в виде замужества стала потихоньку спадать. И девушка вдруг стала реально оценивать сложившуюся ситуацию. Ее внутреннее чутье, дремавшее дотоле, соблаговолило прийти в себя и дать большого пинка хозяйке. Ларина быстро одернула руку и отскочила на полметра в сторону, стоило ей передать Жоржу телефон.
   Мужчина сделал пару глубоких вздохов прежде чем ответить на вызов. Маме не стоило знать в каком он пребывал состоянии.
   - Выйди в другую комнату, - распорядился демон, прожигая взглядом Ларину. Та даже не попыталась возмутиться, хотя еще несколько минут назад вряд ли бы спокойно снесла такое обращение. Что-то ей подсказывало о необходимости подчинения, а то будет хуже. Она уже проклинала свой язык без костей, выболтавший все тайны, что лелеяла кошечка, лежа у себя в комнате, когда не была нужна любовнику.
   Ларина юркнула в гостиную большого гостиничного номера, располагавшегося на десятом этаже дорого отеля, принадлежащего семье Расхи, где обычно проходили интимные встречи между нею и Жоржем. Она прямиком направилась в ванную комнату, чтобы подправить слегка макияж, дабы в следующий момент времени предстать перед демоном во всей своей красе. Девушка была уверена, что Жорж на нее запал и теперь уже не сорвется с крючка. Она и так слишком долго вела себя чересчур идеально, пора было прибирать мужчину к своим рукам. Так рассуждала глупая кошечка, мурлыкающая себе под нос какую-то мелодию, пока припудривалась и вновь подводила губы помадой, предполагая как в очередной раз сможет сразить своей красотой привередливого демона из клана Расхи.
   Жорж проследил, чтобы Ларина закрыла за собою дверь, приготовившись в случае чего сделать ей замечание и осуществить все как задумал. Но хоть в этот раз девушка догадалась, что перечить не стоит.
   - Да, мама, - ответил демон, полностью восстановив свое дыхание. На лице мужчины появилось скучающее выражение, которое выводило Матильду из себя, впрочем, как и то, когда Жорж обращался к ней "мама". Демон все еще был не в духе.
   - Сколько раз тебе говорить, что не надо называть меня "мама". Зови меня Матильдой. Я еще не разменяла свою третью сотню лет.
   - Мама, может быть ты не будешь вслух говорить о своих преклонных годах? - насмешливо произнес Жорж. Он то прекрасно знал, что для демонов это не возраст, но живя среди людей, начинаешь привыкать ко многим моментам, в частности к продолжительности жизни, которая короче в несколько раз. - А то тебя сочтут умалишенной и закроют в одной палате с каким-нибудь Бонапартом или в худшем случае пирожным наполеоном.
   - Не смей подкалывать маму, - строго произнесла женщина, обиженно надув губки.
   - Мама, ты определись кто для меня. Матильда или мама, а то начинаю теряться, - вздохнул мужчина.
   Иногда с матушкой было так трудно разговаривать. Он часто сочувствовал отцу, который получил в жены столь противоречивую особу. В один миг она могла быть мягкой и ласковой, а в другой злобной фурией. Причем, предугадать какой мама будет в следующий момент никто не мог. Однако при всех ее недостатках отец очень сильно любил жену и во всем ей потакал, стоило Матильде только чего-нибудь захотеть, как муж со всех ног кидался это выполнять. Жорж часто задумывался, а найдется ли в его окружении такая женщина, ради которой он будет готов в лепешку расшибиться или же шею свернуть.
   Он надеялся что такая женщина еще просто не выросла, а когда наступит время, то она займет полагающееся ей место.
   - Жорж, - строго произнесла она, - ты мне всю голову задурил. Я уже забыла зачем тебе звоню.
   Опять упреки, как же мужчине они надоели.
   - Зачем, мама? - демон решил не спорить, а то это могло затянуться надолго. Часто Матильда с удовольствием вступала в совершенно необоснованные перепалки, и если не выходила из них победительницей, то могла обидеться, причем надолго.
   Сейчас было не самое подходящее время, чтобы спорить с матерью, поскольку за дверью ждала Ларина, с которой следовало до конца решить все внезапно возникшие вопросы.
   Расхи приготовился слушать.
   - У нас случилось радостное событие, - восторженно произнесла Матильда и ее лицо озарилось лучезарной улыбкой.
   Демон задумался на тему того, что же могло так повлиять на мать.
   - Опять ощенилась Тропикана? - маленькую собачку, что была любимицей у родительницы, Жорж собственноручно придушил бы, даже не опасаясь маминой истерики или папиного гнева по этому поводу. Хотя иной раз и у невозмутимого Гомера Расхи проскакивало подобное желание. Жорж был в этом уверен.
   Тропикана обладала исключительной любвеобильностью и совершенной неразборчивостью в связях. Будучи маленькой комнатной собачонкой эта оторва умудрялась западать на огромных кобелей. Они липли к ней не хуже банных листов к пятой точке. После каждой такой встречи у псины появлялись на свет метисы. И как она только умудрялась их вынашивать? Но самым насущным вопросом был в другом, все щенки всегда были крупными. Жорж задумывался, а не прикормила ли она аиста, который украдкой приносил огромных детенышей, похожих на пап как две капли воды.
   - Нет, - довольна произнесла женщина. - Тропочка на сносях, но ей еще рано. Вот через недельки четыре будет в самый раз,- мечтательно подкатила глаза Матильда, будто сама собралась щениться.
   - Кто он? - строго спросил черноволосый демон.
   - Ты сейчас о ком?
   - Кобель. Кто же еще? - Расхи уже рычал не хуже того неизвестного пса.
   - Спаниель, - с придыханием молвила Матильда. У Жоржа закралось подозрение, что мама специально отпускает Тропикану на блуд, чтобы та периодически беременела от разных кобелей, потому как эта шавка умудрялась рожать детей один-в-один похожих на отцов. А матушка потом благополучно выдавала щенков за чистокровных, продавая. Причем, имела неплохой доход на свои карманные расходы. Гомер умилялся от предприимчивости жены. Но ее тайны не выдавал никому. В семье было табу обсуждать Тропикану и мамин бизнес.
   - Понятно, - сухо ответил Жорж, вставая с кровати и начиная ходить по номеру, думая, когда же мама сообщит главную новость или рассказ про ее обожаемую сучку это и есть главное звено в повествовании. - Все?
   - Жорж, - строго произнесла матушка, вновь поменяв свое настроение. - Ты дурно воспитан. Не смей со мной так себя вести. Я все же твоя мать, - кто бы о том помнил, подумалось мужчине, судорожно сжимающего трубку телефона.
   - Мам, я занят...немного.
   - Ой, сынок, так бы сразу и сказал. Кто она? - голос стал слаще меда.
   - Матильда, она никто. Что за сообщение ты хотела сделать? - не выдержал мужчина, зарычав.
   - Вольф вернулся, - без перехода произнесла родительница.
   - Ты шутишь? - Жорж остановился посередине комнаты, уставившись на белую подушку с ручной вышивкой по краю. - Скажи, что ты шутишь?
   - Нет же. Я тебе серьезно говорю. Вольф вернулся. И сразу же отправился с папой по делам. Я даже не успела его потискать. Он так вырос. Стал совсем большой и по-прежнему страдает, - практически шепотом ответила мать.
   - А когда они будут? - задал вопрос Жорж, желая распланировать свой день, чтобы уделить время на общение с братом.
   - Я не знаю, сынок. Вольф такой большой стал..., - погрузившись в воспоминания пробормотала Матильда.
   - Все понятно, мама. Вольф, наконец, вырос, хотя и старше меня на четверть века, но я для тебя взрослый, которому обязательно жениться, чтобы на свет могло появиться следующее поколение Расхи, а он для тебя до сих пор мальчик, которого следует опекать, - с горечью на губах произнес Жорж. Слова помимо воли вылетели из уст мужчины.
   - Жоржик, милый, я так за тобой соскучилась, - отворилась соединяющая гостиную и спальню дверь и в нее просунулась обнаженная ножка, поползшая по косяку вверх. Это Ларине надоело сидеть одной и она решила поиграть со своим очаровательным демоном. Вот только она совершенно забыла ради чего была выдворена из спальни.
   Расхи развернулся вокруг своей оси, настолько быстро, отчего даже воздух в комнате затрепетал и пошел волнами и подскочил к дверному проему. На Ларину посмотрели злые глаза, пылающие красным. Причем, девушка потом могла поклясться, что кроме глаз она ничего не видела. Жорж словно растворился в пространстве. Это он перестал себя контролировать и перешел на пограничный с сумеречным уровень, настолько сильно вывело мужчину замечание матери.
   - Пошла, вон, - заорал Жорж, едва не переходя на ультразвук.
   Ларину снесло ударной волной от закрывающейся двери. Ей чуть ногу не оторвало, она едва успела ее выдернуть из проема.
   - Это ты мне? Своей матери? - встрепенулась Матильда. - Как тебе не стыдно? Ты как был невоспитанным мальчиком, так и остался, - принялась причитать женщина по ту сторону связи, чем вывела еще больше из себя Жоржа.
   - Не переживай так, мамочка, скоро твое сердечко успокоится. Теперь же вернулся твой обожаемый Вольфик, в котором ты души не чаяла и пылинки сдувала, но который попрал все устои и обычаи, свалив из семейного гнезда куда подальше.
   У Жоржа начали расти крылья более не сдерживаемые силой воли, и теперь они хлопали по воздуху, живя своей жизнью. Они то и так были особо не управляемые, а сейчас, когда демон находился во взвинченном состоянии, тем более.
   - Сынок, ну что ты такое говоришь? Неужели ты думаешь, что мамочка тебя не любит? Очень даже любит. Ты мой самый-самый...любимый...сынок, - женщина почувствовала, что ее ребенок не в себе.
   Запинку в голосе разве что глухой не заметил бы.
   - Как же, любит...Но вот только после того, как любимый Вольфик наплевал в душу, - с горечью выдал мужчина, напоминая в данный момент скорее обиженного мальчика, нежели серьезного и всеми уважаемого мужа. Видели бы его сейчас подчиненные, они ни за что не поверили, что это их грозный, рассудительный и уравновешенный начальник, которого боялись все от рядового работника до вице-президента компании с много миллионными оборотами.
   - Сынок, ну не надо начинать. Ты расстраиваешь, свою мамочку, - раздалось из трубки смартфона. Жорж же буквально начал рычать.
   - Ах, теперь ты снова мамочка, а я твой сынок, правда, "любимый" это эпитет, который уже относится к другому...,- устало прикрыл глаза мужчина, стараясь все же взять себя в руки, понимая, что он все равно не в состоянии ничего изменить. И раз на горизонте вновь появился первенец, то ему, второму, придется занять свое место. Боль, доселе спрятанная глубоко внутри, вновь всколыхнулась с новой силой.
   - Жорж, как ты смеешь так говорить? - строгим тоном произнесла женщина. - Как тебе не стыдно? Разве я любила тебя? Разве не баловала? Разве не сидела с тобой ночи напролет, когда у тебя резались крылья и все никак не могли стабилизироваться? Думаю, что тебе не в чем меня упрекнуть, - закончила Матильда свою обличительную речь.
   - Все так, мама, вот только быть "вынужденным" сыном я не перестал, - горько произнес мужчина, приходя в себя.
   Последним штрихом в обретении спокойствия стало не увещевания матери и заверения в любви, а собственный облик, отраженный в зеркале. Мужчина увидел себя со стороны и это его отрезвило. Крылья были загнаны на место, оболочка перестала вибрировать то проваливаясь, то вновь появляясь в этой реальности, а глаза прекратили светиться красным.
   Когда Жорж был маленьким он неоднократно корил судьбу за то, что родился вторым и это осознание довлело над ним всю сознательную жизнь. В семьях демонов редко шли на рождение второго наследника, если только для этого не было объективных причин. Речь шла именно о наследнике, а не ребенке, вообще. Его, Жоржа, объявили таковым, потом это имя отобрали, когда необходимость отпала.
   Вот такая ирония судьбы. Мужчина, у которого было все, не было по сути ничего.
   - Мама, извини, я перезвоню чуть позже. Я занят, - бросил в трубку Расхи, полностью придя в себя и желая прервать тяжелый для себя разговор.
   - Жорж...Жорж... подожди, - услышал он напоследок своим острым слухом, прежде чем отключиться.
   Теперь демону следовало решить еще одно проблему по имени Ларина, что подвывала сейчас с той стороны двери, Расхи не мог этого не заметить.
   Он широко распахнул дверь и как был нагой, так и вышел в гостиную. Девушка сидела на полу и тихо всхлипывала, словно побитая собака у дверей дома хозяина, представляя собой жалкое зрелище.
   - Ты что-то хотела? - холодный голос мужчины заставил вздрогнуть. Кошечка ожидала, что найдя ее в таком плачевном состоянии Жорж бросится утешать, начав корить себя за грубое отношение. Однако девушка не ожидала такого выхода демона. В ее маленькой головке сразу же с огромной скоростью пронеслись мыслительные процессы, что тут что-то не так и если она тотчас не исправит ситуацию в свою пользу, то ей может быть плохо.
   - Дорогой, я так перед тобой виновата. Простишь ли ты меня? - девушка опустила ресницы и молитвенно сложила руки, являя собой кающуюся грешницу во плоти.
   Безусловно Жорж не ожидал ничего подобного, а потому в первое мгновение несколько растерялся и не сразу среагировал.
   - За что?- выдал первое, что пришло на ум.
   - Дорогой, я помешала твоим делам, - девушка на коленях поползла по полу, причем в ее движениях не было желания соблазнить, а лишь стремление оказаться рядом с объектом обожания.- Я больше так не буду. Ты только говори мне, что следует делать и я с удовольствием выполню все твои пожелания. Только не гони меня, - девушка обняла ногу Жоржа, словно не замечала его наготы, совершенно никак на нее не реагируя.
   Расхи не знал что ответить. В глазах Ларины светилось такое раскаяние, будто она совершила вселенский грех, а теперь желала его замолить.
   - Встань, пожалуйста, - потянулся к девушке Жорж, поднимая Ларину на ноги.
   - Ты меня простишь? - с мольбою выспрашивала кошечка, заглядывая в глаза и ласково улыбаясь лишь одними уголками глаз, принимая крайне соблазнительную позу.
   - Вставай, замерзнешь. Пойдем, оденемся, - демон подхватил на руки девушку и понес в комнату, где укутал в плед прежде чем попытался разыскать ее одежду.
   - Я чувствую себя такой маленькой в твоих руках, - прижалась доверительно к груди мужчины девушка. - Мне с тобой так спокойно.
   Разве мужчина мог устоять и не проникнуться, когда милая и ласковая кошечка преданно заглядывала в глаза, ища в них одобрения и прощения.
   Жорж сам не заметил как потянулся к чувственным губам красавицы, которая с удовольствием подалась в ответ. Напряжение, что скопилось глубоко в мужчине, искало выхода, демоническая сущность рвалась наружу, требуя своей жертвы. Расхи сдерживал себя из последних сил, но Ларина словно того и ждала, чтобы еще сильнее прильнуть, прижаться, впитать в себя мужское начало. И демон не выдержал и пошел в наступление.

***

   - Гомер! Гомер!- Матильда звала мужа по имени еще до того как произошло соединение.
   - Тильда, что ты так кричишь? У меня заложило уши, - пожурил жену демон с благородной проседью в волосах. Он вглядывался в свое отражение в огромном окне на тридцать восьмом этаже офисного центра, расположенного в центре города, стоя в ожидании старшего сына, который остался пообщаться с одним нужным человеком.
   - Гомер, кажется, у нас проблемы, - взволнованно произнесла женщина. Она уже несколько минут ходила из угла в угол прежде чем набраться смелости и позвонить, чтобы посоветоваться.
   - Какие? Тропикана опять родила от мастифа и ты пугаешься злобного вида щенков? - с улыбкой на губах произнес мужчина.- Или эпиляцию произвели чересчур грубо?
   - И ты туда же, - у Матильды не находилось слов, чтобы высказать свое возмущение по поводу предположений высказанных мужем.
   - А кто еще так считает?- удивился демон из клана Расхи.
   - Жорж, - не стала скрывать Матильда.
   - Ну, он может. Весь в меня, - с гордостью за сына произнес Гомер, касаясь стекла и начиная чертить на нем замысловатые фигуры. От его дыхания поверхность слегка запотела. Мужчина обернулся, удостоверился, что никого рядом нет, после чего задышал часто-часто на стекло. На окне появился запотевший круг, в котором мужчина быстро-быстро нарисовал смешную рожицу, с высунутым языком. Гомер еще раз оглянулся и после этого вдохнул в нее немного силы. Серебристое свечение побежало по контурам рожицы, которая ему тут же подмигнула, а язык спрятала, обнажив острые зубки.
   - Он не стабилен, - в сердцах вымолвила женщина.
   - Кто? - не понял о ком и о чем идет речь Гомер с умилением смотря на сотворенное своими руками.
   - Жорж,- выдохнула Матильда, замерев на секунду на месте, но потом вновь принявшись нарезать круги по комнате. На месте женщине не сиделось. Ее все больше и больше беспокоили собственные страхи.
   - Что за глупости?- рожица попыталась цапнуть Гомера за поднесенный вплотную к стеклу палец. Мужчина вовремя его убрал. Ясно, что на материальном уровне нарисованная мордочка не могла причинить никаких повреждений, а вот схватить за ауру могла с большим удовольствием.
   - Я тебе говорю, - принялась убеждать мужа женщина.
   - Не говори глупостей, Матильда, - Гомер называл так жену только в исключительных случаях: когда был недоволен ею или начинал нервничать. Сейчас было и то и другое.
   - Но я с ним разговаривала...
   - Опять вывела мальчика из себя? - гневно спросил мужчина. Ему не нравилось когда происходило то, что случалось достаточно часто.
   - Да что ты такое говоришь, Гомер? Разве я могла? Ты же меня знаешь..., - у Матильды даже слезы потекли по щекам.
   - Я знаю своего мальчика, он может себя контролировать, причем прекрасно. И только сильное потрясение могло повлиять на него,- принялся отстаивать интересы сына отец. Гомер любил Жоржа и гордился его достижениями в бизнесе.
   - Неужели ты считаешь, что я могла?- всхлипнув, произнесла Тильда.
   - Матильда, давай ты не будешь пытаться мною манипулировать, мы это уже несколько раз проходили. И ты же знаешь, что я этого не люблю, - когда надо, то Гомер мог быть строгим со своей женой. У мужчины этого было не отнять.
   - Я не...
   - Давай я сам со всем разберусь. Не будем делать скоропалительных выводов, - одернул Матильду мужчина.
   - Хорошо, - ей ничего не оставалось делать, как согласиться с решением, принятым мужем. Женщина подумала, что можно отложить разговор до лучших времен, например, до вечера, а уж тогда она вновь заведет разговор .- До встречи дома, Гомер.
   Связь разорвалась. Мужчина постучал трубкой телефона по ладони, раздумывая над тем что услышал.
   - Развлекаешься? - за спиной у Гомера прозвучал вопрос, заданный насмешливым тоном.
   Гомер Расхи быстро обернулся, стараясь одновременно стереть рукавом пиджака со стекла нарисованную рожицу. Однако или он чересчур много влил силы, или рожица оказалась намного живучее, чем хотелось, но она выпустила зубы и смачно цапнула мужчину за руку. От неожиданности он дернулся, выдав себя с потрохами.
   - Отец, тут надо привязку ставить. Если потянуть за узелок силы то она должна сама исчезнуть, - Вольф снисходительно протянул руку поверх отцовского плеча и, совершив небольшую манипуляцию, развеял наведенный образ, отчего картинка на стекле вначале поплыла, а затем начала пропадать, как исчезает в обычных условиях, пока на окне не осталось даже намека на веселую зубато-языкатую рожицу.
   - Видимо я что-то подзабыл. Стар стал и немощен, - смиренно пожал плечами мужчина, показывая свое поражение.
   Ему было неудобно, что старший сын застал его за таким детским занятием как одушевление нематериальных предметов. Вот только тому были веские причины. В последнее время Гомера стали беспокоить первые симптомы тяжелой болезни, которые он обнаружил совершенно случайно. И всякий раз старался проверить насколько быстро прогрессирует болезнь, пытаясь ни в коем случае не унывать. Мужчина знал, что на все воля всевышнего. Он мог отмерить ему и сотни лет относительно нормальной жизни, а мог забрать все и сразу. Потому появление Вольфа оказалось как нельзя кстати, хотя Гомер уже и не надеялся, если говорить откровенно, что старший надумает вернуться в родные пенаты.
   - Ну, рановато ты, отец, стал считать себя старым и немощным, - усмехнулся высокий широкоплечий мужчина с седою прядью в волосах, являющийся блудным сыном Гомера Расхи. - Еще буквально полчаса назад пред тобой трепетали отнюдь не самые слабые представители диаспоры демонов, прислушиваясь к каждому слову.
   Сегодня проводилась ежегодная встреча, где решались особо важные дела, согласовывались далеко идущие планы, находились пути примирения между конфликтующими кланами. На нее как нельзя кстати попал Вольф, принесший тревожную весть с другого континента, которая теперь муссировалась в кулуарах огромного офисного центра.
   - Это к тебе они прислушивались и присматривались, а меня знают как облупленного. Ты закончил свои дела? Решил все вопросы? - поинтересовался Гомер.
   - Да. На сегодня все. Я и так встретил того, с кем даже не предполагал увидеться. Мне крайне повезло, - Вольф вплотную подошел к огромному окну и уперся лбом в него, как еще недавно делал его отец, с той лишь разницей, что сын не дышал на стекло и не рисовал смешную рожицу.
   - Тогда нам пора домой, мама обещала приготовить праздничный ужин по поводу твоего возвращения. Будут только самые близкие.
   - И на этом спасибо, - когда отец начал говорить про ужин Вольф изменился в лице, чего отец не видел. Он ненавидел все эти массовые сборища с большим количеством приглашенных лиц вечно чем-то интересующихся, требующих к себе внимания, заставляющих отвечать на поставленные вопросы. Мужчине все это претило и он был рад услышать что ничего подобного не планируется. А то он уже начал придумывать как бы быстрее завершить дела в родном городе и опять умотать за океан.
   - Это только сегодня, - огорошил отец.
   - То есть?!- обернулся Вольф. Холодные серые глаза, так не характерные для демонов, на лице мужчины излучали вопрос.
   - Через несколько дней у нас планируется большой прием, на котором будет объявлено о помолвке Жоржа. Я надеюсь, что до того времени ты привыкнешь к этой мысли.
   - Брат опять женится? - удивился Вольф. - А что случилось с предыдущей женой? - он недоумевал ведь ему ничего не сообщали об изменениях в семейном положении брата. Обычно его информаторы доносили о самых важных событиях, происходящих в родном городе, а тут такое и ...тишина. Неужели он недостаточно следит за своей агентурной сетью, что она совершенно разболталась и требует наведения порядков?
   - Как это опять? - теперь настала очередь Гомера задать вопрос. - Он еще ни разу не был женат, - мужчина прошел вглубь комнаты и уселся на кресло во главе стола.
   - Подожди, но мне же ... я был уверен, что в прошлом году состоялось радостное событие...
   - С которым ты даже не подумал поздравить брата... Ведь так? - пожурил сына отец. - Неужели посчитал, что оно того не стоит?
   Вольфу было нечем крыть. Он знал, что ему не было оправданий такой вот наплевательской позиции, касающейся дел семьи, но он не мог сказать отцу почему так произошло. Чем меньшее количество знающих окажется, тем лучше будет.
   - Виноват, - прядь волос упала на высокий лоб сероглазого демона. - Я обязательно поздравлю молодую жену, преподнеся ей дорогой подарок. Хотя... Подожди... Ты только что сказал, что Жорж так и не женился, - мужчина ухмыльнулся. - Ты специально меня разыгрываешь? Так? Вот только в чем?
   - Как же, тебя разыграешь. Я и так был удивлен, что начал оправдываться, - улыбнулся отец. - У Жоржа с этим беда,- сообщил мужчина.
   - С чем? - напрягся Вольф. Он хоть и мало общался с братом в последнее время, но если требовалась его помощь, мужчина намеревался ее оказать сию секунду. Для него родственные узы были не простой ни к чему не обязывающей констатацией факта. Они были священны. Кто бы чего там не говорил.
   - С невестами, - молвил отец, взяв из стаканчика, стоящего на столе карандаш и начав его крутить между пальцев.
   - А какая невеста по счету планируется? - осторожно поинтересовался Вольф, поняв, что что-то тут не чисто. Не просто так отец ироничен на этот счет.
   - Седьмая.
   - Какая? - Вольф стремительно повернулся, в изумлении подняв брови. Он ожидал всего чего угодно, но не такой удивительной цифры. Что же такого могло произойти, что расстраивались свадьбы с шестью предыдущими девушками. Это же было ненормально. Совершенно. Кажется, придется ему применять свои способности и в отчем городе, хотя он надеялся, что подобного не случится.
   - Ты не ослышался. Седьмая, - усмехнулся отец.
   - Тебя это веселит? - сероглазый демон не понимал веселья родителя по этому поводу.
   - А ты не хочешь узнать с кем состоится обручение у Жоржа? - задал вопрос Гомер, игнорируя интерес сына.
   - С кем? Я ее знаю? - Вольф заинтересованно взглянул на главу семьи.
   - Лизеттой Орски.
   - Это той непоседливой пигалицей, что залезла под стол совещаний совета и разожгла костер? Той, которая связала шнурки ботинок у всех мужчин присутствующих в зале, после чего они попадали словно подкошенные, собираясь выяснить откуда валит дым и почему сработала противопожарная сигнализация?
   - Угу.
   - Хм. Странный выбор.
   Вольфу было непонятно как могли Расхи пойти на соглашение о браке с семьей, где соединились оборотни и демоны. А как же чистота крови? Неужели не нашли никого лучше? Естественно, эти мысли мужчина решил оставить при себе
   - Отличный выбор, - выдал свое мнение отец.

