Стипа: другие произведения.

Чудесные вещи. Плащ.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Весь день шагал Бран по пыльной дороге, а вечером, когда стрекот кузнечиков стал заглушать птичьи трели, свернул в лесок. Нашел себе для стоянки тихое место у небольшого озерка, там где старые ивы спускались почти к воде, а песчаный бережок был весь исчиркан птичьими следами. Наловил рыбы, наелся ухи и, завернувшись в серый плащ, улегся спать. Хорошо, что привык Бран спать чутко и торопливые шаги услышал задолго. Но все равно растерялся, когда на бережок выскочила простоволосая деваха, решительно нацепила себе на шею тяжелую торбу и прыгнула в озеро.
   - Дура, что делаешь! - Заорал Бран и прыгнул за ней следом.
   Нырнул, отцепил торбу с камнем, выволок утопленницу на берег. А потом привел в чувство и обсушил у костерка. Девица сначала дрожала, потом рыдала, потом стала рассказывать. А что рассказывать, история известная. Жила девочка - дуреха деревенская, только тем от подружек отличалась, что оставила ей тетка приданое. Небольшое, но на корову хватило бы. И женихи были, только Агате полюбился проезжий молодец, так, купчик мелкий. Собой хорош - кудри золотые, глаза зеленые, над бровью черная родинка. Стихи читал, цветочки дарил, а как целовался. Правда, дальше поцелуев дело не дошло, тут у Агаты воспитание строгое было, и купчик пострадал, повздыхал и предложил Агате замужество. Перед свадьбой ушел позвать родню на праздник, и Агата отдала ему свое приданое - чтобы он дом обустроил.
   - Не вернулся?
   - Если бы, вернулся. Вот кто ему наговорил, что я гулящая? Он так орал, меня на все село ославил и ушел.
   - А приданое? Вернул?
   - Нет, я тогда про приданое и не вспомнила. Что приданое, как мне жить теперь, не знаю. За что он так со мной? Кто ему про меня наговорил гадостей?
   Всю ночь просидели на берегу Бран с Агатой. Бран читал стихи, и вовсе не потому, что ему понравилась девчонка, нет, чтобы она поняла, что такое настоящая поэзия. Бран пел и шутил. Рассказывал о себе, о том как мальчишкой сиротой вышел на дорогу и с тех пор шагает по ней. Рассказывал о своей мечте - стать знаменитым бардом, таким которого все знают. Хороших певцов по фамилии зовут или по месту, откуда они родом, вот только Бран ничего не помнит о себе. Придется ему самым лучшим стать, таким, у которых вместо имени - прозвище, и прозвище это звучнее титула. Рассказал, как покупал в Кривайде цирту и плащ. А что, будут его звать Бран Цитра, как Агна Скрипку. Всю ночь они проговорили, и утром Агата уже не хотела умирать.
   - Ты знаешь, а приданое я себе новое соберу. И пусть замуж я не выйду, все равно, буду счастливой, этому гаду назло.
   - А давай ты меня ждать будешь? Только я долго бродить буду. Дождешься - хорошо, а не дождешься, я не обижусь. Но я вернусь обязательно.
   Утром Бран отвел Агату домой и пошел дальше. Дальше, дальше, туда, куда вела его дорога.
   В маленькой низкой харчевне напивался кузнец. Пил он без остановки, страшно. Посетителей в харчевне не было, да и сам хозяин жался боком к грязной стене, и с удовольствием бы ушел, да куда он от своей халупы денется. Кузнец пил, требовал песен и твердил: "Бабы - дуры, да какие же они все дуры". Бран пел, пел веселые песни, пел грубые песни и такие пошлые, что даже трактирщик краснел. Кузнец стукнул кулаком по столу и сказал, хватит, садись. Пей со мной и слушай. И Бран слушал, слушал, о любимой дочке кузнеца, девочке скромной и хорошей, которая влюбилась в заезжего купчика. А чем этот купец хорош - да ничем, ни силы, ни денег, только что смазлив - кудри золотые, глаза зеленые. О свадьбе сговорились, а перед свадьбой уехал купчик на три дня по делам. Вернулся и приревновал невесту. Скандал устроил, помолвку расстроил, девушку опозорил перед всеми и уехал. А сегодня купец узнал, что его дуреха все приданое жениху уже отдала. Посидел Бран, послушал и... да разве тут утешишь - дальше пошел.