***

   - Лиззи, ты где? - услышала я в трубке голос своей старой знакомой виконтессы Анелины.
   Девушка звонила уже десятый раз. Каждый раз повод был новый. Вначале ее интересовало как добраться на машине из одного города в другой. Я предложила девушке воспользоваться картой. Она согласилась, сказав, что у нее много...целая колода. Это замечание я пропустила мимо ушей, посчитав, что не поняла о чем речь. Когда она позвонила и переспросила по какой из карт следует ехать: по валету бубен или даме пик, то для меня завеса тайны над принадлежностью карт к игральным несколько приоткрылась. Я тщательно объяснила девушке, что таро совершенно не подходят для составления маршрута. Анелина была удивлена, услышав, что существуют топографические карты, по которым, оказывается, можно узнавать направление. Тогда я предложила ей погуглить и отыскать дорогу в интернете. Говорить "гу-гу" она начала еще до того как положила трубку. Тут я стала сомневаться в умственных способностях своей старой знакомой. Анелина и раньше не отличалась особым умом, а тут в нее, вообще, бес вселился.
   И дернул же меня язык предложить подружкам по начальной школе встретиться спустя столько лет. Теперь я была совсем и не рада собственной инициативе.
   - Подхожу к кафе. Как мы и договаривались, - я взглянула на часы, отметив, что до назначенной мною же встречи еще десять минут. Вполне успевала преодолеть расстояние до обусловленного места встречи.
   - Почему ты опаздываешь? - услышала истошный писк. От неожиданности я даже остановилась и вновь взглянула на часы. Нет. Все в порядке. Никуда я не опаздываю. Все по графику.
   - Ты чего истеришь? - взяла быка за рога. Вернее, решила поставить девушку на место. Если быть честной, то я уже устала от Анелины, хотя даже еще не встретила воочию.
   - Они ко мне пристают. Руки тянут, - сдавлено произнесла в трубку бывшая школьная знакомая.
   - Кто? - мое воображение почему-то сразу нарисовало множество лиан, тянущих свои отростки-плети к Анелине, обвивающих ее тело, шею... и душащих...чтобы я смогла, наконец, вздохнуть с облегчением.
   - Мужчины, - я пыталась судорожно сообразить откуда среди белого дня в кафе, где основной контингент это дети и их родители, могли взяться мужчины. Да они туда под страхом смерти не заглядывали, потому как было шумно и многолюдно.
   Я специально выбрала такое место встречи, чтобы вновь ощутить себя маленькой девочкой, окунувшись в атмосферу того времени, когда я носила бантики и косички. Ну, а помимо прочего чтобы успокоить матушку, которая не на шутку в последнее время взялась за сохранение моей нравственности в чистом не испорченном виде. Все же как никак в скором времени должна была состояться помолвка.
   - Откуда в детском кафе мужчины?- задала я вопрос вслух, хотя интересовалась сама у себя. Ясное дело, что спрашивать у Анелины смысла не было, если я не желала впасть в глубокую кому от попытки понять ход мыслей девушки.
   - Они здесь повсюду. Подходят знакомиться. Трогают меня. Спрашивают одна ли я, предлагают куда-то забиться. Да же предлагают купить мне виски,- шепотом произнесла девушка. По всей видимости, ей было крайне неудобно говорить. Однако последняя фраза навела меня на невеселые мысли.
   - Ты в каком кафе находишься?- решила начать сначала. Потому как у меня возникли смутные сомнения по этому поводу.
   - "Кап и Тошка", - услышала в ответ.
   О, всевышний! И как я сразу не догадалась? Это же было очевидно, зная глупость Анелины. И почему мне вечно везет, как утопленнику? Я возвела глаза к небу, надеясь найти там ответ.
   - Быстро уходи оттуда. Это не мужчины. Или не совсем мужчины. Вернее, не мужчины совсем,- я пыталась по-быстрому объяснить девушке, что из того заведения надо делать ноги. Желательно моментально.
   - А кто?- горячий шепот заставил меня напрячься.
   - Женщины, - я со всех ног рванула в другую сторону. - Мотай оттуда. Быстро. Это клуб для лесбиянок, - если я не переломала ноги по пути к злачному месту это еще ничего не значило, потому как еще было неизвестно удастся ли мне отбиться из цепких рук женщин, которые мужчин или же мужчин в телах женщин.
   - Ты шутишь?- девушка разве что не плакала в трубку. Я буквально видела ее печальные глаза.
   - Нет. Не шучу. Рви когти, пока тебя кто-нибудь не уволок в приватную комнату. Ни на что не соглашайся, - предупредила я, несясь словно угорелая.
   - Мамочки,- сдавленно пискнула она, когда я уже была недалеко от клуба, надеясь, что меня никто не обнаружит тут, а то потом не отмоешься от доброй славы "розовой" девочки.
   - Потом будешь "мамкать". Ты где? Я уже возле входа,- я рванула дверь на себя.
   И в этот момент зеркальная створка злачного заведения открылась и ко мне прямо в руки вывалилась изрядно потрепанная Анелина. Мне даже стало легче дышать, стоило увидеть девушку. Теперь следовало убраться подобру-поздорову куда подальше.
   - Живая. Слава всевышнему. Как ты могла перепутать заведения? - напустилась я на Анелину. Мне так и хотелось добавить "глупая курица", но я сдержалась.
   - Как я перепутала? Я все правильно. Ты же сказала...,- и она затараторила, пересказывая мои слова.
   - Что я сказала? Я тебе сказала, что кафе называется "Капитошка", а ты поперлась в клуб "Кап и Тошка". Ты понимаешь разницу или нет? Знаешь что там с тобой сделали бы?- начала задавать вопросы перепуганной знакомой. - Нет? Вот и я не знаю.
   - Но я же не думала...
   - Ты, вообще, когда-нибудь думала за последнее время? - вздохнула. Желания общаться со школьными подружками таяло просто на глазах. Я корила себя за то, что не подумала о схожести наименований. Но я даже предположить не могла, что подобное может случиться.
   И что вы думаете случилось?
   Эта глупая курица по имени Анелина на меня обиделась, да так сильно, что уселась прямо на тротуар, чтобы начать лить слезы. А мне пришлось ее уговаривать успокоиться. Просить прощения. И силой тянуть на место встречи, где нас давно уже поджидали еще три школьные подруги.
   - Лизетта, ты так хорошо выглядишь, - ворковала девушка по имени Ося, разглядывая меня с ног до головы. Мне показалось, что она автоматически вешала ценники на мою одежду, обувь, сумочку. - Наверное, только из салона.
   - Да, - не стала я лукавить. На самом деле у меня на сегодня было запланировано посещение любимого мною заведения.
   - То-то я думаю, что ты так похорошела. Что делала: брови или прическу? - задала вопрос Вики, ранее молчавшая.
   - Правда, ей идет? - перебила Вики Ося.- Волосок к волоску лежит.
   - Эпиляцию,- ответила я. После все замолчали на целую секунду, переваривая услышанное. - В области бикини, - добавила, наслаждаясь эффектом.
   - Вот ты шутница, - это Вики первой отмерла, начав криво улыбаться. - Скажешь же такое.
   - Слушайте, девчонки, недавно услышала сногсшибательную новость. Вернее, две, - это Анелина, наконец, отмерла, выйдя из ступора после посещения бара для лесби.
   - Какие? Какие? - наперебой затараторили Роза с Осей, видимо, и им не терпелось скорее перескочить на новую волну.
   - Молодой сексуальный Жорж Расхи снова сообщил о грядущей помолвке. Вчера эта новость просочилась в средства массовой информации. Вы представляете! В седьмой раз, - у меня неприятно засосало под ложечкой, стоило только услышать о чем сказала Анелина.
   - Да ты что? Вот это да! - у Вики аж глаза загорелись. - И кто она?
   - Об этом пока ничего не известно. Похоже, что боятся сглазить. Это же когда было видано, чтобы подобное могло с кем-нибудь ранее случалось. Седьмая невеста и ни одной жены. Думаю, что она бедненькая от страха дрожит как осиновый лист, - Анелина была недалеко от истины.
   - А я бы хотела оказаться на ее месте, - Роза пригубила коктейль и мечтательно прикрыла глаза. - Такой красавчик этот Расхи. Я видела его на развороте журнала, он был признан самым успешным бизнесменом года. Думаю, что я бы ему подошла по всем статьям, вот только он почему-то не ходит по моей улице и я ни где не могу с ним пересечься.
   - И я бы не отказалась. Даже не смотря на подобную дурную славу. Это же как здорово. Богатство, власть, куча денег. Нет. Деньжищ. Я бы точно не испугалась никакой огласки, а специально бы сообщила о себе газетчикам, да еще сфоткалась, чтобы все видели, - Вики и в школе всегда старалась вылезти вперед, чтобы ее заметили, оценили, чего удивляться, что повзрослев она не изменила своим привычкам.
   - Говорят, что с бывшими невестами происходило что-то плохое, - заметила я.
   - Да брось, ты. Это все домыслы. Скорее всего Расхи их просто бросает, когда понимает, что они не подходят по всем параметрам, - отмахнулась Вики. - Неужели бы ты не хотела выйти замуж за богача? Ведь это же просто сказка. Ничего не надо будет делать, лишь лежать на шезлонге возле бассейна и загорать. Я так и вижу себя в алом купальнике, сжимающей бокал с мартини, со вставленным зонтиком, на конце которого наколота оливка, а официант выполняет мое каждое желание.
   Нарисованная картинка была, в принципе, не плоха, вот только почему-то мне показалось, что на ней нет главного персонажа Жоржа Расхи.
   - А может быть он их бьет, - высказалась, чтобы узнать, что по этому поводу думает Вики. - Невест. Вот они и сбегают до свадьбы.
   - Ну и что даже если это так? Подумаешь. Можно и потерпеть ради денег,- совершенно безапелляционным тоном ответила мне Вики. Она даже и мысли не допускала об обратном. Мне стало немного не по себе. Лично я даже подобное допустить не могла, но оказалось, что так думают не все и это пугало.
   - Мой папа тоже маман периодически поколачивает, - это Ося вставила свои пару слов. - И ничего. Живут.
   - Но это же ненормально, - воскликнула в ответ, пугаясь такой массовой истерии.
   - Но он же не до смерти, а так, для профилактики, - совершенно спокойно произнесла Ося, смотря на меня удивленными глазами, хотя по идее это я должна была на нее так уставиться. - Зато потом они жарко мирятся, - девушка сделала многозначительное выражение лица.
   - А меня отец как-то по голове ударил, что я даже упала. Давно это было. Плохо помню. Он тогда еще с мамой ругался, а я влезла между ними. Дурочка маленькая была. Спрашивается, зачем старалась разнять? Пусть бы выяснили отношения и разошлись. У меня потом еще долго голова болела, - Анелина вздохнула, но не по поводу чудовищности поступка отца, а потому, что она ни за что пострадала, хотя могла и избежать последствий.
   Я ужаснулась всему услышанному. Мне стало плохо. Настолько сильно дурно, что тошнота подкатила под самое горло. Мой отец никогда не позволял себе поднимать на мать руку, даже когда ему того, наверняка, хотелось, потому как мама у меня была далеко не подарок. Однако это не являлось поводом для рукоприкладства со стороны Вгения Орски.
   - Девочки, извините, я выйду. Мне нехорошо, - я схватилась одной рукой за живот, а второй за сумочку, судорожно ища деньги.
   - Тут туалет бесплатно, - со знанием дела сообщила всезнающая Вики, которая была награждена от меня полным боли взглядом. Хотелось закричать, что я и без нее знаю, потому как я заказывала столик, но мне было совершенно не до этого.
   Я так и не услышала вторую новость из уст Анелины, выскочив из ставшего душным кафе, предварительно бросив на стол несколько денежных купюр, перекрывая все возможные расходы и за себя, и за своих бывших одноклассниц. По пути на выход налетела на женщину с ребенком пяти-шести лет от роду, немного сумбурно извинилась, погладила мальчугана по голове и не оглядываясь понеслась прочь, не понимая чем была вызвана подобная реакция. На ходу зареклась еще раз организовывать подобные встречи, понимая, что ничего хорошего они не несут. Слишком много воды утекло, слишком разными людьми мы стали. А может были ими всегда?
   Со всех ног бросилась прочь, желая поскорее оказаться как можно дальше от всего того неприятного, с чем столкнулась совершенно нежданно-негаданно.
   Телефонная трель заставила меня замедлить ход, а потом и вовсе остановиться. Мне захотелось срочно с кем-то поговорить, а Вольга (это была именно она) как будто чувствовала, что нужна мне сию секунду. Ведьма. Точно ведьма.
   - Привет, подружка, - услышала я в телефонную трубку. - Ты чего такая запыхавшаяся?- она словно видела как я неслась по улице не разбирая что впереди.
   - Откуда ты знаешь?- удивилась прозорливости подруги.
   - Слышу по биению сердца,- ох уж этот слух нечеловеческий. - Что-то случилось? Ты же должна не заниматься пробежкой, а сидеть в данный момент в кафе со своими товарками, предаваясь воспоминаниям детства,- я так и видела как Вольга кривит губы. Она заикнулась было, что не стоит заниматься самодеятельностью и пытаться склеить разбитое за годы не общения со школьными подругами, но я ее не послушала. А зря, как оказалось.
   - До воспоминаний мы не дошли, - с сожалением заметила не обращая ни на кого внимание. Людской поток проносился мимо, совершенно не задевая, впрочем, как и я не пыталась его взбаламутить. Мы неслись каждый по своей орбите.
   - А что так плохо? - сочувствующе поинтересовалась подруга в телефонную трубку.
   - Да так ... получилось,- выдохнула горечь, накопившуюся за непродолжительное время общения.
   - А ну-ка, с этого места поподробнее, - требовательным тоном произнесла Вольга, словно заранее знала что не так и в чем проблема.
   - Ты чего звонишь? Что-то случилось? - прервала я ее, подумав, что она знала о моей занятости, но тем не менее все равно решила побеспокоить.
   - Да вот сидела-сидела, смотрела телевизор и вдруг у меня сердце как кольнет, а в голове твой образ появился, будто ты ко мне руки тянешь, зовешь к себе. Вот я не выдержала и решила тебя набрать. А что? Не надо было? Я помешала? - поинтересовалась девушка, в ее голосе я различила явное волнение.
   У меня разлилось тепло по сердцу. Надо же такому случиться, чтобы даже на расстоянии в десятки километров она почувствовала нуждаемость в себе. Все же мы с ней связаны каким-то таинственным образом.
   - Да, нет. Ты как раз вовремя. Без тебя над душе кошки скреблись, а ты позвонила и мне сразу как-то легче стало,- в сердцах выдала я.
   - Эй, ты чего? Что случилось? - настала очередь Вольги задавать тот же самый вопрос. - У тебя все в порядке? Ты сама на себя не похожа. Ты так говоришь будто с каменоломен вернулась и радуешь белому солнцу. Лизетта, а ну отвечай, ты где? Я сейчас возьму такси и приеду, - волнение было непритворным.
   - Нет. Не надо я скоро сама к тебе приеду, вот только добе..., - в этот момент я переходила улицу и совершенно не смотрела по сторонам. Кажется, на светофоре был зеленый свет. А может быть мне просто показалось?
   Визг тормозов противный до омерзения раздался рядом. Я еще успела подумать, что где-то похоже произошла аварийная ситуация, прежде в мои барабанные перепонки ударила звуковая волна от загудевшего клаксона автомобиля.
   Я словно в замедленной съемке отвела от уха телефонную трубку, чтобы рассмотреть что случилось и только тут заметила, что рядом со мною, не доезжая буквально двух сантиметров, остановился огромный черный Хаммер, а я сама стояла посередине проезжей части, а мимо мчались на огромной скорости машины всевозможных расцветок и конфигураций.
   - Тебе жить надоело, курица моченая? - услышала я грубый окрик, раздавшийся со стороны водительского места, потом резко открылась дверь, которая через секунду была захлопнута с оглушительным стуком и ко мне подошли ноги, облаченные в угольно-серые брюки и лаковые ботинки черного цвета. - Совсем не видишь куда идешь? Дорога предназначена для того, чтобы по ней ходить, а не лясы чесать, - рычали на меня сверху.
   - Сам ты, индюк надутый, - выдала я не задумываясь и даже не глядя в лицо мужчине.
   А вот не надо на меня кричать. Мне можно, а на меня нельзя. Я злая становлюсь.
   - Кого ты там приласкала? - услышала я в трубку от Вольги. Я так и не прервала связь с подругой. И теперь она могла слышать все что я отвечала одному очень наглому господину.
   - Да, одному хаму, который меня чуть не сбил своим черным корытом, - ответила я Вольге, сверля глазами одного разъяренного демона. Я, наконец, сподобилась посмотреть на водителя огромного авто.
   То, что он не совсем обычный человек стало сразу же ясно по красноватому отблеску в глубине серых глаз, так не характерных для демонов. Но это не делало его человеком. Я ощущала ауру, исходящую от мужчины, хоть он ее и пытался маскировать. Она периодически прорывалась между возводимыми блоками. Впрочем, я всегда была наблюдательной девочкой и могла видеть то, чего не видели другие.
   - И ты его еще не обматерила? - Вольга была потрясена моим столь спокойным отношением к случившемуся. У мужчины от услышанного зрачки стали еще больше.
   - Да вот думаю, плюнуть ему на капот или пойти купить тухлых яиц и разбить о лобовое стекло, чтобы знал как наезжать на беззащитных девушек. А еще лучше попросить собачников собрать все какашки своих питомцев и набросать ему в салон.
   Я обвела взглядом того, с кем столкнула меня судьба, обнаружив, что мой обидчик достаточно внушительных размеров, широкий в плечах, что совершенно не скрывала легкая ветровка, высокий, где-то под два метра ростом, достаточно симпатичный, но это на любителя. По мне так такие лица как у незнакомца возможно отнести к разряду хищных. Вдобавок, он имел холодный цвет глаз, который никогда мне не нравился. Я предпочитала совершенно иные, теплые, окаймленные мягкими волосками, а у этого были жесткие щетки, вместо бровей и ресниц. Неприятный тип.
   - Кого ты, нахалка малолетняя, хамом назвала? - прогромыхал сероглазый поборник соблюдения правил на дороге.
   - От нахала слышу, - огрызнулась я. - Думаешь, что размером машины сможешь заглушить свои комплексы неполноценности? Так вот, я тебя огорчу, психологи пришли к выводу, что размеры автомобиля подавляют либидо, делая из мальчиков девочек. Впрочем, тебе это скорее всего не грозит, потому как уже слишком поздно что-либо подавлять, ибо погребено еще в зачаточном состоянии.
   - Так его! Так! Давай, детка! - подзадоривала меня в трубку Вольга. - Сделай его! Покажи как обижать беззащитных женщин, - я прямо таки видела, как подруга прыгает на кровати, болея за мою команду.
   - Скажи своей малолетней товарке, что женского в тебе меньше, чем в огрызке, - громогласно прорычал сероглазый демон. Если он думал меня напугать, то зря старался. Я давно никого не боялась, ну если только маму в период обострения. И то с ее приступами я смирилась, принимая за данность. А уж какой-то посторонний мужик меня точно не мог выбить из колеи. Пусть себя в туалете ночью пугает, а меня не надо.
   - Нет. Ты слышала? - спросила я у Вольги. - Он тебя малолеткой обозвал,- подначила я подругу.
   - Передай этому перцу засушенному, что завтра у него спустят все пять колес. Или я буду не я, - ну все, мужик попал. Если кому Вольга что пообещала, то это исполнится с девяносто процентной точностью. По себе знаю. Она редко когда использовала свой дар, но если уж надумала, то наверняка.
   Однажды она в сердцах пожелала, чтобы я неделю ходила с колтунами на голове. Мы тогда с ней по поводу игры на приставке поспорили. Никак не могли очередность установить. Так я волосы не могла расчесать, сколько не старалась, пока срок не вышел. Тогда еще мы так смачно поругались, что долго не разговаривали. Соскучились друг за дружкой сильно-сильно, что в течение месяца даже ночевали вместе, все не могли наговориться.
   - Вот это, перец, тебе повезло, - покачала я головой, глядя на злого мужика. Я просто чувствовала как от незнакомца исходят волны негодования, а аура начала подсвечиваться багрянцем. - Ходить тебе теперь пешкодрапом, - замогильным голосом посочувствовала я страдальцу. - Так и знай. Не завидую я тебе. Ой, не завидую.
   Я буквально светилась от радости, предвкушая, как наглый демон окажется где-нибудь в далекой глуши без средства передвижения, а его огромный монстр по имени Хаммер будет стоять вросши колесами в серый асфальт латанных-перелатанных дорог где-нибудь на окраине города. И пятьдесят оттенков серого, а это я имела в виду покрытие трассы после ямочного ремонта, будет струиться нескончаемой лентой, уводящей вдаль, и манить... манить...манить своей недоступностью.
   От нахлынувшей в мое воображение картинки я зависла, находясь под впечатлением. Мое лицо озарилось улыбкой, обращенной на первый взгляд в никуда, а на самом деле я предавалась мечтаниям, зная, что Вольга мастерица своего дела и все организует как надо. В итого я буду отомщена, наглый демон наказан, справедливость восстановлена.
   Но тут я услышала совершенно иное, выбивающее камни из фундамента моей фантазии, полностью подрывающее радужную картину, нарисованную большими размашистыми мазками моей фантазии и Вольгиного таланта.
   - Значит, ходить будем вместе. А пока поедем, чтобы не мешать движению, маленькая нахалка,- надменным тоном с вкраплениями самоуверенности, подкрепленной непонятно чем, произнес наглый демон с седой прядью в волосах. Я только что заметила эту отличительную особенность незнакомца на Хаммере, когда он повернулся ко мне левым боком. Белизна волос бросалась в глаза. И как я только сразу не увидела? Что же такого случилось в жизни этого несносного невыносимого мужчины, чтобы появилась подобная отметина? Причем все остальные волосы отливали синевой. А сам мужчина был достаточно смугл, но даже при всем при том щетина, выросшая с утра, была достаточно сильно видна, придавая некий шарм незнакомцу. Я даже залюбовалась на секунду мужественностью профиля автомобильного хама, пока он не стал угрожать.
   Демон шагнул в мою сторону, намереваясь напугать. Так, по крайней мере, мне показалось.
   - Вольга, он меня схватить хочет,- произнесла я в трубку. Мои ноги примерзли к асфальту, хотя я хотела тикать с места событий.
   Позже я сообразила, что демон, пусть ему не ладно будет и крылья покроются коростой, наложил на меня чары замедления, совершенно ничем не привлекая моего внимания к своим действиям.
   - Поздно, детка,- мягкий бархатистый голос раздался над ухом, а сильные крепкие руки обвили мой торс для того, чтобы приподнять над асфальтовым покрытием и отбуксировать совершенно в иное месте, а если быть точнее, то во чрево черного автомобиля с уродской внешностью мастодонта, расплющенного огромным катком.
   - Вольга, он меня схватил. Что делать?- заверещала я в трубку, а в это время незнакомец в наглую похищал меня средь бела дня, транспортируя в свой ужасающего вида автомобиль.
   - Беги, - заорала через динамик смартфона подруга, понуждая к действиям, которые я уже была не в состоянии произвести.
   Вот так всегда и случается...хорош совет, да слишком поздно подан, как пропавшее блюдо, оставленное на солнцепеке в канун лета.
   - Ты не успела, Вольга,- поганец демон отобрал у меня трубку с довольным видом на наглой роже.- Я ее похищаю, - замогильным голосом произнес сероглазый незнакомец с седой прядью волосах в трубку моего телефона. А после чего нажал отбой и демонстративно сунул мой телефон себе в нагрудный карман рубашки.
   - Меня нельзя похищать, - я еще не испугалась, но была около того. Все же не каждый день меня хватают посреди улицы и волокут против воли для того, чтобы засунуть в машину через водительскую дверь, поднимая над рычагом управления словно пушинку и водружая на пассажирское сиденье. На кресле, затянутым рыжей кожей, было слишком много для меня одной места. Я сразу же придвинулась к двери в надежде незаметно ее открыть и выскочить пока не поздно. Вот только мужчина наглядно заблокировал двери, нагло улыбаясь мне в лицо одной лишь стороной рта, отчего его внешний вид стал несколько зловещим.
   - Это еще почему?- теперь он перестал ухмыляться, зорко следя за мной, словно орел с вершины горы. Хищные черты лица стали острее, подчеркивая опасность, исходящую от демона. И это он даже не показывал своей сущности, а что бы случилось, если бы все было иначе? О том я не знала.
   - У меня пломба из зуба вылетела,- выпалила я первое что пришло в голову.- Мне к стоматологу надо,- все возможные способы защиты, имеющиеся в моем арсенале я опасалась применять, не зная что ожидать от демона в человеческом обличье. Я чувствовала, что он как айсберг, на поверхности которого видна только малая толика, все же остальное скрыто под черным слоем воды. А окунаться под воду мне совершенно не хотелось.
   - Не плачь, детка, с кариесом ты выглядишь гораздо привлекательнее,- ответил мне тон в тон незнакомец, явно ожидая моей дальнейшей реплики. Он играл мною, словно кошка мышкой. Я различала в его ауре проблески зеленого, свидетельствующего о подобном настрое.
   - Ты сумасшедший, - выпалила в сердцах, гадая, что же мне еще светит с этим мужчиной.
   - Вот еще. У меня справка от врача окулиста есть. Вот смотри, - и он материализовал передо мной бланк с какими-то печатями и подписями, - годен.
   Неужели этот трюк был необходим, чтобы удивить меня? Ха-ха. Нашел чем. Если бы я была на своей территории, то еще бы не то вытворила, но тут была не моя вотчина, к сожалению. Впрочем, меня и в детстве нельзя было удивить чем-то подобным, спасибо мамочке приучила еще и не к тому.
   - Какой окулист? Какая к бесу справка?- возмутилась я, начиная злиться по полной программе. Какой-то придурковатый демон встретился у меня на пути. Вроде бы с виду приличный, а внутри ребенок из средней группы детского сада "Колокольчик рогатенький".
   - Окулист такой же как и твой стоматолог,- справка тут же исчезла, как и не бывало.- Вымышленный,- уже совершенно иным тоном произнес мужчина. В его глазах пропала насмешка и они засветились красноватым огнем, свидетельствуя о скором возможном превращении.
   - Что ты хочешь со мной сделать?- всевышний, мне на пути попался нестабильный демон с совершенно расшатанной психикой. Повезло же мне, впрочем, как всегда.
   - Расчленить и съесть, - гаркнул сероглазый, от крика я дернулась назад, больно ударившись головой о стекло.
   Чертова монстроподобная машина.
   - Ты каннибал?- предположила на всякий случай, уже не зная что и ожидать.- И отдай мой телефон.
   Мужчина не стал кочевряжиться по поводу моей собственности.
   - Нет. Сумасшедший,- а спокойно он разговаривать не может?- Забирай.
   Я спрятала в сумочку свою вещицу.
   - Ой, мамочки,- выдавила из себя, чувствуя, что мое терпение подходит к концу и пора делать отсюда ноги любым способом, ухватившись за ручку двери, пытаясь ее открыть.
   - Поздно, детка. Забудь, что она у тебя была,- угрожающим тоном произнес мужчина, нависая надо мной.
   - Помогите. Пожар,- теперь я по-честному завопила.
   Точно нестабильный, с признаками расстройства личности и абстинентным синдромом.
   - Ты чего кричишь?- как будто ни в чем не бывало спокойным голосом спросил у меня незнакомец, вводя в ступор.
   - Я спасаюсь от монстра...,- прошептала.
   - А теперь, малолетка нахрапистая, поговорим о твоем поведении. В следующий раз подумай прежде чем хамить незнакомым людям,- начал мужчина меня воспитывать.- Запомнила? Другого такого добренького дядечки не будет. Это тебе ясно? А потому веди себя с посторонними людьми надлежащим образом уважительно и приветливо, чтобы не попасть в подобную ситуацию.
   - Так это проверка была? - догадалась сразу же. - Шутка?- мои глаза округлились.
   - Ну, да,- теперь передо мной сидел собранный на все сто процентов ледяной демон.- А ты думала, что я всерьез?
   - Ах, ты, мурло доисторическое...,- а я то на самом деле испугалась, что попала в руки нестабильного монстра в человеческом обличье.
   - Как ты меня назвала?- прогремел на всю машину сероглазый.
   - Мурло доисторическое, ветошь просроченная, демон плешивый,- теперь меня вряд ли было можно остановить. Теперь из меня полезла вторая натура, благо что папина, а не мамина. Видимо, оборотень во мне решил до поры до времени затаиться. Не знаю что заметил незнакомец первым: светящиеся глаза или начавшую мерцать кожу, но тут же поинтересовался.
   - Так ты из наших? А с виду и не скажешь,- бросил, словно ничего удивительного до этого не было.
   - Лучше бы ты был из не наших, не так за тебя краснеть бы пришлось,-шипела я рассерженной кошкой...
   - Ну, все. Ты меня вывела,- ударил раскрытой ладонью по рулю.
   - Это что означает?- дернулась. Мы до сих пор стояли посреди улицы, но нас как будто никто не замечал, словно мы были невидимки.
   - Ну, что, малолетка неразумная? Поехали кататься? - и он это так произнес, будто собрался тотчас в машине лишить меня девственности.
   - Куда?- мотор автомобиля заработал, грозно урча.
   - Постигать правила хорошего тона,- видимо ужас отразился на моем лице.- Да не бойся ты так. Мне твоя честь даром не нать, и за деньги не нать, - успокоил меня меченый, словно читая мысли.
   В этот момент я все же смогла найти ручку двери и со всей силы дернула ее. И она чудесным образом щелкнула... и дверь открылась. Я не знаю как, но мне удалось это сделать. По всей видимости, очень сильно хотела оказаться подальше от сероглазого демона, подавляющего своей харизмой и пугающего маленькую меня.
   Естественно, я устремилась прочь из салона монстроподобного автомобиля, давящего на меня похлеще крышки гроба.
   - Ку-у-да-а? - раздалось мне в спину, когда одна моя нога уже коснулась асфальта, а я считала себя практически свободной, окрыленная запахом улицы, где перемешивались выхлопные газы, проезжающих мимо автомобилей, испарения дорожного покрытия, ароматы большого города, смешанные с небольшой толикой кислорода, непонятно каким образом затерявшегося среди бетонных коробок урбанистического центра.
   Цепкая мужская рука ухватила меня за ремешок, свисающей с плеча, сумки и потянула на себя, чтобы задержать и не дать выскользнуть из плена. Я же продолжила свое движение по инерции, набрав начальную скорость. От рывка назад я потеряла равновесие и не смогла совершить следующий шаг, но зато летчик из меня вышел отменный. И я красивой ласточкой спланировала на вытянутые вперед руки , прямо носом в асфальт. Руки помешали моему личику коснуться грязной мостовой, испещренной плевками, но вот ладоням и коленям повезло значительно меньше. На них я проехалась, как на салазках, оставляя нежнейшую кожу в память тому месту, где так неудачно упала.
   Мат высокого слога достиг моих ушей и смешался с моим отчаянным визгом, переходящим в крик боли. Руки и ноги я свезла капитально. Стоило мне оторвать одну ладонь от асфальта, как с нее закапала кровь, смешанная с пылью и мертвыми насекомыми, пожелавшими избрать данную пядь земли своим последним местом упокоения. Небольшие камешки послужили им надгробными камнями, а мне орудиями пыток.
   А потом я почувствовала боль, что огненной щеткой прошлась по моим ободранным конечностям. Жаркие клубки покатились по рукам и ногам, чтобы ударить по оголенным нервам. Я задохнулась от приступа, нахлынувшего сиюсекундно. И я не смогла с собой совладать, начав превращаться помимо своей воли. Затрещали кости, жилы начали вытягиваться, конечности изменяться, позвоночник стал изгибаться, вместо моего блестящего на солнце маникюра появились устрашающего размера когти, а макияж остался на кончиках волосков, выросших на коже. Про лицо, что превратилось в жуткую морду, я лучше говорить не буду, потому как без страха на него смотреть было нельзя. Я то и так терпеть не могла оборачиваться, да и получалось это у меня через пень колоду, а тут как бабка пошептала и оборот произошел практически без задержки во времени. Это матушка у меня может превращаться, утягивая в сумрак одежду, а потом вновь возвращая ее на место. Я же такой способностью не обладала. Моя одежа разрывалась по швам, стоило мне только начать оборот.
   И все бы ничего. Все было бы поправимо, но я же была в людном месте, посреди улицы, где ходят обычные люди, которые и слухом не слыхивали об оборотнях и которых кондрашка хватит лишь только они увидят что-нибудь выбивающееся из привычной картины ежедневного городского пейзажа. От безысходности я...завыла. На всю улицу. В мой мозг ворвались ужасные картинки, что окружающие меня люди начинают щелкать затворами своих телефонов, желая запечатлеть такое чудо-юдо, как я, а потом эти картинки начинают гулять по интернету, а простые обыватели вдоволь обсуждают насколько использовался графический редактор и кто из животных был взят для прообраза.
   Спустя несколько долгих секунд мой вой перешел в плач. Вы когда-нибудь видели как плачут большие серые собаки? Если нет, то и не надо. Это ужасное зрелище. Я выглядела ужасно, как мне тогда казалось. И, правда, я совсем не собака, но около того. Незнающий человек вряд ли бы отличил волка от его домашнего собрата, одинаково большие.
   - Детка, эй, детка? Ну, что ты как маленькая? Все хорошо. Не надо плакать. Все хорошо. Успокойся. Все хорошо. Малышка. Ну зачем ты так? Не плачь. Все нормально. Никто тебя не обижает. Не надо плакать. Успокойся, - услышала я вкрадчивый голос, сквозь заткнутые лапами уши.
   От потрясения, что со мной произошло я сделала то, что обычно делают страусы -- спрятала голову в песок. Но поскольку я совсем не страус и асфальт вряд ли смогла пробить даже в обличье волка, то прикрыла глаза лапами. Так мне не было никого видно и я соответственно никого не видела.
   Я в домике.
   - Эй, ну не надо плакать. Все хорошо. На нас никто не смотрит. А пока на нас не смотрят, то давай-ка отсюда убираться куда подальше, а то я долго не смогу держать полог, кто-нибудь обязательно в него врежется и тогда пиши пропала наша маскировка, - бархатистый ласковый голос продолжал меня уговаривать.
   Недолго думая, я перестала подвывать, а потом и вовсе прекратила и сдвинула одну лапу, желая посмотреть что же творится вокруг меня. А потом и вовсе убрала с морды вторую, потому как надо мной было что-то непонятное.
   Я находилась в серой полутьме. Однако я хорошо помнила, что на улице был день и вдруг стало сумрачно. Правда, через мгновение поняла почему мне так показалось. Дело в том, что незнакомец распластал свои огромные крылья, заключив меня вместе с собою в огромный кокон, стенками которого служили эти самые крылья. А у демона оказался нехилый размерчик. Была бы я в другом состоянии и другой ситуации, то обязательно бы оценила размах, а пока только перестала всхлипывать и дрожать.
   - Пришла в себя? - спросили у меня сверху. - Вот и хорошо. А теперь давай потихоньку перебираться в машину, пока нас никто не спалил, - очень доходчиво мне объяснил демон с огромными крыльями, заслоняющими меня от окружающего мира.
   Я сдавленно пискнула, извещая, что поняла незнакомца и готова последовать его совету.
   - Давай-ка, разворачивайся потихоньку и к машине. Я открою тебе заднюю дверцу и ты туда юркнешь. Или лучше в багажник? - засомневался мужчина, но потом все же себя поправил. - Ой, нет. Там пылищи полно, а ты голая.
   Только тут я заметила валяющуюся рядом мою изорванную одежду. Подцепила когтем свой разорванный бюстгальтер и вздохнула, понимая, что он уже больше мне служить не будет верой и правдой. Трусики зависли на одной лапе, но повторному использованию тоже не подходили. Хорошо хоть было не стыдно светить новым шелковым бельем, а то со стыда сгорела бы.
   И нафига я спрашивается делала эпиляцию, если шерсть все равно выросла на всем теле? Ну не шутка юмора ли?
   Мы медленно приблизились к машине вплотную. Благо я недалеко умудрилась отлететь. Демон все время держал над нами распростертые крылья и, как я понимаю, еще вдобавок полог для отвода глаз или что-то типа того. Разбираться у меня времени не было, да и желания тоже. Следовала сматываться как можно быстрее с людной улицы. А я все гадала почему монстроподобная машина сильно не привлекала внимания. Оказалось дело в защите. По всей видимости, автомобиль был надлежащим образом упакован, чтобы не создавать лишние проблемы при движении.
   Задняя дверца черного авто была распахнута и я стремглав юркнула в открывшееся чрево полутемного салона. Стук захлопывающейся створки известил, что я вновь оказалась внутри. Незнакомец уселся на водительское сидение.
   - Я вижу у тебя проблемы с оборотом? У меня есть один знакомый специалист, который тебе обязательно поможет. Вот только до него ехать далековато. Живет он не у нас, а в другом городе, - незнакомец посмотрел на наручные часы.
   Нет у меня никаких проблем с оборотом. Просто, я не люблю это делать. Вот и все. Кому понравится, когда человек, находящийся рядом, вдруг ни с того ни с сего начнет обращаться в чудище лесное. Естественно, никому. Мне тоже это дело не нравится. Не надо было меня пугать до такой степени, что это произошло самопроизвольно. Какой ужас, если матушка узнает, то несдобровать мне от маминой порки, пусть и словесной.
   Когда я почти успокоилась и перестала нервно дышать, то попробовала перекинуться обратно. Однако не тут-то было. Что-то мне мешало.
   Машина заработала и покатилась вперед. Куда я не знала, а смотреть особо не старалась, потому как была озабочена новой проблемой, внезапно возникшей на пути.
   Меченый, как я окрестила для себя незнакомца, уверенно вел машину, периодически притормаживая на поворотах и останавливаясь на светофорах. Я же в очередной раз пыталась вернуть себе человеческую форму, но чем больше старалась, тем неувереннее себя чувствовала. В голову пролезла страшная и противная мыслишка, что теперь я навсегда останусь жутким зверем, которого только в цирке показывать, а не на приемы водить. А ведь у меня в скором времени должна состояться помолвка. Как же я покажусь в таком виде перед женихом? Меня же никто не узнает. Но этого мало. В случае появления на приеме в образе волка я же окажусь без трусиков перед десятками гостей. А это уже моветон. Меня же мамуля выпорет за подобную вольность. Сколько раз она говорила, что свою попку можно показывать только одному мужчине и то после замужества.
   Мне захотелось завыть от безысходности. И, кажется, я это сделала сама того не замечая.
   - Не надо, маленькая. Не плачь. Я что-нибудь придумаю, - раздался чуть хрипловатый голос с водительского сидения.
   Он меня еще и жалеет. Сам довел до такого состояния, а теперь видите ли решил расчувствоваться.
   Я разлеглась на заднем сиденье, положив голову на лапы и задумалась о будущем. И совершенно не заметила как задремала под мерное покачивание автомобиля. У меня в памяти осталось, что мы куда-то долго ехали, но хозяин Хаммера меня в известность не поставил.
   Проснулась я оттого, что машина стояла, а в салоне не было никого кроме меня. Куда делся меченый я не знала. Посмотрела в окно. Автомобиль стоял посредине леса, недалеко возвышался среднего размера домик, вполне аккуратный и ухоженный. У моих родителей есть похожий. Мы его дачей называем. И с удовольствием туда ездим на выходные или когда хочется побыть подальше от городской суеты.
   Я в очередной раз решила обернуться, хотя уже и не надеялась на удачу.
   И вдруг... о чудо! Затрещали кости, стали изменяться конечности, тело начало приобретать человеческое обличье, шерсть исчезла, как будто ее и не бывало, а на месте страшных когтей вновь появился безупречный маникюр, правда уже без лакового покрытия. Его я тоже не умела сохранять, не то что мамочка.
   Оказалось, что оборот я не могла сделать по причине близкого соседства демона. Он мешал мне, внося помехи в мою ауру. От злости я рыкнула, хотя и была уже в человеческом обличье.
   Однако радовалась недолго, поскольку встал ребром другой вопрос -- чем мне прикрыться? Не сумочкой же. Она единственная что осталась из моей одежды. И в этот момент открылась дверь автомобиля и незнакомый мужчина плюхнул на сиденье какой-то баул.
   От неожиданности я вскрикнула, стараясь прикрыть двумя руками три стратегически важные точки на моем теле. В течение определенного времени я не могла выбрать что следует прикрыть в первую очередь: спрятать ли свои пышные холмики с торчащими от холода сосками, или же кудрявый кустик внизу живота.
   - Вольф, - заорал мужчина. - Что за лесную нимфу ты от меня скрываешь в своем автомобиле, мой милый друг?
   - Вот б...дь, - услышала я в ответ со стороны двора. - Ливон, какого черта ты полез в мою машину? Там нестабильный оборотень. Закрой быстрее дверь. Еще бросится на тебя.
   - Да я буду только рад, - разглядывал меня во все глаза мужчина по имени Ливон. - Как тебя зовут, красавица?
   Кажется, мужчина бояться меня совсем не собирался.
   - Л-л-лизетта, - выдавила из себя, найдя выход из положения. Груди я прикрыла ладошками, а одну ногу согнула в колене и повернулась боком, дабы не светить нижними прелестями.
   - А я Ливон. Выходи за меня замуж,- я даже икнула от неожиданности подобного предложения. С такой оперативностью я даже в книгах не сталкивалась, чтобы вот так сразу и без всяких ухаживаний и реверансов позвать под венец, а не то что в жизни.
   - Эй, герой любовник, кому ты там замуж предлагаешь? Самому себе что ли? - прокричал Вольф, находясь где-то неподалеку. Особого удивления в голосе мужчины я не расслышала.
   - Почему это себе? - обиделся Ливон. - Молодой сексуальной нимфе с шикарной грудью и пышными бедрами, - я зарделась от произнесенных слов.
   И ведь нечем крыть. Все мои прелести были выставлены напоказ. Одно радовало, что после перекидывания в волчицу все мои раны затянулись и теперь совершенно не кровоточили, а сбитые места покрылись молодой кожицей розового цвета. Однако я не забыла с чьей помощью их получила.
   Когда до Вольфа дошло о чем говорит его друг, мужчина в очередной раз выразился трехэтажным заливистым. Неужели его мама не учила, что ругаться матом это дурной вкус или не намывала рот с мылом? Видимо надо будет ей подсказать, пока не поздно.
   В дверном проеме показался меченый незнакомец, которого я теперь знала как зовут. Теперь настала его очередь на меня пялиться во все глаза. У меня вроде бы рог на лбу еще не вырос, хотя от потрясений и не то могло случиться.
   - Ну и на что ты тут уставился? - грубо бросил Вольф. - Лучше бы пошел и нашел во что ее одеть. Неужели не видишь, что она все покрылась гусиной кожей? - пренебрежительно бросил мужчина прямо мне в лицо. По-моему ему моя нагота не пришлась по вкусу, не то что его знакомому.
   - А мне нравится... смотреть,- мечтательно произнес Ливон, подмигивая мне одним глазом. От неожиданности я икнула. Потом еще раз.
   А потом меня накрыло. Благо, что опять не возникло желание обернуться, теперь то я себя старалась держать в руках, дабы не спровоцировать еще одно перекидывание. С меня станется. То ни одного раза за полгода, то несколько раз на дню.
   - Пошли вон, - закричала я, правда, перво слово скорее было похоже на волчий рык, но это дело не меняло. Правда, на зрителей мои слова не возымели никакого действа.
   - Лизочка, ты только не злись. Это Вольф у нас дикий, ото всех женщин шарахается, а я мирный, я хороший. Ты меня не прогоняй. Я тебя выгуливать буду..., - Вольф странно так посмотрел на Ливона, а меня же всю передернуло.
   И теперь уже мне было плевать смотрят они на меня или нет. Это же надо было предложить подобное... выгуливать он меня будет. Урод.
   - Вот видишь, Ливон, ты совершенно не понравился девушке, - совершенно спокойным тоном произнес Вольф, сложив руки на груди.
   Кажется, я сказала, о чем думала вслух.
   - Ну вы долго будете на меня пялиться? Или все же дадите чем-нибудь прикрыться? - наконец, смогла взять себя в руки и заставить рационально мыслить. Пожалуй, без посторонней помощи мне не обойтись.
   - Точно женюсь, - по-моему Ливон совсем не обиделся, что я его уродом обозвала. Чудной какой-то друг у Вольфа.- А хвостик у тебя есть, Лизонька? Покажешь Ливончику?- своими вопросами мужчина вогнал меня еще в большую краску.
   - Зачем тебе оборотень нужна? Разве что в коллекцию? - поинтересовался у друга меченый.
   Заботливым демоном, переживающим за мое благополучие он мне нравился гораздо больше. А сейчас с каждой секундой вызывал все большее неприятие, впрочем, кажется, как и я у него.
   И тут в поле моей видимости появился третий мужчина, имеющий не менее колючий взгляд, чем у Вольфа и чем-то на него похожий.
   - Что у тебя в машине делает голая невеста Жоржа? - прогромыхал мужчина, в котором я узнала дядю своего жениха Игора Расхи. И если до этого я не знала куда деться, то сейчас мне вообще хотелось забиться куда-нибудь под сиденье, а еще лучше сбежать куда подальше, в лес.
   - Невеста? Жоржа? - в два голоса произнесли Ливон с Вольфом.
   - То-то я думаю, что девушка мне знакома, - отсалютовал мне Ливон, загадочно подмигивая. В противовес Ливону лицо Вольфа превратилось в застывшую маску.
   - Нестабильный оборотень невеста Жоржа? - прогромыхал он. - Вы совсем с ума посходили? - а мне вдруг стало чертовски обидно за пренебрежительный тон, которым это было сказано. Возникло желание выпрямить спину и расправить плечи, а еще лучше плюнуть в надменное лицо, исказившееся явным пренебрежением, глядя на меня.
   - А мне все равно стабильная она или нет, зато красивая, - Ливон был на своей волне.
   Вновь подошедший дядя Жоржа Игор Расхи принялся расстегивать рубаху в серо-розовую клеточку. Я его узнала. Он приходил к нам в дом вместе с родителями Жоржа. Я еще стояла возле окна на втором этаже родительского дома и подглядывала через занавеску. Игор, выйдя из машины, внимательно осмотрел наш дом. Я тогда думала, что меня не видно, но каково же было мое удивление, когда мужчина отсалютовал мне, приложив руку к непокрытой голове в знаке приветствия. Потом мы сидели за большим столом в нашей столовой, степенно пили чай из кружек старинной итальянской работы и говорили ни о чем. Вернее, обо всем чем только можно, но не о грядущей помолвке, о которой договорились мои родители и родители Жоржа. То чаепитие было равносильно особо изощренной пытке. Вести себя чинно, держать прямо спину, не отставлять мизинчик от чашки для меня было сущим наказанием.
   - Надень, - протянул мне Игор снятую сорочку, растолкав в разные стороны двух других мужчин. Рубашку тут же схватила, стараясь не замечать взглядов, обращенных на меня. Я надеялась, что все манипуляции с одеванием произвела со скоростью летящего метеора. Надо же себя чем-то успокаивать.
   Краем глаза тем не менее смогла заметить очень даже рельефное тело Игора Расхи, отметив, что тот не только за столом штаны просиживает, но и усиленно тренируется в спортивном зале.
   - Зачем дал рубаху? - грубо спросил Вольф у Игора, недовольно глядя на родственника. Мужчина старался на меня практически не смотреть после того, как узнал кто я такая. Можно подумать, что меня фекалиями выпачкали.
   - А по-твоему надо было оставить ее голой, чтобы вы могли продолжать пялиться? - огрызнулся дядя.- Выглядит она очень даже хорошо, но Ливон вон всю грудь себе слюной закапал. Не хочешь же ты, чтобы друг утонул.
   - У меня в багажнике покрывало есть.
   - Так какого х...а ты его не достал? - Игор зыркнул на племянника.
   - Его никто не попросил,- у Вольфа, кажется, своеобразное чувство юмора.
   - А мне и так нравится, - Ливон не сводил глаз с моих выглядывающих из-под сорочки ног.- Я бы оставил ее в предыдущем наряде Евы.
   Мне, конечно, было лестно столь пристальное внимание, но не до такой же степени.
   - Ты еще чего-то не видел? - рыкнула я, наконец, решив, что достаточно изображать из себя бессловесную статую.
   - Лиззи, ты говоришь?!- совершенно восторженно произнес Ливон, с обожанием смотря на меня.
   Я даже моргнула раз, потом другой, стараясь понять, шутит он или всерьез говорит. Судя по тому, что остальные мужчины не тыкали в него пальцами, не смеялись и не пытались одернуть решила, что это нормальное состояние рыжего с голубыми глазами.
   Да. У Ливона была крайне характерная внешность совершенно не свойственная для демонов. Редкая. Теперь, когда я немного успокоилась, будучи одетой, пусть и частично, то смогла ощутить флюиды, исходящие от еще одного представителя нашей братии.
   Складывалось впечатление, что кругом одни "наши", будто нормальных людей нет. А всем известно, что если демонов на один квадратный метр приходится больше двух, то жди беды, которая и не преминула случиться в виде телефонного звонка...мамочки.
   Нет. Это не я кинулась звать на помощь. Это помощь сама решила узнать как у меня дела.
   Я судорожно полезла в сумочку, в которой разрывался с натуги телефон. А мой маленький ридикюльчик возьми и выскользни у меня из рук. По всей видимости, напряжение последних минут сказалось чересчур сильно, выразившись в дрожании конечностей. Естественно, сумочка не смогла сделать ничего более умного, как закатиться под сиденье (будто она круглый шар, а не плоский блин). Я в растрепанных чувствах полезла за нею, совершенно забывая об отсутствии одежды на всем, что находилось под рубахою дядюшки Игора. И апогеем поиска, разрывающейся от натуги от вибрирующей начинки сумочки, стало вставание мною на четвереньки и разворачивание задом к честной толпе. Присутствие мужчин не шло ни в какое сравнение с недовольством матушки, которая наверняка исходила на го...но в ожидании пока я соизволю снять трубку. Я седьмым чувством, спинным мозгом, пятым элементом, да всем чем только можно ощущала, что сейчас мне достанется хороший кусок трепки. И чем больше я буду затягивать с его получением, тем значительнее он увеличится в размерах.
   С матушкой были шутки плохи.
   - Лизетта, ты опять по помойкам шастаешь? - требовательный голос мадам Жени разорвал тишину салона автомобиля и окружающего пространства на расстоянии пешей доступности.
   - Сколько раз тебе говорить, мама, что не по попойкам, а по распродажам, - зашипела я в трубку. - И не шастаю, а экономлю ваши с папой деньги.
   - Дочка, ты когда собираешься идти на примерку к портному?- для маменьки это была больная тема. - Только не говори, что у тебя сейчас нет времени и ты занята чем-то важным.
   Знала бы мамуля где, вообще, находится ее дочка она бы совсем по-другому говорила.
   - Ты что, мамочка, я полна внимания, - заливалась я соловьем, сидя на коленях и ковыряя пальчиком рыжее сиденье автомобиля, подумывая, что кого-то мне оно напоминает. Иногда моя рассеянность достигала неимоверных размеров.
   - Запиши телефон портного и обязательно созвонись. Желательно сейчас же, - если мамуля сказала "прыгай", значит надо прыгать.
   Я полезла в сумочку, наперед зная, что там нет ручки или карандаша. Откуда им взяться, если я их туда не клала. Но как порядочная девочка я должна была выполнить пожелание маман.
   И тут кто-то меня потрогал меня за ягодицу, причем потрогал голыми руками. Я резко обернулась и в ужасе уставилась на Игора Расхи, протягивающего мне шариковую ручку. От неожиданности я вскрикнула.
   Демоны.
   Откуда они взялись?
   Я была настолько ошарашена, что не могла понять как я тут оказалась и почему мужчины откровенно плотоядно пялились на мой...голый зад.
   Хотела было завизжать, но вовремя спохватилась. Мама до сих пор была на связи, а это значило, что мое любое нечаянное слово могло быть интерпретировано совершенно не так как надо. А потому поймала, ожидающий своей очереди, писк на подлете, задушив на корню. Уселась на пятки, спрятав свою пятую точку от жадного взгляда Ливона, пренебрежительного Вольфа и снисходительного Игора.
   - Мам, диктуй быстрее. Я тут немного занята, - быстро сообщила в трубку, стараясь не покраснеть еще больше, чем была, потому как цвет вареной свеклы мне никогда не шел. Поздно метаться по салону, когда уже предстала во всей своей первозданной красе перед цветом демонской расы.
   - Лизетта, у тебя нет времени на мать? Как ты можешь быть такой бесчувственной, сухой девочкой? - начала выговаривать мне матушка, вскочив на своего любимого конька.
   - Мокрой, мам, - меня совершенно не прельщала перспектива выслушивания в свой адрес маминой заезженной песни без начала и конца. Ведь нотации могли длиться долгими минутами, переходящими в часы, и все это время требовалось внимать маминым увещеваниям, дабы не оскорбить тонкую душевную организацию родительницы. В противном случае я была обеспечена головомойкой с подключением в качестве тяжелой артиллерии уважаемого папы, со своим непререкаемым авторитетом. Тогда дело менялось на корню. Папу попусту отвлекать было нельзя, потому как это грозило урезанием бюджета на карманные расходы, чего нельзя допускать ни в коем случае.
   - Не смей хамить мне, дерзкая девчонка, - воскликнула маман. Я в тайном ужасе воздела глаза к потолку автомобиля, надеясь увидеть свое спасение.
   На потолке спасения не было.
   - Мам, я тут голая сижу, - сказала чистую правду, будучи в достаточно взвинченном состоянии. - Мне холодно. Уже зуб на зуб не попадает. Давай ты потом меня отчитаешь по поводу какая я непослушная и неблагодарная.
   Я не видела как мужчины переглянулись между собой и несколько напряглись, особенно Вольф.
   - Дочка, так ты в примерочной? Да? А я тебя отвлекаю. Лизонька, хорошо. В другой раз договорим. Одевайся быстрее, а то простудишься, - затараторила мама, сопереживая своей непутевой дочери.
   Вот так всегда, скажешь правду, а в нее никто не верит, потому как нелепо звучит.
   - А как же телефон? - напомнила я, помня, что к маминым словам надо относиться со всей серьезностью, а иначе что может быть чревато очередной порцией нотаций.
   - Ничего страшного. Вечером надиктую. Ты не стой голенькая, а то простудишься, - слишком громко произнесла маман в трубку. Я даже отнесла телефон подальше от себя и тут же перехватила взгляд серых задумчивых глаз, взирающих по-прежнему с некой долей пренебрежения в мою сторону.
   Дико захотелось сделать что-то неразумное и из ряда вон выходящее, чтобы пробудить в них хоть какие-то острые эмоции, дабы стереть это ненавистное выражение.
   - Не простужусь. На меня тут три голодных демона смотрят, не отрывая глаз, собираясь сожрать, - я перевела взгляд с одного на другого, отмечая, что все мужчины взирают не мигая на меня.
   После моих слов кое-кто поперхнулся. Кажется, это все же был Игор. Он стоял дальше всех остальных. Вольф и Ливон не позволили мужчине занять первый ряд, продолжая тусоваться возле самого входа в машину. Ливон то подходил почти вплотную к машине, то отходил на полшага.
   - Ну и шутница ты у меня, Лизетта. Скажешь тоже: стою голая перед демонами. Да ни один демон не позволит женщине в его присутствии находиться голой, не попытавшись наброситься. Ты думаешь, как ты у меня родилась? Твой папочка не смог и двух минут продержаться, узрев меня ...,- эту историю в разных интерпретациях я знала от начала и до конца, но не желала, чтобы она стала известна посторонним. Это была наша семейная байка.
   - Мама, не надо. Я уже это слышала. В другой раз продолжишь. Видимо, мне попались бракованные демоны. Их голый вид барышни не прельщает, - прокомментировала я отсутствие какой-либо инициативы со стороны мужчин. - Не те нынче мужчины пошли, - попыталась я сыронизировать.
   - Скажешь, тоже,- мама ринулась на защиту неизвестных демоном. - Ты лучше так не шути, а то демоны они такие... порывистые, - мечтательно произнесла она. - И, вообще, не забывай, что ты девочка почти замужняя и нечего на чужих мужиков заглядываться.
   - Ты что, мамуль? Как я могу? Это они на меня смотрят, - я, вообще-то, была крайне удивлена спокойному поведению со стороны того же Ливона, что предложил в первую секунду знакомства выйти за него замуж, а сейчас вел себя как примерный семьянин после двадцати лет брака.
   - Любишь же ты придумывать, - отмахнулась мамочка. - Так и быть, отпускаю тебя. А то, правда, еще замерзнешь в примерочной. Долго по магазинам не гуляй, - напоследок принялась мне внушать мамуля, прежде чем отключиться.
   Я с сомнением посмотрела на вмиг почерневший экран, прежде чем опять поднять глаза на стоящих неподалеку мужчин о чем-то споривших последние несколько секунд.
   - Вольф, убери блок, - настаивал Ливон. - Что тебе стоит?
   - Нечего делать в моей машине. Там и без тебя места слишком мало, - спокойно увещевал друга Вольф.
   Только тут меня осенило, что все это время я находилась под защитой одного противоречивого демона с серыми глазами. И только по этой причине его товарищу не удалось пробраться в салон автомобиля.
   Не ожидала от него такой заботы.
   - Вольф, ты ее привез, ты ее и одевай, а то у Ливона дым из ушей разве что не валит, - Игор, поигрывая бицепсами, решил удалиться прочь. Что-то ему не понравилось в нашем компании. Странный демон. Впрочем, не менее странный чем два других, оставшихся возле машины и принявшихся сверлить друг друга взглядами.
   - Я его быстро в норму приведу, - зашипел меченый вдогонку Игору, отправившемуся прямиком в дом, высившийся неподалеку.
   - Прежде чем бросаться пустыми угрозами, не забудь кто вышел победителем в предыдущем поединке, - а Ливон был не так прост, как мне показалось на первый взгляд. Рыжему палец в рот не клади. Откусит по самый локоть.
   - Если мне не изменяет память в том поединке у тебя оказалась сломана рука.
   - Что не помешало мне повредить крыло. До сих пор болит или уже свыкся?- голубоглазый демон нехорошо так улыбнулся Вольфу. Спасибо, что клыки не показал, а то я точно бы испугалась.
   Мне надоело выслушивать препирательства двух великовозрастных бойцовых петухов. Мальчики в любом возрасте остаются мальчиками, сколько бы им лет не было. И соперничество у них в крови, даже если они не разлей вода.
   - Может быть вы все же перестанете, - мои ноги порядком замерзли. Еще чуть-чуть и я начну хлюпать носом. Все же на улице не май месяц. А я без обуви, нижнего белья и, главное, что без штанов.- И найдите мне какую-нибудь одежонку.
   - Зачем тебе одежда? Ходи так, - рыжий расплылся в очаровательной улыбке, одарив меня своим вниманием.- Мне так больше нравится. Глаз радуется.
   Почему-то захотелось нагрубить, сказав, засунь его себе в ... а дальше шли непереводимые идиоматические выражения. Однако я смолчала, перехватив предупреждающий взгляд Вольфа.

***

   Треск сухих поленьев, оранжево-красные языки пламени лижущие сухое дерево, легкий аромат дыма, тянущийся тонкой струйкой из камина, навивали дрему. Мне было тепло и уютно сидеть, закутавшись в огромный клетчатый плед, в глубоком кресле, установленном около живого огня. Как жаль, что в жизни так мало моментов, повторения которых желала с неимоверной силой. Борясь со сном, я пыталась впитать в себя очарование этого мига, его неповторимость, исключительность, незабываемость. Казалось бы, что тут такого забиться в кресло и смотреть на огонь, пожирающей древесину? Ан, нет. Это был тот миг, когда внешний мир уравновешивал мой внутренний, когда мне было просто хорошо, оттого, что я чувствовала себя комфортно и удобно. Чего нельзя было ожидать, сидя в чужом доме, в чужой одежде, совершенно не зная когда я попаду к себе.
   Мой чуткий слух уловил разговор между мужчинами. Уши непроизвольно зашевелились и настроились подслушивать. Не виновата же я, что эта особенность оборотней у меня особенно развита. Лучше бы оборот совершала без проблем, нежели слышала на расстоянии не хуже диких животных.
   - Откуда ты вытащил эту одежду? - рассерженно шипел Вольф. Его голос я хорошо слышала даже отсюда, хотя между мной и говорившими было как минимум две двери.
   Интересно, а не было ли в роду у Расхи нагов? Вольф шипит не хуже огромной змеи. А еще вдобавок эти серые глаза, словно замороженные стекляшки.
   - Из шкафа, - Игор был абсолютно невозмутим. Из всей троицы мужчин он, по моему мнению, был самый разумный.
   - Из какого шкафа? Где ты его нашел? - продолжал допытываться племянничек.
   Я прямо таки видела как он пытается задавить дядю своей аурой, вот только вряд ли ему это удастся. Игору палец в рот не клади, откусит по самые плечи.
   - В кладовке, где хранятся старые вещи,- словно неразумному объяснял сероглазому демону его очаровательный дядя.
   - Зачем? - Вольф явно был не доволен. А он, вообще, когда-нибудь бывает доволен, задалась я вопросом. По-моему никогда. Наверное, от от рождения такой нудный и противный, читающий нотации всем кому не лень.
   - Чтобы ты с Ливоном меньше пялились на голый зад будущей жены твоего брата. Не забывай об этом.
   Пока два мужчины препирались по поводу кто и кого как, и когда отмутузил, а я продолжала замерзать в салоне автомобиля, Игор смотался в дом и разыскал мне одежду... женскую. Она мне оказалась практически впору. От одежды несло немного затхлым запахом, но это было не страшно, главное, что она была чистая. Клетчатая теплая рубаха, мягкие потертые джинсы и легкая курточка из отлично выделанной замши стали прекрасным покровом для моего голого тела. Рубаху Игору пришлось вернуть. Не без сожаления. Я к ней уже практически привыкла, считая за свою. Проблемы возникли с нижним бельем, но тут ничего не поделаешь. Лишних трусиков и бюстгальтера в доме не завалялось. Я и так удивилась откуда взялись эти вещи. С обувью мне повезло больше, поскольку Вольф догадался схватить мои туфельки, валяющиеся на тротуаре, после того как я совершила несанкционированный оборот под воздействием сильнейшего раздражающего фактора. Так что теперь вполне могла вернуться домой не привлекая особого внимания.
   Осталось только определиться кто же меня повезет. Особое желание высказывал Ливон, вьющийся ужом около моей особы, но ему не доверяли мое бренное тело. Мне показалось, что если бы не угроза навлечь гнев Жоржа и его семьи, то демон без зазрения совести утащил бы меня к себе в логово, а так он лишь облизывался как сытый кот, поглядывая на меня со стороны.
   Вот же демон. Иначе не скажешь.
   - Это мы еще посмотрим будет ли она его женой, - от услышанного я замерла.
   Слова мужчины прозвучали угрозой.
   - Что ты хочешь этим сказать?- кажется, Игор не меньше меня удивился подобному замечанию, сделанному меченным. Я еще сильнее напрягла слух, чтобы как можно лучше различить о чем говорили в мое отсутствие мужчины. Теперь это было делом принципа.
   - Ничего из того, чего ты не услышал,- безразличный тон племянника, выражал его отношение к затронутому вопросу. Он словно нехотя выдавливал из себя слова.
   - А точнее ты можешь выражаться,- принялся настаивать дядя. Я еще больше прониклась светлым чувством по отношению к Игору Расхи. Хоть один нормальный человек, тьфу, ты, демон должен быть в семье. И, кажется, я знала кому отдать пальму первенства в клане Расхи.
   - Изволь. Моему брату не пристало связывать себя брачными узами с полукровкой, тем более которая не может контролировать свой оборот. Неужели не могли найти лучшую кандидатуру?- у меня аж дыхание перехватило, стоило услышать о себе гадкие слова. Да, как он мог поливать меня грязью? Если сам был причиной моего несанкционированного оборота. Мерзкий демон. Мне ужасно хотелось заявиться в комнату, где разговаривали мужчины и высказать меченному все, что я о нем думаю. Но я смогла себя пересилить. Хотя, мне это стоило огромных усилий. Я решила, что дослушаю всю неказистую ложь о себе до конца, чтобы там не говорил противный Вольф, владелец ужасного авто. Хаммер под стать ему, такой же безобразный и ужасный, решила, успокаивая себя изо всех сил.
   - Ты понимаешь, что особенно выбирать уже не из кого?- пытался оправдаться Игор. После таких слов его рейтинг упал на несколько пунктов. А я думала, что он на моей стороне. Видимо, зря.
   - Хочешь сказать, что девицы перевелись?- с сомнением поинтересовался у дяди племянничек.
   Может быть ему зачитать весь список? Пусть спасибо скажет, что я, вообще, дала свое согласие. Игор словно слышал все, что я говорила.
   - В том то и дело, что девушек осталось среди наших раз два и обчелся. Кланы не желают объединяться с нашим после того, как шестеро... Заметь шестеро девушек не соизволили выйти за твоего брата, отказавшись и расторгнув брачные контракты прямо перед свадьбой. Думаешь к твоему брату очередь стоит? Скажи спасибо, что хоть один согласился отдать свою девочку. Еще двое даже запретили нам появляться на своем пороге.
   - Я, кстати, давно хотел узнать что случилось с предыдущими невестами,- поинтересовался Вольф, чтоб ему умереть от любопытства.
   - А это ты должен у них спросить,- ворчливо ответил Игор. - Они нам не докладывали, когда отправляли назад подарки.
   - И спрошу. Не переживай,- я почему-то была уверена, что этот настырный демон сделает так, как сказал.
   - Вообще-то, на месте Жоржа должен быть ты,- а вот эта новость меня несколько озадачила. Неужели, я чего-то не знаю? У демонов, понятное дело, трудно определить возраст, а тем более навскидку. Я почему-то считала, что Жорж старший в семье со всеми вытекающими последствиями. Однако сказанное наводило меня на определенные мысли, которые я желала хорошенько обдумать, когда останусь одна.
   - Слава всевышнему, что я не на его месте, потому как не желаю жениться даже по залету, а про любовь я вовсе не говорю,- можно подумать ему кто-то предлагает. Я скривила губы в саркастической улыбке. Кто за такого высокомерного и противного пойдет? Только полная дура. -Бедный мальчик,- нашел кого жалеть. Лучше бы сам себя пожалел.
   - Этот мальчик потеснил тебя с законного места,- неужели мои предположения верны? Это же совершенно меняло дело, причем коренным образом. Надо будет обязательно сообщить мамулечке. Думаю, что она обрадуется новым сведениям.
   - Не забывай. Это я по доброй воле уступил ему это место. И назад забирать не собираюсь,- ну, точно. Все теперь ясно.
   - Тогда зачем явился?- поинтересовался дядя у племянника.
   - Нужно утрясти кое-какие дела и при необходимости помочь семье,- было ответом.
   - Расстроив свадьбу брата?- Игор не стал ходить вокруг да около, а решил брать быка за рога, спросив в лоб.
   - Я ничего против свадьбы не имею. Пусть сует голову в пожизненную петлю. Я не доволен именно этой кандидатуры на роль невесты,- меня обдали кипятком, услышанные слова. Жутко захотелось затолкать их назад в глотку одному ужасному, невоспитанному демону.
   - Каким ты был занудным с детства, таким и остался,- я была согласна с Игором на все сто процентов.
   Умный мужик и честный. Уважаю таких.
   - Что поделаешь?!- вздохнул мужчина и тут же сообщил о своих намерениях Вольф.- Мне пора уезжать,
   - Решил не доверять Ливону?- дядя продолжал допытываться до глубин мотивов, что двигали Вольфом.
   - Я его таким бешеным еще никогда не видел. Неужели и правда запал на эту нестабильную?- меченный был явно удивлен поведением друга.
   Посмотрела на свои руки, ноги. И что ему не понравилось?
   - Любовь -- зла,- просто констатировал Игор. Я прямо таки видела как он пожимает плечами, когда отвечает своем родственничку.
   - Было бы в кого влюбляться. Ни кожи, ни рожи,- было крайне неприятно слышать о себе подобные слова. Жутко захотелось что-нибудь разбить на голове у мужчины.
   - Что-то ты чересчур агрессивно настроен против девушки,- Игор встал на мою защиту. Было приятно саму малость.
   - Я всего лишь хочу защитить брата от необдуманного решения,- Вольф был настроен против всего, что связано со мной.
   Можно подумать он мне нравится. Да за такого ни одна нормальная девушка замуж не пойдет.
   - А если это любовь?- поинтересовался дядя. Видимо, в его душе пропал романтик.
   - Какая любовь? Они виделись несколько раз от силы. Думаешь она на самом деле девушка? Уж больно вела себя так, будто не имела комплексов,- я даже зарычала от возмущения от прозвучавших предположений.
   У меня много недостатков, но отсутствие чести в них не входило.
   - Ты не забывай, что она все же оборотень наполовину, а им свойственно обращаться напомнил Игор.
   - Вот это мне и не нравится. Мой брат достоин лучшего. Чистокровную демоницу. А не через пень колоду третий сорт,- чтобы у тебя крылья поотсыхали. Может быть все же стоит устроить скандал, чтобы меченный не скоро забыл о моем существовании? Я была в раздумьях.
   - А сам-то когда собираешься?- задал вопрос дядя.
   - О чем ты?- неподдельное удивление услышала в голосе Вольфа. Надо же, а он еще может удивляться? Ни за что бы не поверила.
   - Заводить семью,- коротко ответил Игор.
   - Зачем мне семья? - Вольф отмахнулся.- Мне и вас хватает, чтобы изредка видеть. Много я не вынесу, - ужасно было такое слышать.
   - Ох, Вольф, вляпаешься ты тогда, когда даже ждать не будешь,- предупредил дядя своего родного племяша.
   - Накаркай мне. Без твоих пророчеств обойдусь,- отмахнулся меченый. - Ну мне пора.
   - Езжай уже, а то девочку искать будут. Могут быть проблемы,- вспомнил Игор.
   - Не думаю. Ты же меня знаешь,- я так и не поняла последнюю фразу.

***

   Отсутствие белья ужасно нервировало. Я то и дело ерзала, сидя в машине Вольфа, отчего еще больше раздражалась. Почему-то когда находилась в доме, в присутствии Игора Расхи, Ливона Кварди (а моего обожателя именно так и звали), то чувство неудобства меня не посещало, а тут как прорвало. Я очередной раз поменяла положение. Средний шов штанов нещадно тер между ног. А может быть это было уже нервное? Не знаю, но то, что мне было не комфортно, это соответствовало действительности.
   Я раз за разом прогоняло все что услышала из подслушанного разговора между мужчинами и все больше злилась на одного сероглазого демона, неприступной скалой возвышающегося рядом. Ехали в город мы в полном молчании. Мужчина со мной бесед не вел, а я не пыталась его тем или иным образом затронуть. Молчание было гробовым, но относительно терпимым. Насколько я общительный человек, настолько мне не хотелось разговаривать с Вольфом. Я ловила себя на мысли, что желаю как можно дальше оказаться от этого товарища, что невозмутимо смотрел на ленту дороги, проходящую между деревьев.
   - Что ты дергаешься? - грубо прервал молчание меченый. - Учти, если надумаешь оборачиваться, то будет худо. Конечно, в машине ты поместишься, но с новой одеждой возникнут проблемы. Другого комплекта у меня нет. Так что постарайся не испортить то, что есть.
   - А тебя я смотрю только тряпки и интересуют? - парировала я в ответ. Было неприятно, что он печется о каких-то там вещах, совершенно не задумываясь что может послужить причиной, побудившей оборотня на ровном месте перекинуться.
   Я еще в доме размышляла, что Вольф чересчур трепетно отнесся к старым джинсам и рубахе. У меня закралось впечатление, что до меня они принадлежали кому-то, кто важен для мужчины до сих пор. Вопрос так и вертелся у меня на языке.
   - Меня интересует отсутствие шерсти в салоне, - совершенно не по-мужски сделал замечание мне демон. Я едва сдержала рык, так и рвущийся из горла.
   - Не переживай, шерсти не больше, чем чешуек с твоих крыльев, а они у тебя старые, по-видимому сильно линяют, - парировала в ответ, заерзав еще больше. Скорее всего от постоянных скованных движений я себе кое-что растерла.
   Мужчина резко обернулся в мою сторону, прожигая взглядом серых холодных глаз. Мне жутко захотело поежиться от пренебрежения проскочившего в зеркале его души.
   - У тебя есть одна попытка замолчать и перестать пороть чушь. В противном случае я тебя просто высажу, - что я такого сказала, чем вызвала совершенно неадекватную реакцию со стороны меченного.
   - Отлично, - мой ответ не заставил долго ждать. Я резко крутанула руль, машина вильнула вправо, прямо на пологую обочину. Раздался отчаянный визг шин, время настолько замедлилось, что практически остановилось, Хаммер пошел юзом, черные деревья, растущие недалеко от дороги стали приближаться с неумолимостью летящего экспресса. Два колеса оторвались от дороги, машина угрожающе накренилась, но потом вновь встала на все точки опоры. Через доли секунды, показавшиеся вечностью, Хаммер остановился как вкопанный. За автомобилем, если бы я обернулась, наверняка, виднелись угольно-черные следы свезенных покрышек.
   Еще бы чуть-чуть и случилось что-то ужасное.
   Отборный мат с вкраплениями иностранных слов добавил шума в какофонию звуков, сопровождающих экстренное торможение автомобиля.
   Я понимала, что поступила опрометчиво, подвергая опасности себя и водителя, но он меня достал. Это была последняя капля в моей чаше терпения. Я девушка мягкая, можно сказать, иной раз нежная и воздушная, но когда меня доводят становлюсь полностью неуправляемой. У меня буквально сносит крышу и я могу сотворить то, от чего мне потом будет стыдно, но в конкретный момент времени рассуждать о целесообразности своего поступка не могла. А все благодаря коктейлю генов, доставшихся от родителей. С детства я прослыла несколько неуправляемой и своенравной. Я так не считала, но на чужой роток не накинешь платок.
   Почему-то была уверена на сто процентов, что Вольф сможет совладать с ситуацией и не допустит опрокидывания автомобиля, спасет себя и меня, а потому поступила так, как поступила.
   - Спасибо, что остановил машину, - выплюнула я сквозь сжатые зубы. Все же я слегка перетряхнула и чуть было не впечаталась лбом в приборную доску, но мастерство меченного меня спасло.- Счастливо оставаться.
   Щелкнул отстегнутый ремень безопасности. Дверь была открыта нараспашку и я практически уже выскакивала из остановившегося автомобиля, как была схвачена за руку, резко развернута и буквально впечатана в сиденье автомобиля, так, что перехватило дыхание.
   На меня смотрели багрово-красные глаза взбешенного демона в частичной трансформации, я разве что крыльев не видела, а так все наличествовало: и рога, и наросты по линии волос, и отросшие до невероятных размеров когти. Больше ничего заметить не успела. Взгляд невменяемого демона приковал к себе внимание похлеще кандалов.
   - Ты! Ты!- рычал он, сжимая мои многострадальные плечи.
   - Что я? - было ли мне страшно? Еще и как. Но разве я могла позволить какому-то меченному демону запугать себя чтобы ничего не возможно было вымолвить.
   - Ты, маленькая мерзавка! - раскатистый голос заставил дрожать стекла в машине. Меня ощутимо поколачивала мелкая дрожь. Это выходил испуг, вызванный экстренным торможением. - Ты нас чуть не угрохала, - орал на меня взбешенный демон.
   - Что ты дрейфишь? Демоны они живучие. Тебя ж фиг убьешь, - я старалась показать свою невозмутимость. Правда, у меня это плохо получалось, но Вольфа по-моему это не особо интересовало. Он продолжал меня вытряхивать, как заправский коврик.
   - Малолетняя припадочная, тебя надо под замком держать, а не давать на свободе разгуливать. Ты же ходячее недоразумение,- громыхал во всю силу легких меченый.
   Может быть в его словах и была крупица истины, но маленькая, просто крошечная, зато оскорблений целый воз. И они меня задели за живое. Да как он посмел меня так называть? Пусть на себя посмотрит.
   - А у тебя комплекс неполноценности,- вот вряд ли бы он в противном случае сбежал бы из дому, ну или уехал. Я точно не помнила всю историю клана Расхи.
   - Дуреха нестабильная, как мне до тебя донести смысл произошедшего? - мои зубы застучали друг о друга. Да сколько можно меня трясти? Последние мозги потеряются. Мама и так недовольна мною, а тут еще и отягощение в виде отсутствия умных мыслей. Мне же тогда, вообще, полный капут.
   - Себе доноси, а меня не трогай. Ты мне не указ,- я бы еще ножкой топнула, если бы у меня была такая возможность.
   - Я из тебя то дурь выбью, чтобы не повадно было,- принялся мне угрожать меченый. Тут у меня крышу то и снесло, а после долго вспоминала этот замечательный в своей неповторимости момент.
   - Вот тебе. Фигушки, - и я со всей дури хватанула Вольфа за нос, совершенно не думая что творю. Мамочки! Кажется, кто-то меня будет убивать.
   Демон взревел, чего и следовало ожидать. Когти впились в мою плоть, протыкая кожу и мягкие ткани. Настала моя очередь заорать благим матом. Хорошо, что хоть не начала вновь оборачиваться. Хотя, теперь вряд ли можно сказать что было бы лучше. Брызнула кровь. Красная и ароматная. Если кто от нее и балдеет, то точно не я. Мне стало дурно только от одного запаха. И я благополучно потеряла сознание, обмякнув в руках невменяемого демона, собирающегося, по всей видимости, меня съесть вместе с одеждой.

***

   Очнулась я в незнакомом месте, на огромной кровати, бережно укрытая белоснежным покрывалом. Осмотрелась по сторонам. Огромная комната по периметру уставлена дорогой мебелью, которую не встретишь в обычном магазине. Тяжелые шторы закрывали большие, почти в пол, окна, практически не пропуская свет с улицы. Было трудно определить какое сейчас время дня или ночи. С легкостью можно было предположить любое время суток. Комната была погружена в полумрак. Лишь возле двери горели бра, даря неяркий свет. Как будто кто-то специально сделал так, чтобы я не испугалась при пробуждении. Невесомый налет казенности интерьера комнаты навевал на мысли о дорогом отеле. Там тоже было нечто подобное, необъяснимое простыми словами.
   Я приподнялась на руках, желая сесть. С меня соскользнуло покрывало, оголяя обнаженную грудь. Кто-то снял с меня рубашку. Осмотрев себя с удивлением обнаружила забинтованные предплечья. Очаровательные в своей корявости бантики вызывали желание рассмеяться и подивиться безрукости их завязавших. Особой стеснительностью я не страдала, все же оборотень наполовину, да и в комнате никого не было, а потому никакой порывистости в моих действиях не наблюдалось. Я решила отыскать место для уединения и облегчения естественных потребностей.
   Выскользнула из постельных объятий, собираясь закутаться в покрывало на манер тоги. Внизу я оказалась не менее раздетой, нежели вверху. Кажется, тот, кто оказывал мне первую медицинскую помощь решил что больная, то есть я, должна быть в таком же виде, как при своем появлении на свет.
   Внезапно открылась дверь, но не входная, а та, что находилась сбоку от меня, и в проеме я увидела обнаженного до неприличия мужчину, замершего так же как и я.
   Потекли томительные секунды ожидания. Я стояла и смотрела на Вольфа, а он смотрел на меня. Причем, ни он, ни я не говорили ни слова. Игра в гляделки была одной из моих любимых, в которой я зачастую выходила победителем. А тут тем более было дело принципа. Визжать и прятаться, на мой взгляд, было слишком поздно. Вот я и не визжала, предпочитая разглядывать своего нечаянного знакомого, по стечению обстоятельств являющегося братом моего почти что жениха. Осталось лишь соблюсти небольшие формальности по подписанию официальных бумаг и произнесению торжественных речей.
   А ничего так демон выглядел. Было на что посмотреть и даже без одежды. Голенький он смотрелся еще крупнее, нежели в тряпках. Или может быть темные цвета скрадывали размеры? А тут как-никак тело в без маскирующих перьев, если проводить аналогию с представителями семейства птичьих. Я продолжила осматривать мужскую особь из семейства демоновидных, стараясь не упустить ничего. А что? Врага надо знать в лицо. Вот я и изучала вывеску Вольфа насколько могла, почти досконально.
   Плечи мужчины поражали шириной и рельефностью. Я не думала, что у него настолько мощная шея. Его дядя, конечно, красавчик, особенно когда без рубашки, но у племянника мускулатура еще более развита, а тело гораздо симметричнее сложено, надо отдать должное творцу. Постарался на славу. Широкие плечи плавно перетекали в мощную грудную клетку с хорошо развитыми плоскими мышцами, венчавшимися маленькими темными сосочками по одному на каждой груди. Я специально посчитала, дабы не ошибиться. А что? Как-то в журнале я видела мужчину с четырьмя сосками, хорошо хоть не с десятью, как у свиньи. Ведь, подобное, в принципе, часто случается в природе. Почему бы не допустить что демон может быть четырехсосковый. Вот я вначале допустила, а потом опровергла допущение обыкновенным осмотром тела.
   Грудь плавно сужалась, переходя в тонкую талию. Развитый пресс со стопкой кубиков, расположенных вдоль средней линии живота, ласкал взгляд. Нижнюю часть живота я намеренно обошла своим взором, дабы рассмотреть все остальное, в частности, ноги, достаточно волосатые, но стройные. А может быть это тень от бра падала, вот мне и показалось, что у Вольфа на ногах присутствовала буйная растительность. Обычно демоны достаточно голенькие по всей поверхности тела, за небольшим исключением. Но это относилось скорее к гендерному признаку, нежели к чему-то другому.
   Молчание затягивалось.
   Я не сомневалась, что меня рассматривают не менее пристально, чем я. Но проснувшись совершенно обнаженной глупо прикрывать срамные места, надеясь быть не рассмотренной в мельчайших подробностях.
   Меня мама за предыдущие пять лет меньше видела голой, чем Вольф за последние сутки.
   С такой тенденцией: заставлять меня оголяться, либо раздевать мне впору заставить его жениться, как порядочному мужчине. Если этот эпитет, конечно, можно отнести на его счет, в чем я почему-то сильно сомневалась.
   От пришедших в голову мыслей неосознанно заулыбалась, представляя как выпучатся глаза Вольфа если бы я озвучила все то, о чем подумала.
   - Увидела что-то смешное? - тишину комнаты разорвало рычание одного крайне недовольного демона.
   Я в недоумении подняла глаза, пройдясь еще раз взглядом вдоль всего тела меченного, отмечая все то, что до этого не рассмотрела.
   - А личинка ежика у всех демонов такая маленькая или только у тебя? - совершенно невинно поинтересовалась у мужчины.
   Он явно был озадачен моим вопросом и в первую секунду не мог сообразить о чем шла речь. Я и не разъясняла. Если у него туго с аллегориями, то я в этом совершенно не виновата. Пусть развивается.
   - Какая еще личинка? - озадачила, так озадачила я Вольфа. Что ж, со мной иногда бывает. Мама постоянно ругается по этому поводу, но я же не виновата в том, что меня такую родили.
   - Ну та, что ниже пояса, но выше колен. Намного выше колен, - пояснила для особо непонятливых.
   Мужчина опустил взгляд на себя, прошелся взглядом вдоль тела, осознавая что я имела в виду и...начал багроветь. А мне захотелось пояснить свое высказывание и факты, на которых я основывалась в своих выводах.
   - Я вот несколько лет назад с Вольгой смотрели фильм, что мама прятала на верхней полке под ворохом одежды. Так там личинки у мужчин были размером с червя-мутанта, а у тебя какой-то недоразвитый. Может быть ты болеешь? И поэтому жениться не хочешь? - я не смогла сдержаться и высказала то, что подслушала в разговоре между Вольфом и Игором.- Она не растет? Бедненький, - участливо поинтересовалась я, кивнув на объект внимания. - Лечиться надо. Медицина в последнее время сделала шаг вперед. Может быть помогут в твоей беде.
   Демон почему-то начал чуть ли не светиться в полумраке. По крайней мере, его глаза запылали багровым. А из его горла началось раздаваться утробное рычание, смешанное с клокотанием.
   Точно не здоровый. Обычно демоны несколько иначе выражали свои чувства. Словами.
   - Вот только не надо на меня на опять кидаться, - я выставила вперед руку в предупредительном жесте.- У меня еще следы от твоего необузданного гнева до сих пор не прошли. Не показывай свое гнилое дно. Не надо. Я все понимаю ...возраст и все такое...но не надо усугублять.
   Мой язык и так был без костей, а сейчас словно с цепи сорвался, понесшись в галоп без остановки.
   Дикий демон с вибрирующей на последней грани аурой, дергался как припадочный, собираясь накинуться на меня. Я же не могла этого допустить. Никак. Мне еще домой надо. Мама ждет. А еще портному надо позвонить.
   - Учти, меня бить нельзя. Я твоя сестра. Ну, почти что сестра. Скоро ей стану, - напомнила я Вольфу о нашем будущем родстве.
   - Тебя не бить надо, а стереть с лица Земли, - от вибраций громоподобного голоса задрожали плафоны в бра и не только они, а все стеклянные предметы, находящиеся в комнате.
   - Тут ты несколько погорячился, - продолжила я доносить свое видение вопроса до раскаленного до белого каления демона. - Не надо быть столь кровожадным. Проще надо быть. И добрее. А то у тебя уже от напряжения может спираль перегореть, а это сам понимаешь, чревато всякими нехорошими последствиями.
   Сложно уследить за собственным языком, что потерял всякую бдительность.
   - Задушу, - со страшно перекошенным лицом кинулся на меня Вольф Расхи.
   Я же не будь дурой забежала за широкую кровать и схватила с тумбочки, стоящей рядом с изголовьем, выключенный светильник на длинной ножке. А он возьми и зажгись. По всей видимости у него было сенсорное управление, а может быть что-то другое. Я особенно не задумывалась на эту тему.
   Выставив светильник на манер креста, впереди себя как можно дальше, и заорала изо всех сил:
   - Изыди сатана. Изыди сатана, - нечто подобное я видела в одном комедийном фильме, где изгоняли вселившегося демона. Смешные они людишки, показывали демона каким-то плюгавеньким и худеньким подростком с вымазанной ваксой кожей. Где они только видели таких демонов? Вон передо мной был настоящий демон с огненными глазами, рогами и очаровательными наростами, спасибо, что без крыльев, спрятал от меня подальше, бедолага. Видимо боялся, что опять начну стыдить за шелушащуюся кожу. Ухаживать за собой надо, а не дурью маяться.
   Мои выпады светящейся лампой сбили взбешенного Вольфа с толку. Он бедненький даже остановился и замер на секунду, как бы обдумывая с чего меня начинать душить. А потом и вовсе стал приходить в норму. И как у него это получилось? Диву далась. Вот мой папа просто и быстро так не отходит. Уж если разозлился, то это надолго. Тогда даже мама поджимает хвост и дает возможность папе перегореть, а иначе худо будет. Крайне велика вероятность, что может камня на камне не оставить и это в черте города. А мамуля нашу резиденцию любит, ой как любит. Еще бы, она же ее проектировала и собирала чуть ли не по камушку. А папа он резкий. Он такой. Он демон. Этим все сказано.
   Вольф сейчас мне чем-то напомнил папу, когда тот приревновал маму, но потом понял, что ошибся. Пришлось просить прощения. Правда, от меченного я подобного не ожидала, но кое-что из ужимок было схоже.
   Я выглянула из-за лампы, приопустив ее чуть ниже, а не на уровне глаз как до этого держала.
   - Эй, ты чего? Угомонился? Да? Плановое умерщвление отменяется? Или решил немного отдохнуть? Ты скажи. Не томи, -затараторила я, не зная чего дальше ожидать от бешеного меченного.
   - Если ты сию секунду не выключишь свет, то я за себя не отвечаю, - грубо, но вполне спокойно сообщил мне Вольф.
   Я как послушная девочка, а то, что говорят старшие, я выполняю (в большинстве случаев), выключила свет, ожидая что же будет дальше.
   А дальше демон, что еще несколько секунд намеревался от меня мокрого места не оставить вдруг развернулся и скорым шагом удалился обратно в ванную комнату, при этом ничего мне не сказав. Я же осталась стоять на месте, лишь спустя некоторое время поставила лампу на место, отерев одну руку о другую. Осмотрела комнату, отмечая, что с улицы сквозь шторы не просачивается даже толики света и понимая, что уже далеко не день и даже не вечер. Вздохнула. Почесала в затылке. Со стороны ванной комнаты послышался шум бегущей воды и чьи-то чертыхания, злые и недовольные.
   - А личинка ежика у него на глазах пухнет. Видимо все же не больной, а просто чахлый... периодически. Надо запомнить, - пробормотала себе под нос, прежде чем закутаться в покрывало. Запоздалый стыд накрыл меня с головой. Жутко захотелось залезть под подушку, чтобы меня никто не видел и не слышал, а уж я сама и подавно.
   Стоило мне только закуклиться, как раздалось трещание телефона, оказавшегося каким-то чудом под подушкой. Я незамедлительно принялась его разыскивать и выуживать в спешном порядке. На третьем гудке достала. Долго разглядывала светящуюся иконку, жевала губы, тяжело вздыхала.
   Мама.
   Кажется, я попала из огня, да в полымя. Что-то мне подсказывало -- будет худо. Перед глазами пронеслась вся моя короткая жизнь от первого момента осознания себя как личности до последнего вздоха сожаления о бессмысленно прожитых мгновениях.
   На пятом гудке занесла пальчик над экраном, раздумывая сбросить вызов или нет, а может быть сразу же позвонить в похоронное бюро? Так, на всякий случай. От телефона шли неприятные волны. Мама могла транслировать свое недовольство даже через расстояние.
   На седьмом звонке все же решила, что надежда умирает последней. Вон Вольф какой был разгневанный, но не убил же, глядишь и с мамулей пронесет, как-нибудь выкручусь.
   - Алле, - изобразила на лице зверскую маску радушия и любви ко всему белому свету, посылая флюиды для своей собеседницы. Но маму просто так не обмануть. Мама проверенный разведчик. Она может учуять не озвученные мысли с опережением во времени на многие годы вперед.
   - Ты где? - гаркнула трубка маминым голосом.
   Все же надо было сбрасывать вызов и обращаться в похоронное агентство. Нервные клетки в этом случае были бы целее.
   Я еще набирала в легкие воздух, а до меня неслись обвинения во всех смертных грехах.
   - Только не ври матери. Я знаю, что ты не дома, не у Вольги, не в магазине, не у портного. Тебя нигде нет. Я в шаге от звонка в скорую помощь, полицию, морг и отдел заказов памятников в магазине "Спи спокойно".
   Мы с мамулей мыслим одинаково. Только я думаю как избежать наказания, а она как меня наказать.
   - В отеле, - когда мама включала детектива я не могла позволить себе такую роскошь, как ложь. У нее было особое чутье, которым она умудрялась разнюхать все и вся. И уж лучше сказать всю правду, чем погибнуть в муках нравоучений, что непременно свалятся на мою голову.
   - В каком еще отеле? - мама гневаться умела. Мама гневалась со вкусом. Мамин гнев имел вкус забродившего вина после взбалтывания.
   - С мужчиной, - я решила сразу же рассказать все как есть, зная наперед, что чистосердечное признание смягчает наказание. Может быть мне удастся остаться в живых.
   - Что ты мне лапшу на уши вешаешь?- у меня заложило одно ухо. Кажется, придется идти к врачу, чтобы проверить наличие барабанной перепонки. - Опять подкармливаешь своих бродяг? Все никак не можешь расстаться? Ты еще заночуй до утра в вонючем питомнике. Опять блох наберешься, а мне выводи эту гадость. Придешь домой... поговорим, - последняя фраза звучала угрожающе.
   И на этой незабываемой ноте связь оборвалась. Как будто ее и не было вовсе.
   В этом вся моя мама. Экспрессия в чистом виде.
   Спрашивается, зачем звонила? Чего кричала? Зачем пугала? И у меня совсем не блохи были, а вши. И не в питомнике я их нахваталась, а в детском саду в глубоком детстве. Я же не виновата, что у молоденьких демонят сладкая кровь для этих тварюшек.
   Наконец, выдохнула с облегчением, зная, что сегодня меня пронесло. Ангел-хранитель был мною доволен и развел все нити возможных неприятностей в разные стороны.
   Я продолжила нервно вышагивать по комнате, кусая край телефона и обдумывая состоявшийся разговор с матерью.
   - Ты всегда говоришь правду? - я обернулась на голос и встретилась с настороженным взглядом серых глаз. Теперь ничего не напоминало мне в Вольфе того демона, что еще некоторое время назад сверлил меня взглядом и желал сравнять с землей. Передо мной был уравновешенный, собранный мужчина. Все в его внешнем виде свидетельствовало о респектабельности и дороговизне. Лишь влажные волосы говорили о том, что он только вышел из душа, хотя я была уверена, Расхи с легкостью мог исправить и этот недостаток во внешности. Силой от него веяло за версту и то, что он в моем присутствии не почти не применял ее еще ни о чем не говорило, потому как не было явной необходимости.
   Вольф переоделся. Неужели, у него где-то была припрятана одежда? Может быть. Хотя я тут же вспомнила, что из ванной мог быть еще один выход в другую комнату, о котором я сразу не подумала. Теперь мужчина был облачен в серо-синие, почти черные слаксы, темно-черничную водолазку и коричневый пиджак, отстроченный по воротнику и бортам. Эдакий заграничный денди со стальным блеском в глазах. Я же по-прежнему была обнажена, хорошо, что вовремя замоталась в покрывало. Одно дело, когда я была голой, а Вольф Расхи ничем от меня не отличался формой одежды, а другое, когда все поменялось кардинальным образом. Быть в ущемленном положении мне не хотелось, но приходилось.
   - По возможности, - честно ответила я на прямо поставленный вопрос. У меня складывалось впечатление, что в моей жизни помимо мамы появился еще один человек, тьфу ты, демон, которому было нежелательно врать ни под каким соусом.
   - А когда врешь? - неужели меченый решил выпытать все мои тайны. Зачем они ему нужны? Неужели своих не достаточно?
   - Когда ем мороженое с Вольгой, - припомнила я первое попавшееся, пришедшее на ум.
   И ведь не соврала же. Я, действительно, терпеть не могла объедаться мороженым с подругой, но иногда ей требовалось составить компанию. И тогда я волей-неволей садилась и с обожающим видом взирала на горку фисташкового, малинового, персикового и еще какого-то там мороженого ассорти. При этом восторгалась и говорила какая вкуснятина, хотя на самом деле мечтала пойти пополоскать рот от всей этой прелести. Но подобного делать было нельзя, если я не желала оскорбить чувства девушки, потому как именно в этот момент она мне изливала свою душу, а мороженое было тем стимулятором откровенности, что заставлял Вольгу трещать без умолку. А еще я просто хотела делать приятное дорогому для меня человеку. Ведь ближе подруги у меня не было, а такие на вес золота. И пусть мы частенько с ней скандалили, но это не со зла, а по необходимости, чтобы держать друг друга в тонусе и не закисать.
   - И все? - красивая бровь поползла вверх.
   - Нет, конечно, но про остальные случаи я тебе говорить не буду, - сказала, как отрезала. - Где моя одежда? - поинтересовалась у Вольфа, дабы перевести разговор в другое русло. Я имела в виду куда делась одежда, в которую я была одета после своего неудачного оборота.
   - Вон там на кресле лежит, - указал мужчина рукой на черные коробки, сложенные горкой. И как я из не заметила? Как будто кто-то глаза отводил.
   А потом вспомнила, что у меченного была специфическая особенность дара, именно так он смог отвести глаза всем проходящим мимо по улице людям, когда я валялась на асфальте.
   - Я спрашиваю, где одежда, что была на мне? - именно в этот момент подцепила одну крышку с логотипом известной фирмы, заламывающей за свою продукцию баснословные деньги. Как будто они свои товары из золота делали.
   - Я ее выбросил, - голос мужчины дрогнул. Мне показалось, что он лукавит. Однако уточнять не стала Не хватало еще по этому поводу поругаться с Расхи. - И заказал тебе новую.
   И когда только успел?
   То, что на дворе была непроглядная ночь мне даже не надо было рассказывать. Это я и так прекрасно чувствовала, но вот куда я должна идти в вечернем платье со стразами я не знала. Мы вроде бы никуда не собирались.
   - Что это? - я подцепила еще одну крышку, сдвинув верхнюю коробку с платьем в сторону на сиденье. Впрочем, зря спрашивала. На дне коробки оказались тон в тон к вечернему платью туфли на высоких каблуках. А в остальных двух коробках были тончайшие чулки, словно сотканные тутовыми шелкопрядами тут же на месте в гостинице и ...черное кружевное нижнее белье. Что само по себе являлось полным абзацем.
   - Одежда, - непонимающе ответил мужчина, наконец, зайдя внутрь комнаты и остановившись посередине. - Не нравится?
   - И куда я в ней должна пойти? - решила на всякий случай уточнить, а то мало ли я что-нибудь не так поняла и тогда опять произойдет недоразумение.
   - Ну, не знаю. По улице. Домой. В парк, - последнее меня окончательно добило.
   - Особенно ночью в парке она будет самое то, - саркастическим тоном произнесла в ответ, продолжая разглядывать наряд и трогать кончиками пальцев блестящие украшения. Новые вещи имели определенную ауру, свойственную только им, будучи ни разу не надеванными. А стоило их хоть раз примерить, то они уже теряли свое очарование.
   Я почему-то не сомневалась, что все, лежащее на кресле, мне подойдет и будет впору. Единственное, что не подойдет были места, в которые по мнению дарителя я должна эти вещи надевать.
   - А что с ними не так? - мужчина оскорбился. - Мне сказали, что они самые лучшие, что можно найти в магазине при отеле.
   - Я сейчас не об этом, - перебила я.
   - А о чем? О фасоне? Так меня уверяли, что это последний писк моды. Все из самых последних коллекций.
   - Да я не о том. Как я по твоему должна показаться в этом, - я подцепила пальчиком платье за ворот и слегка приподняла, вытащив частично из коробки, - дома? Что мне скажут?
   - Что ты хорошо одета, - Вольф явно не понимал к чему я клоню. Мужской мозг не мог уразуметь, что молодая девушка не может надеть наряд не подходящий случаю. А в данной ситуации мне предлагали именно это.
   - И почему все мужчины полные идиоты? - вырвалось у меня нечаянно.
   На удивление меченный не зарычал, не бросился меня убивать, не принялся учить уму-разуму, а спокойно ответил.
   - Идиотом будет тот, кто на тебе женится, а всех мужчин не стоит обобщать под одну гребенку,- выдал сероглазый.
   И что мне теперь прикажите делать? Оскорбиться? Обидеться? Закатить скандал плавно перетекающий в истерику? Или что? Или как?
   Я не знала как поступить, находясь в раздумьях. А потому ответила в своей обычной манере, предпочитая парировать выпад Вольфа.
   - Не думаю, что твой брат будет рад этому эпитету, но тебе же все равно, - я не знала чем бы побольнее уязвить меченого. Такой, каким он был передо мной сию секунду мне не нравился. Его было практически невозможно уколоть. Мужчину словно подменили. - надеюсь, что мы не часто будем встречаться на семейных торжествах, а то я за себя не ручаюсь. Вдруг нечаянно крысиного яда в суп подолью.
   Угрожать же мог не только Вольф, но и я.
   Меченый опять никак не отреагировал.
   - Раз тебе понравилось ходить голой, то это не мои проблемы, - решил снять с себя всякую ответственность мужчина, так и не поняв почему я взбеленилась, увидев его подарки. - Мешать не буду.
   Какие же мужчины тупые. Это же ни в одни ворота не лезет. Они не в состоянии понять простые вещей. Обо всем им надо рассказывать, объяснять, втолковывать.
   Что ж, попробую в крайний раз.
   - Просто это не подходящие вещи, - я смогла переступить через себя и попытаться объяснить свою позицию по данному вопросу.
   Вольф удивился настолько сильно, что его брови взлетели на породистом лице, как два мотылька в период спаривания.
   - Ты другие носишь? Но я же не могу знать какие именно, но и, кроме того, где я возьму тебе что-нибудь другое? - мужчина был озадачен, обижен отказом и введен в заблуждение.- Я же тебе не интернет-магазин на диване. Это ты дома можешь заказывать все что угодно, а тут... уволь. Ничем не могу помочь. Не хочешь надевать -- не надо. Я обратно отошлю, - обиды было явно больше, чем всего остального.
   Кажется, меня никто не собирался уговаривать.
   Вот и как мне убедить его в обратном?
   - Но как я дома появлюсь во всем этом? - не выдержала и сорвалась.
   - А лучше в костюме Евы? - саркастически поинтересовался у меня мужчина. - Не буду тебя останавливать. В нем ты выглядишь просто великолепно, - внезапная похвала моему внешнему виду была приятна к вящему удивлению. Я даже в первое мгновение не знала что и сказать по этому поводу.
   Надо же, оценил.
   Когда в зобу дыхание отлегло, то я смогла из себя выдавить.
   - Хорошо, я надену это, - ну и как с ним дальше спорить? Он все равно останется твердолобым мужланом, без правильных мыслей в своей рогатой голове. И как он только с женщинами общается? Скорее всего никак. Он их терпеть не может. Теперь то я поняла отношение Вольфа к женитьбе. Хорошо, что Жорж не такой. Теплая волна окутала меня при воспоминании о женихе.
   Скоро. Очень скоро.
   - Давно бы так, - бросил Вольф. Я в растрепанных чувствах схватила коробки с кресла и понеслась в ванную комнату. Ну не переодеваться же мне в присутствии демона. Он и так слишком много видел.
   Уже через пару минут я смотрела на себя в зеркало и не могла отвести глаз. Передо мной стояла роковая красотка. Платье облегало фигуру словно вторая кожа, туфли подошли идеально, а белье оказалось просто шедевром, к которому хотелось прикасаться, настолько оно было приятным на ощупь. Я чувствовала себя принцессой.
   Взяла с полочки, закрепленной рядом с огромным зеркалом, расческу, втайне надеясь, что до меня ею никто не пользовался, и провела по волосам, что красивой волной окутали плечи. Великолепно. Мне даже не надо было подкрашиваться. Настолько сильно внутренний свет освящал меня изнутри, добавляя очарования в облик. Смесь невинности и порочности - это гремучая смесь. И как только удалось достичь подобного я не знала, тем более практически не прикладывая никаких усилий. Я даже залюбовалась сама собою. А какой девушке не понравится как она выглядит, когда можно поставить десять из десяти по шкале привлекательности.
   - Я готова, - правда, не уточнила к чему. Отворив дверь из ванной комнаты, я застыла на пороге, собираясь насладиться произведенным впечатлением. Ну не мог Вольф никак не отреагировать на мой внешний вид. В каждой девушке сидит хищница, которая кормится восхищением окружающих ее мужчин. И я не была исключением. Я ждала обожания, предвкушая как мой внешний вид подействует на меченного, будучи уверенной в собственной правоте.
   Вольф стоял у шкафа с книгами, а в руках держал один из томиков, по всей видимости, взятый с полки. Спрашивается, зачем в спальне книги? Когда их читать? В кровати? Так там другим делом надо заниматься и не обязательно вдвоем. Но отелю виднее, чем привлекать к себе постояльцев. Может быть сейчас это новая фишка? А я просто о ней не знаю.
   Мужчина повернулся, услышав мой голос. Вначале взгляд Вольфа остановился на моих глазах, безошибочно находя, поднялся выше, задержался на прическе, а затем медленно пополз вниз, не пропуская ни одного плавного изгиба и выпуклости. Чем дольше он смотрел, тем сильнее поджимались мужские губы, а в глазах замерзал серый лед, чернеющий с каждым мгновением.
   Я не знала как реагировать на реакцию меченого, с таким я сталкивалась впервые.
   Молчание затягивалось. Я эффектно опиралась о косяк, сероглазый смотрел, но почти никак не реагировал. Выражение лица я не брала в расчет. Может быть у него мимика на потрясение такая специфическая? Все же я с ним знакома всего ничего. Или со мной что не так?
   Я опустила взгляд на себя. Подумала, что не сняла бинты. Нет. Они остались лежать бесформенной грудой на раковине. Моя регенерация оказалась на уровне и в местах проколов не осталось и следа. Запоздало вспомнила, что Вольф даже не извинился за причиненную боль и повреждения. Вот же хам трамвайный, начинка Хаммера. Больших оскорблений на ум не пришло. Настоящий демон.
   Поскольку никаких поводов, из-за чего следует переживать я не обнаружила, то решила, что все в порядке.
   - Ну, что скажешь? - прервала молчание, что длилось непозволительно долго.
   - Выглядишь, как проститутка, - выдавил из себя мужчина. Я же обмерла, будучи сраженной словами наповал. Мне ударили поддых, отчего горло перехватило и сжало спазмом. А мужчина все продолжал, подливая в голос яда.- Действительно, неудачный наряд. Хуже просто быть не может. Отвратительное зрелище. В таком виде тебе точно не стоит появляться на людях.
   Равнодушные слова, сказанные безэмоциональным голосом, обдавали ледяным ветром, вызывающим желание поежиться и обхватить себя руками. Забиться куда-нибудь в уголок и начать тихо всхлипывать, как в детстве, когда любая проблема кажется нерешаемой, или того хуже -- концом света.
   Но я то была уже не маленькая. Я же была взрослая девушка, которая могла при необходимости держать удар судьбы.
   - Правда?! - переспросила я. - Все так ужасно?
   - Хуже быть не может, - подтвердил Вольф, скрипя зубами. Меня оскорбили, но слуха не лишили.
   Я улыбнулась настолько широко насколько смогла так, что у меня даже скулы свело от напряжения.
   - Очень хорошо, - мурлыкнула, стараясь не переборщить с игрою, хотя внутри меня разливалась жаркая волна боли и дикого разочарования.
   - Что же тут хорошего? - вопрос не только прозвучал, но и возник в глазах мужчины.
   Я же отлепилась от косяка и медленной походкой от бедра миновала расстояние разделяющее нас с Вольфом. Все это время мужчина следил за мною взглядом голодного удава, готовящегося к прыжку. Он явно не понимал что я задумала, впрочем, я сама не понимала что делаю, действуя на одних лишь инстинктах. Я защищалась. Мне сделали больно и уже не в первый раз, а подобное простить не могла. Не здесь. Не сейчас. Не с этим мужчиной.
   Подошла вплотную к Вольфу, позволив вылезти практически полностью своей ауре из под защитного кокона, который я неустанно контролировала. Я буквально видела, чувствовала, как она заклубилась вокруг меня, будучи в восторге, что, наконец, получила свободу и ... по потянула невидимые руки к единственному живому, находящемуся в пешей доступности. Вольфу.
   А ручки у моей ауры были загребущие и шаловливые. Я посредством ее чувствовала, как невидимая длань поползла по груди мужчины, переместилась на плечо, скользнула по шее и забралась под волосы, начав перебирать пряди. Другая же задержалась, принявшись очерчивать круги по животу, а может где-то и в другом месте, я особо не прислушивалась к ощущениям. Третья, самая проказливая, обогнула мужчину и ухватила его за ягодицу...зубами. Не сильно, но вполне ощутимо, а кто в состоянии был прочувствовать прикосновения этого уровня восприятия не ошибся бы.
   - Тогда я очень рада, - произнесла, поднявшись на цыпочки и шепнув на ухо Вольфу, обдав мужчину жаром своего дыхания.
   - Чему? - хрипло поинтересовался Вольф, застыв каменным изваянием, словно он не ощущал как моя аура беззастенчиво его лапает, словно свою собственность.
   - Что меня посчитают парой, достойной такого взыскательного демона как ты, - я помедлила и продолжила. - А то я очень огорчусь.
   Мои губы приблизились к губам меченного и застыли буквально в миллиметре.
   - Не буду портить тебе настроение своим видом. Спасибо за подарок. Он был великолепен. Жаль, что тебе не понравился. Прощай, - я резко отстранилась, потянув за собой свою ауру. Она была недовольна. Очень. В отместку еще раз укусила Вольфа за задницу.- Благодарю за все доброе, что вынесла из нашего мимолетного знакомства.
   Надо отдать ему должное, он стерпел и даже не дернулся, словно пребывая в стазисе.
   Я же уверенной походкой, с прямой спиной направилась в сторону выхода, предварительно захватив чудом сохранившийся клатч вместе с телефоном, прекрасно слыша громкий выдох сквозь стиснутые зубы за спиной. Мне больше нечего было делать в этом номере.
   Я практически дотронулась до ручки на двери, когда мои руки были прижаты к телу силовым лассо, наброшенным с филигранной точностью, абсолютно беззвучно. Как оказалось, не я одна в состоянии использовать свои возможности.
   - Думаю, что ты слишком рано собралась уходить, - кому принадлежал, прозвучавший в тишине комнаты голос не стоило даже гадать.
   Резко обернувшись, я с вызовом посмотрела на Вольфа, не преминув высоко задрать подбородок.
   - Думаю, что мы все сказали друг другу, - милая улыбка змеи и мне была хорошо знакома, и использовалась в совершенстве.
   - Ошибаешься, волчица, - мне не понравилось как это было сказано.
   - Меня Лизетта зовут, если ты забыл. Но я не гордая, могу и напомнить. А теперь отпусти меня. Я уже давно должна быть в кроватке. Спать. Малолеткам самое время.
   Мой голос звенел не только от напряжения, но еще от дикой злости, что бушевала внутри, стремясь вырваться наружу, сдерживаемая лишь неимоверной силой воли.
   - Я сам буду принимать решения, - многозначительно произнес мужчина.
   - Своим детям будешь указывать, - помедлив, продолжила. - Если они у тебя будут. В чем я очень сильно сомневаюсь.
   Мой гнев был буквально осязаем.
   - А разве тебе не известно, что самые лучшие воспитатели это те, кто детей не имеют? - насмешливо поинтересовался мужчина, вальяжно приближаясь ко мне медленным шагом. Так двигаются только хищники.
   На меня сразу же повеяло опасностью, угрозой. Слишком обманчив был вид мужчины. С таким встретишься в темном месте -- испугаешься до икоты.
   - Некоторым они по определению не нужны. Испортят, - намекнула я на возможное отцовство в будущем моего собеседника и его провальную роль папочки.
   - Кто кого тут портить собирается? - внезапно раздался голос, не принадлежащий ни мне, ни Вольфу.
   В дверях стоял ... Жорж Расхи, тяжело взирая на меня и своего брата.
   Я вздрогнула от неожиданности. Подобного не ожидала даже в самом страшном сне. Оказаться в номере чужого мужчины, ночью, незамужней девушке -- что может быть хуже?
   А хуже - быть застуканной женихом в номере его родного брата, при этом спеленутой силой, в вечернем платье, в двусмысленной ситуации, с раскрасневшимся от гнева лицом.
   Мне сразу же вспомнились десятки примеров из художественной литературы, где главные героини попадали в похожие ситуации. Многие из них вели себя мудро, с достоинством объясняя, что не надо принимать поспешных решений и рубить сгоряча. И я решила последовать их примеру.
   Обмозговав все в долю секунды, выпалила:
   - Жорж, это не то, что тебе кажется. Все несколько иначе, - я посчитала, что все произнесла с достаточной долей уверенности, дабы передать ее своему жениху.
   Всем с давних пор известно, что демоны одни из самых вспыльчивых существ на планете, но я пребывала в святой уверенности, что мой жених относится к самым уравновешенным и непоколебимым. Его аура всегда излучала полное спокойствие и умиротворенность.
   - Конечно, дорогая, - улыбка зазмеилась по красиво очерченным губам. - Я сплю и вижу сладкий сон, - мужчина начал насвистывать, - где ты и я танцуем вальс бостон.
   С кошачьей грацией Жорж начал приближаться. Все это время Вольф, насторожившись, следил за братом.
   - Что ты тут делаешь? - меченый решил внести лепту в общий разговор.
   - Что я делаю? Что ты тут делаешь? В моем номере..., - от удивления мои глаза стали размером с два футбольных мяча. - Ах, да...ты сторожишь мою невесту, чтобы не убежала. Не так ли братец?
   - А куда я должен был ее привести? В родительский дом? Там же мама и папа, - логика мужчина меня тронула до глубины души.
   - Как мило, - глаза Жоржа начали подозрительно наливаться красным. Это еще не был гнев, но его предвестники несомненно. - Маму с папой пожалел, а почему же про меня не подумал? Неужели некогда было? Были слишком увлечены?- рокочущие нотки в голосе заставляли волоски на затылке шевелиться и пинать друг друга, грозя свалиться в обморок.
   - Жорж, ты все не так понял. Это случайность, - встряла я в разговор двух взрослых демонов, замерших друг против друга.
   Вольф так и не отпустил призрачное лассо, держа меня им до сих пор. Я же незаметно пыталась выпутаться не только из петли, но и из сложившейся ситуации.
   - А я и не сомневаюсь, - бросил на меня взгляд младший из демонов, - что это очередная попытка сорвать мою женитьбу, - угрожающе произнес мужчина.
   - Что ты тут несешь?- у Вольфа брови полезли на лоб. - Ты считаешь, что я не желаю твоей свадьбы? И с кем? С этой нестабильной? - все же меченный неприятный тип. Это я в очередной раз уяснила для себя.
   Была бы возможность обязательно стукнула по голове.
   - Не смей оскорблять мою невесту, - вместе со словами прилетел кулак Жоржа прямо брату в нос.
   Вот так запросто. Без предупреждения. Без рефери. Без адвокатов семьи. И даже без составления завещания на всякий пожарный случай. Жорж просто взял и звезданул Вольфу в глаз. Быстро и со вкусом.
   От удара меченый отлетел к стенке, ударился спиною. Практически рядом со мной. Я завизжала. Больше от того, что не успела увернуться, если бы мужчина падал на меня. Благо, что лассо он все же отпустил. На радостях от обретенной свободы я закусила кулак и в изумлении уставилась на своего жениха, не веря глазам своим. Мой Жорж не мог ударить. Это не он. Это другой мужчина.
   - Совсем сдурел? - зарычал Вольф, злобно зыркая на брата.
   - Тебе своих баб мало? Решил на мою позариться? Или тебе все что принадлежит мне покоя не дает?- ответным громом вторил Жорж, находясь в пограничной стадии превращения. - Надумал и тут отметиться?
   Кажется, помимо меня между братьями были разногласия. Я слышала, что когда-то давно один другому выбил зуб.
   - Эй, он ничего не сделал, - влезла, не подумав, в разговор двух мужчин. У Жоржа начали появляться призрачные рожки. Это был дурной знак, свидетельствующий о скором превращении. А демоны в истинной ипостаси были не в пример твердолобы и агрессивны.
   - Но хотел, - громогласно объявил мой жених, прежде чем кинуться на брата с явным желанием влепить еще один удар про меж рог.
   - Откуда ты знаешь? - двояко спросила я, не представляя как мой вопрос выглядит со стороны.
   Вот так бывает ляпнешь глупость, а потом приходится расхлебывать. И нет чтобы болтать подобное где-нибудь в дамской беседе, наоборот, слова оплошности вылезают в самый неподходящий момент.
   - Так все же хотел? - взревел Жорж, занося другой кулак, намереваясь еще раз зарядить меченному. Похоже, что все возможные доводы между братьями были давно исчерпаны и не действовали.
   - Кого? Ее? - Вольф пока не вступал в драку против моего жениха. Я отдала должное его выдержке. На месте сероглазого другой бы уже влепил по полной программе обидчику, хоть и родному. - Она не в моем вкусе,- мужчина скривился, будто лимон проглотил. Целиком.
   А вот это он зря сказал. Меня обуяла волна обиды.
   - Он в меня когти воткнул вот тут и тут, - я показала пальцами где находились еще недавно отметины, оставленные Вольфом. - Ни за что, - пожаловалась, отскакивая на приличное расстояние от меченного.- А ведь я ему ничего плохого не сделала. А он меня чуть не разорвал за то, что я переходила дорогу. У него совсем совести нет. Злыдень он и сатрап меченый.
   И как только вырвалось? Иногда я была ябедой. Тогда, когда мне это было необходимо, можно было не молчать, а рассказать обо всем случившимся чистую правду, умолчав о нежелательном.
   - Что?- у Жоржа стали проявляться крылья.- Как ты посмел?
   - Да она у тебя без царя в голове, да еще и не стабильная. Ты то хоть знаешь об этой особенности своей невесты? Оборачивается в волчицу при честном народе в любом месте, - а вот это он зря сказал. Сегодня могла только я жаловаться на судьбу. И него было тут всяким меченным рассказывать обо мне постыдные вещи.
   - А у него лысый ежик в зачаточном состоянии. Тоже мне мужик называется. И как только не стыдно показывать приличной девушке? - принялась я ябедничать. - Светил тут при мне. Позор.
   За нашей перепалкой неустанно следил мой жених, которому потребовались уточнения по ходу озвученного.
   - Правильно ли я понял, что Вольф светил своим...? - Жорж был не глуп и сразу понял о чем шла речь. Все же мой жених душка, такой умненький, не то, что некоторые. Это я подумала про его братца.
   - Правильно. Правильно, - поддакнула я. - Пугал меня. А ведь там пугать-то нечем,- продолжила сдавать меченного с потрохами, - Одни слезы. Улитка лысого ежика в зачаточном состоянии, а не хозяйство.
   Мой жених должен знать правду и не только про меня одну, но и про своего брата. Вот я и постаралась от души на скорую руку ввести Жоржа в курс дела. А то может быть он чего не ведает?
   И тут я услышала клокочущие звуки, доносившееся со стороны, где стоял Вольф. И перевела взгляд с Жоржа на меченного.
   Сориентировалась за долю секунды. Все же у оборотней, чья кровь забурлила во мне в самый неподходящий момент, реакция знатная. Пулей сорвалась с места и залетела за спину своему жениху, прячась от разъяренного демона с белесой прядью.
   И как только Вольф умудрился столь быстро трансформироваться? Даже крылья выпростал. Силен демоняка. Силен.
   Пожалуй, зря я упомянула про достоинство мужчины, чем нанесла ему психологическую травму, от которой он не скоро оправится. Но если посмотреть с другой стороны, не будь у Вольфа по этому поводу пунктика, он не стал бы так реагировать на мои глупые детские слова, а повел себя как взрослый мужчина.
   - Жорж, спасай, а иначе в седьмой раз останешься без невесты,- пропищала я, хватая демона сзади за торс и пытаясь прикрыться от другого демона. И почему Жорж такой неповоротливый?
   Хорошо хоть у жениха размеры ничуть не уступали его брату, и мне было куда спрятаться. И как только каблуки не переломала?
   - Да такую невесту давить надо, как вонючего клопа!- громыхал Вольф, набрасываясь на Жоржа диким ястребом.
   - Моя невеста, что хочу то и делаю. Хочу давлю, хочу защищаю,- вот это мужик. Вот это я понимаю.
   Я прямо таки возгордилась своим женихом. Душечка Жорж.
   - Стукни его. Стукни, - завизжала, когда почувствовала, что мои дела плохи, принявшись подзуживать Жоржа. - Он меня голой заставлял ходить. Одеваться на давал.
   Двойной рык был мне ответом.
   - Я тебе восьмую найду. Только удави, - рычал Вольф, кидаясь на Жоржа. - А иначе я за себе не ручаюсь,- меченный рвал и метал, сыпля тычками брату.
   Я не единожды присутствовала на подпольных боях, запрещенных законом и карающихся огромным штрафом. Участники и устроители подобного беспредела могли даже угодить за решетку, но подобное развлечение все равно цвело махровым цветом. Уж больно желающих посмотреть и пощекотать нервы было предостаточно. Я не обошла стороною незаконные бои, хотя и не любили их, но несколько раз присутствовала. Так вот схватка между братьями не шла ни в какое сравнение с тем, что я видела. Там было мало показухи, но много крови, боли, вплоть до смерти, а здесь же скорее рисовки. Или же мне так показалось? Может быть братья просто владели другой техникой боя, не известной мне. Стоило задуматься.
   - А мне эта нравится. Она милая,- мой Жорж просто прелесть. После схватки обязательно его расцелую. Заслужил, красавчик.
   - Какая же она милая? Страшная и масластая,- у-у-у, пятнистый, подожди. Устрою я тебе райскую жизнь, сладкий мой будущий родственничек, еще кровавыми слезами умоешься, демонюга рогатый.
   - Не тебе решать. Свою заимей. А мою не трогай, - вот это слова не мальчика, но мужа. Жорж вырос в моих глазах еще на один пункт. Все же я не зря дала согласие на помолвку.
   Упс. Моему Жоржику прилетело в ухо от Вольфа. Что-то мальчики не на шутку разошлись. И я уже присутствовала не на милой потасовке двух любящих братьев, а на настоящем побоище. И если вначале мужчины упражнялись в ловкости в середине комнаты, то теперь стали осваивать все пространство, параллельно круша мебель и обдирая стены. Я от греха подальше отбежала в сторону и забилась в самый дальний угол, выискивая пути отступления с поля боя, чувствуя, что они мне скоро понадобятся. У мужчин проснулась второе дыхание и боевой азарт доказать у кого крепче рога. В данный момент они именно ими и сцепились, бодая друг друга как два буйвола, даром что крылатые.
   - Е-мое. Искры полетели. Вот это удар. Дай ему. Дай,- воскликнула я после очередного красивого апперкота, проведенного Жоржем. Все же мой будущий муж настоящий боец. Красава.
   - А-а, - мне стало дурно. Это Жорж пропустил удар Вольфа по печени. Вот гад этот Расхи. А может у моего жениха в детстве желтуха была? Ему же нельзя туда бить. Тьфу. Я забыла, что Жорж демон, а не человек. У демонов не бывает человеческих болезней. Или бывает? Надо будет обязательно погуглить цепляются ли людские заразы к нам.
   Напряжение нарастало, мужчины вознамерились доказать друг другу у кого не только рога тверже, но и когти длиннее, а размах крыльев больше. В меня полетела лампочка от светильника, а он сам бабахнулся о стену рядышком, разлетевшись на семь составных частей. Я считала. Лампочку я поймала и не допустила разлетания мельчайших стеклянных осколков по всему номеру.
   Громко упал стул. Кажется, в ход пошла более тяжелая артиллерия в виде составной части интерьера комнаты. Стул выдержал удар, но по одной из ножек зазмеилась маленькая трещинка. С моего места она была хорошо видна.
   Минус один.
   В комнате было всего два стула, значит в живых остался только один.
   Нет.
   Ошибочка вышла. Подбитый стул оказался не в пример прочнее своего собрата. Второй не стал в ряды выигравших в знаменательной битве меж двух озверевших братьев. Стул почил смертью храбрых, разломившись натрое.
   Спи спокойно шедевр деревянного искусства второй половины нашего столетия.
   - Мальчики, - произнесла, чтобы привлечь к себе внимание. - Мальчики?! Эй?! Вы меня слышите? - погромче окликнула дерущихся.
   Искрами и не только из глаз засыпало все свободное пространство комнаты, превращающейся в место побоища двух мастадонтов, владеющих кучей приемов, способных стереть простого смертного в порошок. Я затруднялась отдать кому-нибудь из братьев пальму первенства. Оба были хороши. Умелы. Спортивны. Злы. Последнее мне нравилось все меньше и меньше.
   Рев двух раззадоренных донельзя демонов действовал на уши. Можно было бы звук немного приглушить, вот только я не знала как. Спросить у дерущихся опасалась.
   - Мальчики?! Жорж, Вольф?! Ау?! Может быть хватит? Я уже слышу треск рогов. Вдруг сломаете. Пластика нынче не практикуется, - постаралась я вразумить озлобленных демонов.
   Вот только все было тщетно. Разве меня слышали в пылу сражения? Ясное дело, что подойти ближе и разнять двух драчунов я побоялась. Еще зашибут. А я маленькая, мне жить еще долго. Следовало что-то придумать и причем срочно, а иначе от гостиницы камня на камне не останется. Я уже слышала как осторожно стучали в дверь и просили прекратить громить комнату, а за дверью собралась порядочная толпа, правда, никто не решался войти, дабы не попасть под раздачу.
   И тут мой взгляд упал на коробочку противопожарной сигнализации. Эврика, вскричала я, понимая, что нашла решение проблемы. Я не стала заморачиваться поиском спичек или зажигалки, а собрав в маленький комочек силу, что есть сил чиркнула ею о ноготь большого пальца, как меня учил папочка. Фокус удался с первого раза. Видимо слишком переволновалась. Обычно приходилось совершать гораздо больше попыток. Все же удача была на моей стороне. Я подбросила комочек прямиком в сторону противопожарной сигнализации. Пока он летел, то затух, но чадить от этого не перестал, попав прямиком в окошко коробочки.
   Взвыла сирена.
   С потолка обрушился шквал воды.
   До меня начали долетать брызги, это демоны, дери их черт за ногу, продолжили, как скаженные, наносить друг другу удары. Сумасшедшие. Им даже вода была не помехой и не могла охладить пыл. На полу уже образовалась приличная лужа, наступая на которую поднимались веера из прозрачных искрящихся капель, на миг зависающих в воздухе и потом стремительно падающих вниз. Красиво, чего бы не говорили. Я даже залюбовалась игрой света, тени и дерущихся мужчин. До меня доносилось тяжелое дыхание бойцов, сдавленные ругательства, когда в очередной раз кто-то кого-то чрезмерно сильно задел. Скоро от прекрасного номера останутся лишь одни воспоминания. Я даже вздохнула, представляя в какую сумму выльется ремонт помещения. А демоны все рубились и рубились. Стальные мышцы перекатывались под кожей, блестящей в неярком свете. Я бы даже не знала на кого из братьев поставить. Оба хороши. Сильны. Мощны. Сноровисты. Жалко таких терять. Надо было что-то делать.
   Они так поубивают друг друга. А мне это надо? Конечно же, нет. Еще потом отчитывайся перед родственниками. Матильда меня уроет и даже не передаст родителям куда присылать цветочки. Вот уж достанется мне свекровь. Я еще раз вздохнула.
   Раз холодный душ не смог успокоить двух разбушевавшихся демонов, то я решила использовать другой способ.
   Достала свой телефон и принялась щелкать дерущихся мужчин на камеру. То с одного бока забежала и сфотографировала, то с другого.
   - Вот. Классно. Супер, - я продолжала держаться на расстоянии и озарять помещение вспышкой. Кадры выходили просто на загляденье, а мужчины на них брутальными самцами, от взгляда на которых вскипала кровь и сердце билось во сто крат сильнее.- Девицы слюной подавятся.
   Первым не выдержал Вольф.
   - Что ты делаешь, маленькая мерзавка? - прохрипел мужчина и в этот момент от Жоржа прилетел хук справа.
   - Снимаю вас для истории, чтобы потом слить на ютубе или еще где. Вы такие красавчики, - я пропустила мимо ушей проскочившее в мой адрес оскорбление.- Я на вас такие деньги заработаю, что просто вах.
   - Не смей, - зашипел демон, уворачиваясь от удара.
   - А вот хрен тебе, - продолжила свое занятие.
   - Скажи своей дуре невесте, чтобы прекратила заниматься фигней, - Вольф все никак не мог успокоиться, продолжая меня воспитывать.
   - Сам и скажи, - оскалился Жорж, проводя апперкот слева.
   - Дебил, она же и тебя сольет, - меченый был сама разумность.
   - А вот фигушки, она не посмеет, - мой жених лучился уверенностью.
   - Если не прекратите дурачиться сию секунду, то мне никто не указ, - и я сделала еще целую серию снимков с нижнего ракурса. - Вы больше крылья раскройте, а то какие-то они у вас жалкие, пожухлые. Вы вроде мужики ого-го, а причиндалы у вас хилые.
   Вольф взревел и бросил мутузить Жоржа, собираясь кинуться на меня.
   - Опять тебе мои причиндалы поперек горла встали? Все же убью.
   - Мамочки! Жоржик, миленький! Спасай!- завопила я, кинувшись к окну, одним движением сметая в сторону портьеры, собираясь удрать через этот выход, ибо из комнаты через дверь мне было выйти не судьба.- Седьмая погибнет во цвете лет. А я у мамы с папой одна-одинешенька, - и заголосила во весь голос, пока открывала окно. - Учтите, моя смерть будет на вашей совести. Не поминайте лихом.
   - Прыгай, детка, - радостно заорал Вольф, улыбаясь звериным оскалом. - Да пребудет с тобой сила. Пусть восторжествует справедливость. Всевышний все же существует, - вопил мужчина.
   Рогатый демон с белесой прядью про меж рог принялся надвигаться на меня с угрожающим видом. В его глазах я прочла решимость. Кажется, я была не права, пожелав растащить дерущихся по разные стороны импровизированного ринга. В живых должен был остаться только один. И желательно чтобы этим одним был мой жених.
   - Жорж, - пискнула я, естественно, не собираясь никуда прыгать. - Ты моя последняя надежда.
   - Нет у тебя никакой надежды. Ты в моей власти, - перед лицом возникли два светящихся каким-то диким исступлением красных глаза. Ничего другого в Вольфе я не видела. Впрочем, как и не видела, что Жорж изо всех сил пытался оттянуть старшего брата от меня, но по всей видимости меченный был слишком зол, а, может быть, чрезмерно рад представившейся возможности расквитаться со мной маленькой и несчастненькой.
   Вся моя недолгая жизнь пронеслась перед внутренним взором, потому как упасть с десятого этажа и при этом выжить даже мне полудемонице - полуоборотню было не реально. Летать же я могла с таким же успехом, как и оборачиваться. То есть через пень колоду плохо. Вероятность удачного исхода в геометрической прогрессии приближалась к нулю.
   И вот уже на месте окна зиял огромный проем. Это Вольф силой уничтожил стекло. Какая же я была глупая, что подсказала ему способ от меня избавиться.
   Будучи на волосок от смерти, мне на память пришло видение, как я маленькая жмусь в уголок, пытаясь отбиться от огромных свирепых псов, пытающихся меня сожрать. Я тогда еще малышкой была и впервые обернулась, а взрослых никого рядом не было, но зато были дикие собаки каким-то случаем пробравшиеся в наш сад и чуть меня не загрызшие. С тех пор у меня и появились проблемы с переходом из одного состояния в другое. О том случае я никому не рассказывала. Вначале, была слишком мала, а потом было слишком стыдно.
   И так мне себя жалко стало, что сжалась в комочек, как тогда, в прошлом, и заплакала, принявшись тоненько всхлипывать.
   А еще я закрылась руками, чтобы не видеть одного злющего демоняку, что нависал надо мной, желая растереть в порошок.
   - Одна. Опять одна. И некому мне помочь. Злые. Злые. Какие же вы злые. Не надо меня кусать. Не надо...
   - Больно нужно. Еще отравлюсь,- услышала сквозь собственный плач.
   - Зубы острые. Злые. Глаза бешеные нечеловеческие, - раскачивалась я, закрыв себя руками.
   - Жорж, о чем это она? Я же не кусаюсь. Забодать могу. Ну это так... Ради красного словца.
   - Отойди, прочь. Неужели не видишь, что она в бреду. Я сказал отойди. Дай девочке нормально вздохнуть.
   - Какая-то она нервная у тебя. Честное слово. Я не хотел. Я не специально. Просто попугать. Это же весело. Видеть. Она такая непосредственная. Живая.
   - Придурок. Ты что с ней сделал? Пугальщик. Она вся дрожит. Я тебя убью. Вот только приведу девочку в чувства.
   - Может не надо? Я уже устал под..., - дальше я не расслышала, отключившись.
   Меня куда-то волокли, растягивали, гладили, что-то шептали. Для чего? Зачем? Почему? А кто его знает?
   - Алле? Мадам Жени. Это Жорж. Не волнуйтесь, все с Лизеттой в порядке. Она немного задержится. Сколько? Недолго. До утра. Может дольше. Да. Хорошая девочка. Я знаю. Под мою ответственность. Да. Знаю. Обязан буду жениться. Да. Да. Так я и не отказываюсь. Нет. Не волнуйтесь. Не надо увеличивать приданное. Достаточно. Не откажусь.
   Слова. Слова. Слова. Кто-то шептал. Звал какую-то Лизетту. Интересно, а кто это? А еще ругался. Сам с собой. Всякими плохими словами. Мудак. Придурок. Идиот. Были и еще хуже. Обиднее точно. Те, что низводили обличаемого до уровня амебы, спаренной с тараканом и изнасилованной носорогом через дыхательную систему какого-то беспозвоночного животного.
   Разве такие бывают?
   Страшные создания.