   А дальше тоже неплохо получилось, местный помещик собирал гостей и барда пригласил.Петь на званом вечере в дворянском доме Брану еще не приходилось. Конечно, гостям Брана не показывали, вместе с тремя музыкантами он сидел на закрытом от взглядов посторонних балкончике. Иногда входил распорядитель и шептал название баллады, которую Брану нужно было спеть. А спев, Бран усаживался на стульчик и мог сверху, сквозь резные перильца, рассматривать гостей. Остальные музыканты были местными, их часто приглашали на званые вечера, все про всех знали и с большой охотой рассказывали Брану.
   - Видишь, ту тощую блондинку, не, не эту, ту в синем платье, на старый карагач похожую? Эта у них первая красавица, - просвещал Брана низенький скрипач, - у нее в любовниках сам наместник. А этот, пузан, ох, и до баб охочий. Ну, со своими он обходительный, любезный, правильный такой. Видишь, как глазки закатывает. А у самого в городе три любовницы живут, каждой домик прикупил и содержит. Метрессы - вот как это у них называется. А по мне так шалавы, шалавы они и есть. А этот видишь, старичок седенький? Родовитый, бедный правда, как мышь. Его дочка-то что учудила, нашла себе где-то аманта. Говорят, из совсем простых, но красавчик. До чего такого дело конечно не дошло, его бы папаша тогда точно собаками затравил, а так встречались - переглядывались. Эта немочь, что придумала, в знак своей любви прощелыге кольцо родовое подарила. Золотое, с гербом: олень на фоне реки и три звезды. Увидишь где, сообщай сразу, тебе за это деньги дадут. Хотя врут, не дадут, откуда у них деньги.
   А Бран что, запомнил все, расчет получил и дальше по дороге пошел.
   И дальше Брану повезло: пригласили его в большой купеческий дом петь на обручении. Петь, стихи читать, народ веселить, чтоб гости не заскучали. Невеста хороша: пышногрудая, рыжая, жених на неё смотрит влюбленными глазами. Тут Брана попросили спеть что-нибудь свое. Бран и спел, про красавца с золотыми кудрями и зелеными глазами, что по свету ходит, а достойной девушки найти не может. И крестьянка ему не хороша и дворянка, только денежки у них хорошие, а так совсем плохие девушки. Жених в лице от песни переменился, перстень начал с пальца дергать, невеста завизжала, гости на Брана с кулаками бросились. Бран еле убежал, оставил и котомку и цирту. Хорошо, что плащ успел схватить, хорошо, что плащ легкий был - не мешал бежать.
   Через месяц Брана нашел дед невесты. Нашел и заплатил все, что за праздник положено и от себя добавил кошелек, за то, что семью от большой беды вовремя избавил. Цирту Бран себе больше не покупал, а купил свирт, его еще сопелкой зовут. Вот только быть Браном Сопелкой ему не захотелось.
   ......................
   Зимняя дорога темная, холодная, зато ровная и гладкая. Ухабы и колдобины заровняло снегом, преграды - реки перекинулись гладкими мостами. Удобно ехать зимой в большом обозе, только очень скучно. Барда в такой обоз охотно берут, всего и платы с него, чтобы длинными вечерами пел и плясал, веселя путников. Бран играл у костра, вовлекая своих попутчиков в круг, танцевал, пристукивая каблуками по утоптанному снегу, выбивая ударами ног снежные фонтаны. Хорошо танцевать день, два, три, но через неделю Бран затосковал, и решил что от Граста до Булинга пройдет один, на лыжах. А в Булинге остановится у приятеля на денек, подождет обоз, который долго будет собираться, долго ползти. Путь легкий, простой, только одно место неприятное - Каринское ущелье. Горы, образующие ущелье не высоки, но вечно гуляет там ледяной ветер, наметая зимой огромные сугробы. Плохо, когда огромные снежные глыбы срываются с гор и падают с шорохом вниз, на дорогу, тогда путникам приходится возвращаться назад и переходить на длинную объездную дорогу. Но сейчас в ущелье было чисто, проводник из местных важно рассказывал о верных приметах и обещал хорошую погоду. И правда, когда Бран вышел из Граста на рассвете, казалось, что вот-вот небо затянут снеговые тучи, но нет, подул ветер и распогодилось. Бран бежал, легко скользя по искрящемуся снегу, ровный ветер подталкивал его в спину, слабый морозец заставлял не останавливаться и уже через шесть часов Бран добрался до ущелья. Ровный гладкий путь звал дальше, манил оттолкнуться изо всех сил и заскользить быстро вниз. Но Бран остановился, передохнул, съел прихваченную с собой лепешку и кусок колбаски. Из мягкого чуть влажного снега Бран слепил снежок и запустил его на дорогу, как можно дальше. Когда снежок упал на землю, горы шевельнулись, и снежная лавина рухнула вниз. Ущелье было перегорожено. Бран вздохнул, порадовался, что под завалом оказался снежок, а не он, и развернулся. У него было еще шесть часов обратной дороги. Правая лыжа хрустнула. Бран снял лыжи, воткнул их у обочины и пошел пешком в Граст.