***

   Утро добрым не бывает.
   А вот и неправда. Еще как бывает. Мое утро было просто великолепным. Чувствовала себя просто супер. Выспалась, как никогда. Ощущение защищенности сквозило в каждой моей клеточке. Моя аура была спокойна. Давно я не чувствовала ее в столь приподнятом настроении. Надо же. Я потянулась, даже не открывая глаз.
   Моя рука въехала во что-то мягкое, а следом раздалось недовольное бурчание.
   Я резко открыла глаза и повернула голову в сторону неясного звука. Рядом со мной лежал мой жених.
   - Хромоногая самка богомола, - вскричала я, пугая не только себя криком. - Сейчас мама придет. И тогда всем кранты. Тебе уходить пора.
   Я толкнула Жоржа в бок, стараясь разбудить.
   - Вставай. Срочно. Если Жени появится раньше, чем ты уйдешь, то от тебя останутся одни рожки да ножки, - я не на шутку испугалась за жениха. Мне уже виделось, что мама трансформируется, а прибежавший на шум папа вытаскивает за волосы Жоржа из моей постели, а я ничем не могу помочь, потому как против мамы с папиной поддержкой идти смерти подобно. Ибо это стопроцентное убийство.
   - Да что же ты за крикливая такая? Никакого от тебя покоя, - раздалось с другой стороны.
   Я резко повернула голову в противоположную от Жоржа сторону и увидела... полуголого Вольфа, заслоняющегося рукой от бьющего в окно солнечного света.
   - Какого... ты делаешь в моей постели? - вскричала, судорожно прижимая к себе одеяло, не замечая, что до сих пор облачена в вечернее платье.
   - А где мне спать? Если диванчик короткий и у меня на нем шея затекает, - раздалось со стороны Жоржа.
   Обернувшись к нему, я вздохнула и постаралась сделать свой голос не таким резким. Грубить жениху совершенно не хотелось, а то еще не правильно поймет и потом доказывай, что я не протухший лук. Мне за него еще замуж выходить надо. А вдруг передумает?
   - Я не у тебя спрашивала, - посильнее прижала одеяло к груди, совершенно не думая, что со спины все равно прекрасно видно в чем я одета.
   - А у кого? - черные глаза распахнулись и уставились на меня вопросительно.
   - У Вольфа,- повела я плечами и вздохнула, ожидая ответа.
   - У какого Вольфа? - мужчина взметнулся на постели, чтобы в следующую секунду зарычать, как бешеный лев во время случки.
   - Какого хрена ты делаешь в моей кровати? - я вздрогнула и отшатнулась, если бы могла. Жорж никогда со мной не был груб и я подобного не ожидала в свой адрес.
   - А я откуда знаю? Я, вообще, сюда не ложилась и как тут оказалась не знаю, - мне хватило ума догадаться, что я не у себя дома, а совершенно в другом месте. Где именно мне еще требовалось выяснить. Позже.
   - Да я не тебя спрашиваю, а его, - взревел Жорж, указывая пальцем за мою спину.
   Упс. Кажется, и он не знал причину появления братца со мною рядом, да еще в таком фривольном виде, впрочем, и сам женишок не был в смокинге и при бабочке.
   - И ты туда же. Чего орать? И почему вам не спится как всем нормальным людям на зорьке? - сквозь стиснутые зубы вопрошал Вольф, желая смежить как можно сильнее веки. Мужчина явно не желал покидать царство Морфея, надеясь урвать еще маленький клочочек счастья в виде нескольких минут блаженного сна. Вот только его мечтам было не суждено сбыться. Тяжелый каток реальности прокатился по его хрупким надеждам, растоптав.
   - Что ты делаешь рядом с Лизеттой? - проревел Жорж. И как только не схватил меня в охапку? С него станется. Я не сомневалась.
   - Если тебе был диванчик коротким, то мне кресло совсем не в пору оказалось, - пояснил причину, заставившую меченного оказаться с моего одного бока. - Оно, понимаешь ли, совсем кургузое и мне совершенно не по размеру, а другой кровати тут не наблюдалось. Не на пол же мне ложиться. Я же не оборотень, а как никак демон.
   Очень мило. Я спала с двумя мужчинами. Не дай всевышний кто узнает и что мне тогда делать? Это же позор. Сто процентное распутство.
   А если узнает мама, то не сносить мне моей головушки. И я в очередной раз простилась с жизнью. Хоть заказывай через магазин на диване маленькую гильотину домашнего использования, чтобы сразу и наверняка.
   - Мамочка, - вырвалось из меня. Я закусила кулачок, в ужасе смотря перед собой.
   - Она в курсе, - сообщил мне Жорж, отчего я замерла соляной статуей.
   - Хочешь сказать, что она одобрила мою ночевку с двумя мужчинами? - я была шокирована до глубины души. Как моя мама, моя блюстительница нравов могла позволить мне ночевать с совершенно незнакомыми людьми, ну и пусть что они демоны. Это ничего не меняет. Капец. Мир сошел с ума.
   - Нет, конечно. Мы поехали смотреть на шоу ночных мотыльков.
   - А почему не сразу на шоу танцующих тушканчиков? - вырвалось у меня прежде, чем я смогла прикусить язык.
   Однажды мне Вольга, моя самая что ни на есть лучшая подружка, рассказала о его существовании. А она узнала от своего троюродного брата. Мол, это какое-то скандальное шоу, куда не достать билетов, но толком брат ей ни о чем не рассказывал, заявив, что сестричка еще маленькая, чтобы знать такие вещи. Ей стало известно только лишь то, что на шоу допускаются совершеннолетние представители разных рас и вход туда осуществляется по пригласительным жетонам. На тот момент мы с подружкой не могли похвастаться достижением нужного возраста, а потому приобретение пропусков отложили до лучших времен. Однако идею попасть на закрытый показ так и не оставили.
   - Ничего себе, куда твоя невеста уши навострила, - присвистнул Вольф.- А ты точно уверен, что она тебе кого-нибудь не припрет в подоле в первую брачную ночь? - с сомнением произнес меченый.
   О чем это он? Что за странные намеки по поводу моей добродетели? Я честная девушка и до свадьбы ни-ни и ни с кем. У меня даже все мягкие игрушки, что допущены спать со мною в одной кровати лишь женского рода. Зайка -- Марийка, кошка -- Картошка, лиска -- Алиска, мышка -- Аришка.
   Мама меня правильно воспитывала с самого детства, подбирая партнерш для сна. Бегемотик по имени Ашотик имел место дислокации только лишь в игральной комнате, вместе с волчком -- Серым бочком и мишкой -- Мартышкой. Вернее медведя звали Мартын, но я его всегда звала ласково -- Мартином или Мартышкой.
   - Уверен, - сказал, как припечатал Жорж. Его авторитет в моих глазах сразу же вырос. Вот это я понимаю -- мужчина. А не то что всякие тут старшенькие, вечно во всем сомневающиеся. Небось ему с пеленок в кровать куклу Барби подкладывали, чтобы привыкал сызмальства.
   - Вы тут побеседуйте, мальчики, а мне надо ... по делам, - взбунтовавшийся мочевой пузырь заявлял о своем присутствии в моем организме и недвусмысленно сигналил о необходимости облегчиться.
   Я решила закутаться в одеяло, чтобы не смущать мужчин и шустрым зайчиком запрыгала на попе к изножью кровати, таща за собой то, во что собралась закуклиться. Девушкой я всегда была шустрой, а потому мальчики даже глазом не сумели моргнуть как... оказались не укрыты.
   - Эй...
   - Ты куда? - понеслось мне вслед.
   Я повернулась чтобы узнать, чем вызвано недовольство двух демонов волею судьбы оказавшихся в моей постели, как наткнулась взглядом вначале на один пик, выпирающий из забавных плавок с губкой Бобом, засмущавшись, перевела вздор чуть в сторону и воззрилась на другой пик, оттопыривающий серые боксеры с подписями знаменитостей кинематографа.
   И это они скрывают в брюках? Какой кошмар. Я то думала у мужчин нет воображения и они предпочитают однотонное белье, а у них вон как все запущено.
   - Офигеть, и как вы с эти только живете? Так же ни одних трусов не напасешься, - не подумав, ляпнула я тыча пальчиком в пространство.- Они же все в дырках будут, если у вас такое каждое утро случается.
   Вольф оказался шустрее, все же первенец, как-никак, прокрутился вокруг своей оси и плюхнулся на живот, заметно сморщившись. Неужели что-то прищемил? Надеюсь, не сильно.
   А вот Жорж оказался умнее и просто прикрыл свой пик моей подушкой, что еще недавно лежала у меня под головой. Больше я на нее ни в жизнь головой не лягу. Честное слово.
   - После твоих комментариев чувствую, что буду избавлен от этой напасти раз и навсегда, а то и от всех остальных, - многозначительно произнес Вольф, загадочно скалясь, словно я должна проникнуть в его мысли и понять о чем это он мне пытается сказать.
   - Как хорошо, что я девочка, у меня только одни соски дыбом от холода становятся, да и их в бюстгальтере практически не видно, - задумчиво протянула я, думая о своем, о женском.
   В комнате послышался поросячий хрюк и демонский рык. Это Вольф пытался задушить на корню свой смех, в то время как Жорж вгрызался в собственный кулак.
   - Тю, - воскликнула я. - Да что же вы за чудики такие? Реагируете как-то странно на обыкновенные слова. Можно подумать я вам про мышь дохлую в холодильнике, повешенной за шею, стала рассказывать или про дохлую жабу, спрятанную в тумбочке.
   Я непонимающе посмотрела на мужчин, давящихся непонятно по какому поводу, покачала головой и отправилась туда, куда направлялась.
   Сделав свое грязное дело, умывшись, почистив зубы, расчесав волосы и освежившись в целом я решила вернуться в гостиничный номер. У меня неприятно сосало под ложечкой, поскольку я чувствовала, что дома меня ждал разгон от горячо любимой мамочки.
   - Так, мальчики, - воскликнула я сразу же с порога. - Вызовите мне такси. Покидаю я вас, - командным тоном сообщила я на радостях, что мое приключение в скором времени закончится.
   Мужчины стояли ко мне спиной, будучи уже полностью одетыми, и что-то рассматривали через окно. Внимательно так смотрели. Неужели изучали кристаллическую решетку стекла? С них станется.
   - Иди сюда, - позвал меня Жорж и поманил к себе рукой.
   Неужели и мне придется постигать тайны начинающих стеклодувов, подумала я, но просьбу тем не менее выполнила, приблизившись к мужчине. Правда, стараясь держаться от Вольфа как можно дальше. Ну не внушал он мне доверия. Как ни крути.
   - И что я должна увидеть? - непонимающе произнесла в ответ.
   - Ничего не замечаешь? - подал голос Вольф.
   - Вижу, что стекло грязное. Запыленное. Давно не мытое. Видимо здесь на мойке окон экономят. А вот тут муха проползла по стеклу. Хотя, нет. Мух. Если судить по экскрементам, оставленным на окне.
   Я поскребла пальчиком по стеклу, понюхала и выдала.
   - Точно мух, только от мужиков таким не свеженьким пахнет, - сделала я заключение, ожидая похвалы, если не со стороны Вольфа, то со стороны своего жениха.
   - Да не туда смотри, дуреха. И хватит уже облизывать стекло. Твоя слюна настолько ядовита, что прожжет дырень в окне размером с кулак, а то и больше, - опрокинул меня с небес на землю поганец Вольф. - Вниз смотри.
   Жорж о чем-то внимательно слушал в трубке телефона, а потому внимания на нас практически не обращал.
   Я взяла и посмотрела куда мне сказали.
   Внизу, возле входа в гостиницу стояло множество машин, какие-то микроавтобусы с тарелками на крыше, толпились какие-то люди. Одни людишки бегали за другими, потом возвращались к выходу, ожидали других, потом история повторялась. Сверкали вспышки.
   - Сегодня Рождество? - осторожно спросила я, вспоминая какой сегодня день. - Вроде бы нет. Даже не День всех святых. Не день города это точно, он был всего пару недель назад. Тогда что? По какому поводу сборище?- принялась я гадать, рассматривая открывающуюся панораму.
   - Это тебя ждут.
   - Не понял. Вернее, не поняла, - я икнула от неожиданности.- С какой стати? Я же не звезда экрана, даже не певица или модель.
   Хотя со своими талантами я бы преуспела в любых направлениях.
   - Со всех сторон? - спросил Жорж невидимого собеседника. - А черный ход? И в его районе был замечен подозрительный человек? Странно. И кто же нас сдал? Не знаешь? И я не знаю. Хочешь сказать нам отсюда не выбраться? Не очень веселенькая картина. Что ты можешь мне предложить? - мужчина замолчал, поглядывая на меня. - Только это? Ты понимаешь, что добиться разрешения на посадку вертолета на не оборудованную площадку практически нереально? Понимаешь? Вот и отлично. Тебе и карты в руки. У нас инициатива наказуема. Действуй, но вытащи нас отсюда. Я в тебя верю. Все. До связи.
   - Ну что там? - деловито поинтересовался Вольф у брата.
   Мужчины теперь общались без каких-либо условностей, обид, словно еще недавно не пытались друг друга сравнять с землей, вернее, закатать под землю. Странные все же они создания. Не понимаю я их.
   - Игор сказал, что сегодня рано утром во все средства массовой информации более-менее значимые и крупные поступили анонимные звонки, в которых неизвестный, а определить кто это был мужчина или женщина по голосу невозможно, сообщил, что предполагаемая невеста Жоржа Расхи, то есть ты, - мужчина указал на меня, - находится в гостинице в одной комнате не только со своим женихом, но и его, пропавшим на долгое время, братом. Чем они там занимаются неизвестно. Но при должном воображении можно догадаться. И теперь эта новость стала самой громкой сенсацией дня. Эти шакалы, папарацци, учуяв крупную дичь, собрались будто стервятники по всему периметру здания. Они караулят буквально везде, начиная от улицы, как вы видите, и заканчивая лестницами черного хода.
   - То есть нам отсюда не выбраться незамеченными? - уточнила я, обхватывая себя руками. - И я стану всеобщим посмешищем, отчего не смогу появиться в приличном обществе.
   - Хватит ныть, - резко одернул меня Вольф. - Не все так плохо, как тебе кажется. Есть две задачи: первая - выбраться отсюда так, чтобы нас никто не увидел и вторая, это найти того засранца, что мастерски подставил. Что в первом, что во втором случае задачи вполне решаемые. Думаю, что вопрос времени.
   - Я не ною, - плаксиво произнесла я, рисуя в своем воображении страшную картину позора. Мамочка этого не переживет. Это же надо же было так опростоволоситься, чтобы вляпаться в патовую ситуацию. - Неужели нельзя было снять несколько номеров? Чай не бедный, не разорился бы. Я бы деньги отдала, - набросилась я на Вольфа, словно Жорж не принимал участие во всей этой авантюре.
   - Умная, да? А что же ты, раз такая умная закатывала нам тут истерики чуть ли не до самого утра? Нянчились с тобой как с маленьким ребенком. То в истерику впадала.... то опять впадала в истерику. Думаешь нам с тобой было легко, когда не знали что делать.
   - Надо было меня приласкать, - буркнула я, понимая, что зря на мужчину накинулась.
   - Отшлепать тебя надо было, а не приласкать. Уж мы то тебя ласкали, ласкали. Сил нет,- продолжил он жаловаться на жизнь.
   - Ах, - округлились мои глаза до размеров шариков для тенниса. - И ты меня ласкал?
   - Больно надо. Вон Жорж успокаивал, да по головке гладил, а я все больше компрессы на лоб ставил, да салфетки менял, - пожаловался меченый.
   - Какие же вы у меня заботливые, - обняла я мужчин с двух сторон.
   - Только не это, - Вольф отшатнулся от меня, как от прокаженной. - Не надо меня трогать. А то от твоих щипков у меня все руки болят. Я на ринге получал меньше увечий, чем с тобою.
   Я в недоумении воззрилась на мужчину.
   - Что я делала? - уточнила на всякий случай, если вдруг неправильно все поняла. Мне показалось, что ослышалась.
   - Щипала меня как гусыня, стоило только оказаться в поле твоей видимости. Ты там у матушки спроси. Точно ты полудемон, а то может быть папаша у тебя был гусаком или индюком, - на полном серьезе поинтересовался у меня Вольф.
   - Я не помню, - растерянно произнесла в ответ и прижала руки к щекам, которые сразу же раскраснелись донельзя. На мне можно было яичницу жарить, настолько сильно я стала пунцовой.
   - Ясное дело -- не помнишь. И часто с тобой такие припадки случаются? - последний вопрос мужчины мне совершенно не понравился. Мне показалось, что он специально решил все разнюхать про меня, чтобы потом использовать данную информацию против меня же.
   - Первый раз, - с честными глазами ответила я. - Вы же и довели.
   - Жорж, брат мой, вот скажи откуда ты ее выудил? Неужели менее занудной невесты не нашлось? - в каком-то исступлении произнес Вольф, обращаясь к демону, задумавшимся над решением чего-то важного.
   Я заметила, что у Жоржа едва шевелятся губы, словно он сам собой ведет диалог, споря и не соглашаясь.
   - Непорочные перевелись, - походя ответил мужчина, останавливаясь у небольшого столика, похожего на журнальный, но только выше.
   - А для тебя это так принципиально, может быть ну ее, эту непорочность. В женщине это не главное, - мне захотелось возмутиться по поводу заявления Жоржа, но я вовремя прикусила язычок, желая узнать что же ответит мой жених.
   - А еще у Лизетты очаровательные ямочки на щеках, - мой жених, как истинный джентльмен ушел от неудобного вопроса в сторону. Я мысленно подняла большой палец вверх, показывая тем самым свое одобрение.
   - И только, - разочарованно произнес Вольф, поглядывая вниз, где как муравьи сновали шакалы пера, которым стоит только попасться в лапы -- разорвут на части.
   - А тебе что? Мало? - не выдержала. Я давно уже поняла, что защищать себя придется в этой жизни самой, а то пока дождешься помощи со стороны, то можно состариться.
   - Жорж, у Лизетты склочный характер. Зачем она тебе нужна?- Вольф продолжал допытываться.
   - Чтобы ты спросил, - огрызнулся мужчина, ему явно не нравились реплики бросаемые в мой адрес, потому как они ставили под сомнение его, Жоржа, выбор.
   - Слушай, - не унимался старший, - а что случилось с первой невестой?- Вольф был въедлив как ржавчина.
   - С Иванной что ли? - переспросил меченного брат. Он в это время что-то набирал на смартфоне. Похоже, что шифровался от нас.
   - Да. Расскажи. Мне тоже интересно, - решила и я вставить свой грошик. Тема, конечно, интересная, тем более когда ответы готовы сорваться с уст непосредственного участника тех событий.
   - А ей дорогу кошка перебежала, - отмахнулся мужчина.
   - Что? Прямо так перебежала? - я как-то не верила, что из-за подобного могла расстроиться свадьба.
   - Брат, ты что-то не договариваешь, - Вольф откуда-то выудил зеленое яблоко и приготовился его надкусить, но предварительно решил поразглядывать. И откуда он только его взял?
   - Так кошка была черной, - мой жених параллельно решал какаю-то задачу, через раз отвлекаясь на нас с Вольфом. Мы были чем-то вроде надоедливых жуков, жужжащих над ухом серьезного мужчины, думающего за нас всех.
   - Но это же не повод, - воскликнула я, размышляя о ничтожности повода для отказа для женитьбы.
   - Одна может быть и не повод, но вот пятнадцать..., - сработал телефон, сообщая, что Жоржа кто-то желает слышать.
   - Да. Я. Ну, что там? Нашел вертолет? Здорово. На всех? Да. Потому и спрашиваю. Знаю, ты такой шутник, что можешь отыскать двухместный, в который мы втроем никак не поместимся. Да я еще помню тех червей, что ты заставлял меня разрезать вдоль ножницами. Да. Я злопамятный. Ага. Такой. Все помню и неважно сколько времени прошло. Такое забыть нельзя. Так что там с вертолетом? Все в порядке. Отлично. Но как ты собираешься провернуть это незаметно. Что, правда? Ты с ума сошел. Я понимаю, это выход, но не такой же. Я тебя боюсь, - засмеялся Жорж, прерывая связь.
   - Кого ты так? - Вольф был не меньше меня любознателен, но между нами существовала огромная разница. Он мог спросить у брата как дела, а я нет. Ну, или почти нет.
   - Игора. Он решил на соседнем здании развести костер. Мне уже страшно становится, зная какие у меня родственники рядом ходят, - острый взгляд был направлен в мою сторону.
   А я, может быть, никому не подсказывала. Может быть, Игор сам додумался до точь-в-точь такой же идеи как и я. Может быть он повторюха-муха, видимо в школе был двоечником и всегда списывал у соседей. Вот и решил, что у меня можно спереть идею.
   - Костер?!- я была не на шутку шокирована.
   - Ага, чтобы спасатели прилетели, вот они нас под шумок и заберут.
   - Весело.
   - Не то слово. А другого способа нет? - мне как-то не нравилась идея Игора, слишком она была безумна.
   - Можешь пойти через главный вход. Не забудь только глазки подкрасить и изобразить на глазах очки панды, будто ты всю ночь плакала, а не чем зря занималась с мужчинами, - языком Вольфа можно было бриться по утрам.
   - Ну, что ты на девочку накинулся? - все же Жорж был мой кумир.- Кончай уже.
   - Защитник выискался, - огрызнулся меченый. - Ты лучше бы невест своих лучше сторожил, глядишь, не пришлось бы связываться с этой, - он кивнул в мою сторону.
   Тут я уже не выдержала и, скатав между пальцами маленький шарик силы, запустила Вольфу прямо в нос, правда, в самый последний момент мужчина повернул голову и сгусток влетел ему прямо в ухо. Сероглазый взвился на месте, охнул, сузил глаза и ... ответил мне тем же. Вот только мужчина не промахнулся, а припечатал как раз между бровей.
   Больно мне не было, скорее неприятно и обидно, на то как сразу же мужчина сориентировался удивило и огорчило. Естественно, что оставить все просто так я не могла. Моя душа требовала отмщения. Я тут же создала еще один сгусток силы, стараясь скатать его как можно сильнее и плотнее, чтобы этот шарик уж точно влепить туда, куда планировала мгновение назад. Я старалась, я очень старалась, но чистокровный демон был сильнее и шустрее, как оказалось. И пока я готовилась к следующему броску мне в лоб вновь зарядили снарядом.
   - Так не честно, - взвизгнула я. - Ты должен был подождать, - обиженным тоном произнесла, не прерывая своего занятия.
   - Вот еще. С какой стати я должен давать тебе фору? - Вольф явно был не намерен уступать.
   И откуда только такие противные демоны брались на мою голову?
   - Как дети, честное слово, - заворчал Жорж, вчитываясь в текст на своем смартфоне. - Вам не надоело? Может хватит?
   - Так тебе, - я, наконец, закончила формировать шарик и что было сил направила его в сторону Вольфа, радуясь, что отплачу меченому той же монетой, что и он мне.
   Однако и тут все пошло не так как я запланировала. Этот поганец, судя по всему, имел больший опыт, нежели я, каким-то образом сумел отклонить траекторию движения моего заряда в сторону. В результате чего мой снаряд попал не по месту назначения, а туда, куда я хотела меньше всего. По шее Жоржа.
   - Да что вы себе позволяете? - взвился мужчина, зарычав. - Сколько можно? - Жорж принялся тереть место удара рукою. По всей видимости я очень хорошо скатала шарик, отчего удар получился болезненный.
   - Упс, - только и смогла вымолвить.
   - Это все она, - Вольф начал указывать на меня пальцем, злорадно ухмыляясь и скалясь.- Это она в тебя зарядила. Правда, гадкая девчонка? Не нужна нам такая. Брось ее.
   - Ну все. Ты меня достал, - с победным криком гоблина, мчащегося за свежим скальпом своего врага, я кинулась на старшего из братьев Расхи. Была бы у меня праща, то я непременно запустила бы ею в сторону ненавистного лица.
   Мужчина явно не ожидал от меня подобной дикой выходки, что было мне на руку, потому как эффект неожиданности был на моей стороне и позволил с разбегу сбить с ног меченого. Благо за его спиною находилась широкая кровать, на которой рано утром мы и проснулись. Может быть он что-нибудь и смог мне противопоставить, но женское коварство на то и женское, чтобы выбивать почву из под ступней мужчин. Вот чьи-то ноги и не удержали кое-кого, свалившегося как мешок с картошкой.
   Однако на этом моя удача и закончилась. Толкнув всем телом высокого брюнета в торс я не смогла удержать равновесие, в результате чего стала благополучно падать на грудь Вольфа. А он даже руки развел в стороны, видимо, чтобы я не промахнулась. Я же и не смогла этого сделать.
   - Аккуратнее, - было лишь произнесено Вольфом, когда лбом стукнулась о его подбородок. - Покалечишься, дуреха.
   А дальше было что-то непонятное, словно мою душу схватили за плечи и принялись тащить вперед, прямо на Вольфа, все сильнее и сильнее притягивая к мужчине. И не было сил сопротивляться, а оставалось лишь поддаться неизвестной силе и плыть по течению.
   Глупое девичье сердечко взбрыкнуло и поскакало в галоп, собираясь вырваться из груди и обрести свободу. Так близко возле мужчины я еще никогда не была, мамочка за тем следила крайне внимательно. Даже со своим женихом мы общались на приличном расстоянии, как того требовали условности, заведенные в нашем обществе, пропитанном насквозь глупыми нормами приличий. Я несомненно была современная девушка, много чего знала, много чего видела, но вот пробовать все мне не доводилось. В принципе, по этому поводу я сильно и не переживала, понимая, что всему свое время, в глубине души соглашаясь со своей мамулечкой. Она женщина у меня умная, не просто же так с первого взгляда смогла покорить демона, о котором могла лишь мечтать украдкой, а я вся в нее.
   - А ты не стой у меня на пути. Зашибу, - с легкой хрипотцой во внезапно севшем голосе произнесла я, поднимая голову и вглядываясь в серые глаза. Мне даже показалось, что они у Вольфа потеплели, став чуточку мягче, не такими холодными и колючими.
   - Эй, братишка, а ну-ка отпусти мою невесту, - послышалось со стороны Жоржа, стремительно пересекшего комнату, чтобы помочь мне встать.
   Я так неудачно упала, что оказалась прямо между ног у меченого, да вдобавок он меня держал в охапку, будто в коконе. Я слышала как бьется его сильное сердце, так мощно, так уверенно. Никогда бы не подумала, что находясь рядом можно услышать это настолько отчетливо.
   - Лизетта, ты такая... непоседливая, - я так поняла, что подобными словами мой жених решил меня отчитать. - А ты не скалься, - это было обращено уже к Вольфу, - а то рога пообломаю. Под корень, - непонятно по какому поводу произнес мужчина, выдергивая меня из объятий брата и прижимая к себе, не сильно, но как-то собственнически.
   - Я случайно, - жалобно проблеяла в ответ, заглядывая снизу вверх в глаза Жоржа.
   - Больше так не делай, - стальные нотки проскочили в голосе мужчины. От них у меня по позвоночнику побежала стайка мурашек, напуганная разительным контрастом действий и слов. Мне сразу стало как-то немного не по себе, словно я получила выговор в особо серьезной форме.
   В миг я увидела перед собой мужчину, который не потерпит вольностей от своей будущей жены. У меня под ложечкой неприятно засосало.
   - А мы скоро будем убегать? - невпопад спросила у Жоржа.
   Я хотела как можно дальше оказаться от щекотливой ситуации, в которой оказалась.
   - Нас уже ждут. Осталось дождаться лишь звуков пожарной сирены, - и словно подтверждая его слова неприятно заорала система оповещения противопожарной сигнализации.
   Я вздрогнула от внезапного звука.
   - Что же ты пугаешься, девочка. Все не так страшно. Сейчас мы отсюда выберемся, - блеснул глазами Жорж и ... провел тыльной стороной ладони по моей щеке, вызывая противоречивые чувства во всем теле. Было так странно почувствовать чужое прикосновение. А еще этот взгляд, словно прожигающий насквозь.
   Они сговорились меня смущать, что ли? То один растревожил что-то неясное в душе, теперь вот второй вел себя странно. Я не знала как реагировать на все случившееся.
   - Хватит уже миловаться с Лизеттой, - рыкнул Вольф, приводя себя в порядок, - пора уже дергать отсюда, а то точно будем запечатлены репортерами со всеми вытекающими.
   И чем он опять недоволен этот Расхи. Вот же связалась с семейкой, не знаешь что от них ожидать в каждый следующий момент. Не мужчины, а ходячие неизвестности.
   - Может ты пойдешь, а мы тут пересидим, - вдруг предложил Жорж, глядя на меня очень проникновенно. От такого взгляда хотелось спрятаться, он вызвал во мне какую-то бурю, заставляя подняться из глубин то, что было глубоко погребено по слоем условностей и правил.
   - Я, в принципе, не против, но вот думаю, что имиджу твоей будущей супруги это несколько усложнит жизнь, впрочем, решать тебе, - ухмыльнулся мужчина, подмигивая мне. - Ведь дыма без огня не бывает. А тебе еще объясняться с ее родственниками, - как бы невзначай сообщил демон.
   Жорж помрачнел, видимо в словах брата была своя доля истины.
   - Уходим. Ничего не забываем, - многозначительно произнес Жорж, беря меня по-свойски под локоток. Очень мило.
   - Чтобы что-то забыть, надо что-то иметь, - философски буркнул Вольф, поглядывая исподтишка.
   - Зато можно кого-нибудь потерять, - про между прочим произнесла я, пока мы короткими перебежками добирались до спасительного вертолета.
   - Тебя, например, - было мне ответом. Вольф не остался в долгу. Жутко захотелось ему сделать что-либо ужасное.
   Я и сделала -- пару раз наступила на пятки, как бы невзначай, пока мы спешно шли по коридору. Мужчина обернулся раз, потом другой, ничего не говоря, а потом пропустил меня и Жоржа вперед и оставшуюся дорогу уже я опасалась за свои пятки. Нет, он мне их не отдавил, но страху нагнал изрядно. И почему всякий раз меченный отвечает на мои выходки? Это как-то не по-мужски, размышляла я по пути.
   А в вертолете я оказалась зажата между двумя мужчинами, сдавившими меня так сильно, что пришлось возмутиться и потребовать потесниться, чтобы дать мне, наконец, вздохнуть.
   - Двигайте свои задницы. Мне тесно, - не выдержала я, ерзая на месте.
   - Ты еще здесь? Мы тебя разве по пути не потеряли? - продолжил изгаляться надо мной Вольф, чем вызвал во мне желание выцарапать ему глаза по доброте душевной.
   - Я теперь понимаю почему тебя девушка бросила. Она просто не выдержала твой ангельский характер, - с милой улыбкой огрызнулась в ответ.
   - Нет. Он просто был стар для нее, - подал голос молчащий до этого Жорж.
   - Заткнись, - грубо бросил Вольф, собираясь дать подзатыльник брату.
   Мужчина заметно помрачнел, видимо слова его задели за живое.
   - Так вот в чем дело, - протянула я. - И правильно сделала. С таким занудой только так и надо было сделать, чтобы отбить всякую охоту, - злорадно отреагировала я на заявление Жоржа.
   - А вот и нет, - кажется, меченый был не согласен с братом. - Ты ошибаешься.
   - Да? Странно. Значит мои осведомители зря получают деньги. Уволю, - продолжил мило посвящать нас в детали младший из демонов.
   - Ты лучше расскажи что с твоими невестами случилось, - сегодня у братьев был, судя по всему, внеплановый сеанс психоанализа, с выворачиванием грязного белья и его ворошением.
   - Про Элену что ли? Так ей ведьма нагадала, что она умрет, если за меня замуж выйдет, - поддав печали в голос, сообщил Жорж. Кажется, он был не очень сильно обеспокоен несостоявшейся женитьбой на девушке.
   - Понятно. Значит ты у нас братец оказался в аутсайдерах, - ухмыльнулся Вольф.
   - Скажем так, я был не главным в списке ее приоритетов,- спокойно пояснил Жорж.
   - Может быть это ты сам ей эту ведьму и подослал? - высказал предположение меченый. Я замерла, ожидая ответ.
   Жорж поправил свои длинные волосы, они ему очень шли, и взглядом дал понять меченому, что тот не вполне дружен с головой. Солнечные лучи, пробивающиеся через стекло кабины вертолета смягчили довольно жесткие черты лица мужчины. Он слегка задумался, словно размышляя говорить или не говорить, но потом все же решился:
   - Ага. Я сам. А третьей я специально подбросил свои фотографии в обнимку с мужчиной в непристойной позе, - саркастически поведал мой жених.
   От услышанного я обмерла, охнула и вытаращила глаза в немом изумлении.
   - Не знал, брат, что ты увлекаешься мальчиками, - засмеялся Вольф. Я не поняла чем было вызвано веселье меченого, направленное на Жоржа.
   - И я не знал, - опроверг страшные слова мужчина, сбросив камень с моей души. - А вот Белла поверила, - демон вздохнул. Его переживания по поводу еще одной невесты были мне неприятны.
   - Надеюсь, она была страшненькой, - не выдержала я и ввернула шпильку в разговор.
   Хотя на самом деле я видела фотографии девушки. Очень даже симпатичная была невеста у Жоржа.
   - Как раз таки нет. Огромные голубые глаза, соболиные брови вразлет, черная грива волос, - Жоржа явно понесло в воспоминания. - Сказано -- Белла.
   Придыхание в голосе жениха мне не понравилось.
   - Красивая, - подхватил меченый, отчего у меня зуб заболел, а выбить почему-то захотелось Вольфу.
   - И ничего в ней красивого не было, - в сердцах вымолвила я. - Кожа, да кости. Она, вообще, была анорексичкой. Смотреть не на что было. Только что волосы красивые, так через несколько лет такой жизни они бы все равно выпали от нехватки витамином, - решила я добавить ложку дегтя в приторно-сладкие воспоминания Жоржа.
   - А ты откуда знаешь? - сероглазый демон был тут, как тут, ухватившись сразу же за мои слова. Я вздрогнула. И чего он ко мне пристал, как банный лист до причинного места?
   - В журнале видела, - огрызнулась в ответ. - Третью невесту еще публиковали, видимо надеялись, что свадьба точно состоится.
   Я прекрасно помнила то фото, где на фоне фонтана весело бьющего прямо из под земли стоял Жорж в черном смокинге и синеглазая Белла, худая до безумия. На нее без боли смотреть было страшно. Кто-то считал это красивым, но уж точно не я. Моя мамочка все время в период моего взросления очень внимательно следила за тем, что я кушаю и как, чтобы не дай всевышний пропустить страшные симптомы начинающейся болезни. Слишком много девушек, не важно кем они были: людьми, демонами, оборотнями или феями, стали подвержены влиянию повальной моды на худышек, не понимая где грань отделяющая норму от начинающегося истощения.
   - Так ты тогда под стол пешком ходила, - обронил реплику Жорж.
   И кто его просил подливать масло в огонь? Я уже пожалела, что, вообще, влезла в разговор двух мужчин. Видите ли мне захотелось показать свою осведомленность. Язык мой враг, мама мне всегда об этом говорила.
   - Ну и что? Мне же никто глаза не завязывал и журналы не отнимал. Вы же на каждом развороте красовались, - ответила я жениху, немного быстрее, чем следовало бы.
   Я даже тогда сохранила фотографию, вырезанную из глянцевого издания. Она до сих пор где-то у меня пылится в загашниках.
   - Так Белла посчитала тебя геем? - рассмеялся Вольф. - Надо же.
   - Еще и каким. Махровым. Ты бы тоже поверил, если бы увидел снимки. Я с первого раза, когда узнал в чем дело и почему нам прислали отказ в категоричной форме, не мог распознать фальшивку в фотографиях.
   - Так надо было объясниться с девушкой, - Вольф со своими советами меня уже достал.
   - Как же объяснишься, когда тебя видеть не хотят,- покачал головой мужчина.
   Мне захотелось зарычать.
   - Всякое бывает, - философски произнесла я, вворачивая свой грошик в разговор. - Что не делается -- все к лучшему. Зато теперь мы вместе, - я взяла за руку Жоржа. Уж очень сильно мне хотелось перебить воспоминания жениха.
   В этот момент вертолет пошел на посадку. Я выглянула из кабины. Мы находились неподалеку от резиденции Расхи.
   - Мы к тебе домой прилетели? - задала я очевидный вопрос.
   - А куда еще? Не на главную же площадь, - насмешливо заметил Вольф. - По-твоему так стоило объявить во всеуслышание, что мы выбрались из башни отеля?
   - Ты-то чего в разговор лезешь? Никакого воспитания. Я не у тебя спрашивала, - огрызнулась на меченого. - В каждой бочке затычка. Надоел, - у меня основательно было подпорчено настроение из-за воспоминаний, произнесенных вслух Жоржем. Было неприятно чувствовать себя очередной в списке претенденток на руку и сердце черноглазого мужчины. Хотя я понимала, что быть первой у меня вряд ли бы получилось. Слишком мала я была для вступления в брак, когда началась эта эпопея с женитьбой.
   - Что ты сказала, малявка? - рыкнул демон, оскорбившись моим грубым замечанием.
   - Что слышал. Рот закрой и сиди спокойно, жди пока вылезешь из вертолета, - меня ничто не учило. Видимо я родилась не под звездой, отвечающей за благоразумие.
   - Ах, ты, паршивка, - меня, как щенка, схватили за загривок и начали трясти. - А ну-ка извинись.
   - Отвали, придурок великовозрастный, - оскалилась я, вогнав свои вмиг отросшие когти в лицо рядом сидящего мужчины.
   - Немедленно успокойтесь, - заорал Жорж, но было уже поздно. Я вцепилась в лицо Вольфа, он же принялся меня отдирать от себя, стараясь сделать это менее болезненно.
   В этот момент, подбежавший со стороны усадьбы, помощник открыл дверь вертолета, в нее мы и вывалились прямо на зеленую траву, принявшись бороться. И откуда только силы у меня взялись. Я была похожа на разъяренную кошку, даром, что волчица по второй натуре. Впрочем, Вольф мне не уступал в желании победить, благо, что хоть никто из нас толком и не перевоплотился во вторую ипостась, продолжая использовать человеческое тела в качестве основного инструмента нанесения увечий второй стороне.
   Мы катались по траве, при этом я еще верещала, желая выплеснуть весь свой гнев, обещая все возможные кары небесные и рукотворные возложить на голову одного несносного меченого ублюдка. Платье, что так любезно было предоставлено одним противнейшим демоном, задралось до середины бедер и практически не сковывало движений. Молодцы дизайнеры, постарались на славу. Теперь я понимала пословицу про одежку, что можно надеть и в пир, и в мир, и в добрые люди.
   Разняли нас достаточно быстро, но исполосовать лицо Вольфа я успела. В этот раз он был на удивление спокоен, если сравнивать с тем, когда мои руки пострадали от его когтей.
   - Я тебе это еще припомню, маленькая мерзавка, - сказал напоследок мужчина, прежде чем меня увел в сторону Жорж под прикрытием своих сумрачных крыльев. Оказалось, что вся наша склока заняла не так и много времени, но для меня казалось, что прошли часы. Мой жених, не разобравшись толком что произошло, грешным делом подумал о нападении со стороны, потому как мои действия совпали с открытием вертолета.
   - Лизетта, что на тебя нашло? - спросил Жорж, когда мы ехали в автомобиле, а я сидела, зажавшись в уголок, стараясь стать как можно незаметнее. - Вольф же не сказал ничего такого.
   - Лучше бы он вообще своего поганого рта не раскрывал, - буркнула в ответ.
   - Вот опять ты начинаешь, - одернул меня мужчина.
   - Можешь от меня отказаться, - в сердцах бросила я. - Хоть какое-нибудь разнообразие будет, а то все невесты, да невесты от тебя. Будь ты первым, - мой язык нес чушь со страшной силой и некому меня было остановить.
   - Что ты такое говоришь, - Жорж недоумевал.
   - Хватай свою Ларину в охапку и тащи под алтарь, пока она не отказалась, - выдала я.
   - А ты откуда знаешь про Ларину? - черные глаза опасно сузились, выражая крайнюю степень недовольства демона.
   - А кто про нее не знает, - огрызнулась я. - Думаешь, что если ты перестал мелькать со своими девицами на первых полосах газет, то на этом и все. Да о твоей связи с этой драной кошкой все судачат.
   - Кто это все? - Жорж напрягся.
   - Все. Кому надо те и говорят. Мне даже показали как она выглядит. Ничего так. Миленькая, - сложно было замолчать, когда плотина прорвалась.
   - Кто показал, - принялся настаивать мужчина.
   - А я почем знаю? Прислали видео по интернету. Какой-то аноним. Вы прекрасно смотритесь в постели и у нее проказливый язычок, который куда она только тебе не засовывала, - у меня разве что пар из ушей не валил. - Записи сношений я смотреть не стала, решила не портить себе настроение. Мне было достаточно фотографий.
   - Где они у тебя? - грозно произнес демон с начавшими багроветь глазами. По идее я должна была испугаться такого его состояния, но у меня самой было не лучше, что называется, нашла коса на камень.
   - Где-где? Дома на компьютере, - отмахнулась я, стараясь забыть все что я увидела.
   Мне хотелось поскорее добраться до дома, нырнуть в свою теплую постельку, прикрыться одеялом и... никого не видеть рядом. Настроение было на нуле. Даже присутствие рядом Жоржа не радовало. Следовало разобраться в собственных чувствах и желаниях. А еще эта официальная церемония обручения, которую перенесли из-за возвращения Вольфа, посчитав необходимым вначале народу свыкнуться с мыслью о появлении старшенького в семье. Я краем уха подслушала разговор моего отца с отцом Жоржа. Гомер опасался, что внезапное появление меченого может неблагоприятным образом сказаться на делах клана, а потому было принято решение о другой дате торжества и хотя все официальные бумаги были подписаны, но во всеуслышание ничего не говорили. Одни лишь сплетни и домыслы барражировали наше общество.
   - Приедем. Покажешь, - четко и безоговорочно произнес мужчина. В данный момент я бы поостереглась с ним связываться. Власть, решительность, бескомпромиссность - вот чем буквально пылала его аура.
   Я бы прикусила себе язык за сказанное, но было слишком поздно. Слово не воробей, вылетит, не поймаешь.
   И надо признаться, таким Жорж мне нравился еще больше.
   - Хорошо. Только вначале надо будет объясниться с мамой, - напомнила я.
   - Это я беру на себя. Не переживай еще по этому поводу, -уверенно произнес мужчина, гневно сверкая взглядом. Я была рада, что недовольство вызвано все же не мною. Как-то не хотелось попасть под горячую руку демону Расхи.
   Машина остановилась возле главного входа родного дома. Жорж подал мне руку, помогая выйти из машины. При белом свете я, наконец, увидела на кого похожа. Платье было все мятое, в зеленых разводах, с десятком затяжек по подолу. И как в таком виде появляться перед родными? Я украдкой вздохнула. Кажется, причину моего вздоха понял и черноглазый демон.
   С его пальцев сорвалось едва заметное свечение, перекинувшееся на меня и расползшееся по платью, которое чудесным образом преображалось на глазах, становясь вновь чистым и отутюженным.
   - Это морок и это ненадолго,- перехватил мой вопросительный взгляд мужчина. - Так что нам надо спешить.
   Не думала, что Жорж владеет столь виртуозно силой. Я невольно заулыбалась, настроение несколько поднялось. Все же одно дело входить домой побитой собакой в грязном платье, а другое практически королевой. Это две разные вещи.
   В просторном холле дома нас с Жоржем встречала целая делегация, увидев которую мне в спешном порядке захотелось рвануть назад, прочь, и не важно куда. Лишь бы оказаться подальше отсюда. В центре напряженной группы стояла мамулечка и разве что не била копытом. В руке мама сжимала... хлыст, как будто она только явилась с конной прогулки. Опасное оружие, тем более в тренированных руках. Чуть поодаль от мамы, видимо, чтобы не попасть под горячую руку, высился папа с поджатыми губами и сведенными бровями. Я так подозреваю, что папе заряд бодрости передала маман. Помимо моих родителей почему-то присутствовали родители Жоржа. Что они у нас забыли? Они мило жались друг к другу, стараясь сохранить невозмутимое выражение на лицах.
   - Явились, - выдала мадам Жени, стоило нам оказаться на пороге. - И почему так быстро? - кажется именно мама должна была петь сольную партию.
   - Добрый день госпожа и господин Орски, мама, папа, - Жорж оптом решил поздороваться со всеми участниками действа.
   - Где вас черти носили? - у мамы было совершенно не минорное настроение.
   - Мы с Лизеттой, - тут Жорж приобнял меня за плечи, - прекрасно провели время. А с чем связаны ваши столь резкие слова? - мужчина удивленно воззрился попеременно на каждого из присутствующих, остановив свой взгляд на главной зачинщице разборок. - Прекрасно выглядите мадам Жени. Вам очень к лицу этот коралловый цвет, - как бы невзначай произнес мужчина, мило улыбаясь.
   - Правда, что ли? - женщина до конца остается женщиной, если вдруг слышит нечаянно оброненный комплимент. - Спасибо.
   Я заметила, что папа приблизился на пол шага, что говорило о снижении накала страсти со стороны звезды сегодняшнего дня.
   - Может быть молодые с дороги устали? Может быть стоит их напоить чаем, а потом уже ..., - Вгений Орски, а по совместительству мамин муж осторожно дотронулся до локтя оборотня. Это был хороший знак.
   - Я слышал, что у вас самый ароматный чай, что может существовать в этом городе, - мягко, словно обволакивая голосом, произнес Жорж. - Мне Лизетта столько рассказывала, - мужчина не стал уточнять о чем конкретно шла речь.
   У мадам Жени глаза потеплели и сразу стало ясно, что буря миновала.
   - Ну, Лизочка у нас может расписать, - мама поправила локон, выбившийся из прически. - Да, дорогой? - следующий взгляд был брошен на отца.
   Все. У меня отлегло от сердца. Раз мама передала бразды правления ситуацией отцу, то все в порядке.
   - Конечно, милая,- поддакнул мужчина, а затем обратился к нам.- Вы так вовремя явились, мы как раз собирались пить чай. К нам совершенно случайно заглянули Гомер и Матильда, - папа был само добродушие.
   Если бы я не знала каков он в работе, то ни за чтобы не поверила что это один и тот же мужчина. Только мамин бешеный нрав заставлял Вгения Орски включать свое благоразумие на полную катушку, проявляя чудеса дипломатии. Причем он абсолютно не стыдился того, что иной раз позволял мадам Жени делать вид, что главной в доме является именно она. Ибо я прекрасно видела, как мастерски отец мог управлять своей взрывоопасной женой.
   В какой-то миг я почувствовала, что меня кто-то щипет за руку. Никого кроме Жоржа со мной рядом не было, следовательно щипки были от него. Я не могла понять что все это значит, когда не скосила глаза на мужчину и почти по губам прочитала:
   - Платье.
   По своей дурости чуть не спросила, что не так с платьем, причем вслух, хорошо, что вовремя смогла прикусить себе язык.
   - Мама, папа, господин и госпожа Расхи, вы простите меня великодушно, но я обещала Жоржу показать наш дом. Это займет буквально несколько минут. Мы сразу же придем в столовую. Чай даже не успеет остыть, - скороговоркой выдала я, чтобы в следующий миг потянуть жениха за собой, не дожидаясь великого позволения хозяев дома. Еле-еле успели скрыться с глаз долой, еще мгновение и все бы увидели в каком неприглядном виде я находилась.
   Стоило нам только оказаться за дверью, ведущую в жилую часть дома, как морок, наложенный Жоржем, поплыл, в нем появились прорехи, сквозь которые явственно стал проступать истинный вид платья.
   - Фух, кажется успели, - я с облегчением вздохнула, радуясь, как маленький ребенок, своей удаче. - Они ничего не заметили.
   - Да, - подтвердил мой жених.
   - А что у нас забыли твои родители? - задала интересующий вопрос.
   - Не могу знать, - рассеянно ответил Жорж.
   - Ты? Да я ни в жизнь не поверю, - бросила я, беря мужчину за руку и таща за собой. Если вдруг кто пожелает последовать за нами, то может увидеть совсем другую картинку, что была еще мгновение назад. Признаваться в своей лжи как-то не хотелось.
   - Может быть это каким-то образом связано с просочившейся информацией, - осторожно произнес мужчина, думая явно о своем.
   - Ладно, чего гадать? Все равно в скором времени узнаем, - ответила я. - Вот тут моя вотчина,- завела я мужчину в свою спальню.
   - Не боишься? - почему-то спросил он.
   - Чего? - спросила, повернувшись к жениху.
   - Что наброшусь.
   - А ты можешь? - удивилась в ответ.
   - Нет.
   - Вот и я думаю, что нет, - несколько разочарованным тоном произнесла, заходя за ширму и сбрасывая платье, чтобы в следующий момент накинуть на себя халат и определиться в чем же выйти перед гостями.
   - Ты обещала показать то, что тебе прислали, - напомнил мне Жорж. Мне был понятен его интерес. Еще бы, такие эксклюзивные сведения и без его санкций.
   - Потерпи, мне надо быстро переодеться, - я в спешном порядке направилась в гардеробную для поиска подходящей случаю одежды. Хорошо хоть, что все комплекты уже были заранее сформированы: платье, туфельки, украшения. Это мамуля ввела у нас в доме новую моду, мол, надо жить рационально и не тратить время на пустые хлопоты. Теперь покупая что-нибудь в магазине мне надо было собрать полностью комплект вещей, подходящих друг под друга. Таким образом она заставляла меня мыслить объемно, говоря, что научившись одевать себя, я смогу планировать свою будущую семейную жизнь. В этом что-то было. Потому мамочкино нововведение было воспринято мной благосклонно и не саботировалось, как другие. Как оказалось ее новшество пригодилось очень даже кстати.
   Я выбрала туалет в нежно лиловых тонах средней длины, считая, что у нас все же чаепитие, а не ужин. Быстро привела себя в порядок, волосы заколола на затылке, оставив несколько прядок свисающими вдоль лица, мазнула легким блеском по губам, считая, что красота либо есть, либо ее нет. Да и, кроме того, в присутствии родителей Жоржа хотелось выглядеть еще более невинной, нежели я на самом деле.
   - Я готова, - в этот раз не становилась в эффектную позу, не изображала томность во взгляде. Как-то не до этого было. Хотелось скорее разобраться со всеми делами и выбросить их из головы.
   - Ты прекрасно выглядишь, такая нежная, хрупкая, - услышала я от Жоржа и вместо того, чтобы обрадоваться прозвучавшему комплименту, огрызнулась.
   - Но не настолько нежная, как Бэлла.
   И кто меня только за язык тянул?
   - Неужели ты меня ревнуешь, Лизонька? - вкрадчивым тоном произнес мужчина, оказавшись в кратчайший миг рядом. От мужчины повеяло приятным запахом парфюма, смешанным с его родным ароматом. Тандем оказался убойным. Мои обостренный нюх уловил мельчайшие оттенки, заставляя насторожиться от исходящей угрозы. Вот только я до конца не могла определить кому она предназначалась.
   - Я?! Как можно? Ревнует тот, кто не уверен в своих силах, - ответила на слова Жоржа.
   - А ты, значит, уверена? - ласково, с едва различимой хрипотцой поинтересовался мужчина, подходя ко мне вплотную.
   Его рука поднялась и застыла около моего лица, помедлив. Меня едва коснулись прохладные пальцы, очертили скулу, вызывая противоречивые чувства где-то глубоко внутри. Черные глаза внимательно следили реакцией на происходящее, изучали, раздумывали как поступить дальше.
   - Ам, - клацнула я зубами прямо возле пальцев Жоржа. - Откушу.
   Было страшно к чему может привести наше уединение, а тут еще внизу родители с желанием поучить уму-разуму, вот я разрядила ситуацию.
   - Какой же ты все же ребенок, - ласково улыбнулся жених. - И что мне с тобой делать?
   - Ясно, что не то же самое, что с Лариной, - обронила я, вновь обругав себя по полной программе.
   - Кстати, - мужчина совершенно не обиделся, - что там тебе прислали? Показывай. А то скоро, чувствую, явятся наши предки с целью узнать чем же мы тут занимаемся.
   - Сейчас покажу, - я гибкой веточкой проскользнула мимо Жоржа, оказавшись около компьютера и ткнула кнопку включения. Машина мерно загудела.
   - Может я сам, - предложил брюнет.
   - Ты не найдешь, - я поклацала по иконкам, спешила сильно, ибо присутствие рядом Жоржа меня волновало. И как назло попала на видео. Постаралась закрыть файл, но только сделала хуже. Вместо начала файла перескочила сразу же на середину.
   Момент оказался самый что ни на есть удачный.
   Мой жених стоял посреди огромной комнаты, абсолютно обнаженный, сзади него располагалось большое окно, откуда сочился мягкий золотистый свет, который бывает лишь во время заката. Тело мужчины совершенное до безобразия в своей первозданной красоте, подсвеченное лучами солнца, буквально искрилось, находясь в прекраснейшем ареоле, созданным самой природой. Его голова была запрокинута чуть назад, глаза прикрыты в блаженной истоме, чувственные губы едва шевелились, но разобрать речь было практически невозможно. Грудь мужчины ходила ходуном. Его правая рука покоилась на рыженькой макушке, методично совершающей поступательные движения.
   Ракурс видео говорил о том, что съемка велась камерой, находящейся на уровне пояса взрослого человека, как если бы она находилась на какой-то поверхности типа стола или комода.
   Я перевела свое внимание на коленопреклоненную девушку.
   Ну, точно болванчик на шарнире, подумалось мне.
   В какой-то миг стали слышны слова Жоржа, понукающие девушку кланяться быстрее, а следом ободряющие, словно она все выполнила правильно.
   Оторвется, точно оторвется голова. Хорошо если сразу, а вдруг на ниточке-шейке зависнет?
   Мои щеки залило пунцовым, а дыхание перехватило. И если вначале это произошло от впечатления, что производил Жорж своей неземной красотой, будучи подобным золотисто-черному богу, то настроение тут же изменилось, едва мой взор упал на спутницу у его ног.
   - Она тебе там что ли блох ловит? - с глупым смешком выдала я, не зная куда спрятаться от стыда.
   Мужчина закашлялся, перехватил из моей руки мышку, споро свернув окно показа.
   - Ты это... отдай мне. Зачем тебе... такое? - Жорж подбирал слова, кажется, не только мне было неудобно от увиденного.
   - Да уж. Такое на ночь увидишь, точно не заснешь, - глубокомысленно молвила я, комкая нежный волан платья, имея в виду, что фильм произвел на меня неизгладимые впечатления.
   - Все не настолько ужасно, - кажется, кое-кто собрался оправдываться.
   - Ну да, судя по всему блох надо ловить долго, - не знала как выйти из неприятной ситуации.
   - Да нет у меня никаких блох, - в сердцах произнес Жорж.
   - А что там у тебя? Муравьи?
   - Какие муравьи? Откуда муравьи? Нет у нас никаких муравьев, - маменька с порога, не разобравшись в сути вопроса, принялась наводить порядки. - Мы насекомых терпеть не можем.
   - Мам, - постаралась я одернуть родительницу, чтобы она не наговорила чего не следует.
   - Ты маму не перебивай, - строгим голосом начала наставлять меня мадам Жени. - У мамы опыт, возраст, авторитет в конце концов, а ты еще щенок, - тут мама перехватила взгляд Жоржа вопрошающий о чем это она и, поняв, что сболтнула совершенно не то, решила перевести тему разговора. - А что вы тут такое интересное смотрите?
   Мы с Жоржем не удосужились отойти от компьютера, а теперь мамина рука тянулась к мышке, намереваясь посмотреть что же от нее прячут младые детки.
   Можно было бы сбить мать с ног, сказать, что подсматривать не хорошо, обвинить во влезание в личное пространство, заявить про неприкосновенность частной жизни, но это надо было делать в другой момент времени, потому как в этот мы не успели сориентироваться.
   Экран загорелся развернувшейся картинкой.
   Время растянулось в жвачку, пока до мамы доходила суть увиденного на экране, ее недоверчивый взгляд переместился вначале на Жоржа, а затем на меня. Как в замедленной съемке я видела, опускающиеся ресницы мамули, едва подкрашенные черной тушью, ее взгляд полный недоверия и возмущения, ее затаенную боль. В следующий миг ее веки сомкнулись, на мельчайшую долю секунды задержались в этом положении. А когда глаза вновь открылись, то перед нами был совершенно другая женщина, с другим выражением во взгляде.
   - У девочки такая отвратительная техника. Не надо ее Лизочке в пример ставить, - мама клацнула мышкой, сворачивая окно на экране. - Ты лучше ей персики покупай чаще, или бананы, можно еще огурцы, но только не пупырчатые и колючие.
   - Мам, ты сейчас о чем? - с разинутым ртом смотрела на родительницу.
   - Я? - удивилась мама с невозмутимым видом сфинкса, словно секунду назад не она смотрела откровенное видео с участием будущего зятя. - Советую Жоржику где больше содержится витаминов. Ты же у меня такая слабенькая. Тебя подкармливать надо. Ну что вы, детки, там уже все заждались. Пойдемте, - мама подхватила меня и Жоржа под руки и потянула прочь из комнаты, напоследок обернувшись на компьютер, словно о чем-то забыв.
   Как только мы оказались около выхода, сзади раздался оглушительный треск. Я взвизгнула и обернулась, собираясь посмотреть что же произошло. На месте, где стоял компьютер все было черным-черно, а его самого и след простыл, лишь одинокий язычок пламени вырывался из остатков техники.
   - Мама, что это?
   - Не обращайте внимание, деточки, - мама продолжала нас увлекать дальше. - Видимо соседи опять со сваркой балуются, надо будет на них заявить куда следует. Никакого от них житья нет, самоделкины чертовы. Они же так и всю электропроводку сжечь могут. Вот чай попьем и начну жаловаться, - принялась угрожать мадам Жени, гонимая праведным гневом.
   Всю дорогу до столовой мама щебетала на тему техники безопасности при проведении работ, причем о каких работах конкретно шла речь она не уточняла, упуская эту информацию из виду. Ни я, ни Жорж не перебивали мамочку. Я из боязни нарваться на ее неодобрение, причины Жоржа не знала, а спросить было невозможно.
   - А вот и мы, - объявила мадам Жени во всеуслышание при нашем появлении.
   - Мы вас тут заждались, - эта Матильда, мило улыбаясь, пыталась скрыть свое недовольство.
   - Вы не поверите, что дети мне показывали, - я от шока даже с шага сбилась.
   - Что же? - Матильда, как и моя мать, обладали повышенным любопытством.
   - Куда детки собираются поехать после медового месяца, - расплывшись в ответной улыбке, проворковала мадам Жени. - Туда, где можно ходить голым и есть бананы,- пояснила она на удивленный взгляд.
   Я чуть не поперхнулась воздухом, стоило мне услышать проникновенно сказанную фразу из маминых уст.
   - И что? Выбрали? - поинтересовалась Матильда.
   - Нет, пока. Уровень сервиса обслуживающего персонала отеля Жоржику не понравился. В данный момент подбирает другой, впрочем, как и туроператора.
   Теперь настало время хрюкнуть моему жениху, кажется, и его терпению пришел конец. Он еще долго продержался, выслушивая мамины экзерсисы устной словесности.
   - Жоржик, - мама похлопала мужчину по спине. - К выбору туроператора надо подходить как можно внимательнее. Это же практически раз и на всю жизнь, и, перепробовав десятки других, следует остановиться на одном, с незапятнанной репутацией. Слушай мудрую женщину. Она тебе плохого не посоветует,- судя по всему под мудрой женщиной она имела в виду себя.
   - Мадам Жени, я услышал ваш совет и принял его ко вниманию, думаю, что смогу принять правильное решение. Мне не менее, чем вам хочется получать все прелести от жизни, а не только ее суррогаты. Не волнуйтесь, мой выбор будет обоснован и продуман до мелочей, - лукавая улыбка озарила, ставшим мальчишеским, лицо Жоржа, внезапно подмигнувшего маман. Кроме меня и ее этого никто не мог увидеть, оттого и тайна, повисшая между нами была слаще нектарина.
   - А вы знаете, что мой старший сын вернулся? - ввернула в разговор Матильда.
   Мои уши отчетливо уловили выделение слова "старший" и мне это не понравилось, потому как я, смотревшая на Жоржа, заметила тень проскочившую по красивому лицу мужчины.
   - Это тот, который от всего отказался в пользу Жоржа? - с совершенно невинным выражением лица поинтересовалась у женщины. - Или вы намерены силой отобрать права у моего жениха?
   Простота хуже воровства, это еще моя бабушка говаривала. А произнесение серьезных вопросов с детским выражением на лице, в этом я была уверена, стало подобно маленькому ядерному взрыву в нашей маленькой компании.
   Вмиг за столом повисла тишина. Мои родители замолчали, не зная как реагировать на мою бестактность. Жорж, ясное дело, не мог ничего ответить на этот вопрос. А вот реакция родителей жениха меня очень даже интересовала.
   Первым среагировал Гомер:
   - Конечно же, нет. У нас даже такой мысли не было. Кроме того, Вольф явился сюда совершенно по другому вопросу и высказал явные намерения вернуться туда, откуда прибыл, как только все дела будут решены, - уверенный тон, каким все было сказано, понравился мне. Но сильно огорчило выражение лица Матильды, хоть мимика была и мимолетной, однако меня насторожила. Недовольство было одной из составляющей, которое мне не понравилось.
   - Гомер, неужели ты будешь гнать родного сына? Вольф только вернулся, а ты уже отправляешь его в дальнюю дорогу. Пусть побудет дома. Погостит. Это же его дом. Не так ли?- с милой сладкой улыбкой поинтересовалась женщина у мужа.
   - Конечно, он всегда может у нас остановиться, но, думаю, что не таким долгим будет его желание, - молвил мужчина. - Ему пора вить собственное гнездо.
   - Дорогой, как ты можешь такое говорить? Неужели ему не найдется в нашем особняке места? - недовольно спросила женщина, со звоном ставя чашку на блюдце, отчего чай перелился за край, образовав небольшую лужицу.- Зачем ты выбрасываешь его на улицу? Разве может такое сделать любящий отец? - тут ее голос съехал на фальцет.
   Гомер поджал губы, собираясь ответить жене, но его опередили.
   - Мама, ты не так поняла папу. Он хотел сказать, что Вольф уже достаточно взрослый, чтобы жить с родителями, - мягко произнес Жорж в защиту отца. Мне понравилось стремление жениха не допустить разногласий между предками, тем более в присутствии посторонних.
   - Жорж, когда я захочу спросить твоего совета, то непременно это сделаю, - последовавший гневный взгляд в сторону сына многое прояснил для меня.
   - Простите, что вмешиваюсь в разговор настолько близких людей, - не смогла я стерпеть, поймав полный боли всполох ауры Жоржа, - но не могли бы вы, Матильда, подать вон то печенье, что рядом с вашей рукой. Никак не могу дотянуться, - перевела все внимание на себя.
   - Лизонька, а тебе разве мама не говорила, что перебивать старших это дурной тон? - у мамы Жоржа был неприятный голос, когда она начинала нервничать.
   - Конечно, говорила, - с милой улыбкой произнесла я, помешивая ложечкой в чашке давно остывший чай. Затем подняла на нее свои честные-пречестные глаза и продолжила. - Но наедине. Всегда наедине. И отчитывала. И ругала. И обсуждала. И жалела, когда требовалось, потому как перед этим доказывала мне насколько я не права. Однако при необходимости могла признаться и в своих ошибках. Ведь все мы живые и никто от них не застрахован.
   За столом воцарилась тишина, лишь было слышно, как заскрипели чьи-то зубы.
   - Гомер, Жорж, а вы знаете, что я на днях купил антикварный автомобиль позапрошлого столетия?
   - Правда что ли? - первым отреагировал Гомер. - Это же великолепная новость. Ты просто обязан нам показать.
   - Когда?
   - Хотите хоть сию секунду. Думаю, что девочки нас отпустят смотаться в гараж. Пусть они тут косточки подружкам помоют, - зря папа об этом упомянул, но сказанного не воротишь. Матильда с непроницаемым лицом сидела, как памятник самой себе, и изображала состояние прострации.
   - А это мысль, - подхватил Гомер. - Жорж, пойдем. Я тоже присмотрел себе одну развалюшку, да все думаю брать или не брать.
   - Естественно, брать, - подхватил сын слова отца. - Только вряд ли она уж такая развалюшка как ты говоришь, скорее практически в идеальном состоянии, разве что на нее пылинка упала.
   - Вот. И в этом весь мой сын. Не дает отцу даже немного прибедниться, - пожаловался в шутку мужчина.
   - Это твой второй сын, - гневно бросила Матильда. - Не забывай об этом.
   Слова женщины были обидны сами по себе, а сказанные в таком ключе еще больше усугубили ситуацию на фоне всего ранее произнесенного.
   Упавший стул известил о резком подъеме Жоржа из-за стола.
   - Я прошу меня простить мадам Жени, ваш чай был просто великолепен, но я вынужден срочно покинуть этот гостеприимный дом. Увы. Дела, - с каменным выражением лица произнес мужчина. - Господин Орски, отец, - Жорж кивнул мужчинам.
   - Мне тоже пора. Я с тобой, - ухватилась я за руку жениха, вливая в него свою силу, чувствуя, что еще чуть и у него начнется трансформация.
   А вот этого ему вряд ли бы понравилось, имей он возможность выбирать. Я вспомнила себя, как еще недавно лежала на тротуаре и буквально рыдала из-за некстати проявившихся особенностей. Я бы не хотела, чтобы Жорж утратил свою выдержку в присутствии его противной мамаши. Не дождется. Только не в моем присутствии.
   Может быть Жорж и вышел бы из-за стола без меня, но я вцепилась в мужчину, как клещ. Поэтому ему ничего не оставалось, как удалиться вместе со мной прочь.
   Жоржу было плохо. Я это чувствовала. Даже не надо было обладать даром, чтобы понять очевидное.
   Выскочив на порог нашего дома, Жорж юркнул в машину, отправив в отгул своего водителя, самостоятельно сев за руль. Я же примостилась рядом на пассажирском сидении, стараясь не отсвечивать и, вообще, не создавать никакого дополнительного шума. Автомобиль рванул с места, стоило только заработать мотору, меня буквально вдавило в кресло от скорости, которую развил Жорж, впечатав педаль газа в пол. Двигатель ревел, машина неслась, деревья, дома, поля, пролетали мимо с неимоверной скоростью, я дрожала как осиновый лист, вцепившись в ремень безопасности и молилась всем богам, чтобы мы ни в кого не врезались. Зубы сцепила настолько крепко, что казалось еще чуть-чуть и они начнут крошиться, а все для того, чтобы молчать и не визжать от ужаса. Стрелка на спидометре провалилась куда-то вправо и, судя по всему, почила смертью храбрых на ниве скорости.
   Город остался далеко позади, а мы все неслись, словно птицы над серой лентой дороги. Куда мы ехали знал только Жорж, но меня в свои планы не посвящал. Я и не спрашивала, предпочитая молчать, трястись и молиться. Решила, что все равно один раз умирать, так хоть умру молодая и красивая. Платье на мне новое, ни разу не надеванное, туфли тоже только из магазина, так что можно сказать -- упакована по высшему разряду.
   Внезапно перед моим взором, после череды дорожных столбов, деревьев и пролетающих мимо машин, открылось огромное пространство, залитое водой. Вдалеке по поверхности водяной глади бежали седые кудрявые барашки, гонимые попутным ветром. Казалось, что до меня уже здесь доносится запах воды.
   Машина внезапно остановилась, так же как и поехала. Мы находились недалеко от дамбы, под насыпью. Вот куда гнал Жорж, а я все не могла предположить конечный пункт назначения. А ему захотелось к воде.
   Мужчина, ничего не говоря, вышел из машины и отправился прямо к центру плотины, не обращая внимание на заграждение и предупредительные знаки, которых было видимо-невидимо понаставлено по периметру охраняемого места.
   Мне потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя после гонки по лезвию ножа. Руки до сих пор мелко дрожали, выдавая лихорадочное состояние. Я хвалила себя за выдержку. Не сорвалась, не запищала от страха, не разревелась от ужаса, охватившего внутренности.
   Начало потихоньку смеркаться. Причем в наших широтах это происходило достаточно быстро. Оставаться в машине стало несколько страшновато, потому как с одной стороны было водохранилище, а с другой незнакомый лес со своими обитателями. Живым среди всего буйства природы, человеческих технологий и стихии был Жорж, ушедший далеко на дамбу. Рыбы, плавающие в воде, в расчет не брались. К жениху и отправилась, решив, что вряд ли стоит охранять машину -- я дороже.
   Осторожно поглядывая под ноги, я ступала по бетонным плитам, надежно фиксирующим огромное количество воды. Оградительный поручень давал мнимую уверенность, которую я не испытывала вовсе. В какой-то миг я представила, что вся вода, скопившаяся в огромной чаше водохранилища, прорвет хрупкое сооружение и меня смоет куда-то вниз. Пришлось изо всех сил брать себя в руки и вытаскивать из жерла вулкана собственных страхов.
   Наконец, я достигла того места, где опираясь на руки стоял Жорж, неподвижным взглядом взирая на черные воды впереди себя.
   Темнело.
   Ветер усиливался.
   Я осторожно подошла к мужчине и повторила его позу, посчитав, что раз он нашел что-то привлекательное в воде, то и я смогу найти.
   На самом деле вода завораживала. Волны, набегая друг на друга, ударялись в стену дамбы, разбиваясь на мелкие осколки, окатывая окружающее пространство сотнями тысяч маленьких капелек. Мы хоть и находились достаточно высоко, но водяной дым долетал и до нас.
   Спустя несколько долгих минут, а может это были секунды, Жорж, наконец, заметил мое присутствие.
   - Замерзнешь, - и я оказалась заключена в кольцо мужских рук. Сразу же стало тепло и уютно, словно меня не руками обняли, а укутали теплым одеялом.
   - Теперь уже нет, - тихо ответила я, вжимаясь спиною в мужчину. - Теперь мне тепло.
   - Не думал, что ты настолько рисковая девчонка, - прошептал Жорж мне в волосы. И если я не ошиблась, то даже поцеловал, едва касаясь губами моих прядей.
   - Я не знаю о ком ты говоришь, - чуть игриво произнесла, вглядываясь в черную гладь воды. Сейчас практически все слилось в чернильное море, где не было видно ни забавных барашков, ни листочков плавающих по воле стихии на поверхности воды. Лишь слышался шум, наподобие шума прибоя, что так явственно различим на берегу.
   - Все ты знаешь, о многом ведаешь, а еще больше скрываешь, как вот эта вода, что под нами, и сила которой завораживает не на шутку.
   В словах мужчины было много правды.
   - Почему ты выбрал это место? - мне хотелось понять причину подвигнувшую Жоржа оказаться именно здесь.
   - Тут я волен поступить как мне вздумается. Уйти или остаться. Решать только мне.
   - Разве в своей жизни ты не так поступаешь? - задала вопрос, вслушиваясь в ответ.
   - Неужели я похож на свободного? - горько усмехнулся мужчина. - Я даже не могу решить жениться мне или нет. За меня все давно уже решили другие.
   Я вздрогнула, поежилась. Вмиг стало холодно и захотелось к теплому камину.
   - Значит, ты не доволен, что все так повернулось?
   Мне было боязно узнать дальнейшие слова мужчины, что решение принимал не он и сейчас, чтобы насолить матери, откажется от своего предложения.
   Внутри все замерло и остановилось. В какой-то миг я поняла, что наступил час истины, когда должна решиться моя дальнейшая судьба. Неужели Вольф был прав и Жорж решил ему уступить, отказавшись от договоренности? Моя вера в себя, в свою судьбу дала трещину, разве что не осыпалась острыми осколками к ногам. Неужели мой сон не был вещим? Неужели все было зря?
   - Я так не думаю, - слова запутались в моих волосах. - Ты забавная. С тобой не будет скучно. Это, во-первых. Во-вторых, мне понравилось твое желание мне помочь...
   - А, в-третьих? -поторопила, желая как можно быстрее услышать свой приговор.
   - А, в-третьих, ты находчивая, - мои плечи поникли. Это было совершенно не то, что я хотела услышать. - Думаю, что про красивая, умная, смелая, терпеливая и так далее говорить не стоит, ты и так об этом знаешь, - услышала я улыбку в голосе.
   - Нет. Мне об этом никто не говорит. Все что-то скрывают, - в сердцах произнесла я.
   - Но и ты у меня полна неожиданностей, - парировал мужчина. - Не так ли?
   Он как будто что-то знал обо мне.
   Неужели?
   Сердечко забилось пойманной птичкой.
   - Я?! Нет. Я открытая книга...,- никогда ни в чем нельзя признаваться.
   - За семью печатями, - мне было приятно, что смогла вызвать положительные эмоции в этом загадочном мужчине. - Спасибо тебе, - внезапно посерьезневшим тоном произнес Жорж, притягивая меня к себе ближе.
   - За что? - не сразу сообразила.
   - За твою поддержку,- Жорж продолжил несколько позже.- За твое появление в моей жизни когда-то давно. Было весело. Я так давно не смеялся.
   - Ты помнишь?! - с ужасом воскликнула, оборачиваясь.
   - Еще бы. Такое не забывается. Я тогда первым упал, - мне стало жутко неудобно за свою детскую выходку.
   В тот злополучный день я единственный и последний раз попросилась побывать у отца на работе. У него был почти свободный день, как он тогда сказал, и он согласен меня взять с собою. Но потом оказалось, что должна состояться какая-то внеочередная встреча и меня следовало отправить домой. А я, естественно, была против столь быстрого прерывания своего посещения папиной работы. Папа отвлекся, а я убежала и спряталась. Но не совсем удачно, а в конференц-зале, где собственно и должна была проходить важная встреча. Мужчины о чем-то спорили, заседали долго и нудно, и в конечном счете мне надоело сидеть просто так и я начала развлекать себя, как могла. Я как раз тогда пыталась освоить силу, а в частности вызывание огня. Как назло у меня все получилось с первого раза, чему я была несказанно рада. Жаль, что моего оптимизма не разделяли скучные демоны, накинувшиеся на меня маленькую. Подумаешь, что связала шнурки у всех присутствующих, да еще вдобавок устроила пожар, главное же, ничего не случилось, как потом успокаивала мама бушевавшего отца. Он почему-то считал, что я выставила его в неприглядном свете, оскорбила чем-то его партнеров и практически сорвала важную встречу.
   Один лишь Жорж улыбнулся мне в тот злополучный день. И его глаза, в которых плескались искорки смеха, запомнились надолго, так, что преследовали во сне.
   Долго. Очень долго.
   Я то думала, что он меня не помнит по прошествии такого большого количества времени, а оказалось все не так.
   - Я не хотела, честное слово. Просто так само собой получилось. Мне под столом было скучно, а занудные речи меня всегда усыпляли, и вот чтобы не уснуть я решила чем-нибудь заняться. Ничего интересного под столом, кроме шнурков ботинок не было, вот я и принялась ими играть, вначале с одними, потом с другими, а дальше оно само собой получилось.
   - Знаешь, я тогда в первый раз должен был выступать перед таким количеством народа. Волновался жутко. Про себя думал, что готов сквозь землю провалиться от переживаний. И представь мое состояние, когда я начал падать. Сразу же пришла в голову мысль, что это мои слова воплотились в жизнь, - просто поведал мне Жорж о своих потаенных воспоминаниях.
   Я в должной мере оценила его доверие, боясь спугнуть нечаянным словом.
   - Прости, я не хотела сорвать тебе доклад, - попросила прощения у мужчины, выложившим мне как на духу свои воспоминания тех лет.
   - Эта мысль продержалась ровно до того момента, как вслед за мной стали падать, как подкошенные, все те, кто пытался прийти мне на помощь, - я различила нотки удовлетворения в голосе Жоржа. - Тогда такая каша заварилась.
   - Ага. Никто не мог понять откуда дым. Я тогда столько новых слов узнала. На всю жизнь запомнила, - мужчины не стеснялись в выражениях, хотя с виду было нельзя сказать, что в лексиконе прилично одетых господ присутствовали жаргонизмы, присущие портовым грузчикам. Некоторые выражались так витиевато, что мои неокрепшие уши сворачивались в трубочку от услышанных перлов изящной словесности.
   Меня под столом обнаружили быстро. Первым был Жорж, но он меня не выдал, а вот Вольф сдал с потрохами. Этот поганец схватил меня за ухо, когда я не желала вылезать из под стола. Папа потом на него так накричал. Тот оправдывался, что принял меня за мальчика. Я же не виновата, что всегда была сорванцом. Папа хотел мальчика, а родилась я, но от этого он не меньше любил меня и баловал. Правда, после того случая на работу к себе больше не брал, считая, что дважды на одни грабли наступать не стоит.
   Мы потом еще долго с родителями вспоминали о случившемся. Я становилась перед мамой и папой и в красках рассказывала свои мысли и последующие за ними действия. А еще я хорошо могла пародировать голоса, мама ругалась, когда я повторяла плохие слова, услышанные от дядей, так что мне приходилось говорить "Пи-и" вместо них, но от этого менее смешно не становилось. Естественно, это была наша семейная тайна, о которой никто не должен был знать.
   - Я помню. Я тоже тогда почерпнул для себя много новых слов, - усмехнулся Жорж. - Но, знаешь, ты тогда мне помогла. Даже очень, - поделился со мною мужчина.
   - Чем же? - не могла понять что я такого сделала, чтобы облегчить жизнь черноглазому.
   - После того, как мы собрались во второй раз... тебя уже тогда под столом не было, - демон уже вовсю улыбался мне в волосы, - мне было гораздо проще выступать. Я всякий раз, когда в груди поднимал голову страх, вспоминал как падали, словно подкошенные, серьезные мужи и какие у них при этом были лица. Это придавало мне силы. Так что я должен сказать тебе спасибо за вселенную в меня уверенность.
   - Вот уж не ожидала ничего подобного, - растерянно произнесла в ответ.
   Я как-то никогда не думала, что у самодостаточных мужчин, каким я видела Жоржа, бывали подобные моменты слабости. Для меня он всегда был образцом для подражания.
   - Холодно уже. Ты замерзла, - шепнул мне Жорж. - Наверное, пойдем отсюда потихоньку. Я уже успокоился. Теперь можем ехать. А то опять тебя родители хватятся, - подтолкнул меня мужчина в сторону, откуда мы появились.
   При этом он повернул меня в сторону так, чтобы удобно было идти, но при этом заслонил от ветра, дующего с водохранилища. За ним я ощущала себя, словно за каменной стеной и мне это чувство нравилось до безобразия.
   - Я думаю, что мама уже так не будет волноваться, зная, что я с тобой, - пояснила Жоржу, обнимая его рукой за пояс.
   Мне в голову пришла нескромная мысль, что если бы мужчина был без рубахи, то я смогла бы прикоснуться к его коже, чтобы еще ближе прижаться.
   Мда. И какие только тайные желания во мне бродят, находясь наедине с мужчиной?
   Вокруг уже стемнело. Хорошо, что и я, и Жорж обладали острым зрением и возможностью видеть в темноте, а иначе трудно бы было поручиться за наши жизни. Упасть в бушующую пучину, что пенилась совершенно недалеко от нас как-то совершенно не хотелось. Да даже искупаться в холодной воде и то было сомнительным удовольствием.
   - Мама у тебя мудрая женщина..., - начал он.
   - Хотя поначалу и не скажешь? Да? - подняла я голову, заглядывая в глаза.
   - И любит тебя, - легкую нотку горечи расслышала в голосе Жоржа. Почему-то мне показалось, что в данный момент он сравнил мою мать и Матильду, и сравнение было не в пользу последней.
   Печально.
   - Да. И я ее люблю. Только иногда она перегибает палку, но это на мой взгляд. На ее она поступает правильно во всем, ну или почти во всем,- поведала жениху.
   - А я в детстве любил проводить все больше времени с отцом, - ни с того ни с сего произнес мужчина, уходя с неприятной для него темы про матерей.
   - По-моему он у тебя классный.
   - Ага. Помню как в детстве он каждый день приносил мне железную монету, чтобы я мог положить ее в копилку. И так было на протяжении длительного времени. У нас выработался определенного рода ритуал. Он рылся по карманам, стучал, делал вид, что ищет, а когда находил, то торжественно вручал мне. Я был в диком восторге, видя, что с каждым днем копилка разрасталась все больше и больше.
   - А на что собирали? - задала вопрос.
   - Знаешь, я уже толком и не помню, на какую-то игрушку или конструктор. Главное, что у нас с ним была общая тайна, о которой мы никому не рассказывали.
   Мы подошли к машине. Уселись и поехали.
   Свет, падающий от щитка приборов, выхватывал волевой подбородок мужчины, на которого я любовалась всю дорогу, пока мы возвращались назад в город. Как-то так сложилось, что на обратном пути мы практически не разговаривали. По всей видимости слишком многое было сказано до этого, оно и требовало обдумывания.
   - Приехали, - донеслось до меня, как сквозь вату.
   Я и не заметила как задремала под мерное движение автомобиля. Поездка домой разительно отличалась от дороги в сторону водохранилища, как небо и земля. Назад Жорж вел машину спокойно, не спеша, соблюдая все требования знаков дорожного движения. Прямо таки образцовый водитель, хоть на доску почета отправляй с надписью - "демон -- образец для подражания".
   - Уже?! - я потянулась, стараясь восстановить кровообращение в затекших членах. - А я и не заметила. Будем прощаться тут или проводишь до двери? - возьми и брякни я. Мне не хотелось расставаться.
   - Я бы с удовольствием, но ...,- я заметила неуверенность со стороны своего жениха.
   - Да я пошутила, - отмахнулась от своих же слов. Получалось, что я как бы напрашивалась. Мой жених потянулся ко мне, но на полпути остановился.
   - Хотя...кажется твоя мама уже стоит на пороге, - молвил Жорж.
   Я обернулась и разглядела силуэт на фоне дома. Точно маман собственной персоной.
   - Не бойся. Это она с виду такая ... грозная, а на самом деле у нее доброе сердце..., а когда не злится, то, вообще, милашка, - постаралась я оправдать мамино поведение.
   Дверь с моей стороны резко открылась и в проеме показалось недовольное лицо той, о ком мы вели речь. Легка на помине.
   - Ну и долго вы тут сидеть собрались? Не кажется ли вам, что пора бы уже выйти из машины и засвидетельствовать свое почтение? - я чувствовала, что маменькин внутренний маятник может в скором времени качнуть в неугодную для меня сторону. Следовало срочно спасать ситуацию, но меня опередили.
   - Мадам Жени, доброй ночи. А мы вас совершенно не заметили, - с милой улыбкой на лице сообщил Жорж.- Сидим тут, разговариваем. Прощаемся.
   Кажется еще один демон понял, что с мамой надо дружить, а не ругаться.
   - Скажешь тоже, не заметил он. Думаешь, я не знаю какие вы демоны глазастые, - проворчала мадам Орски.
   Хм. А маман, кажется, не так недовольна, насколько хочет пообщаться.
   Жорж резво выскочил из машины, обогнул ее и, оказавшись рядом, подал мне руку. Мама предусмотрительно отошла в сторону, внимательно следя за действиями Жоржа.
   - Я только хотел проводить в дом Лизетту, но теперь вижу, что провожать придется и ее прекрасную маму, - вторую руку он предложил мадам Жени.
   Ну и хитрец же. Вот даже не подумала бы, что в Жорже столько от дамского угодника.
   Мы милой троицей поднялись по ступеням спящего дома, оказавшись внутри, мой жених галантно раскланялся вначале со мной, а потом и с мамой, сославшись на позднее время пожелал нам спокойной ночи и удалился восвояси.
   - Мам, и что это было? - спросила у родительницы, когда вдалеке растаял последний звук удаляющегося автомобиля.
   - Цену тебе набивала, - как ни в чем не бывало произнесла моя красавица.
   - Не поняла,- изумлению не было предела. Что это такое она удумала?
   - Пошли пить чай с мелиссой,- потянула меня мама в сторону кухни. Она просто обожала этот напиток и могла пить его литрами хоть целый день.
   - Объясни, - я заупрямилась, остановившись, и не собираясь двигаться с места, пока не узнаю в чем дело. Все же ее поведение выходило за рамки приличий.
   - Какая же ты у меня маленькая, - молвила мама.- Вот не выйди я, то что бы произошло?- задала она мне встречный вопрос.
   - Что?- мне тоже хотелось узнать.
   - Жорж бы тебя поцеловал,- уверенно ответила она.- Ведь так? - кажется, в этом она не сомневалась ни на секунду.
   - Не знаю, - честно ответила, думая, как бы я отреагировала на случившееся. Понравилось бы мне или нет? А если бы понравилось, то захотелось ли продолжения? Кто о том ведает?
   За меня ответила родительница.
   - А я знаю. А теперь он останется неудовлетворенным и будет думать о тебе всю ночь.
   Ничего себе заявочки. И как она до такого додумалась?
   - С чего ты так решила?
   - Потому как он на тебя смотрел перед уходом, глупенькая, - и мама потрепала меня по голове. - Со стороны оно виднее.

***

   Я мерно жевала кусочек отварной моркови, параллельно гоняя по тарелке третью часть от стручка зеленой фасоли, собираясь расправиться с ней в следующий присест. Если бы мне сказали еще пару лет назад, что буду следить за тем, что кушаю, то я непременно рассмеялась этому камикадзе в лицо. Ведь считала, что полезные вещи не могут быть вкусными и только то, что хорошенько прожарено, посолено, сдобрено соусами подпадает под наименование "еда", все же остальное только необходимый набор витаминов, минералов, клетчатки и чего-то там полезного. Теперь же я так не думала.
   А все благодаря своей любимой подружке, которая отучила меня есть фастфуд, поставившей надо мной эксперимент за один присест избавив от вредных привычек. И надо отдать ей должное, ей это удалось, хоть и с угрозой для моей жизни. Вольга постаралась на славу, заставив отказаться меня есть не задумываясь все что попадалось на глаза.
   Как-то мы с ней поспорили, что она с помощью одного бутерброда добьется отвращения к любой быстрой пище, поможет меня похудеть, и позволит пощекотать нервы, что похлеще, чем прыжки с небоскреба в центре города.
   Тогда я ей не поверила, а зря. Свою задумку она выполнила на все сто процентов. После того случая я с ней не разговаривала на протяжении полутора месяцев, потому как намеревалась убить, разорвав на мелкие части, которые намеревалась развеять именно с того самого небоскреба, что служил отправной точкой для прыжков с высоты.
   Задумка Вольги была до гениального проста. И заключалась она ... а, собственно, она ни в чем экстраординарном не заключалась. Мы в очередной раз пошли с ней гулять по городу и когда устали, то сели перекусить. Подруга сбегала за бутербродами в соседний магазинчик быстрого питания. И нет чтобы мне заподозрить ее в чем-то страшном и противоестественном. Я этого не сделала, съев предложенное угощение.
   Последствия заявили о себе где-то минут через двадцать, когда у меня начал жутко болеть живот, потемнело в глазах и жизнь показалась не мила.
   Очнулась я в больнице, после того как меня выполоскали изнутри, словно грязное белье в проруби. Рядом сидели заплаканные Вольга и мама, причем мама косилась на подругу, периодически выпуская когти.
   - Что случилось? - задала вопрос, глядя то на одну, то на другую.
   - Это ты у своей подруги спроси, которая чуть не отправила тебя на тот свет, - в сердцах бросила мама. Я перевела взор на Вольгу.
   - Что случилось? Что случилось? Зеленая колбаса случилась, - покаянно произнесла девушка опуская глаза. - С тебя причитается.
   Оказалось, что эта зараза, чтобы выиграть спор и доказать свое превосходство подсунула мне в бутерброд пропавший продукт, который и вызвал жуткое отравление организма, поставившее меня на грань жизни и смерти.
   В итоге она своего добилась. Я побывала на грани, перестала есть всякую гадость и похудела килограммов на пять за один день.
   Впрочем, когда я вышла из больницы, то с удовольствием отправила Вольгу в свободный полет без парашюта с одного небезызвестного небоскреба, оставив уповать ее только лишь на силу моих объятий. Летели мы громко, запомнив тот день надолго.
   - Ну и что ты тут сидишь киснешь? -гаркнула мне в ухо невесть откуда появившаяся Вольга. Я вздрогнула от неожиданности. Вроде бы еще мгновение назад я никого рядом не ощущала.
   - Тебя жду. Забыла? - огрызнулась в ответ.
   - Детка, я тебя не узнаю в гриме, - Вольга присела рядом со мной. - У тебя фасоль проросла в мозг? Или может быть морковка пустила корни в желудке? Чего ты бродишь как вчерашний компот? - возмутилась девушка.
   Я подняла глаза на подругу, перестав расчленять ни в чем не повинную фасолину.
   - Всевышний в тапках, ты плакала? - воскликнула девушка, внимательно глядя на меня. - Кто посмел занять мое место по расстраиванию Лизочки? Покажи этого засранца пальцем и я ему все уши туннелями утыкаю, я ему губу растяну, пирсинг в брови позасовываю. Да я ему мошонку проколю в трех местах, протяну цепочку в дырочки и повешу колокольчик, чтобы звенел, не переставая...
   - Хватит, - оборвала я девушку. - Не надоело придуриваться? - Вольга сразу же посерьезнела.
   - Ничего себе заявочки. Раз ты встала на страже правильного поведения для непорочной барышни, то случилось что-то серьезное, из ряда вон выходящее. Ну-ка, подруга, колись что стряслось?
   Девушка сразу же изменилась на глазах. И куда только девалась разбитная девчонка.
   - Ничего, - отмахнулась я, продолжив свое занятие.
   - Нет. Так дело не пойдет. Ты мне все расскажешь, а иначе я засуну недоеденную фасоль тебе в нос и пусть все думают, что у тебя...
   - Вольга, ну хватит! - взмолилась я. - Не продолжай. Ты меня в могилу сведешь своими шуточками.
   - Тогда рассказывай, а не трепи мне нервы. Я и так дама с заскоками, а ты из меня совсем ненормальную делаешь, - проникновенно произнесла девушка, внимательно смотря на меня.
   - Дурью больше, дурью меньше, все равно по тебе психушка плачет.
   - Не переживай, детка, я тебе коечку рядом забронирую, - пообещала мне подруга, подпирая кулачком подбородок. - Ты мне зубы не заговаривай. Колись. Немедленно.
   Я вздохнула, подвела под потолок глаза, еще раз вздохнула. Вольга терпеливо ждала.
   - Я не уверена, что мне нужна эта официальная помолвка, - произнесла наконец, стараясь не смотреть в глаза подруге.
   - Обалдеть. Я в шоке. У тебя тараканы белены обожрались? Или клея нанюхались? А может быть ...
   - Да, хватит, - одернула я подругу. - Как ты не понимаешь. Мне страшно, - я молитвенно сложила руки, начав заламывать пальцы.
   - С этого места поподробнее. Я вся внимания.
   Я оглянулась по сторонам, как бы проверяя нет ли кого-нибудь рядом. Убедившись, что никого нет, только тогда позволила шепотом произнести то, что меня беспокоило.
   - За мной следят.
   - Это кто же за тобой следит, милая Лизетта? - раздался насмешливый мужской голос прямо у меня над ухом.
   Я взвизгнула, и мне практически это удалось, не закрой мне кто-то рот рукой. Длань была большая и явно принадлежала мужчине. От проникшего под кожу леденящего кровь ужаса мое тело сковало оковами страха. Я даже и представить не могла, что могу так испугаться. Все случилось настолько неожиданно.
   - Зачем так кричать, милая Лизетта? Ты же всех перепугаешь, а нам это надо? - Вольф Расхи собственной персоной появился в поле моего зрения. Пришлось перестать дергаться в крепких мужских руках и дождаться объяснений.
   Перевела взор на свою подругу, сидящую, аки мышка в норке, с интересом в глазах взирающую на внезапно возникшего рядом мужчину. Мне не понравился ее голодный настрой, с которым она буквально поедала глазами меченого.
   - А ты чего молча смотришь как меня тут пытаются придушить? - накинулась я на Вольгу, сидящую с довольным видом.
   - Радуюсь, что, наконец, найдется тот, кто избавит меня от мучений, - с придыханием ответила предательница. А еще подругой называлась. Убила бы сучку крашенную.
   - Правильно говорит очаровательная девушка, - Вольф отпустил меня и уселся рядом с довольным видом. - Кстати, как зовут очаровательную девушку?- мило поинтересовался сероглазый.
   Он был на себя не похож, весь такой медовый до тошноты.
   - Вольга Ставриди, - протянула руку через стол поганка в обличии девушки.
   Вольф с огромным удовольствием приник губами к Вольгиной длани. Фу, смотреть противно, настолько это выглядело сладко, аж приторно. Я скривилась от слащавости разыгравшейся передо мной сцены.
   - Вольф Расхи. Прошу любить и жаловать, - представился мужчина, раздевая взглядом мою подругу. А на меня он так не смотрел. Никогда.
   Не произнести вслух о чем подумала я не могла. Свое отношение выразила в полной мере, не забыв сдобрить острыми словечками. Гад.
   - Не обращайте внимание на Лизетту, она у нас всегда такая колючая, - принялась оправдывать мое поведение предательница.
   - Да я уже вплотную столкнулся с ее противным характером, - глядя в глаза Вольге сообщил Вольф.
   - Эй, а меня тут нет? - возмутилась пренебрежительным отношением к своей персоне.
   - Ты есть, но тебя тут нет, - Вольга не сводила взгляда с Вольфа.
   Она с ним заигрывает, догадалась я. Неужели он ей понравился? Меня неприятно поразила подобная мысль.
   - Вот уж точно сказано, - меченый соизволил посмотреть в мою сторону. - Не думал, что у настолько прекрасной девушки с милым именем Вольга может быть такая ужасная подруга, как Лизетта.
   Это он сейчас о чем? Это он меня провоцирует? Это он жаждет скандала в людном месте?
   Пришедшие в голову мысли неприятно поразили. Неужели брат Жоржа настолько противен?
   - Самая лучшая подруга, - многозначительно произнесла Вольга, не забывая строить глазки своему собеседнику. Так бы и стукнула по голове чем-нибудь тяжелым. И вроде бы сказала добрые слова, но при этом соизволила обо мне высказаться недвусмысленно. Р-р-р-р.
   - Может быть вы тут поворкуете, а я пойду, - начала подниматься со своего места. Однако мне на руку тут же опустилась мужская ладонь, приковавшая к столу.
   - Не стоит принимать столь поспешных решений. Я еще не закончил, - меченый вызвал волну недоумения и недовольства во глубине моей загадочной души.
   - А мы ничего и не начинали. Да и ты совсем не тот, с кем бы я хотела что-нибудь замутить, -окинула мужчину презрительным взглядом, давая понять, что он совершенно не в моем вкусе.
   - Смеешься что ли? - Вольф удивился. - Ты о чем, мелкая, подумала? - в голосе было слышно явное возмущение. - Что я на тебя виды имею? Ха-ха. Это только у Жоржа крыша съехала, а у меня все в порядке.
   - Не смей в таком ключе отзываться о моем женихе! Слышишь! Ты со своей мамочкой его терпеть не можете. Решили со свету сжить? Думаешь, я маленькая? Глупенькая? Не понимаю к чему вы клоните? Решили нестабильным выставить, чтобы все себе захапать? А вот фиг вам!- и я со всей дури опустила тарелку с недоеденной фасолью на голову Вольфа. Послышался неприятный треск. Части стручков разбежались зелеными тараканами по полу.
   Я так надеялась, что лопнула голова мужчины, но это оказалась всего лишь тарелка, а голова осталась в целости и сохранности. А жаль. Видимо, слабо стукнула.
   - Ничего себе! - только и смогла вымолвить Вольга, тараща на меня глаза размером с мячики для тенниса. - Ты же ему чуть черепушку не пробила.
   - А он меня чуть не сбил, напугал в людном месте, украл, заставил обернуться помимо воли, а еще третировал сколько мог,- принялась перечислять прегрешения меченного. - Я тебе про него рассказывала.
   - Так это был он? - Вольга вскочила и со звоном ложечки в кружке, опустила последнюю на голову обалдевшего от внезапного нападения мужчины. - Мало ты его саданула. Надо добавить.
   Вот это я понимаю -- подруга. При хорошем расположении духа может глотку перегрызть любому, кто только посмеет на нее косо посмотреть. Мне в том числе. Но стоит только меня кому обидеть, так преданней защитника не найти. Проверено годами совместной жизни. Нашего тандема иногда даже папенька побаивается. По крайней мере, когда мы "мило просим" отвезти нас в салон, опаздывая, он старается отложить все дела, чтобы как можно быстрее исполнить нашу просьбу. От греха подальше. А то можем нечаянно и шины на машине спустить. Было дело. В кино собирались, а родственничек отмахнулся, мол, мои дела важнее. Ну, важнее, так важнее решили мы с Вольгой. В тот раз папа опоздал, так как в срочном порядке пришлось подкачивать колеса, чтобы машина могла поехать. Естественно, виновников не нашли. Подумали, что местная шантрапа балуется. Но мы то все знали чьих рук было дело.
   - Девки, вы чего? - ошалело на нас смотрел Вольф, не зная что и предпринять. Не драться же с нами. Это явственно читалось в его глазах, перескакивающих с одной на другую.
   И тут по виску мужчины потекла багровая струйка и закапала на ворот.
   - Лизка, мы ему голову пробили! - Вольга, не ожидавшая ничего подобного, принялась заламывать руки.
   - Я его покалечила - я его и полечу, - принялась вырывать руку из захвата мужчины, чтобы осмотреть место повреждения.
   Тут нервы Вольфа не выдержали, он дернулся с очумелым видом от меня, как от прокаженной.
   - Не надо. Само пройдет.
   - Нет уж. Давай, - задрались мы с Вольфом. Я изо всех сил пыталась прорваться к поврежденной голове мужчины, чтобы посмотреть дело рук своих и Вольги, а он отчаянно сопротивлялся. Бывают же такие упертые крылатые. Судя по всему нам с подругой на растерзание достался именно такой. Настырный и вредный.
   - Сказал, не надо, - гневно сверкнул очами на меня демон.
   Ой, боюсь, боюсь, боюсь. У меня дома свой демон есть. Когда мама не в духе, то демон против оборотня заметно хилее выглядит. Хотя, это же мама и папа. Не надо об этом забывать. Я как-то присутствовала, будучи незамеченной, на ссоре родителей. Что тогда творилось? Страшно вспомнить. Крыша в доме подпрыгивала и ходила ходуном от зашкаливающих эмоций. Зато как они потом отчаянно мирились. У меня до сих пор уши краснеют от смущения.
   - Ладно, - милостиво подвела черту Вольга. - Не трогай его, а то совсем покалечишь. Ты, главное, Вольф, не давай ей из себя осколки вытаскивать, а то она такая -- что не вытащит, то может и закопать, чтобы не видно было.
   Вот за что я люблю Вольгу, так это за ее непосредственность, что хуже пистолета. Из того хоть промахнуться можно, а подругин язык бьет наповал, точно в яблочко.
   - Куда закопать? - мужчина не был испуган, скорее делал вид. Хотя, играл качественно. Я видела это по равномерно пылающей ауре. Вольф был несколько раздосадован, что разговор пошел не по его сценарию, но не более.
   - В рану поглубже, чтобы не было видно, - мило улыбнулась подруга. - А у тебя, правда, личинка ежика маленькая?
   Это был полный абзац. Мужчина как стоял, так и сел. На его лице читалось открытым текстом, что Вольгины слова стали контрольным в голову.
   - Девицы, вы меня в гроб сведете. Я даже по ту сторону грани не так себя чувствовал, как с вами, - чуть устало поведал нам мужчина, покачивая от удивления головой.
   Это было что-то новенькое. Неужели Вольф был там, откуда практически никто не возвращался? Мы с Вольгой переглянулись и, набрав в легкие побольше воздуха, принялись наперебой выспрашивать у меченого не лукавит ли он и на самом ли деле был с той стороны.
   - Был, - коротко ответил мужчина. Кажется, он был не рад, что проболтался в пылу разговора.
   - А вот с этого места поподробнее, - поторопила Вольга нашего интересного собеседника. - Правда, что там нет красок и все как будто размыто?
   - А я слышала, что там все двумерные, как картинки в книге, - перебила я подругу, обходя по кругу, как в замедленной съемке Вольфа. Потому как я не оставляла надежды заглянуть на его макушку. Все же брат моего жениха. Не дай всевышний какую заразу занесла. Вдруг тут тарелки не моют должным образом. Я где-то читала, что яйца аскарид живут долго и в любых условиях, в частности под ногтями посудомоек. А их обычно же набирают из низов общества, чтобы не платить большую заработную плату. Когда вылупляются взрослые особи, то они могут проникнуть в любой орган, словно проволочники. В моем буйном воображении уже нарисовалась картинка, как будто в головном мозге Вольфа копошатся круглые черви. Я с ужасом смотрела на мужчину, жалея, что стала причиной его трагедии, коря себя за порывистость.
   - Все несколько иначе, чем вы обе думаете, - тут меченый замолчал, перехватив взгляд брошенный на меня.- Что такое? - а я возьми и расскажи в красках все что только представила перед глазами.
   - Они съедят тебя заживо, - было последней моей фразой перед тем, как я произнесла следующую. - Надо срочно сделать ампутацию, - и приблизилась еще на пол шага к мужчине.
   - Чего? - Вольф вскочил со стула.
   - Личинок, конечно. А ты что подумал? - задала я вопрос. - Неужели головы?
   - Это тебе надо голову срочно ампутировать, потому как лечению она вряд ли поддастся, - меченый стал за стул, чтобы при необходимости начать им защищаться. Я чувствовала его намерения.
   - Сядь, - приказала Вольга. - Чего ты всполошилась? Так быстро они не развиваются, - успокоила нас девушка. - Если что и случится, то не скоро, тогда к нам вряд ли кто придерется. Уже все следы будут уничтожены, - скучающим тоном сообщила дальше, словно читала лекцию по высшей математике по курсу теории вероятности.
   Но долго тут моя подруга не выдержала и начала мило подхихикивать. Видимо, она просто больше не смогла сдержаться. Вольф, поганец, сразу же догадался что к чему, заявив:
   - Девочки, по вам лозина плачет.
   Сероглазый демон шикнул на меня, непозволительно резко дернувшись в мою сторону. Настало время и мне отшатнуться.
   - Сядь на место. И больше чтобы не вставала. А то точно выпорю, - пригрозил мужчина.
   - А он того... быстро нас раскусил, - сложив губки бантиком сообщила Вольга. Она была непозволительно хороша со своим новым цветом волос и помадой тон в тон.
   - Если бы ты не засмеялась, то ничего бы не было, - напустилась я на подругу. - Весь кайф испортила.
   - Так вот вы как, девушки, развлекаетесь, - подозрительно спокойно произнес Вольф.
   Эх. Зря мы с Вольгой его не додавили. Обычно случайные кавалеры выдерживали и того меньше, хотя не каждого мы били по голове, но это была крайняя мера. Нечего нас было злить.
   - Разве это развлечения? Вот когда на нас начинали жаловаться в полицию, вот тогда было весело, а сейчас ...так... слезы одни, - подперев подбородок кулачком выдала нас с потрохами подруга. Убью заразу, чтобы не мучилась.
   - Ох, и мало вас в детстве пороли, - с сомнением в голосе произнес мужчина, подзывая официанта. - Голубчик, накрой-ка мне вон на том столе. Принеси... что там у вас есть за рыбка? - дождавшись ответа, сделал заказ из трех блюд.
   У меня аж слюнки потекли как он это сделал.
   - Ладно, девушки, покину я вас, - равнодушным тоном сообщил нам меченый. Поднялся и пересел на другое место. К нам спиною.
   Это было верхом наглости, вот так запросто проигнорировать наше общество. Мы с Вольгой переглянулись, поняв друг друга с полуслова.
   - По-моему, мы с тобой не прощались, - зашла с одного бока подруга.
   - Не культурно просто так покидать девушек. Не по-мужски, - продолжила я, оказываясь с другой стороны.
   - О, барышни! Рад вас видеть, - как ни в чем не бывало произнес Вольф, отводя взор от экрана телефона. - Вы, наверное, спешите. Не смею вас задерживать.
   - Нас только что послали? - спросила Вольга.
   - Ага. Мне тоже так показалось.
   - Э, нет. Вам не показалось. Идите девушки куда шли. Я от вас устал, - мужчина прикрыл глаза, как бы подтверждая свои слова. - Всего вам доброго. До новых встреч.
   Мы с Вольгой переглянулись еще раз, намереваясь устроить одному зарвавшемуся мужчине апокалипсис в конкретно взятый момент времени. Я даже улыбнулась в предвкушении, думая, что же в этот раз взбредет в голову подруге. Мы с ней с постоянной периодичностью менялись ведущими ролями, чтобы не было скучно и не так было обидно, дабы одна из нас не главенствовала.
   И когда уже с Вольгиных уст должна была слететь первая подача, которую мне следовало сиюминутно отбить, придумав продолжение реплики, действия или чего-нибудь еще, то у нее как назло зазвонил телефон. Девушка недовольно скривилась, мол, весь кайф обломали. В нашем деле вдохновение было главной составляющей процесса. Без него наши милые шалости не выглядели такими уж милыми и добрыми. Кроме того, зло мы уже пошутили над бедным Вольфом, теперь настала очередь приятных неожиданностей.
   - Да, - резко бросила девушка в трубку.
   - Это ваша машина...? - и незнакомый мужской голос произнес в трубку набор цифр и букв.
   - Ну, моя, - глянула на меня Вольга, зная, что я прекрасно все слышу. Вольф в это время принялся отведывать свой заказ, совершенно не обращая на нас внимание, будто нас нет рядом. Он с невозмутимым видом рассматривал кусочек рыбы, только что отрезанный с мастерством, которому позавидовала бы сама императрица. Оказалось, что нашего противного знакомого обучали этикету, причем он имел неплохие успехи.
   - Тут ее эвакуатор увозит со стоянки. Вернее, собирается увезти.
   - Почему?- удивлению девушки не было предела.
   - В неположенном месте.
   - А вы кто?
   - А я тот, кто ее скоро увезет, - невидимый собеседник усмехнулся. - Но если вам будет чем меня убедить, то возможно машина останется на месте.
   Я сразу же догадалась, что у Вольги недвусмысленно вымораживают мзду. Однако ничего не поделаешь, водился за ней такой грешок бросать автомобиль где только вздумается. Вот говорила я ей -- не ставь под знак, уведут. Так нет. Она сказала, что у нее есть прекрасная охранка, недавно приобретенная, отводящая взгляды. По всей видимости, нашлись те, на кого эта примочка не подействовала. Пусть в следующий раз думает как правильно парковаться и где.
   - Иду, - коротко бросила Вольга, отрубая связь. - Пошли взятку давать, - это она мне.
   - Не-а, не пойду, надо было меня слушать, а не бить кулачком в грудь и кричать, что ты самая умная. Иди теперь и подмазывайся как знаешь. Я тебе не помощница. Нечего быть такой твердолобой. Кроме того, я не собираюсь быть преступницей.
   - Ну и пойду, - зло глянула на меня подруга. - Все равно ты не права, - напоследок бросила Вольга, прежде чем, крутанув милой попкой, удалиться прочь.
   Я перехватила взгляд, брошенный Вольфом на мягкое место девушки.
   - Что? Нравится? - не смогла сдержать ядовитых слов, рвущихся с языка.
   - У тебя лучше, - с невозмутимым видом ответил мне меченый.
   Я даже поперхнулась от неожиданности. Настолько удивительным было услышать от мужчины подобные слова. Вот и попала впросак. Хотела подколоть, а теперь сама не знала как поступить и что сделать.
   - Присаживайся. В ногах правды нет, - мило предложил мне Вольф. Он в очередной раз как-то незаметно изменился, словно был хамелеоном, или, по крайней мере, имел примесь в крови.
   Мне хотелось уйти, то есть позорно сбежать от Вольфа, но как-то не находилось подходящих слов, чтобы замаскировать свое отступление с поля боя.
   - Что же медлишь? - заломил бровь меченый. - Или меня боишься? - улыбка появилась на холеном лице демона. Сейчас он как нельзя сильнее подходил на роль искусителя, предлагая в обмен на богатства что-то особенно необходимое в данный момент.
   - Нет, - я плюхнулась на стул, что стоял напротив мужчины, дабы как можно большее расстояние отделяло меня от него. Таким, каким я в данную секунду его видела, он мне не особо сильно нравился. От него исходила явная опасность. Мой внутренний голос просто кричал -- беги, спасайся. Но разве я когда слушала его?
   - Хорошая девочка, - приторно-сладким голосом буквально проворковал Вольф.
   Я напряглась, не зная чего ожидать от мужчины, чувствуя себя действительно маленькой девочкой перед большим злобным медведем, что повстречался на моем пути.
   - Я не твоя девочка, - одернула меченого.
   - А я разве сказал, что моя? - мужчина положил локти на стол и сложил руки под подбородком. - По-моему нет. А ты хочешь стать моею? - мед в голосе обволакивал, погружая в какую-то полудрему. - Дай мне руку.
   Я, не осознавая что делаю, подчинилась просьбе мужчины. Его ладонь была теплой и твердой, словно высеченной из камня или металла. Я буквально чувствовала, что пальцами, сжимающие мои, не только запонки умели застегивать, но и голову свернуть при необходимости. Мужчина потянул мою руку к себе, поворачивая ладонь таким образом, чтобы костяшки пальцев рук оказались повернуты к нему.
   - У тебя такие нежные пальчики. Так и хочется их поцеловать, - что меченый незамедлительно сделал, поднося мою руку к своим губам, но не коснулся, а всего лишь обдал горячим дыханием, при этом взгляд мужчины был прикован к моим глазам, притягивая к себе, вовлекая в омут серых озер, где на глубине таился, а вот что или кто мне было неведомо. Потому как дальше мужчина меня не приглашал. Пока не приглашал.
   Зато мое сознание плавало в каком-то киселе, затрудняя мысли, приглушая чувства.
   - Расскажи, детка, чего ты боишься? - вкрадчивый голос и гипнотизирующий взгляд вкупе не давали мне шанса ускользнуть от разговора, который скорее был похож на допрос под принуждением. - Кого ты боишься? Кто тебе угрожает? - слова сыпались как горошины из гнилого мешка.
   - За мной следят, - я тонула в серых омутах и не было от них спасения.
   - Кто? - усилил нажим Вольф.
   Если бы кто со стороны посмотрел на нас, то ни за что бы не подумал, что в данную минуту совершается преступление, потому как ментальное принуждение каралось достаточно строго. Для всех мы были просто влюбленной парой, которая не нашла другого места как начать миловаться на людях.
   - Я не знаю. Я чувствую взгляд. Он меня преследует. Глаза. Глаза. Повсюду глаза. Они светятся.
   Мужчина недовольно поджал губы. Он явно желал более конкретного ответа.
   - Что случается с невестами? - задал внезапный вопрос меченый.
   - Невесты становятся женами, - как в трансе произнесла я.
   Вольф скривился. Ему не понравился ответ.
   - Кто преследует невест Жоржа Расхи? - на этот раз более конкретно поставил вопрос мужчина.
   Давление вокруг меня усилилось. Я уже была не в киселе, а в полузастывшем бетоне. Виски нещадно сдавливало, а в голове начала пульсировать боль, будто кто-то отбойным молотком пытался пробить брешь в моей черепной коробке. Я была словно фарфоровая кукла, похожая на живого человека, но совершенно неживая внутри. Сознание меркло, сжимаясь в крохотную точку, грозя погаснуть насовсем.
   Я собралась ответить на поставленный вопрос, даже приоткрыла рот, хотя мне было трудно это сделать.
   - А чем это вы тут без меня занимаетесь? - раздался веселый голос Вольги. - В гляделки играете?
   С моих плеч словно бетонная плита упала. Сразу стало легче дышать. Вольф Расхи недовольно зарычал, поворачиваясь к подошедшей подруге. Он не ожидал так скоро встретиться с еще одним стихийным бедствием
   - Машину вернула? - рыкнул мужчина.
   - Не-а, - легкомысленно произнесла девушка. - Решила, что ходить пешком гораздо полезнее. Лизетта, что с тобой? На тебе лица нет, - обратилась ко мне подруга.
   Вольф по-прежнему держал мою руку, не желая отпускать.
   - Да брось ты его, - с силой ухватилась за наши ладони девушка и разорвала контакт. Между нами будто лопнула туго натянутая струна. - Он руки перед едой не моет. Я лично видела.
   Подруга сцапала мои руки, не обращая внимание на недовольного Вольфа, развернула к себе и принялась вглядываться в глаза. Что-то явно в них увидела, бросила недоуменный мимолетный взгляд на соседа, то тут же вновь обратила внимание на меня.
   - Совсем озябла. Давай согрею, - и Вольга принялась дуть на мои ледяные ладони, даря свое тепло.
   Я потихоньку выходила из состояния ступора, начиная понимать происходящее. Только что на меня оказывал психологическое давление один подлый демон, обладающий неимоверной силой, будь он не ладен. Стряхнув оцепенение, я уже более сознательно посмотрела на подругу. Мой благодарности не было предела. Если бы не она мне несдобровать.
   - Ну, мы, пожалуй, пойдем, - потянула я Вольгу, стараясь не смотреть на Вольфа.
   - А вы разве не хотите узнать что там за гранью? - задал вопрос меченый.
   - Вот в данный момент мне меньше всего хочется об этом разговаривать, - не выдержала подруга.- Думаю, на сегодня достаточно различного рода происшествий. Поедем-ка мы по домам.
   - Как же так? Ты же теперь без машины, а Лизетта плохо себя чувствует. Вдруг, что-нибудь случится по дороге. Я вас подвезу, - с мягкой улыбкой удава произнес Вольф.
   - Не надо. Мы сами, - запротестовала Вольга, с тревогой глядя на меня.
   - Да. Мы сами, - подтвердила в унисон уже я, мечтая как можно быстрее оказаться подальше от меченого.
   - Нет, девушки-красавицы, так дело не пойдет. Время уже позднее. Вокруг столько шальных людей бродит. Я себе не прощу, если вдруг что-то с вами случится, - мужчина бросил на стол несколько купюр явно превышающих стоимость всего съеденного раза в три. И наглым образом подхватил меня вместе с Вольгой под руки. Причем, вырваться из его захвата было практически невозможно.
   - Да мы сами...
   - Цыц, я сказал. Маме с папой будешь истерики закатывать, а мне не надо.
   И вот я опять оказалась на заднем сидении монстроподобного автомобиля с явным желанием сбежать как можно дальше и как можно быстрее. Однако знала, что ничего не сделаю, потому как Вольга сидит рядом с Вольфом и судорожно натягивает платье на острые колени, пряча от острого взгляда. Сила была явно не на нашей с подругой стороне.
   - Ты где живешь? - совершенно панибратским образом поинтересовался сероглазый демон о месте нахождения Вольгиного дома.
   - Я сегодня сплю у Лизетты. Так что нам в одну сторону, - с очаровательной улыбкой сообщила подруга. - Обе мамы в курсе. И ни дай всевышний если я не появлюсь у нее, -тут девушка кивнула в мою сторону, - нас начнут с собаками разыскивать. Так что тебе повезло. Машину надо гнать только в сторону Лизкиного дома.
   Я с огромным облегчением вздохнула, радуясь находчивости Вольги.
   - Ну, чего стоишь? Трогай, милый, - у подруги явно поднялось настроение. Она, как и я, оценила собственную мозговитость.
   - А не поздно ли вам, девоньки, спать вместе? - обманчиво мягким голосом произнес мужчина. - Не хотите ли вы сказать, что вы из тех... которые девочек любят?
   - А сейчас это модно, - Вольга закусила ноготь. Чтобы избавиться от этой дурной привычки что она только не делала. Одно дело когда маленькая девочка умильно сует пальчик в рот, а другое, когда практически взрослая женщина делает тоже самое. Это выглядит ужасно со стороны. Но когда она волновалась, то ничего не могла с собой поделать.
   - Не шути с ним, Вольга. Он же шуток не понимает, - мне следовало пресечь всякие разговоры и как можно быстрее оказаться дома, где еще будет время подумать надо всем произошедшим.
   У меня завибрировал телефон раньше, чем я услышала звонок.
   - Жорж, - радостно произнесла я, сразу же включая связь. - Привет, дорогой. А мы тут с Вольгой и Вольфом домой собираемся, - на одном вздохе выдала я, боясь, что меня кто-нибудь да прервет.
   Меченый заметно посмурнел, вызывая у меня улыбку от уха до уха.
   - Как вы вместе оказались? - я различила немного резкие нотки в голосе Жоржа.
   - Представляешь, даже не знаю. Вольф сам нас нашел в торговом центре, а теперь вот одних отпускать не хочет домой, говорит, что нас могут по пути украсть.
   - Дай ему трубку, - приказал мужчина.
   Я послушно выполнила указание.
   - Держи. Тебя, - протянула меченому телефон.
   Мужчины обменялись приветствиями и я со своим тонким слухом уловила, как братья договорились встретиться по пути, чтобы передать с рук на руки ценный багаж, то есть нас.
   Повернувшаяся Вольга подмигнула мне, радуясь неимоверной удаче.
   Все же всевышний существует.
   Я с облегчением вздохнула. Не очень приятно, когда кто-то посторонний начинает давить.
   - Ну, что? Решили где передашь важные посылки? - с улыбкой на губах спросила у Вольфа.
   - Какие еще посылки?
   - Как какие? Нас с Вольгой.
   - Вы скорее ядерные отходы третьего мира, чем важные посылки, - желчно ответил мне сероглазый демон.
   Так бы стукнула по башке за противный язык.
   - Вы опять начинаете собачиться? - с насупленным видом заявила Вольга. - Не надоело?
   Машина вырулила со стоянки под центром. В подвале было темно и неуютно, но фары яркими снопами выхватывали дорогу перед автомобилям, разгоняя вечернюю тьму.
   - Ой, а кто еще недавно бабахнула кружкой по голове? Разве не ты?- ткнула я пальцем в сторону подруги, тихой мышкой затаившейся на переднем сидении.
   Я была в приподнятом настроении. Еще бы. Скоро объявится мой Жоржик и избавит нас от присутствия одного злого демона, а потому могла позволить себе немного поиздеваться над Вольфом.
   - Я может быть не хотела, а всего лишь поддалась твоему негативному влиянию, - и как это называется? И это моя подруга? Враг и то ведет себя лучше, чем она.
   - Зато у меня душа широкая, - как ни в чем не бывало заметила я на реплику Вольги. Она еще у меня получит за свое поведение.
   Вдруг машина резко затормозила. Так, что я клюнула носом в сиденье перед собой, хорошо, что успела вовремя выставить руки перед собой, а то точно бы без крови не обошлось.
   - Не дрова везешь, - закричала я на водителя.
   Кажется, Вольге повезло не меньше чем мне. Она, как и я по инерции полетела вперед. Прямо до передней панели. Мы не успели пристегнуться, вот и случилось страшное.
   - Твою..., - а дальше слова Вольфа вряд ли можно было перевести на иностранный язык. - И откуда она только взялась?
   - Кто? - до меня дошло, что перед машиной возникло какое-то препятствие, поэтому наша поездка прервалась практически не начавшись.
   - Кошка. Черная. Юркнула под машину перед самым носом.
   - А я и не заметила, - с замиранием сердца произнесла я. Вольга в унисон кивнула головой. Вольф открыл дверь машины и не захлопывая ее вышел наружу. Потому я прекрасно слышала что он сказал дальше, прежде чем присесть перед капотом.
   Страх липкой лапкой сжал мое трепещущееся сердечко.
   - Так в самый последний момент оказалась под колесами. Хорошо, что затормозил, а не вильнул в сторону, а то врезались бы в бетонный столб, - я обратила внимание, что машина стояла всего в нескольких сантиметров от архитектурного элемента конструкции.
   Меня посетило дежавю. Да что же это такое получается, как только я оказываюсь в машине с Вольфом, так обязательно происходит какая-нибудь авария. Мысленно возмутилась подобному несовершенству жизни, забывая, что именно я стала причиной первого случая.
   От мыслей меня отвлек непонятный звук, кто-то цыкал еле слышно. Поискала источник происхождения и обнаружила его в Вольге. Это она на грани слышимости привлекала мое внимание.
   Чуть не заорала "что ты хотела?", когда увидела, что подруга жестом просит меня молчать, а лишь немного наклониться к ней. Я пересела на другую сторону сидения, потому как ехала в машине за Вольфом, чтобы сидеть по диагонали от Вольги и иметь возможность смотреть друг на друга. Теперь же оказалась за нею, придвинувшись как можно ближе, в то время как подруга откинулась назад, вжимаясь в сиденье и практически касаясь своей головой моей.
   - Что случилось? - практически одними губами прошептала я. - К чему такая секретность?
   - Нас кто-то пасет. Я в этом уверена, - в первую секунду я хотела сказать "ну вот видишь, я же тебе говорила", но потом сообразила, что она сказала "нас".
   - С чего ты так решила?
   - Мне парень эвакуаторщик проболтался, что нас с тобой сдал какой-то мужчина. Он же сообщил в службу где точно искать автомобиль, - я в ужасе отшатнулась и ударилась головой о стекло.
   - Думаешь это он?- вдруг пришла мне страшная мысль. Я показала глазами на ходящего кругами вокруг автомобиля Вольфа, заглядывающего под машину. Кажется, он никак не мог определить на что он наехал, потому как удар был, а трупа не было.
   - А я почем знаю? Может быть и он. Уж слишком все подозрительно.
   - Сто процентов он, а теперь выглядывает нет ли кого рядом, - я только собралась предложить бежать из автомобиля, как на свое сиденье плюхнулся меченый.
   - Вроде бы все цело, мокрого места нигде нет и кровь ни откуда не капает, - с кривоватой ухмылкой произнес мужчина, отчего мы с Вольгой вздрогнули, как осиновые листы от слабого дуновения ветра. - Теперь можно и вами заняться.
   Последняя фраза меченого вызвала легкий шок не только в мое неокрепшем уме, но и в сознании Вольги, которая от меня не далеко ушла. Девушка сдавленно крикнула и застонала. Видимо, от переизбытка чувств или как будто что-то увидела, отчего ей стало не хорошо.
   - Что это с ней? Она всегда такая дерганая? - Вольф отирал руки сизой тряпицей, словно они были в чем-то испачканы. Я присмотрелась внимательнее, ну так и есть, на ткани виднелись темные разводы.
   - Она крови боится, - в уме продумывала план как бы выбраться из машины, чтобы и Вольгу спасти и самой не пострадать.
   - Крови все боятся... Меня как-то носорог ранил, пропорол бок, чуть жив остался, даже хваленая регенерация не помогла, слишком обильной была кровопотеря. Когда я увидел полный сапог натекшей жидкости, так чуть сознание не потерял, впечатлившись на полную катушку, - поделился своими воспоминаниями меченый, поглядывая то на меня, на мою подругу. Наверное, по замыслу мужчины мы должны были заохать или же заквохтать, как курицы. Еще бы, крутой парень остался жив, выйдя почти невредимым из поединка с носорогом. Это же круто.
   Мы практически оправдали чаяния меченого.
   Вольга застонала и отключилась.
   - Это ты во всем виноват, - кинулась на помощь подруге. - Хотел меня извести, так она-то причем? - я протиснулась между передними сидениями, чтобы оказать первую помощь Вольге, находящейся в бессознательном состоянии.
   - Эй, ты о чем? - мужчина рыкнул, нависая надо мной со спины. Я же шлепала Вольгу по щекам, однако на нее это похоже не действовало. Девушка продолжала оставаться без сознания.
   Она восковой куклой лежала на сидении. Голова девушки свесилась набок после очередной легкой пощечины, коей я наградила подругу в своем желании привести Вольгу в сознание.
   Не переборщить бы, а то и зашибу чрезмерной скорой медицинской помощью.
   - Не хочешь чтобы я за брата выходила замуж, то так и скажи, но зачем посторонних вовлекать? Чтобы больнее было?- я терла уши, дула в лицо девушке, но все было без толку. Вольга не приходила в сознание. - Где у тебя нашатырь? - рявкнула, повернув голову в сторону Вольфа. Он был явно растерян, не зная что предпринять и чем помочь в сложившейся ситуации.
   - Где я тебе его возьму? -возмутился мужчина, порываясь пролезть между мной и щитком приборов, но я сидела уверенно на своем месте, оседлав подлокотник на манер лихой наездницы, свесив одну ногу со стороны задних пассажирских сидений, а другую поджав под себя.
   - В аптечке, осел. Быстрее, - поторопила я, - а то я чувствую что скоро превращусь в носорога и добью тебя, наконец, чтобы не мучился, - рявкнула, расстраиваясь что у меня никак не получалось привести Вольгу в чувства.
   - Откуда в Хаммере в аптечке нашатырь? - мужчина явно считал, что два этих понятия не совместимы. - У меня девицы каждый день в обморок не падают, как подкошенные.
   - Так найди. Чего медлишь? Ты видишь, что она в себя никак не приходит, - заорала я на Вольфа.
   Кажется, мои потуги возымели успех потому как мужчина удалился из машины, по-видимому, за искомым.
   - Ушел? - тут же открыла глаза Вольга.
   - Ушел, - я воровато оглянулась по сторонам, - но думаю надо еще немного подождать.
   - Чего ждать, дурында? Ты точно моей смерти хочешь. Давай делать отсюда ноги, - Вольга потянулась к двери, открывая ее. Следом за собой она вытащила меня из машины. И мы, словно два серых подкованных зайца, цокая каблуками, запетляли между машинами на стоянке под торговым центром.
   - Слушай, я думала он ни за что не поведется, - на ходу поведала мне подруга, таща меня за руку, как маленького ребенка.
   - В следующий раз не надо так сопеть как паровоз, а то точно никто не поверит, - принялась я журить девушку. - Что делать-то будем?
   - Прятаться. И ждать твоего суженого. Пусть он спасет нас из лап маньяка,- Вольга резко затормозила, что бы следом произнести. - А может быть они заодно?
   - Кто?
   - Вольф и Жорж, неужели не понятно? Точно. Они вместе. Один не хочет жениться, а другой ему помогает,- Вольга многозначительно подняла указательный палец вверх, словно ставя точку в своем рассуждении.
   - Нет. Жорж не такой. Он не может,- замотала я головой.
   - Откуда ты знаешь какой он? Ты его сколько раз видела? Раз-два и обчелся. Говорю, они заодно. Бежать тебе надо подруга. Из страны. Прятаться. Залечь на дно. Взять другое имя. Затаиться, как мышке.
   - Да ну тебя. Я говорю, что мой жених особенный. Он не может.
   Мы остановились возле одной из машин, озираясь по сторонам, не зная в каком направлении бежать дальше. Все казалось совершенно одинаковым. Столбы, машины, машины, столбы, лежачие полицейские и ни одного указателя направления для нас с Вольгой.
   - Кажется, мы заблудились, - подруга вертела головой, как широко открывший глаза совенок на суку. - Куда бежать?
   - А я почем знаю? - мне, как и ей было неведом ответ на данный вопрос.
   Мы оказались в каком-то производственном тупике, причем в какой части стоянки он находится было совершенно не известно.
   - Какие цыпочки, - услышала я высокий мужской голос, привлекший мое внимание. Мы с Вольгой тотчас в унисон посмотрели на то место, откуда он раздался.
   Перегораживая нам всякое отступление стояли трое мужчин. Их внешний вид не внушал доверия. Не слишком юные чтобы сказать, что парни, но и не настолько старые, дабы зваться отцами. Ненамного старше, чем мы с Вольгой. Один из них нарочито поигрывал ножом в форме замысловатой птички с удлиненным клювом. Демонстрация была рассчитана на нас с подругой. В этом не стоило и сомневаться.
   Мы с Вольгой одновременно шагнули чуть ближе друг к другу и непроизвольно взялись за руки. Ситуация не нравилась ни ей, ни мне. Как все глупо получилось.
   - Вы что-то хотели? - осторожно завела разговор. Необходимость выяснить намерения мужчин толкала на принятие быстрых решений.
   - Как ты догадалась, красотка? Не хотите поиграть? - разговор вел тот, что с ножом. Видимо, он был за старшего из троицы. Рыжеватые вьющиеся волосы все время норовили залезть в глаза мужчине из-за того, что челка была чересчур длинна и требовала вмешательства ножниц парикмахера. Большие синевато-серые глаза смотрели с хитрым прищуром. Тонкие четко очерченные губы кривились в презрительной ухмылке. Ему явно нравилось видеть наше с Вольгой смущение. Мужчина чувствовал себя уверенно и не сомневался, что все пойдет так, как он задумал.
   - Как-то не хочется, - обронила в ответ, выискивая глазами пути отхода. Как назло все дороги вели мимо опасных незнакомцев.
   - А придется, - почти ласково сообщил мне рыжеволосый.
   Двое его подельников были менее примечательны внешне, хоть и не уступали вожаку в росте, но черты их лиц ничем выразительным не отличались, разве что у того, который стоял справа, был когда-то ранее перебит нос, а у второго уши имели неправильную форму. Причину привлекшую к ушам мое внимание не могла понять, но что-то заинтересовало. Что объединяло всех троих так это темная одежда и неплохая физическая форма. Молодые мужчины не чурались физических нагрузок.
   - Ребят, отпустите нас, - показалось, что мой голос стал на октаву выше. Опасность, что исходила от незнакомцев делала свое черное дело, заставляя волноваться.
   - А если мы не хотим, - вожак сплюнул под ноги и сделал шаг в нашу сторону. За ним движение повторили и два других. Мы с Вольгой синхронно отступили на шаг назад. Мужчины сделали еще один шаг, мы вновь повторили действие, но только в другую сторону. Так случилось еще несколько раз. Все это время мы петляли между машинами все больше и больше, загоняя себя в тупик. В результате чего оказались возле бетонной стены.
   Вольга, хоть и была старше меня на год, но в критической ситуации не всегда была ведущей.
   Дальше отступать было некуда.
   - Ну что, куколки? Развлечемся?- тот, что слева принялся доставать из кармана куртки эластичную ленту, чем-то напоминающую жгут, которым останавливают кровь при обильных кровотечениях.
   - Давайте, ребята, мы с подругой уйдем мирно, а вы пойдете по своим делам? - предложила я, совершенно не надеясь на положительный ответ.
   - Так вы и есть наши дела, - усмехнулся главарь. - Вторая ваша, мужики, а эта говорливая, моя, уж больно хороша. Люблю языкатых девочек, да и сиськи у нее симпатичные.
   Кричать смысла не было, вряд ли кто-то прибежит на мой зов. Сознательные граждане постараются пройти мимо, лишь бы не быть вовлеченным ни в какую передрягу. Однако привлечь внимание к себе следовало. Я понимала, что вряд ли нас с Вольгой пригласят цветочки понюхать или же на экскурсию по городу. Намерения незнакомцев были кристально грязны и прекрасно понятны.
   - Снимай туфли, - толкнула я в бок подругу, молчавшую, словно в рот воды набравшую. Вольга не сразу отреагировала.
   - Что?
   - Туфли снимай, - приказала я, начиная выполнять задуманное и разуваться тут же.
   - Хорошие девочки, - похвалил нас главарь, - решили сами раздеться. Или вы собрались ими защищаться? Вот это вряд ли у вас получится.
   В словах мужчины я не сомневалась. Обувь же была нужна мне для других нужд.
   Вольга сняла туфли и, повторяя за мной, взяла их в руки.
   - Что теперь? - она догадалась, что что-то задумала.
   - А вот что. Помирать, так с музыкой, - я размахнулась и с большой силой бросила один туфель, целясь в стекло недалеко стоящего автомобили. Тут же сработала сигнализация. Я прицелилась и второй туфель бросила уже в другую машину. Вольга, отойдя чуть в сторону, повторила за мной.
   Мужчины бросились в нашу сторону, чтобы предотвратить задуманное, но было уже поздно. Тишину стоянки разорвала какофония звуков, орущих на все лады машин. Один из тройки пытался перехватить в полете метательные снаряды, но не тут-то было. В школе мы не зря ходили на физкультуру, кое-чему нас там научили и, причем, неплохо.
   - Лови сучек, - заорал главарь, стараясь не обращать внимание на кричащие благим матом произведения автомобильной промышленности. - И в машину их. Быстро.
   - А выхухоль тебе не показать? - злобно прошипела в ответ.
   Я со всей силы зарядила сгустком силы в здоровяка, что первым бросился на меня. Резерв у меня не очень большой, потому надолго меня не хватит. Мужчина мастерски ушел из под удара, но все же мне удалось задеть его плечо. Жаль, что не сильно. Рука стала слушаться его хуже, но, к сожалению, не отнялась совсем. Он больно ухватил меня не пострадавшей лапой за предплечье и постарался выкрутить руку. Я свободной рукой попыталась вонзить нападавшему пальцы в глазницы, как когда-то меня учил папа. И это почти удалось, но в последний миг меня крутанули за руку и удар получился смазанным. Глаза у мужчины остались целы, а не нанизались на пальцы, как хотелось.
   Вольга рядом вскрикнула, ей тоже приходилось не сладко. Девушка особо никогда не любила упражняться во владении внутренними резервами организма, считая, что раз мы живем в цивилизованном обществе, то не стоит уподобляться нашим предкам, используя архаичные навыки. Она и к любому виду трансформации относилась скептически, не осуждая, но и не принимая. Я подозреваю, что это у нее было связано с определенного рода проблемами, о которых она не особо любила распространяться.
   Попыталась еще раз зарядить силой, но не тут-то было. Меня мастерски ударили в основание черепа, чем перекрыли потоки. Я практически потеряла сознание, но в последний миг, падая на бетон стоянки, смогла различить как мой обидчик взвился от сильнейшего удара в челюсть, прилетевшего откуда-то сбоку. А потом передо мною свет померк. Моя голова все же встретилась с полом и решила немного отдохнуть от всех переживаний, что на нее внезапно свалились.
   Может быть это и к лучшему, ведь я не видела дальнейший замес, что произошел рядом с местом моего неудачного приземления.