   - А ты не унываешь, бард. Только все зря, ты сам знаешь. Скоро стемнеет, зимой так быстро темнеет, а ты устал, ведь ты так долго шел. Скоро мой ветер задует, заметет, и не увидишь ты дороги, - у обочины на сугробе сидела Вьюга. Белые волосы, парчовое платье, прозрачные глаза. - Спой мне бард, станцуй. Спой о моих злых ветрах, что спутают небо и землю, спой о морозе, что заберет твое тепло, спой о тяжелом снеге, что задавит тебя, когда ты упадешь на дороге.
   - Спою, а от чего же не спеть напоследок, - и Бран запел. Запел о свободных ветрах, для которых нет преград, о ветрах, что несутся по свету, гоня перед собой снежные тучи. Пел Бран о морозе, что сковывает реки, и рисует чудные узоры на окнах. Пел о снеге, мягком теплом снеге, что ложится на землю, укрывает её, греет, спасает до весны.
   - Эх, бард, ну и как мне теперь тебя заморозить, - вздохнула Вьюга, - садись в мои сани, так и быть, довезу.
   Сани у Вьюги ледяные, звенящие, колючие. Кони Вьюги снежными гривами потряхивают, поземкой рассыпаются в нетерпении, хочется им скакать, мчаться, топтать небо настными копытами. Только и успел Бран запахнуться в свой серый плащ поплотнее, как подхватились сани, вздернулись вверх. За полчаса донесла его Вьюга до Граста, и вытряхнула заледеневшего из саней прямо у порога трактира.
   Хороший плащ купил Бран, теплый. Спас его плащ, остался Бран жив, только один палец на ноге пришлось ему отрезать - отморозил. Хотя, о пальце Бран не тужил, грустил, что не быть ему теперь Браном Танцором.
   ....................................................
  
  
   Самое замечательное в плаще Брана, что он серый. Даже не серый, а такой, неприметный совсем. Плащ сливался с корой дуба, с побронзовевшей листвой и даже на фоне голубого осеннего неба Бран был не видим. Главное было сидеть тихо, крепко вцепившись в ветку, и тогда дракон не обратит на него внимание. Конечно, дракон был еще совсем маленький, всего-то с одноэтажный дом, по-младенчески толстолапый, но и по-младенчески неразумный. Он еще даже не умел перекидываться. Дракончик деловито топал по полянке, смешно путаясь в лапах, и с любопытством осматривал мир. Ему все-все было интересно: и упавшая листва, и красные шляпки грибов и маленькая белка, выскочившая прямо перед его носом. А когда интересного не было, дракончик поворачивался к деревьям и начинал грызть кору. Уже третий день у него менялись зубки, и от этого он стал раздражителен и очень кусуч. Хорошо, когда он кусал принесенные папой драконом обед, или свои игрушки, но когда Бран представлял, как малыш вцепится своими острыми зубками ему в ногу, ему хотелось забраться еще выше. А потом дракончик вздыхал, ложился, вытягивал лапки и начинал скулить: десны ныли, зубки чесались. Тогда Бран начал петь, петь старинную драконью колыбельную, в которой были чудесные ГРРРРРРР и нежные ХРРРЯП и завораживающие ШШШШМУСССС. Дракончик повертел головой, пытаясь найти певца, но песенка успокаивала, утешала, и скоро его веки потяжелели, опустились, дракончик уткнулся носиком в лапки и заснул.
   Огромный дракон подхватил заснувшего малыша и унес в пещеру, а потом протянул Брану крыло, чтоб он спустился . Пока Бран разминал затекшие ноги, дракон перекинулся и вот около певца встал молодой мужчина.