***

   Мерное покачивание напоминало мне, как когда-то в школьные годы я была на экскурсии и там мы ходили на катере по реке. Меня несколько укачивало, можно сказать практически мутило. Потому я хорошо запомнила это чувство.
   С огромным трудом разлепила глаза и всмотрелась в полутьму, окружающую меня.
   - Вот же выхухоль недоделанная, - выругалась я, резко поднимаясь и чуть ли не задевая головой потолок. Я на самом деле находилась на каком-то судне. Только на плавсредствах небольшого размера столь скудные каюты, где и разместиться толком то не возможно.
   - Пришла в себя? - откуда-то сбоку раздался мужской голос.
   Я дернулась и подтянула под себя ноги, ибо обладатель голоса мне был очень хорошо знаком. Им оказался один из троицы, что напал на нас под торговым центром.
   - Кто вы?
   - Твой самый страшный кошмар,- натужно рассмеялся мужчина, отхлебывая виски из квадратной бутылки.
   Он сидел на полу, одна нога была согнута в колене, а другая вытянута впереди. Левый глаз мужчины порядком заплыл, он время от времени прикладывал к нему пакет со льдом, по всей видимости, чтобы снять отек. Вторая же рука подносила початую бутылку к губам мужчины. Он попеременно то прикладывал лед, то отхлебывал из горлышка.
   - Нет уж. В моих кошмарах у плюшевых зайцев опадают уши, как будто на них кто-то гадает, словно на ромашке. Знаешь, есть такая игра "любит -- не любит"? А воздушные шарики превращаются в вялые сморщенные блины. Ты же скорее похож на ..., - я постаралась найти подходящее сравнение.
   - Бандита с большой дороги? Упыря? Василиска? - принялся перечислять мужчина, разглядывая меня со стороны из под свисающей челки.
   Мне показалось, что он был чем-то чересчур сильно раздосадован. Хотя, я его практически не знала, дабы делать какие-то заключения.
   - Не-а. Панду, - наконец, я смогла определить схожесть. - Помню в детстве мне одно время нравились эти животные и я с огромным удовольствием занималась коллекционированием наклеек с их изображением. Их так забавно отождествляли с людьми. Ужимки. Мимика. Все было схоже, - пояснила свои слова. На меня напала какая-то словоохотливость. Может быть потому, что я боялась узнать свою дальнейшую судьбу.
   Я помолчала.
   - Слушай, дай закурить,- мужчина аж поперхнулся.- А то я нервничаю.
   - А уколоться тебе не дать? - рыкнул незнакомец.
   - Да ну тебя. Зануда, -отмахнулась. Курить я даже не пробовала, но слышала что всегда должно быть последнее желание.
   - Знаешь, с пандой меня еще ни разу не сравнивали, - задумчиво произнес мужчина, отхлебывая еще раз из горлышка.
   - Где мы? - осмелела, наконец, я.
   Судя по спокойному покачиванию на волнах, мы стояли на якоре, а не шли куда-то. Из это могло следовать два вывода. Одни, что мы где-то около берега и тогда возможно у меня получится бежать. А второй, менее веселый, но тем не менее реальный, что мы уже куда-то пришли и теперь вот просто отдыхаем.
   - А почему не интересуешься своей дальнейшей судьбой? - он прямо таки читал мои мысли. - Не плачешь? Не бьешься в истерике? - полюбопытствовал мужчина, не отвечая на мой вопрос.
   - Только хотела спросить, - хлопнула по колену рукой, - а ты возьми да всю малину перебей. Вообще-то, меня уже не так давно похищали. В первый раз это неприятно, а во второй... смешно что ли. И ты какой-то смешной, - вырвалось у меня. Вот же язык без костей.
   - Мне кажется, что ты ему подходишь.
   - Кому?- удивилась я.
   - Жениху своему. Кому же еще? - удивился незнакомец.
   - Вот как? Чем же? - мне стало очень любопытно. Все остальные вопросы были оттеснены на задний план. Я даже не спросила откуда он знает про наличие у меня жениха. Хотя, в свете последних событий это было очевидно.
   - В тебе есть решимость, - сделал заключение мой собеседник, прикрывая глаза и делая очередной глоток.
   - Ты же сейчас напьешься, как поросенок, - перспектива быть наедине с пьяным мужиком меня совершенно не прельщала. Черт его знает что от него можно ожидать. Может он начнет на голове стоять или песни горланить, а мне не понравится. О плохом я старалась не думать.
   - Может ты не будешь меня тут уму разуму учить, - кисло улыбнулся мужчина.
   - А ты собственно кто? - это то, что следовало спросить раньше, но у меня все никак не получалось.
   - Изетур, - мужчина вытянул вторую ногу. И как у него только задница не болит сидеть на полу? Я бы уже взвыла. Мне всегда на ровном месте неудобно. Кости сквозь мягкие ткани проступают и начинают причинять дискомфорт. Хоть подушечку всегда с собой носи.
   - Козел что ли? - вырвалось у меня.
   - Почему это козел? - мужчина вскинулся, но совершенно не обиделся.
   - Тур. Он же с рогами если мне не изменяет память. А рога есть у козлов. Значит, ты козел, - сделала я заключение всех времен и народов.
   - М-да, - многозначительно произнес Изетур. - Женская логика непостижима. Он мусор не вынес, а она кричит, что ее не любят. Вот скажи откуда берутся такие мысли в ваших прелестных головках? - кажется, кое-кого потянуло на философствование.
   - Ну хорошо, - миролюбиво произнесла я. - Пусть не козел. Ну, ты же все равно мужского пола, значит у вас есть что-то общее. Ведь так?
   - С женщиной спорить себе дороже. И как только вы умудряетесь все повернуть с точностью до наоборот? Вот верь после всего этого. Такого придумаете, а нам потом разгребай. И ведь не скажешь, что не был в курсе или все это была шутка.
   Последняя фраза навела меня на определенные мысли.
   - Уж не хочешь ли ты сказать...? - начала я.
   Мужчина насторожился, словно что-то услышал, потом резко отставил бутылку в сторону, вскочил на ноги и стрелой выскочил из каюты, оставив меня одну.
   И тут я почувствовала чье-то присутствие. На катере явно кто-то был помимо меня и моего похитителя. Любопытство взяло верх настолько, что я слезла с диванчика, на котором лежала, чтобы посмотреть на вновь прибывшего и узнать что ему надо. Однако не тут-то было. Я подергала за ручку, дверь в каюту оказалась закрыта и открыть ее мне не удалось. Похоже, что хоть мужчина и спешил, но оставлять мне свободу передвижения он никак не желал. После нескольких неудачных попыток отворить дверь я, нисколько не заботясь о конспирации, в отчаянии пнула ни в чем не повинную створку.
   Тут мой взгляд упал на открытый иллюминатор, откуда веяло свежим ветерком, донося запах воды, тины и какой-то кислятины. Я, не долго думая, подскочила к нему, а вдруг это позволит мне подслушать разговор. И я не ошиблась. С помощью своего чуткого слуха я различила как незнакомая женщина, а скорее даже девушка оправдывалась перед моим похитителем.
   - Ты понимаешь ведь я не могла не прийти.
   - Я тебе говорил. Не смей соваться сюда. Неужели так трудно уяснить?
   Тут подул сильный ветер и заглушил собою всякие звуки со стороны говоривших. Я отчаянно вслушивалась, стараясь различить хоть что-нибудь. Для чего даже залезла с ногами на диван, разве что не высунулась в иллюминатор, лишь его размеры не позволяли мне вылезти наружу.
   - Уходи. А то тебя заметят, - донеслось до меня. Я насторожилась. У меня в голове начала вырисовываться картина случившегося и для чего меня похитили. Впрочем, так же кому все это нужно.
   Я заскрежетала зубами, жалея, что не в состоянии выйти наружу, чтобы вцепиться руками в рыжие патлы одной наглой особе. Мало ей пользоваться телом, которое ей не принадлежит, так она еще хочет претендовать на руку. Гадина. Вот выйду...то. У меня в голове пронеслись сотни способов наказания, которые я бы желала опробовать на любовнице Жоржа. Я не сомневалась, что это именно она разговаривала в данный момент с Изетуром. Наглая нахалка. Как она может препятствовать мне и моему жениху соединиться. Ведь у меня на носу помолвка. Именно ее она желает расстроить.
   Заметавшись по каюте, я пыталась найти что-нибудь тяжелое, чтобы этим тяжелым огреть ненавистную любовницу. Когда я больно ударилась голым пальцем ноги о ножку небольшого стола, прикрученного ножками к полу, то испытала нестерпимую боль. Именно она меня и отрезвила. Если я хочу испортить на корню свои отношения с женихом, то устроив скандал с его любовницей я как раз добьюсь противоположного. Раз он с нею проводил время, то она ему чем-то же нравилась. Хотя, я не удивлюсь, что лишь ее доступность и была тем фактором, что привлекла Жоржа к ней. Как говорила моя мама -- мужчины гуляют с одними, а женятся совершенно на других. Я надеялась, что другой являюсь именно я, а никто иной.
   Придя в себя, я успокоилась, уселась на диван и сложила руки на коленях. Ибо приняв решение, которое может быть и не соответствовало моему духу, но было разумным, выдуло из меня весь боевой задор.
   Вернувшийся через некоторое время Изетур застал меня сидящей с ровной, вытянутой в струнку, спиной, задумчивым взглядом, смотрящим прямо перед собой, абсолютно ничего не видящим.
   - Что-то ты затихла, перестала метаться. Что-то случилось? - мужчина подсел ко мне. Я нехотя повернула голову в его сторону.
   - Задумалась о тяжелом положении мужчины подкаблучника, всплакнула о его тяжелой доле, решила создать трастовый фонд и на эти деньги организовать специальные закрытые учреждения для реабилитации изможденных морально и подавленных физически мужчин, - с невозмутимым видом ответила я на вопрос Изетура.
   Брови мужчины взвились вверх, будто флаги над зданием правительства. Ему явно была не знакома моя манера общения, поразившая мужчину если не до глубины души, то основательно уж точно.
   - Защитница угнетенных?
   - Ага. Вот есть, например, у тебя любимая девушка, которую ты вынужден делить с более удачливым соперником. Она все время водит тебя за нос, врет, уходит от прямого ответа, не говоря когда же она бросит своего основного жеребца. А ты, будь дураком, веришь, думаешь, что еще чуть-чуть и удача повернется к тебе лицом, а она, поганка такая, все причинным местом поворачивается. Но у тебя то до сих пор есть великая надежда на высшую справедливость в лице твой обожаемой обманщицы и ты рад стараться и далее обманываться. А она, изменница, продолжает тебя пичкать ложью, в которую ты веришь. И так раз за разом все больше и больше увязая в болоте тьмы. Потом тебя начинают мучить кошмары, видения, ты стараешься выдать желаемое за действительное. Бьешься как мотылек о лампу накаливания, опаляя свои никчемные крылышки, пока не сгораешь духовно дотла, оставаясь полностью сломленным и несчастным в своей неразделенной любви. А ей все равно, она не замечает, что у тебя трагедия, что ты умер морально. И вот тогда тебя помещают в клинику для таких же как и ты страдальцев, где их приводят в порядок, заставляя жить заново, учат верить и любить, - на этой веселой ноте закончила я рисовать в серых тонах картину ближайшего будущего Изетура.
   Он смотрел на меня как на пророка сошедшего с небес.
   - Ты готова позаботиться о моей душе? - вопросил у меня мужчина.
   - Да, сын мой, - высокопарно произнесла я.
   - Могу ли я надеяться на то, что в один прекрасный день на меня снизойдет твое благословение? - в глазах Изетура стоял вопрос, на которой он мечтал получить ответ.
   - Конечно, сын мой.
   - Просвети меня, - мужчина схватил меня за руки, поднес их к своим губам и принялся покрывать поцелуями, поднимаясь все выше и выше.
   - Что ты делаешь? - в легком недоумении воскликнула, стараясь вырваться. - Отпусти.
   - Пытаюсь проникнуться благоговением, или ты против? - с мольбой в голосе спросил у меня мужчина.
   - Нет. Все это...может не надо? - Изетур явно намеревался поцеловать меня в губы.
   Я раз уклонилась, потом другой. Еще бы немного и меня бы начали заваливать на диван, что мне совершенно не понравилось.
   - Надо, дорогая. Надо. Лишь через близость можно постичь очищение, - намерения мужчины были совершенно недвусмысленны.
   Оказаться распластанной на диванчике в каюте на катере, находящимся непонятно где, в мои планы не входило. Из иллюминатора не было видно совершенно ничего потому один был задраен, а во второй ничего не было видно из-за темноты за бортом.
   Я начала отбиваться изо всех сил, даже не допуская мысли сдаться на милость победителя. Когда мне показалось, что еще немного и я окажусь подмята под сильное тело мужчины, Изетур был рывком от меня оторван и отброшен к стене.
   В пылу борьбы я совершенно не расслышала, что в каюте появился посторонний.
   Как же я была рада, когда передо мной предстал Жорж собственной персоной. Он мне показался таким красивым, мужественным и непобедимым. Тем, кто в состоянии свернуть горы ради дорогого человека.
   - Лиззи, как ты? - с тревогой произнес демон, вглядываясь в мои перепуганные глаза.
   - Нормально,- Жорж присел рядом со мной и обнял.
   - Он ничего с тобой не сделал? - я отрицательно покачала головой.
   - Со мной все хорошо, если только немного помята, - криво улыбнулась в ответ.
   За последнее время произошло столько событий, что я уже устала пугаться. Организм привык находиться в состоянии стресса.
   - А где? - я имела в виду где мой похититель. Поискала глазами вокруг себя и обнаружила Изетура распластанного на полу, из виска мужчины сочилась тонкая струйка крови. - О, всевышний!
   Я вырвалась теперь уже из объятий Жоржа и бросилась к поверженному мужчине. Похоже, что он ударился обо что-то острое. Я принялась ощупывать голову, но явных повреждений не обнаружила. Странно. Кровь есть, а места удара нет.
   - Я сейчас вызову помощь, - спокойно произнес Жорж, доставая телефон. И тут же приказал кому-то явиться подняться на катер, захватив аптечку. - Пойдем, Лиззи. Нам тут лучше не оставаться.
   - Но как же он? - я указала рукой на Изетура.
   - С ним все будет в порядке. Не переживай. Помощь едет. И будет тут с минуты на минуту.
   - Так может быть ему станет плохо или его надо положить как-нибудь по-другому? - не на шутку разволновалась.
   - Думаю, что не стоит его трогать, - невозмутимо сообщил мне Жорж. Я прямо таки подивилась его спокойствию.
   Перед тем как нам выйти из каюты, я, напоследок, бросила взгляд на лежащего на полу мужчину и мне показалось, что он улыбается. Я сморгнула и еще раз посмотрела. Все же показалось.
   Оказавшись на пристани мы встретились с незнакомцем, несшим в руках небольшой чемоданчик. Мужчины обменялись многозначительными взглядами.
   - Испугалась? - уже в машине спросил у меня Жорж.
   - Немного, - честно призналась я. - Как ты меня нашел?
   - Кто ищет, тот всегда найдет, - пространно произнес мой жених, прижимая меня к себе. - Я не мог допустить чтобы ты оказалась в чьих-то грязных лапах.
   В объятьях Жоржа я ощутила себя как за каменной стеной.
   - Спасибо, - поблагодарила в ответ.
   Все таки какой же он хороший. Мое сердечко затрепетало от неги.

***

   Мне не спалось. На моей просторной кровати мне не было места. Вернее, не нашлось того, где мне бы было хорошо. Думы овладевали настолько сильно, что заставляли крутиться, словно я червяк на сковородке.
   Моя рука потянулась к шторе и отодвинула ее. Стоя возле окна, я взглянула высоко вверх туда, где полная луна приветливо улыбалась мне. Сегодня она была на редкость добродушна и не пугала своим притяжением. У меня даже не возникло желания обернуться, хотя я и находилась во взвинченном состоянии.
   Все так закрутилось.
   В мыслях я то и дело возвращалась к недавнему прошлому, переживала, проигрывая вновь.
   Разговор с женихом и последующие его действия оставили странное послевкусие до сих пор присутствующее на губах.
   Когда я немного успокоилась после своего освобождения, то принялась интересоваться что случилось с Вольгой и где она находится в настоящий момент. Оказалось, что не повезло только мне. Подруга была уже давно дома, в то время как меня разыскивали чуть ли не с собаками. Пока случайный прохожий разбирался вначале с одним нападавшим, отправив его в красивый полет, а потом переключил свое внимание на второго Изетур умудрился меня умыкнуть. Подоспевший чуть позже Вольф ничем не смог помочь нашему защитнику. Следом на поле боя объявился и мой жених. Из пространных объяснений Жоржа, в которых он больше пытался умолчать, чем рассказать, я поняла, что братья немного разругались по поводу несбережения моей тушки в целости и сохранности.
   Вначале я порывалась рассказать Жоржу об услышанном мною на катере и об участии в похищении Ларины. Но потом, в последнюю секунду, я передумала, поняв, что у меня нет никаких доказательств причастности любовницы жениха к моему похищению. Мне еще папа говорил, что слова не подкрепленные фактами всего лишь слова. А потому пришлось закрыть рот на замок и заявить, что мне не известно кто стоит за всей этой заварушкой. Если она желала меня напугать и добиться того, чтобы я отказалась от Жоржа, то она зря потратила силы, потому как однажды приняв решение я от него не могла отступиться.
   Жорж привлек меня к себе, заключив в кольцо рук и прошептал, что я очень отчаянная и смелая, раз не растерялась и смогла дать отпор нападавшим. А еще он похвалил меня за сообразительность с туфлями. А когда я поежилась, начав тереть одну ногу о другую, все же ноги у меня озябли, ведь мне пришлось идти босой, а жених это заметил лишь в машине, начав укорять себя за невнимательность.
   В конечном счете, мои ноги были подняты на колени Жоржа и он их стал согревать своим теплом. Я было воспротивилась подобному. Все же это как-то не прилично, но было уже поздно. Хорошо хоть мама моя не видела всего этого непотребства. К концу поездки я настолько пригрелась, что даже задремала. И почему езда с Жоржем в машине всегда оказывает на меня такое воздействие? Этого я не знала.
   А возле дома, не доезжая нескольких десятков метров, Жорж попросил водителя остановить машину. Я подозреваю, что водитель являлся еще и телохранителем моего жениха, уж слишком специфическими репликами они обменивались по дороге.
   - Что-то случилось? - я всполошилась, опуская ноги на пол машины. А Жорж в это время поднимал перегородку, отделяющую водительскую зону от пассажирской.
   - Случилось.
   - Что? - моему удивлению не было предела.
   - Я хочу тебя поцеловать, - просто сказал Жорж. - Или ты против?
   - Все как-то неожиданно, - промямлила в ответ, не зная как отреагировать. Почему-то ни одна мысль не пришла мне в голову в тот момент, хотя от их отсутствия я обычно не страдала. Жорж взял меня за руку и нежно очертил круг по внутренней стороне ладони, вызвав толпу мурашек, побежавших вдоль конечности прямо в головной мозг.
   - Я боюсь, что мне опять помешает твоя очаровательная мама, - в голосе жениха я различила нотки веселья.
   - Она хорошая.
   - Я знаю, но вот только желаю находиться от нее на некотором расстоянии, чтобы не попасть под горячую руку, - Жорж был несомненно прав в части кое-каких маминых особенностей.
   А потом он без дополнительного предупреждения меня поцеловал. Я даже ойкнуть не успела как моими губами завладели, не оставляя даже малой свободы. Прикосновение Жоржа было требовательным и в тоже время каким-то изучающим, будто он пытался разобраться в своем отношении ко всему происходящему. Ощущения были волнительны и новы, но при этом вовлекали меня в водоворот некого таинства, участницей которого я никогда ранее не была.
   - Эй, есть кто в машине? Поставили свою колымагу посреди дороги, нормальным людям не пройти, не проехать, - стук в стекло автомобиля заставил меня отпрянуть от Жоржа, ибо я узнала мамин голос. И как она только умудрилась узнать где я нахожусь? Хотя в мамином чутье уже не стоило сомневаться. Что с нее взять? Оборотень, она и есть оборотень. Как оказалось учуять меня за несколько десятков метров для нее пара пустяков.
   А еще и папу привлекла для ночной прогулки. И все ради того, чтобы спугнуть целующихся.
   Я была рада хотя бы тому, что мама не полезла в машину и не начала вытаскивать меня за волосы. Хотя, с нее сталось бы. Она у меня женщина непредсказуемая.
   - Кажется, тебе пора, - усмехнулся Жорж, пропуская прядь моих волос между пальцами. - В следующий раз мы найдем более уединенное место для свидания, - пообещал мне мужчина, пристально вглядываясь в мои расширившиеся от волнения зрачки.
   Мало мне было ощущений, связанных с обжигающим поцелуем жениха, так мамуля еще добавила перчика. Я сама себе казалась настолько хрупкой, что тронь пальчиком и рассыпалась бы.
   - Я теперь даже не знаю как..., - рассеянно произнесла в ответ, не предполагая каким образом проберусь мимо бдительной матушки.
   - А у тебя с какой стороны комната? - внезапно спросил у меня мужчина. - Окна куда выходят? Во внутренний двор или на подъездную дорожку?
   Я не сразу поняла к чему эти вопросы.
   - Во внутренний двор, - призналась, догадавшись к чему Жорж клонит. - Но там второй этаж и ни одного дерева рядом.
   - А как дела обстоят с окнами?
   - Открыты, - я, как фитилек, загорелась идеей. - У меня всегда открыты в это время. Мама приказывает всегда проветривать комнату перед моим приходом, чтобы я дышала свежим воздухом, а не спертым и безжизненным, - перекривляла мамины слова.
   - Вот и отлично. Надо всего лишь пробраться незамеченными на задний двор, но это я беру на себя. И он приказал водителю трогать. Машина практически удалилась от моего дома. Я обернулась и, посмотрев в заднее окно, увидела как удивленно смотрит на автомобиль отец, а в маминых глазах застыл немой вопрос "куда?". Вокруг нашего дома росла небольшая рощица, которая хорошо скрывала домик от случайных глаз. В этой рощице и остановилась машина. Жорж помог мне выйти из автомобиля и мы, взявшись за руки, поспешили под покровом ночи в сторону родительского дома.
   - Там ротвейлеры, - вспомнила я в последнюю очередь и замерла на месте.
   - Не страшно. Они меня любят, - заверил меня Жорж.
   - Зато меня не очень.
   - Вот и проверим насколько мое обаяние превышает их нелюбовь.
   Мне было страшно признаться, что я боюсь, но делать было нечего и пришлось смириться, чтобы выглядеть полной дурой в глазах жениха. Скажет еще, что я решила усомниться в его силе. А оно мне надо? Если Ларина на пятки наступает да в затылок дышит. Кошка рыжая, окаянная.
   Мы перебрались через невысокий заборчик, как сказал Жорж, хотя для меня он был достаточно велик, но когда рядом гигант под два метра ростом можно не заморачиваться по поводу высоты препятствий. Жених меня подсадил на ограду, потом сам перебрался через нее и принял меня, спрыгнувшую вниз. Я практически не поцарапала руки, с секунды на секунду ожидая нападения ротвейлеров, которые не преминули появиться из темноты как по заказу, словно чертики из табакерки. Собаки сдавленно зарычали... а Жорж зарычал им в ответ. Некоторое время мужчина и черноротые псы вели неспешную беседу на известным только им языке. Я при этом чувствовала себя полным бездарем, не понимающим в чем суть беседы. Не найдя ничего лучше я спряталась за спину Жоржу, чтобы лишний раз не провоцировать собак.
   После обмена любезностями злые собаки, опустили головы в знак признания превосходства Жоржа. Узнай маман, что ее машины для убийства дали осечку она непременно бы урезала им дневной паек, дабы те знали за что им такое наказание. Жених погладил по голове вначале одно пса, а затем другого. И они на глазах превратились в послушных дворняг, виляющих хвостами. От удивления и пораженная случившейся на моих глазах метаморфозе я приоткрыла рот.
   - Пойдем. У нас немного времени, - потянул меня Жорж в сторону дома. - Не хотелось бы попасться твоей маман, а то в прошлый раз она была подобно рентгену. Я сегодня не в духе и не хочу быть пособием для опытов, - по-доброму произнес мужчина, увлекая меня за собой.
   Я боялась повернуться спиной к ротвейлерам, а потому практически пятилась, выворачивая руку.
   - Не надо бояться. Они не тронут, - заверил меня жених.
   - Ага, когда я останусь без порядочных кусков филе на мягком месте будет слишком поздно, - посетовала в ответ.- Думаешь, еще нарастет? - мужчина в ответ усмехнулся.
   - Не останешься. Но если не дай всевышний кто-то из милых собачек попытается тронуть даже волосок на твоем теле, то кое-кому я собственноручно пришью хвосты и лично их выдерну, - угроза относилась четвероногим сторожам, сопровождающим нас в неком отдалении. Псы по очереди фыркнули, выражая свое отношение к услышанному. Кажется, они вполне прониклись угрозой, поскольку расстояние между нами и собаками увеличилось. Не думала, что они настолько хорошо понимают нашу речь. Хотя, если угрожают таким, то несомненно надо внимать даже интонациям.
   Мы очень быстро оказались под окнами моей комнаты. Я задрала голову вверх и различила колыхающиеся шторы, однако ничего подходящего, что можно было бы использовать в качестве кошки не было. Неужели Жорж решил покатать меня на собственных крыльях? Интересно, а насколько они у него сильные? Хотелось бы верить, что достаточно, чтобы удержать обоих. Я размечталась и не заметила что осталась одна наедине с собаками.
   Оба пса уселись на задницы и сверлили меня своим чересчур умными глазами, не позволяя приблизиться достаточно близко. Я поежилась.
   Стоять возле дома и не иметь возможности попасть в него, не это ли насмешка судьбы?
   - Я невкусная, - вырвалось из меня, когда мне показалось, что будто собаки оказались несколько ближе, чем мгновение назад, до того момента как я сморгнула. - У меня кости острые и характер противный, - продолжила разливаться соловьем для практически невидимых слушателей. Лишь мое обостренное зрение позволяло видеть псов. Тучи закрыли весь горизонт, не пропуская даже малой толики света от ночного солнца.
   - С кем ты разговариваешь? - спросил у меня Жорж, появляясь рядом и неся кое-что в руках.
   - С собаками, - пояснила, чтобы тут же поинтересоваться. - А где ты лестницу взял?
   - В сарае, - спокойно сообщил мне жених.
   - А откуда ты узнал, что у нас в сарае есть лестница? - удивилась.
   - У всех она есть. Я не знал, но предположил, как видишь мои подозрения подтвердились, - мужчина принялся ее раскладывать, чтобы в конечном итоге приставить ее к стене дома. - Вот и твоя звездная дорожка, - прокомментировал свои действия мужчина.
   - Можно залезать? - оглянулась я по сторонам, словно в любой момент рядом могла появиться маман со своим "а что вы тут делаете?".
   - Одну секундочку, -остановил меня мужчина.
   - Что такое? - поинтересовалась, не зная в чем загвоздка.
   - А поцеловать? - чуть насмешливо произнес Жорж. - Я же заслужил маленькую благодарность.
   - Конечно, - я с удовольствием чмокнула его в щеку, после чего начала подниматься по лестнице.
   - Вообще-то, я имел в виду несколько иное, но и такая благодарность принимается, - прошептал вполголоса Жорж, улыбаясь в темноте.
   Я замерла на высоте нескольких ступенек, начиная краснеть. Даже подумать о чем-то другом я не догадалась, а теперь винила себя, понимая, что спустившись вниз потеряю драгоценные секунды.
   - В следующий раз, - опрометчиво быстро пообещала я, начав перебирать по лестнице, поднимаясь вверх, до тех пор пока не оказалась в районе окна.
   - Дождаться бы.
   - Спокойной ночи, - попрощалась я, улыбаясь широко-широко. В моей груди разлилось блаженное тепло.
   - Кому спокойной, а кому не очень, - донеслось до меня в ответ.
   Что он имел в виду?
   Я перебралась через подоконник, радуясь втайне, что смогла обойти мнительную мамочку на крутом повороте. Выглянула в окно и помахала на прощание Жоржу, который быстро удалился в ту сторону откуда мы пришли. Мужчина уносил лестницу, дабы не оставлять следов преступления. Собаки так и остались сидеть под моим окном. Неужели думали, что спрыгну в их пасти? Как же они глубоко ошибались.
   Я развернулась, чтобы пойти улечься на кровать. День был суматошный и я была рада, что он, наконец, закончился.
   - Ну и где ты была? - менторским тоном поинтересовалась у меня матушка, сидя в глубине кресла в наиболее темном углу комнаты. - Неужели у нас в доме дверей нет? Или это новая мода такая ходить через окна? - язвительно выдала мадам Жени.
   Разговор с мамой состоялся не фатальный, но критический. Поскольку моя дорогая родительница напомнила в чем заключается непорочность девушки и как ее легко потерять, если относиться к своему доброму имени не с должным уважением. Примеры приводились страшные и сводились к одному, если бы мама за мной не следила, как полагается, то я бы непременно принесла в подоле еще бы только научившись ходить под стол пешком. Все увещевания, мол, с таким цербером, как она, мне не то что в подоле принести нереально, меня даже во сне просквозить не сможет. В результате я получила прозвище "нахалка" и еще пару ласковых, о которых лучше не вспоминать.
   После таких нотаций захотелось либо сбежать за тридевять земель, либо спешно выскочить замуж, чтобы вкусить все прелести запретного плода, о котором так завуалированно рассказывала мне матушка. Значит, то, что я, закончив школу, прошла все параграфы по биологии, даже не перескакивая с одного на другой, не говорило о моей моральной зрелости. Она бы еще запретила мне детские фильмы смотреть. Я так у нее и спросила:
   - А мультики мне можно? - мама опешила и на долю секунды замолчала.
   - Можно, - а в чем подвох читалось в ее глазах.
   - И даже те, где пчелки опыляют цветочки? - с вежливой улыбкой девочки- отличницы спросила у мамы.
   - Это самые безобидные какие можно представить, - мадам Жени была довольна своей победой.
   - Как же так получается? - задумчиво произнесла я. - А ведь пчелы, опыляя цветы, переносят семя с мужских цветов на женские, следовательно, они таким образом спариваются, а ты говоришь, что мне рано знать о чем-то взрослом? Какие-то двойные стандарты? Не находишь, мамуля?- с невинным видом поинтересовалась у родительницы.
   Мама вспыхнула, запыхтела, несколько раз порывалась что-то сказать, судя по всему, не совсем лестное для меня, но потом решила все же оставить свои мысли при себе.
   - Тьфу. Умная, да?- наконец, фыркнула она.
   - Вся в тебя, - не смогла сдержаться. - Так что делать то будем? Как жить дальше?
   - В комнате будешь сидеть. Под замком. Никаких встреч. Никаких гулянок. Отдай телефон, - мама схватила мою трубку со стола, подтверждая всю серьезность намерений.- И я лишаю тебя сладкого, - на прощанье выдала она. - Чтобы знала как надо мать уважать.
   - Может мороженое оставишь? Я без него жить не могу, - со скорбным лицом попросила я. На самом деле, видя Вольгину фенечку по поводу мороженого, его терпеть не могла.
   - Мороженого лишаю в первую очередь, - с серьезным видом выдала маман и только в дверях вспомнила о моих вкусах. - Опять, поганка, провела?!- буркнула она, чертыхаясь по пути.
   Наконец, я была предоставлена своим мыслям.

***

   А наутро мне принесли письмо, адресованное мне, но не имеющее никаких сведений по поводу отправителя. Я рассеянно покрутила белый конверт, гадая от кого же оно могло прийти. Подумала, что это очередная рассылка. Стало интересно что в этот раз мне решили втюхать, а потому не задумываясь надорвала пакет.
   В конверте же лежал белый лист бумаги с нарисованной виселицей и висящим на ней висельником. Стрелка указывала на человечка болтающегося на веревке и имя этому человечку Лизетта.
   От неожиданности я чуть не выронила злосчастный лист бумаги.
   Если меня решили испугать, то они выбрали неправильный путь. Этим могли только лишь меня раззадорить и заставить не сворачивать с выбранного направления. Однако настроение испортили по полной программе.
   Да что же это такое творится?
   Почему Ларина позволяет себе подобное? Какое она имеет на это право?
   Меня так и подмывало позвонить Жоржу и начать выяснять отношения, так как связаться с девушкой у меня не было возможности.
   - Что это у тебя в руках? Какие-то страшилки. Некромантией решила побаловаться? - Вольга ворвалась в комнату, как дикий смерч, сметая все на своем пути. Она попыталась вырвать у меня злосчастный лист бумаги, но я вовремя успела отвести руку.
   - Тебе разве не говорили, что когда входишь, то обязательно надо стучать? - рыкнула я, смущаясь.- Совсем совесть потеряла?
   - К арестованным не стучат, к ним вламываются в любое время, - самодовольно сообщила мне подруга, являя моему взору новую прическу. На ее голове расцвело алое пламя, которое ей безумно шло.
   - Я не арестована, зато с тебя содрали скальп и вывернули его наизнанку, - ощетинилась в ответ. - Ты себя в зеркале видела?- наперекор своим мыслям произнесла в ответ на реплику подруги.
   Вольга вмиг погрустнела и ее боевой задор сразу же сошел на нет.
   - Все так плохо? Да? Я похожа на пережаренную курицу? - у девушки навернулись на глазах слезы, готовые сорваться с длинных аккуратно подкрашенных ресниц. - А я так хотела забыть кошмар, - она напомнила про случай на стоянке торгового центра.
   Мне сразу же стало жалко подругу. Все же слово это острейшее оружие, которым можно не только ранить, но и убить, причем наповал.
   - Ну, не надо. Не плачь, - я обняла девушку. Сама же запихивала злосчастный лист бумаги в конверт за ее спиной, вытянув руки таким образом, чтобы и Вольгу держать в кольце своих рук, и совершать нужные действия. - Я пошутила. Ты похожа на маленький костер. Такой яркий, но не пугающий.
   Моя цель была достигнута, внимание от анонимки отвлечено.
   - Значит, моя голова это поленница дров? - всхлипнула Вольга.
   - С чего ты взяла? - отстранилась, собираясь посмотреть в глаза девушке.
   - А с того, что раз костер, то, значит, дрова. А где одна дровина там и поленница, - сделала заключение подруга.
   - Горе ты мое луковое, - вздохнула. Ну вот опять мне придется играть роль нянюшки для старшей по возрасту от меня Вольги. - Откуда такие ассоциации? Я просто диву даюсь, - всплеснула я руками, незаметно пряча конверт в карман домашнего халата.
   Я решила, что лучше мы будем говорить о прическе Вольги Ставриди, чем об очередной попытке расстроить мою помолвку. Хорошо что подруга не видела ни самого письма, ни тем более его нижней части, где красовался висельник, в письме же черным по белому был написана угроза в мой адрес.
   - У меня теперь все шиворот-навыворот. Смотрю на улице на идущего мужчину, а сама думаю, а не собирается ли он на меня напасть или в крайнем случае выхватить сумочку из рук. Планирует над головой птичка, а мне кажется, что она ищет где бы найти место чтобы остановиться. И непременно этим местом должна стать моя разнесчастная голова. Прохожу мимо строящегося дома, а сама переживаю, что в меня кирпич летит, - подруга и до этого была девушкой мнительной, а уж после случившегося и вовсе испугалась не на шутку.
   - И это из-за того случая на парковке? - мне следовало знать причины, повлекшие столь серьезные последствия. Я стала волноваться за моральное здоровье девушки, она же продолжила сгущать краски.
   - Да, - призналась Вольга, отводя глаза. - А если меня украдут зеленые человечки? Что тогда?
   - Тогда хана им. Они сдохнут от взрыва мозга, потому как одну тебя они не украдут, а вдвоем мы сила, - я показала напряженный бицепс на руке. - Ну что ты пригорюнилась? Мороженку хочешь? У меня имбирное есть.
   - Не хочу, - а вот это уже было серьезно. С этим надо было бороться.
   - Не хочешь, как хочешь, - пожала я плечами, а сама позвонила в колокольчик, вызывая прислугу.
   Скромная девушка в белом переднике появилась буквально через мгновение. И как у нее только получалось изображать святую простоту? Ведь я прекрасно знала, что этой милой помощнице достаточно много лет, а она все играла роль девочки с косичками. Однако маме нравилось и нам с отцом приходилось молча терпеть. Хотя, папа постоянно ворчал, его не прельщало, что посторонние все время снуют по дому. Но никуда не деться -- положение в обществе требовало соблюдение определенных условий.
   - Чего изволите? - тихим, но достаточно твердым голосом был задан мне вопрос.
   - Большую чашку имбирного мороженого и одну ложку, - я специально сделала акцент на то, что не собираюсь делиться ни с кем.
   - Сию секунду, - и действительно, не прошло и нескольких секунд как я получила заказанное. У меня сложилось впечатление, что все было уже приготовлено, стоило только Вольге переступить порог моего дома.
   Я наглядно зачерпнула полную ложку лакомства, которое терпеть не могла, и поднесла ко рту, поглядывая на подругу. Она же ноль эмоций, словно для нее и не существовало вкуснятины, которую она обожала. Я успела испугаться достаточно сильно, видя отсутствие рассчитанной реакции, но на подлете ложки ко рту, была прервана восклицанием Вольги.
   - Ты не заболела?- вздрогнув, положила ложку в миску, радуясь в душе, что мне не пришлось прикасаться к мороженому.
   - Я то нет, а вот ты, судя по всему, да.
   - Отдай мне. Испортишь продукт, - она выхватила из мох рук миску. - Все гадала, на сколько ты была готова зайти в желании меня испытать. Вижу, что далеко. Даже собралась давиться тем, что терпеть не можешь.
   - Так, значит, ты специально? - всплеснула я руками. Оказывается эта поганка меня разыгрывала, строя из себя жертву.
   - Решила посмотреть на твою вытянувшуюся рожицу, а потом жалко стало.
   - Меня?
   - Нет. Мороженое. Такой продукт испортишь, - Вольга с наслаждением облизала ложку. - Кстати, куда ты исчезла в пылу драки? Мне Вольф сказал, что переживать не надо, когда я было бросилась тебя разыскивать.
   - Вот как? А он откуда появился?
   - Как откуда? Прибежал сразу же как ты исчезла. Так где ты была?
   Я судорожно пыталась свести концы с концами, дабы не напугать девушку и в то же время не сболтнуть чего-нибудь лишнего.
   - Так я с Жоржем встретилась. Вот с ним и уехала, - в принципе, все так и было, за небольшим исключением.
   - А! Тогда все понятно, - произнесла девушка, приканчивая огромную миску с мороженым.
   - И как ты только его ешь? - указала глазами на пустую тару. Меня всю передернуло, как я представила, что поглощаю такой объем приторного для меня лакомства.
   - Зачем мне есть посуду, у меня нет необходимости в камнях в почках, - словно не поняла о чем я толкую ответила мне подруга. Иной раз мы были на одной волне, но явно не сегодня.
   - Лучше бы у тебя извилин добавилось, - буркнула, принявшись разглядывать себя в зеркало. Что-то чересчур бледной я выглядела, краше в гроб кладут.
   - А что у тебя с Вольфом? - ни с того, ни с сего спросила Вольга. Я замерла, не ожидая ничего подобного. Из зеркала на меня смотрела удивленная девушка.
   - А что у меня с Вольфом? - переспросила, выгадывая несколько секунд на размышление, с радостью отмечая, что ни один мускул на лице не дернулся.
   - Вроде бы ты замуж собралась за его брата, - словно не слыша моего вопроса продолжила подруга, - и вдруг такое...
   - Что такое? - меня так и подмывало отвечать вопросом на вопрос.
   - Заигрываешь. Вот что. Как-то нехорошо получается. За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь,- в голосе подруги слышалось явное назидание.
   - Ты еще меня учить будешь, - огрызнулась в ответ.
   - Значит, это правда,- сделала для себя вывод гостья.
   - Что именно правда? - я не понимала к чему клонит Вольга. Иногда она бывала такая загадочная.
   - А то, что ты к нему не ровно дышишь. Смотри, Жорж узнает -- бросит тебя, как всех остальных, - предупредила подруга. Мои брови взметнулись вверх.
   - Уж не ты ли собралась ему наябедничать невзначай? А я тебя еще мороженым кормила. Стрихнин тебе товарищ, - разозлилась на аловолосую.
   - Вот еще. Надо мне больно ябедничать. Слишком много чести будет. Но ты же знаешь, что слухом земля полнится, а, следовательно, надо вести себя осмотрительнее,- предупредила меня Вольга.
   - Ты еще объявления на заборах расклей, чтобы уж точно случилось страшное.
   - Я-то клеить не буду, но ты подумай над своим поведением, - многозначительно произнесла Вольга, прежде чем попрощаться и отправиться к себе домой.
   Мне совершенно не понравился разговор, случившийся между нами, тем более в свете последних событий, заставляющих ожидать всего чего угодно.
   Неужели пора бояться?
   Если даже самая близкая подруга предупреждает об опасности, то как же обстоят мои дела на самом деле.

***

   Доброе утро, дочка, - ко мне в комнату заглянула радостная мадам Жени. Ее лицо просто лучилось счастьем, а мне в голову закрались страшные мысли о том, что матушка не настолько сильно любит меня, как говорит, раз просто в восторге от скорейшего освобождения от моего присутствия в родительском доме.
   На сегодня была запланирована официальная помолвка с приглашением множества гостей. Мероприятие намечалось шикарным, для чего был снят один из огромнейших особняков, построенный несколько столетий назад и служивший музеем. Однако все те, кто могли себе позволить сорить деньгами были в состоянии арендовать его на некоторое время.
   Мои родители не поскупились, решив устроить для меня настоящий праздник в мерцании настоящих свечей, установленных в канделябры и закрепленных по всему периметру залы. Приглашенные гости заранее предупреждались о необходимости выглядеть соответственно месту проведения торжества.
   По мне так лучше бы позволили лишний раз пообщаться жениху с невестой, нежели устраивали это помпезное мероприятие. После ночного вояжа и появления в родительском доме через окно, меня посадили под домашний арест, дабы сомнений в моей непорочности не возникло. Мама как с цепи сорвалась, принявшись блюсти мою добродетель. Я не могла вначале понять с чем это все связано, но потом случайно подслушала ее разговор с отцом. В обществе кто-то отчаянно распространял слухи о моей нескромной персоне, якобы я чуть ли женщина легкого поведения, готовая на все ради нескольких дензнаков, причем очень часто фигурировало имя Вольфа. Теперь мне стал понятен интерес со стороны Вольги. Похоже своими вопросами она желала меня предупредить, но постеснялась в открытую делать заявления.
   - Утро добрым не бывает, - высунула я голову из под одеяла и открыла один глаз. Второй, как назло, спал и не собирался просыпаться. - Разве ты не знаешь, мамочка?
   Моя родительница легкой пташкой впорхнула в комнату и принялась деловито расшторивать окна, впуская максимум возможного света, даримого ярким веселым солнышком. Кажется, даже у небесного светила было хорошее настроение, раз с раннего утра оно решило нас порадовать таким количеством тепла.
   - Дочка, тебе не идет бурчать. От этого прелестные губки заворачиваются наверх. В результате ты станешь похожа на маленькую буку и тогда милый Жоржик может разочароваться в своей красавице невесте.
   - С твоей системой безопасности мой милый Жоржик забыл как я выгляжу, вконец. А ты говоришь тут непонятно что. Ты уверена, что он еще не отказался от меня?
   - Разве от такого подарка судьбы можно отказаться?- ужаснулась мадам Жени.
   - Это ты сейчас меня имеешь в виду или просто упражняешься в словоблудии?- поинтересовалась у родительницы.
   - Тебе доставили огромный букет красных роз,- мурлыкающим тоном произнесла мамочка.- Заносить?
   - Заноси, - с мамой лучше не спорить, потому как это себе дороже.
   Мама похлопала в ладоши, видимо, этот знак был заранее обусловлен с прислугой, буквально втащившей огромнейший букет красных роз. Лично мне это произведение флористики напомнило какой-то веник, хоть, и цветов там было более сотни.
   Я в ужасе смотрела на букет и не могла вымолвить ни слова, пораженная размахом. В голову пришла глупая мыслишка, что в доме вряд ли найдется хоть одна ваза способная вместить этого цветочного монстра.
   - Ну что он там пишет? Там внутри конверт с карточкой. Запаянной, - немного разочарованно произнесла мама. Похоже, что она очень хотела заглянуть внутрь, но предохранитель в виде запечатанного конверта не позволил ей это сделать.
   Я нехотя вылезла из под одеяла, пришлось даже открыть второй глаз, чтобы не промахнуться и попасть ногами в домашние тапочки. Поднялась с кровати, подошла к букету, стоящему на огромной толстой ноге из стеблей, перевязанных широкой атласной лентой и принялась искать где же находится сопроводительное письмо.
   - Там еще был один букет из белых лилий, его доставили чуть раньше, но он такой небольшой по сравнению с этим и я приказала его поставить в гостиной. Наверное, кто-то из родственников Жоржа прислал, а может быть из гостей, - мимоходом сообщила мама, внимательно наблюдая за моими манипуляциями.
   Я раздербанила конверт, откуда достала прямоугольный лист бумаги и непонимающе воззрилась на него.
   - Что там? - мамино любопытство было велико. Она заглянула в содержимое письма.
   "Обворожительной и любимой мною невесте Жоржа от любящего брата Вольфа",- было напечатано на карточке.
   - Что это такое? - возмущенно произнесла мадам Жени, яростно сверля меня глазами.
   - А я откуда знаю?- не поняла чем вызван мамин гнев, тем более направленный в мою сторону.
   - Что ты себе позволяешь?
   - Это я себе позволяю? Да я ни сном, ни духом,- начала оправдываться.
   - Дочка, как можно? Ты же портишь себе жизнь. Такая отличная партия, зачем собственными руками губить свое будущее? Как ты не понимаешь?- принялась маман заламывать руки.
   - Мама, да объясни в чем дело? Я тебя не понимаю.
   - Ах, ты не понимаешь? Как ты посмела давать надежду кому-то еще кроме своего жениха? Ты ведешь себя словно падшая девица.
   Жили-жили и ... приехали. Вот ка это называется. Честное слово. Обида черной волной всколыхнулась во мне. Я помимо воли начала оборачиваться, сама того не замечая. Чего-чего, а от мамы я не ожидала такого оскорбления в свой адрес?
   Собственные переживания захватили меня с головой. Я не сразу различила успокаивающие слова, направленные в мой адрес со стороны родительницы.
   - Лизочка, доченька, что случилось? Все хорошо. Дыши глубже, - она еще спрашивает. Я повела плечами, чтобы избавиться от маминых объятий.
   - Ты меня не любишь, - сквозь сцепленные зубы произнесла я, стараясь смахнуть когтистой лапой слезы с лица, вернее уже морды.
   - Лизонька, спокойнее, спокойнее. Дыши. Дыши. Я погорячилась. Прости. Прости, - шептала мама, успокаивая меня, гладя по голове, сидя на полу. Как мы на нем оказались я помнила смутно. Я ощущала сквозь собственную боль чужие эмоции, в которых было огромное количество тревоги, переживаний, волнений и раскаяния.
   Вдох -- выдох, вдох - выдох. Я старалась прислушиваться к собственному биению сердца, которое замедлялось с каждым глотком воздуха.
   - Как ты могла? Как могла поверить в эту чушь? - слова давались мне с огромным трудом. Артикуляционный аппарат волка совершенно не предназначен для ведения разговоров человеческим голосом. Из моего горла вырывалось отчаянное рычание. Однако мама меня понимала.
   - Я не знаю, доченька. Не знаю. Все так навалилось. Кругом все шушукаются. Склоняют твое честное имя и в хвост, и в гриву. А тут еще этот букет. Я же не думала, что ты так отреагируешь.
   - У меня с ним ничего не было и нет. Ты можешь мне поверить на слово.
   - Я верю тебе, доченька. Верю. Все так... сложилось. Я не знаю как у меня вырвалось, - мама продолжала успокаивающе гладить меня по голове.

***

   - Ты готова? - я вяло водила кисточкой по лицу, сидя перед зеркалом. Меня накрасили, завили, словно барашку. Оделась в нарядное платье, правда, я сама. Вот только желания куда-нибудь двигаться с места не было.
   Обернулась на звук папиного голоса. Мадам Жени отправилась проверять подготовку места, где должно было состояться знаменательное мероприятие.
   - Пап, я не успеваю, - с совершенно невинными глазами произнесла в ответ. - Я чуть позже подъеду.
   - Давай я тебя подожду. Что-то мне не нравится твоя идея,- папа явно что-то заподозрил.
   Вот демон.
   - Нет. Не надо. Я долго. Ты же знаешь молоденьких барышень. Они могут часами собираться,- начала убеждать.
   - Этого я и боюсь, - родитель насторожился. Я постаралась улыбнуться еще шире.
   - Пап, разве я тебя когда подводила? - я собиралась не явиться на официальное торжество. В меня какой-то бес вселился. Не знаю кому что я собралась доказать, но дело обстояло именно таким образом.
   А папа вдруг, вместо того чтобы уйти, пересек мою комнату и подошел ко мне вплотную, а потом, вообще, уселся рядом на корточки, так что наши глаза оказались на одном уровне.
   - Знаешь, я никогда тебе не рассказывал, но, наверное, настало время, - начал отец, насторожив меня своим вступлением.
   - О чем ты, па? - спросила, не зная чего ожидать. Подобное поведение отца было для него не характерно. Обычно он общался со мной не как равный, а все больше как родитель, немного свысока. Впрочем, меня это нисколько не задевало. Я считала такое поведение в порядке вещей.
   - Твоя мама не первая моя жена, - это признание было словно гром среди ясного неба.
   - Что? - такого просто не могло быть. Как же так?- Ты маме достался уже использованным? - папа встрепенулся, но на мою колкость не отреагировал.
   - Да. До твоей мамы я был женат и она была чистокровная демоница. Наш брак был заранее оговорен родителями и его можно было назвать в большей степени политическим, чем любовным. В ту пору я был очень молод, крайне горяч и чертовски вспыльчив. Жениться я не хотел, но мои родители настояли на нашей свадьбе. И мне ничего другого не оставалось, как уступить им. С женой у нас с самого начала не сложилось. У нее была своя жизнь, а у меня своя. И не то чтобы она мне не нравилась, в принципе, она была неплохая девушка, но я желал наказать родителей, посчитавших в состоянии решать за меня. Не буду тебе рассказывать всего чего я творил, а скажу лишь результат. Моя супруга погибла. Может быть если бы я находился с нею чаще, не пренебрегал ею, меньше затевал склок у всех на виду, да просто был добрее , она осталась в живых. Не знаю. Теперь сложно сказать. Но факт остается фактом -- мое поведение в какой-то мере сыграло свою роль. Я раскаялся, но только слишком поздно. Хорошо, что на моем пути встретилась твоя мама и смогла возродить во мне веру в себя и свои силы, но сей печальный опыт я пронесу до конца своих дней, - отец замолчал.
   Я же в немом удивлении взирала на своего родителя и не могла даже предположить ничего подобного.
   - Пап, к чему ты это сейчас мне рассказал? Ты же помирать собрался? И даже не бросать нас с мамой, - посыпались предположения.
   - Дочка, если ты не желаешь выходить замуж, то скажи об этом сейчас. Мы все отменим. Принесем извинения. Будет тяжело, но мы выкрутимся, главное, твое душевное спокойствие, - и такая доброта светилась в папиных глазах, что я чуть не расплакалась от умиления.
   - Ты думаешь, что я не хочу ... ? - я не договорила.
   - Я не знаю что ты задумала, но я вижу, что что-то не так. Не делай этого. Поговори со мной. Совершить глупость легко, а вот исправить ее очень и очень тяжело. Я твой отец и буду на твой стороне в любой ситуации, чтобы ты не решила.
   - Пап... я... ничего такого не думала, - выдавила из себя, скрещивая пальцы за спиною.
   - Родителей не выбирают,- немного невпопад произнес отец.- Если что, то могу и наказать.
   - Это точно. Впрочем, как и детей,- я должна была добавить свое. - Что ты сказал? - встрепенулась, когда до меня дошла вторая часть фразы.
   - Ну раз тебе нечего мне сказать по секрету... Ведь так? - спросил отец, а потом добавил.- Тебе послышалось.
   - Так,- медленно произнесла в ответ, во все глаза смотря на родителя. А он у меня с двойным дном. Теперь понятно в кого я такая уродилась. Не только в одну маму удалась.
   - Тогда быстро поехали. И нечего время тянуть, - сказал, как отрубил родитель.