   - Большое вам спасибо, уважаемый певец, пойдемте, перекусим немного. Эх, еще день продержаться, а завтра жена прилетит, - угощал дракон Брана.
   Ну что поделать, так не вовремя улетела жена у дракона в гости к своей маме. У малыша резались зубки, без колыбельной он не засыпал, а когда начинал петь папа, получалось не очень. Точнее получалось очень громко и очень страшно. Малыш плакал, звери из леса разбежались, вот и пришлось папе-дракону нанимать Брана петь песенки. А ничего, у них даже совсем неплохо получалось нянчить малыша. Дракон и Бран даже подружились. Через три дня, к вечеру прилетела мама дракончика , и не одна, а с бабушкой. Как ни уговаривал дракон Брана еще немного задержаться, песни попеть, тот оставаться не стал. Все же три взрослых дракона для одного человека многовато. Дракон щедро расплатился, а еще Бран в соседнее село зашел, там ему тоже заплатили, потому как селян тоже пугало пение дракона.
   И все бы хорошо, но пока Бран пел драконью колыбельную он сорвал голос. И в его пении теперь навсегда поселились и чудесные ГРРРР и нежные ХРРРЯП и успокаивающие ШШШШМУСССС. Как ни странно, даже это слушателям нравилось, и меньше почитателей у Брана не стало, вот только Браном Соловьем ему теперь не быть.
   ..................................................
   Солнечный зайчик оттолкнулся от блестящего бока дрогнувшего медного кувшина и запрыгал по трактиру: по выскобленным столам, по накрахмаленным занавескам, по большим кружкам с шапками пивной пены. А потом остановился на лысине коряжистого гнома и успокоился. Да и гном не возражал, гному хорошо было. Ведь это так здорово: после долгой дороги умыться горячей водой, сесть за столик, вытянув усталые ноги, а потом съесть сытный обед. Свиные ребрышки с тушеной капустой, моченые яблоки с брусникой, пироги: с грибами, с рыбой, с печенью, с картошкой и мясом и с лесной ягодой. А потом взять большую кружку пива, нет, лучше три больших кружки темного пива, и неторопливо потягивая его, поговорить о жизни с хорошим собеседником. Племянник Жолвита был самым лучшим собеседником, которого только мог пожелать себе почтенный гном. Слушал внимательно, вопросы задавал толковые и со своим мнением к старшим не лез. И потому Жолвит стал рассказывать то, о чем никогда не вспоминал в мастерской или на семейных обедах - о своей бурной молодости.
   - А знаешь, я ведь в молодости лихим рубакой был. Характер - огонь, кулак тяжелый, скучно мне стало под горой сидеть, и пошел я свет поглядеть. К наемникам прибился. Хорошая команда подобралась, дружная. Обозы нас нанимали охранять, в войне участвовали, даже один раз нас город нанимал в охрану. Вот Граст и нанял.
   И только гном отхлебнул пива, разгладил усы и собрался продолжить рассказ, как его самым невежливым образом перебили. На середину обеденного зала вышел официант и ударил поварешкой о поднос, а когда дребезжащий звук затих, звонким голосом объявил:
   - Уважаемые гости, почтенные посетители, не расходитесь, потому что сего дня, буквально через час, в нашей таверне, совершенно случайно, проездом, но вот так нам повезло, будет выступать сам... Серый Плащ.
   И гости заохали, засуетились, тут же побежали мальчишки с записочками во все концы города, и народ стал собираться в "Пустом жбане". Не часто выступает Серый Плащ в Грасте, совсем нечасто.
   Только гном, старый развеселившийся гном, вдруг поскучнел, подобрался и побурчал: "не может быть, нет, не может быть". Он бубнил, мрачнел, но с места не двигался и пиво не пил.
   - Дядя, ты чего? Что случилось?