***

   - Ты что себе позволяешь?- шипел рассерженным котом на меня Вольф, зажав в полутемной нише.
   - Непонятно что ты себе позволяешь? - в ответ парировала я.
   Отец, отговорив меня от необдуманного поступка, привез в настоящий дворец, где должна была состояться наша официальная помолвка с Жоржем. До основного мероприятия оставалось еще немного времени и я решила осмотреть здание, тем более подивиться было чему. Высокие потолки зал, их убранство, наличие вокруг множество букетов с живыми цветами, свечи, огромные сводчатые окна все это поражало воображение. Я ходила, как зачарованная, разглядывая, трогая, вдыхая. Сотни прошедших лет буквально впитались в стены, оставив свою неповторимую ауру, которая была видна даже невооруженным глазом. Мне поражало все: и лепнина, и позолота, и замысловатые узоры. А талант зодчих прошлых лет, что смог поймать незыблемое, прошедшее через века и не утратившее актуальности даже в настоящем, заставлял склониться в низком поклоне. Я восхищалась до тех пор пока наглым образом не была снесена со своего пути следования одним наглым самоуверенным до невозможности демоном.
   - У тебя совесть есть, маленькая нахалка? - рычал все более раздражающийся демон.
   Меня аж поколачивать стало, стоило только услышать обращение в свой адрес. Да как он смеет так меня обзывать? Достал по полной программе.
   - Убери руки от меня, - буквально сразу же вспыхнула, словно свечка. По всей видимости опылилась от сотен маленьких огоньков, плясавших по стенам замка.- А то я не знаю что с тобой сделаю, - принялась угрожать мужчине.
   - Зачем ты порочишь честное имя моего брата? - Вольф схватил меня за предплечья еще больнее.
   Из глаз готовы были сорваться слезы несправедливости. Да что сегодня за день такой, что меня со всех сторон обвиняют непонятно в чем? Что я такого сделала? Сидела себе спокойно дома под замком, никого не трогала, а складывается ощущение, будто раздвоилась и творила непотребные вещи.
   - Ты с дуба рухнул? Или объелся таблеток для наглости, что смеешь заявлять мне такие вещи? Сгинь с глаз долой. Мне надо к гостям, - я постаралась свернуть наш разговор и поскорее освободиться от меченого. Но не тут-то было. Меня никто не собирался отпускать.
   - Ты никуда не пойдешь, пока не объяснишь толково свое непотребное поведение, - у сероглазого демона разве что искры из глаз не сыпались. Он тряс меня, можно было подумать, что это помогло бы ему получить желаемый результат.
   - Я тебе ничего не обязана объяснять, - в ответ рычала уже я, стараясь изо всех сил не позволить вырваться наружу мой второй сущности. Если вдруг это случится, то плакала моя прическа, платье, маникюр. Жорж не получит свою невесту, а праздник будет испорчен. - Лучше ты объясни с какого перепуга прислал мне букет роз размером с огромный стог, такой же страшный, как куча мусора.
   - Значит, тебе мои цветы не понравились? - у демона опасно засверкали глаза, а оболочка начала вибрировать, я это явственно ощущала, поскольку сама была на пределе.
   - Страшнее букета я не видела, - огрызнулась.
   - Да тебе не цветы надо было посылать, а мозговыколупывательницу, чтобы не портить внешний вид содержанием, - ага, выходило, что мой наряд он все же оценил.
   - Интересно, а размер букета компенсирует размер личинки ежика или у тебя это само собой получается? - меня прямо таки бес подзуживал сказать какую-нибудь гадость. А уж обсуждать гениталии Вольфа стало моим коньком.
   - А причем тут размер? - переспросил он, немного обидевшись. - Нормальный размер -- дюжина и одна роза, с тебя хватило бы.
   - Ничего себе - дюжина. Ты считать до сотни умеешь? А то и больше...
   - Подожди, - меня перестали трясти.
   Неужели, меня услышали? Аллилуйя.
   - Руки отпусти, - я топнула ногой, потом еще раз, вонзая каблук во что-то мягкое. Демон лишь немного скривился, но даже не пикнул. Неужели промахнулась? Не может быть. Обычно я очень меткая.
   - Сколько, говоришь, роз?- настороженно посмотрел на меня мужчина.
   - Целый стог. Охапка. Вагон и маленькая тележка, - я искала что-нибудь более подходящее по определению.
   - Ты столько не стоишь, - задумавшись не на шутку произнес Вольф и даже ослабил хватку. - Я тебе столько не посылал.
   Он покачал головой.
   - И в любви не ты мне объяснялся? - язвительно спросила у меченого.
   Лицо мужчины начало вытягиваться.
   - Больно надо. Мала ты для взрослых объяснений, - взял и оскорбил. Гад.
   - "Обворожительной и любимой мною невесте Жоржа от любящего брата Вольфа" - продекламировала я записку, приложенную к цветам. - Разве не твое послание?
   На меня теперь смотрел два округлившихся глаза, в которых на самом донышке тлели красные огоньки, потихоньку затухавшие.
   - Язвительной, вредной, несносной, противной, лживой маленькой хамке -- вот как бы начиналось мое приветствие, а не обворожительной, - рявкнул Вольф, чем спугнул высунувшихся было из норки мышей.
   Это была еще одна особенность старинного замка -- наличие жильцов без прописки.
   - Так это не твой букет? - сразу же сообразила я.
   Мне стало немного обидно. Я все же предполагала, что достаточно взрослая, чтобы привлекать внимание серьезных мужчин. Оказалось, что нет. И цветы очередная проделка незнакомца или незнакомки без лица. Пока без лица. У меня были определенные думы по поводу авторства всего творящегося вокруг меня, но домыслы к делу не пришьешь, а доказательств добыть мне пока не удалось.
   - А куда же делся мой? - кажется, и до меченого дошла моя мысль.
   - Сбежал от такого хозяина, - брякнула в ответ. - Без оглядки.
   - Скорее от той, кому следовало подарить, - молвил мужчина. - Я так понимаю было еще что-то из ряда вон входящее?- вдруг спросил у меня Вольф.
   - Ты о чем?- удивилась.
   - Хватит делать вид, что ты не понимаешь. Уже большая девочка, - надо же, а меня почти похвалили. - Рассказывай, по глазам вижу, что было что-то еще.
   Я сомневалась несколько долгих секунд.
   Целых три.
   Прикидывала и так, и сяк, но потом решила, что может быть мне это будет на пользу. И рассказала про письмо, и про видео материалы, но не в подробностях, а вскользь, и про слухи не преминула добавить, а про репортеров он и сам знал, как и про похищение.
   - Что-то тут не вяжется, - покачал головой мужчина, выслушав меня. - Как-то все слишком разрозненно, нет никакой связи и смысла. Я утвердительно покивала головой. Сейчас мы с Вольфом были практически друзьями. Он оставил в покое мои руки. Хорошо, что платье было закрытым и не будет видно синяков, оставленных очень тесным прикосновением ко мне меченого.
   - А, вот вы где, - из-за спины Вольфа показалась Матильда.
   И как она нас только нашла? От неожиданности я вздрогнула. Почувствовала себя очень неприятно, будучи пойманной на уединенной встрече с братом жениха. Меченый недовольно повел бровями. Он тоже был не в восторге. А его мамаша словно ничего предосудительного не заметила, продолжая свою тираду. - Там Жорж тебя обыскался. Весь из себя выходит.
   Я сразу и не поняла к кому конкретно обращалась женщина. Вроде бы к Вольфу, но почему она тогда смотрела на меня?
   - Мы сейчас подойдем, - ответил мужчина. - Ты иди, мама, - ласково отправил прочь свою родительницу сероглазый.
   Однако она похоже совершенно не собиралась никуда отлучаться.
   - Лизочка, что-то ты такая бледненькая? Тебе нездоровится. Да? И губоньки красные? Накусала? - последнее слово меня, вообще, вывело из себя.
   В ее устах "накусала" звучало так будто я тут целовалась с Вольфом, а оттого и губы у меня красные. Я же не виновата, что когда нервничаю, то для самоуспокоения начинаю прикусывать губы. А тут такое волнение, чуть не обернулась, благо вовремя сдержалась.
   - Мам, иди, - послал Матильду Вольф. - Нам надо договорить.
   А она будто и не слышала его, продолжая стоять за спиной у мужчины, выглядывая то с одной, то с другой стороны.
   Ситуация становилась все более интересная.
   - Лизочка, ты губки кремом смазывай, чтобы они не полопались, а то всякое бывает, - я заскрежетала зубами от безысходности.
   Не дай всевышний еще кто появится на горизонте и пиши пропало. Все гости узнают, что мы с братом жениха зажимались по углам перед официальной помолвкой. Хотя на самом деле ничего подобного не было и в помине.
   - Мама, иди уже, - рявкнул Вольф, полностью разворачиваясь в сторону родительницы. Какая же она у него непонимающая. Вот же достанется мне свекровь.
   - Сынок, почему ты на меня кричишь? - сложила губки бантиком Матильда, став похожей на какую-то рыбку из мультика.- Чем я подобное заслужила?
   - Что тут происходит?- тут появился четвертый участник нашего маленького междусобойчика.
   Мне стало дурно. Кровь от лица отлила.
   У Жоржа опасно сузились глаза, когда он зафиксировал всех присутствующих в наличии. Еще бы такое увидеть, тут любому не понравится.
   - Жоржик, только не надо выходить из себя. Ты такой нестабильный сегодня. Еще сорвешься при гостях,- она меня добила своим заявлением, но оказалось это были еще цветочки, ягодки вылезли сразу же. И какие. - Вольф, объясни брату как надо себя вести. Только на тебя одна надежда.
   Неужели она не понимает, что сталкивает братьев лбами? Мне захотелось собственными руками разорвать Матильду. Все мы не подарки, но не настолько же. Эта женщина была ходячей бомбой, причем почему-то все нападки доставались лишь Жоржу. Хотелось грудью броситься на защиту жениха. Тем более когда его беспричинно обвиняли непонятно в чем.
   - Мама, я сам тут разберусь, - оборвал Матильду Жорж. Было видно как ему неприятно слышать от родного человека замечания, тем более обвинения в нестабильности. Для демона это прямой путь к недееспособности. Как она могла так с ним поступать? Кроме того, никаких же посылок к тому не было.
   - Как же, ты тут разберешься. Еще помолвки не случилось, а ты уже не можешь за собственной невестой приглядеть, - продолжала подливать масла в огонь Матильда.
   Если я ее разорву, перекинувшись, то что мне грозит? Думаю, что мне должны еще и награду дать за лишение общества такого ценного члена.
   - Мама, - одернул родительницу уже Вольф. Он тоже понял чем грозит словоблудие маман. Я видела, что он явно не одобрял ее поведения.
   - Что мама? Брату дела нет до своих дел, а ты его выгораживаешь, - обратилась женщина опять таки к Вольфу. Она словно не видела младшего сына. Будто он для нее был пустое место.
   Я перевела взгляд на Жоржа, его ноздри трепетали и я заметила, что стали проявляться очертания чего-то полупрозрачного. Неужели и до обращения недалеко? Только этого не хватало.
   Что делать?
   Положение спас внезапно появившийся Гомер. Кажется, сегодня все будущие родственники решили перебывать в этом уголке замка.
   - Матильда, а я тебя везде ищу. Тут спрашиваю, там. Уже с ног сбился, - мужчина как-то сразу оценил обстановку, вычленил главного зачинщика и решил его удалить с поля боя.
   Из всех будущих родственников Гомер мне нравился больше всего. Еще был Игор, но с ним я давно не виделась. Может быть он тоже овечка в волчьей шкуре, вернее демон с крыльями.
   - Гомер, дорогой, тут такое дело..., - я напряглась.
   Эта женщина, похоже, не собиралась успокаиваться, а желала довести свое черное дело до конца. Я краем глаза следила за Жоржем и судорожно молила всех кого только можно, чтобы он удержался. Желала кинуться к нему, успокоить, но только в присутствии стольких свидетелей я не могла подобного позволить. Еще не хватало дополнительных разговоров о моей несдержанности. Мне и так хватало всяких гадостей, оказавшихся на пути.
   - Твои дела подождут, - Гомер моментально оказался около жены и с силой ухватил ее за локоть. - Ты нужна. Пойдем. Все выяснения продолжим потом, - женщина еще порывалась что-то там сказать, что муж держал ее крепко-крепко, не позволяя вырваться из захвата.
   Чувствовала, что я уже люблю Гомера как родного.
   Мы остались втроем.
   - Вы мне ничего не хотите сказать? - с мрачным видом произнес Жорж, переводя взгляд с меня на Вольфа.
   - Тут такое дело..., - начал меченый. Я видела, что он не знал с чего начать.
   - Здравствуй, Жорж, - я так и не поздоровалась с женихом сегодня. Когда мы с папой приехали, то его на месте не оказалось. Он должен был явиться чуть позднее, потому как в компании произошло что-то экстренное, потребовавшее его вмешательства. Дела рабочие никто не отменял. - Я рада тебя видеть. Ты так классно выглядишь, - выпалила я в один миг.
   У меня на самом деле перехватило дыхание, стоило его увидеть. И дело было даже не в пикантности ситуации, а в том, как мой жених выглядел. Он был чудо как хорош в своем черном смокинге и в белой рубашке. Наряд до безобразия ему шел, делая черные глаза еще выразительнее и загадочнее. Его брат тоже хорошо выглядел в костюме графитового цвета со слегка розоватой сорочкой, но все мое внимание было приковано к жениху.
   От моего комплимента Жорж почему-то застеснялся.
   Честное слово.
   Не думала, что демоны могут настолько розоветь.
   Может быть я опять сказала что-то не то?
   Я перехватила одобряющий взгляд, брошенный в мою сторону Вольфом. Кажется, он меня поддерживал. Надо же. Хоть в чем-то я ему угодила, а то все время только недовольство в свой адрес слышала.
   - Ну, вы это...тут. А я пойду... Там гости. Отец сказал надо с кем-то познакомиться. Оставляю вас, - и Вольф бочком стал совершать маневр по удалению. Лучше бы молчал, чем нес всякую чушь. А еще говорят, что я иной раз болтаю не по теме.
   Когда мужчина оказался за спиной брата, то внезапно мне подмигнул и показал большой палец, свидетельствующий об отношении меченого к моему поведению.
   - Что он там состроил за моей спиной? - глаза Жоржа потеплели и приобрели теплый ореховый оттенок.
   - Сказал - так держать, - сдала Вольфа с потрохами.
   - Нам, наверное, тоже пора, - напомни мне жених. - А то начнут с собаками искать.
   - Уже есть одна, - я имела себя в виду. Хоть, я и не собака, но все же из-за примеси крови небольшое отношение к четвероногим друзьям половины человечества имела.
   - Где? - Жорж явно не понял моего юмора, начав озираться по сторонам. Пришлось пояснить. Смеялись долго после того, как жених заметил: - Собака друг мышу.
   Демонские крылья чем-то напоминали крылья летучих мышей, вот он провел не менее замысловатую аналогию.
   Стоило мне положить руку на предложенный согнутый локоть мужчины, как я ощутила непонятное волнение и душевный трепет, вызванные близостью Жоржа. Он взглянул меня сверху вниз и я буквально была втянута в водоворот черных омутов. Отчего возникло дикое желание раствориться в другом существе. До остатка. До последней крупицы.
   - Собаки летать не могут, а мыши бегать, - немного хрипло произнесла в ответ, непонятно какое время спустя.
   Жорж погладил кончики моих пальцев, едва их касаясь.
   - Мы непременно полетаем, - пообещал мне мужчина, увлекая к тому месту, где должна была состояться официальная часть церемонии.
   От столь интимного обещания на моих щеках появился румянец. Он не покинул меня вплоть до того момента, когда мы оказались среди приглашенных.
   - А вот и виновники нашего торжества, - услышали мы приятный мужской тембр, извещающий о своевременном появлении в зале, где собралось огромное количество гостей. Сотни глаз следили за каждым нашим движением.
   Распорядитель праздника стоял на небольшом постаменте, дабы лучше было видно. Я предположила, что нас заставят туда же взобраться. И я оказалась права.
   - Дорогие мои, поднимайтесь ко мне. Вас уже заждались, - поманил мужчина нас к себе.
   Мне сразу как-то стало неуютно, хотя особой стеснительностью никогда не страдала. А тут меня накрыло с головой. Захотелось спрятаться за кого-нибудь большого. Большим был Жорж. Он заметил, как я пытаюсь исподволь сделаться меньше и незначительнее.
   - Представь, что вокруг тебя не люди, а куклы, которых ты по собственной воле усадила кружком, играя у себя дома, на полу в комнате, - шепнул мне Жорж, когда мы медленно и размеренно приближались к конечной точки пути. - Мне всегда это помогало на первых порах, когда приходилось выступать перед большим скоплением народа.
   - Ты играл в куклы? - я даже забыла, что стоит волноваться. Мужчина прыснул, стараясь не привлекать особого внимания к себе, правда, ему это не особо удалось.
   - Мальчиковые, - пояснил он. - Их звали солдат Бил и старшина Чарли, ну и еще десятка два младших офицеров и более высоких чинов.
   Я облегченно вздохнула, все же неприятно было бы узнать, что мой жених в детстве был больше девочкой, чем мальчиком. Хотя, в наше время сложно кого-то чем-то удивить.
   - А ты о чем подумала? - шепнул мне вопрос Жорж.
   Однако ответить мне не дали, потому как на сцену помимо нас поднялись наши с Жоржем родители и принялись с радостью в голосе вещать о неимоверной удаче, которая соединяла два дома, в результате чего образовывался новый союз, что должен был принести свои плоды, которые с огромной надеждой все ждут. Конечно, на несколько голосов родственники не вещали, предпочитая дать выступить вначале женщинам, а уж потом брали слово главы семейств, но для меня их речи слились в невообразимый гул, потому как в толпе я заметила одно знакомое лицо, которое меньше всего хотела бы видеть на своем празднике.
   Кто ее пригласил?
   Я не знала кто бы дал мне ответ на данный вопрос. Не ходить же и у половины присутствующих спрашивать интересующий меня факт.
   Ощущение надвигающей опасности заставило подняться волоски на моем затылке. Этого еще не хватало. Обернуться на глазах у всех разрушит мою репутацию в обществе до основания. Ведь, среди приглашенных были и обычные люди, которым совершенно не следовало знать о наших способностях, а их раскрытие могло бы повлиять негативным образом на все наше общество в целом.
   Мне жутко захотелось с кем-нибудь поговорить по поводу той, кого я только что увидела. Ну не Жоржу мне задавать вопрос -- а что тут делает твоя любовница? Сомневаться в ее присутствии на нашем мероприятии не приходилось, хотя ее рыженькая головка, врезавшаяся мне в память после знаменательного видео, мелькнула в толпе и тут же пропала.
   - Что-то случилось? - наклонился ко мне жених.
   - С чего ты взял? - прошептала одними губами.
   - Ты так напряглась.
   - Сквозняком сзади потянуло, - не нашла ничего более подходящего чтобы ответить.
   В толпе, ближе к краю, я заметила Вольфа. Он не пожелал быть в первых рядах у сцены. Похоже, что его нервировало всякое упоминание о женитьбе. Что же в его жизни произошло, заставившее с ненавистью относиться к самому институту брака? Пожалуй, чтобы получить ответ на этот вопрос следует задать его меченому. Между нами после всего произошедшего пропали любые условности и преграды. Доверять на сто процентов ему я бы не стала, но кое-что все же позволила открыть. Оставалось лишь каким-нибудь образом встретиться наедине и переговорить на интересующую меня тему.
   Чутье мне подсказывало в скором времени, должно произойти кое-что такое, что мне не понравится, но как избежать этого я не знала.
   Наши с Жоржем близкие родственнике все как один прошлись по нашему поводу, пожелали счастья не только нам, но и себе, и окружающим. Я с женихом являли собой восторженных болванчиков, улыбающихся на все тридцать два. Жорж поглаживал кончики моих пальцев под одобрительные взгляды мадам Жени. Кажется, мама от действий жениха была в неописуемом восторге. Наверное, все мамы похожи одна на другую, когда дело касается выдачи дочерей замуж, считая, что только законный союз в состоянии сделать счастливыми их маленьких принцесс. В чем-то они, пожалуй, правы.
   Я бы была в разы более довольна, если не испытывала дискомфорта от предчувствия чего-то, что должно случится, если не с минуты на минуту, то в скором времени. Мне сейчас не хватало Вольгиных подначек и острых словечек. Подруга находилась далеко от меня, увлеченная каким-то молодым человеком, стоящим ко мне спиною. Все это так не вовремя.
   - Тебе надо куда-то отлучиться? - я со второго раза расслышала, что ко мне обращается Жорж, намекая на посещение дамской комнаты. Зарделась, но делать было нечего. Пришлось кивнуть.
   Пусть думает, что я слаба на передок.
   Черт, чуть не рассмеялась в голос от мыслей, пришедших в голову. Подумают, что я сумасшедшая. Хотя, могут оказаться недалеко от истины. Все влюбленные -- немного чокнутые. И я не была исключением.
   Жених улыбнулся мне одними лишь глазами, сигнализируя, он все сейчас уладит. И, действительно, Жорж взял слово, в котором принялся благодарить от нашего с ним имени родителей за столь добрые пожелания, высказанные в наш адрес, а после чего прозрачно намекнул, что в торжественной части следует сделать перерыв, мол, все присутствующие устали и желают подкрепиться. Вдоль стен огромной залы были установлены фуршетные столы, ломившиеся от различного рода блюд. Кажется, предложение моего жениха было как раз кстати и ни у кого не возникло даже мысли в предумышленности перерыва. Все подумали что так и надо было. Лишь несколько человек знали о нарушении протокола мероприятия.
   - Можешь идти, - шепнул мне Жорж, подталкивая в нужном направлении. Мне вдвойне стало неудобно за свое поведение. Чувствовала себя маленьким ребенком, которому захотелось в туалет посреди торжества.
   - Я скоро, - не знаю почему пообещала мужчине, спускаясь с импровизированной сцены.
   Зал гудел как растревоженный улей. Похоже, что все присутствующие были только рады прерваться, потому как то, с каким остервенением они набросились на предложенные угощения навевало на мысли о длительном голодании.
   Я старалась вычленить в толпе Вольфа, а он словно под землю провалился. Я прошлась в одну сторону помещения, отчаянно вглядываясь в лица, в другую, все было без толку. Не хотелось бы столкнуться с Жоржем и попасться ему на глаза. И как назло это произошло.
   - Ты заблудилась? - услышала я рядом с собой чуть хрипловатый голос моего жениха. Вздрогнула, будучи пойманной с поличным.
   - Ты за мной следишь? - немного нервно спросила в ответ.
   - Нет, - спокойно ответил он, глядя куда-то поверх моей головы, тут же мрачнее на глазах.
   Я обернулась, желая увидеть что его заинтересовало, но Жорж привлек мое внимание, положив руку на плечо.
   - Пойдем, я тебя провожу.
   - Не надо. Я что? Маленькая? - грубовато произнесла в ответ.- И держать меня не надо.
   - Конечно, нет, - осекся мужчина. - Ты совершенно не похожа на маленькую девочку. Маленькие девочки не выглядят столь соблазнительно,- я не обратила внимание на сделанный комплимент.
   - Не провожай меня, - уверенно направилась в нужную сторону. Безусловно, где находится дамская комната я знала.
   - Хорошо. Я буду ждать тебя здесь, - примирительно произнес Жорж, провожая меня взглядом.
   Интересно, а кто или что привлекло его внимание, думалось мне по пути. Меня несколько раз останавливали приглашенные гости, чтобы поздравить со столь значимым событием, приходилось изображать радушие, хотя тугой ком предчувствия все смльнее сворачивался у меня в груди.
   И тут раздался хлопок где-то в глубине зала. Я еще не успела выйти из основного помещения. Все взгляды присутствующих повернулись к сцене. Оттуда раздались какие-то возмущенные крики.
   Я, конечно, знала про движение зеленых, даже видела их представителей на определенном расстоянии. Они стояли вдоль прохода к одному из элитных магазинчиков, торгующих изделиями из редких сортов меха, читай шкурами убитых животных. Так вот, во время их молчаливого демарша посетители бутика старались обойти заведение дальней дорогой, а те кто по случайности оказался внутри салона, выйти через черный ход на другой параллельной улице. Дабы не попасть под обстрел из тухлых яиц, смеси зеленки с перезревшими помидорами и мазута, которым щедро одаривали приверженцы сохранения всего натурального в живом виде. В тот день, по-моему, вокруг собралось гораздо больше зевак, желающих посмотреть на страдания менее удачливых сограждан города, волей судьбы оказавшихся под атакой зеленых.
   Сегодня я наблюдала нечто похожее.
   Я вначале не сообразила откуда могла взяться веселенькая зелененькая раскраска на лицах присутствующих на сцене, возвышавшихся на несколько десятков сантиметров над остальными гостями. Но потом меня осенило, что слышимый мною и всеми другими окружающими хлопок был, как ничто иное лопнувший шар, закрепленный над сценой, как раз по центру. Его должны были начинить различного рода блестками, маленькими бусинками, мелкими золотыми монетками. А раскрыться он должен был в самом конце мероприятия, когда все положенные поздравления и речи иссякли и осталась бы только радость от случившегося события в чистом виде.
   Раньше, когда на подобные сборища приглашались только владеющие силой, а не все вперемешку с обыкновенными людьми, обрученных чествовали чистой силой. Однако теперь это стало невозможно, вот и придумали замену.
   Но, как выяснилось вместо задуманной начинки оказалась совершенно иная -- все та же пресловутая обыкновенная зеленка. И где только ее раздобыли? Поскольку данный препарат был давно снят с производства.
   Судя по слабо измазанным гостям сей жидкости было те так много, скорее она служила вишенкой на торте, будучи приправой к остальным ингредиентам. Но будучи смешанной с другими составляющими шара и упав с высоты, жидкость разбрызгалась, покрыв достаточно приличную зону поражения.
   Не уйди мы с Жоржем со сцены раньше положенного, быть "подарочку" на нашей голове. Может быть к моему нежно розовому платью зеленый еще пошел, но цвета лицу вряд ли бы прибавил. Дамы, которым повезло оказаться под очаровательным душем покрылись нездоровой зеленью.
   Одно меня порадовало несказанно. Я даже не ожидала от себя такого злорадства. Одной из осчастливленных зеленым душем оказалась мать Жоржа, которая в недоумении размазывала злосчастную практически не смываемую краску по лицу. Я вытянула шею, чтобы как можно лучше рассмотреть ласкающую взор картинку, улыбаясь помимо своей воли от всей души.
   Если бы не злой умысел виновника, стоящего за всем этим, то я бы с огромным удовольствием отблагодарила организатора. И, возможно, одарила каким-нибудь образом. Хотя, прекрасно понимала, что на месте зеленеющей от злости под слоем зеленки Матильды могли оказаться мы с Жоржем.
   Кстати, а где он?
   Я не спешила бросаться на поиски жениха, предпочитая наблюдать со стороны, поскольку не оставляла мысли переговорить с его братом. Почему-то он мне казался крайне разумным мужчиной. А, кроме того, в народе пошла определенная молва о его роде занятий, тщательно скрываемом, однако просочившимся в массы.
   - Что тебя так развеселило, дочка? - к счастью мои родители не пострадали, чему я была очень рада.
   Все же быть общим посмешищем не очень то приятно.
   - Это я так усиленно переживаю, - не стала уточнять за кого.
   - Скромнее улыбайся, а то не поймут. Подумают, что это ты все провернула, - и мама показала мастер-класс по сокрытию собственных чувств. До такого виртуозного умения мне еще расти и расти. Однако я не отчаивалась, зная, что все в моих руках.
   - Кажется, нам испортили все мероприятие, - смогла совладать я со своей мимикой, натянув нейтральное выражение лица.
   - Кажется, кто-то не желает вашей помолвки с Жоржем, - произнесла очевидное мадам Жени.
   - Меня это тоже волнует, - я хотела спросить не видела ли она Вольфа, но вовремя прикусила язык, помня как она предупреждала вести себя достойно. Придется обходиться собственными силами.
   - Ой, посмотри, какая твоя будущая свекровь зелененькая, - маман прыснула в кулак.
   - Ей бы еще пупышек добавить и вылитый огурец без попки, - прокомментировала я увиденное, силясь не заржать, как троянский конь.
   - Почему это без попки, вон посмотри какая сра... ой, - родительница стрельнула на меня глазками, сделала серьезным лицо и продолжила, - срамота сзади имеется. Богатая.
   - Вот и я говорю, что поп... приличная свекровь у меня. С буфером обмена, что спереди, что сзади, - постаралась скрыть свое замешательство.
   Я же у матушки приличная девочка и совсем не язвительная, и совсем не злая.
   - Кому это мои девочки косточки перемывают? - папа приобнял свою дорогую жену за талию.
   - Дорогой, ты слишком хорошо о нас подумал. Мы с твой дочуркой сплетничаем по-черному.
   - Я даже и не сомневался. Не дай всевышний оказаться на вашем язычке или вашим врагом. Уж лучше сразу в ящик сыграть. Целее будешь, - ужаснулся притворно отец.
   - Папа, нельзя так говорить о своих родных и близких девочках, тебе еще с ними жить. До-олго, - протянула я.
   - Вот этого я и боюсь. Хочется не просто жить, а жить хорошо. Иметь же две такие зме... замечательные женщины в доме одно наслаждение, - папа был еще та язва. И как только наш клубок гадюк до сих пор существует?
   - Ага. Лучше быть гадом в своем гадющнике, чем королем в чужом, - двусмысленно произнесла я.
   - Ты мне поговори, дочка, - сверкнул глазами папочка. - А то высеку.
   - Не имеешь права. Я совершеннолетняя. На меня у тебя управы больше нет. Кроме того, я практически замужем.
   - Вижу, что тебя уже не пугает эта перспектива, - сладким голосом произнесла мадам Жени.
   - Из двух зол выбирают меньшую. Между вами и Жоржем я выбрала его.
   - Вот я же тебе говорил, - обратился отец к родительнице, - что мужики они важнее.
   - Вы на меня спорили? - ужаснулась я, глядя то на одного, то на другого.
   - Ага, - у мадам Жени было веселое настроение. - Теперь мне придется выполнять одно желание твоего отца.
   - Я, надеюсь, он не разводиться с тобой собрался? - уколола, следя за выражением лица обоих родителей.
   - Типун тебе на язык, - мама парировала в ответ. - Пусть только попробует, сразу же крылья пообломаю. Кому он такой нужен будет.
   - А вот и буду, - рыкнул Вгений.
   - Эй, ребята, брейк, - почувствовала, что запахло жареным. Мои родители иногда такие дети. Честное слово. Если их вовремя не остановить, то так начнут ругаться, что худо будет всем вокруг. Уж я то их знаю как облупленных.- Вы же помните, что любите друг друга.
   - Это точно, - у папули сразу же прошел весь запал и появилось мечтательное выражение на лице.
   Это о чем интересно он сейчас вспомнил? Я даже побоялась подумать.
   - Не то слово, - мама потерлась головой о подбородок отца, вмиг став ласковой и послушной женушкой. И как у них это получается в один миг переходить из состояния активных боевых действий к состоянию спокойной мирной жизни.
   - Вы тут поворкуйте, а я пойду погуляю, - покинула я родителей.
   - А где Жорж? - вдогонку прокричала мне мама. Я сделала вид, что ничего не услышала.
   Пробираясь между приглашенными гостями я то тут, то там прислушивалась к разговорам. И была несказанно обрадована услышанному. Никто не собирался расходиться. Потому как ничего страшного не произошло. Подумаешь, вместо золотого снегопада обрушился зеленый дождь. Чего только не бывает в жизни? То ливень с лягушками пройдет, то апельсинами покроется побережье. Эти события хоть и редки, но ведь случаются. А тут какая-то небольшая нелепость.
   Матильда, как самая пострадавшая, была вынуждена удалиться с праздника. Светить зеленым в крапинку лицом для бедной женщины оказалось невмоготу. Остальные же гости, которых окатило в меньшей степени, оказались веселыми ребятами. Они с удовольствием ходили по залу, пытаясь к кому-нибудь прижаться, а если повезет то поздороваться или же поцеловаться. Так что зеленая лихорадка набирала обороты.
   И если в первую секунду случившееся воспринималось как трагедия, то в следующую народ от всей души радовался столь не тривиальному развитию мероприятия.
   Возле дамской комнаты образовалась небольшая очередь. Ну почему с девочками происходит всегда одно и то же? Неужели нельзя делать в удвоенном количестве места для раздумий для девочек? А лучше в утроенном или того больше.
   - Представляешь, эта мымра не пострадала. Бывают же такие несчастья, - услышала я как сокрушалась одна из девиц. Я посмотрела в ту сторону и узнала говорившую.
   Ларина.
   Чтоб ей пусто было.
   В этот момент я засмотрелась и толкнула впереди стоявшую женщину.
   - Осторожнее, - донеслось до меня.
   - Извините, - пробормотала, понимая, что повела себя как слон в посудной лавке.
   - Ой, ничего страшного. С кем не бывает, - меня, как виновницу праздника сразу же распознали, но в то же время привлекли внимание. - У вас такой чудесный праздник получился. Столько положительных эмоций я не испытывала очень давно. Все так здорово. Просто великолепно.
   Женщина, которую я в лицо видела в первый раз, восторгалась от души. Судя по ауре, моя собеседница была чистокровным человеком.
   - Ага, конечно, - донеслось со стороны, - особенно зеленый душ был апогеем праздничного торжества.
   Это Ларина решила съязвить. На выпад любовницы своего жениха я, естественно, не могла смолчать.
   - Знаете, -обратилась я к незнакомой женщине, - некоторые девушки, несчастливые в личной жизни, просто мечтали постоять под зеленым дождичком, но не всем места хватило.
   - Так это было сделано специально? - удивилась незнакомка.
   - Конечно. Это старинная традиция. Зеленый цвет символизирует чистоту и непорочность, тогда как все оттенки красного говорят об обратном.
   Я метила в огород Ларины. У девушки помимо достаточно яркого цвета волос было не менее заметное платье, подходящее к прическе.
   Не услышать как скрипнули зубы у любовницы я не могла, разулыбавшись в душе.
   - По-моему, мероприятие так себе. На слабенькую троечку, - это Ларина принялась изливать душу своей подружке. Та в ответ поддакнула.
   Если они не замолчат, то я за себя не ручаюсь.
   Мне на помощь пришла незнакомка, хотя, я ее о том не просила.
   - А вот это вы зря сказали, - коршуном накинулась она на Ларину. Девушки разговаривали достаточно громко, чтобы их все могли слышать.- Праздник чудесный. Место выбрано великолепное, организация на высшем уровне, а если кто-то из присутствующих завидует, то пусть это делает молча, - сказала женщина, как отрезала.
   Я другими глазами взглянула на свою собеседницу. Она была далеко не молода, скорее среднего возраста, морщинки говорили сами за себя. В ее глазах плескалась житейская мудрость и сразу было видно, что женщина пережила многое и со многим встречалась на жизненном пути.
   - А вам-то какое дело? - накинулась на женщину Ларина.- Вы ее адвокат?
   Вот ду-ура. Нет, чтобы промолчать. Так она решила раздуть скандал. А мне совершенно не хотелось в него ввязываться. Мама меня бы за такое не похвалила.
   - Я твой ангел-хранитель, - спокойно произнесла незнакомка, смотря прямо в глаза девушке.
   - Кто? - удивилась та.
   - О! Боже! И как можно работать с таким контингентом? - закатила женщина глаза. - Молчи уже, Ларина. Своей глупостью ты делаешь только хуже.
   - Откуда вы знаете как меня зовут? - удивилась девушка.
   - Так у тебя на лбу написано, - ответила она ей. И тут же произнесла в мою сторону. - Не обращай на завистницу внимание. У нее рот беззубый.
   - Да мне до нее дела нет. Обращают ли внимание на пыль под ногами? Ее разве что отряхивают время от времени, чтобы не мешала, - философски произнесла я.
   - Правильная позиция. Так держать, милочка. Далеко пойдешь. Лишь мудрые женщины в состоянии удержать возле себя мужчину, а все остальные по своей глупости лишь отталкивают их.
   - Я стараюсь быть мудрой, - потупила взор, чтобы не встречаться взглядом с незнакомкой. Знала бы она сколько глупостей я за свою жизнь натворила -- вряд ли бы меня назвала особо умной.
   Хотя в этой жизни все относительно, так же как и глупость.
   - Умная девочка.
   - Эй, ты идешь? - толкнули меня в спину. - Или просто решила постоять со всеми за компанию.
   Я встрепенулась и оглянулась на задиру. Рядом стояла девушка примерно моего возраста, переминаясь с ноги на ногу. Сразу было понятно, что ей нестерпимо хотелось в туалет, биологически активные жидкости разве что на барабанные перепонки не давили.
   - Иди вперед. Я пропускаю, - милостиво разрешила я, увидев как восторженно заблестели глаза девушки. Оказалось, что для ее счастья надо совсем немного.
   Я обернулась чтобы продолжить разговор с незнакомкой, прерванный внезапным окликом сзади, но никого рядом не обнаружила. Огляделась. Никого рядом.
   Неужели привиделось?
   Похоже на то.
   Невдалеке заметила Ларину, опасливо смотрящую на меня. Кажется, кое-кто еще больше не желает со мной встречаться. Да и она мне не интересна. Пусть себе живет. Вспомнились слова незнакомки. Решила быть мудрой и сделать вид, что я не знаю кто такая рыжеволосая кошечка. В любом случае Жорж, встречаясь с ней, был еще не женат и имел полное право забавляться с кем ему угодно. Вот если он будет этим заниматься после нашей свадьбы, то тогда мне надо будет переживать. А так... решила сделать вид, что я ее не знаю.
   Кроме того, желания устраивать представление для окружающих совершенно не хотелось. А не заметить несколько любопытных взглядов, направленных на меня, я не могла.
   Пусть расслабятся. Представление отменяется.
   И я с невозмутимым видом, задрав нос, повернулась в другую сторону.
   - Вот ты где, а я тебя уже обыскался, - меня со спины обняли крепкие мужские руки. Я ощутила приятный запах одеколона, немного бодрящий, заставляющий еще раз принюхаться.
   Жорж. Он так внезапно подошел, что я растерялась и совершенно забыла, что на людях надо вести себя сдержано. Аромат жениха окутал меня уютным покрывалом, впрочем, как и его руки. И мне жутко захотелось потереться о мужчину, что я не задумываясь и сделала, прикрыв глаза и наслаждаясь внезапной близостью.
   Сколько я бы простояла так -- неизвестно, прикрыв веки и внимая моменту, но тут ощутила как напряглись руки Жоржа.
   Я открыла глаза.
   Черт. Я совсем забыла, что недалеко от нас находится Ларина. Девушка внимательно смотрела на нас и я даже не могла предположить, что будет в следующий момент.
   - А я тут зависла, - медленно молвила в ответ. - Представляешь, тут одно из самых посещаемых мест на нашем празднике.
   Я неосознанно произнесла "нашем", стараясь подчеркнуть, что все остальные лишь приглашенные и не более. Ларина дернулась в нашу сторону, потом замерла и все же решилась. Окружающие насторожились предвкушая представление.
   М-да. Судя по всему веселья нам не избежать, но видит всевышний это не по моей вине.
   - Здравствуй, Жорж, - кошечка показала свои коготки. Мой жених промолчал, а может быть обдумывал как лучше ответить. - Не хочешь познакомить со своей невестой?
   Теперь настало время мне напрячься.
   Я повернула голову, чтобы посмотреть на черноволосого демона. В его глазах я увидела едва сдерживаемое негодование, впрочем, мне даже не надо было оборачиваться чтобы почувствовать как пылает его аура.
   - Тебя разве сюда приглашали, Ларина? - рыкнул, наконец, Жорж, прижимая меня к себе ближе.
   - А разве мне необходимо чье-то приглашение? Мне казалось что мы очень с тобой близки, - кривая улыбка исказила миленькие черты лица девушки.
   Мне хотелось вцепиться рыжей кошке в патлы, но только это был не мой поединок, а Жоржа и решать вопросы со своей любовницей должен былон сам.
   - Не настолько чтобы приглашать тебя на свою помолвку,- жестоко произнес мужчина.
   - Так выгони ее, - она кивнула на меня, - и я стану к тебе намного ближе.
   Я аж задохнулась от возмущения. Кажется, до моего оборота всего ничего осталось. Такой наглости от нахалки я не ожидала. На первый взгляд и не скажешь, что таится за рыженькой внешностью.
   - Ты переступаешь все возможные границы. Тебе не кажется? Думаю, что тебе лучше уйти, - рычал Жорж изо всех сил стараясь не повышать голос.
   - А мне так не кажется. Мне тут веселело, - легкомысленно произнесла девушка. - Столько интересного. Дожди зеленые. Обхохочешься. Давай сбежим отсюда, - сделала она предложение Жоржу.
   Вот это апломб.
   Неужели она считает, что может себе позволить после подобных выпадов еще на что-то надеяться? Моя мама всегда говорила, что нельзя допускать чтобы мужчина был загнан в угол, иначе он начинает творить страшные вещи. Почему-то я начала опасаться того, что Жорж надумает выбросить свою любовницу с праздника. Вот потехи то будет.
   Но не успела я додумать, как рядом появилось еще одно пламя, пронесшееся мимо нас вихрем.
   - Ой, простите,- залепетала Вольга, а это была она, принявшись что-то счищать с Ларины. - Я такая неуклюжая.
   Девушка чуть отошла в сторону и я смогла увидеть, что все платье Ларины от груди до самого паха залито шоколадным мороженым с кусочками фисташек, которые зелеными изумрудами венчали художественную картину, нарисованную моей драгоценной подругой.
   Ларина взвизгнула и продолжила пищать, перемежая крики отборной бранью, после того, как увидела что сотворила Вольга с ее платьем. Подруга чистосердечно извинялась, продолжая все сильнее и сильнее втирать мороженое в наряд любовницы Жоржа. Собравшийся вокруг народ от всей души потешался над действиями моей подружки настолько профессионально приводившей в негодность платье Ларины, что ее подвиг заслужил быть выбитым на скрижалях истории.
   Я потянула Жоржа прочь с места событий, оставляя Вольгу разбираться и дальше с любовницей моего жениха. Ох, не просто так она оказалась в непосредственной близости от места событий. Чувствовала, что нужна мне, вот и помогла, когда я была бессильна что-либо сделать. Вот это я называю оказаться в нужное время в нужном месте.
   Высший пилотаж.
   - Прости, - услышала я со стороны Жоржа, когда мы оказались наедине, зайдя в какой-то закуток. И откуда он только взялся по пути?
   Почувствовала, что жених, наконец, начал успокаиваться. Если бы минуту назад его видела разлюбезная Матильда, то сто процентов завопила бы о нестабильности. И как он только сдержался? Про свое состояние я забыла, растворяясь в эмоциях Жоржа.
   - За что? - сделала вид, что ничего страшного не произошло. Как будто возле меня каждый день крутятся любовницы женихов.
   - Какая же ты у меня взрослая, - внезапно Жорж нагнулся и потерся о мой нос своим носом. - Я даже и не ожидал.
   - Ну, да. В штаны уже не писаю, - от неожиданности похвалы жениха я растерялась, хотя в душе все буквально забурлило от восторга.
   - А я бы тебя приучил к горшку, - с лукавым видом ответил мне Жорж.
   На миг замерла. А жених-то у меня с чувством юмора.
   - Не поздно ли?- прикинула в уме в каком возрасте маленьких детей начинают высаживать на стратегически важную позицию. Потом вспомнила сколько мне лет и решила что таких переносных ваз еще не придумали. Или я чего-то не знаю?
   - Ну тогда будем за компанию, - мужчина взял меня за руку, а потом переплел пальцы.
   - За компанию что?- я следила за нашими руками прекрасно дополняющими друг друга, словно они одно целое.
   - Писать... в штаны. Наверное, забавно будет. Сижу я на совещании и тут мне становится скучно, думаю, а чем бы мне таким заняться... и-и-и...
   - Что и-и-и? - неужели он это говорит всерьез? Лицо мужчины было непроницаемым.
   - Делаю самолетик из первого листа доклада и пускаю его в свободный полет. Как думаешь, весело будет? - озорная улыбка озарила мужское лицо.
   - Думаю, что очень,- немного опешив выдала всю правду.
   - Вот и я тоже так думаю.
   - Меня не забудь позвать. Я тоже хочу самолетики попускать с вашей башни,- нашлась тут же. А что? Будет весело.
   - Это мысль. Надо будет ее воплотить в жизнь, а пока дадим путь другому начинанию,- загадочно произнес мужчина
   - Угу. А какому? - не поняла я.
   Я так и не поняла сказал ли Жорж что-то прежде чем поцеловать меня или же мне все это привиделось. Впрочем, когда жаркие губы жениха накрыли мои, а сильная рука притянула к себе за талию, мне стало глубоко наплевать и на самолетики, и на начинания, я даже забыла о существовании какой-то там любовницы у Жоржа, полностью погрузившись в чувственный водоворот удовольствия от поцелуя. Глубоко внутри зарождалось пламя, раздуваемое ветром страсти с неимоверной силой, заставляя бушевать, грозя вырваться наружу.
   Губы мужчины требовательные, умелые творили чудеса, а если точнее, то низвергали меня в преисподнюю, приближая к краю грехопадения. И самое ужасное заключалось в том, что мне нестерпимо захотелось попробовать запретный плод.
   По телу разлился жидкий огонь, сконцентрировавшийся внизу живота, призывая к ответным действиям, проявлению самостоятельности, что, будучи опьяненной, я принялась реализовывать, запустив руку в волосы мужчине, отдаваясь со всей страстью на его чувственный призыв. Я настолько отпустила себя, что позволила застонать от избытка ощущения бушевавших внутри меня. Жорж этим тотчас воспользовался, завладев моим ртом, как своим собственным.
   Елы-палы, а целоваться с подспорьем в виде языка это не так смешно как выглядит со стороны. И, вообще, он не липкий и скользкий, как змея, а очень даже бархатный и нежный. И совершенно не жалит, а ласкает, добавляя неземные ощущения, уносящие в заоблачную даль. От переизбытка чувств у меня начали подкашиваться ноги. Мелькнула шальная мысль, что такими темпами я растекусь симпатичной лужицей у ног черноволосого демона. И если он меня не искусит, то этим займусь я, взяв все в свои руки.
   Ах. Как же приятно...
   - А что это вы тут делаете? А ну-ка, марш в общий зал, негодники,- вот меньше всего я предполагала, что тут объявится мадам Жени. Хотя удивиться я не удивилась. Ее чутью собаки могут слагать легенды, ибо все равно курить им в сторонке в случае соревнований.- Надумали тут непотребством заниматься. Жорж, ты вначале женись, а потом будешь мою дочку лапать.
   Только сейчас я ощутила на своей груди мужскую руку. И как она там оказалась? Кто -нибудь мне скажет или нет?
   - Так разве ж я отказываюсь? - хрипло произнес мужчина, ухмыляясь, как довольный жизнью огромный кот.
   - Милый, - снисходительно произнесла мадам Жени, - я женщина взрослая и в курсе, что обещать не значит жениться. Так что хватит тягать яблоки из моего сада, не для того их растила, чтобы раньше времени их тырили, - мамуля вонзила кулачки в бока. Вся ее поза говорила о серьезности намерений и нежелании уступать ни на йоту.
   - Так зеленые самые вкусные, - тот в тон ответил ей Жорж, не выпуская меня из объятий. Я же осоловелыми от страсти глазами смотрела то на одного, то на другого.
   - А вот нечего тянуть к ним руки. Рано еще, - и мадам Жени взяла меня за предплечье, собираясь оторвать от Жоржа.
   - Моя, - рыкнул демон и я тотчас почувствовала как всколыхнулась его аура.
   - Рано еще, - мама усилила нажим.
   Теперь меня тянули в две стороны. Я же ощутила себя костью, которую не поделили собаки.
   - А я сказал, моя, - тон стал грубее и агрессивнее.
   - Отпусти, - зашипела рассержено мама, еще немного и она запросто обернется. - Я тебе говорю.
   Да мне сейчас руку выдернут. Я собралась заявить в голос о своем несогласии на применение насилия как со стороны жениха, так и со стороны маман. И что на них нашло? Ну ладно я понимала Жоржа, тому весь кайф обломали, но чего взбеленилась мамочка?
   - Что тут происходит? - прогрохотал Вгений, материализовавшись в поле моего зрения. - Кончайте рвать девочку, - с потолка посыпалась золотая пыль. Это ж надо было так гаркнуть?
   Вот умел папа найти такие слова и интонации, которые заставляли окружающих замереть по стойке смирно. За что я его и любила.
   - Папа, они мне руку выдернули, - пожаловалась тут же, сделав жалобное лицо. Меньше всего мне хотелось испытать папин гнев в довершение ко всему прочему. Не в том я была настроении. Слишком уж сильно подкосил мои душевные силы проникновенный поцелуй жениха.
   - Вы оба, - отец указал на нас с Жоржем, - на продолжение праздника шагом марш. А тебя Жени я попрошу остаться, - и та-ак посмотрел на маму, что я бы на ее месте испугалась.
   - Знаешь, а мне будущая теща все больше и больше нравится. Думаю, что мы найдем с ней общий язык на почве доброго отношения к тебе, - поделился со мною Жорж, когда мы словно заключенные были вынуждены следовать по маршруту, указанному отцом. С Вгением жених решил не спорить, кивнув в знак согласия, признавая законное требование. Кроме того, как оказалось у нас остались еще не выполненными несколько обязательных мероприятий, что запланировал комитет по организации торжества.
   Мы с Жоржем должны были раздать всем присутствующим по маленькому печеному журавлику, символизирующему счастливую жизнь, которой делились с избытком, дабы нам вернулось сторицей.
   Как раз к нашему возвращению убрали помещение, отмыв от зеленой краски, оказавшейся не зеленкой, а обыкновенной акриловой, легко смывающейся с поверхностей.
   В зале были расставлены столы, на которых возвышались огромные подносы с угощениями. Следовало никого не забыть, что мы и сделали. Устали неимоверно, но выполнили возложенную миссию. Жоржа позвал его дальний родственник, а я осталась стоять возле опустевшего стола, мечтая когда же, наконец, закончится вся кутерьма.
   Возле меня зависли две кумушки, не замечая никого вокруг, будучи чересчур сильно увлеченными перетиранием косточек всем знакомым. Они так громко говорили, что для моего чуткого слуха не стало секретом тема их беседы.
   Я вначале не прислушивалась к разговору. Мало ли женщины болтают по поводу и без повода, но вот когда расслышала упоминание об одном знакомом, то ушки тут же навострила.
   - Куама, а вы слышали последние сведения? - официальным тоном поинтересовалась дама с бородавкой на носу. - Говорят, что у Гомера, отца жениха, проблемы с силой.
   - Да что вы говорите, Сита?! Не может быть. Это прямая дорожка к нестабильности.
   - Да. Да. И я о том же говорила своему Лисану. А он мне говори, что мол это все досужие сплетни. Да какие же это сплетни, самые ни на есть достоверные. Вы же знаете, что дыма без огня не бывает. Я просто уверена, что все так и есть на самом деле. С какой бы стати он позволил назначить своего сына во главе корпорации. Видимо боится, что может сорваться в любой момент. Это же позору не оберешься.
   - Вы забываете, что речь идет о младшем сыне. Это где же видано, чтобы при наличии главного наследника, призывать второго. Все у них шиворот-навыворот. И с какой стати они вообще подобное учудили? Вы не в курсе что там у Расхи произошло? Почему младший встал у руля?
   - Вот не знаю рассказывать вам или нет? - с сомнением произнесла бородавчатая сплетница. - Это ...
   Я вовсю навострила уши, буквально вытянувшись в струночку, но при этом стараясь не привлекать внимание. Уж больно сильно и мне хотелось узнать тайны семьи Расхи. О таких вещах в газетах не пишут и по телевидению не передают. Это закрытая информация, которая передается из уст в уста. Вот, например, как сейчас. А кроме того, мне хотелось выведать о брате Жоржа как можно больше. Осведомлена, значит, вооружена, ибо информация это самая дорогая разменная монета в мире. Неизвестно в каком случае она может пригодиться.
   - Тайна? Так я умею хранить тайны. Честное слово. Я могила. Никому ничего не скажу, - заверила она собеседницу.
   - Ну, хорошо. Мне рассказала моя двоюродная племянница, а ей подруга своячницы ее родного деверя, а той в свою очередь родственница дальняя, очень дальняя, девицы из-за которой всей и произошло,- Сита поведала проникновенным тоном.
   - Какой еще девицы? -у Куамы был не менее нездоровый интерес, чем у меня.
   - Была одна. У нее развивался роман со старшеньким братом того жениха, чья сегодня помолвка состоялась, - и все то они знают...
   Сплетницы.
   - Да ты что? - воскликнула Куама на порядок громче.
   Мне уже даже не приходилось напрягать слух, чтобы все хорошенько распознать. Женщины вошли в раж и даже не пытались шифроваться, делясь сплетнями.
   - Ага. Точно тебе говорю. Самые что ни на есть настоящие сведения,- дамочки и не заметили как перешли на "ты". Еще бы, при столь близком общении никакие условности не нужны, они только мешать будут.
   Этих кумушек по мне так надо отправлять работать в службу внешней разведки, для распространения любого рода информации. Им ведь все равно о чем говорить, а так будут при деле и послужат отчизне.
   - Так, так, так. Я вся внимания,- собеседница бородавчатой чуть ли не из платья выпрыгивала, желая как можно быстрее узнать интересующее.
   - Мне рассказали, что она его бросила, разбив тем самым сердце,- многозначительно произнесла Сита.
   - Не может быть. Что же там за принцесса такая была? На сына Гомера глянешь, так и глаз не отведешь, что-то в нем завораживает, - мечтательно проворковала Куама.
   Мне захотелось рассмеяться.
   И что же в Вольфе ей настолько понравилось, что она глаз отвести не может? Смешная женщина. По мне он самый обыкновенный. Ну, может быть, чуточку симпатичнее других мужчин. Но не более того. Жорж гораздо лучше. Нет. Не гораздо, а в разы. Если бы мужчины были рядом, то я бы обязательно доказала это двум сплетницам, перемывающим косточки моим новым родственникам. Я уже записала клан Расхи в свою родню. Почему-то я уже не сомневалась в прохождении в финал.
   Да. Я такая. Несколько самоуверенная. Ну и что? Разве это плохо?
   Я улыбнулась собственным мыслям, продолжая прислушиваться.
   - И не говори, подруга, - ого, а товарки то уже стали практически родными.
   Если они еще десяток минут так пообщаются, то станут кровными родственницами. Может быть мне им нож со стола подать, чтобы было чем руки резать для ритуала?
   Представила как на представление соберется народ. Мало было зеленого душа, так будет кровавая река в исполнении двух дам неопределенного возраста. Вот тогда наша с Жоржем помолвка запомнится надолго и станет притчей во языцах. Было бы весело обо всем вспомнить лет так через много.
   - И ты говоришь, что она его бросила? Замечательная новость, - самодовольно произнесла старая кошелка.
   - Что же в том замечательного? - Сита удивилась.
   - Да есть кое-что. У меня племянница не замужем. Красавица писаная, умница, скромная, одна беда -- замуж никак не выйдет. Думаю надо будет своему брату мыслишку подкинуть и предложить заключить с Расхи контракт на старшего сына.
   Если девица, о которой шла речь, пошла хоть чем-то в тетю, то Вольф сбежит от одного только вида красавицы. Куама имела вытянутое лицо, наподобие лошадиного и крупные уши. Если кончики ушей заострить, то они очень будут смахивать на эльфийские, правда, одно "но", эльфов терпеть не могли и считали их жутко некрасивыми.
   - А с чего ты решила, что он согласится? - продолжила допытываться дама с бородавкой.
   - Так я знаю рычаги воздействия,- самодовольно подбоченилась женщина.
   - И какие?- я бы тоже очень хотела узнать.
   - Эх, не хотела говорить, но тебе так и быть скажу. Матильда.
   - Матильда?! - непонимающе переспросила собеседница, озираясь по сторонам.
   - Да. Мы с ней много лет назад были дружны. Это тогда, когда она второй раз забеременела. Поговаривают, что без черной магии тогда не обошлось.
   - Не может быть?!- об этом явно не было известно местному бомонду.
   - Может-может. Отвечаю. Как-то слишком быстро она понесла,- понизила голос женщина.
   - И что? - поторопила Сита.
   - А то. Мне рассказали, что она спит и видит, чтобы Вольф остался в городе,- по-моему так это уже совсем не тайна. Даже я догадалась об особой любви женщины к старшему сыну.
   Одно воспоминание о Матильде заставило меня заскрежетать зубами. Вот не надо обижать моего жениха. Пусть он и не идеальный, но он мой. А за свое я буду бороться изо всех сил.
   - А он?- правильный вопрос.
   - А он не хочет, но если будет контракт с моей племянницей, то тогда наверняка никуда не уедет. Ради такого Матильда уж расстарается.
   - Правильная мысль,- услышала я одобрение.
   Что ж, надо пожелать Вольфу удачи на ниве избавления от невест. Я ему не завидую, ибо там где есть одна соискательница счастья, там тут же появляется и другая. И так будет до тех пор пока кто-нибудь не захомутает мужчину. Я представила его с ярмом на шее и заулыбалась. Думаю, что этот аксессуар ему подойдет.
   - Лиззи, - услышала я восторженное восклицание. В результате чего потеряла нить разговора двух сплетниц. Я надеялась, что все основное уже успела узнать.
   Лицом, прервавшим мое подслушивание, оказался старый знакомый Ливон. Кажется, сегодняшнее мероприятие изобиловало обладателями огненных шевелюр. Глядя на мужчину непроизвольно захотелось улыбнуться, что я и сделала.
   - Привет, рада тебя видеть. Ты откуда? Не знала что ты среди приглашенных, - добродушно сообщила я, лишь позже поняв, что сболтнула что-то не то. Только у меня могло вырваться нечто типа -- ты чего приперся без приглашения?
   - Я по делу. Вот увидел тебя такую красивую и реши подойти. Не смог отказать себе в удовольствии, - улыбался во весь рот Ливон.
   Он мне нравился. Обаятельный весельчак и балагур производил приятное впечатление. Наверняка, не на меня одну. С такими мужчинами легко, они не заставляют чувствовать себя скованно, подбирать слова, следить за каждым шагом.
   - Спасибо. Я очень рада тебя видеть,- вновь повторила от всей души.
   - Лиззи, может ты передумаешь и разорвешь помолвку с Жоржем? А?- в лоб спросил меня мужчина. Уж чего-чего, а этого я точно не ожидала. Он меня просто огорошил.
   - Ты что? Зачем? - искренне удивилась в ответ.
   - Выходи за меня замуж. Я хороший. Честное слово. Ты не пожалеешь, - немного просительно произнес мужчина, схватив меня за руку.- Я тебя с первого взгляда полюбил. Ты прошлась раскаленным утюгом по моему сердцу, оставив рваный шрам на всю жизнь.
   - Руки убрал и утюг забрал. Считаю до ... одного, - прогрохотал за моей спиной Жорж.
   От угрожающих ноток в голосе жениха даже у меня по спине побежали мурашки. Стало совсем не по себе. Да что сегодня за день такой? В очередной раз спросила я себя.
   Ливон заметно побледнел, впрочем, как и я. Однако это не помешало моему языку болтать.
   - Да он шутит, - бросилась я на защиту своего знакомого.- Жорж не стоит беспокоиться.
   В свой голос я вложила максимум убедительности, на которую была способна.
   - Может быть он и шутит, но я уж точно нет, - после рыка Жоржа Ливон тотчас выполнил приказание, убрав от меня руки. Кажется, с моим женихом друг Вольфа связываться не собирался. Я облегченно вздохнула, радуясь, что пронесло.
   - Хочешь об этом поговорить? - Ливон хоть и оставил меня, но сдавать свои позиции не собирался. Или он в моем присутствии хорохорился? Я не знаю.- Я к твоим услугам.
   - Эй, мальчики, успокойтесь, - встала между мужчинами, сверкающими друг на друга очами. - Только не надо тут друг перед другом распушивать хвосты. Я и так вижу, что они у вас классные, - попыталась я разрядить ситуацию.
   Вот только у меня это плохо получалось.
   Ауры обоих демонов вибрировали, глаза сверкали гневом, вызывая неуемное желание отойти куда-нибудь подальше из зоны прямого поражения. Уж больно агрессивно они были настроены. Достаточно даже малейшей искры, чтобы мужчины сорвались.
   - Что тут происходит? - в нашей компании нарисовалось новое действующее лицо по имени Вольф. И откуда он только взялся? Значит, когда был мне нужен -- его днем с огнем не сыщешь, а тут выскочил как джин из бутылки. Хотя, не скажу, что его появление было не уместно в данной ситуации.
   - Кажется, они драться собрались, - быстренько сдала я мужчин, надеясь тем самым прекратить противостояние. Я ощущала, что даже невольное дуновение воздуха может вызвать взрыв. Еще не хватало мне драки в день нашей помолвки. Слишком уж много всего случилось за сегодняшний день, еще одно событие было бы явно лишним.
   - Драться это хорошо, - спокойно произнес меченый. - Хорошая драка помогает спустить пар. Можете начинать мальчики, - дал добро Вольф.
   - Как? Неужели ты ничего не сделаешь? - воскликнула я, ужасаясь возможной перспективе.
   - Нет,- теперь я превращалась в огнедышащего дракона.
   - Как? Ты, монстр, - я была готова броситься с кулаками на Вольфа за отказ от того, чтобы разнять дышащих во все стороны тестостероном мужчин. Кажется, они всерьез приняли посыл меченого к действию.
   Жорж с Ливоном уже хватали друг друга за грудки. Если бы не мое тщедушное тельце, находящееся между пышущими негодованием мужчинами, то драка бы уже состоялась.
   - Лучше уйди, а то зашибут, - Вольф имел наглость мне дать совет.
   Да я его в порошок сотру. Гад. Вот только не позволю состояться драке. Тогда и сотру. Параллельно кровожадным планам по умерщвлению Вольфа я пыталась не допустить драки.
   - Ах, так, - воскликнула я. - Тогда вначале драться будешь со мной, - обратилась я к Ливону, толкая мужчину в грудь и отталкивая от себя Жоржа. Однако будто не в живых целилась, а била в бетонные стены, потому как было совершенно одинаково безрезультатно. Ни один, ни другой с места не сдвинулись. И откуда такие огромные демоны берутся? Достались на мою голову.
   - Лиззи, ты чего? - не выдержал Ливон. - Как я с тобой буду драться?- удивился мужчина. Хоть на немного я смогла отвлечь от драки.
   - Какая она тебе Лиззи? Это моя жена, - прогрохотал Жорж, намереваясь броситься на Ливона. Да что это такое? Неужели не могут решить все цивилизованным образом? Чуть что стремятся пустить в ход кулаки.
   - Еще не жена, допустим, - после этих слов мой жених взревел и бросился на Ливона. Я только чудом успела отскочить в сторону.
   Мама дорогая, что там было. Мужики наносили друг другу удары один за другим, не щадя живота ни своего, ни чужого, кулаки так и мелькали.
   Я поначалу чуть ли не пищала от ужаса, а потом заметила одну странность. Никто не обращал внимание на дерущихся. Вот вообще никто. Как будто тут ничего не происходило. И у меня закралась одна шальная мысль посмотреть на все другим видением.
   - Ты накрыл их пологом? - спросила я у Вольфа, напряженно всматривающегося в противоборство двух демонов, выпустивших на свободу крылья, настолько серьезным было противостояние.
   - Ну не давать же повод окружающим судачить почем зря. Места тут много. Как раз народ на выход потянулся, а мальчики пар выпустят и успокоятся,- прокомментировал мне действия мужчин меченый.
   - Разве ты брату не поможешь? -удивилась я спокойствию Вольфа. Мне казалось, что меченый очень даже неплохо относится к моему жениху.
   - А зачем? Он и так справится. Тем более Жорж ведет в счете. Еще немного и все будет кончено. Вон, посмотри на своего льва. Победитель, - с гордостью в голосе произнес Вольф.
   И, действительно, драка окончилась так же быстро как и началась. Жорж протягивал руку поверженному Ливону, помогая встать. Тот же с благодарностью ее принял.
   Вот не понимаю я мужчин. Как можно секунду назад бить в лицо, а чуть позже уже обниматься как ни в чем не бывало? Странные они существа. Честное слово.
   - Ну что? Ты довольна? - поинтересовался у меня Вольф, хитро смотря на своими серыми глазюками с бесятами резвящимися во глубине.
   - Чем? - я все еще не могла отойти от переживания за Жоржа. Беспокойство тугим жгутом скрутилось в районе живота, не позволяя лишний раз вздохнуть.
   - Что жених отстоял тебя? - лихо заломил бровь меченый.
   - А может быть стоило у меня вначале спросить?- мой голос звенел.- Что я хочу.
   - Дорогая, - Жорж крайне внимательно прислушивался к нашему разговору.
   - Все вам тут шуточки да хаханьки, а у меня, может быть, сердце в пятки ушло, - меня потихоньку начало отпускать, в связи с чем, стало ощутимо потряхивать.
   - Подумаешь, размялись, - Ливон провел раскрытой ладонью по лбу, убирая непокорную прядь. - Круто ты, Жорж, снизу бьешь. Аж, дух перехватывает, - довольно произнес мужчина. Жених довольный собой утверждающе кивнул.
   Это меня вывело из себя.
   - Вы. Все. Ужасны. Глупы и задиристы,- я переводила взгляд с одного на другого, но ни в ком не видела раскаяния.- Не смею вас отвлекать. Играйте друг с другом дальше, - если бы у меня была под рукой дверь, то я ею обязательно бы хлопнула. А так всего лишь схватила опустевшую вазочку со стола, стоящего неподалеку, и от всей души вмазала ею в стену, выплеснув накопившееся напряжение.
   - Хорошо, что я так и не снял полог, - услышала вдогонку, когда уходила прочь от мужчин. - Не переживай, Жорж. У баб такое бывает. Разве их поймешь. У них же семь пятниц на неделе.
   Мне так хотелось развернуться и двинуть кое-кому по роже, но это грозило новым скандалом.

***

   - Ты чего такая хмурая? - Вольга сидела напротив меня небольшом кафе, что находилось по дороге домой.
   Мы частенько в нем пили кофе с пирожными. Вернее, пирожные ела я, а подружка свое неизменное мороженое. В этот раз перед ней высилась огромная гора шоколадного с шоколадной крошкой. Она решила сегодня не выделяться. Интерьер кафе был выполнен в коричневых тонах, перемежаемых светло-шоколадными с вкраплениями участков цвета топленого молока. Нам тут нравилось проводить время. Иной раз мы часами зависали, заняв один из столиков в глубине небольшого зала возле окна. Со своего места мы прекрасно могли видеть все происходящее на улице и в помещении. Идеальное место для наблюдения за миром. Иногда нас с Вольгой тянуло провести время в тишине и в уюте.
   - Да как-то так, - невразумительно ответила подруге.
   - Так это как? Что-то ты темнишь, - да что же она сегодня такая въедливая?
   - С чего ты взяла?- сделала вид, что увлечена голубем, забавно бегающим по тротуару перед кафе. Рядом с птичкой веселилась девчушка лет четырех, а может быть пяти, крошащая булочку. Чудо с косичками отламывала кусочек и бросала голубю, тот оторопело стремился настигнуть предложенное угощение, как будто ранее не видел ничего более прекрасного. - Забавно. Да? - я указала на птицу.
   - Ты с темы не соскакивай. Что тебя гложет? - я перевела взгляд с голубя на подругу, вздохнула, открыла рот, а потом закрыла, не решаясь произнести вслух то, что было на уме.
   - Все нормально, - молвила, улыбнувшись через силу.
   - Ну как хочешь, - Вольга пожала плечами. - Мучайся дальше. Я все что могла сделала.
   - Хорошо. Я скажу тебе, - перевела дыхание, - мне не нравится Матильда.
   - Кто? - удивилась подруга.
   - Кто-кто? - передразнила Вольгу. - Мама Жоржа. Она противная.
   - Ну и что?- кажется кое для кого это не стало откровением. - Мне тоже.
   - Как это "нуичто?", что мне делать?- я внимательно посмотрела на девушку.
   - Чего ты так паникуешь? Тебе же не с ней жить, а с ее сыном.
   - Как ты не понимаешь? Она же всю малину портит, - я начала заводиться на ровном месте.
   - Жоржа против тебе настраивает? -подозрительно спросила Вольга.
   - Нет.
   - Отлично.
   - Что отлично? - не поняла я.
   - А давай мы на нее вурдалаков диких натравим? А? Говорят, что они в этом году активизировались не на шутку,- добрая у меня подруга.
   - Это же..., - плохо, хотела я сказать.
   - Классно, - добавила Вольга. - Я знала, что тебе моя идея понравится, - весело произнесла девушка. - Чего ты киснешь? Расслабься. На маман всегда можно найти управу, это я тебе с полной ответственностью заявляю. Главное, отыскать ее слабое место, а дальше дело в шляпе. Я то думала у тебя что-то серьезное, а ты кипишуешь совершенно зря.
   - Привет, девчонки! - мы с Вольгой, как две ошпаренные кошки, повернулись на звук голоса.
   Мой жених собственной персоной появился, как чертик из табакерки. Меньше всего я ожидала его здесь увидеть.
   - П-привет, - смогла выдавить из себя моя подруга. Я же, вообще, рот открывала и закрывала подобно рыбе, выброшенной на берег после удачного улова рыбаками северного моря.
   - А что это вы такие загадочные? Неужели продумываете как свергнуть правительство? Или может быть выведать секреты соседей по столику? Признавайтесь, - игриво выдал Жорж, в основном глядя на меня.
   Я же все больше и больше терялась под взглядом мужчины. Мне казалось будто он читает мысли. В уголках его глаз притаилось знание, от которого мне становилось дурно. А может быть я слишком много себе напридумывала?
   - Ага, - Вольга себя чувствовала прекрасно, как будто еще секунду назад не она предлагала подвергнуть жестокой расправе матушку Жоржа. Конечно, ей легко, а меня совесть грызла не по-детски.- Продумываем как поменять политический строй в отдельно взятой стране.
   - И как же? - мужчина подался вперед.
   - Присаживайся, - пригласила я, показывая на стул. Жорж, не стесняясь, уселся напротив меня, не сводя своих лучистых глаз, под которыми я чувствовала себя не в своей тарелке.
   - Решили отыскать внешнего врага и натравить, - она так и сказала "натравить", - на неугодных лиц.
   - А дальше? - с интересом спросил мой жених.
   - Дальше этот враг разорвет того, кого нам надо. И останется только склонить нужных нам людей на свою сторону. Вуаля. Мы в дамках, - закончила Вольга.
   И ведь не солгала же ни в чем. Даже пол слова не придумала, рассказав все как планировала сделать. Страшная девушка. И как я ее только терплю?
   Впрочем, рука руку моет. Это еще моя бабушка говорила.
   - А ты какими судьбами тут? - осторожно произнесла я.
   - Я не вовремя? Ты не рада меня видеть?- Жорж на глазах мрачнел.
   Черт. Нет. Нет. И еще раз нет. Я рада. Безумно. Но... как же он не вовремя. И почему такое постоянно со мной случается?.
   - Конечно, - за меня ответила Вольга. - Девушек отвлек от самого что ни на есть любимого занятия. Сплетничания, - ринулась в бой подруга, оттягивая на себя все внимание.
   Мне даже немного обидно стало на нее.
   - Что ты такое говоришь? - накинулась я на подругу.
   - Правду, - парировал Жорж. - Или нет?- лукаво поинтересовался мой жених.
   У меня складывалось ощущение, что я иду по тонкому льду и любое неосторожное движение станет роковым. Будто лед подо мной трещит. Еще немного и не выдержит, и я окажусь в ледяной воде, откуда нет спасения.
   - Ты что? Девушки всегда говорят только правду, - заверила подруга моего жениха. - Только иногда правда бывает несколько ...
   - Перевернута. Так? - и почему мне казалось будто Жорж над нами насмехается?
   - А вот и нет, - наставала Вольга. - Это мужики все время придумывают отговорки. Например, идут по бабам... Пардоньте. По любовницам. А сами говорят, что на рыбалку. А потом оказывается, что рыба через девять месяцев идет на нерест и мечет икру, - девушка в упор смотрела на Жоржа.
   Хм. И зачем я ей рассказала про видео?
   - А помнишь анекдот с бородой, где муж говорит не верь глазам своим, верь мне. Так вот не всегда надо верить своим глазам,- как бы в подтверждение очи Жоржа блеснули лукавством.
   И тут к нашему столику подошла официантка с открытой бутылкой шампанского и тремя бокалами, и собралась составлять все на наш столик. Там же на подносе стояли порезанные фрукты и лежал шоколад ручной работы, изготавливаемый местным поваром-кондитером.
   - Мы не заказывали, - я подняла руку в протестующем жесте, собираясь предотвратить действия официантки.
   - Я заказал, - спокойно произнес Жорж. - Ставьте,- повелел он.
   Когда девушка выполнила свою работу и отошла в сторону, Вольга, как самая языкатая в данный момент поинтересовалась в честь чего шампанское и что празднуем.
   - Мою холостую жизнь будем поминать, - спокойно сообщил Жорж. - Вот решил, что вы меня поддержите, девчонки. Разве не так?
   - Обычно этим делом с своими занимаются,- скептически ответила подруга, заправляя выпавшую из прически прядь за ухо.
   - С кем это? - полюбопытствовал Жорж, разливая по бокалам пенный напиток. В этом кафе было все демократично, за каждым посетителем официант не стоял, дыша в спину. По возможности гости обслуживали себя самостоятельно. Мы не были исключением.
   - Ну как? Обычно устраивают мальчишник. Торт там огромный. Девочки в бикини. Стриптиз, - последнее Вольга произнесла с придыханием и стрельнула глазками на меня.
   И что мне теперь надо сделать? С истерикой забиться под стол? Накрыть волосы платком по самый подбородок? Или начать заламывать руки?
   - Так надоело, - Жорж подал нам с подругой по бокалу, следя, чтобы мы уверенно взялись за высокие ножки и ненароком не перевернули содержимое на стол. - Все когда-то уже было. Вот решил новую моду завести. Как думаете, у меня получится?
   Мы с Вольгой переглянулись и в унисон кивнули.
   Что-то мне подсказывало, что пожелай Жорж стать родоначальником новой моды -- он им будет. И неважно о чем идет речь. Мой жених на поверку оказался очень хватким малым, что добавляло ему бонусов в копилку рейтинга.
   - Да, - ответила я.
   - Не знаю. Не знаю, - это Вольга выразила свое мнение.
   - Тогда за это и выпьем, - предложил Жорж, поднимая бокал и предлагая сделать тоже самое и нам.
   - Я маленькая. Мне нельзя, - сложила губки бантиком Вольга.
   Вытаращила глаза на подругу.
   - С каких это пор тебе нельзя?- вроде с утра я ее беленой не кормила. Это я хорошо помнила. И в мороженое не подсыпала. Значит, она сама чего-то нахваталась.
   - Мне мама не разрешает, - протянула девушка, ковыряя пальчиком стол, с Вольгой явно что-то случилось.
   - Не после того ли случая когда ты наливкой ужра....ой, упилась по самую макушку? - припомнила я давнишнее происшествие.
   Жорж заинтересованно посмотрел на мою подругу, его красивая бровь поднялась вверх, выражая определенную степень удивления.
   - Кто бы говорил? - возмутилась она. - Я упилась? Это ты искупалась в шампанском,- ткнула она в меня пальцем. И как только глаз не выколола?
   - Неправда, - я уже была не рада, что затронула эту тему.
   - Правда-правда. Кто стоял под водопадом из золотистого напитка?- на ум пришло сразу же непристойное сравнение с кое-чем пошлым до невозможности.
   - А вот и не под водопадом. Я не виновата, что пирамида из бокалов покачнулась и загремела вниз. Я же не могла поймать все и сразу,- ушла в глухую оборону.
   - А кто предварительно с помощью силы выбил ножку из под стола, решив проверить будет ли он стоять на трех?
   - Так я не по своей воле это сделала. Ты же меня заставила,- сдала подругу с потрохами.
   - Не заставила. Называй вещи своими именами. Ты мне проиграла по полной программе,- напомнила Вольга.
   - Ну я же не виновата, что ты окажешься такой дурой что полезешь целоваться к первому встречному. Я же думала, что ты нормальная,- принялась сокрушаться, вспоминая историю давно минувших дней.
   - А нечего было меня провоцировать,- ощетинилась подруга.
   - Я тебя не провоцировала, ты меня вывела,- накинулась с обвинениями на Вольгу.
   - Это я тебя вывела? А кто мне за шиворот как бы случайно подкинул майского жука?- черт, она и это не забыла.
   - Он сам залетел,- сделала умильное выражение лица. Типа я не я и хата не моя.
   - С твоей помощью,- Вольга знала о чем говорила.
   - Подумаешь, я его только немного направила,- потупила глазки, будучи пойманной.
   - Предварительно оборвав крылья?- эх, надо было ящерицу подсунуть.
   - Они сами отвалились,- развела руки в стороны, защищаясь.
   - В полете?- уточнила Вольга.
   - Нет. Он мне таким уже достался,- решила свалить все на несчастное насекомое.
   - Вот поэтому я спровоцировала верблюда в зоопарке на тебя плюнуть,- услышала новое признание и ужаснулась.
   - Я так и знала, что это была ты,- ответила, мечтая в скором времени отомстить за себя.
   - Конечно, я, а кто еще? Какой верблюд в тебя будет плевать, если ему не дать хорошенькую взятку,- самодовольно произнесла Вольга.- Он же тебя испугается.
   - Какую еще взятку?- я сузила глаза.
   - Клок вкусной травы....с малюсеньким дополнением.
   - Это поэтому он и заорал благим матом и начал выплевывать гвозди, чем меня чуть не зашиб,- я готова была разорвать девушку.
   - Так правильно, он же колючки просто так перемалывает. А плеваться не хотел. Пришлось его заставить,- вздохнула она.
   А я... А я...
   Мы наперебой вспоминали все шалости что творили друг против друга, радуясь как маленькие дети. Оказалось что у нас с Вольгой есть что вспомнить на старости лет.
   - Девочки, вот смотрю я на вас и диву даюсь, - вставил свои пять грошиков Жорж. - Как вы до сих пор друг друга не поубивали?
   - Это от большой любви.
   - Ага. До гроба.
   - Пей, давай. Ломота. А то Жорж правда подумает, что ты у нас больная, - подтолкнула я Вольгу за руку.
   - От здоровой слышу, - подруга, спустив пар, уже забыла что собиралась покапризничать в присутствии моего жениха. На нее иногда находило. Что поделаешь? У каждого свои недостатки.
   Девушка окинула удивленным взглядом вначале меня, потом посмотрела на Жоржа, словно что-то для себя решая, потом внезапно выдала совершенно иное, что я от нее ожидала.
   - Ой, - словно что-то вспомнила подруга. - Мне надо отлучиться.
   И стрелой выскочила из-за стола. Мы с женихом переглянулись.
   - Что это с ней? - удивился Жорж, провожая Вольгу взглядом. Я была в таком же недоумении, изобразив необходимое выражение на лице.
   В кафе было битком, все столики были заняты, заведение гудело, будто растревоженный улей. Никому до соседних столиков не было дело. По крайней мере, я на это надеялась, оставаясь наедине с Жоржем, внимательно смотрящим на меня. Стало как-то немного не по себе.
   - А я откуда знаю? Сама хотела бы узнать, - хотя подозрение у меня было. У Вольги, конечно, бывают заскоки, но не до такой же степени.
   - А я рад, что она убежала, - жених сцапал мою руку, обхватив своими крупными ладонями. Сквозь меня словно разряд прошел, настолько остро я ощутила присутствие мужчины рядом. - А ты? - мне заглянули в глаза.
   Разве можно так реагировать? Хотелось себя как минимум отругать, а как максимум отлупить по мягкому месту. Нельзя себя выдавать. Нельзя. Нельзя.
   Постаралась спрятаться за завесой из волос, опустив голову.
   Я сразу же даже ответить не смогла, у меня внезапно перехватило дыхание от близкого присутствия очаровательного образчика мужской красоты.
   - И я, - нестерпимо захотелось покраснеть, что я и сделала с огромным удовольствием. Мне хотелось верить, что Жорж ничего не заметил.
   - Я жду не дождусь нашей свадьбы, когда, наконец, смогу назвать своей и без противодействия со стороны прижать к себе, - жарко зашептал Жорж, всматриваясь в мои глаза. А потом притянул мою руку и жадно ее поцеловал. От неожиданности я вздрогнула и даже задрожала, но не от испуга, а от внезапно вспыхнувших в груди чувств, огненным пожаром прорывающихся наружу.
   - А у моей мамы скоро день рождения, - невпопад произнесла я ни с того, ни с сего.
   Жорж на мгновение замер, ища ответа во мне, и, кажется, нашел спустя некоторое время.
   - Лиззи, ты хочешь меня напугать?
   - Чем? - опешила я.
   - Мамой, - спокойно произнес мужчина.
   - Я?! Нет. Что ты?- принялась отнекиваться. - Просто. Вырвалось. Само собой. Я не знаю, что на меня нашло.
   - Забудь, - чуть снисходительно прошептал мужчина, пожирая меня глазами и не прекращая ласкать указательным пальцем внутреннюю сторону ладони.
   Горящие спирали впивались в мое тело, разнося волны удовольствия. Я хотела одернуть руку, но в то же время мечтала ответить на завуалированный призыв.
   - Ты не передумала выходить за меня замуж? - внезапно спросил Жорж. Я непроизвольно подобралась.
   - Я?! - вопрос был настолько неожидан, что растерялась не на шутку. - Нет.
   Потом немного помедлила и продолжила:
   - А должна?- мои глаза заметались по лицу жениха, стремясь понять настроение и предпосылки к внезапно возникшей теме беседы.
   - Нет, - уверенно ответил мужчина, но тут же добавил. - Однако в свете последних событий я бы не удивился, если и от тебя последует инициатива о расторжении помолвки.
   - Как и от других невест?
   - Да. Я, наверное, уже бы не удивился ничему подобному. Однако быть брошенным перед входом в собор я бы не желал, - с нажимом произнес мужчина, пытаясь вложить в свои слова нечто большее. - Поэтому, если ты считаешь, что еще не готова к замужеству, есть препятствия либо с твоей стороны, либо с моей, то лучше сказать об этом заранее. Я постараюсь их устранить, но поступать со мной нечестно лучше не надо, - попросил Жорж, продолжая наглаживать мою руку.
   От прикосновений я плавилась, но в то же время старалась отогнать приятные ощущения куда-нибудь подальше, не допуская затуманивания головы.
   Почему Жорж затеял этот разговор? Неужели он желает расторгнуть контракт? Сама идея ужаснула меня до глубины души. Мысли раненными голубями забились в голове, не находя ответа.
   - Я...Я...Я, - залепетала, пытаясь подобрать слова.- У меня даже мысли не было...совершить нечто подобное, - про другие мысли я умолчала.
   - Правда? - с некой горячностью выдал мужчина. - Я очень рад.
   Еще бы, а уж как я рада...
   Пришлось подавить усмешку, готовую сорваться с моих губ. Думаю, что жених ее бы не оценил.
   - Так-так-так, я ее, значит, дома жду, а она тут юбки в кафе протирает. Неужели нельзя предупредить о своей безалаберности? Господин Лагерсерд вынужден из-за нее перенести все свои намеченные визиты, ужать свое время, ради девчонки, не знающей что такое пунктуальность. Жорж, хоть бы ты повлиял на свою невесту. Она замуж собирается, а сознательности нет ни на грош. Разве же так можно? - сокрушалась мадам Жени внезапно появившаяся, словно ангел мщения, рядом со столиком за которым сидели я и Жорж.
   Кажется, я догадывалась как она узнала о месте моего нахождения.
   Убью поганку.
   Не маму, конечно, а одну рыжеволосую бестию, сделав ее лысой. Всерьез и надолго. У меня закрадывалась подозрение, что Вольга была секретным сотрудником одной крайне подозрительной мамочки, по-своему понимающей что такое хорошо и что такое плохо. И чем она ее только прикормила? Неужели мороженым? Очень может быть. Одна рачительна, а другая продажна.
   - Мама, но встреча с господином Лагерсердом разве не запланирована на семь вечера завтра? - попыталась я прояснить ситуацию.
   - Какое "завтра"? Сегодня, негодная девица. Жорж, прости ради всевышнего, - мама обратилась к моему собеседнику, - но я вынуждена забрать твою невесту. Без свадебного платья свадьба не состоится.
   - Вы так думаете? - задал вопрос мой жених.
   Мы с мамой переглянулись.
   - Я нее думаю, а просто уверена, - с апломбом ответила мадам Жени. - Поэтому вынуждена у тебя ее похитить.
   И мама наглым образом вырвала мою руку из объятий Жоржа, потянув на себя.
   - Ну, мама, - попыталась возмутиться. Ее поведение ни в одни ворота не лезло.- Неудобно же, - показала я взглядом на жениха.
   - Что, мама? Я уже столько лет мама, что пора и привыкнуть, - назидательно произнесла она и даже проблеска сомнения не появилось в ее глазах.- Неудобно спать на потолке -- одеяло падает, а остальное все удобно.
   Я мельком перехватила лукавый взгляд брошенный на Жоржа. Кажется, он вовсю веселился, глядя на наше с мамой противостояние.
   - Может быть вы все же присядете. Выпьете, - предложил мужчина.
   - Пить на людях? Да вы что? Я приличная женщина, - выдала мама. - Мой муж подобное не одобрит.
   - Разве это неприлично? - удивился Жорж.
   - Это немыслимо, - мама была непреклонна, как бетонная стена.- Приличной девушке позволено пить лишь чай, в крайнем случае кофе, а не шампанское, тем более на людях.
   Теперь мне было понятно откуда ноги растут, вернее кто вбил Вольге всю ту чушь, что она тут несла. Мамочка мозги промыла по полной программе.
   Не думала, что она столь легко поддается зомбированию. Предательница.
  .......
  Полный файл находится на Призрачных Мирах, Feisovet


Популярное на LitNet.com Х.Хайд "Кондитерская дочери попаданки"(Любовное фэнтези) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"