   - Да, вот, вот есть же люди без стыда, без совести, - гном крякнул, махом выпил кружку пива, и вздохнул, - умер Бран Серый Плащ, я то знаю. Я сам видел. Это в те времена было, когда Граст регент вампирам отдал. Граст и все северные области отписал кровососам. Уж не знаю, о чем там этот пень трухлявый думал, когда договор подписывал, да только ясно, что никого в Грасте об этом не спросил. Мы мимо проходили отрядом, ну как проходили, три дня уже пили после последнего дела и обоз ждали, а тут такая новость. Все как услышали, прям офанарели. Гонец указ бургомистру всучил и ходу из города. Бургомистр приказ велел на площади зачитать, мол, готовьтесь господа горожане, отъедайтесь. К пятнице отряд кровососов подойдет - город принимать. Что было. Мужики матерятся, бабы плачут, дети орут. Ну поорали и расходится стали - плетью обуха не перешибешь, наверху умнее, и это, куда мы денемся- то. И тут на крылечко ратуши Бран вылез и спел. Эх, как он спел. Вроде бы ничего героического и не пел, а так, о доме, о детях, о семье. Вот только после его песни каждый вспомнил, что он - человек, ну или гном, тролль, эльф, а не скотина дойная. И король нужен чтобы управлять толково, а не торговать нами. И что каждый сам за свою судьбу в ответе. Словом пока бургомистр семью собирал, чтоб быстрее из города вывезти, горожане собрали совет, ратушу открыли, всю городскую казну нам предложили. Только наш кэп тоже приличия понимал. Взял столько, сколько положено, и не полушкой больше. Отряды ополченцев организовали, продуктов запасли, стены укрепили. А когда кровососы подошли мы их стрелами встретили.
   - А Бран?
   - И Бран остался. Сказал, что прозвище у него какое-то дурацкое - Серый Плащ, а ему хочется зваться Бран Рыцарь, ну или Бран Воин. Только на стены его и не пускали, в первое время, пока было кому воевать. Он нам пел по вечерам, да...
   - Героическое?
   - Да брось, кто после такого героическое слушать захочет? Веселое пел: про кума и куму, про купчиху и писаря, про любовь пастушков. Хриплым таким голосом: "ты моя розочка, я твой соловей". Смешно было, но трогало. А потом, когда уже в конце осады народу почти совсем не осталось, и Бран тогда стал на стены выходить. А что, не трусил, как все мечом махал. Стрелял хорошо. Он рядом со мной стоял, когда пиявки прорвались. Меня быстро кровосос по башке стукнул, а Бран сзади к нему подскочил и голову срубил. А потом развернулся опять и... неудачно так повернулся, поймал стрелу. Прямо в сердце. На меня упал.
   - Может, выжил? Ты же не видел.
   - После орочьей стрелы? Так не бывает. Хотя... Подождем, посмотрим.
   И гном ждал, прихлебывал пиво и ждал. И подпрыгнул от неожиданности, когда хриплый голос завел: " Ты моя розочка, я твой соловей". Жолвит вскочил, подбежал к маленькой сцене и стал пристально всматриваться в певца в сером плаще. Всмотрелся и вздохнул:
   - Не он.
   - Не он? - к расстроенному гному протолкался племянник.
   - Не он. Это Гирка, полуэльф у нас в отряде был, - гном потер руками лицо и сгорбившись потопал к выходу.
   - Куда же ты, друг мой, - раздался совсем рядом знакомый низкий голос. Гном вздрогнул, остановился, повернулся к говорившему и... бросился на шею трактирщику.
   - Бран, чертяка, живой, Бран!!
   - Пойдем, пойдем на кухню, не будем людям мешать, - потащил гнома на кухню трактирщик, - Агата, родная, собери нам тут.
   Миловидная женщина ловко собрала на стол, выставила пиво, но, удивительное дело, гном не притронулся к дармовому обеду. Вместо того чтобы сесть за стол он удивленно охал, теребил Брана и все повторял:
   - Ну как же ты, но я же своими глазами видел.
   - Да так вот, плащ я хороший очень купил когда-то. Обещал мне торговец, что и от каленой стрелы убережет, он и уберег. Пробила она его, конечно, долго петь я теперь не могу и по дорогам бродить силы нет, но выжил. Благодаря плащу выжил.
   - А как же , там же Гирка поёт?
   - Так я плащ Гирке отдал, хорошо Гирка поет, наверное, лучше чем я пел когда- то. Зачем трактирщику такой плащ, этот плащ для дорог, для приключений, пусть теперь он Гирку бережет.
   - Что плащ? А имя? А имя не жалко? Ты же так долго его добивался?
   - И звонкое имя трактирщику не нужно, трактирщику другое интересно, чтобы люди разные приходили, ели хорошо и денежку платили. Не хожу я по дороге, теперь дорога ко мне пришла в дом.
   И старые друзья обнялись и выпили. За то, чтобы вещи служили долго, и за то, чтобы дружба не забывалась, и конечно за то, чтобы всегда бродил по дорогам и пел бард Серый Плащ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"